Российский Дальний Восток во внешнеполитической стратегии Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанском Регионе


Российский Дальний Восток во внешнеполитической стратегии Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанском Регионе


План


Введение

Глава I. Особенности внешнеполитической стратегии России в глобализирующемся мире

.1 Основные характеристики внешнеполитической стратегии России

.2 Азиатский вектор внешней политики России

.3 Геополитические интересы России в Северо-Восточной Азии

Глава II. Внешнеполитический приоритет России в Северо-Восточной Азии

.1 Роль Китая во внешнеполитической деятельности России

.2 Перспективы сотрудничества России и Японии

.3 Развитие межгосударственных отношений России и стран Корейского полуострова

Глава III. Российский Дальний Восток как важнейший элемент в интеграционной политике России в Северо-Восточной Азии

3.1 Ретроспективный анализ дальневосточного направления внешней политики России

3.2 Становление интеграционных взаимосвязей Дальнего Востока России со странами Северо-Восточной Азии

3.3 Внешнеэкономическая деятельность субъектов Дальневосточного федерального округа в Северо-Восточной Азии

Заключение

Приложение


Введение


После падения блоковых противостояний ХХ века в глобальном мире еще не сформирована новая международно-политическая система, которая зависит от тенденций развития глобализационных процессов. Вместо биполярного мира наступила новая политическая реальность, то есть формирование глобального информационного поля, постоянные движения ресурсов - человеческих, интеллектуальных, материальных и т.д. Так в наступившем веке глобализации сохраняется раздел мира между богатыми и бедными странами. В этом процессе дифференциация по критерию благосостояния уже рассматривается в новом формате отношений, сложившихся между великими державами XXI века.

Геополитическая ситуация в мире изменилась не только с окончанием холодной войны, но и террористическими атаками 11 сентября 2001 года, которые полностью дали понять мировому сообществу, что необходимо взаимодействие и сосредоточенность всех государств мира в преодолении общей угрозы. Эта вновь подтверждает, что необходима многополярность мира, которая может быть создана лишь в условиях глобализации. В этом отношении мир становится взаимозависимым как по экономическим, так и по политическим причинам.

Появились многие независимые государства, оказавшиеся в центре внимания великих держав: США, Китая и России. Россия, среди этих держав вновь набирает силу для лидирующих позиций в мире и не может оставаться в стороне от процессов глобализации. В новых геополитических условиях от России потребовалось ясное, взвешенное понимание национальных интересов и укрепление международных позиций в изменившемся мире.

Внешнеполитическая деятельность России в свете новой глобальной обстановки, на наш взгляд, требует глубокого подхода именно к сотрудничеству с АТР. Для России поддержание дружественных отношений со странами Востока не только сулит взаимодополняющую поддержку в экономике, но и способно обеспечить России тыл для сдерживания гегемонистской экспансии США особенно в АТР.

Это одна из актуальных тем, касающихся исследования российских регионов во внешних связях на современном этапе. России для наилучшего проведения и развития многостороннего сотрудничества с ведущими странами СВА нужно активизировать приграничные территории. Для развития этих восточных территорий России необходима продуманная, взвешенная долговременная политика. Субъекты Российской Федерации развивают свои международные связи в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" и другими законодательными актами. Так, значимость Дальнего Востока России в международной деятельности характеризуется тем, что этот регион, прежде всего, является связующим звеном между Россией и АТР, также стратегическим ключом России к воротам Восточной Азии. Поэтому исследование ДВР рассматривается как необходимость для проведения глубокой внешнеполитической стратегии. Благодаря геополитическому положению между Востоком и Западом России необходимо находить понимание и поддерживать добрососедские отношения, как с западными, так и с восточными государствами.

Актуальность исследования обусловливается необходимостью понять, как вырабатывается механизм внешнеполитической стратегии России со странами Северо-Восточной Азии. Учитывая важность этого региона в мировой политике, Россия ориентируется на его ведущие страны: КНР, Япония, Республика Корея и КНДР. Для этого, прежде всего, необходимо разработать научно обоснованную стратегию внешней политики России.

Если у России появится определенная Тихоокеанская стратегия, то она могла бы сыграть определенную роль в развитии азиатского вектора внешней политики России. Впоследствии эта позволила бы нам стать равноправным партнером среди стран Азиатско-Тихоокеанского Региона. В данном исследовании автор попытался показать международную деятельность Дальнего Востока и России со странами Северо-Восточной Азии с позиции многополярного мира. К тому же дается анализ внешних связей Дальнего Востока России и Центра с этими странами, который пока еще носит аморфный характер и недостаточно разработан специалистами. Поэтому автор акцентирует внимание на развитии российского Дальнего Востока и его роли в международной деятельности, делая вклад в разработку научно обоснованной стратегии внешней политики России.

Развитию регионального сотрудничества, на наш взгляд, нужно придать новый импульс. Необходимо отметить, что внешнеполитическая стратегия требует, с одной стороны, динамичных и эффективных связей между Центром и регионами, а с другой, - взаимодействия дальневосточных регионов со странами СВА. Не менее актуальной является проблема, связанная с размышлениями некоторых авторов о возможной потере восточных территорий Россией. Этот "синдром тревожности" вызван тем, что сопредельные страны с развитой экономикой смогли бы прибрать малонаселенные земли российского Дальнего Востока. Поэтому автор попытался рассмотреть эту проблему сквозь призму внутренней и внешней политики России, а также интеграционных процессов.

Так, российский Дальний Восток мог бы стать свободной экономической зоной и, сотрудничая с Северо-Восточной Азии, внести значительный вклад в процесс стабилизации региональной экономики. Для этих целей нужно создать оптимальный совместный план деятельности российского Дальнего Востока и стран Северо-Восточной Азии. По мнению автора, на новом этапе глобализации именно энергетическая дипломатия является для России основным стержнем во внешнеэкономических связях с Северо-Восточной Азией. Она, в конечном счете определяет внешнеполитический курс России в АТР и влияет на сглаживание разногласий в двусторонних отношениях. Таким образом, в поле зрения данного исследования оказались самые насущные проблемы российского Дальнего Востока, решение которых напрямую зависит от совместной деятельности России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Таким образом, Дальний Восток России мог бы стать процветающим регионом и выйти на равных правах со странами АТР на мировой рынок. На наш взгляд, эти интеграционные процессы должны получить более полное отражение во внешнеполитической стратегии России. В данной работе именно эти аспекты являются предметом нашего исследования.

Объект исследования - процесс выработки внешнеполитической стратегии России со странами в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Предмет исследования - Российский Дальний Восток во внешнеполитической стратегии России в Северо-Восточной Азии.

Цель - проанализировать роль Российского Дальнего Востока в становлении восточно-азиатского направления внешнеполитической стратегии России в АТР

Задачи:

§выявить внешнеполитическую стратегию относительно российского Дальнего Востока и России в целом;

§определить геополитические интересы России в Северо-Восточной Азии;

§дать углубленное представление о роли ведущих стран Северо-Восточной Азии во внешней политике России в контексте двусторонних отношений;

§определить роль Дальнего Востока России в интеграционных процессах;

§проанализировать основные направления международной деятельности субъектов Дальневосточного Федерального округа;

В данном исследовании были использованы следующие методологические походы:

§системный подход для анализа внешних связей российского Дальнего Востока в процессе внешней политике России.

§Исторический подход использован для понимания предпосылок появления дальневосточного курса во внешнеполитической стратегии России.

§Сравнительный метод был применен для рассмотрения эффективности внешних связей РДВ вместе с Центром в отношениях со странами СВА.

§Методы контент - анализа, нормативно-правовых документов, теоретического исследования и прогнозирования способствовали оценить деятельность восточных регионов России.

§Эмпирическую базу исследования составили приложения в виде таблиц, схем, географических карт, статистические данные по проблемам миграции, экономические показатели внешнеторгового оборота России со странами СВА.

Научная новизна

В диссертации рассмотрена актуальная проблема эффективности внешней политики России, а также Дальнего Востока со странами Северо-Восточной Азии в постперестроечный период. Новизна работы заключается в следующем:

§выявлена роль стратегической значимости российского Дальнего Востока во внешнеполитической стратегии России как связующего звена с Азиатско-Тихоокеанским Регионом;

§ впервые рассмотрена проблема Дальнего Востока России как самостоятельного участника международных интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанского Регионе (АТР);

§впервые дается анализ развития международных и внешнеэкономических связей Республики Саха (Якутия).

Научно-теоретическая и практическая значимость

Международная деятельность регионов является одной из главных составляющих всего федеративного государства. Материалы данного исследования могут быть использованы для выработки методических рекомендаций по решению проблем международной деятельности российского Дальнего Востока. Также может рассматриваться при разработке проекта Тихоокеанской внешнеполитической стратегии России. Возможно также применение основных положений исследования для подготовки учебных курсов по политологии, регионоведении и в создании информационной базы для вэб-сайта в целях дистанционного обучения.

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.


Глава I. Особенности внешнеполитической стратегии России в глобализирующемся мире


Кардинальные изменения конца ХХ века открыли для многих стран возможность укрепить свою роль и место в меняющемся мире. Но с появлением новых государств на политической карте мира и договоренностей по неприменению ядерного оружия проблемы биполярного мира остаются в большинстве своем не решенными. После эпохи блоковых противостояний ХХ века мир, казалось, станет более стабильным однако, до сих пор этого нет во многих странах мира. Сохраняется борьба за сферы влияния, стремление ряда стран к оружию массового поражения, растет угроза террористических актов, торговля оружием - все это вызывает крайнюю обеспокоенность.

В мире еще не сформирована новая международная политическая система, процесс которой находится в стадии становления. Современный мир настолько противоречив, что в условиях неопределенности крайне сложно достичь взаимоприемлемых вариантов. Тем более, что проблемы народонаселения, эпидемий, голода, природных катаклизмов, бедности, экологических катастроф, локальных войн и конфликтов, международных территориальных споров не могут быть решены в рамках одной страны, а требуют объединенных усилий.

В результате мир становится взаимозависимым и мобильным в плане пересечения государственных границ и территорий. Государства с разным мироустройством и экономическим уровнем постепенно расширяют внешние связи, развивают межкультурные связи, вступают в межправительственные организации, стремясь получить преимущественные выгоды и повысить международный престиж. Эти процессы в настоящее время именуются феноменом глобализации, который, в частности, затрагивает и регионы. В основе глобализации - региональная интеграция, где приграничные территории совместно осуществляют внешнеторговые связи с учетом геоэкономических интересов.

Россия как новое федеративное государство не может оставаться в стороне от процессов глобализации. Глобализация с такими ее вызовами, как рост взаимозависимости государств, обострение угроз международной и региональной безопасности, нарастающий вал региональных конфликтов и многое другое, становится серьезным испытанием для существующих механизмов многостороннего сотрудничества и для тех, кто является участниками этих механизмов. В этом плане сбалансированный и многовекторный курс внешней политики России в развитии всеобъемлющего сотрудничества со странами Запада и Востока позволил ей отказаться от каких-либо идеологических приоритетов, сохраняя равноправные отношения со всеми странами, независимо от их политической направленности.

Однако, в конце 1990-х годов утвердилась идея многополярного мира в противовес однополярному США и НАТО. Геополитическая конфигурация мира зависит в основном от внешнеполитического курса таких стран, как США, Китай и Россия, но США в ближайшей перспективе все еще остаются единственной сверхдержавой с гегемонисткой политикой. Поэтому эту идею поддержали многие страны, среди которых у России с Китаем подписана Совместная декларация от 1997 года о многополярном мире и формировании нового международного порядка. Стратегическое партнерство России и Китая в мировом сообществе вовсе не рассматривается как некий союз антиамериканской направленности. Скорее это миролюбивый союз двух соседних государств, направленный на создание многополярного мира концепция, которой еще до конца не сформирована и здесь нужно обратить внимание на то, что регионы становятся активными участниками в процессах глобализации.

В условиях глобализации Китай - в фокусе внимания многих государств, так и России для которой одинаково важен политический диалог с Японией, РК, КНДР. Многостороннее сотрудничество России, как в государственном, так и в региональном отношении содействует укреплению стран Азиатско-Тихоокеанского Региона. Новая конфигурация отношений между Россией, США, Китаем, Японией и странами Корейского полуострова во многом будет определять общую ситуацию в Азиатско-Тихоокеанском Регионе в XXI веке.

В XXI веке стратегическая стабильность России будет в значительной мере зависеть от внешней и оборонной политики страны, от успеха экономических и политических реформ. Это также относится и к азиатской политике России в АТР. Справедливо высказывание, согласно которому Россию в азиатском регионе всегда считали европеизированной страной, тогда как Европа рассматривала ее как восточную, "поэтому Россия повернулась лицом к Азии только тогда, когда не смогла получить доступ в содружество европейских стран". На наш взгляд, нужно рассматривать геополитический курс России в зависимости от межгосударственных отношений Китая, Японии и Республики Корея - основных торгово-экономических партнеров, то есть стран СВА, характеризующиеся высоким уровнем рыночных отношений. Отсюда исходит, что если в период холодной войны наш внешнеполитический курс строился с учетом стратегических интересов великих держав, то теперь акцент сместился в европейском направлении - на страны ЕС, а в восточном - страны АТР.


1.1 Азиатский вектор внешней политики России


Концепция внешней политики РФ, принятая в 1993 году и обновленная в 2000 году, существенным образом определяет дальнейший ход России в развитии дружественных отношений с ведущими азиатскими государствами. Присутствие России в АТР обусловлено ее стратегическими интересами, определяет её непосредственную деятельность. Прежде чем добиться своего присутствия в этом динамично развивающемся регионе России понадобился ни один год. В постперестроечный период она ориентировалась в основном на западные страны, которые помогали ей строить жизнь в соответствии с западными принципами демократии, рыночной экономики и гражданского общества. Но за всеми этими позитивными процессами нельзя было забывать о сотрудничестве со многими странами АТР. Поскольку у России были прерваны связи со странами Азии, Африки, и Организации Варшавского Договора. Тогда с середины 1990- годов стало очевидно, что интересы России и западного мира начали расходиться. Нужно было время для выработки новых ориентиров во внешнеполитическом курсе страны. В эпоху Ельцина наше государство потеряло влияние в мировом сообществе. Азиатский курс России был весьма аморфен и не имел ясной стратегической направленности.

В настоящее время возрастает значение АТР во внешней политике Российской Федерации, что обусловлено геополитическим положением России. Оно позволило выйти на новые рубежи, где сотрудничество перемещается на процессы межрегиональных связей. Но проблема политического диалога России со странами АТР требует более динамичного решения, то есть активного вовлечения в орбиту деятельности данного региона и единого принципа добрососедских отношений. Это служит основой для взаимовыгодного и многовекторного сотрудничества, прежде всего, для необходимой разработки научно обоснованной внешнеполитической стратегии России в АТР. В случае ее воплощения в жизнь, у России появилось бы реальная возможность стать равноправным партнером среди стран Азиатско-Тихоокеанского Региона. Поэтому Россия, соблюдая принципы международного права, расширяет активность с одним из влиятельных регионов мировой политики - АТР, который уже является центром мировой политики и экономики XXI века.

В целях эффективности азиатского вектора внешней политики России сотрудничество строится в основных интеграционных структурах в рамках "Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество", региональном форуме Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) по безопасности и "Шанхайской организации сотрудничества", созданной при инициативной роли России и Китая с участием государств Центральной Азии.

Шанхайская Организация сотрудничества - одна из ведущих международных организаций была создана с целью развития многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом. В этих региональных организациях вклад и участие России, рассматривается в качестве общей идеи для обеспечения стабильности и ее роль в рамках этих структур сосредоточена лишь на позитивном взаимодействии со странами АТР. Присутствие и участие российской стороны позволит снять напряженность между Индией и Китаем. Действительно, межгосударственные отношения России и Китая чрезвычайно важны для нас, так как будущее становление Китая как великой державы требует от России искусство манипулирования с тем, чтобы с ней считались в мире, когда на авансцену мировой политики выходят такие страны-гиганты как Китай и Индия. Дружелюбное сотрудничество России с ведущими державами АТР даст возможность скорейшей реализации идеи многополярного мира, созданной по инициативе Китая и России. Этому послужил последний саммит ШОС (июль 2005 г.) где наметилось о планировании расширить свой геополитический горизонт с привлечением участия Индии, Пакистана, Ирана и Монголии которые пока остаются лишь наблюдателями, но проявляют интерес к вступлению в ряды ШОС. В случае их вступления ШОС, она по своей величине составит мощную политическую и экономическую и даже военную силу, способной обеспечить международную безопасность в азиатском континенте.

Азиатско-Тихоокеанский Регион представляет собой ведущий центр мировой политики и экономики XXI века. Экономически растущая Азия сегодня становится свидетелем позитивного развития событий на региональном и международном уровнях. При чем АТР переживает период чрезвычайного экономического динамизма на фоне растущей политической неопределенности. Прежде всего, это вызвано волной обострения региональных проблем международного масштаба, осложненные территориальными претензиями. В этих условиях АТР становится политико-экономическим центром в современном мире и помимо роли Китая в этом регионе диссертант выявляет роль других стран Северо-Восточной Азии (Япония, Республика Корея, КНДР, Тайвань) под углом зрения двусторонних отношений с Россией.

Российско-китайские отношения были скреплены "коммунистическим братством" в течение десятилетий. С наступлением полосы тотального отчуждения и взаимного недоверия, интересы двух великих держав расходились с началом культурной революции. И только в последнее время (с 1990-х годов) возобновились связи с Китаем, которые во многом укрепились благодаря экономическому и политическому сотрудничеству. Так, проблема Тайваня в двусторонних отношениях Китая и России признается сугубо внутренним делом Китая. Хотя Тайвань продолжает настаивать на признание как отдельного государства и расхождения интересов между материком и островом, не позволили России ухудшить отношения с Китаем. Таким образом, Россия придерживается сбалансированного курса, направленного на признание лишь суверенного Большого Китая и поддержания неофициальных отношений с Тайванем.

Межгосударственные отношения России с Японией на современном этапе во многом характеризуются с 1950-х годов прошлого века, когда обещанные заявления СССР Японии заставили полностью пересмотреть этапы их сотрудничества, несмотря на подписанный Сан-Франциский договор 1951 года. Проблема подписания мирного договора России и Японии разворачивается вокруг территориальных притязаний. Это показывает нам, что проблема слишком политизирована и весьма осложняет процесс урегулирования. Необходимо отметить, что для дальнейшего развития двустороннего сотрудничества, нужны взаимовыгодные условия, которые позволили бы по-новому взглянуть на острую проблему. Для России важно налаживать внешнеэкономические отношения, минуя барьеры территориальные, так как развитие экономического потенциала России и Дальнего Востока опять-таки зависит от японских инвестиций. Но для Японии это "ахиллесова пята", которая всякий раз напоминает о себе в российско-японских отношениях. Таким образом, политические недоразумения не должны препятствовать развитию внешнеэкономической деятельности регионов России и Японии.

Корейский полуостров - в результате военно-стратегической конфронтации двух коалиций в АТР был разделен на севере КНДР и на юге Республика Корея в зоне демаркационной линии вдоль 38-й параллели. Корейский народ пережил период войны с 1950-1953 годы, ставший первой точкой вооруженного столкновения интересов двух держав "холодной войны". Впоследствии этой войны проблема корейского объединения в истории международных отношений остается неурегулированной более полувека. Это вынудило руководство Юга и Севера придерживаться статус-кво. К тому же обстановка обостренных отношений накаляется поведением КНДР, который не отказывается наращивать ядерный потенциал. Возможное объединение двух Корей зависит от ситуации в Тихоокеанском регионе и мировом сообществе. Россия как один из участников переговорного процесса по мирному объединению Кореи придерживается национальных интересов.

АТР для России - конгломерат взаимозависимых стран, вовлеченных в решение проблем безопасности и политического устройства. Каждая из этих стран определяет место и роль в процессе политических преобразований, например, следует отметить, что политический курс АТР претерпел кардинальные изменения после второй мировой и холодной войн.

В период с 1945-1991 годы идеологическая конфронтация США и СССР, сдерживание их экспансии на Тихом океане, расширение сферы их стратегического влияния послужили причиной возникновения национальных и территориальных разногласий между странами АТР которые создали напряженную политическую обстановку. С окончанием "холодной войны" в странах АТР воцарилось атмосфера политического вакуума и нестабильности, усугубившаяся отсутствием новой системы международных отношений. В настоящее время ситуация осложняется тем, что до сих пор нет Договора коллективной безопасности между странами АТР, что затрудняет решение проблемы безъядерного статуса Корейского полуострова. Это способствует нагнетанию напряженности у сопредельных стран и усиливает их активность в наращивании военного потенциала и в росте экономики, что говорит о престижности государства. Как известно, военный потенциал необходим в целях самообороны. И защитная реакция соседних стран отнюдь не свидетельствует о начале гонки вооружений, а скорее является стимулом стабильного обеспечения безопасности региона от возможного нападения извне.

Автор считает, что в защитную функцию государств не должно входить приобретение оружия массового поражения, которое повлечет за собой непредсказуемые последствия. Всем понятно, что сегодня применение ОМП маловероятно, но нельзя исключать такую возможность, когда это оружие станет единственным козырем для решения острых проблем. В этом отношении особенно неспокойная обстановка в Тихоокеанском регионе. Здесь Индия и Китай имеют в своем распоряжении оружие ближнего и дальнего радиуса действия, осуществляют модернизацию национальной армии. Поэтому Россия строит отношения с этими странами с учетом перспектив сотрудничества в Восточной Азии в целом.

Создание системы коллективной безопасности, таких как НАТО или ОБСЕ, позволило бы объединить усилия стран АТР в области международной безопасности. Создание системы коллективной безопасности в АТР затруднительно по ряду причин: нет доверительных отношений между странами АТР, отсутствует достаточная финансовая база, нет страны-лидера, которая взяла бы на себя такую функцию. Кроме того, Китай и обе Кореи обеспокоены тем, что создание этой системы может на длительное время отодвинуть воссоединение их народов. Япония, страны АСЕАН полагают, что в случае возникновения такой системы их территориальные споры с другими странами не будут решены в их пользу. А страны, наращивающие свой военный потенциал, не желают введения каких-либо ограничений и международного контроля.

Как известно, военно-стратегическое сотрудничество- это наиболее болезненная сфера, так как еще живы в памяти людей последствия японского милитаризма. Несмотря на эти трудности странам АТР за короткое время удалось добиться расцвета экономики. Большинство азиатских стран на первое место ставят использование внешнеэкономических факторов роста, то есть взаимодействие государств в сфере торговли, прямых инвестиций, многостороннего партнерства. Это позволило странам АТР интегрироваться в глобализационные процессы, которые направлены на достижение стабильности и создание новых форм партнерства между экономикой и политикой во всем мире. Безопасность и стабильность в мировом сообществе не могут обеспечиваться только военными средствами, они все больше зависят от роста мировой экономики.

Таким образом, в этот регион входят страны юга и северо-восточной Азии с разным социально-экономическим и военно-политическим устройством. На азиатские страны приходится порядка 25% мирового ВВП, 24% мирового товарного экспорта и более 40% мировых золотовалютных резервов (1 триллион долл. из 2,5 трлн.). Характерный штрих - после известного финансового кризиса 1997-1998 гг., потрясшего азиатский континент, 87% прироста золотовалютных запасов пришлось именно на Азию. В настоящее время на азиатское пространство направляется свыше 40% мировых инвестиционных потоков.

Следовательно, именно северо-восточная часть региона имеет доминирующие позиции в международной политике, поскольку в ней сосредоточены стратегические интересы крупных держав мира. Северо-восточная Азия - обширный и самый динамичный район Тихоокеанского бассейна, к которому примыкают крупнейшие державы современности - США, КНР, Япония, Республика Корея, КНДР, Монголия и Россия (Дальний Восток России). Необходимо отметить, что исследование проблем России со странами Северо-Восточной Азии было проведено в Калифорнийском университета Беркли в 1930-1950-е годы, затем в Принстонском университете в начале 1990-х годов.* Преимущество региональных приоритетов во внешней политике России заключается в её огромном пространстве - от европейской до азиатской части мира, что диктует исключительность подхода России к АТР по сравнению с другими странами. В этом отношении большая часть России, расположенная в её восточной части нуждается в налаживании сотрудничества России и Дальнего Востока со странами Северо-Восточной Азии. Сегодня межгосударственные отношения этих стран претерпевают этапы спада и подъема.

В настоящее время эффективное сотрудничество наблюдается лишь в сфере экономики. По мнению автора, интеграционный компонент экономического сотрудничества стран АТР мог бы содействовать частичному предотвращению политических разногласий и снижению очагов напряжения. Следует отметить, что в Восточной Азии нет сильных региональных организаций за исключением АТЭС и АРФ.

Членство в АТЭС открывает для России возможность участия в обсуждении актуальных проблем АТР, создает благоприятные предпосылки для расширения взаимовыгодного торгового, инвестиционного и научно-технического сотрудничества с государствами-членами сообщества, решения проблем социально-экономического развития, особенно дальневосточных регионов. Важным шагом по укреплению добрососедства и международного сотрудничества на границах Дальневосточного региона со странами СВА стало вступление нашей страны в АТЭС.

Важнейшей платформой для их обеспечения остаётся Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ) - единственный на сегодняшний день межправительственный политический институт общерегионального масштаба, ведущий инструмент многостороннего диалога по всему комплексу вопросов, связанных с укреплением мира и стабильности в регионе. Первый шаг к формированию нормативно-правовой базы отношений России с АСЕАН был сделан в июне 2003 года с подписанием в Пномпене российско-асеановской Совместной декларации о партнёрстве в деле мира и безопасности, процветания и развития в АТР. На очереди - совместные документы об экономическом сотрудничестве, а также о контртеррористическом взаимодействии.

Таковым относится сотрудничество в военной сфере России со странами ЮВА (Малайзия, Сингапур, Индия), которые вместе с Китаем одновременно рассматривают модернизацию национальной обороны как необходимость для обеспечения стабильности и безопасности.

Таким образом, в глобальном мире любые перемены в АТР позволят изменить внешнеполитический курс всех стран-членов Тихоокеанского сообщества. В этой связи Россия, как партнер Восточной Азии, открыта новым веяниям современного мира и готова содействовать международной безопасности. Поскольку проблема безопасности в АТР напрямую связана с жизненно важными интересами крупных держав, то они объединены одной целью - сохранить стабильность и достичь взаимопонимания по глобальным вопросам мировой политики:

§проблема присоединения Тайваня к КНР, сопровождается лозунгом "одно государство, две системы" который противоречит их интересам и не находит путей решения;

§территориальные споры между Россией и Японией препятствуют развитию активных двусторонних отношений;

§объединение народов Юга и Севера на Корейском полуострове не вызывает оптимизма в ближайшем будущем из-за отсутствия единого взгляда участников процесса урегулирования;

§территориальные притязания и Китая относительно сопредельных стран связаны с ужесточением проблемы "скрытой" гонки вооружений, модернизацией вооруженных сил наземного и воздушного назначения, внедрением новейших информационных технологий;

§проблема изолированности Северной Кореи от мирового сообщества, отказ КНДР от участия в МАГАТЭ по нераспространению ядерной программы вызывает опасения соседних стран. В связи с этим США пытались неоднократно урегулировать инцидент без участия России. Однако решение этой проблемы требует многостороннего участия всех заинтересованных стран;

§недоверительное сотрудничество между государствами Восточной Азии препятствует установлению взаимного диалога для решения международных и региональных проблем;

§проблема конкурентоспособности стран Восточной Азии может поставить под угрозу межгосударственные отношения;

Таким образом, международные споры в Тихоокеанском регионе способствуют интеграции стран. Она возможно лишь путем компромиссов и диалога в целях сохранения нейтралитета в отношениях с близлежащими странами. Внешнеполитический курс стран АТР строится на основе недопущения взрывоопасных региональных конфликтов. В этом отношении роль России в АТР наиболее значима, так как содействует сбалансированному курсу этих государств.

В настоящее время Россия рассматривает АТР как основного партнера в мировой политике и экономике, сотрудничество с которым позволит укрепить позиции во всем азиатском мире и участвовать в создании коллективной системы безопасности. Автор считает, что азиатский вектор внешней политики наиболее интенсивно развивается именно в последние годы, с момента прихода к власти президента В.В.Путина. Прежде всего, это касается перехода российско-китайских отношений на новый этап сотрудничества. В этой связи основными событиями в азиатском векторе внешней политики России являются:

§подписание Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве от 16 июля 2001 года, ознаменовавшего новый подход к двусторонним отношениям России и Китая;

§ежегодный саммит лидеров стран АТЭС расширяет рамки своей экономической деятельности, выходя в сферу обеспечения всеобщей безопасности и сохранению экологии;

§ Шанхайская организация сотрудничества становится важным фактором поддержания мира, безопасности и стабильности в регионе, а в перспективе может сыграть роль одной из важных опор многополярного мироустройства;

§японо-российский план действий, принятый лидерами обеих стран от 10 января 2003 года, дает возможность смягчить напряженность в урегулировании территориальных проблем;

§придание нового импульса восстановлению межгосударственных отношений России с КНДР позволит российской дипломатии решить проблему северокорейской ядерной программы и обеспечить безопасность на Корейском полуострове;

§совместные военные учения "Мирная миссия -2005" России и Китая на Шаньдунском полуострове, а также антитеррористические акции были проведены военнослужащих России и Индии;

§Россия стремится построить энергетический мост между странами АТР и в случае эффективного взаимодействия - ее позиции в этом динамично развивающемся азиатском рынке значительно укрепятся;

Таким образом, наблюдается улучшение международного сотрудничества России со странами Северо-Восточной Азии, создается основа для доверительных отношений России и Китая, эффективной реализации торгово-экономических связей с Японией и развития многовекторного сотрудничества с Республикой Корея и КНДР.


1.2 Основные характеристики внешнеполитической стратегии России в Северо-Восточной Азии


В ходе социально-экономических перемен1990-х годов внешнеполитическая линия РФ нуждалась в определенных изменениях в связи трансформацией геополитической структуры страны. Был установлен переход межгосударственных отношений России с внешним миром на новый этап с акцентом на экономико-рыночной сфере.

В концепции внешней политики России предусмотрено, что геоэкономическое положение РДВ даст возможность обеспечить экономический подъем путем сотрудничества со странами Азии. Так, значение российского Дальнего Востока для нас возрастает, прежде всего, в связи с резким повышением роли азиатского курса во внешней политике России. Но в этой же концепции говорится лишь о двусторонних отношениях со странами АТР, но не рассматриваются перспективы международной координационной деятельности регионов. Поэтому развитию регионального сотрудничества, на наш взгляд, нужно придать новый импульс. Необходимо отметить, что внешнеполитическая стратегия требует, с одной стороны, динамичных и эффективных связей между Центром и регионами, а с другой, - взаимодействия дальневосточных регионов со странами СВА. Также нет определенной ясности, какую роль и вклад несет участие РДВ в отношениях со странами СВА. Поэтому во внешнеполитической стратегии полностью раскрывается его геополитические параметры как одного из активных субъектов в международной деятельности России. Так, эта стратегия строится посредством многостороннего сотрудничества России и РДВ в рамках единого внешнеполитического курса со странами СВА. Это учитывается динамикой общего состояния двусторонних отношений России с СВА, тенденция которой пока сохраняется.

В настоящее время Россия пытается сформулировать Тихоокеанскую стратегию аналогично той, которая сложилась со странами Евросоюза. Доминантой межгосударственных отношений сегодня являются глобализационные процессы, которые во многом влияют на политику регионов России. На наш взгляд, детальная разработка Тихоокеанской стратегии крайне необходима для новой России. В ней должны быть учтены обоюдные интересы сторон для полноценного и гармоничного взаимодействия.

В укреплении этой стратегии Россия ведет политический диалог со странами АТР с помощью энергетической дипломатии, характерной для восточных регионов России и особенно для Дальнего Востока. Автор уверен, что эта стратегия в отличие от концепции внешней политики предусмотрена лишь в азиатском векторе России при непосредственном участии ее дальневосточных регионов. Мы полагаем, однако, что эти регионы решают лишь локальные задачи и не могут свой опыт экстраполировать в масштабе всей внешнеполитической стратегии России. Но внешние связи РДВ с АТР позволят России восстановить свои прежние лидирующие позиции и осуществить прорыв в Тихоокеанское сообщество, но уже в новом качестве. Это позволит, на наш взгляд, устранить существующие барьеры в понимании проблемы восточно-азиатского курса и создать целостный подход в урегулировании комплекса двусторонних отношений России со странами АТР. В данном исследовании автором не раз было упомянуто, что в последнее время участие регионов в межгосударственных отношениях крайне актуально. Вот что по этому поводу пишет Е.М.Примаков: "уровень политических разногласий и качество взаимовыгодного сотрудничества двух стран зависят от исторических притязаний друг другу, которые во многом препятствуют снятию напряженности между ними". Мы хотим подчеркнуть, что главную роль в снятии этой напряженности могут сыграть регионы. (Достаточно вспомнить участие Приморского края в сотрудничестве с КНДР в гуманитарной сфере).

А пока Россия занимает не столь равноправное место в Тихоокеанском сообществе, так как придерживается традиционного про-западного курса, не приемлемого для этих стран. Мы убеждены, что дальнейшее развитие как двустороннего, так и многостороннего сотрудничества России со странами СВА возможно лишь при условии, если Россия укрепит свою роль в Азиатском регионе как основной участник экономико-политической деятельности. С этой целью Россия твердо придерживается курса активного содействия поддержания мира и стабильности в АТР, расширения участия в системе региональных интеграционных связей.

Автор считает, что развитию регионального сотрудничества нужно придать новый импульс, так как в концепции внешней политики России говорится лишь о двусторонних отношениях со странами АТР, но не рассматриваются перспективы международной координационной деятельности регионов. Соответственно, России следует существенным образом пересмотреть свои внешнеполитические приоритеты. Для этого, научно обоснованная Тихоокеанская стратегия внешней политики России, прежде всего, требует динамичных и эффективных связей между Центром и регионами, с одной стороны, и дальневосточных регионов со странами СВА, с другой стороны. Что касается отношений Центра с регионами, то необходимы центростремительные усилия полномасштабному развитию регионов, так как именно от социально-экономического уровня зависит темпы международного сотрудничества с зарубежными странами. Для этого нам понадобятся соответствующие условия в привлечении не только иностранных инвестиций, но и внимания национальных компаний и предприятий в развитии инфраструктуры Дальнего Востока России.

В этом отношении российский Дальний Восток мог бы создать свободную экономическую зону, и сотрудничая с СВА, внести значительный вклад в процесс стабилизации региональной экономики. Для этих целей мог бы весьма эффективным совместный план действий РДВ и СВА на новом этапе глобализации, где энергетическая дипломатия является основным стержнем для внешнеэкономических связей стран СВА. Тем более, в ближайшей перспективе развитие интеграционных процессов в регионе будет происходить главным образом за счет укрепления и совершенствования системы двусторонних экономических связей между отдельными странами и территориями. В странах СВА растет понимание того, что региональное сотрудничество отвечает интересам этих стран и имеет высший приоритет.

Роль России в урегулировании политических споров позволит ей получить доверительное отношение, устранить их сомнения о слабой позиции России в мире, ориентировать их капитал в национальную экономику, призвать их участие в крупных проектах. В этом случае Россия могла бы наравне с США стать одним из влиятельных государств Тихоокеанского региона.

Автор считает, что разработка внешнеполитической стратегии может быть приведена в действительность при активной деятельности как самих государств АТР, так и приграничных территорий. Прежде всего, это касается двух соседних государств России и Китая, последовательно учитывающих свою приверженность к идее мирного сосуществования в азиатском регионе. Китай и Россия в их добрососедском единстве представляют друг для друга и мира особый интерес как две необходимые стороны одного Живого целого: основание и перспективы. Современные китаеведы подчеркивают, что в последнее время наметилось сближение России и Китая с перспективой установления между нашими странами общекультурного сотрудничества. И это весьма перспективно. И наши страны со всем не западным миром объединяет одна общая эко-гармоничная история и перспектива.

Правительства КНР и РФ неизменно придают большое значение мерам по установлению доверия со странами ближайшего окружения и с их регионами, поскольку это, во-первых, укрепляет добрососедские отношения двух держав, а во-вторых, способствует обеспечению стабильного и безопасного международного окружения. Проблема межгосударственных отношений России и Китая в рамках научно-академических исследований была проанализирована специалистами различного профиля. Однако, как представляется автору, этот анализ включает лишь аспекты " Москва - Пекин" без учета региональных и политических факторов, которые и формируют межрегиональное сотрудничество как таковое. Необходимо рассматривать эту проблему не локально, а комплексно:

§Россия и Китай - великие державы АТР закрепили свои интересы в "Декларации стратегического партнерства направленная в XXI" 1997 года; Новой Декларации РФ и КНР об установлении многополярного мира, подписанной в июле 2005 года;

§Двусторонние отношения России и Китая в наибольшей степени развиваются в рамках регионального сотрудничества (Российский Дальний Восток и Северо-восточные провинции Китая);

§Тенденции развития внешнеэкономических отношений двух стран особенно в области нефтегазовой промышленности и военно-промышленного комплекса имеют глубокий интерес и искренние намерения сторон продолжить дальнейшее сотрудничество;

§Взаимовыгодное сотрудничество расширяется в области космонавтики, научно-образовательных, культурно-исторических программ, которые позволяют народам России и Китая поближе познакомиться друг с другом; народная дипломатия способствует преодолению взаимного недоверия и политических штампов.

