Особенности применения прагматических стратегий в публичных выступлениях британских политических деятелей

Содержание


Введение

Глава 1. Лингвистическая характеристика политического дискурса

1.1 Современные трактовки понятия "дискурс"

1.2 Функции, цели и основные виды политического дискурса

1.3 Принципы речевого воздействия

1.4 Основные прагматические стратегии и тактики политического дискурса

Выводы к Главе 1

Глава 2. Реализация прагматических стратегий в публичных выступлениях британских политиков

2.1 Речь У. Черчилля "Военное послание нации"

2.2 Речь У. Черчилля "Кровь, пот и слезы"

2.3 Речь М. Тэтчер на Конференции в Брайтоне

2.4 Речь Т. Блэра на международной конференции "Ислам и мусульмане в современном мире"

Выводы к Главе II

Заключение

Список использованных источников

Приложения

Введение


Актуальность исследования. В последнее время в России и мире всё больше растёт внимание к политической лингвистике. Учитывая возросшую роль средств массовой информации, а также всё большую театрализацию политической деятельности, это не удивительно. В связи с этим в России и за рубежом стремительно растет количество публикаций, посвященных политической лингвистике и политическому дискурсу.

Изученность проблемы. В связи с актуальностью предмета можно говорить о высокой степени изученности вопроса, однако разные исследователи рассматривают дискурс с различных точек зрения, существует множество трактовок и подходов к его изучению. Так, изучением политического дискурса занимаются политологи, психологи, философы, социологи, экономисты, специалисты по теории коммуникации, лингвисты.

Среди наиболее известных авторов, занимающихся этой проблемой можно назвать таких учёных как А.Н. Баранов, В.З. Демьянков, В.С. Григорьева, В.И. Карасик, Г.Г. Почепцов, Ю.А. Сорокин, А.П. Чудинов, Е.И. Шейгал, Е.Б. Шестопал и др.

Объектом данного исследования является политический дискурс.

Предмет настоящей работы - прагматические особенности публичных выступлений британских политических лидеров.

Цель исследования - охарактеризовать особенности применения прагматических стратегий в публичных выступлениях британских политических деятелей.

Цель реализуется через ряд следующих задач:

)описать современные трактовки понятия "дискурс";

)выявить функции, цели и основные характеристики политического дискурса;

3)дать характеристику основным принципам речевого воздействия;

)определить основные прагматические стратегии и тактики;

)проанализировать конкретные речи британских политиков с точки зрения реализации прагматических стратегий и тактик.

Материалом исследования являются:

)монографии, статьи из журналов, диссертации;

2)речи британских политиков.

Этапы исследования можно отобразить следующим образом:

1)выявление теоретической базы исследования, а именно основных принципов речевого воздействия в политическом дискурсе - разнообразных стратегий и тактик построения политического выступления. Результаты этого анализа представлены в Главе 1 настоящей работы;

2)отбор материала по следующим характеристикам:

§степень известности данного выступления среди наиболее выдающихся ораторских речей. Для отбора использовались зарубежные интернет источники, такие как news. bbc. co. uk, margaretthatcher.org, famousquotes. me. uk, politics. guardian. co. uk.;

§обостренный социальный контекст (кризис, обострение политической обстановки, ситуация дискредитации и оправдание и т.п.), повышающий вероятность использования приемов большей яркости и интенсивности.

По результатам отбора для анализа были выбраны 4 речи, а именно:

Речь У. Черчилля "Военное послание нации" (см. Приложение 1);

Речь У. Черчилля "Кровь, пот и слезы" (см. Приложение 2);

Речь М. Тэтчер на Конференции в Брайтоне (см. Приложение 3);

Речь Т. Блэра на международной конференции "Ислам и мусульмане в современном мире" (см. Приложение 4).

)анализ выступления, включающий краткое описание экстралингвистического контекста, сопутствующего произнесению речи; выявление конкретных стилистических и прагмалингвистических приемов; определение психо - и прагмалингвистических тактик и выявление стратегий, объединяющих эти тактики; описание структуры выступления.

Результаты проведённого анализа представлены в конце второй главы настоящей работы и в заключении.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и приложений. В первой главе описываются основные особенности современного политического дискурса. Во второй главе представлены результаты анализа речей политических деятелей.

политический дискурс британский политик

Глава 1. Лингвистическая характеристика политического дискурса


.1 Современные трактовки понятия "дискурс"


В этом параграфе будут освещены основные определения понятия "дискурс", сложившиеся к настоящему времени в лингвистической науке. Необходимо подчеркнуть, что таких трактовок очень много (самые известные из них будут приведены в данном разделе работы), и нет среди них одной, которая считалась бы общепринятой.

Обилие трактовок этого понятия сложилось в силу трёх основных факторов:

·интенсивное изучение политической коммуникации;

·существование множества различных направлений и школ в разных странах;

·историко-культурные особенности, сложившиеся в каждой стране.

Речь политиков с давних времён привлекала внимание исследователей. Наука о дискурсе прошла длинный путь формирования, берущий своё начало ещё в Древней Греции и Древнем Риме, где изучалось ораторское искусство и риторика. Во времена Аристотеля риторику отождествляли с красноречием, но вместе с тем уже тогда ее целью было убеждение оратором аудитории в своих взглядах.

Как уже отмечалось выше, в науке не сложилось чёткого определения понятия "дискурс".В.С. Григорьева в своём исследовании замечает, что "об этом свидетельствует тот факт, что даже ударение в этом слове до сих пор не устоялось: оно может встречаться как на втором слоге (довольно часто), так и на первом". Григорьева также говорит о том, что семантическая неоднозначность этого термина прослеживается с самого начала его использования.

С точки зрения классической лингвистической науки, дискурс определяется как:

§"связный текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными, психологическими и другими формами;

§текст, взятый в событийном аспекте;

§речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмом их сознания (когнитивных процессах)".

Другими словами, данное определение трактует дискурс, как совокупность речи и нелингвистических обстоятельств произнесения этой речи, таких как определенное событие, психологические и социокультурные особенности говорящего и другие факторы.

С.Ю. Тюрина в своём исследовании описывает восемь значений термина "дискурс", предложенных учёным П. Серио:

"1) любое конкретное высказывание (речь);

) единицу, по размерам превосходящую фразу;

) воздействие высказывания на его получателя с учетом ситуации высказывания;

) беседу как основной тип высказывания;

) речь с позиций говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такой позицию;

) употребление единиц языка;

) ограниченный тип высказываний (в социальном или идеологическом смысле);

) теоретический конструкт, предназначенный для исследований условий производства текста".

М.Л. Макаров суммирует различные понимания дискурса. Он полагает, что дискурс определяется с помощью формальной, функциональной и ситуативной интерпретации. В первом случае речь идёт о синтаксическом фразовом единстве, во втором о понимании дискурса как использовании языка, т.е. речи во всех ее видах и проявлениях. И наконец, ситуативная интерпретация дискурса - это учет условий и обстоятельств общения, которые имеют социальное, психологическое и культурное значение.

Иную трактовку этого понятия даёт учёный Т.А. ван Дейк. Дискурс в его понимании - это "комплексное коммуникативное событие, происходящее в определенном временном, пространственном и прочем контексте", его "письменный или речевой вербальный продукт" или "результат", интерпретирующийся реципиентами. По мнению исследователя, понятие дискурс подходит и для описания определенного жанра коммуникативного события (новостной, политический, научный и т.д. дискурсы).

Т.А. ван Дейк понимает дискурс как текст, (конкретный) разговор, тип разговора, жанр или же социальную формацию и способ репрезентации абстрактных идеологических верований. И наиболее широкое понимание дискурса ученый соотносит с понятиями исторического периода, социальной общности или формации ("коммунистический", "буржуазный", "идеологический" дискурсы; дискурсивная "формация", "порядок").

Проблема дифференциации политического дискурса по отношению к другим его типам одна из наиболее часто освещаемых в литературе. Речь идёт о противопоставлении политического дискурса и других его разновидностей, например:

·юридического (пересекается с политическим, например, в сфере законодательства);

·педагогического (пересекается с политическим в сфере политического воспитания, которое осуществляют государственные учебные заведения);

·рекламного (в данном случае речь идёт о политической рекламе).

По мнению А.А. Романова, политический дискурс является предметом политической лингвистики и представляет собой "некоторую совокупность дискурсивных практик, идентифицирующих участников определённого акта политической коммуникации". Далее А.А. Романов говорит о том, что эти практики "оказывают влияние на формирование представления об объекте (факте, явлении, процессе), который они представляют. Таким образом, дискурсивная практика раскрывает существующие на данный момент тенденции использования сходных по функции альтернативных языковых средств для выражения определенного смысла и замысла".

А.Н. Баранов и Е.Г. Казакевич в свою очередь считают, что политический дискурс являет собой "совокупность всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освещенных традицией и проверенных опытом".

В заключение стоит заметить, что ввиду существования разных определений понятия "политический дискурс", анализ прагматических стратегий и способы их реализации в публичном выступлении представляется необходимым начать с изучения основных составляющих дискурса, представленных в следующем параграфе.


1.2 Функции, цели и основные виды политического дискурса


Политический дискурс, как определенный вид коммуникации, которая осуществляется в некой политической ситуации, имеющий прагмалингвистические особенности, свой метаязык, вербальные и психологические механизмы воздействия, имеет и единые цели. Политический дискурс имеет основной целью мотивировать аудиторию к совершению направленных действий. Поскольку контроль над политическим дискурсом является залогом контроля над обществом, манипуляция сознанием, осуществляемая в рамках сферы политического, включается в область политического дискурса и является одним из его видов.

По мнению многих Л.В. Расторгуевой и В.Б. Кашкина, "главной целью политического дискурса является захват, удержание или перераспределение власти. Для этого вида общения характерна высокая степень манипулирования. Язык в политическом дискурсе является в первую очередь инструментом воздействия (убеждения и контроля). В политическом дискурсе обнаруживается "примат ценностей над фактами, преобладание воздействия и оценки над информированием, эмоционального над рациональным". Ключевым концептом выступает "власть", а выражаемые ценности зависят от доминирующей идеологии, сводясь, с одной стороны, к раскрытию основных концептов этого типа дискурса, в том числе концепта власти, а с другой стороны - выражая моральные ценности общества в целом".

По справедливому замечанию П.Б. Паршина, любой текст "оказывает воздействие на сознание адресата с семиотической точки зрения. Но для политического текста речевое воздействие является основной целью коммуникации, на достижение которой ориентируется выбор лингвистических средств". Таким образом, по мнению П.Б. Паршина, доминирующей целью политического дискурса является манипуляция сознанием масс, что предполагает внушение определенных намерений и установок и мотивацию вполне определенных реакций и, в частности, действий.

К основным функциям политического дискурса относят:

)персуазивную (цель речи политика - агитация, убеждение аудитории в своей точке зрения);

2)информативную (информирование аудитории о намерениях, акциях, курсе и позиции политика);

)аргументативную (каждая мысль политика должна быть четко аргументирована и связана с ценностями, традициями и идеологией народа);

)персуазивно-функциональную (создание убедительной картины лучшего устройства мира);

)делимитативную (отличие от иного);

)групповыделительную (содержательное и языковое обеспечение идентичности).

Выделяются также такие функции дискурса, как:

)контролирующая функция (манипуляция сознанием и мобилизация к действию);

2)интерпретационная функция (создание "языковой реальности" поля политики);

)функция социальной идентификации (дифференциация и интеграция групповых агентов политики).

Одной из ведущих функций политического дискурса является регулятивная. По мнению Е.И. Шейгал, данная функция весьма глобальна. В связи с этим Е.И. Шейгал предлагает дифференцировать функции языка политики в качестве аспектных проявлений его инструментальной функции. Речь в данном случае идёт об использовании дискурса в качестве инструмента в борьбе за власть, её сохранение, осуществление, стабилизация или перераспределение.

Общественное предназначение политического дискурса - оказание направленного действия на аудиторию, манипуляция общественным мнением, с целью достижения определенного результата - внушения "правильных", нужных политическим деятелям, политических действий и оценок. Это значит, что "цель политического дискурса - не описать, а убедить, пробудив в адресате намерения, дать почву для убеждения и побудить к действию", и эффективность политического дискурса оценивается относительно достижения этой цели.

Е.И. Шейгал в рамках инструментальной функции языка политики выделяет восемь функций:

§функция социального контроля (создание предпосылок для унификации поведения, мыслей, чувств и желаний большого числа индивидов, т.е. манипуляция общественным сознанием);

§функция легитимизации власти (объяснения и оправдание решений относительно распределения власти и общественных ресурсов);

§функция воспроизводства власти (укрепление приверженности системе, в частности, через ритуальное использование символов);

§функция ориентации (через формулирование целей и проблем, формирование картины политической реальности в сознании социума);

§функция социальной солидарности (интеграция в рамках всего социума или отдельных социальных групп);

§функция социальной дифференциации (отчуждение социальных групп)

§агональная функция (инициирование и разрешение социального конфликта, выражение несогласия и протеста против действий властей);

§акциональная функция (проведение политики через мобилизацию или "наркотизацию" населения: мобилизация состоит в активизации и организации сторонников, тогда как под наркотизацией понимается процесс умиротворения и отвлечения внимания, усыпление бдительности) .

По мнению Е.И. Шейгал, в политическом дискурсе также явно прослеживается "инструментальная функция, выражающаяся в борьбе за власть", потому что в сфере политики управление реакциями аудитории является основой существования и залогом успеха политика, партии, государственной власти.

Помимо основных целей и функций политического дискурса можно выделить также ряд его видов. Согласно типу адресата (аудитории, перед которой политик выступает) были выделены следующие виды политического дискурса:

1)парламентские выступления или дискуссии с другими политиками. Данный вид политического дискурса характеризуется в целом большой степенью диалогичности. Кроме того, именно в парламентских выступлениях политики предстают пере аудиторией наиболее естественными, поскольку зачастую не знают, что является объектом телезаписи.

2)выступления в средствах массовой информации (как правило, носящие характер интервью). Этот вид политического дискурса отличает жесткая ограниченность во времени, что, безусловно, влияет на структуру выступления. Выступление в СМИ - вид политической речи, которой также свойственна высокая диалогичность. Этот факт связан с тем, что выступления в СМИ часто носят характер интервью, которое, по сути, является диалогом журналиста и политика.

3)выступления перед широкой аудиторией граждан. Здесь можно выделить следующие подвиды политического дискурса:

а) выступления перед аудиторией граждан своего государства, являющихся носителями английского языка как родного;

б) выступления перед аудиторией граждан других государств, являющихся носителями английского языка как родного;

в) выступления перед аудиторией граждан других государств, также являющихся билингвами или участвующих в процессе коммуникации с помощью переводчика.

Тематически политические речи могут быть разделены на:

.Предвыборные речи;

2.Инаугурационные речи;

.Дискуссионные речи на политические и экономические темы;

.Торжественные речи.

Публичное политическое выступление, обладая коммуникативной целью, характеризуется как речевой жанр, а именно:

§оно относится к убеждающему, суггестивному, аргументирующему типу коммуникативного действия;

§оно имеет структуру, способствующую четкому и логичному обоснованию выдвигаемых утверждений;

§в нём присутствуют конститутивные признаки: образ автора и адресата, образ прошлого, настоящего и будущего, и их сопоставление, образ лагеря "своих" и "чужих", а также стилистические, лексические и грамматические ресурсы жанра. Что касается адресата, то это та читательская или слушательская аудитория, на которую автор ориентируется в создании своего текста.

На организацию и структуру публичного политического выступления влияют следующие факторы:

§контекста, в котором произносится речь (речь кандидата в президенты, инаугурационная речь, заявление в кризисной ситуации и т.п.);

§личности выступающего и его роли в политическом событии, обыгрывающемся в выступлении;

§степени владения выступающим коммуникативной компетенцией, то есть соответствия стиля сообщения ситуации, логичность и правильность речи;

§аудитории (обращение к народу, собрание членов правительства).

Таким образом, можно сделать вывод, что главной целью политического дискурса является манипулятивная, а функцией - убеждение адресата в чём-либо. Данная цель реализуется через ряд стратегий и тактик, которые будут рассмотрены в следующем параграфе.


1.3 Принципы речевого воздействия


Политический дискурс позволяет оказывать влияние на аудиторию и достигать определенных политических целей, поэтому можно сказать, что тот, кто имеет контроль над политическом дискурсом, получает контроль над обществом. В связи с этим представляется необходимым понять, каким образом осуществляется невидимая манипуляция сознанием общества.

От политика требуется высокое мастерство в оказании целенаправленного влияния. Ораторское искусство - это одновременно и набор технологий и искусство. Оно требует не только определенных физических и психологических данных, но и таланта, мастерства. Это свидетельствует о том, что определяющим фактором в такого рода внушении является аудитория - получатель и интерпретатор политического сообщения, на которую ориентируется оратор. А залогом успешности выступления является "созвучность" сознанию аудитории, "потребителей" политического дискурса, его адекватность ситуации, соответствие социально приемлемым рамкам.

Эффективность частного выступления и всего манипулятивного дискурса в целом можно определить относительно успешности достижения этой цели, то есть манипулятор сможет добиться желаемого результата - управления сознанием аудитории - при условии достаточно точной идентификации реальных целей, установок и чаяний слушающих, определения их системы ценностей, уровня осведомленности, образования, социального статуса. Например, сравнивая выступления политика перед своими избирателями или в другой ситуации, перед членами Конгресса, можно сделать вывод, что для успешности речи политик должен учитывать все вышеперечисленные особенности своей аудитории.

В ситуации, когда уровень опасений и недоверия аудитории невелик, малая интенсивность атаки оратора обратно пропорциональна эффективности оказываемого воздействия. В ситуации с активной поддержкой со стороны аудитории, ввиду положительных установок слушателей по отношению к представляемой информации, внушение, как правило, всегда является успешным. Однако это становится непростой задачей, если у аудитории уже сформировано мнение и есть определенные установки, которые нужно разрушить. То есть, чем дружелюбнее аудитория по отношению к оратору, тем проще ему внушить ей те или иные мысли. Например, в США, при наличии двухпартийной системы кандидату от республиканской партии зачастую приходиться выступать в ходе предвыборной кампании в штатах, где больше демократов, чем республиканцев. Несомненно, кандидату от демократов в этих штатах нужно приложить гораздо меньше усилий, чтобы завоевать симпатии избирателей.

Структуру жанра публичного политического выступления определяют следующие элементы:

§отправитель - политический деятель;

§получатель - электорат.

Отношения между ними определяются имиджем, а также лингвопрагматической ролью политического деятеля: в зависимости от ситуации роль может варьироваться от "свой, из народа, такой же, как и мы" до "избранный, единственный, кто знает, что делать и умеет" (об этом подробнее в пункте 1.4 настоящей работы).

Политический деятель определяет и позицию аудитории по отношению себе (партнер, друг, наставник, ученик) соответственно, это отражается в использовании различных обращений к аудитории, а также доверительном, побудительном либо наставническом тоне всего обращения;

§функции текста: побудительная, убеждающая и суггестивная, предполагающая бесконфликтный характер приема информации;

§тема: политическая жизнь страны или мира;

§предмет речи варьируется, зависит от политической обстановки, нужд правительства, поставленных задач;

§представление и выражение соответствуют правилам стиля ораторской речи и, конечно же, зависят от личного профессионализма и ораторского мастерства политического деятеля.

