Характеристика геополитики как науки

Содержание


Введение

. История возникновения геополитики как науки

. Предмет геополитики

. Категории геополитики как зеркало эпохи

. Основной объект исследования геополитики и ряд научных понятий, связанных с ним: «геополитическая структура мира», «мировой порядок», геополитические поля», «геопространство»

. Виды геополитических исследований

Заключение

Список литературы


Введение


В настоящее время в постсоциалистических странах проявляется повышенный интерес к геополитике, что связанно, во-первых, с необходимостью оценки нового международного статуса этих государств, и во-вторых, легализацией в них этого течения научной и общественной мысли.

В социалистических странах о геополитике было принято говорить в негативно-критическом смысле. В «кратком политическом словаре» (1989) можно прочесть, что геополитика - это «направление буржуазной политической мысли, основанной на крайнем преувеличении роли географических факторов в жизни общества», что это идеологическое обоснование «агрессивной внешней политики империализма». Во многих публикациях послевоенного времени геополитика определялась как американо-фашистская доктрина, которая якобы обосновывала стремление американских монополий к установлению прямого экономического господства над всем миром путём агрессивной войны. В определениях не был обойдён и реваншизм западногерманских империалистов. Геополитика связывалась только с негативными ассоциациями читателей: неомальтузианством в его марксистской трактовке, расизмом, социал-дарвинизмом.

Впервые более «лояльным» к геополитике в 1989 г. Оказался « Советский энциклопедический словарь», определивший геополитику как западную политологическую концепцию, согласно которой, «полтика государств», в особенности внешняя, в основном предопределена различными географическими факторами: пространственным расположением, наличием либо отсутствием определённых природных ресурсов. Климатом. Плотностью населения и темпами его прироста и т.п.».

Понимая, что реальный мир устроен сложнее всех моделей и теорий о нем, в том числе геополитических, следовало бы объективно подойти и разобраться в таком неоднозначно понимаемом явлении, как геополитика. Это тем более необходимо. Потому что как термин это слово широко употребляется в популярном контексте. В частности в СМИ, где он нередко используется произвольно и неадекватно сущности этого понятия. При этом необходимо понимать, что предмет исследования геополитики, как и многих других общественных наук и научных течений, находится в постоянной динамике, вбирая в себя изменение реального мира.

Целью моей работы является охарактеризовать геополитику как науку, выполняя следующие задачи:

1.Рассмотреть историю возникновения геополитики, как науки;

2.Определить предмет геополитики;

.Рассмотреть категории геополитики;

4.Определить основной объект исследования геополитики и ряд научных понятий, связанных с ним: «геополитическая структура мира», «мировой порядок», геополитические поля», «геопространство».

5.Рассмотреть виды геополитических исследований.


1. История возникновения геополитики как науки


Геополитика - это наука, связывающая пространственно-географические факторы и политику государств, объясняющая политические решения уровнем развития общества, ростом могущества и влияния государств, это научная дисциплина о разделе и переделе сфер влияния, об изменении государственных границ, о союзах и войнах между державами.

Геополитика - метод познания изменений в мире через геополитические процессы, за каковые принимаются войны и последующие за ними изменения границ, географические открытия и освоение незаселенных участков суши, колонизация заселенных земель и построение колониальных империй, процесс деколонизации и образования национальных государств и т. д. Геополитические процессы генерируют территориальные, этнические, национальные, религиозные, демографические изменения и трансформируют картину мира. Коренная трансформация картины мира, которая происходит, как правило, в результате всеобщей, мировой войны, дает начало новой геополитической эпохе.

Геополитика как наука возникла в конце XIX в. Ее основатели - немецкие географы - исходили из представлений своего времени и своего места. Германии тогда действительно не хватало жизненного пространства и колоний для расширения товарных и финансовых рынков, размещения быстро увеличивающего населения. Отсюда такая популярность учения Ратцеля о государстве как живом организме и границах как органах этого организма и учения Науманна о Срединной Европе, под которой понималось объединение Германии и Австрии, а по большому счету - союз всех этнических немцев.

Немецким геополитикам вторили британские сторонники колониальной империи, французские апологеты культурно-исторического влияния, американские и английские основатели морской мощи, русские приверженцы «могущественного территориального владения».

Все это идеи, составляющие основу классической парадигмы геополитики, действовавшей со времен Фукидида (который истинную причину войн выводил из растущего могущества какого-либо государства и создания таким образом угрозы для других государств1) до окончания Второй мировой войны.

После 1945 г. наступила пора не только новой перекройки государственных границ, но и переосмысления устоявшихся геополитических истин. Геополитики начали понимать, что после изобретения ракетно-термоядерного оружия на Земле не осталось недостижимых зон типа Хартленда, дававших односторонние преимущества крупным сухопутным державам. Отсюда - выравнивание мощи больших и сравнительно небольших государств, разумеется, если они вооружены атомным оружием. Кроме того, система ООН, международное право, мировое общественное мнение также служили осознанию своих прав всеми народами мира.

