Педагогические технологии

Министерство образования РФ

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена


Курсовая работа

на тему:

Педагогические методы Е.Б. Вахтангова и их современное применение


Выполнила студентка IV курса ХО

Факультета ФЧ,

Киченко Мария


Санкт-Петербург 2011


Содержание:


Введение

1.Биография и принципы работы Е.Б. Вахтангова

2.Формирование эстетических принципов в театре Вахтангова

.Педагогические и режиссерские методы Вахтангова

.Применение методов Е.Б. Вахтангова в современных педагогических ВУЗах

.Применение методов Е.Б. Вахтангова в христианском театре

Список литературы


Введение


Предмет исследования: применение педагогических методов Е.Б. Вахтангова в современности.

Цель исследования: рассмотрение современного применения педагогических методов Е.Б. Вахтангова.

Задача исследования: рассмотреть современное применение методов Е.Б. Вахтангова на представленных примерах.

Актуальность исследования

В образовательной сфере. Актуальность формирования творческой личности будущего учителя определяется сменой традиционной парадигмы образования студентов педвуза на личностно-ориентированную. В современных условиях требуется принципиально новый взгляд на проблему формирования личности будущего учителя, разрешение которой достигается применением закономерностей театрального метода Е.Б. Вахтангова, создающего условия моделирования и развития коммуникативных способностей будущего учителя и стимулирования импровизационного поведения.

В христианстве. Здесь нужен другой подход к театру монастыря, так как в рамках мировоззрения христианских театральных деятелей метод Станиславского, популярный и в России и на Западе, становится неприемлемым и воспринимается как проводник актерского лицемерия, потому что режиссура Станиславского заставляет актера изначально вжиться в «предлагаемые обстоятельства». Актер должен внутренне почувствовать, как он может внешними средствами переживания сыграть определенную роль на сцене. Этот процесс «лицемерия» в актере запускает режиссер, который играет ведущую роль в системе Станиславского. Один из классических примеров - когда режиссер просит актера обмануть, тогда, как в жизни он никогда никого не обманывал. Задача режиссера в том, чтобы поставить актера в такую ситуацию, в которой он с легкостью согласится на обман и воплотит этот обман на сцене. По мнению протестантов и православных, режиссер-христианин так поступать не должен.


1. Биография и принципы работы Е.Б. Вахтангова


Евгений Багратионович Вахтангов - (1 (13) февраля 1883, Владикавказ - 29 мая 1922, Москва) - советский актёр, режиссёр театра, основатель и руководитель (с 1913 года) Студенческой драматической (в дальнейшем «Мансуровской») студии, которая в 1921 году стала 3-й Студией МХТ, а с 1926 года - Театром им. Евгения Вахтангова.

Фантастический реализм - термин, применяемый к различным явлениям в искусстве и литературе.

Обычно создание термина приписывают Достоевскому; однако исследователь творчества писателя В.Н. Захаров показал, что это заблуждение. Вероятно, первым, кто употребил выражение «фантастический реализм», был Фридрих Ницше (1869, по отношению к Шекспиру). В 1920-е годы это выражение использует в лекциях Евгений Вахтангов; позже оно утвердилось в отечественном театроведении как определение творческого метода Вахтангова.

В театральной методике Вахтангова особую ценность представляет ее режиссерская часть, искусство постановки спектакля, приемы совместной работы режиссера и актера над сценическим образом.

Работу актера над ролью Вахтангов называл творческой частью системы, и считал, что система, сама по себе, не определяет ни стиля постановки, ни жанра спектакля, ни даже самих способов актерской игры.

Работать над ролью - означает искать, развивать в актере отношения, нужные для роли. Чтобы понять образ, нужно воспроизвести его чувства, а затем выразить эти чувства сценически. Актер, правдиво существующий на сцене, это такой актер, который в одно и то же время и живет в предлагаемых обстоятельствах роли, и контролирует свое сценическое поведение.

Первоначальная работа театра над пьесой заключается в анализе пьесы. В Плане системы 1919 года Вахтангов разделил этот процесс на четыре этапа:

а) Первое чтение, литературный разбор, исторический разбор, художественный разбор, театральный разбор;

б) деление на куски;

в) сквозное действие;

г) вскрывание текста.

Сквозное действие есть то, что обозначается этими простыми словами, то есть действие, проходящее через всю пьесу.

В поисках сквозного действия пьеса делится на «куски» по двум принципам: либо по действиям, либо по настроениям. Куском Вахтангов называл то, что составляет этап в приближении цели сквозного действия к финалу. Куски бывают главные и вспомогательные.

Чтобы правильно сыграть сквозное действие роли, актер ищет ее «зерно», сущность личности, то, что сформировано годами, жизненным опытом.

Речь у Вахтангова при работе над ролью шла всегда о внутреннем перевоплощении актера, о «выращивании» образа (зерна роли) в его душе.

В вахтанговской методике работы актера над ролью внешнее и внутреннее всегда сосуществовало на равных. Каждое физическое действие в театре должно иметь внутреннее оправдание, а любая характерность не может быть «прилепленной» - она не принуждение, а естественное состояние, внешнее выражение определенной внутренней сущности.

Вахтангов не любил долгих разборов пьес за столом, но сразу искал действие, пытался нащупать тип образности пьесы и психологическую сущность отдельных персонажей. Он без устали предлагал артистам фантазировать вокруг роли: «сегодня я помечтал, а завтра это будет играться помимо моей воли», - утверждал он.

