Эволюция системы представительства интересов в современной России

Федеральное государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

КАФЕДРА Политологии


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Эволюция системы представительства интересов в современной России


Студента 5 курса

Группы 513

Егоров А. М.

Научный руководитель

Хренов А.Е.


Санкт- Петербург 2006г.

Оглавление


Введение

Глава 1. Институты представительства интересов

.1. Политические партии как представители интересов в политической системе общества

.1.1 Основные характеристики политических партий как института представительства интересов в современной политике

.1.2 Политические партии как институт представительства интересов в современной российской политике

.2. Лоббизм и корпоративные интересы как система функционирования представительства интересов в РФ

.2.1 Основные характеристики института представительства групп интересов на Западе

.2.2 Становление института групп интересов в современной России

Глава 2. Становление и развитие системы представительства интересов в РФ

.1 Эволюция от неформального представительства интересов к формальным институтам внепарламентского представительства интересов в современной России

.2 Становление формальных институтов представительства интересов в парламенте современной России

.3 Варианты дальнейшего развития представительства корпоративных интересов и групп давления в РФ

Заключение

Список использованной литературы


Введение


Система представительства интересов играет весьма важную роль в современной политической системе, поскольку позволяет различным группам интересов эффективно взаимодействовать с исполнительной и законодательной властью. В государствах Западной Европы и Северной Америки система представительства интересов как институт политической системы действует длительный период времени, однако в современной России система представительства интересов как институт политической системы только формируется и развивается и весьма актуальным является изучение развитие данной проблемы современной российской политики. Более того, проблема лоббизма весьма актуальна в условиях современной российской политики. Весьма актуальным является изучение деятельности групп интересов в парламенте и вне парламента.

По указанной выше причине весьма важным, на мой взгляд, является изучение эволюции системы представительства интересов в современной России, и изучению данной проблемы посвящена работа. Данная работа является весьма актуальной, так как становление системы представления интересов, в том числе и корпоративных, все еще находится в периоде становления, а само развитие системы представительства существенно влияет на развитие либеральной демократии в современной России.

Как и любая проблема современной российской политики, представительство интересов в современной России рассмотрено во многих монографиях и статьях российских исследователей. При написании работы использованы монографии и статьи, посвященные исследуемой проблеме. В монографии С.П. Перегудова, Н.Ю.Лапиной и И.С. Семененко «Группы интересов и российское государство» анализируются важнейшие аспекты отношений групп интересов и российского государства, а также отражающие эти отношения теоретические и концептуальные построения мировой (и в том числе отечественной) политологии.. Книга И.С. Семененко «Группы интересов на Западе и в России» посвящена проблематике групп интересов как ключевых социальных акторов - участников трансформационных сдвигов.. Недавно вышедшая книга доктора юридических наук, профессора ГУ - ВШЭ, Московского гуманитарного университета А.П. Любимова "История лоббизма в России" исследует историю формирования и развития лоббизма в России. Е.А. Левина в книге «Лоббирование интересов интегрированных структур в современной России» рассмотрела становление и развитие групп лобби в современной России.

Проблему представительства интересов в современной российской политике рассматривают многие российские авторы: В. Н. Руденко в статье «Методология исследования прямой демократии в современном обществе» изучил вопрос представительства интересов в современной демократии. П.В. Панов в статье «Западные теоретические модели: применимы ли они к российской политической практике» рассмотрел различные модели представительства интересов в современной политике. В статье Д.А. Ненашева «Основные подходы к анализу роли групп интересов в американской политике» рассматриваются различные взгляды на деятельность американских заинтересованных групп. Е. В. Золотарева в статье «Группы интересов в политике» рассматривает деятельность лобби в современной политике.

Проблеме представительства интересов в современной российской политике посвящены многие статьи: А. Зудин в статье «Неокорпоративизм в России? (Государство и бизнес при Владимире Путине)» рассмотрел представительство интересов бизнеса с 2000 года в РФ. Л. Шевцова в статье «Россия - год 2005: логика отката» рассмотрела развитие представительства корпоративных интересов в современной РФ. С.Туранов в статье «Лучшие лоббисты России - март 2006 года» перечислил основных лиц, связанных с лоббистскими организациями. Е.А. Андронова в статье «Особенности процесса институционализации групп интересов в России» рассмотрела становление и эволюцию групп интересов в России. Кандидат исторических наук И. Семененко в статье «Группы интересов в российском социокультурном пространстве» рассмотрел социокультурные аспекты функционирования групп интересов в РФ. А.А. Кинякин в статье «Финансово-промышленный лоббизм в России и Германии» рассматривает деятельность предпринимательских групп давления и, в частности, финансово-промышленных групп в контексте компаративного анализа. Л.М. Селезнева и Э.О. Сухарева в статье «Профессиональный лоббизм: проблемы становления в России» изучили деятельность профессиональных лоббистов: консультантов и специалистов по связям с общественностью. А. С. Заборенко в статье «Специфика взаимоотношений бизнес - власть - общество в промышленном регионе» рассмотрел региональный аспект взаимоотношения лобби и политиков. А.О. Ченчиков в статье «Неокорпоративизм как система функционального представительства интересов в современной России» изучил вопросы, связанные с эволюцией неокорпоративизма в РФ. В статье С.П. Перегудова «Корпоративный капитал в российской политике» рассматриваются этапы формирования в российской экономике корпоративного сектора, который за последнее время оттеснил отраслевые лоббистские структуры. С.П. Перегудов в статье «Институционализация российского корпоративизма» рассмотрел перспективы развития российского неокорпоративизма. Основная тема статьи С. Перегудова «Группы интересов в условиях перехода к информационному обществу» - взаимодействие и перспективы развития групп интересов в современном обществе. Н.Н. Меньшенина рассмотрела в статье «Становление лоббизма в политическом процессе современной России» развитие лоббизма в РФ в региональном и федеральном аспекте.

Рассмотрев литературу, можно прийти к выводу, что процесс представительства интересов в современной российской политике представлен недостаточно полно и требуется дальнейшее рассмотрение данной проблемы, что и будет проделано в работе.

Целью данной работы является изучение групп интересов как субъектов политического процесса, а также изучение становления и развития системы представительства интересов в современной РФ. В работе рассматриваются основные концепции и подходов к феноменологии групп интересов, разработанные как западными, так и отечественными исследователями, а также изучение эмпирического материала, дающего возможность сравнительного анализа практики деятельности групп интересов в России и на Западе.

Задачами работы является изучение роли групп интересов как участников политического процесса и оценить их место в системе гражданского общества; выявить особенности процессов социально-политической трансформации в России, связанные с воздействием групп интересов; определить основные механизмы взаимодействия групп интересов и государства и оценивать перспективы становления этих механизмов в условиях российской трансформации; критически анализировать основные теоретические концепции и подходы в данной области исследований; уметь применить теоретические знания для анализа текущих проблем российской и мировой политики; уметь использовать теоретический и эмпирический материал для объективной оценки практики артикуляции интересов и деятельности конкретных групп интересов в России.

В задачи работы входит:

изучение политических партии и общественных объединений как представителей интересов в политической системе общества

изучение группы интересов и корпоративных интересов как системы представительства интересов в РФ.

изучение профсоюзов как элемента современной политической системы РФ

изучение неформального (внепарламентского) представительства интересов в современной России

изучение формального (парламентского) представительства интересов в современной России

прогноз относительно вариантов дальнейшего развития системы представительства корпоративных интересов и групп давления в РФ.

Работа носит одновременно теоретический и прикладной характер. Она предполагает изучение групп интересов в ретроспективе политической теории. В то же время, в работе предполагается конкретный эмпирический анализ роли групп интересов в политическом процессе, механизмов их взаимодействия с государством, изучение их места в структурировании гражданского общества и обобщение аналитического материала о конкретных группах. Особое внимание уделено анализу групп интересов в России в сравнительной перспективе.

Методами исследования при написании работы стал системный анализ, структурно-функциональный и компаративный подход при изучении групп интересов как субъектов общественно-политической деятельности. В данной работе также использованы методы междисциплинарных исследований, поскольку использованы инструменты и подходов социологического анализа и экономической теории.

Структура работы:

В первой главе работы рассмотрены основные направления представления интересов в современной российской политике. В первом разделе данной главы рассмотрены политические партии как представители интересов в политической системе общества, изучены основные характеристики политических партий как института представительства интересов в современной политике, а также политических партий как институт представительства интересов в современной российской политике. Во втором разделе рассмотрен лоббизм и корпоративные интересы как система функционирования представительства интересов в РФ, изучены основные характеристики института групп интересов на Западе и становление института групп интересов в современной России.

Во второй главе рассмотрено становление и развитие системы представительства интересов в РФ. В данной главе в первом параграфе изучен переход от неформального представительства интересов к формальным институтам внепарламентского представительства интересов в современной России - то есть переход от частной деятельности современных лоббистов, используя неформальные контакты с представителями власти и госучреждений к взаимодействию с представителями законодательной и исполнительной власти использую механизм лоббистских организаций. Во втором параграфе изучено становление формальных институтов представительства интересов в парламенте современной России - то есть становление деятельности лоббистов и групп интересов в российском парламенте посредством партий, фракций и комитетов. В третьем параграфе даны прогнозы относительно дальнейшего развития представительства интересов в российской политике.

В Заключении подведены итоги работы и рассмотрены основные этапы эволюции системы представительства интересов в современной России.

Глава 1. Институты представительства интересов


Взаимодействие между обществом и государством осуществляется преимущественно через институты. В политической системе существует ряд институтов, выполняющих функцию представительства интересов. К ним можно отнести парламент, политические партии, группы интересов.

Политические партии и группы интересов взаимодействуют с государством по своим собственным каналам и своими собственными методами. Партии осуществляют представительство интересов через выборы, парламенты и местные представительные учреждения (система территориального представительства), тогда как группы интересов осуществляют такое взаимодействие, входя в непосредственный контакт с государством и его органами (система функционального представительства).

В России легитимный процесс формирования представительства интересов находится в стадии становления и характеризуется деятельностью различных групп, связанных общими интересами, оказывающих влияние на законодательную и исполнительную ветви власти и действующих в (при) государственных органах, внутри и вне их. Граждане представляют личные и общественные интересы; партийные фракции и депутатские группы, общественные объединения и политические партии (движения и блоки) могут представлять общественные и государственные интересы; группы, союзы, ассоциации промышленников, аграриев, военных, профессиональных союзов - групповые производственные. Государственные должностные лица представляют государственные интересы. Из этой примерной классификации видно, что различные групповые интересы могут пересекаться и как отмечает А. Любимов, «провести четкую грань в конкретных вопросах, лоббируемых ими, подчас бывает трудно».

Прежде чем рассматривать сложившиеся (или складывающиеся) группы интересов в современной России и формы и методы их отношений с государством, необходимо рассмотреть разработанные к настоящему времени общетеоретические подходы и концепции, обобщающие уже накопленный здесь богатый исторический опыт, которые применимы к современной российской действительности. Поэтому в данной главе будут изучены теоретические основы представительства интересов, которые и в мире в целом, и особенно в России играют все более существенную роль и которые во многом определяют и сам характер отношений между российским обществом и государством, и характер складывающейся системы власти.

В данной главе также рассмотрены региональные группы интересов и "социальные" интересы - добровольческие организации и профсоюзы. В данной главе также рассмотрены основные формы и методы взаимодействия групп интересов и российского государства - рассматриваются две основных модели такого взаимодействия - лоббистско-плюралистическая и корпоративистская, а также "смешанные" формы функционального представительства.


.1 Политические партии как представители интересов в политической системе общества


В данном разделе будут изучены политические партии как элементы института представительства интересов в современной политике.


1.1.1 Основные характеристики политических партий как института представительства интересов в современной политике

Политическая партия - это институт, который выражает интересы определенной социальной группы (или групп) и стремится к государственной власти для их реализации. С концепцией партийной деятельности как законной оппозиции правительству связана концепция выборности, существующей для обеспечения народного суверенитета и представительства всех групп в политической системе общества посредством партий.

В политическом лексиконе под терминами "представитель", "представительство" подразумевается принцип делегирования полномочий определенной группой лиц или партией конкретному человеку, организации, органу для отстаивания своих интересов в структурах власти. Идея представительства, имела ключевое значение для формирования современной теории демократии и соответственно ее важнейших принципов политического плюрализма, партий, избирательной системы.

Принцип представительства осуществляется через избирательную систему и избирательный процесс, в задачу которых входят формализация и институционализация политического участия граждан в политической жизни. Принцип представительства приобретал особенно большую актуальность вследствие того, что по мере наращивания оборотов процессами социально-экономического и политического развития неуклонно расширялось вовлечение в политический процесс широких слоев населения, которые раньше как бы оставались в стороне от политических споров и конфликтов.

