Рассмотрение и исследование политической деятельности лидера партии кадетов - Павла Николаевича Милюкова


Рассмотрение и анализ политической деятельности лидера партии кадетов - Павла Николаевича Милюкова


Введение


Данная работа посвящена рассмотрению и анализу политической деятельности лидера партии кадетов - Павла Николаевича Милюкова.

Фигура Милюкова - выдающегося русского историка и крупного политического деятеля - долгие годы оставалась вне поля зрения советских исследователей. Тому были свои причины идеологического и политического характера. Ныне создались более благоприятные условия для анализа его научного творчества и общественно-политической деятельности.

Политическая деятельность Милюкова, создателя и неизменного лидера конституционно-демократической партии в России, незаурядного политика, публициста и ученого-историка неразрывно была соединена с историей России, тремя российскими революциями, с историей русского конституционализма и парламентаризма. Опыт его политического и научного творчества, с его достоинствами и недостатками, успехами и поражениями, составляет ту часть культурного наследия, которое оставили нам наши предшественники - представители различных политических и научных направлений и которое должно стать предметом пристального и непредвзятого изучения.

К началу 20 в. Россия подошла с массой нерешенных проблем, прежде всего в социально-экономической сфере. Кризис промышленного производства, безысходное положение русской деревни, правительственная реакция, затянувшаяся на два десятилетия, - все это неизбежно приводило к резкому обострению социальных и политических противоречий. В начале 20 в. революционное настроение охватило самые разные классы и слои населения России.

Таким образом, началось формирование различных партий. В зависимости от политических целей, средств и методов достижения целей партии разделялись на несколько категорий:

? левые (социал-демократическая ? меньшевики; социалистическая ? большевики; неонародническая ? эсеры, трудовики и др.);

? либеральные (кадеты);

? консервативные (октябристы);

? монархические («Союз русского народа», «Русский народный союз имени Михаила Архангела»);

? анархические (более 20 групп, разделявших идеи М.А. Бакунина, П.А. Кропоткина).

Конкретнее рассмотрим либеральное движение, которое сыграло немалую роль в развитии общества, а также повлияло на дальнейшее развитие действий в стране. Это одно из движений, которое дало возможность народу выбирать, каким способом добиться своей цели, добиться выполнения своих требований, как предстать перед правительством и т.д. Но ни одна партия не могла существовать без руководителей, лидеров партий, ими были такие личности как П.Н. Милюков и П.Б. Струве, которые пользовались большим влиянием в организациях.

Актуальность темы стимулируют следующие факторы:

- сходство задач, решаемых российским обществом в плане политической и экономической модернизации в начале прошлого и нынешнего столетий. Это позволяет провести многочисленные параллели и обобщения, касающиеся, в первую очередь, сочетания доктринальных принципов политики модернизации (реформ) с ориентацией на сохранение традиций (принцип конституционализма);

взгляды конституционных демократов на взаимоотношения политики и культуры, их общие требования к политическому анализу, глубокие научные воззрения на природу российской государственности и многие другие теоретические достижения вполне могут быть обращены и к современности;

Вместе с тем обращение к опыту политической деятельности, пожалуй, самой популярной партии России начала 20 столетия не предполагает специального углубления в частные аспекты политической борьбы, давно отошедшие в прошлое. Особенности становления партийной организации кадетов, активное участие ее представителей в политических баталиях своего времени, причины и следствия практического поражения становятся объектом данного исследования.

Объектом исследования является лидер конституционно-демократической партии - Павел Николаевич Милюков.

Предмет исследования составляет деятельность партии кадетов, её структура и организация, а также её основные направления.

Целью исследования является представление автобиографических сведений, рассмотрение и анализ политических взглядов, исследование политической деятельности лидера партии кадетов - Павла Николаевича Милюкова.


1. Основная часть


.1 Биография Павла Николаевича Милюкова


Милюков Павел Николаевич (1859-1943), русский политический деятель, лидер партии кадетов, историк. Родился 15 (27) января 1859 в Москве, в семье инспектора и преподавателя Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Учился в 1-й московской гимназии, где обнаружил большие способности в области гуманитарных наук, особенно в изучении языков; в 1877 поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Занимался у профессоров Ф.Ф.Фортунатова, В.Ф.Миллера, М.М.Троицкого, В.И.Герье, П.Г.Виноградова, В.О.Ключевского. Общение с последним определило выбор профессии и научные интересы, связанные с изучением истории Отечества.

С первого курса университета Милюков включился в студенческое движение, примкнул к его умеренному крылу, ратовавшему за университетскую автономию. В 1881 как деятельный участник движения был арестован, затем исключен из университета (с правом восстановления через год). Пропущенное для занятий время провел в Италии, где изучал искусство эпохи Возрождения.

После окончания университета был оставлен на кафедре русской истории, которую возглавлял В.О.Ключевский, для «приготовления к профессорскому званию». Готовясь к магистерскому (кандидатскому) экзамену, читал спецкурсы по историографии, исторической географии, истории колонизации России. Курс по историографии позднее был оформлен в книгу Главные течения русской исторической мысли (1896). Одновременно преподавал в 4-й женской гимназии, в Земледельческом училище, на высших женских курсах.

В 1892 Милюков защитил магистерскую диссертацию по вышедшей в том же году книге Государственное хозяйство России в первой четверти 18толетия и реформа Петра Великого. В предисловии автор писал: историческая наука «ставит на очередь изучение материальной стороны исторического процесса, изучение истории экономической и финансовой, истории социальной, истории учреждений». Диссертация была высоко оценена научной общественностью: автор получил за нее премию имени С.М.Соловьева. Однако предложение присудить сразу докторскую степень не прошло, с протестом выступил В.О.Ключевский, и это на долгие годы охладило отношения между учеником и учителем.