Режиссер учил актера в работе над ролью обращать основное внимание не на слова, а на действия и на чувства, которые скрываются за действиями, т.е. на подтекст, на подводные течения. Слова иногда могут даже противоречить чувствам.

Репетиции Вахтангова были бесконечными, нескончаемыми импровизациями актеров и режиссера. В своем Плане системы он называл репетиции «комплексом случайностей», в котором «растет пьеса».

Режиссер воздействовал на актеров самыми разными способами. Его главным творческим методом был показ. Показы порой превращали репетиции в моноспектакль, в котором великий вождь-режиссер демонстрировал свои блестящие актерские миниатюры. Показывая актеру, Вахтангов действовал суггестивным методом, методом внушения, стремясь не просто заставить исполнителя сделать что-либо, но «расшевелить» его фантазию в поисках верного самочувствия. Он заражал актера и своим темпераментом, и своей наивной верой в образ.

Когда полностью созревает зерно роли, актеру не надо заботиться о выявлении тех или иных черт внутренней и внешней физиономии образа. Сама художественная природа актера ведет его. Остается только праздник, свобода творчества, радость ощущения сцены. Это и есть подлинное актерское вдохновение, когда все части актерской работы - и элементы внутренней техники и техники внешней - безупречно отшлифованы. Актер свободно импровизирует, причем, каждый его экспромт внутренне подготовлен, вытекает из зерна роли.

Мечта об актере-импровизаторе, играющем от зерна роли, была одной из излюбленных идей Вахтангова. Режиссер мечтал, что когда-нибудь авторы перестанут писать пьесы, потому что в театре художественное произведение должен создавать актер. Актер не должен знать, что с ним будет, когда он идет на сцену. Он должен идти на сцену, как мы в жизни идем на какой-нибудь разговор.

Рассмотрев эволюцию эстетики Вахтангова идет вплотную приближение к понятию «фантастического реализма», с наибольшей полнотой реализованному в двух его последних спектаклях: «Гадибук» и «Принцесса Турандот».

Свой театральный метод Вахтангов незадолго перед смертью стал называть «фантастическим реализмом», заявляя, что принцип: «в театре не должно быть никакого театра» - должен быть отвергнут. В театре должен быть именно театр. Для каждой пьесы необходимо искать специальную и единственную сценическую форму. И вообще, не надо путать жизнь и театр.

Театр - не копия жизни, но особая действительность. В некотором смысле, сверхреальность, конденсация реальности.

При этом режиссер вовсе не отказывался от принципов психологического реализма, от внутренней духовной техники актера. Он по-прежнему требовал от актеров подлинности чувств, заявлял, что настоящее сценическое искусство наступает тогда, когда актер принимает за правду то, что он создал своей сценической фантазией.

Театр никогда не сможет стать абсолютной реальностью - поскольку существует условность сцены, актеров, представляющих других людей, выдуманные персонажи и ситуации пьесы.

«Фантастический реализм» - реализм потому, что чувства в нем подлинны, человеческая психология реальна. Фантастическими же являются сами условные сценические средства. Актер не должен натуралистически изображать персонаж. Он должен играть его, пользуясь всем арсеналом сценической выразительности.

Зритель в театре «фантастического реализма» не забывает, что он в театре, однако это вовсе не препятствует искренности его чувств, неподдельности его слез и смеха.

Задача «фантастического реализма» - в любой постановке - найти театральную «форму, гармонирующую с содержанием и подающуюся верными средствами».

Вахтангов видел в театре именно театр. Он был уверен, что театр и реальная жизнь - две разные сущности. Он предлагал разделять эти два понятия. Его актеры играли, погружаясь полностью в среду. Каждая роль соответствовала индивидуальности актера, его качествам, способным помочь в понимании и «оживлении» роли. Вахтангов не отказывался от живых чувств актеров, рождаемых у актера. Они позволяли всем присутствующим в театре сопереживать. Его метод, так же как методы Станиславского и Мейерхольда, был верен.


. Формирование эстетических принципов в театре Вахтангова


Режиссерская манера Вахтангова претерпела значительную эволюцию за 10 лет его активной творческой деятельности. От предельного психологического натурализма первых постановок он пришел к романтической символике «Росмерсхольма». А далее - к преодолению «интимно-психологического театра», к экспрессионизму «Эрика XIV», к «марионеточному гротеску» второй редакции «Чуда святого Антония» и к открытой театральности «Принцессы Турандот», названной одним из критиков «критическим импрессионизмом». Самое удивительное в эволюции Вахтангова, по мнению П. Маркова, это - органичность подобных эстетических переходов и то, что «все достижения «левого» театра, накопленные к этому времени и часто отвергаемые зрителем, зритель охотно и восторженно принял у Вахтангова».

Вахтангов нередко изменял некоторым своим идеям и увлечениям, но всегда целенаправленно шел к высшему театральному синтезу. Даже в предельной обнаженности «Принцессы Турандот» он оставался верен той правде, которую он получил из рук К.С. Станиславского.

Три выдающихся русских театральных деятеля оказали на него определяющее влияние: Станиславский, Немирович-Данченко и Сулержицкий. И все они понимали театр как место общественного воспитания, как способ познания и утверждения абсолютной жизненной правды.

Вахтангов не раз признавал, что сознание того, что актер должен стать чище, лучше, как человек, если хочет творить свободно и вдохновенно, он унаследовал от Л.А. Сулержицкого.

Определяющее профессиональное воздействие на Вахтангова оказал, конечно, Константин Сергеевич Станиславский.

