Военная политика США и России: сравнительный анализ


Военная политика США и России: сравнительный анализ


План


Введение

Глава 1. Военная политика в современном мире

.1 Теоретико-методические основы изучения военной политики

.2 Роль военной политики в обеспечении безопасности страны

Глава 2. Военная политика США и России: сравнительный анализ

.1 Военная политика России и США: сравнительный анализ

.2 Военная мощь США и Росси: особенности формирования вооружённых сил, участие в военных конфликтах

Заключение

Список использованной литературы

военный политика сша россия

Введение


Современный этап мирового развития характеризуется острейшими социально-экономическими конфликтами и политическими противоречиями. Человечество вступило в один из самых сложных и противоречивых периодов мировой истории. Обстановка в мире показывает, что в процессе военно-политической борьбы за сохранение своих интересов вовлечены почти все регионы мира. Судьбы войны и мира зависят от военной политики, так как война как социальное явление возникла вместе с политикой и государством. Военная мощь современного мира - инструмент далеко не адекватный тем задачам политики, к решению которых объективно стремится каждое государство современного мира.

Конец биполярной блоковой системы привёл к существенному изменению принципов стратегической стабильности в мире. Государственная политика, военная политика и политический процесс государства в современном мире - явления взаимосвязанные. На протяжении всей своей истории человечества страдало от войн и мечтало о вечном мире. Политика формирует цели и задачи войны, определяет её средства и условия, начало и конец. Обеспечение национальной безопасности на международном уровне во многом определяется содержанием военной политики государства. Военная политика существенно влияет на все области общественной жизни государства и систему международных отношений на глобальном и региональном уровнях.

Всё происходящее сегодня в мире оставляет предчувствие надвигающихся глобальных перемен катастрофического характера. Военная безопасность является составным и важнейшим компонентом национальной безопасности любой страны. Характеризует способность государства противодействовать возникновению войны. Актуальность данной работы особенно значима в условиях современной реальности, на фоне происходящих в мире последних событий политического характера.

Актуальность избранной темы определяется остротой современной политической обстановки в мире, неопределённостью и нестабильностью мировой геополитической ситуации. Тенденции к интеграции и формированию многополярного мира противостоит силовая политика, национальные и территориальные споры, конфликты, локальные войны. Обусловлена теоретической и практической значимостью вопросов, связанных с выяснением места и роли военной политики США и России. Тема настоящая была и будет всегда актуальна, с учётом реальных перспектив для качественного изменения средств и методов ведения войны в мире.

Степень научной разработанности темы: Базу исследования составляют труды современных отечественных и зарубежных авторов по проблемам истории и теории военной политики. Изучение научной литературы, относящейся к теме исследования, позволяет выделить несколько групп работ. Важные аспекты обеспечения военной политики рассматриваются в работах О.А. Белькова, М.А. Гареева, С.Б. Иванова, А.А. Кокошина, В.А. Кропачева, В.И. Куроедова, Г.Г. Лоза, В.И. Лутовинова, И.А. Некипелого, А.И. Позднякова, В.В. Серебрянникова, В.Ф. Халипова, В.В. Чебана, А.Х. Шаваева, В.А. Щипкова и др.

Исследованы работы, в которых рассматриваются современные геополитические проблемы, вызовы, угрозы для безопасности России, обусловливающие необходимость выработки новой военной доктрины. Среди них труды следующих авторов: А.Г. Арбатов, О.Б. Бельков, Л.Д. Иванов, В.Л. Иноземцев, К.Х. Ипполитов, С.А. Караганов, А.А. Кокошин, Н.А. Комлева, В.Л. Ф.М. Бурлацкого, Г.Г. Водолазова, А.Г. Володина, А.А. Галкина, М.В. Ильина, Б.В. Кузьменко, А.С. Панарина, В.В. Руденкина, А.И Уткина, Л.В. Шевцовой.

Актуальную группу представляют работы, связанные с одним из приоритетных направлений современной военной политики, влияние человеческого фактора и гуманизацией.

Объект исследования. Объектом выступают разработки политологами общих, концептуальных подходов к проблемам войны и мира в ядерный век, основанных на них рекомендаций военно-политического характера, обращённых к политическим и военным кругам.

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования состоит в том, чтобы показать, как политическая мысль США и России подходит к решению проблемы войны и мира в XXI веке, в выявлении и анализе теоретических и практических проблем перспектив военной политики двух держав.

Методологическую базу исследования составили методы и принципы научного познания, разработанные в социальных и гуманитарных науках. Магистрант использует такие подходы, как сравнительный, ретроспективный, социокультурный, диалектической взаимосвязи и взаимозависимости социальных явлений. Применены принципы системного и деятельностного подходов. При построении теоретической модели анализа военной политики США и России используется методика экспертных оценок.

Исходной методологической основой исследования является позиция, отрицающая одностороннюю и линейную детерминацию военно-политических процессов только одной группой факторов, будь это экономика, военное дело, культура, политика или идеология. Важным является аксиологический анализ, то есть ценностное измерение. Вне общественно значимых ценностей и идеалов политика обеспечения военной безопасности может не только потерять устойчивые смысловые социокультурные ориентиры, но и сделаться по своей сути аморальной.

Научная новизна диссертации. В настоящей работе проанализирована проблема военной политики во взаимосвязи с политическими процессами, происходящими в мире. На обсуждение представлены следующие результаты, содержащие новизну:

военная политика определена как деятельность различных государственных структур, состоящей в подготовке и реализации политических решений, направленных на защиту национальной и военной безопасности;

определены причины, влияющие на изменения военной политики;

в исследовании переосмысливается определение понятия "военная политика", которое в разных условиях его использования и в универсализированном виде представляется состоящим из блоков;

развивающейся и интегрирующейся системой в международных отношениях;

целенаправленной деятельности;

потребностью использования государствами в двух взаимосвязанных сторонах - внутренней и внешней. Если внутренняя сторона определяет перспективы и повседневную деятельность государства по поддержанию его обороноспособности и готовности Вооружённых сил к применению, то внешняя сторона включает проблемы использования военной силы в межгосударственных отношениях;

концепция сравнительного анализа военной политики США и России, выдвинутая в процессе данного исследования отвечает реальности, основана на документальных источниках, материалов СМИ;

выявлена значимость человеческого фактора в военной политике; обоснован комплекс социально-политических проблем;

проанализированы основные подходы, сложившиеся в современной политологии в отношении содержания понятия - военная политика.

Практическая значимость диссертационного исследования. Теоретические положения и выводы исследования значимы для научно-исследовательской и педагогической работы по проблемам теории военной политики, военной и общей политологии. Материалы диссертации могут найти применение в процессе преподавания общественно-гуманитарных дисциплин в высших учебных заведениях, а также для написания студентами курсовых и дипломных работ.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы. Объем работы 77 страниц машинописного листа.

Апробация научных результатов. Основные положения исследования и ее результаты были изложены и обсуждены на научных конференциях и представлены в следующих публикациях:

. Особенности военной политики США, Китая и Казахстана. Сборник материалов научно-практической конференции "Актуальные вопросы социально-экономического, общественно-политического развития современного общества. Шымкент, 2010. С. 37-40.

2. Актуальность современной военной политики. Сборник научных трудов аспирантов, магистрантов, стажеров-исследователей ЮКГУ им. М. Ауэзова. Шымкент, 2012. С. 19-24.


Глава 1. Военная политика в современном мире


.1 Теоретико-методические основы изучения военной политики


В общем понимании политика - это деятельность государственных органов, политических партий, движений, общественных организаций и их лидеров в сфере отношений между большими социальными группами, нациями, государствами, направленная на мобилизацию их усилий в целях завоевания, удержания и использования политической власти специфическими методами. Одним из видов политики является военная политика.

В ядерный век, когда война несёт угрозу человеческой цивилизации, возникает реальная необходимость более внимательно разобраться в самой природе военной политики, факторах, определяющих её содержание, в её внутренней структуре и характере внешних проявлений, в тенденциях её современного развития.

В широком смысле военная политика - это политика, проводимая в военной области, собственно военные аспекты внутренней и внешней политики государства. Военная политика определяется как составная часть общей политики государства, непосредственно связанная с созданием военной организации, подготовкой и применением средств вооружённого насилия для достижения определённых политических целей. По своему предназначению военная политика призвана оценивать возможность, необходимость и пределы применения военной силы для достижения политических целей, определять количественные и качественные характеристики необходимой и достаточной военной силы, направлять процесс военного строительства, вырабатывать методы применения военной силы, способы противодействия противнику и взаимодействия с союзниками, руководить военными акциями. [4, 54]

Военная политика представляет собой сложную и очень важную сферу жизнедеятельности многих государств. Вследствие этого возрастает необходимость в более основательном рассмотрении сущности военной политики, факторов, определяющих её содержание, структуры, характера внешних проявлений, тенденций развития в современных условиях.

В широком смысле военная политика - это политика, проводимая в военной области, то есть военные аспекты внутренней и внешней политики вообще. При этом она не является какой-то обособленной, специфической. Военная политика интегрирует самые различные виды политической, экономической, научно-технической и других видов деятельности, направляя их на решение конкретных задач, связанных с обеспечением военной безопасности общества, государства, личности.

Военная политика реализует возникшую на стыке общегосударственной политики и военной стратегии деятельность социально-политических сил и специально созданных ими государственных институтов. Она направлена на формирование и использование насильственных средств, как вооружённых, так и невооружённых, для ведения войн и военных конфликтов или противодействия им, а также для обеспечения национальной и региональной безопасности.

В современных условиях международная обстановка остаётся достаточно сложной, и взаимосвязь между различными регионами мира настолько сильно, что любой вооружённый конфликт может превратиться в масштабную войну. Это угроза обуславливается тем, что вооружённые конфликты носят, как правило, коалиционный характер, к ведению боевых действий привлекаются огромные людские, материально-технические и финансовые ресурсы, постоянно присутствует опасность применения оружия массового поражения.

В современных условиях одним из главных универсальных средств для достижения своих целей для США была и остаётся война, которая может вестись с применением различных средств. Военная сила и военные возможности страны традиционно рассматриваются в качестве важнейшего компонента национальной мощи. Конкретные параметры использования военной силы менялись в зависимости от оценки американскими стратегами и политиками объективных и субъективных факторов в конкретной международной обстановке. [45. 78]

Вмешиваясь во внутренние дела других государств, США стремится подавить завоёванный суверенитет, сохранить и усилить контроль над ними. Стараются вовлечь их в милитаристскую орбиту, использовать в качестве плацдармов своей агрессивной глобальной стратегии. Добиваясь этих целей, США используют методы военного давления и экономического диктата, поддерживают внутреннюю реакцию. Не меняя сути своей политики, США периодически вносят в неё тактические коррективы, обусловленные развитием событий в мире и регионе, отказываясь от тех или иных устаревших методов, изыскивают новые пути для обеспечения своих интересов.

Основным методом осуществления внешней политики США был и остаётся государственный терроризм. ЦРУ - важнейший механизм в системе власти США, специально предназначенный для осуществления акций государственного терроризма

Военная мощь в мере XXI века - инструмент далеко не адекватный тем задачам политики, к решению которых объективно стремится каждое государство современного мира. США, как крупнейшая мировая держава с глобальными интересами, развитой системой союзов, должна поддерживать высочайший уровень военной мощи. Государственная политика, военная политика и политический процесс государства в современном мире - явления взаимосвязанные. На протяжении всей своей истории человечество страдало от войн и мечтало о вечном мире. Судьбы войны и мира зависят от военной политики, так как война как социальное явление возникла вместе с политикой и государством. Политика формирует цели и задачи войны, определяет её средства и условия, начало и конец. Неопределённость и нестабильность мировой геополитической ситуации, где тенденции к интеграции и формированию многополярного мира противостоит силовая политика, тяга к новому гегемонизму, национально-территориальным и религиозным спорам, конфликтам, локальным войнам. Включаясь в процессы глобализации, стремясь дать адекватный ответ на вызовы постиндустриализма, государства должны одновременно отстаивать свой государственный суверенитет, право на исторический выбор, национально-культурную идентичность, территориальную целостность. В решении всех этих проблем важна роль гибкой военной политики. Конкретное содержание военной политики определяют следующие факторы:

экономические, политические и иные интересы Российского государства, составляющих его классов, наций, социальных групп, регионов, выраженные в Концепции национальной безопасности, Военной доктрине, других документах и установках;

потенциальные и реальные возможности России как субъекта военной политики, позволяющие реализовать эти интересы;

внутренние и внешние условия жизнедеятельности государства и его важнейших институтов, степень угрозы его безопасности.

Главное, что определяет суть, содержание и направленность военной политики РФ,- её экономические и политические интересы как субъекта этой деятельности. Как писал Гегель, "ближайшее рассмотрение истории убеждает нас в том, что действия людей вытекают из их потребностей, их страстей, их интересов…, и лишь они играют главную роль".

Важнейшее направление военной политики России заключается в обеспечении благоприятных, взаимовыгодных экономических, культурных, научных и других связей и отношений со всеми странами, особенно с соседними, установлении такого миропорядка, при котором решение назревших проблем осуществляется не под диктатом одной страны или определённого военно-политического союза государств, а в результате совместных взаимоприемлемых коллективных решений, преимущественно под эгидой ООН.

В структуре военной политики можно выделить ряд относительно самостоятельных компонентов.

Научно-концептуальный стержень военной политики- Военная доктрина РФ. Теоретические основы Военной доктрины подготовлены и обоснованы путём глубокого научного анализа военно-политической практики. Идеи и установки Военной доктрины определяют общее направление военно-политической деятельности государства и системный подход к её осуществлению как на ближайшую, так и на отдалённую перспективу.

Один из самых сложных и ответственных элементов военной политики. Как известно, военно-политическая обстановка и в России, и в мире подвержена непрерывным изменениям. Некоторые из них происходят внезапно, затрагивая самые глубокие, жизненно важные интересы государства, народов, общностей. Они требуют своевременного, порой экстренного. Реагирования, принятия ответственных, иногда судьбоносных решений, последовательного и неуклонного проведения их в жизнь. Эти решения должны отражать особенности конкретной обстановки и, безусловно, соответствовать положениям и установкам Военной доктрины. Степень необходимости и способность реализации принимаемых решений и планов свидетельствуют об эффективности осуществления военно-политической деятельности.

Практическая деятельность по реализации доктринальных положений, принятых планов и решений осуществляется по следующим направлениям:

· Руководство военным строительством в целом, связанное с созданием основ военного потенциала страны, что требует разработки и реализации научной военно-экономической, военно-технической политики, а также военных аспектов социальной, демографической, культурной политики;

· Регулирование военно-политических отношений с другими государствами. Коалициями. Вооружёнными силами, основанное на активном использовании всего арсенала методов и средств военной дипломатии.· Руководство военно-политическими акциями различного характера и масштаба на территории России и на международной арене, призванное обеспечить координацию действий с союзными силами, нейтрализацию или косвенное использование сил, не участвующих в конфликте (инциденте), решительное противодействие противнику, разгром его военной силы (руководство действиями по предотвращению войны или ходом войны, действиями по отпору агрессору или развёртыванию агрессии, по стабилизации внутренней обстановки или её дестабилизации).

Из структуры военной политики вытекает её содержательное определение как совокупности руководящих идей, положений, конкретных решений и практических действий, направленных на создание военного потенциала и достижение политических целей военными средствами.

Военная политика-это система взглядов, отношений и учреждений, а также определяемая ими деятельность государства или его отдельных институтов, направленная на создание. Подготовку и применение военной силы в политических целях.

Механизм взаимодействия субъекта и объекта в структуре военной политики РФ выглядит следующим образом. Государство как субъект военной политики определяет политические цели и готовит соответствующие средства насилия (как военные, так и невоенные) для их достижения. При этом соответствие целей и средств конкретным условиям данной военно-политической обстановки способствует их успешной реализации в процессе применения военной силы. В противном же случае объективно возникает необходимость расширить или поднять качественный уровень привлекаемых средств насилия, что нежелательно в современных условиях, либо внести соответствующие коррективы в цели и задачи военной политики. Стремление же продолжать осуществлять военной политики, в которой возникает значительный дисбаланс между поставленными целями и возможностями их достижения, может привести к провалу, неудаче не только в военной политике, но и к кризису политики государства в целом. [49. 28]

В военно-политической области сложилась качественно новая угроза для самого существования человечества, ликвидировать которую можно только качественно новыми средствами. Традиционный дипломатический механизм с необходимой эффективностью не срабатывает. Процесс ограничения гонки вооружений, укрепление международной безопасности явно отстают от дестабилизирующих военно-политических ситуаций, тенденций. Жизнь ставит в качестве первоочередных задач создание принципиально новых подходов, механизмов в решении военно-политических проблем. В настоящее время изменения во всех областях военного искусства имеют революционный характер: под воздействие военно-политических и военно-технических факторов пересматриваются все основные положения военной стратегии, оперативного искусства и тактики. По существу речь идёт о создании новой теории военного искусства. Очевидно, что эти революционные изменения оказывают самое непосредственное воздействие на состояние и перспективы развития международной безопасности. В настоящее время особенно актуальна дискуссия на самых различных уровнях по поводу последствий развития военного искусства для международной безопасности. Процесс изменения форм и способов вооружённой борьбы нужно рассматривать как лишь набирающий свою силу, формирующийся в связи с поступлением новых образцов оружия и военной техники, средств боевого управления ими. Разработка новейших систем вооружений и военной техники наносит сильнейший удар по процессу ограничения и сокращения военных арсенала

Нестабильность международного положения, усиливающаяся его милитаризация, которая отчётливо проявляется в сохранении и совершенствовании инструментов войны, увеличении числа вооруженных конфликтов и войн, в возрастании роли военно-промышленного комплекса во внешней политике ряда государств. Милитаризация внешней политики проявляется в стремлении использовать любой повод для того, чтобы показать и проверить силовые приёмы на практике. На практике проверяют свои возможности, показывают другим странам, что будет в случае "ослушания". Мировое сообщество оказалось неготовым и неспособным затушить старые и предотвратить новые конфликты в разных уголках планеты и отдельных регионах. [53, 27]

Военная политика Российской федерации - необходимый и важный элемент общеполитической и внешнеполитической деятельности, направленной на обеспечение национальной безопасности государства, предотвращение войны и военных конфликтов, упрочение стратегической стабильности. Научно - концептуальным стержнем военной политики является Военная доктрина.

Военная политика представляет собой сложную и очень важную сферу жизнедеятельности многих государств, в том числе России. Вследствие этого возрастает необходимость в более основательном рассмотрении сущности военной политики факторов, определяющих её содержание, структуры, характера внешних проявлений, тенденций развития в современных условиях.

В широком смысле военная политика - это политика, проводимая в военной области, то есть военные аспекты внутренней и внешней политики государства. При этом она не является какой-то обособленной, специфической. Самостоятельной частью политики вообще. Военная политика интегрирует самые различные виды политической, экономической, научно-технической и других видов деятельности, направляя их на решение конкретных задач, связанных с обеспечением военной безопасности общества, государства, личности.

Военная политика реализует возникшую на стыке общегосударственной политики и военной стратегии деятельность социально-политических сил и специально созданных ими государственных институтов. Она направлена на формирование и использование насильственных средств (преднамеренное или вынужденное, военное или невоенное насилие), как вооружённых, так и невооружённых, для ведения войн и военных конфликтов или противодействия им, а также для обеспечения национальной и региональной безопасности.

Таким образом, военная политика - это составная часть общей политики государства, непосредственно связанная с созданием военной организации, подготовкой и применением насильственных средств для достижения определённых политических целей

Целью военной политики Российской Федерации является создание благоприятных условий для устойчивого всестороннего развития общества, государства, его граждан, обеспечение их военной безопасности и защиты жизненно важных интересов.

По своему предназначению военная политика призвана:

оценивать возможность, необходимость и пределы применения военной силы для достижения политических целей;

определять количественные и качественные характеристики необходимой и достаточной военной силы, направлять процесс военного строительства;- вырабатывать методы применения военной силы, способы противодействия потенциальному агрессору и взаимодействия с союзниками, руководить военными акциями.

Военная политика России, как и любого другого государства, имеет две взаимосвязанные стороны - внутреннюю и внешнюю. Если внешняя сторона включает проблемы использования военной силы в межгосударственных отношениях, то внутренняя сторона определяет перспективы и повседневную деятельность государства по поддержанию его обороноспособности и готовности Вооружённых Сил к применению.

В соответствии с новым научным подходом военная политика РФ призвана выполнять в государстве две основные функции: научно-аналитическую (прогностическую) и организационно-практическую (управленческую). Их соотношение определяется характером самой военной политики, общей политикой государства, объективными условиями его функционирования и развития, а также субъективными факторами, связанными с политическим и военным руководством, его отношением к науке, военному делу и т.д.

Субъектами военной политики выступают высшие органы законодательной и исполнительной власти, органы военного руководства государства, военно-политические союзы и договоры. Объектами военной политики являются те области жизнедеятельности российского общества, которые формируют военный потенциал, военную мощь государства - экономика, наука и техника, социально-политические отношения и социальные структуры, общественное сознание и др.

Направленность военной политики России за последние десятилетия претерпела значительные изменения. Под воздействием больших социально-экономических и военно-политических перемен в ней преодолена конфронтационность, вызванная противостоянием в период "холодной войны". Военной политики РФ конца 20-начала 21 века имеет миролюбивый характер, отличается взвешенным и конструктивным подходом к решению наиболее сложных проблем и противоречий, стремлением к достижению позитивных результатов в процессе сотрудничества, в том числе военно-политического, с самыми различными странами.

Конкретное содержание военной политики определяют следующие факторы:

экономические, политические и иные интересы Российского государства, составляющих его классов, наций, социальных групп, регионов, выраженные в Концепции национальной безопасности, Военной доктрине, других документах и установках;

потенциальные и реальные возможности России как субъекта военной политики, позволяющие реализовать эти интересы;

внутренние и внешние условия жизнедеятельности государства и его важнейших институтов, степень угрозы его безопасности.