Следовательно, стратегическое партнерство России и Китая способствует привлечению регионов к международной деятельности, укреплению добрососедских отношений и дружбы между народами. Китай видит свое преимущество в разделении труда, тесных связях с российским Дальним Востоком, в развитии своих северных провинций путем внедрения современной инфраструктуры, строительства Тянваньской АЭС, нефтепроводов "Ангарск-Дацин", разработки Ковыктинского месторождения. Россия же усматривает выгоду в получении китайских инвестиций в отечественную экономику с помощью крупных совместных проектов по разработке энергоносителей, поставок оборудования ВПК, привлечении китайской рабочей силы. Это дает импульс развитию приграничных территорий России и северо-восточных провинций Китая. Но опять-таки Россия не может конкурировать с Китаем, который во многом опережает нас по основным экономическим показателям. Это создает дисбаланс в сотрудничестве двух соседних стран, устранить которой возможно лишь в процессе дипломатической деятельности России со странами АТР. Иными словами, восточный курс России во многом зависит от её реальных действий в Тихоокеанском регионе.

Идеальным вариантом для тихоокеанской политики послужили бы равноправные отношения России со всеми восточно-азиатскими странами. Страны СВА в свою очередь заинтересованы в активном сотрудничестве с Россией, чьи мирохозяйственные связи проводятся на взаимовыгодной основе, а зависимость от импорта продовольствия ресурсов и энергоносителей делает их уязвимыми. В этом отношении энергетическая политика России дает возможность проводить тесное сотрудничество с ведущими странами СВА в ТЭК, тем более, в любом случае именно они играют возрастающую роль в судьбе Дальнего Востока России, как в международной политике, так и в развитии восточных территорий. Однако участие стран Корейского полуострова и Японии в политических процессах связанных с Россией, весьма скромное по сравнению с Китаем. При этом удельный вес внешнеэкономической деятельности гораздо выше. Автор также приходит к такому выводу о том, что новый стимул двусторонним отношениям России и стран СВА придает активное участие их приграничных территорий. Именно в них - перспективы дальнейшего развития интеграционных процессов.

Таким образом, автор попытался проанализировать внешнеполитический курс России и регионов в рамках Дальневосточного Федерального округа. Международная жизнь Дальнего Востока России оценивается в основном внешними связями двустороннего характера, где учитывается необходимость экономического подъема Сибири и Дальнего Востока. По мнению автора, чтобы обеспечить эффективное и равноправное участие российского Дальнего Востока со странами Азиатско-Тихоокеанского Региона (Северо-Восточной Азии), нужно создать гибкую мобильную связь между Центром и регионами, чтобы центр владел полной информацией о событиях, происходящих в подведомственных ей областях. Это позволит укрепить единую внешнеполитическую стратегию РФ в АТР.


.3 Геополитические интересы России в Северо-Восточной Азии


Для России крайне важно определить свое место и стратегические интересы в этом динамично развивающемся регионе, поскольку это дает ей возможность активизировать азиатский курс в нынешней ситуации. Россия выходит на уровень конструктивного партнерства с ведущими странами СВА на чем строятся её геополитические интересы. Прежде всего, решение политических вопросов, связанных с пограничным урегулированием позволяет России и Китаю расширять дальнейшее развитие партнерства; подписание мирного договора России и Японии требует поиска взаимоприемлемых решений территориальной проблемы; ликвидация оси напряженности между странами Корейского полуострова и интересы России в случае их объединения.

Партнерство России и Китая с момента подписания Совместной декларации КНР и РФ от 27 мая 2003 года продолжает оставаться для двух стран важным звеном в преодолении политических неурядиц. Поэтому динамичность двусторонних отношений России и Китая будет зависеть от преодоления разногласий, препятствующих их партнерству. Оно же в свою очередь, требует от сторон умело найти взаимоприемлемый путь в решении двусторонних проблем и мер в обеспечении безопасности и стабильности не только у своих границ, но и во всей Северо-Восточной Азии. Но если взаимные трения между ними не будут сокращаться по каким-либо причинам, то два соседних государства не смогут стать доверительными партнерами в АТР. Поэтому круг трудноразрешимых проблем действительно требует от России и Китая тщательного изучения и анализа тех или иных ситуаций, и лишь расширенный диалог по всем проблемам сможет дать ощутимые результаты. Такие позитивные действия довольно часто наблюдаются при решении территориальных проблем между странами АТР. Так, например, Россия и Китай благодаря совместным усилиям и долготерпению сумели найти окончательное урегулирование территориальных притязаний между островами Большого Уссурийского и Тарабарова в Хабаровском крае.

Как известно, именно в АТР столько исторически затянувшихся территориальных проблем, что даже присутствие великих держав не может повлиять на их разрешение. Эти проблемы усугубляются существованием других не менее серьезных проблем: военными конфликтами, угрозой международного терроризма, природными катаклизмами, дефицитом энергоресурсов, спадом национальной экономики.

Проблемы территорий остаются ключевыми аспектами в межгосударственных отношениях. В частности, среди стран АТР на архипелаг Сенкаку претендуют Китай, Тайвань и Япония. Хотя остров официально числится за Японией, за него идет борьба из-за его стратегического значения. Суть заключается в том, что тот, кто обеспечивает контроль над островами, может объявить зоной своих экономических интересов зону морского шельфа площадью около 40 тыс. кв.км. Такими же спорными островами являются архипелаг Спратли (Бруней, Вьетнам, Китай, Малайзия); Парасельские острова (Вьетнам, Китай, Тайвань); Скалы Манкур и остров Токдо, Такэшима (между Республикой Корея и Японией); Штат Джамму и Кашмир (Индия, Китай и Пакистан).

Отсюда видно, что Китай среди стран АТР имеет многочисленные территориальные споры, особенно с Индией, являющиеся фактором нестабильности как регионального, так и международного уровня. К тому же острова Парасельские и Спратли с принятием Закона 1992 года были объявлены исконно китайскими, что усугубило отношения между странами Юго-Восточной Азии. Территории, оспариваемые Китаем, охватывают 320 км континентального шельфа и СЭЗ, протяженность которых составляет приблизительно 1600 км и включает острова Спратли (Наньша). КНР остро нуждается в контроле над этим пространством, которое исключительно богато стратегическими природными ресурсами (нефть, газ, минералы). Только на морском шельфе вокруг островов Спратли, по оценкам западных специалистов, запас нефти составляет примерно 105 млрд.баррелей.

По мнению автора, Китай как никакое другое государство АТР имеет массу нерешенных проблем с сопредельными странами. Но страны-участницы территориальных притязаний пытаются найти взаимоприемлемые варианты решения, которые в наибольшей степени характерны для Китая и России. Они послужили примером для других стран АТР, территориальные разногласия которые существуют и по сей день. С момента урегулирования этой проблемы Китай и Россия вступили на новую стадию дальнейшего развития сотрудничества в целом. Автор считает необходимым проанализировать исторические предпосылки территориальных проблем между Россией и Китаем.

Межгосударственные отношения России и Китая формировались путем установления связей (1618) и договоренностей об обширной территории, которая стала континентальной зоной двух цивилизаций. Постепенное расширение территорий двух государств привело к формированию границы России с Китаем, которая, в отличие от большинства государственных границ, сложилась не в результате войны, а благодаря дипломатическим усилиям сторон. К моменту установления связей с русским государством, Китай был мощной феодальной империей, доминировавшей на огромных просторах Восточной Азии.

Так, возведение в 1651 году на Амуре Албазинского острога, а затем - на подступах к нему из Забайкалья - Нерчинска (1656) создало на Дальнем Востоке первый крупный узел геополитической конфликтности между Россией и Китаем. Лишь подписание Нерчинского договора в 1689 году установило первую линию русско-китайской границы на Дальнем Востоке. Однако Россия не сразу стала партнером Китая, и только с подписанием Кяхтинского трактата (1727 г.) два государства признали необходимость сотрудничества в азиатском регионе. Геополитическое влияние, стремление расширить свои границы и впоследствии желание иметь земли с богатыми недрами подтолкнули великие державы к территориальным притязаниям. С подписанием Айгуньского договора (1858 г.) и дополнительно Пекинского договора (1860 г.) эти разногласия были устранены. Согласно этим договорам, восточная граница начинается от слияния рек Шилки и Аргуни, и идет "вниз по течению реки Амура до места слияния сей последней реки с рекою Уссури" (статья 1). Земли, лежащие по левому берегу (на север) реки Амур, принадлежат российскому государству, а земли, лежащие на правом берегу (на юг), до устья реки Уссури, принадлежат китайскому государству. Таким образом, установление русско-китайской границы на Дальнем Востоке не только разрешило вопрос о Приамурье, существовавший в течение более чем полутора веков, но и создало прочную основу для дальнейшего сближения двух государств.

Однако в 1960-70-е годы ХХ века, в период охлаждения российско-китайских отношений эта проблема вновь приобрела свою актуальность. Источником разногласий стал некий договор, основанный на "неравноправных условиях". Общая площадь земель, на которые Мао Цзэдун предъявлял свои "исторические права", составляла 1540 тыс.кв.км., в том числе все Приморье и Приамурье - 1 млн. кв.км. Наступательная политика Мао Цзэдуна по пограничному вопросу в отношении СССР определялась интересами его борьбы, развернутой в 1960-х годах против нашей страны по всем направлениям.

Нужно сказать, что этот вопрос в 1960-ые годы был настолько обсуждаемым, что даже появилась монография под названием "Краткий очерк географии Китая". Автор Жэнь Юйди вместе с составителями карт выразили сомнение о правомерности современных границ КНР с Союзом. Условным знаком "неопределенных государственных границ" была обозначена вся граница, проходящая на Дальний Восток по рекам Аргуни и Амуру, а также граница на Памире. Впоследствии Дэн Сяопин продолжил курс Мао Цзэдуна в военной области и потребовал от Союза сократить вооруженные силы в 200-километровой зоне, прилегающей к границе, до уровня 1964 года (через некоторое время Дэн Сяопин сделал крупную "уступку", сократив зону до 100 км.).

Вопрос о создании 100-километровой зоны по обе стороны границы, предусматривал сокращение численности войск и вооружений. Но речь шла лишь об их сокращении в одностороннем порядке. Этот необдуманный ход, противоречивший идее национальной безопасности страны, был сделан М.С.Горбачевым в 1989 году. Формально договоренность о 100-километровой зоне касается обеих сторон, поскольку у китайцев в этой зоне нет ни значительных вооруженных сил, ни серьезных вооружений. Когда Китай требовал от России подписать Соглашение о 100-километровой зоне, Китай предлагал следующий вариант. Если Россия поступит так, как этого ожидают в Китае, это будет способствовать окончательному определению приграничных территорий и отсутствию притязаний в будущем. Китай такой поступок счел бы очень важным, оправдывая себя тем, что "в силу своей слабости и незащищенности Китай в прошлом потерял значительную часть земель".

Необходимо отметить, что территориальный спор между Россией и Китаем относительно этой зоны продолжался из-за его стратегической значимости. Однако, СССР и КНР, находясь на грани разрыва дипломатических отношений, не прекращали переговоры. Существенным результатом стало Соглашение между СССР и КНР о советско-китайской государственной границе на её Восточной части от 16 мая 1991 года. Впервые появилась возможность подписать с Китаем всеобъемлющий документ, который положил конец недоразумениям в сфере пограничных территорий (статья 7). Был заключен еще один документ - это Соглашение между РФ и КНР о государственной границе между Россией и КНР на её западной части от 3 сентября 1994 года, где граница между нашими странами впервые в истории получила юридическое оформление. Сотрудничество на долгосрочной основе, способствовало подписанию совместного российско-китайского заявления от 10 ноября 1997 года в Пекине. Главы государств России и Китая торжественно объявили, что все вопросы, связанные с соглашением от 16 мая 1991 года о демаркации российско-китайской границы на ее восточной части (около 4200 км.) четко обозначены на местности.

Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ от 16 июля 2001 года отметил отсутствие территориальных претензий. В ходе визита В.В.Путина в Китай в 2004 году было окончательно подписано Соглашение об урегулировании территориальной проблемы между нашими странами.

В июне 2005 года президент России Владимир Путин подписал закон, ратифицирующий соглашение о границе между Россией и Китаем. Соглашение определяло прохождение линии госграницы на участках в верховьях реки Аргунь и при слиянии рек Амур и Уссури вблизи Хабаровска. Граница пройдет по территории обоих участков, которые будут распределены примерно пополам. При этом часть острова Большой Уссурийский, а также весь остров Тарабаров переданы Китаю. Передача части островов Китаю полностью сняла проблему территориальных притязаний Китая к России.

Таким образом, развитие российско-китайских отношений требует баланса между спорными моментами и реальностью. Несмотря на противоречивость оценок внешнеполитического курса России и Китая, достигнутые результаты по демаркации российско-китайской границы, находившиеся на стыке их интересов являются ярким примером эффективного и глубоко продуманного подхода к решению этой сложной проблемы. Обоюдным согласием сторон завершена демаркация на восточном участке границы протяженностью свыше 4200 км. Затем аналогичная работа была проведена и на ее западном участке - 55 км. Отныне территориальный вопрос перестал официально тяготить Россию и Китай, имеющий историческое значение.

На наш взгляд, урегулирование территориальной проблемы в рамках АТР зависит не столько от желания сторон, сколько от политических моментов и финансовых возможностей всех участников этого процесса. Эти проблемы периодически поднимаются во время встреч лидеров, но остаются без изменений, поскольку их решение рассматривается в контексте других проблем и сопредельных стран.

Хотя современный мир больше сосредоточен на обеспечение экономического благосостояния, тем не менее, военная сила государства остается весомым фактором авторитетности государства. Так, отношения между "центрами" экономической и военной мощи характеризуются сочетаниями партнерства, конкуренции и соперничества. Автор считает, что в случае передачи каких-либо территорий от одного государства другому, может разразиться борьба за расширение своих границ третьими странами, и последствия этих трений могут вызвать нанесение силового удара. Таким образом, территориальные притязания между странами Восточной Азии способствуют развитию собственного военного потенциала, несмотря на присутствие американских баз. Однако стоит отметить, что защитная реакция соседних стран отнюдь не свидетельствует о начале гонки вооружений, а скорее является стимулом стабильного обеспечения безопасности региона от возможного нападения извне.

Учитывая добрососедские отношения с Китаем, на наш взгляд, нужно выбрать кардинально обновленный курс для масштабного развития сотрудничества, отвечающий новым реалиям. Инициатива двух государств вызвана расширением политического диалога и внешнеэкономических отношений, способствующие созданию многополярного мира. Реализация этой идеи зависит от динамики внутреннего развития и внешнеполитического курса России и Китая. Поэтому стороны осознают тот факт, что их совместное сотрудничество потребует адекватности действий и согласованности. Но стратегические интересы России в партнерстве с Китаем также обоснованы в урегулировании тайваньской проблемы, которая как одна из задач остается главной политической темой в Китае на ближайшие годы. В случае объединения материка с проливом, это событие неминуемо вызовет реакцию великих держав, так как их интересы во многом сосредоточены на современной политике Тайваня. Тем более, Россия и США не заинтересованы в дестабилизации нынешней ситуации в проливе, в остром военном конфликте между Китаем и Тайванем. Тайваньский пролив, официально находясь в пределах КНР стал причиной запутанной и весьма одним из трудноразрешимых проблем в мировом сообществе. Тайбэй с момента своего основания на полуострове продолжает заявлять миру как независимая страна от КНР стране, требуя его признания, что вызывает обеспокоенность китайского правительства. Китай категорически опровергает заявления Тайваня и считает полуостров исконно китайским. Признание его как суверенного государства в мире будет непризнанной до тех пор, пока не произойдет возможного объединения с материком. Китаю этот процесс во многом выгоден, тогда как Тайваню чреват лишь пагубными последствиями как социально-экономическим обустройством, так и стремлением его населения отделиться от КНР. Тайвань не считает возможным на данном этапе объединение с материком из-за различий в политической и экономической системах о чем весьма верно мнение Ли Дэнхуэя, что концепция "одно государство - две системы" носит двусмысленный характер. Она противоречива, поскольку гипотетически допускает возможность сосуществования коммунизма с капитализмом. Это противоречит целям демократического объединения, к осуществлению которых стремится Тайвань. Поэтому применение китайской модели объединения "одна страна, две системы" уже весьма маловероятно. Тайвань не желает отходить от своей принципиальной позиции, поскольку никогда не согласится вступить в переговоры в качестве подчиненной части КНР. Для всеобщего анализа приведена схема вероятности и перспектив о возможном объединении острова с материком для создания "Большого Китая".


СценарийВозможная причинаСтепень вероятностиВероятные срокиВозможные последствия1. Мирное объединение в рамках унитарного государстваПриход к власти на Тайване новой партииНизкаяОтдаленная перспективаУсиление Китая, смягчение регион. напряженности.2.Мирное объединение в рамках конфедерацииПриход к власти на Тайване новой партииСредняяОтдаленная перспективаУсиление Китая, смягчение регион. напряженности. 3. Нормализация отношений Пекин-ТайбэйСмягчение позиции КНРвысокаяБлижайшая перспективаСмягчение региональной напряженности4.Институционализация отношений в рамках "Большого Китая"Создание "Большого Китая (КНР, Гонконг, Макао, Тайвань)высокаяСреднесрочная перспективаУсиление Китая, смягчение регион. напряженности.5. Сохранение "статус-кво". наивысшаяБлижайшая перспективаСохранение статус-кво, рецидивы обострения, проблема в китайско-американских .отношениях.6. Провозглашение независимости ТайваняПриход к власти на Тайване сторонников независимости.средняяОтдаленная перспективаВооруженный конфликт в проливе, вовлечение США, ухудшение обстановки АТР, угроза ядерной войны7.Вооруженный захват ТайваняПровозглашение независимости, внутренние беспорядки, вмешательство извне.низкаяРезкое осуждение КНР, санкции межд. Сообщества, ухудшеие межд.обстановки, военное вовлечение СШАИтак, исходя из сложившейся ситуации, автор предполагает, что Тайвань не станет частью КНР, как это случилось с Гонг Конгом (Сянган) и Макао (Аомэнь). Даже если и станет в отдаленной перспективе, то присоединение Тайваня к Китаю будет с особым приоритетом и сохранением большинства своих властных структур и полномочий.

На самом деле отсутствие официального признания Тайваня, зарубежным странам не помешало с ним проводить торгово-экономические отношения, которые видят в нем активного партнера. Россия не намерена проводить политический диалог с Тайванем, так как их интересы сосредоточены исключительно в рамках внешней торговли и гуманитарных связей. Так, между странами контакты дополняются широкомасштабными культурными, научно-техническими и образовательными программами. Затем последовало открытие представительства полуправительственной тайваньской организации - Китайской ассоциации внешней торговли в 1991 году в Москве. Наиболее важным событием стало подписание президентского указа от 15 сентября 1992 года, который позволил установить отношения России с Тайванем и по сей день является юридической базой для развития внешнеторговых связей между нашей страной и Китайской Республикой.

Таким образом, России относительно Тайваня придерживается равноправного отношения между островом и материком. Тайвань и Россия имеют сугубо торгово-экономические отношения, которые способствуют укреплению позиций России в отношениях с Китаем. В этом отношении проблема Тайваня является делом внутренней политики Китая, поэтому для России политико-дипломатические отношения с островом недопустимы в том плане, что она признает лишь суверенное право одного Китая с момента его создания. По этому поводу С.М. Туш утверждает, что "железобетонная" солидарность Москвы с Пекином в тайваньском вопросе, не подвергавшаяся сомнению, даже в три десятилетия межкоммунистической конфронтации, пожалуй, главная цена, которую Москва платит за "стратегическое партнерство" с Пекином. В ответ Китай позитивно усматривает роль России в регионе в том плане, что она в отличие от США не вмешивается во внутренние дела Китая и не заявляет о своих намерениях что-либо изменить в этой ситуации. Сохранение статус-кво отвечает интересам России. Таким образом, отношения любого рода России с Тайванем всегда будут находиться в тени стратегического партнерства с Китаем, поскольку наш многовекторный курс целенаправлен на активное развитие отношений с сопредельными странами АТР.

Проблема территорий в российско-японских отношениях широко освещена в научно-публицистических работах, поэтому автор счел важным анализировать лишь основные детали, а не останавливаться в подробных истолкованиях этой проблемы. Вопрос о международно-правовом оформлении российско-японской государственной границы и заключении мирного договора пока не находит своего решения, оставаясь "камнем преткновения" нового времени. Поэтому исторически сложившиеся территориальные споры России и Японии не должны стать помехой в дальнейшем развитии двустороннего сотрудничества, так как кроме них есть более важные стороны сотрудничества.

Переговоры по этому вопросу ведутся на высшем уровне, а также в рамках Совместной российско-японской комиссии, созданной в 1998 году по вопросам заключения мирного договора под руководством министров иностранных дел. Г-жа Ё. Кавагути по этому поводу говорила, что "Проблема Северных территорий является одним из самых важных вопросов, на решение которых направлена деятельность министерства иностранных дел".

Обратимся к некоторым историческим источникам: Япония по Портсмутскому договору отказалась от территориальных претензий к Корее, Тайваню и Пескадорским островам, которые находились в ее владении более полувека. Япония также отказалась от всех своих прав и претензий на Южный Сахалин и Курильские острова ( Мирный договор между Россией и Японией 1905 года, статья 9). Так, в 1947 году эти территории были преобразованы в административно-территориальную единицу РСФСР. Однако, договаривающиеся стороны согласно совместной декларации 1956 года были согласны продолжить переговоры о заключении мирного договора. В результате чего у СССР были намерения вернуть острова Хабомаи и Шикотан Японии, когда как Япония не имела претензий на Курильскую гряду согласно Сан-Францисского договора 1951 года.

Речь идет о 1960-х годах, когда СССР и Япония были готовы подписать мирный договор о передаче островов Хабомаи и Шикотан Японии. Однако события разворачивались иначе, зоной преткновения стало присутствие американских войск в Азиатско-Тихоокеанском Регионе. Требования СССР к Японии заключались в выводе вооруженных сил США из региона, которые к тому времени уже полностью обеспечивали безопасность границ от возможной угрозы советов. Эти требования были невыполнимы, и японское руководство не согласилось с ними. Проблема возвращения двух малых островов Курильской гряды остается не решенной и по сей день.

Спустя полувека проблема территорий между Россией и Японией все еще сохраняет свою актуальность в мировой политике и находится в зоне всеобщего внимания стран Восточной Азии. Развитие событий в этом регионе во многом зависит от взаимоотношений сопредельных стран, которые считают необходимым урегулировать проблемы территорий в целях всеобщей безопасности. Однако, на этом пути они сталкиваются с серьезными барьерами, которые сильно осложняют процессы их взаимодействия.

В этом отношении ситуация России и Японии переживает территориальный синдром, который вызывает озабоченность других стран Восточной Азии. В случае выполнения требований Японии Россией изменится ситуация в СВА, то есть расстановка сил в регионе позволит другим странам тоже усилить свои территориальные претензии друг другу. Поэтому ни России, ни Японии эти нежелательные последствия пока не нужны. Кроме того, для России и Японии внешнеполитический курс Китая имеет важное значение, так как он отрывает тесное сотрудничество в разных областях. Возрастающая роль Китая в регионе и в мире диктует необходимость сохранения добрососедских отношений. Территориальные разногласия России и Японии бумерангом отражаются на отношениях с Китаем, поскольку передача островов Японии лишь ужесточит позиции Китая к другим странам АТР. Во избежание разногласий с Китаем, проблема территорий России и Японии будет еще долго находиться в состоянии статус-кво.

К.Обути подчеркнул, что Япония и Россия в атмосфере продолжающегося развития двусторонних отношений имеют возможности для того, чтобы продвигать вперед двусторонний диалог, при этом, не избегая территориальной проблемы найти оптимальное решение, которое позволило бы соблюсти честь и достоинство каждой из сторон.

Е. Мори размышляя об этой проблеме утверждал, что урегулирование северных территорий может произойти в сроки президентства В.В.Путина. Его убеждение основывалось якобы на согласии россиян вернуть Хабомаи и Шикотан. Однако все это оказалось очередной информационной диверсией, в результате которой появился фальшивый "текст переговоров В. Путина и Е. Мори". Не исключено, что такие действия предпринимаются пропагандистами, ратующими за скорейшее признание северных территорий исконно японскими. Их некорректные средства осложняют мирный процесс урегулирования между двумя странами. Руководство России и Японии осознают, что к этому вопросу надо подойти без излишней суеты и с большой осторожностью.

Достаточно вспомнить период президентства Б.Н.Ельцина, когда японская сторона действительно надеялась к подписанию мирного договора до 2000 года. Неожиданная смена руководства России вызвала в Японии новые волнения, поскольку В.В.Путин в ответ прежним совместным заявлениям, подписанным Ельциным и Обути, дал иное толкование. Он, обратив внимание на то, что там не содержалось жесткого обязательства обеих сторон непременно подписать "мирный договор" в течение 2000 года, заявил лишь о намерении обеих сторон "прилагать усилия" к подписанию такого договора в названный срок, и не более того.

Так, в ходе официального визита В.В.Путина в Японию с 3-5 сентября 2000 г. были подписаны Меморандум о создании и деятельности на территории Российской Федерации японских центров по техническому содействию проводимым в Российской Федерации реформам, Программа российско-японского сотрудничества по развитию совместной хозяйственной деятельности на островах Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи и опубликовано Российско-Японское совместное сообщение для прессы относительно развития технического и интеллектуального сотрудничества на основе "Российско-Японского Партнерства для реформ".

Таким образом, территориальные притязания Японии к России, уже более пятидесяти лет сосредоточены в выяснении по завершению подготовки мирного договора. Хотя отсутствие мирного договора отнюдь не помешало двум государствам развивать нормальные отношения и заключать договора и соглашения в тех случаях, когда это отвечало их обоюдным интересам, - подчеркивает дипломат Н.Извеков. Если есть интересы, то вполне могут быть найдены другие более подходящие для данного случая договорные формы для решения нынешней проблемы развития российско-японских отношений.

Интересы России в процессе мирного объединения Юга и Севера: проблемы и позиции великих держав

Стратегические интересы России неразрывно связаны с Корейским полуостровом. В последнее время среди российских экспертов по Корее в ходу такая точка зрения, что укрепление связей России с КНДР - параллельно с расширением и углублением отношений с Южной Кореей - способствовало бы росту влияния России в целом на полуострове. Заинтересованность в укреплении экономических отношений способствует сочетанию обоюдных интересов сторон в преодолении прошлых неурядиц. Россия, определив свой ориентир к странам Корейского полуострова, рассчитывала на южнокорейские займы и частные инвестиции в обмен на природные ресурсы и космическую и военную технологию. Так, Москва рассматривала сотрудничество с РК для укрепления позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Изучение Кореи как область научных исследований становится сферой научных интересов все большего числа ученых и исследователей. Внимание специалистов по корееведению обращено на новейшую историю стран Корейского полуострова, который был зоной идеологического противостояния стратегических интересов великих держав в течение эпохи холодной войны. Урегулирование корейского кризиса десятилетиями откладывалось из-за политических взглядов стран-участниц переговорного процесса, в результате чего на территории Корейского полуострова находятся два столь разных государства. Несмотря на географические преграды, Корея была не обделена особым вниманием великих держав, что не давало ей удержать свои позиции во внешнем мире.

На рубеже XXI века проблема Корейского полуострова сохраняет свою актуальность в мировой политике. Эта связана не только событиями корейской войны 1950-1953 гг. образовавшие разлом единой нации. В настоящее время нестабильная обстановка вызвана ядерной ситуацией, которая относится к категории таких проблем, что решение возможно лишь в дальнейшей перспективе. В такой неопределенной ситуации оба государства, расположенные вдоль демилитаризованной зоны 38-й параллели на юге и севере полуострова остаются непримиримыми. Так, благополучная Республика Корея показывает наглядный пример странам, строящих экономику по принципам демократии и прав человека. Если РК лидирует своими высокими технологиями, сильной экономикой, развитой инфраструктурой, благосостоянием населения, то противовес КНДР продолжает придерживаться своих принципиальных идей "чучхе", культ личности изолировавшись от внешнего мира.

На Корейском полуострове демилитаризованная линия, разделенная вдоль 38-й параллели более полувека остается зоной неприкосновенности как Севера, так и Юга. Процессы по мирному объединению двух Корей настолько затянулись, что порой малосомнительно в том плане произойдет ли объединение или это всего лишь геополитическая игра участников.

Так, любое изменение глубоко затрагивает человеческий фактор и в этом отношении мнение корейского народа и представителей властей расходится по своему мировоззернию. Единогласное мнение отсутствует не только из-за разного политического устройства, но и в самой проблеме экономической реализации. По оценкам Маркуса Ноланда, объединение обойдется в 2 триллиона долларов. Есть и другие цифры, но все наблюдатели согласны с тем, что этот процесс в любом случае займет не на сотни миллиардов, а на триллионы. Таких денег в Южной Корее не будет, даже если потребуется помощь со стороны. В этой связи, некоторые заинтересованные лица к вопросам объединения относятся крайне негативно, поскольку в этом случае больше всего пострадает экономическое состояние Юга, что крайне нежелателен. Таким образом, из-за финансовой неразберихи объединение Севера и Юга остается в долгосрочной перспективе.

В настоящее время большие финансовые расходы и неизвестные последствия двум Кореям ни сколь не нужны, поскольку их взаимная адаптация пройдет куда труднее, чем в той же Германии. Хотя случай с Германией здесь нисколько не приемлем, поэтому участники данную ситуацию рассматривают не об объединении как таковом, а о медленном, поэтапном, организованном объединении, которое должно иметь место в более отдаленном будущем. Отсюда заметно, что кроме финансовых трудностей, другой причиной является усиление вооруженных сил двумя Кореями, что показывает их недоверительное отношение друг другу. В такой атмосфере меры по объединению увы неуместны. Так, для интереса приведена схема главных индикаторов Юга и Севера за 2002 год.

Не смотря на взаимные упреки сторон, внешнеполитическая концепция "солнечного тепла" президента Ким Дэ Чжуна, признанная первым официальным шагом Юга к Северу, сохраняет свою силу. В середине 1990-х годов он заявил, что политика "солнечного тепла" является единственным эффективным инструментом воздействия на такие страны-изгои как Северная Корея. Большим достижением политики администрации Ким Дэ Чжуна в отношении Севера стала организация туристических поездок в горы Кымгансан в Северной Корее - проект, осуществляемый частной компанией Хёндэ. Первые туристические туры начались с ноября 1998 года. В рамках этой программы впервые после 1945 года еженедельно 2 тыс.южнокорейцев получили возможность посещать Алмазные горы на территории Северной Кореи. Правительство активно способствовало межкорейскому обмену и сотрудничеству в частном секторе, в результате количество людей, посетивших Северную Корею, значительно увеличилось. Так количество южнокорейцев, посетивших Север с 1998 по 2000 годы, составило 16 тысяч людей, что намного больше за прошлые 1989-1997 годы, а в 2000 году Юг посетили 706 северокорейцев. Сопоставляя количество людей, посетивших Юг и Север, можно привести следующие данные: в 2000 году было подано 8 тысяч заявлений, из которых были одобрены 865, а из них утверждены только 845, то есть приблизительно 800 южнокорейцам действительно удалось посетить Северную Корею.

Таким образом, уровень межкорейских диалогов между правительствами вновь активизировался со второй половины 2004 года. Среди 532 подавших заявления на поездку в Северную Корею 497 получили одобрение. Так, постепенно количество посетителей увеличивается, что расширяет обмен личных контактов и делового сотрудничества. Доход от посещения КНДР увеличился на 71,5% в экономической, академической, культурной, спортивной и религиозной сферах.

В настоящее время правительство Республики Корея руководителям крупных компаний и экономических организаций разрешило совершить деловые поездки в Северную Корею. Но проблема разделенных семей из 5 тысяч человек, живших отдельно от своих родственников, то 926 людям удалось воссоединиться со своими семьями. С 2005 года планируется создание центра по объединению семей. Политика мирного объединения Юга с Севером, благодаря туризму, постепенно расширяет диапазон общения между родственниками, и представителями бизнеса, а также крупными компаниями. Если культурные отношения будут и дальше развиваться, то они смогут посодействовать снижению напряженности между Севером и Югом, с этой позиции обмен визитов между родственниками имеет сугубо политическое значение.

Разумеется, в случае мирного объединения Юга и Севера значительные перемены во всей Северо-Восточной Азии будут неизбежными. И великие державы этого региона свои позиции своевременно изменят не столько в геополитическом, а сколько в экономическом плане. Вероятно, что объединенная Корея получит новый политический вес, что вызовет у сопредельных стран нового экономического конкурента, для которых это не столь необходим.

Тем не менее, южнокорейские источники показывают оптимистический взгляд на будущее Корейского полуострова. Так, одна из таких работ предполагает, что в XXI веке Корея объединится, и это будет эпохальным событием во всемирной истории. К 2020 году Корея станет 11-й страной в мире с 83 миллионами жителями, и 8-ой по экономическому развитию. Многие факторы будут вовлечены в увеличение корейской экономической силы, среди которых качество рабочей силы, международная конкурентоспособность в промышленности, технологический процесс. Все это будет способствовать объединению. Объединенной Корее нужно будет приспособиться к новому рыночному порядку и рыночному принципу.

Таким образом, авторы подчеркивают, что объединенная Корея будет связующим звеном между континентом и морем, что в следующем веке вырастет Северо-восточный регион. Структура международной силы в 2020 году будет основана на комплексе пятиугольного равновесия с США и Китаем в позициях всеобщего господства. Наиболее значимой силой в изменении межкорейских отношений и в расширении сотрудничества среди АТР могла бы стать роль США, Японии, Китая и России, которые ускорили бы темпы объединения. Так, если восстановление корейской нации произойдет в порядке многостороннего сотрудничества, то оно будет осуществлено путем внутренних преобразований.

Хотя американское присутствие в Корее сохранится и остается одним из наиболее важных в поддержании международной системы в Северо-восточной Азии. Более того, лидеры после откровенного и искреннего диалога, пришли к единому пониманию, что американский контингент играет важную роль в укреплении мира и безопасности в СВА. Об этом говорится и в Совместной Декларации Юга и Севера Кореи от 2000 года.

С одной стороны, окончательное решение корейского вопроса, прежде всего, зависит от политического курса США в АТР, поскольку ни Япония, Китай и Россия не имеют такого влияния в этом процессе. А с другой стороны, КНДР и Республика Корея могли бы заключить мирный договор между собой, но Пхеньян настаивает на том, что мирный договор должен быть подписан между КНДР и США. По мнению США, объединение Юга и Севера Кореи может изменить динамику и их политическое влияние в АТР. Поэтому они не торопятся к принятию какого-либо решения, ссылаясь на урегулирование проблем на Ближнем Востоке.

Позиции Японии в объединении Кореи носят сомнительный характер. Это вызвано тем, что Япония готова принять участие в процессе корейского объединения, но недоверие со стороны Севера и Юга в связи с "неприязнью" с одной стороны задерживает процесс. С другой стороны, это отчасти выгодно Японии в том плане, что она в Республике Корея видит будущего потенциального соперника в АТР. Поэтому Япония пока не выразила свою официальную позицию в объединении Корейского полуострова, так как считает, что весь этот процесс в целом зависит только от решения корейского народа. Таким образом, Япония лишь ссылается, что процесс вроде зависит от самих корейцев, но на самом деле он слишком взаимозависим именно от участия великих держав АТР.

Позиции Китая в этом вопросе последовательно придерживаются внешнеполитического курса двух Корей, которые постепенно подходят к консенсусу на пути к достижению обоюдного соглашения. Поэтому Китай оценит и рассмотрит любое предложение, проявляя активность, способствующие национальному объединению Кореи. Китай, как и США в этом процессе полагает, что появление новой силы может внести значительный вклад в развитии экономического сотрудничества и обменов между странами АТР. Китай, как и Япония считает, что решение о принятии участия в процессе мирного объединения остается за самими корейцами.

Интересы России на Корейском полуострове, наряду с великими державами основаны на том, чтобы укрепить свои позиции в Северо-Восточной Азии. Так, активное участие России в мирном объединении Юга с Севером может позволить ей лидирующую роль не только в этом процессе, но и в сотрудничестве с другими странами АТР в сфере экономики, энергетики, частично поставки оружия. Как нам кажется, наша сторона действительно заинтересована в объединении двух Корей для того, чтобы экономический потенциал объединенной Кореи мог бы способствовать дальнейшему развитию сотрудничества особенно с Дальневосточным регионом в пользу российской экономики. Поэтому Россия в объединенной Корее как новой силе в АТР предполагает, что та станет стратегическим экономическим партнером России. Действительно, многостороннее сотрудничество России, что с Югом и что с Севером является крайне важной сферой, особенно по экспорту российского сырья, хотя объем внешней торговли имеет не столь высокие показатели. В этой связи для нас было бы выгоднее, если экспорт наших товаров в объединенную Корею будет проводиться более по высоким тарифам. Однако, вполне могут быть негативные последствия для нас по поставке вооружений в Северную Корею. С этой точки зрения, российская сторона предусматривает свои плюсы и минусы в объединенной Корее. Тем не менее, предполагается, что Россия в отличие от других участников шестистороннего механизма переговоров в большей степени желает объединения двух стран.