Делом всей жизни Вахтангова стало преподавание системы и формирование на ее творческой основе ряда молодых талантливых коллективов. Систему он воспринял как Правду, как Веру, которой призван служить.

Впитав от Станиславского основы его системы, внутренней актерской техники, Вахтангов у Немировича-Данченко научился чувствовать острую театральность характеров, четкость и завершенность обостренных мизансцен, обучился свободному подходу к драматическому материалу, понял, что в постановке каждой пьесы необходимо искать такие подходы, которые наиболее соответствуют сути данного произведения (а не заданы какими-либо общими театральными теориями извне).

Основным законом и МХТ и театра Вахтангова неизменно был закон внутреннего оправдания, создание органической жизни на сцене, пробуждение в актерах живой правды человеческого чувства.

В первый период своей работы в МХТ Вахтангов выступал в качестве актера и педагога.

На сцене МХТ он играл, главным образом, эпизодические роли - гитариста в «Живом трупе», нищего в «Царе Федоре Иоанновиче», офицера в «Горе от ума», гурмана в «Ставрогине», придворного в «Гамлете», сахар в «Синей птице».

Более значительные сценические образы были созданы им в Первой студии - Текльтон в «Сверчке на печи», Фрезер в «Потопе», Дантье в «Гибели Надежды».

Критики единодушно отмечали предельную экономию средств, скромную выразительность и лаконизм этих актерских работ, в которых актер искал средства именно театральной выразительности, пытался создать не бытовой характер, но некий обобщенный театральный тип.

Одновременно Вахтангов пробовал себя в режиссуре. Его первой режиссерской работой в Первой студии МХТ стал «Праздник мира» Гауптмана (премьера 15 ноября 1913).

марта 1914 года состоялась еще одна режиссерская премьера Вахтангова - «Усадьба Паниных» Б. Зайцева в Студенческой драматической студии (будущей Мансуровской).

Оба спектакля были сделаны в период максимального увлечения Вахтанговым так называемой правдой жизни на сцене. Острота психологического натурализма в этих спектаклях была доведена до предела.

В записных книжках, которые вел режиссер в то время, есть немало рассуждений о задачах окончательного изгнания из театра - театра, из пьесы актера, о забвении сценического грима и костюма. Боясь распространенных ремесленных штампов, Вахтангов практически полностью отрицал любое внешнее мастерство и считал, что внешние приемы (называемые им «приспособлениями») должны возникать у актера сами собой, в результате правильности его внутренней жизни на сцене, из самой правды его чувств.

Будучи ревностным учеником Станиславского, Вахтангов призывал добиваться высшей натуральности и естественности чувств актеров в ходе сценического представления.

Однако поставив самый последовательный спектакль «душевного натурализма», в котором принцип «подглядывания в щелку» был доведен до логического конца, Вахтангов вскоре все чаще стал говорить о необходимости поиска новых театральных форм, о том, что бытовой театр должен умереть, что пьеса - лишь предлог для представления, что нужно раз и навсегда убрать у зрителя возможность подсматривать, покончить с разрывом между внутренней и внешней техникой актера, обнаружить «новые формы выражения правды жизни в правде театра».

Такие взгляды Вахтангова, постепенно опробуемые им в разнообразной театральной практике, несколько противоречили убеждениям и устремлениям его великих учителей. Однако его критика МХТ вовсе не означала полного отказа от творческих основ Художественного театра. Вахтангов, не изменил кругу жизненного материала, которым пользовался и Станиславский. Изменилась позиция, отношение к этому материалу.

У Вахтангова, как и у Станиславского, не было «ничего надуманного, ничего такого, что не было бы оправдано, чего нельзя было бы объяснить», - утверждал хорошо знавший и высоко ценивший обоих режиссеров Михаил Чехов.

Бытовую правду Вахтангов выводил на уровень мистерии, считая, что так называемая жизненная правда на сцене должна подаваться театрально, с максимальной степенью воздействия. Это невозможно, пока актер не поймет природу театральности, не освоит в совершенстве свою внешнюю технику, ритм, пластику.

Вахтангов начал свой собственный путь к театральности, идя не от моды на театральность, не от влияний Мейерхольда, Таирова или Комиссаржевского, но от своего собственного понимания сущности правды театра.

Свой путь к подлинной театральности Вахтангов повел через стилизацию «Эрика XIV» к предельности игровых форм «Турандот». Этот процесс развития эстетики Вахтангова П. Марков метко называл процессом «заострения приема».

Уже вторая постановка Вахтангова в Первой студии МХТ «Потоп» (премьера 14 декабря 1915 года) значительно отличалась от «Праздника мира». Никаких истерик, никаких предельно обнаженных чувств. Как отмечала критика: «Новое в «Потопе» то, что зритель все время чувствует театральность».

Третий спектакль Вахтангова в Студии - «Росмерсхольм» (премьера 26 апреля 1918 года) также был отмечен чертами компромисса между правдой жизни и условной правдой театра.

Своей целью режиссер в этой постановке установил не прежнее изгнание из театра актера, но, напротив, заявил о поиске предельного самовыражения личности актера на сцене. Режиссер не стремился к жизненной иллюзии, но пытался передать на сцене сам ход мыслей персонажей Ибсена, воплотить на сцене «чистую» мысль.

В «Росмерсхольме» впервые с помощью символических средств четко обозначился разрыв между актером и играемым им персонажем, типичный для творчества Вахтангова. Режиссер уже не требовал от актера умения стать «членом семьи Шольц» (как в «Празднике мира»). Актеру достаточно было поверить, соблазниться мыслью, побыть в условиях существования своего героя, понять логичность шагов, описанных автором. И остаться при этом самим собой.

