Геополитическая стратегия России в конце ХХ–начале ХХI вв.


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Геополитическая стратегия России в конце ХХ - начале ХХI вв.


Чита - 2010


Введение


В эпоху после «холодной войны» Россия, а вместе с ней все бывшие республики Советского Союза - осколки единого государства, выступают с ослабленных и от того уязвимых позиций. По этому передел мира по итогам «холодной войны» сводится к дележу советско-российского наследства. Итак, России предстоит развиваться в весьма специфическом мире, который явно не предоставит ей благоприятных условий. «Кто многим страшен, тот многих будет бояться» - гласит пословица из древнерусского сборника «Пчела».

Сейчас Россия имеет дело с многоликим международным сообществом, с конкретными государствами и их группами, поэтому линия поведения государства должна быть построена на национальной основе, исходя из совокупных интересов России.

Для решения данной проблемы необходимо четко представлять динамику совокупной геополитической мощи страны, сильные и слабые стороны геополитического положения России, на фоне ведущих государств мира и их группировок. Сейчас геополитическое положение России не стабильно, нельзя судить о стране, как об обреченной в геополитическом плане на окончательное поражение, но пока страна демонстрирует отрицательную геополитическую динамику. Основной причиной этого считают прежде всего экономику, которая не только сама находится в состоянии переменного кризиса, но пагубно воздействует и на многие связанные с ней геополитические обстоятельства. Однако в долгосрочной перспективе все заметнее будет сказываться приобретение еще одного, негативного воздействующего фактора - демографического. России грозит острая нехватка (в соответствии с ее территорией и размерами природных богатств) дееспособного населения, прогрессирующее ухудшение его качества (в результате психической, физической и духовной деградации). Невозможность освоения природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, (а видимо именно они могут стать той силой которая может вытянуть страну из затяжного экономического кризиса, и в дальнейшем гарантировать ее независимость, экономическое развитие). Нехватка людских ресурсов для подъема промышленности и сельского хозяйства во всероссийском масштабе, слабость коммуникаций, в долгосрочной перспективе снижение качества и «обвал» численности социально профессиональных групп интеллектуального труда, неспособность создать эффективную - достаточную по размерам (для защиты обширной территории) и качеству подготовки армии, фактическая «выдача приглашений соседним перенаселенным странам, так или иначе приглядывающимся к российским землям и ресурсам». Так же остается не ясной судьба СНГ, которое в принципе способно превратиться в зону геополитического доминирования России. Конечно большая или меньшая неравномерность факторов геополитической мощи присуща всем великим державам, отличие России состоит в степени неравномерности, но именно это различие и определяет не глобальный уровень нынешней России. Возрождение глобальных позиций России предполагает опору на основные, сохранившиеся внутренние факторы геополитической мощи. К ним прежде всего, необходимо отнести традиционные геополитические ценности (природные ресурсы, территорию, оставшуюся военную мощь с упором на ядерное оружие, отдельные сферы промышленного, военного, интеллектуального производств). Внешняя политика любого государства, особенно могущественной державы, признанной другими субъектами международных отношений мировым или региональным центром силы, или обоснованно претендующей на эту роль, обладает разным набором способов и средств осуществления собственных геополитических интересов, а так же интересов своих партнеров. России, что бы спокойно заниматься делами внутренними необходимо иметь достойный внешнеполитический имидж. Политика в «ближнем» и «среднем» зарубежье является частью проблемы отношения России к обширному, но быстро ветшающему советскому геополитическому наследству. Примерно с 1989-1990 г.г. когда воочию проявился глубокий разлад СССР с большинством дружественных ему стран, советские, а позже российские, лидеры многократно заявляли о необходимости восстановить контакты с бывшими союзниками по социалистическому лагерю на «новой основе». После роспуска СССР, и особенно с начала 1993 года, когда Б.Н. Ельцин объявил СНГ зоной жизненных интересов России, еще больше было сказано о важности разработки «особых отношений» Москвы с бывшими республиками СССР. Но сегодняшние отношения с бывшими союзными республиками и странами соцлагеря оставляют желать лучшего, так как они являются ответной реакцией на десятилетия нередко принудительных «братских» отношений и одновременно отражают стремление за счет обширной помощи от других мировых центров силы, учитывая ослабленность России, перескочить через несколько ступеней социально-экономического развития. Принципиально важным аспектом разработки внешнеполитической стратегии является общая самооценка, а также конкретное восприятие самого себя в отношении потенциальных объектов данной стратегии. Стоит ли кается или становиться в позу обиженного благодетеля - если Россия не принимает ответственности за объективное зло, причиненное ее историческими предшественниками, то по логике она не может требовать и благодарности за объективно прогрессивные деяния российской монархии и СССР. Иными словами отношения с бывшими союзниками и республиками СССР следует начинать с чистого листа, отказываясь от эмоций строить начисто прагматичной основе. А это предполагает тщательный подсчет объективных, нынешних и перспективных интересов России в отношениях с ближним и средним зарубежьем и возможностей их реализации, то есть разработку позитивной геополитической программы для стран ближнего и среднего зарубежья.

Национальное пробуждение России в рамках СССР сопровождалось появлением у значительной части российской политической элиты убеждения, что другие союзные республики живут за счет РСФСР и являются тормозом ее развития. Такое впечатление усиливали и знаменитый визит М.С. Горбачева в Литву, где советский руководитель заявил, что республика вывозит на два миллиарда рублей меньше продукции чем ввозит, то есть субсидируется другими республиками, последовавшие за тем в прессе скрупулезные подсчеты внутрисоюзного товарооборота. По этому оптимальным для России признавалась политика дисстанцирования от них (может быть, за исключением наиболее развитых и близких по крови и духу народов) и одновременного сближения с якобы более перспективными западными партнерами Подобный подход, по сути отрицающий существование сколько-нибудь значительных российских интересов в большинстве союзных республик одно время оказывал заметное воздействие и на российское руководство и явно сказался на составе приглашенных в Беловежскую Пущу. Позднее наши лидеры бросились в другую крайность, заявив о наличии на территории всего бывшего СССР жизненно важных российских интересов, к которым были отнесены налаживание на новой основе хозяйственных и транспортных связей, урегулирование конфликтов и достижение стабильности по периметру Российских границ, оборона внешних рубежей СНГ, гармонизация внешнеполитических курсов создание единого военно-стратегического пространства, предотвращение наращивания военно-политического присутствия третьих стран, недопущение распространении чужих религий, создание единого информационного пространства, защита прав этнических россиян. Но это не жизненно важные интересы, а скорее промежуточные задачи. «Гармонизация всех внешних политик, создание единого военного пространства и так далее - зачем? Очевидной самостоятельной выгодой для России здесь нет. Значит должна быть какая-то последующая, истинная цель. Вполне вероятно, что она заключается в создании империи нового образца, так как вышеперечисленными путями можно добиться практически полного контроля более сильной России над внешним и внутренним поведением более слабых республик почти в границах бывшего СССР». Если это на самом деле так, (а это косвенно подтверждает развернувшаяся в печати дискуссия на тему: стоит ли новой России становиться империей), то прежде всего новая масштабная империя в сегодняшнем мире была бы непопулярна, ее создание облегчило бы нахождение экономических, финансовых, политических компромиссов на антироссийской основе между соперничающими мировыми центрами силы. Геополитическая имперская конструкция ценна лишь настолько, насколько политические, экономические дивиденды превышают затраты ресурсов на ее поддержание. И сегодня России не стоит воскрешать практику, которая изжила себя.

Данная дипломная работа состоит из трех глав.

Первая глава посвящена рассмотрению геополитики как искусства управления пространством государства и состоит из двух параграфов; вторая - анализу нормативно-правовой базы геополитической стратегии России состоит из двух параграфов. Третья - пути укрепления и улучшения положения России на международной арене, состоит из двух параграфов.

Цель дипломной работы: показать геополитическое положение России с соответствующим анализом проблем формирования реализации геостратегии и путей их преодоления.

В соответствии с этим задачами являются:

показать сущность геополитики и значение для государства;

рассмотреть место России на геополитической карте мира;

провести анализ нормативно-правовой базы геостратегии;

рассмотреть перспективы развития России в 21 веке.


Глава 1. Геополитика как искусство управления пространством государства


.1 Исторический аспект развития геополитики. Основные принципы


У истоков геополитики стояли ученые-интеллектуалы, характерной особенностью которых было умение генерировать новые идеи. Большинство из них даже не подозревало о существовании науки по имени «геополитика», которой ХХ век приготовил тяжелое испытание. Не каждый мог представить «гремучую смесь», образуемую на границе интеллекта и практической политики. Может быть вера в разум затмила человека, что он перестал прислушиваться к голосу истории. Казалось бы, еще Платон и Аристотель не только в философии, но и в практической деятельности постигли трагическую взаимосвязь власти и интеллекта.

Возникновение геополитики как науки на рубеже XIX-XX вв. обусловлено не только логикой развития научного знания, но в первую очередь потребностью осмысления новых политических реалий. Эта наука появилась перед 1-й мировой войной, в то время, когда мир как единое целое разделился между основными противоборствующими центрами. Новый раздел мира - это по сути «передел уже поделенного», т.е. переход от одного «владельца» к другому, а не бесхозяйственности к «хозяину». Переделы мира привели в тому, что уровень конфликтности в мире значительно вырос. Это обстоятельство подтолкнуло научные поиски, нацеленные на совершенствование приемов борьбы главных геополитических сил на мировой арене.

Понятие «геополитика» трактуется чаще всего чрезвычайно широко. В итоге эта наука лишается свойственных ей черт, границы ее становятся чрезвычайно размытыми, переходящими в предмет экономических, политических, военно-стратегических, природно-ресурсных, экологических и иных дисциплин, международных отношений, внешней политики.

Многие видят в геополитике науку, изучающую комплекс географических, исторических, политических и других факторов, взаимодействующих между собой и оказывающих большое влияние на стратегический потенциал государства.

В СССР долгое время геополитика считалась буржуазной лженаукой, оправдывающей территориальную экспансию империалистических государств. В 80-х гг. ХХ в. произошла переоценка этого направления и определяет ее как западную политологическую концепцию, утверждающую, что «политика государств, в особенности внешняя, в основном предопределена различными географическими факторами: пространственным расположением, наличием либо отсутствием определенных природных ресурсов, климатом, плотностью населения и темпами его прироста».

Этимологически термин «геополитика» состоит из двух греческих слов: geo - земля, politicos - все, что связано с городом: государство, гражданин.

Шведский ученый Рудольф Челлен ввел в научное обращение понятие «геополитика», определял как «доктрину, рассматривающую государство как географический организм или пространственный феномен». Тем самым геополитика становится искусством, именно искусством руководства практической политикой. Геополитика - это географический разум государства.

Ею рассматривается государство не в статике, как постоянное, неизменное образование, а в динамике - как живое существо. Такой подход предложил немецкий теоретик Фридрих Ратцель. Она изучает государство в основном в его отношении к окружению, прежде всего к пространству, и ставит целью решать проблемы, возникающие из пространственных отношений.

Геополитика - наука, система знаний о контроле над пространством.

Она все больше обогащается, способствует изменениям в современном мире, служит ключом к прогнозированию политики ведущих стран и континентов, тем самым дает человеку ориентиры на будущее.

Геополитика, как и большинство дисциплин, появившихся на стыке веков, возникла на базе трех научных подходов: цивилизационного, военно-стратегического и теорий географического детерминизма.

Основоположником цивилизационного подхода к историческому процессу считается русский ученый Николай Яковлевич Данилевский (1822 - 1885) - биолог, историк, социолог, автор книги «Россия и Европа». По его мнению, главными действующими субъектами на подмостках театра истории являются не государства или отдельные нации, а огромные культурно-религиозные общности. Их он назвал «культурно-историческими типами». Впоследствии эти общности стали называться «цивилизациями».

Цивилизация - это наивысшая форма культурной общности людей или мегакультура, имеющая широчайший спектр признаков, определяющих культурную самобытность народов.

Первым он сформулировал и научно обосновал тезис отчужденности Европы от России. Причина этой отчужденности кроется в принципиальном цивилизационном различии двух мировых сил: «Европа не признает нас своими. Европейцы видят в России и славянах не только чуждое, но и враждебное начало». Гораздо позже этот принцип - зона влияния одной цивилизации - получил название «большого пространства».