Таким образом, каждый из участников шестистороннего механизма переговоров по корейской проблеме непосредственно ссылается, что решение зависит от самих корейцев. Когда как именно они определяют ход деятельности и развитие событий на Корейском полуострове. Стороны этого процесса лишь предполагают, что в случае перемирия в АТР появится государство с развитой экономикой, что может укрепить АТР на мировом рынке. В самом деле, участники не могут согласовывать свои интересы к подписанию всеобъемлющего мирного договора, необходимость которого требует дипломатических маневров и колоссальных средств. На наш взгляд, они пока не готовы полностью содействовать, так как их причастность в разъединении этой нации была чревата потерями. Тем более, пока не будет решена проблема ядерной программы Северной Кореи, то мирное объединение в ближайшей перспективе не ожидается. В этой связи, пока сохраняется ситуация статус-кво, не предвидятся геополитические изменения.


Глава II. Внешнеполитический приоритет России в Северо-Восточной Азии


2.1 Роль Китая во внешней политике России


В мировой политике XXI века возрастающая роль Китая обусловила поворот внешнего мира к Азиатско-Тихоокеанскому региону. КНР официально признана развивающейся страной в мире и занимает приоритетное положение во внешней политике таких государств, как США, Япония, КНДР, Россия, страны ЮВА и ЕС. В отличие от стран ЕС, геополитический курс ЮВА и СВА проводится с ориентацией на добрососедские отношения с Китаем.

С возрастанием роли глобализации и интеграционных процессов в меняющемся мире российско-китайские отношения приобрели новый стимул развития с привлечением регионов. Автор при рассмотрении такой противоречивой проблемы, как типология российско-китайских отношений, в которых "прошлое и настоящее имеют в равной степени важное значение" опирался на общую концепцию многополярного мира в условиях глобализации. Действительно, исторический аспект при анализе российско-китайских отношений имеет важное значение.

В 1949 году после провозглашения КНР СССР первым в мире объявил о признании нового Китая и установил с ним дипломатические отношения. Последовавшие за этим годы активной политической поддержки и тесного экономического сотрудничества КНР и СССР стали незабываемой страницей в истории дружбы двух стран. Однако межгосударственные отношения сопровождались иллюзиями идеологического братства, которые скрывали трудности и разногласия между странами, союз которых представлял баланс сил в АТР. Вооруженные столкновения между китайскими и советскими военными на острове Даманский на реке Уссури 1969 года нанесли ощутимый удар двусторонним отношениям.

И только в конце 1980-х годов в ходе визита М.С. Горбачева в Китай стороны подписали Совместное коммюнике о нормализации межгосударственных отношений СССР и Китая. На исходе холодной войны СССР потерпел "фиаско", что не помешало Китаю поддерживать дружеские отношения и наладить политический диалог на высшем уровне. Начался новый этап сотрудничества связанный с урегулированием проблем двусторонних отношений. Совместными усилиями Россия и Китай вышли на очень хорошие партнерские отношения по всему спектру сотрудничества, который выражен в ключевых документах:

-Совместное заявление о равноправном доверительном партнерстве России и Китая, направленное на стратегическое взаимодействие в XXI веке от 26 апреля 1996 года;

-Совместная Декларация о стратегическом партнерстве, направленная на создание многополярного мира от 1997 года;

Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ от 16 июля 2001 года;

Совместная декларация КНР и РФ от 27 мая 2003 года;

Совместная декларация РФ и КНР о международном порядке в XXI веке от 1 июля 2005 года.

Все эти основополагающие документы о стратегическом партнерстве России и Китая объединены общей идеей создания многополярного мира. Они послужили базой для стратегического взаимодействия с Китаем по многим международным вопросам, включая северокорейскую проблему и создавая благоприятный настрой для урегулирования пограничных проблем.

Прежде чем рассмотреть роль Китая во внешней политике России необходимо обозначить общее состояние и динамику развития Китая как одного из влиятельных государств современного мира. В настоящее время Китай находясь на переходной стадии своего развития, испытывает социально-экономические трудности. Китай полностью поглощен решением внутренних проблем замедляющие процесс его скорейшего становления как сильного государства, но отнюдь не отражаются на его возрастающей роли в мировой политике.

§ 1. Основные тенденции внутренней и внешней политики КНР

Главной задачей Срединного государства является решение проблем политического и экономического характера. Для этого необходимо увеличить ВВП в 4 раза, достичь уровня "средней зажиточности", обеспечить социальную стабильность и процветание в различных областях жизнедеятельности общества. Однако, до сих пор сохраняется проблема крайней бедности, которая показывает неравномерность социально-экономического развития отдельных регионов. Расширяющийся дисбаланс оценивается китайскими политиками как угроза социальной стабильности общества. Поэтому внутриполитические ситуации в Китае отражаются на состоянии экономики и создают очаги напряжения в социуме. Автор не согласен с той точки зрения, согласно которой Китай развивается лишь за счет иностранных инвестиций. Но расцвет экономики наблюдается лишь в юго-западной части страны в крупных мегаполисах, тогда как большая часть страны проживает в сельской местности.

В целях дальнейшей эволюции Китаем была разработана новая стратегия социалистического строительства (реформы и открытость), основанная на доктрине "социализм с китайской спецификой" и принятой на Ш пленуме ЦК КПК XI созыва в конце 1970-х годов. Политика открытости и модернизации на основе рыночных принципов вызвала новый интерес к Китаю на Западе. Осуществление внешнеэкономических связей с зарубежными странами стало более значимым, нежели декларирование об идеологическом воспитании всего народа. Китай постепенно расширил рамки внешней торговли и открыл "двери" иностранным инвесторам, которые с готовностью вкладывали капитал в китайскую экономику. Так, сотрудничество с развитыми и развивающимися странами помогло Китаю обеспечить благосостояние населения.

Решение этой существенной проблемы уровня жизни сельского и городского населения руководство КНР видит в полномасштабном сотрудничестве с внешним миром. Политика "открытости" позволила Китаю активизировать международные экономические связи, чьи показатели внешнеторгового оборота свидетельствуют, что Китай постепенно становится лидером мирового сообщества. За последние годы по некоторым экономическим показателям Китай приблизился к странам с развитыми рыночными экономиками, а по общему объему экспорта вошел в первую десятку стран мира. Согласно оценкам Всемирного банка, к 2020 г. станет ощутимым экономическое превосходство Китая над США: к тому времени его ВВП составит 20 трлн.долл., тогда как ВВП США - 13,5 трлн.долл. По этому поводу проф.А.В.Меликтесов высказывает мысль о том, что чем быстрее идет процесс экономической и политической модернизации КНР, тем больше возможностей для объединения вокруг Пекина всех китайцев, для возрождения "Большого Китая".

В этой связи нужно учесть, что изменения любого рода в политическом курсе развивающихся и развитых стран в основном зависят от структуры политических элит. В ноябре 2002 года на XVI съезде КПК КНР уделялось пристальное внимание тому, что смена высшего руководства впервые осуществилась при съезде, что свидетельствует о стабилизации дел партии. Это событие стало поворотным моментом, как во внутренней, так и во внешней политике страны. Внешнеполитический курс Ху Цзиньтао вслед за Цзян Цзэминем целенаправленно решает задачи с целью выдвижения китайской нации вперед. По этому поводу он высказал следующее: "Китаю - для осуществления сегодня преобразований в направлении открытости и модернизации необходимо мирное международное окружение". При этом Китай, всесторонне добиваясь своей цели, играет одну из ведущих ролей в мировой политике. Если даже активное вовлечение и ускоренное развитие Китая в мире, хоть и вызывают беспокойство соседних стран, то это вполне может изменить расстановку сил на геополитическом поле АТР. Возрастающая роль Китая в Тихоокеанском регионе, как по территориальной целостности, так и по политико-экономическим показателям, обеспечивает Срединному государству признание как сильного государства.

Главной целью во внешней политике Китая является защита независимости и суверенитета, обеспечение национальной безопасности, создание мирной и стабильной международной обстановки. Китай на основе пяти принципов мирного сосуществования учитывает индивидуальную позицию каждого зарубежного государства. Концепция народной дипломатии Китая предполагает развитие двусторонних межгосударственных отношений со всеми странами независимо от различий социально-экономических систем. Следует напомнить, что современная дипломатическая стратегия Китая базируется на принципах невступления в союзы и отказе от конфронтаций. Так, Китай сохраняет влияние и собственные интересы в мировых событиях.

Автор считает необходимым кратко обратить внимание на межгосударственные отношения Китая и США. Потому что развитие событий на мировой арене уже не может происходить без участия этих стран. После поражения СССР в холодной войне, США не заинтересованы в появлении конкурентноспособного государства на политической карте мира. На рубеже ХХ - XXI веков США видят потенциальную угрозу в лице Китае, который может вмешиваться в их внешнеполитическую деятельность. Чтобы не допустить этого США вместе с сопредельными странами АТР проводят политику сдерживания в отношении Китая. Поэтому внешнеполитическое окружение Китая в Тихоокеанском регионе сталкивается с политикой сдерживания США и Японии. Военно-политический альянс этих стран, закрепленный Договором о коллективной безопасности вызывает все большую настороженность в Китае.

С этой точки зрения Китай считает необходимым развивать военный арсенал для обеспечения безопасности своих границ в случае нападения. Внешнеполитический курс Китая на модернизацию НОАК свидетельствует о высоком уровне военно-технического арсенала Китая и способствует укреплению его статуса в мире. Для того, чтобы не вызывать излишнего ажиотажа вокруг своих границ, Китай официально заявляет, что не намерен стать военной державой или оказывать силовое давление на соседние страны. В этой связи Китай успокаивает общественность утверждениями, что военная мощь якобы необходима государству только для мирных целей. Но, несмотря на эти заявления, многие страны Северо-Восточной Азии сохраняют американские базы на своей территории, видя в них силу, способную противостоять росту военного потенциала Китая. Тем не менее, Китай, находясь в центре внимания этих стран, сохраняет нейтралитет и придерживается сбалансированного курса.

Так, китайская дипломатия в целях обеспечения стабильности и налаживания добрососедских отношений со странами Юго-Восточной Азии динамично корректирует свой курс, учитывая свои стратегические интересы в этом регионе. В перспективе Китай после России именно ей отводит роль механизма сдерживания американского и японского влияния в регионе. МИД КНР постоянно подчеркивает первостепенное значение отношениям Пекина с развивающимися странами: "Будучи развивающимся государством, Китай рассматривает усиление сплоченности и сотрудничества с развивающимися странами в качестве одного из столпов своей внешней политики". Иными словами, КНР стремится быть допущенной в клуб сильных государств мира и одновременно оставаться в статусе развивающегося государства при обсуждении и решении вопросов ведущими мировыми державами.

Вместе с тем Китай позиционирует себя как развивающаяся страна и находит поддержку в мировом сообществе. Хотя развивающиеся страны отличаются друг от друга не только структурой экономики, но также и характером зависимости от внешних обстоятельств, то в этих условиях Китай дает понять, что укрепление отношений с развивающимися странами - это не преходящий конъюнктурный момент, а долговременная стратегия. Так, Китай и развивающиеся страны оказывают всевозможную поддержку друг другу, сталкиваясь с внешним вмешательством в свои внутренние дела. Но усилия Китая, прежде всего, нацелены на развитие экономики, укрепление сельского хозяйства, подъем транспортной и машиностроительной промышленности.

С этой целью весной в 2000 году на сессии Всекитайского собрания народных депутатов Цзян Цзэминь провозгласил стратегию глобального внешнеэкономического наступления Китая, получившую известность под девизом "Идти вовне". Патриарх Дэн Сяопин говорил, что Китай в прошлом был отсталым именно из-за своей замкнутости. Теперь экономический рост должен обеспечить существенное повышение уровня жизни народа. Наряду с развивающимися рыночными отношениями "открытость" страны является важной составляющей новой экономической политики руководства Коммунистической Партии Китая. Таким образом, свою внутреннюю и внешнюю политику КНР строит в рамках концепции "опоры на собственные силы", совмещенной с открытостью экономики.

Итак, внешняя политика Китая направлена на создание благоприятного климата не только вокруг своих границ, но и по всей территории АТР. С этой целью в Китае необходимость была вызвана в поиске партнера в регионе, так как китайское правительство оказалось на стыке противоречий между близлежащими странами из-за процесса внешнего сдерживания. Таким партнером Китая в Тихоокеанском регионе стала Россия, с которой видит свои позиции: во-первых, Китай сдерживает американское влияние в АТР; во-вторых, припугивает Штаты своим возможным сближением с Россией, "мягко" заставляя их оказывать ему экономическую помощь; и выходит на "передовые стратегические рубежи" не только в Азии, но и в мире.

В ответ стратегическое партнерство Китая с Россией в Штатах рассматривается как антиамериканский союз. Хотя их обоюдные интересы теоретически совпадают по международным проблемам, но они пока не представляют особую угрозу США, поскольку ни Китай, ни Россия в военно-стратегических областях не в силах сравниться с превосходством США. Поэтому Россия и Китай осознают, что их экономическое состояние определенным образом тесно связано с внешнеполитическим курсом США. Так, исследователь актуальных процессов в Азии Р.Саттер считает, что "Китай хочет иметь позиции достаточной силы, чтобы другие страны в порядке вещей принимали в расчет интересы и права Пекина, определяя собственную политику. Китай хотел бы, чтобы его рассматривали ведущей державой в Азии, а не более низкой по престижу и региональному влиянию, чем его соседей. Отсюда следует признать, что Китай в своем становлении как сильное государство в мире сталкивается с интересами США, в то же время не видит необходимости противостоять США, поскольку налаживание мирных отношений для Китая крайне важно, нежели создать антиамериканский союз вместе с Россией. Так, Китай усматривает себя уже ведущей державой Азии, тогда как в отношениях с Россией видит ту опору, чтобы мягко противодействовать усилению США в АТР, одновременно заостряя внимание США.

Следовательно, тенденции внутренней и внешней политики Китая характеризуются разными оценками. Автор придерживается той оценки, которая с одной стороны соответствует тому, что Китай как развивающаяся страна и в силу неразвитого экономического потенциала пока не представляет какую-либо угрозу внешнему миру. Кроме того, Китай в ближайшие десятилетия в силу внутриполитических проблем и замедлением процесса экономической модернизации страны особенно в провинциях Шаньдунь, Гуэйчжоу, Сычуань, Анхуэй и Хенан, где большая часть населения - сельские жители, не в состоянии выполнять обязательства великой державы. В самом деле, Китаю не под силу осуществлять какие-либо великодержавные амбиции из-за трудностей экономической, энергетической и транспортной инфраструктуры. С этой точки зрения, Китай больше обеспокоен задачами внутриполитического и экономического порядка, на полное преодоление которых уйдут десятилетия. Но, с другой стороны, руководство Китая несмотря на эти проблемы, призывает всю нацию смело идти вперед для преобразования развивающейся страны в великую современную и социалистическую державу.

В этом отношении Китай придерживается политики мирного сосуществования, чтобы поддерживать только добрососедские отношения со всеми сопредельными странами АТР и заинтересован в создании благоприятного окружения вокруг как своих границ, так и всего региона. Однако, Китай вместо реализации этой идеи и многополярности в регионе не находит необходимой поддержки. Это сведено тому, что внимание сопредельных стран СВА обращено межгосударственным отношениям Китая с США и Японией. Ведущие державы вместе с остальными странами региона видят в Китае то государство, под влиянием которого они могут оказаться. С этой позиции, автор постарался выяснить на примере отношений с Россией, чем вызвана реакция стран СВА на развитие Китая.

Политический вес Китая в международной жизни приобретает все большую значимость, о чем свидетельствует геополитический курс России, уделяющей пристальное внимание восточному соседу Китаю. В настоящее время Китай занимает приоритетное место в восточном направлении внешней политики России.

Внешняя политика Цзян Цзэминя в отношении России была ориентирована на поддержку сбалансированных двусторонних отношений. Дэн Сяопин в свое время полагал, что внешняя политика Пекина в отношении России должна быть чрезвычайно осторожной.

В июле 2001 года в Москве на встрече на высшем уровне был заключен Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве сроком на тридцать лет. За ним последовали обязательства по устранению исторических разногласий. В Договоре четко выражена заинтересованность двух соседних государств нести ответственность по сохранению мира, безопасности и стабильности в Тихоокеанском регионе и во всем мире. В документе предусмотрено исключительно важное положение об отказе от территориальных претензий (Статья 6). Договор 2001 года ясно демонстрирует, что общность интересов России и Китая выражена в нескольких областях:

-Сохранение единства и территориальной целостности двух стран;

-Обеспечение глобальной стратегической стабильности;

Вхождение в мировую экономику с учетом национальных интересов России и Китая.

Таким образом, создание добрососедских отношений позволит России и Китаю, а также сопредельным странам, учитывать важность их отношений в виде крупных держав Азиатско-Тихоокеанского Региона. Договор подразумевает сотрудничество во внешней торговле, топливно-энергетической и военно-технической областях взаимодействию сторон в политических вопросах, что должно способствовать развитию стабильных и добрососедских отношений в будущем.

Новый поворот в российско-китайских отношениях был отмечен первым зарубежным визитом Председателя КПК КНР Ху Цзиньтао в Москву. В ходе визита стороны подписали Совместную декларацию о необходимости повышения уровня экономического сотрудничества КНР и РФ от 27 мая 2003 года. В числе приоритетов были названы энергетика с акцентом на строительство нефтепровода в Китай, поставки российского природного газа, участие России в строительстве газопровода Запад-Восток. Сотрудничество России и Китая в сфере топливно-энергетического комплекса проводится с учетом приоритетности национальных интересов. Так, Россия видит, что Китай быстро становится крупным мировым потребителем энергоносителей и ряда сырьевых материалов. Разумеется, энергетическая дипломатия для России один из основных подходов в сохранении стратегического партнерства и добрососедских отношений с Китаем. Вместе с тем, для обеспечения стабильности в регионе, Россия проводит крайне взвешенный курс, поскольку Китай ведет конкурентную борьбу с Японией за поставки российского газа в Северо-Восточную Азию. Необходимо отметить, что в ходе визита Ху Цзиньтао в июле 2005 года, были достигнуты договоренности о проведении нефтепровода Ангарск-Дацин несмотря на противодействие ряда стран. На наш взгляд, это говорит о том, что нашей стране необходимо укрепить позиции в регионе посредством тесного сотрудничества с Китаем, и в то же время не противоречить интересам других стран АТР.

Новая парадигма сотрудничества между Россией и Китаем обусловлена стратегическими интересами в таких областях, как военно-техническая, топливно-энергетическая, научно-техническая, аэрокосмическая, внешняя торговля, приграничное сотрудничество регионов.

В современных условиях интересы России и Китая также сосредоточены на решение международных проблем связанных с деятельностью ШОС, а также региональных проблем, таких как ситуация вокруг Тайваньского пролива и Корейского полуострова. Что касается проблемы Тайваня, то она в российско-китайских отношениях рассматривается по принципу невмешательства во внутренние дела.

Также Китай и Россия последовательно выступают за многополярное, справедливое и демократическое мироустройство на основе общепризнанных принципов международного права, за гармоничные и рациональные взаимоотношения и сосуществование различных государств (Статья 5). Отсюда уместно отметить работы, посвященные проблемам двусторонних отношений России и Китая, где формулируются идеи о создании многополярного мира с Китаем. В зависимости от этой идеи исследователей в российском востоковедении можно разделить на две категории: одна из них включает таких авторов, как М.Л.Титаренко, Е.П.Бажанов, А.В.Яковлев, М.Ю.Тренин и др. которые рассматривают союз России с Китаем через призму стратегии. В частности, М.Л.Титаренко утверждает, что наша линия в отношении Китая должна заключаться в неизменном стремлении к взаимопониманию и сотрудничеству с ним. Китай видит особые связи с Россией как дополнение, но не замену его жизненно важных экономических отношений с США, Японией и Западом.

Вторая категория включает В.Г.Гельбрас, В.Л.Ларин, О.Арин и др., которые считают Китай лишь временным союзником, поскольку политический диалог России с Китаем складывается в рамках "доверительных отношений", а не на основе стратегического партнерства.

Диссертант придерживается позиции ведущих китаеведов: Ю.М. Галеновича, В.Л. Ларина, А.Г.Яковлева, М.Л.Титаренко, концепция которых строятся на межгосударственных отношениях России и Китая, в равной степени, как и со странами Восточной Азии. Суть этой концепции - в приоритете стратегических интересов на длительную перспективу. Для России чрезвычайно важно не терять ориентацию в восточно-азиатской стратегии, чтобы не оставаться в стороне от событий в АТР. В этом смысле наиболее показательны в мировой и региональной политике дружеские отношения России с Китаем, которые учитывают интересы обеих сторон. А именно: укрепление политического статуса в мире, подъем национальной экономики, модернизация вооруженных сил и ВТС, совместное использование природных ресурсов, активизация внешнеэкономической деятельности, развитие сотрудничества в области образования, науки и культуры их приграничных территорий.

Развитие дружественных отношений России и Китая постепенно расширяется за рамки их геополитического пространства. Участие России и Китая в международной региональной организации ШОС вместе со странами Центральной Азии показывает их обоюдные интересы в меняющемся мире.

Правительство КНР и РФ придают большое значение мерам по установлению доверия и стабильного, безопасного международного окружения на постсоветском пространстве, где особое беспокойство вызывает не укрепившаяся политическая система новых государств. Политически неопытные и потенциально нестабильные мусульманские страны вызывают обеспокоенность Китая и России и побуждают их сосредоточить усилия и объединить силы в целях обеспечения безопасности в этом регионе. Так, проводятся постоянные консультации между лидерами стран-участниц, которые способствуют укреплению тесного сотрудничества ШОС по вопросам коллективной системы безопасности. Более того, о возможном вступлении в ряды ШОС свой интерес проявили такие страны как Индия, Пакистан, Иран и Монголия. Как нам кажется, в случае вступления этих стран в ШОС их геополитика, военная стратегия и экономика могут бросить вызов мировой политике. В этой связи И.С.Иванов утверждает, что этот процесс "в наибольшей степени отвечает новой парадигме обеспечения совместной безопасности на региональном и глобальном уровнях".

Таким образом, ШОС была создана как многосторонний механизм решения пограничных вопросов и укрепления безопасности в зоне бывшей советско-китайской границы. Как было показано, возможное усиление ШОС в качестве военно-политического альянса азиатских стран уже проявляется в совместных военных учениях "Мирная миссия-2005", где были лишь страны-участники и потенциальные наблюдатели ШОС, которые убедились, что ШОС крайне необходима в условиях глобального мира.

Дипломатические отношения России и Китая с Северной Кореей позволят содействовать в урегулировании ядерной ситуации на Корейском полуострове. Хотя Китай играет сейчас координирующую роль в этом процессе, тем не менее, российско-китайские консультации дадут возможность найти выход из кризиса. При этом стороны усматривают решение этой проблемы путем переговоров и ориентируясь не только на позиции США, но и других заинтересованных стран. Таким образом, стороны намерены предпринять максимум усилий, чтобы в короткие сроки обеспечить безопасность как на Корейском полуострове, так и во всем АТР.

Обеспокоенность сопредельных стран АТР вызвана расширением военно-технического сотрудничества между Россией и Китаем. Эта сфера является важной составляющей их партнерских отношений и рассчитана на длительную перспективу. Заинтересованность Китая в этом сотрудничестве имеет для нас особое значение, поскольку за последние годы интенсивно развивается военно-промышленный комплекс. А также получают дальнейшее развитие во взаимоотношениях с Китаем топливно-энергетическая и экономическая отрасли.

Военно-техническое сотрудничество Китая с Россией позволяет модернизировать национальную армию. Известно, что китайская экономика в результате реформ динамично развивается и есть значительные средства для закупки новейшей военной техники на внешнем рынке. Так, по данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира, с 1991 года по 1997 год Китай потратил на закупку российских вооружений до 6 млрд. долл. В последнее время ежегодные доходы России от продажи вооружений Китаю превышают 1 млрд. долл.

Вместе с тем поставки российских ВВТ в Китай в 1992-2004 гг. составили 16,5 млрд.долл. или 90,77% всех поставляемых в Китай иностранных ВВТ. Для России объем ВТС с Китаем за этот период стоит на 1-м месте и составляет 33,55%. В 2004 г. поставки ВВТ в Китай составили 49% общего объема ВТС, т.е. около 2,5 млрд.долл. По прогнозам директора Исследовательского центра по проблемам развития при Госсовете КНР Ван Мэнкуя в 2010 г. объем ВВП составит 2,6 трлн.долл., в 2020 г. - 5,0 трлн.долл. За последнее время Китай стал ориентироваться на приобретение не только готовых изделий, но и технологий производства. Прежде всего, это относится к покупке Китаем лицензии на производство СУ - 27 без права их реэкспорта в третьи страны.

Нужно отметить, что именно в1980-е годы после XXII съезда КПК начался новый этап стратегии национальной безопасности КНР. Ключевым её моментом стало стремление к дружественным отношениям с крупными державами и создание системы международных гарантий, которые охраняли бы Китай от возможного военного нападения, давая ему возможность сосредоточиться на решении внутренних задач развития и модернизации страны.

Китай осознает, что на сегодняшний день НОАК требуются новые силы, решение которой напрямую связано с открытостью внешнему миру. Так, зависимость от импорта и иностранных технологий, мешают Китаю достичь желаемого уровня, что позволяет закупить высокотехнологическую продукцию в России, Израиле и Южной Африке. Вместе с тем поставки российских ВВТ в Китай в 1992-2004 гг. составили 16,5 млрд.долл. или 90,77% всех поставляемых в Китай иностранных ВВТ. Для России объем ВТС с Китаем за этот период стоит на 1-м месте и составляет 33,55%. В 2004 г. поставки ВВТ в Китай составили 49% общего объема ВТС, т.е. около 2,5 млрд.долл. Рост военных расходов в Китае оценивается как необходимость для обеспечения своей безопасности, что предстает уже в образе мирового милитариста, что отчасти блокирует передачу ему современных технологий и создает помехи на пути экономического развития.

Причина опасений заключается в том, что подозрительность и настороженность соседей КНР в значительной мере порождается чрезмерной закрытостью китайской военной политики. По этому поводу Дж.Най считает, "если мы будем относиться к Китаю как врагу, он им станет. Сдерживание необратимо, тогда как вовлечение может быть заменено сдерживанием в случае неблагоприятного развития событий". В отличие от американского исследователя Лю Цинцай отмечает, что если в будущем Китай и станет сильным государством, он ни в коем случае не пойдет по пути агрессии и экспансии в отношении других стран. Такого же мнения придерживается другой китайский политолог, что в обозримом будущем КНР не способна решать широкомасштабные наступательные задачи пока существует проблема модернизации научно-исследовательского военного производства и его материально-технической базы. Министр иностранных дел Японии заявил, что за последние годы рост военных расходов в Китае превысило 10%, что представляет угрозу.* ИТАР-ТАСС ВВС. 22.12.2005 г. Одновременно Китай настойчиво убеждает всех в своем нежелании включаться в гонку вооружений, опасаясь спада торгово-экономических отношений с партнерами.

Таким образом, складывается впечатление, что экспортная реализация военной продукции приносит больше экономических дивидендов, нежели поставка за рубеж невосполняемых сырьевых ресурсов и это позволяет вполне цивилизованным путем заработать те средства на развитие экономики России, которые мы привыкли брать в кредит, забывая о последствиях. Однако, финансовые результаты продажи оружия Китаю имеют не только положительные, но и отрицательные аспекты. Настороженность вызвана тем, что торговля оружием с Китаем станет нерентабельной. И это повлечет за собой ущемление интересов России.

Ведущие эксперты полагают, что курс стратегического партнерства требует динамичного продолжения деятельности ВТС. Так, например А.Арбатов считает, что Китай выступает еще одним фактором неопределенности в среде безопасности и оборонных потребностей России. О. Одноколенко заявляет, что у России кроме Китая и Индии других серьезных и состоятельных партнеров по ВТС просто нет. Кроме того, Россия, передавая новейшие образцы оружия в Китай, не рассматривает возможности угрозы на Дальнем Востоке. А.В.Семин вполне ясно подчеркивает, что за "занавесом" стратегического взаимодействия России и Китая находят свое применение интересы в области военной сферы.

Автор придерживается той позиции, что нам необходима предусмотрительность в отношениях с Китаем не только в ВТС, но и в других сферах. Дальнейшее сотрудничество зависит от политической и экономической обстановки в обеих странах. Как отметил министр обороны РФ С.Иванов потребности в модернизации российской армии вызвали необходимость экспорта оружия ради улучшения ее материального положения. В нынешних экономических условиях поставки российской военной техники и вооружений в Китай - "единственная возможность сохранить наш оборонно-промышленный комплекс". Экономическая зависимость подталкивает намерения сторон продлить срок сотрудничества, которые извлекают свои выгоды в ущерб интересам того или иного государства. Важно учитывать, что России нисколько не выгодно сотрудничать в одностороннем порядке и при этом нельзя допустить мнение о ее неспособности обеспечить развитие своей экономики. Кроме того, мы больше нуждаемся во взаимовыгодном экономическом сотрудничестве со странами АТР, хотя основными факторами являются торговля оружие, природные ресурсы и сотрудничество приграничных территорий. Согласно комплексному подходу, такое сотрудничество в сочетании с экономическим, торговым и другими видами взаимодействия должно явиться важным фактором стабильных и добрососедских отношений в будущем.

Вместе с тем экспорт оружия и технологий может поставить под угрозу доверительное партнерство стран, поэтому России остается смириться и просчитывать все "за" и "против" экспорта оружия в АТР, пока не истекут сроки договоренностей ВТС. Также в целях сохранения дружеских отношений и стратегического партнерства Россия будет нести обязательства по поставкам оружия, поскольку она не в силах преодолеть необходимость экспорта вооружений в Китай в ближайшем будущем. Следовательно, военно-политические отношения Китая и России сегодня строятся на том, что Китай закупает относительно недорого, а Россия выполняет его заказы в целях вывода ВПК и российской экономики из нынешнего кризисного состояния.

Как нам кажется, прогнозы относительно дальнейшего развития ВТС сложно, так как китайский интерес к ВТС может со временем угаснуть. В этом случае Китай будет с нами все меньше считаться, что приведет к определенным противоречиям. Они могут возникнуть в том случае, если Китай посчитает себя вполне боеспособным государством и в дальнейшем откажется от военных поставок.

Достаточно вспомнить, что активизация ВТС России и Китая началась с того момента, когда США стали обеспечивать Тайвань современными видами оружия. Разумеется, это послужило причиной наращивания военного потенциала Китая. Поэтому он счел необходимым закупать военную технику у России по относительно дешевым ценам, чем у развитых стран. Как известно, развитие экономики и усиление оборонной мощи - это две важнейшие стратегические задачи модернизации Китая. Китайские ученые отмечают, что не смотря на оборонное строительство Китай, тем не менее, подчиняется нуждам экономического развития. Как бы то ни было, Россия и Китай все больше расширяют свое сотрудничество, не направленное против третьих стран и их интересов в сфере региональной и глобальной стабильности.

Проблемы китайской миграции

Падение тоталитарного режима превратила Россию из закрытой страны в активного участника международного миграционного процесса. В 1990-е годы поток мигрантов в Россию увеличился до неимоверного количества, как из ближнего, так и из дальнего зарубежья. Россия, находившаяся в состоянии полного кризиса, не имела соответствующей законодательной базы по миграционной политике. В результате чего самопроизвольное передвижение мигрантов через границы России с бывшими республиками Союза и на российско-китайской границе позволило им обосноваться на территории нашей страны.

На восточных границах России приезд мигрантов был вызван массовой безработицей в связи с реформами в Китае. Безвизовый туристический обмен был осуществлен на основе межправительственного Российско-китайского соглашения от 18 декабря 1992 года. После подписания российско-китайского договора о безвизовом обмене, движение через границу стало массовым. Соглашение Правительства РФ и КНР "о привлечении иностранной рабочей силы" от 16 декабря 1993 года дало возможность на разрешение въезда граждан из бедствующей Азии. Основным видом их деятельности была торговля ширпотребом, что удовлетворяла потребности населения дальневосточных регионов России. Китайские мигранты, осознав большой спрос на свои товары значительно расширили торговлю, и так получил развитие безвизовый режим между Дальним Востоком России и Северо-Восточным Китаем.

Опрос китайцев, находящихся в России и проведенный Московским Центром Карнеги выяснил основные причины их приезда: занятие торговлей -46%; учеба или стажировка - 40%; работа по найму -14%; в различных фирмах и предприятиях -5%; в строительстве - 4%; в сельском хозяйстве - 2%. Из них 11,8 % -хорошо знают русский язык, а 52,2% - достаточно для того, чтобы объясняться. * Витковская Г. Угрожает ли безопасности России китайская миграция? - Брифинг Моск.Центра Карнеги, 1999 г. т.1. вып.2,с.4

Многие мигранты проживают на территории РДВ. Это вызвано тем, что с 1998 года в КНР осуществляется масштабная работа по сокращению персонала в государственном аппарате и на предприятиях. Общая численность безработных и частично занятых в КНР превышает все население России. В Китае население в 15-30 раз больше, чем на Дальнем Востоке. Так, по данным Госкомстата на территории РДВ проживает 7,5 млн. человек, тогда как рядом, в северо-восточной части Китая - 30 млн. человек. Таким образом, численность населения Сибири и Дальнего Востока в три раза меньше чем в Северо-Восточном Китае

Ясно, что сложившаяся ситуация нуждается в миграционной политике Дальневосточного региона и Забайкалья. Она должна не только обеспечивать эффективную поддержку реализации государственных интересов в регионе, но и способствовать обеспечению стабильности проживания населения, необходимой для устойчивого развития региона.

Основная причина демографической ситуации на Дальнем Востоке - местное население перебирается в центральную часть страны. Мотивами являются выезд для получения образования, поиск работы и возврат к прежнему месту жительства. Среди них 10-15% в поисках работы, 15-20% на прежнее место жительства, 15% в продолжение обучения, 50% по личным и семейным причинам. Таким образом, если в 1991 году доля Дальнего Востока в населении России составляла 5,4%, то в начале 2000 года только 4,9%. Демографический срыв в воспроизводстве населения на Дальнем Востоке привел регион в стадию депопуляции.

Поскольку население ДВР пополнялось именно за счет китайских мигрантов создавалось, что Китай ведет борьбу за обладание восточных территорий России. К тому же жители северо-восточных провинций Китая находятся на приамурских границах, которые исторически считают своими. Однако, этой точки зрения не разделяет большинство китайцев. Не случайно, поэтому Чэн Чэнху пишет о том, что правительство КНР еще в октябре 1969 г. сделало заявление, что оно "никогда не требовало и не потребует возвращения территорий, площадью 1,5 млн. кв.км., отторгнутых царской Россией".* Чэн Чэнху. Отношения между державами, идущие в 21 век. Цзянсу:Народ. 1999 г.с. 89.

Поэтому поводу Чжан Сэнь, сотрудник Института Восточной Европы и Центральной Азии АОН КНР заметил следующее: "Вы нас несколько лет приглашали, неоднократно говоря о необходимости привлечения рабочей силы из Китая для освоения Сибири и Дальнего Востока. Когда же мы на это приглашение откликнулись, вы ведете себя так, будто мы это сделали сами, без всякого приглашения.* под ред. Ван Шаосин, цит. соч., с.188.

Китайские исследователи видят основную проблему в отсутствии миграционного права в РФ и гарантии прав иностранцев в России. * под ред. Ван Шаосин и др. Эконом.реформы и внешние политики в РФ и КНР. Цзинань: Шандунь Юи Чубаньшэ, 2000, с.355.с.370.с.411. Российские ученые также отмечают отсутствие единой миграционной политики в РФ, которая эффективно регулировала бы иммиграционные потоки. Следует подчеркнуть, что территориальная целостность страны связана с проблемой незаконных иммигрантов и интеграцией китайцев в хозяйственную деятельность России.

Диссертант считает, что проблема нелегальной миграции в России создает юридические и социальные нестыковки, влияющие на состояние внутреннего рынка труда, это приводит и к массовым нарушениям прав мигрантов, создает очаги социальной напряженности в местах их скопления. Справедливо отмечается, что "именно неспособность, а отчасти и нежелание властей решать проблему китайской миграции, стала стимулом к возрождению синдрома "желтой опасности" в сознании политиков и населения". Автор считает крайне своевременным выход указа президента РФ "О привлечении и использовании иностранной рабочей силы в РФ" от 16 декабря 1993 года, который потребовал от иностранных граждан-рабочих, находящихся на территории России прохождения строгой регистрации.