Начиная с «Эрика XIV» (премьера 29 января 1921 года), режиссерская манера Вахтангова становилась все более определенной, максимально проявлялась его склонность к «заострению приема», к соединению несоединимого - глубокого психологизма с марионеточной выразительностью, гротеска с лирикой. Построения Вахтангова все более основывались на конфликте, на противопоставлении двух разнородных начал, двух миров - мира добра и мира зла.

В «Эрике XIV» все прежние увлечения Вахтангова правдой чувств соединились с новым поиском обобщающей театральности, способной сценически выразить с максимальной полнотой «искусство переживания».

Прежде всего, это был принцип сценического конфликта, вынесения на сцену двух реальностей, двух «правд»: правды бытовой, жизненной - и правды обобщенной, абстрактной, символической. Актер на сцене стал не только «переживать», но и действовать театрально, условно. В «Эрике XIV» существенно изменялись, в сравнении с «Праздником мира», отношения между актером и играемым им образом. Внешняя деталь, элемент грима, походка (шаркающие шаги Королевы-Бирман) порой определяли сущность (зерно) роли. Впервые у Вахтангова появился в такой определенности принцип статуарности, фиксированности персонажей. Вахтангов ввел понятие точек, столь важное для складывающейся системы «фантастического реализма».

Принцип конфликта, противопоставления двух разнородных миров, двух «правд» был использован затем Вахтанговым и в постановках «Чуда святого Антония» (вторая редакция) и «Свадьбы» (вторая редакция) в Третьей студии.

Расчет, владение собой, строжайший и требовательнейший сценический самоконтроль - вот те новые качества, которые Вахтангов предложил актерам воспитывать в себе, работая над второй редакцией «Чуда святого Антония». Принцип театральной скульптурности при этом не мешал органике пребывания актера в роли. По мнению ученицы Вахтангова А.И. Ремизовой, то, что актеры неожиданно «застывали» в «Чуде святого Антония», ощущалось ими как правда. Это и было правдой, но правдой для этого спектакля.

Поиск внешней, почти гротесковой характерности был продолжен во второй редакции спектакля Третьей студии «Свадьба» (сентябрь 1921 года), который шел в один вечер с «Чудом святого Антония».

Вахтангов исходил здесь не из абстрактного поиска красивой театральности, а из своего понимания Чехова. У Чехова в рассказах: смешно, смешно, а потом вдруг грустно. Такого рода трагикомическая двуплановость была близка Вахтангову.

В «Свадьбе» все персонажи были подобны танцующим куклам, марионеткам.

Во всех этих постановках намечались пути создания особой, театральной правды театра, определялся новый тип отношений между актером и создаваемым им образом.

педагогический творческий метод вахтангов

3. Педагогические и режиссерские методы Е.Б. Вахтангова


Актерские школы и студии, в которых работал Вахтангов, трудно сосчитать. Помимо Первой и Мансуровской студий Вахтангов преподавал и во Второй студии МХТ, читал лекции по системе Станиславского в «Культур-лиге», в Пролеткульте, в студиях Б. В. Чайковского и А.О. Гунст. В Шаляпинской студии он проводил репетиции «Зеленого попугая». Работал на Пречистенских курсах рабочих. Участвовал в организации Пролетарской студии рабочих Замоскворецкого района, организовал Народный театр у Б. Каменного моста, где играла Мансуровская студия.

Работа в различных студиях давала Вахтангову огромный человеческий и актерский материал. Он жадно и страстно любил актеров. И всегда пытался ближе узнать человека, с которым общался, «влезть» к нему в душу, испытать его творческие возможности, в каждом человеке найти актера. Весь душевный пыл Вахтангова заключался в том, чтобы «делать актеров». Хорошо известен принцип, по которому он отбирал исполнителя на роль - не того, кто лучше, а того, кто непредсказуемее.

Не смотря на обилие коллективов, в которых работал Вахтангов, главным делом его жизни следует считать все-таки Третью студию. Этой студии было отдано особенно много душевных сил, и именно здесь формулировались многие театральные идеи Вахтангова.

. Принцип студийности. Воспитание актера Вахтангов, так же, как и Сулержицкий, начинал не с работы над внешней техникой, и даже не с техники внутренней, но с самого понятия «студийности».

Вахтангов считал, что чрезмерная погоня за художественными наслаждениями вредна молодому артисту. Студия - это такое учреждение, которое еще не должно быть театром.

Студиец должен хранить чистоту перед богом искусства, не быть циничным в дружбе и строго соблюдать этические нормы. Великую дисциплину МХТ Вахтангов превратил в театральную магию. Студийность, говорил Вахтангов - это, прежде всего дисциплина. Нет дисциплины - нет студии.

В Третьей студии была создана своеобразная иерархия членов в соответствии с мерой их студийности. Степень таланта при этом отдельно не учитывалась. Студийцы делились на:

) действительных членов студии;

) членов студии;

) членов-соревнователей.

Студией управляло собрание действительных членов, которое по результатам года переводило соревнователей в члены, либо вовсе исключало из студии.

Позже структура студии была изменена. Был создан Совет, который не избирали, а «признавали».