Вторым «китом» классической геополитики со времен Фукидида, который писал о преимуществе Афин над персами за счет мощного флота, было извечное, предопределенное природой противостояние государств Суши и Моря. Отсюда вообще вытекает двоичность классической геополитики, хорошо выраженная К. Шмиттом по схеме: «друг или враг», «свой или чужой», «суша или море», «Запад или Восток».

В начале XX в. началось освоение воздушной среды гражданской и военной авиацией. Затем была освоена подводная океанская среда, потом началась космическая эра. Деятельность человека перенеслась в виртуальное пространство теле - и радиоэфира, Интернета, идеологической борьбы. Так незаметно умер второй «кит» классической парадигмы геополитики.

В конце XX в. наступила очередь третьего «кита» геополитики - концепции государства как живого организма и его границ как органов этого организма (Ратцель, Хаусхофер). Государства больше не ведут себя как «колонии мхов» (Ратцель), начиная поглощать соседние колонии, как только их «щупальца» - границы почувствуют слабину. Государства XX и XXI в. стремятся усилить свое влияние в мире, но с помощью других методов: потоков товаров и рабочей силы, финансовых источников, борьбой в радио - и телеэфире, экономическим давлением, влиянием через СМИ, международные организации и мировое общественное мнение.

Таким образом, геополитика зародилась, развивалась институционализировалась как научная дисциплина в три этапа. На первом этапе существовали лишь отдельные представления о зависимости политики от географии и истории народа и появились идеи противостояния Суши и Моря, мировой или региональной гегемонии. Этот этап начался в V в. до н. э. с работ Геродота и Фукидида, Аристотеля и Полибия, Страбона и Цицерона и продолжался в Средние века и особенно интенсивно - в Новое время и Индустриальную эпоху (работы Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Г Гегеля, И. Канта, К. Клаузевица, Г. Бокля, О. Шпенглера, Г. Спенсера, К. Риттера, Л. И. Мечникова, Н. Я. Данилевского). В конце XIX в. геополитика выделилась в относительно самостоятельную отрасль знания. С этого времени начинается классический период ее развития. Геополитики-классики определили область исследования и дефиницию геополитики, развили научный аппарат, создали новые концепции и теории. Их имена (Ф. Ратцель, Р. Челлен, К. Хаусхофер, К. Шмитт, Дж. Дуэ, X. Мак-киндер, А. Мэхэн, Н. Спикмен, Н. Боумен, П. Видаль де ла Блаш) вошли в историю этой науки, стали символом ее расцвета. Характерной чертой классической геополитики стало образование национальных школ - немецкой, французской, английской, американской, японской, итальянской, русской, имевших не только общие черты, характерные для классической геополитики в целом, но и приобретших особенные национальные характеристики.

В середине XX в. ввиду действия сразу многих факторов (опыт и итоги войны, новая международная система, военно-техническая и технологическая революция, освоение океана и космоса и т. д.) меняется парадигма классической геополитики и она вступает в третий, современный этап своего развития. На этом этапе:

она постепенно теряет свой европоцентристский вид, все более учитывая точку зрения неевропейских акторов, приобретает универсальные характеристики;

сама геополитика становится всемирной в том смысле, что охватывает весь земной шар и подразделяется на глобальную, континентальную (региональную) и локальную;

после процессов деколонизации и образования новых независимых государств число стран в мире резко возросло, и хотя влияние новых государств на международные дела до сих пор невелико, все это повышает роль мирового общественного мнения;

биполярность мира в первой половине XX в., во времена холодной войны, не была полным аналогом биполярности перед Первой и Второй мировыми войнами, так как существовало движение неприсоединения. Поэтому более адекватно политическую картину того времени отображала не биполярная картина, а концепция трех миров;

в современном мире постоянно растет роль поднимающихся региональных центров силы (Китая в Юго-Восточной Азии, Индии в Южной Азии, Бразилии в Южной Америке, ЮАР в Южной Африке, Австралии в Южных морях);

основная борьба между акторами геополитики идет теперь не за захват и удержание определенных территорий, а за контроль над ними. Контроль гео-, гидро- и атмосферы при помощи наземной, морской, воздушной и, главное, космической техники становится решающим условием влияния и власти. Перефразируя X. Маккиндера, теперь можно сказать: «Кто владеет ракетной техникой, тот контролирует ближний космос, тот контролирует Землю»;

контролю подвергаются не только территории национальных государств, но и потоки: товаров, финансов, рабочей силы, мигрантов, вооружений и т. д.;

субъектами геополитики теперь являются не только национальные государства, но и международные и региональные организации, транснациональные корпорации.