В связи с ужесточением контроля въезда мигрантов ежегодно российскую границу пересекают примерно 300-400 тыс. китайцев, хотя эти данные касаются только части пограничных переходов между двумя странами. * Информационный бюллетень посольства КНР в РФ. 2000, №4, с.25. Мигранты приезжают не только из северо-восточных, но из более развитых юго-западных провинций Китая для развития торговли и оседлого образа жизни на российской земле. Нижеприведенная таблица показывает картину миграции в г.Москве и в г.Владивостоке.


Таблица 1.

Доля в % к общему числу респондентовПекин 13,3Хэйлунцзян44,9Ляонин 8,6Цзилинь14,5Фуцзянь 8,1Ляонин13,0Хэйлунцзян 7,2Пекин 11,6Хэбэй 7,0Шаньдун2,9Шаньдун 6,7Шаньси 2,9Шанхай 4,9Хэнан 2,9Цзилинь 4,9Хэбэй1,4Сычуань 2,8Шанхай 1,4Гуандун 2,3Сычуань 1,4

Многие мигранты прочно обосновались в разных городах нашей страны, но предпочтение отдают Москве и Владивостоку. Но их присутствие на территории России не должно вызывать излишнюю тревогу, так как миграционная волна колеблется от убытия к прибытию и наоборот. В этих городах заметную долю мигрантов составляют выходцы из наиболее населенных провинций Китая (Шаньдун, Сычуань).


Провинции, города центр. подчиненияМосква в %Хабаровск в %Владивосток в %УссурийскПекин12,33,900Шаньдун6,53,35,04,0Сычуань2,1000

Согласно этой таблице Москва лидирует по количеству китайских мигрантов, поскольку столица предоставляет большие возможности для развития предпринимательской деятельности. Следующая таблица показывает отношение россиян к гражданам Китая и к их гражданским правам:


Китайцам нужно ПредоставлятьВся выборкаМосква, %Хабаровск, %Владивосток, %Гражданство РФ6,040,548,710,8Право постоян. жительства10,566,118,515,4Право на пост. место работы17,728,244,527,3Право на соц.страхование11,821,930,148,0Право на приобр. жилья15,053,819,326,9Право на судебную защиту47,432,333,034,7Право на судебную защиту47,432,333,034,7Никаких прав, только разрешеение на врем.проживание РФ не должно предоставлять никаких прав 18,117,937,544,6

Полученные данные свидетельствуют, что у россиян нет единого мнения о правах и обязанностях китайцев в России, при чем ответы варьируются в зависимости от городов. В Москве пребывание китайцев расценивается менее негативно, чем на Дальнем Востоке России. Жители региона из-за конкуренции на рынке труда отрицательно относятся к присутствию китайских мигрантов. Некоторые из них даже открыто выражают свою неприязнь к китайцам. Автору этих строк неоднократно приходилось слышать от граждан Китая, что их пребывание здесь омрачается из-за отсутствия порядка, стабильности и безопасности. Такие настроения могут дать трещину в сотрудничестве России и Китая.

Опрос 2001 г. показывает, что только абсолютному меньшинству россиян - менее 10% представляется возможным становление союзнических отношений между Россией и Китаем, а около 20% думают, что они могут стать только партнерскими. Однако многие сомневаются в возможности партнерских отношений нашими странами в будущем.


Характер отношенийМосква ХабаровскВладивостокКНР-союзная нам держава10,57,611,1КНР-надежный партнер23,018,817,8КНР-не друг, не враг, но опасности не представл.30,517,025,4КНР-представляет угрозу для России11,536,330,8Затруднились с ответом24,520,314,9

Нельзя забывать, однако, что все участники опроса имеют разный возрастной ценз и социальный статус. На оценку также влияет субъективное мнение экспертов по проблемам внешней политики.

Как уже отмечалось, проблема китайской миграции остается пока нерешенной, и вряд ли предпринятые меры в этом плане могут кардинально изменить ситуацию, имеется ввиду Соглашение о временной трудовая деятельность между Правительством РФ и Правительством КНР от 3 ноября 2000 года (статья 4.2), позволяющее разрешение работать лишь сроком до 1 года, за исключение мотивированной просьбы работодателя.

Китай испытывает огромные трудности в обеспечении своего населения работой. Несоответствие между численностью населения и естественно-ресурсным потенциалом Китая обусловливает экспансию китайцев во многие страны мира. Китайцы имеют свои диаспоры в странах ЮВА, США, Канаде. По сравнению с этими странами численность китайских мигрантов в России не так велика, но уже заставляет задуматься.

Эта проблема затрагивает принципы невмешательства во внутренние дела двух соседних государств, поддерживающих партнерские отношения. Важно, чтобы эта проблема не повлияла на нестабильность в межгосударственных отношениях России и Китая. Автор считает, что миграционная проблема должна быть решена аналогично урегулированию приграничных территорий. Причем ситуация требует взаимодействия с Китаем в региональном аспекте.


.2 Перспективы сотрудничества России и Японии


Особенностью современного геополитического положения любого государства на глобальном и региональном уровне является то, что оно формируется под воздействием не только военно-политических императивов, но и экономических.

Роль Японии в политико-экономической жизни АТР объясняется ее сильными хозяйственными связями во внешнеэкономической деятельности. В том случае, "если Япония решится на глобальное выступление, её политическое влияние стало бы центральной силой, которая привела бы к лидерству эту маленькую страну. Япония сегодня - это миролюбивое государство, не намеренное противодействовать кому-либо из соседних и отдаленных стран" - утверждает Деннис Ясутомо.

В настоящее время Япония одна из развитых стран в мировом сообществе, которая в результате реформ в области промышленности, внешней торговли и восстановления финансовых и валютных резервов признана экономической державой. Этот статус Япония приобрела согласно "Голубой книги" 1957 года, которая ориентировалась в достижении главных задач, то есть, восстановить и развивать японскую экономику, а главным образом развивать экономические отношения с зарубежными странами и нужно было способствовать внешнеэкономической деятельности за пределами страны.

В 1960-е годы Япония поразила весь мир ежегодным темпом экономического роста в 10% и прежде всего, обеспечив благосостояние своего народа. При этом Япония своим триумфом во многом была обязана военно-политическому альянсу США, который обеспечивает безопасность и баланс сил в Восточной Азии путем организации противостояния Японии и Китая на длительный срок. Поэтому Япония смогла сосредоточить свои усилия на обеспечении экономического благосостояния в отличие от других стран Восточной Азии. В этой связи экономическая мощь Японии в Тихоокеанском регионе возлагает на неё обязательства по оказанию помощи и поддержки сопредельным странам, которые периодически напоминают ей о своих претензиях, что именно она несет ответственность за возникшие у них трудности. Сопредельные страны Китай, Республика Корея и Северная Корея, потерпевшие от военной агрессии, требуют официальных извинений Японии. В этой связи Япония сталкивается с подобными преградами в ее признании как мирного государства, не смотря на экономические успехи.

Как утверждает профессор М.Косака, "на протяжении тридцати с лишним лет в Японии была заброшена наиважнейшая для страны работа в сфере внешней политики и обеспечения безопасности". Это было вызвано тем, что политическая изолированность Японии в мировом сообществе мотивировалась ее милитаристским поведением в прошлом. В результате чего Япония лишь формально является лидером в Восточной Азии, а позиции в мировой политике не столь прочны как бы ей хотелось.

Внешнеполитическая деятельность Японии в связи с геополитическими изменениями в мире, потребовала укрепить свою роль в АТР путем усиления экономических и научно-технических достижений и богатым культурным наследием, которые, обеспечат продвижение ее политического участия в делах Северо-Восточной Азии. Так, политическая элита Японии придерживается "Голубой книги" МИД, что подчеркивает мирные цели политики и в новом веке она должна развивать свою внешнюю политику "вместе с народом", расширяя диапазон взглядов на нынешние и будущие формы международной политики Японии.

Вместе с тем, деятельность Японии в новой международной обстановке не должна ограничиваться только сферой экономики. В своей внешней политике Япония постоянно учитывает основные проявления и темпы развития глобализации мировой экономики и является активным участником интеграции, глобализации инвестиционных и финансовых потоков. Таким образом, экономическое превосходство Японии поражает своими темпами многие страны, также она поддерживает законность в международных политических делах, защищая свои интересы, чтобы нести ответственность за сохранение мира и порядка в мировом сообществе.

В этом отношении ведущий политолог Японии К.Обути свой тезис в отношении японской дипломатии в АТР выразил следующим образом: Япония принадлежит к этому региону, и главное гарантировать сотрудничество Японии с США, Китаем и Россией в области развития мира и стабильности в регионе. В Азиатско-Тихоокеанском регионе нерушимые японо-американские связи не только являются залогом безопасности и процветания самой Японии, но и поддерживают мир и стабильность в целом. Однако, сможет ли она выполнить эту задачу, так как имеет право содержать лишь немногочисленный военный контингент и то - в гражданских целях.

Военная доктрина Японии имеет четко оборонительную направленность. Структура военного бюджета на 2000 год выглядит следующим образом: из общей суммы в 4,9 трлн.иен 44,6% было потрачено на содержание личного состава; 18,5 - на закупку вооружений и военной техники; 2,4 - на НИОКР; 3,4- на строительно-ремонтные работы; 2,2- на содержание жилищного фонда; 18,0- на боевую подготовку и обучение; 11- на содержание баз; 0,3- на сокращение числа баз на Окинаве. * Бохэй Хакусё (Белая книга об обороне Японии-2000 г.). Токио. С. 273.

Кроме того, индустриальная мощь и высокий уровень научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в Японии уже сами по себе свидетельствуют о больших возможностях ее гражданских и оборонных отраслей. Таким образом, Япония по боевой технике и хорошо подготовленному составу военнослужащих соответствуют уровню вооруженных сил развитых стран, не уступая по качеству США. В качестве примера рассмотрим военную силу и обороноспособность Японии за 2000 года: численность военного состава - 149 тысяч; морские силы - суда-140, тоннаж-374; воздушные силы (количество боевых самолетов) - 500. * Defence Agency, Boei hakusho (Defence of Japan), 2000.

Во всяком случае, новая роль Японии в Китае и Корее воспринимается с настороженностью. Поскольку Договор о коллективной безопасности Японии и США имеет силу противостояния другим странам АТР, особенно против усиления Китая. Поэтому Китай несмотря на политику их сдерживания, сохраняет нейтралитет, так как именно эти страны являются главными экономическими партнерами в регионе. Отсюда видно, что внешнеполитический курс Японии в большей степени строится на отношениях с США. А потом уже со странами Юго и Северо-Восточной Азии, среди которых лидирует Китай, и чуть менее- Россия, двусторонние отношения с которой складываются в контексте неопределенности.

На наш взгляд, нет необходимости останавливаться на двусторонние отношения Японии с США, а лучше проанализировать межгосударственные отношения Японии с Китаем, поскольку внешнеполитический курс России по АТР в основном зависит от этих стран. С этой точки зрения Япония видит необходимость в укреплении отношений с Китаем и с Россией.

Приоритет Китая в мире сказывается во внешнеполитическом курсе Японии, нормализация с которой была достигнута в 1972 году. Это стало важным достижением японской дипломатии. Совместное коммюнике о восстановлении дипломатических отношений, Договор о мире и дружбе 1978 года позволило правительствам двух стран расширить обмен и сотрудничество. Япония видит в Китае наиболее конструктивного партнера в многостороннем сотрудничестве, где экономика является доминирующей.

Нас заинтересовало отношение японцев к зарубежным странам. Так, если ранее в 2000 году позитивное отношение японцев к китайцам составляло 42,5 %, то уже в 2004 году оно снизилось до 28,1%. Тогда как негативное отношение в 2000 году было 45,6%, а в 2004 году -61,0%. * // Facts and Figures of Japan. Foreign press center. Japan. (oktober) 2004. Такая тенденция вызвана крайне сложными и противоречивыми отношениями между двумя странами. Был проведен опрос и среди населения Китая. На вопрос, с чем ассоциируется Япония, 83,9% ответили, что с массовым убийством в Нанкине и вторжением Японии в Китай во время войны. Стало быть, японо-китайские отношения пока не готовы к широкому диалогу.

Тем не менее, во время визита премьер-министра Японии К.Обути в июле 1999 года в Китай, две стороны подтвердили свои намерения о вступлении Китая в ВТО. В 2003 году было отмечено 25-летие заключения мирного договора и дружбы между Японией и КНР. Так, экономические отношения между Японией и Китаем продолжают расширяться с момента вступления Китая в ВТО в конце 2001 года. Объем торговли по сравнению с прошлым годом увеличился на 30,4%, достигнув 132,4 ам.долл. Китай продолжает быть главным экспортером в Японию (второй торговый партнер по объемам экспорта и импорта).* Diplomatic bluebook-2004. Japanese Diplomacy and global affairs in 2003. MFA., Japan. P.46.

Однако, приходится признать, что даже достижения торгово-экономического сотрудничества не могут полностью способствовать преодолению их политических разногласий, таковых как проблема Тайваньского пролива, территориальный спор о принадлежности островов Сенкаку (Дяоюйдао). Обе стороны придерживаются статус-кво по проблеме, острова Сенкаку до тех пор, пока не возникнут более оптимальные способы решения на право добычу нефти в её акватории. В обозримом будущем вряд ли решится территориальный спор с Китаем.

Другая сложная проблема - это возможное вступление Японии в Совет Безопасности ООН. Япония заявила о том, что строго будет соблюдать запрет своей конституции о не применении военной силы и, заручившись поддержкой большинства государств, готова принять на себя обязанности постоянного члена Совета Безопасности. Но удастся ли Японии найти взаимопонимание среди сопредельных стран Восточной Азии. Поскольку вслед за Китаем страны Корейского полуострова также не одобряют вступление Японии в СБ, рассматривая ее как возможную угрозу в регионе. Президент РК Ро Му Хёна предупредил, что "в случае вступления Японии в этот престижный клуб наравне с ведущими державами, она должна иметь согласие сопредельных стран".* Япония находится в поисках союзника в регионе, чтобы убедить Китай, Республику Корея, КНДР дать согласие на вступление в СБ ООН.

Кроме того, эта проблема усугубилась из-за переиздания учебника по современной истории Японии, из которого были изъяты сведения о военных ассигнованиях Японии в середине прошлого века как "темные страницы истории". * //Korea Now. Volume 34, No.8 p.5.

Борьба за лидерство в регионе между Китаем и Японией, так или иначе влияет на политический климат СВА. Но обострение японо-китайских отношений ни сколь не отвечает интересам государств, и это хорошо представляет себе и Япония и Китай. Россия в этом процессе придерживается сбалансированного курса, потому что для нее важно не потерять партнеров по торгово-экономическому сотрудничеству.

Исследование российско-японских отношений и их межрегионального сотрудничества после исчезновения блокового противостояния двух держав ХХ века рассматривается по-новому. Премьер-министр Японии и Президент РФ оценивают расширение политического диалога как полезное и эффективное средство для развития японо-российских отношений, согласно Токийской декларации 1993 года. Стороны расширяют поле деятельности путем осуществления регулярных визитов на уровне высших руководителей, а также в плане дальнейшего проведения взаимных поездок между жителями Курильской гряды и Японии. Вехи на пути к заключению мирного договора между Японией и Россией. 88 вопросов от граждан России. Пер. с яп.языка. М. 2000 г. с. 208.

С этой точки зрения уместно приводить общественное мнение граждан Японии к России. Так, в 1994-1995 годах "важной страной" для Японии были: Китай - 59,0%; США - 58,7%; Россия - 9,4%. Россия ассоциировалась с угрозой у 35,4% опрошенных японцев, Северная Корея - у 60,2%, Китай - у 6,5%, США - у 16,4%.

Если в 2000 году количество японцев рассматривавших Россию позитивной страной составило всего 17,8%, то в 2004 году уже 28,5%. Тогда как среди лиц, негативно рассмотревших Россию из 69,3% снизился на 57,3%. Приведенные данные с промежутком четыре года дают возможность полагать, что японцы более менее изменили свой взгляд к России. Это своего рода уже предусматривает усилия двух стран о не значительном сокращении напряженной ситуации. Тем не менее, проблема подписания мирного договора с Японией по сей день остается камнем преткновения между двумя странами, за решение которой нам предстоит взяться в ближайшее время.

В 2005 году дипломатические отношения России и Японии были отмечены 150-летием с момента подписания Симотского протокола от 1855 года. В рамках исторической даты в межгосударственных отношениях были проявлены активные инициативы в решении проблем двустороннего и многостороннего характера, за исключением проблемы территорий. Поскольку стороны абсолютно понимают сложившуюся ситуацию, что урегулирование территориальных разногласий между Россией и Японией требует взаимоприемлемого комплекса, что в ближайшем будущем не предвидится.

Ощутимый прогресс может быть проявлен только в торгово-экономическом и энергетическом направлениях. Япония собирается строить свои отношения с Россией на основе 3 принципов: доверие, взаимная выгода и долгосрочная перспектива. Хотя возвращение четырех островов остается главной национальной стратегической задачей, но политика достижения этой цели должна измениться и базироваться на развитии двусторонних отношений и создании подходящей атмосферы.

Такая атмосфера постепенно активизируется в торгово-экономических связях, которая была заметна с1990-х годов, когда Японии казалось, что подписание основополагающего документа произойдет в ближайшее время. В общем, динамика экономических отношений постоянно менялась, зато новый стимул был проявлен с предложением японского правительства о вступлении России в Большую восьмерку и АПЕК.

Содействие Японии в России наблюдается высоким потенциалом в гуманитарной сфере. Культурные связи с Японией с момента установления межгосударственных отношений во многом развиваются и расширяют поле деятельности в разных городах России. Популярность японской культуры и искусства наблюдается везде от ресторанов до школы единоборств. "Фестиваль японской весны" ежегодно проводится в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Хабаровске и в Южно-Сахалинске который вновь дает возможность россиянам ближе узнать и понять суть его значимости в межгосударственных отношениях. Многие представители бизнеса и финансовой отрасли, а также заинтересованные лица в рамках культурных отношений России и Японии сумели улучшить свои навыки путем обмена, обучения и стажировки с японскими компаниями, одновременно изучая язык и познавая японскую культуру. В этом отношении местонахождение информационно-культурных центров Японии в разных городах России позволяет ее руководству расширить сотрудничество не только в гуманитарной, но и в политической сфере. Разумеется, это своего рода составляющий компонент налаживанию добрососедских отношений особенно на правительственном уровне.

В ходе первого официального визита в Японию в начале сентября 2000 года В.В.Путин в Токио подписал Программу двустороннего сотрудничества в развитии совместной хозяйственной деятельности в районе южных Курил. Поэтапное развитие этого процесса на островах будет направлено на укрепление взаимопонимания и доверия между Россией и Японией в данном районе, создание благоприятных условий для продвижения двусторонних переговоров по мирному договору и улучшение общей атмосферы в российско-японских отношениях (п.2. Московская декларация об установлении созидательного партнерства между РФ и Японией от 13 ноября 1998 года).

В 2002 г. (июнь) В.В.Путин и Премьер-министр Японии Дз.Коидзуми на встрече в Кананаскисе при в рамках АТЭС подтвердили преемственность курса на поступательное развитие двусторонних отношений на основе достигнутого к настоящему моменту позитива.

В январе 2003 года премьер-министра Японии Д. Коидзуми нанес визит в Москву с целью улучшения политического диалога с Россией. В ходе переговоров стороны приняли российско-японский план действий, придающий большое значение для развития взаимодействия практически по всем направлениям сотрудничества. Главная новизна этого документа заключается в том, что новый план имеет комплексный характер. Более того, взаимопониманию сторон содействуют встречи лидеров двух стран, обменивающихся ратификационными нотами о дальнейшем развитии двустороннего сотрудничества в области экономики, вместе с тем обязываются не откладывать решение территориальной проблемы.

Товарооборот между Японией и Россией в 1999 году составил менее 5 млрд. долл. Зато товарооборот Японии с США составил в сумме 222 млрд. долл., с Китаем - 75 млрд. долларов. Нельзя не отметить стремление Путина использовать Токийский саммит для того, чтобы как можно скорее вывести российско-японские экономические отношения из столь жалкого состояния и придать им позитивную динамику.

Общий объем торговли в 1999 г. вырос на 9,7%, а в 2000 г. - на 21,3% по сравнению с 1999 г. Положительное сальдо баланса двусторонней торговли составило 3,28 млрд. долл. в 1999 г., 3,885 млрд. в 2000 г. Торгово-экономическое сотрудничество в период с января по июнь 2001 года общий объем товарооборота составил 2,37 млрд.долл. (рост на 3,7%), при этом экспорт достиг 2,07 млрд. долл. (рост на 3,3%), импорт -298 млн.долл. (7,0%).* Азиатская библиотека. Объем торговли в 2003 году увеличился на 31,3% за предыдущий год и прямые инвестиции в России составили 2,7 биллион иен в 2002 г., больше чем за предыдущий год (400) миллион.

Однако, нельзя не учитывать, что даже при благоприятном экономическом сотрудничестве России и Японии объем японских инвестиций в российскую экономику находится на низком уровне. Так, среди иностранных инвесторов Япония по объему инвестиций (350,6 млн. долл.) занимает 11 место (1,1% от общего объема иностранных инвестиций), в том числе прямых (194,6 млн. долл.) 11 место. В России действует 380 предприятий с японским капиталом, из которых около 300 - на Дальнем Востоке. Поэтому, стремясь сосредоточить главное внимание в переговорах с Мори на идее российско-японского сотрудничества в освоении энергетических ресурсов Сибири и Дальнего Востока, Путин тем самым пошел по проторенному пути Ельцина, пытавшего не один раз, но безуспешно втянуть Японию в совместную хозяйственную деятельность на территории нашей страны с расчетом на получение при этом значительных японских кредитов и инвестиций. В ответ японская сторона только на словах поддерживала идею развития экономического сотрудничества двух стран.

Это показывает, что российско-японское экономическое сотрудничество далеко не предусматривает потенциальных возможностей партнеров. В этом есть логика, которая отражает а) продолжающийся спад торгово-экономического сотрудничества между нашими странами; б) ослабление военной мощи России на Дальнем Востоке; в) продолжающееся ухудшение экономической ситуации в районе Российского Дальнего Востока.

В военной области в ходе визита начальника УНО Японии С.Исибы в России министры сошлись во мнении, что обмены между оборонными ведомствами Японии и России в дальнейшем получат еще большее развитие. В том же 2003 году в рамках культурной программы с японской стороны было предложено направить во Владивосток группу кораблей Морских сил Самообороны Японии, а также провести с ВМФ России совместные поисково-спасательные учения. В ответ российская сторона пригласила наблюдателей на военные маневры, которые происходили в Дальневосточном регионе России.

Стратегические интересы двух соседних стран Тихоокеанского региона также подтверждены проектом строительства Тихоокеанского нефтепровода как взаимовыгодного и повышающего степень взаимозависимости двух стран. Налаживание масштабного взаимодействия России и Японии в сфере энергетики рассматривается как одно из наиболее перспективных направлений по расширению деловых связей со странами Восточной Азии. Стратегической сферой российско-японского экономического сотрудничества является топливно-энергетический комплекс (сахалинские нефтегазовые проекты, идея строительства газопровода между Сахалином и Японией, разработка Ковыктинского газоконденсатного и якутских газовых месторождений, проекты энергосбережения на предприятиях российского ТЭК, атомная энергетика).

В ходе российско-японской неофициальной встречи на высшем уровне в Санкт-Петербурге в апреле 2000 г. с российской стороны было внесено предложение о сотрудничестве в реализации проекта строительства АЭС на Дальнем востоке России и экспорте части электроэнергии с этих АЭС в Японию. Однако, долгий процесс переговоров по этому вопросу между двумя странами может вызвать опасения, что Япония потеряет интерес к развитию энергетических проектов на территории России, в частности, к проекту Ковыктинского месторождения близ Иркутска, разработка которого планировалась при участии японских инвестиций. В печати уже неоднократно сообщалось, что японские компании предполагают отдать предпочтение проектам в Казахстане и в Туркмении.* Интернет.

Важность реализации энергетических проектов была затронута Е.Мори, который отметил, что на России, как энергетической державе, лежит ответственность за стабильное снабжение энергией Азии и Европы. В ответ В.Путин отметил, что энергетические проблемы имеют непосредственное отношение к мировой политике и экономике. Затраты на строительство трубопровода в Дацин ниже затрат на прокладку маршрута в Находку на 1,5-2 млрд.долларов, и этот маршрут может быть реализован быстрее. Маршрут в Находку имеет стратегическое значение, поскольку обеспечивает России выход на обширные рынки Тихого океана.* //Информационный бюллетень Японии. № 43. 2003 г. август.

Хотя Япония стратегический интерес видит в сфере энергетики но, вместе с тем беспокоится, что нефть Восточной Сибири целиком уйдет в Китай, и просит от российской стороны гарантий прокладки трубы до побережья Тихого океана. В этом плане Россия находится на неком перепутье между Японией и Китаем в проведении какого-либо трубопровода. Соответственно политические разногласия затормаживают проблему финансового обеспечения реализации совместных проектов между участниками. Несвоевременное принятие согласований часто становится стержнем нереализованных проектов, которые были расторгнуты из-за экономической нестабильности в России.

Нынешняя реальность экономической ситуации России такова, что весь процесс дальнейшего развития энергетического сотрудничества тормозится из-за большого риска иностранного инвестирования в российскую экономику. Тем не менее, проект экономического сотрудничества "Кольцо Японского моря", основан на интернационализации хозяйственной деятельности государств-участников этого проекта. Каждый из участников располагает взаимодополняющим потенциалом, что может позволить обеспечить динамичное экономическое развитие стран СВА.

Таким образом, предполагается, что российско-японские отношения постепенно переходят из неопределенной стадии в активизацию. В настоящее время акцент делается в сотрудничестве в сфере экономики и энергетики. Так, объем российско-японской торговли перейдет за рубеж 10 млрд.долл. Японская сторона уже не так остро ссылается на отсутствие инвестиционного климата, хотя состояние российской экономики еще не отвечает требованиям международного уровня.


2.3 Развитие межгосударственных отношений России со странами Корейского полуострова


Обстановка на Корейском полуострове вызвана вниманием многих стран, среди которых Россия видит необходимость углубленного и комплексного исследования. Но прежде чем рассматривать сотрудничество России со странами Корейского полуострова, автор выяснил следующие задачи.

·проанализировать послевоенные события в Корее;

·охарактеризовать современное состояние межгосударственных отношений РК и КНДР с РФ и показать восприятие России во внешней политике Кореи;

·рассмотреть особенности регионального сотрудничества;

Исторический ход развития событий на Корейском полуострове

Вплоть до середины ХХ века превосходство японского доминирования в Восточной Азии было введено с подписанием Тройственного пакта от 27 сентября 1939 года, который подразумевал раздел мира между Германией, Италией и Японией. Этот документ позволил им проводить крупномасштабную борьбу за пределами своих территорий. Окончание второй мировой войны поставил конец идеям германского и японского доминирования. В результате чего их поражение создало колоссальный упадок социально-экономического строя во многих странах мира и привело многочисленные человеческие потери. Итак, преодоление над теми невзгодами у корейцев остается национальным подвигом.

В послевоенные годы казалось, что корейский народ приобретет свою долгожданную независимость. Но освобождение в Корее длилось недолго в том плане, что они вновь попали под влияние двух великих держав СССР и США. Судьбу корейского народа решало совещание Тихоокеанской войны 1944 года, где Рузвельт прокомментировал корейский вопрос следующим образом: Корея пока не в состоянии иметь независимое правительство, поэтому США берет под опеку сроком до сорока лет. Соответственно с принятием этого решения, планы корейцев в создании независимого правительства были сорваны. В результате чего "временное разделение" страны на северную и южную часть окончательно привело к возникновению государственной границы, так войска США и СССР с юга и с севера оккупировали весь Корейский полуостров. Ведущие державы таким путем стратегические интересы рассматривали в Тихоокеанском регионе. Для США юг Кореи был необходим для укрепления и расширения имперских позиций в азиатском континенте, то для СССР север рассматривался союзником для противопоставления позициям США.

С геополитической точки зрения территории Кореи превратились в плацдарм холодной войны, в результате чего больше всего пострадало корейское население. Напряженная обстановка между двумя странами и их союзниками породила корейскую войну 1950-1953 гг. Причиной стало положение ООН 1947 года, которое подразумевало добиться объединения юга и севера посредством выборов. Однако повторные выборы, в первой половине 1950 года не принесли результатов, где вновь не соответствовали интересы сторон. В результате их разногласий ответом стало военное вторжение на территорию Юга. Хотя в современной историографии до сих пор существует четкая неясность по поводу этой войны, поскольку кто первым применил силу. Война 1950-1953 гг. стала поворотным моментом в истории корейского народа в послевоенной истории. Но нельзя забывать, что даже спустя полувека следы той войны осложняют сложившиеся стереотипы, которые препятствуют установлению взаимного доверия между странами АТР. Так, вплоть до окончания холодной войны события на полуострове развивались в тесной взаимосвязи с сопредельными странами АТР. Однако даже в этих условиях они не смогли добиться объединения корейской нации. В итоге, процесс урегулирования не принес ощутимых сдвигов, тем более он был поглощен проблемами пост биполярного миропорядка и формированием новой структуры международных отношений.

Современный мир требует еще большей сосредоточенности при решении исторически запутанной проблемы, касающейся, прежде всего жизненных интересов самих корейцев. В случае несвоевременного принятия ее решения, то корейская проблема может иметь тяжелые последствия не только в АТР, но и в мире. Во время кардинальных перемен в мире, руководство РК выработала свою модель развития с акцентом на экономику. В результате чего Республика Корея демонстрирует нам благополучное развитие. Как говорят южнокорейцы о своей стране, это стало чудом "Корейского тигра".

Республика Корея

Республика Корея на перемены новой парадигмы международных отношений своевременно среагировала на ход мирового развития. В сентябре 1991 года Республика Корея стала полноправным членом ООН. Активное участие в многосторонних дипломатических усилиях и её вклад в международные дела позволили расширить роль Республики Корея в мировой политике и вопросах укрепления безопасности.

В области безопасности руководство Республики Корея обеспокоено обеспечением национальной безопасности вокруг своих границ, учитывая недалекое расстояние от Северной Кореи, отделенной лишь демилитаризованной зоной. Поэтому Южная Корея считает необходимым сохранить статус-кво и поддерживает присутствие вооруженных сил США на своей территории на длительную перспективу. Южная Корея, по мнению руководства Северной Кореи одновременно задерживает процесс их мирного сосуществования. Хотя Южная Корея не исключает налаживание мирного объединения и считает необходимым поддерживать дружеские отношения с Севером. По этому случаю необходимо отметить некоторые тезисы с инаугурационной речи 16-го президента Ро Му Хена:

·Международная безопасность вызывает беспокойство. Усиливается озабоченность мирового сообщества, вызванная северокорейской ядерной проблемой;

·Северо-Восточная Азия является регионом, занимавший свое положение в мировой экономике как новый источник энергии;

·Пхеньян должен отказаться от ядерных разработок. Именно от него зависит, будет ли он дальше ориентироваться лишь на разработку ядерного оружия. Поскольку в его взамен он может получить гарантии безопасности своего режима и оказание международной экономической помощи. При этом нельзя допустить усиления военной напряженности, ни в какой форме.

В своем выступлении Президент Республики Корея заявил, что если весь народ объединит свои силы, то для него нет ничего невозможного: "Сегодня мы стоим на пороге нового поворотного этапа. Республике Корея предоставлена возможность подняться как центр Северо-Восточной Азии, и мы должны реализовывать эту возможность. Мы - народ, который может творить чудеса, если объединится". Стоить отметить, что этот курс проводится с 1970-х годов, когда дипломатические усилия Республики Корея были направлены на достижение мирного воссоединения полуострова.

Стоить заметить, что Южная Корея по многим параметрам занимает лидирующие позиции по развитию экономики. Это было с 1962 года, когда она приступила освоению международного опыта и обеспечила процветание своего народа. Так, главным двигателем роста в стратегии экономического развития был экспорт в виде современных технологий, автомобилестроения, электротоваров. Среди основных импортируемых товаров - сырая нефть, природные минералы, потребительские товары, продукты, а также машинное, электронное и транспортное оборудование. Таким образом, Республика Корея завоевала в мире репутацию страны с одной из наиболее динамично развивающихся экономик и стремится стать в XXI веке центром мощного экономического блока азиатских государств, которая уже занимает 12-е место в мире по экономической мощи.

Достижение Южной Кореи в сфере научно-технологической и экономической отрасли за последние 30 лет было обеспечено благодаря высокому уровню образования корейского населения. Развитие туризма все больше привлекает иностранных туристов, благодаря богатому наследию, маленькое государство в Восточной Азии, в мире начали признавать страной искусства и культуры. Поэтому Южная Корея расширяет культурные обмены с другими странами с целью укрепления двусторонних дружеских отношений, взаимопонимания и расширения вклада в достижение международного примирения и сотрудничества. Следовательно, развитие национальной экономики, рост благополучия населения и стабильность общества способствовали Республике Корея получить международное признание.

В апреле 1991 года было создано корейское агентство по международному сотрудничеству при Министерстве иностранных дел с целью расширения и помощи развивающимся странам. Агентство предоставляет развивающимся странам техническую и финансовую помощь, а также информацию об опыте экономического развития Кореи.

Россия из тех стран, которая заинтересована в обмене опытом экономического развития Южной Кореи. Стороны свои интересы и выгоды проявляют именно в области внешней торговли, роста национального продукта, обеспечению безопасности границ, развивать взаимовыгодные сделки в энергетике. Тем самым, Россия пытается вести самостоятельный курс на полуострове для укрепления там своих позиций между двумя Кореями. внешнеполитический глобализирующийся россия азия

Внешнеполитический курс России в отношении Республики Корея начал активизироваться с момента подписания Договора о дружбе и сотрудничестве в 1992 году. Это подтвердил обоюдный интерес сторон в налаживании торгово-экономических связей. В начале 1990-х Россия придерживалась сбалансированного курса между двумя Кореями, но и подъемы и упадки, не могли повлиять на межгосударственные отношения. В настоящее время политические отношения между РФ и РК характеризуются более стабильным, но вместе с тем вопрос о российском долге по кредитам бывшего СССР Южной Корее остается нерешенным.

В целях сохранения экономически взаимовыгодного сотрудничества между Россией и Южной Кореей, в мае 1999 г. состоялся государственный визит в Россию президента Республики Корея Ким Дэ Чжуна. Во время этой встречи на верхах были подписаны ряд документов: Договор о взаимной правовой помощи по уголовным делам, межправительственные соглашения о создании Российско-корейского индустриального комплекса на территории СЭЗ "Находка" и о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии; Меморандум о взаимопонимании между министерством промышленности и ресурсов Республики Корея, а также Совместное российско-корейское заявление.

В феврале 2001 г. в ходе ответного визита Путина в Южную Корею было принято Совместное российско-корейское заявление, а также подписаны межправительственные соглашения о защите классифицированной военной информации и о сотрудничестве в области туризма. Объем двустороннего товарооборота за 1999 г. составил уже 2.3 млрд., а в 2000 году 2.8 млрд. долл.

Диалог России с КНДР в меняющемся мире.

После окончания корейской войны 1950-1953 гг. временный раздел нации стал усугубляться в том плане, Север все больше укрепил и обрел национальную государственность. События полувековой давности остаются краеугольным камнем в мировой политике. По сей день на политической карте мира КНДР остается независимым государством в АТР, сумевшая удерживать свой политический режим, несмотря на внешние преграды.

Стоить заметить, что Северная Корея еще в середине прошлого века по экономическим показателям превосходил Юг. Благосостояние северокорейского народа было обеспечено с помощью союзника СССР, который был надежной опорой от нападения внешних сил. СССР продолжал во многом поддерживать КНДР и при этом испытывал негативные эмоции в политике "чучхе" и "культ личности" своего соседа. Но эти эмоции не омрачили их союз, укрепленный с подписанием Договора о братской дружбе и взаимной экономической и военной помощи от 1961 года. Строительство социалистической страны проводилось по принципам идеи о равенстве и братстве между людьми, которое остается основным принципом. Однако, интересы сторон не совпали по времени перемен.

После исчезновения экономического спонсора СССР в ходе кардинальных перемен в мире Северная Корея больше всего пострадала в социально-экономическом строе. Выходом из кризиса для руководства КНДР был лишь проект разработки ОМУ. К этому подтолкнула КНДР к возобновлению активности вокруг своих ракетно-ядерных программ и использованию угрозы ОМУ для дипломатического блефа. Начались сложные маневры и острая борьба вокруг безъядерного статуса Корейского полуострова. В марте 1993 года КНДР демонстративно объявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия, уточнив несколько позднее, что речь идет лишь о временном выходе.

Нестабильная обстановка в Северной Корее была ожесточена со сменой руководства в 1994 году. К тому времени усилившаяся международная изоляция Севера тоже стимулировала сохранение и укрепление тоталитарного режима, несмотря на смену "великого вождя". Мировой общественности казалось, что Север не сможет преодолеть трудности, хотя прогнозы были скорее ошибочными. Так, страна безнадежно была увязана в хронически экономическом и социальном кризисе, которая по сей день, переживает эти испытания.