Однако жизнь вахтанговской студии вовсе не ограничивалась радостями человеческого общения. Студийцы занимались все-таки не самоочищением, но театром. Занятия вели блестящие актеры МХТ, Первой студии (Бирман, Гиацинтова, Пыжова) и старейшие члены Студии. После прохождения начального курса, студийцы попадали в своеобразную педагогическую ассистентуру, занимались с вновь принятыми.

В Третьей студии накопительный период был очень долгим. Первое собрание состоялось в конце 1913 года, а полноценные спектакли начали выпускаться лишь в 1918-ом (постановку «Усадьбы Паниных» и «Исполнительные вечера» следует считать лишь студийной работой).

После реорганизации студии в 1919-ом году Вахтангов заявил, что времена мансуровской студии, пять лет формировавшей группу актеров, закончились. Студия вступает на новый путь - путь труппы. Требуется новая жизнь, новая этика, новые взаимоотношения.

Принцип студийности был дополнен неразрывной формулой: «Студия - Школа - Театр». Три в одном. Студия хранит сам дух искусства. Школа воспитывает профессиональных актеров определенного типа, единой эстетики. Театр - место подлинного творчества актера. Театр нельзя создать. Театр может образоваться только сам собой, сохраняя в себе и школу и студию.

Таким образом, формула «Студия - Школа - Театр» является постоянной и универсальной для любого подлинно творческого театрального коллектива.

. «Школа». Хоть Вахтангов и говорил, что главная ошибка школ та, что они берутся обучать, между тем, как надо воспитывать - в своей собственной педагогической деятельности он одновременно и воспитывал и обучал. Задачи педагога определялись им так: найти индивидуальность ученика, развить его природные способности и «жажду творчества», чтобы у актера не было ощущения: «не хочу играть». Дать приемы и методы подхода к работе над ролью в театре - научить владеть вниманием, разбирать пьесу на куски. Выработать внешнюю технику, внутреннюю технику, развить фантазию, темперамент, вкус - вторую природу актера.

Твердя постоянно о высокой миссии студии, Вахтангов заявлял, что театральная религия у него есть - это тот бог, которому учит молиться Константин Сергеевич.

Как и у Станиславского, речь у Вахтангова шла, прежде всего, о зажимах и о свободе мышц, которая невозможна без сосредоточенности внимания, без направленности внимания на определенный объект. Творить можно только тогда, когда есть вера в важность своего творчества. Для веры нужно оправдание, то есть понимание причины каждого данного действия, положения, состояния. Вахтангов выделял ряд элементов, которые должен уметь оправдывать актер:

) позу,

)место,

) действие,

) состояние,

) ряд бессвязных положений.

Задача педагога с помощью упражнений развить в актере способность к оправданию всей своей сценической жизни.

Актерская вера основывается на особой сценической наивности. Актер не может не знать, что он находится на сцене, но благодаря вере, может правдиво откликаться чувством на вымысел. Ему вовсе не нужно убеждать себя в том, что спичечный коробок - это птичка. Достаточно благодаря наивности и вере, искренне и всерьез относиться к спичечному коробку, как к живой птичке.

Овладев свободой мышц, сосредоточенностью, оправдав свои сценические действия верой, актер создает круг внимания.

Всё существование актера на сцене подчинено определенной сценической задаче. Задача существует в каждый момент актерской игры, и именно она определяет и веру и внутренний круг актера.

По мнению Вахтангова, сценическая задача слагается из трех элементов:

) из действенной цели (для чего я вышел на сцену),

) хотения (ради чего я осуществляю данную цель) и

) образа выполнения, или, как мы будем называть, - приспособления.

Вахтангов был убежден, что сценической задачей может быть только действие, но никак не чувство.

Вахтангов, оставаясь в сфере театра переживания (а не представления), отучал актера изображать на сцене чувство. Актер должен переживать на сцене свои подлинные чувства, но не должен их «играть». Сценическое чувство рождается из сценической задачи. На каждом спектакле исполнитель «переживает», но переживает он повторные, аффективные чувства.

На феномене аффективного чувства строится вся практическая работа актера над ролью. При повторении того или иного сценического обстоятельства (действия), чувство, найденное в душе актера ранее, возникает вновь. Так и создается стабильный рисунок роли, закрепляемый в спектакле.

Важное значение в воспитании актера имеет чувство внутреннего темпа, искусство владения повышенной и пониженной энергией. Пониженная энергия - меланхолия, скука, грусть. Повышенная - радость, смех. Одно и то же физическое действие в разном энергетическом состоянии имеет совершенно различный сценический рисунок, требует разных приспособлений.

Пребывая в круге внимания, понимая свою сценическую задачу, найдя верные аффективные чувства и разнообразные приспособления, определив энергетические темпы, актер практически полностью овладевает своей внутренней техникой.

Однако на сцене он находится не один. И от мастерства его общения с партнером зависит эффект той или иной сцены. Общение заключается в передаче друг другу своих чувств: мое живое действует на партнера и обратно - живое партнера действует на меня. При общении объектом является живая душа. Если партнер не «живет» подлинным (аффективным) чувством- начинается безвкусное «представление». Он предлагал артистам для проверки истинности театрального общения такой этюд: «Вот вам коробка, теперь скажите, что она золотая, причем мне не важно, что вы верите, а пусть ваш партнер поверит, что она золотая».

Совершенно очевидно, что в работе над внутренней техникой Вахтангов действовал в соответствии с разработками К.С. Станиславского, создателя системы. Но он вовсе не считал необходимой мхатовскую «четвертую стену». Насильственное отчуждение от зала бессмысленно. Задача актера - воздействовать на зрителя. А для этого ему нужна не только разработанная внутренняя техника, но и эффективная техника внешняя.