Таким образом, можно прийти к выводу, что политические партии возникли и развивались одновременно с системой выборов и идеей представительства. Принципы представительства и выборности представителей различных социальных групп в законодательные или иные органы власти по самой логике вещей поставили вопрос об инструментах и средствах политической реализации этих принципов. В качестве таких инструментов постепенно во всех ныне индустриально развитых странах возникли и утвердились политические партии. При этом формировалась не только идея партии как инструмента реализации политического процесса, но и идея партии как законной оппозиции.

Признание законности разнообразных интересов в обществе, по словам К. Гаджиева, «обусловливало признание законности политических инструментов в лице партий, призванных представлять эти интересы в системе власти». Связанный с институтом представительства принцип выборности должностных лиц в ведущие органы власти обеспечивал избирателям возможность выбора между альтернативными политическими курсами и лидерами, которые представляют избирателей, выступающих в поддержку той или иной альтернативы.

Современное понимание партий с соответствующими типологическими признаками начало формироваться в XIX - начале ХХ в. Интерес представляет позиция немецкого исследователя В. Хасбаха, который рассматривал партию как союз людей одинаковыми политическими взглядами и целями, стремящихся к завоеванию политической власти с целью использования ее для реализации собственных интересов. Наиболее приемлемое определение дал М.Вебер, который считал партии «общественными организациями, опирающимися на добровольный прием членов, ставящих целью завоевание власти для своего руководства и обеспечение активным членам соответствующих условий (духовных и материальных), для получения определенных материальных выгод или личных привилегий либо для того и другого одновременно». По мнении К. С. Гаджиева, «… партия рассматривается как группа людей, объединившихся для участия в политической жизни и преследующих цель завоевания политической власти». В этом качестве в большинстве случаев партии выражают интересы определенных социальных сил и призваны представлять эти силы в структурах власти. В данном контексте партии играют ключевую роль несущей конструкции как гражданского общества, так и политической системы.

Место и роль партий как политического института определяется функциями партий в политической системе общества. Одной из важных функций партии, которые отражают основные задачи и направления деятельности политической партии, ее назначение в обществе является представительство социальных интересов. С самого начала, как указывает К. Гаджиев, одна из главных функций политических партий и избирательной системы состояла в «формализации и институционализации политического участия граждан, замене спонтанных, стихийных, неорганизованных и зачастую "незаконных" (бунт, восстание) форм политических действий "узаконенными", институционализованными формами участия через партии и избирательную систему».

Главная задача политических партий состоит в том, чтобы превратить множество частных интересов отдельных граждан, социальных слоев, заинтересованных групп в совокупный политический интерес путем сведения этих интересов к единому знаменателю. В современных либерально-демократических системах партии, как правило, выступают в качестве носителей конкурирующих друг с другом политических курсов, не ставя под сомнение законность существующего конституционного строя, основополагающих прав и свобод граждан, утвердившиеся и общепринятые в данной стране правила политической игры. Соблюдение и реализация этих принципов создавали предпосылки для признания каждой из противоборствующих сторон "законности" существования противной стороны. Поэтому естественно, что в сознании широких слоев населения утвердилось отношение к партиям, как важнейшим структурным и функциональным элементам политической организации общества. Это относится и к правящим партиям, и к большинству партий, остающихся в оппозиции.

Таким образом, цель партии состоит в реализации представительства в политической системе тех слоев населения, интересы которых она выражает. Здесь важное значение имеет то, что в современном сложном высокоразвитом индустриальном обществе люди со своими особыми интересами, устремлениями, ориентациями, установками могут участвовать в политической жизни в качестве членов различных союзов, объединений, партий. Необходимо отметить, пишет К. Гаджиев, что «в такой большой организационной системе, как государство, которое призвано реализовать общее благо, слагающееся в свою очередь из множества разнородных, конфликтующих и противоборствующих интересов, и которое имеет принудительную юрисдикцию, контроль со стороны народа или общества практически невозможен без этих союзов объединений, партий».

Приходя к власти в результате победы на выборах и выдвигая своих представителей на ключевые посты в государстве, партии аккумулируют и выражают социальные интересы (функции социального представительства). Реализация этой функции происходит за счет согласования позиций, нахождение компромиссов между социальными группами и государственными институтами. Таким образом, по мнению К. Гаджиева, «партии призваны преобразовывать разнообразные интересы в альтернативные политические курсы и реализовывать их на государственном уровне» и с данным мнением трудно не согласиться, учитывая важный вклад политических партий в представительство интересов в современной политической системе общества.


.1.2 Политические партии как институт представительства интересов в современной российской политике

Неотъемлемым элементом жизни России стал политический плюрализм, существование групп интересов и объединений, выражающих различные взгляды, как на текущую политику, так и на экономическую и социальную, что, по мнению Л. Шевцовой, является «одной из важнейших предпосылок движения общества к нормальному и цивилизованному состоянию» . Также следует отметить, что в условиях политического многообразия и постоянного движения интересов расширяются возможности выживания малых групп, и увеличивается относительная свобода действий индивидов.

Переход от тоталитаризма к демократии, развитие рыночных отношений, трансформируя социальную структуру общества, усиливая процессы социальной дифференциации, создает основу для воплощения в жизнь ценностей и принципов политического плюрализма. Данный процесс, по мнению. К. Гаджиева, «находит отражение в возникновении широкого спектра самых разнообразных новых общественно-политических движений, организаций и объединений». Данный процесс после 1989 г. стал постепенно доминировать в политической жизни России.

В России многие трудности пост тоталитарного периода порождены как раз отсутствием более или менее институционализированных дееспособных партий. К настоящему времени многие из них уже исчезли с политической арены, на смену им пришло множество новых партий, объединений, союзов, которым, по мнению К. Гаджиева «еще предстоит доказать свою легитимность, получив поддержку у избирателей, подтвердить, что они действительно являются реальными политическими партиями, за которыми стоят реальные социальные силы».

В России ни предприниматели, ни профсоюзы не смогли создать свои партии. "Гражданский союз" А.Вольского и А.Владиславлева, опиравшийся на Российский союз промышленников и предпринимателей, не набрал на выборах 1993 года даже 2% голосов, а на следующих выборах та же участь постигла и объединение "Профсоюзы и промышленники России - Союз труда". Это лишний раз свидетельствует о качестве этих организаций, об их реальном влиянии, особенно в политической сфере. Не намного лучше на выборах выступили другие партии и блоки, представлявшие корпоративные интересы. Определенного успеха на выборах в 1993 году смогли добиться лишь аграрии (8%), использовавшие клиентельную зависимость жителей деревни (при том, что сельское население России составляет 27%). Партия "зеленых" "Кедр", выступавшая как "экологическая", несмотря на то, что ее кадры в основном состояли из представителей санэпиднадзора, получила в 1995 году только 1,4% голосов, а в 1999 году вообще не была допущена к выборам.

июля 2001 г. опубликован и вступил в силу Федеральный закон "О политических партиях". Правовое положение политических партий определяется Законом РФ "О политических партиях" № 95-ФЗ от 11.07.2001 г. Этот Закон принят в развитие Конституции России, согласно которой политические партии являются одной из форм осуществления гражданами права на объединение.

Федеральный закон «О политических партиях» четко определил в статье 3 пункте 4 основные функции политической партии. Это:

формирование общественного мнения;

политическое образование и воспитание граждан;

выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти;

выдвижение кандидатов на выборы в законодательные (представительные) органы государственной власти и представительные органы местного самоуправления, участие в выборах в указанные органы и в их работе.

К декабрю 2002 г. в стране можно было насчитать около 40 политических партий, зарегистрированных в Минюсте, и свыше 60 общественно-политических движений, претендующих на получение статуса политическая партия. Таким образом, в России в полной мере сформировалась многопартийная система.

Таким образом, в России только начинает создаваться инфраструктура гражданского общества, которое одно и способно обеспечить условия для формирования и институционализации, реально заинтересованных групп и соответственно организаций, клубов, объединений, партий, способных представлять их интересы в структурах власти. Весь мировой опыт показывает, что уровень развития демократии самым непосредственным образом зависит от того, насколько институционализировался политический плюрализм, который проявляется и выражается, прежде всего, в политических партиях. Но эффективность политического плюрализма, включая партийную систему, по мнению К. Гаджиева, «определяется тем, в какой степени в обществе сформировались, институционализировались и заявили о себе разнообразные центры и источники власти и влияния». Таким образом, для развития российских институтов представительства интересов огромное значение имеет соответствующая инфраструктура, призванная обеспечить условия для кристаллизации групповых интересов и оформления соответствующих негосударственных организаций, объединений, союзов.

Сравнение результатов выборов 1993, 1995 1999 и 2003 гг. показывает, что Государственная Дума становится более организованной и структурированной. Если в 1993 г. ее состав был весьма плюралистичным, то уже в 1995 г. четче проявляется биполярность. Вместе с тем выборы 1999 г. показали и новых фаворитов парламентской гонки. В российском парламентс появилась новая сила - Межрегиональное движение Единство. Победа "Единой России", поражение коммунистов, незапланированный триумф "Родины" и провал правых партий - таков окончательный итог выборов декабря 2003 года.

В современной российской политике появилось много различных политических партий - российские партии участвуют в политической борьбе, объединяются для усиления влияния на государственные структуры и для выдвижения своих представителей в институты власти.

Партии, таким образом, не способны реализовывать свои функции представительства интересов многочисленных групп в российской политической системе, а снижение роли партий в политической жизни России, когда политические партии могут быть приравнены с такими институтами, как профсоюзы, очевидно, снизит их влияние как представителей интересов широких слоев общества.


.2 Лоббизм и корпоративные интересы как система функционирования представительства интересов в РФ


Получившее право гражданства в политической науке широкое понимание демократии как системы определенных норм и ценностей (таких, как участие и представительство граждан, автономия и свобода, подотчетность и открытость процесса принятия решений, легитимность институтов и власть закона, соревновательность и плюрализм и т.п.), которые утверждаются и реализуются через механизмы властных отношений, превращают область политического взаимодействия в сферу конфликта и поиска компромиссов интересов, ориентированных на эти ценности. По мнению И. Семененко, «категория интереса, которая объединяет объективную (социально обусловленные потребности) и субъективную (осознание этих потребностей) ипостаси и выступает как стремление к реализации потребностей или представления о них, является базовым, сущностным элементом политики».

В современных государствах мира создание системы функционального представительства, как показал С. П. Перегудов, «является результатом обоюдных устремлений государства и групп интересов». Институты представительства групп интересов играют исключительную роль, поскольку они являются главным элементов в системе взаимодействия гражданского общества и государства. Заинтересованные группы, по мнению Д. Ненашева - «один из наиболее важных элементов демократического процесса; они не только не подрывают представительного строя, но помогают ему эффективнее справляться со своими задачами».

В данном разделе будут изучены группы интересов как институт представительства в политической системе современного общества, в том числе и России. Первый параграф данного раздела посвящен изучению функционирования института представительства групп интересов на Западе, а второй параграф - становлению института представительства групп интересов современной российской политике.


.2.1 Основные характеристики института представительства групп интересов на Западе

Понятия "лоббист", "лобби", "лоббизм", "лоббистская деятельность" сначала стали распространенными в Англии и США. Политический оттенок термин "лобби" приобрел в США в XIX в., когда им начали называть покупку голосов за деньги в коридорах конгресса. Традиции лоббизма уходят своими корнями в годы президентства У.С. Гранта (1869-1877). Лоббистами в XIX веке также называли просителей, приходивших в государственные учреждения. Тогда считалось, что допускать таких людей в залы заседаний - туда, где принимаются законы, нельзя, поэтому они не могли пройти дальше холлов и приемных, то есть кулуаров (lobby в переводе с англ. - кулуары).

Весьма характерно, что поскольку в политическом прошлом слова лобби, лоббизм, лоббисты имели достаточно негативную окраску, нередко криминальную, то современная мировая практика старается идти по пути исключения этих слов из обихода, обращаться к другим определениям: группы давления, группы интересов - в политической и правовой практике ФРГ; в Японии - амакудари (спустившиеся с небес), посредники, через которых монополии воздействуют на государственные органы; в США лобби иногда называют третьей палатой конгресса наряду с двумя официальными.

В «Политологическом словаре» 1994 года издания лоббизм понимается как "деятельность социальных групп, отстаивающих свои особые политические интересы; группы давления на органы законодательной и исполнительной власти. К лоббистам в первую очередь относятся представители профсоюзов, деловых клубов и ассоциаций, общественно-политические объединения, различные комитеты, комиссии, советы, фонды и пр.". Термин лоббизм обозначает явление, когда политические и социальные силы оказывают целенаправленное воздействие на законодательные, исполнительные и судебные государственные органы власти с целью удовлетворения своих интересов.