Постепенно Милюков все больше внимания начал уделять просветительской деятельности. Был избран председателем Комиссии по организации домашнего чтения, сотрудничал в Московском комитете грамотности, неоднократно выезжал в провинцию с чтением лекций. В 1894 за цикл прочитанных в Нижнем Новгороде лекций, в которых содержались «намеки на общие чаяния свободы и осуждение самодержавия», Милюкова арестовали, исключили из Московского университета и выслали в Рязань.

Прожитые в ссылке годы были заполнены научной работой. В Рязани Милюков приступил к своему самому значительному исследованию - Очеркам по истории русской культуры (сначала печатались в журнале, в 1896-1903 вышли отдельным изданием в трех выпусках). В первом выпуске изложены «общие понятия» об истории, ее задачах и методах научного познания, определены теоретические подходы автора к анализу исторического материала; здесь же - очерки о населении, экономическом, государственном и социальном строе. Во втором и третьем выпусках рассматривается культура России - роль церкви, веры, школы, различных идеологических течений.

В ссылке Милюков получил приглашение из Софийского высшего училища в Болгарии возглавить кафедру всеобщей истории. Власти разрешили поездку. В Болгарии ученый пробыл два года, читал лекции, изучал болгарский и турецкий языки (всего Милюков знал 18 иностранных языков). Сознательное игнорирование торжественного приема в российском посольстве в Софии по случаю именин Николая II вызвало раздражение в Петербурге. От болгарского правительства потребовали уволить Милюкова. «Безработный» ученый переехал в Турцию, где принял участие в экспедиции Константинопольского археологического института, в раскопках в Македонии.

По возвращении в Петербург за участие в собрании, посвященном памяти П.Л.Лаврова, ученый был вновь арестован и полгода провел в тюрьме. Проживал в окрестностях Петербурга, так как ему было запрещено жить в столице. В этот период Милюков сблизился с либеральной земской средой. Стал одним из основателей журнала «Освобождение» и политической организации российских либералов «Союз освобождения». В 1902-1904 неоднократно выезжал в Англию, затем в США, где читал лекции в Чикагском и Гарвардском университетах, в Бостонском институте имени Лоуэлла. Прочитанный курс был оформлен в книгу Россия и ее кризис (1905).

Первую русскую революцию ученый встретил за границей. В апреле 1905 вернулся в Россию и сразу включился в политическую борьбу. В середине октября Милюков возглавил созданную российскими либералами конституционно-демократическую (кадетскую) партию. Программа партии провозглашала необходимость превращения России в конституционную монархию, народного представительства с законодательными правами, отмены сословных привилегий, установления демократических свобод. Национальная часть программы, отстаивая идею единства российской империи, вместе с тем включала право на свободное культурное самоопределение, за Царством Польским признавалось введение автономного устройства с сеймом, за Финляндией - восстановление прежней конституции.

Хотя Милюков не был избран в состав Государственной думы первых двух созывов, он являлся фактическим руководителем многочисленной фракции кадетов. После избрания в Думу третьего и четвертого созывов стал официальным лидером фракции. В Думе проявил себя, с одной стороны, как поборник политических компромиссов с властью, а с другой - как сторонник буржуазно-демократического развития России. Широкую известность приобрела направленная против Григория Распутина и других «темных сил» у трона думская речь Милюкова «Глупость или измена?».

После Февральской революции Милюков вошел во Временный комитет членов Государственной думы, а затем 2 марта 1917 в качестве министра иностранных дел - в состав Временного правительства во главе с князем Г.Е.Львовым. Внешнеполитический курс лидера кадетов был направлен на единение с союзниками по Антанте и войну с Германией, невзирая ни на какие жертвы (младший сын самого министра добровольцем ушел на фронт и погиб), до победного конца. Нарастание антивоенных настроений в стране заставило Милюков в дни апрельского кризиса подать в отставку. Свою политическую деятельность он продолжал в качестве председателя ЦК кадетской партии. Участвовал в Совещании пяти крупнейших партий (кадетов, радикально-демократической, трудовиков, социал-демократов, эсеров), Временного комитета Государственной думы и исполкомов Совета рабочих и солдатских и Совета крестьянских депутатов, где заявил, что «Советы должны сойти с политической арены, если они не могут творить государственное дело». Поддержал, вместе с другими руководителями кадетской партии, мятеж генерала Л.Г.Корнилова.

Октябрьскую революцию Милюков воспринял враждебно. Все его усилия были направлены на создание единого фронта в борьбе с Советской Россией. Во имя разгрома большевиков лидер кадетов весной 1918 не погнушался даже пойти на союз со вчерашними противниками - немцами. Стал активным участником всех крупных антибольшевистских предприятий: создания Добровольческой армии (программная декларация армии принадлежала его перу), иностранной военной интервенции и т.п. Важной частью политической деятельности Милюкова стало написание Истории второй русской революции (1918-1921).

Осенью 1918 Милюков покинул Россию, выехав сначала в Румынию, затем во Францию и Англию. С 1921 проживал в Париже. Его главным делом стала разработка «новой тактики» борьбы с большевиками. Объединяя «левый» сектор эмиграции в противовес сторонникам вооруженной борьбы с советской властью, Милюков признал отдельные завоевания этой власти (республика, федерация отдельных частей государства, ликвидация помещичьего землевладения), рассчитывал на ее перерождение в рамках новой экономической политики и последующий крах.

Во Франции Милюков стал редактором газеты «Последние новости», объединившей вокруг себя лучшие литературные и публицистические силы русского зарубежья. Был учредителем и председателем Общества русских писателей и журналистов, Клуба русских писателей и ученых, Комитета помощи голодающим в России (1921), одним из организаторов Русского народного университета. Читал лекции в Сорбонне, в Коллеже социальных наук, во Франко-Русском институте. Тогда же Милюков вернулся к научной работе: выпустил двухтомный труд Россия на переломе (1927) о событиях Гражданской войны, подготовил к публикации дополненное и переработанное издание Очерков по истории русской культуры (вышло в 1930-1937) и др. После нападения фашистской Германии на СССР Милюков внимательно следил за отступлением советской армии. В последней своей статье, равда о большевизме (1942-1943), написанной, вероятно, после получения известия о разгроме немцев под Сталинградом, он открыто заявил о солидарности с русским народом, борющимся с захватчиками.