В записной книжке 1921 года Вахтангов составил план первоочередных лекций в Первой студии: «О сценическом ритме», «О театральной пластике (скульптуре)», «О жесте и о руках в частности», «О сценизме (ритм, пластичность, четкость, театральное общение)», «О театральной форме и театральном содержании», «Актер - мастер, созидающий фактуру», «Театр есть театр. Пьеса- представление», «Искусство представления - мастерство игры».

От внешней техники актера зависит степень его «заразительности», мера воздействия на зрителя. Это вовсе не значит, что внешняя техника может иметь какое-то самостоятельное значение вне сценических переживаний артиста. Актер должен найти такие внешние театральные формы, чтобы до зрителя максимально доходил тонко разработанный внутренний рисунок.


. Применение методов Е.Б. Вахтангова в современных педагогических ВУЗах


Традиционной особенностью российской системы образования является ее профессиональная направленность. Между тем изменения социально-экономической ситуации в стране создают предпосылки к конкретным преобразованиям в системе высшего педагогического образования. И тому есть причины. В частности, падение престижа профессии учителя в современных социальных условиях осложняет формирование профессионально-ценностной ориентации студентов педвуза. Это требует пересмотра и поиска новых путей и средств профессиональной подготовки выпускников.

Изучение результатов научных исследований ученых-педагогов показывает, что воспитательно-образовательный процесс в педвузе обладает большими возможностями для решения вопросов эффективной подготовки учителей средствами театральных технологий.

Несмотря на значительное число исследований в области профессионально-педагогической деятельности, все более осознаются противоречия между:

запросом на творческую личность учителя и недостаточной разработанностью подходов к моделированию, профессиональной подготовки в вузе, ориентирующей студентов на творческую самореализацию в практической деятельности;

расширением возможностей для субъективного освоения и творческого применения учителем театрального метода Е.Б. Вахтангова и отсутствием системы профессиональной подготовки учителей на основе театральных технологий.

Основной характеристикой творческой личности является наличие способностей к созидательной деятельности, относительно учителя - это способность соответствовать творческой природе педагогической деятельности. Исследования труда учителя последнего десятилетия XX века и первых лет начала XXI века убеждают, что решающим фактором перехода образования на новую стратегию являются формирование творческой личности (В.И. Загвязинский, В.А. Кан-Калик, Н.Д. Никандров, А.И. Савостьянов, В.А. Сластенин и др.).

Большой вклад в формирование научных представлений о творческой личности внесли представители отечественной (философы М.М. Бахтин, Н.А. Бердяев, Л.Н. Гумилев; педагоги В.М. Букатов, О.С. Булатова, П.М. Ершов, Т.В. Кудрявцев, М.М. Поташник, А.И. Савостьянов; психологи Б.Г. Ананьев, Д.Б. Богоявленская, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, A.М. Матюшкин, С.Л. Рубинштейн, Д.И.Фельдштейн) и зарубежной науки (К. Роджерс, К.В. Тейлор, В. Франкс и др.).

Проблеме ориентации студентов - будущих учителей на творческую самореализацию в профессии посвящены работы И.Ф. Исаева, B.А. Караковского, А.В. Мудрика, Л.С. Подымовой, Н.Е. Щурковой и др. В связи с этим исследуются творческие способности и творческое мышление в процессе обучения, пути формирования творческой личности в вузе.

Евгений Багратионович Вахтангов, выросший как мастер в недрах Московского Художественного театра, совершил в течение нескольких лет такую духовную и творческую эволюцию, которую трудно уложить и в несколько десятилетий.

Черты нового театра ощущались им столь ярко и столь убедительно, что Художественный театр с охотой признал, что именно Вахтангов «оказал сдвиг в его искусстве».

Однако при очевидном изменении творческой манеры режиссера (в период с 1913 по 1922год) в ней сохранялись неизменные константы. Практически не менялось понимание Вахтанговым назначения театра. Театр - путь к духовному. Театр - это служение. Без ощущения праздника нет театра. Каждый спектакль - единственный, и каждый спектакль -праздник.

Современность театрального искусства понималась Вахтанговым не в особой злободневности сюжетов, но в том, чтобы сама форма спектакля соответствовала духу времени.

Вообще же, как замечал П. Марков, темой всего театрального дела Вахтангова стало «освобождение подсознательных сил актера до прорыва в новые театральные формы».

В его «фантастическом реализме» человеческие чувства подлинны, а средства выразительности условны, форма фантазируется театром из реального материала пьесы, отражающей настоящую жизнь.

Необходимые элементы любого театрального представления по Вахтангову: Пьеса - как предлог для сценического действия. Актер - мастер, вооруженный внутренней и внешней техникой. Режиссер - ваятель театрального представления. Сценическая площадка - место действия. Художник, музыкант и пр. - сотрудники режиссера. Все эти элементы составляют единый и живой во всех своих частях организм спектакля.

Актер в новом театре должен усилить все свои способности - от силы голоса и дикции до умения донести до зрителя тончайшие психологические переживания. Актер просто обязан овладеть всеми средствами воздействия, которых у него не так уж много: лицо, тело, мимика, голос, движение, переживание, темперамент.