Главное, что определяет суть, содержание и направленность военной политики РФ,- её экономические и политические интересы как субъекта этой деятельности. Как писал Гегель, "ближайшее рассмотрение истории убеждает нас в том, что действия людей вытекают из их потребностей, их страстей, их интересов…, и лишь они играют главную роль".

Важнейшее направление военной политики России заключается в обеспечении благоприятных, взаимовыгодных экономических, культурных, научных и других связей и отношений со всеми странами, особенно с соседними, установлении такого миропорядка, при котором решение назревших проблем осуществляется не под диктатом одной страны или определённого военно-политического союза государств, а в результате совместных взаимоприемлемых коллективных решений, преимущественно под эгидой ООН. Научно-концептуальный стержень военной политики- Военная доктрина РФ. Теоретические основы Военной доктрины подготовлены и обоснованы путём глубокого научного анализа военно-политической практики. Идеи и установки Военной доктрины определяют общее направление военно-политической деятельности государства и системный подход к её осуществлению как на ближайшую, так и на отдалённую перспективу.

Военно-политическая обстановка и в России, и в мире подвержена непрерывным изменениям. Некоторые из них происходят внезапно, затрагивая самые глубокие, жизненно важные интересы государства, народов, общностей. Они требуют своевременного, порой экстренного. Реагирования, принятия ответственных, иногда судьбоносных решений, последовательного и неуклонного проведения их в жизнь. Эти решения должны отражать особенности конкретной обстановки и, безусловно, соответствовать положениям и установкам Военной доктрины. Степень необходимости и способность реализации принимаемых решений и планов свидетельствуют об эффективности осуществления военно-политической деятельности.

Из структуры военной политики вытекает её содержательное определение как совокупности руководящих идей, положений, конкретных решений и практических действий, направленных на создание военного потенциала и достижение политических целей военными средствами.

За последние годы жизнь внесла большие коррективы в конкретное содержание военной политики РФ, как в устоявшиеся взгляды и концепции по этому вопросу, так и в принимаемые решения. В новых военно-политических подходах и концепциях всё большее место занимают суждения о том, что война и военная сила - не самый эффективный инструмент политики, что безопасность невозможно обеспечить только военно-техническими средствами. Поэтому главный упор в разрешении конфликтов и спорных проблем надо стремиться делать на политические средства и дипломатические усилия. Вместе с тем в мире по-прежнему существуют источники военной опасности. И пока неприменение силы не стало нормой международных отношений, национальные интересы РФ требуют наличия достаточной для её обороны военной мощи.

Главными целями военной политики Российской Федерации на современном этапе, вытекающими из концептуальных направлений и положений Военной доктрины РФ, являются следующие:

Предотвращение крупномасштабных военных столкновений на мировой арене, содействие прекращению и недопущению вооружённых конфликтов между бывшими республиками СССР, оперативная нейтрализация любых военных провокаций;

Защита независимости России, обеспечение безопасности, суверенитета, неприкосновенности границ, территориальной целостности РФ, сдерживание от развязывания войн и военных конфликтов, направленных против неё;

Выполнение международных обязательств РФ по оказанию военной помощи союзным с нею государствам и участию в операциях по поддержанию мира;

Обеспечение действий Совета безопасности ООН, других международных организаций по поддержанию мира и безопасности на возможно более ранней стадии развития угрожающей ситуации или конфликта;

Поддержание оборонного потенциала страны на уровне, адекватном существующим и потенциальным военным угрозам с учётом её социально-экономических и финансовых возможностей.

Основное содержание обеспечения военной безопасности, связанного с осуществлением военно-политической деятельности, главным образом в сфере внешней политики РФ в мирное время, включает:

формирование и реализацию единой государственной политики в области обеспечения военной безопасности;

поддержание внутриполитической стабильности, защиту конституционного строя, целостности и неприкосновенности территории РФ;

развитие и укрепление дружественных (союзнических) отношений с соседями и другими государствами;

создание и совершенствование системы обороны РФ и её союзников;

всестороннее обеспечение и качественное совершенствование ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов, поддержание их готовности к согласованным действиям по предотвращению, локализации и нейтрализации внешних и внутренних угроз;

защиту объектов и сооружений РФ в Мировом океане, космическом пространстве, на территориях зарубежных государств, судоходства, промысловой и других видов деятельности в прилегающей морской зоне и удалённых районах Мирового океана;

охрану и защиту Государственной границы РФ в пределах приграничной территории, воздушного пространства и подводной среды, а также исключительной экономической зоны и континентального шельфа и их природных ресурсов;

поддержку при необходимости политических акций РФ путём проведения соответствующих мероприятий военного характера, осуществления контроля за взаимным выполнением обязательств в области ограничения, сокращения и ликвидации вооружений и укрепления мер доверия;

обеспечение готовности к участию (участие) в миротворческой деятельности.

В военной доктрине РФ определено, что международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество осуществляется исходя из внешнеполитической и экономической целесообразности, задач обеспечения военной безопасности Российской Федерации и её союзников.

Исходя из этого, российская Федерация осуществляет международное военно-политическое сотрудничество, сообразуясь с внешнеполитической и экономической целесообразностью, задачами обеспечения военной безопасности РФ и её союзников, действуя в соответствии с законодательством и международными обязательствами, на основе принципов равноправия, взаимной выгоды и добрососедства и в интересах международной стабильности, национальной, региональной и глобальной безопасности.

При этом военно-политическое руководство РФ исходит из того, что в современных условиях приоритетное значение имеют политико-дипломатические, правовые, экономические, информационные и другие средства. Их комплексное использование направлено на снижение степени военных опасностей и угроз; упрочение военно-политической стабильности в России и на мировой арене; создание неприемлемой обстановки для действий агрессивных, экстремистских, террористических сил, их изоляцию в мире, в регионе; предотвращение межгосударственных военных конфликтов; урегулирование мирными, политическими средствами кризисных ситуаций.

В то же время возможности политико-дипломатических способов и средств обеспечения военной безопасности не следует преувеличивать. Известно, что в практике межгосударственных отношений они реализуются, как правило, непросто, в течение продолжительного времени, с теми или иными ограничениями, условиями и т.д. Нельзя забывать, что, кроме того, нередко приходится иметь дело с проявлениями политической и военной пассивности, с одной стороны, и военно-политического авантюризма - с другой.

Другим приоритетом военной политики является строительство и подготовка военной организации государства, призванной обеспечить гарантированную защиту "национальных интересов и военной безопасности Российской Федерации и её союзников". Мы отказались от односторонней реализации принципа "оборонной достаточности", так как это сыграло отрицательную роль в строительстве Вооружённых Сил, ослабило военно-промышленный комплекс страны. Этот принцип ориентирован лишь на "оборонительные" действия по защите национальных интересов, при этом войскам зачастую отводилась пассивная роль. Характер, способы действий ВС должны не только гарантировать военную безопасность страны, но и служить мощным сдерживающим фактором по отношению к внутренним и внешним деструктивным и агрессивным силам. [60. 27-34]

Важная роль в осуществлении стратегии военной безопасности отводится Вооружённым силам РФ. Для этого они должны располагать всеми необходимыми средствами. В Военной доктрине в этой связи заявлено, что "Российская Федерация исходит из необходимости обладать ядерным потенциалом, способным гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому агрессору (государству или коалиции государств) в любых условиях. При этом ядерное оружие, которым оснащены ВС РФ, рассматривается Российской Федерацией как фактор сдерживания агрессии, обеспечения военной безопасности РФ и её союзников, поддержания международной стабильности и мира. Военная политика России была предметом повышенного интереса мирового сообщества, так как она напрямую влияла на безопасность не только собственно России, но и ее соседей, как ближних, так и дальних. [7, 45-47] Сегодня военная политика России опять в фокусе всеобщего внимания. Это связано с рядом обстоятельств. В последние два года Россия резко активизировала свою внешнюю и внутреннюю военную политику. С учетом последствий кавказского кризиса 2008 г. были введены в действие два новых концептуальных документа.

Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 г. и Военная доктрина РФ 2010 г., - определяющих характер и основные направления военной политики России в интересах обеспечения национальной безопасности государства на среднесрочную перспективу. И если военный раздел первого документа остался практически незамеченным, то некоторые положения Военной доктрины вызвали негативную реакцию руководства НАТО и были подвергнуты критике как иностранными, так и отечественными аналитиками. Главный пункт, вызвавший несогласие, касался соответствия избранных Россией направлений и способов обеспечения собственной военной безопасности современным тенденциям развития глобальной среды безопасности. Важная роль в осуществлении стратегии военной безопасности отводится Вооружённым силам РФ. Для этого они должны располагать всеми необходимыми средствами. В Военной доктрине в этой связи заявлено, что "Российская Федерация исходит из необходимости обладать ядерным потенциалом, способным гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому агрессору (государству или коалиции государств) в любых условиях. При этом ядерное оружие, которым оснащены ВС РФ, рассматривается Российской Федерацией как фактор сдерживания агрессии, обеспечения военной безопасности РФ и её союзников, поддержания международной стабильности и мира. Военная политика России была предметом повышенного интереса мирового сообщества, так как она напрямую влияла на безопасность не только собственно России, но и ее соседей, как ближних, так и дальних.

Сегодня военная политика России опять в фокусе всеобщего внимания. Это связано с рядом обстоятельств В последние два года Россия резко активизировала свою внешнюю и внутреннюю военную политику. С учетом последствий кавказского кризиса 2008 г. были введены в действие два новых концептуальных документа . Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 г. и Военная доктрина РФ 2010 г., - определяющих характер и основные направления военной политики России в интересах обеспечения национальной безопасности государства на среднесрочную перспективу. И если военный раздел первого документа остался практически незамеченным, то некоторые положения Военной доктрины вызвали негативную реакцию руководства НАТО и были подвергнуты критике как иностранными, так и отечественными аналитиками. Главный пункт, вызвавший несогласие, касался соответствия избранных Россией направлений и способов обеспечения собственной военной безопасности современным тенденциям развития глобальной среды безопасности.

Текущая военная политика оказывает серьезное влияние на все сферы жизнедеятельности российского государства: политическую, социальную, и особенно экономическую. Кардинальных изменений в лучшую сторону в отношениях армии и общества пока нет: престиж военной службы не растет, военные расходы РФ стабильно увеличиваются, потребляя значительную часть бюджета государства. Характер дискуссии по проблемам военной реформы в России сегодня базируется на общенациональном консенсусе, что военную реформу надо доводить до конца, так как прежних вооруженных сил нет - они разрушены, - а другие компоненты военной организации государства также нуждаются в кардинальном обновлении.

Иностранная общественность проявляет к военной реформе в России повышенный интерес, что, видимо, вполне объяснимо историческим наследием "холодной войны". Заинтересованность же российской общественности постепенно снижается и подогревается только новациями Министерства обороны РФ вроде "часа сна после обеда, четырех часов ежедневной физической подготовки и двух выходных дней в неделю для солдат срочной службы" или предложениями некоторых депутатов Госдумы РФ о возможности официального освобождения призывников от срочной службы за один миллион рублей. В последние годы Россия укрепила свой статус субъекта международных отношений, осуществляющего военную политику не только на региональном, но и на глобальном уровне. Это вызывает ответную реакцию других государств и организаций и происходит на фоне изменения вектора мирового развития и сохраняющейся глобальной нестабильности, связанной с формированием нового мирового порядка в условиях финансового и экономического кризиса. Ожидания, что последующие годы принесут еще большую неопределенность международной среды безопасности за счет наложения природно-экологических нагрузок, ресурсных ограничений - в первую очередь энергетических - и быстрых геополитических, технологических и социальных перемен, приводят к милитаризации политики. Это проявляется через участие многих стран в вооруженных конфликтах, миротворческих операциях, контртеррористических мероприятиях, борьбе с пиратством на море и через рост мировых военных расходов, который только по причине массового участия государств пока нельзя назвать "гонкой вооружений".

В 2009 г. 65 стран увеличили свои военные расходы [31, 56], по всей видимости рассчитывая только на традиционные военно-силовые методы отстаивания своих национальных интересов. Общемировые военные расходы при снижении глобального ВВП в 2009 г. на 0,9% выросли на 5,9%, достигнув 1531 млрд. долл. США (2,7% мирового ВВП) [4]. США, по-прежнему остающиеся лидером (661 млрд. долл., рост - 7,7%), тратят на военные нужды в 6,5 раз больше, чем Китай (второе место, 100 млрд. долл.), и в 12 раз больше, чем Россия (пятое место, 53 млрд. долл.). [5]

Изменение характера вооруженной борьбы и войны в целом подстегивает расходы на разработку новых образцов вооружения и техники, которые можно эффективно применять для решения нетрадиционных задач обеспечения национальной безопасности, в том числе для действий в новой боевой среде среди гражданского населения. Россия, несмотря на вхождение в мировую десятку лидеров по военным расходам, в данном компоненте пока серьезно отстает. А это означает, что новые задачи обеспечения военной безопасности ей пока придется выполнять старыми средства Задача повышения эффективности военной политики является для России крайне актуальной, так как при использовании военной силы для обеспечения своих национальных интересов она может рассчитывать практически только на собственные ресурсы. Поэтому Россия заинтересована в обеспечении мирной обстановки вдоль своих границ. За последние годы жизнь внесла большие коррективы в конкретное содержание военной политики РФ, как в устоявшиеся взгляды и концепции по этому вопросу, так и в принимаемые решения. В новых военно-политических подходах и концепциях всё большее место занимают суждения о том, что война и военная сила - не самый эффективный инструмент политики, что безопасность невозможно обеспечить только военно-техническими средствами. Поэтому главный упор в разрешении конфликтов и спорных проблем надо стремиться делать на политические средства и дипломатические усилия. Вместе с тем в мире по-прежнему существуют источники военной опасности. И пока неприменение силы не стало нормой международных отношений, национальные интересы РФ требуют наличия достаточной для её обороны военной мощи.

Изменение характера вооруженной борьбы и войны в целом подстегивает расходы на разработку новых образцов вооружения и техники, которые можно эффективно применять для решения нетрадиционных задач обеспечения национальной безопасности, в том числе для действий в новой боевой среде среди гражданского населения. Россия, несмотря на вхождение в мировую десятку лидеров по военным расходам, в данном компоненте пока серьезно отстает. А это означает, что новые задачи обеспечения военной безопасности ей пока придется выполнять старыми средства Задача повышения эффективности военной политики является для России крайне актуальной, так как при использовании военной силы для обеспечения своих национальных интересов она может рассчитывать практически только на собственные ресурсы. Поэтому Россия заинтересована в обеспечении мирной обстановки вдоль своих границ. На западе и востоке у границ России располагаются два субъекта международных отношений с мощным военным потенциалом (НАТО и Китай), на юге - очаги потенциальных конфликтов на Кавказе и в Центральной Азии. Следовательно, военная реформа нуждается в целенаправленной политической и дипломатической поддержке, в том числе и через налаживание взаимовыгодного международного военного сотрудничества.

Опыт реформирования военной организации России представляет практический интерес для многих стран, осуществляющих собственные реформы государственных институтов или планирующих подобные проекты на будущее. Сегодня только с некоторой долей условности можно сказать, что сохранение и наращивание военного и военно-экономического потенциала является главным инструментом сохранения России как целостного и независимого государства. Но то, что военная политика, наряду с энергетической, является наиболее действенным инструментом государственной политики, пока трудно оспорить.


.2 Роль военной политики в обеспечении безопасности страны


Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации. Национальная безопасность выступает как интегрирующая идея. Для этого в России есть объективные предпосылки. Так, комплексный кризис, который переживала наша страна в 1990-е гг., создавал ощущение небезопасности и выдвигал безопасность в качестве одной из главных и актуальных ценностей. Другой предпосылкой развития идеологии национальной безопасности в России является потребность в объединяющей общество основе, и распространение идей, связанных с национальной безопасностью, в какой-то мере удовлетворяет эту потребность. [38. 67]

Существует также Неправительственный совет национальной безопасности России, учрежденный в 2000 году. Основной целью этого совета является создание устойчивых российских идеологий национальной безопасности интеллекта, культуры и здоровья, и идеологическое противодействие наркотизации России. Сторонники традиционного узкого понимания национальной безопасности, как безопасности, прежде всего государственной, склонны подчинить интересы личности и общества интересам государства. Приверженцы либерально-демократического подхода к национальной безопасности трактуют ее более широко как безопасность индивидуума, общества и государства, в основе которой лежит приоритет безопасности личности и обеспечение ее прав и свобод.

Вопросы национальной безопасности находятся в центре внимания ведущих стран мира. Так, в США для этих целей в 1947 году создан СНБ (Совет национальной безопасности) в составе президента, вице-президента, государственного секретаря и министра обороны. Основная его задача - интеграция внутренней, внешней и военной политики в интересах обеспечения национальной безопасности. Аппарат СНБ возглавляет помощник президента по национальной безопасности. Каждый президент США ежегодно разрабатывает и представляет конгрессу в секретном и несекретном вариантах доклад "Стратегия национальной безопасности США".

Совет безопасности Российской Федерации (СБ) является конституционным органом, осуществляющим подготовку решений Президента Российской Федерации по вопросам обеспечения защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, проведения единой государственной политики в области обеспечения безопасности. Он действует на основе Конституции РФ, Закона РФ "О безопасности" 1992 года и других нормативно-правовых актов и состоит из постоянных членов и просто членов СБ, назначаемых указом президента. В ст. 83 п. "ж" Конституции Российской Федерации говорится о том, что Президент формирует и возглавляет Совет безопасности Российской Федерации, статус которого определяется федеральным законом. Текущей работой СБ руководит секретарь Совета безопасности. В число постоянных членов Совета безопасности по должности входят Председатель Правительства и Секретарь Совета безопасности. Постоянными членами Совета Безопасности, как правило, назначаются Министр обороны Российской Федерации, Министр иностранных дел Российской Федерации, директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

В число постоянных членов Совета безопасности по должности входят Председатель Правительства и Секретарь Совета безопасности. Постоянными членами Совета Безопасности, как правило, назначаются Министр обороны Российской Федерации, Министр иностранных дел Российской Федерации, директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Основными задачами Совета безопасности являются:

определение жизненно важных интересов общества и государства, выявление внутренних и внешних угроз объектам безопасности;

разработка основных направлений стратегии обеспечения безопасности Российской Федерации и организация подготовки федеральных целевых программ ее обеспечения;

подготовка рекомендаций Президенту Российской Федерации для принятия решений по вопросам внутренней и внешней политики Российской Федерации в области обеспечения безопасности личности, общества и государства;

подготовка оперативных решений по предотвращению чрезвычайных ситуаций, которые могут привести к существенным социально-политическим, экономическим, военным, экологическим и иным последствиям, и по организации их ликвидации;

подготовка предложений Президенту Российской Федерации о введении, продлении или отмене чрезвычайного положения;

разработка предложений по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в процессе реализации принятых решений в области обеспечения безопасности и оценка их эффективности;

совершенствование системы обеспечения безопасности путем разработки предложений по реформированию существующих либо созданию новых органов, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства.

Концепция национальной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. В Концепции сформулированы важнейшие направления государственной политики Российской Федерации. Так при определении роли России в мировом сообществе в Концепции акцентируется внимание на две взаимоисключающие тенденции. [50, 23]

Первая тенденция проявляется в укреплении экономических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными процессами. При этом все большую роль играют экономические, политические, научно-технические, экологические и информационные факторы. Россия будет способствовать формированию идеологии становления многополярного мира на этой основе. Вторая тенденция проявляется через попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего военно-силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права. Формирование международных отношений сопровождается конкуренцией, а также стремлением ряда государств усилить свое влияние на мировую политику, в том числе путем создания оружия массового уничтожения. Значение военно-силовых аспектов в международных отношениях продолжает оставаться существенным. Россия является одной из крупнейших стран мира с многовековой историей и богатыми культурными традициями. Несмотря на сложную международную обстановку и трудности внутреннего характера, она в силу значительного экономического, научно-технического и военного потенциала, уникального стратегического положения на Евразийском континенте объективно продолжает играть важную роль в мировых процессах. В перспективе - более широкая интеграция Российской Федерации в мировую экономику, расширение сотрудничества с международными экономическими и финансовыми институтами. Объективно сохраняется общность интересов России и интересов других государств по многим проблемам международной безопасности, включая противодействие распространению оружия массового уничтожения, предотвращение и урегулирование региональных конфликтов, борьбу с международным терроризмом и наркобизнесом, решение острых экологических проблем глобального характера, в том числе проблемы обеспечения ядерной и радиационной безопасности.

Вместе с тем активизируются усилия ряда государств, направленные на ослабление позиций России в политической, экономической, военной и других областях. Попытки игнорировать интересы России при решении крупных проблем международных отношений, включая конфликтные ситуации, способны подорвать международную безопасность и стабильность, затормозить происходящие позитивные изменения в международных отношениях. Во многих странах, в том числе в Российской Федерации, резко обострилась проблема терроризма, имеющего транснациональный характер и угрожающего стабильности в мире, что обусловливает необходимость объединения усилий всего международного сообщества, повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации.

Национальные интересы России - это совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. Они носят долгосрочный характер и определяют основные цели, стратегические и текущие задачи внутренней и внешней политики государства. Национальные интересы обеспечиваются институтами государственной власти, осуществляющими свои функции, в том числе во взаимодействии с действующими на основе Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации общественными организациями. [29, 14-17]

Интересы личности состоят в реализации конституционных прав и свобод, в обеспечении личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллектуальном развитии человека и гражданина. Интересы общества состоят в упрочении демократии, в создании правового, социального государства, в достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России. Интересы государства состоят в незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, в политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и поддержании правопорядка, в развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества. Реализация национальных интересов России возможна только на основе устойчивого развития экономики. Поэтому национальные интересы России в этой сфере являются ключевыми. Во внутриполитической сфере национальные интересы России состоят в сохранении стабильности конституционного строя, институтов государственной власти, в обеспечении гражданского мира и национального согласия, территориальной целостности, единства правового пространства, правопорядка и в завершении процесса становления демократического общества, а также в нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и их последствий-социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, терроризма.