Умер Милюков в Монпелье (Франция) 31 марта 1943. После окончания войны прах его перезахоронили на Парижском кладбище Батиньоль.


.2 Первые шаги в политике


Свои первые политические шаги Милюков связывал с деятельностью либерального движения девяностых годов, особенно с нелегальным буржуазным журналом «Освобождение». Журнал подготовил создание «Союза освобождения» (1903), нелегального политического объединения и стал его органом.

Выработка собственной политической линии в идейном контакте с единомышленниками и в полемике с левым и правым течениями земского движения означала переход Милюкова от литературного сотрудничества к активному участию в политической борьбе. Милюков активно участвовал в многочисленных собраниях, где обсуждались проблемы и перспективы либерального движения.

Программа журнала «Освобождение» в первоначальном варианте была написана Милюковым, обсуждена, одобрена и опубликована в первом номере журнала под названием «От русских конституционалистов». Программа провозглашала необходимость «серьезной политической реформы», постоянно действующего народного представительства с законодательными правами, что означало превращение России в конституционную монархию, отмены сословных привилегий, свободы личности, слова, печати, собраний и др. Основная задача его политической деятельности состояла в консолидации всех оппозиционных сил. В своих статьях Милюков призывал создавать кадры убежденных конституционалистов и готовиться к созданию политической либеральной партии. В этом плане большое значение он придавал парижской конференции революционных и оппозиционных партий, состоявшейся в 1904 г., где председательствовал и в известной мере направлял ход ее работы. В резолюции совещания, составленной при участии Милюкова, формулировались общие цели борьбы с самодержавием, главной из которых была замена его демократическим строем, а также признавалась самостоятельность всех принимавших участие в совещании партий и разнообразие способов действия в достижении политической свободы.

Зимой 1904 г. Милюков приехал в Чикаго и сразу же начал читать курс лекций по истории славянства.

(10) января 1905 г. в чикагских газетах Милюков прочел «оглушительное известие» о «Красном воскресении» в Петербурге. Для Милюкова было очевидно, что предсказанная им революция «действительно начинается».

Теперь не было выбора: он должен вернуться в Россию. Темой его «мощной политической пропаганды», того, что он называл «своей миссией», оставалась мирная парламентская работа. Обосновавшись в Москве, он сразу же вошел в кружок русских законоведов, занимающихся переработкой текста конституции, напечатанной за границей «Освобождением» и предназначавшейся для будущей партии. Авторитетные ученые и общественные деятели - М.М. Ковалевский, С.А. Муромцев, Ф. Ф. Кокошкин, П.И. Новгородцев, сам Милюков спорили о преимуществах однопалатной и двухпалатной парламентской системы, о принципах избирательного права, по крестьянскому и национальному вопросам.

Лето 1905 г. прошло у Милюкова в напряженной агитационной работе по созданию партии. На его первое публичное выступление собралась вся Москва.

«Я мирил конституцию с революцией, - писал он, - видя в сближении обеих единственный шанс политической победы». Это выступление являлось «моментом» так называемого «официального принятия Милюкова в ряды русской общественности».

августа 1905 г. за публикацию в журнале «Сын отечества» статьи

«Политическое значение закона 6 августа» Милюков был арестован в своем доме в Удельной, где у него собрались делегаты «Союза Союзов», политической организации буржуазной интеллигенции, созданной по профессиональному признаку, председателем которой он был избран в мае 1905 г. Полиция читала, что с изданием акта о Думе уничтожается действие указа от 18 февраля, который допускал открытое обсуждение преобразовании старого строя Милюкова опять поместили в «Крестах», где он просидел месяц.

1.3 Формирование партий либерального движения


Как и многие другие партии, партия либерального направления сформировалась не сразу. Вначале начали возникать определенные идейно-политические настроения в передовых группах классов, таким образом создавались кружки. Затем оформлялись направления общественно политической мысли, представители которых группировались вокруг журналов или газет, имеющих общественно-политический характер. Но в связи с изменениями во взглядах, постепенно происходило классовое и политическое размежевание, и чаще всего образовывалась не одна, а несколько партий, это же можно наблюдать и в либеральном движении. Я считаю, что порой, многое могло зависеть даже от лидеров движений, от перемены их мнений, которые формировались под действием общества, их требований, а так же в зависимости от общих положений в стране.

Центром формирования либеральной оппозиции, как и во второй половине 19 в., являлись земства и городские думы.

Земское движение. Наиболее ярко либеральные тенденции по-прежнему проявлялись в земстве - и не случайно. В условиях самодержавного правления земские органы были основными легально существующими опорными пунктами для либеральной деятельности: решения конкретных проблем местного хозяйства, народного просвещения и пр. По мнению земских либералов, именно земство должно было стать основой конституционных преобразований в России. Для этого следовало лишь достроить систему органов местного самоуправления. В это время она представляла собой структуру, состоящую из двух уровней: по уездам местное население избирало уездные земские собрания, которые из своего состава выдвигали представителей в губернские земские собрания. Либералы считали, что этот процесс нужно довести до логического конца и создать третий уровень: на основе губернских земств организовать Всероссийский представительный орган, предоставив ему возможность участвовать в законодательной работе. Если бы это было сделано, то Россия, по их мнению, совершила бы переход от деспотического государственного устройства к конституционному.