Спектр лоббистских проявлений чрезвычайно широк - от криминального до цивилизованного. Облик лобби зависит от множества факторов: от уровня развития общества, от типа власти, степени демократичности общества, состояния политической культуры, отношения государственных структур к этому явлению. Понятийный аппарат, относящийся к лоббистской деятельности, можно условно разбить на две группы. К первой следует отнести понятия, связанные с профессиональными лоббистами и лоббистской деятельностью, ко второй - понятия, относящиеся к непрофессиональным лоббистам.

Техника и технология лоббирования зависят от характера и содержания конкретной лоббистской деятельности. Различные лобби могут действовать с применением различного арсенала технических средств, различными методами и приемами. В самом общем виде набор этих средств можно подразделить следующим образом: техника и технология изучения и анализа проблем. Здесь на вооружении лобби все методы получения информации - от законных до нелегальных. К изучению полученной информации могут привлекаться самые различные специалисты: юристы, экономисты, социологи, психологи. В зависимости от масштабности и сложности проблемы сбором и анализом информации может заниматься как один специалист, так и целые научно-исследовательские лаборатории, институты; техника и технология поддержки проекта. На этой стадии субъекту принятия решения внушается убежденность в необходимости реализации предлагаемого проекта.

Механизмы лоббирования всегда несут в себе как положительные, так и отрицательные моменты, причем не только в масштабах общества, но и для конкретных заинтересованных лиц. Следует, однако, учитывать, что лоббирование как форма донесения до власти информации о политических интересах экономических агентов есть неотъемлемая часть любой политической системы, любого общества. Лоббирование - своего рода механизм взаимосвязи и взаимовлияния новых, только нарождающихся и давно сложившихся социальных институтов. Поэтому лоббирование следует рассматривать с точки зрения влияния на долгосрочное развитие данной социально-экономической системы, корректируя законодательство таким образом, чтобы максимально усиливать его позитивные аспекты.

В Соединенном Королевстве и США термин "лоббизм" трактуется следующим образом: американские юристы считают, что «лоббисты - это люди, занимающиеся бизнесом (следовательно, лоббизм - это вид бизнеса) и убеждающие законодателей принимать законы, которые являются желанными, и отклонять те из них, которые желанными не являются. Такие люди действуют в своих интересах или в интересах своих клиентов» .

Показательно определение, выработанное Американской лигой лоббистов: "Лоббисты являются прежде всего экспертами в вопросах государственного управления - его структуры, программ, политики и законодательного процесса. Лоббисты обеспечивают информацией, отстаивают политические позиции и защищают экономические, социальные и специальные "философии". Кроме того, будучи основным звеном связи с творцами политических решений, они органически включены в планирование и реализацию соответствующих стратегий достижения политических целей".

По мнению британского эксперта К. Кумса, лоббизм - это «профессиональная деятельность либо сотрудников, либо специальных консультантов, нанятых компаниями, деловыми и профессиональными ассоциациями, профсоюзами и прочими группами для представления интересов этих организаций в процессе формирования государственной политики.

Лоббизм в том виде, в каком он существует в США, Германии, Великобритании и других странах, характеризуется двумя основными чертами:

кулуарной деятельностью разного рода контор и агентств монополий, прежде всего при законодательных органах;

прямым или косвенным воздействием со стороны этих организаций и лиц на процесс подготовки и принятия законов в частных интересах отдельных монополий, корпораций, фирм; при этом лоббизм всегда был неразрывно связан с корпорацией, охватывая органы власти, полицию, суды, бизнес и средства массовой информации.

В западных странах лоббизм воспринимается обществом и властью как способ воздействия первого на вторую. При этом основными лоббистским группами в США и Западной Европе принято считать крупные бизнес-структуры, а также профсоюзы и различные общественные организации. Законодательство большинства развитых стран регламентирует подобного рода деятельность.

Следует отметить, что, несмотря на широкое распространение лоббизма, мировая практика его правового регулирования весьма ограниченна. В одних странах он считается формой коррупции (Индия), в других - не признается вообще или же не подлежит законодательному регулированию (Италия). В России, Австралии и Бразилии подготовлены законопроекты, касающиеся лоббизма. В США, Великобритании, Германии, Канаде и ряде других стран приняты и действуют законы и иные документы, регулирующие лоббистскую деятельность в соответствии с действующим в этих странах конституциями.

К институту представительства интересов также относится понятие группа давления (pressure group), которое берет свое начало из американской политологии. А. Кинякин определяет группу давления как «организацию, созданную для защиты интересов и оказания воздействия на органы власти с целью добиться от них принятия таких решений, которые соответствуют ее интересам» . Следует различать группы давления по тем социальным группам и общественным сферам, чьи интересы они выражают. Наиболее сильно деятельность лоббистских структур проявляется в трех больших социо-профессиональных блоках: сельском хозяйстве, работе по найму и предпринимательстве. Таким образом, деятельность по оказанию давления на власть не является неизбежной, хотя для большинства исследователей оба этих понятия являются идентичными.

При этом необходимо различать понятия группа интересов и группа давления, поскольку далеко не каждая группа интересов становится группой давления, разве только она не стремится оказывать влияние на решение властей. Именно поэтому американские авторы часто используют понятие группы интересов (заинтересованные группы, interest groups), а не группы давления. Понятие группы интересов впервые было сформулировано А. Бентли еще в 1908 году.

Американский ученый А. Бентли в работе "Процесс управления" ввел в научный оборот новое понятие - "группы интересов", к которым он относил разнообразные организованные группы людей, имеющих определенные цели и выдвигающих конкретные требования перед политической властью. Индивидуальное поведение участников политического процесса рассматривалось им через взаимодействие групп, в которые индивиды оказались вовлеченными по тем или иным мотивам. А.Бентли предлагал рассматривать общество как "совокупность различных групп интересов, причем, количество групп ограничивается лишь одним показателем - интересы ради которых они созданы и действуют".

Таким образом, группы интересов - это «все добровольные объединения людей, коллективов и организаций с формальной основной структурой, в которых личные требования соединены с материальной». В отличие от партий, которые вынуждены сглаживать различия по важнейшим проблемам с целью создания базы для объединения разнородных социальных слоев в широкую кампанию, способную обеспечить победу на выборах, заинтересованные группы могут занимать четко очерченные позиции по специфическому и ограниченному кругу вопросов, объединяющих всех членов этих групп.

В настоящее время данная проблематика широко освещается в научных трудах благодаря существованию двух основных политологических школ и концепций заинтересованных групп, разработанных на Западе: концепции плюралистической демократии (Р.Даль) и (нео)корпорпоративистской концепцией, основоположником которой является Ф. Шмиттер.

В зависимости от характера отношений групп интересов с государством и их роли и места в политической системе группы интересов изучаются в рамках либо плюралистического, либо корпоративистского направлений современной политологии. Если первое рассматривает взаимодействие групп и государства, складывающееся на основе полной независимости первых, то второе изучает те виды этого взаимодействия, которые предполагают определенные степени согласования и чаще всего - его институциональное оформление.

Согласно плюралистическому подходу политический процесс представляет собой взаимодействие различных групп интересов, которые автономно друг от друга оказывают влияние на органы власти, чтобы добиться принятия выгодных для себя решений. Государство выступает в роли арбитра. В результате власть в обществе "распыляется", что позволило Р. Далю говорить о "полиархии". Как отмечает известный английский исследователь современной политической теории М. Смит, "плюралисты определяют государство как дискретную организацию, осуществляющую политику в ответ на многочисленное воздействие разнообразных групп интересов".

Неокорпоративная модель сотрудничества между властью и бизнесом получила становление после второй мировой войны в ряде стран Запада как система сотрудничества государства с "организованными интересами". В отличие от корпоративного строя Германии и Италии неокорпоративизм оказался совместимым с политической демократией - свободой слова, свободными выборами, многопартийностью, разделением властей и автономией гражданского общества.

Классическими странами неокорпоративизма считают Швецию и Австрию. К той же модели относят Норвегию, Данию, Нидерланды, Швейцарию и - с оговорками - Японию. Типичными признаками этого типа отношений между государством и бизнесом считаются:

высокий уровень корпоративной организованности делового сообщества и профсоюзов;

добровольный характер отношений между участниками;
слабая конфликтность; система взаимных обязательств;

центральная роль государства, которая, однако, может

принимать различные формы (от "арбитража" до "мягкого лидерства", или "дирижизма").

Но, поскольку, пишет С. Перегудов, « в реальной действительности ни «чистого плюрализма», ни «чистого корпоративизма» не существует, возникшее в 70-е - 80-е гг. на волне «расцвета» неокорпоративистских исследований противостояние плюралистов и корпоративистов постепенно теряет свою актуальность» , и корпоративная проблематика изучается чаще всего в рамках более широкой системы функционального представительства, то есть представительства интересов..

Таким образом, можно прийти к выводу, что «группы интересов» являются весьма эффективным элементом в современной политической системе. Более того, группы интересов как составляющая часть института представительства интересов достаточно хорошо изучены зарубежными политологами.

1.2.2 Становление института групп интересов в современной России

Национальные особенности формирования и функционирования групп интересов в отдельных странах определяются, прежде всего, социально-экономическими и политическими условиями развития каждого отдельно взятого государства, а также менталитетом проживающего на его территории населения, на основе чего складываются определяющие факторы институционализации групп интересов. В России эти факторы возникают в нестабильных условиях и находятся в постоянном изменении.

С принятием новой Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года и обновлением на ее основе российского законодательства вступили в силу новые политические институты. К их числу следует отнести выборы, парламентаризм. В результате резкой трансформации возникли уникальные условия для создания многомиллионных состояний. Именно в этих условиях активизировались лоббисты нового образца, которые посредством давления на власть стали участвовать в распределении высокорентабельных ресурсов - путем получения экспортных сырьевых лицензий, участия в чековой приватизации, в залоговых аукционах и т. п. В результате жесткого лоббирования интересов в период перехода экономики на новые рыночные отношения было создано большинство сегодняшних российских состояний.

Принятие в 1993 году новой Конституции Российской Федерации положило начало обновлению на ее основе всего российского законодательства. В этих условиях резко активизировались лоббисты и лоббизм в различных отраслях (сферах) и органах законодательной и исполнительной власти. Лоббизм становится многогранным, его можно классифицировать по следующим видам: политический, гражданский, профессиональный, региональный, иностранный. Разница в сферах и направленности интересов и борьба за право их отстаивания, особенно в области политики, неизбежно должны были породить такое явление, как лоббизм. Период 1994-2004 годов характеризуется тем, что в это время действует новая Конституция РФ (1993 года) и появилась новая конфигурация федеральной власти и лоббистская деятельность ведется на разных уровнях: федеральная исполнительная и законодательная власть, региональная исполнительная и законодательная власть, муниципальная власть (префектуры, муниципалитеты).

Возникший в конце 80-х - начале 90-х годов в результате распада существовавших связей плюралистический хаос имел как хорошо известные негативные стороны, так и позитивные тенденции и начал сменяться неким симбиозом старого, бюрократического и нового, квазирыночного корпоративизма, с одной стороны, и системой квази-плюралистического взаимодействия - с другой. В дальнейшем, несмотря на далеко зашедшую приватизацию и формирование субъектов рыночной экономики верх взяла тенденция к созданию того типа отношений между влиятельными финансово-промышленными образованиями и государством, который С. Перегудов назвал «олигархическим корпоративизмом». Основным мотивом, который определял поведение обоих субъектов данных отношений, то есть представителей бизнес-элиты и государственной бюрократии, являлось получение политической ренты. Не являясь заработанным доходом, она представляет собой часть получаемой посредством различного рода законных и незаконных сделок государственной собственности и иных ресурсов, находящихся в распоряжении чиновничества. Важной составляющей политической активности крупного российского бизнеса является участие в партийно-политической борьбе и в электоральном процессе.

В современной России происходит становления лоббизма как феномена политической жизни. По мнению Н. Меньшиной, в «России формируется система лоббизма, основанная на плюралистической форме представительства интересов». В современной России лоббизм играет в некотором смысле позитивную роль. Учитывая, что институциональная среда находится на стадии формирования, а деятельность законодательных и исполнительных органов власти далеко не всегда поспевает за потребностями бизнеса, предприниматели вынуждены сами формировать модели рыночного поведения. Как только такие модели сформированы, отлажены и устраивают экономических агентов, участвующих во взаимодействии, бизнес становится заинтересован в их формальной легитимации. На этом этапе включаются механизмы лоббирования (в смысле донесения до органов законодательной власти интересов коммерческих структур). Таким образом, лоббизм выполняет функцию ускорения легитимации новых моделей рыночного поведения, способствует возникновению новых институтов.