Национальные интересы России в международной сфере заключаются в обеспечении суверенитета, упрочении позиций России как великой державы - одного из влиятельных центров многополярного мира, в развитии равноправных и взаимовыгодных отношений со всеми странами и интеграционными объединениями, прежде всего с государствами-участниками Содружества Независимых Государств и традиционными партнерами России, в повсеместном соблюдении прав и свобод человека и недопустимости применения при этом двойных стандарто Национальные интересы России в военной сфере заключаются в защите ее независимости, суверенитета, государственной и территориальной целостности, в предотвращении военной агрессии против России и ее союзников, в обеспечении условий для мирного, демократического развития государства.

Важнейшими составляющими национальных интересов России являются защита личности, общества и государства от терроризма, в том числе международного, а также от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий, а в военное время - от опасностей, возникающих при ведении военных действий или вследствие этих действий. Состояние отечественной экономики, несовершенство системы организации государственной власти и гражданского общества, социально-политическая поляризация российского общества и криминализация общественных отношений, рост организованной преступности и увеличение масштабов терроризма, обострение межнациональных и осложнение международных отношений создают широкий спектр внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны.

Ослабление научно-технического и технологического потенциала страны, сокращение исследований на стратегически важных направлениях научно-технического развития, отток за рубеж специалистов и интеллектуальной собственности угрожают России утратой передовых позиций в мире, деградацией наукоемких производств, усилением внешней технологической зависимости и подрывом обороноспособности России. Негативные процессы в экономике лежат в основе сепаратистских устремлений ряда субъектов Российской Федерации. Это ведет к усилению политической нестабильности, ослаблению единого экономического пространства России и его важнейших составляющих - производственно-технологических и транспортных связей, финансово-банковской, кредитной и налоговой систем. Экономическая дезинтеграция, социальная дифференциация общества, девальвация духовных ценностей способствуют усилению напряженности во взаимоотношениях регионов и центра, представляя собой угрозу федеративному устройству и социально-экономическому укладу Российской Федерации.

Масштабы терроризма и организованной преступности возрастают вследствие зачастую сопровождающегося конфликтами изменения форм собственности, обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонационалистических интересов. Отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально-техническая обеспеченность деятельности по предупреждению терроризма и организованной преступности, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров увеличивают степень воздействия этой угрозы на личность, общество и государство. Угрозу национальной безопасности России в социальной сфере создают глубокое расслоение общества на узкий круг богатых и преобладающую массу малообеспеченных граждан, увеличение удельного веса населения, живущего за чертой бедности, рост безработицы. [52, 24]

Углубление кризиса во внутриполитической, социальной и духовной сферах может привести к утрате демократических завоеваний.

Основные угрозы в международной сфере обусловлены следующими факторами: опасностью ослабления политического, экономического и военного влияния России в мире; расширением НАТО на восток; возможностью появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов; распространением оружия массового уничтожения и средств его доставки; возникновением и эскалацией конфликтов вблизи государственной границы Российской Федерации и внешних границ государств-участников Содружества Независимых Государств.

Серьезную угрозу национальной безопасности Российской Федерации представляет терроризм. Международным терроризмом развязана открытая кампания в целях дестабилизации ситуации в России.

Основными задачами в области обеспечения национальной безопасности Российской Федерации являются:

своевременное прогнозирование и выявление внешних и внутренних угроз национальной безопасности Российской Федерации;

реализация оперативных и долгосрочных мер по предупреждению и нейтрализации внутренних и внешних угроз;

обеспечение суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, безопасности ее пограничного пространства;

подъем экономики страны, проведение независимого и социально ориентированного экономического курса;

преодоление научно-технической и технологической зависимости Российской Федерации от внешних источников;

обеспечение на территории России личной безопасности человека и гражданина, его конституционных прав и свобод;

совершенствование системы государственной власти Российской Федерации, федеративных отношений, местного самоуправления и законодательства Российской Федерации, формирование гармоничных межнациональных отношений, укрепление правопорядка и сохранение социально-политической стабильности общества;

обеспечение неукоснительного соблюдения законодательства Российской Федерации всеми гражданами, должностными лицами, государственными органами, политическими партиями, общественными и религиозными организациями;

обеспечение равноправного и взаимовыгодного сотрудничества России прежде всего с ведущими государствами мира;

подъем и поддержание на достаточно высоком уровне военного потенциала государства; укрепление режима нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки;

принятие эффективных мер по выявлению, предупреждению и пресечению разведывательной и подрывной деятельности иностранных государств, направленной против Российской Федерации;

коренное улучшение экологической ситуациии в стране. Военная политика проводится на основании положений, разработанных в военной доктрине государства.

Военная доктрина Российской Федерации представляет собой совокупность официальных взглядов (установок), определяющих военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности Российской Федерации. [41, 27-31]

В Военной доктрине конкретизируются применительно к военной сфере установки Концепции национальной безопасности Российской Федерации.

Военная доктрина носит оборонительный характер, что предопределяется органическим сочетанием в ее положениях последовательной приверженности миру с твердой решимостью защищать национальные интересы, гарантировать военную безопасность Российской Федерации и ее союзников.

Состояние и перспективы развития современной военно-политической обстановки определяются качественным совершенствованием средств, форм и способов вооруженной борьбы, увеличением ее пространственного размаха и тяжести последствий, распространением на новые сферы. Возможность достижения военно-политических целей непрямыми, неконтактными действиями предопределяет особую опасность современных войн и вооруженных конфликтов для народов и государств, для сохранения международной стабильности и мира, обусловливает жизненную необходимость принятия исчерпывающих мер для их предотвращения, мирного урегулирования противоречий на ранних стадиях их возникновения и развития.

В современных условиях угроза прямой военной агрессии в традиционных формах против Российской Федерации и ее союзников снижена, благодаря позитивным изменениям международной обстановки, проведению нашей страной активного миролюбивого внешнеполитического курса, поддержанию на достаточном уровне российского военного потенциала, прежде всего потенциала ядерного сдерживания. Вместе с тем сохраняются, а на отдельных направлениях усиливаются потенциальные внешние и внутренние угрозы военной безопасности Российской Федерации и ее союзников.

Обеспечение военной безопасности Российской Федерации является важнейшим направлением деятельности государства.

Главные цели обеспечения военной безопасности - предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз Российской Федерации. Российская Федерация рассматривает обеспечение своей военной безопасности в контексте строительства демократического правового государства, осуществления социально-экономических реформ, утверждения принципов равноправного партнерства, взаимовыгодного сотрудничества и добрососедства в международных отношениях, последовательного формирования общей и всеобъемлющей системы международной безопасности, сохранения и укрепления всеобщего мира.

Военная безопасность Российской Федерации обеспечивается всей совокупностью имеющихся в ее распоряжении сил, средств и ресурсов. В современных условиях Российская Федерация исходит из необходимости обладать ядерным потенциалом, способным гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому агрессору (государству либо коалиции государств) в любых условиях. При этом ядерное оружие, которым оснащены Вооруженные Силы Российской Федерации, рассматривается Российской Федерацией как фактор сдерживания агрессии, обеспечения военной безопасности Российской Федерации и ее союзников, поддержания международной стабильности и мира.

Целям обеспечения военной безопасности Российской Федерации служит военная организация государства.

Военная организация государства включает в себя Вооруженные Силы Российской Федерации, составляющие ее ядро и основу обеспечения военной безопасности, другие войска, воинские формирования и органы, предназначенные для выполнения задач военной безопасности военными методами, а также органы управления ими. В военную организацию государства также входит часть промышленного и научного комплексов страны, предназначенная для обеспечения задач военной безопасности.

Главной целью развития военной организации государства является обеспечение гарантированной защиты национальных интересов и военной безопасности Российской Федерации и ее союзников.

Руководство строительством, подготовкой и применением военной организации государства, обеспечением военной безопасности Российской Федерации осуществляет Президент Российской Федерации, который является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации. Правительство Российской Федерации организует оснащение Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск вооружением, военной и специальной техникой, обеспечение их материальными средствами, ресурсами и услугами, осуществляет общее руководство оперативным оборудованием территории Российской Федерации в интересах обороны, а также осуществляет иные функции по обеспечению военной безопасности, установленные федеральным законодательством. [29. 17-21]

Министерство обороны Российской Федерации координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вопросам обороны, разработку концепций строительства и развития других войск, заказы на вооружение и военную технику для них, разрабатывает с участием соответствующих федеральных органов исполнительной власти концепцию развития вооружения, военной и специальной техники и федеральную государственную программу вооружения, а также предложения по государственному оборонному заказу.

В военной доктрине рассматриваются военно-стратегические и военно-экономические основы, предусматривающие характер войн и вооруженных конфликтов, основы применения Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск, военно-экономическое обеспечение военной безопасности, международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество. Военная политика РФ носит сугубо оборонительный характер, такой она останется и в обозримом будущем.

Нынешней РФ как наследство от предшественников достались огромнейшая, богатая ресурсами территория, второй в мире стратегический ядерный потеницал, мощные силы общего назначения и развитый военно-промышленный комплекс. Однако, с 1991 года все это, за исключением пока что территории, в значительной мере утрачено. Чудовищная коррупция во всех органах власти является причиной быстрого падения военно-промышленного потенциала, вымирания и деградации населения. Постепенно внутри страны набирает силу сепаратизм, борьба с которым уже сейчас требует больших ресурсов. В обозримом будущем главнейшей задачей РФ окажется сохранение своей территориальной целостности и себя как единого государства. Военно-политическое руководство России видит в качестве потенциальных противников страны НАТО и различные радикальные движения. В качестве основных угроз рассматриваются приближение НАТО к границам РФ, территориальные претензии соседей, ввод иностранных войск на территории сопредельных с РФ и дружественных ей стран. Территория республик бывшего СССР - непосредственная зона интересов РФ, и здесь она может использовать свои войска. Вместе с тем РФ не станет, да и не сможет держать значительные группировки войск в разных регионах мира, как это делает США. Вероятность ядерного конфликта рассматривается российским руководством как крайне небольшая. При этом руководство РФ осознает превосходство Запада в обычных вооружениях, и поэтому в новую военную доктрину включило пункт о возможности применения ядерного оружия в ответ на удары обычными вооружениями в случае, если под угрозу поставлено само существование государства. [41. 31-35]

Военно-политическое руководство России видит войны будущего как региональные и локальные конфликты с применением высокотехнологичных вооружений. В последнее время делаются определенные шаги в подготовке к таким войнам, к примеру, перевод армии с дивизионной на бригадную систему управления, выделение значительных средств на закупку новой техники. Однако есть опасения, что коррупция госаппарата обратит во вред любые реформы, а выделенные деньги будут попросту разворованы.Отставание России в ряде отраслей, прежде всего, систем связи , беспилотных летательных аппаратов, высокоточного оружия придется компенсировать закупками западных образцов. Возникают сомнения в возможности интегрировать эти системы с уже существующей российской техникой, и кроме того, в надежности западной техники в случае конфликта с НАТО.

Целью России в обозримой перспективе является сохранение себя как единого целого и усиление влияния на постсоветском пространстве. Для РФ крайне важно поддержание мира с крупными соседями, особенно Китаем. Поэтому в обозримом будущем Россия сможет вести войны исключительно на постсоветском пространстве и бороться с сепаратизмом на своих территориях. Однако нет уверенности, что к 2030 году РФ сохранится в своем нынешнем виде.

На рубеже XX-XXI вв. человечество вступило в один из самых сложных и противоречивых периодов мировой истории, характеризующийся крайней неопределенностью перспектив развития геополитической обстановки и ожиданием крупных перемен во всей системе мироустройства. Мировое сообщество перешагнуло порог XXI в. не только с надеждой на лучшее будущее, но и с глубокой тревогой, вызванной новыми угрозами безопасности народов и государств, большинство из которых стали носить глобальный характер.

Глобализация как процесс и нарастающая тенденция нашего времени, стремительно обретающая общемировой масштаб, порождает все новые и новые противоречивые последствия как для мировой геополитической ситуации в целом, так и для постсоветского геополитического пространства в частности.

Российская Федерация, представляя собой объект повышенного интереса и определенных притязаний со стороны других стран, оказалась накануне третьего тысячелетия в центре радикальных геополитических изменений экономического, социально-политического и военного характера. Новая расстановка военно-политических сил в мире, особенно в Европе, нарушила прежние основы стабильности, изменила характер, масштабы и содержание опасностей и угроз, приобретающих все более комплексный характер.

Уже сегодня обозначились новые вызовы и опасности для Российской Федерации, еще предстоит познать их природу и выработать соответствующие меры для противодействия им. Прежде всего это относится к обострению в последнее время межгосударственных, межрелигиозных, межнациональных, межцивилизационных противоречий и к участившимся на этой основе конфликтам. [13. 31-32]

К новым угрозам, наиболее опасным для Российской Федерации, следует отнести международный терроризм. Вооруженные диверсии и террористические акты в мире приняли угрожающие масштабы. В соседних с Россией регионах идет создание организованных и оснащенных современным оружием преступных группировок с участием граждан нескольких государств. К началу 90-х годов XX в. в мире действовало около 500 террористических организаций и групп различной экстремистской направленности. Только за 10 лет они совершили около 7 тыс. актов международного терроризма, от которых пострадало более 11 тыс.

Для России это относительно новые угрозы, к адекватному отражению которых она в полной мере пока не готова. Опыт проведения широкомасштабной контртеррористической операции в Чечне и Дагестане показал, что данная группа военных угроз представляет реальную угрозу безопасности и будет носить продолжительный характер. Это подтверждают и последние крупномасштабные террористические акты в Северной Осетии (в школе №1 г. Беслана) и на самолетах "Аэрофлота" в августе 2004 г. Не исключено, что руководители международного терроризма планируют создание на территории России его "плацдарма" в целях дальнейшей транснационализации, используя внутренние проблемы России в качестве благодатной почвы для распространения терроризма. В современных условиях военно-политическая обстановка в мире развивается под влиянием двух основных противоречивых тенденций.

Во-первых, преодоление глобального противостояния, укрепление доверия в военной области и расширение межгосударственного сотрудничества, начавшийся процесс сокращения вооруженных сил, ядерных и обычных вооружений способствуют значительному снижению угрозы возникновения мировой ядерной и крупномасштабной обычной войны. Формируются условия для налаживания взаимовыгодного партнерства Российской Федерации с другими государствами.

Во-вторых, вместе с тем становление многополюсного мироустройства сопровождается стремлением США сохранить за собой роль мирового гегемона, а так же борьбой между государствами, претендующими на региональное лидерство, за передел сфер влияния. Это несет в себе потенциальную угрозу обострения соперничества практически по всем направлениям межгосударственных отношений, которое при неблагоприятном развитии событий может привести к дестабилизации обстановки.

Надо иметь в виду, что в последнее время четко обозначилась тенденция переноса главных акцентов в межгосударственных противоречиях в сферу геополитических и экономических интересов. Негативные тенденции развития военно-политической обстановки углубляются стремлением транснациональных компаний к перераспределению сфер влияния. Сохраняются ресурсные, демографические и территориальные проблемы. Усиливаются угрозы, связанные с нетрадиционными, качественно новыми формами информационной, технологической и экономической экспансии с распространением ядерного и других видов оружия массового поражения, средств его доставки, с ростом международного терроризма, незаконного оборота оружия и наркотиков. [11. 41-42]

На рубеже веков заметно активизировались экстремистские политические, сепаратистские, националистические, религиозные силы и движения, использующие военную силу, террористические средства и методы для реализации своих политических целей.

Наиболее серьезным дестабилизирующим фактором является стремление ряда государств использовать в своих интересах временное ослабление экономического и военного потенциала, международных позиций России, ограничить ее роль в формировании системы международной безопасности и в мировых интеграционных процессах. Кроме того, постоянным фактором дестабилизации военно-политической обстановки выступает блоковая политика. Сохранение и усиление военно-политических блоков препятствует формированию системы международной безопасности, ведет к милитаризации международных отношений.

Анализ тенденций развития военно-политической и военно-стратегической обстановки в мире свидетельствует о возможности обострения ситуации в различных регионах, следствием которого может явиться возникновение реальных угроз и опасностей интересам России. Это обусловливает новый подход к теоретическому решению проблем обеспечения безопасности государства, к выработке и реализации его военной политики.

Следует отметить, что в наше время под воздействием новых информационных технологий в значительной мере изменились содержательно геополитические факторы и процессы. Геополитическое пространство плотно насытилось информационными потоками, оно стало динамично, мозаично и изменчиво. Сотни миллионов людей стали причастны к событиям и явлениям мирового масштаба, воспринимая их одновременно с различных позиций и точек геополитического и информационного пространства. [17. 11]

Проблемы обеспечения национальной безопасности России стали приоритетными как в ее внутренней, так и внешней политике. Об этом свидетельствуют как появление ряда новых органов в системе законодательной и исполнительной власти (Комитеты по обороне, Комитет безопасности, Совет Безопасности), так и принятие важнейших законодательных и правовых актов по проблемам национальной и военной безопасности, военной политики и военной доктрины, в которых нашли отражение актуальные аспекты геополитического положения России в мировом сообществе, обеспечения защиты ее национальных интересов, военной политики страны в современных условиях. [2. 27]

Российские ученые последовательно расширяют исследовательское поле по данным проблемам, предлагают теоретические и практические рекомендации по выработке политики обеспечения национальной и военной безопасности страны в новых геополитических реалий Евразийские идеи привлекают к себе внимание и в наши дни. Адаптацией комплекса рассмотренных идей к современным реалиям является неоевразийство. Концепция экономического неоевразийства, ориентированная на воссоздание экономического взаимодействия бывших советских республик, долгое время выдвигавшаяся президентом Казахстана Н. Назарбаевым, в настоящее время конкретизирована в подписанном Россией, Казахстаном, Белоруссией, Киргизией и Таджикистаном в октябре 2000 года договоре об образовании Евразийского экономического пространства. Так как целью исследования являлся сравнительный анализ политической парадигмы обоснования теоретических положений, показывающие влияние новых политических реалий, вызванных изменениями в балансе сил на мировом и региональном уровнях на рубеже XX-XXI вв. на военную политику и военную безопасность страны, а также изучения практических рекомендации по повышению уровня реализации и эффективного проведения военной политики и военного строительства в современных условиях реформирования армии и флота.

Иностранная общественность проявляет к военной реформе в России повышенный интерес, что, видимо, вполне объяснимо историческим наследием "холодной войны". Заинтересованность же российской общественности постепенно снижается и подогревается только новациями Министерства обороны РФ вроде "часа сна после обеда, четырех часов ежедневной физической подготовки и двух выходных дней в неделю для солдат срочной службы" или предложениями некоторых депутатов Госдумы РФ о возможности официального освобождения призывников от срочной службы за один миллион рублей. В последние годы Россия укрепила свой статус субъекта международных отношений, осуществляющего военную политику не только на региональном, но и на глобальном уровне. Это вызывает ответную реакцию других государств и организаций и происходит на фоне изменения вектора мирового развития и сохраняющейся глобальной нестабильности, связанной с формированием нового мирового порядка в условиях финансового и экономического кризиса.

Ожидания, что последующие годы принесут еще большую неопределенность международной среды безопасности за счет наложения природно-экологических нагрузок, ресурсных ограничений - в первую очередь энергетических - и быстрых геополитических, технологических и социальных перемен, приводят к милитаризации политики. Это проявляется через участие многих стран в вооруженных конфликтах, миротворческих операциях, контртеррористических мероприятиях, борьбе с пиратством на море и через рост мировых военных расходов, который только по причине массового участия государств пока нельзя назвать "гонкой вооружений". В 2009 г. 65 стран увеличили свои военные расходы [35. 11-13], по всей видимости рассчитывая только на традиционные военно-силовые методы отстаивания своих национальных интересов. Общемировые военные расходы при снижении глобального ВВП в 2009 г. на 0,9% выросли на 5,9%, достигнув 1531 млрд. долл. США (2,7% мирового ВВП) [4]. США, по-прежнему остающиеся лидером (661 млрд. долл., рост - 7,7%), тратят на военные нужды в 6,5 раз больше, чем Китай (второе место, 100 млрд. долл.), и в 12 раз больше, чем Россия (пятое место, 53 млрд. долл.). Изменение характера вооруженной борьбы и войны в целом подстегивает расходы на разработку новых образцов вооружения и техники, которые можно эффективно применять для решения нетрадиционных задач обеспечения национальной безопасности, в том числе для действий в новой боевой среде среди гражданского населения. Россия, несмотря на вхождение в мировую десятку лидеров по военным расходам, в данном компоненте пока серьезно отстает. А это означает, что новые задачи обеспечения военной безопасности ей пока придется выполнять старыми средствами.

Задача повышения эффективности военной политики является для России крайне актуальной, так как при использовании военной силы для обеспечения своих национальных интересов она может рассчитывать практически только на собственные ресурсы. Опыт реформирования военной организации России представляет практический интерес для многих стран, осуществляющих собственные реформы государственных институтов или планирующих подобные проекты на будущее.

Главной проблемой военной политики России на современном этапе следует считать не нехватку финансовых ресурсов на военную реформу и даже не крайне низкий престиж военной службы, а отсутствие единого подхода к пониманию места и роли военной политики (военной составляющей) в жизни страны. Военная политика не является инструментом устойчивого развития страны. Об этом свидетельствует содержание концептуальных документов по военной политике, которые по-разному объясняют, для чего нужна военная организация государства - для защиты, обороны или обеспечения военной безопасности государства

Определение целей и задач государственной политики с использованием современного научно-методологического аппарата для формулирования исходных данных и построения прогностических моделей, безусловно, повышают надежность и достоверность разрабатываемых программ и планов, особенно если их идеология (концепции, стратегии, доктрины) также подкреплена наукой.