Российская геополитика развивалась в русле общеевропейской традиции. Русь, изначально, т. е. с момента образования Киевского государства в IX в., имела контакты с известными европейскими акторами: Византией, Священной Римской империей германской нации, Польшей, Венгрией, норманнами (варягами), Волжской Болгарией, Хазарией. Последние два государства европейскими не считались, но и западноевропейцы (Испания, Португалия), и даже Франция, тоже воевали с арабами и маврами.

Геополитические концепции и теории, рождавшиеся на российской почве, вначале, как и везде, были россиецентристскими. Филофей Псковский («Москва - третий Рим»), Н. Я. Данилевский («Всеславянская федерация»), В. П. Семенов-Тян-Шанский («Могущественное территориальное владение») ставили в центр своих размышлений свою родину - Россию.

Современные российские геополитики тоже озабочены статусом и ролью России в мировых делах, но склонны видеть ее в мировом сообществе соблюдающей, как и все, международное право и выполняющей решения ООН.

Они развивают теории классической русской и европейской геополитики, применяя их к обстановке и реалиям новой картины мира, возникшей после распада СССР, трансформации границ и интеграционных процессов в Европе, выхода на мировую арену новых акторов. [№1, с 5-8].


2. Предмет геополитики


Современные споры о предметном поле геополитики во многом предопределены тем, что формирование геополитики происходило в середине XIX в. параллельно с развитием политической географии, что способствовало отождествлению этих наук. Однако, если соблюдать историческую точность, следует подчеркнуть: политическая география появилась на несколько десятилетий раньше геополитики, а ее основоположником был глава немецкой «органицистской школы» Ф. Ратцель (1844-1904), чей главный труд так и назывался - «Политическая география» (1897).

Для того чтобы разрешить продолжающийся по сей день научный спор по поводу того, чем отличается политическая география от геополитики, необходимо разобраться в предметном поле каждой из этих наук, что предполагает обращение к трудам самих основателей этих дисциплин. Так, Ратцель подчеркивал, что политическая география призвана изучать государства как живые организмы, «укорененные в почве». Он видел в государствах пространственные явления, управляемые и оживляемые этим пространством; описывать, сравнивать, измерять их должна география.

Для политической географии наиболее важными характеристиками государств являются размеры, местоположение и границы; далее следуют типы почвы вместе с растительностью, ирригация, соотношение с морями и незаселенными землями. Но создает страну не только география. Согласно Ратцелю, необходимо добавить к географическим факторам «все, что человек создал, все, связанные с землей воспоминания», только тогда географическое понятие превращается в духовную и эмоциональную связь жителей страны и их политической истории.

Так в рамках политической географии создавалась методология описания и исследования государств как пространственных организмов. Важное значение имело и то, что возникновение политической географии во многом было связано с завершением эпохи Великих географических открытий. Существовала реальная потребность в том, чтобы систематизировать и упорядочить большое количество новых географических и политических объектов в Старом и Новом Свете, создав тем самым новую политическую картину мира. Многие исследователи именно этим объясняют регистрирующий характер новой науки. К. Хаусхофер критически заметил, что политическая география гораздо больше удовлетворялась, хотя и не должна была удовлетворяться, чисто регистрирующей работой.

Следует обратить особое внимание на то, что введение в научный оборот термина «геополитика» произошло на 20 лет позже введения термина «политическая география» - в 1916 г., когда вышел в свет главный труд шведского ученого и политического деятеля Р. Челлена (1864-1922) «Государство как форма жизни». В его интерпретации геополитика - наука прежде всего политическая, часть политологии, ее основной раздел. Челлен так определил предмет геополитики: «Это - наука о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве»1. Особым образом была определена цель геополитики - осознание неизбежности территориального передела мира для развития государств, поскольку пространство уже разделенного мира можно отвоевать лишь силой оружия. Все это предопределило политические и военно-политические акценты новой науки.

Важно сравнить определение Челлена с дефиницией политической географии, данной Ратцелем. На первый взгляд чувствуется тесная взаимосвязь, общее направление мыслей обоих ученых. Челлен и не скрывал, что развивал свои геополитические идеи, отталкиваясь от работ Ратцеля, которого называл своим учителем. Однако, если посмотреть глубже, можно увидеть серьезные различия между политической географией и геополитикой: политическая география (будучи преимущественно географией) делает основной акцент на географических факторах, тогда как геополитика (будучи преимущественно политикой) концентрируется на политических процессах и объектах в пространстве.

Дальнейшее развитие геополитики позволило ученым впоследствии во многом дополнить и уточнить определение предметного поля своей науки. Известный немецкий геополитик К. Хаусхофер видел предмет геополитики как «взаимоотношения между окружающим человека пространством и политическими формами его жизни». В его интерпретации геополитика - географический разум государства, она имеет своей целью придание направления политической жизни в целом. Тем самым она выступает как искусство руководства практической политикой.