Правда, ситуация изменилась после 1997 года, когда жесточайший экономический кризис и события последних лет - в первую очередь, беспрецедентная по своему размаху стихийная миграция в Китай - во многом подорвали эту систему, но в целом она продолжает функционировать и поныне. КНДР предусматривает стремление более эффективно вести пропаганду внутри страны и оградить население с численностью 24 млн.человек,, которое находится своего рода в информационном вакууме. от иных, кроме официальных, источников сведений о внешнем мире. Благодаря этой информационной герметичности, северокорейская пропаганда оградила население от нежелательных воздействий извне.

Как известно, уровень жизни на Севере просто несопоставим с тем, как люди живут на юге Корейского полуострова. Поэтому нечасто происходят побеги северян к границам сопредельных стран, особенно на юг. Хотя, если некоторым и удастся сбежать с Севера - это не причинит особого беспокойства Пхеньяну, поскольку проникновение информации извне может стать причиной разлома идеи "чучхе". В этой связи даже поездки между родственниками Севера и Юга разрешаются только в исключительных случаях и рассматриваются крайне тщательно. Поэтому количество северян посетивших Юг гораздо меньше, чем южан посетивших Север.


Таблица

1953-19704851993819991481970-19795919945220003121980-19896319954120015831990919965620021140199191997852003128119928199871

Тем не менее, благодаря усилиям южан политика "солнечного тепла" еще действует в пользу двух наций, совершающих поездки друг другу. По данным южнокорейского Министерства объединения за период с 1953 г. до 1 января 2004 г. на территорию РК перешли 4.410 северокорейцев. На начало 2004 г. в Южной Корее проживало 4.417 выходцев из КНДР.

В случае объединения проблемы адаптации будут неизбежны, так как в ней будут нуждаться не столько северяне, сколько южане. Уже сейчас в южнокорейском обществе рассматривают этот процесс неприемлемым, так как поток северян будет увеличиваться именно за счет РК, а это повлечет за собой одни экономические неприятности. Поэтому Юг придерживается сохранения нынешнего режима в КНДР, чтобы таким образом отодвигать угрозу объединения и сохранить высокий уровень жизни. Процесс перемирия в официальной южнокорейской мифологии десятилетиями был общенациональной задачей, однако, уже воспринимается как угроза с непредсказуемыми последствиями которых желательно оттянуть.

В результате весь этот процесс вызывает сомнения у мировой общественности в том плане, что с одной стороны, межкорейские отношения пытаются привлечь внимание, тем самым, показывая миру возможное появление новой силы в СВА, а с другой стороны, действительно стороны намереваются объединиться в одно целое. Тогда союз двух столь несопоставимых государств по своему политическому и экономическому обустройству позволил бы внести свой вклад на создание стабильности и обеспечение безопасности как на полуострове, так в регионе. Скорее всего, это предполагается не в ближайшем времени, так как присутствие США вокруг демилитаризованной зоны позволяет контролировать ситуацию в целях не допущения конфликтной ситуации на Корейском полуострове. Так, руководство Юга и Севера в целях самозащиты наращивают военный потенциал, который регулярно приводится в действие в ходе многочисленных военных учений и маневров. На период 1998-2002 гг. Республика Корея израсходовала в общей сложности 121,7 млрд.долл. По их мнению это было мотивировано возрастанием напряженности на Корейском полуострове и необходимостью сдерживать Северную Корею от развязывания войны.* Петровский В.Е. Азиатско-Тихоокеанские режимы безопасности после холодной войны. Перспективы межкорейского диалога: внутренние и внешние аспекты. Материалы 5 научной конференции (Москва, 21-22 марта 2001 г.). В качестве примера приведена таблица модернизация вооруженных сил Южной Кореи и Северной Кореи, которые продолжают тратить на вооружение существенную часть ежегодного бюджета. Таблица.

Разумеется, программа ОМУ у КНДР в ближайшие десятилетия не оставляет сомнений о неизбежности воссоединения корейского народа. По другой версии несмотря на мирную акцию, есть вероятность о возможной допустимости военного конфликта этих стран. Хотя война в теоретическом плане уже не оспаривается, поэтому опасения не беспочвенны. Опять-таки нельзя полностью полагать, что урегулирование этой проблемы будет силовым путем, поскольку нет обоснований об его применении. Объединение рассматривается только мирным путем.

В 1995 году КНДР впервые обратилась за помощью к международному сообществу, сославшись на невиданные наводнения и причиненный ими огромный ущерб сельскому хозяйству. С 1999 года северокорейская экономика начала показывать признаки роста. По данным Банка Республики Кореи в 2003 году северокорейский ВВП вырос на 1,8%. А с 1 июля 2002 г. КНДР провела серию "государственных мероприятий", направленных на реорганизацию экономической жизни.* К.Асмолов. КНДР сейчас-сталинизм, застой или ползучая перестройка. //Проблемы Дальнего Востока, 2005. № 3. с. 62-63. Тем не менее, начатые шаги по реформированию социально-экономической жизни в целом не столь значительны, поэтому КНДР все еще переживает переходный момент развития, что вынудила руководство постепенно проводить внутренние преобразования и налаживать связи с внешним миром.

Внешние связи КНДР

Внешнеполитический курс КНДР в новых условиях мира остается по принципу интересов с приоритетом в сотрудничестве с Югом и ведущими странами Тихоокеанского региона.

Курс на сближение с Южной Кореей помогло КНДР добиться дипломатического признания и привлечь широкомасштабную помощь Запада и Японии. Прежде всего, значительная помощь Юга к Северу давало возможность получить доступ к финансовым ресурсам, технологиям и товарам. Сомнения Севера в отношениях с Югом были вызваны тем, что благополучный Юг вполне может уничтожить нынешний северокорейский режим. Но в 2002 г. Север получив прямую гуманитарную помощь Юга стоимостью 130 млн.долл. убедился, что Юг отнюдь не собирается охватить весь Север, для этого он нисколько не имеет средств, чтобы обеспечить такое же динамичное развитие как сейчас. В трудные годы кризисного состояния Севера, именно Южная Корея взяла на себя ту роль, которая десятилетиями принадлежала СССР - роль главного спонсора Пхеньяна. Коллапс северокорейской экономики, приведший к катастрофическому голоду 1996-1999 гг. был приостановлен, в первую очередь, усилиями Сеула. На протяжении 1952-2002 гг. 27,9% всей поступившей в КНДР иностранной помощи пришло из Южной Кореи - страны, с которой КНДР формально по-прежнему находится в состоянии войны.* Несмотря на колоссальную помощь Южной Корей, Пхеньян весьма осторожно ведет сотрудничество, помня об ошибках, которые погубили коммунистические режимы в СССР и Восточной Европе.

Ситуация на Корейском полуострове кроме межкорейских отношений усугубляется ядерной программой КНДР. Поэтому курс великих держав в Тихоокеанском регионе в отношениях с КНДР, прежде всего, основан на урегулировании корейского вопроса. Процесс урегулирования - достижение оптимального решения ядерных программ КНДР. Вместо принятия мер по урегулированию этой проблемы, Север скорее призывает сопредельные страны смириться с этим и начать активный диалог в разных сферах жизнедеятельности. Но если север согласился бы с условиями стран-участниц переговорного процесса об отказе от разработки ОМП, взамен на продовольственную и финансовую помощь, то руководство могло бы обеспечить первую необходимость населения.

По данным службы внешней разведки России, опубликованным в печати, Пхеньян осуществляет военно-прикладную ядерную программу, ведет разработку урановых месторождений, которые оцениваются в 15 тысяч тонн, а также создает сеть закрытых ядерных объектов. В КНДР имеются средства доставки ядерных боеголовок, включая усовершенствованные модификации ракеты СКАД, а также ракету "Нодонг-1" с радиусом действия до 1000 км, прошедшую успешные испытания. По мнению северокорейской, стороны вопроса разработки ОМП считаются внутренним делом КНДР.

В ответ западные источники подчеркивают, что Северная Корея со своими ракетными программами - сегодня главный источник распространения оружия в мире, несущий реальную глобальную угрозу. Предположения об угрозе подтвердились заявлениями Пхеньяна о наличии ЯО, созданного в целях самообороны. Несмотря на всевозможные аргументы, северокорейское руководство сумело доказать миру свою боевую обороноспособность. При этом его манипуляции не обеспечивают выхода из кризисной ситуации и не решают проблем, с которыми оно сталкивается в течение последних десятилетий. Сегодня от КНДР требуют скорейшего урегулирования ядерного вопроса за столом переговоров с участием держав Тихоокеанского бассейна.

Тогда неминуемо вопрос - насколько вероятен процесс мирного объединения стран Корейского полуострова, если КНДР придерживается лишь своего плана при этом отказывается признавая предложения Юга. Без участия Юга и сопредельных стран сможет ли Север привлечь инвесторов в развитии отраслей инфраструктуры. В самом деле, эти проблемы волнуют не столько руководство КНДР, сколько стран-участниц. Поэтому обстановка во многом зависит от позиций США, которые считают положенным вмешиваться во внутренние дела двух Корей. Тем не менее, подписание "Рамочного соглашения" в 1994 году между США и КНДР в какой-то мере смягчило обстановку. Поэтому пока узлы запутанной ситуации не будут выяснены, дипломатический ход КНДР со многими странами будет затруднен в силу этой проблемы. Исключение составят только КНР и Россия, которые несмотря на эти неурядицы, продолжают сотрудничество с КНДР.

КНДР во внешней политике России

История советско-северокорейской дружбы берет свое начало 12 октября 1948 года, когда СССР первым установил с КНДР дипломатические отношения, которые вплоть до 1990-х годов рассматривались в рамках военно-политического и экономического содружества. Это в свою очередь в некоторой степени говорило о благополучии социалистических стран. Однако их союз не смог укрепиться в ходе кардинальных перемен в мире.

Россия приостановила экономическую помощь, что углубило экономический кризис в Северной Корее. В результате чего в стране были приостановлены многие заводы и промышленно-индустриальные предприятия, проекты в области энергетики и торговли. Упадок сельскохозяйственной и инфраструктурной отраслей, а также массовый голод неминуемо отразились на жизнедеятельность северян, для которых это был единственным источником заработка. Односторонняя внешнеполитическая ориентация разрушила налаженную структуру экономических связей России с севером Корейского полуострова: остановился крупный нефтеперерабатывающий завод "Сынри", на который поступала нефть Западной Сибири, прекратилась перевалка российских грузов в северокорейских портах Раджин, Сонбон и Чхонджин на Японском море. Была свернута деятельность совместной российско-северокорейской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Также создало огромную безработицу, волну беженцев, пытающихся пересечь границы сопредельных стран. И так, потеря союзника в экономической и военной отрасли во многом повлияла на дальнейшее становление государства. Поэтому Север, рассчитывая лишь на свои силы в преодолении ситуации, выбрала полную изоляцию от внешнего мира и начала проводить разработки ядерных программ.

КНДР официально признал все бывшие республики СССР в качестве независимых государств, одобрил продолжение РФ осуществления международных прав и обязанностей бывшего СССР и выразил готовность к активизации двусторонних связей. В июне 1992 года Ельцин без каких-либо согласований с Федеральным Собранием, заявил, что Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и КНДР 1961 года "иссяк", а в ноябре того же года во время визита в Сеул сказал, что "Договор подлежит или аннулированию или очень серьезной корректировке" 3. В этой связи, чтобы не допустить полного разрыва с Пхеньяном, была необходима активизация сотрудничества, отвечающего взаимовыгодным интересам сторон. В этом плане результатом должен стать договор в изменении двусторонних отношений.

МИД РФ оценивает роль северокорейского направления как важную составляющую во внешнеполитическом курсе АТР, поскольку Россия и КНДР должны полностью изменить прежние обязательства, сменив их на реалии, соответствующие современности. Новое российское руководство, пришло к выводу, что поддерживать нормальные отношения с Пхеньяном необходимо.

Подтверждением обоюдной заинтересованности стран в развитии сотрудничества стала Совместная российско-корейская декларация, вступившая в силу 20 июля в 2000 году, подписанная в ходе визита Президента РФ В.В.Путина в Северную Корею. Этот визит вновь подчеркнул важность сотрудничества двух стран, значительное время находившихся на фоне противоречий политического диалога. В декларации говорится, что стороны намерены выступать против всех проявлений политики агрессии и войны, оба придерживаются единого мнения о недопустимости внешнего вмешательства во внутренние дела других государств. Также сторонами подчеркивается неизменная важность взаимодействия между ними в целях обеспечения добрососедства, стабильности и равноправного международного сотрудничества в Северо-Восточной Азии. По словам И. Иванова это стало событием преодолевшим "черту под десятилетним периодом охлаждения в отношениях между двумя странами". //Торкунов А.В., Уфимцев Е.П. Корейская проблема: новый взгляд. М. С. 178.

Основные сдвиги произошли 9 февраля 2000 г., когда между Россией и КНДР был подписан полномасштабный Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, позволивший снять с себя обязательство о предоставлении КНДР своей оборонительной ракетно-ядерной установки. Стороны договорились поддерживать дружественные отношения на основе взаимного уважения суверенитета, невмешательства, равенства, взаимной выгоды, территориальной целостности и других общепризнанных норм международного права и тесно взаимодействовать и консультироваться в случае возникновения ситуации, угрожающей миру. Документ подтвердил значимость правовой формы сотрудничества сторон, показал укрепление отношений традиционной дружбы, добрососедства, взаимного доверия и разностороннего сотрудничества между народами двух стран. Предполагается, что нынче этот Договор обеспечит активизацию политического диалога России и КНДР.

Сотрудничество России и КНДР наблюдается в области экономики и энергетики. КНДР в хозяйственных связях сохраняет объективную заинтересованность в одном из перспективных проектов между Россией и странами Корейского полуострова - соединению Транскорейской железной дороги, проходящей по всему Корейскому полуострову с Транссибирской магистралью. Этот проект может быть использован для решения энергетической проблемы КНДР путем организации прямых поставок энергосырья. В качестве первоочередных рассматриваются два маршрута железнодорожного соединения: от демилитаризированной зоны (ДМЗ) через Пхеньян на Синыйчжу, и далее на Китай, а также маршрут через Пхеньян на Вонсан и на ст. Туманган (граница КНДР и РФ). Западный маршрут считается более выгодным для РК и КНР, т.к. переводит перевозки южнокорейско-китайских грузов на стабильную основу, а также выходит на Транссиб в районе Байкала.

Эта идея экономически выгодна сразу трем странам, чьи лидеры при встречах на высшем уровне отмечают большой интерес к проекту. Например, Ким Чен Ир во время пребывания в России предложил решение продлить железнодорожный путь российского стандарта от пограничной станции Хасан по восточному побережью КНДР до границы с Южной Кореей. В ответ российская сторона посчитала, что успешное осуществление данного проекта будет иметь не только важное международное экономическое, но и политическое значение.

Но при этом нельзя забывать, что есть и негативные отзывы по этому проекту реакция, которой последовала в портах Тихоокеанского побережья России - Находке, Владивостоке, Ванино. Их суть вызвана возможной потерей своих грузов, а следовательно и потеря выгоды. На наш взгляд, новый сухопутный маршрут перевозки грузов станет реальным конкурентом современным морским путям доставки, в том числе линиям, проложенным от Пусана до контейнерных терминалов Дальнего Востока. Аналогичную реакцию выражают судоходные инфраструктуры Республики Корея, к которым примыкают судостроители и судоремонтники, отстаивающие свое место на рынке контейнерных перевозок.

Участники при реализации проекта по соединению железных дорог КНДР не могут выработать принципы использования единой транспортной сети России и двух Корей. Несмотря на трудности в техническом и материальном плане, они сохраняют в силу. Слишком велики преимущества, которые сулит создание сквозного транспортного коридора из Азии в Европу. Россия, в свою очередь, после того как решит эти проблемы, готова оказать содействие в реконструкции железнодорожного полотна в КНДР на участке вдоль восточного побережья Кореи. Об этом было заявлено Министерством путей сообщения России объявило о начале работ над технико-экономическим обоснованием строительства по северо-восточному побережью Корейского полуострова магистрали с шириной колеи 1520 миллиметров (технические параметры российских железных дорог). В ходе празднования 56-ой годовщины освобождения от японской колониальной оккупации 15 августа 2001 году. В 2001 г. товарооборот между Россией и КНДР составил $115 млн, а в 2002 г. - $139 млн. Но северокорейская сторона намерена в ближайшие годы увеличить товарооборот в 10 раз.

При всем двусторонних отношениях немало значительную роль играют приграничные районы. Достаточно отметить, что установлены прямые контакты между сибирскими и дальневосточными регионами России и соответствующими властями КНДР.

Основным видом регионального сотрудничества является наем корейской рабочей силы на Дальнем Востоке России, прежде всего на лесозаготовках. Сегодня выполнение новых корейских заказов, обеспечивающее стабильный и долгосрочный сбыт их продукции, способствовало бы улучшению социально-экономического положения в регионе. В этой связи, для КНДР российский Дальний Восток был и остается уникальным районом в смысле получения материальных средств, сброса лишних рабочих рук, получения иностранной валюты. Может особых результатов и не наблюдается, но внешние связи показали, что экономика КНДР и дальневосточных регионов России приспособляемы друг к другу и в перспективе могут развивать взаимовыгодное сотрудничество.

С конца 1997 г. возобновилось совместное производство рыбаками Приморского края и КНДР пищевых продуктов из морской капусты и различных видов рыб. Весной 1998 г. началась совместная добыча на плантациях морской капусты в водах КНДР, где вела работу плавбаза "Рыбак Приморья", переработавшая за сезон сбора урожая морской капусты 6 т. тыс.сырья. * //Пульс планеты. АТР. ИТАР-ТАСС. 20.11.1997 г.

Успешно работает российско-корейская (КНДР) смешанная комиссия по сотрудничеству в области рыбного хозяйства. В декабре 2000 г. в Пхеньяне состоялась XIV сессия российско-корейской смешанной комиссии по сотрудничеству в области рыбного хозяйства. И лишь на недавней сессии (15 декабря 2001 г.) было достигнуто соглашение о взаимном выделении квот на вылов в исключительных экономических зонах (ИЭЗ) обеих стран.

Хотя сотрудничество на межгосударственной основе фактически ограничивается участием КНДР в освоении лесных ресурсов Дальнего Востока. Тем не менее, эта практика подвергается проблемой наплыва иностранцев и хищнической вырубкой лесов. Правозащитные организации считают, что корейское руководство устанавливает режим среди сограждан, работающих в России типа концентрационного лагеря. Соответственно, многие корейские рабочие пытаются всеми правдами и неправдами бежать и остаться в России. В результате в 1999 г, Дума Приморского края была вынуждена принять закон об иностранной рабочей силе, направленный на упорядочение деятельности иностранцев на территории России.

Таким образом, анализ внешнеэкономической деятельности КНДР показывает, что стране пришлось кардинально пересмотреть свою внешнюю и даже внутреннюю политику с тем, чтобы постараться привлечь иностранный капитал и получить доступ к современным западным технологиям, сохраняя в то же время - по крайней мере, на словах - приверженность идеям "чучхе". Пхеньян опасается проникновения в страну "чуждой идеологии", что мешают КНДР сколько-нибудь существенно "открыть двери" своей экономики. Предполагается, что эффективный и короткий путь к спасению Северной Кореи от голода - это смена правительства. Однако выходом из тупикового положения страны, могло бы быть преодоление Северной Кореей глубокого социально-экономического кризиса, её выход из международной изоляции, налаживание отношений мирного сосуществования между Севером и Югом.

Таким образом, на наш взгляд, если даже не будет мирного объединения между странами Корейского полуострова, по социально-экономическим и политическим причинам, то крайне важен процесс окончательного урегулирования северокорейской ядерной программы и её выход из экономической нестабильности. В случае их решения, то очаги напряженности во всем АТР могли бы отчасти смягчить жизнедеятельность, как сопредельных стран региона, так и мирового сообщества в целом.


Глава III. Российский Дальний Восток как важный элемент в интеграционной политике России в Северо-Восточной Азии


3.1 Ретроспективный анализ дальневосточного направления внешней политики России


Основы дальневосточной политики России в отношениях со странами Азиатско-Тихоокеанского региона заложены в прошлом, когда только началось в XVII веке освоение восточных территорий России. Исторические предпосылки свидетельствуют, что с открытием Дальнего Востока начался процесс освоения новых земель. Многочисленные походы русских землепроходцев открыли новые земли на восточной части страны. В свою очередь присоединение дальневосточных земель к России имело в основном положительное значение для коренного населения, и Царское правительство учитывало стратегическую необходимость этого региона. Дальний Восток России обладал колоссальными богатыми природными ресурсами, и на протяжении долгих десятилетий оставался сырьевым придатком страны. В течение всего советского периода Сибирь и Дальний Восток рассматривались в качестве сырьевой и энергетической базы экономики государства.

В результате открытия, изучения и хозяйственного освоения территории Дальнего Востока в XVII-XIX вв. этот край стал нераздельной частью России, связавшей континентальные районы Урала и Сибири с Тихим океаном, зарубежными странами Восточной Азии. Становление сельского хозяйства и промышленности на Дальнем Востоке в XVII веке способствовало интенсивному развитию торговли. Происходил обмен товарами между регионами, устанавливались со временем феодальные отношения. Вместе со значительным экономическим потенциалом эти восточные территории явились мостом, соединяющим Россию со странами АТР.

Таким образом, в центре внешней политики России на Дальнем Востоке в течение почти двух столетий (XVII-XIX вв.) оставалась главная проблема- урегулирование отношений с двумя наиболее крупными соседями - Китаем и Японией, поскольку между Россией и этими странами существовали серьезные разногласия по территориальному вопросу.

Налаживание сотрудничества России с Китаем рассматривалась как возможность дальнейшего продвижения России в Восточную Азию. Политический вес Китая в регионе имел влияние на внешнеэкономическую деятельность и мирную политику в целом, которые явились основополагающими факторами в международных связях. Это характеризовалась сугубо напряженными отношениями двух стран, в связи с серьезными разногласиями вокруг территориальных границ. Определение этих границ между Россией и Китаем сопровождалось многочисленными переговорами, в результате которых межгосударственные отношения сторон были закреплены в Нерчинском договоре от 1689 года, где решение амурской проблемы было перенесено с военной - в дипломатическую сферу.

Это позволило продолжить внешнеэкономические отношения между Россией и Китаем, так как оба государства понимали, что без развития внешнеторговых связей не добиться подъема национальной экономики. Таким образом, Россия получила возможность вести свободную торговлю на китайской территории, что способствовало стабилизации политической и международной обстановки на Дальнем Востоке. По существу в развитии русского Дальнего Востока за годы первой и гражданской войн усилились черты геополитической амбивалентности, делавшие эту тихоокеанскую окраину России потенциальным объектом силовых переделов территорий и сфер влияния. В обстановке неопределенности восточных границ России, где намерения Китая овладеть этими территориями были слишком очевидны. Поэтому в 1856 году министр иностранных дел А.М.Горчаков твердо определил линию русско-китайских отношений и линию мирного урегулирования Амурского вопроса. Китайское же правительство ввиду освоения Приамурья Россией, отказывалось от установления добрососедских отношений и заявило о своих притязаниях на земли Приамурья, примыкающие к островам Большого Уссурийска и Тарабарова.

Следует отметить, что территориальные споры также наблюдались и в отношениях России с Японией. В результате продвижения россиян на Курильские острова с севера, а японцев - с юга к середине XIX века российско-японская граница сложилась между островами Итуруп и Уруп. В ходе русско-японской войны 1904 года, Россия уступила Японии часть острова Сахалина южнее пятидесятой параллели северной широты. Так продолжалось вплоть до окончания второй мировой войны, пока не вступило в силу Ялтинское соглашение 1945 года, по которому было получено юридическое подтверждение передачи СССР Курильских островов. Однако Россия и Япония до сих пор продолжают считать пределы Курильских островов исконно своими и тем самым препятствуют установлению доверительного партнерства между этими странами.

В начале ХХ века на Дальнем Востоке России наблюдается стремительный рост интернационализации хозяйственно-культурной жизни региона, чему немало способствовали интенсивные торгово-экономические связи с сопредельными странами Восточной Азии. Первоначальный курс на интеграцию советского Дальнего Востока в быстрорастущую тихоокеанскую экономику был преждевременным из-за слабой заселенности и удаленности от снабжающих центров СССР. Это было основным препятствием для реализации задачи "мощного хозяйственного роста" при опоре на внешние ресурсы. Дальний Восток России при советской власти, вместо экономически процветающего региона превратился - в военную зону.

В марте 1920 года была провозглашена Дальневосточная республика, включающая в себя Забайкалье, Приамурье и Приморье. После образования Дальневосточной республики Советское правительство пыталось наладить отношения с Китаем, используя этот регион в качестве буфера. Таким образом, к концу 1920-х годов на Дальнем Востоке была обеспечена надежная и эффективная защита тихоокеанских рубежей СССР, которая в полной мере оправдала себя в годы второй мировой войны. Присутствие военно-морской базы Тихоокеанского флота СССР не позволило совершить акт агрессии японским милитаристам от которых пострадали многие страны АТР.

В 1950-1960-е годы внешняя политика СССР на Дальнем Востоке осуществлялась в рамках административно-командной системы и предполагала не согласование, а подчинение регионов интересам государства. Региональная политика со стороны государства ограничивалась лишь внешней безопасностью и территориальной целостностью. Военно-политическая обстановка в РДВ затормозила его и экономическое развитие и "открытие" внешнему миру. Страны АТР были крайне обеспокоены наращиванием военного потенциала в этом регионе, о чем свидетельствует Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР 1972 года. В нем говорится об усилении и дополнительном развитии оборонных производств на Дальнем Востоке. Такие меры диктовались поддержанием военно-политического паритета в условиях холодной войны. Военно-морской флот на восточных границах страны считался наиболее приоритетным. Это форпост военной мощи на Тихом океане, в котором заключалось превосходство СССР над другими странами.

Вплоть до конца 1980-х годов во внешнеполитической стратегии СССР акцент делался на развитие военной составляющей в ущерб экономической. В результате СССР оказался вытесненным из района Северо-Восточной Азии и в экономическом и в политическом плане. Несмотря на непропорциональность развития РДВ, тем не менее, наблюдался подъем его экономической деятельности. Давай обратимся к фактам: в 1985 году на долю ДВР приходилось более 40% общесоюзного вылова рыбы и добычи морепродуктов, до 13% вывоза леса, что вывело Дальневосточный район в ряд приоритетных регионов страны. Этому способствовала также принятая в сентябре 1987 года Долговременная государственная программа экономического и социального развития Дальневосточного района и Забайкалья на период до 2000 года. Предполагалось, что эта программа в процессе реализации поможет преодолеть социально-экономические трудности сложившиеся в РДВ. Однако реформы 1990-х годов частично приостановили эту программу со всеми вытекающими отсюда последствиями. Население этого региона до сих пор испытывает большие трудности, вызванные перестройкой.

В 1990-ые годы, Дальний Восток России, оставшись наедине с трудностями, отдалился от центральной части страны, и счел необходимым установить сотрудничество с внешним миром. Между этими внешними силами стала разворачиваться борьба за сферы геополитического и геоэкономического влияния, главной целью которой было их стремление получить доступ к природным ресурсам Дальнего Востока России. Соответственно регион, оказавшись в центре внимания целого ряда зарубежных стран, особенно стран Восточной Азии, ориентировался на экономическое сотрудничество с ними. Это своего рода стала преимущественной стратегией в социально-экономическом развитии РДВ и опиралась на сырьевой сектор экономики.

На рубеже XXI века геополитические изменения во многом повлияли на структуру международных отношений с возрастающим уклоном на региональные связи. В этом отношении Россия претерпела колоссальные изменения: 70% российских границ остались (незащищенными) опасными и ненадежными. Сопредельных государств стало втрое больше, чем было несколько лет назад. Соответственно увеличилось относительная значимость азиатского компонента. Неосвоенная гигантская Сибирь все более становится геополитическим центром державы. Однако прежнее место России в АТР и в мире рассматривалась уже не как великая держава, а скорее как региональная на постсоветском пространстве. В этом отношении Россия и 24 субъекта РФ впервые оказались в положении приграничных территорий с 30% населением. На их территории расположены важные стратегические объекты вооруженных сил, объекты промышленного комплекса, транспортной коммуникации, АЭС и предприятия с потенциальной экологической опасностью, уязвимость которых осложняет подготовку и осуществление мероприятий стратегического характера.

Суть в том, что большинство восточных территорий России неэффективны в плане разработки их недр и остаются неосвоенными в силу недостаточной инфраструктуры. Истинной причиной нынешнего состояния Дальнего Востока России является недостаточно зрелая хозяйственная деятельность, слабая экономика и инфраструктура, порожденные географической удаленностью от основных, экономически развитых районов страны. Несомненно, эти регионы вносят вклад в развитии нашей страны для подъема экономического благосостояния России.

В 2000 году Дальний Восток России был переименован на Дальневосточный Федеральный Округ. ДВФО включает десять субъектов Республика Саха (Якутия), Приморский край, Хабаровский край, Амурская область, Камчатская область, Магаданская область, Сахалинская область, Еврейская автономная область, Корякский и Чукотский автономные округа. ДВФО самый большой экономико-географический район России, территория которого составляет - 6 млн. 215,9 тыс. кв. км., то есть 36,4% территории России. Более 80% территории Дальнего Востока России отнесено к Крайнему Северу, почти ¾ - горные местности. Население по данным 2002 года составляет 7 млн. 107 тыс. человек, или 4,91% российского населения. Эта цифра по данным 2004 года весьма изменилась, что показывает о постепенной сокращаемости населения Дальнего Востока России с численностью 6 млн.634 тыс.чел. Дальневосточный регион производит 4-5% ВНП России. Тенденции восстановления хозяйственных отраслей дальневосточной экономики на сегодняшний день таковы:

По данным Госкомстата на 01.01.2000 года численность населения составляла 7,2%, а в конце 2015 года предположительно ожидается 6,6%.

§Хозяйство Дальнего Востока нацелено на развитие промышленности связанной, прежде всего, с особенностями его природных условий и ресурсов. В морях Дальнего Востока морях сосредоточены огромные рыбные ресурсы. Ни один рыболовецкий район страны не располагает таким разнообразием добываемых рыб, морских животных и водорослей, каким характеризуется Дальневосточный бассейн.

§В число профилирующих отраслей Дальнего Востока входит также лесная и лесоперерабатывающая промышленность. Её основой служат богатые и разнообразные лесные ресурсы.

§Добыча цветных металлов и минералов по-прежнему остается доминирующей отраслью Дальневосточного Федерального округа.

§В народном хозяйстве Дальнего Востока преобладает горнодобывающая промышленность и первичная переработка природного сырья.

§Морские порты Дальнего Востока, как известно, играют важнейшую роль в обеспечении транспортно-экономических связей между отдельными территориальными частями Дальнего Востока и странами зарубежья.

Однако трудности экономического и политического характера не должны повлиять на развитие интеграционных процессов со странами Восточной Азии. Здесь важно развивать привлечение новейших разработок в области информационных технологий и источников финансирования. Активизация России в интеграционных процессах с сопредельными странами АТР как приоритетное направление содействует их укреплению и во многом зависит от стабильности внутренней обстановки, которая в свою очередь обусловливает характер межгосударственных отношений.

Российский Дальний Восток как экономико-геостратегическая зона находит стимул к развитию в привлечении иностранного капитала и включает в себя горнодобывающую промышленность, рыбо-хозяйственный комплекс, лесную индустрию, природно-ископаемые ресурсы, железнодорожный и морской транспорт. Таким образом, Дальневосточный регион России больше всего стремится к подъему своего экономического благосостояния и для этого имеет все рычаги для сотрудничества с зарубежными странами и тем самым служит укреплению России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Стратегический интерес стран АТР к России вызван взаимовыгодным сотрудничеством в области энергетики и природопользования. Дефицит собственных ресурсов в этих странах вынуждает к сотрудничеству с Дальним Востоком России. В этом отношении наиболее показательно развитие многостороннего сотрудничества, которое в настоящее время реализуется лишь в рамках ТЭК Сахалинского и в перспективе - Туманганского проектов. Однако проекты эти слишком медленно воплощаются в жизнь из-за пассивности стран-партнеров. Прежде всего, инвесторы не торопятся вкладывать средства в условиях неразвитой экономики Дальневосточного региона. К тому же, они часто сталкиваются с трудностями российского законодательства, отсутствием благоприятного инвестиционного климата, низкой результативностью и эффективностью. Ситуация осложняется нависшей угрозой терроризма, теневой экономикой, коррупцией, тенденциями национализма и экстремизма.

Кроме того, экономическая нестабильность РДВ крайне затрудняет внешнеполитический курс России. Здесь открывается широкое поле деятельности для региональной дипломатии. В первые годы перестройки парадипломатия опиралась в основном на инициативу и действия региональных властей. Они осуществляли свои прерогативы вне конституции страны, поскольку считали, что ситуация лучше просматривается на местах, чем из Центра. Было понятно, что несогласованность отношений между регионами и Центром непосредственно сказывается на авторитете российского государства в мире, состоянии его обороноспособности, экономики, политических и социальных процессах. Однако удаленность и относительная экономическая и географическая обособленность от европейского центра России делает российский Дальний Восток естественным партнером для стран АТР.

Некоторые зарубежные исследователи в своих прогнозах идут еще дальше, полагая, что Дальний Восток России и Сибирь могут быть втянуты в орбиты влияния Японии и Китая и даже "вовлечены в войну по перетягиванию каната между этими двумя государствами". Проведение Россией гибкой политики в АТР позволяет множественность самых разных противоречий и конфликтов между тихоокеанскими государствами. Автор убежден, что полноценное участие российского Дальнего Востока способствует активизации внешнеполитической стратегии России, в частности, региональному сотрудничеству с Японией и Китаем. Поэтому интеграция России в АТР через дальневосточные территории может произойти ускоренными темпами в случае полномасштабного развития ДВР как потенциально привлекательной зоны для международного сотрудничества. Общее состояние Дальневосточного региона в немалой степени отражается участием сопредельных стран АТР в совместных программах и предприятиях, активностью международных симпозиумов, конгрессов, семинаров по вопросам регионального и мирового масштаба по внешним связям. Весь этот процесс позволит оценить уверенные представлениями АТР о привлекательности сотрудничества с Россией. Уместно заметить, что после затянувшегося периода "проб и ошибок" - наблюдается взаимовыгодное сотрудничество субъектов России со странами внешнего мира, где развитие региональных отношений проводится между Хабаровским краем, Приморским краем и Сахалинской областью с такими странами как Китай, США, две Кореи и Япония.

Следовательно, для России развитие экономического благосостояния Дальнего Востока - элемент ее геополитики. Региональная стратегия развития Дальнего Востока - инструмент и часть геополитической стратегии России. Стратегия геополитической переориентации России на Азию состоит в последовательном усилении своего экономического и политического влияния и участии в хозяйственных процессах с АТР. Это, прежде всего, проявляется в том, что Россия выступает в качестве связующего звена между странами АТР и Европы. И с образованием соответствующих интеграционных структур Россия может стать одним из конкурентоспособных государств в мировой экономике. Следует отметить, что транспортно-хозяйственное развитие азиатской части России характеризуется созданием новых трансконтинентальных магистралей, зон хозяйственного освоения и развития. Суть этого развития в том, чтобы привлечь иностранный капитал в хозяйственном освоении восточных регионов России. Им требуется создание технологически завершенных межотраслевых комплексов с ярко выраженной экспортной направленностью на страны Северо-Восточной Азии: транспортного, энергетического, агропромышленного, рыбопромышленного, лесной и дерево обрабатывающей промышленности, металлургического, горно-химического и нефте-газохимического. Автор полагает, что энергетическая структура РДВ нуждается в ориентированном и рациональном использовании ресурсов Тихого океана с экспортной ориентацией, прежде всего на создание транспортных связей России со странами АТР.

Достаточно вспомнить какую важную роль российский Дальний Восток между странами Северо-Восточной Азии играет Транссибирская железнодорожная магистраль. Дальнейшее развитие этого проекта, так называемого международного Транссибирского контейнерного моста, связан с транскорейской железной дороги для создания транспортного хода между Азией и Европой. Этот проект позволит в перспективе обеспечить перевозки грузов, в частности, международных контейнеров из Кореи и Северо-Восточного Китая, которые не могут не миновать территорию Дальнего Востока России как будущую свободно экономическую зону.

На огромном пространстве Дальнего Востока и Забайкалья его природный и интеллектуальный потенциал является решающим фактором в мирохозяйственной деятельности. Но в связи с малонаселенностью территории эти не в силах обеспечить социально-экономический подъем Дальневосточного региона в целом. Российская экономика нуждается в иностранной рабочей силе из Китая и Северной Кореи.

Для них наш регион привлекателен, так как помогает повысить собственное благосостояние. Представители этих стран испытывают большие бытовые трудности, решение которых видят за пределами своих границ. Для их пересечения они пользуются легальными и нелегальными средствами. В основном они оформляют туристические визы, которые позволяют им оставаться на территории другого государства. Таким образом, восточные территории постепенно были заселены огромным количеством рабочей силы из Китая и Северной Кореи, которые послужили причиной возникновения проблем миграции. Этот контингент лиц на территории России не гнушается сложными условиями труда, не требует особых привилегий и пользуется доверием местных властей. В то же время жители РДВ выражают свое недовольство, так как мигранты занимают их рабочие места. Таким образом, Россия и Китай до сих пор не имеют четких контуров взаимодействия в урегулировании проблем нелегальной миграции.