Неоднократные попытки либералов добиться создания подобного органа легальным путем наталкивались на решительное противодействие правящей бюрократии, не желавшей ни с кем делиться своей властью. В этих условиях земские лидеры рискнули объединиться негласно. В 1899 г. они создали кружок «Беседа», внешне имевший характер частного «дружеского собрания». В этот кружок входили люди разных взглядов. С одной стороны, здесь были убежденные сторонники конституционной монархии - братья Павел и Петр Долгоруковы, Д.И. Шаховской, Ф.А. Головин, которые считали необходимым ограничить полномочия царской власти представительным законодательным органом тина парламента. С другой - запоздалые славянофилы Д.Н. Шипов. М.А. Стахович. Н.А. Хомяков, стоявшие за традиционную, неограниченную царскую власть. Однако они хотели, чтобы самодержец управлял, сообразуясь с народным мнением, которое должен доносить до него представительный законосовещательный орган типа древнего Земского собора.

Идейные течения в интеллигентской среде. Другим источником либерализма, помимо земцев-помещиков, являлась интеллигенция. Эта среда, в отличие от земской, была весьма неоднородной в социальном, имущественном и, соответственно, идейном отношении. Среди интеллигентской верхушки - университетской профессуры, известных юристов и других- большой популярностью пользовались конституционные настроения. Конституционалисты - П.Н. Милюков, В.И. Вернадский, А.А. Корнилов и другие- поддерживали тесные связи с земскими лидерами. В конце 19 - начале 20 в. сторонники политических преобразований группировались вокруг газеты «Русские ведомости» и журнала «Русская мысль».

Но в интеллигентской среде существовали и такие течения, для представителей которых политические реформы играли второстепенную роль. Гораздо больше их волновало бедственное положение масс; они считали жизненно необходимыми преобразования социально-экономического характера. Прежде всего, это касалось либеральных народников. Либеральное народничество сосуществовало с революционным на протяжении всех последних десятилетий 19 в. Так же как и их революционно настроенные единомышленники, либералы от народничества были уверены в том, что в России победит общинный социализм. Однако, в отличие от революционеров, они рассчитывали добиться этого мирным путем: через организацию финансовой помощи крестьянству, ликвидацию путем реформ крестьянского малоземелья, развитие сельской кооперации. Представители этого течения были врачи, учителя, статистики. Они составили самую значительную часть «идейной» земской интеллигенции. Наиболее яркими лидерами либерального народничества являлись сотрудники журнала «Русское богатство» - Н.К. Михайловский. В.Г. Короленко. Н.Ф. Анненский, А.В. Пешехонов и другие.

Еще в середине 1890-х гг. оформился «легальный марксизм» - идейное течение, представленное небольшой группой чрезвычайно талантливых ученых и общественных деятелей (П.Б. Струве, Н.А. Бердяев. С.Н. Булгаков, М.И. Тугай-Барановский. Во второй половине 1890-х гг. «легальные марксисты» очень много сделали для распространения нового учения в русском обществе. Они убедительно доказывали неизбежность и необратимость распада старых, феодальных и утверждения новых, капиталистических отношений. В ожесточенной полемике с либеральным народничеством, развернувшейся в это время на страницах русской печати, «легальные марксисты» сотрудничали с революционными.

«Союз освобождения». При всех своих идейных разногласиях оппозиционные течения сходились в одном: все они рассчитывали на мирное развитие России. Однако для этого необходимы были уступки со стороны самодержавия, реформы. Поскольку же правительство Николая II проводило откровенно реакционный курс, оппозиционеры разных толков все более сплачивались в едином стремлении потеснить самодержавно-бюрократическую власть, добиться того, чтобы она допустила к управлению государством представителей общества и народа. Это стремление захватывало даже тех, кто считал конституционные преобразования вторичными: ведь с каждым годом становилось все ясней, что, пока правящая бюрократия обладает всей полнотой власти, в России не будет вообще никаких серьезных реформ.

В 1904 г. в Петербурге был созван съезд, учредивший «Союз освобождения». В высший орган «Союза»- вошли земские либералы и представители интеллигенции, среди которых были и либеральные народники, и «легальные марксисты». В программе «Союза» содержались весьма умеренные экономические требования: отчуждение путем выкупа части помещичьих земель, ликвидация отрезков, оказание финансовой помощи крестьянству. Сами авторы программы не скрывали, что подобные требования играют вспомогательную роль: с их помощью либералы надеялись обеспечить себе поддержку народных масс. Центральным пунктом программы «Союза» был созыв Учредительного собрания, которому предстояло провозгласить конституцию Российского государства.

«Союз» объявлял самодержавие главным врагом, революционное движение рассматривалось как возможный союзник. Подобная позиция выражалась как в резкой критике самодержавной власти, так и в одобрении различных революционных выступлений, до терактов включительно. Подобная измена одному из главных принципов либерализма - неприятию революционного насилия - лишний раз свидетельствовала о том, до какого ожесточения дошла политическая борьба в России в начале 20в.

Партия конституционных демократов была образована во время высшего подъёма революции 1905-1907 г., к 1907 г. Партия сформировалась. В состав партии входил свет русской интеллигенции, часть помещиков с либеральными взглядами, часть средней буржуазии, а также служащие, учителя, врачи и приказчики. В 1905-1907 г.г. членами партии были также рабочие, ремесленники и даже крестьяне. Но впоследствии партия была изрядно «очищена» от «социальных низов».

В ЦК и, особенно, в думских фракциях на всем протяжении деятельности партии народной свободы доминировали представители интеллигенции, они же, по существу, и определяли стратегический и тактический курс. Конечно, в этом были свои плюсы: эти люди были умны и образованны, мало кто мог справляться с поставленными задачами лучше их, но в то же время, как показывает практика, кадеты были слишком далеки от «народа». Их взгляды и интересы очень разнились с взглядами рабочих и крестьян.