Представляют интерес размышления о предмете геополитики другого известного немецкого ученого - О. Мауля, который указывал на важные динамические аспекты этой науки. Согласно Маулю, предметом геополитики является государство не как статическая концепция, а как живое существо; она исследует преимущественно отношения государств в пространстве. Если политическая география изучает государство как явление природы, описывает его статически с точки зрения размера, формы или границ, то геополитика описывает его динамически - взвешивая и оценивая конкретную современную политическую ситуацию. С этой точки зрения геополитика обращена в будущее, тогда как политическая география связана с прошлым.

Важные отличия двух наук были отмечены современным американским ученым Л. Кристофом, который обратил внимание на то, что геополитика покрывает область, лежащую между политической наукой и политической географией: «Геополитика есть изучение политических явлений, во-первых, в их пространственном взаимоотношении и, во-вторых, в их отношении, зависимости и влиянии на Землю, а также на все те культурные факторы, которые составляют предмет человеческой географии в ее широком понимании». Кристоф придает особое значение этимологии самого слова «геополитика» - географическая политика, т.е. не география, а именно географически интерпретированная политика государств.

Если попытаться обобщить идеи современных западных геополитиков, то здесь явно доминирует точка зрения на геополитику как науку о пространственных отношениях между государствами. Напротив, российские ученые делают акцент на других аспектах предметного поля этой науки - идеологических, духовных, планетарных, что связано с общим направлением исследований в современной русской геополитической школе.

Известный русский геополитик А. Г. Дугин подчеркивает идеологический характер геополитики как системы интерпретаций общества и истории, мира в целом: «Геополитика - это мировоззрение власти, наука о власти и для власти дисциплина политических элит (как актуальных, так и альтернативных), и вся ее история показывает, что ею занимались исключительно люди, активно участвующие в управлении странами и нациями»1. По его мнению, геополитик не может не быть ангажирован, о чем убедительно свидетельствует политическая история, и в этом смысле она - идеологическая наука.

Несколько по-другому видит предметное поле геополитики К.С. Гаджиев. Он предлагает по-новому интерпретировать префикс «гео» в термине «геополитика», поскольку в современном мире географические и пространственно-территориальные параметры мирового сообщества подверглись существенной трансформации. В его концепции префикс «гео» означает «всепланетарные масштабы, параметры и изменения, правила и нормы поведения государств, союзов, блоков в общемировом контексте».

В концепции Гаджиева геополитика - это прежде всего глобальная политика государств. Такое уточнение представляется весьма важным для современного понимания предметного поля геополитики. На современной геополитической карте мира разделение на регионы, региональные союзы и объединения носит во Многом второстепенный характер, решающее значение приобретает глобальный, всепланетарный характер взаимодействий. Поэтому уточнение масштабов пространственных отношений между государствами как глобальных в предметном поле геополитики своевременно.

Многие российские геополитики обращают пристальное внимание на духовные основы этой науки - ее связь с национальной идей и национальным характером разных народов. Так, Ю.В. Тихонравов отмечает, что подлинным, глубинным основанием геополитики является отношение духа и природы. Он рассматривает предметное поле геополитики сквозь призму национальной государственной идеи России и справедливо полагает, что без национальной идеи нет национальной идеологии, а без нее невозможна и национальная стратегия, которая является квинтэссенцией геополитики. С этим трудно не согласиться: идеи управляют миром, всегда и везде мысль идет впереди дела. Без руководящей, направляющей силы национальной идеи все геополитические устремления представляют собой лишь ряд неорганизованных действий. Таким образом, для геополитики гуманитарные проблемы не менее важны, чем чисто географические, пространственные. Да и само пространство в определенном смысле является итогом и слепком глубинных пластов человеческого духа: ведь пространство преобразовано человеческими руками, а значит, несет на себе духовный отпечаток политической истории разных народов. Продолжая развивать гуманитарную интерпретацию предметного поля геополитики, можно предложить такое определение:

Геополитика - это наука о закономерностях развития власти человека над пространством, объясняющая глобальные процессы, опираясь на комплекс гуманитарных, военных и политических факторов.

Можно предположить, что в современном информационном обществе гуманитарные аспекты геополитики будут усиливаться, поскольку роль и значение информации во всех геополитических измерениях неуклонно возрастает. [№2, с 28-32]|


3. Категории геополитики как зеркало эпохи

геополитика война наука мир

Категориальный аппарат современной геополитики развивался вслед за динамичной эволюцией самой науки. Сегодня геополитика использует как категории, пришедшие из военных наук - граница, буферная зона, баланс мощи, блок; так и философские понятия - национальная идея, цивилизация, национальная идентичность, символический капитал, социокультурные факторы.

Вместе с тем в ходе развития геополитики как науки появились и специфические геополитические категории. Центральное значение имеет термин «геостратегия», под которым понимают военные аспекты геополитического анализа. Геостратегические исследования включают анализ силы и роли государств на международной арене, возможности и перспективы их территориальной политики.