Современная система представительства интересов в России столкнулась с рядом проблем. В последние годы в российском обществе активно идет процесс образования новых социально - профессиональных групп (в том числе новой элиты) и реструктуризации существующих. Процесс возникновения и развития множества новых групп интересов в России очень сложен и многогранен. В рамках данного процесса одни группы исчезают, другие возникают, третьи дробятся, у четвертых изменяется общественный статус и тому подобное. Соответственно, меняется система групповых интересов, способов поведения, социального взаимодействия.

В формирующейся смешанной экономики постепенно складываются реальные группы интересов. Происходит становление новых видов внутригрупповой интеграции теперь уже по формам собственности, доходам, включенности во властные структуры, чувству перспективы, групповой социальной мобильности. В переходный период перераспределение собственности и власти служит главным объектом новых групповых интересов, консолидирующих новую и старую элиты и предопределяющих их борьбу между собой.

В российском обществе формирование групп интересов, как и институциональное оформление социальных интересов находится на этапе становления. Данный феномен обусловлен размытостью групповых интересов россиян на данный момент. По большей части они основываются на сходстве условий микробытия своих носителей и не достигают того уровня социальной определенности, которая побуждает к ясно выраженной солидарности. Так, взаимоотношения различных предпринимательских объединений характеризуются наличием глубоких разногласий, а данная категория еще далека от завершения процесса интеграции в единую группу.

У многих лоббистов отсутствует необходимость и заинтересованность в самопрезентации и идентификации себя как лоббиста - таким образом лоббисты скрываются не только от публичности, но и от конкурентов и власти. Однако, вывод С.П. Перегудова о сложившейся в России системе "либерально-бюрократического корпоратизма" несколько преждевременен, "потому что из поля зрения выпадают "неэкономические" заинтересованные группы в лице, например, организаций "третьего сектора". Поэтому можно предположить, что сложившаяся на сегодняшний день система взаимодействия групп интересов и государства служит примером не корпоратистской, а скорее плюралистической модели. В 1998 году сам С.П.Перегудов отказался от определения "либерально-бюрократический корпоративизм" и выдвинул другую концепцию - "олигархического корпоративизма".

Именно по указанным выше причинам в рамках одной из наиболее однородных, на первый взгляд, группы интересов - топливно-энергетического комплекса (ТЭКа) - обнаруживается несхожесть и противоречивость интересов основных членов группы. Как показывает Я.Паппэ, разные отраслевые элиты предлагают различные стратегии развития России: "...для газовиков, нефтяников, угольщиков идеальная модель развития России различна".

Поэтому одной из сложнейших является проблема согласования интересов. Решение этой непростой задачи чрезмерно усложняется в условиях переходного состояния общества, когда проходит процесс становление рыночной экономики. Причем каждый из участников борьбы заботится в основном лишь о собственных интересах. Шахтеры, аграрии, авиаторы, нефтяники ведут наступление на правительство, добиваются улучшения для своей отрасли. Ситуация, когда защита интересов различных социальных групп становится делом только их самих, когда законодатель не располагает возможностью объективно изучить реальные интересы, служит появлению и упрочению рамой уродливой и чрезвычайно опасной формы лоббирования - криминальной.

Рассматривая особенности формирования и функционирования групп интересов в современной российской политике следует также отметить, что многочисленные институты, претендующие на представление и защиту интересов, часто всего лишь используются для достижения эгоистически-конъюнктурных целях. Так, в уставах некоторых объединений предпринимателей говорится о защите интересов трудовых коллективов, при этом подразумеваются корпоративные интересы, не всегда совпадающие с истинными целями наемных работников. Профсоюзы выступают от лица всех трудящихся и всего населения, хотя объективно, как и политически, отстаивают интересы лишь узкой группы наиболее влиятельных работников наемного труда. До сих пор ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России) воспринимается как организация, заинтересованная в интригах на элитном уровне, а не занимающаяся проблемами ее рядовых членов. Это послужило причиной создания целого ряда новых профсоюзов, называющих себя "свободными", которые закрыты для представителей управленческого звена.

Представители всех «групп интересов» заинтересованы в экономической и физической безопасности, определенного набора материальных благ. «Элитные» группы интересов заинтересованы в том, чтобы выполнялись общественные запросы; действуют они, используя механизмы так называемого «патронажно-клиентелярного» взаимодействия. Именно такие механизмы поддерживают власть на уровне регионов и крупных городов. Таким образом, в России представительство социальных, экономических, культурных интересов осуществляется через систему «патрон-клиентских» отношений с властью, а экономическая политика в России представляет собой, прежде всего, результат борьбы могущественных лобби. Более того, преимуществами во взаимодействии с органами власти в России обладают более организованные группы давления и сильные общественные объединения, имеющие финансовые ресурсы, связи в федеральном руководстве, в то время как простые граждане и большинство общественных объединений не имеют возможности воздействовать на процесс принятия решений. Именно поэтому создание института представительства интересов, который отражал бы интересы большинства групп и слоев населения, является важной задачей для развития современной политической системы России.

Выводы к главе

Рассматривая отличие партий от групп интересов как составляющих институт представительства интересов, следует отметить, что главная цель партий - завоевание власти для реализации определенного политического курса, а заинтересованные группы, или группы давления преследуют цель оказать влияние на политику. Более того, члены партий, обычно имеют разнообразные интересы, разные установки и ориентации, а члены заинтересованных групп преследуют специфические интересы и концентрируют основное внимание на одной или нескольких проблемах.

Институты представительства интересов получили институциональное развитие в современной политической системе как наиболее эффективный способ представления интересов различных социальных групп и объединений. В современной российской политике институт представительства интересов сформировался в начале 1990-х гг., однако многие слои населения не имеют адекватного представления собственных интересов в современной политике.

Кроме указанных в Конституции и Законах способов воздействия на власть - посредством общественных организаций и объединений, парламентских политических партий - граждане Российской Федерации, их объединения и группы интересов используют в процессе воздействия на власть различные формы, способы и методы прямого, непосредственного давления, а также давления косвенного - от одиночного обращения гражданина до массовых забастовок и профессионального лоббизма.

Глава 2. Становление и развитие системы представительства интересов в РФ


В России лоббистская деятельность сочетает в себе как публичные, так и теневые формы. Теневые методы лоббирования в большей степени присущи индивидуально-частному лоббизму, тогда как публичные - групповому. В последнее время в практике российского финансово-промышленного лоббирования появилась тенденция значительно реже отстаивать общецеховые интересы и все чаще прибегать к индивидуально-частному лоббизму, что не может не таить в себе определенной опасности, поскольку этот способ продвижения своих интересов является менее прозрачным по сравнению с корпоративным.

В данной главе в первом параграфе изучена эволюция от неформального представительства интересов к формальным институтам внепарламентского представительства интересов в современной России - то есть переход от частной деятельности современных лоббистов, использовавших неформальные контакты с представителями власти и госучреждений к сотрудничеству с представителями власти посредством лоббистских организаций. Изучение данного аспекта эволюции представительства интересов в современной России является весьма актуальным, так как представители власти отказались от эксклюзивных контактов с отдельными бизнес-групп и вместо персонализированных неформальных отношений, являвшихся важным фактором в российской политике начала 1990-х гг., и стали поощрять развитие формальной иерархической системы представительства интересов различных групп бизнеса - преобразованной РСПП, "Деловой России", ОПОРЫ и других организаций.

Во втором параграфе изучено становление формальных институтов представительства интересов в парламенте современной России - то есть становление деятельности лоббистов и групп интересов в российском парламенте посредством партий, фракций и комитетов. В третьем параграфе рассмотрены прогнозы относительно представительства групп интересов в российской политике.

Данная глава также посвящена анализу деятельности групп интересов, сложившихся в России к концу 90-х гг. - началу нового тысячелетия. Во-первых, дана обобщенная характеристика этих групп, роли, места и особенностей основных их категорий, тех тенденций, которые прослеживаются в их развитии. При этом основное внимание уделено наиболее влиятельным группам, оказывающим серьезное, а иногда и решающее воздействие на политический процесс и систему выработки и принятия важных государственных решений - прежде всего группы российского бизнеса, предпринимательские ассоциации, элита финансово-промышленного капитала.


.1 Эволюция от неформального представительства интересов к формальным институтам внепарламентского представительства интересов в современной России


Практика лоббизма имеет свою предысторию с конца 80-х по начало 90-х гг. Тогда происходило зарождение первых крупных интегрированных структур. Впоследствии оказалось, что интегрированные бизнес-группы, созданные на базе советских внешнеторговых представительств, обладают свойством устойчивости. Причиной устойчивости может служить наличие неформальных связей, позволяющих преодолевать многие административные барьеры (например, решать проблемы с получением лицензии на экспорт ресурсов). Кроме того, интегрированные структуры, созданные на базе внешнеторговых представительств, наследовали большинство наработанных связей, что давало возможность выхода на традиционные еще для СССР внешние рынки.

Для начала 1990-х для российской политики было характерно наличие неформальных связей между группами интересов и государством в рамках той же системы представительства интересов. В 1991-1995 годах первоначальное накопление капитала происходило в значительной степени в результате экспортно-импортных операций, поэтому лоббизм на уровне исполнительной власти играл в то время определяющее значение. Одним из самых мощных лоббистов в этой сфере был Национальный фонд спорта (НФС), который, благодаря близости руководителя фонда к Президенту РФ Борису Ельцину, получил беспрецедентные льготы на экспортно-импортные операции - так в 1993-1995 годах именно НФС являлся главным импортером алкоголя и сигарет.

Параллельно с процессом складывания финансово-промышленных групп (ФПГ) в России, происходил процесс усиления роли крупного бизнеса в политической жизни страны. С весны 1992 г. давление групп экономических интересов постоянно растет. Ключевую роль в этом процессе играли два отраслевых лобби: промышленное и аграрное.

Заметными игроками в Верховном Совете были профсоюзы, имевшие собственную депутатскую группу. К самым влиятельным из них можно отнести Федерацию независимых профсоюзов России (ФНПР). ФНПР была образована на базе Всесоюзного Центрального совета профессиональных союзов (ВЦСПС). Данный профсоюз лоббировал принятие Закона о социальном страховании. На выборах в Государственную Думу в 1995 году на базе ФНПР был создан избирательный блок "Профсоюзы и промышленники России - Союз Труда", который не смог преодолеть пятипроцентного барьера. Соцпроф (лидеры - С. Храмов, Л. Воловик) - альтернативный профсоюз, поддерживавший линию экономических преобразований Президента России, - инициировал постановление об изменении системы управления фондом социального страхования, новый проект КЗОТ РФ. Профсоюз имел сильные позиции в комиссии по социальной политике.

Независимый профсоюз горняков (НПГ) - первый независимый от государства профсоюз шахтеров. Профсоюз имел сильные позиции в Комитете Верховного совета по экономической реформе, секретарем которого был президент НПГ народный депутат Виктор Уткин. Данный профсоюз лоббировал приостановление принятия Закона о недрах, активно занимался коммерцией, в частности являлся учредителем Росдомбанка.

Следует, на мой взгляд, выделить еще ряд организаций, оказывавших заметное влияние на законодательный процесс: Союз СТК, Ассоциация товаропроизводителей, некоторые предпринимательские союзы, а также формировавшиеся в это время финансовые холдинги ("Мост", "Гермес", "Менатеп" и другие). Из высших государственных деятелей к отраслевым промышленным лобби были близки секретарь Совета безопасности Ю. Скоков, руководитель Администрации Президента Ю. Петров, вице-премьер Г. Хижа и ряд других высокопоставленных деятелей. Важно отметить, что данные лобби вовсе не были в жесткой, "непримиримой" оппозиции к президенту Б. Ельцину, а скорее пытались заставить его изменить экономическую стратегию, поскольку рыночные преобразования, формирование рынка, прекращение конфронтации с внешним миром поставили их в крайне тяжелое положение.

Период правления Ельцина был характерен наличием, наряду с закулисным, еще и явного, открытого лоббизма. Таким образом, сформировалась узкая группировка богатых людей, получившая доступ к рычагам управления и использовавшая этот доступ в целях личного обогащения. Но, по мнению П. Шевцова, «с приходом к власти В. Путина, падение Березовского, Гусинского, Ходорковского было неизбежным» - и в самом деле, с приходом к власти В. В. Путина ряд громких уголовных дел против известных предпринимателей вынудили крупный бизнес сменить стратегию поведения. В результате этой смены все больший вес начали приобретать крупные объединения.

К моменту избрания Владимира Путина президентом России распад олигархической модели отношений между властью и бизнесом, утвердившейся под конец правления Бориса Ельцина, стал необратимым. Из "большого круга" крупных бизнесменов, которые установили прямые связи в высших эшелонах федеральной власти, лишь узкая группа предпринимателей (например, Роман Абрамович) сохранила политическое влияние через доминирующий клан - "семью".

Обострение взаимоотношений между бизнесом и властью как отражение извечного конфликта бюрократии и бизнеса поставило деловое сообщество перед необходимостью поиска компромиссных решений, легитимных путей отстаивания своих интересов во властных структурах.