Относительно других стран СВА, таких как Япония и Республика Корея, то они представляют интерес для РДВ и России в целом их передовыми технологиями и экономико-инвестиционными планами сотрудничества. Они выступают в роли финансового донора, позволяющего превратить РДВ в конкурентоспособный регион в мировой экономике и во внешних связях. Исходя из динамики регионального сотрудничества Россия должна ориентироваться не только на Запад, но и на Азиатский регион - в политическом плане гораздо более хрупкий и противоречивый. В данном отношении Дальний Восток России выступает надежным ключом России к воротам Азиатско-Тихоокеанского Региона. Этому способствует геополитическое расположение Дальневосточного региона, которое дает возможность проводить более тесные доверительные отношения с ведущими странами Восточной Азии.

Президент РФ В.В.Путин отметил тем, что полновесное участие России в процессах экономического взаимодействия на пространствах Азии и Тихого океана - естественно и неизбежно. Сегодня перед нами открыт весь спектр возможностей: от сотрудничества в энергетике, по вопросам экономики, эксплуатации морского шельфа до развития транспортных связей и реализации конкретных экономических и инвестиционных проектов. Такая точка зрения характерна для многих ведущих специалистов в области внешних связей РДВ с АТР (П.А.Минакир, Л.В.Ларин, П.Я.Бакланов, Л.В.Забровская и др.).

Границы внешнеэкономической деятельности Дальнего Востока России и Северо-Восточной Азии способствуют развитию взаимовыгодного сотрудничества. Долговременной и геостратегической задачи России - обеспечение военно-политического и экономического влияния России в бассейне Тихого океана, контроль над важными стратегическими запасами сырьевых ресурсов и получение выгод от эффективного включения на основе эксплуатации в систему международного разделения труда в этом регионе мира.

Таким образом, экспорт сырья может компенсировать сокращение внутреннего спроса и поддержать динамику общеэкономической конъюнктуры, тогда преодоление кризиса Дальнего Востока России позволит обеспечить умеренное освоение и поднятие социально-экономической жизнедеятельности, процветание Дальнего Востока России, создание благоприятного и стабильного общества. Следует отметить, что структура внешнеэкономической деятельности ДВР и федерального правительства России не всегда соответствует друг другу и единой внешнеполитической стратегии России в АТР. На наш взгляд, создание в данной сфере прочной нормативной базы для регулирования деятельности субъектов Российской Федерации и разграничения их полномочий даст возможность упрочить роль субъектов во внешних связях.

Именно полномочия субъектов Федерации с зарубежными странами позволят проводить взаимовыгодный процесс во внешнеэкономической деятельности. Правы те авторы, которые утверждают, что необходимо определить геополитическое значение восточных границ и законодательно придать им особый статус, разграничив обязанности государства и местной власти, с учетом факторов отдаленности, национальности и климатических условий. Диссертант полностью разделяет точку зрения В.И.Ишаева, согласно которой для Дальнего Востока и Забайкалья необходимо особое нормативно-правовое поле, действующее в регионе и отвечающее характеру, его особенностям не только в силу отличия от общероссийских стандартов, но и обеспечивающие условия для смены парадигмы развития.

В этом плане важным элементом механизма координации международных и внешнеэкономических связей регионов стал созданный в 1994 году Консультативный совет (КС) субъектов Российской Федерации при МИД России. Основополагающими документами послужили федеральные законы: "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" от 13 октября 1995 г., "О координирующей роли МИД РФ в проведении единой внешнеполитической линии РФ" 1996 года., "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" от 4 января 1999 г.

Указ Президента Российской Федерации "О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации" от 12 марта 1996 г.

Необходимо сказать, что без соответствующих законов не было бы полноправного и юридически обоснованного участия субъектов РФ в развитии внешних связей. В зависимости от принимаемых законов, региональный фактор в межгосударственных отношениях характеризуется укреплением внешнеполитического курса России в Северо-Восточной Азии. Важен еще один нюанс, который следует учитывать: распоряжением министра иностранных дел Российской Федерации в соответствии с поручением Президента Российской Федерации по итогам заседания Государственного Совета Российской Федерации 22 января 2003 г. был создан Совет глав субъектов Российской Федерации. Его целью является содействие повышению эффективности участия регионов в обеспечении внешних интересов Российской Федерации.

Структура внешнеполитического курса России может усилиться в случае активизации внешнеэкономических связей России. В настоящее время доля российского экспорта в страны АТР составляет более 20%. На Дальневосточный регион приходится около 10% всех иностранных инвестиций в российскую экономику. Структура притока иностранных инвестиций в ДВР в целом состоит в основном из японских инвестиций. Их доля за последние 26 лет составила в регионе около 620 млрд. долл., из которых Россия получила 0,054% от общей суммы, а российский Дальний Восток - 0,025 %.


Страны2001 г.2002 г.Всего 767,5 (100,0)1141,7 (100,0)Япония207,6 (27,1)265,5 (23.3)США60,6 (7,9) 2,4 (0,3)47,2 (4,1) 15,9 (1,4)КНРЮжная Корея38,6 (5,0)34,0 (3,0)Другие 458,3 (59,7)779,1 (68,2)

В данной таблице отражен, что больший удельный вес инвестиций приходится на Японию, но это отнюдь не значит, что развитие Дальнего Востока России полностью зависит от японского капитала. Мы убеждены, что здесь важна не величина капитала отдельно взятого государства, а непосредственное участие ведущих стран Северо-Восточной Азии, которые так или иначе способствуют экономическому подъему восточных границ России. Социально-экономические трудности и проблемы демографии Дальневосточного региона являются наиболее актуальными проблемами последнего десятилетия.

Демографический потенциал Дальнего Востока России, несравнимо меньше с центральной частью страны. К тому же в этом регионе есть свои структурные особенности: численность населения в северной части ( Магаданская и Сахалинская области и Республика Саха) гораздо меньше чем в южной (Приморский, Хабаровский, Амурский края). В 1989-1990-е гг. по имеющимся оценкам пределы Дальнего Востока покинуло 11,3 тысяч местного населения. Этому способствовали обвал экономики и социально-политические катаклизмы. Этот период оказался критической отметкой в плане уменьшения численности населения в регионе. На 1.01.1998 г. на Дальнем Востоке проживали всего лишь 7336,3 тысяч человек - это на 9% меньше, чем в 1991 году. В настоящее время эта тенденция сохраняется. Численность населения ДВР на 1.01.2004 г. составило 6634,1 человек.

Обращаем внимание на тот факт, что демографический спад в Дальневосточном регионе, не может обеспечить его полномасштабное развитие, требующее огромное количество высокотехнологических и людских ресурсов. Тогда за счет чего этот регион будет осваивать те 50-60% ресурсов планеты, которые содержатся в её недрах. Ведь общеизвестно, что Россия имеет все шансы для возрождения и обретения статуса великой державы, если сравнимой по мощи с ведущими государствами мира, если сможет эффективно распоряжаться богатствами своих недр. Но дело не только в наличии полезных ископаемых России, главное - умело сочетать экономическую стабильность России с полноценным включением региона в мирохозяйственные связи с ведущими странами СВА. В этом отношении РДВ должен стать не столько витриной России для стран АТР, сколько привлекаемой экономической зоной для внутри региональных и внешних связей. Согласно высказыванию министра иностранных дел С.В.Лаврова, "опыт последних лет подтверждает, насколько правильным был выбор, сделанный еще в 90-е годы прошлого века Министерством иностранных дел и руководством субъектов Федерации в пользу налаживания самого тесного взаимодействия в деле развития международных и внешнеэкономических связей российских регионов".

Таким образом, укрепляется сотрудничество РДВ с близлежащими странами Восточной Азии, оно становится более эффективным и результативным, усиливается роль РДВ как равноправного партнера в Тихоокеанском регионе. Следует подчеркнуть, что решение долговременной стратегической задачи экономического подъема российского Дальнего Востока также зависит от создания тихоокеанской стратегии РФ. В рамках данного исследования автор попытался рассмотреть РДВ в контексте внешней политики и понять, как формируется структура геополитической стратегии переориентации и как влияет она на динамику международных связей приграничных территорий. Теоретический анализ разрабатываемой стратегии позволит специалистам осмыслить этот материал на практике. Для комплексного подхода к этой проблеме необходимо изучить динамику интеграционных связей России со странами Северо-Восточной Азии.


3.2 Становление интеграционных взаимосвязей Дальнего Востока России со странами Северо-Восточной Азии


В советской стратегии освоение территорий Азиатской России становилось более динамичной и подразумевало за собой отчетливую ориентацию на взаимодействие с мировой экономикой, что в целом находилось в русле провозглашенного курса на усиление "открытости" советского общества. Однако предполагаемые ожидания экономического развития РДВ в сотрудничестве со странами СВА сопровождались военными маневрами. В 1970-х годах для СССР на Дальнем Востоке предметом особого внимания было наращивание боевой силы Тихоокеанского флота, способного выполнять многоцелевые задачи обороны по всему морскому периметру от Охотского моря до Индийского океана.

Так, военные приготовления на советском Дальнем Востоке в существенной степени тормозили развитие международных экономических связей со странами Восточной Азии (Китай, Япония, Южная Корея). Эти страны в большей степени рассматривали Дальневосточный регион, обладающий богатым природно-сырьевым потенциалом, как возможного партнера в развитии мирохозяйственных связей. Но высокий уровень милитаризации не позволил Дальнему Востоку интегрироваться в тихоокеанскую экономику.

На рубеже 1990-х годов ранее наметившиеся тенденции расширения внешнеэкономических связей РДВ со странами АТР, наконец-то, стали реализовываться. После распада СССР Россия потеряла половину морских портов и как следствие - прямой выход к мировым торговым путям на юге и на западе. В целях сохранения мира и стабильности на восточных границах России были установлены стабильные, сбалансированные отношения со всеми государствами Восточной Азии на принципах свободы выбора и добрососедства, сохранения статус-кво в регионе. Вместе с тем активизация российской дипломатии в процессах стабилизации АТР способствовала росту её авторитета. Кроме того, для обеспечения безопасности своих восточных границ и улучшения экономического развития Дальнего Востока, Россия усилила геополитическую ориентацию на АТР.

В этой связи в российской тихоокеанской политике устанавливаются двусторонние каналы межгосударственных связей и трансграничного сотрудничества, субрегионов и микрорегионов вписывающиеся в общую тенденцию глобализации. Важно отметить, что теперь отдельно взятым субрегионам, то есть прибрежным районам дозволено проводить международные связи. Это дало возможность Дальнему Востоку России включиться в сферу международных отношений на основе следующих документов:

§Федеративный договор 1996 года, который существенно изменил статус субъектов РФ и расширил рамки их действий на международной арене. Значительную практическую помощь в поддержке внешних связей субъектов оказывает МИД, учитывающий общегосударственные и региональные интересы.

§Проведение внешних связей субъекта регулируется Концепцией внешней политики РФ 2000 года. Согласно этому документу, Дальний Восток России несет ответственность за развитие азиатского курса во внешнеполитической стратегии относительно ведущих стран Азиатского региона.

§В целях плодотворной работы и в интересах обеспечения единой внешнеполитической линии был создан Консультативный Совет по совершенствованию механизма координации внешних связей субъектов Федерации с зарубежными странами и международными организациями. В этом Совете обсуждаются различные аспекты международного сотрудничества регионов, обмениваются опытом. Реакция федерального центра во многом зависит от изменений геополитической ситуации.

§Субъекты РФ имеют право в пределах своей компетенции осуществлять на своей территории внешнеторговую деятельность, координировать и контролировать деятельность российских и иностранных лиц. Координация деятельности субъектов РФ по созданию и функционированию свободной экономической зоны, регулированию приграничной торговли проводится с учетом ст. 9 ФЗ "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности".

Таким образом, Дальневосточный регион в силу своего экономико-географического положения находится в сфере интересов стран АТР. Он направлен на развитие как двустороннего, так многостороннего экономического сотрудничества с Россией. Отсюда, по убеждению автора, внешнеэкономические связи превратились из фактора локального-дополняющего межрегиональный обмен, в фактор доминирующий, связанный с долгосрочным развитием РДВ. Общеизвестно, что РДВ обладает значительным природно-ресурсным потенциалом, превышающим свои внутренние потребности по целому ряду важнейших показателей, необходимых для развития многих отраслей экономики. Обязательным условием экономического роста является наращивание объема инвестиций и повышение их эффективности. Однако приходится констатировать, что кроме сотрудничества в передовых отраслях, таких как газо-нефтяная, лесоперерабатывающая, металлургическая и военно-морская промышленность, торговля России со странами АТР составляет лишь около 20% внешней торговли, что относительно мало для динамичного и активного в экономическом отношении РДВ.

Здесь уместно привести схему внешнеторгового оборота России в 2000-2004 гг., где основным торговым партнером является Китай, внешнеторговый оборот которого за 2000-2004 гг. составил 21,2 млрд.долл., то есть (128,4%).* Остальные страны АТР не включены в эту таблицу из-за низкого уровня экономических связей с Россией. Автор утверждает, что пока экономический курс России будет ориентирован только на западный рынок, ее позиции на азиатском рынке не смогут обрести устойчивость.


ГодыЭкспортИмпортОборотСальдо2000103341376920019942141572002106,160,3166,445,82003133,757,4191,176,320041839527888

Трудность экономического сотрудничества России и стран АТР заключается не столько в проблеме иностранных инвестиций, сколько не проработанной законодательной базы и экономической нестабильности РДВ. Поэтому осложняется внедрение зарубежных и отечественных компаний в российскую экономику. Так, например, "Газпром" решив отчасти эту проблему, заключил Соглашение о стратегическом сотрудничестве в нефтегазовой сфере с компанией "Petro China" в октябре 2004 года. Газпром считает "первоочередной задачей на Дальнем Востоке России организацию работы по участию в конкурсах и аукционах на право пользования недрами, проведение геологоразведки и освоение месторождений углеводородов в Красноярском крае, Иркутской, Сахалинской областях, Республике Саха (Якутия) и Хабаровском крае".

Необходимо отметить, что для комплексного развития региональной и федеральной линии России во внешних связях требуется Программа по внешним связям РДВ с АТР, которая предусматривала бы этапы интеграции России в АТР. Определяющим условием интеграционных тенденций выступает территориальное разделение труда, институциональная структура региональной политики, которая должна способствовать проявлению инициативы и ответственности партнеров в межрегиональном сотрудничестве. Это развитие РДВ в ближайшей перспективе будет происходить главным образом за счет укрепления и совершенствования системы двусторонних экономических связей между отдельными странами и их территориями. Одно лишь территориальное соседство не всегда создает предпосылки для экономической интеграции, так же как и искусственно создаваемое единое геополитическое и экономическое пространство.

Россия во внешних связях ставит приоритетную задачу - стимулирование притока финансовых, технологических и иных ресурсов из высокоразвитых государств Тихоокеанского бассейна на российский Дальний Восток и в Восточную Сибирь. В наших интересах задействовать все резервы и возможности для подъема и ускоренного экономического роста приграничных территорий РДВ и Восточной Сибири, как и остальной России в сотрудничестве с сопредельными государствами. Для этого Россия и Дальний Восток России видят тесное сотрудничество не со всей АТР, а именно с сопредельными странами СВА, то есть выбор Дальнего Востока России связан с Японией и Республикой Корея, имеющих развитый экономический потенциал

В настоящее время экономически крепнущая Азия становится свидетелем позитивного развития событий на региональном и международном уровнях. По мысли автора, в обозримом будущем интеграционные процессы Северо-Восточной Азии вероятнее всего будут характеризоваться прорывами в двусторонних отношениях. Нижеприведенная схема показывает внешнеэкономическую деятельность России с сопредельными странами Северо-Восточной Азии


Страны19951998200120022003Китай337186531691160559616466837240182523295КНДР70,115,356,58,561,816,768,711,01112,9Монголия19740,313550,021636,523248,828435,6Р. Корея74750252110101108726127193013221328Тайвань46388,214275,0258166463209838261Япония317376321768192427871180398024201876

Основная цель экономической интеграции Дальнего Востока России и Северо - Восточной Азии может быть определена как создание единого экономического пространства с перспективой расширения сотрудничества сопредельных стран и территорий Восточной Азии. Хотя в первом полугодии 2002 г. внешнеэкономическая деятельность РДВ проводилась с 87 странами, но большая часть внешней торговли территорий Дальнего Востока и Забайкалья осуществлялась со странами АТР, на долю которых пришлось более 80%. Максимальный внешнеторговый оборот характерен для таки стран, как КНР, Япония, Республика Корея, США, Сингапур, Малайзия. Весь товарооборот Дальнего Востока с Китаем в 2002 году составил 35,9% тогда как в первом полугодии 2001 г. был равен - 41,9%. С Республикой Корея - 16,6% (15,8%), с Японией - 16,5% (18,8%), Сингапуром - 10,9% (5,9%), США - 4,1% (4,7%). Проследим, динамику экспорта и импорта ДВР с ведущими странами СВА в 2002 году:


Китай Р.КореяЯпонияЭкспорт 524,9 мдн.дол.188 млн.долл226,5 млн.доллИмпорт140,9 млн.долл.119,2 млн.долл.80,3 млн.долл.Нужно сказать, что активизация интеграционных процессов РДВ со странами Восточной Азии вызывает беспокойство в правительственных кругах России. Так как восточные границы России отчасти становятся ареной восточно-азиатских экономик. Ситуация осложняется тем, что регионы отдалены от промышленно развитых районов страны, нет развитой инфраструктуры, а малонаселенность и узкая хозяйственной специализации - делают крайне зависимым Дальний Восток России от экономической конъюнктуры участников АТР.

Как нам представляется, проблема малонаселенности не является "камнем преткновения" в интеграционных процессах РДВ. Его развитие зависит не только от международных связей, но и от межрегиональных связей, способствующих увеличению потенциала устойчивости региона. Обратимся к внутрирегиональной интеграции, где можно выделить следующие уровни: экономические, транспортно-инфрастуктурные звенья, энергетические связи участников-субъектов ДВР. Для Республики Саха (Якутия), Приморского и Хабаровского края эти звенья интеграции являются основными и интенсивно развивающимися. Следует заметить, однако, в РС (Я) наибольшее развитие получили энергетические связи, тогда как в Приморском и Хабаровском краях одновременно развиваются все три уровня интеграции. Вместе с тем, нижеприведенная схема показывает динамику уровней интеграционных процессов с акцентом на межрегиональные процессы. Здесь приводится структура интеграционных процессов в плане социально-экономического развития субъектов РФ.



Эта схема показывает, что межрегиональная интеграция ДВР имеет разноуровневую динамику. Так, Приморский и Хабаровский края - более привлекательны с точки зрения экономико-географического положения и сотрудничества с сопредельными странами, наиболее развиты, чем РС (Я). Она не имеет возможностей выхода к морю и налаживания интенсивных международных связей, зато располагает исключительно богатыми природными ресурсами. Автор предполагает, что в ближайшее время в ДВР наибольшую перспективу получат внутрирайонные и межрегиональные связи по сравнению с международными. Это расходится с широко распространенным мнением, что международные связи являются определяющими в развитии ДВР.

Следует напомнить, что региональная стратегия развития Дальнего Востока является не только частью программ общегосударственного развития, но и инструментом и составной частью геополитической стратегии РФ. Анализ интеграционных процессов России в АТР показывает, что главным ориентиром России в АТР являются природные ресурсы, по которым она занимает 1 место в регионе. По уровню развития технологии Россия занимает 3 место после США и Японии. По остальным же позициям - емкость внутреннего рынка, предложение инвестиционных товаров, развитость рыночной среды, уровень менеджмента - Россия занимает последнее место среди всех стран региона.

Таким образом, выход для России в том, чтобы найти надежный и оптимальный путь к Тихому океану через развитый потенциал РДВ. Дальневосточный регион связан транспортными артериями с Восточно-Сибирский и другими регионами России. Прежде всего, такими, как Транссибирская железнодорожная и Байкало-Амурская магистраль. Наличие этих дорог и возможность современной технологии позволят Транссибу освоить объемы перевозок грузов до 100 миллионов тонн в год, в том числе и международного транзита на уровне - 200 миллионов тонн.

Это в свою очередь, расширит многостороннее сотрудничество стран Восточной Азии с Россией. Наиболее крупные проекты в международном энергетическом сотрудничестве реализуются в рамках освоения восточного шельфа "Сахалин -1", "Сахалин - 2", Кольцо Японского моря, Туманганский проект. Стратегическая значимость этих проектов связана с проведением маршрута нефтепроводов из Дальнего Востока и Восточной Сибири в страны Северо-Восточной Азии. Автор убежден, что геополитические предпосылки ДВФО в АТР, прежде всего, коренятся в сфере энергетики, чрезвычайно важной и для России, и для всех стран Северо-Восточной Азии в условиях глобализации.


3.3 Внешнеэкономическая деятельность субъектов Дальневосточного федерального округа в Северо-Восточной Азией


Ретроспективный взгляд показывает, что сотрудничество российского Дальнего Востока с северо-восточными провинциями Китая возникло в эпоху перестройки СССР, когда были нарушены межрегиональные связи внутри страны. Отсутствие определенной стратегии в обеспечении экономической и военной безопасности регионов стало причиной социально-экономического упадка восточных территорий России. Военная сила советского государства в Тихоокеанском регионе потеряла прежние позиции, а экономика оказалась в тяжелейших условиях. Может быть, поэтому в СМИ стали часто появляться сообщения о возможной потере Россией восточных территорий. Так, критическая ситуация в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России привела к острому дефициту продовольствия и товаров широкого потребления. Автор был свидетелем того, как китайский ширпотреб завоевывал рынки восточных территорий. Именно тогда увеличились миграционные потоки из Китая в Россию. А в самом Китае наблюдался большой спрос на российские товары, в частности, на строительные материалы и бурно развивалась "челночная" торговля.

Тем самым, население Дальнего Востока России в течение ряда лет во многом зависело от состояния приграничной торговли с Китаем. А китайский экономический контроль над слабыми перифериями России впоследствии получил широкое распространение, что породило недовольство у местного населения. Во избежание неурядиц с Китаем было принято решение о необходимости развития экономики региона за счет использования природно-ископаемых ресурсов. Динамичное развитие Дальнего Востока России позволит участвовать в интеграционных процессах стран АТР. Автор неоднократно подчеркивал, что природно-сырьевой потенциал РДВ и военно-морские силы России - объект внимания для многих инвесторов из АТР, мирохозяйственных связей в Дальневосточном регионе.

Мощная поддержка и помощь Правительства РФ, которые были особенно заметны с приходом нового Президента В.В.Путина. Ситуация на ДВР постепенно становится стабильной, однако политико-экономические изменения требуют совместной целенаправленной и комплексной программы развития. Автор убежден, что если РДВ превратится в процветающий регион России, то восточно-азиатский курс придаст мощный импульс внешнеполитической стратегии. По этому на российский Дальний Восток лежит ответственность за укрепление межгосударственных отношений России со странами АТР согласно требованиям международного сотрудничества. И что самое главное - не отчуждаться от заинтересованных стран со слабой экономикой. Таким образом, развитие межрегиональных и межгосударственных отношений РДВ зависит не столько от местного самоуправления, сколько от гармоничного сотрудничества с Центром, который устанавливает стратегию внешнеэкономической деятельности с Китаем.

Межгосударственные отношения России и Китая при существующей расстановке сил в Северо-Восточной Азии повышают уровень регионального сотрудничества как важного составляющего звена в их стратегическом партнерстве. Ближайшей целью должно стать расширение российско-китайского торгово-экономического сотрудничества, перспективной целью - региональная интеграция СВА.

Для России это одна из актуальных касающейся в основном, ситуации Дальневосточного региона. Как нам представляется, акцент России на тесном сотрудничестве с Китаем усилит развитие промышленности, местной инфраструктуры, а также сможет решить проблемы миграции в более короткие сроки. Эта проблема приобрела не столько межрегиональный, сколько межгосударственный статус. В этой связи приграничные территории России и Китая характеризируются экономическими трудностями, которые могут быть преодолены совместными усилиями. Подъем регионального сотрудничества и перспективы торгово-экономических связей несомненно улучшат политический курс двух соседних стран.

Для Китая и его северо-восточных провинций (Хэйлунцзян, Ляонин, Цзилинь) - территориально-географическое расположение Дальневосточного региона служит стимулом для тесных внешнеэкономических и энергетических связей. Пекин поощряет межрегиональное сближение, поэтому главная задача Китая состоит в сосредоточении всех сил для экономического строительства. Китай, как экономически отсталая развивающаяся страна, в этом сотрудничестве видит использование инфраструктуры районов Дальнего Востока России для экспорта продукции предприятий Северо-Восточного Китая. Сотрудничество в торгово-экономической сфере с восточными территориями России обеспечит модернизацию промышленных предприятий и позволит Китаю повысить общую экономическую мощь страны. Нужно, однако, подчеркнуть, что наибольшим приоритетом для РДВ являются провинции Хэйлунцзян и Цзилинь.

Провинция Хэйлунцзян имеет с Россией общую границу более 3000 км., что благоприятствует быстрому развитию отношений в области трудовых ресурсов. Эта провинция является наиболее крупным торговым партнером РДВ на рынке трудовых услуг, особенно в области выращивания овощей, лесоразработки и жилищного строительства. Сотрудничество с этой провинцией продолжается с конца 1980-х годов, которое внесло ощутимый результат на нынешний этап. Об этом свидетельствует исторический прорыв в торговом обороте СССР (330 млн. долл.) был достигнут в 1988 году. Затем только за 5 месяцев 2002 года объем торговли достиг 770 млн.долл.* //Экспресс-инфо. № 8, 2003 г. с.65. Общий объем привлеченного иностранного капитала с 1990-2003 годы в провинцию Хэйлунцзян составил 7,46 млрд.долл.США. В том числе объем иностранного капитала в 2003 году 1,03 млрд.долл. США.

Провинция Ляонин, имея выход к морю, экспортирует свою продукцию в Республику Корея, Японию и другие страны. Тем не менее, в августе 2001 года в административном центре провинции Ляонин г.Шэньяне прошла российско-китайская ярмарка экспортно-импортных товаров. В ходе работы ярмарки подписаны контракты на 10 млрд.долл., что способствовало установлению прямых связей российских деловых кругов со многими китайскими регионами, в том числе и не имеющими общей границы с нашей страной.* Рогачев И.А. с. 110.

Региональные экономические связи призваны стать важной составной частью и наиболее динамичным компонентом российско-китайских отношений. Пекин в региональных экономических отношениях усматривал дополнительный нюанс развития экономики российского Дальнего Востока и Северо-восточного Китая. В сферу его интересов входят: сельское хозяйство, животноводство, лесное хозяйство, машиностроение, разработка полезных ископаемых, транспортные перевозки, биотехнологии, медицина и туризм.

Приграничные территории России и Китая используют свои преимущества в рамках межгосударственных отношений для развития собственной экономики и углубляют взаимодополняемость в торгово-экономической сфере. В настоящее время из внешнеторгового оборота провинции в 2004 г. в 6,79 млрд.долл. на Россию пришлось 3,82 млрд.долл., или 56,3%. При этом темпы роста торговли с Россией были выше, чем темпы роста внешней торговли провинции в целом. Обращает на себя внимание тот факт, что уже в первом полугодии 2004 года темпы роста взаимной торговли возросли вплоть до 9,45 млрд.долларов, что на 39,1% больше по сравнению с 2003 годом. Это дает основания предположить, что внешняя торговля между Россией и Китаем с участием их регионов выйдет на новые рубежи. *//Дипломатический вестник 10/2004 г.с.101. В первом квартале 2005 г. ситуация несколько изменилась, общие темпы роста внешней торговли провинции (18,8%) превысили темпы роста торговли с Россией (15,7%).

Как известно, товарооборот Китая с РДВ сейчас не превышает 1 млрд.долл., так как из-за сложной экономической ситуацией происходит снижение платежеспособности населения. Кроме того, наблюдается процесс насыщения внутреннего дальневосточного рынка более высококачественными товарами из Кореи и Японии, составляющими большую конкуренцию Китаю. В результате этого за последние годы произошло снижение количества китайских совместных предприятий, а также торговых зон для меновой торговли в приграничных районах. Сейчас в России примерно 220 российско-китайских СП с китайским капиталом около130 млн.долл. Российские капиталовложения в Китае оцениваются, примерно, в 100 млн.долл. * Каримов Р.А. Рос.-кит. ТЭС - резервы стратегического взаимодействия - Россия и Китай: перспективы партнерства в АТР в 21 веке. Информац.материал ИДВ РАН, 2000, № 6, с.48- 49.

Экономическое развитие в приграничных регионах Китаем уже реализуется прежде всего, в развитых приморских районов Юго-Востока страны. Руководство Китая занимается постепенным подтягиванием уровня хозяйственного развития отсталых районов Центрального и Западного Китая. Итак, развертывание регионального сотрудничества способно создать благоприятные внешние условия для реформ и развития Северо-Восточного Китая. В отчетном докладе Цзян Цзэминя на XVI съезде КПК КНР в 2002 году говорилось о необходимости всестороннего развития среднезажиточного общества с акцентом на экономическое строительство как центрального звена.

Эта задача в России пока полностью невыполнима, поскольку многие регионы переживают серьезные экономические трудности. Дальний Восток России, который в отличие от остальных регионов России в идеале мог бы стать процветающим однако, на деле это сказывается отсутствием или не доработанностью развитой экономической политики.

Препятствием тому служит не сокращающаяся коррупция, что затормаживает процесс развития. В результате чего, китайские аналитики приписывают слабость и неспособность России соответствовать современным требованиям рынка и одновременно утверждают, что российско-китайские отношения значительно выиграют в случае улучшения экономической обстановки России. Если, китайская сторона так и ссылается на эти недуги, то не исключено, что перспективы развития торгово-экономического сотрудничества России и Китая и их приграничных территорий наблюдаются лишь в закупках российского оружия и особая роль принадлежит сотрудничеству в сфере ТЭК.

Россия и Япония с середины 1990-х годов в целях обеспечения безопасности своих границ одновременно проводят приграничное сотрудничество. Региональное сотрудничество имеет немаловажное значение для российской стороны, так как Дальний Восток вызывает интерес Японии и других стран АТР в сфере торгово-экономических и энергетических отношений.

В региональном сотрудничестве Япония более всего тяготеет к внешним связям с Сахалином. Стороны стратегические интересы усматривают в совместных нефте-газовых проектах "Сахалин 1-2". А также на Дальнем Востоке наблюдается процесс привлечения японского капиталовложения. Успешная, многоплановая и длительная внешнеэкономическая деятельность даст возможность дальневосточным районам России стать более привлекательным партнером для Японии и других стран СВА.

Такэхиро Того, посол Японии в России подчеркивал значимость экономических связей Японии с районами Дальнего Востока и Сибири для развития долгосрочных двусторонних экономических отношений. Эта программа развития необходима для Дальнего Востока, так как здесь "Япония смогла бы сыграть крайне важную роль в деле интеграции РДВ в экономику АТР.

Укрепление позиций Дальнего Востока России способствует активному включению её в мирохозяйственные связи со странами Восточной Азии. Неизменно высокой во внешнеторговом обороте Дальнего Востока продолжает оставаться доля стран АТР и, прежде всего, стран СВА и США. Их доля во внешней торговле российского Дальнего Востока в 1998 году составляла порядка 76% , в том числе 78,2% регионального экспорта и 72,7% импорта.

Природно-сырьевой потенциал остается почти единственным источником для масштабного сотрудничества Дальневосточного региона России с Японией, чья экономика может помочь реализации наших целей. Обратимся к фактам: запасы разведанных минеральных ресурсов Японии в сопоставлении с потребностями её экономики являются незначительными. Они в основном не превышают 1% мировых. При этом следует особо подчеркнуть, что бесперебойное обеспечение экономики сырьем, прежде всего энергетическим, является для Японии жизненно важной задачей. Поэтому дефицит собственных сырьевых ресурсов определяет высокую зависимость Японии от их импорта. В этой связи, российский Дальний Восток в силу своего экономико-географического положения имеет все преимущества для еще большего расширения торгово-экономических отношений между Японией и Россией, сотрудничества в области энергетики, имея ввиду строительство Тихоокеанского нефтепровода и реализацию сахалинских проектов.

По мнению российских экспертов Хабаровского Института экономических исследований, сахалинский проект добычи и переработки нефти и газа важен с точки зрения структурной перестройки энергоснабжения и развития экономики всего Дальнего Востока, а также сотрудничества с Японией и Южной Кореей в сфере добычи энергоресурсов.

В настоящее время в соответствии с программами реализации сахалинских проектов проводятся разработки технико-экономических обоснований поставок природного газа в сжиженном виде по трубопроводу в Японию. Проект строительства подводного трубопровода с острова Сахалин в Японию рассматривается как продолжение проекта "Сахалин-1", предполагающего создание принципиально новой инфраструктуры для экспорта в Японию российского природного газа. С этой целью губернатор японского острова Хоккайдо Такахаси Харуми нанесла визит в Сахалин для знакомства с нефтегазовыми шельфовыми проектами.

В августе 2000 года между Сахалином и Хоккайдо было подписано соглашение о сотрудничестве, которое назвали "малым мирным договором". По истечении нескольких лет стороны посчитали необходимым определить пути дальнейшего экономического развития. Так, в ходе визита губернатор Хоккайдо посетила завод по сжижению природного газа, строящегося в поселке Пригородное на юге Сахалина. Необходимо отметить, что это предприятие с 2008 года начнет поставлять голубое топливо в Японию, Республику Корея и США. РИА Новости от 23 августа 2005 г.

В июне 2003 года во Владивостоке состоялась встреча министра иностранных дел Японии Ё. Кавагути с сопредседателями дальневосточного отделения Межправительственной и японо-российской комиссии по торгово-экономическим вопросам. Также она посетила судостроительный завод "Звезда" и другие объекты города. Г-жа Ё.Кавагути подтвердила интерес Японии к региональному сотрудничеству решением об инвестировании в проект "Сахалин-2" капиталов на общую сумму в 10 млрд.долл., из которых 4,5 млрд.долл.- вложат японские предприятия. Это стало возможным благодаря принятию японскими газовыми и электрическими компаниями решения о крупномасштабных закупках сжиженного природного газа в течение более 20 лет.

Таким образом, Япония готова обсудить с российской стороной перспективы сотрудничества в области освоения нефтяных месторождений в Восточной Сибири при условии строительства трубопровода в Ангарск-Находка. Дз.Коидзуми тоже отметил, что особый интерес в Японии вызывает проект строительства нефтепровода "Ангарск-Находка". В ответ на это В.Христенко отметил, что АТР перспективен с точки зрения увеличения энергетического спроса. На наш взгляд, проблема энергетики является для России стратегической задачей, в том числе для развития российского Дальнего Востока.

Следует обратить внимание на еще один феномен в двусторонних экономических отношениях России и Японии - инвестиционное сотрудничество, которое расширяется в сфере освоения нефтяных и газовых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока, поставках энергоносителей в азиатские страны и развития инфраструктуры. Однако, масштабы этого сотрудничества все еще далеки от существующих объективных возможностей. На протяжении последних лет объем японских инвестиций находится на уровне 350 млн.долл. (из них прямых - 152 млн.долл.), часть из них приходится на сахалинские проекты. По мнению автора, несмотря на трудности, проявляющиеся в отсутствии необходимой инфраструктуры и благоприятного инвестиционного климата будет найдено оптимальное решение для каждой страны уже в ближайшем времени. Поскольку интенсифицируются производственно-экономические связи Японии с российским Дальним Востоком. К примеру, Япония участвовала в ремонтных работах аэропортов во Владивостоке, Хабаровске и Южно-Сахалинске. Она должна была вложить 10 млн.долларов на осуществление ряда исследований по улучшению порта Зарубино.

Япония среди стран Восточной Азии является лидером по количеству совместных предприятий на Сахалине и имеет хороший рейтинг в производстве лесоматериалов в Приморском и Хабаровском краях. Как нам кажется, особый интерес Японии к региональному сотрудничеству связан с желанием вернуть острова южных Курил. До сих пор в российско-японских отношениях проявляется время от времени недоверие и взаимные упреки, которые усугубляются браконьерством в рыбной промышленности и нарушением территориальных вод. Эти проблемы требуют скорейшего решения и России, и Японии.

Нельзя забывать о том, что территориальная проблема затрагивает не только межгосударственные отношения России и Японии, но и людей, живущих на этих островах уже много десятилетий. Эти споры о принадлежности территорий рассматриваются через призму их жизненных интересов. Об этом свидетельствуют социологические исследования, проведенные среди жителей Сахалина и Хабаровска в 2001 году.