Во многом из-за этого кадетам так и не удалось решить вопросы, связанные с землей и рабочими.

Создание такой партии было неразрывно связано с именем Павла Николаевича Милюкова. Это известный историк и идеолог того времени, активно работавший в «Союзе освобождения» и «Союзе союзов» - прародителях партии конституционных демократов. Так что кандидатура П.Н. Милюкова в лидеры партии была далеко не случайной.

На первом же партийном съезде Милюков определил границы партии, заявив, что справа они отмежевались от тех общественных элементов, которые со временем рассчитывали создать «политические группы аграриев и промышленников», отстаивавших исключительно интересы помещиков и капиталистов. Граница слева, по мнению Милюкова, должна была проходить там, где демократические партии выступали за вооруженное восстание и установление демократической республики.

Кадетам часто приходилось выслушивать недоброжелательную критику в свой адрес: социалисты обвиняли их в сговоре с правительством, а также в действиях, предпринимаемых исключительно в интересах буржуазии и интеллигенции. Милюков же назвал свою партию «внеклассовой» и полностью соответствующей по характеру «традиционному настроению русской интеллигенции».

Следует отметить, что организация партии оставляла желать лучшей. На протяжении всего времени существования партии (1905 - 1918 г.г.) ЦК не смог отрегулировать связь с местными организациями.

Не было даже хорошей связи между губернскими и уездными комитетами. Члены уездных и сельских организаций не могли во время получить информацию о решениях, принятых в ЦК. В партию кадетов можно было вступить всего лишь на основе заявления, никаких рекомендаций не требовалось. В результате подавляющее большинство кадетов были недееспособны. Также в партии были весьма запутанные отношения между ЦК и думскими фракциями. Их линии поведения зачастую были различны. И если в период работы I и II Государственных дум ЦК удавалось управлять думцами, то во время действия III и IV думский фракции приобрели доминирующее влияние. Сравнение организации кадетов с организацией их основных противников - большевиков, безусловно, в пользу последних.

Методами борьбы партии были создание законопроектов для Госдумы (этим занимался Петербургский комитет), а также агитация, пропаганда, издательская деятельность (всем этим управлял Московский комитет). Кадеты издавали около 70 газет, самыми авторитетными и читаемыми из которых были «Речь» и «Вестник партии народной свободы»; также они распространяли листовки и брошюры, создавали политические клубы.

Все эти методы были легальны. Конституционных демократов вполне можно назвать одной из самых гуманных и законных партий: кадеты никогда не занимались печатью «подпольной» литературы.

партия демократ переворот

1.4 Деятельность в Государственных Думах


Деятельность Милюкова в Государственных думах России составила целую эпоху в его жизни и в жизни самой России.

Лидер партии, непререкаемый авторитет, умный и образованный человек, тонкий и проницательный политик, Милюков умело руководил кадетской фракцией во всех четырех Думах, хотя не являлся членом первых двух Дум. Его общение с депутатами Думы было постоянным, его мнений ждали, руководствовались ими в практической работе. Особая роль Милюкова в парламентских организациях России была не случайной не только в силу его политического лидерства, но главным образом в силу сущности того политического течения, той партии, которую он представлял. Особенности его личности - способность широко и объемно мыслить, видеть разные стороны предмета, возможные противоречия, умение находить при этом точки соприкосновения противоположных мнений, улавливать возможность компромиссов - все это обеспечивало русскому либерализму в его кадетской форме известную жизнеспособность и живучесть. Лидер партии был как бы олицетворением «кадетизма» и одновременно автором и творцом этой политической доктрины. Партия, основным программным положением которой было установление конституционного строя, оправданно и закономерно должна была погрузиться в парламентскую деятельность. Именно в этой области могли реализоваться политические устремления и идеалы кадетов. Именно поэтому Милюков так всепоглощающе отдавался дугой деятельности. Но он был реальный политик и прагматик. Реализм был основой его политической жизни. Прагматизм все подчинял одной цели. Милюков неоднозначно воспринимал условия российской действительности, размышлял о степени подготовленности России к конституционному строю, осмысливал ее опыт и современность, особенности реальной обстановки и окружающих его политических деятелей.

В сложной политической борьбе образовавшихся политических партий, в период, когда первая русская революция была подавлена, а самодержавие набирало силу, необходимо было выработать свою политическую линию. Необходимо было осуществлять и поддерживать определяемую самой логикой кадетской программы стабильность политической доктрины «средней линии», то есть такую парламентскую деятельность, существование которой зависело от соотношения правых и левых сил, их баланса.

Поэтому тактика стала стержнем политического поведения кадетов и их лидера. Только она могла обеспечить выполнение кадетской программы в конкретной и реальной политической борьбе. И не случайно выступления Милюкова на крупных политических форумах, съездах, конференциях, в Думах всегда начинались с доклада о тактике. Это происходило не от особого пристрастия к тактике и не от абсолютизации ее как средства политической борьбы, а от сущности его позитивной программы, основанной на реальном учете сил.

Однако, разумеется не все действия кадетской партии и ее лидера можно объяснить достоинствами или недостатками избранной тактической линии. В реальной практике в поведении всех политических партий имелись ошибки, просчеты и заблуждения, связанные не только с проводимой ими тактикой, а, главным образом, с самой реальной действительностью и реальным соотношением сил. Под углом зрения этих исходных позиций и подходил Милюков к своей парламентской деятельности. Его политическое кредо состояло в том, чтобы сохранить парламентаризм, существование и развитие которого он обуславливал исторической реальностью, разумеется, понимаемой им с точки зрения идеолога своей политической платформы.