В целенаправленном воздействии важны не только конкретные приемы, но и сознательное осмысление оратором логики их использования для эффективной манипуляции.Ч. Далецкий различает два метода убеждения:

§через факты (говорящие сами за себя);

§через авторскую оценку фактов (через полемику, доказательства своей точки зрения, опровержение точки зрения оппонента)".

В данном приеме присутствует субъективный компонент, поскольку объективная реальность представлена в качестве интерпретации оратора и, следовательно, уже не является таковой. Таким образом, то, что кажется объективным, по сути является субъективным. Это обстоятельство используется оратором для беспрепятственного внедрения личностных оценок в сознание аудитории.

Содержание выступления - компонент убеждающей речи, в котором посредством конкретной информации, направленного подбора фактов, средств и тактики воздействия реализуются функции, цели и задачи выступления. Залогом эффективной речи, по мнению Г.Г. Почепцова, является учет особенностей публичной речи, обусловливающих повторение информации, учет факторов возраста, профессии, образования, религии, интересов или уровня доходов аудитории. Речь, по мнению автора, "должна обладать признаками коммуникативности и коммуникабельности, то есть соответствовать возможностям оперативной памяти, зрения и слуха человека, быть доступной по форме изложения и отвечать потребностям и интересам аудитории, вызывать положительные эмоции и желание принять ее в качестве руководства к действию; быть конкретной, тогда она имеет "больше шансов закрепиться в памяти и, соответственно, воздействовать на адресата". Например, речь У. Черчилля "Военное послание к нации": будучи очень короткой, речь в то же время очень яркая и эмоциональная. При минимуме слов передан максимум содержания (см. Приложение 2).

В качестве манипулятивных приемов С.Г. Кара-Мурза [2002] указывает следующие:

§использование незнакомой лексики (непонятное содержание речи давит на сознание, а также создает иллюзию профессионализма оратора. Если в речи будет много незнакомых слов, типа "сеттльмент", "омбудсмен", "индоктринация" аудитория скорее всего не поймёт смысла фраз, но почувствует авторитет оратора);

§пробуждение у слушателей определенных эмоций (вселение страха, чувства патриотизма или наоборот, стремление вызвать жалость к себе, "давить на чувства" слушателя);

§создание атмосферы сенсационности и срочности, которая подрывает психологическую защиту аудитории или служит отвлечению внимания (например, постоянная подача в СМИ "плохих новостей" для поддержания необходимого уровня "нервозности", или рассказ о "мнимых" сенсациях, которые отвлекают слушателя от действительно важных событий);

§приемы "дробления" и "изъятия из контекста", которые позволяют манипулировать сознанием ввиду невозможности получателя информации сделать объективный выбор на основе лишь фрагмента, исключенного из целостной картины событий (например, статьи в газете разбиваются на части и помещаются на разных страницах, текст или телепередача разбиваются рекламой);

§смешение информации и мнения, исключающее точное разграничение событий и их оценки (например, когда сообщают в новостях, что была взорвана бомба в метро и далее добавляют, что, скорее всего к этому причастны те или иные террористические группы. Тем самым слушателю не дают возможности оценить информацию самостоятельно);

§прикрытие авторитетом (когда, например, известный и всеми уважаемый актёр (врач, общественный деятель и т.д.) призывает вас голосовать за того или иного политика);

§повтор (частые повторения одной и той же информации)

§метафоризация и стереотипизация (стремление вызвать в аудитории действие тех или иных стереотипов. К примеру, если политик, имевший прямое отношение к развязыванию военного конфликта, вдруг начинает публично сопереживать "погибшим солдатам"),

§прямую ложь и умолчание, создание мифов.

Среди психологических методов воздействия В.З. Демьянков также указывает:

§аргументацию (например, использование фактов и данных, подкрепляющих основную мысль оратора);

§"размышление вслух" (прием косвенной аргументации);

§доказательство от противного (рассказчик доказывает не свою точку зрения, а противоположную, тем самым приходя к выводу, что его точка зрения является верной);

§нарушение нормативных ожиданий аудитории (что может иметь и отрицательный эффект);

§указание на значимость и социальную направленность выступления в противоположность личностным целям и мотивам;

§создание ощущения "добровольного приятия чужого мнения, заинтересованности, актуальности, истинности и удовлетворенности".

Для порождения высказывания участнику политического дискурса необходимо обладать знаниями, новой информацией, разумными выводами или предложениями, увлекающими людей идеями. Немалую роль при порождении высказывания играет владение языком, логика, композиция и выразительность. Выбор языка играет первостепенную роль: адресат должен свободно владеть выбранным языком, на котором говорящий мог бы передавать понятия политического, этнического, исторического, культурного характера в намеченной речи. В противном случае понимание адресатом сообщения не будет полноценным или не состоится вовсе.

Таким образом, в политическом дискурсе речевые действия говорящего должны производится с учетом когнитивной базы адресата, и вся речь выстраивается на основе когнитивных баз говорящего и реципиента.

Для говорящего в политическом дискурсе важно побудить к действию слушающего с помощью высказывания. Для слушающего важным является осознание смысла, мотива или цели высказывания говорящего и формулирование ответного высказывания.

Речевое воздействие в политическом дискурсе может дополняться или заменяться другими способом воздействия, например, мимикой, жестикуляцией и т.д. В самом начале политического диалога тон и тембр речи говорящего заставляют собеседника определенным образом настроиться по отношению к нему и его высказыванию. Далее, при непосредственном слуховом восприятии собеседника, в политическом дискурсе увеличивается роль силовой, интонационной и тембровой характеристики речи говорящего.

Итак, вышесказанное свидетельствует, что речевое воздействие является неотъемлемой составляющей политического дискурса, в котором важную роль играет фактор адресата, на которого направлено речевое воздействие, и который сам участвует в формировании структуры политического дискурса. Понимание является важнейшим фактором речевого воздействия в политическом дискурсе, так как цель его состоит в достижении соответствующей обратной связи (действия, изменения мнения, политических взглядов и др.) со стороны адресата.


1.4 Основные прагматические стратегии и тактики политического дискурса


Залогом успешности любого влияния является также его продуманная стратегия и четкая организация. В данном параграфе вымылены стратегии, реализующие их тактики, а также более частные приемы, характерные для публичных политических выступлений.

Для эффективного достижения коммуникативной цели отправителю сообщения - политику - необходимо не только достаточное количество информации о реципиенте, но и стратегическое планирование приемов воздействия и возможной реакции аудитории. Поскольку в ситуации публичного выступления практически отсутствует обратная связь между отправителем и получателем сообщения (за исключением спонтанных выкриков или возгласов) выступление нельзя корректировать по ходу, основываясь на непосредственном анализе реакции получателя сообщения.

Интерпретации понятия "стратегия" варьируются в зависимости от применяемого подхода: текстологического, психологического, риторического, когнитивного, прагмалингвистического. В общем смысле, стратегия может пониматься как система выстроенных "по принципу иерархии компонентов", "когнитивный план общения", "общий план, или "вектор", речевого поведения", некоторая инвариантная "модель действия или нескольких действий, направленных на преодоление определенного затруднения", целью которого является достижение коммуникативных целей говорящего.

Стратегия целенаправленна, системна, интерактивна и реализуется посредством набора речевых тактик, а также реализующих речевые тактики коммуникативных ходов или приемов. В каком-то смысле стратегия не реализуется, но создается в процессе достижения цели (конкретной интеракции).

Тактика - это "конкретный речевой ход (шаг, поворот, этап) в процессе осуществления речевой стратегии", представляющий собой "одно или несколько действий, способствующих реализации стратегии". Тактика соотносится с определенным этапом в осуществлении стратегии и направлена на реализацию отдельной коммуникативной задачи данного этапа.

Стратегия - направление речевой деятельности, подразумевающее достижение определенной цели, то есть интенционально обусловленное, которое определяет использование частных подструктур, способствующих реализации общего коммуникативного замысла.

По мнению специалиста в области коммуникативных тактик русской речи О.С. Иссерс, коммуникативные стратегии можно разделить на две обширные группы: по характеру и глобальности целей (общие и частные), а также по функциям и характеру их содержания (основные, вспомогательные). Основные стратегии (семантические, когнитивные) непосредственно воздействуют на адресата, его картину мира, целевые установки, моральные и общественные ценности, а вспомогательные оптимизируют речевое воздействие и способствуют более эффективному влиянию на адресата.

А.И. Башук рассматривает жанр инаугурационного выступления и выделяет следующие виды стратегий:

§контекстуальные (государственности, посвящения, декларации общих целей, официального дискурса, свободной референции);

§семантико-психологические стратегии (единства, декларации новых политических принципов, ответственности, "светлого" будущего).

По замечанию автора, ритуальный характер данного жанра обусловливает "жесткий набор указанных контекстуальных стратегий, не зависящих от национально - страновых различий". Что касается семантико - психологических стратегий, апеллирующих к картине мира данной аудитории, то здесь наблюдается обусловленность тематики сообщения актуальностью его проблематики для слушателей.

Исследуя стратегии и тактики, характерные для политического дискурса, О.Н. Паршина выделяет следующие стратегии:

1)стратегия самопрезентации

Речь в данном случае идет, прежде всего, о формировании имиджа политика или его партии. Чем точнее строится имидж политика, тем больше людей испытывают к нему симпатию. Имидж политического лидера во многом создается с помощью различных языковых и речевых средств, так как речевое поведение лидера непосредственно оценивается адресатом, наблюдающим политика по телевизору, слушающего его по радио, читающего интервью в прессе.

С позиций речевой коммуникации, по словам О.Н. Паршиной, "самопрезентация - это эмоциональная "самоподача" оратора, косвенная демонстрация психических качеств его личности для формирования определенного впечатления о нем самом и его целях". У политиков эмоциональная самоподача может быть различной, например, один политик известен, прежде всего, своим эпатажем, а другой - несколько насмешливой манерой разговора и т.д.

В данную стратегию включены различные тактики, а именно:

§тактика отождествления - её суть заключается в демонстрации принадлежности к той или иной группе: социальной, политической и др.

По мнению О.Н. Паршиной, можно выделить пять моделей идентификации избирателей с политическим лидером:

§готовность голосовать за него как за личность;

§ощущение избирателями близости своей политической позиции с взглядами лидера;

§ориентация на его статус;

§вера в эффективность его действий;

§неприятие конкурентов политика (негативная идентификация, голосование по принципу "меньшего зла") . Так, например, в США голосование за кандидата в президенты происходит исходя из его принадлежности к той или иной партии (на данный момент это две крупнейшие партии: демократическая и республиканская). Результаты последних выборов президента США, Барака Обамы, означали также и победу демократической партии над республиканской.

§тактика солидаризации

Эта тактика очень близка предыдущей. Оратор солидарен с адресатом и принимает или понимает его точку зрения (например, "я вас понимаю, я с вами").

§тактики оппозиционирования

Здесь речь идёт о семиотической оппозиции "свой-чужие" или о так называемой "коммуникативной категории чуждости". Например: отнесение себя к различным объединениям (студентов, ветеранов, научной общественности, творческой интеллигенции).

2)стратегия дискредитации и нападения

Цель при использовании этой стратегии - подорвать авторитет дискредитируемого объекта, очернить в глазах избирателей. Например, в своей речи "Четыре свободы" Ф.Д. Рузвельт противопоставляет США странам-агрессорам, в частности, фашисткой Германии посредством употребления лексики с положительной ("peaceful", "steadily", "quietly", "cooperation", "civilized society") и отрицательной коннотацией ("crash of a bomb", "concentration camp", "quicklime in the ditch"), представляющей нравственно приемлемое и неприемлемое поведение, и давая, таким образом, соответствующую оценку каждой из сторон.

Типичной тактикой при использовании этой стратегии является тактика обвинения, которую используют большинство политиков: представление СССР в качестве "средоточия зла" позволяет Р. Рейгану (в своем выступлении перед Национальной ассоциацией евангелистов США 8 марта 1983 года) создать яркий отрицательный образ противника.

3)стратегия самозащиты

Часто используется политиками, которые стали объектом использования стратегии дискредитации. Наиболее характерные тактики этой стратегии - тактика оправдания ("я поступаю правильно, потому что"), тактика оспаривания (несогласие с негативными обвинениями и их опровержение).

4)информационно-интерпретационная стратегия

Это передача политиком информации в его интерпретации, которая, кроме того, отражает его личную оценку настоящей проблемы.

Данная стратегия включает в себя следующие тактики:

§тактика признания существования проблемы

Используется, как правило, в ответной реплике диалога, например: "Такая проблема существует".

§тактика акцентирования положительной информации

Использование слов с положительной оценкой, например: "Этот год был у них рекордным".

5)стратегия формирования эмоционального настроя адресата

Реализуется в основном в выступлениях руководителей государства, обращенных к населению страны по поводу каких-либо важных событий. Включает в себя тактику единения, объединяющую аудиторию как народ ("Мы - единая страна") и тактику обращения к эмоциям адресата, которая включает в себя воодушевляющий пафос (в своей речи "Четыре свободы" Ф.Д. Рузвельт неоднократно подчеркивает, что лишь действуя как единое целое, Америка способна противостоять тирании и жестокости Германии).

В публичном политическом выступлении участвуют три стороны: "мы" - выступающий, а также штат специалистов отвечающих за подготовку речи, создание и поддержание имиджа лидера, "свои" - аудитории, которую необходимо убедить в правильности выдвигаемых утверждений, "чужие" - оппозиция, действия которой направлены на дискредитацию выступающего политика.

Исходя из этого, выделяются три типа стратегий:

) позиционирования;

) конфликта;

) кооперации.

Стратегия позиционирования, включающая репрезентативы, экспрессивы (акты, выражающие эмоциональное состояние), комиссивы (акты принятия обязательств), представлена тактиками реагирования (аффектация, оценка), апологизации (признание вины, раскаяние, сожаление - отвод критики), а также установления авторитета (демонстрация ответственности, угроза, предупреждение).

Для тактики реагирования характерно, наряду с повторами, использование экспрессивной, а также аксиологической лексики. Например, в речи Ф.Д. Рузвельта "Послание нации по случаю трагедии в Перл Харбор" тактика реагирования проявляется в отрицательной оценке и выражении сожаления по поводу случившегося. ("I regret to tell you" - "С сожалением сообщаю Вам"). Он передает аудитории свое отрицательное агрессивное отношение к действиям Японии, используя лексику с отрицательной коннотацией, которая имеет такие компоненты, как "плохой, злой, неприятный", "ложный, нарушающий обещания": "infamy - a bad and shocking act or event" ("злодеяние, низость, подлость - плохое или шокирующее действие или событие"); "premeditated - (especially of a crime or something unpleasant) done after being thought about or carefully planned" ("преднамеренный, предумышленный - (особенно о преступлении или чем-то неприятном) сделанное после размышлений или тщательно спланированное").

Тактика апологизации также характеризуется варьированием экспрессивной лексики, интенсификацией и повторами. Тактика демонстрации ответственности отличается употреблением формул причастности, личных местоимений "I", "we", грамматического времени Present Perfect и лексико-синтаксического повтора. Ярким примером является речь Б. Клинтона "Я согрешил", которой предшествовал известный скандал, связанный с именами Б. Клинтона и М. Левински. Сама цель выступления, таким образом, обусловливала использование тактики апологизации.Б. Клинтон соглашается с обвинениями, которые ему предъявляют сограждане. Он называет два основных условия: "genidne repentance" ("искреннее покаяние") и "broken spirit" ("смиренный дух"). Оратор дает исчерпывающее объяснение: для него это "решимость изменить и склеить трещины" ("a determination to change and to repair breaches'"), "понимание того, что мне необходима помощь Бога" ("an understanding that I must have God's help"), "желание дать то же самое прощение, которое [он] так жаждет получить" ("a willingness to give the very forgiveness I seelf'), а также "отречение от гордыни и гнева" ("a renunciation of the pride and the anger"). Президент указывает на то, что сейчас он соответствует библейским представлениям о праведнике: он честен и непоколебим в своем раскаянии, отрицает гордыню и ищет опору в Боге, хочет научиться прощать.

И, наконец, тактика установления авторитета отличается употреблением императивов модальных глаголов с компонентом долженствования, подчеркивающих сильную и авторитетную позицию оратора, а также тех, кто входит в круг "своих". Например, Ф.Д. Рузвельт в речи "Послание нации по случаю трагедии в Перл Харбор", проявляет свой авторитет в качестве главы государства, что является тактикой установления авторитета, говоря о предпринятых действиях и демонстрируя решительность и силу, качества, ценные и необходимые в критической ситуации. "I have directed that all measures be taken for our defense" - "Я отдал распоряжение, чтобы для нашей защиты были приняты все возможные меры"; "I believe that I interpret the will of the Congress and of the people when I assert" - "Я уверен, что правильно понимаю волю Конгресса и народа, когда я заявляю"; "Iassert that we will not only defend ourselves to the uttermost" - "Я утверждаю, что мы не просто будем защищать себя до последнего".

Шевченко О.П. в своей работе пишет, что стратегия конфликта, включающая декларативы, экспреесивы, представлена тактиками дискредитации (разоблачение, оскорбление) и оппозиционирования. Часто употребляемыми приемами тактики дискредитации явились антитеза, варьирование лексики с негативной коннотацией, метафорическое представление образа оппонента, использование перифраза, интенсификация. Обнаружены примеры, в которых тактика оппозиционирования представлена посредством тактики апологизации. В данном случае оппонентом является сам оратор, его мысли, поступки, действия до переломного момента в его жизни и после него. Тактика оппозиционирования реализовывалась приемами антитезы, метафорического представления и оценочной номинации каждой из сторон, интенсификации, а также разного рода повторов, усиливающих влияние. Например, чтобы подчеркнуть то, что нравственный порядок, который США готовы установить и поддерживать, является полной противоположностью тирании и нового порядка агрессоров, развязавших войну. "Новому порядку" - "new order" президент Ф.Д. Рузвельт противопоставляет нечто более ценное: порядок "нравственный" - "moral order", что наталкивает на мысль о безнравственности первого (из речи Ф.Д. Рузвельта "Четыре свободы").

Стратегия кооперации, включающая акты побуждения, представлена тактиками интеграции, а также формирования эмоционального настроя (аудитории).

Тактика интеграции реализуется посредством использования приемов лексико-синтаксический повтора, варьирования эмоционально насыщенной лексики, градации, бессоюзия, антитезы, риторического вопроса и в использовании личных местоимений - "we" ("мы"), личного и безличного "you" ("вы"), объектного "us" ("нac"), а также притяжательных форм "your" ("ваше") и "our" ("наше"). Например, упоминавшейся ранее речи Ф.Д. Рузвельта "Четыре свободы": Использование притяжательного прилагательного "our" "наш" ("our American history", "our support", "our strength is our unity") позволяет создать у аудитории впечатление того, что это не инициатива одного человека, но желание и воля всего американского народа.

Тактика формирования эмоционального настроя реализуется посредством употребления приемов, создающих нагнетающий эффект: синтаксического, лексического и лексико-синтаксического повторов, градации, риторических вопросов варьирования эмоционально насыщенной лексики, эвфемизмов. Использования таких средств позволяет создать необходимый эмоциональный фон для излагаемых фактов, что, несомненно, увеличивает силу производимого ими эффекта. Примером этого является употребление слов "freedom", "free" - в различных контекстах: "essential human freedoms " "основные свободы человека", "freedom from fear" "свобода от страха", "faith in freedom" "вера в свободу", "freedom means the supremacy of human rights" "свобода обозначает превосходство прав человека" и т.д. в той же речи Ф.Д. Рузвельта "Четыре свободы". Лексический повтор лексических единиц "freedom" - "свобода" в данном случае позволяет оратору закрепить в сознании аудитории мысль о важности свободы, равенства прав любого человека, разбудить чувства гордости и честолюбия, заключающиеся в ревностном отношении к собственной независимости.