На вопрос о том, как они оценивают проблему российско-японских отношений, около 5% из них считают передачу Курильских островов или хотя бы какой-то их части под юрисдикцию Японии справедливой. Более 90% участников опроса не приемлют даже возможности передачи Курильских островов Японии. Таким образом, 85,2 % респондентов убеждены в том, что Япония не имеет права требовать передачи ей островов Курильской гряды. Они заявляют, что невозможно торговать территорией, являющейся неотъемлемой частью Родины. Зато в последние годы участились требования о передаче островов о возврате северных территорий Японии, что отнюдь не способствуют улучшению отношения россиян к японцам. Примечательно, что примерно половина участников опроса относится к Японии положительно, до 10% - отрицательно, 34-40%-нейтрально. Позитивные отношения между двумя странами за последние годы в целом не изменились. И это дает надежду на то, что в перспективе двусторонние отношения России и Японии значительно улучшатся.

В этом направлении позитивным шагом в укреплении добрососедских отношений являются безвизовые поездки для жителей Курил и Хоккайдо. Углублению взаимопонимания способствуют безвизовые обмены, свободные посещения островов, а также поддержание побратимских связей. Так, с 1991 года в таких обменах приняли участие около 10 тыс. граждан России и Японии. А с 1992 года по 2000 год по безвизовому обмену более 24 тысяч японцев побывали в Курильском и Южно-Курильском районах. Одной из главных целей визита японских делегаций является посещение мест захоронения родственников, проведение ритуальных обрядов. Мальцева Г.П. Политико-правовые основы участия субъектов РФ в международных связях. РАГС, М. 2000 г. с. 132.

Таким образом, на наш взгляд, урегулированию территориальной проблемы может содействовать совместное пользование недр Курильских островов. В случае достижения межправительственных договоренностей в этой области, а также в энергетике позволят Японии и России поддерживать стабильное развитие и вывести региональное и межгосударственное сотрудничество на новый уровень. Рассматривая региональное сотрудничество РДВ с Китаем и Японией, нельзя не остановиться в сфере энергетики, благодаря чему сопредельные страны не теряют интереса в сотрудничестве с Россией.

Многостороннее сотрудничество в энергетической отрасли

Во многих странах проблема обеспечения энергетической безопасности становится одной из самых актуальных. Поскольку главные мировые тенденции, такие как Глобализация и интеграция заставляют большие и малые государства формировать свою национальную стратегию энергетической безопасности. Как известно, страны-импортеры испытывают острую нехватку в сырьевых ресурсах. В этом отношении энергетическая дипломатия стала играть ключевую роль в мировой политике.

Общеизвестно, что динамика роста и снижения цен за баррель нефти на мировом рынке отражается на ценах экспорта и импорта. Насущней задачей ряда стран СВА является необходимость обеспечения все возрастающих энергетических потребностей от поставок нефти Ближним Востоком. Эта проблема побуждает эти страны к многостороннему сотрудничеству с Россией. Среди стран-экспортеров Россия занимает одно из первых мест в мире после арабских стран - по наличию природно-ископаемых ресурсов. И это делает Россию - с её огромными территориями и богатыми недрами - весьма привлекательной для многих стран. Необходимо отметить, что Россия, строя свой внешнеполитический курс опирается, прежде всего, именно на этот потенциал. Эта необходимость диктуется как объективными тенденциями к усилению международной экономической интеграции в энергетической сфере, так и потенциальными выгодами от качественного изменения роли России в мировой торговле энергоресурсами.

Кроме того, по прогнозам экспертов энергетическая стратегия России на период до 2020 года предусматривает, что добыча нефти возрастет с 379 млн.т. по данным 2002 года до 450-520 млн.тонн. в 2020 году. Увеличивается добыча газа с 595 млрд.куб.м. до 650-730 млрд.куб.м., добыча угля с 253 млн.тонн до 375-430 млн.тонн. И в 1,5 раза возрастет ежегодная выручка от деятельности ТЭК.

Следует отметить, что громадные резервы природного газа в азиатских районах России выступают в качестве основы для организации международной торговли этим видом энергии в Северо-Восточной Азии. Кроме того, интегрирование сильного РДВ в азиатский рынок позволит осуществить идею создания зоны международного экономического сотрудничества. Автор акцентирует внимание на том, что для конкурентоспособности РДВ во внешней торговле с АТР, необходимо развитие международных транспортных линий (морских, речных, железнодорожных, авиационных и автомобильных) и внешнеэкономических связей (торговых, инвестиционных, СП и трудовых). Внешнеэкономический курс России в АТР постепенно расширяется и сосредотачивается на активизации взаимовыгодных путей сотрудничества с участием Дальневосточного региона, Восточной Сибири и Забайкалья. Сибирь ныне дает ¾ всех производимых в России энергоресурсов: 67% нефти, 92% - газа, 64% - угля, 30%- электроэнергии и 19% тепловой энергии. Она остается главной в топливно-энергетическом снабжении многих российских регионов и страны в целом. Сибирь обеспечивает свыше 50% экспорта России, в том числе более 70% экспорта нефти, 99% газа, свыше 60% угля. А весь российский экспорт нефти и газа превышает 26 млрд.долл. Автор счел необходимым для лучшей наглядности привести таблицу сравнительного анализа промышленности России и Дальнего Востока России.


Данные проводятся по: В.И.Ишаев Концепция развития Дальнего Востока. 2004 г.

Результаты анализа показывают, что доминирующими отраслями Дальнего Востока являются добыча угля, нефтепродукты, цветная металлургия и пищевая промышленность.

По некоторым данным на Дальнем Востоке России запасов сахалинского газа хватит еще как минимум на пятьдесят лет. Но степень разведанности прогнозных запасов в азиатских районах России остается низкой. В настоящее время близки к практической реализации проекты на Сахалинском шельфе (Сахалин - 1,2,3), а также проект разработки Ковыктинского газоконденсатного месторождения в Иркутской области. Однако, уместно заметить, что даже наличие богатства недр само по себе еще не гарантирует интенсивного развития отдельных отраслей производства. В нефтяной и газовой отраслях ТЭК продолжает оставаться напряженным положение с восстановлением сырьевой базы. Это проблема требует комплексного подхода с учетом:

§необходимости разработки труднодоступных месторождений, лесных массивов, требующих повышенных капиталвложений;

§развития социальной инфраструктуры РДВ;

§совершенствование законодательно-правовой базы;

§улучшение предпринимательского климата;

§привлечения дополнительной рабочей силы.

Обращаем внимание на тот факт, что развитие минерально-сырьевой базы, нефтегазодобывающей промышленности возможно за счет интенсификации геологоразведочных работ на шельфах дальневосточных и восточно-арктических морей, с которыми связаны основные потенциальные ресурсы. Так, например, на Сахалинском шельфе прогнозируется открытие не менее 10 крупных месторождений нефти и газа. В Республике Саха (Якутия) возможно ожидается открытие нескольких крупных и даже крупнейших (свыше 100 млн. т.у.т.) нефтегазовых месторождений. Кроме Якутии и Сахалина, установленные проявления и месторождения углеводородного сырья известны в Хабаровском крае, Камчатской области и Чукотском автономном округе, определенными перспективами обладают Амурская и Еврейская автономная области.

Автор полагает, что наличие богатых природных ресурсов является естественной базой развития России, но не следует излишне опираться только на неё, забывая о постепенном формировании единого рыночного пространства с сопредельными странами АТР. Вместе с тем, участие зарубежных партнеров на территории России весьма затруднено организованной преступностью, тотальной коррупцией и политической нестабильностью. Поэтому основная задача России на сегодняшний день - обеспечение стабильности и безопасности внутри государства и на ее прибрежных границах. Только тогда станет возможным привлечь зарубежных партнеров к деятельности по подъему экономики России, особенно на ее восточных границах. В её реализации использование природных и людских ресурсов может быть наиболее результативным, если будут широко задействованы восточные границы России в рамках Программы экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья, а также Байкальского Экономического Форума. Эти региональные организации рассчитывают поднять социально-экономический уровень Дальнего Востока России в самое ближайшее время. Эти региональные организации рассчитывают поднять социально-экономический уровень Дальнего Востока России в самое ближайшее время.

В случае их успешной реализации это позволит РДВ активно включиться в интеграционные процессы со странами АТР. Кроме внешних связей, в этих программах предусмотрено проведение и развитие межрегиональных отношений между членами-участниками РДВ. Таким образом, приграничные территории России, учитывая частные интересы при решении общих проблем, укрепляют свой статус, как в региональной, так и в международной политико-экономической структуре.

Программа экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья

С момента создания в 1994 году эта программа сегодня плодотворно воплощается на всем пространстве Сибири, Дальнего Востока и Забайкалья. Она рассчитана вплоть до конца 2010 года и направлена на подъем экономики и социального благосостояния. При этом акцент делается на развитие международных транспортных коридоров, требующих значительных инвестиций. Отсюда понятно роль России, являющейся транспортным мостом между Европой и Азией. Но что касается, Дальнего Востока России то он в этом процессе обладает лишь потенциалом к развитию инфраструктуры и промышленности, но не владеет механизмом эффективного освоения и переработки минерального сырья, недостаточным уровнем производства и современной техники.

На наш взгляд, стратегия развития Дальнего Востока и Забайкалья обретет необходимые точки опоры только в том случае, если будут учтены факторы экономической целесообразности и психологической готовности стран СВА и АТР в совместной деятельности. Реализация стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья в области энергетики, транспорта и приграничного сотрудничества могла бы улучшить качество жизни людей в этих регионах. Какова же структура товарооборота Дальнего Востока и Забайкалья. Приводим данные 2004 года:



Схема показывает, что основной экспорт РДВ - это топливно-энергетические товары, составляющие больше удельный вес во внешнеэкономической деятельности региона. Тогда как в импорте преобладают - машины и оборудование, которые РДВ так необходимы для развития потенциально экономических зон. Итак, взаимовыгодное сотрудничество в русле обеспечения необходимыми товарами со временем станет приоритетным.

Байкальский Экономический Форум

Этот форум был создан в сентябре 2001 года и за короткий срок получил широкое признание среди участников РДВ. Проведение БЭФ на регулярной основе (то есть каждые четыре года) позволяет осуществлять более тесные контакты сибирских и дальневосточных регионов России. Также БЭФ проводит совещания с привлечением наблюдателей со стороны ряда стран Северо-Восточной Азии, особенно с участием АТЭС, ТЭС, СТЭС. Именно они являются ключевыми инструментами экономической интеграции в АТР в интересах экономики Сибири и Дальнего Востока России в целом.

Первостепенными задачами форума являются: решение энергетических проблем Российского Дальнего Востока и Северо-Восточной Азии; постепенное улучшение социально-демографической ситуации РДВ. БЭФ географически относится к самому большому пресноводному озеру - Байкалу. И здесь особенно охотно собираются специалисты, изучающие проблему дальневосточной политики России, обострившейся в ходе реформ. Ситуация в РДВ ставит вопрос о модели интеграции в мировое хозяйство, создания единого экономического пространства сопредельных стран Северо-Восточной Азии и России. Однако следует отметить, что развитие РДВ и приграничных районов АТР характеризуется экономическими и социальными контрастами, которые тормозят межрегиональное сотрудничество. Это касается в первую очередь стран СВА, ориентиром для которых часто выступает практическая выгода. Они хотят видеть в России конкурентоспособного участника на внешнем рынке. Однако, этому мешает слабость рыночной экономики и постоянная сокращаемость населения в этом регионе.

Таким образом, решение региональной политики в основном зависит от Центра, который может включить Дальний Восток в экономическое пространство СВА и значительно ускорить его развитие. Правы те исследователи, которые считают, что "отсутствие продуманной стратегии сотрудничества и должной координации действий отдельных краев и областей на государственном уровне чреваты дальнейшей социально-экономической деградацией РДВ".

Следует также отметить, что наряду с РДВ страны АТР тоже сталкиваются с проблемами политического и экономического характера на новом уровне. Ситуация в АТР накаляется из-за возможных серьезных конфликтов в связи с угрозой распространения оружия массового поражения. Таким образом, региональные проблемы перерастают в международные, зависящие от непосредственного участия великих держав. Проанализировав эту ситуацию, автор приходит к выводу, что АТР больше сосредоточен на решении политических проблем мирового масштаба, а РДВ - на проблемах экономических. Если будут преодолены пробелы в целостном видении данной проблемы, то произойдет реальный подъем российского Дальнего Востока. А с помощью энергетической дипломатии Россия обеспечит себе прорыв в экономику АТР. Тем самым Россия снизит напряженность ситуации в АТР и улучшит добрососедские отношения. Это уже наблюдается в рамках многостороннего энергетического сотрудничества на примере таких крупных проектов "Сахалин-1,2", "Кольцо Японского моря" и Туманганский проект.

Сахалинская нефть - главная составляющая в мирохозяйственных связях всего Дальнего Востока России со странами Восточной Азии, особенно с Японией. Япония осознает важность энергетического диалога с Россией, при этом политические разногласия вряд ли повлияют на этот процесс в будущем. Проблема территорий двух государств - крайне политизирована и обе стороны признают важность их урегулирования. В этой связи перспективы энергетического сотрудничества смогли бы отчасти смягчить напряжение в двусторонних отношениях. Благодаря обоюдным интересам в энергетической сфере, укрепятся связи между странами и в сфере экономики.

Россия и Япония придают важность развитию проектов "Сахалин -1,2". Для нас необходимо привлечь японские инвестиции, а для Японии - обеспечить растущие энергетические потребности. История проекта "Сахалин-1" восходит к 1975 году, когда Министерство внешней торговли СССР и японская государственная корпорация SODECO (Sakhalin Oil Developmet Company) подписали "Генеральное Соглашение о сотрудничестве в области разведки, обустройства месторождений, добычи нефти и природного газа на шельфе острова Сахалин". Согласно этому соглашению на шельфе Сахалин были открыты месторождения Одопту и Чайво, в 1992 году в проект были включены месторождения Аркутун-Даги. Разработка газовых залежей двух месторождений отнесена ко второй стадии проекта, которая завершится ориентировочно к 2008 году, когда будет обеспечен магистральный газопровод, и начнутся поставки газа в Японию. Разработка же газовых залежей Чайво и Одопту, равно как и продажа газа на внешнем рынке, начнется не раньше 2008 года. Объем добычи планируется на уровне 10 млрд.м в год, а на пике - до 13-15 млрд. м. в год. Наиболее вероятной признается прокладка газопровода на юг Сахалина, затем по дну моря до острова Хоккайдо и далее в центральную часть Японии (район Токио и Ниигата). По мнению российских экспертов Хабаровского Института экономических исследований, сахалинский проект добычи и переработки нефти и газа имеет важное значение, с точки зрения структурной перестройки энергоснабжения и развития экономики всего Дальнего Востока и сотрудничества с Японией и Южной Кореей в сфере добычи энергоресурсов.

В то же время экономика Японии переживает не лучшие времена, что отрицательно сказывается на емкости японского газового рынка. Вместо этого, Япония благодаря своим научно-техническим достижениям начинает разрабатывать заменители природных ресурсов. Это было показано фирмой Тойота в рамках международной выставки 2005 года, на примере автомобильного двигателя, работающего на воде. Это экологически чистый вид топлива. Другой известной фирмой Хонда, был проведен эксперимент, в ходе которого получил путевку в жизнь безвыхлопной электромобиль, который приводится в движение солнечными батареями и ветроурбинами, использующими природные источники питания. Таким образом, наукоемкие технологии предлагают новые виды топлива, которые вскоре заменят иссякающие запасы природных ресурсов. Но окончательная реализация этих планов произойдет не скоро из-за низкой материальной базы других азиатских стран. А пока Китай и Япония конкурируют между собой за привлечение российских ресурсов на свою территорию, так как это гораздо выгоднее, чем транзит нефти из стран Ближнего Востока.

Нужно сказать также, что поставка газа и проведение нефтепроводов Россией в эти страны осложняется крайне неопределенностью ситуации. Российская сторона заинтересована в том, чтобы газопровод "Сахалин-1" прошел через территорию Хабаровского и Приморского края в Китай, а часть газа использовалась бы для обеспечения потребителей российского Дальнего Востока. Однако такой вариант вполне возможен, если внутренние цены на газ в России будут расти быстрыми темпами и к 2008-2010 гг. приблизятся к мировым. Таким образом, благодаря сахалинским проектам перспективы поставок углеводородного сырья в страны АТР стали реальностью. В этом отношении вызывает интерес данные импорта иностранного капитала на Дальнем Востоке и Забайкалье, перспективы сотрудничества в ТЭК с участием проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2" приведены наиболее потенциальные проекты для развития российской экономики с предполагаемыми инвестициями.


Проекты и мероприятия, в рамках которых привлекаются иностранные инвестицииОбъем иностранных инвестицийТопливно-энергетический комплекс 2002-2005 гг.2006-2010 гг.Проект "Сахалин -1" 500,0 2700,0Проект "Сахалин -2" 670,0 2000,0Энергомост "Россия-Япония" (Сахалинская область) - 177,0Освоение Эльгинского месторождения каменного угля (РС (Я) 400,0Освоение Чаяндинского газового месторождения РС (Я) - 3,3

Следующая схема показывает структуру целевого использования природного газа среди основных потребителей в АТР (млрд м*3)


Факт 199019972000Прогноз на 2005201020152020Китай14,1519,825,076,4110,0198,1250,0Р.Корея2,8314,217,028,339,650,984,9Япония53,865,174,778,381,985,789,7

В Японии, самом крупном импортере СПГ, значительного спроса на газ не ожидается, так как доля Японии в общем, импорте СПГ со странами АТР к 2010 году уменьшится до 28%.

Как известно, все энергопроекты имеют долгосрочный характер, и их практическое применение создает трудности на тех территориях, где больше всего разрабатываются газо-нефтяные ресурсы. В этом отношении восточные территории России являются далеко неосвоенными. Поэтому все участники проектов сталкиваются с проблемой экологии, в результате разработок энергоресурсов наносится колоссальный вред окружающей природе. В настоящее время жители Дальнего Востока России выступают против расширения нефтяных промыслов. Приверженцы этой акции выступают за экологизацию второй фазы "Сахалина-2" и корректировку планов строительства нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан. Отсутствие четких экологических правил в России осложняется невозможностью объективно сравнивать экологическую практику различных нефтегазовых компаний, работающих в России.

Трудность реализации проектов заключается в факторе экологического загрязнения а также в финансовом обеспечении. В первом случае речь идет о сокращении значительных выбросов вредных веществ в окружающую среду. В этом плане был одобрен Меморандум о взаимопонимании контроле и защите окружающей природы. Что касается второго фактора, то иностранные инвесторы воспринимают Россию как "зону повышенного риска", что весьма тормозит сотрудничество с российскими предприятиями. Таким образом, темпы развития в энергетической сфере зависят от стран-участников вовлеченных в этот процесс. Главное для России - как можно интенсивнее осваивать нефтегазовые ресурсы, привлекать долгосрочные иностранные инвестиции для развития производства и инфраструктуры Дальнего Востока России. Сотрудничество стран СВА по проектам "Сахалин1-2", показывает, что Россия - одна из равноправных и перспективных партнеров АТР в этой сфере.

Необходимо подчеркнуть, что реализация сахалинских нефтегазовых программ, несомненно, в интересах развития дальневосточных регионов России, прежде всего, в интересах повышения эффективности региональной инфраструктуры. Россия заинтересована во взаимовыгодном сотрудничестве с широким кругом зарубежных партнеров в освоении восточносибирских месторождений нефти и газа.

В отличие от проектов "Сахалин -1, 2" два других проекта как "Кольцо японского моря" и "Туманганский проект" носят весьма неопределенный характер в том плане, что для России они не менее значимы. Поэтому на наш взгляд нет необходимости подробно рассматривать эти проекты, которые представляют весьма существенные трудности в многостороннем сотрудничестве России со странами СВА. Интересы России в этих проектах основаны лишь с целью привлечения инвестиций на экономику РДВ в целом.

Проект экономического сотрудничества "Кольцо Японского моря" связан с усилением интернационализации хозяйственной деятельности некоторых стран АТР: КНР, РК, КНДР, Япония и Россия. Концепция "Кольцо Японского моря" включает в себя несколько проектов - совместное освоение бассейна реки Туманная (Туманган или Тумэньцзян) на территории России и Китая. Это разработка запасов природного газа на шельфе Сахалина (объем 350 млрд.долл.) и Якутии (800 млрд.долл.); разработка лесных ресурсов Сибири и Дальнего Востока японскими фирмами на компенсационной основе.

Участники этого проекта располагают взаимодополняющим потенциалом, что позволит им динамично развивать свою экономику. Так, на территории (6,2 млн. кв. км.) Дальнего Востока России сосредоточено 65% запасов нефти, 85% природного газа, 63% угля, 90% никеля, 67% леса, 87% рыбы, более 95% алмазов, основные запасы золота, платины, серебра, олова. Основная цель Зоны экономического развития - транснациональное развитие географически близких регионов на основе совместного использования факторов производства - капиталов, товаров, услуг, природных ресурсов; повышение уровня жизни населения посредством создания новых рабочих мест; улучшение экономических, политических и культурных связей с соседними государствами. Сотрудничество России со странами СВА строится путем реальных вложений и конкретной программы, способствует эффективному взаимодействию.

Проект регионального сотрудничества-Туманганский, над которым еще в 1991 году начали заниматься под эгидой ООН Китай, Россия, Монголия, КНДР и Южная Корея, затем к ним присоединились Япония, США, Канада и Австралия объединены единой целью - ожиданием высокой результативности в долгосрочном проекте. Этот проект способен оказать существенное влияние на весь регион, что напрямую затрагивает политическую сферу международных отношений. Поэтому необходимость сохранения уникальной природы бассейна р. Туманной осознана на правительственном уровне.

Однако, в настоящее время реализация совместного освоения нефтегазодобывающей отрасли наталкивается на значительные финансовые трудности, которые отчасти зависят от их внешнеполитического курса этих стран. Иными словами, проект представляет собой торговый и транспортный мегакомплекс в дельте реки Туманган, стоимостью несколько миллиардов долларов. Поэтому финансировать его будут лишь заинтересованные в проникновении на рынок Китая фирмы Японии, Южной Кореи и других "азиатских тигров". Россия в столь многозатратном проекте участвовать пока не имеет возможностей. Поэтому мы не будем так подробно останавливаться над Туманганском проекте.


Автор приходит к выводу, что многостороннее энергетическое сотрудничество тесно связано с экономической политикой России, которая испытывает излишнюю зависимость от цен на сырьевом рынке, а также инвестиционных проблем, связанных с долгосрочной программой. Неоспорим тот факт, что нефтегазовая промышленность - важная составляющая экономического и промышленного производства РДВ. Международные энергопроекты и торгово-экономические отношения взаимодополняют друг друга. Темпы сотрудничества в освоении нефтегазовых ресурсов шельфа Северо-Восточного Сахалина на региональном уровне постепенно расширяют поле деятельности.

Таким образом, нельзя не видеть абсолютное влияние регионов на внешнеполитический курс России, в поле деятельности которого Дальневосточный регион России и страны Северо-Восточной Азии.

Международная деятельность субъектов Дальневосточного федерального округа на примере Республики Саха (Якутия), Приморского края и Сахалинской области со странами Северо-Восточной Азии

На восточных границах России местное руководство стремится к созданию атмосферы доброжелательности, взаимной заинтересованности в делах приграничного сотрудничества. Для этого необходимо будет сосредоточить внимание на приграничной торговле, транспортных перевозках, реконструкции дорог и погранпереходах. Этому способствует принятое распоряжение Правительства РФ от 9 февраля 2001 года (№ 196) "Об утверждении концепции приграничного сотрудничества в Российской Федерации". В этом отношении субъекты Федерации постепенно расширяют полномочия во внешней политике, особенно это касается внешнеэкономической деятельности России. Наиболее динамичным субъектом в международном сотрудничестве является Дальний Восток России.

В рамках Дальневосточного региона автор акцентирует внимание на таких субъектах Федерации, как Республика Саха (Якутия), Приморский край и Сахалинская область. На наш взгляд, именно эти субъекты ДВФО являются за последние годы основными партнерами в мирохозяйственных связях со странами Азиатско-Тихоокеанского Региона.

Внешние связи Республики Саха (Якутия)

Большую роль в становлении внешних связей Якутии сыграл Департамент по связям с субъектами Федерации. Республика Саха (Якутия) - субъект РФ, проводит внешние связи с сопредельными странами АТР, среди которых отношения со странами Восточной Азии приобретают особую значимость. РС (Я), как и весь Дальний Восток России, находится в зоне потенциальных интересов Азиатско-Тихоокеанского сообщества, обладающего реальным финансовым капиталом, технологическими возможностями и инвестиционными намерениями в освоении природных ресурсов российских регионов. Формирование территориально-географических приоритетов внешнеэкономической деятельности РС (Я), обосновано стратегией интеграции в хозяйственный комплекс АТР.

Республика стремится строить на многосторонней основе с сибирскими и дальневосточными регионами, рассматривая их как связующие звенья между РС(Я) и динамичной азиатской экономикой. В свою очередь эти страны заинтересованы в рынке сбыта, сырье, энергоносителях Якутии и Дальнего Востока, предлагая взамен высокие технологии и финансовую поддержку. В случае обеспечения гарантированного законодательства Якутия получит мощный толчок в своем развитии и возможно обеспечит устойчивость положения огромного региона России.

В этом отношении основополагающими документами являются: Федеративный договор о разграничении предметов ведения и полномочий между Россией и субъектами Федерации от 31марта 1992 г., Соглашение между правительствами о разграничении предметов ведения и полномочий в области международных и внешнеэкономических связей от 1995 года. Впоследствии в рамках между Правительством КНР и Правительством РФ согласно МИД и МЭРТ России, подготовлен проект о принципах сотрудничества между субъектами РФ и местными правительствами КНР от 10 ноября 1997 года.

Президент и Правительство республики издали Указ "О роли МВС РС(Я) в проведении единой стратегии международной и внешнеэкономической деятельности РС(Я)" от 5 ноября 1999 года с целью экономического подъема Якутии. Министерству передан довольно широкий круг полномочий по координации и регулированию деятельности в области внешних связей. Декларация о государственном суверенитете позволяет республике вступить в непосредственные экономические и иные отношения с другими субъектами Федерации, самостоятельно устанавливать прямые экономические и культурные связи с зарубежными странами (Статья 7).

Министерство разрабатывает общую стратегию международной деятельности Якутии, участвует в установлении и развитии внешних связей в области научно-технического, культурного и гуманитарного сотрудничества, а также сотрудничества в области науки и образования с субъектами иностранных государств, регионами РФ, международными организациями экономического взаимодействия. В Положении о МВС РС (Я), утвержденное постановлением правительства РС (Я) от 21 марта 2002 года предусмотрено, что Министерство осуществляет взаимодействие с дипломатическими и консульскими представительствами иностранных государств, а также с представительствами международных организаций и иностранных компаний, находящимися на территории Российской Федерации.

Обращаем внимание на тот факт, что это основополагающий документ, регулирующий международную деятельность РС(Я) с внешним миром. Тогда как внешнеэкономическая деятельность Якутии в обновленном варианте действует с момента вступления Закона РС (Я) "О международных и внешнеэкономических связях Республики Саха (Якутия) от 17 октября 2003 года. В этом законе рассматриваются конкретные положения о деятельности МВС РС (Я), где ключевыми направлениями являются поддержание внешних связей с субъектами Федерации и с зарубежными странами (См. Приложение).

Сегодня Якутия участвует в деятельности таких международных организаций, как Северный Форум, Ассоциация региональных администраций стран СВА (АРАССВА), сотрудничает с ЮНЕСКО, ООН по промышленному развитию, ЮНИСЕФ, ВОЗ, Арктическим Советом. Сотрудничество с зарубежными странами направлено на развитие двусторонних и многосторонних связей и основывается на принципах партнерства, согласия и взаимной выгоды. Международные связи могли бы осуществляться по направлениям создания условий для совместной разработки природных ресурсов, развития торговли и промышленности. Якутия в качестве одной из ведущих участников межрегиональных и внешних отношений вызывает интерес своим природно-сырьевым потенциалом. Полномасштабное участие в развитии региональной системы мирохозяйственных связей отвечает потребностям развития страны в целом. Задача заключается в более активном поиске точек соприкосновения, конструктивной и тщательной проработке возможных проектов сотрудничества.

В настоящее время основными внешнеэкономическими торговыми партнерами РС (Я) по импорту алмазов являются Великобритания, США, Израиль, а также Япония по импорту угля. Но в перспективе экономика республики все в большей степени будет ориентирована на рынки АТР, что обусловлено реализацией приоритетных проектов топливно-энергетического комплекса древесина, лома черных и цветных металлов.

В Республике Саха (Якутия) в данный момент проводится выявление газонефтяных месторождений (Бурейская, Вилюйская ГЭС, Талаканская, Чульманская, Нерюнгринская, Мирный). Структура экспорта продукции Якутии в основном носит сырьевой характер. Именно поставки сырья определяют динамику якутского экспорта. Так, в Якутии на Олекминской ДЭС закончены работы по реконструкции трех энерговагонов ПЭ-6 с переводом на сжигание сырой нефти Талаканского местрождения; Угледобывающими предприятиями республики добыто 10, 5% млн.тонн угля с ростом к 2002 году на 6,7%. За пределы республики реализовано 7,6% млн.тонн угольной продукции, что на 5,5% выше уровня 2002 года.

Если в 2002 году объем добычи нефти составил 288 тысяч тонн, то за январь 2003 года добыто 6,4 тысяч тонн нефти, что составляет 64% уровня прошлого года. Впоследствии достигнута договоренность между Правительством РС (Я), ООО "Таас-Юрях Нефтегазодобыча" с английской компанией "Петрофак" и банком Еврофинанс о инвестировании обустройства местрождения, строительства нефтепровода "Таас-Юрях-Ленск", нефтеперерабатывающего завода мощностью 500 тысяч тонн в г.Ленске. Таким образом, по итогам 2003 года предприятиями угольной отрасли получен положительный финансовый результат в 344,4 млн.рублей.

Необходимо подчеркнуть тот факт, что достижение экономического роста возможно лишь за счет развития экспортно-ориентированного производства, расширения внутреннего рынка, развития малого и среднего предпринимательства, внедрения эффективного государственного регулирования экономикой на основе рыночных реалий. Таким образом, использование мощного потенциала энергоресурсов Дальнего Востока весьма важно как для обеспечения энергетической безопасности, так и увеличения экспортного потенциала страны.


Основные показатели внешнеторгового оборота РС (Я) в 1995-1999 гг.

Показатель1995 г.1996 г.1997 г.1998 г.1998 г.Оборот464,9425,5404,9 836,5108,3Экспорт244,1227,6195,7748,8935,0Импорт 220,8197,9209,287,7148,0Сальдо23,329,7-13,5661,1787,0

Анализируя вышеприведенные данные, автор делает вывод о том, что доля экспорта Якутии постоянно увеличивается, в то время как доля импорта носит скачкообразный, неустойчивый характер, что говорит о несбалансированности экономики.

По данным первого полугодия 2001 года в экономику РС(Я) поступило иностранных инвестиций на сумму 106,361 тыс.долл. - это второй показатель по Дальнему Востоку России. Так, за 2003 год в экономику республики от иностранных инвесторов поступило 596, 749 тыс. долл. США. В итоге внешнеторговый оборот республики составил 1210,6 млн.долл.США, в том числе на экспорт - 1162,3 млн. долл.,, т.е. 121,4 % и импорт - 48,3 млн.долл., и 128,5% к уровню 2002 года. Основной объем инвестиций направляется в алмазодобывающую, золотодобывающую и угольную отрасли промышленности.

Рассматривая участие Якутии в международном сотрудничестве, следует подчеркнуть, что в октябре 2003 года в г. Якутске были проведены дни МИД России в РС (Я) стало подписание Протокола между МИД РФ и Правительством РС (Я) о взаимодействии в области осуществления международных и внешнеэкономических связей на 2004-2007 годы. Дни МИД подтвердили, что проведение подобных мероприятий содействует не только повышению авторитета Министерства в регионах, но и популяризации российской внешней политики при выстраивании наших международных приоритетов. Затем в декабре того же года прошла презентация РС (Я) в пресс-центре МИД России, которая продемонстрировала участие субъектов Федерации во внешних связях.

Как известно, потенциальным партнером Республики Саха (Якутия) является Китай, который сотрудничает не только с приграничными регионами нашей страны, но и не имеющими с ним общих границ. За последние десятилетия это наблюдается в развитии межрегиональных торгово-экономических и культурных связей РС (Я) с северо-восточными провинциями Китая. Стороны обмениваются делегациями, научно-образовательными, культурными и туристическими программами. Отметим, что именно культурное сотрудничество регионов существенно способствует сближению интересов стран и установлению многостороннего диалога.

В сентябре 2001 года китайская компания CNPCs Daqing Oil Field Corp. провела переговоры с РС (Я), где обсуждалось совместное развитие Иркутской и якутской местозарождений путем осуществления нефтепровода. Ковыктинский проект сам по себе не был экономически осуществим, но соединение с проектом Саха будет оправдывать расширение нефтепровода. В этом плане большое значение имеет Соглашение между Народным правительством провинции Хэйлунцзян и Правительством РС (Я) о торгово-экономическом, научно-техническом, культурном сотрудничестве, подписанное в ходе визита правительственной делегации РС (Я) в Пекин и Харбин в марте 2004 года. В соответствии с этим китайская сторона проявляет интерес к дальнейшей разработке Чаяндинского и Талаканского месторождений газа и нефти и готова инвестировать в строительство перерабатывающих заводов и трубопроводов.

Кроме сотрудничества в сырьевой отрасли, в экономическом отношении по итогам 2001 года сохраняется отрицательное сальдо внешнеторгового оборота РС (Я) с КНР. Постановлением Правительства РС (Я) от 10 марта 2000 года в Китае создано торговое постпредство республики, которое участвует в реализации и расширении рынков сбыта экспортно-ориентированной продукции, привлекая инвестиции в экономику РС (Я).

Что касается установления сотрудничества РС (Я) с Республикой Корея то, оно было положено с момента подписания в феврале 1995 года в Сеуле Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Корея и Республикой Саха (Якутия). Этот документ создал правовую основу для широкомасштабного экономического, торгового, научного и культурного сотрудничества между Республикой Корея и Республикой Саха (Якутия).

Также важным каналом развития внешних связей РС (Я) с Республикой Корея на региональном уровне является участие в Азиатской Региональной Ассоциации Стран Северо-Восточной Азии. Это совместный проект "Сахагаз" по освоению ресурсов природного газа и строительства газопровода из Якутии в Южную Корею. С этой целью был подписан Меморандум о совместной работе по подготовке комплекса ТЭО.

В мае 1998 года состоялся визит деловых кругов Якутии в Республику Корея, где в составе делегации участвовали ГУП "Якутуголь", представители министерства материальных ресурсов, торговли, транспорта и связи. В 1999 году МВС РС(Я) совместно с корейским государственным Агентством содействия развитию торговли и инвестиций (КОТРА) провели работу по изучению возможности аренды участков лесного фонда РС (Я) корейскими лесозаготовителями. В ходе визита того же года правительственной делегации РС (Я) в Республику Корея было разрешено участие субъекта РФ в рамках международной выставки "Рынок технологий - Корея 2000", где были представлены основные предприятия по лесозаготовке, алмазодобывающей и угледобывающей отрасли.

Кроме этого, в целях привлечения иностранных инвестиций и развития торгово-экономических связей Республики Саха (Якутия) с Республикой Корея 17 февраля 2005 года в г. Сеуле состоялась презентация инвестиционного проекта "Освоение Эльгинского угольного месторождения". В рамках этого мероприятия корейская сторона выразила заинтересованность в реализации Эльгинского проекта, месторождение которого находится на юго-востоке Республики Саха (Якутия) и составляет 2,1 млрд. тонн коксующегося и энергетического угля.

Помимо Китая и Республики Корея, Республика Саха (Якутия) активно сотрудничает с Японией, которая могла бы содействовать подъему республики как потенциальный инвестор. Как известно, Япония в отношениях с Россией отдает предпочтение сотрудничеству в области энергоресурсов. В этой связи РС (Я) находится в центре внимания японских инвесторов. Так, например, японский исследователь Дохара Рё пишет, что в России 50% от всех источников в энергии приходится на природный газ, в то время как в Японии природный газ используется лишь на 10%. Причиной этого является то, что Япония располагает ограниченным количеством газопроводов, проведение которых требует крупных денежных вложений. Япония импортирует природный газ исключительно в сжижженном виде.

В августе 2003 года состоялся рабочий визит делегации японских металлургических компаний - основных потребителей нерюнгринского коксующегося угля. В ходе визита рассмотрены вопросы дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества, развития угольного рынка в странах АТР, повышения качества угольной продукции. Затем в марте 2005 года по приглашению японской ассоциации по торговле с Россией и странами Центральной и Восточной Европы "РОТОБО" были представлены предприятия "Нерюнгриуголь" и холдинговая компания "Якутуголь".

Обоюдный интерес в торгово-экономических отношениях проявляется в области алмазодобывающей промышленности, что весьма способствует развитию торговых связей и расширению продажи якутских изделий с бриллиантами в Японии. Автор надеется, что использование высоких технологий и инвестиций Японии помогут Якутии превратить алмазодобывающую и золотодобывающую промышленность в передовую область производства.