Оборона - это способ обеспечения военной безопасности, причем уже в военное время. К такому пониманию подводит и само определение военной безопасности, данное в Доктрине-2010. Оно гласит, что "военная безопасность Российской Федерации - состояние защищенности жизненно важных интересов личности общества и государства от внешних и внутренних военных угроз, связанных с применением военной силы или угрозой ее применения, характеризуемое отсутствием военной угрозы либо способностью ей противостоять". Стратегия (ст. 28), как мы уже выяснили, подтверждает это, декларируя, что военная безопасность обеспечивается военной организацией государства. Очевидно, что военная безопасность - понятие более широкое, так как для ее обеспечения задействуется вся военная организация государства, а для обороны - главным образом ВС РФ. [27. 17-19]

В начале 1990-х гг. Россия во многом заимствовала американскую теорию обеспечения национальной безопасности, за исключением, наверное, самого термина "национальная безопасность". Словарь военных и ассоциированных терминов, ежегодно уточняемый министерством обороны и госдепом США, дает следующее определение: "национальная безопасность - это общий термин, включающий национальную оборону и международные отношения Соединенных Штатов. Конкретно - это условия обеспечиваемые: а) военным или оборонным преимуществом над любым иностранным государством или группой государств; б) благоприятными позициями в системе международных отношений; в) состоянием обороны, позволяющим успешно противостоять враждебным или деструктивным действиям как извне, так и изнутри страны, осуществляемым как открыто, так и тайно" [12. 19-22]. Выбор между обороной и военной безопасностью предопределяет структуру военной организации государства, общий объем и распределение расходов на ее содержание и развитие, а главное, общий способ обеспечения национальной безопасности России и, следовательно, характер и направленность ее военной политики.

Обеспечение национальной безопасности с опорой на оборону может быть формой существования государства, но только какое-то определенное время, - что история СССР и доказала (сегодня по этому пути идет Северная Корея). Оно не может быть формой устойчивого развития, а лишь условием такого развития и фактором обратного влияния. Если судить по заявлениям руководителей нашего государства, то Россия подходит к данному вопросу именно с таких позиций.

Выступая 28 января с.г. на расширенном заседании коллегии ФСБ, Президент России Д.А. Медведев заявил: "Надежное обеспечение безопасности нашей страны - это одно из условий модернизации экономики, а это сейчас важнейший приоритет развития государства, развития наших долгосрочных стратегических планов" [13. 3-5]. Можно предположить, что под безопасностью страны Президент подразумевал национальную безопасность в целом, а не только государственную безопасность. Через месяц, выступая на вечере, посвященном Дню защитника Отечества, Президент подтвердил эту позицию, заметив, что "укрепление обороноспособности нашей страны - это, безусловно, фундаментальная основа для нашего развития" [34]. Президент определил стратегическую цель - сделать ВС РФ "реальным фактором обеспечения международной стабильности". Но это невозможно сделать с опорой только на оборону.

Сегодня национальная оборона объявлена одним из трех основных приоритетов национальной безопасности, а стратегическая стабильность - одним из приоритетов устойчивого развития России. Но стратегическая стабильность в современных условиях имеет пока только ракетно-ядерную составляющую, да и то лишь в российско-американских отношениях. Поэтому в настоящее время Россия может позволить себе использовать некий промежуточный способ обеспечения безопасности, обходясь без одного из двух исторически самых эффективных способов - быть самым сильным или присоединиться на равных к союзу сильных. Идеальный способ - отказ от насилия и всеобщий мир - человечеству, видимо, "не грозит". [46. 31]

В обозримом будущем Россия не может стать самой сильной, но может пока не быть членом сильного союза государств. Предсказать, как долго будет открыто для России окно временных возможностей, чтобы не делать подобного выбора, сегодня очень сложно. Перенос усилий по обеспечению военной безопасности России внутрь страны, на оборону, - это сужение возможностей для маневра в пространстве и во времени. Одного стратегического сдерживания мало, так как оно практически не влияет на нетрадиционные источники военной опасности (государственные и негосударственные организации, поддерживающие вооруженный терроризм, распространяющие ядерные и ракетные технологии, занимающиеся нелегальной торговлей оружием и поставкой наемников и т.п.), и даже на некоторые из них, уже ставшие традиционными, вроде расширения НАТО. Но главное, силы и средства стратегического сдерживания России как инструменты обеспечения военной безопасности по ряду причин технического и политического характера пока не могут предотвращать эскалацию подобных источников опасности в конкретные угрозы национальной безопасности России и эффективно их отражать.

К каким последствиям приводит подобный подход к обеспечению военной безопасности, можно судить по результатам военной политики России последних лет.

Главными направлениями военной политики России в рассматриваемый период были:

во внутренней военной политике - реформа вооруженных сил и модернизация военно-промышленного комплекса страны;

во внешней военной политике - сохранение режима обеспечения стратегической стабильности, укрепление военно-политического сотрудничества на постсоветском пространстве и улучшение отношений с США и НАТО.

Очевидно, что в нынешних условиях определение вероятных противников и характера возможных конфликтов - это очень сложная задача для любого государства. Неопределенность и непредсказуемость развития международной обстановки вынуждает большинство стран придерживаться традиционных моделей военной политики. Их адаптация к современным реалиям идет практически в режиме удовлетворения текущих потребностей группировок вооруженных сил, участвующих в конкретном вооруженном конфликте в том или ином регионе мире. Повышение эффективности системы управления Вооруженными Силами является, пожалуй, наиболее действенным способом увеличения их боевых возможностей в целом и боевой готовности в частности. Но даже самые современные технические системы связи, навигации, разведки и наведения не будут эффективными без грамотного и своевременного использования результатов их работы для принятия оптимальных решений командирами всех степеней. Говорить сегодня о слаженности действий личного состава пунктов управления войсками и оружием не представляется возможными, так как сама система управления вооруженными силами, видами и родами войск находится в стадии перманентной трансформации.

Еще одной важной задачей военной реформы является оснащение вооруженных сил современным оружием и военной техникой. В России эта проблема не является чисто военной, это проблема общенациональная. Россия унаследовала от СССР военно-промышленный комплекс (ВПК), который был основой экономики страны. Попытки превратить российский ВПК в экономический локомотив государства на протяжении десяти лет пока не дают видимых результатов. Очередная программа модернизации отечественного ВПК должна стартовать в 2011 г. Министерство промышленности и торговли РФ предлагает тратить на нее ежегодно от 52 до 88 млрд. руб. до 2020 г. Сегодня на эти цели расходуется 33 млрд. руб. [32]

марта с.г. Президент публично поставил задачу Правительству РФ "довести ежегодное обновление вооружения и военной техники в среднем до 9-11 процентов в год. Это позволит к 2020 году поднять долю современных образцов военной техники до 70 процентов" [33]. К 2015 г. доля современного вооружения должна достичь 30%, то есть увеличиться в 3 раза. Способна ли российская промышленность поставить в войска такое количество действительно современного оружия, никто не берется предсказать. Но для решения этой задачи планируется увеличить долю расходов на национальную оборону в бюджете страны с 2,6% в 2010 году до 3,2% после 2013 г. [34]

По новой государственной программе вооружений 2011-2020 гг. планируется потратить на вооружения 13 трлн. руб., но, по мнению руководства министерства обороны, денег необходимо в 2-3 раза больше [35]. Это свидетельствует о том, что у разработчиков новой программы вооружений нет идеологической основы - количественных и качественных характеристик оружия и техники, которые необходимы вооруженным силам для потенциальных военных конфликтов ближайших 10 лет. Вероятно, они исходят из задач обеспечения национальной безопасности в мирное время. Но даже со стратегическими силами ядерного сдерживания нет полной ясности: испытания межконтинентальной баллистической ракеты "Булава" опять перенесены, теперь на осень 2010 г. Программы модернизации военной промышленности и вооружений базируются на благоприятных сценариях развития экономики России в ближайшие 10 лет. Но, видимо, какие-то сомнения у авторов программ остаются, так как на свет появляются смелые проекты финансирования военных расходов государства за счет проведения в ближайшие пять лет лотерей в интересах министерства обороны, на которых их организаторы хотели бы собрать не менее 10 млрд. руб. [36]

Проведенная оценка новых концептуальных документов (Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. и Военной доктрины Российской Федерации 2010 г.), определяющих основные направления военной политики государства на кратко- и среднесрочную перспективу, и сопоставление намеченных этими документами задач с результатами первого этапа реформы Вооруженных Сил в 2008-2009 гг. позволяют сделать ряд выводов о сущности современной военной политики России и о характере ее влияния на уровень военной безопасности государства. Главными факторами, определяющими характер военной политики государства в последние два-три года, являются финансово-экономические возможности России и состояние глобальной среды безопасности. Новая система международных отношений, обеспечивающая равную безопасность всех государств, в ближайшие годы создана не будет. В действующей системе международной безопасности Россия занимает особое положение, поэтому при обеспечении собственной безопасности она вынуждена учитывать необходимость парирования угроз любого характера и масштаба. Это вынуждает Россию расходовать огромные средства на обеспечение национальной безопасности. Военный потенциал страны продолжает оставаться главным ресурсом обеспечения национальной безопасности РФ, причем поддерживается он, главным образом, за счет боевого потенциала ВС. Поэтому военная политика России в целом не выходит за рамки "национальной обороны". Не растут показатели технического, научного, демографического и духовного потенциалов России, которые в современных условиях необходимо задействовать для обеспечения военной безопасности и значение которых в военных конфликтах будущего будет только возрастать. Главная составляющая современного военного конфликта - информационно-идеологическая, то есть борьба за общественное мнение, за волю к сопротивлению после окончания начального этапа вооруженной борьбы на высоком технологическом уровне. Чтобы быть устойчивым в этом компоненте противоборства, одного "оборонного сознания" населения страны не достаточно. Необходимо реальное единство армии и народа. Защита общественного сознания должна стать одной из целей военной политики государства. Некоторые проблемы военной безопасности (повышение авторитета вооруженных сил как надежного института государства, повышение авторитета самого государства, определение нового статуса Вооруженных Сил в российском обществе) не могут быть решены в рамках военной организации государства, поскольку сегодня военная организация РФ не является системой в классическом ее понимании. Это, скорее, набор отдельных элементов без эффективных функциональных связей. Совершенствование военной организации РФ не стало действенным механизмом развития политической и экономической системы государства, гражданского общества, а следовательно, не является пока фактором устойчивого развития России.

Тем не менее, опыт передовых стран, в первую очередь США, позволяет сделать вывод, что большинство стран приступили к перераспределению своих научных и военно-экономических ресурсов для подготовки к "нетрадиционным войнам". Руководство этих стран, не отвергая полностью мнения российского Президента "о возможности повторения конфликта, сопоставимого с масштабами второй мировой войны" [16. 7-9], уже выделяет значительные ресурсы для решения задач, несвойственных вооруженным силам в классических войнах. Американцы не только готовят свои вооруженные силы к решению нетрадиционных задач, но уже давно используют их для этого. Самым последним примером является выделение министерством обороны США 17500 военнослужащих национальной гвардии для борьбы с разливом нефти в Мексиканском заливе [18. 5]. Но, наверное, более показательным примером является участие военнослужащих США и стран НАТО в организации системы государственного управления и восстановлении экономики и инфраструктуры Афганистана. Военные аналитики отмечают, что после завершения фазы активных боевых действий в целом возросла потребность в участии вооруженных сил в решении невоенных задач, что требует дополнительной подготовки военнослужащих по невоенным специальностям и их умения взаимодействовать с представителями гражданских организаций своих стран и с местными властями в стране пребывания. Меняется общее предназначение солдата: сегодня мало оборонять страну - нужно уметь отстаивать интересы государства.

Нельзя не отметить еще одну тенденцию в изменении сущности современных конфликтов: успех в военном конфликте определяется не только фактическим результатом вооруженного противоборства сторон, но и тем, как эти результаты доносятся до мирового сообщества и интерпретируются в сознании граждан своей страны. Иначе говоря, меняется соотношение самой вооруженной борьбы и других форм противоборства (информационной, дипломатической, экономической) в военном конфликте, что влечет за собой необходимость перераспределения ресурсов между компонентами не только военной организации, но внутри всего государства, а также изменение характера участия гражданских министерств и ведомств в военной политике страны. [51. 32]

История военного дела не знает примеров успешной военной реформы при сокращении государственных военных расходов. Данный случай может быть исключением только при одном условии: если мерилом качества реформы вооруженных сил выступает экономия финансовых средств, а не укрепление военной безопасности государства. Но в таком случае национальная безопасность России должна опираться на другие компоненты - экономическую мощь страны, благоприятное положение в системе международных отношений, привлекательность модели социального развития, высокий уровень национального самосознания и гражданской ответственности населения страны, а не на "национальную оборону".

Повышение эффективности системы управления Вооруженными Силами является, пожалуй, наиболее действенным способом увеличения их боевых возможностей в целом и боевой готовности в частности. Но даже самые современные технические системы связи, навигации, разведки и наведения не будут эффективными без грамотного и своевременного использования результатов их работы для принятия оптимальных решений командирами всех степеней. Говорить сегодня о слаженности действий личного состава пунктов управления войсками и оружием не представляется возможными, так как сама система управления вооруженными силами, видами и родами войск находится в стадии перманентной трансформации.

Программы модернизации военной промышленности и вооружений базируются на благоприятных сценариях развития экономики России в ближайшие 10 лет. Но, видимо, какие-то сомнения у авторов программ остаются, так как на свет появляются смелые проекты финансирования военных расходов государства за счет проведения в ближайшие пять лет лотерей в интересах министерства обороны, на которых их организаторы хотели бы собрать не менее 10 млрд. руб. [36]

Главными факторами, определяющими характер военной политики государства в последние два-три года, являются финансово-экономические возможности России и состояние глобальной среды безопасности. Новая система международных отношений, обеспечивающая равную безопасность всех государств, в ближайшие годы создана не будет. В действующей системе международной безопасности Россия занимает особое положение, поэтому при обеспечении собственной безопасности она вынуждена учитывать необходимость парирования угроз любого характера и масштаба. Это вынуждает Россию расходовать огромные средства на обеспечение национальной безопасности. Военный потенциал страны продолжает оставаться главным ресурсом обеспечения национальной безопасности РФ, причем поддерживается он, главным образом, за счет боевого потенциала ВС. Поэтому военная политика России в целом не выходит за рамки "национальной обороны". Не растут показатели технического, научного, демографического и духовного потенциалов России, которые в современных условиях необходимо задействовать для обеспечения военной безопасности и значение которых в военных конфликтах будущего будет только возрастать. [42. 14]

Главная составляющая современного военного конфликта - информационно-идеологическая, то есть борьба за общественное мнение, за волю к сопротивлению после окончания начального этапа вооруженной борьбы на высоком технологическом уровне. Чтобы быть устойчивым в этом компоненте противоборства, одного "оборонного сознания" населения страны не достаточно. Необходимо реальное единство армии и народа. Защита общественного сознания должна стать одной из целей военной политики государства.

Некоторые проблемы военной безопасности (повышение авторитета вооруженных сил как надежного института государства, повышение авторитета самого государства, определение нового статуса Вооруженных Сил в российском обществе) не могут быть решены в рамках военной организации государства, поскольку сегодня военная организация РФ не является системой в классическом ее понимании. Это, скорее, набор отдельных элементов без эффективных функциональных связей. Совершенствование военной организации РФ не стало действенным механизмом развития политической и экономической системы государства, гражданского общества, а следовательно, не является пока фактором устойчивого развития России.

Во все времена военная политика России была предметом повышенного интереса мирового сообщества, так как она напрямую влияла на безопасность не только собственно России, но и ее соседей, как ближних, так и дальних. Сегодня военная политика России опять в фокусе всеобщего внимания. Это связано с рядом обстоятельств. В последние два года Россия резко активизировала свою внешнюю и внутреннюю военную политику. С учетом последствий кавказского кризиса 2008 г. были введены в действие два новых концептуальных документа. Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 г. и Военная доктрина РФ 2010 г., - определяющих характер и основные направления военной политики России в интересах обеспечения национальной безопасности государства на среднесрочную перспективу. И если военный раздел первого документа остался практически незамеченным, то некоторые положения Военной доктрины вызвали негативную реакцию руководства НАТО и были подвергнуты критике как иностранными, так и отечественными аналитиками. Главный пункт, вызвавший несогласие, касался соответствия избранных Россией направлений и способов обеспечения собственной военной безопасности современным тенденциям развития глобальной среды безопасности.


Глава 2. Военная политика США и России: сравнительный анализ


.1 Военная политика России и США: сравнительный анализ


В современных условиях одним из главных универсальных средств для достижения своих целей для США была и остается война, которая может вестись с применением различных средств. Военная сила и военные возможности страны традиционно рассматриваются в качестве важнейшего компонента национальной мощи. Конкретные параметры использования военной силы менялись в зависимости от оценки американскими стратегами и политиками объективных и субъективных факторов в конкретной международной обстановке.

Вмешиваясь, во внутренние дела других государств, США стремятся подавить завоёванный суверенитет, сохранить и усилить контроль над ними. Они стараются вовлечь их в милитаристскую орбиту, использовать в качестве плацдармов своей агрессивной глобальной стратегии. Добиваясь этих целей, США используют методы военного давления и экономического диктата, поддерживали внутреннюю реакцию. Не меняя сути своей политики, США периодически вносят в неё тактические коррективы, обусловленные развитием событий в мире и регионе, отказывались от тех или иных устаревших методов, изыскивали новые пути для обеспечения своих интересов.

Вашингтон намерен подписать с Москвой новый договор но при этом не желает идти на существенные компромиссы. Такая позиция отражает стратегию глобального военного доминирования США. На переговорах с Россией США выступают за жесткие меры в области контроля над процессом разоружении, которая прозвучала в Женеве на девятом и заключительном раунде российско-американских консультаций по подготовке нового договора о стратегических наступательных вооружениях . Сейчас уже мало кто сомневается, что после долгих месяцев напряженных переговоров экспертных групп из России и США и встречи Барака Обамы с Дмитрием Медведевым на саммите в Копенгагене сторонам наконец удалось завершить работу над документом. У России и США все еще сохраняются диаметрально противоположные взгляды по ряду ключевых пунктов нового соглашения, начиная с того, что считать стратегическими носителями, и заканчивая доступом к телеметрии. Все разногласия имеют фундаментальные причины. Но при этом все-таки не выглядят непреодолимыми и рано или поздно будут устранены. Очевидно и то, что достижение компромисса возможно лишь при неукоснительном соблюдении принципа паритета. Именно он лег в основу договоренностей, зафиксированных Обамой и Медведевым в "Совместном понимании по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений" в ходе июльского саммита в Москве. Все остальное было и остается предметом торга. "Совместное понимание" - всего лишь политическая декларация, которая не накладывает никаких юридических обязательств. [29. 11] Но зато она дает вполне четкое представление о том, до какого уровня страны готовы сократить свои ядерные арсеналы. В соответствии с этим документом через семь лет после заключения договора о СНВ у России и США должно остаться от 500 до 1100 стратегических носителей и от 1500 до 1675 связанных с ними боезарядов. Причем если Москва настаивает на нижней границе этого диапазона, то Вашингтон - на верхней. И это легко объяснимо. Уже сейчас Россия уступает США по количеству стратегических носителей в полтора раза и в два раза по количеству связанных с ними боезарядов. И это без учета так называемого возвратного потенциала, которым, в отличие от России, обладают США.

Но наиболее важен с точки зрения российской безопасности не столько количественный, сколько качественный показатель отечественных вооружений, а также структурные ограничения на развертывание элементов стратегических ядерных сил России, которые в очередной раз пытаются навязать им американцы.