Вторым источником геополитики были военно-стратегические теории. Наиболее сильное влияние на разработку и углубление этих теорий оказал американский военно-морской теоретик, историк Альфред Мэхен (1840-1914). В 1890 г. был напечатан капитальный труд адмирала-ученого «Влияние морской мощи на историю». Он писал: «Политика изменялась как с духом века, так и с характером и проницательностью правителей: но история прибрежных наций определялась не столько ловкостью и предусмотрительностью правительств, сколько условиями положения протяженности и очертания береговой линии, численностью и характером народа, т.е. вообще тем, что называется естественными условиями».

Военно-стратегические теории внесли в методологию геополитики идею ключевых пунктов и зон, позволяющих контролировать значительные территории потенциального противника. В наше время - время космических технологий (оборона, коммуникации) - эти подходы получают качественно новое значение.

Третьим теоретическим источником геополитики являются концепции географического детерминизма. Это наиболее древний источник познания. Идеи о влиянии географической среды (климата, почвы, рек, морей) на историю и человека встречаем у Геродота, Гиппократа, Фукидида. Полибий (ок.200 - ок.120 гг. до н.э.), например, объяснял суровость нравов жителей Аркадии господством туманного и холодного климата: «По этой причине народы представляют столь резкие отличия в характере, строении тела и в цвете кожи, а также в большинстве занятий.

Глубокий след в русской научной мысли оставили работы Льва Ильича Мечникова. По его мнению, водные пути выступают своего рода синтезатором географических условий. Они более существенно влияли на человека, чем другие элементы географической среды. Ученый разделил человеческую историю на три периода, каждый из которых был связан с водой. Основу цивилизаций этих периодов составляли: река, море, океан.

Термин «геополитика» существует уже более сотни лет. Долгое время в спорах о сущности и границах геополитики вопрос об объекте не выделялся. В определенной степени это можно объяснить тем, что наша планета - Земля, а отношения людей, складывающиеся на Земле сотни тысяч лет являются предметом изучения многих естественных, военных наук. Тем самым объект геополитики: это планетарное пространство - твердая суша, вода (моря и океаны), воздушная оболочка, окутывающая земной шар, на котором миллионы лет идет противостояние моря и суши, воздуха и земной коры, т.е. планетарное пространство с государствами, их границами, ресурсами. В общем, объектом геополитики является планетарное пространство, геополитические процессы и явления в мировом сообществе как системе.

Предметом являются вовлеченные в процесс практической деятельности человека стороны, свойства, отношения реальных объектов, которые в данных исторических моментах подлежат познанию.

Предмет геополитики - это взаимоотношения между геополитическими субъектами при решении мировых и региональных проблем.

В качестве предмета все более активно выступают информационные войны (времен «холодной войны» или современных «горячих войн» - в Ираке, Югославии, Афганистане), нацеленные на информационно-психологическое поражение противника, на формирование общественного мнения, технико-экономические процессы - глобализация. Это видно в международной торговле, международном движении капиталов, перемещения рабочей силы и валюты. Все это оказывает большое влияние на сферы международной жизни, что далее приводит к межгосударственным, межнациональным конфликтам. Для их решения используется сила - военная и военно-политическая, которая в свою очередь зависит от экономики.

При решении геополитических и региональных проблем все чаще применяется военная сила, «локальные войны» (Ирак, Карабах, Абхазия). В будущем применение силы возрастет, поскольку обострятся главные противоречия планеты: передел мира и источников сырья, экономическое противостояние, борьба за рынки сбыта. Отсюда будут возрастать требования к качеству вооруженных сил: их обученности и оснащенности, управлению ими. Предметом все большей озабоченности для человечества становится расширение числа ядерных держав, а для России - появление нового элемента геополитики - расширение НАТО.

Геополитика, являясь наукой об обществе и природе, изучает законы становления, функционирования и развития социальных, экономических, географических, политических систем. Главным законом является закон фундаментального дуализма. Дуализм по мнению ученых Р.Челлена и А.Мэхена, Х.Максиндера и К.Хаусхофера выражается в противопоставлении сухопутного могущества (теллукратии) и морского могущества (талассократии).

По мысли родоначальников геополитики, особенно А.Мэхена и Х.Маккиндера, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, падая на хорошую политическую и военную почву, дают плоды непримиримой вражды двух стихий. Сухопутное могущество характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественных ориентаций: оседлость, ограниченность в выборе приложения труда, строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды, группы людей, народы страны, империи. Суша - то, что всегда прочно, устойчиво, твердо. Эта твердость формирует твердость закона, твердость традиции.

Морское могущество или талассократия, концепции Мэхена, совершенно противоположный тип цивилизации. Талассократия более восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. Поэтому индивидуум, способный на предприимчивость и нестандартные решения, представляет высшую ценность.

Подобный тип развивается активнее, чем теллукратический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку - стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе.

Столетиями континентальные цивилизации (суша) - Спарта, Афины, Рим - довлели над морскими, но ходом развития техники (повышения уровня кораблестроения, совершенствование вооружений, разделение общественного труда и следовательно, товарообмена и торговли) объективно усиливались позиции моря, морских цивилизаций. Отсюда вытекает другой закон геополитики: усиление фактора пространства в человеческой истории. Рост влияния талассократии начинается вместе с эпохой великих географических открытий, и достигает вершины своего могущества в конце ХХ в., когда англосаксонский капитализм и индустриализм формировались как единый комплекс.

В качестве производного основного закона геополитики, то есть дуализма талассократии и теллурократии, можно с определенной долей условности назвать закон синтеза суши и моря - «береговая зона» или «Rimland». Береговая зона выступает как субъект истории со своей волей и судьбой, но реализуются они в рамках геополитического дуализма. Таким образом, Rimland выступает поясом, пограничной зоной, или границей.

Все геополитические теории развивают основную категорию - контроль над пространством. Геополитика изучает основы, возможности, механизм и формы контроля пространства со стороны политических институтов, в первую очередь государств и союзов государств. Территорию, которую контролирует государство, характеризуется прежде всего степенью его освоенности центром, уровнем развития их связей. Пространство, контролируемое государством или их союзом называют чаще всего геополитическое поле.

Геополитические отношения - это относительное единство и борьба различных мировых сил. Чаще всего это борьба противоположностей: суши и моря, центра и периферии. Единство в мировом историческом процессе - явление временное, а вот борьба противоположностей постоянна. Действие рождает противодействие, сила рождает противовес этой силе. Таков закон взаимодействия государств на мировой авансцене.

Отсюда вытекает важная категория геополитики - баланс сил. После Беловежского разрушения СССР баланс сил в море значительно изменился. Мир перестал быть биополярным. Запад навязывает России свои правила игры на мировой арене, пытается создать новый мировой порядок за счет России. И это грозит непредвиденными последствиями для всего земного шара.

Мировое сообщество представляет собой совокупность элементов, между которыми существуют устойчивые связи, зависимости, отношения. Это единая система со своими особыми системо-образующими характеристиками, структурными составляющими и функциями. Ее центральными элементами выступают отдельно взятые государства. Суверенное государство - главный носитель власти на международной арене. Именно оно имеет полномочия осуществлять внешнюю политику, выступать в качестве субъекта отношений с другими государствами, заключать межгосударственные договора и соглашения, объявлять войну и заключать мир.

В геополитике весьма важную роль играют пространственные отношения между государствами - границы. Проблема границ возникает всегда, когда начинается борьба за контроль, присоединение, освоение политического пространства. Граница между государствами, даже самыми дружественными, - это всегда политико-стратегическая линия разделения их интересов. Она же выполняет функции: ограничения или исключения въезда нежелательных лиц, задержание преступников, сбора пошлин с ввозимых или вывозимых товаров.

В мире идет насильственная глобализация международной жизни. По мере того как люди теряют самостоятельность, они все более и более стремятся защитить свои интересы, тяготеют к общностям, добиться психологического комфорта.

В качестве государственных интересов страны может выступать наращивание ресурсной базы, а на ее основе - наращивание экономической, военной, финансовой мощи страны, усиление ее геополитического влияния, рост благосостояния населения, культурный, нравственный, интеллектуальный прогресс общества.

Государственные интересы порождают те или иные действия стран и народов. Эти действия носят оборонительный характер. Здесь рассматриваются какие-либо территориальные приобретения или установления военно-политических сфер влияния. Территориальные приобретения - это прежде всего - борьба за сырьевые ресурсы суши и моря, за биоресурсы, т.е. за выживание.

Территориальные приобретения - «жизненное пространство». Россия объективно стала страной, притягивающей интересы сопредельных и дальних государств, желающих «полакомиться» ее территориями. Так, например, Китай ведет против России тихую ползучую демографическую экспансию, внедрив уже около 2 млн. своих граждан. В XXI в. по мере обострения и глобализации ресурсного кризиса, особенно энергоносителей, роста народонаселения, истощения и сокращения площадей плодородных земель, экологического напряжения.

Геополитика имеет многообразные связи с жизнью отдельного государства, союза государств, противостоящих блоков. Она отражает объективные связи и закономерности реальной жизни, что позволяет ей выполнять определенные функции: познавательную, управленческую, прогностическую и идеологическую. Каждая из них связана с изучением геополитического развития стран и народов, с изменением событий, процессов.

Итак, геополитика - это наука о больших пространствах, о глобальных, политических, экономических и других процессах и искусстве управления ими. Это географический разум государства.

Среди базовых понятий геополитики, наибольшую важность для государства имеет геостратегия - перспективное руководство геополитическими интересами государства с целью достижения стабильности.

Геостратегия государства определяет его геополитическую роль на мировой арене, а также его место в мировых геополитических процессах.


1.2 Современная геополитическая картина мира. Место России в мировых геополитических процессах

геополитика внешняя политика государство

Процесс формирования политической карты мира насчитывает несколько тысячелетий. Прошло немало исторических эпох, поэтому можно говорить о существовании периодов в формировании политической карты мира. Можно выделить древний, средневековый, новый и новейший периоды.

Древний период (от эпохи возникновения первых форм государства до V века н.э.) охватывает эпоху рабовладельческого строя. Характеризуется развитием и крушением первых государств на Земле: Древнего Египта, Карфагена, Древней Греции, Древнего Рима и др. Эти государства внесли большой вклад в развитие мировой цивилизации. Вместе с тем уже тогда главным средством территориальных изменений были военные действия.

Средневековый период (V-XV века) связан с эпохой феодализма. Политические функции феодального государства были сложнее и разнообразнее, чем у государств при рабовладельческом строе. Складывался внутренний рынок, преодолевались обособленность регионов. Проявилось стремление государств к дальним территориальным захватам, так как Европа, например, уже полностью была поделена между ними. В этот период существовали государства: Византия, Священная Римская империя, Англия, Испания, Португалия, Киевская Русь и др.

Сильно изменила карту мира эпоха Великих географических открытий на стыке феодальной и капиталистической общественно-экономических формаций. Появилась потребность в рынках и новых богатых землях, и в связи с этим - мысль о кругосветных плаваниях.

С рубежа XV-XVI веков выделяется новый период истории - Новое время (вплоть до I мировой войны в ХХ веке). Эта эпоха зарождения, подъема и утверждения капиталистических отношений.

Современная геополитическая структура мира имеет глубокие исторические корни. Она положила начало европейской колониальной экспансии и распространению международных хозяйственных связей на весь мир. Положение стран в нынешней мировой системе формировалось на протяжении почти пяти столетий, начиная с первого передела мира в 1494 г. (Тордесильясский договор и его «продолжение» - Сарагосский договор, 1529 г.) между Испанией и Португалией.

В эпоху великих географических открытий крупнейшими колониальными державами были Испания и Португалия. С развитием мануфактурного капитализма на авансцену истории выходят Англия, Франция, Нидерланды, Германия, позже и США. Этот период истории также характеризовался колониальными захватами.

Особенно неустойчивой стала политическая карта мира на рубеже XIX-ХХ веков, когда между ведущими странами резко обострилась борьба за территориальный раздел мира. Так, в 1876 году всего 10% территории Африки принадлежало западноевропейским странам, тогда как в 1900 году - уже 90%. И к началу ХХ века фактически раздел мира оказался полностью завершенным, т.е. стал возможен лишь его насильственный передел.