Последующие события показали, что власть начала строить более гибкую и сбалансированную систему отношений с предпринимателями. Первым шагом по этому пути стало образование осенью 2000 года Совета по предпринимательству при правительстве. Но диалогу государства с бизнесом на федеральном уровне задали узкие рамки, исключавшие обсуждение проблемы распределения и перераспределения собственности и властных полномочий, а также политических перспектив развития страны.

Таким образом, предпринимателям отвели роль экспертов, призванных страховать кабинет от ошибок при проектировании экономической политики. Но было бы неправильно напрямую сравнивать новый Совет с прежними аналогичными структурами (консультативные органы под руководством Владимира Шумейко и Олега Сосковца). Во-первых, он получил в федеральной иерархии более высокий ранг, ибо его возглавил премьер, а не вице-премьеры, как прежде. Во-вторых, в отличие от прошлого, официальный уровень представительства бизнеса вполне адекватно отражал его реальный статус: после смены высшего политического руководства страны иерархический ранг всех элит по отношению к нему существенно снизился.

Создание Совета по предпринимательству подтвердило ключевые принципы нового подхода к бизнесу - восстановление ведущей роли государства и деполитизация отношений. Кроме того, стало ясно, что в них есть место институционализированному диалогу. Членов Совета подбирали около двух месяцев. В конечном счете из него исключили политизированных предпринимателей, таких как Березовского или Гусинского, разного рода посредников между правительством и предприятиями (чиновники из фондов поддержки предпринимательства, руководители союзов и ассоциаций бизнеса), а также фигуры, которые могли бы вывести дискуссию за предложенные рамки.

Во второй половине 2000 года государство начало создавать институты диалога с бизнесом (консультативно-экспертные советы по предпринимательству) и при полномочных представителях президента в федеральных округах. Тем самым правительство, по-видимому, рассчитывало постепенно разрушить политическую базу региональных лидеров в местных деловых сообществах, и инициировать формирование единого экономического пространства и высвободить предпринимательскую инициативу. Окружные советы были созданы в Приволжском, Центральном, Уральском, Северо-Западном и Дальневосточном округах. Организация окружных советов проходила при содействии представителей либерального крыла правительства - Грефа и Южанова.

Несмотря на то, что правительство создавало эти советы в одностороннем порядке, на индивидуальной основе, они не просто копировали федеральный Совет по предпринимательству. Переговорный процесс в округах должен был стать постоянным, приняв характер официально закрепленного соглашения (социального контракта) между государством и бизнесом. В этих советах появилось место и для предпринимательских союзов - Торгово-промышленной палаты РФ и Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), чьи ресурсы были использованы при установлении первичных контактов с полпредами Центрального и Приволжского округов.

Но на практике окружные советы оказались менее эффективными, чем федеральный. На местах не всегда можно найти сильные корпоративные организации бизнеса, способные вести диалог, и потому в округах отношения с деловыми сообществами строятся и напрямую. В этом случае контрагентом федеральных полпредов становятся не столько союзы и ассоциации, сколько региональный большой бизнес.

Защита интересов через РСПП представляет собой форму двухуровнего лоббизма - предприятие, финансово-промышленная группа, желающая донести информацию о своих интересах до органов власти через РСПП, первоначально должна пролоббировать свои интересы в самом Союзе. В случае успеха, желаемая информация будет донесена до правительства в режиме взаимных консультаций. Двухуровневое лоббирование представляет собой схему, когда и предприятие, и лоббирующая структура (например, РСПП) имеют свои собственные интересы и донесение информации происходит только при их согласовании. Заинтересованность РСПП в лоббировании интересов отдельных предприятий и отраслей определяется цепью взаимных контрактов, которыми связаны члены Союза.

Восстановление доминирующей роли власти качественно изменило характер ее отношений с бизнесом. Превращение РСПП в институт официального представительства бизнес-элиты позволило несколько уравновесить неформальное влияние. Однако главная перемена заключалась в том, что ограничение политической автономии и политических ресурсов экономической элиты не позволяет ей вести торг с властью или оказывать на нее давление.

Усиление значимости посреднической роли РСПП между бизнесом и властью привело к тому, что схемы лоббирования распространились и в самом союзе. Лоббирование интересов в РСПП обострило борьбу за влияние в руководстве Союза летом-осенью 2005 года. Еще в августе президент РСПП Аркадий Вольский публично опроверг информацию о своей предстоящей отставке. Однако уже в конце сентября он подал прошение об отставке, которое было принято. Новым председателем РСПП стал Александр Шохин, поскольку «диалог между бизнесом и властью в лице РСПП в последнее время ослабел и поэтому нужен был новый импульс, новые люди, новые технологии».

Тем не менее, основные предпочтения крупный бизнес продолжает отдавать не избирательным кампаниям, а обычной лоббистской деятельности, которую можно классифицировать следующим образом:

общецеховой финансово-промышленный лоббизм;

корпоративный финансово-промышленный лоббизм;

региональный финансово-промышленный лоббизм;

индивидуальный (частный) финансово-промышленный лоббизм.

Рассматривая взаимоотношения крупного бизнеса с властью, следует отметить, что сплотившиеся вокруг РСПП бизнесмены не сумели наладить конструктивного диалога с властью. Несмотря на то, что российский крупный бизнес и его представительство - РСПП убедительно доказывали Правительству, что не существуют как политическая группа. Однако, Правительство отказало РСПП как представителям крупного бизнеса в праве на эксклюзивное посредничество при установлении контактов с деловым миром, а стремление власти диверсифицировать связи с предпринимателями получило продолжение. 18 сентября 2001 года состоялась учредительная конференция Объединения предпринимательских организаций России (ОПОРА) - постоянного органа представительства мелкого бизнеса, которое возникло под политическим патронажем Кремля. Кремль намерен вести диалог с мелким и средним бизнесом напрямую, без посредничества крупнейших предпринимателей и региональных лидеров. РСПП был с самого начала "изолирован" от участия в создании ОПОРА, а вся подготовка этого события прошла не в регионах, а в федеральных округах.

Следует также отметить, что корпоративное представительство аграрных интересов за последнее десятилетие сильно изменилось, что объясняется приходом в сельское хозяйство инвесторов из промышленности, а также созданием крупных агрокомпаний, действующих на рыночных принципах. В апреле 2000 года была основана Ассоциация отраслевых союзов АПК (АССАГРОС), объединившая 17 отраслевых союзов, что позволяет государству строить отношения с новыми сельскими хозяевами на корпоративной основе. Однако, аграрного лобби, призванного представлять в парламенте интересы новых аграриев, пока нет, но их идеологи уже внесли в Думу законопроект о передаче отраслевым союзам российского агробизнеса части функций государственного регулирования.

Явный интерес к выработке открытых, прозрачных взаимоотношений с органами государственной власти проявляют и некоторые деловые общественные организации, например Ассоциация менеджеров России. С 27 февраля 2004 года в Ассоциации проходят заседания Комитета по отношениям с органами власти. В этих заседаниях принимают участие представители ведущих отечественных компаний из более чем 12 секторов экономики России, которые все более ощущают необходимость в изменении существующих правил игры, осознают, что методы взаимодействия бизнеса с органами власти "начала 90-х годов" отживают свое и им на смену должны прийти новые, цивилизованные формы отношений бизнеса и государства.

Таким образом, противостояние конкурирующих организаций посредством механизма лоббирования случай типичен для России, поскольку в условиях переходной экономики крупный бизнес тесно связан с государством. Поэтому чиновник, назначенный на крупную государственную должность после пребывания на высокой позиции в крупной коммерческой структуре, интегрирован в сеть коммерческих связей. Работая в госструктуре, чиновник, во-первых, сохраняет наработанную прежде модель поведения и, во-вторых, продолжает на новой должности исполнять прежнюю ролевую функцию (в сети коммерческих связей).

В России крупные коммерческие структуры, в особенности сырьевого сектора, способны оказывать серьезное политическое влияние, которое включает в себя, в том числе, и назначение нужных политических фигур на должности в исполнительной власти. Назначение подобного рода представителей интересов в органы власти имеет ряд преимуществ и недостатков, причем как для коммерческих структур, так и для самих чиновников. Основным преимуществом такого назначения для лоббистов является то, что этот чиновник лоббирует ее интересы в органах власти. Среди таких интересов могут быть заказы, соответствующим образом сформулированные законопроекты, различные льготы.

Теневые формы политического лоббирования, процветающие сейчас в стране, определяются, прежде всего, недостатками действующего законодательства. Ограниченный размер избирательных фондов, обуславливает непрозрачность финансирования предвыборных кампаний, действующих партий и независимых депутатов, что является благодатной почвой для развития нелегитимного лоббирования на коррупционной основе. Открытое нежелание большинства политических деятелей принимать закон о правовом регулировании лоббистской деятельности еще раз подтверждает неготовность власть предержащих работать по принципам цивилизованного и развитого гражданского общества, правового государства.

Путь к решению проблемы коррупции, связанной с лоббизмом, по мнению А. Любимова, «лежит через налаживание в стране демократических процедур, позволяющих бизнесу на законных основаниях, открыто и финансово прозрачно влиять на общество через легальные лоббистские структуры». Попыткой легализовать лоббистскую деятельность и придать ей государственный статус можно назвать создание государственной консалтинговой структуры - Государственного инвестиционного агентства на месте Центра содействия инвестициям при Министерстве экономики. Деятельность этой структуры заключается в бесплатном консультировании иностранных инвесторов о привлекательных инвестиционных проектах в России и координации деятельности торгпредств. То, что такие услуги оказываются бесплатно, может существенно подорвать рыночные позиции частных консалтинговых агентств. Возникновение крупного монополиста на рынке консультационных услуг, которое имеет мощные зарубежные связи через торгпредства, позволит лоббировать интересы некоторых коммерческих структур, давая им высокий инвестиционный рейтинг и подбирая определенным образом деловых партнеров. Таким образом, рассматривая внепарламентскую лоббистскую деятельность в современной российской политике можно прийти к выводу, что для создания эффективного правого механизма деятельности групп интересов необходимо принятие закона, регулирующего деятельность групп интересов. Данный аспект будет более подробно рассмотрен в третьем разделе данной главы.

представительство интерес парламент корпоративный

2.2 Становление формальных институтов представительства интересов в парламенте современной России


Рассматривая связи групп интересов с различными политическими течениями в Верховном Совете СССР, можно выделить несколько групп депутатов: Первая группа - либеральная, депутаты ориентированы на построение в России "открытого общества", форсирование рыночных преобразований. В сотрудничестве с этой группой были заинтересованы отрасли, возникшие в результате реформ, - банковский сектор, экспортно-импортные компании. Группа насчитывала порядка 250 народных депутатов.

Вторая группа представляла интересы отраслевых групп. К этой группе относились прежде всего фракции "Промышленный союз", "Рабочий союз - реформы без шока", "Смена - новая политика", "Родина", "Свободная Россия", "Суверенитет и равенство". Группа насчитывала порядка 300 народных депутатов. Именно через депутатов, связанных с коалицией "Гражданский союз", "Смена - новая политика", "Свободная Россия", лоббировали свои интересы руководители предприятий ВПК, ориентированные на создание крупных финансово-промышленных групп.

Третья группа - "непримиримая оппозиция", в которую входили многочисленные неокоммунистические и националистические депутаты. Политической опорой данной группы был парламентский блок "Российское единство". Группа насчитывала 300-350 народных депутатов. Руководители предприятий ВПК, зависимых от государства и в наименьшей степени способных переориентироваться с административного на рыночный режим хозяйствования, не заинтересованные в изменении хозяйственно-экономической политики страны и не согласные с курсом правительства, в структурах Верховного Совета действовали главным образом через фракции "Коммунисты России", "Отечество" и "Россия.

Основными участниками лоббистского процесса в Верховном Совете выступали: государственные ведомства, отдельные инициативные депутаты, профсоюзы и ряд других профессиональных организаций. Государственные ведомства инициировали законопроекты либо через президентские и правительственные структуры, либо непосредственно через институты Верховного Совета.

С возникновением конфронтации между Верховным Советом и президентскими структурами проводить законопроекты непосредственно через институты Верховного Совета стало легче, более того, при согласовании законопроекта в структурах исполнительной власти могли быть заблокированы важные для ведомств положения. В результате связь между ведомствами, комитетами и комиссиями Верховного Совета только укреплялась. Связано это было не только с общностью интересов или с тем, что в профильных комитетах и ведомствах работали люди из одной профессиональной среды, но и с тем, что парламентарии при неустойчивой политической обстановке либо в случае структурных изменений планировали перейти в соответствующую их статусу и профессиональным предпочтениям ведомственную структуру. Результатом такого сотрудничества стал целый ряд законопроектов, инициированных ведомствами в Верховном Совете: Закон о недрах, Основы лесного законодательства, Закон о нефти и газе и т. д.