Сейчас российские стратегические ядерные силы насчитывают 2673 боезаряда на 607 носителях. США в значительной степени нивелировали потенциал российской военной техники, обеспечив себе важное военно-политическое преимущество, которое в случае конфликта может обернуться для России невосполнимыми потерями. В отличие от России США никогда не придавали решающего значения развитию наземного компонента своих стратегических наступательных сил (СНС). Сейчас американские СНС насчитывают в общей сложности 5423 ядерных боезаряда (без учета складских запасов). Из них на земле развернуто 1150 боезарядов на 450 стратегических носителях Minuteman III LGM-30G. То есть всего около 20% от общего арсенала. Причем американцы не раз давали понять, что в рамках разоруженческой инициативы Барака Обамы они намерены сохранить на боевом дежурстве в составе СНС всего около 200 ракет Minuteman III LGM-30G, установив на них моноблочные боевые части Мк-21, снятые с ликвидируемых ракет Peacekeeper (MX). И этому есть свое объяснение - главными компонентами ядерной триады американских СНС всегда были авиация и флот. Морской компонент СНС США насчитывает 14 стратегических подлодок класса Ohio, каждая из которых несет по 24 ракеты Trident-II D5. Это самая совершенная в мире твердотопливная баллистическая ракета для подводных лодок (БРПЛ), способная доставить восемь боезарядов на расстояние до 11 тыс. километров. Таким образом, всего на море у США развернуто 2688 боезарядов. Это почти в пять раз больше, чем у России. В составе российского ВМФ сейчас всего 11 стратегических подлодок. Причем пять из них - класса "Кальмар" - относятся ко второму поколению ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН). Самая новая подлодка этого проекта К-44 "Рязань" была спущена на воду аж в 1982 году. В нынешних условиях эти ракетоносцы не способны решать поставленные задачи из-за своих специфических характеристик. В рамках реализуемой долгосрочной стратегии глобального военного доминирования США всеми возможными способами пытаются принудить потенциальных противников сократить до минимума ядерные вооружения, коль скоро те представляют сколько-нибудь серьезную опасность для Америки. Главная цель новой миротворческой инициативы Обамы - глобальное ядерное разоружение. И хотя сейчас эта тема находится на периферии мировой повестки дня, уже сейчас она заняла центральное место в информационном поле. Прежде всего, потому, что в мае в Вашингтоне пройдет обзорная конференция ООН по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Но как США, самая милитаризованная в мире страна, может заставить другие государства, прежде всего Китай, поверить в искренность своих намерений? Только подписав соответствующие разоруженческие документы, например с той же Россией. Конечно, американцы могут без особых проблем существенно сократить свой ядерный арсенал и в одностороннем порядке. Но тогда желаемая цель достигнута не будет. Стратегия глобального военного доминирования основана на сочетании контролируемого, прежде всего на базе договорных, юридических механизмов, разоружения потенциальных противников со структурным перевооружением собственных ядерных и обычных вооруженных сил. При этом США готовы идти на незначительные компромиссы, но только не в принципиальных вопросах. Когда в начале декабря прошлого года переговоры с Россией зашли в тупик, в Москву срочно был командирован помощник президента США по национальной безопасности генерал Джеймс Джонс, который, как передали СМИ, сообщил, что его страна более не настаивает на предельном уровне носителей в 1100 единиц и готова сократить их до 800. Взамен г-н Джонс, естественно, потребовал от России открыть для США доступ к телеметрической информации, которую передают в ходе испытаний российские баллистические ракеты (сейчас во время полета ракета передает данные в зашифрованном виде). На основе этих данных США корректируют свою программу создания ПРО. США имеют гигантское, если не сказать подавляющее, преимущество перед Россией в обычных вооружениях. Причем оно постоянно увеличивается, прежде всего за счет высокоточного орудия - крылатых ракет морского базирования (КРМБ) и ПРО. В США сейчас на вооружении свыше 50 многоцелевых атомных подлодок (АПЛ), способных нести более тысячи КРМБ. И еще около 7000 таких же ракет могут нести 70 американских крейсеров и эсминцев, оснащенных системой "Иджис" (элемент ПРО). Для сравнения: в России всего 20 АПЛ способны запускать КРМБ через торпедные аппараты. Точное число КРМБ на наших боеготовых подлодках неизвестно, но очевидно, что оно в разы меньше, чем у США. При этом российские КРМБ существуют только в ядерном снаряжении и не могут быть применены в обычных войнах. Здесь нужно упомянуть, что крылатые ракеты морского базирования, в отличие от своих аналогов воздушного базирования, не засчитывались в качестве стратегических носителей в прежних договорах о СНВ. По ним подписывался отдельный протокол, где количество оружия с ядерными боезарядами ограничивалось пределом в 850 штук. Такая ситуация представляется странной, потому что эти ракеты по своей конструкции практически идентичны . Эти ракеты не обнаруживаются с помощью средств системы предупреждения о ракетном нападении. Они могут быть обнаружены и сбиты только комплексами С-300 и С-400. Но количество "трехсоток" в наших войсках стремительно сокращается, а С-400 в ПВО России всего два. Как отмечает в своем докладе заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, "наличие у США большого количества крылатых ракет и другого высокоточного оружия, наводимого на цели в режиме реального времени, создает реальную угрозу нанесения по СЯС России обезоруживающего удара, причем, скорее всего, неядерного". При имеющемся быстром сокращении как собственно СЯС России, так и систем ПВО и по мере их дальнейшей деградации при одновременном увеличении крылатых ракет в США вероятность нанесения такого удара будет нарастать. Тем более что США продолжают активно развивать свою систему ПРО, которая в отдаленной перспективе может нейтрализовать весь стратегический потенциал России. Американцы уверены, что существенная разница в ядерных, обычных и противоракетных потенциалах между ними и нами означает конец политики сбалансированного устрашения и одновременно начало новой эпохи, когда единственная военная сверхдержава будет обладать гарантированной безнаказанностью. По мнению российских политиков Россия была, есть и останется (в течение семи лет уж точно) единственной страной, которая может открыто и эффективно противостоять США в глобальном военном конфликте и ограничивать военную гегемонию американцев почти на всех континентах в мирное время. Конечно, это не означает, что российским руководителям надо соглашаться на все "компромиссные" предложения США по новому договору о СНВ. Президент России прямо заявил, что "Россия готова сократить свои стратегические носители в несколько раз по сравнению с договором СНВ-1, но лишь в том случае, если США откажутся от планов создания глобальной ПРО". Широко разрекламированные заявления США о временном замораживании развертывания третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе в расчет приниматься не должны. Это попытка разменять несуществующую пока систему на наш реальный ядерный потенциал. Надо добиваться большего - заставить США взять на себя конкретные юридические обязательства, и в отношении не только наземного компонента ПРО, но и морского. То есть ограничить в том числе количество развертываемых систем "Иджис" на кораблях ВМФ. Кроме того, обмен данными по телеметрии должен быть равноценным. Как заявил в самом конце прошлого года премьер-министр России Владимир Путин, "если мы хотим сохранить баланс сил, то пусть наши американские партнеры предоставляют нам всю информацию по ПРО, а мы будем передавать им какие-нибудь данные по наступательным вооружениям". Наконец, нам необходимо выработать внятный совместный документ по сокращению арсенала крылатых ракет морского базирования. Ну и конечно, Россия должна форсировать разработку новых баллистических ракет и резко увеличить производств. Произошедшие после распада СССР перемены в мире существенно отразились на внутреннем положении России. В условиях новой геополитической ситуации перед Россией возникли новые проблемы, связанные с необходимостью решить множество актуальных и неотложных задач, имеющих геополитический, геостратегический и геоэкономический характер. Стратегия глобального военного доминирования основана на сочетании контролируемого, прежде всего на базе договорных, юридических механизмов, разоружения потенциальных противников со структурным перевооружением собственных ядерных и обычных вооруженных сил. Американцы уверены, что существенная разница в ядерных, обычных и противоракетных потенциалах между ними и нами означает конец политики сбалансированного устрашения и одновременно начало новой эпохи, когда единственная военная сверхдержава будет обладать гарантированной безнаказанностью. По мнению российских политиков Россия была, есть и останется (в течение семи лет уж точно) единственной страной, которая может открыто и эффективно противостоять США в глобальном военном конфликте и ограничивать военную гегемонию американцев почти на всех континентах в мирное время. Одна из ключевых проблем, стоящих перед Россией - это необходимость сохранения единства самой Российской Федерации, устранение угрозы разрушения российского пространства. Особого внимания в этом отношении заслуживает Северный Кавказ, который в последнее десятилетие превратился в зону риска. Геополитические угрозы также касаются других регионов России.

В этой ситуации особую опасность представляет усиление давления соседних стран, претендующих на части российского государства. Неоспоримым является тот факт, что при любых тенденциях развития геополитической ситуации макрорегионы - Сибирь и Дальний Восток - с их богатейшими природными ресурсами всегда будут играть для России важнейшую роль. Однако проблема состоит в освоении этих регионов, ресурсы которых некому перерабатывать, так как в Сибири и на Дальнем Востоке должно жить и работать как минимум 300 миллионов человек, а не 30, как в настоящее время. В этих условиях особую угрозу территориальному единству России представляет демографическая экспансия Китая, Северной Кореи, Вьетнама и других стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Особое стратегическое значение имеют Кольский и Камчатский полуострова - единственные территории России, имеющие выход к открытым пространствам Мирового океана. Здесь базируются Северный и Тихоокеанские флоты РФ.

Сейчас перед российской геополитикой стоит и другая проблема - Россия и Запад. Вопрос безопасности России на Западе сводится сегодня к её отношениям с НАТО. Этот военный блок имеет большие преимущества перед Россией и в обычных вооружениях, и в стратегических. Опасность для России представляет продвижение НАТО на Восток и вступление в эту военно-политическую организацию новых членов из числа стран бывшего социалистического лагеря, граничащих непосредственно с Россией.

Российско-американские отношения в обозримом будущем будут занимать одно из приоритетных мест в нашей внешней политике. Это связано не только с вопросами двустороннего взаимодействия как экономического (торговля, инвестиции, обмен технологиями), так и военного (поддержание паритета ядерных вооружений) характера, но и со стремлением США придать системе международных отношений однополярный характер, играть доминирующую роль в решении глобальных и региональных проблем.

Внешняя политика охватывает круг проблем, связанных с использованием военной силы в политических целях во взаимоотношениях с другими государствами, а также для содействия или противодействия некоторым социальным силам внутри других государств.

За время, прошедшее после окончания Второй мировой войны, произошли глубокие изменения во всех сферах жизни и деятельности общества. Многие особенности современной военно-политической обстановки обусловлены развивающимся процессом глобализации, которая привела к созданию новой системы международных отношений и значительной трансформации базовых принципов безопасности. Осмысление произошедших перемен, места и роли России в современном мире в контексте обеспечения национальной и международной безопасности - важнейшая задача, стоящая сегодня.

Являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, обладая значительным потенциалом и ресурсами во всех областях жизнедеятельности, поддерживая интенсивные отношения с ведущими государствами мира, Россия оказывает существенное влияние на формирование нового мироустройства.

Значительные изменения в подходах и практике применения военной силы, снижение конфронтации и преодоление наследия "холодной войны" существенно расширили возможности сотрудничества на мировой арене. Сведена к минимуму угроза глобального ядерного конфликта. При сохранении значения военной силы в отношениях между государствами все большую роль играют экономические, политические, научно-технические, экологические и информационные факторы. На передний план в качестве главных составляющих национальной мощи Российской Федерации выходят ее интеллектуальные, информационные и коммуникационные возможности, благосостояние и образовательный уровень населения, степень сопряжения научных и производственных ресурсов, концентрация финансового капитала и диверсификация экономических связей. [37. 21]

Осуществление крупного прорыва на ряде ключевых направлений научно-технического прогресса, ведущего к созданию единого общемирового информационного пространства, углубление и диверсификация международных экономических связей придают взаимозависимости государств глобальный характер. Создаются предпосылки для построения более стабильного и кризисоустойчивого мирового сообщества.

В то же время в международной сфере зарождаются новые вызовы и угрозы национальным интересам России. Усиливается тенденция к созданию однополярной структуры мира при экономическом и силовом доминировании США. При решении принципиальных вопросов международной безопасности ставка делается на западные институты и форумы ограниченного состава, на ослабление роли Совета Безопасности ООН.

Формирование международных отношений сопровождается конкуренцией, а также стремлением ряда государств усилить свое влияние на мировую политику, в том числе путем создания оружия массового уничтожения. Значение военно-силовых аспектов в международных отношениях продолжает оставаться существенным. Россия является одной из крупнейших стран мира с многовековой историей и богатыми культурными традициями. Несмотря на сложную международную обстановку и трудности внутреннего характера, она в силу значительного экономического, научно-технического и военного потенциала, уникального стратегического положения на Евразийском континенте объективно продолжает играть важную роль в мировых процессах.

Глубокие и всеобъемлющие изменения военно-политической и военно-стратегической обстановки в мире потребовали переосмысления ряда существовавших положений военной политологии.

Современная Россия находится в поиске своего места в мировом сообществе. Новые реалии состояния России в изменившейся системе международных отношений требуют переосмысления многих устоявшихся приоритетов ее внутренней и внешней политики, а также всестороннего комплексного анализа новых политических возможностей России. Уменьшение ресурсной, силовой, геополитической базы внешней и оборонной политики резко уменьшает возможности влиять на внешний мир.

Финансовые ограничения, экономические интересы, отсутствие возможностей масштабного экспорта капитала, высокая ресурсная самообеспеченность диктуют необходимость возврата к традиционной для РФ континентальной стратегии. Это предполагает необходимость дальнейшего сокращения, по крайней мере, на обозримое будущее, геостратегических амбиций. Любая попытка сохранить глобальный характер российской политики с точки зрения прямой вовлеченности, особенно военно-политической, обречена на провал, будет содействовать дальнейшему истощению ресурсов и дезинтеграции РФ.

Важным в геополитическом плане для России может стать вопрос о границах, их военной незащищенности и, что пока более актуально, - о чрезмерной "прозрачности" (контрабанда, ввоз оружия и наркотических средств, отсутствие медицинского и биологического контроля, проникновение дестабилизирующих групп и др.). Любая разумная политика требует безусловного признания принципа нерушимости границ, несмотря на их, очевидно, искусственный характер. Отказ от этого принципа откроет дорогу многочисленным конфликтам и национальной катастрофе. [42. 4-7].

Экономическая и военная слабость России диктует целесообразность проведения политики грамотных компромиссов, но одновременно и определения границ допустимого. Позицию объективной слабости следует компенсировать исключительно эффективной дипломатией. Внешняя политика охватывает круг проблем, связанных с использованием военной силы в политических целях во взаимоотношениях с другими государствами, а также для содействия или противодействия некоторым социальным силам внутри других государств.

Внешним задачам военной политики РФ можно отнести:

органическое включение России в Евразийское экономическое пространство: на Востоке - расширение сотрудничества и интеграции в рамках ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) и ОДКБ (Организация Договора Коллективной Безопасности); на Западе - всестороннее развитие внешнеэкономических связей с Европейским Союзом и более активное включение в общеевропейское международное разделение труда с обязательным преодолением "синдрома сырьевого придатка" и ориентация на экспорт высококачественной отечественной продукции и высоких технологий;

укрепление геоэкономических позиций России по всей пограничной дуге нестабильности;

реализация функций форпоста, противостоящего внешним угрозам (терроризму и шовинистическому национализму);

отстаивание государственных интересов России в сопредельных с Кавказом регионах мира: Закавказье, Среднем и Ближнем Востоке;

урегулирование режима пользования рыбными запасами Каспийского моря странами Прикаспия, а также политико-правовое разрешение приграничных противоречий между странами Дальневосточного региона и преодоление широкомасштабного браконьерства, наносящего серьезный ущерб экономике России и порождающего угрозу безопасности в акватории Российских территориальных вод морей Тихоокеанского бассейна;

укрепление сотрудничества стран Черноморского бассейна;

разработка серьезных мер по регулированию неконтролируемых в настоящее время миграционных потоков, обеспечивающих демографическую экспансию стран - соседей в Россию;

оптимизация схем прокладки транзитно-магистральных межнациональных трубопроводов и транспортных коридоров;

нейтрализация религиозно-экстремистского вектора усиливающегося влияния исламского фактора на всей территории России.

Среди внутренних задач военной политики РФ выделяются:

геоэкономическая стабилизация всех регионов России и обеспечение условий их бездотационного социально-экономического роста;

В новой ситуации России предоставляется исторический шанс использовать своё уникальное геополитическое положение. На своём гигантском евразийском пространстве Россия граничит со всеми основными цивилизациями планеты: западной католической, исламским миром на юге и конфуцианской китайской цивилизацией на Дальнем Востоке. Россия, правильно выбрав концепцию национальной безопасности, может выступить в роли стабилизатора ситуации на региональном и глобальном уровнях. Российская Федерация, находясь в центре Евразии, обладает возможностью связать воедино геополитическое пространство в треугольнике Атлантика - Тихий океан - Индийский океан. Используя и развивая транспортные возможности для транспортировки и транзита грузов по Северному морскому пути, Южному коридору, опираясь на собственную транспортную сеть, используя возможности нефте- и газопроводов, Российская Федерация способна не только эффективно использовать преимущества Хартленда для собственного экономического развития, но и создать своеобразный полигон для неконфронтационного взаимодействия различных культур и цивилизаций. Геополитическое положение России позволяет ей не только развивать собственное народное хозяйство, но и сформировать своеобразный геоэкономический регион, включающий наиболее крупные страны - Японию, Китай, Индию и другие страны [37. 21].

Однако реализация такого проекта зависит не только от России. На западных и особенно на южных границах РФ сформировался пояс нестабильных и относительно слабых государств, политика которых может деградировать в сторону враждебности, особенно учитывая расширение НАТО и освоение членами этого союза постсоветского пространства, в связи с проведением антитеррористической операции.

Исходя из современных геополитических реальностей, обеспечение жизненно важных интересов Российской Федерации связано, прежде всего, с развитием её отношений с ближайшими соседями - в первую очередь, с теми, которые входят в СНГ. Без налаживания на новых основах хозяйственных и транспортных связей, взаимоотношений в области обороны и охраны государственных границ, урегулирования этнополитических и территориальных конфликтов, Российская Федерация не сможет нормально развиваться.

На пространстве бывшего СССР сосредоточены жизненно важные интересы России в области экономики, обороны и безопасности. Кроме того, интеграция на этом пространстве является фактором противодействия центробежным тенденциям в самой России.

Главной целью политики России в постсоветском пространстве является ликвидация очагов военных конфликтов, реинтеграция значительной части бывшего СССР на приемлемых для всех государств условиях и создание жизнеспособного сообщества по типу Европейского Союза. Реинтеграция пространства бывшего СССР должна происходить естественным путем, и не в ущерб интересам РФ и ее составляющих частей. Ее можно представить себе как постепенное складывание систем сообществ (так возникал нынешний ЕС). При этом государства, входящие в разнообразные сообщества, могут безболезненно интенсифицировать интеграционные процессы в рамках каждого из не совпадающих друг с другом по составу участников сообщества.

Предпочтительными для РФ в сегодняшних условиях являются дифференцированные двухсторонние и многосторонние связи с бывшими республиками СССР, а не воссоединение всех на единой основе. Не отбрасывая раньше времени такую форму, как СНГ, необходимо отказаться от попыток осуществлять интеграцию исключительно в его рамках, во многом фиктивных. Возможно и желательно создание самых разнообразных объединений, союзов, ассоциаций и т.д. в разных областях экономики, политики, в сфере безопасности. Каждый раз в них может вовлекаться разный круг участников с разной степенью интеграции.

Подписанный с Белоруссией договор о союзе двух государств создаёт предпосылки для перехода на качественно новый уровень интеграции внутри СНГ. Однако для его реализации потребуется существенное сближение политической и экономической систем Белоруссии и России и чёткое определение целей интеграционного процесса. Учитывая историческую и культурную близость народов наших стран, их чувство принадлежности к единой нации, такой целью могло бы стать создание единого федеративного государства, по примеру объединённой Германии. [57. 13]

Велика значимость отношений России с Украиной, тесно связанных между собой не только исторически, но и экономически и цивилизованно. Однако на данном этапе развития международных отношений значительная часть политической элиты этой страны готова принести в жертву эти связи возможности обрести статус реального кандидата на прием в НАТО. Разноскоростное развитие отношений РФ и Украины с Североатлантическим альянсом способно значительно ускорить центробежные отношения в СНГ, обострить двусторонние отношения и привести к резкому усилению военного присутствия НАТО в акватории Черного моря.

Тесное сотрудничество трех славянских республик, а также ряда других постсоветских государств могло бы укрепить их позиции на международной арене и решить многие внутренние проблемы. В отношениях России с Казахстаном и Киргизией существуют неплохие перспективы расширения интеграции. В развитии связей с закавказскими государствами необходимо учитывать, прежде всего, геополитический аспект: Армения заинтересована в недопущении опасного роста влияния Турции в регионе, что совпадает с интересами России. Грузия, и еще больше Азербайджан, этнически и конфессионально близкий к Турции, эволюционирует в сторону расширения связей с НАТО и отдельными его членами.

Москва также взяла на себя обязательство осуществить модернизацию ПВО и ВВС. Российско-азербайджанские отношения носят характер стратегического партнерства и будут развиваться по нарастающей. Кроме того, стороны подписали межправительственное соглашение о долгосрочном экономическом сотрудничестве, которое предусматривает значительное увеличение товарооборот. Россию беспокоят вопросы, связанные с реализацией региональных экономических проектах, прежде всего, касающихся добычи и транспортировкой нефти из месторождений Каспийского моря. Россия может только приветствовать сближение Азербайджана, Грузии и Украины, если только это сближение не строится в ущерб российским интересам.

Казахстан, Киргизия, Таджикистан, наряду с Белоруссией и Арменией, являются членами Договора о Коллективной Безопасности, подписанного в 1992 г. На территории Таджикистана находится 201 российская дивизия, а границу с Афганистаном охраняют российские и таджикские пограничники. Преобразование в 2002 г. Договора в полноценную военно-политическую организацию, является шагом, направленным на консолидацию постсоветского пространства и повышение роли России как центра притяжения новых независимых государств.

Из договора вышел Узбекистан, сделав особую ставку на военно-политическое сотрудничество с США после 11 сентября 2001 г. Туркменистан провозгласил себя нейтральным государством, что предполагает неучастие в различных военно-политических союзах и коалициях. Несмотря на явное дистанцирование этих государств от РФ, представляется необходимым активизировать сотрудничество с ними, особенно в контексте мирного урегулирования в Афганистане.

Существование в латентной форме конфликтов в постсоветском пространстве и предпосылок их возникновения, позволяет говорить о сохранении вероятности того, что территория бывшего СССР может превратиться в зону, где военная сила будет играть существенную роль в политике. Особенно это относится к конфликтам низкой интенсивности, которые могут иметь тенденцию к эскалации, что ведет к возрастанию опасности локальных войн для России. [42. 3] Вызов, исходящий от этих государств может усугубиться ростом нестабильности в бывшей советской Центральной Азии распространением на нее исламского фундаментализма. Дальнейшее укрепление новых центров силы на юге объективно создает предпосылки для ущемления национальных интересов России. Для их военно-политического сдерживания необходимы гибкие силовые инструменты, способные поддержать дипломатию возможностью проведения демонстрационных действий, а также полицейских и миротворческих операций. Вместе с тем страны Азии могут представлять для России особую ценность в том случае, если в ближайшие годы возникнут дополнительные сложности с выходом российского экспорта на западные рынки, а также, если Запад откажется участвовать в возрождении РФ, содействии в укреплении ее международных позиций.

В связи с тем, что в геополитическом плане потенциальные военные угрозы безопасности России существуют на Западе, на Востоке, и Юге, их нейтрализация должна предусматривать опору на концепции стратегической мобильности и ядерное сдерживание.. Они предусматривают наличие небольших по численности войск постоянной готовности, которые могли бы быстро и эффективно воздействовать на локальные конфликты, сил быстрого реагирования, способных к переброске в кратчайшие сроки в любой регион по периметру России, а также выполнять миротворческие функции, быстро и эффективно пресекать опасные, в отношении РФ, действия, брать под усиленный контроль угрожаемые в данный момент участки границы, действовать во взаимодействии с силами союзников РФ, и на значительном удалении от своих баз.