Стратегическое планирование речи оптимизирует манипулятивное воздействие ввиду большей систематизации и выгодного сочетания различных компонентов информации.

Стратегическое планирование выступления состоит из неопределенного количества стратегий, характеризующихся уникальным набором тактик и образующих их коммуникативных ходов, или приемов. Необходимо сделать поправку на то, что тактики, использующиеся для реализации какой-либо стратегии, как и отдельные приемы, могут повторяться в различных стратегиях и приемах соответственно.

Таким образом, в жанре публичных выступлений определяющим фактором является эффективность речи, которая достигается посредством стратегически спланированного использования лингво-риторических приемов суггестивного воздействия. Выделяются три основных стратегии (позиционирования, конфликта, кооперации), отражающие суперструктуру политического дискурса, формирующие их тактики, а также приемы, наиболее частотными из которых явились:

различные способы номинации одного события;

прием стереотипии в номинации;

варьирование/ повтор определенных слов и сем;

прием повтора (лексический, лексико-синтаксический повторы; использование перифраза, литоты, синонимов);

прием цитирования;

прием антитезы, контраста или сравнения;

использование несобственно-прямой речи;

использование риторических вопросов;

а также стратегическое построение выступления.

Информация, предлагаемая в выступлении, соответствует принципам коммуникативности и коммуникабельности, а также этнокультурному коду аудитории - соответствовать уровню политической культуры, менталитету участников коммуникативного события. Выступление должно "вписываться" в привычные рамки сознания масс.


Выводы к Главе 1


1. На сегодняшний день существует множество определений понятия "политический дискурс", разные исследователи дают свою трактовку и своё видение сущности этого явления.

. Доминирующей целью политического дискурса является манипуляция сознанием масс, что предполагает внушение определенных намерений и установок и мотивацию вполне определенных реакций и действий.

. Речевое воздействие является неотъемлемой составляющей политического дискурса, в котором важную роль играет фактор адресата, на которого направлено речевое воздействие, и который сам участвует в формировании структуры политического дискурса.

. Существует так же ряд манипулятивных стратегий, среди которых выделяются три основных стратегии (позиционирования, конфликта, кооперации), отражающие суперструктуру политического дискурса и формирующие их тактики.

Глава 2. Реализация прагматических стратегий в публичных выступлениях британских политиков


2.1 Речь У. Черчилля "Военное послание нации"


сентября 1939 года, когда Германия вторглась в Польшу, началась Вторая Мировая Война. 3 сентября в 11 часов утра в войну официально вступило Соединённое Королевство.

В короткой речи премьер-министра "War Speech", которую Черчиль произнёс по случаю начала Второй Мировой Войны, содержится пламенный призыв к борьбе протии фашисткой тирании "Nazi tyranny". Ввиду краткости данное выступление обладаем невероятным эмоциональным напряжением, создаваемым семантикой использующейся лексики, яркими метафорами и повторами.

Целью данной речи явилось не столько объявление о нападении фашистской Германии, сколько настрой Британской нации на борьбу и безоговорочную победу в праведной войне во имя спасения цивилизации.

Исходя из цели, оратором были поставлены несколько задач:

. Указать на критичность ситуации, обусловленную войной с фашистской Германией, и указать на несправедливость действий последней;

2. Показать и внушить значимость совместных действий и учета интересов каждого, тем самым оправдать решение о создании коалиционного правительства;

. Проявить себя в качестве авторитетного и ответственного политика отвечающего за свои действия и способного поддержать страну в критичный для нее момент.

Рассмотрим более подробно, как Черчилль решает в своей речи каждую задачу:

1.Указать на критичность ситуации, обусловленную войной с фашистской Германией, и указать на несправедливость действий последней.

У. Черчилль понимал, что означает начало войны для Великобритании и для всего мира, насколько это будет опасным и тяжелым испытанием. Премьер демонстрирует серьезность стоящей перед британцами задачи, а также, апеллируя к их патриотическим чувствам, настраивает на борьбу и объединение. Это выражается в стратегии кооперации, тактиках формирования эмоционального настроя и интеграции.

Тактика формирования эмоционального настроя позволяет премьер - министру, затронув чувства гордости, ответственности, настроить британцев на борьбу в одной из опаснейших и грандиознейших военных кампаний прошлого столетия. Настраивая аудиторию на решительные действия, премьер-министр говорит о моральных принципах и убеждениях, поддерживающих устремленность британского народа, и проистекающем из этого спокойствии. Он использует такие выражения, как "moral conviction" ("нравственное убеждение"), "ever-fresh resilience" ("постоянная стойкость"), "strength and energy" ("сила и энергия",)"in our own hearts <. > there is peace" ("в наших сердцах мир"), "our consciences are at rest" ("наша совесть спокойна").

"Мир в сердцах" и "спокойная совесть", о которых говорит премьер, является указанием на непричастность Великобритании к развязыванию войны. Спокойствие противопоставляется атмосфере мрачности, опасности предстоящего мероприятия. Использование таких сочетаний как "solemn hour" ("торжественный, серьезный час"), "long, doubtful and dark days" ("долгие, полные сомнений и печали дни"), "the gravity of the task" ("серьезность задания"), "temerity of the ordeal" ("суровость испытания"), "a sad day" ("печальный день"), "great trials " ("великие испытания"), создает гнетущую атмосферу, ввиду компонентов "серьезный", "печальный", "неприятный", "без надежды на успех", содержащихся в значении этих единиц: "solemn - serious and without any amusement" ("торжественный, скорбный - серьезный, без развлечения"), "dark - sad and without hope" ("темный, мрачный - печальный или безнадежный"), "sad - not satisfactory or pleasant" ("печальный - неудовлетворительный или неприятный"), "gravity, grave - seriously bad" ("серьезность, тяжелый - в очень плохом состоянии"), "doubtful - if a situation is doubtful, it is unlikely to happen or to be successful" ("сомнительный - если ситуация сомнительна, то это значит, что вероятнее всего она не будет успешной"), "temerity - a willingness to do or say something that shocks or upsets other people" ("безрассудство, безрассудная смелость - желание сделать или сказать что-то шокирующее или расстраивающее людей"), "ordeal - a severe trial or experience" ("суровое испытание - тяжелое испытание или опыт"), "trial - a test of faith, patience, or stamina through subjection to suffering or temptation " ("тяжелое испытание - проверка на веру, спокойствие или стойкость посредством подверганию страданию или соблазну").

Премьер использует перифраз, чтобы достаточно образно изобразить войну раскрыть ее суть: "long, doubtful and dark days" - "длинные, сомнительные и мрачные дни". Метафорическое представление военных действий основано на сравнении с экстремальными природными явлениями "бурей", "штормом" ("the storms of war", "the fury of its [of the war] gales"), что отражает стихийность, порывистость, непредсказуемость, внезапность. военных действий. Компонент "very" ("очень"), содержащийся в семантике данных единиц как и семантика единицы "fury" ("ярость") повышает эмоциональность высказывания, добавляет красок в описание воны: "storm -

an extreme weather condition with very strong wind, heavy rain and often thunder

and lightning" ("шторм - экстремальные погодные условия с очень сильным

ветром, ливнем, часто сопровождаемый громом и молниями"), "gale - a very strong wind" ("буря - очень сильный ветер"), "fury - violent or uncontrolled anger; wild rage " ("ярость - сильный, неконтролируемый гнев; дикий гнев") Создать в сознании слушателей яркий и запоминающийся образ и произвести гораздо более сильное воздействие оратору позволяет метафора, а также оценочная номинация войны посредством употребления эмфатических "ordeal" и "trial", обозначающих "тяжелое испытание" усиливается определениями: прилагательным "great" ("продолжительный") и существительными "gravity" ("опасность"), "temerity" ("безрассудство").

У. Черчилль говорит о победе не как о дне триумфа над врагом, но как о дне возвращения самого ценного, что есть у современного свободного человека - прав и свобод. Перифраз ("the day, when our liberties and rights will be restored to us" - "день, когда наши свободы и наши права будут нам возвращены") доступно и весьма лаконично представляет то, что получат англичане, победив в этой войне. Двойной повтор фразы "we look forward to the day" ("мы с нетерпением ждем тот день"), а также синонимический повтор - "surely and confidently" ("без сомнений и с уверенностью", отражающий уверенность самого оратора, создают нагнетающий эффект и способствуют утверждению мысли о победе, которую нужно только дождаться.

Обращение премьер-министра к патриотическим чувствам англичан весьма закономерно ввиду славного прошлого Британской Империи, прошедшей длинный путь в своей истории, и менталитета англичан, в прошлом задир, в настоящем переговорщиков и защитников прав и свобод каждого человека в современном мире. Рассмотрим это на примере: "а generation of Britons here now ready to prove itself not unworthy of the days of yore and not unworthy of those great men, the fathers of our land, who laid the foundations of our laws and shaped the greatness of our country" - "поколение

Британцев сейчас готовы доказать, что они достойны былых дней, достойны великих людей, отцов нашей земли, которые заложили фундамент нашей страны, наших законов и оформили величие нашей страны". Литота "not unworthy" используется для более яркого акцентирования того, что новое поколение британцев достойно своих славных предков. Повтор этого сочетания усиливает акцент и создает нагнетающий эффект. Указание на былые времена ("the days of yore", "the fathers of our land") является апелляцией к патриотическим чувствам британцев. Варьирование лексики с компонентом "великий" ("great trials " - "великие испытания", "great теп " - "великие люди", "the greatness of our country" - "величие нашей страны") является ярким позиционированием идеи о том, что великие испытания выпадают на долю великих людей. Повтор этой мысли помогает оратору внушить ее аудитории и, таким образом, актуализировать патриотические чувства.

У. Черчилль продолжает свою мысль о могуществе Империи. Рассмотрим следующий пример: "Wе must not underrate <. >we shall not be found unequal. We must expect many disappointments "; "the task we have freely accepted is one not beyond the compass and the strength of the British Empire " - "Мы не должны недооценивать серьезность задания <. > наши силы не должны оказаться неравными. Мы должны быть готовы к многочисленным разочарованиям"; "задание, которое мы с легкостью приняли не находится за пределами возможностей и сил Британской Империи".

Вариация идеи о необходимости стойкости, которая усиливается употреблением литот "not underrate", "not be found unequal", "not beyond the compass", а также использованием модального глагола "must" ("должны"), усиливающего эмоциональное напряжение, позволяют эффективней мотивировать англичан к борьбе, бросая им подобными словами вызов.

Убедить аудиторию в верности выдвигаемых утверждений о необходимости борьбы и сплочения, оратору помогает использование стратегии конфликта и формирующих его тактик оппозиционирования и дискредитации, обличающих агрессора и оправдывающих позицию Великобритании. Данные тактики используются параллельно и проявляются в употреблении лексики с отрицательной и оценочной коннотацией, метафорическом представлении Германии, а также в широком применении антитезы, контрастно представляющую каждую из сторон.

Премьер-министр явно дает понять, что агрессором является фашистская Германия, а позиция Великобритании миротворческая и оборонительная: "We are fighting to save the whole world from the pestilence of Nazi tyranny and in defense of all that is most sacred to man " - "Мы сражаемся, чтобы спасти весь мир от чумы фашистской тирании и в защиту всего самого священного для человека".

Используя антитезу "tyranny " ("тирания") - "all that is most sacred to man" ("самое священное для человека"), оратор противопоставляет цели Германии и Великобритании: установление тотального господства и защита прав и свобод человека.

Метафорическое представление тирании Германии, заключающееся в сравнении ее с "чумой" ("the pestilence of Nazi tyranny": "pestilence - 1. any very serious infectious disease that spreads quickly and kills large numbers of people;

2. a serious and growing problem " - "любая очень тяжелая болезнь, которая быстро распространяется и убивает множество людей;

. серьезная, обостряющаяся проблема"), позволяет создать яркий отрицательный образ агрессора. Оперируя образом заразной болезни, быстро распространяющейся, молниеносно уносящей тысячи жизней, оратор одним словом создает весьма устойчивый образ, раскрывающий суть притязаний Германии: захватить мир и лишить людей свободы - это болезненное, но не здоровое желание.

У. Черчилль отрицает любые меркантильные и захватнические цели Великобритании в этой войне, противопоставляя их истинным гуманным и благородным мотивам. Рассмотрим пример, в котором это проявляется: "This is по war of domination or imperial aggrandizement or material gain; no war to shut any country out of its sunlight and means ofprogress. It is a war, viewed in its inhe? 'ent quality, to establish, on impregnable rocks, the rights of the individual, and it is a war to establish and revive the stature of man " - "Это не война на достижение превосходства или империалистического могущества или получения материальной выгоды; эта война не направлена на то, чтобы лишить хоть какую-нибудь страну солнечного света или средств продвижения. Это война, рассматриваемая в своем неотъемлемом качестве, по восстановлению - на неприступной опоре - прав человека и это война по восстановлению и возрождению человека".

Оратор использует прием антитезы для противопоставления, войны захватнической, несправедливой со стороны Германии ("war of domination or imperial aggrandizement or material gain", "war to shut any country out of its sunlight and means of progress") и "войны-Крестового Похода" со стороны Британии ("war <. > to establish, on impregnable rocks, the rights of the individual", "war to establish and revive the stature of man"), страны, призванной вернуть человеку право на свободу и жизнь. Лексико-синтаксический повтор усиливает эмоциональное воздействие, производимое словами У. Черчилля.

Варьирование таких лексических единиц как "domination", "imperial", "aggrandizement" - имеют отрицательную коннотацию, ввиду расхождения данных положений с демократическими принципами цивилизованного общества: "domination - (often disapproving) to have control over a place or a person, or to be the most important person or thing" ("доминирование - (часто неодобрительное) контролировать место или человека, или быть наиболее важным человеком или объектом"), "imperial - from imperialism - (often disapproving) a system in which a country rides other countries, sometimes having used force to obtain power over them" ("империалистический - от империализм - (часто неодобрительный) система, в которой страна управляет другими, иногда используя силу, чтобы получить власть над ними"), "aggrandizement - (formal, disapproving) increase in power the amount of political control a person or group has in a country, importance or wealth" ("наращивание могущества - (официальный, неодобрительный) возрастать в силе"), "material - relating to physical objects or money rather than emotions or the spiritual world" ("материальный - относящийся более к материальным вещам или деньгам, нежели к эмоциям или духовному миру").

2. Показать и внушить значимость совместных действий и учета интересов каждого, тем самым оправдать решение о создании коалиционного правительства.

Премьер-министр как никто понимает, что в опасный для страны момент помощь каждого совершенно необходима, поэтому использование в выступлении тактики интеграции, формирующей стратегию кооперации, вполне мотивировано. На использование данной тактики указывает частое использование "интегрирующих" местоимений "we" ("мы") и притяжательной формы "our" "наше": "we must not underrate" - "мы не должны недооценивать", "we must expect" - "мы должны ожидать", "we may be sure " - "мы можем быть уверены", "the task which we have freely accepted" - "задание, которое мы с легкостью приняли", "we are sure " - "мы уверены"; "our repeated efforts for peace" - "наши повторные попытки восстановить мир", "our own hearts" - "наши сердца", "our hands" - "наши руки", "our consciences" - "наша совесть", "our Island" - "наш остров", "our laws" - "наши законы", "the greatness of our countiy" - "величие нашей страны", "our most dearly valued traditional liberties" - "наши наиболее ценные традиционные свободы".

Варьирование контекстуальных синонимов с компонентом "единство, содружество" создает эмоциональное напряжение и способствуют эффективному внушению мысли о необходимости объединения усилий и отсутствии иного выбора: "concurrence - agreement or union in action, cooperation" ("согласие - согласие и единство в действиях, сотрудничество"), "cooperation - association of persons for common benefit or effort" ("сотрудничество - объединение людей для получения общей выгоды или объединения усилий"), "comradeship - the feeling of friendship between people who live or work together, especially in a difficidt situation" ("сотрудничество, товарищество - чувство дружбы между людьми, которые живут или работают вместе, особенно в сложной ситуации"), "brotherhood - (the members of) a particular organization or (more generally) friendship and loyalty" ("братство - организация или ее члены; (в широком понимании) дружба или верность"). Интенсификация посредством употребления прилагательного "the only" - "единственный" ("the only foundation" - "единственная основа"), лексико-синтаксического повтора единицы "indispensable" ("неотъемлемый), имеющей значение "чрезвычайно необходимый, важнейший" ("absolutely necessary, essential") нагнетает атмосферу срочности и важности. Не предоставляя альтернативы, У. Черчилль говорит о том, что единственно правильный и возможный способ победить - объединить усилия против общего врага.

3.Проявить себя в качестве авторитетного и ответственного политика, отвечающего за свои действия и способного поддержать страну в критичный для нее момент.

Тактика установления авторитета, составляющая стратегии позиционирования, проявляется в утвердительном тоне, который выбрал оратор для преподнесения значимости и масштабности действий Британии и который органично вписывается в речь ввиду критичности ситуации, требующей жесткости, строгости и четкого руководства. Рассмотрим следующие примеры: "We are fighting to save the whole world" - "Мы боремся, чтобы спасти весь мир"; "We are sure that these liberties will be in hands which will not abuse them, which will use them for no class or party interests, which will cherish and guard them, and we look forward to the day, surely and confidently we look forward to the day, when our liberties and rights will be restored to us, and when we shall be able to share them with the peoples to whom such blessings are unknown " - "Мы уверены, что эти свободы будут в у того, кто не злоупотребит ими, не использует их в партийных или классовых интересах, а будет лелеять и хранить их. И мы с нетерпением ждем, с уверенностью ждем тот день, когда наши права и свободы будут нам возвращены и когда мы сможем их разделить их с народами, которым такое счастье неведомо".

Антитеза, создающаяся посредством противопоставления неправильного и должного, верного обращения с правами и свободами, позволяет подчеркнуть позицию Великобритании, как страны, способной обеспечить должную защиту достижениям цивилизации: единица "abuse " - "злоупотреблять" ("to put to a wrong or improper use" - "использовать нечестным или недолжным образом") противопоставляется таким как "cherish" - "лелеять" ("to keep or cultivate with care and affection" - "хранить или растить с заботой и любовью"), "guard" - "охранять" ("to protect from danger" - "защищать от опасности"). Гиперболизация значительности предпринимаемых действий ("the whole world" - "весь мир", "the peoples" - "народы") позволяет У. Черчиллю показать значимость участия британцев в этой войне по восстановлению справедливости. Лексико-синтаксический повтор ("we look fonward"), а также варьирование лексики с компонентом "уверенность" ("sure", "surely", "confidently") подчеркивают нетерпение и решительность премьера в стремлении добиться победы, а также его абсолютную уверенность.

Итак, блестяще используя выразительные средства английской речи, У. Черчилль сумел создать из публичного выступления поистине литературный шедевр, по достоинству оцененный как современниками, так и потомками и вошедший в историю как одно из самых выдающихся ораторских выступлений.