Начало новейшего периода в формировании политической карты мира связывается с окончанием первой мировой войны. Следующими этапными моментами явились мировая война и рубеж 80-90-х годов, который характеризуется крупными изменениями на политической карте Восточной Европы (распад СССР, Югославии).

Первый этап ознаменовался появлением на карте мира первого социалистического государства (СССР) и заметными территориальными сдвигами, причем не только в Европе. Распалась Австро-Венгрия, изменились границы многих государств, образовались суверенные страны: Польша, Финляндия, Королевство Серов, хорватов и словенцев и др. Расширились колониальные владения Великобритании, Франции, Бельгии, Японии.

Второй этап (после второй мировой войны), кроме изменений на политической карте Европы, ассоциируется прежде всего с распадом колониальной системы и образованием большого числа независимых государств в Азии, Африке, Океании, Латинской Америке (в Карибском регионе).

Третий этап продолжается и сейчас. К качественно новым изменениям на политической карте мира, оказывающим большое влияние на социально-экономическую и общественно-политическую жизнь всего мирового сообщества, можно отнести следующие:

распад в 1991 году Союза ССР, утверждение политической независимости сначала трех бывших союзных республик Прибалтики, а затем и остальных, в том числе и России;

образование Содружества Независимых Государств (СНГ);

преимущественно мирные, народно-демократические революции 1989-90 годов («бархатные») в странах Восточной Европы;

прекращение в 1991 году деятельности Организации Варшавского Договора (ОВД) и Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ), серьезно повлиявшее на политическую и экономическую обстановку не только в Европе, но и во всем мире;

3 октября 1990 года - объединение двух германских государств (ГДР и ФРГ);

распад СФРЮ, провозглашение политической независимости Словении, Боснии и Герцеговины, Македонии, Хорватии, Союзной Республики Югославии (в составе Сербии и Черногории). Острейший политический кризис бывшей Федерации вылился в гражданскую войну и межнациональные конфликты, продолжающиеся до настоящего времени;

1990-91 годы - процесс деколонизации: независимость получила Намибия - последняя колония в Африке; образовались новые государства в Океании; Федеративные Штаты Микронезии (Каролинские острова), Республика Маршалловы острова;

1 января 1993 года - образование двух независимых государств (распад Чехословакии) - Чехии и Словакии.

В 1900 году на земном шаре было всего 55 суверенных государств. В то же время существовали огромная британская колониальная империя и меньшая по размерам - французская. Они сохранили свои владения после первой мировой войны. Были колонии и у других государств - Японии, США, Нидерландов, Бельгии, Португалии, Италии, Испании.

Крушение колониальной системы империализма после второй мировой войны, бурный рост национально-освободительных движений - борьбы народов за независимость кардинально изменили политическую карту мира. Так, накануне второй мировой войны в мире было 71 суверенное государство, в 1947 году их стало 81, а к 1995 году суверенитетом обладало уже более 180 государств.

Характерной чертой сегодняшней России как бывшей супердержавы стало ее резкое ослабление практически во всех областях политики, экономики, социальной сферы и культуры, но одновременно Россия остается второй в мире страной после США ядерной державой, переживая труднейший период реформ в направлении к демократии, рыночной экономике, открытому обществу с его приоритетом прав человека над правами государственной бюрократии и над геополитическими кодами поведения государств, по крайней мере в мирное время.

В геополитическом плане текущая ситуация напоминает передел мира, хотя в отличие от предыдущих его проявлений нынешнее положение отличается иной основой взаимодействия силовых полей. Известно, что до середины ХХ в. Одним из главных стремлений их влияния на обширных территориях в целях обеспечения контроля над ресурсами. Это поддерживало существование колониальных империй.

Начиная с середины ХХ в., по мере развития процесса доколонизации поведение и стратегия великих держав начали меняться. В этот период развитые государства стали больше стремится установить контроль над потоками информации, товаров, услуг, капиталов и рабочей силой, нежели над территориями. Борьба за сферы влияния начала вестись в основном с помощью геоэкономических стратегий.

Ключевым фактором экономического роста стран мира стало рациональное использование собственных и внешних ограниченных ресурсов через механизмы международного разделения труда, что предполагало концентрацию на своих экономических, финансовых, торговых и прочих преимуществах. К тому же военная мощь при прочих равных условиях сама все больше и больше зависит от экономического могущества государства.

В России - СССР в составе стратегических сил доминировали межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, затем шли морские стратегические силы (в настоящее время - это прежде всего Северный и Тихоокеанский флоты, Балтийская передовая база и Каспийская военно-морская база.

После окончания «холодной войны» прежняя пирамида не рухнула из-за того, что в основе ее лежат военно-стратегические потенциалы США и России. Однако она существенно трансформировалась. Произошло усиление некоторых центров (Турция, Индия, Бразилия).

Россия будет и дальше испытывать экономические трудности, и ее реформы - это вопрос десятилетий, а не лет. Китай - развивающаяся страна, и несмотря на быстрый рост, останется таковой еще долго и в следующем столетии. Европа равна Соединенным Штатам по населению, экономическому уровню и человеческим ресурсам. Европе по-прежнему не хватает политического единства, чтобы действовать в качестве самостоятельной глобальной силы. Япония обладает значительной экономической и технологической мощью, однако ее набор силовых ресурсов в военной области невелик.

После окончания «холодной войны» и распада СССР геополитическое положение России существенно изменилось. В произошедших сдвигах не только минусы, но и плюсы.

Оценим вначале минусы:

Россия вернулась к границам примерно XVII-XVIII вв. От России откололась четвертая часть территории бывшего СССР с почти половиной населения.

Россия лишилась значительной части портов. Она имеет ограниченный выход в Черное и Балтийское моря, хотя на Севере и Дальнем Востоке сохранила широкий выход к морям открытого океана.

Россия стала более северной страной и удалилась от ряда мировых транспортных путей.

За пределами России остались этнические русские меньшинства; не решены проблемы беженцев и выведенных из-за рубежа войск.

На границах и на периферии России появились «горячие точки».

Россия слаба экономически, ее армия не отвечает современным требованиям. А как перед обладателем мощных стратегических ядерных систем, при недостатке средств перед Россией стоит вопрос полноценности контроля над ними. Проблема усугубляется надежностью хранения ядерных материалов из-за деятельности в местах сосредоточения ядерных арсеналов криминальных групп.

Как полноправный наследник бывшего СССР Россия, взяв на себя его внешние требования и обязательства, не может избавиться от старых геополитических проблем. Подписанный Россией 15 мая 1992 г. Договор о коллективной безопасности СССР привел, например, к погружению России в этнические, религиозные и политические проблемы Центральной Азии. Россия стала страной без настоящих государственных границ на большом протяжении. Она вынуждена соблюдать свои территориальные интересы, оставаясь на так называемых «имперских» границах и попадая в «ловушки» в Таджикистане, на Кавказе, в Крыму и Преднестровье.

Кроме того, Россия расплачивается за волюнтаризм в международных делах, в размещении производственных сил. Характерной чертой прежней роли России как центра, был ее огромный вклад в развитие страны, причем зачастую в ущерб себе. Россия прилагала все усилия, чтобы вывести на дорогу европейской цивилизации все среднеазиатские республики.

К плюсам моно отнести следующее:

В пределах России остались лучшие по качеству, составу и конкурентоспособности на мировом рынке естественные ресурсы.

Здесь сконцентрированы самые мощные научные силы бывшего СССР.

Россия сохранила контакты со всеми соседями из числа развитых стран.

Страна остается уникальным транзитным коридором через Евразию.

Итак, Россия остается обширнейшей трансконтинентальной державой с мощным поясом стран-соседей и с переходным, контактным положением между Европой и Азией.

Дна из самых трудных внутренних проблем России, определяющих выбор ее поведения на мировой геополитической арене, заключается в незавершенности формирования современной государственной системы. Продолжается борьба по определению приоритетов национальных интересов. В этой борьбе отражаются противоречия нынешнего «революционного» периода, прежде всего между традиционалистами и демократами.

Гипотетически существуют три варианта трансформации (преобразования) России:

) авторитарная империя, базу под которую подводят национал-большевики, с одной стороны, и коммунисты - с другой;

) раскол России на конфликтующие друг с другом части;

) строительство федеративного демократического государства с параллельным созданием условий для открытого гражданского общества.

Имперский вариант неизбежно натолкнется на антироссийские движения и блоки у наших границ. Минимум, что ждет в этом случае Россию, - это многолетняя изоляция от мирового сообщества. Новые независимые государства стремятся стать участниками исторического процесса.

Любое силовое давление на них будет вести к бойкоту России в мировом сообществе и к изоляции ее в мировом хозяйстве. Это связано с ее дальнейшим технологическим отставанием и с истощением ресурсов, так как ни одно государство в мире не может развиваться, опираясь только на свои внутренние источники роста. Кроме того, мировое сообщество в случае имперского вектора развития России не сможет не учитывать большую угрозу со стороны России как источника распространения стратегических технологий, особенно ядерных (даже в демократической России это происходит во взаимоотношении с Ираном, Китаем).

Второй вариант означает распад Хартленда в его классическом понимании. От интеллигентской безответственности может произойти цепная реакция нарушения стабильности мирового масштаба.

В недопущении раскола России в существующей ситуации как раз и состоит ответственность перед мировым сообществом.

Укрепление интегрированности российского государственного пространства является императивом. Однако эта задача сложна, поскольку «государственная масса» России очень неоднородна - в пределах России можно найти широкий набор социально-экономических регионов разного уровня развития и различного этнокультурного состава. В то же время тот естественный механизм рыночных сил, который способен спаять это пространство в единый экономический организм, на основе которого мог бы сложиться и интегрированный внутренний геополитический потенциал, не заработал пока в полную силу, и на формирование цивилизационного рынка уйдут многие годы.

Оптимальным для России третий вариант государственности, который позволит ей не потерять свою целостность и создать такой геополитический ход, который вернет России авторитет в рамках бывшего СССР и в мире. Федеративное устройство с сильными горизонтальными связями, демократия и открытость экономики и общества должны рассматриваться как необходимые условия нового геополитического кода России, учитывающего международный баланс сил.

Геополитическое влияние России в мире в значительной мере определяется ходом ее экономического развития, стратегией в выборе геоэкономических сфер и четко сформулированным геополитическим кодом, соответствующим реальному экономическому, социальному, политическому и культурному потенциалу страны.

Статус великой державы определяется некоторым комплексом факторов, среди которых можно назвать численность населения и размеры территории, природные ресурсы, экономические возможности, военную силу, внутриполитическую стабильность и уровень компетентности руководителей страны. С точки зрения органического сочетания демографических, производственно-экономических, территориальных, военно-экономических, военно-политических и иных факторов действительно сверхдержавой в послевоенные десятилетия были США.

Советский Союз был однобокой сверхдержавой, которая экономическую слабость компенсировала политической дисциплинированностью, военной силой и обильными природными ресурсами. Тем не менее, статус великой державы невозможно удержать без определенного уровня экономических возможностей. Как справедливо отмечал политэкономист XIX в. Ф.Лист, «способность создания богатства важнее, чем само богатство».

Что касается России, то у нее и то и другое есть в избытке. Если исходить из традиционного понимания геополитики и из реальностей мира с обычными вооружениями, то вместе с некоторыми обозревателями можно было бы сказать, что дни России как великой державы уже сочтены. Однако, военно-технические нововведения способствуют определенному размыванию позитивной корреляции между материальным богатством или уровнем экономического развития, и характером военной мощи государства. Это достигается прежде всего в результате изменения издержек на единицу военной мощи, сокращения стоимости и дает относительные преимущества экономически менее развитым странам.

Вместе с тем, нововведения в военном деле могут привести к увеличению стоимости единицы военной мощи, что в свою очередь может благоприятствовать более крупным политическим организациям. Так обстояло дело, например, в начале нового времени, когда ни отдельные феодалы, ни города-государства не могли финансировать крупные скопления военной мощи новых форм: артиллерию, постоянные армии, парусный флот. Это явилось решающим фактором в победе территориального национального государства над другими формами политической организации.