В оснащении войск и сил флота приоритет должен быть отдан высокоточным, аэромобильным, дальнобойным средствам поражения, а также образцам вооружений и военной техники, средствам разведки и управления, способным по своим качественным показателям существенно снизить количество вооружений при сохранении достаточной боевой мощи. Вместе с тем нынешняя экономическая и политическая слабость России, гонка ядерных и обычных вооружений в ряде стран диктуют необходимость сохранения на обозримое будущее политической опоры на ядерное оружие, на стратегию ядерного сдерживания агрессии. В обозримом будущем (10-20 лет) Россия не заинтересована в радикальном снижении роли ядерного фактора в системе средств обеспечения ее безопасности. В мире по-прежнему весомую роль играют концепция ядерного сдерживания и военно-силовой фактор. На первое место в мире вышли новые виды концептуального оружия. В этих условиях закладывается фундамент для принципиально новых отношений Российской Федерации с окружающим миром.

Серьезные вызовы политическому положению России, должны нейтрализовать растущая экономика, эффективная дипломатия и мощь Вооруженных Сил. Военная безопасность России - важнейший компонент ее национальной безопасности, под которой понимается состояние защищенности личности, общества и государства от внешних и внутренних военных угроз. Главной целью обеспечения военной безопасности является оценка, предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз, создание благоприятных внешних условий существования и развития России.

Интернационализация конфликтов в постсоветском пространстве может иметь различные, по своему характеру, последствия. С одной стороны, привлечение к их урегулированию ООН, ОБСЕ и отдельных стран, может привести к усилению взаимозависимости России и их партнеров и, таким образом, создать основу для дальнейшего взаимодействия в решении других вопросов. Но с другой стороны, это будет способствовать еще большему проникновению в постсоветское пространство крупных центров силы и повышению уровня зависимости от них России.

Евразия все больше становится важным объектом геополитических и геоэкономических интересов США. Россия нужна Соединенным Штатам по ряду причин, но в первую очередь, как противовес Китаю. По оценкам российских специалистов в области международных отношений, США никогда за всю эпоху новой и новейшей истории не строили модели обеспечения стабильности в Евразии на презумпции "сильного Китая". [35. 21]

Для безопасности США и РФ важно, чтобы КНР постепенно подключилась к процессу ограничения и сокращения стратегических наступательных вооружений. В настоящее время РФ и США являются союзниками в борьбе против международного терроризма, они также заинтересованы в сохранении международной стабильности, противодействии распространении ОМП.

Однако общность интересов РФ и США в обеспечении стабильности не безгранична. Международный терроризм, вероятнее всего, в обозримой перспективе снова примет спорадический и очаговый характер, каким он был на протяжении последних десятилетий. Поэтому России не стоит особо надеяться на сотрудничество в рамках антитеррористической коалиции как на долгосрочный и продуктивный фактор в российско-американских отношениях. Кроме того, по мере укрепления позиций США в постсоветском пространстве, все ощутимее будут становиться российско-американские противоречия.

Интересам РФ отвечает постоянное балансирование между американским и европейским направлениями. Однако, надежда на то, что особые отношения с Францией и Германией позволят России сформировать мощную группировку, не ориентирующуюся в своей политике на США, беспочвенна. В решающий момент Бонн и Париж всегда сделают выбор в пользу Вашингтона, а не Москвы. Еще более фантастична идея превратить Россию в оплот всех антиамериканских сил. Это поставило бы под угрозу ее отношения с США в обмен на сомнительную благосклонность Ирака и Ирана.

Китайское направление российской политики должно сравняться по приоритетности с европейским и американским. Усиление военной, экономической мощи КНР, численности населения этой страны требует огромных ресурсов. Поскольку другие ресурсные районы мира уже поделены, представляется весьма логичным, что вектор китайской экспансии будет обращен в сторону близлежащих районов России - Сибири, Дальнего Востока, Казахстана и других стран Центральной Азии. Нельзя так же забывать, что геополитика Мао дзе-Дуна, который по-прежнему считается выдающейся личностью в истории китайского государства и общества, откровенно искал пути расширения границ страны, в том числе, за счет российских территорий.

Несмотря на стабильные в настоящее время отношения РФ и КНР, давние опасения по поводу крупномасштабного военного неядерного конфликта между двумя странами не исчезли, т.к. Китай от территориальных претензий к РФ полностью не отказался. [24. 17]

Предотвращение такой возможности только политическими методами через налаживание дружественных отношений или через опору на мощь обычного оружия, может оказаться неэффективным. Китайский фактор толкает к сохранению политической опоры на ядерное оружие и к стратегическому сотрудничеству с Западом.

Дальнейшее укрепление новых центров силы на юге объективно создает предпосылки для ущемления национальных интересов России. Для их военно-политического сдерживания необходимы гибкие силовые инструменты, способные поддержать дипломатию возможностью проведения демонстрационных действий, а также полицейских и миротворческих операций. Вместе с тем страны Азии могут представлять для России особую ценность в том случае, если в ближайшие годы возникнут дополнительные сложности с выходом российского экспорта на западные рынки, а также, если Запад откажется участвовать в возрождении РФ, содействии в укреплении ее международных позиций.

В оснащении войск и сил флота приоритет должен быть отдан высокоточным, аэромобильным, дальнобойным средствам поражения, а также образцам вооружений и военной техники, средствам разведки и управления, способным по своим качественным показателям существенно снизить количество вооружений при сохранении достаточной боевой мощи. Вместе с тем нынешняя экономическая и политическая слабость России, гонка ядерных и обычных вооружений в ряде стран диктуют необходимость сохранения на обозримое будущее политической опоры на ядерное оружие, на стратегию ядерного сдерживания агрессии. В обозримом будущем (10-20 лет) Россия не заинтересована в радикальном снижении роли ядерного фактора в системе средств обеспечения ее безопасности. Однако в мире по-прежнему весомую роль играют концепция ядерного сдерживания и военно-силовой фактор. На первое место в мире вышли новые виды концептуального оружия. В этих условиях закладывается фундамент для принципиально новых отношений Российской Федерации с окружающим миром. [19. 41]

Серьезные вызовы политическому положению России, должны нейтрализовать растущая экономика, эффективная дипломатия и мощь Вооруженных Сил. Военная безопасность России - важнейший компонент ее национальной безопасности, под которой понимается состояние защищенности личности, общества и государства от внешних и внутренних военных угроз. Главной целью обеспечения военной безопасности является оценка, предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз, создание благоприятных внешних условий существования и развития России.

Анализ тенденций изменения содержания собственно военных угроз военной безопасности Российской Федерации на различных стратегических направлениях и внутри страны показывает, что наиболее реальными для России являются существующие и потенциальные очаги локальных войн и вооруженных конфликтов в ее приграничных районах. Главным театром военных действий считается богатая природными и энергетическими ресурсами Азия, что может рассматриваться как стремление США обеспечить свое военное присутствие в районах, непосредственно примыкающих к границам РФ для оперативного применения своих вооруженных сил в сочетании с невоенными средствами достижения внешнеполитических целей.

В новой Стратегии национальной безопасности США по существу отвергается концепция сдерживания, которая определяла всю оборонную политику в годы "холодной войны", в пользу агрессивной упреждающей политики в отношении враждебных государств и террористических групп. В новой ядерной стратегии говорится о праве Соединенных Штатов в одностороннем порядке прекращать сокращение ядерных сил и начинать их наращивание в случаях непредвиденных угроз. При этом большая часть снятых боеголовок и "разгруженных носителей" не уничтожается, а переводится в резерв для последующего формирования так называемых "гибких сил", предназначенных для реагирования на протяженные по времени угрозы. [38. 21]

Новая система глобальной безопасности, по мнению Вашингтона, должна строиться не на принципах обороны и не на ударах возмездия, как это было на протяжении последнего полувека, а на силовом предотвращении потенциальных угроз. По мнению аналитиков США, борьба с терроризмом показала, что надежной защиты от него нет, а ответные удары бессмысленны, ибо террористы не обладают ни государственными структурами и армией, которые нужно разгромить, ни президентами, способными подписать договор о капитуляции, ни экономикой, на которую можно наложить эмбарго. Тем не менее, несмотря на противоречивость вышесказанного с ситуацией в Ираке, взвешивать легитимность военной операции на весах международного права, как это предлагает Россия, Франция и Германия, не имеет для Вашингтона смысла.


.2 Военная мощь США и Росси: особенности формирования вооружённых сил, участие в военных конфликтах


Важным фактором, определяющим цели и средства военной политики, являются потенциальные и наличные возможности, позволяющие действовать уверенно и эффективно. Реальные возможности определяются текущим состоянием экономики, количеством и качеством населения, уровнем научно-технических достижений, количественными и качественными показателями военной мощи и прежде всего вооружённых сил. Истории известны установки и цели военной политики, а также их сложное переплетение. Во имя их велось бесчисленное множество самых различных войн: захватнических, освободительных, гражданских. Достижение этих целей осуществлялось не только посредством войн, но и военными угрозами, демонстрацией военной силы [5. 46-48]

Особенность современной геополитической ситуации в мире заключается в неопределённости характера и источников военных угроз. В таких условиях наиболее важным и сложным в осуществлении военной политики становится повышение "приспособляемости" к возникающим угрозам. Классификация возможных военно-политических конфликтов позволяет несколько упростить эту задачу.

Переоценка приоритетов оборонной политики на основе опыта военных конфликтов и представлений о конфликтах будущего заставила американское экспертное сообщество скорректировать точку зрения на ведение информационной войны.

В настоящее время доминирует подход, согласно которому адаптация вооружённых сил к новым политическим реалиям требует в первую очередь изменения доктринальных и оперативных концепций, организационной структуры Вооружённых Сил и системы военной подготовки. При этом на первый план выдвигается задача создания оптимальной структуры вооружённых сил, в которую будут органично вписываться будущие технические инновации.

На протяжении всего XX века основной задачей американской политики на европейском направлении было недопущение военно-политической гегемонии одной державы на континенте. Рубеж веков увенчал триумфом эту американскую политику: нет больше претендентов на доминирование в Европе и, следовательно, в США могут не опасаться того, что из данного региона может вновь возникнуть угроза для национальной безопасности США.

Несмотря на огромные перемены, произошедшие на мировой арене после окончания "холодной войны", Европа остаётся важнейшим союзником и партнёром США. В настоящее время в европейских странах на постоянной основе размещёны около 95 тысяч американских военнослужащих на 490 военном объекте, что составляет одну четверть от общей численности личного состава Вооружённых Сил США, находящегося за пределами американского континента. В странах Ближнего и Среднего Востока размещено больше американских военных, чем в Европе.

В условиях однополярного мира у официального Вашингтона появилась возможность сохранить и закрепить своё доминирование на "мировом материке" - за счёт дальнейшего расширения НАТО, ослабления и геополитической изоляции России и усиления прямого военного присутствия Соединённых Штатов не только в Евразии. При этом американские правящие круги делают ставку на сохранение и расширение военно-политических структур в Евразии, в которых США играют руководящую роль. Те же страны, которые по разным причинам отвергают американскую гегемонию, должны подвергнуться политической изоляции и военно-политическому нажиму со стороны Америки и её новых и старых союзников.

В годы правления администрации Р. Рейгана США, добившись повышения качества вооружений с помощью "умных" технологий (лазеры, радары, глобальная навигационная спутниковая система), Алман Х. Война, мир и вооружение. Экспорт вооружений №5 приступили к реализации концепции борьбы со вторыми эшелонами противника. Основной её целью было уничтожение возможно большего количества войск противника, прежде чем те смогут приступить к военным действиям. Революция в военном деле уже тогда позволила США создать вооружённые силы, хотя и ориентированные ещё на реалии холодной войны, но которые можно эффективно использовать в новых политических реалиях.

Всё президентство била Клинтона ушло на выработку американской военной политики в новых условиях. Администрация проявляла сдержанность, предпочитая тактику постепенных шагов по мере изменение текущей ситуации. Наиболее существенными из возникших проблем были судьба ядерного потенциала СССР и урегулирование военного конфликта на Балканах.

Предлагаемая США система глобальной безопасности направлена, прежде всего, на оправдание ими наращивания своей военной мощи, а также на утверждение Вашингтона в роли мирового арбитра, диктующего условия не с позиции здравого смысла, а с позиции силы. В этих условиях тенденции изменения содержания военных угроз военной безопасности Российской Федерации на среднесрочную перспективу будут характеризоваться следующим образом. В северных и северо-западных районах РФ находятся огромные минеральные, лесные и водные ресурсы, сосредоточена значительная часть предприятий научно-промышленного комплекса страны, в том числе связанных с разработкой и освоением нефтегазовых месторождений. [37. 16]

Активные действия радикальных сепаратистских и религиозных сил при поддержке извне могут способствовать проведению США и их союзников военной операции по борьбе с международным терроризмом как на территории Чечни, так и вблизи с границами России с целью установления контроля над Грузией и Азербайджаном, а также решения спора по Нагорному Карабаху. Поэтому нельзя исключать возможность втягивания России в вооруженный конфликт для выполнения своих союзнических обязательств по оказанию помощи Армении.

В настоящее время в Центральной Азии процесс политико-экономического объединения стран постсоветского пространства усиливается активизацией борьбы с международным терроризмом и экстремизмом, а также решением проблем совместного использования жизненно важных природных и техногенных ресурсов.

Вместе с тем военно-политическая обстановка в регионе остается сложной. Именно отсюда исходят основные угрозы международной безопасности, связанные прежде всего с региональной нестабильностью, экспансией идей радикального ислама, международным терроризмом, распространением наркотиков и неконтролируемой миграцией. [9. 21]

В случае постоянного военного присутствия США и сил альянса на территории Центральной Азии у России могут возникнуть проблемы, связанные с изменением геополитической обстановки на южных границах, когда потенциальный противник вплотную приблизится к районам развертывания стратегических резервов ее ВС. Кроме того, ряд стратегических военных объектов, находящихся на постсоветской территории Центральной Азии, таких как космодром Байконур или полигон Сары-Шаган, могут оказаться в полной изоляции. В этой связи позитивным шагом является договоренность России с Киргизией о создании в Канте авиабазы коллективных сил быстрого развертывания государств - членов Договора о коллективной безопасности.

Дальнейшее возрастание роли радикального ислама на центрально-азиатском направлении способствует усилению противопоставления ислама другим конфессиям в районах, где преобладает мусульманское население, сепаратистских тенденций на национально-религиозной почве внутри России и на постсоветском пространстве. Продолжающиеся наращивание США своего военного присутствия на территории ряда стран Центральной Азии будет способствовать ухудшению геополитической обстановки на южных границах России. Однако втягивание России в этноконфессиональные вооруженные конфликты на ЦАН является маловероятным. Огромная часть российской территории от Сибири до Дальнего Востока - это гигантский регион, богатый практически всеми видами сырья и энергоресурсов, огромными массивами тайги. На Сибирь и Дальний Восток приходится 1/2 мировых запасов угля и почти 1/3 - нефти и газа. От севера Тюменской области до Республики Алтай создан огромный индустриальный и промышленный комплекс с природными и людскими ресурсами, относительно развитыми транспортными связями и научно-промышленным потенциалом. Большая часть же Восточной Сибири представляет относительно слабое звено в геополитической и экономической структуре России, что, в первую очередь, связано со слаборазвитой и нестабильной экономикой при мощной ресурсной базе, растянутостью транспортных коммуникаций, а также низкой плотностью трудоспособного населения региона.

При этом необходимо учитывать, что население Средней Азии в среднем удваивается в каждые 20-25 лет, а его расселение жестко ограничено пустынями и высокогорными территориями. В силу этого устремления китайцев, как узбеков, казахов и киргизов, на жизненные пространства Алтая и Сибири вполне предсказуемы. Кроме того, на этой почве, несмотря на временное урегулирование территориальных споров Китая с Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном, остается вероятность возникновения территориальных этнических конфликтов с вмешательством монголов, проживающих на северо-западе Китая во Внутренней Монголии. Что касается Монголии, то она не стремится к расширению своей территории и проводит традиционную дружественную политику в отношении России.

С геополитической, военной и экономической точки зрения самой уязвимой частью РФ является граница с Китаем. Неизбежная демографическая экспансия Китая, его динамичное превращение в мощную в военно-экономическом отношении мировую державу может обусловить возникновение угрозы военной безопасности России. Учитывая это, в ходе декабрьского визита Президента России Владимира Путина в Китай была подписана двусторонняя декларация "Россия и Китай в современном мире", в которой стороны определили перспективы развития двусторонних отношений на ближайшую перспективу и провозгласили курс на дальнейшее углубление стратегического партнерства. [18. 7-9]

Вместе с тем опасение вызывает и наращивание военной мощи Китая. Благодаря военно-техническому сотрудничеству с Россией "Китай совершил переход от эксплуатации вооружений второго поколения к использованию техники четвертого поколения". Китай уже сейчас обладает превосходством в обычных вооружениях и военной технике над российскими Вооруженными силами, а по прогнозам американских специалистов, его ВС к 2015 г. будут сопоставимы с ВС США и в дальнейшем опередят их по уровню своего развития. Вследствие этого Китай является потенциальным объектом применения ядерного оружия США, в то время как для России "существует риск, что эти вооружения и производные от них могут быть применены в случае конфликта против нее самой". [34. 21]

Противостояние между США и Северной Кореей сохраняется со времен "холодной войны". Одной из самых многочисленных армий мира, какой являются ВС Северной Кореи, противостоят ВС Южной Кореи, подпираемые военным потенциалом США с тысячами единиц тактического ядерного оружия и 54 средствами их доставки, размещенными на ее территории. Причисление КНДР к "оси зла", включение ее в число объектов для нанесения превентивных ударов, появление жестких заявлений американского руководства в связи с ракетно-ядерной программой Пхеньяна, значительно осложнили военно-политическую обстановку на Корейском полуострове. Все это ведет к неадекватным действиям северокорейской стороны: запугать соседей и получить от них экономическую помощь, дестабилизируя положение во всем регионе и стимулируя создание "оборонного треугольника" США - Южная Корея - Япония.

Особое влияние на формирование ситуации в регионе оказывает Япония, которая традиционно следует в фарватере внешней и военной политики США. Одновременно японское руководство всячески стремится повысить региональный и международный статус страны на фоне растущей мощи другого претендента на лидерство Китая. Так, в ходе январской встречи в Москве представитель Японии заявил, что масштабные экономические проекты с Россией могут повлиять в стратегическом плане на весь Тихоокеанский регион и изменить баланс сил, который пока складывается в пользу Китая.

Несмотря на прогресс в развитии двусторонних отношений, Россия и Япония все еще далеки от заключения мирного договора и решения территориальной проблемы. Учитывая трудности периода, переживаемого Россией, японская сторона будет стремиться использовать, прежде всего, экономические возможности, чтобы добиться уступок в вопросе окончательного территориального разграничения. Однако передача Курильских островов и Малой Курильской гряды будет представлять угрозу территориальной целостности России, а в геополитическом плане превратит Охотское море в большой замкнутый водоем, поскольку российский ВМФ, базирующийся в портах Охотского моря, будут отрезаны от Тихого океана.

Низкая плотность коренного населения, отсутствие рабочей силы и финансовых вливаний из Центра способствуют активизации деятельности "нелегалов" по освоению свободных от "конкуренции" отраслей экономики, в том числе связанных с разработкой полезных ископаемых, лесодобычей, торговлей и строительством. Многие из них заводят семьи, получают вид на жительство и создают этнические диаспоры, которые стремятся занять лидирующие положение в регионе, подчинить себе в торговой сфере коренных жителей Дальнего Востока и в целом оказать влияние на политическую ситуацию в регионе. Все это ведет к усилению экономического и политического дисбаланса между восточной и западной частями России, а также основными угрозами национальным интересам России на Дальнем Востоке будут являться миграционная политика стран-соседей, увеличение военной мощи Китая, Японии и США,

Сейчас за рубежом ведутся активные стратегические исследования, посвященные войнам будущего. Анализируются вероятный расклад сил в мире, противоречия между субъектами мировой политики, предполагаемые места возникновения и характер будущих вооруженных конфликтов. В этой статье обобщаются прогнозы зарубежных экспертов относительно мировой военно-политической обстановки в ближайшие 20-25 лет.

Все аналитики склоняются к тому, что время доминирования двух противостоящих друг другу империй окончательно уходит в прошлое. Масштабы и характер проблем, с которыми мировая цивилизация столкнется на рубеже 2030 года, потребуют объединения всей ресурсной и интеллектуальной базы человечества. Этот процесс происходит уже сейчас, и носит название "глобализация". [46. 11] Техническая сторона современной политики военного дела основана в первую очередь на достижениях в области информатики и электроники, на улучшение характеристик точности и дальности действия оружия, полноте и оперативности разведки и наблюдения, повышении способности противодействовать и подавлять оборону противника и эффективно управлять и командовать войсками. Новшества и изменения будут становиться всё более универсальными. Например, Военно-Морские Силы смогут непосредственно участвовать и в наземных операциях, поражая цели в глубине территории противника на большом удалении от береговой линии. Современная революция военного дела не является простым следствием непрерывного технологического прогресса, а представляет собой очередной этап адаптации вооружённых сил к меняющимся геополитическим условиям. Появление новых технологий всегда приводит к созданию качественно новых видов вооружений, изменяет облик оружия, боевых платформ и военной амуниции, такие новшества начались ещё в ходе Второй мировой войны.

Усложнение систем общества и мироустройства в целом приводит к тому, что государственные органы постепенно утрачивают контроль над ресурсами. Реальными международными игроками становятся транснациональные корпорации, клубы деловой элиты, криминальные группировки. Благодаря этому, международная военно-политическая обстановка будет формироваться не только государствами, но и негосударственными организациями.