2.2 Речь У. Черчилля "Кровь, пот и слезы"


Неудачи внешнеполитического курса привели к смене правительства в Англии. 10 мая 1940 года новым премьер-министром стал У. Черчилль. Встретившись с членами Кабинета Министров 13 мая, он сказал им: "Мне нечего предложить кроме крови, тяжелой работы, слез и пота", и повторил эту фразу позже, когда просил Палату Общин проголосовать за доверие новому коалиционному правительству. Ответ лейбористов был весьма радостным, а консерваторы встретили предложение с холодком, поскольку они все еще хотели видеть в качестве премьер-министра Н. Чемберлена, несмотря на то, что его политика уступок Германии в качестве "противовеса" СССР провалилась. Впервые у людей появилась надежда, однако, У. Черчилль прокомментировал это таким образом: "Бедняги, бедняги. Они мне верят, а я могу им предложить лишь несчастье на довольно долгий срок".

Целью данного выступления было убеждение членов Палаты Общин в правильности принятого новым премьер-министром У. Черчиллем решения о создании коалиционного правительства. Соответственно задачами выступления явились следующие:

Указать на критичность ситуации, обусловленную войной с фашистской Германией, заставить аудиторию задуматься о серьезности и опасности положения, а также, задев патриотические чувства, вселить желание бороться до победного конца.

Показать и внушить значимость совместных действий, важность единства.

Проявить себя в качестве авторитетного, сильного лидера, к которому стоит прислушаться, так как он знает, что делать и не теряет самообладания в критический для страны момент.

Доказать оправданность своих действий членам Палаты Общин.

Остановимся подробнее на тех приёмах, которые использует Черчилль для выполнения каждой задачи:

1. Указать на критичность ситуации, обусловленную войной с фашистской Германией, заставить аудиторию задуматься о серьезности и опасности положения, а также, задев патриотические чувства, вселить желание бороться до победного конца.

Премьер-министр эмоционально готовит аудиторию к неизбежному -

беспрецедентному военному конфликту: "I have nothing to offer but blood, toil,and sweat. We have before us an ordeal of the most grievous kind. We have before us many, many long months of struggle and of suffering " - "Мне нечего вам предложить кроме крови, тяжелого труда, слез и пота. Мы на пороге самого мучительного испытания. Перед нами многие, многие месяцы борьбы и страданий". Использование перифразов вместо лексической единицы "война" - "blood, toil, tears and sweat", "an ordeal of the most grievous kind", "many, many long months of struggle and of suffering", является своего рода дисфемизмизацией, заменяющей единицу "war", табуированное, однако, более нейтральное по сравнению с предложенными. Используя эмоционально нагруженную лексику, в значение которой входит компонент "боль" ("pain"), оратор усиливает негативное воздействие: "ordeal - a very unpleasant and painful or difficidt experience" ("тяжелое испытание - очень неприятный и болезненный или сложный опыт"), "grievous - having very serious effects or causing great pain" ("мучительный, скорбный - имеющий серьезные последствия или причиняющий сильную боль"), "suffering - when you experience physical or mental pain " ("страдание - состояние переживания физической или психической боли"). Лексико-синтаксический повтор ("we have before us ") также усиливает воздействие произнесенных слов.

Лексический повтор, а также противопоставление логических цепочек "victory" - "survival" ("победа" - "выживание") и "nо victory" - "nо survival" ("поражение" - "нет выживания") способствует созданию нагнетающего эффекта и акцентированию идеи о невозможности продолжения жизни без победы: "to wage war, by sea, land and air" - "Вести войну - на море, на земле и в воздухе", "to wage war against a monstrous tyranny" - "вести войну против ужасной тирании"; "victory, victory at all costs, victory in spite of all terror, victory, however long and hard the road may be" - "Победа, победа любой ценой. Победа, несмотря на весь ужас и несмотря насколько долгой и трудной может быть путь"; "without victory, there is no survival" - "без победы нет выживания", "по survival for the British Empire, no survival for all that the British Empire has stood for, no survival for the urge and impulse of the ages" - "без выживания Британской Империи, не выживет и то, что она отстаивала, исчезнет импульс для продвижения человечества к. своей цели"), Идея о трудностях, цене и ужасе усиливается самой семантикой слова "survival" "выживание" - "smb. or smth. that continues to live or exist, especially after coming close to dying or being destroyed or after being in a difficult or threatening situation" ("кто-то или что-то продолжающее жить или существовать особенно после близкой смерти или разрушения, или после трудной или опасной ситуации").

Градация в данном отрывке идет по двум направлениям: первая линия завершается ужасающим выводом о "невозможности, выживания без победы" - "without victory, there is no survival" и обоснованием той "цены", которую нужно заплатить - "all costs", "ужасов" - "all terror" и трудностей, которые нужно преодолеть - "however long and hard the road may be". Вторая линия продолжает идею первой о необходимости победы, рисуя страшную картину будущего в случае поражения: исчезновение Великобритании, ее идеалов и нечто невероятно глобальное - "потеря человечеством импульса к развитию" - "nо survival for the British Empire (all that the British Empire has stood for; the urge and impulse of the ages)". Оратор умело подводит аудиторию к мысли о том, что поражение в войне будет равносильно краху цивилизации. Повтор в этом отрезке выступления слова "all" ("весь, всецелый"), усиливает ощущение глобальности и масштабности: "with all our might" ("со всей мощью"), "with all the strength" ("со всей силой"), "victory at all costs" ("победа любой ценой"), "in spite of all terror" ("несмотря на весь ужас"), "survival for all that the British Empire" ("выживание для всей Британской империи").У. Черчилль, умело используя эмоциональную силу лексики, приемов повтора и градации создает необходимый эмоциональный фон для излагаемых фактов, что, несомненно, увеличивает силу производимого ими эффекта.

Весьма яркой в выступлении является стратегия конфликта и составляющая ее тактика дискредитации, проявляющиеся в характеристике, которую премьер дает сильному и опасному врагу. Фашистская Германия, поражающая своей жестокостью и методами, страна, развязавшая одну из величайших войн, весьма обоснованно получила название "чудовищной тирании, непревзойденной в темном, прискорбном списке преступлений человечества" ("a monstrous tyranny, never surpassed in the dark, lamentable catalogue of human crime"). Использование только этого перифраза, настолько насыщенного негативными эмоциями, позволяет оратору уничтожить Германию в глазах общественности. Использование идеографических синонимов содержащих компонент "жестокий", "нечестный", "плохой" создает необходимый эмоциональный фон, способствующий более эффективной дискредитации противника: "monstrous - very bad or cruel" ("чудовищный - очень плохой или жестокий"), "tyranny - government by a ruler or small group of people who have unlimited power over the people in their country or state and use it unfairly and cruelly " ("тирания - правительство, представленное одним человеком или группой людей, имеющих неограниченную власть над людьми в своей стране или штате и использующих эту власть нечестно или жестоко"), "lamentable - deserving severe criticism; very bad" ("прискорбный - заслуживающий жесткой критики; очень плохой"), " crime - an illegal act, an immoral or very foolish act or situation" ("преступление - неправомерный акт, аморальный или глупый поступок или поведение").

2. Показать и внушить значимость совместных действий, важность единства.

Сознание важности и неотложности происходящего - необходимое условие кооперации, того, чего У. Черчилль ждет от Правительства и Парламента Великобритании. Варьирование лексики с компонентом "very" ("очень") позволяется оратору усилить эмоциональное напряжение речи: "extreme - very large in amount or degree" - "чрезвычайный, исключительный - очень большой по количеству или степени", "urgency - sth. needing attention very soon " - "безотлагательность - что-либо, требующее внимания очень скоро", "rigour (of events) - smth. extremely strict" - " (события требующие принятия) строгих мер - что-либо невероятно строгое", "greatest - superlative from great - notably large in size" - "величайший - превосходная форма прилагательного грандиозный - значительный по размеру"). Той же цели служит серия лексико - синтаксических повторов: "it must be remembered that we are in the preliminary stage - that we are in action at many other points - that we have to be prepared - that the air battle is continuous - that many preparations <. > have to be made" - "не нужно забывать, что мы находимся на предварительной стадии - что мы ведем боевые действия во многих других точках - что мы должны быть готовы - что война в небе продолжительна - что мы должны тщательно подготовиться здесь, дома". Повторы создают нагнетающий эффект и, следственно, необходимый эмоциональный настрой, способствующий более эффективному внушению выдвигаемых утверждений.

В речи также наблюдается градация в интенсивности используемых модальных глаголов со значением необходимости: от менее "требовательного" "should" ("следует") к более "обязательному" "have to" ("обязаны"): "this should be done" - "это необходимо сделать", "the House should be led to meet" - "Палату необходимо убедить собраться"; "we have to be prepared" - "мы должны быть готовы", "preparations <. > have to be made" - "мы должны провести серию подготовительных мероприятий". Таким образом, оратор, начиная речь с советов и просьб, переходит к открытому требованию. В ситуации эмоционального накала, созданного по ходу речи, это не воспринимается как оскорбление, а объясняется ее интенсивностью.

Заставив прочувствовать серьезность и опасность момента, У. Черчилль просто и логично доказывает, что на войне нет места индивидуализму, сила - в единстве. В данной речи стратегия кооперации, тактика интеграции представлены следующим образом: премьер-министр говорит о себе, о членах правительства, о народе, как о едином целом. Это проявляется в использовании личных местоимений "we" ("мы"), а также "you" ("вы"), употребление которого создает у слушающего ощущение того, что премьер обращается именно к нему, притяжательного прилагательного "our" ("наше"), объектного местоимения "us" ("нас"). Их использование и повтор создают ощущение единения, общности целей, усилий, страданий: "we are in the preliminary stage" ("мы находимся в предварительной стадии"), "we are in action" ("мы - ведем действия"), "we have to be" ("мы должны быть"); двукратное использование фраз "we have before us" ("перед нами")"ourpolicy" ("наша политика";)"you ask" ("вы спросите"), "our aim" ("наша цель"). Оратор подчеркивает, что только "вместе, нашими общими усилиями" ("together with our united strength") можно достичь победного конца. Акцентирование идеи единения позволяет оратору сгладить разногласия между членами разных партий или показать их несостоятельность, что весьма важно в условиях коалиционного правительства, за которое агитирует У. Черчилль.

Тактика формирования эмоционального настроя, формирующая стратегию кооперации, явилась одной из ключевых в данном выступлении. Оратор понимал, что перед ним стоит не простая задача - заставить членов Палаты Общин принять идею о многопартийности в правительстве.

У. Черчилль завершает речь призывом к объединению усилий. Использование формул причастности и синтаксического повтора ("I take up ту task" - "Я берусь за свое задание", "I feel sure" - "я чувствую уверенность", "I feel entitled to claim the aid of all" - "я чувствую, что могу попросить всех о помощи", "and I say " - "и я прошу") создает нагнетающий эффект и эмоциональный накал, необходимый оратору для действенности его последней и главной фразы - призыва к действиям: "Let us go forward together with our united strength " - "Пойдемте, давайте вместе пойдем вперед объединенной силой". Идея веры, которую выдвигает оратор, подчеркивается употреблением лексических единиц "hope" - "надеяться", "sure" - "уверенный", поддерживает идею веры в победу, о которой он говорил выше.

. Проявить себя в качестве авторитетного, сильного лидера, к которому стоит прислушаться, так как он знает, что делать, и не теряет самообладания в критический для страны момент.

У. Черчилль стремится предстать в качестве сильного и решительного политика, что проявляется в тактике демонстрации личной ответственности и стратегии позиционирования. В речи данная тактика проявляется в том, что У. Черчилль подчеркивает, что именно он исполняет в настоящее время обязанности премьер-министра, по приказу Королевы, и, соответственно, является главой правительства: "I received Her Majesty's commission to form a new Administration " - "Я получил поручение от Ее Величества сформировать новое правительство".

Премьер подчеркивает важность и динамику предпринятых им шагов, используя грамматическое время Present Perfect ("I have completed" - "Я завершил"). И, несмотря на употребление пассивного залога, слушающий понимает, что это все заслуга премьера: "War Cabinet has been formed" - "Военный Кабинет был сформирован"; "The three Fighting Services have been filled" - "Были сформированы три основные военные службы". Варьирование лексики со значением "завершенности" позволяет премьеру подчеркнуть осуществление всего намеченного, выполнение своих обещаний и обязанностей в настоящее время или в ближайшем будущем: "I have completed" - "Я завершил", "I hope to complete" - "Я надеюсь закончить", "ту task will be completed" - "Мое задание будет выполнено".

У. Черчилль понимает, что людям нужен как сильный лидер, так и ответы на волнующие их вопросы: Что нас ждет? Что делать? Премьер может вселить веру, заставляя поверить в свои силы и отсутствие иного выбора. Задавая риторические вопросы, он повышает эмоциональный тонус своей речи, а также переходит к установлению более тесного контакта с аудиторией, создавая атмосферу диалога и давая ответы на вопросы, волнующие нацию: "You ask, what is our policy? I can say " - "Вы спросите, какова наша политика? Я могу ответить"; "You ask, what is our aim? I can answer in one word" - "Вы спросите, какова наша цель? Я могу ответить одним словом").

4. Доказать оправданность своих действий членам Палаты Общин

Премьер-министр вынужден доказывать оправданность своих действий членам Палаты Общин. Это воплощено в тактике апологизации, формирующей стратегию позиционирования. Оратор формирует одобрительное отношение у представителей Палаты к новому коалиционному правительству, называя его "the united and inflexible resolve of the nation to prosecute the war with Germany to a victorious conclusion" - "объединенным и неизменным намерением нации продолжать войну с Германией до победного конца". Отождествляя свои решения с решениями всего Британского народа посредством употребления метафоры ("resolve of the nation" - "решение нации") и ярких, говорящих за себя синонимов ("united" - "объединенный", "inflexible" - "неизменный"), У. Черчилль снимает с себя ответственность за шаг, вызвавший недовольство у консерваторов - формирование коалиционного правительства.

У. Черчилль аргументирует коалиционный состав правительства тем, что в ситуации войны каждый имеет право принимать решение, от которого зависит его жизнь, а также тем, что это продиктовано желанием народа: "It is the evident wish and will of Parliament and the nation that this should be conceived on the broadest possible basis and that it should include all parties, both those who supported the late Government and also the parties of the Opposition " - "Это очевидное желание и воля Парламента и нации, что это дело должно быть обдумано с учетом всех факторов и должно включать все партии: тех, кто поддержал прошлое правительство и также партии Оппозиции". Прием интенсификации ("broadest possible" - "максимально обширный") метафорически подчеркивает коалиционный состав правительства. Использование синонимов "wish and will" ("желание и воля"), а также определения "evident" ("очевидный") позволяет акцентировать то, что решение о создании многопартийного правительства - желание народа и Парламента, а не субъективный взгляд премьер-министра на проблему. В критический момент "Парламент и нацию" ("Parliament and the nation"), противников и единомышленников Правительства ("those who supported the late Government" - "те, кто поддержали прошлое Правительство", "the Opposition" - "Оппозиция"), объединяет общий враг, победить которого можно лишь сообща. Используя пример антитезы, У. Черчилль в очередной раз возвращается к теме единства, подчеркивая ее значимость.

Поспешность в принятии решения о формировании Правительства У. Черчилль также объясняет сложившейся критической ситуацией: "extreme urgency and rigour of events" - "чрезвычайная срочность и жесткость событий". Используя лексику с компонентом "очень" ("extreme - very large in amount or degree" - "невероятно - очень большой по количеству или в степени", "urgency - something needing attention very soon" - "срочность - что-либо, требующее внимания в ближайшем будущем", "rigour - something that is extremely strict" - "жесткость - что-то невероятно суровое") оратор нагнетает атмосферу напряженности, опасности и необходимости безотлагательных действий, что служит прекрасным фоном для аргументирования занимаемой позиции.

Война оправдывает и то, что премьер не может обещать ни спокойствия, ни экономического процветания, ни победы, но лишь тяжелый труд и страдания: "I have nothing to offer but blood, toil, tears and sweat" - "Мне нечего предложить кроме крови, изнурительного труда, слез и пота". Интенсификация ("nothing to offer "), а также метафорическое представление войны ("blood, toil, tears and sweat"), создают нагнетающий эффект и подчеркивают трудность предстоящих испытаний. Однако подобная прямолинейность заслуживает одобрения - премьер не пытается скрыть от народа весь ужас войны, не обещает спокойствия и процветания, чтобы заслужить обманным способом популярность и благосклонность, но трезво оценивает ситуацию и готовит к предстоящему кошмару свой народ, который, несмотря на возможные тяготы и лишения он намерен привести к победе.

Можно сделать вывод, что в данном выступлении У. Черчилль проявил себя как сильный авторитетный политик, способный на решительные действия даже в момент крайней опасности. Виртуозно пользуясь силой слова - стилистическими и риторическими приемами, такими как риторический вопрос, усиление, градация, оценочная номинация, перифраз, метафора, использование оценочной лексики, пассивных конструкций и грамматического времени Present Perfect, варьирование лексики с отрицательной и положительной коннотацией, а также используя незаурядные личные таланты - природное обаяние и писательский талант, ему удалось задеть нужные струны в душах и умах аудитории; настроенной однозначно против, и получить одобрение представленного проекта коалиционного правительства. Более того, после политики, проводимой Н. Чемберленом, побудить англичан к борьбе до победы "любой ценой", было величайшим достижением и личной заслугой премьера.


2.3 Речь М. Тэтчер на Конференции в Брайтоне


Наилучший период первой женщины премьер-министра пришелся на начало 1980-х, когда фигура меньшего калибра просто отступила бы и сошла со сцены. В первые пять лет правления М. Тэтчер один за другим возникли три серьезнейших кризиса. Во-первых, началась борьба с инфляцией; затем возникла угроза международного унижения со стороны латиноамериканского военного диктатора, а в 1984-1985 годах наступила последняя великая битва классовой войны, когда забастовали шахтеры всей страны, и энергетика Великобритании оказалась на грани полного разрушения.

Целью данной речи было успокоение аудитории, убеждение ее в правильности избранного Правительством курса, а также проявление силы и авторитета в решении не только внутренних, но и международных проблем. Соответственно, были поставлены следующие задачи:

1.Убедить аудиторию в правильности и успешности настоящего курса Правительства и настроить на упорную работу.

2.Показать важность единства как залога силы и процветания нации.

3.Аргументировать справедливость выдвигаемых утверждений посредством приведения логических доводов и фактических доказательств.

4.Проявить свой авторитет и силу Правительства.

5.Показать несостоятельность предыдущего правления и, таким образом, подчеркнуть значимость и ценность нынешнего.

6. Продемонстрировав отличие капиталистического строя от социалистического, показать перспективность первого.

Рассмотрим каждую задачу и пути её решения в данной речи более подробно:

1.Убедить аудиторию в правильности и успешности настоящего курса Правительства и настроить на упорную работу.

Стратегия кооперации представлена в первую очередь тактикой формирования эмоционального настроя.М. Тэтчер убеждает членов партии консерваторов в успешности их курса, несмотря на всевозможные преграды и кризисную ситуацию в стране.

Ощущение критичности положения и, как следствие, необходимости быстрых и решительных действий создает лексический повтор единицы "vital" - "жизненно важный" ("that task was vital" - "задание было жизненно важным", "more vital than ever" - "важным как никогда прежде"), который производит сильное впечатление вследствие высокой эмоциональной интенсивности семантики слова "vital", имеющего значение "необходимый для успеха или продолжения существования чего-либо, чрезвычайно важный" ("necessary for the success or continued existence of something; extremely important").