Театр будущего, способный передавать всю полноту жизни человеческого духа, Вахтангов видел в формах амфитеатра, где лучше всего видно каждое движение актерской души, выражение его глаз, каждый почти неуловимый жест. Главным в этом совершенном театре станет актер, который, соединив совершенную внутреннюю технику с разработанной техникой внешней, превратится в подлинного мастера-импровизатора, органично живущего на сцене и максимально воздействующего на зрителя, созидающего фактуру театра «фантастического реализма», а не просто играющего ту или иную роль, отведенную ему пьесой.

Существующие стандарты подготовки учителей в педагогических вузах противоречат изменяющимся условиям деятельности учителя, требующим нестандартности его роли. Модель педагога-профессионала не может быть только результатом адаптации к динамично перестраивающейся педагогической системе, она может выполнять функцию предстартового состояния - готовности выпускника педвуза к решению творческих педагогических задач. Качество предстартового состояния способно сократить разрыв между заданной вузом моделью подготовки и востребованной современной школой моделью педагогической роли. Поскольку культура педагогической роли заключается не только в ее усвоении, но и в понимании техники ее проигрывания, необходимо выделить императивы готовности будущих учителей к профессионально-педагогической деятельности: педагогическая направленность, теоретическая база, функциональная и общетворческая готовность. Сдвигу мотива поступления в педвуз на цель способствует решение ряда задач преподавателем вуза: организационно-педагогических; дидактико-методических (разработка целостного обучающего комплекса на основе использования театрального метода Е.Б. Вахтангова, технологии социоигрового стиля, импровизационности).

Идея самоактуализирующегося студента педвуза может быть рассмотрена с позиции психологического контекста условий для развития и саморазвития его творческой личности. Организация профессионального пространства в виде образовательной модели требует детерминированности трех его составляющих: внешнее пространство деятельности, структура педагогической деятельности, внутреннее профессиональное пространство субъекта педагогической деятельности.

Противоречия между объективными потребностями преобразования учебно-воспитательного процесса в современной школе на основе осмысления его сущности как процесса развития творческой личности и существующими подходами к подготовке учителей, творчески решающих стоящие перед ними проблемы, могут быть разрешены путем обращения к педагогике творчества. Анализ психолого-педагогической литературы выявил, что несмотря на внимание исследователей к проблемам творчества (Б.Г. Ананьев, Л.С. Выготский, М.О. Кнебель, А.Н. Леонтьев, А.Н. Лук, Я.А. Пономарев, Г.А. Праздников, С.Л. Рубинштейн, А.И. Савостьянов, Б.М. Теплов и др.), отсутствует единая концепция формирования личности в учебно-творческой деятельности. Процесс формирования, находясь в тесной взаимосвязи с социальными характеристиками личности, имеет у современных школьников качественное своеобразие, выражающееся в изменении потребностных состояний (целевые установки, мотивы поведения, направленность интересов), что должно находить отражение в подготовке учителя к организации процессов развития ученика в учебно-творческой деятельности.

Изучение опыта оценки качества готовности будущего учителя к решению творческих задач в нашей стране и за рубежом привело к выводу, что к числу основных показателей творческой педагогической деятельности относятся действенность интеллектуального и творческого потенциала его участников, склонность к педагогической импровизации способность выходить за рамки традиционных подходов и работать в инновационном режиме.

В ходе исследования выдвигались группы предположений: первая касалась деятельности и личности учителя - основным условием развития способностей учителя к творчеству является создание атмосферы, благоприятствующей формированию способностей к игровому стилю организации взаимодействия учителя и учеников на уроке; вторая -содержание учебно-воспитательного процесса в педвузе - комплекс психолого-педагогических и методических курсов, базирующихся на законах театральной педагогики, в частности, на использовании театрального метода Вахтангова, что позволяет формировать готовность будущего учителя к проигрыванию самых разнообразных ролей из педагогического репертуара (артист, импровизатор, дирижер, психолог и др.).

Модель системы подготовки учителей на основе театрального метода Е.Б. Вахтангова интегрирует специальные дисциплины, системообразующим фактором которых выступает спецкурс «Общая педагогическая дисциплина», и формы внеаудиторной подготовки студентов к педагогической деятельности.


. Применение методов Е.Б. Вахтангова в христианском театре


Методом настоящего христианского актерского мастерства протестантами и православными была провозглашена школа Евгения Вахтангова (1883-1922), педагога и режиссера, одного из учеников и помощников Константина Станиславского. Безусловно, в учении Вахтангова христиане находили и по-своему развивали те черты, которые приближали их к Церкви. Несмотря на то, что Вахтангов работал по системе Станиславского, он создал свою школу, которая во многом противостояла системе его учителя. На практике Евгений Вахтангов осуществлял идеи этического «оправдания театра» как творчества жизни. В рамках отдельной театральной студии Вахтангов пытался построить коллектив с общей корпоративной ответственностью и безупречной дисциплиной. Актеры в вахтанговской студии воспитывались на основе общих законов искусства переживания и органики актёрского существования в образе. Отличительной чертой вахтанговского метода было полное отрицание лицедейства. Новый сценический язык строился на том, что актер объясняет свои внешние действия, то есть игру, исходя из внутреннего содержания текста того или иного произведения.

Понимание вахтанговского метода протестантским режиссером Сергеем Колешней показывает стремление христианской интеллигенции доказать искренность актера на сцене, его самостоятельную роль как личности на сцене, так как и режиссер и актер призваны быть проповедниками. Как заметил режиссер, «Бог, согласно Библии, использовал осла для пророчества, тем более Он может использовать талант актера». Сергей Колешня, закончивший вахтанговскую школу, понимает правильность метода этой школы так: «При всей наигранности на сцене должно происходить что-то живое. Сквозь актерскую маску необходимо донести смысл того, что происходит у актера в душе, слов, которые он говорит». Для христианского театра, по мнению лидера харизматической труппы, важно, чтобы в любой игровой ситуации на сцене слезы были бы настоящими.