Глобализация делает мир все более сложным и хрупким. Некоторые исследователи считают, что в будущем войны вообще исчезнут, поскольку способны будут принести любой из сторон больше вреда, чем пользы. Другие полагают, что природная человеческая агрессивность все-таки возьмет верх, и в будущем человечество ждет "война всех против всех". Наиболее обоснованной представляется промежуточная точка зрения. Глобализация будет продолжаться, и в ходе ее одни государства и негосударственные образования постараются навязать свою волю другим, присвоить ресурсы, оставив на долю остального человечества потерю политической самостоятельности, деградировавшую экономику и культуру, экологические проблемы. Это основное противоречие глобализации станет источником войн в обозримой перспективе. [63. 27]

Еще одним фактором, способным осложнить международную военно-политическую обстановку являются негосударственные военизированные организации, таких например, как частные охранные корпорации, наемные отряды и т.п. Они обладают гораздо большей свободой действий, чем государственные силовые структуры, не склонны оглядываться на общественное мнение, и заботятся, прежде всего, о своей прибыли. Ради денег эти структуры могут пойти на любые шаги, не заботясь о тяжести возможных последствий.

По оценкам западных специалистов, к 2030 году самыми мощными центрами военной силы будут являться: США и их союзники по НАТО, Китайская народная Республика, радикальные исламские организации и, при определенных обстоятельствах, Предлагаемая США система глобальной безопасности направлена, прежде всего, на оправдание ими наращивания своей военной мощи, а также на утверждение Вашингтона в роли мирового арбитра, диктующего условия не с позиции здравого смысла, а с позиции силы. В этих условиях тенденции изменения содержания военных угроз военной безопасности Российской Федерации на среднесрочную перспективу будут характеризоваться следующим образом. В северных и северо-западных районах РФ находятся огромные минеральные, лесные и водные ресурсы, сосредоточена значительная часть предприятий научно-промышленного комплекса страны, в том числе связанных с разработкой и освоением нефтегазовых месторождений. В связи с ограничением доступа России к Черному и Балтийскому морям важное стратегическое значение имеет открытый выход через Баренцево море в Атлантический океан. Немаловажную роль в обеспечении продовольственной безопасности страны играет рыбный промысел в Баренцевом море и Северо-Восточной части Атлантического океана.

Повышенное внимание США к Арктическому бассейну не случайно, ибо это один из наиболее вероятных районов боевых операций американских подводных лодок в случае военного конфликта с Россией. В составе ВМС США около 30 субмарин уже приспособлены к действиям подо льдами. Ежегодно они совершают до 4 арктических походов. Создание европейских сил быстрого развертывания может рассматриваться в качестве первого шага, направленного на уменьшение в перспективе военно-политического присутствия США в Европе и ослабление роли НАТО. Свидетельством этого являются серьезные разногласия США с ведущими европейскими странами, в числе которых пять стран-организаторов евроармии (за исключением Испании) оказались наиболее решительными противниками силовой акции в Ираке. Что касается наметившегося расширения Евросоюза, то, по мнению европейских аналитиков, для так называемой Вильнюсской группы вопрос с членством еще далек от окончательного решения, поскольку всегда "при желании можно найти повод, чтобы заблокировать вступление строптивых новичков". Тем не менее, десять посткоммунистических государств, стремящихся в НАТО, недвусмысленно дали понять, в какой лагерь они вольются, когда рано или поздно будут приняты в Евросоюз.

В этой связи обращает на себя внимание заявление Польши об оказании "всесторонней помощи", наравне с участием в антииракской операции, "в некоторых бывших советских республиках и на юге России, так как там имеются элементы нестабильности". Кроме того, трехлетие своего пребывания в НАТО Польша отметила проведением ряда крупных учений на своей территории, которые имеют недружественную в отношении России направленность. На юго-западном направлении военная опасность для Российской Федерации будет исходить прежде всего от нестабильности процессов разрешения территориальных, национально-этнических и конфессиональных споров на территории Турции, Северного Кавказа и в республиках Закавказья, перераспределения сфер влияния между традиционными и вновь образующимися центрами силы, участвующими в распределении нефти и газа Каспийского бассейна.

Готовность стать членами НАТО и разместить на своей территории базы альянса можно рассматривать как стремление разрешить свои территориальные споры силовым путем, причем желательно "руками" США и их союзников. В случае вовлечения Грузии и Азербайджана в процесс расширения НАТО Россия может оказаться перед фактом формирования геостратегического коридора для прямого выхода стран НАТО в район Каспийского моря и Центральной Азии, что является непосредственной военной угрозой военной безопасности России.

В настоящее время наиболее активным проводником американских интересов на Кавказе является Грузия. Несмотря на то, что Россия без всяких оговорок признает ее территориальную целостность, в реальности она существует лишь юридически, поскольку официальный Тбилиси давно уже не властен над Абхазией и Южной Осетией, не управляет процессами, идущими в Аджарии. При этом Грузия обвиняет Аджарскую автономию в нарушении конституционных обязательств и нанесении ущерба государству в размере 18 млн. долларов, поскольку Батуми в течение 3 лет отказывается перечислять налоги в центральный бюджет, предъявляя, в свою очередь, претензии к властям страны в недостаточном бюджетном финансировании. Разногласия обострились после февральского требования миссии МВФ о необходимости Грузии привести в порядок свои бюджетные отношения с автономией.

Другим государством, активно содействующим распространению американского влияния в постсоветском пространстве, является Азербайджан. Особый интерес к Азербайджану со стороны США и их основных союзников объясняется прежде всего тем, что без азербайджанского участия "проект по транспортировке запасов нефти и газа Каспийского моря будет выглядеть достаточно отвлеченной от реалий фантазией". Платой Азербайджану может стать более активная поддержка США и НАТО в разрешении проблемы Нагорного Карабаха. В свою очередь, официальный Баку связывает выход из карабахского тупика, прежде всего, с Вашингтоном и Брюсселем. Таким образом, в подходах Азербайджана, США и ряда других стран НАТО наблюдается совпадение интересов, что превращает их в настоящих союзников. Поэтому нельзя исключать возможность втягивания России в вооруженный конфликт для выполнения своих союзнических обязательств по оказанию помощи Армении. Вместе с тем, Азербайджан, граничащий с Ираном, представляется весьма удобной площадкой для базирования ударной авиации США и их союзников в случае гипотетической военной операции против этой страны, которая включена Вашингтоном в так называемую "ось зла". Ситуация может обостриться после мартовского заявления главы МАГАТЭ о практической готовности Ирана к производству обогащенного урана, что, по мнению США, равносильно производству ядерного оружия. В этой связи возможен пересмотр военно-политическим руководством США своих позиций по невмешательству в ситуацию в регионе, что может перерасти в прямую военную агрессию Вашингтона и его союзников с целью достижения своих политических и экономических целей в этом стратегически важном для Москвы регионе.

Наиболее острой и сложной проблемой, которая определяет настоящее и будущее как России, так и всего Кавказского региона, является мирное урегулирование в Чечне. Именно эта республика стала средоточием комплекса деструктивных факторов, угрожающих самим основам стабильности и безопасности Российской Федерации. Важнейшими из них являются: накапливавшийся десятилетиями сепаратистский потенциал; специфика образа жизни и "военного сознания" коренного населения Чечни, подкрепленные радикальными исламскими идеями и амбициозностью ряда национальных лидеров; социально-экономические проблемы, усугубившиеся после развала СССР; активное внешнее вмешательство в дела региона, в том числе структур, связанных с международным терроризмом. [41. 16]

Сохранение на Северном Кавказе сложной обстановки целенаправленно используется противниками возрождения России в качестве сильного государства, которые имеются не только внутри страны, но и за рубежом. Активные действия радикальных сепаратистских и религиозных сил при поддержке извне могут способствовать проведению США и его союзников вблизи от границ России военной операции с явным прицелом на вторжение в пределы Чечни. Под флагом борьбы с международным терроризмом и за права человека возможно установление контроля над Грузией, Азербайджаном и Чечней. России в этом случае придется вновь потесниться в подконтрольном ей геополитическом пространстве. Поэтому прошедший в Чечне референдум должен стать залогом начала стабилизации обстановки в регионе.

Таким образом, наибольшую опасность на юго-западном направлении для безопасности и территориальной целостности России могут представлять гуманитарные и экологические последствия войны в Ираке, попытки США насильственного свержения власти в ряде стран "оси зла", а также эскалация конфликтов на Северном Кавказе и в республиках Закавказья. Активные действия радикальных сепаратистских и религиозных сил при поддержке извне могут способствовать проведению США и их союзников военной операции по борьбе с международным терроризмом как на территории Чечни, так и вблизи с границами России с целью установления контроля над Грузией и Азербайджаном, а также решения спора по Нагорному Карабаху. Поэтому нельзя исключать возможность втягивания России в вооруженный конфликт для выполнения своих союзнических обязательств по оказанию помощи Армении.

В настоящее время в Центральной Азии процесс политико-экономического объединения стран постсоветского пространства усиливается активизацией борьбы с международным терроризмом и экстремизмом, а также решением проблем совместного использования жизненно важных природных и техногенных ресурсов. Вместе с тем военно-политическая обстановка в регионе остается сложной. Именно отсюда исходят основные угрозы международной безопасности, связанные прежде всего с региональной нестабильностью, экспансией идей радикального ислама, международным терроризмом, распространением наркотиков и неконтролируемой миграцией.

Несмотря на объявленный разгром талибов в Афганистане, многие транснациональные террористические структуры не прекратили свою деятельность. Они ушли в глубокое подполье, но опасность, исходящая от них, по-прежнему крайне велика. Активизация террористической деятельности исламских экстремистов свидетельствует о неспособности правоохранительных органов и ВС США обеспечить необходимый уровень безопасности в стране. Весьма сложной остается обстановка в южных и восточных районах Афганистана, при этом в тактике вооруженных формирований, противостоящим правительственным войскам, имеется немало аналогий с Чечней.

В случае постоянного военного присутствия США и сил альянса на территории Центральной Азии у России могут возникнуть проблемы, связанные с изменением геополитической обстановки на южных границах, когда потенциальный противник вплотную приблизится к районам развертывания стратегических резервов ее ВС. Кроме того, ряд стратегических военных объектов, находящихся на постсоветской территории Центральной Азии, таких как космодром Байконур или полигон Сары-Шаган, могут оказаться в полной изоляции. В этой связи позитивным шагом является договоренность России с Киргизией о создании в Канте авиабазы коллективных сил быстрого развертывания государств - членов Договора о коллективной безопасности. Вместе с тем динамика развития военно-политической обстановки в Центральной Азии все больше приобретает не только антииракскую, но и антииранскую направленность. Это во многом объясняется тем, что Тегеран продолжает реализовывать свою ракетную программу. Разрабатываемые баллистические ракеты типа "Шахаб" способны достичь Тель-Авива, всех американских военных баз в зоне Персидского залива, а также таких российских городов, как Ростов-на-Дону, Волгоград и Астрахань. В последнее время возросла опасность изоляции и полного окружения Ирана. С востока и юга он блокирован ВМС США и Великобритании. На севере, в том числе и на постсоветском пространстве, постепенно усиливается американское военное присутствие, которое в перспективе может быть использовано для проведения военной операции против Ирана. Однако главной опасностью в Центральной Азии на сегодняшний день остается активизация и распространение исламского экстремизма, особенно в южных районах РФ и прилегающем к ним постсоветском пространстве, где преобладает мусульманское население. Многочисленные эмиссары из Саудовской Аравии, Турции, Ирана и Арабских Эмиратов стремятся убедить коренное население в том, что оно имеет теперь возможность влиться в семью мусульманских народов. Всплеск национального экстремизма наиболее показателен на примере Ферганской долины, расположенной на территории Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. В настоящий момент здесь во главе радикального движения стоит партия "Хизб ут-Тахрир", ставящая своей конечной целью создание на территории бывших советских среднеазиатских республик исламского халифата. Дальнейшее возрастание роли радикального ислама на центрально-азиатском направлении способствует усилению противопоставления ислама другим конфессиям в районах, где преобладает мусульманское население, сепаратистских тенденций на национально-религиозной почве внутри России и на постсоветском пространстве. [56. 18]

Продолжающиеся наращивание США своего военного присутствия на территории ряда стран Центральной Азии будет способствовать ухудшению геополитической обстановки на южных границах России. Однако втягивание России в этноконфессиональные вооруженные конфликты на ЦАН является маловероятным. Огромная часть российской территории от Сибири до Дальнего Востока - это гигантский регион, богатый практически всеми видами сырья и энергоресурсов, огромными массивами тайги. На Сибирь и Дальний Восток приходится 1/2 мировых запасов угля и почти 1/3 - нефти и газа. От севера Тюменской области до Республики Алтай создан огромный индустриальный и промышленный комплекс с природными и людскими ресурсами, относительно развитыми транспортными связями и научно-промышленным потенциалом. Большая часть же Восточной Сибири представляет относительно слабое звено в геополитической и экономической структуре России, что, в первую очередь, связано со слаборазвитой и нестабильной экономикой при мощной ресурсной базе, растянутостью транспортных коммуникаций, а также низкой плотностью трудоспособного населения региона. В то же время специфическими условиями развития Китая является ограниченность природных ресурсов, особенно пахотных земель и пресной воды, при огромном людском потенциале и низкой стоимости рабочей силы. Это способствует активизации миграции, в том числе и нелегальной, китайского населения на территорию близлежащих государств, и, в первую очередь, в Забайкалье и на Дальний Восток.

При этом необходимо учитывать, что население Средней Азии в среднем удваивается в каждые 20 - 25 лет, а его расселение жестко ограничено пустынями и высокогорными территориями. В силу этого устремления китайцев, как узбеков, казахов и киргизов, на жизненные пространства Алтая и Сибири вполне предсказуемы. Кроме того, на этой почве, несмотря на временное урегулирование территориальных споров Китая с Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном, остается вероятность возникновения территориальных этнических конфликтов с вмешательством монголов, проживающих на северо-западе Китая во Внутренней Монголии.

Что касается Монголии, то она не стремится к расширению своей территории и проводит традиционную дружественную политику в отношении России.

С геополитической, военной и экономической точки зрения самой уязвимой частью РФ является граница с Китаем. Неизбежная демографическая экспансия Китая, его динамичное превращение в мощную в военно-экономическом отношении мировую державу может обусловить возникновение угрозы военной безопасности России. Учитывая это, в ходе декабрьского визита Президента России Владимира Путина в Китай была подписана двусторонняя декларация "Россия и Китай в современном мире", в которой стороны определили перспективы развития двусторонних отношений на ближайшую перспективу и провозгласили курс на дальнейшее углубление стратегического партнерства. Немаловажным фактом является поддержка Пекином взглядов Москвы на разрешение иракского кризиса, нераспространение ядерного и химического оружия, американские планы развертывания систем НПРО в Восточной Азии, а также поиск выхода из ситуации на Корейском полуострове. [51. 12]

Тем не менее, смена поколений в китайском руководстве может привести к самым неожиданным последствиям для России. Так, в частности, нельзя исключать, что со временем может быть достигнуто соглашение между Пекином и Вашингтоном в вопросе о судьбе Тайваня. В Белом доме вполне серьезно обсуждают возможность мирного присоединения острова к континентальному Китаю на таких же условиях, как это было сделано с Гонконгом и Макао. Кроме того, США заинтересованы в развитии экономического сотрудничества с КНР, где сосредоточена "треть всей мировой электроники". В обмен на экономические послабления американским компаниям Пекин может получить доступ к американским разработкам в области спутниковой связи.

Вместе с тем опасение вызывает и наращивание военной мощи Китая. Благодаря военно-техническому сотрудничеству с Россией "Китай совершил переход от эксплуатации вооружений второго поколения к использованию техники четвертого поколения". Китай уже сейчас обладает превосходством в обычных вооружениях и военной технике над российскими Вооруженными силами, а по прогнозам американских специалистов, его ВС к 2015 г. будут сопоставимы с ВС США и в дальнейшем опередят их по уровню своего развития. Вследствие этого Китай является потенциальным объектом применения ядерного оружия США, в то время как для России "существует риск, что эти вооружения и производные от них могут быть применены в случае конфликта против нее самой".

Противостояние между США и Северной Кореей сохраняется со времен "холодной войны". Одной из самых многочисленных армий мира, какой являются ВС Северной Кореи, противостоят ВС Южной Кореи, подпираемые военным потенциалом США с тысячами единиц тактического ядерного оружия и 54 средствами их доставки, размещенными на ее территории. Причисление КНДР к "оси зла", включение ее в число объектов для нанесения превентивных ударов, появление жестких заявлений американского руководства в связи с ракетно-ядерной программой Пхеньяна, значительно осложнили военно-политическую обстановку на Корейском полуострове. Все это ведет к неадекватным действиям северокорейской стороны: запугать соседей и получить от них экономическую помощь, дестабилизируя положение во всем регионе и стимулируя создание "оборонного треугольника" США, Кореи и Японии. Однако, делая ставку на Южную Корею при решении северокорейского вопроса, США не могут в полной мере надеяться на ее действенную помощь. Это обусловлено, прежде всего, усилением недовольства южнокорейского населения по поводу размещения американских баз на территории страны. Кроме того, на январских переговорах по экономическому сотрудничеству в Сеуле члены делегации Северной Кореи заявили, что Пхеньян "не имеет намерения разрабатывать ядерное оружие". При этом лидеры двух Корей запланировали провести встречу на втором межкорейском саммите, чтобы "заложить основы для прочного мира на Корейском полуострове", а также подписать мирный договор в случае урегулирования ядерной проблемы на Корейском полуострове. Вместе с тем режим КНДР продолжает пропагандистское противостояние с США, примерами которого являются февральские заявления о нанесении ракетного удара по территории Соединенных Штатов, а также угроза выхода из соглашения 1953 г. о прекращении огня, положившего конец корейской войне. По мнению южнокорейского руководства такое поведение Пхеньяна имеет цель "усадить" США за стол переговоров о своей ядерной программе без участия посредников, в том числе России, Китая и Японии.

Особое влияние на формирование ситуации в регионе оказывает Япония, которая традиционно следует в фарватере внешней и военной политики США. Одновременно японское руководство всячески стремится повысить региональный и международный статус страны на фоне растущей мощи другого претендента на лидерство Китая. Так, в ходе январской встречи в Москве представитель Японии заявил, что масштабные экономические проекты с Россией могут повлиять в стратегическом плане на весь Тихоокеанский регион и изменить баланс сил, который пока складывается в пользу Китая..

Несмотря на прогресс в развитии двусторонних отношений, Россия и Япония все еще далеки от заключения мирного договора и решения территориальной проблемы. Учитывая трудности периода, переживаемого Россией, японская сторона будет стремиться использовать прежде всего экономические возможности, чтобы добиться уступок в вопросе окончательного территориального разграничения. Однако передача Курильских островов и Малой Курильской гряды будет представлять угрозу территориальной целостности России, а в геополитическом плане превратит Охотское море в большой замкнутый водоем, поскольку российский ВМФ, базирующийся в портах Охотского моря, будут отрезаны от Тихого океана.

В этом контексте необходимо вспомнить о результатах российско-американского соглашения по разграничению морского пространства в Беринговом и Чукотском морях, заключенном в июле 1990 г., вследствие которого США отошел участок 200-мильной зоны СССР площадью 7700 км2. Россия потеряла возможность использовать биоресурсы этой богатой рыбой акватории и доступ к перспективным нефтяным месторождениям, которые залегают именно на этом шельфе. Сейчас эта зона патрулируется кораблями береговой охраны США, что приводит к ежегодным убыткам России, превышающим 200 млн. долларов.

Низкая плотность коренного населения, отсутствие рабочей силы и финансовых вливаний из Центра способствуют активизации деятельности "нелегалов" по освоению свободных от "конкуренции" отраслей экономики, в том числе связанных с разработкой полезных ископаемых, лесодобычей, торговлей и строительством. Многие из них заводят семьи, получают вид на жительство и создают этнические диаспоры, которые стремятся занять лидирующие положение в регионе, подчинить себе в торговой сфере коренных жителей Дальнего Востока и в целом оказать влияние на политическую ситуацию в регионе. Все это ведет к усилению экономического и политического дисбаланса между восточной и западной частями России, а также превращению Дальнего Востока в сырьевой придаток.

В целом проведенный анализ показывает, что основными угрозами национальным интересам России на Дальнем Востоке будут являться миграционная политика стран-соседей, увеличение военной мощи Китая, Японии и США, а также их борьба за лидерство в АТР. Однако эскалация напряженности на Корейском полуострове в связи с усилением противостояния КНДР и США может привести последних к нанесению превентивных ударов по территории Северной Кореи.

Анализ тенденций изменения внешней политики США показывает, что после войны в Ираке ее усилия будут направлены на преодоление "многополярности" ООН, пересмотр своих союзнических обязательств в рамках новой "системы глобальной безопасности", а также утверждение себя в роли мирового арбитра. Наибольшую опасность для безопасности и территориальной целостности России представляет развитие ситуации на юго-западном направлении. Это связано, прежде всего, с гуманитарными и экологическими последствиями войны в Ираке, возможными попытками США насильственного свержения власти в ряде стран "оси зла", а также эскалацией конфликтов на Северном Кавказе и в республиках Закавказья. При этом нельзя исключить возможность втягивания России в локальные вооруженные конфликты, в том числе и для выполнения своих союзнических обязательств по отношению к Армении.

Основными угрозами национальным интересам России являются увеличение военной мощи Китая, Японии и США, их борьба за лидерство в АТР, а также миграционная политика стран-соседей. Однако вероятность втягивания России в региональный конфликт в связи с эскалацией напряженности на Корейском полуострове остается средней на ближайшую перспективу. Еще одним фактором, могущим привести к обострению военно-политической обстановки в мире уже через 15-20 лет, является демография. К этому времени население Земли составит 9 млрд. человек. Уже сейчас в Азии проживает 56% всех людей на планете. К 2020 году удвоится население Африки. Европейцев же будет становиться все меньше.