Градация, формируемая варьированием лексики со значением "more" ("более"), позволяет создать нагнетающий эффект и подчеркнуть остроту ситуации, в которой находится Британия за счет постепенного увеличения напряженности и значимости ситуации "тоrе" ("более") - "even more" ("даже более") - "even more than ever" ("даже более чем когда-либо"): "now, more than ever" ("сейчас более чем когда"), "now there is even more" ("сейчас на кону даже больше"), "even more vital than ever" ("даже более остро, чем когда-либо"). Повтор модального глагола "must" - "должен" - ("must succeed" - "должны победить", "we just must" - "мы просто должны") в контексте эмоционально насыщенности способствует более эффективному внушению мысли о безусловности победы консерваторов и воспринимается весьма естественно, как нечто само собой разумеющееся.

Оратор также говорит о вещах морального порядка, которые важны для того, чтобы Великобритания стала поистине могущественным, здоровым, процветающим государством: "independence" - "независимость", "spirit" - "моральная сила", "zestfor achievement" - "жажда достижений", "resolution " - "решительность", "wisdom" - "мудрость", "confidence" - "уверенность", "self-confidence" - "самоуверенность","self-reliance" - "самообеспеченность", Употребление данной лексики в одном контексте с лексическими единицами "restoration" ("восстановление") и "recovery" ("возрождение") способствует закреплению в сознании аудитории мысли о необходимости возрождения независимого и уверенного духа нации. Кульминационным является риторическое восклицание - "what a nation we could be!" ("какой нацией мы могли бы быть!"), придающее больший эмоциональный тонус речи, актуализирующее внимание аудитории и, таким образом, оптимизирующее воздействие слов оратора на сознание аудитории.

Тактика апологизации, формирующая стратегию позиционирования, проявляется в аргументации позиции и действий нынешнего Правительства, а также собственных решений.

Прием косвенной речи позволяет дать положительную характеристику курсу Великобритании от лица авторитетных лиц "Heads of Government" - "Глав Правительства". Антитеза, формируемая посредством противопоставления понятий "странный, необычный, революционный" ("strange, unusual or revolutionary") и "стандартный, надежный, честный" ("normal, sound and honest") позволяет премьеру подчеркнуть правильность проводимой политики.

Тактика демонстрации ответственности позволяет премьер-министру увеличить уровень доверия аудитории, действительно подтвердив факт реализации курса Правительства и положительных изменений.

2.Показать важность единства как залога силы и процветания нации.

М. Тэтчер привлекает аудиторию к активному взаимодействию посредством употребления личного "you" - "вы", создающего ощущение непосредственного контакта ("уои сап add" - "вы можете добавить", "уои сап stress" - "вы можете подчеркнуть", "уои сап emphasise" - "Вы можете подчеркнуть", "уои сап recall" - "вы можете вспомнить", "you сап point out" - "вы можете подчеркнуть"). Данные примеры отражают использование синтаксического повтора, цель использования которого - создать определенный автоматизм восприятия, облегчить его и способствовать более успешному внушению выдвигаемых утверждений.

3.Аргументировать справедливость выдвигаемых утверждений посредством приведения логических доводов и фактических доказательств.

Свой отказ прогнозирования будущего М. Тэтчер аргументирует, ссылаясь на слова Сэма Голдвина: "Never prophesy, especially about the future" - "Никогда не предсказывай будущее". Ссылка на авторитет, как прием, позволяет оратору снять с себя ответственность и переложить ее на человека, известного своими афоризмами и парадоксами, и, таким образом, доказать правоту своей позиции.

М. Тэтчер отрицает бытующее мнение о завышенных притязаниях Великобритании и Британского Правительства, соглашаясь с обоснованностью подобных заявлений ("Of course, our vision and our aims go far beyond the complex arguments of economics" - "конечно, наши перспективы и цели выходят за рамки комплексных обсуждений экономических вопросов") и аргументируя позицию Великобритании необходимостью и здравым смыслом ("Without a healthy economy we cannot have a healthy society. Without a healthy society the economy will not stay healthy for long" - "Без здоровой экономики мы не можем иметь здоровое общество. Без здорового общества экономика не будет здоровой долго").

С помощью лексического повтора наречия "too" - "слишком" ("too much " - "слишком много", "too high " - "слишком высоко"), обозначающего "до чрезмерной степени" ("to an excessive degree"), оратор пытается сформировать у аудитории отрицательное отношение к критикующей стороне посредством приведения негативной оценки, которую она дает британцам: "It is sometimes said that we expect too much and set our sights too high" - "Иногда говорят, что мы слишком много ожидаем и ставим слишком высокие цели". Противопоставление действительного положения дел ("our ambitions have steadily shrunk" - "наши притязания постепенно сократились") указывает на отсутствие правды в словах противников и способствует закреплению в сознании аудитории отрицательного мнения о них. Отсутствие автора ("It is sometimes said") психологически расширяет круг возможных критиков, а использование косвенной речи позволяет оратору передать содержание слов критикующей стороны в собственных выражениях, что подразумевает возможность искажения и манипулирования смыслом. Через отрицание оппозиционного мнения ("That is not the way I see it" - "Я так не считаю") оратор подчеркивает свою позицию несогласия с подобными заявлениями.

Четкое аргументирование позиции об "оздоровлении" духа нации помогает М. Тэтчер быть весьма убедительной и эффективно воздействовать на аудиторию. Употребление понятий "экономика", "здоровая экономика", "процветающее общество" ("economics", "a healthy economy", "a healthy society ") позволяет оратору акцентировать внимание аудитории на этих двух взаимосвязанных и взаимообусловленных компонентах - здоровье экономическое и духовное - и закрепить в сознании слушающих их важность.

М. Тэтчер развеивает сомнения по поводу правильности политики Британии, приводя в доказательство примеры континентальных стран и мнение экономических аналитиков: "many of the fellow Heads of Government find our policies not strange, unusual or revolutionary, but normal, sound and honest. And that is what they are" - "многие из моих друзей Глав Правительства считают нашу политику не странной, необычной или революционной, но естественной, прочной и честной. Таковой она и является".

Премьер-министр демонстрирует активную работу правительства посредством представления фактического материала, повышая, таким образом, уровень доверия аудитории к своим словам.

Перечисление позитивных изменений: обеспечение работой "большего количества замужних женщин" ("many more married women go out to work"), повышение "уровня рождаемости" ("the high birthrate"), сокращение "уровня безработицы", увеличение "количества работающих и находящихся на попечении Правительства" ("a quarter of a million people find new jobs each month and therefore go off the employment register"), построено так, что каждый компонент представлен отдельным предложением, что позволяет сделать на нем больший акцент и придать ему большую важность.

Использование грамматического времени Present Perfect ("this Government have laid the foundations " - "нынешнее Правительство заложило основы", "we have undertaken" - "мы предприняли", "Britain has repaid" - "Великобритания выплатила", "we have made" - "мы сделали") позволяет оратору показать завершенность определенных шагов, что отражает активность Правительства и выполнение предвыборных обещаний. Употребление таких выражений как "recovery" - "восстановление", "the first crucial changes" - "первые значительные изменения" отражает позитивные результаты работы правительства. Это обусловлено семантикой употребляемых лексических единиц: "recovery - the process of becoming well again after overcoming a problems " ("выздоровление, восстановление - процесс улучшения после преодоления проблемы"), "crucial - extremely important or necessary" ("ключевой - чрезвычайно важный или необходимый"). Оратор подчеркивает актуальность и позитивный результат проведенных изменений.

Для аргументации сложности стоящих перед Правительством задач весьма примечательно использование мифа о волшебной палочке: "If I could press a button and genuinely solve the unemployment problem, do you think that I would not press that button this instant?" - "Если бы я могла нажать кнопку и гениально решить проблему, неужели вы думаете, что я бы не сделала этого в то же мгновение?". В данном случае роль решающей все проблемы волшебной палочки играет "кнопка" ("button"). Риторический вопрос - "do you think that I would not press that button this instant?" - актуализирует внимание аудитории за счет смены интонации, а также за счет эмфатичности помогает интенсивнее и более эффективно воздействовать на сознание аудитории. Своими словами оратор показывает, что если бы все так просто решалось, то давно бы уже не существовало никаких проблем.

4.Проявить свой авторитет и силу Правительства.

Тактика установления авторитета проявляется в утверждении активной роли, которую берет на себя премьер министр, а также правительство, возглавляемое ею, в решении национальных и мировых проблем.

М. Тэтчер не просто называет причину экономического кризиса - "inflation " ("инфляцию"), но предлагает способы выхода из него - "the defeat of inflation" ("поражение инфляции"), проявляя решительность и авторитетность. Лексический повтор единицы "inflation" ("инфляция") в различных контекстах нагнетает атмосферу напряженности и способствует внушению мысли об опасности данного экономического явления: использующееся трижды "разгром инфляции" ("the defeat of inflation"), a также "инфляция разрушает" ("inflation destroys"), "инфляция порождает безработицу" ("inflation is the parent of unemployment"), "мы не относимся небрежно ко всем лишениям и проблемам, которые сопровождают победу над инфляцией" ("we are not heedless of the hardships and worries that accompany the conquest of inflation"). Результатом метафорического представления инфляции в качестве "невидимого грабителя тех, кто накопил" ("the unseen robber of those who have saved") является более эффективное воздействие на аудиторию ввиду большей эмоциональной насыщенности и образности данного высказывания. Литота "we are not heedless", использующаяся для утверждения положительного признака понятия, в данном случае "продуманности", эмоционально окрашивает высказывание и позволяет эффективнее воздействовать на чувства и сознание аудитории, подчеркивая точный расчет и осмотрительность Правительства.

Заявление М. Тэтчер о бескомпромиссности решения о продолжении избранного курса отметает любые сомнения в силе Правительства: "То those waiting with bated breath for that favourite media catchphrase, the "U" turn, I have only one thing to say. You turn if you want to. The lady's not for turning" - "Тем кто ждет, затаив дыхание, любимую и популярную фразу - поворот назад - я могу сказать лишь одно: поворачивайте, если хотите. Леди не поворачивают назад".

Указание на то, что фраза "the "U" turn" ("решительный поворот"), обозначающего, "a reversal of policy" ("полное изменение политического курса") является "популярной фразой СМИ" ("favourite media catchphrase") обозначает привычность общественности к кардинальным изменениям. Тем более ценна стабильность, которую готово предложить нынешнее Правительство и гарантом которой выступает М. Тэтчер.

М. Тэтчер позиционирует себя как дальновидного и проницательного политика, к словам которому нужно прислушиваться: "Long before we came into office, and therefore long before the invasion of Afghanistan I was pointing to the threat from the East. I was accused of scaremongering. But events have more than justified my words" - "Задолго до того, как мы встали во главе Правительства, и, следовательно, задолго до оккупации Афганистана я указывала на опасность с Востока. Меня обвинили в запугивании. Но события более чем оправдали мои слова".

Интенсификация посредством употребления фраз "long before" ("задолго до") и "more than " ("более чем") также как и лексический повтор эмоционально усиливают аргументы оратора и позволяют оказывать более сильное воздействие на слушателей. Сами "события более чем оправдывают слова" М. Тэтчер и доказывают ее правоту ("events have more than justified my words") тем самым ставя в невыгодное положение критиков премьера и рассеивая их обвинения.

Премьер-министр также заявляет об однозначности позиции Британского Правительства в деле сотрудничества с агрессорами: "The Soviet Union cannot conduct wars by proxy in South-East Asia and Africa, foment trouble in the Middle East and Caribbean and invade neighbouring countries and still expect to conduct business as usual" - "Советский Союз не может вести войны по доверенности в Юго-Восточной Азии и Африке, провоцировать конфликты в Ближнем Востоке и Карибском регионе и оккупировать соседние страны, при этом все еще ожидать привычного сотрудничества".

Использование модального глагола "cannot" ("запрещается"), относящегося к действиям Советского Союза, говорит о повелительной позиции Британии по отношению к нему. Градация, формируемая перечислением точек, подверженных агрессии СССР: "Юго-Восточная Азия и Африка" ("South-East Asia, and Africa"), "Ближний Восток и Карибский регион" ("the Middle East and Caribbean"), а также соседние с ним страны

("the neighbouring countries"), наряду с использованием многосоюзия и глаголов с отрицательной семантикой позволяет оратору создать нагнетающий эффект и сформировать атмосферу опасности: "invade - to enter a place in large numbers, usually when unwanted and in order to take possession or do damage" ("вторгаться, оккупировать - входить в определенную местность в больших количествах, обычно когда это нежелательно или для того чтобы забрать имущество или нанести ущерб"), "foment - to cause trouble to develop " ("провоцировать - являться причиной развития проблемы"), "conduct war - to organize and perform an armed fighting between two or more countries or groups" ("вести войну - организовывать и вести вооруженную борьбу между двумя или более странами или группами"), Многосоюзие ("and invade" - "и оккупировать", "and still expect" - "и все еще ожидать") используется оратором для того, чтобы усугубить отрицательное отношение аудитории к предосудительному поведению СССР. Кульминационное завершение тирады - "still expect" ("все еще ожидать"), "as usual" ("как обычно") - подчеркивает абсурдность предположения о том, что деловые отношение могут быть продолжены в сложившейся обстановке проявления агрессии СССР.

М. Тэтчер утверждает, что Правительство Британии намерено активно поддерживать усилия союзников по поддержанию мира и играть активную роль сильного лидера: "We intend to maintain and, where possible, to improve our conventional forces so as to pull our weight in the Alliance. We have no wish to seek a free ride at the expense of our Allies. We will play our full part" - "Мы намерены поддержать и, где возможно улучшить наши для того чтобы выполнить свою работу в Союзе. Мы не намерены получать что-либо даром за счет наших союзников. Мы полностью выполним свою задачу".

Синтаксический повтор ("We intend", "We have no wish", "We will play"; "pull our weight", "play our full part") позволяет оратору создать нагнетающий эффект, показать решительность и твердость занимаемой позиции. Антитеза "дармовщина" - "полная доля работы" ("free ride " - "full part") акцентирует честность намерений Британии и ее ответственность перед странами-партнерами.

Тактика реагирования проявляется в выражении чувств, которые М. Тэтчер проявляет по поводу экономической и социальной ситуации в стране в целом и данного заседания партии в частности.

М. Тэтчер говорит о своих чувствах, о том, насколько близко к сердцу принимает она проблемы государства и Британского народа и насколько высоко она оценивает значимость партии и Правительства: "ту most deeply held convictions and beliefs " - "мои наиболее глубоко чтимые убеждения"; "I am profoundly concerned about unemployment" - "Я глубоко озабочена проблемой безработицы"; "I must tell you that I share this concern" - "Я должна сказать, что я разделяю ваше беспокойство"; "This Party, which I am privileged to serve, and this Government, which I am proud to lead" - "Партия, которой я имею честь служить, и Правительство, которым я горда управлять".

Варьирование лексики со значением "обеспокоенность" ("concerned" - "обеспокоенный", "concern" - "забота, беспокойство") способствует внушению мысли об ответственности премьер-министра и серьезности подхода к своему делу. Интенсификация посредством употребления определения "profoundly" - "глубоко", обозначающего "очень сильный, о чувствах или качестве" ("very intense in feeling or quality") позволяет оратору подчеркнуть глубину испытываемых эмоций и эффективнее воздействовать на чувства аудитории.

Синтаксический повтор и семантика используемых лексических единиц подчеркивают уважительно благоговейное отношение к Правительству и Партии: "privileged - having an opportunity to do something special or enjoyable" ("иметь честь - иметь возможность делать что-то особенное или приятное"), "proud - feeling pleasure and satisfaction because you or people connected with you have done or possess something good" ("гордый - чувствовать удовольствие или удовлетворение потому что вы или те, кто с вами связан сделали что-то хорошее или обладают чем-либо положительным"). Интенсификация посредством употребления превосходной степени прилагательного "much" ("значительный") и определения "deeply " ("глубоко") во фразе "most deeply held" ("наиболее глубоко чтимые") позволяет оратору усилить эмоциональный эффект своей речи и таким образом оказать большее влияние на аудиторию и убедить слушателей в преданности делу.

5.Показать несостоятельность предыдущего правления и, таким образом, подчеркнуть значимость и ценность нынешнего.

Стратегия конфликта, тактика оппозиционирования представлена двумя направлениями - демонстрацией более выгодной позиции нынешнего Правительства в сравнении с предыдущим, а также преимущества Запада и капиталистического строя, предполагающего свободу, экономическое и социальное процветание, перед моралью коммунистов и государства СССР, как субъектом реализации коммунистических идей.

В речи представлено противопоставление Правительства нынешнего и прошлого в следующих примерах: "This Government is determined to stay with the policy and see it through to its conclusion" - "Это Правительство намерено придерживаться и поддерживать принятый курс до полной его реализации"; "This Government thinks about the future" - "Это Правительство думает о будущем". Подчеркивая, что нынешнее правительство намерено "придерживаться принятого курса" и "думает о будущем", и сопоставив данное заявление с фразой "that favourite media catchphrase, the "U" turn" ("та популярная в СМИ фраза, "поворот на 180 градусов""), М. Тэтчер дает понять, что предыдущее правительство не отличалось ни постоянством, ни продуманностью. С помощью троекратного упоминания "нынешнего Правительства" ("this Government") оратор акцентирует на нем внимание аудитории и подчеркивает его исключительность.

М. Тэтчер открыто осуждает политику предыдущего правительства, противопоставляя ее курсу нынешнего. Оппозиция представлена такими парами как "then - now, today" ("тогда - сейчас, сегодня"), "the last government, they - we" ("прошлое Правительство, они - мы"), а также сочетаниями с отрицательным и положительным значением, характеризующими прошлое и нынешнее правительства соответственно:

"Britain's budget contribution was grossly unfair" ("вклад в Британский бюджет был абсолютно необоснованным"), "They failed to do anything" ( них ничего не получилось с этим сделать") - "the percentage of unemployment is much less now than it was then [in 1930s] " ("процент безработицы гораздо меньше сейчас, нежели он был тогда [в 30-х] "). Яркое сравнение распределения Бюджета прошлым Правительством ("spending money like water" - "сорить деньгами, транжирить деньги"), а также лексический повтор ("spent, spent, spent and spent again" - "тратили, тратили, тратили и снова тратили") позволяет оратору создать ощущение бездумного и бесконечного расточительства, результатом которого оказался провал: "All of that money has got us nowhere" - "Все эти деньги никуда нас не привели".

Тактика дискредитации, как и тактика оппозиции, осуществляется по двум направлениям - формировании негативного отношения к оппозиции и коммунистам, в том числе СССР.

6.Продемонстрировав отличие капиталистического строя от социалистического, показать перспективность первого.

Премьер-министр опровергает заявления коммунистов о "смерти капитализма" ("the death of capitalism"), используя приемы антитезы, инверсии и синтаксического повтора: "the capitalist system (is in crisis)" ("капиталистическая система (находится в состоянии кризиса)") - "it is the Communist system (that is in crisis)" - "это коммунистическая система (находится в состоянии кризиса)". Ссылаясь на факты и используя грамматическую инверсию для интенсификации, премьер-министр повышает уровень доверия аудитории к своим словам, усиливает негативное отношение к коммунистам и повышает доверие к капиталистической системе Британии: "But the Polish workers have shown that it is the Communist system that is in crisis" - "Однако польские рабочие показали, что именно коммунистическая система находится в состоянии кризиса".