На этом пути предстояли сложные политические комбинации, отступления, трюки, демагогия, что всегда сопровождают политическую деятельность. Однако при всех, казалось бы, видимых и действительно имеющих место противоречиях Милюкова он сохранял последовательность и верность своей основной идее - идее сохранения русского парламентаризма. Он был и политиком, и борцом, обнаруживая удивительные силу воли и упорство в достижении поставленной цели. Этим в значительной степени объяснялось существование русского парламентаризма до революционных событий 1917 года.

На работу первой Государственной думы Милюков воздействовал через своих друзей, единомышленников по партии М.М. Винавера и И.И. Петрункевича. Ход работы самой Думы он мог непосредственно наблюдать, присутствуя на ее заседаниях в качестве представителя прессы.

Тактика кадетов в Думе (первая Дума по своему составу была преимущественно кадетской) исходила из вполне определенных, четко обозначенных позиций: оставаться в сфере разумных расчетов и в рамках законности, осуществлять принцип солидарности между отдельными общественными течениями. Это последнее положение Милюков образно ассоциировал с «крещением корабля», описанным в одном из рассказов Киплинга: «признание общей связи как результат борьбы и трение отдельных частей новой, только что налаженной машины».

Ход работы Думы - особенно отказ царя принять думскую делегацию с ответом на тронную речь и содержащим требование законодательной, а не законосовещательной Думы, а также разногласия с трудовиками по аграрному и другим вопросам заставили лидера кадетской фракции корректировать свою позицию. Кадеты начали вести себя более решительно - перешли к критике правительства и объявили, что их «дороги» с «друзьями слева» расходятся.

При этом «руководство общим направлением реформы, - указывал Милюков, - должно быть оставлено в руках государства. Отсюда следовала со стороны кадетов и со стороны правительства обоюдная тенденция к сближению. Это выразилось в их переговорах в мае-июле 1906 г. В правительственном «Новом времени» после этих переговоров было сообщено, что принятие предложении Милюкова (то есть конституционной программы), «грозит гибелью России». 8 июля Николай II подписал указ о роспуске Думы. Главную задачу партии Милюков видел в подготовке к выборам во II Государственную думу. Сам он не смог баллотироваться в Думу из-за своего ценза, хотя предпринимались попытки изменить этот ценз по линии общества, печатавшего его книги. Но он был привлечен к следствию за подписание «Выборгского воззвания», и тем самым лишался этого права. В итоге выборов во II Думу кадеты потеряли 80 депутатских мандатов, произошел рост представителей правых и левых партий. У Милюкова не осталось в среде думской фракции старых «тесных связей», «не оставалось и тех надежд, которые заставляли прочно запереться в ее колесницу». И, тем не менее он не отходил от позиции «главного рупора и толкователя деятельности фракции». Продолжение строго парламентской деятельности Милюков связывал с «приспособлением к новым условиям», что означало изменение тактики. Милюков предлагал перейти от тактики «штурма» к тактике «правильной осады» самодержавия, сосредоточиться на законодательной работе, воздерживаясь от прямого выражения недовольства правительству, и образовать в Думе парламентское большинство. Новый тактический лозунг - «правильная осада» самодержавия в практической работе стал для Милюкова лозунгом «беречь Думу». Поэтому кадетская фракция уклонилась от выражения недоверия правительственной декларации Столыпина, так как в противном случае Дума могла быть закрыта. Этим определялось и решение других вопросов: об амнистии, об отмене смертной казни, о помощи безработным, аграрный вопрос и др. «Формула перехода» - уклонение от решения, снятия с повестки дня, передача в Комиссии - избранный кадетами метод решения многих вопросов во II Думе, санкционированный лидером партии. Милюков, например, считал провокационной постановку в Думе вопроса об отмене смертной казни за политические убийства, так как Дума была неоднородной и не могла дать однозначного решения; разногласия по этому вопросу дали бы повод для закрытия Думы. Столыпин решил воздействовать на Милюкова «Если Дума осудит революционные убийства, - говорил ему Столыпин, - то он готов легализовать партию народной свободы» Милюков отвечал, что он не может распоряжаться партией, «что для нее это есть вопрос политической тактики, а не существа дела. В момент борьбы, она не может отступить от занятой позиции и стать на позицию своих противников, которые притом сами оперируют политическими убийствами». Манифестом 3 июня 1907 г Дума была распущена.

Милюков был озабочен подготовкой к выборам в новую, третью Думу. Третьеиюньский государственный переворот обеспечил переход от Думы с кадетским «центром» к Думе с «центром октябристским» Октябристы в III Думе становились «партией центра», то есть тем, чем были кадеты в первых двух думах, от решающего голоса которых зависело голосование. Два думских большинства - правооктябристское и октябристско-кадетское - примечательная особенность третьеиюньской системы. Определяя тактику партии, Милюков писал: «Мы решили всеми силами и знаниями вложиться в текущую государственную деятельность народного Правительства».

Третья Дума была наполнена «черновой», будничной работой. В качестве руководителя фракции, уже, будучи полноправным членом Думы, Милюков выступал в Думе по всем вопросам от конституционно-политических, национальных, вероисповедальных до вопросов народного образования, авторского права и бюджета. Но главной его темой стали вопросы иностранной политики, по которым в Думе у Милюкова не было конкурентов. Впервые же заседания Думы кадеты стали предметом яростной атаки со стороны сторонников государственной власти. Пуришкевич заявлял, что кадеты - самый опасный элемент, поскольку они умные и политически образованные люди и, естественно, что Милюков, как признанный руководитель «инкриминированного направления», сделался главной мишенью атаки Милюкову устраивали обструкции, в его адрес сыпались оскорбительные реплики Активное недружелюбие к Милюкову неоднократно на заседаниям Думы выражал и Гучков. В этой обстановке сложно было регулировать отношения с правыми и левыми силами. Милюков продолжал линию на сохранение контактов с властью, необходимых для ведения парламентской работы в рамках государственности. При обсуждении правительственной декларации Столыпина, который сказал, что «историческая самодержавная власть и свободная воля монарха - драгоценнейшее достояние русской государственности», Милюков, хотя и возражал ему, но заключил, что «никто не предлагает фракции открыть атаку».