Реальной группой инициаторов и разработчиков законопроектов были отдельные инициативные депутаты и работники Аппарата Верховного Совета, которые достаточно быстро поняли, какие дивиденды можно получить от своей парламентской деятельности в условиях изменяющейся экономической и политической обстановки. Именно в это время разработка и инициирование тех или иных законопроектов становится определенным, лоббистским видом сотрудничества власти и бизнеса, как, кстати, и инициирование законопроектов, ущемляющих интересы конкурирующих отраслей (чуть позже - бизнесгрупп). В дальнейшем этот процесс принимает институциональные формы - выстраиваются интересы под определенных депутатов, клиентелы и пр.

Рассматривая влияние на политику лоббизма начала 1990-х, нельзя не упомянуть об отраслевом лоббизме. Структурные изменения, произошедшие в стране в 1991-1993 годах, разделили общество. На этой основе появляются лоббисты, представляющие определенные группы интересов. Это, прежде всего, военное лобби, которое менее всего поддается рыночной трансформации. В политическом плане оно было представлено Гражданским союзом, объединившим "партию генерала Руцкого", Российский союз промышленников и предпринимателей (А. Вольский) и Демократическую партию России.

Правовые основы деятельности общественных объединений составляют Конституция РФ (статьи 13, 30), Гражданский кодекс РФ (статья 117), Федеральный закон "Об общественных объединениях" (1995), Федеральный закон "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (1996), Федеральный закон "О политических партиях" (2001), другие федеральные законы об отдельных видах общественных объединений. Указанные федеральные законы регулируют содержание права граждан на объединение, основные государственные гарантии этого права, статус общественных объединений, порядок их создания, деятельности, реорганизации и (или) ликвидации.

Согласно статье 30 Конституции РФ каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов, свобода деятельности общественных объединений гарантируется. Согласно статье 5 Федерального закона "Об общественных объединениях" под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения (уставных целей).

В настоящее время в федеральных законах о политических партиях и общественных объединениях прямо не говорится об их лоббистской деятельности. Вместе с этим законодатель внес соответствующие изменения и дополнения в Федеральный закон "Об общественных объединениях", указав, что "организационно-правовыми формами политических общественных объединений являются общественная организация (для политической организации, в том числе политической партии) и общественное движение (для политического движения)".

В условиях государственного устройства современной России существуют четыре основных направления лоббирования: Аппарат Президента РФ, Правительство РФ, Федеральное Собрание (Государственная Дума и Совет Федерации), регион (субъекты Российской Федерации, местные органы власти). Если ранее спорные вопросы решались на уровне ЦК КПСС, то на современном этапе, из-за отсутствия подобного органа с широкими полномочиями, они решаются чисто силовыми методами практически на всех уровнях одновременно. Администрации Президента и Правительства РФ, которые необходимо учитывать всем политическим игрокам на этом поле.

Государственная Дума Федерального Собрания РФ с самого момента своего образования предполагала ряд отличий по структуре и составу от Верховных Советов СССР и РСФСР. Все это определило и характер лоббирования. Основными отличиями были: кадровый состав депутатского корпуса, усиление роли и ответственности партий, изменение роли законодательного (представительного) органа в диалоге с исполнительной властью и другими важными органами.

К эффективным объектам лоббирования в Государственной Думе следует отнести Совет Государственной Думы, депутатские объединения Государственной Думы (фракции и депутатские группы), межфракционные депутатские объединения (МДО), комитеты и комиссии Государственной Думы, авторитетных депутатов и Аппарат Государственной Думы. Совет Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации - орган нижней палаты российского парламента, созданный по инициативе депутатов и действующий на основании Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации с целью координации законотворческого процесса для предварительной подготовки и рассмотрения организационных вопросов деятельности палаты. В состав Совета входят: Председатель Государственной Думы, руководители депутатских объединений с правом решающего голоса (Регламент Государственной Думы, ст. 13, п. 2), заместители Председателя Государственной Думы и председатели комитетов с правом совещательного голоса.

Лоббизм крупного бизнеса приобретает в начале 1990-х гг. политическую окраску и начинается уже на этапе избирательной кампании, когда борьба идет за возможность влиять на структуры Государственной Думы и Совета Федерации. Из лоббистов в избирательной кампании 1993 года максимальных успехов выступили аграрии. На съезде депутатов "старой модели" это была самая большая фракция - более 130 депутатов, 12% от общего состава. Более 30 депутатов избраны по мажоритарным округам. В верхней палате у АПР всего несколько человек. Несмотря на то, что по численности аграрии стали только четвертой фракцией Думы (после "Выбора России", "Новой региональной политики" и ЛДПР), по уровню групповой сплоченности они уступали разве что КПРФ, а по умению лоббировать стояли на первом месте, по крайней мере по формальному критерию - в смысле успеха в проведении своих решений. Разновидность лоббизма, которую применяли аграрии и которая выражалась в основном в получении кредитов для отраслей и регионов, может быть названа традиционной: аграрии являются корпорацией, претерпевшей с советских времен наименьшие изменения.

Альтернативные выборы открыли для многих предпринимателей дорогу в политику, позволили расширить свои связи и активно лоббировать собственные интересы. Так, по итогам выборов депутатов Государственной Думы I созыва в декабре 1993 г. таким предпринимательским структурам, как Российский Союз промышленников и предпринимателей (председатель - А.И. Вольский) и Партия экономической свободы (лидер - К.Н.Боровой) удалось получить представительство в парламенте.

Так называемая ангажированная власть бизнес-элиты, представленная в основном банковскими структурами и крупнейшими компаниями-экспортерами, среди которых ведущее место принадлежало предприятиям топливно-энергетического комплекса, выступила на стороне созданного в мае 1995 г. проправительственного движения Наш дом - Россия (НДР), которое возглавил тогдашний Председатель Правительства РФ В.С.Черномырдин. НДР поддержали Газпром (его руководитель Р.В.Вяхирев вошел в Национальный совет движения), а также крупнейшие банки, ставшие основными спонсорами движения.

Довольно удачно провел избирательную кампанию - 93 депутата - и топливно-энергетический комплекс (ТЭК). В.С. Черномырдин поддерживал в основном Партию единства и согласия (лидер - С. Шахрай), но речь для него шла не о "большинстве в парламенте" и тем более не об утверждении в нем своего правительства. Первоочередной целью было поражение конкурента - Е. Гайдара. Такой вид лоббизма можно назвать защитно-негативным и до тех пор, пока В.С. Черномырдин являлся премьером, позиции группы ТЭК были довольно прочны.

Предпринимателей в Государственной Думе первого созыва (1993-1995 годы) насчитывалось 68 человек, то есть 15%. Больше всего бизнесменов было во фракции ЛДПР - 23 из 57 депутатов фракции. Заметная черта Думы первого созыва - слабая внутренняя дисциплина во фракциях. Тем не менее, основными каналами лоббирования являются не отдельные парламентарии, а общественные объединения, политические партии, фракции, группы.

Государственная Дума второго созыва (1995-1999 годы) Формирование думских комитетов было одним из основных процессов, отражавшихся на лоббистских возможностях фракций и депутатских групп в Государственной Думе второго созыва. Распределение руководящих постов в комитетах предполагает долгий процесс согласований, а также возможность создания неформальных союзов. Еще до начала работы Думы основные оппозиционная (КПРФ) и проправительственная ("Наш Дом - Россия") фракции договорились о согласованных действиях, что вызвало открытый протест со стороны руководства группы "Регионы России", которая фактически была отстранена от переговоров.

В Государственной Думе третьего созыва (1999-2003 годы) доминировало неустойчивое центристское большинство.

Несомненным политическим влиянием в третьей Думе обладали представители бизнес-элиты, ставшие политическими деятелями. Одной из отличительных особенностей Государственной Думы третьего созыва стало усиление влияния межфракционных депутатских групп (МДО), число которых превысило 30. Значительная часть депутатского корпуса входила в то или иное образование. Эти своеобразные клубы по интересам порой объединяли непримиримых в других условиях депутатов. Как правило, депутаты являлись членами многих объединений - МДО. Все это бурно растущее множество можно подразделить на несколько четко выраженных направлений:

) МДО, выражавшие хозяйственно-экономические интересы ("Энергия России", "Товаропроизводители России", "Депутатский Продовольственный совет", "Деловая Россия", "Российские инвестиции" и др.) и работавшие наиболее активно;

) наиболее многочисленные МДО, объединенные по "географическому признаку" и представлявшие интересы регионов ("Сибирское соглашение", "Волга-Урал" - Сергей Кириенко; "Север России", "Юг России", "Центр России" - Георгий Полтавченко, "Подмосковье" и др.);

) МДО, связанные с профессиональными интересами граждан ("Юристы России", "Правопорядок", "Честь, Долг, Отечество - кадровые военные", "Граница России", "Союз труда", "Стратегия будущего" и др.) и по большей части занимавшиеся решением проблем военнослужащих;

) МДО, объединенные идеей о роли и месте России в современном мире ("Зубр", "Евразия", "Европейский клуб", "Русь", "Вектор развития", "Дружба народов - единство России" и др.).

В Государственной Думе четвертого созыва Совет Государственной Думы (который по регламенту прошлых созывов входили представители депутатских объединений, был важным центром принятия всех законодательных решений, именно здесь решались все организационные вопросы законотворчества) создается для предварительной подготовки и рассмотрения организационных вопросов деятельности обеих палат Думы, большинство в которой принадлежит "Единой России". Поменяв некоторые положения регламента Государственной Думы, "Единая Россия" фактически скорректировала деятельность Совета.

Как институт воздействия, когда можно играть на противоречиях входящих в Совет руководителей депутатских объединений, фракций и депутатских групп, Совет перестал быть лоббистам столь интересен, как раньше. Через комитеты Государственной Думы, большинство из которых организованы по отраслевому принципу, ведется вся законотворческая работа депутатов: именно здесь вносятся поправки и "нужные" изменения.

Поменяв положения регламента Государственной Думы о пропорциональном представительстве депутатских объединений в руководстве комитетов, "Единая Россия" поставила всю законотворческую работу под контроль парламентского большинства, а по принципиальным вопросам, по сути, под контроль Администрации Президента РФ.

В Государственной Думе четвертого созыва произошли принципиальные изменения - абсолютное большинство депутатов вошло в состав фракции "Единой России", а образование депутатских групп, этого важного парламентского института, усложнено - в результате последних изменений регламента Государственной Думы количество депутатов, требуемое для регистрации депутатской группы, увеличилось с 35 до 55 человек - в данном случае возможностей для лоббистского маневра практически нет.

Вследствие указанных тенденций необходимость лоббировать конкретные вопросы, решения, законопроекты, вводить долговременные правила ведения бизнеса, устанавливаемые законами, привела представителей крупного бизнеса в законодательные органы власти. Успешная работа многих по-настоящему профессиональных депутатов-лоббистов, способных организовать поддержку проводимого ими решения различными методами, в том числе и нематериального стимулирования, отодвинула на второй план необходимость законодательного оформления разрешенных форм лоббизма. В результате в парламенте осуществлялся в основном отраслевой лоббизм, а круг так называемых социальных лоббистов был весьма ограничен. Таким образом, можно прийти к выводу, что преимущество представительства интересов в российском парламенте принадлежит элитным группам интересам, представляющим корпоративный сектор российской экономики.

2.3 Варианты дальнейшего развития представительства корпоративных интересов и групп давления в РФ


Лоббизм сегодня имеет широкое распространение в России. Как свидетельствует мировой опыт, лоббирование стало неотъемлемой составной частью политического процесса любого общества и одним из ведущих инструментов рыночного типа. Вопрос, очевидно, сегодня не столько в том, быть или не быть лоббизму, сколько в том, каким ему быть.

В настоящее время лоббизм в России все больше понимается как необходимый, естественный и правовой инструмент взаимоотношений власти (должностных лиц, чиновников) и общества (граждан). Этой теме посвящено огромное количество работ, проводятся специальные обсуждения. Возникла настоятельная необходимость в специальном правовом регулировании этого института, поскольку уже не подвергается сомнению тот факт, что лоббизм может нести в себе здравый смысл и позитивный потенциал.

Сегодня профессиональные лоббисты присутствуют во всех органах федеральной и местной власти. Кроме "профессионалов", значительную часть лоббистов составляют граждане, которые обращаются в органы федеральной и местной власти с конкретными законодательными предложениями, заявлениями и жалобами. Некоторые делают это так настойчиво и многократно, что в результате их деятельность приобретает лоббистский характер. Все эти гражданские инициативы принято называть обращениями. Они исчисляются сотнями тысяч, и по ним можно судить о степени развития народной инициативы и настроениях, царящих в широких массах населения.