М. Тэтчер обличает противников текущего курса Правительства используя литоты "not being kind or compassionate or caring" ("не является ни проявлением доброты или сочувствия или заботы"), "not the friends" ("не друзья"), которые позволяют оратору отрицать положительный признак "доброты", "сострадания", "заботы" и "дружественного отношения" противников нынешнего политического курса и эффективнее воздействовать на сознание аудитории.

Премьер-министр резко отзывается о советском строе и идеологии пропагандируемой СССР. Опасность Советов оратор подчеркивает посредством использования антитезы "упадок (идеологии, политики, морали) - рост (могущества), то есть указания на страшное сочетание - растущее могущество при отсутствии нравственных ценностей: "Soviet Marxism is ideologically, politically and morally bankrupt" ("Советский Марксизм является идеологически, политически и нравственно несостоятельным"), "militarily the Soviet Union powerful and growing threat" ("в военном отношении Советский Союз могущественная и растущая угроза").М. Тэтчер акцентирует абсолютную несостоятельность советской идеологии посредством употребления лексической единицы с отрицательной оценочной коннотацией "bankrupt" ("несостоятельный"), обозначающей "имеющий изъян в определенном качестве" ("lacking in a particular quality").

Заявление СССР на одной из международных конференций М. Тэтчер называет "кампанией по усмирению, репрессией" - "a campaign of repression". Негативная оценочная номинация данного существительного, а также интенсификация посредством эмоционально окрашенного определения "хуже, чем любое действие со Сталинских времен" ("worse than any since Stalin's day"), содержащего аллюзию на Сталинские времена и формирующего у аудитории негативное восприятие, посредством пробуждения ассоциаций, связанных с именем Сталина, позволяет оратору сформировать однозначно отрицательное отношение аудитории к действиям СССР окружив его образ зловещим ореолом.

Выступление М. Тэтчер отличается невероятно жесткой и непримиримой позицией по отношению к оппонентам, что видно из использования приема антитезы, построенного на противопоставлении двух сторон и усиливающегося употреблением эмфатических конструкций. Характерно также использование литоты (являющейся показателем маскулинности высказывания, и характерной для политиков-мужчин), "интегрирующих" местоимений, метафор, риторических вопросов и восклицаний, приема цитирования, аксиологической, положительно и отрицательно окрашенной лексики, формул причастности, безличных конструкций, а также грамматического времени Present Perfect, подчеркивающего завершенность описываемых действий.


2.4 Речь Т. Блэра на международной конференции "Ислам и мусульмане в современном мире"


Премьер-министр был крайне озабочен событиями, нарушившими крайне хрупкое спокойствие многонационального населения Великобритании. Теракты, организованные, как показало следствие, представителями мусульманского мира, враждебно настроили коренное население страны против народов, исповедующих ислам, тем самым ставя под угрозу спокойствие и благополучие всего государства. Для умиротворения британцев, премьер-министр решил провести четкую грань между истинным и ложным и показать, насколько настоящий ислам далек от терроризма и насколько ценно сотрудничество, взаимопонимание и дружба народов и конфессий. Эту речь можно считать одной из основных в политике премьер-министра по восстановлению взаимопонимания наций, проживающих на территории Великобритании.

Целью данного выступления являлось убедить враждебно настроенных британцев в том, что ислам не имеет ничего общего с терроризмом и экстремизмом, но, напротив, является весьма ценным культурным и духовным образованием, цель которого, как и других миролюбивых религий сделать жизнь людей чище и прекрасней. Задачами выступления, поэтому явились следующие:

1.Привлечь на свою сторону как можно больше людей, особенно подрастающего поколения, создав круг "своих".

2.Сформировать положительный образ ислама и мусульманских народов и негативное представление о "чужих", обвиняющих ислам в экстремизме и внедрить его в сознание аудитории.

3.Продемонстрировать личную ответственность в решении вопроса по устранению межэтнического антагонизма.

4.Создать положительный эмоциональный фон, способствующий более успешной коммуникации.

Опишем подробнее каждый из пунктов:

1.Привлечь на свою сторону как можно больше людей, особенно подрастающего поколения, создав круг "своих".

Премьер-министр старается показать то, что государство, страна и жители Британии - одно целое. Так проявляется тактика интеграции, смысл использования которой заключается в формировании круга "своих" с целью создания благоприятного эмоционального фона для беспрепятственного внушения приводимых утверждений.

Использование личного местоимения первого лица множественного числа "we" ("мы"), притяжательного прилагательного "our" ("наше") и объектного "us " ("нас") позволяет оратору приобщиться к числу, сблизиться с аудиторией, показать, что он считает себя частью народа: "we can explore " - "мы можем изучить", "We have successful Muslims " - "у нас есть успешные Мусульмане", "We have our first Muslim MPs" - "в нашем Парламенте есть первые представители мусульманской веры"; "our first Muslim MPs" - "наши первые члены Парламента представители мусульманской веры", "our national life" - "наша национальная жизнь"; "give us" - "дают нам", "urge us" - "подталкивают нас", "They are asking us" - "они нас просят"). Это имплицитно подразумевает и ответную, тождественную его интенции реакцию аудитории - доверие и кооперация. Употребляя местоимение второго лица "уоu" ("вы"), премьер-министр непосредственно обращается к аудитории, делая общение более близким: "some of you" - "некоторые из вас", "I wish you well" - "желаю вам удачи".

2.Сформировать положительный образ Ислама и мусульманских народов и негативное представление о "чужих", обвиняющих Ислам в экстремизме и внедрить его в сознание аудитории.

Стратегия кооперации и образующая ее тактика формирования эмоционального настроя являются основополагающими в данном выступлении ввиду специфики освещаемой проблемы. Премьер-министру необходимо сформировать положительное отношение аудитории к мусульманским народам, исламу, как к религии, пропагандирующей мир и дружественное отношения ко всем нациям.

Оратор формирует у аудитории положительное восприятие религиозной веры в целом и мусульманской религии в частности. Он определяет религию как "a thriving part what makes a cohesive community" - "бурно развивающая часть того, что составляет сплоченное общество", "а crucial motivator of millions of citizens around the world" - "ключевой фактор мотивации миллионов граждан во всем мире", "an essential non-governmental way of helping to make society work" - "основной негосударственный способ поддержания жизнедеятельности общества", а также говорит, что религиозная вера "может многое привнести в общественную среду" - "has much to contribute to the public sphere".

Прием оценочной номинации позволяет оратору подчеркнуть важность веры в Бога и подготовить слушателей к положительной характеристике Ислама как одной из мировых религий: "thriving - characterized by success or prosperity" ("развивающийся - характеризующийся успехом или процветанием"), "contribution - something that you do or give to help produce or achieve something together with other people, or to help make something successful" ("вклад - что-либо, что делается или дается для производства или достижения чего-либо совместно с другими людьми или помощь в производстве чего-либо успешного"). Использование определений большой эмоциональной насыщенности служит той же цели: "crucial - important or essential as resolving a crisis " ("ключевой - важный или существенный для решения критической ситуации"), "essential - something of the utmost importance" ("существенный - что-либо крайне важное").

Использование литоты "is not inconsistent" ("не противоречит") позволяет оратору подчеркнуть признак "непротиворечивости" веры аспектам, являющимся значимыми в современном обществе: "здравому смыслу" ("reason"), "прогрессу" ("progress"), "многообразию, многонациональное" ("diversity"). Положительная семантика данных единиц совместно с использованием литоты позволяет оратору создать положительный образ веры: "reason - the ability of a healthy mind to think and make judgments, especially based on practical facts" ("здравый смысл - способность здорового сознания думать и составлять оценки, особенно основание на практических фактах"), "progress - gradual betterment" ("прогресс - постепенное улучшение"), "diversity - the inclusion of diverse people (as people of different races or cultures) in a group or organization" ("разнообразие - включение разных людей (различных рас и национальностей) в группу или организацию").

Повторное употребление серии лексических единиц с положительной коннотацией ("understanding", "tolerance", "dialogue", "multilateralism", "moderation", "modernity") для описания Исламской веры позволяет оратору создать положительный образ Ислама, как демократической и цивилизованной религии: "understanding - friendly or harmonious relationship" ("понимание - дружественные или гармоничные отношения"), "tolerance - sympathy or indulgence for beliefs or practices differing from or conflicting with one's own" ("толерантность - сочувственное или снисходительное отношение к убеждениям или методам, отличающимся или находящимися в оппозиции с вашими собственными"), "dialogue - а discussion between representatives of parties to a conflict that is aimed at resolution" ("диалог - обсуждение представителями сторон конфликтной ситуации, нацеленное на принятие решения"), "multilateralism - multilateral - involving or participated in by more than two nations or parties" ("многосторонность - многосторонний - включающий или в котором участвуют более двух наций или сторон"), "moderation - from moderate - to become less violent, severe, or intense " ("сдержанность - сдерживать, умерять - становиться менее вспыльчивым, жестоким или интенсивным"), "modernity - the condition that results from being modern " ("современность - состояние, которое возникает в результате пребывания современным").

Отрицая негибкость, монолитность ислама, качество, приобретающее в контексте речи негативную окраску ввиду применения его для характеристики вероисповедания - "a monolithic faith " ("монолитная вера"), оратор подчеркивает дружелюбность и открытость Мусульманской веры, характеризуя ее посредством употребления единицы "diversity" ("разнообразие"), и, таким образом, разрушает стереотип о настроенности ислама против других наций и религий.

Премьер-министр акцентирует важность подрастающего поколения, требующего особого внимания, особенно в плане нравственного и духовного воспитания: "Muslims, especially younger ones" - "Мусульмане, особенно молодые", "I was asked <. > by a young person" - "меня спросил молодой человек". Апеллируя к родительским чувствам Британцев, оратор разворачивает мысль о том, что именно от молодежи зависит будущее нации и всего мира, поэтому очень важно воспитать их в атмосфере дружелюбности и терпимости.

Оратор настроен категорически против тех, кто проводит агрессивную антиисламскую пропаганду. Стратегия конфликта выражается в использовании тактик дискредитации, целью которой является демонстрация несостоятельности нападок тех, кто движим чувством разжигания межнационального конфликта в силу своей личностной

ограниченности, и оппозиции - отражающей пропасть между агрессорами и служителями истинной мусульманской веры, служащими на благо процветания общества и мира.

Дискредитация агрессоров прослеживается в употреблении лексики с отрицательной коннотацией: "crude" ("грубый"), "warped" ("пристрастный"),"violent" ("насильственный"), "extreme" ("экстремальный")"unrepresentative" ("непредставительный"): "the crude and warped distortion of the extremists" ("грубое искажение правды, представленное экстремистами"), "crude portrayals" ("искаженные картинки"), "extreme and violent views" ("экстремальные и захватнические/ насильственные взгляды"), "small, unrepresentative groups" ("маленькие, непредставительные группы"), "voices of extremism " ("голоса экстремизма"), и усиливается противопоставлением поборникам истинного Ислама, которые получают положительную характеристику и описываются как "true" ("истинный"), "authentic" ("подлинный") - "true essence of religious belief" ("истинная сущность религиозной веры"), "true faith" ("истинная вера"), "the authentic voices of Islam" ("истинные голоса Ислама"), Симпатии оратора однозначно на стороне приверженцев мирного и спокойного существования.

Оратор использует прием оценочной номинации для дискредитации агрессоров и выявления их истинной сущности и мотивов: "small, unrepresentative groups " ("маленькие, непредставительные группы"), "voices of extremism" ("голоса экстремизма"), "those who deal only in stereotypes" ("те, кто ориентируется только на стереотипы", "those <'. > seek to whip up Islamophobic sentiment" (ищет способы разворошить чувство исламофобии). А прием антитезы позволяет контрастнее представить силу "зла" ("make so much more impact" - "оказывают гораздо большее воздействие") и слабость "добра" ("still small voice of reason and moderation " - "все еще слабые голоса здравого смысла и умеренности").

Таким образом, мы видим, что в данном выступлении между тактиками оппозиции и дискредитации не прослеживается четкая грань. Скорее они используются в совокупности, усиливая совместный потенциал.

Стратегия позиционирования, тактика демонстрации ответственности используется оратором для того, чтобы развеять сомнения аудитории в аргументированности заявлений оратора.

Употребляя формулы демонстрации ответственности ("I would like to thank" - "Мне хотелось бы поблагодарить"; "I would like to pay tribute" - "Сегодня я бы хотел отдать дань"; "When I have met groups of Muslims" - "Когда я встречал группы мусульман"; "I ask people to listen to them " - "Я прошу людей послушать их"; "I visited Indonesia last year" - "В прошлом году я посетил Индонезию"; "I saw at first hand" - "Я видел собственными глазами"; "I draw four lessons from these and other similar examples " - "Я делаю четыре вывода из этого и других подобных примеров"; "I recommend the book "The Muslim Jesus" - "Я рекомендую книгу "Мусульманский Иисус"), оратор демонстрирует участие в обсуждаемых событиях и совершение определенных шагов, приводит факты посещения стран, где религия почитается и личную осведомленность о положении дел в мусульманских странах. Доказав основательность своих утверждений, оратор добивается высокого уровня доверия аудитории, результатом которого является то, что его слова воспринимаются как непреложная истина, факты, не требующие подтверждения.

3.Продемонстрировать личную ответственность в решении вопроса по устранению межэтнического антагонизма.

Тактика реагирования выражается в оценках и проявлении чувств по поводу обсуждаемой проблемы. Автор сообщения показывает причастность к событиям, создавая впечатление непосредственной близости и участия, а также большей информированности и владения ситуацией. Демонстрируя крайнее удивление укладом жизни в мусульманских странах, оратор, как яркий представитель своей нации, отражает общее представление британцев о мусульманских странах как о государствах, не разделяющих ценностей

западного мира. Приводя факты, опровергающие это мнение, он показывает ошибочность негативного стереотипа отсталости и агрессивности, а также недемократичности и ограниченности Ислама: "I was deeply impressed when, the next year, the King convened 200 leading scholars from no less than 50 countries." - "Я был глубоко потрясен, когда в следующем году Король созвал 200 ведущих ученых из, по крайней мере, пятидесяти стран.".

Семантика сочетания "deeply impressed" ("глубоко потрясен"), в котором "deeply" обозначает "extremely" "чрезвычайно", a "impressed" - "тронутый, особенно сильно или глубоко" ("affected especially forcibly or deeply"), насыщенная в своей эмфатичности говорит о глубине переживаемых оратором чувств, которые передаются и аудитории.

4.Создать положительный эмоциональный фон, способствующий более успешной коммуникации.

Положительная оценка, которую премьер-министр дает Исламу, исходя из его огромного вклада в развитие Британии, имплицитно воздействует на слушающих, адаптирующих ее с минимальной долей сопротивления ввиду того, что она представлена в качестве неопровержимых фактов: "In overwhelming part, they make a significant positive and growing contribution to modern Britain " - "В преобладающем большинстве они делают значительный положительный и все возрастающий вклад в развитие современной Великобритании". Использование лексики с положительной коннотацией ("positive" - "положительный", "contribution" - "вклад") и большой интенсивностью ("overwhelming" - "непомерный", "significant" - "значительный", "growing" - "возрастающий") отражает не только глубокую симпатию оратора к предмету обсуждения, но и создает неизгладимый позитивный образ Ислама в сознании аудитории.

Премьер-министр показал себя хорошим оратором, владеющим тактическими риторическими приемами убеждения. Оратор продемонстрировал важность собственной роли в освещении и решении проблемы: враждебного отношения британцев к Исламскому миру.

Оперируя такими понятиями как "вера" ("faith"), "истинность" ("truth"), "уважение" ("respect"), "сотрудничество" ("partnership") оратор затронул чувства, соответствующие характеристикам, являющимся неотъемлемой чертой каждого англичанина почитающего свою страну и уважающего традиции. Используя прием синтаксического повтора, оратор провел серию "психологических атак", направленных на внушение и закрепление выдвигаемых идей и, таким образом, подвел аудиторию к мыслям и идеям, разделяемым им самим.

Таким образом, в данном выступлении Т. Блэр открыто выражает свои чувства. Это не просто логически обоснованное сухое замечание по поводу антагонистической тенденции, но личное переживание и сочувствие пострадавшей стороне. Оратор использует формулы причастности, показывая личную заинтересованность, а также эмоционально и коннотативно окрашенную лексику для формирования "правильного", необходимого общего настроя и мнения. Учитывая сложности, связанные с уровнем доверия аудитории, оратор подкрепляет свои слова цитатами, и закрепляет эффективность выступления разного рода повторами - синтаксическими и лексическими, а также перифразами, литотами, варьированием синонимических выражений.


Выводы к Главе II


1.Ролевые установки для аудитории британских политиков являются дружескими, партнерскими, то есть лидер общается с аудиторией на равных, призывая помочь в решении каких-либо государственных проблем. Решения правительства позиционируются в качестве принимающихся единственно во имя и на благо нации, как и всего мира.

2.Обращение к нравственным ценностям, чувствам патриотизма и гражданской ответственности, так же как и славной истории также характерно для нации ввиду большого количества положительных примеров, приводящихся в речах для повышения их авторитетности.

.В проанализированных речах были выявлены три типа когнитивных стратегий, соответствующих сторонам, принимающим участие в коммуникативном событии политического публичного выступления, а именно:

§стратегия позиционирования, представленная тактиками реагирования (аффектация, оценка) и установления авторитета (демонстрация ответственности, угроза, предупреждение);

§стратегия кооперации, реализующаяся тактиками интеграции и формирования эмоционального настроя;

§стратегия конфликта, формирующаяся тактиками дискредитации (разоблачение, оскорбление) и оппозиционирования.

4.Анализ публичных выступлений политических лидеров Великобритании показал, что наиболее продуктивными и частотными лингвистическими приемами, использующимися в политических публичных выступлениях, являются следующие:

.Лексические и синтаксические стилистические тропы и фигуры, такие как метафора, литота, перифраз;

2.Многосоюзие и бессоюзие, риторический вопрос, градация, антитеза, параллельные конструкции.

Заключение


В лингвистической литературе политический дискурс представлен как многоаспектное и многоплановое явление. В данной работе публичное выступление было рассмотрено с точки зрения прагматических установок и способов их реализации.

В первой главе были раскрыты основные теоретические особенности современного политического дискурса:

·были описаны современные трактовки понятия "дискурс". Ввиду того, что дискурс лежит на пересечении разных дисциплин - политологии, лингвистики, психологии и т.д., данное явление было рассмотрено с разных позиций;

·были выявлены цели, функции и основные характеристики политического дискурса, в том числе факторы, влияющие на организацию и структуру политического публичного выступления;

·была дана характеристика основным принципам речевого воздействия;

·были рассмотрены прагматические стратегии и тактики политического дискурса.

Во второй главе были представлены результаты исследования анализа конкретных речей британских политиков, в которых были выявлены три типа когнитивных стратегий:

1.Стратегия позиционирования. Данная категория представлена следующими тактиками:

·реагирования (аффектация, оценка);

·установления авторитета (демонстрация ответственности, угроза, предупреждение).

2.Стратегия кооперации. Она реализуется следующими видами тактик:

·тактика интеграции;

·тактика формирования эмоционального настроя.

3.Стратегия конфликта. Данный вид включает в себя:

·тактики дискредитации (разоблачение, оскорбление);

·тактика оппозиционирования.

Анализ также показал, что наиболее часто в политических выступлениях используются следующие лингвистические приёмы:

)лексические и синтаксические стилистические тропы и фигуры, (метафора, литота, перифраз);

2)многосоюзие и бессоюзие, риторический вопрос, градация, антитеза, параллельные конструкции.