С появлением современных вооружений изменяются сами критерии оценки сравнительной мощи конкурирующих стран. Так, создание в 1906 г. Английского «Дредноута» сразу сделало устаревшими традиционные военные корабли. При господстве же ядерного оружия в этом плане произошли существенные изменения. Как писал Б.Броуди, «оружие, которое не способно поразить свой аналог, не становится бесполезным с появлением более новых и более совершенных типов». При производстве одной стороной наступательного оружия противная сторона может создать более мощное оборонительное оружие и наоборот. Такая асимметрия затрудняет сопоставление систем вооружений противоборствующих сторон.

Военно-стратегический баланс зависит от эквивалентности не только уровней технологического развития, но и параметров, таких как возможности доставки оружия, выживаемость, размеры сил. Советский Союз на начальном этапе гонки вооружений показал свою способность компенсировать технологическое отставание с помощью, например, размещения более крупных ракет, которые позволили использовать боеголовки большей мощности, что было призвано восполнить недостаточную точность. Более высокая военная технология влияет на стратегический баланс, но все же разрыв в балансе зависит от того, возможно ли его компенсировать за счет других средств.

У США и России число боеголовок и систем их доставки далеко превосходит потребности сдерживания. Более того, стратегия сдерживания делает излишним содержании в большом количестве обычных сил.

Если учесть, что у каждого государства не один, а несколько противников, то станет очевидна сложность обсуждения соответствующего баланса без предварительных политических выкладок относительно возможностей конфликта между конкретными государствами.

Кроме того, постоянно меняется ситуация, поэтому любой достигнутый баланс может быть нарушен.

Из всего можно делать вывод о кардинальном изменении баланса сил, который сложился в период холодной войны, что в свою очередь предполагает коренную трансформацию всей геополитической структуры во всепланетарном масштабе.

Уже в 70-80-х годах постепенно стало обнаруживаться, что сами принципы державности и сверхдержавности с точки зрения реальных возможностей одних государств навязывать свою волю другим претерпевают существенные изменения. Становится очевиден тот факт, что сверхдержавы не столь свердержавны, а мелкие государства не столь мелки, какими они некогда были. Обладание энергоресурсами, степень их доступности недоступности существенно изменили баланс между сильными и слабыми.

Для нас, российских граждан, естественно, особо стоит вопрос о месте и роли России в мировом сообществе в контексте тех судьбоносных для нее сдвигов, которые произошли за последние годы. Само географическое месторасположение России на бескрайних просторах евразийского континента на стыке различных цивилизаций, культур, стран и народов, грандиозность ее пространств и исходящие от нее силы притяжения и отталкивания, потенциальные последствия для геополитических контуров современного мира ставят множество вопросов. Что есть Россия?

Россия оказалась в эпицентре глобальных перемен и стала крупнейшей зоной нестабильности. Крушение СССР и вызванный им тотальный кризис, нанесли мощный удар по самой российской государственности, подорвали привычный порядок, инфраструктуру менталитета. Переживаемые ею кардинальные изменения потребуют от России титанических усилий.

Тем не менее, при всех трудностях, переживаемых Россией, нельзя сказать, что для нее уже наступил вечер. Глубоко заблуждаются те, кто отводит России место и роль чуть ли не на обочине политики, считая, что она скатывается на уровень третьеримской страны.

В создавшихся ныне условиях перед Россией стоит задача заново сформировать свои политические цели, адекватные новым реальностям, заново определить интересы в области национальной безопасности. Концепция национальной безопасности, как известно, базируется прежде всего на связке «государство - внешняя среда». Однако положение России в настоящее время таково, что именно внутреннее состояние во многом определяет важнейшие параметры ее геополитической безопасности. Один из главных источников опасности подрыва национальных интересов России находится внутри самой России. Защищенность и стабильность государства можно считать обеспеченными, если гарантирована его внешняя и внутренняя безопасность. Именно успехи и неудачи на внутреннем фронте будут определять вес и влияние России как в постсоветском пространстве, так и в мире в целом.

Поэтому в концепциях национального интереса и безопасности должен быть решен комплекс внутренних проблем. Самым дискуссионным то и является вопрос, остается ли Россия после распада СССР великой державой, способной конкурировать на мировой арене на равных с другими великими державами.

Вместе с тем нельзя забывать, что народ, который одержим гордыней за свое величие и воображаемое превосходство над другими народами, равно как и народ, который ожесточен и озлоблен из-за унижения национального достоинства, не способен оценить свое реальное положение в мире, свои интересы, цели. В.Соловьев не случайно подчеркивал, что историческому народу, если он хочет жить полной национальной жизнью, необходимо перерасти самого себя, «уйти в интересы сверхнациональные, в жизнь всемирно-историческую», ибо любование самим собою, самоутверждение и самопоклонение способствуют не укреплению народного духа, а наоборот, его ослаблению и разложению.

Эти предостережения не потеряла свою актуальность и в наши дни, особенно некоторые современные авторы в поисках оригинальных путей социального и политического переустройства, России не прочь преувеличить фактор ее самобытности и особого пути развития.

Нет сомнений, что Россия может сохранить свое величие, лишь оставаясь Россией. Ни одной государство не способно добиться экономического подъема и роста благосостояния народа без использования национальных ресурсов, как материальных, так и духовных. Вместе с тем, нельзя не отметить и то, что Россия принадлежит либо к Востоку, либо к Западу.

Ныне Россия занимает не просто полуокраинное по отношению к мировым центрам положение, как это было до первой мировой войны, или положение одного из двух полюсов в двухполюсном миропорядке послевоенного периода, а срединное пространство между Европой, Дальним Востоком и мусульманским миром. В то же время она является центром притяжения стран постсоветского пространства. Главная задача внешнеполитических служб России состоит в том, чтобы обеспечить стабильное и безопасное окружение для решения проблем, связанных с формированием и утверждением новой социально-экономической и государственно-политической системы.

Иначе говоря, необходимо концентрировать внимание на поисках собственного пути с национальным обликом в условиях окончания современности и наступления постмодерна.

Если в начале реформ для России курс на модернизацию означал ориентацию на «вхождение в Европу», то осознание революционных изменений в области информационной и телекоммуникационной технологии, полицентричности современного мира, наличия в нем не одного, а многих центров, располагающих необходимыми знаниями, технологиями и финансовыми ресурсами, открывает гораздо более широкие возможности приобщения к передовому опыту и интеграции в мировое хозяйство, причем с учетом национальных интересов.

На протяжении всей своей истории геополитические контуры России характеризовались исключительно высокой подвижностью. Россия испытывала постоянные территориальные приобретения и потери, но постепенно более или менее ясно вырисовывалась главная тенденция - неуклонное расширение ее геополитического пространства, будь то мирными или силовыми средствами. К концу XIX - началу ХХ в. Границы России приобрели, возможно за некоторыми исключениями, свои естественные очертания.

Сложившийся геополитический расклад открывал перед Россией благоприятные перспективы как для социально-экономического и политического развития, так и для общения в мировом сообществе. Она стала одновременно европейской, азиатской и азиатско-тихоокеанской, континентальной и океанической державой. Поэтому ключевым направлением в политической стратегии России стала установка на стабилизацию геополитического статус-кво, сохранение и закрепление сложившегося баланса мировых сил. И сейчас при всех понесенных потерях Россия остается державой. В Европе Россия стала страной, по свому весу и влиянию равной Великобритании или Франции. В Восточной Азии она занимает, в военно-политическом отношении, место, эквивалентное тому, которое занимает, скажем, Китай.

В экономическом аспекте Россия по абсолютному масштабу экономики в несколько раз уступает Японии, Китаю и Германии, примыкает к великим державам второго ранга (Франции, Италии, Великобритании). Огромная внешняя задолженность, по существу, делает российский бюджет заложником ежегодных переговоров по реструктуризации долга и предоставлению Запада новых кредитов для его рефинансирования. Эти обстоятельства существенно ограничивают международное влияние России.

При всех очевидных модификациях ситуации и возможных оговорках нельзя забывать, что в современном мире еще никто не отменял роли силы и соответственно военной мощи. С этой точки зрения Россия, стоящая на втором месте в мире по ядерной мощи, способна при необходимости бросить вызов любому противнику как на Востоке, так и на Западе, как на юге, так и на Севере. А нынешнем этапе в военно-политическом плане только Россия способно противостоять США, претендующим на роль единственной глобальной державы. Со значительной долей уверенности модно сказать, что в большинстве ведущих регионов Москва пока что остается военно-стратегическим тяжеловесом, а с выходом из экономического кризиса этот статус неизбежно укрепится.

Великая держава есть та, которая, утверждая свое бытие, свой интерес, свою волю, вносит творческую, устраивающую правовую идею.

Любые крупномасштабные события и преобразования в России неизменно оказывали и продолжают оказывать существенное влияние на положение дел во всемирном масштабе.

Это определяется прежде всего тем, что Россия занимает особое, уникальное положение в геополитической структуре современного мира. Она раскинулась на огромных пространствах, образующих своеобразный становой хребет, соединяющий Европу и Азию в единый евразийский континент. Достаточно взглянуть на политическую карту, убеждаясь в том, что уже сам геополитический размах России прямо-таки обретает ее на статус мировой державы. И на западном, и на восточном, и на южном направлениях внешняя политика России приобретает стратегическое измерение. Особую важность геополитическое положение России в нынешних реальностях приобретает в силу ее близости к некоторым из наиболее опасных очагов и эпицентров национально-территориальных конфликтов.

В интересах России - способствовать укреплению глобальных и региональных структур, ставящих своей целью обеспечение мира, безопасности и сотрудничества, - прежде всего ООН и ОБСЕ. Эти структуры, по существу, представляют собой уникальные лаборатории по организации жизни человеческих макросообществ.

Ориентиром для внешней политики России должна быть не защита частично утерянных, ненужных в новых условиях или дорогостоящих позиций, а нацеленность на достойное место в мировом сообществе.

В целях обеспечения эффективной реализации геостратегии необходимо разработать эффективную нормативно-правовую базу.


Глава 2. Нормативно-правовая база геополитической стратегии России


.1 Разграничение полномочий в области внешней политики по Конституции РФ


Основу международной политики составляют разного рода конфликты между народами и странами, не подчиняющимися какой-либо единой и общей для всех них верховной власти и способы их разрешения. Но постепенно между государствами складываются более или менее крепкие узлы сотрудничества и взаимовыгодные отношения. Можно сказать, что главная функция международных отношений состоит в том, чтобы найти пути и способы разрешения конфликтов, возникающих в результате столкновения интересов государств. Крайним выражением является война.

В современном мире государства прибегают к войне как к средству обеспечения своих национальных интересов лишь в крайнем случае, когда все другие средства не дали положительного результата. В большинстве случаев государства предпочитают решать возникающие между ними споры и конфликты за столом переговоров, путем взаимного сотрудничества и согласия. Поэтому конфликт и консенсус, т.е. согласие, сменяя и пронизывая друг друга, обеспечивают жизнеспособность и функционирование мирового сообщества.

Интенсивность конфликтов и устойчивость согласия зависят от конкретной ситуации в мире, которая создает собственный расклад социальных и политических сил, экономических, военно-политических и иных факторов. В этом контексте геополитика уделяет особое внимание механизмам принятия решений, роли и функциям важнейших институтов при решении международных конфликтов и достижении консенсуса между государствами.

Главным средством реализации отношений государств в мировом сообществе является внешняя политика. Под внешней политикой понимается общий курс государства в международных делах. Она призвана регулировать отношения данного государства с другими государствами и народами на основе определенного комплекса общепризнанных принципов и в соответствии с его национальными интересами и целями, осуществляемыми различными средствами и методами. Внешняя политика теснейшим образом связана с внутренней политикой государства. С этой точки рения главная задача состоит в том, чтобы обеспечить наиболее благоприятные международные условия для достижения целей и интересов государства. Важнейшей функцией внешней политики является предотвращение войн, агрессии и разного рода конфликтов между государствами.

Внешняя политика осуществляется специально созданными для этого государственными органами. В подавляющем большинстве стран, в том числе и в России - это министерства иностранных дел, в США - государственный департамент, возглавляемый государственным секретарем, во Франции - министерство внешних сношений, в Аргентине - министерство внешних сношений и культа. Будучи важным звеном в механизме государственного управления, это ведомство призвано представлять и защищать права и интересы государства в сфере международных отношений.