Геополитики разделяют геостратегию на сухопутную, морскую, воздушную и космическую. Известно, что в начале XX в. ведущими являлись морской и сухопутный геостратегический анализ, а сегодня, в XXI в., основное внимание отводится воздушной и космической геостратегии. Планы размещения лазерного оружия с ядерными боеголовками в космосе (о чем сегодня прежде всего заявляют США) принципиально по-новому способны повлиять на развитие геополитической ситуации: технические возможности такого оружия позволяют поражать цели в течение нескольких секунд, что обеспечивает их решающий перевес над всеми другими видами вооружений.

Военные эксперты считают, что геостратегия сегодня распространяет свое влияние на самые малонаселенные и труднодоступные районы земного шара. Даже Арктика становится объектом повышенного внимания - ведь здесь обнаружены богатые залежи нефти, газа и других стратегически важных типов сырья, а с точки зрения географического положения - это наиболее удобный и короткий коридор для нанесения стратегического удара по Евразии. Американский геополитик Ж. Роусек подчеркивает: «Этот регион исключительно редко населен, но он имеет все возрастающее значение, как в отношении обороны, так и относительно использования природных ресурсов».

Еще одной центральной геополитической категорией является «ось мировой политики» (или хартленд). Этот термин был введен английским геополитиком X. Маккиндером и затем получил широкое распространение в современных геополитических исследованиях. Он означает евразийское пространство, или Евразию, как гигантскую естественную крепость, непроницаемую для морских империй, богатую природными ресурсами и благодаря этому выступающую настоящей осью, вокруг которой вращается вся система геополитических интересов.

Не менее важной категорией, разработанной Маккиндером, стало понятие «римленд» или «береговая зона» - обозначающая береговые территории Евразии, тяготеющие к морскому типу существования.

Концептуальное значение для геополитики имеет также общая дихотомия Море - Суша, разработанная немецким геополитиком К. Шмиттом. Эта дихотомия обозначает два принципиально различных типа освоения территории, один из которых связан с домом, а Другой - с кораблем. Отсюда разделение стран на геополитической карте мира на морские и континентальные, талласократию (власть посредством моря) и теллурократию (власть посредством земли), атлантизм и евразийство.

Процессы глобализации способствовали активному распространению в геополитике термина «мондиализм» (от фр. mond - мир). Под мондиализмом принято понимать особую идеологию, нацеленную на слияние всех государств и народов в единое планетарное образование с установлением мирового правительства, уничтожением национальных, культурных и геополитических границ.

В последние десятилетия широкое распространение получила категория «однополярный мир», характеризующая геополитическую модель, сложившуюся после поражения СССР в «холодной войне» и означающую, что единственным доминирующим геополитическим центром являются США.

Формирующаяся в последние годы ситуация геополитической нестабильности вызвала к жизни новые категории, среди которых «дисконтинуальный пояс». Термин введен американским геополитиком С. Коэном и означает разорванные береговые зоны с неопределенной, вариабельной ориентацией, способные повернуться как в сторону атлантизма, так и к континенту. Активно используется также новый термин «страна-ворота» (впервые введен также Коэном), под которым понимают небольшое государство с выгодным географическим положением на пересечении интересов крупных геополитических блоков, способное играть роль посредника при достижении баланса сил в регионе.

Информационная революция принесла с собой целый ряд новых категорий геополитического анализа, центральные среди них: «информационная война» и «информационное оружие». Все это позволило по-новому сформулировать многие традиционные геополитические проблемы контроля над пространством.

Информационная война - это планомерное информационное воздействие на инфокоммуникационную систему противника и нейтральные государства с целью формирования благоприятной глобальной информационной среды для проведения любых политических и геополитических операций, обеспечивающих максимальный контроль над пространством.

Информационное оружие - это использование информационных технологий и информации для разрушительного воздействия на информационные системы и менталитет противника.

Среди новейших геополитических технологий важное значение приобрели понятия «конфликты низкой интенсивности» и «бархатные революции», которые позволяют в новой операциональной форме представить силовые противодействия в геополитической борьбе.

Конфликт низкой интенсивности в геополитике можно определить как военное столкновение ниже порога стратегической войны, без подключения основных военных сил противоборствующих сторон. Такие конфликты не имеют четкой локализации в пространстве и во времени, ведутся на территории обеих сторон с применением террористических актов и локальных военных операций.

Так называемые «бархатные революции», сценарий которых был успешно апробирован в Узбекистане, Киргизии, Грузии и на Украине, привели к длительной дестабилизации геополитической обстановки в этих странах. «Бархатную революцию» можно определить как геополитический сценарий передела пространства с помощью синергетической методологии, активизирующей стихийные процессы самоорганизации, используя соединение избирательных технологий с технологиями шоу-бизнеса, в результате чего на контролируемой территории приходит к власти полностью управляемый внешними силами политический лидер.