Новый аспект в развитии межгосударственных отношений России с Японией на региональном уровне связан с палеонтологией. На всемирной выставке ЭКСПО-2005 отдельным экспонатом был выставлен экспонат Юкагирского мамонта. Осуществляется международный проект по дальнейшим раскопкам на месте обнаружения останков мамонта с участием нескольких стран, в том числе и Японии. Экспедиция начала свою работу в сентябре 2004 года. Для Якутии сотрудничество в области археологии крайне важно для глубоких научных исследований связанных с происхождением мамонта - символом республики с её вечной мерзлотой.

Другой аспект регионального сотрудничества проводится в области медицины. По этому поводу первый международный симпозиум по медицине прошел в г.Ниигата, а десятилетний в г. Якутске. В ходе этого мероприятия специалисты двух сторон рассматривали проблемы экологии окружающей среды и здоровья населения. По итогам этого симпозиума было подписано соглашение между Министерством здравоохранения Республики Саха и Фондом японо-российского медицинского обмена о долгосрочном сотрудничестве от 23 августа 2003 года.

В гуманитарной сфере сотрудничество РС (Я) со странами АТР проводится в рамках международных спортивных игр "Дети Азии", которые становятся традиционными. В 2000 году Национальный комитет РС (Я) по делам ЮНЕСКО оказывает организационное и информационное содействие проведению в нашей республике международных научных конференций. Так, в 2005 году были проведены дни Якутии в ЮНЕСКО при Посольстве России во Франции, именно такие мероприятия оказывают благоприятное влияние на взаимоотношения России и Франции.

Таким образом, Якутия в качестве субъекта РФ все активнее вступает в международное сотрудничество, что служит укреплению мирохозяйственных связей. В то же время нельзя не упомянуть, что развитие внешнеэкономических связей республики со странами АТР в настоящее время сдерживается слабостью транспортной и информационной инфраструктуры, высокими транспортными тарифами. Все сказанное позволяет делать краткий вывод, что развитие и укрепление внешних связей с зарубежными странами на взаимовыгодной основе - важнейшее и приоритетное направление деятельности правительств и других государственных органов республики, фактор стабилизации и роста её экономики, повышения уровня благосостояния ее граждан.

Приморский край

Как известно, экономика Дальнего Востока и Забайкалья в основном ориентирована на внешние рынки. Начало было положено в первой половине 1990-х годов, когда сырьевая направленность экономики, высокая капиталоемкость хозяйственного освоения территории и повышенные транспортные затраты вследствие ее географической удаленности в условиях отсутствия государственных субсидий на компенсацию этих удорожаний поставили регион в заведомо невыгодное положение по отношению к внутреннему российскому рынку.

В течение 1990-х годов в Приморском крае проделана огромная работа по налаживанию и развитию межрегиональных связей со странами АТР. Для этого Положение о комитете международного сотрудничества Приморского края предусматривает реализацию государственной политики в области внешнеэкономической деятельности, утвержденную Постановлением администрации края от 14 апреля 2004 г. Этот край обладает высокотехнологичными производствами, развитой транспортной инфраструктурой, достаточно мощным топливно-энергетическим комплексом, металлообраткой, лесной и деревообрабатывающей промышленности, то есть всеми условиями для обеспечения достойной жизни людей. На долю края приходится 16,7% общероссийского производства товаров пищевой рыбной продукции. В Приморском крае проживает 30% населения ДВФО - это крупный регион, находящийся в центре АТР, страны которого являются основными заказчиками и покупателями продукции предприятий ОПК. Именно Приморье способно на современном этапе вести масштабное производство в рамках международного сотрудничества.

Инвестиционная программа Приморского края весьма обширна, включает в себя много крупных проектов по развитию угольной промышленности, реконструкции и техническому перевооружению морских портов, разработке месторождений редкоземельных металлов. Внешнеторговый оборот края за 2003 год составил 1695,9 млн.долл., и экспорт -759,9 млн.долл., т.е. 96,2 % и импорт - 936, 0 млн.долл., 123,3 % к уровню 2002 года. Однако, главная сложность инвестиционного процесса заключается в создании благоприятного правового и экономического климата для инвесторов. Так, за 2003 год Приморский край лидировал по электроэнергетике (26,4 %), по добыче угля (10960 тыс.тонн) и по прямым иностранным инвестициям после Сахалинской области составили 42406 тыс.долл.

Интеграция региона в АТР сопровождается расширением внешнеэкономической деятельности, установлением прямых контактов на региональном уровне. Об этом свидетельствуют подписанные Соглашения об установлении дружественных связей между Приморским краем и провинцией Хэйлунцзян, об установлении торгово-экономических и культурных связей с провинцией Цзилинь, о развитии приграничного туризма, заключенного между администрацией Приморского края и Народными правительствами северо-восточных провинций КНР.

Региональное сотрудничество Приморского края с Республикой Корея осуществляется главным образом, через Комитет экономического сотрудничества между Дальним Востоком России и Республикой Корея. Созданная этими странами эта Ассоциация по сотрудничеству собирается на ежегодных совместных совещаниях, содействует укреплению сотрудничества на региональном уровне. К настоящему времени на долю Дальнего Востока России приходится 25% российского экспорта в РК и 37% импорта.

За последние годы в Приморском крае произошли существенные изменения в сфере внешних связей. Так, например, саммит форума АТЭС во Владивостоке 2002 году стал событием года в российской дипломатии. Поскольку потенциальные инвесторы смогли лучше узнать дальневосточную экономику. А российские и иностранные участники этого саммита еще раз обсудили актуальные проблемы интеграции Дальнего Востока в азиатско-тихоокеанскую промышленную кооперацию. В сущности, этот диалог стран АТЭС на высшем уровне показал, что Дальним Востоком и Сибирью надо заниматься всерьез, в противном случае Россия может стать ущербным государством. Необходимо также осознать, что ориентация на АТР более перспективна, чем интеграция с Европой, ибо формирует рынок для наших высокотехнологических разработок.

Таким образом, экономически эффективными и геополитически безопасными являются региональные и межрегиональные интеграционные процессы России и Дальневосточного региона. В этом аспекте АТР становится важнейшим фактором устойчивого долгосрочного развития Дальнего Востока России.

Сахалинская область

Активизация международного сотрудничества Сахалинской области напрямую связана с проектами освоения ресурсов континентального шельфа. Область с учетом шельфовой зоны располагает крупными природными ресурсами углеводородов - это 3,8 млрд.тонн нефти и 3,3 трил.куб.м. газа, 20 млрд.тонн угля, древесины, водными биологическими ресурсами, запасами цементного сырья и сырья для производства строительных материалов.

На долю области приходится 14,1 % улова рыбы и добычи других морепродуктов в стране. За 2003 год промышленная продукция в Сахалинской области составила: топливная энергетика - 45,9 %, добыча нефти-3208 тысяч тонн, естественного газа - 2009 млн.куб.м. Сахалинская область по привлечению инвестиций занимает первое место в Дальневосточном округе и второе в России. Это со всей очевидностью показывает, что уже с 2002 года от проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2" пошли серьезные поступления финансовых средств в бюджет области и страны. Например, за 2003 год прямые иностранные инвестиции в Сахалинскую область составили 2,007.726 долл., что выдвинуло её на лидирующие позиции по сравнению с другими субъектами ДВФО.

Так, внешнеторговый оборот составил 1010, 2 млн.долл, среди которых экспорт - 646, 0 млн.долл., т.е. 101,5 % и импорт 364,2 млн.долл., т.е. 156,0 % к уровню 2002 г.

Таким образом, создание сложной инфраструктуры, связанной с реализацией этих проектов (строительство трубопровода на юге острова, завода по сжижению газа) позволит решать вопросы трудовой занятости населения области. По данным 2004 г. численность населения Сахалинской области составляет 538,1 тысяч человек.

Кроме сотрудничества в энергетической сфере между Сахалинской областью и Японией, новым этапом в развитии международного сотрудничества явилось Соглашение о дружбе и экономическом сотрудничестве между Сахалинской областью и Хоккайдо, подписанное 22 ноября 1998 году. В начале сентября 2000 года на пленарном заседании комиссии подписана новая программа экономического сотрудничества между Хоккайдо и Дальневосточным регионом России сроком на пять лет.

Необходимо отметить, что Сахалинская область в отличие от других регионов имеет достаточно многочисленную корейскую диаспору, что несомненно повлияет на развитие взаимовыгодного сотрудничества с Республикой Корея. Как нам представляется, присутствие этой диаспоры на территории России носит позитивный характер, однако, для стран АТР оно создает трудности в миграционном плане. Достаточно вспомнить, что в военные годы высылка корейцев на Сахалин была связана с японской оккупацией, в результате которой они осели на территории России. Теперь сахалинские корейцы уже более полувека как покинули свою историческую родину, и дети их уже считаются русскими корейцами.

Несколько поколений корейцев стремятся к укреплению связей с исторической родиной, к обмену делегациями, к посещению родственников, созданию к ассоциации корейцев, позволяющей им проводить конференции с соотечественниками в крупных городах России и в Центральной Азии. Примечательно, что в августе 1996 года между Ассоциацией сахалинских корейцев и Ассоциацией молодежи Республики Корея в городе Тэгу состоялось подписание Соглашения об установлении побратимских связей по мирному объединению Южной Кореи.

В повышении самообразования российских корейцев, сохранении ими традиций и обычаев важная роль отводится общественному радио и телевидению, широко распространяется газета "Российские корейцы", правда, лишь для жителей Москвы. Информационно-культурные центры при Посольстве Республики Корея в Москве, в Южно-Сахалинске и в других городах России предоставляют им необходимые сведения о жизни корейского народа. Благодаря этим мероприятиям русские корейцы могут переехать на историческую родину, несмотря на некоторые социально-экономические трудности.

Так, в конце февраля 2000 года делегация во главе с прежним губернатором И.П.Фархутдиновым участвовала в официальном открытии жилого комплекса в городе Ансане, построенном для сахалинских корейцев, пожелавших возвратиться в Республику Корея. Начиная с 1991 года около 12 тысяч сахалинских корейцев посетили свою историческую родину, в том числе в 2000 году - 800 человек.

Таким образом, страны Корейского полуострова заинтересованы в том, чтобы многочисленная корейская диаспора оставалась бы на территории России, не создавая огромные миграционные потоки. Кроме того, России выгодно проводить международное сотрудничество с учетом региональной специфики, что повышает её роль на Корейском полуострове. Этот фактор присутствия корейской диаспоры в России вносит значительный вклад в создание атмосферы взаимопонимания и дружбы между народами.


Заключение


На рубеже ХХI века окончание биполярного мира предзнаменовало новую политическую реальность, которая в начале нового века вызвала беспокойство многих стран в связи с террористическими атаками 11 сентября 2001 года. Это отнюдь не стало причиной, изменившей всю мировую политику.

Россия была вынуждена искать опору в своих регионах для обеспечения безопасности своих границ и экономических резервов для их эффективного развития. С этих позиций целесообразности и реальной полезности могла быть произведена переоценка всего комплекса двусторонних отношений, участия России и ее регионов в международном сотрудничестве. И так, Россия как субъект международного права приобрела новую роль, активно поддерживая деятельность регионов на международной арене, развивая торговые, культурные и другие отношения.

Автор считает, роль приграничных территорий азиатской России во внешней политике способствует формированию Тихоокеанской внешнеполитической стратегии. Она учитывается исходя из особенностей внутреннего и внешнего развития восточных регионов, содействовать их вступлению в пространство мировой экономики, что благотворно скажется на российской экономике в целом. С нашей стороны полноценное включение Дальнего Востока России в систему мирохозяйственных связей расценивается как обязательное условие для постепенного развития Дальневосточного региона и государства в целом.

Внешнеполитический курс России и внешнеэкономическая деятельность Российского Дальнего Востока строятся с целью развития доверительного сотрудничества со странами Северо-Восточной Азии. В этом отношении Дальний Восток России должен стать активным участником на политическом пространстве во взаимодействии с этими странами.

На наш взгляд, интеграция России в АТР через дальневосточные территории может произойти ускоренными темпами в случае полномасштабного развития ДВР как потенциально привлекательной зоны для международного сотрудничества. Поэтому полноценное участие российского Дальнего Востока позволит активизацию внешнеполитической стратегии России, в частности, региональному сотрудничеству со странами Северо-Восточной Азии. В этой связи азиатский вектор, рассматривается под углом зрения российско-китайских отношений, а затем уже с другими странами Тихоокеанского региона.

Соглашение о границе, подписанное в октябре 2004 между Китаем и Россией, позволяет им укрепить стратегическое партнерство, в качестве первоочередной социально-экономической задачи, которого должна добиваться масштабного развития российского Дальнего Востока, что напрямую отвечает интересам национальной безопасности и территориальной целостности страны. Важно отметить, что это также должно способствовать дальнейшему развитию сотрудничества восточных территорий России и северо-восточных провинций Китая.

Проблему с массовым притоком китайских граждан на российскую территорию можно также решить на основе закона о миграции. Российская экономика нуждается в китайской рабочей силе и инвестициях. Приток китайских инвестиций в российскую экономику позволит ускорить процесс восстановления социально-экономической жизнедеятельности Дальнего Востока России. ВТС России и Китая.

Процесс урегулирования территориальных проблем между Россией и Японией в ближайшем будущем не предвещает каких-либо изменений, поэтому оба государства осознавая нынешнюю реальность сосредоточены в активизации торгово-экономических отношений. При этом стратегические интересы задействованы в равномерном развитии сотрудничества в сфере энергетики. На наш взгляд, именно этот сектор позволит слегка смягчить недоверие двух государств в окончательном снятии проблем территорий. В этой связи стержневым ключом в двусторонних отношениях России и Японии является принятый Совместный план действий от 10 января 2003 года. Перспективы их сотрудничества будут определяться от того, насколько стороны находят взаимоприемлемым тот или иной вопрос во внешнеэкономических связях.

Объединение Кореи с позитивной стороны предполагает появление новой силы в СВА и в мире, которое дало бы возможность вступить в ряд великих держав Тихоокеанского региона. Но, как известно, это зависит и от участия заинтересованных стран в этом процессе, и от колоссальных средств на ее реализацию. Объединение Корее даст территориальную и этническую идентичность, которая будет способствовать преодолению экономической экспансии. Если в течение холодной войны корейская дипломатия не имела права выбора, а вращалась вокруг национальной безопасности США и Японии, то после объединения она станет мировой державой, включившись в игры на поле экономики, окружающей среды, ресурсов и общего здравоохранения.

Таким образом, расширение доверительного партнерства с Китаем; подписание мирного договора с Японией, ликвидация оси напряженности между странами Корейского полуострова должны происходить при активном участии России. Это даст ей возможность восстановить великодержавный статус в мире.

Сотрудничество России с государствами Корейского полуострова проводится в области торговли, разработки энергетических ресурсов и создания общей военной и промышленной баз. Реализация крупномасштабных проектов, таких как соединение межкорейской железной дороги с Транссибом, поставки российского газа в СВА, способны не только придать новое качество всему комплексу российско-азиатских отношений, но и оказать благоприятное влияние на решение региональных проблем, которые к сожалению наблюдаются на восточных территориях России. В этой связи, для России этот регион выступает как некий буфер в отношениях с сопредельными странами АТР и как регион, на которого положена дипломатическая миссия по энергетике.

Привлечение в регион иностранного капитала есть стратегическая задача для подъема экономического роста ДВР. Для ее решения Россия должна закрепиться в субрегионе СВА и в целом в АТР в качестве не только полноправного, но и влиятельного субъекта. А это может быть сделано лишь при условии проведения долговременной политики, направленной на создание устойчивой и динамичной, интегрированной с международным рынком экономической системы именно на Дальнем Востоке. В условиях переходной экономики Россия не может одна обеспечить их развитие, поэтому она нуждается в зарубежных капиталовложениях в свою экономику. Активность Дальнего Востока России проявляется в проведении интеграционных процессов, которые дают возможность экономическому развитию, как региона, так и обеспечению безопасности границ страны.

Признано считать, что именно природно-сырьевой сектор РДВ служит основным компонентом России в международных связях. Целенаправленное и комплексное развитие международных связей России с Китаем, Японией и со странами Корейского полуострова во многих областях может способствовать созданию зоны свободного экономического пространства по всей СВА. Более того, это могла бы внести значительный вклад в стабилизации региональной экономической безопасности с уклоном на активное выдвижение взаимовыгодного энергетического сотрудничества. Используя этот рычаг необходимо сосредоточить свой взгляд на скорейшую стабилизацию обстановки Дальневосточного региона.

Целенаправленное и комплексное развитие международных связей России с Китаем, Японией и со странами Корейского полуострова во многих областях может способствовать созданию благоприятного климата для реализации внешнеполитической стратегии России в целом. Необходимо отметить, что судьба Дальнего Востока России зависит именно от конструктивного сотрудничества с Китаем и Японией в контексте глобальной политики, так и в непосредственном состоянии и развитии этих территорий. Хотя Китай и Япония - лидеры АТР во взаимовыгодном сотрудничестве, но остаются крайне осторожными в глубоком развитии международного сотрудничества РДВ, так как этому препятствуют трудности.

Интеграционные процессы глобализации охватывают международную деятельность не столько национальных государств, сколько отдельно взятых регионов. Эта динамика переплетения их интересов показывает насколько региональная стратегия развития Дальнего Востока - инструмент и часть геополитической стратегии России. Стратегия геополитической переориентации России на Азию состоит в последовательном усилении своего экономического и политического влияния и участии в хозяйственных процессах со странами Северо-Восточной Азии. Основные тенденции формирования дальневосточной политики и азиатского вектора способствуют реализации Тихоокеанской стратегии России в СВА как обнадеживающее направление в обеспечении доверительного взаимодействия.

Геополитические интересы России обусловлены стратегической значимостью.

Транспортный и энергопроект вовлекают в КНДР на сотрудничество с Россией. Но после соединения Транскорейской магистрали с Транссибом сотрудничество может новый стимул между Южной и Северной Кореями. Со стороны руководства КНДР решение об участии в проекте сооружения Транскорейской магистрали было принято во Владивостоке в августе 2002 г. на встрече Президента России В.В.Путина и лидера КНДР КимМ Чен Ира.

В случае применения силы особую опасность представляет возможность нанесения ракетных ударов по стратегическим объектам КНДР с особо опасным распространением экологических последствий на соседние российские территории. С этой целью для предотвращения этой угрозы Россия усиливает свое участие в переговорных процессах по урегулированию этой проблемы.

Таким образом, в наших интересах задействовать все резервы и возможности для подъема и ускоренного экономического роста приграничных территорий РДВ и Восточной Сибири, как и остальной России в сотрудничестве с сопредельными государствами. Основная цель экономической интеграции Дальнего Востока России и Северо - Восточной Азии может быть определена как создание единого экономического пространства с перспективой расширения сотрудничества сопредельных стран и территорий Восточной Азии.


Список использованной литературы


1. Документы

. Концепция внешней политики России от 28 июня 2000 г. М. 2000 г

. Концепция государственной миграционной политики РФ от 2001 г.

. Концепция приграничного сотрудничества в РФ от 13 февраля 2001 г.

.Указ Президента Российской Федерации "О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации" от 12 марта 1996 г.

. Указ Президента РФ от 20 августа 1997 г. № 907 "О мерах по усилению гос. контроля внешнеторговой деятельности в сфере ВТС РФ с иностранными государствами" - Собрание законодательства РФ, 1997, № 34. ст. 3955.

. Распоряжение Президента РФ "Об обеспечении единой внешнеполитической линии РФ в международных отношениях" от 19 ноября 1992 г. - Российские вести, 1992

. Постановление Правительства РФ от 22 ноября 1997 г. о демаркации российско-китайской государственной границы на ее западной части - Дипломатический вестник, 1998, № 1.

. Распоряжение Правительства РФ от 9 февраля 2001 года (№ 196) "Об утверждении концепции приграничного сотрудничества в Российской Федерации".

. ФЗ "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" от 13 октября 1995 г. - Собрание законодательства РФ, 1995, № 42, ст. 3923.

. ФЗ "О координирующей роли МИД РФ в проведении единой внешнеполитической линии РФ" 1996 года.

. ФЗ "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" от 4 января 1999 г.

. ФЗ "О ратификации Дополнительного соглашения между РФ и КНР о российско-китайской границе на ее восточной части, принятый Государственной Думой 20 мая 2005 г. и подписан 14 октября 2004 г. в Пекине.

. Соглашение между СССР и КНР о советско-китайской государственной границе на ее восточной части от 16 ноября 1991 г. - Дипломатический вестник, 1992 г., № 12. с.43.

. Российско-китайская совместная декларация стратегического партнерства о многополярном мире и формировании нового международного порядка, направленная на XXI век.- Проблемы Дальнего Востока, 1997, № 3.

. Сборник российско-китайских договоров (1949-1999). М. Терра-Спорт, 1999 г.

. Пекинская декларация РФ и КНР от 18 июля 2000 г. - Проблемы Дальнего Востока, 2000, № 5

. Соглашение между Правительством РФ и КНР о временной трудовой деятельности граждан РФ в КНР и граждан КНР в РФ от 3 ноября 2000 г. - Бюллетень международных договоров, 2001, № 7. с. 43.

. Московское совместное заявление глав государств России и Китая от 2001 г. - Дипломатический вестник, 2001 г. № 8.

. Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР от 16 июня 2001 г. - Пресс-канцелярия Госсовета КНР.

. Совместная декларация РФ и КНР от 27 мая 2003г. - Проблемы Дальнего Востока, 2003, №1.

. Новая декларация РФ и КНР о международном порядке в XXI веке от 1 июля 2005 г. - вэб сайт /www.ln.mid.ru

. Московская декларация об установлении созидательного партнерства между РФ и Японией от 13 ноября 1998 г.

. Программа углубления сотрудничества в торгово-экономической области между РФ и Японией от 5 сентября 2000 г. Меморандум о создании совместной хозяйственной деятельности на четырех островах. - Дипломатический вестник, 2000, № 9.

.Совместное заявление Президента РФ и Премьер-министра Японии о принятии российско-японского плана действий от 10 января 2003 г. - Бюллетень Японии, № 42, март.

Российско-корейское совместное заявление от 27 февраля 2001г. - Проблемы Дальнего Востока, 2001, № 2.

.Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между РФ и КНДР от 9 февраля 2000 г.- Проблемы Дальнего Востока, 2000, № 1.

.Совместная российско-корейская декларация от 20 июля 2000 г. - Проблемы Дальнего Востока, 2000, № 5.

.Федеративный договор о разграничении предметов ведения и полномочий между Россией и субъектами Федерации от 31марта 1992 г.,

. Указ "О роли МВС РС(Я) в проведении единой стратегии международной и внешнеэкономической деятельности РС(Я)" от 5 ноября 1999 года. - официальный вэб сервер органов государственной власти РС (Я) www.sakha.gov.ru

. Положение о Министерстве внешних связей РС (Я), утвержденное постановлением правительства Республики Саха (Якутия) от 21 марта 2002 г. № 137.

. Закона РС (Я) "О международных и внешнеэкономических связях Республики Саха (Якутия) от 17 октября 2003 года - //Пресс-служба Президента и Правительства РС (Я) от 3 апреля 2004 г.

. Протокол между МИД РФ и Правительством РС (Я) о взаимодействии в области осуществления международных и внешнеэкономических связей на 2004-2007 годы. - //Международная жизнь, 2003 г., № 11.

.Соглашение между Народным правительством провинции Хэйлунцзян и Правительством РС (Я) о торгово-экономическом, научно-техническом, культурном сотрудничестве, подписанное в ходе визита правительственной делегации РС (Я) в Пекин и Харбин в марте

года. - // Якутия от 23 августа 2003 г.

.Положение о комитете международного сотрудничества Приморского края предусматривает реализацию государственной политики в области внешнеэкономической деятельности, утвержденную Постановлением администрации края от 14 апреля 2004 г. - //Законодательная база Приморского края. www.primorsky.ru

.Россия в цифрах: краткий статистический сборник Госкомстат РФ. М. 2002 г.

.Федеральная служба государственной статистики. Регионы России: основные характеристики субъектов РФ. М. 2004 г.

. Литература на русском языке

.Алексеев В.В. и др. Азиатская Россия в геополитической и цивилизационной динамике XVI-XX века. М. 2004 г.

.Андиева Т.А. Топливно-энергетическая сырьевая база Дальневосточного экономического

района России. Перспективы и пути освоения. СПб., 1998 г. Ч.3.

. Арин О. Стратегические контуры Восточной Азии в XXI веке. Россия: ни шагу вперед. М. 2001 г.

. Бажанов Е.П. Актуальные проблемы современных международных отношений. М. 2002 г.

. Бакланов П.Я. Дальний Восток России: проблемы и предпосылки устойчивого развития. Владивосток. 2001г.

. Бергер Я. Об энергетической стратегии Китая. // Проблемы Дальнего Востока, 2004, № 3

. Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. М. 2005 г.

. Бугай Н.Ф. Российские корейцы и политика "солнечного тепла" М. 2002 г.

.Витрянюк С.В. Современные политико-правовые подходы к разрешению территориальных споров. М. 2004 г.

.Воскресенский А.Д. Китай во внешнеполитической стратегии России. //Свободная мысль. 1996, № 1.

. Галенович Ю.М. Россия и Китай в ХХ веке: граница. М. 2001 г.

. Гельбрас В.Г. Китайская реальность России. М. 2002 г.

.Геополитическая доктрина России: реалии и проблемы выбора. - /Материалы научно-практической конференции. СПб. март, 2004 г.

.Губченко А.В.Влияние современного геополитического положения России на ее пограничную безопасность. М. 2003 г.

.Дальневосточный Федеральный округ: шаг в XXI век. Хабаровск. 2001 г. с.14.

. Дальний Восток России в контексте мировой истории: от прошлого к будущему. Тезисы докладов и сообщений международной научно-практической конференции. (Владивосток, 18-20 июня, 1996 г.).

.Дубинина Н.И. Дальний Восток России: исторический опыт и современный этап заселения и освоения территории: региональная научно-практическая конференция. Хабаровск. 4-5 октября 2001 г. Ч.2.

.Дудченко Г.Б. Китайцы во Владивостоке: положение на 2000 год. //Материалы научно практической конференции "Россия - Китай - Япония в СВА: проблемы регионального взаимодействия в XXI веке. Владивосток. 2000 г. с. 72.

.Жирнов Д.А. Модель международных отношений в контексте внешнеполитического взаимодействия России и Китая. М. 2002 г.

.Зиланов В.К. Русские Курилы: история и современность: сборник документов по истории формирования русско-японской границы. М. 2002 г.

.Иващенко В. и др. Российский Дальний Восток и страны АТР: проблемы развития экономических отношений. - /Материалы научно-практической конференции.17-19 октября 2001 г. Владивосток.

.Интеграция Дальнего Востока России в систему мирохозяйственных связей. -/Материалы международной научно-практической конференции 16 мая, 2000 г. Хабаровск. с.89.

.Ишаев В.И. Международное экономическое сотрудничество: региональный аспект. Владивосток. 1999 г.

.Каменнов П.В. Политические аспекты реформирования ВПК современного Китая.М.2002г.

.Ким Дэ Чжун. Новое начало. М. 1998 г.

.Кимура Хироси. Курильская проблема: история японо-российских переговоров по пограничным вопросам. Киев. 1996 г.

. Костюнина Г.М. Азиатско-Тихоокеанское экономическое сообщество. М.2002 г.

. Ланьков А.Н. КНДР вчера и сегодня: неформальная история Северной Кореи. М. 2005 г.

.Ларин В.Л. Дальний Восток России и Северо-Восток Китая: исторический опыт взаимодействия и перспективы сотрудничества. Хабаровск. 1998 г.

.Ларин В.Л. Китай и Япония в судьбах и надеждах тихоокеанской России. //Материалы научно практической конференции "Россия-Китай-Япония в СВА: проблемы регионального взаимодействия в XXI веке". 18-19 сентября 2000 г. Владивосток.

.Латышев И. Россия и Япония в тупике территориального спора 2000-2004 гг. М. 2004 г.

.Ли Вл.Ф. Россия и Корея в геополитике евразийского Востока. М. 2000 г.

.Лыков И.С. Проблемы стратегического партнерства России со странами АТР: политико-экономические аспекты. М. 1999 г.

.Мальцева Г.П. Политико-правовые основы участия субъектов РФ в международных связях. М. 2000 г. с.131.

.Мацегора А. Объединение железных дорог: предопределенная неизбежность. //Корус-форум. апрель 2004 г.

.Минакир П.А. Межрегиональная ассоциация Дальнего Востока и Забайкалья и интеграция РДВ. //Проблемы Дальнего Востока. 1998 г. № 5.

.Минакир П.А. Дальний Восток России: экономический потенциал. Владивосток. 1999 г.

Восточная Азия на пороге XXI века: реферативный сборник. М.ИНИОН. 2000 г.

.Минакир. П.А. Россия и Япония: потенциал регионального сотрудничества. Хабаровск. 2000 г. с. 191.

.Михеев В.В. Глобализация и азиатский регионализм. Вызовы для России. М. 2001 г.

.Национальная оборона Китая в 2000 г. Пекин. Управление информации Госсовета КНР. 2000 г. с. 10.

.Неклесса А.И. Глобальное сообщество: новая система координат. СПб. 2000 г.

.Номура И. Размышляя о будущем японо-российских отношений. //Знакомтесь - Япония. 2004 г. № 37. с. 32.

.Ощепков В.П. Китай и Россия в региональной геополитике СВА, 1980-90-е гг. М. 1997 г.

.Плотников А.Н. Влияние экономических реформ в Китае на перспективы ВТС с Россией. //Тезисы докладов XV межд. научн.конф. "Китай, китайская цивилизация и мир" (Москва, 27-29 сентября 2005 г.).

.Пономарев С.А. Советско-японская декларация 1956 года и проблемы национальной безопасности РФ. Южно-Сахалинск. 2002 г. с. 113.

.Примаков Е.М. Россия и международные отношения в условиях глобализации. //Международная жизнь. 2001. № 3.

.Рогачев И.А. Российско-китайские отношения в конце ХХ - начале XXI века. М. 2005 г.

.Российский Дальний Восток и страны АТР: проблемы развития экономических отношений. //Материалы научно-практической конференции. Владивосток. 2001 г.

.Сергунин А.А. Правовое регулирование международной деятельности регионов. М.2001

.Сунь Сунбинь. Создание в Северо-Восточной Азии китайско-российского коридора для выхода в море. //Экспресс-информация ИДВ РАН М. 2003 г. с. 35.

.Суэцугу Итиро. Вехи на пути к заключению мирного договора между Японией и Россией: 88 вопросов от граждан России. Пер. с яп. М. 2000 г.

.Сюй Цзыце, Цац Жэньцюнь. Специальные экономические зоны Китая. пер. с кит. Новосибирск. 1993 г.

.Титаренко М.Л. Китай: цивилизация и реформы. М. 1999 г.

.Титаренко М.Л. Россия лицом к Азии. М. 1998 г.

.Тихвинский С.Л. Восток-Запад-Россия: к 70-летию академика В.С. Мясникова. М. 2001 г.

.Тихвинский С.Л. Россия-Япония обречены на добрососедство: воспоминания дипломата и заметки историка. М. 1996 г.

.Ткаченко В.П. Внутренние факторы сближения Севера и Юга Кореи.// Материалы V научно-практической конференции. Перспективы межкорейского диалога: внутренние и внешние аспекты. 21-21 марта 2001 г.

.Тренин Д . Китайская проблема России. М. 2002 г.

.Тригубенко М.Е. Проблемы АТР и внешняя политика России. Сб. научных статей ИМЭМО РАН М. 2000 г.

.Хонг Ван Сук. Геостратегия России и СВА: региональные отношения во второй половине ХХ века. М. 1998 г.

.Цыганков П.А. Теория международных отношений. М. 2003 г.

.Цянь Сяоюнь. Некоторые проблемы, осложняющие развитие российско-китайских отношений (1991-2000 гг.). М. 2002 г.

.Чаговец Д.А. Политические проблемы участия российских нефтяных компаний в международном сотрудничестве. М. 2002 г.

.Чжан Байцзя. Исторический обзор эволюции внешнеполитических отношений Китая в период осуществления реформ и политики расширения внешних связей (1992-2002 гг.). Пер. с кит. //Проблемы Дальнего Востока, 2003 г. № 6.

.Чой Сеонг-Аэ. Эволюция отношений России с государствами СВА в 1980-1990-е гг. ХХ века. М. 1998 г.

.Шодиев П.К. Внешняя политика Японии после "холодной войны". М. 2001 г.

.Ю Се Хи. О перспективах реформирования и открытия Северной Кореи. //Проблемы Дальнего Востока. 2004 г. № 3.

5. Авторефераты диссертационных исследований.

.Александрова Н.А. Современный этап экономической интеграции стран АТР и возможности участия России. М. 2002 г.

.Голодинкина С.О. Геополитическая экспансия стран СВА как угроза региональной безопасности России (на примере Приморского края). М. 2004 г.

.Кистанов В.О. Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений. М.1997

.Портяков В.Я. Экономическая реформа в Китае (1979-1999 гг.). М. 2002 г.

.Соль Чхун. Эволюция экономической политики КНДР в условиях межкорейского урегулирования: конец ХХ - нач. XXI века. М. 2001 г.

.Чжань Линтао. Проблемы китайско-российских отношений в современной политической мысли КНР. Автореф. дис. полит. наук. - М. 2004 г.

. Литература на английском языке.

1. Barnett A. Developing a peaceful stable and cooperative relationship with China. N.Y. 1996.

. Bernstein R., Munro R. The Coming Conflict with America - Foreign affairs. Vol.76. N.2, March/April 1997.

. Chen Cimao. New approaches in Chinas foreign policy: The post-cold war era. - Asian Survey. Berkeley. V.33. N.3, 1993.

.Cheng-Feng Shih. American Policy toward Taiwan from the past-into the Future - Talking journal of international affairs. Vol.VII. N.1, fall 2002.

. Choi Soung-ah. Background of textbook dispute. - Korea Now. V.34. N.8, april 2005.

.Chong Pin Lin. Chinese military modernization: perceptions, progress and prospects - Security Studies. Vol. 3. N. 4, summer 1994.

. G.Christophersen. Crouching oil dragons-hidden gas bears: sino-russian oil and gas relations in a Northeast Asian energy community - The materials of international conference Russian Far East and Northeast Asia (Vladivostok, 10-12 december 2001).

. Dispatches from Pyongyang Korean press coverage of South-North Summit, 13-15 june, Seoul 2000

. Don Rickerd. North Korea and security problems in Northeast Asia. p. 72.

.Epstein.M. Taiwan feeling Pekings pressure. - Lexpress, july 17,1997.

. Ezra Vogel. Japan as Number One. Tokyo.1980.

. Fujiwara Kichi. Memory as Deterrence the Moralization of international Politics - Japan Review. Vol.16. N.1, spring 2002.

. Fukushima A. Japans Multilateralism in the Post World Era. Japanese Foreign Policy. N.Y. 1998.

. Haas R. What to Do with American Primacy - Foreign affairs. N.9, september 1999.

. The Korean Overseas information Service, Seoul. 2003.

. Jackson D. Russo-Chinese Borderlands: zone of peaceful contacts or potential conflict. Princeton. 1962.

. Jianna-fa Yan. Hu Jintaos Three nations Tour and its implications for Taiwan- Talking journal of international affairs. Vol.VI. N.4, summer 2002.

. Il Whan Oh. The Militarism in North Korea since the 1990s. - Asia-Pacific affairs. Vol.2.N.2, February 2001.

. Lee S. Building a peace regime on the Korean peninsula: a three-step concept of peace process. Korea in the XXI th. Sentury. Seoul 1995.

. Lu C. Japan and "the Others": recovering Japanese citizenship in the era of globalization. - Asian Perspective. Institute for Eastern studies. Vol. 29. N.1, Seoul. 2005.

. Morgenthau H. Politics among nations: the struggle for Power and Peace. N.Y. 1993.

. Nobumichi I. One country, two systems - a provocation for Independence Movements? - Nihon Keizai shimbun. July 2, 1997.

. Satoshi Amako. Japan and Taiwan: a neglected friendship. - Japan Review. Vol.15. N.1, spring 2001.

. Scalapino R. Asia and the Mayor Powers Implications for the International Order. Stanford. 1963.

.Shinyo T. The United Nations at a Crossroads: Security Council Reform and Japan. - Gaiko Forum. Japanese Perspectives on Foreign Affairs. V.3. N.4, winter 2004.

.Tanaka A. Obuchi Diplomacy: How to Follow a Successful Start. - Japan Echo. V.26. N.2, april 1999.

.Walter R.M. The end of Asia? Redefining a Changing Continent. - Foreign affairs. V.79.N.6, winter

. Yang Ho Paik. South Koreas unification policy: past, present and future. - Korea in the XXI th. Century. The research institute for National Unification. Seoul, 1995.

. Yasutomo D.T. The new Multilateralism in Japans Foreign Policy. St. Martin Press. 1995.

Japan echo. Vol.28.N.1, February 2001.

. Ziegler E. Russia in the Asia-Pacific. Mayor Power or Minor Participant. //Asian Survey. Vol.34. N.6. june 1994.


Теги: Российский Дальний Восток во внешнеполитической стратегии Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанском Регионе  Диссертация  Политология
Просмотров: 39944
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Российский Дальний Восток во внешнеполитической стратегии Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанском Регионе
Назад