Большинство стран, где наблюдается прирост населения, не смогут обеспечить своим гражданам нормальные условия жизни. Население будет и дальше стягиваться в города. К 2030 году в городах будет проживать 5 млрд. человек, или 60% жителей планеты. Из них 4 млрд. составит городское население в бедных странах. Эти люди окажутся еще беднее, чем жители сел. Среди них легко будет распространять любые экстремистские идеи. В то же время "золотой миллиард" будет требовать от своих правительств сохранения существующего уровня потребления, а значит, положения дел, при котором более развитые и успешные государства используют в своих интересах сырье, территорию и наиболее интеллектуально развитую и активную часть населения отстающих стран. Предполагается, что в будущем порог применения военной силы для защиты "жизненно важных интересов" стран "золотого миллиарда" будет снижаться, при этом сам перечень интересов расширяться. В политике стран-лидеров появится тенденция немедленного силового реагирования на любую угрозу, без просчета всех возможных последствий.

Население отстающих стран, поставленное в крайне тяжелые условия выживания, будет в еще большей степени склоняться к насилию при отстаивании своих интересов. Такая позиция будет проявляться в форме помешанных на идеологии милитаризированных государств, или партизанских и повстанческих движений. Последние, не располагая достаточными силами, будут делать ставку на совершение терактов, получение доступа к оружию массового поражения и средствам его доставки, использование переносных ракетных комплексов и современного стрелкового оружия. В деятельности таких организаций основная ставка будет делаться на идеологию, позволяющую мобилизовать духовные и физические силы множества людей. На территории слаборазвитых и нестабильных государств возможны внутренние войны между различными группировками за ресурсы, востребованные на мировом рынке. Это могут быть как легальные ресурсы, так и нелегальные, например, наркотики. Однако внутренние войны приведут к еще большему экономическому и техническому отставанию таких государств. В результате возникнут так называемые "недееспособные государства", которые могут функционировать лишь под контролем извне. Предоставленные сами себе, они превратятся в источник проблем для соседей и всего остального мира. Поэтому ООН придется привлекать вооруженные силы для поддержания порядка на таких территориях.

Еще одним фактором, способным осложнить международную военно-политическую обстановку являются негосударственные военизированные организации, таких, например, как частные охранные корпорации, наемные отряды и т.п. Они обладают гораздо большей свободой действий, чем государственные силовые структуры, не склонны оглядываться на общественное мнение, и заботятся, прежде всего, о своей прибыли. Ради денег эти структуры могут пойти на любые шаги, не заботясь о тяжести возможных последствий. [49. 18] В настоящее время в Белом доме не исключают любого варианта развития событий в будущем, включая ядерную войну и всеобщую войну обычными вооружениями. Хотя вероятность ядерной войны оценивается, как крайне низкая, руководство США считает необходимым иметь самые мощные в мире стратегические ядерные силы. В будущем ожидается снижение порога применения ядерного оружия небольшой мощности в локальных войнах. Действующая стратегия США не исключает нанесения отдельных ядерных ударов в операциях по предотвращению распространения ядерного оружия, борьбе с терроризмом.. По мнению Пентагона, самым масштабным конфликтом, который может произойти в обозримом будущем, является региональная война. Она потребует развертывания сил больших, чем соединение дивизионного уровня. Однако, вероятнее всего, США придется отстаивать свои интересы в более мелких конфликтах. Главной целью таких войн будет не уничтожение противника, а навязывание ему своих стандартов развития, так называемой "демократии" Кроме того, возможно использование вооруженных сил в полицейских операциях по борьбе с терророризмом, наркторговлей и т.д., если возможностей соответствующих ведомств окажется недостаточно. [36. 17] В аналитическом документе Национального совета США по разведывательной информации "Прогнозирование глобального будущего" содержатся следующие выводы:

угроза со стороны международного терроризма в ближайшие 25 лет не снизится;

вероятность эскалации отдельных конфликтов высокой интенсивности в глобальную войну останется на крайне низком уровне;

отставание в экономическом развитии отдельных стран и связанные с этим социальные проблемы приведут к учащению масштабных вспышек насилия.

Для защиты национальных интересов США недостаточно только стратегических ядерных сил. В разных регионах земного шара располагаются группировки сил общего назначения, способные оперативно реагировать на любые кризисные ситуации. По мнению Пентагона, самым масштабным конфликтом, который может произойти в обозримом будущем, является региональная война. Она потребует развертывания сил больших, чем соединение дивизионного уровня. Однако, вероятнее всего, США придется отстаивать свои интересы в более мелких конфликтах. Главной целью таких войн будет не уничтожение противника, а навязывание ему своих стандартов развития, так называемой "демократии" Кроме того, возможно использование вооруженных сил в полицейских операциях по борьбе с терророризмом, наркторговлей и т.д., если возможностей соответствующих ведомств окажется недостаточно. Вооруженные силы США также применяются, и будут применяться в "операциях по поддержке дипломатии". Это действия в промежуточных состояниях между миром и войной, призванные оказать психологическое давление на противостоящую сторону. Они включают нанесение ударов по отдельным объектом, захват или уничтожение морских и воздушных судов, проведение спецопераций. Усилится практика силового вмешательства США в дела других государств под предлогом "миротворческих операций". При этом действовать они будут совместно с государствами-союзниками, распределяя таким образом ответственность за возможные последствия.

В настоящее время США готовится к разделу ресурсов, которые станут доступны в результате глобального потепления. Серьезная борьба в будущем развернется за Арктику. Уже сейчас командование флота США говорит о необходимости боевого патрулирования этого региона.

Страны Европы в обозримом будущем останутся военным союзником США. Однако, при выборе методов реагирования, европейцы, в отличие от США, будут тщательнее подходить к просчету возможных рисков. Это вызвано как ограниченностью их военной мощи, так и близостью потенциально опасных регионов Азии и Африки. Поэтому европейцы будут предпочитать применение военной силы под эгидой ООН.

НАТО для европецев останется основным инструментом обеспечения безопасности. В будущем этот блок будет приспосабливаться прежде всего для борьбы с нестабильностью, терроризмом, защиты стратегических энергетических коммуникаций. Деятельность блока приобретет глобальный характер, а в его составе к 2030 году может оказаться более 30 государств.


Заключение


Военно-политическая обстановка в мире в целом характеризуется нестабильностью. На ее формирование существенное воздействие оказывают: стремление США установить либо упрочить свое господство в ряде регионов, имеющих особое экономическое и военно-стратегическое значение, вооруженные конфликты, острые социальные проблемы во многих странах мира, терроризм, распространение оружия массового поражения и др.

По прогнозам американских экспертов, США к 2015 г. останутся ведущей силой в мировом сообществе. Глобальное влияние Соединенных Штатов в экономической, технологической, а также в военной и дипломатической сферах не будет иметь себе равных как среди наций, так и международных организаций. Эта мощь не только обеспечит Америке превосходство, но и сделает ее одной из важнейших сил мирового развития.

Руководство США стремится использовать нынешний период максимального взлета своей мощи, чтобы обеспечить формирование такого международного порядка, который сохранил бы в неприкосновенности ведущее место и процветание США в течение всей обозримой перспективы. [43. 15]

Изменившаяся военно-политическая обстановка в мире скорректировала позиции США на характер будущей войны. По взглядам американского военного руководства, угроза возникновения широкомасштабной ядерной войны между крупными державами значительно снизилась. Вместе с тем будет возрастать вероятность возникновения локальных и региональных конфликтов, в разрешении которых Вашингтон отводит себе роль главного арбитра.

Наибольшая угроза, с которой сталкиваются Соединенные Штаты Америки, по словам президента Буша, "находится на пересечении радикализма и технологий". По его мнению, террористы и враги Соединенных Штатов Америки полны решимости создать и использовать оружие массового поражения. Преодоление этой угрозы требует от Соединенных Штатов Америки использования всех средств - "военной силы, лучшей обороны метрополии, правоохранительных органов, разведки и активных усилий по пресечению финансирования террористов". По этой причине военное строительство ориентировано на обладание такими силами и средствами, которые позволяют одержать победу в конфликте с любым гипотетическим противником. [47. 23]

Одним из факторов, призванных обеспечить решение поставленной задачи, является дальнейшее качественное совершенствование военной мощи США. Планы реформирования ВС США к 2012-2015 гг. предполагают повышение военной мощи за счет их коренного перевооружения с использованием новейших технологий, повышение защищенности территории США путем развертывания НПРО. Возможности США достигать своих целей с помощью военной силы существенно возрастут после того, как будет создана национальная система противоракетной обороны. Хотя это произойдет не раньше чем через 10-15 лет, само проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в этой области, дает американскому ВПК большие возможности для создания принципиально новых образцов военной техники и оружия.

Одновременно ядерное оружие продолжает рассматриваться США не только как инструмент политического сдерживания противников, но и как средство их решительного разгрома. В соответствии с Единым интегрированным оперативным планом ведения ядерной войны (СИОП) на территории России расположено примерно 2260 целей, которые могут стать объектом ударов со стороны стратегических ядерных сил США. План содержит 65 вариантов ядерных атак по России. В СИОП также определены несколько сот целей в Китае, Иране, Ираке и КНДР. За счет этого общее число объектов ядерного нацеливания увеличилось с 1997 г. по настоящее время с 2500 до 3000.

Новая военная стратегия США предусматривает сохранение группировок передового базирования в Европе, в АТР, а также в других регионах мира, где этого потребуют интересы Вашингтона. Главным театром военных действий считается богатая природными и энергетическими ресурсами Азия, что, независимо от намерений американского руководства, может рассматриваться как стремление обеспечить свое военное присутствие в районах, непосредственно примыкающих к границам РФ для оперативного применения своих вооруженных сил в сочетании невоенными средствами достижения внешнеполитических целей. [34. 16-17]

Геостратегическое размещение ВС США выглядит следующим образом. Пентагон сохраняет 100-тысячные группировки войск в Европе и на Дальнем Востоке, а также создал 50-тысячную группировку в районах Ближнего Востока и Центральной Азии. Эти войска поддерживаются мобильными силами авиации и флота. Кроме того, расположенные на территории США основные силы американской армии могут быть использованы для наращивания войск для ведения крупномасштабной войны в любом районе мира. Таким образом, США являются единственной страной в мире, способной осуществлять глобальное военное вмешательство. [29. 16]

Подавляющее военное превосходство США позволяет Вашингтону качественно изменить суть военного противоборства. По взглядам военно-политического руководства США, будущая война или крупный военный конфликт с участием американских ВС прогнозируются как широкомасштабные действия с использованием, главным образом, неядерных вооружений и новейших технологий. При этом делается акцент на перенос военных действий в воздушно-космическую сферу. Вместе с тем, отрабатывая вопросы применения ядерного оружия в региональных конфликтах для "сдерживания противника от использования ОМП против американских войск", Вашингтон не отвергает ограниченного его применения.

Необходимо иметь в виду, что вооруженные силы США модернизируются для обеспечения подавляющего превосходства над любым потенциальным противником, которым, в перспективе, может оказаться и Россия. В этой связи обращает на себя внимание, что, несмотря на некоторое улучшение российско-американских отношений, США, по-прежнему, рассматривают Россию в качестве важного геополитического соперника.

Подход США к взаимоотношениям с Россией характеризуется стремлением Вашингтона не допустить возрождения ее в качестве сильной державы, способной стать центром притяжения в постсоветском пространстве. Это связано с тем, одна из целей политики США направлена на обеспечение политического, экономического и военного присутствия в постсоветском пространстве. Поэтому потенциальная военная угроза, как считает военно-политическое руководство США, может исходить и от России в том случае, если она сможет стать динамично развивающимся государством, твердо отстаивающим свои интересы на международной арене. [16. 32]

Разница в совокупной мощи США и России настолько велика, что наши страны не станут равноправными партнерами в обозримой перспективе. Единственной областью, где РФ обладает пока сопоставимой с США мощью, осталась сфера ядерных вооружений.

Борьба с международным терроризмом лишь на короткий отрезок времени улучшила российско-американские отношения. Причем, это сближение изначально было достаточно противоречивым и носило в значительной степени конъюнктурный характер. Более того, политика двойных стандартов, проводимая Вашингтоном, начинает превращать борьбу с терроризмом в фактор противоположного свойства. Под предлогом необходимости проведения долгосрочных антитеррористических мероприятий США, по существу, ведут курс на поступательное вытеснение Российской Федерации с постсоветского пространства. В данном контексте Вашингтон хотел бы видеть Россию не в качестве равноправного партнера, а в качестве страны, следующей в фарватере американской политики по основным вопросам международных отношений.

Уже в настоящее время деятельность американской администрации, направленная на ликвидацию или игнорирование международных договоров, составляющих основу стратегической стабильности в мире. Наличие большого числа центробежных факторов и противоречий в российско-американских отношениях позволяет говорить об их непрочности и потенциальной возможности возрождения конфронтационности, которая со стороны США может приобрести характер военно-силового давления, предпринимаемого с целью наиболее полного достижения собственных национальных интересов. Угрозы национальным интересам России со стороны США могут быть осуществлены в форме различного рода акций внешнеполитического, военно-политического, экономического, информационного и другого характера. Вероятнее всего, их главной целью будет не устранение России как самостоятельного субъекта международных отношений, а поддержание ее в состоянии хронически больного государства, постоянно занятого решением острых внутренних проблем. [34. 25]

Непосредственная военная угроза безопасности России со стороны США в рассматриваемый период может иметь место в том случае, если на базе неоспоримого экономического, военного, политического лидерства Вашингтона, администрация США сочтет возможным использование военной силы в постсоветстком пространстве для достижения американских интересов. "Балканизация" России, предполагающая создание на ее территории ряда квази-государств, может оказаться возможным сценарием развития событий, если внутренние социально-экономические и социально-политические трудности в РФ станут факторами ее распада. При этом США смогут обеспечить собственный контроль над российским ядерным оружием.

Анализ тенденций развития военно-политической и военно-стратегической обстановки в мире в целом и в отдельных регионах свидетельствует о наличии достаточного потенциала их обострения, что может привести к расширению масштабов существующих и развязыванию новых вооруженных конфликтов.

В период до 2015 г. угрозы военной безопасности будут иметь системный характер и представлять собой совокупность одновременно действующих негативных факторов. К ним, в первую очередь, следует отнести укрепление и расширение НАТО, появление в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и военных контингентов, распространение ОМУ и средств его доставки, поддержка США и другими государствами центробежных тенденций в постсоветском пространстве, эскалация конфликтов вблизи государственной границы РФ, территориальные притязания к РФ, деятельность сепаратистских и террористических организаций.

В обозримой перспективе опасность распространения ядерного оружия не только сохранится, но, возможно, возрастет. . Однако расползание ядерного оружия увеличивает вероятность его применения со стороны гипотетических ядерных держав и поэтому затрагивает интересы безопасности РФ.

Угроза развязывания военной агрессии в ее традиционных формах со стороны США или стран НАТО против РФ в настоящий момент маловероятна. Это положение будет сохраняться до тех пор, пока США не осуществят проект национальной ПРО. Силовые действия против России могут быть возможны также вследствие дальнейшего значительного ее ослабления в политической, экономической и военной областях. При сохранении относительно высокой устойчивости Российского государства и боеготовности его Вооруженных сил, вероятнее всего, главным средством достижения военно-стратегических целей США в предстоящие двадцать лет будет проведение всевозможного рода тайных, подрывных, разведывательных и спецпропагандистских операций.

С целью дестабилизации обстановки и оказания силового нажима на Российскую Федерацию, потенциальные противники будут инициировать и спонсировать вооруженные конфликты разной интенсивности на ее территории и в соседних регионах.

Вместе с тем, нельзя исключать полностью вероятность агрессии против России, которая может осуществляться под видом миротворчества. Исходя из опыта военных действий США и их союзников против Ирака и Югославии, можно предположить, что в войнах ХХI века мирное население и среда его обитания будут специальными объектами нападения. Следует также ожидать, что террористические действия постепенно станут одним из видов вооруженной борьбы, который будут использовать не только террористические организации, но и ВС крупных государств.


Список использованной литературы


1. Авксентьев В.А. Этнические конфликты, история и типология // Социс. 1996. №12.

. Актуальные проблемы политики и политологии в России. Сб. ст. Под общ. ред. B.C. Комаровского. М. 2005.

. Алексеева Т.А. Какие требования российская политическая практика предъявляет к политологу? // Полис. 2001. №5.

4. Анчуков С.В. Подготовка к современной войне, М., 1998.

. Арбатов А.Г. Безопасность в ядерный век и политика Вашингтона. М.,1980.

. Алмонд Г. Политическая наука: история дисциплины // Полис. 1997. №6.

. Баталов Э.Я. Восхождение к политической науке // Общественные науки и современность. 2005. №3.

8. Баранов Г.В. Политология: словарь понятий и названий. Учебное пособие. Омск, 2009

. Барабин В.В. Военно-политическая деятельность государства в системе национальной безопасности. М., 1999.

10. Барсамов В.А. Политические кризисы и смуты (История, теория, современность). М., 1997.

. Бачинини В.А. Политология: энциклопедический словарь. СПб. 2005.

12. Воробьев Д.М. Политология в СССР: формирование и развитие научного сообщества // Полис. 2004. №4

. Голубев В.И., Пусько В.С. Современная концепция безопасности и проблемы её реализации. М., 1996.

14. Гаджиев К.С. Методологические принципы политологии // Вестн. МГУ. Сер. Социально-политические исследования. 1994. №3.

. Глухова А.В. Типология политических конфликтов. Воронеж, 1997.

16. Голубев В.И., Пусько В.С. Современная концепция безопасности и проблемы её реализации. М., 1996.

17. Дойч М. Разрешение конфликта. Конструктивные и деструктивные процессы // Социально-политический журнал. 1997. №1.

18. Коваленко В.И. Политологическое образование в Московском университете и России: новые перспективы // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 2005. №1.

19. Мельников Ю.М. Имперская политика США: истоки и современность. М., 1984.

20. Насиновский В.Е., Скакунов Э.И. Политические конфликты в современных условиях // США экономика, политика, идеология 1995 №4.

21 Здравомыслов А., Матвеева С. Межнациональные конфликты в России и постсоветском пространстве. М., 1995.

22. Ивашов Л.Т. Россия и мир на пороге нового тысячелетия, М., 1998.

. Ильин М.В. Феномен политического времени // Полис. 2005. №3.

. Каневский Б.И. Чижик Н.И. Политика и вооружённые силы. М., 1995

. Кирсанов В.Н. Новейшая политология. М. 2004.

26. Котанджян Г.С. Этнополитология консенсуса-конфликта. Цивилизационные проблемы теории и практики. М., 1992.

. Ковалкин B.C. Россия в новых геополитических реалиях на пороге XXI века. М., 1995.

. Косов Ю.В. В поисках стратегии выживания: Анализ концепций глобального развития. СПб., 1991.

. Кременюк В.А. США и окружающий мир: уравнение со многим неизвестными // США-Канада: экономика, политика, культура. - 1999. №1.

. Макаренков Е.В. Военно-политическое решение: подготовка, принятие, проблема реализации. М., 1999.

31. Митрохин В.И. Концептуальные основы стратегии национальной безопасности России // Социально-политический журнал. 1995. №6.

32. Нилов В.М. Политический анализ и прогнозирование. Учебное пособие. Петрозаводск, 2005.

. Никитина А. Политика и политология // Общественные науки и Современность. 1995. №5.

. Общая и прикладная политология / Под общ. ред. В.И. Жукова, Б.И Краснова. М., 1997. Гл. XX.

. Овчинникова И.И. Зигзаги внешней политики США. М. 1989.

. Пляйс Я.А. О генезисе, предмете и современном состоянии политической науки в России // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 2005. №1.

37. Соловьев А.И. Теоретические приоритеты российской политической науки в преподавании. // Полис. 2001. №5

38. Пархалина Т. Геополитические прогнозы и Россия // Мировая экономика и международные отношения. 1998.

. Пляйс Я.А. Отечественная политология на рубеже XX и XXI вв. // Полис. 2002. №3.

40. Политическая наука в современной России: время поиска и контуры эволюции. Ежегодник 2004. М. 2004

. Поздняков А.И., Бельков О.О. Актуальные проблемы военной политологии и социологии. М., 1998.

. Попова Е.И. Внешняя политика США в американской политологии. М., 1987

43. Политическая наука. Сб. науч. трудов. Сто лет русской публичной политики: итоги и перспективы. Ю.С. Пивоваров (гл. ред.). М. 2005.

. Рыжов О.А. Политические конфликты современности, автореферат диссертации, М., 2000.

45. Романенко Л.М. Конфликты гражданского общества экзистенциальная дилемма современной России М., 1996

46. Степанов Е.И. Конфликтология переходного периода: методологические, теоретические, технологические проблемы. М., 1996.

. Сулимов К.А. К парадоксальности современного политического знания // Полис. 2005. №5.

48. Сумбатян Ю.Г. Сравнительная политология - важнейшее направление науки о политике // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 2004. №4.

. Самсонова Т.Н. Мерриам: у истоков создания "новой науки о политике" // Социально-политический журнал. 1996. №5.

. Токаев К.Т. Внешняя политика РК в период становления нового мирового порядка. Астана.,2001.

. Уткин А.И. Стратегия США для XXI века // США-Канада: экономика, политика, культура. - 1999. - №6

. Фененко А.С. Современная военно-политическая концепция США. М., 2003.

. Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика. М., 1995. Гл. IV.

. Цыганков АЛ. Между либеральной демократией и сползанием в авторитаризм: предварительные итоги политического развития России, 1991-1996 гг. // Социально-политический журнал.

. Шаклеина Т.А. Концепция внешней политики США. М., 1999.

56. Шахов А.Н. Политический потенциал оборонной мощи государства, ВС., 1992.

. Шевцов В.М. Национальные отношения и их влияние на военный потенциал государства. М., 1992.

58. Шерпаев В.А. Национальная безопасность России. Новосибирск. 2007

. Яковлев А.С. Россия в современном мире. М., 2009.

. Янин С.И. Политика России в ХХ веке. М., 2006.

. Ястребов В.И. США и современность. М., 1999.


Теги: Военная политика США и России: сравнительный анализ  Диссертация  Политология
Просмотров: 32814
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Военная политика США и России: сравнительный анализ
Назад