Для России присущ неинституциализированный характер взаимодействия представительства организованных групп с государством, отсутствие четко фиксированных в законодательстве форм и методов лоббистской деятельности (и прежде всего - отсутствие как такового закона о лоббизме), и, наконец, сама этика взаимоотношений между властью и бизнесом. От решения этих проблем, стоящих перед государством, во многом зависит, по какому пути развития пойдет Россия.

В связи с этим, можно утверждать, что чем быстрее в общих чертах завершится институционализация групп интересов в Российской Федерации, тем успешнее будет осуществляться взаимодействие гражданского общества и органов власти и, следовательно, возрастет эффективность управления государством, поскольку, по мнению А. Заборенко, когда «равновесие между властью, бизнесом и обществом будет достигнуто, чиновники уже не смогут оказывать неограниченное давление на бизнес».

Поэтому государству предстоит создать правовую нишу для легитимного функционирования предпринимательских союзов и ассоциаций с целью воздействия на политику государственных институтов. В этом и состоит основная цель конструктивного взаимодействия властных, государственных и предпринимательских структур. Придание диалогу власть - заинтересованные группы цивилизованного демократического характера, повышение репрезентативности последних и эффективности их взаимодействия - одно из непременных условий создания предпосылок формирования правового государства.

В настоящее время сложные отношения (в ряде случаев конфликт) между властью и бизнесом, при доминирующем положении государства, приобретают затяжной характер. Для формирования в стране института цивилизованного лоббизма необходимо сделать первый шаг - определить правовую базу существования легального лоббизма, разработать и принять закон о правовом регулировании лоббистской деятельности в органах государственной власти. Одним из важных шагов должно быть принятие закона о правовом регулировании лоббистской деятельности в России.

Легитимный механизм обеспечения гражданского контроля за деятельностью государственного аппарата управления страной должен сыграть роль защитника интересов общества в правительстве и парламенте через Общественную палату, научно-экспертные советы при палатах российского парламента или их руководителях, Совет законодателей и т. д. Эти органы должны стать легитимными лоббистскими структурами, отстаивающими общегражданские, жизненно важные для всех слоев общества интересы, например, в обеспечении роста уровня жизни людей.

В данной связи проблема создания адекватного представительства организованных интересов в ходе становления политической системы России является одной из наиболее неотложных. Важность данной проблемы также обусловлено новой ролью российского чиновничества и бюрократии и, наконец, чрезмерно высокой зависимостью российского бизнеса и групп интересов в целом от государства, что придает этому взаимодействию совершенно особый, во многом неповторимый характер.

Следует также отметить, что корпоративизация позволяет власти полнее проводить в жизнь новую идеологию отношений с деловым сообществом, использовать союзы как естественный инструмент контроля над бизнесом. Это делает возможным масштабное присутствие государства в экономике, не подвергая последнюю опасности огосударствления. Союзы предпринимателей - это средство преодолеть в отношениях с бизнесом олигархическую парадигму и перевести их на формальную и коллективную основу. Бизнесу корпоративизация тоже в известной мере выгодна: она позволяет предпринимателям использовать коллективное представительство для защиты своих интересов и создает постоянный канал связи с центрами принятия решений.

Если корпоративизация представительства грокажется успешной, новая система отношений приобретет необходимую завершенность. Начинает вырисовываться трехуровневая конструкция, опирающаяся на консультативно-экспертное звено (Совет по предпринимательству при правительстве и его аналоги в федеральных округах - первый и второй уровни), а также представительское звено (корпоративные объединения предпринимателей - третий уровень), а сама система отношений между властью и бизнесом, по мнению. А. Зудина, «явно эволюционирует по направлению к неокорпоративной модели».

Режим, в котором предстоит действовать бизнесу, будут отличать строгая регламентация и жесткость, в том числе требование прозрачности всех операций и выплаты налогов в полном объеме. Предстоит и институционализация социальной ответственности бизнеса - не на добровольной основе, а как обязательное условие предпринимательства. Деловым людям придется время от времени брать на себя обязательства, причем не после "политической торговли", как раньше, а по указке государства и в предложенной им форме. Приспособление к новым правилам повлияло прежде всего на положение крупных предпринимателей. Раньше оно зависело от экономического веса и автономных политических ресурсов, теперь же все большую роль стал играть иерархический ранг в институционально закрепленной системе отношений с государством. Постепенно складывается избранный круг ведущих предпринимателей, занимающих высокие места в новой иерархии: участники встреч с президентом, члены Совета по предпринимательству, а также члены бюро РСПП. В этой среде существует внутренняя, еще не до конца устоявшаяся ранжировка.

Достаточно трудно утверждать, насколько отечественная система представительства бизнеса приблизится к неокорпоративной модели. Это будет зависеть от места, которое в новой системе займут союзы предпринимателей: претензии на ключевое положение могут вызвать осложнения. Власть привыкла строить отношения с предпринимателями на индивидуальной, неформальной основе и время от времени поддается этому соблазну. Система корпоративного представительства может оказаться недостаточно разветвленной, чтобы справиться с ролью младшего партнера государства. Тогда на смену олигархизации отношений может прийти их чрезмерная бюрократизация. Также не вполне ясно, насколько адекватно предпринимательские союзы (прежде всего РСПП) способны представить крупный капитал.

Лоббирование требует больших и долговременных усилий по аргументации, убеждению, доказыванию своей правоты, а это весьма сложное дело. Переход к профессиональному лоббированию означает, что эта деятельность должна осуществляться квалифицированными специалистами. Россия не испытывает дефицита в таких кадрах. При распаде СССР и ликвидации союзных органов власти многие высококвалифицированные работники государственных органов власти остались не у дел. Огромный потенциал знатоков работы во властных структурах не востребован, тогда как его можно поставить на службу интересам общества.

Профессиональный лоббизм даёт возможность более широко и целенаправленно использовать силы специалистов и других отраслей знания социологов, политологов, психологов, экономистов и пр. - для повышения качества решений, принимаемых властными структурами, обеспечения их наибольшего соответствия ожиданиям общества. Профессиональный лоббизм предполагает также и наличие определенных организационных условий. Наряду с существующими уже лобби при парламенте и органах исполнительной власти, насущной потребностью стало создание специализированных независимых (подобно адвокатским) лоббистских организаций. Эти организации на основе самообеспечения и самофинансирования могли бы на высокопрофессиональном уровне по заявкам различных социальных групп обеспечивать информационно-аналитическое сопровождение документов, определение инстанций, в которые следует выходить для решения данного вопроса, представлять интересы заказчика в этих инстанциях.

В России уже появились предпосылки для зарождения эффективных лоббистских групп и прообразы его структур: независимые исследовательские центры, рекламные агентства, службы связей с общественностью, центры политического консультирования. Внутри крупных бизнес-структур также возникают аналитические отделы, рекламные подразделения, отделы по связям с общественностью и даже "политические отделы". Одновременно появляются ассоциации, призванные повысить профессиональные стандарты, упорядочить взаимоотношения с заказчиками и клиентами (Ассоциация PR-агентств, Ассоциация центров политического консультирования), что позволяет предположить, что автономные каналы представительства интересов наиболее крупных фирм и двухсекторная система институциональных связей займут важное место в возникающем российском неокорпоративизме.

Лоббирование, основанное на сети коммерческих взаимосвязей, является одной из доминант современной ситуации в России. Макроэкономические показатели российского общества и структура его институтов будут и дальше формироваться с учетом интересов лиц, занимающих ключевые позиции в сети коммерческих взаимосвязей. Именно исходя из сети взаимосвязанных интересов принимаются и будут приниматься внутри и внешнеполитические решения. С. Перегудов утверждает, что «процесс формирования бизнес-сектора еще не закончен, но именно он представляет сейчас наиболее внушительную часть российских групп интересов; он оказывает весьма серьезное воздействие на развитие политической системы страны, и от него в немалой степени зависят перспективы демократизации Российского государства».Система функционального представительства - это один из наиболее важных каналов взаимодействия государства и общества. Состояние, "качество" этого взаимодействия во многом определяет и общее состояние российской демократии, и характер и эффективность государственного управления, и процесс становления гражданского общества в России. Но сегодня невозможно, учитывая многофакторность и нелинейность протекающих процессов, выявить какие-либо устойчивые тенденции развития ситуации представительства интересов в современной России.

Выводы к главе

В современной российской политике институт представительства интересов получил становление в начале 1990-х гг. и развивается по сей день. Группы интересов осуществляют свою деятельность как в рамках парламента, так и используя неформальные связи.

В современной российской политике деятельность различных групп интересов отражает преимущественно наиболее влиятельные слои бизнес-сообщества, корпоративных групп и других организованных интересов. Интересы широких слоев населения неадекватно представлены в современной российской политике. Дальнейшее развитие института представительства интересов в современной российской политике зависит от принятия законодательства, регулирующего деятельность групп интересов.


Заключение


В данной работе были рассмотрены аспекты эволюции системы представительства интересов в современной России. В работе были изучены политические партии как представители интересов в политической системе общества, основные характеристики политических партий как института представительства интересов в современной политике, политические партии как институт представительства интересов в современной российской политике, лоббизм и корпоративные интересы как система функционирования представительства интересов в РФ, основные характеристики института представительства групп интересов на Западе, становление института представительства групп интересов в современной России. Также в работе были рассмотрены аспекты становления и развития системы представительства интересов в РФ, эволюция от неформального представительства интересов к формальным институтам внепарламентского представительства интересов в современной России, становление формальных институтов представительства интересов в парламенте современной России и варианты дальнейшего развития представления корпоративных интересов и групп давления в РФ.

Рассматривая особенности представительства интересов в современной политической системе и в России, можно прийти к следующим выводам:

Политическая жизнь России эволюционировала от тоталитарного режима к политическому плюрализму, в российской политике сформировались и прошли процесс институционализации группы интересов и объединения, имеющие различные программы социальной и экономической политики.

Но в настоящее время в современной России не получили большого развития общественные организации, такие как благотворительные учреждения, культурные, этнические, религиозные организации, которые могли бы эффективно представлять интересы широких слоев общества в российской политике - в то же время в российской политике достаточно хорошо представлены корпоративные интересы. Таким образом, в России только начинает создаваться инфраструктура гражданского общества, которое может обеспечить условия для формирования и институционализации, реально заинтересованных групп и соответственно организаций, клубов, объединений, партий, способных представлять их интересы в структурах власти. Следует также отметить, что для развития российских институтов представительства интересов огромное значение имеет дальнейшая демократизация общества и наличие политического плюрализма в стране, которые обеспечивают условия для кристаллизации групповых интересов и оформления соответствующих негосударственных организаций, объединений, союзов.

Одной из целей развитие и становление партийной системы в РФ стало представление интересов различных слоев населения альтернативными политическими курсами и реализация данных интересов на государственном уровне и представление их в парламенте и вне парламента. После полутора десятка лети становления партийной системы в России, в современной российской политике появилось много различных политических партий - российские партии участвуют в политической борьбе, объединяются для усиления влияния на государственные структуры и для выдвижения своих представителей в институты власти. Нельзя отрицать важный вклад российских политических партий в представительство интересов в современной политической системе общества.

Однако, эволюция партийной системы в современной России не привело к созданию полноценного института представительства интересов - интересы многих общественных групп неучтены и неадекватно представлены в современной российской политике. Российская партийная система за пятнадцать лет своей эволюции оказалась не способной в настоящее время не способны реализовывать свои функции представительства интересов многочисленных групп в российской политической системе, а снижение роли партий в политической жизни России, когда политические партии могут быть приравнены с такими институтами, как профсоюзы, очевидно, снизит их влияние как представителей интересов различных групп и слоев населения.

Следует также отметить, что в России ни предприниматели, ни профсоюзы, за исключением аграриев, не смогли создать свои партии, которые бы представляли их интересы в парламенте. Именно поэтому корпоративные группы интересов перешли к другим механизмам и методам реализации своих интересов в парламенте: взаимодействию с отдельными депутатами и фракциями.

В начале 1990-х в российской политике были созданы условия для деятельности лоббистов, которые стали участвовать в распределении высокорентабельных ресурсов. С середины 1990-х гг. в российской политике появилась возможность для деятельности лоббистов в различных отраслях (сферах) и органах законодательной и исполнительной власти. Лоббизм в российской политике постепенно становился многофакторным, и деятельность лоббистов проявлялась в политических, гражданских, профессиональных и региональных аспектах. В настоящее время в российской политике лоббистская деятельность осуществляется на уровне федеральной исполнительной и законодательной властей, на уровне региональной исполнительной и законодательной властей, и на уровне муниципальной власти (префектуры, муниципалитеты)

В настоящее время деятельность групп интересов, стремящихся повлиять на процесс принятия решений представителей власти в соответствии с интересами своих организаций и корпоративных групп, становится фактором повседневной политической жизни в России переходного периода.