Главным средством реализации внешней политики является дипломатия. Дипломатия восходит к древнейшей истории человечества, хотя первые постоянные миссии стали учреждаться с конца XV в.

В современном мире дипломатические отношения составляют основную форму подержания официальных отношений между государствами в соответствии с общепринятыми нормами международного права и международного общения. Общепризнанным принципом межгосударственных отношений является взаимность. В соответствии с ним государства должны строить отношения друг с другом на равноправной, взаимовыгодной основе, особенно в вопросах, касающихся обеспечения международной безопасности.

Для реализации дипломатических отношений создаются специальные внешнеполитические представительства, такие как посольство, миссия, консульство, торговые и иные. Их правовое положение регулируется специальными документами, принятыми на основе международного права. Это прежде всего Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., разного рода двусторонние договоры и внутреннее законодательство страны пребывания. Важнейшая функция дипломатических представительств состоит в информировании своего правительства о положении и событиях в стране пребывания, а правительство страны пребывания о политике представляемого дипломатическим представительством государства.

Дипломатия призвана обеспечить представителям государства условия для вступления в регулярные дискуссии и переговоры с представителями других стран. В ее задачу входит продвижение интересов государства и разрешение возникающих проблем с помощью нормальных дипломатических каналов и неформальных связей. Дипломатия представляет собой совокупность практических мероприятий, приемов и методов невоенного характера, применяемых с учетом конкретных условий и характера решаемых задач.

Само понятие «дипломатия» связано с искусством ведения переговоров и поисков взаимоприемлемых решений в целях предотвращения или урегулирования международных конфликтов, расширения и углубления межгосударственного и международного сотрудничества. Задача дипломатии состоит в регулировании экономических, политических и иных отношений между государствами. Дипломаты разрабатывают и устанавливают соглашения о торговле, таможенных пошлинах, транспорте, почте и телеграфе, валютных расчетах. Дипломатам приходится решать такие вопросы, как предоставление политического убежища и выдача преступников, защита прав человека и многие другие.

Государства не могут сколько-нибудь стабильно и эффективно взаимодействовать друг с другом без общепризнанных и фиксированных норм и правил игры; призванных регулировать отношения между ними. Поэтому эти отношения регулируются разного рода двух- и многосторонними договорами и соглашениями, уставами и хартиями, основанными на международно-правовых нормах и общепринятых правилах поведения государств.

В наиболее очевидной форме сотрудничество между государствами проявляется в двух- и многосторонних договорах и союзах. Союзы представляют собой формальные или неформальные договоренности между государствами по вопросу сотрудничества или взаимопомощи в военной, экономической или политической сфере. Договоры имеют те же цели, но носят более формальный и правовой характер. Они могут варьироваться от прямых соглашений по культурному обмену между двумя дружественными странами до сложных договоров об ограничении стратегических ядерных вооружений между двумя и более великими державами.

В современном мире большинство важных договоров - это торгово-экономические соглашения и взаимные соглашения о безопасности между различными странами. Примером является Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), которое содержит комплекс, или свод правовых норм, регулирующих торговые соглашения между странами-участницами. Это соглашение, подписанное в Женеве представителями 23 стран и вступившее в силу 1 января 1948 г., представляет одновременно международную организацию для проведения консультаций и переговоров по торговым вопросам.

После второй мировой войны важное место в международной политике заняла проблема защиты прав человека. В этой сфере был принят ряд международных актов, которые стали составной частью международного права. Они призваны обеспечить международно-правовую базу для гарантии прав и свобод личности независимо от национальности, социального происхождения, религиозной веры. Примером таких актов служит Европейская конвенция по правам человека от 4 ноября 1950 г.

Каждое суверенное государство как субъект международных отношений проводит собственную внешнюю политику, которая определяется множеством факторов, включая уровни социально-экономического и общественно-политического развития, географическое положение, национально-исторические традиции, цели и потребности обеспечения суверенитета и безопасности.

В декабре 1993 года народ РФ принял Конституцию, в которой закрепляется разграничение ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ. Согласно статье 71 Конституции РФ внешняя политика и международные отношения РФ, международные договоры РФ, внешнеэкономические отношения РФ находятся в компетенции РФ. Кроме того, в ведении РФ находится установление основ федеральной политики в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития РФ; оборона и безопасность, оборонное производство, определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества: производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования; таможенное регулирование, федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, могущие также быть предметами и объектами международных отношений России и ее регионов. Но в связи с тем, что перечисленные полномочия находятся в ведении РФ, регионы лишены определенной самостоятельности в этой области.

Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами и водными ресурсами; вопросы культуры, образования, науки и спорта, защита исконных сред обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических народностей, координация международных и внешнеэкономических связей находятся в совместной деятельности центра и субъектов РФ. Следовательно, в этих областях деятельности регионы обладают некоторой инициативой и в большей степени самостоятельны. Вне пределов полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ, субъект РФ обладает всей полнотой государственной власти. Однако, учитывая ранее изложенное, лишь очень малая часть внешней политики может быть сформулирована в рамках исключительного ведения субъектов РФ, так как основные направления внешней политики находятся в рамках совместного ведения или исключительного ведения РФ.

Таким образом, можно сделать вывод, что по вопросам, отнесенным к исключительному ведению РФ, регионы заняты в основном реализацией. По вопросам совместного ведения имеет место как реализация, так и самостоятельное формирование внешней политики. Очевидно, что изменение геополитического положения России обуславливает повышение роли субъектов РФ, особенно во внешнеэкономической сфере.

В компетенции субъектов РФ должны быть вопросы:

) управления региональной инфраструктурой;

) участия в получении доли фискальных доходов, получаемых от внешней торговли.

Таким образом, налицо тенденция к регионализации внешнеэкономической деятельности, что делает государство плохо управляемым и небезопасным с национальной точки зрения.


.2 Основные направления и задачи нормативно-правового регулирования национальной безопасности


Общая характеристика состояния законодательной базы и правового регулирования в области национальной безопасности. В настоящее время правовое регулирование вопросов национальной безопасности по отдельным видам безопасности осуществляется на основании более чем 70 федеральных законов, более 200 указов Президента РФ, около 500 Постановлений Правительства РФ, а также других подзаконных актов.

Законодательная база в области национальной безопасности РФ носит частично-фрагментарный характер, порождая локальные (изолированные друг от друга) и разрозненные массивы правовых норм, касающиеся отдельных видов национальной безопасности и относящиеся к различным отраслям права. Последнее связано с тем, что вопросы национальной безопасности пронизывают фактически все сферы общественных отношений и объективно могут быть определены в любой из существующих отраслей права. Можно констатировать и наличие потенциальных затруднений в применении существующих норм права в определенных случаях государственной и общественной деятельности.

При этом в обществе не сформировалось целостное представление о национальной безопасности России и, следовательно, в настоящее время системный подход к формированию права и законотворчеству в области национальной безопасности весьма затруднен. Это определяет отсутствие надлежащей систематизации ныне действующего законодательства в области национальной безопасности в целом и создает трудности объективного и субъективного характера при формировании целостного нормативного правового обеспечения деятельности в области обеспечения национальной безопасности.

Перечисленные основные аспекты правового регулирования национальной безопасности в Российской Федерации определяются рядом объективных причин.

Во-первых, в России продолжается становление новых общественных отношений и демократического правового государства, что влечет за собой необходимость изменения всего правового пространства РФ.

Во-вторых, изменение геополитического положения и государственного устройства повлекло за собой расширение представления о правовом регулировании вопросов безопасности личности, общества и государства.

В-третьих, отсутствие сформированных национальных интересов и долгосрочных целей национальной безопасности затрудняет деятельность государства в области обеспечения национальной безопасности, в том числе, законотворческий процесс в этой области. Большинство нормативных правовых актов по вопросам национальной безопасности не относится к актам (законам) прямого действия.

Существующие системы законодательства в области национальной безопасности.

В большинстве государств как континентальной, так и англо-саксонской систем права вопросы обеспечения национальной безопасности кодифицированы в рамках соответствующих традиционных отраслей права. Например, в США вопросы национальной безопасности рассматриваются отдельной главой (chapter 15) в рамках Кодекса Title-50 «Война и национальная оборона».

Большинство обобщающих сборников нормативных правовых актов, в которых делается попытка отразить единство национальной безопасности, составляются методом инкорпорации. При этом, в американской системе права к вопросам национальной безопасности относятся: цели внешней политики, утверждаемые в различных документах президента и конгресса; нормы международного права, связанные с договорными обязательствами Соединенных Штатов, вопросами войны и мира, контроля за вооружениями; внутренние законы и подзаконные акты, относящиеся к функционированию государственной власти в сфере обеспечения национальной безопасности в различных ее сферах.

Содержание зарубежных сборников нормативных правовых актов в области национальной безопасности свидетельствует о том, что объединяемые в их рамках акты в основном отражают взгляды на обеспечение безопасности правящей администрации в конкретных условиях международной и внутренней обстановки. Особое внимание при этом уделяется процедурным вопросам межведомственного взаимодействия, разделения полномочий и предметов ведения государственных органов в случаях возникновения внутренних опасностей и внешних угроз, прежде всего военных.

Основные направления и задачи в области систематизации законодательства и формирования права в области национальной безопасности. Применение права является способом обеспечения национальной безопасности как состояния личности, общества и государства, не выходящего за пределы действующих правовых норм. Выход за эти пределы любой деятельности субъектов права национальной безопасности может быть квалифицировано как нарушение национальной безопасности, как угроза или опасность.

В связи с этим, роль права в создании универсальной системы национальной безопасности сводится к проработке двух ключевых направлений.

. В области правоприменения необходимо обеспечить эффективное функционирование действующего правового массива и максимальное использование его потенциала для сохранения, существующего международного и национального правового порядка.

. В области формирования права необходима выработка новых правовых норм и международных правовых обязательств в интересах защиты личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз.

В интересах правоприменения к основным задачам следует отнести:

теоретическое обоснование возможности выделения вопросов
национальной безопасности в отдельную отрасль права; четкое правовое определение ключевых понятий национальной
безопасности, таких как «национальная безопасность», «национальный интерес», «защита национальных интересов», «угроза национальным
интересам», «угроза национальной безопасности»; выявление возможной на настоящем этапе формы систематизации
законодательства в области национальной безопасности; на основании решения перечисленных задач - выявление существующих пробелов в праве. В интересах формирования системы права в области национальной безопасности к основным задачам следует отнести:

формирование программы законопроектной деятельности, затрагивающей основные сферы национальной безопасности;

разработку и принятие Федерального закона «О национальной безопасности» на основе Федерального закона «О безопасности»;

создание целостного нормативного правового обеспечения национальной безопасности РФ, в котором правовую основу получили бы такие аспекты как: национальные ценности и приоритеты; сущность национальной безопасности; ее виды; угрозы ей; механизмы противодействия угрозам; порядок осуществления механизмов взаимодействия органов государственной власти при парировании угроз национальной безопасности; контроль деятельности органов государственной власти по обеспечению национальной безопасности и оценка ее эффективности;

разработка базовых ведомственных и межведомственных инструкций, планов и стандартов на основе нормативно-правовой базы национальной безопасности.

Единая, универсальная и внутренне согласованная нормативная основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, как источник права и относительно постоянная величина, должна являться правовым базисом для разработки текущих, изменяемых в зависимости от внутренней и международной обстановки, политических документов в области национальной безопасности и, прежде всего, ее Концепции, а также развивающих ее стратегий по отдельным видам национальной безопасности и соответствующих ведомственных программ.

Концепция национальной безопасности - это определение и разработка приоритетных направлений, комплекса мер и средств предотвращения прежде всего крайних форм внешней и внутренней угроз - войны с другими государствами и гражданской войны.

С распадом Советского Союза и роспуском Варшавского договора не произошло существенного снижения международной напряженности, эпицентр которой сместился с глобального на региональные уровни. Ирак, Югославия, Афганистан, десятки менее масштабных войн и конфликтов, угроза международного терроризма все это, к сожалению, реалии нашего времени, только подтверждающие необходимость консолидаций усилий мирового сообщества в интересах укрепления международного мира и безопасности.