Геополитика продолжает непрерывно развиваться, отражая в своем категориальном аппарате новые реалии современной расстановки сил на международной арене и новые стратегии в борьбе за пространство. [№2, с 32-35]


. Основной объект исследования геополитики и ряд научных понятий, связанных с ним: «геополитическая структура мира», «мировой порядок», геополитические поля», «геопространство»


Геополитическая структура мира - это основной объект исследования геополитики. Она представлена множеством пространственных моделей: противостояние континентальной (теллурической) и морской (талассократической) Сил; модель Сердцевинной земли (хартленда), концепция «континентального блока», модель «хартленд-римленд», модель мирового «униполя» и т.д.

Определим содержание ряда важных научных понятий, связанных с основным объектом исследования геополитики.

Геополитические модели общепланетарного уровня направлены на обоснование представлений о мировом порядке, т.е. о геополитической структуре мира, которая отражает баланс соотношения указанных силовых полей. Понятие мирового порядка отражает сравнительно стабильные геополитические структуры в определенные периоды международных отношений. Серьезные количественные и структурные изменения в геополитических потенциалах отдельных стран, особенно великих держав, как, например, в настоящее время в России (точнее, в бывшем СССР), и регионов мира ведут к изменениям на геополитическом глобусе, подчас революционным. Формирование объективных представлений о мировом порядке как пространственном соотношении силовых полей - это область задач со многими неизвестными, для познания которой привлекается широкий круг общественных наук.

С понятием геополитических полей тесно связаны другие фундаментальные понятия геополитики - геопространство (пространство Земли) и контроль над ним.

Рассмотрим подробнее процесс складывания современного геопространства.

Первым толчком к формированию современного геопространства стало развитие мореплавания, основанного на комплексе знаний в области судостроения, географии, астрономии, навигации и т.д. Благодаря скачку в мореплавании стали возможны Великие географические открытия, которые привели к «закрытию» мирового пространства.

Великие географические открытия определили тенденцию формирования целостного европоцентрического мира, превращения локальных и региональных исторических процессов во всемирный исторический процесс. Мореплавание впервые связало мир в единую систему, но при этом дало превосходство ведущим морским державам над континентальными.

Следующая крупнейшая трансформация геопространства была связана с последствиями первой промышленной революции. Мощным фактором этой трансформации стало развитие сухопутных, вначале железнодорожных, а затем автомобильных коммуникаций, что ликвидировало преимущество морских держав, сделав возможным быстрое освоение континентальных территорий. Проведение трансконтинентальных железнодорожных магистралей и разветвленной железнодорожной сети внутри государств в конце XIX в. способствовало росту геополитического значения России, Германии и США4.

В дальнейшем открытия и изобретения конца XIX в. (телефон, электрический телеграф, радиосвязь) революционизировали коммуникации по всему земному шару, что резко «сжало» геопространство (сократило время преодоления расстояний) и задало траекторию развития мировых коммуникаций.

Далее последовало развитие авиации, что в очередной раз изменило геопространство и геополитические представления о нем.

Как заметил А. Тойнби: «В век воздуха местонахождение центра тяжести человеческой деятельности может быть определено не физической, а человеческой географией: не расположением океанов и морей, степей и пустынь, рек и горных хребтов, дорог и троп, но распределением численности человечества, его энергии, способностей, мастерства и нравов» [Тойнби, 1995, с. 67].

Новые радикальные сдвиги в освоении геопространства, особенно в военно-стратегических целях, произошли после Второй мировой войны. Появление ядерного оружия, межконтинентальных средств его доставки, возможное использование космоса в военных целях привели к потере былой геополитической неуязвимости укрытых регионов, в частности таких узловых на геополитическом глобусе, как центр Евразии и территория США. Последние утратили возможность придерживаться стратегии изоляции от европейских дел. Появление и распространение ракетно-ядерного оружия уравняло стратегические силы владеющих им государств независимо от их географического положения.

На протяжении сорокалетней «холодной войны», с 1949 г. (образование НАТО и организации Варшавского договора) до 1989 г. (падение Берлинской стены), геополитическое пространство делилось в основных чертах по идеологическому принципу на три суперблока, перекрывающих региональные и локальные политические процессы. Западный блок боролся с коммунизмом, восточный - с империализмом, а Третий мир, пройдя деколонизацию и строя свои национальные государства, примыкал к одной из двух суперсил, нередко меняя свои геополитические ориентации, бросаясь из крайности в крайность, т.е. от ориентации на США к ориентации на СССР и наоборот.

В результате распада СССР и социалистической системы США оказались в уникальном положении. Как отмечает известный американский политолог 3. Бжезинский, США стали первой и единственной в мире действительно мировой державой. Пространственный аргумент справедливости этого положения автор видит, в частности, в том, что даже обширнейшее «мировое господство Европы не являлось результатом господства в Европе какой-либо одной европейской державы» [Бжезинский, 1998, с. 31], тогда как США это удалось сделать (имеется в виду господство США в Западной Европе).