Во время своего становления, система представительства интересов в России столкнулась с множеством проблем: появлялись и исчезали множество акторов, что влияло на конфигурацию системы представительства интересов в целом. Многие лоббисты предпочитали не отождествлять свои интересы с какой-либо корпоративной группы, а предпочитали использовать неформальные и даже нелегальные механизмы для достижения собственных целей. Данный способ взаимодействия представителей корпоративных интересов с представителями законодательной и исполнительной властей не может не таить в себе определенной опасности, поскольку данный способ продвижения корпоративных интересов не только приводи к коррупции, но и зачастую противоречит интересам других участников демократического политического процесса в России.

Изучая специфику деятельности групп интересов в современной российской политике нельзя также игнорировать тот факт, что многие группы корпоративных интересов преследовали эгоистически-конъюнктурных цели, в условиях жесткой и непримиримой конкуренции, что затрудняло согласование общих позиций и исключало достижение публичного компромисса между этими группами. Именно по этой причине создание института представительства интересов, который отражал бы интересы большинства групп и слоев населения, является важной задачей для развития современной политической системы России, однако такая система не была создана за пятнадцать лет существования демократии в России.

Формирование институтов представительства групп интересов в современной российской политике на современном этапе еще не завершено. В современной российской политической практике осуществляется постоянный поиск новой, более гибкой модели взаимоотношений власти и крупного бизнеса, являющегося мощной заинтересованной группой, а также взаимодействия с другими заинтересованными группами, представляющими более широкие слои населения.

Возможно, нео-корпоративистское представительство интересов в РФ будет способствовать сотрудничеству в политической и экономической деятельности различных групп интересов с их противоречивыми, часто взаимоисключающими интересами. Особенно важным является создание данного механизма в условиях формирования партийной системы в России, когда политические партии не в состоянии осуществлять представительство интересов широких слове общества в российской политике.

Развитие институционального представительства интересов в России и принятие законов, регулирующих деятельность групп интересов позволит бизнесу возможность легально и открыто влиять на общество через лоббистские структуры, посредством демократических процедур.

Потребность развития либерально-демократического общества и политики в России обуславливает необходимость создание эффективного механизма во взаимоотношениях власти, бизнеса и общества. Такое сотрудничество между государством, бизнесом и обществом должно осуществляться на основе взаимных обязательства, солидарности, а также легитимных и легальных средств достижения поставленных задач различных групп интересов.

К организационным условиям, способствующим развитию и консолидации в будущем корпоративных интересов в российской политике следует отнести и проблему легализации лоббистской деятельности - для достижения данной цели требуется регистрация лоббистских организаций, и осведомленность общественности о методах и результатах деятельности лоббистских организаций, а осуществлять лоббистскую деятельность смогут только официально зарегистрированные организации. Осведомленность общественности об организациях лобби и групп интересов будет способствовать снижению уровня коррупции, связанной с деятельностью групп интересов и лобби.


Список использованной литературы


1.Андронова Е.А. Особенности процесса институционализации групп интересов в России // Российская государственность XX века: Материалы межвузовской конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора Н.П. Ерошкина, 16 декабря 2000 г. / Сост.: Кожевникова Г.В., Шаповалова Л.Д. М.: РГГУ, 2001. С. 58-63.

2.Астафичев П. А. Народное представительство и парламентаризм: конституционные проблемы. - Орел: Орл. гос. ун-т, 2004. - 362 с.

.Афанасьев М.Н. Клиентелизм: историко-социологический очерк. // Полис. 1996. -№ 6. С.97-108;

.Белоусов А.Б. Акторы в дискретной модели лоббистской коммуникации // материалы Третьей международной конференции "Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и новых независимых государствах" 4-6 февраля 2005 года в Екатеринбурге. - Екатеринбург: УрО РАН, 2005. С.67-73.

.Васильев Т. В. Лоббизм как форма политической деятельности: природа, функции, современные виды // Вестник Московского университета. Сер. 12, Политические науки.-2004.-N 4. С. 26-34.

.Выборы: Федеральное законодательство. - М.: Изд. Центр. избират. комис. Российской Федерации, 2002. - 192 с.

.Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. - М., 1999.

.Горшенин А. В.Совет Федерации как инструмент лоббирования региональных интересов // Вестник Челябинского университета. Сер. 7, Государственное и муниципальное управление.-2003.-N 1. С. 42-49.-

.Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ и часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (с изменениями от 26 января, 20 февраля, 12 августа 1996 г., 24 октября 1997 г., 8 июля, 17 декабря 1999 г., 16 апреля, 15 мая, 26 ноября 2001 г., 21 марта, 14, 26 ноября 2002 г., 10 января, 26 марта, 11 ноября, 23 декабря 2003 г., 29 июня, 29 июля, 2, 29, 30 декабря 2004 г., 21 марта, 9 мая, 2, 18, 21 июля 2005 г.)

.Группы интересов. Лоббирование. Взгляд из-за рубежа / [Подгот. Калинкиной Л.В. и др.]. - М. : Рос. акад. гос. службы, 1995. - 138 с.

.Жеребкин М.В. Группы интересов в трансформационном процессе // Власть.-2002.-N3. С.59-62.

.Заборенко А. С. Специфика взаимоотношений бизнес - власть - общество в промышленном регионе // материалы Третьей международной конференции "Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и новых независимых государствах" 4-6 февраля 2005 года в Екатеринбурге. - Екатеринбург, 2005. С. 28-37

.Заборенко А.С. Власть, бизнес и гражданское общество в современной России: условия возможного консенсуса. // материалы Третьей международной конференции "Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и новых независимых государствах" 4-6 февраля 2005 года в Екатеринбурге. - Екатеринбург: УрО РАН, 2005. С.117-119.

.Закон СССР «Об Общественных объединениях» 9 октября 1990 года N 1708-1 (с изм., внесенными Федеральным законом от 19.05.1995 N 82-ФЗ)

.Золотарева Е. В. Группы интересов в политике//Вестник Рос.ун-та дружбы народов. Сер.: Политология. - 2000. - №1. С. 63-75.

.Зудин А. Неокорпоративизм в России? (Государство и бизнес при Владимире Путине) // Pro et Contra. - 2001. - Том 6. - № 4. С. 171-198.

.Институты представительства и согласования интересов // Политология под ред. А. С. Тургаева, А. Е. Хренова. - М.: Питер, 2005. С. 206-226.

.Кинякин А.А. Финансово-промышленный лоббизм в России и Германии Актуальные проблемы политологии: Сборник научных работ студентов и аспирантов Российского университета дружбы народов. / Отв. ред.: д.ф.н., проф. В.Д. Зотов. - М.: МАКС Пресс, 2001. С. 47-55.

.Киселев К.В. Проблема лоббизма и динамика электоральных стратегий: опыт выборов губернатора Свердловской области // материалы Третьей международной конференции "Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и новых независимых государствах" 4-6 февраля 2005 года в Екатеринбурге. - Екатеринбург: УрО РАН, 2005. - С. 109-114.

.Конституция Российской Федерации. - М.: Юридическая литература, 1993

.Королько В. Основы Паблик рилейшнз. - М., 2000.

.Кочанов П. Скрытые "группы интересов" как фактор перераспределения ресурсов // Общество и экономика.-2001.-N1. С.57-66

.Кулик А. Партийная демократия и политические партии в формировании открытого общества на Западе и в России. - М., 2000.

.Левина Е.А. Лоббирование интересов интегрированных структур в современной России. - Москва: Фонд ИНДЕМ, 2006. - 37 с.

.Лепехин В. Лоббизм. - М., 1995.

.Любимов А. П. История лоббизма в России. - М.: Фонд Либеральная миссия, 2005.

27.Макаренко Б.И. Парламентские выборы 2003 г. как проявление кризиса партийной системы// Полис. - 2004. - №1. С.51-60.

.Меньшенина Н.Н. Становление лоббизма в политическом процессе современной России // материалы Третьей международной конференции "Политическая наука и политические процессы в Российской Федерации и новых независимых государствах" 4-6 февраля 2005 года в Екатеринбурге. - Екатеринбург: УрО РАН, 2005. С. 99-108.

29.Ненашев Д.А. Основные подходы к анализу роли групп интересов в американской политике // Социология. Вестник СамГУ. - 1999. - №3. С. 34-45.

.Оболенцева С. Д.Группы интересов в политике (на примере нефтяного лоббизма в Государственной Думе Российской Федерации): Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.полит.н.: Спец. 23.00.02 / Моск. гос. ин-т (ун-т) междунар. отношений МИД России. - М., 2002. - 28 c.

.Панов П.В. Западные теоретические модели: применимы ли они к российской политической практике // Политическая Россия: предмет и методы изучения Политическая Россия: предмет и методы изучения: Материалы междунар. интернет-конф., проходившей 20.03 - 14.05.2001 на информ.-образоват. портале www. auditorium.ru / Моск. обществ. науч. фонд и др.; Под общ. ред. М.В. Ильина. - М., 2001. С. 141-147.

.Перегудов С. П. Группы интересов в условиях перехода к информационному обществу // Мировая экономика и международные отношения.-2004.-N 6. С. 13-20.

.Перегудов С.П. Институционализация российского корпоративизма // Вестник Российской ассоциации политической науки. - Москва, 2001. - Лето. С. 15 - 18.

.Перегудов С.П. Корпоративный капитал в российской политике // Полис 2000. - № 4. С. 61-79.

35.Перегудов С.П., Н.Ю.Лапина, И.С.Семененко. Группы интересов и российское государство. - Москва: Эдиториал УРСС, 2003.

36.Политические партии в России и на Западе: функционирование партийных систем / В.П. Любин (ред.). - М., 1995.

37.Положение о Совете по взаимодействию Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации с законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации (Совете законодателей) от 21 мая 2002 года (c изменениями и дополнениями от 25 октября 2002 года, 9 декабря 2003 года)

38.Пшизова С. Н. Бизнес как группа интересов в политической системе современной России // Власть.-2005.-N 2. С. 26-29.

.Регламент Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (по состоянию на 2004 г.) / Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 22 января 1998 г. № 2134-II

40.Россия политическая. / Под общ. ред. Л. Шевцовой; Моск. Центр Карнеги. - М., 1998. - 379 с.

41.Руденко В. Н. Методология исследования прямой демократии в современном обществе //Правоведение. -2003. - № 4. С. 38 - 51.

42.Селезнева Л.М., Сухарева Э.О. Профессиональный лоббизм: проблемы становления в России // Политическое обеспечение бизнеса / Под peд. Ю.С. Коноплина. - М.: Изд-во МАИ, 1995. С. 28-37.

.Семененко И. Группы интересов в российском социокультурном пространстве // "Первое сентября". - 2004. -N 21. С. 16-18.

44.Семененко И.С. Группы интересов на Западе и в России. Концепции и практика. - Москва: ИМЭИМО, 2003

.Туранов С. Лучшие лоббисты России - март 2006 года // НГ. - 2006. 21 апреля. С.7.

46.Федеральный закон «О выборах депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации» принят Государственной Думой 02.06.99., одобрен ФЗ 09.06.99., подписан Президентом РФ 24.06.99. // Российская газета - 1999.- 7 января.

47.Федеральный закон «О политических партиях» от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ принят Государственной Думой 21.06.01., одобрен СФ 29.06.01., подписан Президентом РФ 11.07.01 // Российская газета. - 2001. - 14 июля.

48.Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», принят Государственной Думой 08.12.95., подписан Президентом РФ 12.01.96. // Собрание законодательства РФ. - 15.01.96. - №3

49.Федеральный закон «Об общественных объединениях» принят Государственной Думой 14.04.95., подписан Президентом РФ 19.05.95.// Собрание законодательства. - 1995.- №21

.Федеральный Закон об общественной палате Российской Федерации. Принят Государственной Думой 16 марта 2005 года Одобрен Советом Федерации 23 марта 2005 года № 32-ФЗ

.Федоров Ю.Е. Группы интересов. От реформы к стабилизации. - М., 1995.

.Ченчиков А.О. Неокорпоративизм как система функционального представительства интересов в современной России // Актуальные проблемы политологии: Сборник научных работ студентов и аспирантов Российского университета дружбы народов. / Отв. ред.: д.ф.н., проф. В.Д. Зотов. - М.: МАКС Пресс, 2001. С. 77-84.

.Чиркин В.Е Партии и выборы. // Журнал о выборах. - 2001. - №1. С. 87-99.

.Шевцова Л. Россия - год 2005: логика отката // НГ. - 2005. - 25 января. С.6.

.Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Полис. - 1997. - № 2. С.14-22.

.Юдин Ю.А. Политические партии и право в современном государстве. - М.: Форум - инфра - М, 1998. - 513с.


Теги: Эволюция системы представительства интересов в современной России  Диплом  Политология
Просмотров: 49355
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Эволюция системы представительства интересов в современной России
Назад