Предотвращение и урегулирование вооруженных конфликтов - важнейшее направление этой деятельности. Безусловным лидером в области международного миротворчества остается ООН. Разнообразная по формам и задачам ООН, ставшая в последнее десятилетие особенно интенсивной, способствовала устранению причин многих конфликтов и гуманитарных кризисов, восстановлению мира и стабильности, ликвидации последствий разрушительных войн, возвращению стран и народов к мирной цивилизованной жизни.

СНГ, которое фактически с момента образования вынуждено было заниматься предотвращением конфликтов на территории государств - участников и вблизи их границ, обеспечивая тем самым военно-политическую стабильность внимательно изучило и учло опыт ООН. Миротворческая деятельность СНГ стала ответом на вызовы времени, на угрозы коллективной безопасности Содружества и национальной безопасности входящих в него государств.

Угрозы эти хорошо известны. В первую очередь это «горячие точки», доставшиеся СНГ в результате распада Советского Союза, в непростые процессы становления национальной государственности в бывших союзных республиках, в ходе которых имели место проявления агрессивного экстремизма, национальной и религиозной нетерпимости. Их адреса - Республика Таджикистан, Абхазия и Южная Осетия в Грузии, Нагорный Карабах в Азербайджанской Республике, российский Северный Кавказ. До сих пор они - общая беда и общая боль народов Содружества.

Сложившаяся в начале 90-х годов обстановка поставила Содружество перед необходимостью экстренно создавать нормативно-правовую базу миротворчества и развертывать операцию по поддержанию мира, овладевая теорией и практикой всех аспектов деятельности по предотвращению и урегулированию конфликтов и адаптируя имеющийся у мирового сообщества опыт к нашим конкретным условиям.

Необходимая нормативно-правовая база миротворческой деятельности СНГ была создана в формированном режиме (1992 - 1996 гг.) благодаря целенаправленным и активным совместным усилиям высшего руководства, внешнеполитических, военных ведомств государств-участников и межгосударственных органов Содружества. Она основывается на положениях Устава ООН, общепризнанных принципах и нормах международного права, решениях Совета Безопасности ООН, документах ОБСЕ.

На постсоветском пространстве были развернуты четыре операции по поддержанию мира с использованием воинских контингентов государств Содружества. Все операции по-своему уникальны. Их особенности во многом предопределялись условиями внутригосударственных вооруженных конфликтов (Таджикистан, Абхазия, Грузия, Южная Осетия).

Миротворческие силы во всех четырех операциях выполнили главные задачи - разъединили противоборствующие стороны, не допустили возобновления массового кровопролития и обеспечили условия для политического разрешения конфликтов и постконфликтного построения мира.

Ни один из значительных международных форумов не проходит без того, чтобы не затрагивалась тема борьбы с международным терроризмом. Не исключение и встреча глав государств «большой восьмерки» в Канаски (Канада). Президент России Путин в ходе встречи настаивал на том, чтобы «международное антитеррористическое сотрудничество, в том числе и в восьмерке», твердо базировалось на международном праве при центральной координирующей роли ООН и ее Совета Безопасности». Это означает, что Россия твердо и последовательно выступает за сохранение и укрепление испытанных механизмов международного сотрудничества. Хотелось бы также подчеркнуть, что на встрече в Канаде Россию признали полноправной среди ведущих мировых держав и тем самым «большая семерка» преобразовалась в «большую восьмерку».

Нормативно-правовая база геостратегии России имеет немало недостатков, среди которых можно назвать недостатки: четкость, ясность, проработанность, что в свою очередь сказывается на геополитике России и требует разработки путей укрепления и улучшения геополитического положения.


Глава 3. Пути укрепления и улучшения положения России на международной арене


.1 Проблемы формирования геополитической стратегии России и пути их преодоления


Российское геополитическое «большое пространство» сформировалось в результате длительного влияния на российскую историю определенных устойчивых во времени факторов. Два из них - природно-климатический и геополитический.

Влияние природно-климатического фактора на специфику русской истории отмечали практически все исследователи своеобразия русского исторического процесса.

Неблагоприятные условия ведения сельского хозяйства оказали прямое воздействие на тип русской государственности. Низкая урожайность, зависимость результатов труда от погодных условий обусловили чрезвычайную устойчивость в России общинных институтов, являющихся определенным социальным гарантом выживаемости основной массы населения. Природно-климатический фактор во многом определил и особенности национального характера русских. Прежде всего о способности русского человека к крайнему напряжению сил, концентрации на сравнительно протяженный период времени всей своей физической и духовной потенции. Вместе с тем, вечный дефицит времени, веками отсутствующая корреляция между качеством земледельческих работ и урожайностью хлеба не выработали в нем ярко выраженную привычку к тщательности, аккуратности в работе. Экстенсивный характер земледелия, его рискованность сыграли немалую роль в выработке в русском человеке легкости к перемене мест, чему не в последнюю очередь обязана Россия ее огромной территорией.

С другой стороны, тяжкие условия труда, сила общинных традиций, внутреннее ощущение грозной для общества опасности обнищания дали почву для развития у русского человека необыкновенного чувства доброты, коллективизма, готовности к помощи, вплоть до самопожертвования.

Геополитические условия, повлиявшие на специфику русской истории: обширная, слабо заселенная территория, незащищенная естественными преградами граница, оторванность от морей, благоприятствующая территориальному единству исторического ядра России речная сеть, промежуточное между Европой и Азией положение русских территорий.

Слабая заселенность земель Восточно-Европейской равнины и Сибири русского народа имела многообразные последствия истории. Из-за слабой заселенности страны русские в процессе колонизации не имели нужды отвоевывать себе «место под солнцем» в борьбе с коренными народами Центральной России и Сибири: земли хватало на всех.

Именно это обстоятельство определило такие черты русского народа, как национальная терпимость, отсутствие национализма и «всемирная отзывчивость».

Естественная открытость границ русских земель для иноземных нашествий с запада и востока. Русские территории не были защищены естественными преградами: их не ограждали ни моря, ни горные цепи. Данное обстоятельство использовали соседние народы и государства в своих экспансионистских интересах: Польша, Швеция, Германия и даже Франция с одной стороны, и кочевники Великой степи - с другой. Постоянная угроза военных вторжений и открытость пограничных рубежей требовали от русского и других народов России колоссальных усилий по обеспечению своей безопасности: значительных материальных затрат, а также людских ресурсов при малочисленном и редком населении. Интересы безопасности требовали концентрации народных усилий, вследствие этого роль государства должна была чрезвычайно возрасти.

Таким образом, бедный, разбросанный на огромных пространствах народ должен был постоянно, с неимоверным трудом собирать свои силы, отдавать последнюю тяжело добытую копейку, чтобы избавиться от врагов, грозивших со всех сторон, чтобы сохранить главное благо, народную независимость. Государство, бедное, малонаселенное, и должно содержать большое войско для защиты растянутых на длиннейшем протяжении и открытых границах. Неизбежно возникает теллурократическая модель властвования: не имея денег вследствие промышленной и торговой неразвитости, государство раздает военным служилым людям земли.

Фактор оторванности от морей и морской торговли: из-за этого приходилось продукты своего экспорта продавать дешево посредникам, а продукты импорта покупать дорого у тех же посредников. Чтобы пробиться к морям, Россия пришлось столетиями вести напряженные кровопролитные войны. Вследствие этого роль государства и армии в обществе возрастала еще больше.

Помимо неблагоприятных, были и благоприятные для исторического развития России геополитические факторы. Первый из них - специфика речной сети Восточно-Европейской равнины. Речная система поражала путешественников со времен греческого историка Геродота. По рекам сели племена, на них явились первые города, так как самые большие из них текут на восток или юго-восток, по этим обусловилось и преимущественное распространение русской государственной области в означенную сторону. Если бы не водные пути, до появления железной дроги в России можно было бы влачить лишь самое жалкое существование.

Таким образом, являясь важнейшим геополитическим ресурсом России в доиндустриальную эпоху, речная сеть сплачивала страну и политически, и экономически.

Другим благоприятным для истории России геополитическим фактором является то, что через ее территорию проходила значительная часть Великого шелкового пути из Китая в Европу. Данное обстоятельство создавало объективную заинтересованность многих стран и народов в подержании политической стабильности вдоль этой великой магистрали древности, т.е. в существовании евразийской империи.

Ни одна страна как государство, тем более империя не возникает без городского (политического, экономического, религиозного) центра, столицы.

Ни одна империя не существовала без захвата центром большого геопространства - периферии и удержания его в рамах границы во власти центра политическими, экономическими, военными средствами. Ни одна империя не миновала фаз территориального роста, стабилизации и потери своей периферии, включая заморские колонии.

После возникновения центр стремится вобрать в себя наиболее ценные элементы геофизического окружения (береговые линии, реки и горы, богатые природными ресурсами) вплоть до столкновения с сопротивлением действий центра другой империи. Тогда возникает граница. Граница есть периферийный орган государства, и в этом качестве она служит свидетельством роста, силы, слабости, упадка, любых изменений в государственном организме. Исторически первоначальное ядро России связано с формированием Киевской Руси с центром в Киеве на базе политического объединения славянских племен вдоль оси крупной миридионально-речной магистрали.

Территория СССР к 191 году составляла 22, 4 млн.кв.км, нынешняя территория России - 17,1 млн.кв.км; Урала, Сибири и дальнего Востока - 15 млн.кв.км; Сибири - 6,5 млн.кв.км; соответственно население СССР (1991) - 290 млн.чел.; Россия - 148 млн.чел., восточные районы - свыше 50 млн.чел.; в том числе Урала - 20 млн.чел.; Сибири - 23 млн.чел.

Только Сибирь хранит 85% разведанных в России запасов природного газа, 65% - нефти, 75% - угля. Восточная и Западная Сибирь по запасам древесины занимают соответственно первое и третье место в России. Сибирь является основной кладовой России. В последние десятилетия Сибирь становится также главным поставщиком нефти, природного газа, цветных металлов. В настоящее время она дает стране более 70% добываемой нефти, более 90% - газа, более 80% - угля. На Сибирь приходится 99% российского экспорта газа, 98% - экспорта нефти, 34% - древесины.

Сибирь издревле была малонаселенной. К приходу русских ее население состоящее из относительно небольших народностей, составляло немногим более 200 тыс.чел. Не случайно, территория, казавшаяся бескрайней, привлекала к себе различные народы, для которых расширение пространства было жизненно необходимым. Русские сплотили коренные народности и вместе с ними в содружестве с другими народами многонациональной России более 40 лет осваивали огромные пространства и богатства этого края.

Расширение российской территории на восток фактически закончилось в 1867 году, когда Аляска была продана Соединенным Штатам, но это становится очевидным только в ХХ веке.

Заселение Дальнего Востока начато Москвой с середины XIX века, когда там был построен первый русский порт Николаевск-на-Амуре, Хабаровск (1858), Владивосток (1860), Находка (1964). До и после строительства Транссиба и дальнего Востока осуществляется массовое переселение русских крестьян, вытесняется китайское население. В борьбу России и СССР за территории Дальнего Востока и Северо-востока нужно включать и полувековую тяжбу с Японией за Южные Курилы, территориальный конфликт с Китаем по поводу ползучего заселения приграничных территорий.

В ХХ столетии Сибирь стала динамично развивающимся регионом. Если в начале века здесь лишь в немногих городах проживало более 50 тыс. человек, то сегодня уже каждый административный центр края или области является крупным индустриальным и культурным центром. Однако в конце уходящего века произошел сбой в развитии Сибири: резко снизилась рождаемость увеличилась смертность, впервые за последние 400 лет сокращается численность населения.

Сегодня в Сибири, занимающей три четверти площади Российской Федерации, проживает не более четверти населения страны; причем места основного расселения - освоенная часть территории региона, южные окраины, относительно узкая полоса вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали.

С начала 1990-х годов Север, Сибирь и Дальний Восток начинают терять русское население (около 1 млн.чел. за 4 года), а параллельно идет проникающее заселение выходцами из соседних стран.

Сибирь в широком смысле слова - это геополитический базис России. Только этот базис, опорный столб ее геополитического креста и позволил России и быть империей, мощно страховать все ее западные, северные и южные геополитические акции последних 400 лет.