Исследование механизмов и форм контроля над геопространством - одна из основных задач геополитики. Как механизмы, так и формы контроля над пространством изменяются со временем.

Во-первых, концепция сплошного контроля над пространством, свойственная для системы «метрополия-колония», сменилась концепцией контроля над «линиями» - коммуникациями, материально-вещественными и информационными потоками, а также над геополитическими базами.

Во-вторых, военный контроль все более отодвигается на второй план в пользу экономического. Экономический потенциал практически всегда играл роль локомотива в историческом развитии, смене влияний великих держав и изменении силовых полей.

С конца XX в. ряд исследователей развивает идею об окончательном переходе международных отношений с геополитической на геоэкономическую парадигму. Такие исследователи, как Э. Люттвак (США), К. Жак и П. Савона (Италия), Э. Г. Кочетов (Россия), считают, что мир в принципе живет по новым - геоэкономическим, а не геополитическим законам. Э. Люттвак, специалист по римской военной стратегии, определил переход от геополитики к геоэкономике как перемещение конфликтной логики в сферу бизнеса и коммерции: «Старое соперничество между государствами приняло новую форму, которую я называю «геоэкономикой» [цит. по: Фуше, 1999, с. 143]. Безусловно, экономические процессы играют роль ведущего фактора, но в то же время на расстановку сил в международных отношениях оказывают влияние и многие другие параметры как естественноисторического, так общественно-исторического характера. Все их необходимо рассматривать в комплексе, как об этом говорится в энциклопедии Americana, с позиции стратегических интересов Etat - Nation. [№3, с 19-22].


. Виды геополитических исследований


Различаются два вида геополитических исследований: практические и академические. Большинство работ посвящено практической геополитике. В этом причина, почему в геополитике так сильно выражен мировоззренческий подход.

Так, в книге известного геополитика А. Г. Дугина «Основы геополитики» четко проводится мысль о разделении мира на «своих» и «врагов-атлантистов» (мондиалистов). В ряде публикаций он определяет русско-православную судьбу через ее срединное положение между двумя вражескими лагерями: между европейской агрессией либерализма и азиатской агрессией фундаментализма. В качестве наставления исследователю-геополитику Дугин в упомянутой книге приводит следующие слова: «Геополитик, приступая к научным исследованиям, обязательно должен определить свое собственное место на карте геополитических полюсов; от этого будет зависеть тот угол зрения, под которым он станет анализировать все мировые процессы» [Дугин, 1997, с. 92]. Более того, этот исследователь стремится к внедрению геополитики как собственного мировоззрения в сознание русского народа: «Следует внушить всем русским основную идею, что личная самоидентификация есть второстепенная, производная величина от национальной. Русские должны осознать, что в первую очередь они являются православными, во вторую русскими и лишь в третью - людьми» [там же, с. 255]. «Русский ребенок должен пониматься вначале именно как русский, а потом как ребенок». «В конечном счете, должен быть выдвинут радикальный лозунг: «нация - все, индивидуум - ничто» [там же, с. 257].

Национал-социалистические идеи Дугина не отличаются новизной, они прошли испытания через практику в ряде государств, приведя к огромным человеческим жертвам.

Заметим, признание приоритета прав и интересов личности, общечеловеческих ценностей над национальными и националистическими интересами может привести к созданию немилитаристской геополитики в русле развивающейся гуманистической географии.

Практическая геополитика, согласно другому автору, Джону Гэдису, служит в конечном счете созданию геополитических кодов. В своей книге «Стратегия сдерживания» он дал следующее определение: геополитические коды (кодексы) - это оперативные своды законов, состоящие из набора политико-географических предположений, которые лежат в основе внешней политики страны. Такие кодексы включают: определение государственных интересов, идентификацию внешних угроз этим интересам, планируемое реагирование на такие угрозы, обоснование такого реагирования. Количество кодексов соответствует количеству государств. Хотя каждый кодекс будет уникальным для конкретной страны, все же создание кодексов находится в зависимости один от другого. Дело в том, что международные отношения построены иерархически в том смысле, что более сильные государства теми или иными способами навязывают свои идеи и предложения менее сильным.

Академическая геополитика предполагает суждения, свободные от национальных предубеждений. Очевидно, академическая геополитика должна пытаться извлечь разумное из прошлого и представить геополитическую аргументацию в виде всеобщих закономерностей и тенденций геополитических отношений, как это пытались сделать некоторые классики геополитики, хотя, надо признать, далеко не всегда успешно и не без предвзятой субъективности. И хотя унифицированного геополитического учения на сегодняшний день не сложилось, все же некоторые установленные геополитиками категории и причинно-следственные связи следует признать научными. Например, корреляция устойчивости геополитических структур с фундаментальными особенностями строения поверхности земного шара; зависимость геополитического баланса сил от характера взаимодействия силовых полей великих держав; зависимость геополитической структуры мира от уровня развития и структуры транспортных средств, особенно средств доставки оружия массового поражения; причины взлета и падения великих держав; цикличность геополитических процессов и т.д.