Можно также сделать вывод о том, что отличительной особенностью речей британских премьер-министров является обращение к патриотическим чувствам британцев, основанных на уважении к славе Великобритании, достижениям англичан, их национальному характеру, предполагающему уважение свободы, терпимость к другим нациям, вероисповеданиям и культурам. Великобритания позиционируется как сильная страна, способная на великие поступки, оплот мира и благополучия на всей планете. Фактически премьер-министр является вторым человеком в государстве после монарха, но на практике премьер является главным его советником. Такое распределение сил отражается в речи британских ораторов, которые показывают свой авторитет в принятии решений и управлении государством, но также ссылаются на высокое руководство монарха, когда дело касается спорных ситуаций.

Список использованных источников


1.Аникин, Е.Е. Стратегия сопоставления в российской и американской рекламе: автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.20/ Е.Е. Аникин, Тюменский государственный университет. - Тюмень, 2008. - 22 с.

2.Аннушкин, В.И. Политика как искусство речи и политическая риторика [Электронный ресурс] / В.И. Аннушкин // Образовательный портал Слово. - 2011. - Режим доступа: #"justify">.Баранов, А.Н. Парламентские дебаты: традиции и новации/ А.Н. Баранов, Е.Г. Казакевич. - М.: Знание, 1991. - 63с.

.Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества/ М.М. Бахтин. - М.: Искусство, 1986. - 445с.

.Башук, А.И. Коммуникативные стратегии политического ритуала [Электронный ресурс] // Политическая экспертиза: Научный журнал. - Том 2. - № 2. - СПб.: Изд-во С. - Петерб. ун-та, 2006 // Режим доступа: #"justify">.Будаев, Э.В. Современная политическая лингвистика/ Э.В. Будаев, А.П. Чудинов. - Екатеринбург: УрГПУ, 2006. - 267с.

.Водак Р. Язык. Дискурс. Политика. / Р. Водак. - Волгоград: Перемена, 1997. - 139 с.

.Григорьева, В.С. Дискурс как элемент коммуникативного процесса: прагмалингвистический и когнитивный аспекты / В.С. Григорьева. - Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2007. - 288с.

9.Далецкий, Ч. Риторика: заговори, и я скажу, кто ты/ Ч. Далецкий. - М.: Высшая школа, 2003. - 488с.

.Дементьев, В.В. Жанры фатического общения /В.В. Дементьев // Альманах по антропологической лингвистике. - Вып.2. - 1995. - С.50-63.

11.Демьянков, В.З. Политический дискурс как предмет политологической Филологии/ В.З. Демьянков // Политическая наука. Политический дискурс: История и современные исследования. - M.: ИНИОН РАН, - 2002. - № 3. - С.32-43.

.Демьянков, В.З. Интерпретация политического дискурса в СМИ/В.З. Демьянков. - М.: Изд-во Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, 2003. - 133с.

.Зимняя, И.А. Лннгвопсихология речевой деятельности/ И.А. Зимняя. - М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: НПО "МОДЭК", 2001. - 521 с.

.Иссерс, О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи: Автореф. дис. д-ра филол. наук/ О.С. Иссерс. - Екатеринбург, 1999. - 20с.

15.Кара-Мурза, С.Г. Манипуляция сознанием/ С.Г. Кара-Мурза. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. - 832с.

.Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс/ В.И. Карасик. - Волгоград: Перемена, 2002. - 477с.

17.Карина, А.И. Понятие и особенности политического дискурса [Электронный ресурс] / А.И. Карина. - Астана: Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева. - Режим доступа: sibac. info/files/2011_04_21_Student/Karina. doc. - Загл. с экрана.

.Красных, В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? / В.В. Красных. М.: Диалог-МГУ, 1998. - 352с.

.Лингвистический Энциклопедический словарь/ под ред.В.Н. Ярцевой. - М.: Сов. энциклопедия, 1990. - 683с.

.Лурия, А.Р. Лекции по общей психологии/ А.Р. Лурия. - СПб.: Питер, 2007. - 320с.

21.Макаров, М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе/ М.Л. Макаров. - Тверь: Изд-во Тверск. ун-та, 1998. - 200с.

.Паршина, О.Н. Российская политическая речь: теория и практика/ О.Н. Паршина. - М.: ЛКИ, 2007. - 232с.

23.Плахотная, Ю.И. Речевое воздействие в диалогическом политическом дискурсе/ Ю.И. Плахотная // Политическая лингвистика. - 2011. - №4. - С.121-124.

24.Почепцов, Г.Г. Теория коммуникации/ Г.Г. Почепцов. - М.: Рефлбук, 2001. - 656 с.

.Расторгуева, Л.В. Дискурс и речевые жанры/ Л.В. Расторгуева, В.Б. Кашкин. - Воронеж: ВГТУ, 1999. - 325с.

26.Романов, А.А. Политическая лингвистика: Функциональный подход/ А.А. Романов - М.: Тверь: ИЯ РАН, 2002. - 191 с.

.Рублева, Е.В. Лингвопрагматические аспекты политической теледискуссии: Автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.01/ Е.В. Рублева. - М., 2006. - 23с.

.Русакова, О.Ф. Современные теории дискурса: опыт классификаций /О.Ф. Русакова // Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ. - Екатеринбург: Издательский Дом "Дискурс-Пи", 2006. - С.10-27.

.Седов, К.Ф. Становление дискурсивного мышления языковой личности: психо - и социолингвистический аспекты/ К.Ф. Седов. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1999. - 180 с.

.Сергеев, В.М. Когнитивные методы в социальных исследованиях / В.М. Сергеев // Язык и моделирование социального взаимодействия. - Благовещенск. - 1998. - С.7-9.

.Сидоров, Е.В. Онтология дискурса/ Е.В. Сидоров. - М.: Либроком, 2009. - 232 с.

.Сковородников, А.П. О необходимости разграничения понятий "риторический прием", "стилистическая фигура", "речевая тактика", "речевой жанр" в практике терминологической лексикографии / А.П. Сковородников // Риторика. Лингвистика. - Вып.5. - 2004. - С.6-7.

.Тюрина, С.Ю. Дискурс как объект лингвистического исследования [Электронный ресурс] / С.Ю. Тюрина // Владимирский филиал Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова. - Владимир, 2008. - Режим доступа: www.vfnglu. wladimir.ru/files/netmag/v3/ar11. doc, свободный. - Загл. с экрана.

.Ушакова, Т.Н. Речь как когнитивный процесс и как средство общения / Т.Н. Ушакова // Когнитивная психология: материалы финско-советского симпозиума. - М.: Наука. 1986. - С.131-133.

.Филатова, Е.А. Способы реализации речевого воздействия в англоязычном политическом дискурсе (На материале британского и американского вариантов языка): Дис. канд. филол. наук: 10.02.04/ / Е.А. Филатова. - Иваново, 2004. - 197c.

36.Чудинов, А.П. Политическая лингвистика: учебное пособие / А.П. Чудинов <#"justify">Интернет-ресурсы:

44.BBC News [Электронный ресурс]. - BBC. - 2012. - Режим доступа: #"center">Приложения


Приложение 1


Текст речи Уинстона Черчилля "Кровь пот и слёзы"

(Blood, Sweat and Tears speech by Sir Winston Churchill) 13 мая 1940

On Friday evening last I received from His Majesty the mission to form a new administration. It was the evident will of' Parliament and the nation that this should be conceived on the broadest possible basis and that it should include all parties.have already completed the most important part of this task.war cabinet has been formed of five members, representing, with the Labour, Opposition, and Liberals, the unity of the nation. It was necessary that this should be done in one single day on account of the extreme urgency and rigor of events. Other key positions were filled yesterday. I am submitting a further list to the king tonight. I hope to complete the appointment of principal ministers during tomorrow.appointment of other ministers usually takes a little longer. I trust when Parliament meets again this part of my task will be completed and that the administration will be complete in all respects. I considered it in the public interest to suggest to the Speaker that the House should be summoned today. At the end of today's proceedings, the adjournment of the House will be proposed until May 21 with provision for earlier meeting if need be. Business for that will be notified to MPs at the earliest opportunity.now invite the House by a resolution to record its approval of the steps taken and declare its confidence in the new government.resolution:

"That this House welcomes the formation of a government representing the united and inflexible resolve of the nation to prosecute the war with Germany to a victorious conclusion. "form an administration of this scale and complexity is a serious undertaking in itself. But we are in the preliminary phase of one of the greatest battles in history. We are in action at many other points-in Norway and in Holland-and we have to be prepared in the Mediterranean. The air battle is continuing, and many preparations have to be made here at home.this crisis I think I may be pardoned if 1 do not address the House at any length today, and I hope that any of my friends and colleagues or former colleagues who are affected by the political reconstruction will make all allowances for any lack of ceremony with which it has been necessary to act.say to the House as I said to ministers who have joined this government, I have nothing to offer but blood, toil, tears, and sweat. We have before us an ordeal of the most grievous kind. We have before us many, many months of struggle and suffering.ask, what is our policy? I say it is to wage war by land, sea, and air. War with all our might and with all the strength God has given us, and to wage war against a monstrous tyranny never surpassed in the dark and lamentable catalogue of human crime. That is our policy.ask, what is our aim? I can answer in one word. It is victory. Victory at all costs - Victory in spite of all terrors - Victory, however long and hard the road may be, for without victory there is no survival.that be realized. No survival for the British Empire, no survival for all that the British Empire has stood for, no survival for the urge, the impulse of the ages, that mankind shall move forward toward his goal.take up my task in buoyancy and hope. I feel sure that our cause will not be suffered to fail among men. I feel entitled at this juncture, at this time, to claim the aid of all and to say, "Come then, let us go forward together with our united strength. "

Приложение 2


Текст речи Уинстона Черчилля "Военное послание к нации"

(War Speech by Sir Winston Churchill)

3 сентября 1939

In this solemn hour it is a consolation to recall and to dwell upon our repeated efforts for peace. All have been ill-starred, but all have been faithful and sincere. This is of the highest moral value--and not only moral value, but practical value-at the present time, because the wholehearted concurrence of scores of millions of men and women, whose co-operation is indispensable and whose comradeship and brotherhood are indispensable, is the only foundation upon which the trial and tribulation of modern war can be endured and surmounted. This moral conviction alone affords that ever-fresh resilience which renews the strength and energy of people in long, doubtful and dark days. Outside, the storms of war may blow and the lands may be lashed with the fury of its gales, but in our own hearts this Sunday morning there is peace. Our hands may be active, but our consciences are at rest.must not underrate the gravity of the task which lies before us or the temerity of the ordeal, to which we shall not be found unequal. We must expect many disappointments, and many unpleasant surprises, but we may be sure that the task which we have freely accepted is one not beyond the compass and the strength of the British Empire and the French Republic. The Prime Minister said it was a sad day, and that is indeed true, but at the present time there is another note which may be present, and that is a feeling of thankfulness that, if these great trials were to come upon our Island, there is a generation of Britons here now ready to prove itself not unworthy of the days of yore and not unworthy of those great men, the fathers of our land, who laid the foundations of our laws and shaped the greatness of our country.is not a question of fighting for Danzig or fighting for Poland. We are fighting to save the whole world from the pestilence of Nazi tyranny and in defense of all that is most sacred to man. This is no war of domination or imperial aggrandizement or material gain; no war to shut any country out of its sunlight and means of progress. It is a war, viewed in its inherent quality, to establish, on impregnable rocks, the rights of the individual, and it is a war to establish and revive the stature of man. Perhaps it might seem a paradox that a war undertaken in the name of liberty and right should require, as a necessary part of its processes, the surrender for the time being of so many of the dearly valued liberties and rights. In these last few days the House of Commons has been voting dozens of Bills which hand over to the executive our most dearly valued traditional liberties. We are sure that these liberties will be in hands which will not abuse them, which will use them for no class or party interests, which will cherish and guard them, and we look forward to the day, surely and confidently we look forward to the day, when our liberties and rights will be restored to us, and when we shall be able to share them with the peoples to whom such blessings are unknown.

Приложение 3


Речь Маргарет Тэтчер на Конференции в Брайтоне

(Margaret Thatcher Speech to Conservative Party Conference The lady's not for turning')