После 1991 года во внешнеполитическом ведомстве и окружении президента России возобладали лица, считавшие западное направление российской политики основным. Период 1991-1993 г.г. знаменателен тем, что Москва желала, как может быть никогда ранее во всей русской истории, расширения связей со своими недавними антагонистами. Важно заметить, что после событий августа 1991 года в России не было антизападных настроений, напротив, была явственная симпатия удивительная после семидесяти лет целенаправленной пропаганды. Практически не было антирусских настроений и на западе, хотя не было уверенности в стабильности перемен в России. Уже писали о «конце истории» и эре бесконфликтного развития. Взаимные симпатии 1991 года были хорошим основанием, на них можно было строить отношения России и Запада. Колоссальные военные бюджеты можно было теперь направить в производственную сферу. Лозунг дня России: использовать хорошо технологически оснащенную военную промышленность для производства товаров народного потребления. Многие надеялись на повторение китайского способа освоения западного опыта: открытые торговые зоны, допуск благотворных западных инвестиций, приобщению России к международному разделению труда. Дело было за конструктивной программой, за талантливым исполнением, следовало избегать только дилетантизма и некомпетентности.

Однако обнаружилось, что новая Россия, это лишь половина прежнего Советского Союза, что Россия вступила в полосу общественною, экономического, морального кризиса. СНГ - не создало надежного взаимодействия механизмов своих частей. Ему не удалось сохранить хотя бы самые необходимые экономические и этнические связи. Отдельные части прежде единой страны находились в состоянии войны: Закавказье, Таджикистан. Неустойчивыми оказались отношения стран учредителей СНГ Белоруссии и Украины. Россия оказалась, по существу, единственным государством, способным обеспечить хотя бы некоторый прогресс. Но она могла это сделать лишь в дружественном окружении, не теряя связей с частями бывшего СССР. Показались перспективы создания союзов вдоль границ России, но без ее участия. Вчерашние республики явно желали особых отношений с центрами из дальнего зарубежья.

Запад не торопился с экономической помощью. И во всяком случае, он не собирался по собственной инициативе защищать ее геополитические интересы. В первую очередь о них была должна позаботится Россия. Это российскому руководству следовало их ясно сформулировать, чтобы в дальнейшем вести переговоры с Западом на этой основе. Однако ни российский МИД, ни высшие должностные лица государства не справились с этой задачей. Внешняя политика России была полностью пассивной, в ее основе была логика безвольного «следования за Западом». В политической же и интеллектуальной элите тем не менее продолжали господствовать завышенные ожидания от Запада, которые в значительной мере им поощрялись.

Конечно, западные страны определяли внешнеполитические цели, которые они считали для себя и России общими. Но они не могли и не стремились формулировать за Москву ее специфические задачи. Между тем российская сторона как будто пыталась по началу переложить на Запад разработку своей внешнеполитической линии. Запад к этому готов не был. Западные политики сначала с недоумением смотрели на чрезмерную уступчивость дипломатии А.Козырева. Но вскоре стали ее расценивать, как показатель крайней слабости российского руководства, что привело к попыткам все более жестко влиять на поведение России в вопросах отношения Москвы с новыми постсоветскими государствами. Накладываясь на общее разочарование результатами реформ, казавшихся навязанными Западом, стало проявляться недоверие к партнерству. Складывается впечатление, что на Западе нет ясного понимании сложности протекающего в России процесса. Отсутствует и сознание реальной доли ответственности, которую несут западные политики и общественные организации всеми способами сдерживавшие в 1991 - 1993 гг. развития национальных идей, в то время как вокруг В.Жириновского полным ходом шла разработка экстремистского варианта российского бытия, варианта реально представленного избирателям в 1993 году.

Хотя сомнения в намерениях Запада в отношении России в массовом сознании никогда не исчезали, в 1991 - 1993 г.г. имидж Запада продолжал оставаться положительным и включал в себя: представление о нем как об образце которого следовало достичь, единственной силе, способной преодолеть агрессивности аппозиции, политически поддержать реформы, реальном источнике экономической поддержки. Реально осуществлялись займы - наименее продуктивный вид помощи не дающий стимул производству. Деньги были потрачены бездумно. В результате сто тридцать миллиардов долларов российского долга стали не связующим звеном, а постоянным раздражителем. Сказалась разница в восприятии, в мировоззрении, психологии. Российское руководство ожидало «премий» за крах коммунизма, «золотой дождь» за добровольные геостратегические уступки и ликвидацию военной угрозы. С началом предложенного правительством Е.Гайдара варианта реформ началось и отрезвление от «прозападной эйфории».

Российское руководство не смогло принять надлежащие законодательные меры для создания благоприятного инвестиционного климата в стране. Ожидания потока западных инвестиций в Россию не сбылись. Более того, страна оказалась неустойчивой к негативным социальным последствиям «шоковой терапии», чем можно было предположить - затяжной кризис власти 1992-1993 г.г. и события октября 1993 года в Москве однозначно на это указали.

Колоссальный рост цен на фоне снижения вдвое производства, вызванного жесткой структурной ломкой старого хозяйства, подведения отечественной продукции к барьеру конкуренции с западными товарами, который она взять заведомо не в состоянии, несовершенство законов, отсутствие доверия новых и старых предпринимателей к правительству - все это создало ситуацию, когда отток финансовых средств из России намного превышает объем внешних поступлений. В российском обществе стало распространяться мнение о том, что реформы вообще не были нужны, а проводились под давлением Запада. Следование за Западом в деле внедрения рыночных отношений, стало ассоциироваться с потерей основных социалистических завоеваний в здравоохранении, образовании и т.п. Особенно неблагоприятно для Запада явилось то обстоятельство, что экономические тяготы ударили по традиционной опоре Запада - интеллигенции, людям науки, преподавателям, врачам. Именно они создали в России гуманистический образ Запада, именно они шли на конфликт с партийными структурами, веря в открытость Запада. В одном только 1993 году сорок тысяч ученых выехали из страны. Огромное количество людей интеллектуального труда в самой России деградировало, опустилось до уровня уличной торговли. Для восстановления утраченного интеллектуального потенциала понадобятся поколения. И будут ли они такими же приверженцами гуманистических западных ценностей. С момента создания современной системы поддержания стабильной всемирной европейской системы государств считался баланс сил.

Каковы же перспективы России в условиях современной глобализации. Россия оказалась вовлеченной в два переходных процесса одновременно: процесс глобальных изменений в мировом социуме и процесс трансформации собственного общественного устройства. Пока результатом российской «перестройки» явился глубокий кризис государственности во всех его проявлениях. Если даже у индустриально развитых государств возникают проблемы во взаимоотношениях с международными корпорациями, то взаимоотношения России с ними весьма незавидны и во многом напоминают взаимоотношения ТНК с развивающимися странами.

Конечно, было бы неверно отождествлять Россию с бедными странами третьего мира. Научно-технический и промышленный потенциал, а также особое геополитическое положение на перекрестке активно формирующихся мировых коммуникаций между ведущими экономическими центрами мира дают России «шанс». Вместе с тем вполне реальной является перспектива быть оттесненной на периферию мирового экономического и политического пространства. Привычно полагаясь на свой военно-стратегический потенциал как основной фактор силы, Россия едва ли сможет решать множество острейших проблем, которые ставит перед ней современная действительность, включая внутренние и внешние политические конфликты. Трансформация структуры мировой политики под воздействием глобальных процессов, все чаще делает экономику эпицентром политических событий. Но пока Россия испытывает на себе только негативные проявления глобализации - рост внешних долгов, проникновение международного терроризма и др. Очевидно, что ради сохранения российской государственности, ее престижа на международной арене необходимо не быть в хвосте мировых тенденций, использовать их в своих интересах. России необходимо привлекать иностранные инвестиции для внедрения высокоразвитых технологий в конкурентоспособные сферы экономики. Она обладает достаточным потенциалом, чтобы при этом не оказаться в экономической и политической зависимости. Иная стратегия развития лишит Россию «шанса» войти в цивилизованный рынок, а также подняться на подобающий ее возможностям уровень политического влияния.

Россия, если она осознает себя силой, то она не может не думать о безопасности и тем самым не выражать общий интерес народа. Безопасность же прямо связана с геополитическим положением страны. Именно оно во многом определяет характер ее социально-политического и экономического развития, определяет характер ее взаимоотношений с внешним миром, а тем самым проблему ее безопасности. На карте мира Россия занимает центральную позицию или - Хартленд (сердцевинную землю). Рассмотрим ее положение.

С севра она зажата Северным Ледовитым океаном, с юга - труднопроходимыми и малодоступными горными цепями, выходы к открытым морям достаточно ограничены; основные реки текут либо в Ледовитый океан,, либо в Каспийский «тупик»; основные минеральные богатства находятся в суровых и малообжитых местах, в отдалении от центральных районов и друг от друга; земли в основе малоплодородные, климат суровый, зима длинная, лето короткое и, как правило, плохое. Как говорили евразийцы - «географическая обездоленность» России детерминировала экстенсивный характер ее территориального и социально-экономического развития и необходимость собирания вокруг себя земель так, чтобы одни ее части могли компенсировать свою ограниченность в ресурсах другими частями. Геополитически каждая часть дополняла другие и все вместе они составляли обусловленное природой и пространством единое тело. Главной его особенностью была специализированность; оно представляло хозяйство, в котором все территории и земли были связаны взаимным хозяйственным обменом, основанном на естественном разделении труда. Просто говоря, юг снабжал всю страну хлебом, Средняя Азия хлопком и фруктами, Урал и Казахстан - углем и металлом, Азербайджан Татарстан - нефтью, Москва и Санкт- Петербург современными машинами и приборами, Иваново, Вологда - тканями, Сибирь - лесом, золотом. Сегодня эта система связей разрушена и с этим разрушением сразу же возникло небывалое прежде в России и в других бывших ее частях проблема экономической и прочей безопасности.

Геополитика - для нас во многом сфера еще неизведанная. Не вдаваясь в ее глубины, отметим лишь, что она охватывает нужны и потребности государства(или нации), связанные с занимаемым им пространством и с его изменениями. Если идет речь об обеспечении суверенитета государства, о сохранении его независимости и территориальной целостности, об обеспечении его внутренней и внешней безопасности, то есть обо всем том, что подходит под существование перед лицом внутренних и внешних сил, до той поры проблема национально-государственного интереса решена не будет.

Через 10 лет после распада СССР в России завершился переходный период. В стране создалась политико-экономическая система, способная держаться на плаву, но которую вряд ли можно охарактеризовать как демократию со свободной рыночной экономикой. Но это и не римейк авторитарной системы советского типа. Скорее, Россия Путина - это возврат к традиционной российской политической системе. Она имеет большое сходство с царской Россией. Во-первых, потому что власть и собственность тесно переплетены. Как это было обычным в Российской империи, так и сейчас, нет четких различий между понятиями суверенности и собственности, между частным и общественным, между государством и бизнесом. В отсутствие независимой и надежной судебной системы вопросы собственности решаются по поговорке «прав у кого больше прав». Все это ведет к тотальной коррупции, характерной как для России при царе, так и для страны при Путине.

Несмотря на более привлекательный фасад нынешней России, как и раньше, все решения принимаются в кулуарах, а формальные институты власти их просто оформляют. Происходит постоянная подковерная борьба политических и экономических элит за власть и собственность, что является характерной чертой традиционной российской политической системы. Продолжается, хоть не в такой мере, как при Ельцине, конкуренция между центром и регионами, что ослабляет власть в стране в целом. И, наконец, огромная пропасть лежит между политической и экономической элитой страны и обществом. Как и при царе, она составляет 1-2% населения, контролируя при этом все аспекты жизни общества. Нарождающийся средний класс (до 25% населения страны) практически никак не влияет на выработку политической стратегии. Подавляющая часть населения живет на уровне или ниже черты бедности и абсолютно лишена политических рычагов влияния на ситуацию в стране. К удивлению многих, сложившаяся политическая система проявляет достаточную стабильность, устойчивость, которой не нарушили даже две чеченские войны. А распыленность власти работает только в интересах общей стабильности в стране. По большому счету, в России просто отсутствуют силы, стремящиеся кардинально изменить ситуацию в свою пользу. Власть предержащих на всех уровнях вполне устраивает сложившаяся система, которая делает их фактически неподотчетными обществу. У самих же людей нет ни сил, ни инструментов влияния на политическую элиту. В России попросту отсутствует организованное и политически образованное гражданское общество с независимыми организациями и объединениями. Сегодня для Росси встает вопрос: способна ли нынешняя политическая система обеспечить устойчивый экономический рост и вернуть страну в ранг великих держав?