Известный английский геополитик Д. Паркер развил научное представление о геополитическом процессе не как стихийном взаимодействии множества факторов, а как об эволюционном процессе, обусловленном объективными закономерностями формирования геополитического пространства, осложненного многофакторностью человеческой истории [ Parker, 1998, р. 155-167].

Для геополитического районирования планеты в геополитике успешно используется центро-периферинеский подход. Если классическая геополитика описывала дихотомию «центр-периферия» как военно-политический конфликт между континентальным центром и морской периферией, то новая геополитика - прежде всего как экономический конфликт и взаимодействие между ядром и периферией. [ №3, с 26-27].


Заключение


В заключение всего выше изложенного можно сделать следующие выводы:

·Геополитика возникает в конце 19 века на стыке политики и географии. В развитии геополитике выделяют три этапа:

1.Конец 19 века - начало 20 века. Классическая геополитика;

2.Конец Второй мировой войны - начало 90х гг.;

.С конца 90х гг. до сегодняшнего дня.

Основными идеями классического этапа геополитики являются:

1.Государство - живой организм. Продукт эволюции;

2.Война - залог жизни любого государства (государство, которое не расширяет свою территорию, не развивается);

3.Порядок в мире определяется наиболее сильными государствами, которые контролируют свои близлежащие пространства;

4.Мощь государства определяется: величиной территории, сырьём, военной силой, населением,

5.Все государства делятся на морские (Америка, Япония, Великобритания, Сев. Африка - главное - человек) и континентальные (Германия, Россия, Китай - главным является земля, дом).

Сегодня мощь государства определяется: технологией; экономикой; населением; военной силой; чувством пространства, которым обладает каждый народ и заставляет свою власть это пространство расширять; самое лучшее расположение государства - срединное (германия).

·Геополитика изучает влияние географического фактора на политику государства; эта наука, изучающая мир в его системе, единстве всех частей (глобалистика). Геополитика становится видом мировоззрения (взгляд на то, как мир устроен). Геополитика - это наука о закономерностях развития власти человека над пространством, объясняющая глобальные процессы, опираясь на комплекс гуманитарных, военных и политических факторов.

·Категориальный аппарат современной геополитики развивался вслед за динамичной эволюцией самой науки. Сегодня геополитика использует как категории, пришедшие из военных наук - граница, буферная зона, баланс мощи, блок; так и философские понятия - национальная идея, цивилизация, национальная идентичность, символический капитал. Вместе с тем в ходе развития геополитики как науки появились и специфические геополитические категории: геостратегия, «ось мировой политики» (или хартленд) и др. Геополитика продолжает непрерывно развиваться, отражая в своем категориальном аппарате новые реалии современной расстановки сил на международной арене и новые стратегии в борьбе за пространство.

·Основным объектом исследования геополитики является геополитическая структура мира. Она представлена множеством пространственных моделей: противостояние континентальной и морской сил; модель Сердцевинной земли (хартленда), концепция «континентального блока» и т.д. Геополитические модели общепланетарного уровня направлены на обоснование представлений о мировом порядке, т.е. о геополитической структуре мира, которая отражает баланс соотношения указанных силовых полей.

·Различаются два вида геополитических исследований: практические и академические. Под практическими понимается разделение мира на «своих» и «врагов-атлантистов» (мондиалистов), личная самоидентификация есть второстепенная, производная величина от национальной, практическая геополитика служит в конечном счете созданию геополитических кодов: коды (кодексы) - это оперативные своды законов, состоящие из набора политико-географических предположений, которые лежат в основе внешней политики страны. Академическая геополитика предполагает суждения, свободные от национальных предубеждений. Очевидно, академическая геополитика должна пытаться извлечь разумное из прошлого и представить геополитическую аргументацию в виде всеобщих закономерностей и тенденций геополитических отношений.


Список литературы


1.Геополитика: Хрестоматия \ Сост. Б.А. Исаев. - СПБ.: Питер, 2007. - 512 с.: ил. - (Серия «Хрестоматия).

2.Геополитика современного мира: учеб. Пособие / И. А. Василенко. - М.: Гардарики, 2006. - 317с.

3.Геополитика и политическая география: Учебник для вузов. / Колосов В.А., Мироненко Н.С. - М.: Аспект Пресс, 2002.- 479 с.


Теги: Характеристика геополитики как науки  Контрольная работа  Политология
Просмотров: 43419
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Характеристика геополитики как науки
Назад