октября 1980 года

Mr chairman, ladies and gentlemen, most of my Cabinet colleagues have started their speeches of reply by paying very well deserved tributes to their junior Ministers. At Number 10 I have no junior Ministers. There is just [Denis Thatcher] Denis and me, and I could not do without him.am, however, very fortunate in having a marvellous deputy who is wonderful in all places at all times in all things - Willie Whitelaw.our party conference last year I said that the task in which the Government were engaged-to change the national attitude of mind-was the most challenging to face any British Administration since the war. Challenge is exhilarating. This week we Conservatives have been taking stock, discussing the achievements, the set-backs and the work that lies ahead as we enter our second parliamentary year. As you said Mr Chairman our debates have been stimulating and our debates have been constructive. This week has demonstrated that we are a party united in purpose, strategy and resolve. And we actually like one another.I am asked for a detailed forecast of what will happen in the coming months or years I remember Sam Goldwyn 's advice: Never prophesy, especially about the future." (Interruption from the floor) Never mind, it is wet outside. I expect that they wanted to come in. You cannot blame them; it is always better where the Tories are. And you-and perhaps they-will be looking to me this afternoon for an indication of how the Government see the task before us and why we are tackling it the way we are. Before I begin let me get one thing out of the way.week at Brighton we have heard a good deal about last week at Blackpool. I will have a little more to say about that strange assembly later, but for the moment I want to say just this.of what happened at that conference, there has been, behind all our deliberations this week, a heightened awareness that now, more than ever, our Conservative Government must succeed. We just must, because now there is even more at stake than some had realised.are many things to be done to set this nation on the road to recovery, and I do not mean economic recovery alone, but a new independence of spirit and zest for achievement.is sometimes said that because of our past we, as a people, expect too much and set our sights too high. That is not the way I see it. Rather it seems to me that throughout my life in politics our ambitions have steadily shrunk. Our response to disappointment has not been to lengthen our stride but to shorten the distance to be covered. But with confidence in ourselves and in our future what a nation we could be!its first seventeen months this Government have laid the foundations for recovery. We have undertaken a heavy load of legislation, a load we do not intend to repeat because we do not share the Socialist fantasy that achievement is measured by the number of laws you pass. But there was a formidable barricade of obstacles that we had to sweep aside. For a start, in his first Budget Geoffrey Howe began to rest incentives to stimulate the abilities and inventive genius of our people. Prosperity comes not from grand conferences of economists but by countless acts of personal self-confidence and self-reliance.Geoffrey 's stewardship, Britain has repaid $3,600 million of international debt, debt which had been run up by our predecessors. And we paid quite a lot of it before it was due. In the past twelve months Geoffrey has abolished exchange controls over which British Governments have dithered for decades. Our great enterprises are now free to seek opportunities overseas. This will help to secure our living standards long after North Sea oil has run out. This Government thinks about the future. We have made the first crucial changes in trade union law to remove the worst abuses of the closed shop, to restrict picketing to the place of work of the parties in dispute, and to encourage secret ballots.Prior has carried all these measures through with the support of the vast majority of trade union members. Keith Joseph, David Howell, John Nott and Norman Fowler have begun to break down the monopoly powers of nationalisation. Thanks to them British Aerospace will soon be open to private investment. The monopoly of the Post Office and British Telecommunications is being diminished. The barriers to private generation of electricity for sale have been lifted. For the first time nationalised industries and public utilities can be investigated by the Monopolies Commission-a long overdue reform.competition in road passenger transport promises travellers a better deal. Michael Heseltine has given to millions-yes, millions-of council tenants the right to buy their own homes.was Anthony Eden who chose for us the goal of a property-owning democracy. But for all the time that I have been in public affairs that has been beyond the reach of so many, who were denied the right to the most basic ownership of all-the homes in which they live.wanted to buy. Many could afford to buy. But they happened to live under the jurisdiction of a Socialist council, which would not sell and did not believe in the independence that comes with ownership. Now Michael Heseltine has given them the chance to turn a dream into reality. And all this and a lot more in seventeen months.Left continues to refer with relish to the death of capitalism. Well, if this is the death of capitalism, I must say that it is quite a way to go.all this will avail us little unless we achieve our prime economic objective-the defeat of inflation. Inflation destroys nations and societies as surely as invading armies do. Inflation is the parent of unemployment. It is the unseen robber of those who have saved.policy which puts at risk the defeat of inflation-however great its short-term attraction-can be right. Our policy for the defeat of inflation is, in fact, traditional. It existed long before Sterling M3 embellished the Bank of England Quarterly Bulletin, or monetarism" became a convenient term of political invective.some people talk as if control of the money supply was a revolutionary policy. Yet it was an essential condition for the recovery of much of continental Europe.countries knew what was required for economic stability. Previously, they had lived through rampant inflation; they knew that it led to suitcase money, massive unemployment and the breakdown of society itself. They determined never to go that way again., after many years of monetary self-discipline, they have stable, prosperous economies better able than ours to withstand the buffeting of world recession.at international conferences to discuss economic affairs many of my fellow Heads of Government find our policies not strange, unusual or revolutionary, but normal, sound and honest. And that is what they are.only question is: Has Britain the courage and resolve to sustain the discipline for long enough to break through to success? , Mr. Chairman, we have, and we shall. This Government are determined to stay with the policy and see it through to its conclusion. That is what marks this administration as one of the truly radical ministries of post-war Britain. Inflation is falling and should continue to fall.we are not heedless of the hardships and worries that accompany the conquest of inflation.among these is unemployment. Today our country has more than 2 million unemployed.you can try to soften that figure in a dozen ways. You can point out-and it is quite legitimate to do so-that 2 million today does not mean what it meant in the 1930s; that the percentage of unemployment is much less now than it was then.can add that today many more married women go out to work.can stress that, because of the high birthrate in the early 1960s, there is an unusually large number of school leavers this year looking for work and that the same will be true for the next two years.can emphasise that about a quarter of a million people find new jobs each month and therefore go off the employment register.you can recall that there are nearly 25 million people in jobs compared with only about 18 million in the 1930s. You can point out that the Labour party conveniently overlooks the fact that of the 2 million unemployed for which they blame us, nearly a million and a half were bequeathed by their Government.when all that has been said the fact remains that the level of unemployment in our country today is a human tragedy. Let me make it clear beyond doubt. I am profoundly concerned about unemployment. Human dignity and self respect are undermined when men and women are condemned to idleness. The waste of a country's most precious assets-the talent and energy of its people - makes it the bounden duty of Government to seek a real and lasting cure.I could press a button and genuinely solve the unemployment problem, do you think that I would not press that button this instant? Does anyone imagine that there is the smallest political gain in letting this unemployment continue, or that there is some obscure economic religion which demands this unemployment as part of its ritual? This Government are pursuing the only policy which gives any hope of bringing our people back to real and lasting employment. It is no coincidence that those countries, of which I spoke earlier, which have had lower rates of inflation have also had lower levels of unemployment.know that there is another real worry affecting many of our people. Although they accept that our policies are right, they feel deeply that the burden of carrying them out is falling much more heavily on the private than on the public sector. They say that the public sector is enjoying advantages but the private sector is taking the knocks and at the same time maintaining those in the public sector with better pay and pensions than they enjoy.must tell you that I share this concern and understand the resentment. That is why I and my colleagues say that to add to public spending takes away the very money and resources that industry needs to stay in business let alone to expand. Higher public spending, far from curing unemployment, can be the very vehicle that loses jobs and causes bankruptcies in trade and commerce. That is why we warned local authorities that since rates are frequently the biggest tax that industry now faces, increases in them can cripple local businesses. Councils must, therefore, learn to cut costs in the same way that companies have to.is why I stress that if those who work in public authorities take for themselves large pay increases they leave less to be spent on equipment and new buildings. That in turn deprives the private sector of the orders it needs, especially some of those industries in the hard pressed regions. Those in the public sector have a duty to those in the private sector not to take out so much in pay that they cause others unemployment. That is why we point out that every time high wage settlements in nationalised monopolies lead to higher charges for telephones, electricity, coal and water, they can drive companies out of business and cost other people their jobs.spending money like water was the answer to our country's problems, we would have no problems now. If ever a nation has spent, spent, spent and spent again, ours has. Today that dream is over. All of that money has got us nowhere but it still has to come from somewhere. Those who urge us to relax the squeeze, to spend yet more money indiscriminately in the belief that it will help the unemployed and the small businessman are not being kind or compassionate or caring.are not the friends of the unemployed or the small business. They are asking us to do again the very thing that caused the problems in the first place. We have made this point repeatedly.am accused of lecturing or preaching about this. I suppose it is a critic's way of saying Well, we know it is true, but we have to carp at something." I do not care about that. But I do care about the future of free enterprise, the jobs and exports it provides and the independence it brings to our people. Independence? Yes, but let us be clear what we mean by that. Independence does not mean contracting out of all relationships with others. A nation can be free but it will not stay free for long if it has no friends and no alliances. Above all, it will not stay free if it cannot pay its own way in the world. By the same token, an individual needs to be part of a community and to feel that he is part of it. There is more to this than the chance to earn a living for himself and his family, essential though that is.course, our vision and our aims go far beyond the complex arguments of economics, but unless we get the economy right we shall deny our people the opportunity to share that vision and to see beyond the narrow horizons of economic necessity. Without a healthy economy we cannot have a healthy society. Without a healthy society the economy will not stay healthy for long.it is not the State that creates a healthy society. When the State grows too powerful people feel that they count for less and less. The State drains society, not only of its wealth but of initiative, of energy, the will to improve and innovate as well as to preserve what is best. Our aim is to let people feel that they count for more and more. If we cannot trust the deepest instincts of our people we should not be in politics at all. Some aspects of our present society really do offend those instincts.people do want to do a proper job at work, not to be restrained or intimidated from giving value for money. They believe that honesty should be respected, not derided. They see crime and violence as a threat not just to society but to their own orderly way of life. They want to be allowed to bring up their children in these beliefs, without the fear that their efforts will be daily frustrated in the name of progress or free expression. Indeed, that is what family life is all about.is not a generation gap in a happy and united family. People yearn to be able to rely on some generally accepted standards. Without them you have not got a society at all, you have purposeless anarchy. A healthy society is not created by its institutions, either. Great schools and universities do not make a great nation any more than great armies do. Only a great nation can create and involve great institutions-of learning, of healing, of scientific advance. And a great nation is the voluntary creation of its people-a people composed of men and women whose pride in themselves is founded on the knowledge of what they can give to a community of which they in turn can be proud.our people feel that they are part of a great nation and they are prepared to will the means to keep it great, a great nation we shall be, and shall remain. So, what can stop us from achieving this? What then stands in our way? The prospect of another winter of discontent? I suppose it might.I prefer to believe that certain lessons have been learnt from experience, that we are coming, slowly, painfully, to an autumn of understanding. And I hope that it will be followed by a winter of common sense. If it is not, we shall not be-diverted from our course.those waiting with bated breath for that favourite media catchphrase, the U turn, I have only one thing to say. You turn if you want to. The lady's not for turning." I say that not only to you but to our friends overseas and also to those who are not our friends.foreign affairs we have pursued our national interest robustly while remaining alive to the needs and interests of others. We have acted where our predecessors dithered and here I pay tribute to Lord Carrington. When I think of our much-travelled Foreign Secretary I am reminded of the advert, you know the one I mean, about The peer that reaches those foreign parts that other peers cannot reach. before we came into office, and therefore long before the invasion of Afghanistan I was pointing to the threat from the East. I was accused of scaremongering. But events have more than justified my words.marxism is ideologically, politically and morally bankrupt. But militarily the Soviet Union is a powerful and growing threat.it was Mr. Kosygin who said No peace loving country, no person of integrity, should remain indifferent when an aggressor holds human life and world opinion in insolent contempt." We agree. The British Government are not indifferent to the occupation of Afghanistan. We shall not allow it to be forgotten. Unless and until the Soviet troops are withdrawn other nations are bound to wonder which of them may be next. Of course there are those who say that by speaking out we are complicating East-West relations, that we are endangering detente. But the real danger would lie in keeping silent. Detente is indivisible and it is a two-way process.Soviet Union cannot conduct wars by proxy in South-East Asia and Africa, foment trouble in the Middle East and Caribbean and invade neighbouring countries and still expect to conduct business as usual. Unless detente is pursued by both sides it can be pursued by neither, and it is a delusion to suppose otherwise. That is the message we shall be delivering loud and clear at the meeting of the European Security Conference in Madrid in the weeks immediately ahead.we shall also be reminding the other parties in Madrid that the Helsinki Accord was supposed to promote the freer movement of people and ideas. The Soviet Government's response so far has been a campaign of repression worse than any since Stalin 's day. It had been hoped that Helsinki would open gates across Europe. In fact, the guards today are better armed and the walls are no lower. But behind those walls the human spirit is unvanquished.workers of Poland in their millions have signalled their determination to participate in the shaping of their destiny. We salute them.claim that the capitalist system is in crisis. But the Polish workers have shown that it is the Communist system that is in crisis. The Polish people should be left to work out their own future without external interference.every Party Conference, and every November in Parliament, we used to face difficult decisions over Rhodesia and over sanctions. But no longer. Since we last met the success at Lancaster House, and thereafter in Salisbury-a success won in the face of all the odds-has created new respect for Britain. It has given fresh hope to those grappling with the terrible problems of Southern Africa. It has given the Commonwealth new strength and unity. Now it is for the new nation, Zimbabwe, to build her own future with the support of all those who believe that democracy has a place in Africa, and we wish her well.showed over Rhodesia that the hallmarks of Tory policy are, as they have always been, realism and resolve. Not for us the disastrous fantasies of unilateral disarmament, of withdrawal from NATO, of abandoning Northern Ireland.irresponsibility of the Left on defence increases as the dangers which we face loom larger. We for our part, under Francis Pym 's brilliant leadership, have chosen a defence policy which potential foes will respect.are acquiring, with the co-operation of the United States Government, the Trident missile system. This will ensure the credibility of our strategic deterrent until the end of the century and beyond, and it was very important for the reputation of Britain abroad that we should keep our independent nuclear deterrent as well as for our citizens here.have agreed to the stationing of Cruise missiles in this country. The unilateralists object, but the recent willingness of the Soviet Government to open a new round of arms control negotiations shows the wisdom of our firmness.intend to maintain and, where possible, to improve our conventional forces so as to pull our weight in the Alliance. We have no wish to seek a free ride at the expense of our Allies. We will play our full part.Europe we have shown that it is possible to combine a vigorous defence of our own interests with a deep commitment to the idea and to the ideals of the Community.last Government were well aware that Britain's budget contribution was grossly unfair. They failed to do anything about it. We negotiated a satisfactory arrangement which will give us and our partners time to tackle the underlying issues. We have resolved the difficulties of New Zealand's lamb trade with the Community in a way which protects the interests of the farmers in New Zealand while giving our own farmers and our own housewives an excellent deal, and Peter Walker deserves to be congratulated on his success. Now he is two-thirds on his way to success in making important progress towards agreement on a common fisheries policy. That is very important to our people. There are many, many people whose livelihoods depend on it.face many other problems in the Community, but I am confident that they too will yield to the firm yet fair approach which has already proved so much more effective than the previous Government's five years of procrastination.each day it becomes clearer that in the wider world we face darkening horizons, and the war between Iran and Iraq is the latest symptom of a deeper malady. Europe and North America are centres of stability in an increasingly anxious world. The Community and the Alliance are the guarantee to other countries that democracy and freedom of choice are still possible. They stand for order and the rule of law in an age when disorder and lawlessness are ever more widespread.British Government intend to stand by both these great institutions, the Community and NATO. We will not betray them.restoration of Britain's place in the world and of the West's confidence in its own destiny are two aspects of the same process. No doubt there will be unexpected twists in the road, but with wisdom and resolution we can reach our goal. I believe we will show the wisdom and you may be certain that we will show the resolution.his warm hearted and generous speech, Peter Thorneycroft said that, when people are called upon to lead great nations they must look into the hearts and minds of the people whom they seek to govern. I would add that those who seek to govern must in turn be willing to allow their hearts and minds to lie open to the people.afternoon I have tried to set before you some of my most deeply held convictions and beliefs. This Party, which I am privileged to serve, and this Government, which I am proud to lead, are engaged in the massive task of restoring confidence and stability to our people.have always known that that task was vital. Since last week it has become even more vital than ever. We close our Conference in the aftermath of that sinister Utopia unveiled at Blackpool. Let Labour's Orwellian nightmare of the Left be the spur for us to dedicate with a new urgency our every ounce of energy and moral strength to rebuild the fortunes of this free nation.we were to fail, that freedom could be imperilled. So let us resist the blandishments of the faint hearts; let us ignore the howls and threats of the extremists; let us stand together and do our duty, and we shall not fail.

Приложение 4


Текст речи Тони Блэра на международной конференции "Ислам и мусульмане в современном мире"

(Tony Blair's speech to the "Islam and Muslims in the world today")

июня 2007 года

I would like to thank Cambridge University and their partners, the Coexist Foundation and the Weidenfeld Institute for Strategic Dialogue for hosting this important conference. As many of you will know, the Cambridge Inter-Faith Programme is at the forefront of innovative teaching and research in terms of the study of world religions, their inter-relations and their relations with secular society.first and most obvious question about this Conference here in London is: why? The first and most obvious answer is that Britain is today a country of two million Muslims in a Europe that has over 20 million Muslims. I would like to pay tribute to our British Muslim communities today. In overwhelming part, they make a significant positive and growing contribution to modern Britain.have successful Muslims in all areas of our national life - business, sport, media, culture, the professions. We have our first Muslim MPs, first Muslim Members of the House of Lords; hopefully the next election will bring more and hopefully also the first women Muslim MPs., and again obviously as a result of what is happening in the world today, there is an interest and appetite across all sections of society to know more about Islam in all its diversity. This is not, repeat not, about equating interest in Islam with anxiety over extremism. But it explains, in part, the desire to learn about what moves and motivates our Muslim communities., most of all but less obviously, the reason for this conference is to allow the many dimensions of Islam to speak about themselves in a more considered, more profound way than the short bursts of news coverage normally permit. When I have met groups of Muslims, especially younger ones - and in any part of Britain - of course the normal issues about foreign policy arise.actually the predominant complaint is about how they believe their true faith is constantly hijacked and subverted by small, unrepresentative groups who get disproportionately large amounts of publicity.is the way of the modern media world that what counts is impact. Those willing to come on television and articulate extreme and violent views make so much more impact than those who use the still small voice of reason and moderation.principal purpose of this Conference therefore is to let the authentic voices of Islam, in their various schools and manifestations, speak for themselves.of the most distinguished scholars and religious leaders the world over are gathered here. I ask people to listen to them. They are the authentic voices of Islam. The voices of extremism are no more representative of Islam than the use, in times gone by, of torture to force conversion to Christianity, represents the true teaching of Christ.doing this, there is yet another purpose: to reclaim from extremists, of whatever faith, the true essence of religious belief. In the face of so much high profile accorded to religious extremism, to schism, and to confrontation, it is important to show that religious faith is not inconsistent with reason, or progress, or the celebration of diversity. Round the world today, along with the images of violence, are the patient good works of people of different faiths coming together, understanding each other, respecting each other.faith has much to contribute to the public sphere; is still a thriving part of what makes a cohesive community; is a crucial motivator of millions of citizens around the world; and is an essential if non-governmental way of helping to make society work. To lose that contribution would not just be a pity; it would be a huge backward step.shall be studying the outcomes of the conference with the keenest interest. We hope that the discussions over the next two days will produce ideas which we can explore and take forward - perhaps in partnership with some of you here today. We are especially interested to consider how the messages from this conference can best be conveyed to grassroots communities.want to set this conference in a broader context. Round the world today there is a new and urgent impetus being given to promulgating the true voices of Islam.is especially the case in the field of education. When I visited Indonesia last year, a Muslim majority country of over 200 million, I saw at first hand the way in which religious schools there are reforming to equip their students not just with a sound religious education, but also with training to boost their employment prospects. This work challenges the myth that religious schools need only focus on orthodox religious education.Pakistani Government too has undertaken an ambitious and difficult programme of madrassa reform, encouraging schools to register and develop a common syllabus and basic standards.Singapore, new more interactive teaching methods have been introduced by the Islamic Religious Council of Singapore, moving away from teaching by rote to teaching which is specific to age group, more relevant to the wider context in which students live and more lively.in our Muslim communities in the UK are encouraging reform and change in our madrassas here.Bradford Council of Mosques has agreed to incorporate citizenship education in the curriculum for their madrassas, an important initiative, which we hope will be adopted right across the country. And it is right to encourage links between schools in the state sector and institutions that provide religious education, given the hugely important role these institutions play in so many children's education and well-being.the role of education goes much wider than simply religious education. At the recent Middle East World Economic Forum, Sheikh Mohammed bin Rashid Al Maktoum, Vice President and Prime Minister of the UAE and Ruler of Dubai, announced the creation of a groundbreaking $10 billion foundation to promote education in Arab countries.foundation will focus on human development, supporting and empowering young minds and focusing on research, education and investment in the infrastructure of knowledge. It will provide scholarships for study at world-reputed institutions. In neighbouring Qatar, the Government has invited top international universities to develop an "Education City" with the aim of becoming the beacon of educational excellence in the Arab world.of these initiatives are designed to tap into the ages-old tradition of Islam where - in line with the Koran - knowledge is revered and Muslims urged to pursue it.there are the many signs of political reform in the Muslim world, and the encouragement of women's rights. Suffrage has been awarded to women in Kuwait and women stood for the first time in Bahrain's elections last year.Morocco, fifty women have been appointed as state preachers for the first time. They will be able to give basic religious instruction in Mosques and support in prisons, schools and hospitals.highlighted by Emine Bozkurt's work, the position of women has improved in Turkey over recent years, with, in particular, a strong emphasis on education for girls.Afghanistan, the Afghan Women's Hour is a programme that would have been inconceivable not long ago. It offers girls, their mothers and their grandmothers a place to speak and to listen to one another. The full gamut of issues has been aired: standing for Parliament, learning to read, starting a business, the prevention of maternal mortality.Jordan, last month, a conference took place, with the assistance of Queen Rania, to build and empower Muslim female leadership across the Middle East.is also a clear move across the world to assert strongly the moderate and true authority of Islam.Jordan, in 2004, under the leadership of HM King Abdullah, a statement, the Amman Message was released seeking to declare what Islam is and what it is not, and how it should be manifested.was deeply impressed when, the next year, the King convened 200 leading scholars from no less than 50 countries, who unanimously - unanimously - issued a Declaration on 3 basic issues: the validity of different Islamic schools of thought and theology; the forbidding of declarations of apostasy between Muslims; and criteria for the issuing of fatwas - religious edicts - to pre-empt the spawning of illegitimate versions.was a clear message that Islam is not a monolithic faith, but one made up of a rich pattern of diversity, albeit all flowing from the same fount. This rich diversity needs to be more clearly appreciated and to inform our public debates more fully.in 2005, the summit meeting of the Organisation of the Islamic Conference issued a declaration and a 10-year action plan. The summit reaffirmed Islam as a religion of moderation and modernity. It rejected bigotry and extremism. It supported work to establish the values of Islam as those of understanding, tolerance, dialogue and multilateralism. It adopted the principles of the Amman Message - as indeed did other gatherings of scholars around the world.in 2006 the Topkapi declaration emphasised that Muslims have long played a distinguished part in European history and encouraged them to continue doing so. It stressed the opportunities for Muslims to flourish as full citizens the pluralistic societies which increasingly characterise every country in this continent, especially since the fall of Communism.draw four lessons from these and other similar examples., that the role of theology and philosophy is vital to Islam, indeed as it is to any religion, in helping its adherents to engage with the modern world whilst drawing on its core principles., Muslims overwhelmingly want to play a full part in the complex and diverse societies in which they find themselves - both contributing and shaping those societies. Most seek to play a part as loyal citizens of their countries and as loyal Muslims. This is of course contrary to the often crude portrayals in the media or by those who deal only in stereotypes and seek to whip up Islamophobic sentiment., others in societies in which Muslims are co-citizens must also evolve and adapt in how they respond to the changing nature of their societies. This is a two way street. Each must learn from the other, about the other.fourthly, and as a natural consequence of my first three points, the great religions of the world most continue the dialogue between them, and help interfaith work to grow. Greater mutual understanding should be the aim of all of us. And a closer working together to tackle the needs of our shared world - needs which are often pressing and cry out for action.publish today the Siddiqui Report on the UK and what more we need to do to encourage the right intellectual and academic debate on these issues here in Britain.intend to follow-up on many of Dr Siddiqui's recommendations and will be providing significant funding to deliver on this commitment.of this, incidentally, is designed to screen out a healthy rigorous debate about the controversies of foreign policy.Christians disagreed with the decisions I took over Afghanistan or Iraq. Leave aside for a moment whether they were the right or wrong decisions. What is damaging is if they are seen in the context of religious decisions.religious faith of either country was as irrelevant to the decision as was the fact that the Kosovo Albanians we rescued were Muslims, suffering under a Serbian dictatorship, whose religion happened to be Christian Orthodox; or in helping the people of Sierra Leone, 70 per cent of whom are Muslim.point is crucial at a number of different levels. The problem between faiths and communities, as too often in life and in politics, is not where there is disagreement about decisions; but where there is misunderstanding about motives. In turn, this is often derived from a misunderstanding of a deeper sort: a basic ignorance about the other's faith. I was asked the other day by a young person if it was true Muslims wanted to kill all Christians.

"No", I said. "And did you know that Muslims revere Jesus as a Prophet?" The youngster was astounded, barely able to believe there are significant passages in the Koran devoted to Jesus, and to Mary. I recommend the book "The Muslim Jesus" to anyone interested in this aspect.the point is this: one part of such a Conference is to explain Islam to the world: its common roots with Judaism and Christianity, how it began, how it developed, how far removed it is, from the crude and warped distortion of the extremists. Where there is ignorance, there is distrust, and sometimes hatred. Understanding is a great healer.this Conference is not about Government lecturing the Muslim world, or our Muslim communities. It is rather an opportunity to listen; to hear Islam's true voice; to welcome and appreciate them; and in doing so, to join up with all those who believe in a world where religious faith is respected because faiths respect each other as well as those of no faith; and are prepared in holding to their own truth, not to disrespect the truth clear to others. I wish you well in your deliberations.


Теги: Особенности применения прагматических стратегий в публичных выступлениях британских политических деятелей  Диплом  Политология
Просмотров: 5948
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Особенности применения прагматических стратегий в публичных выступлениях британских политических деятелей
Назад