Подобные факты не лишали кадетскую фракцию самостоятельности стратегической позиции. Милюков критически относился к указу 9 ноября 1910 г., к столыпинской аграрной политике, а также не поддерживал аграрный проект трудовиков о национализации земли, придерживаясь кадетского программного положения о частичном отчуждении земли. Он четко провозгласил и свое отношение к левым партиям и методам их борьбы: «У нас и у всей России - есть враги слева».

Особую позицию занимал Милюков в славянской проблеме, широко обсуждаемой в эти годы. Во главу угла он ставил государственные интересы России, в то же время обосновывал необходимость нового подхода к славянской проблеме, замены грубых методов панславизма гибкой политикой равенства, культурно-экономического сближения всех славянских стран. Будучи постоянным и почти единственным оратором в Думе по балканским вопросам, сохраняя свои симпатии к освободительным стремлениям балканских народов, он считал необходимым «вставить в более широкие европейские рамки» решение этого вопроса с учетом различных линий международной политики.

В эти годы Милюков в составе парламентской делегации ездил в Англию демонстрировать «русский конституционный строй». Он совершил свою третью поездку в Соединенные Штаты, читал лекции, выступал перед членами Конгресса. «Это был зенит моей популярности в Америке», - вспоминал он впоследствии.

Милюков вновь озабочен был предстоящей деятельностью в IV

Государственной думе. В обстановке нестабильности правительственной власти и нового подъема революционных сил он проводил свою линию середины. Тактика партии была направлена на создание кадетско-октябристского единства, способного к «органическому» законодательству. В этой связи прочерчивалась линия критического отношения к правительству и стремление подчинить левые силы, в частности, социал-демократию своему влиянию.

Обещание М. В Родзянко, что Дума будет осуществлять положение

Манифеста 17 октября и одновременно сохранять основы государственности, Милюков оценивал как «законодательный потоп» и противоречивость. Он резко осуждал министра внутренних дел И. А. Маклакова и председателя Совета министров М. Л Горемыкина за наступления на законодательные права Думы. Обращаясь к правительству, Милюков предостерегал его, что в случае бездеятельности Думы возможен новый подъем революционной борьбы. «Чего вы ждете? Вы ждете того, что ваше опоздание станет похоже на опоздание русского абсолютизма перед 17 октября. Вы хотите кончить тем, что требования демократии станут живее, сильнее, настойчивее и опять, после периода успокоения, явятся на сцену насильственные формы, насильственные приемы, средства борьбы? И вот тогда вы будете думать, что пора успокаивать, что нужно для «успокоения» и «спасения короны» прийти к этому последнему средству».

В условиях усиления рабочего и крестьянского движения Милюков призывал к примирению большевиков с ликвидаторами при лидерстве последних и победе реформистских тенденций в социал-демократическом течении. К лету 1914 г., то есть к началу первой мировой войны, в Думе царили разногласия, недоверие и недовольство. В начале войны Милюков выступал ее противником. Однако вскоре стал сторонником доведения войны до победного конца. В этой ситуации Милюковым был провозглашен лозунг «священного единения» с правительством, «с которым мы боролись». Его речь в Думе по этому поводу с призывом отказаться на время войны от оппозиции и объединить усилия в едином патриотическом порыве была встречена овацией, аплодировали и члены царского правительства.

Для Милюкова эта война была войной с германским милитаризмом и войной за усиление внешнеполитического влияния России, связанного с ее усилением на Балканах и присоединением константинопольских проливов, за что он получил прозвище «Милюков-Дарданелльский». В августе 1915 г. был создан Прогрессивный блок - межпартийная организация в рамках Думы. Создание этого объединения диктовалось необходимостью организовать оппозиционные силы для давления на правительство с целью доведения империалистической войны до конца, предотвратить назревающий в стране революционный взрыв. Милюков - автор и лидер этого блока. «Это был кульминационный пункт моей политической карьеры», - писан он. Милюков составил программу блока, выбирая, по его словам, то, что «могло объединить Думу». В программе coдержалось требование создать новое правительство - министерство «общественного доверия», изменить методы управления страной. В ответ на создание Прогрессивного блока 3 сентября царь издал указ о закрытии Заседаний Думы. Милюков приходил к убеждению, что парламентская борьба использовала все свои возможности.

В перерыве до открытия сессии Думы Милюков в составе парламентской делегации ездил в Швецию, Норвегию и Англию. «Мне лично, - писал он, - представлялась здесь возможность подкрепить удельный вес русских прогрессивных течений публичным европейским признанием и открыть таким образом нашему влиянию новую дверь в тот момент, когда перед нами захлопывалась другая». В этой поездке Милюков был на приеме у английского короля Георга V, у Ллойд-Джорджа Сенатом Кембриджского университета он был возведен в звание почетного доктора, затем в мантии из красного бархата и в берете в торжественной процессии он прошел по улицам города.

По возвращении в Россию при открытии Думы 1 ноября Милюков произнес свою знаменитую речь, в которой решительной критике подверг правительство Штюрмера, его политику, императрицу, распространявшиеся в обществе слухи об измене России в войне и т. д.

Революционный период

Февральскую революцию Милюков предвидел. Он свидетельствовал, что революция сразу приняла вид не военного переворота, а подлинно народного восстания.

На VII съезде кадетской партии (25-28 марта 1917) была принята резолюция, в которой конституционная монархия была заменена демократической и парламентской республикой. На этом же съезде одной из целей ближайшего будущего провозглашалась «борьба со всякого рода максимализмом и большевизмом». И действительно, акции, предпринятые кадетами в реальной действительности, и в печати направлены были против большевиков, их теории и программы.