Художественный метод, применимый к христианскому театру, православный режиссер Михаил Щепенко определяет также как лидер пятидесятнической труппы. Щепенко делает упор на «формотворчестве, которое не убивает содержание». По мнение Михаила Щепенко, суть вахтанговского направления состоит в «выявлении содержания по возможности в единственной возможной для этого содержания форме». Отличительной особенностью православного понимания вахтанговского метода является превращение студийности в концепцию театра-монастыря. По словам Михаила Щепенко, дисциплина и духовная сплоченность актерской труппы, некий монастырский дух, только и может создать «истинный» театр-монастырь. Идея театра, как «православного монастыря» резко отличает православные проекты от инициатив протестантов, для которых театр - это свободное сообщество актеров, объединенных общей миссионерской целью.


Список литературы:


1. Абдуллина О.А. Общепедагогическая подготовка учителя в системе высшего педагогического образования: Для пед. спец. вузов - 2-е изд., перераб. И доп. - М.: Просвещение, 1989 .- 141 с.

. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Учебн. пособие для студентов вузов. М.: Академический проект, 2000. - 576 с.

. Аверьянова Г.Д. Дидактический театр в профессиональной подготовке учителя // Проблемы освоения театральной педагогики в профессионально-педагогической подготовке будущего учителя: Материалы Всесоюз. науч.-практ. конф. Полтава, 1991. - С.282-284.

. #"justify">. Азаров Ю.П. О мастерстве воспитателя М.: Знание, 1974. - 64 с.

. Аминов Н.А. Диагностики педагогических способностей / Под общ. ред. М.Р. Гинзбурга; Акад. пед. и соц. Наук. М.: Изд-во ин-та прак. психологии; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997,- 80 с.

. Андреев В.И. Диалектика воспитания и самовоспитания творческой личности. Основы педагогики творчества. Казань: Изд-во Казанского университета, 1988. - 238 с.

. Андреев В.И. Педагогика творческого саморазвития. Казань: Изд-во Казанского университета, 1994 . - 566 с.

. Андреев В.И. Педагогика: Учебный курс для творческого саморазвития. 2-е изд. - Казань: Центр инновационных технологий, 2000.- 698 с.

. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская JI.A. Современная социальная психология на западе: теорет. направления М,: Изд-во МГУ, 1978, - 270 с.

. Аникеева Н.П. Психологический климат в коллективе М.: Просвещение, 1989. - 224 с.

. Анцыферова Л.И. Личность с позиции диалектического подхода //Психология личности в социалистическом обществе: Личность и ее жизненный путь. М.: Наука, 1990. - 302 с.

. Афанасьев В.В. Моделирование как метод исследования социальных систем // Системные исследования: Методологические проблемы: Ежегодник, 1982. -М., 1982,- С.26-46.

. Афанасьева О.В. Творчество личности как социально-духовный феномен: Дисс. док. социол. наук. М., 1999. - 324 с.

. Бганко О.Д. Становление профессионально значимых качеств будущего педагога средствами театральных технологий: Автореф. дисс. канд. пед. наук. // Оренб. гос. пед ун-т. Оренбург, 2000. - 21 с.

. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы / Пер. с англ. М.: Гранд: ФАИР - пресс, 1999. -473с.

. Бирюков С.Н. Импровизационность в музыке и ее стилевые типы: Дисс. канд. искусствоведения. - М., 1980 192 с.

. Богоявленская Д.Б. Интеллектуальная активность как проблема творчества / Отв. Ред. Б.М. Кедров. Ростов н.-Д.: Изд-во Рост., ун-та, 1983.- 173 с.

. Богоявленская Д.Б. Пути к творчеству. М.: Знание, 1981 . - 96 с.

. Богоявленская Д.Б. Творческая личность: ее диагностика и поддержка/психологическая служба вуза: принципы, опыт работы, - М., 1993.- С.93-117.

. Большая советская энциклопедия: В 33 т. Т.306 Экслибрис-Яя / Гл. ред. А.М. Прохоров. -3-е изд. М.: Сов. энцикл., 1978. - 632 с.

. Бороздина Г.В. Психология делового общения: учебн. Пособие для экон. и техн. спец. вузов М.: Инфра, 1999. -224 с.

. Браже Т.Г. Из опыта развития общей культуры учителя // Педагогика. -1993.-№2.-С. 70-74.

. Браже Т.Г. Развитие творческого потенциала учителя // Советская педагогика. 1989.- №8.- С.90.

. Букатов В.М. Театр и социоигровая педагогика в современной школе // Проблемы освоения театральной педагогики в профессионально-педагогической подготовке будущего учителя: Материалы Всесоюз. науч.-практ. конф. Полтава, 1991. - С.ЗЗ 1-332.

. Букатов В.М. Театральные технологии в гуманизации процесса обучения школьников: Дисс. д-ра пед. наук. М., 2001 - 376 с.

. Марков П. О театре. В 4-х томах. Том 1. Из истории русского и советского театра. М.: Искусство, 1974, с. 422.

. В.Э. Е.Б. Вахтангов в оценке современников - «Театральная Москва», 1922, №43, 7-11 июня с. 6.


Теги: Педагогические технологии  Методичка  Педагогика
Просмотров: 18253
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Педагогические технологии
Назад