Придя к власти в качестве министра иностранных дел, Милюков оставил в должности одного из двух товарищей министра иностранных дел А.А Нератова, вторым, вместо ушедшего в отставку А.А. Половцева, стал кадет Б. Э. Нольде, в течение долгого времени являвшийся советником бывшего министра иностранных дел С.Д. Сазонова. Помощником министра стал близкий к кадетам князь Г.Н. Трубецкой. Милюков начал свою деятельность с обращения к директорам Департаментов и отделов продолжать работать на своих местах. Дипломатическая служба за границей также оставалась в целом в прежнем составе. После опубликования ноты Милюкова союзникам с обещанием сохранить верность своим обязательствам довести мировую войну до победы, 20 апреля начались в Петрограде стихийные демонстрации под лозунгом «Долой Милюкова!». В ответ на это последовали демонстрации с плакатами «Доверие Милюкову!», «Да здравствует Временное правительство!». 21 апреля демонстрации против Временного правительства и его политики продолжались с еще большей силой. Тысячи рабочих, солдат и матросов шли с лозунгами «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Опубликовать тайные договоры» Вечером того же 21 апреля состоялось совещание Временного правительства с Исполнительным комитетом Совета рабочих и крестьянских депутатов. Здесь и возникла в качестве альтернативы лозунгу «Вся власть Советам!» идея создания коалиционного правительства. В этих условиях Милюков вынужден был уйти в отставку. Свою политическую деятельность Милюков продолжал в качестве председателя ЦК кадетской партии, а также участвовал в политических организациях, в двух представительных собраниях, организованных вторым и третьим коалиционными правительствами.

Октябрьскую социалистическую революцию Милюков, естественно, воспринял враждебно. Милюков продолжал борьбу от имени своей партии, объявленной Советской властью вне закона.

В конце ноября 1917 г. Милюков участвовал в тайном совещании военных представителей стран Антанты в Яссах, где обсуждался вопрос о формах помощи союзников в освобождении России от большевиков. Под чужим именем Милюков отправился в Новочеркасск, где принял участие в создании Добровольческой армии. Он сочувственно относился к заговору Корнилова и вступал с ним в контакты. В конце мая 1918 г. Милюков прибыл в оккупированный немецкими войсками Киев «искать более широких перспектив» и «организации антибольшевистского движения». Милюков вел переговоры с германским командованием с целью реставрации монархии. Его обвиняли в измене союзникам, германофильстве. Однако он преследовал одну главную цель - не допустить стабильности большевистского строя.

Противоречия московских кадетов, верных союзническим обязательствам, и Милюкова с его теперь германской ориентацией означали лишь различные варианты одной и той же задачи - свергнуть Советскую власть.


Заключение


Личность П.Н. Милюкова яркого политика и выдающегося русского историка продолжает интересовать российское общество на протяжении десятилетий, и этот интерес в значительной степени обусловлен стеной запрета, существовавшей в отношении деятелей науки и культуры русской эмиграции в советский период. Однако и снятие преград в исследовании наследия русских историков не снижает интереса к этой фигуре, еще при жизни вызывавшей многочисленные, нередко прямо противоположные мнения. В научном наследии П.Н. Милюкова тема русской революции является одной из центральных, и это было обусловлено тем, что на протяжении всей его жизни политика и наука оказались настолько тесно переплетены, что разделить П.Н. Милюкова-политика и П.Н. Милюкова-историка вряд ли возможно. Очевидно, что столь значительные события в России конца Х1Х-начала ХХ в.в. не могли не привлечь внимания Павла Николаевича, тем более что он сам принимал в них активное участие. Однако в изложении этих событий, в их анализе не могли не преломиться политические взгляды П.Н. Милюкова, что определило и соотношение в его концепции истории России, а в ее рамках - и истории русской революции - позиции ученого-историка и позиции политика. Жизненный итог Милюкова в политической борьбе - это итог русского конституционализма. Конституционализм в России потерпел поражение. «Жизнь сложнее расчетов самого мудрого политика, - признавал Милюков, - она дала не то решение головоломной задачи, к которому стремились мы все...»

История русской революции является закономерным результатом исторического развития страны. Однако в анализе первой и второй революций взгляды П.Н. Милюкова-историка и политика не остаются неизменными, тем более что вторая русская революция осмысляется им на протяжении многих лет, с учетом опыта исторического развития России, а затем и СССР. Приобретенный опыт всегда служит источником новых идей, новых теорий и предостерегает от новых потерь. В этом историческое оправдание неудач и поражений. Главное - уметь прислушаться к прошлому и уметь использовать все ценное, что накоплено временем.


Список использованной литературы


1.www.bibliotekar.ru/sovetskaya-rossiya/9.htm

.www.biografguru.ru/abount/milyukov/?g=5074

.www.gazeta.ru/comments/2011/08/08_a_3726769.shtm/

.www.dissers.ru/politika/7/

.www.netstory.ru/biography?id=8804

.www.studd.ru/articles/29/

.www.student.km.ru/ref_show_frame.asp?

8.Балтовский, Л.В.П. Н.Милюков: ученый в политике / Л.В. Балтовский. СПб.: СПбГАСУ, 2008. 175 с. (13,5 п.л.)

.История отечества: люди, идеи, решения: Очерки истории России XIX-XX вв.- М., 1991

.Милюков П.Н. Воспоминания, т.2, М., Современник, 1990

.Протоколы ЦК партии кадетов: Документы и материалы. - Т. 1. - М., 1996.

.Советский энциклопедический словарь, М., Советская энциклопедия, 1980


Теги: Рассмотрение и исследование политической деятельности лидера партии кадетов - Павла Николаевича Милюкова  Диплом  Политология
Просмотров: 40285
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Рассмотрение и исследование политической деятельности лидера партии кадетов - Павла Николаевича Милюкова
Назад