Бесспорно, что экономический рост был достигнут из-за благоприятной мировой конъюнктуры на сырье (на нефть и газ) и благодаря финансовой политике по удержанию низкого курса рубля к доллару. Это и привело к оздоровлению всей макроэкономической ситуации в стране. Однако даже российское руководство признало прогресс слабым и неустойчивым. Он обеспечивается по-прежнему экспортом энергоресурсов, а не развитием высокотехнологичных отраслей, дающих конечный продукт с высокой прибавочной стоимостью. В конечном итоге такая тенденция ведет не к восстановлению, а к стагнации страны.

Проводя реформы, Россия сталкивается с серьезными проблемами и препятствиями. По большей части они достались в наследство от советской власти (например, неразвитая экономическая инфраструктура) или стали результатом неразумной политики 90-х гг. (качество человеческих и интеллектуальных ресурсов). К концу 90-х годов ситуация со здоровьем нации стала схожа с положением в развивающихся странах. В 1999 г. Средняя продолжительность жизни мужчин в России не достигала 60 лет, и ситуация продолжает ухудшаться, так как к уже привычным причинам смертности (алкоголизм, заболевания сердечно-сосудистой системы) может прибавиться эпидемия СПИДа. Из-за значительного превышения смертности над рождаемостью происходит сокращение общей численности населения России. Предполагается, что в 2015 г. В стране будет поживать 134 млн. человек, причем из-за процесса старения населения соотношение работающих и неработающих будет 4:3. При сохранении такой тенденции само существование нации окажется под угрозой.

Об интеллектуальном вырождении нации говорит увеличивающееся отставание Росси от ведущих мировых держав в важнейших технологических областях, за исключением военной. Фундаментальные научные исследования едва финансируются, лабораторное оборудование и приборы устарели до невозможности. Из-за нищенской зарплаты самые квалифицированные кадры научных работников уходят в частный сектор или уезжают за границу.

Не избежала деградации и система образования, унаследованная от СССР. Она способна дать высококачественное элитное, но посредственное массовое образование. В современных условиях информационно-технологической революции для экономического развития решающее значение имеет общий уровень образования всего населения, а не отдельных элитных групп. К сожалению, для России проблема реформирования своей системы образования возникла в ситуации жесткой нехватки финансовых ресурсов страны.

И, наконец, доставшаяся от советских времен устаревшая и однобокая экономическая инфраструктура страны. Две трети производственного потенциала разрушилось настолько, что восстанавливать его просто нет смысла. По мнению некоторых ученых, на реструктуризацию и модернизацию экономической инфраструктуры страны могут потребоваться инвестиции в размере около 2,5 млрд. долларов в год в течение следующих 20-25 лет.

Для разрешения всех проблем потребуется значительный период времени, превышающий сроки правления Путина. Куда полезнее и продуктивнее для России было бы быстрее начать искать свою нишу в международном разделении труда. Успех лежит в новой самоидентификации в современном мире, к чему большинство россиян и политические элиты, в частности, еще не готовы.

После распада СССР мир в основном ожидал быстрого возрождения России. Полагали, что она сумеет быть состоятельной наследницей Советского Союза, имея в виду его статус супердержавы.

Однако на протяжении 90-х гг. мир постепенно изменял отношения к России в соответствии с ее уменьшающимся значением и возможностями. Претерпели значительные изменения и двусторонние отношения России с другими странами. Например, отношения между Россией и Китаем. С одной стороны, они едины в стремлении сдерживать гегемонизм США и заинтересованы в продолжении сделок по купле-продаже оружия, хотя и по разным причинам. С другой, китайцы уже не видят Россию в роли «старшего брата» и стараются разыграть «российскую карту» в своей игре с США. В то же время Россия осознает свою слабость в регионах восточнее Урала и видят в Китае опасного конкурента.

В результате серьезных геополитических изменений в мире и из-за своего трудного внутреннего положения для России главной проблемой на предстоящие десятилетия будет поиск своего места в новых реалиях.

Абсолютно нереальным представляется, что Россия в этот исторический отрезок вернет себе статус супердержавы или, по крайней мере, встанет в ряд ведущих стран мира. От нее потребуется концентрация всех сил, чтобы хотя бы не отстать от них еще больше. А остальной мир должен строить отношения с этой новой слабой страной так, чтобы не ослабить ее еще больше, не пытаясь разыгрывать российскую карту в отношения между ведущими мировыми державами.

Вступившая в XXI в. Россия оказалась совсем не той страной, о которой мечтали сами россияне и которую представлял себе Запад после распада СССР. Но не претворился в жизнь наихудший сценарий развития событий. Россия не вернулась к коммунизму, не опрокинулась она и в фашизм, несмотря на рост националистических настроений. В ней появились ростки плюрализма, хотя не исключено и проявление ограниченного авторитаризма.

И, наконец, Россия сумела сохранить свою целостность.

Как бы ни было, но объем сегодняшней российской экономики в разы меньше экономик ведущих мировых держав. Она сильно отстает в разработке и внедрении передовых технологий. Россия не производит практически ничего, что может быть конкурентоспособным на мировых рынках, за исключением оружия, ядерных реакторов, космических систем и оборудования, да еще несколько незначительных вещей. Хотя российская политическая элита и осознает все это, она никак не может отказаться от великодержавной риторики.

Глядя на сегодняшнюю Россию, у многих на Западе возникает соблазн списать ее со счетов как что-либо значащего мирового игрока. Это опасное заблуждение, потому что и эта ослабевшая Россия остается и будет оставаться важным фактором для безопасности США.

Объяснения следующие:

Ее географическое положение. Это стратегический регион, обеспечивающий геополитический и геоэкономический баланс в Европе, в Восточной и Южной Азии и Персидском заливе.

Россия остается доминирующим государством на территории бывшего Советского Союза. Она сохраняет значительные рычаги влияния на вновь образовавшиеся здесь государства.

Россия является одной из богатейших стран мира разнообразия и запасов природных ресурсов, а в ряде случаев и их единственным поставщиком.

Россия обладает правом вето в Совете Безопасности ООН, что дает ей возможность блокировать американские инициативы и препятствовать политике США.

У России большой арсенал ядерного оружия.

Не стоит игнорировать возможность того, что Россия сумеет восстановиться значительно быстрее, чем предполагают на Западе.

В общем, что касается России, то нельзя ее заранее сбрасывать со счетов, имея в виду ее потенциал.

Геополитическое «собирание империи» является для России не только одним из возможных путей развития, одним из возможных отношений государства к пространству, но залогом и необходимым условием существования независимого государства, и более того, независимого государства на независимом континенте.

Если Россия немедленно не начнет воссоздавать большое пространство, т.е. возвращаться в сферу своего стратегического, политического и экономического влияния временно утраченные евразийские просторы, она ввергнет в катастрофу и саму себя, и все народы, проживающие на «Мировом Острове».

Россия, как Витязь на распутье, столетиями мучительно искала ответ на вопрос: каким идти путем - на Запад или на Восток. Если Киевская Русь была консолидирована вдоль оси Север - Юг на торговом пути из «варяг в греки», то Московская Русь открыта к Востоку (Золотой Орде) и боролась против вызова Запада - тевтонских рыцарей. За последние 300 лет неоднократно предпринимались попытки «прорубить окно в Европу», каждый раз ставя российские народы «на дыбы». В постсоветской России вновь мечты, теперь уже о западной демократии и свободном предпринимательстве или об образе России как государстве-цивилизации с самоидентификацией, исходящей из особенностей только русской ментальности, культуры и православия.

Подводя итоги двадцатого столетия, следует выделить невосполнимую геополитическую утрату пассионарных «берегов» России, населенных маргинальными субкультурами с высокой энергетикой деловой активности. Отмечаются диаметрально противоположные результаты двух рубежных государств христианского мира. Могущество США прирастало образованными и энергетическими диаспорами. Могущество России убывало обесцененными человеческими жизнями, превратившимися в самый дешевый товар и рабскую рабочую силу; исходом пассионариев, включая интеллектуальную элиту. Карнавальная драма одновременной смерти старого и рождения нового мира не знает границ. В обществе, где разрушены традиционные устои и не созданы гражданские особенно велика опасность антидуховной экспансии социальных маргиналов. Как было сказано одним из врагов России: «Россию могут разбить только русские».


3.2 Россия в XXI веке


Современные геополитические перспективы России во многом являются производными от тех тенденций, которые господствовали в течение тысячелетнего периода территориальной экспансии древнерусского государства.

Насколько можно судить сегодня, появляющаяся на месте биополярной новая полицентрическая модель международных отношений не будет механическим повторением уже осуществленных мировым сообществом схем. Распад «социалистического содружества», а затем и самого СССР не изменил существа перемен в структуре международных отношений. В то же время дезинтеграция одного из двух основных глобальных центров силы придала им определенное своеобразие, которого могло не быть или которое было бы менее выражено, сохранись Советский Союз и область его геополитической гравитации. Речь идет и начавшемся разделе между ведущими государствами мира и их объединениями бывшей сферы советского влияния, а также о возможности распространения этого процесса на республики бывшего ССС, включая саму Россию. В принципе данный процесс в зависимости от того, насколько зайдет, может обернуться третьей за нынешнее столетие перекройкой сфер влияния в глобальном масштабе. В отличие от двух переделов, ставших результатом войн и закрепленных в положениях Версальского договора (1918) и Ялтинских соглашений (1945), третий передел мира проводился бы в основном экономико-политическими средствами, но его кратко и особенно долгосрочные последствия были бы менее значительными, в первую очередь для России. Этот неблагоприятный для нас геополитический процесс передела сфер влияния уже заявил о себе фактическим отсечением или «тихой» переориентацией на другие центры силы стран Восточной и Центральной Европы, юга Европы Балтии, а также ряда социалистических государств Юго-Восточной Азии и Африки. В изложении сотрудника фонда Карнеги П. Гобла очка зрения звучит так: «Западные страны должны признавать новое деление Евразийского материка. Они не должны позволить России считать, будто Запад рассматривает постсоветское пространство как «Россию плюс зависимые от нее страны».

Наоборот, Западу следует поддержать законную независимость новых стран и признать, что многосторонние соглашения в этом районе, такие как СНГ, пережили свою первоначальную полезность».

Опираясь на исторический опыт российских реформ, опыт революций и войн, включающий создание и распад Российской империи и СССР, сформулируем условия, определяющие область выбора национальных целей России:

. Национальные интересы и цели России могут быть деструктивными для страны, разрушающими ее демографический, экономический, культурно-духовный, природно-ресурсный и геополитический потенциал.

. Национальные интересы и цели опираются на проверяемую систему ценностных ориентаций и предпочтений. Ценностные приоритеты проверяются по критериям политического, экономического, геополитического, духовно-культурного суверенитета, национальной безопасности страны.

. Национальные цели России должны включать стремлении к разрушению имиджа «империи зла», «гнезда международной преступности и терроризма», политической неустойчивости и коварства. Россия будет целью ля мировой цивилизации XXI века, для мирового сообщества наций полным исключением этих угроз и опасностей. Эти блага и создадут благоприятный международный климат для вложения мировых ресурсов модернизации (технологий, информации, кадров) в Россию.

Россия, безусловно, не должна нарочито дистанцироваться от кого-либо мировых лидеров: с каждым из них нужно стремиться находить области, где кооперация возможна и желательна для каждой из сторон. Не стоит избегать участия и в многонациональных проектах, но только тех, которые действительно отвечают ее интересам.

Парадоксально, но именно нынешнее кризисно-неопределенное состояние России увеличивает ее шансы играть роль такого «довеска»: для новых мировых лидеров она на данном этапе не является вызывающим тревогу конкурентом, зато для большинства из них привлечение на свою сторону ее еще неангажированных ресурсов весьма желательно.

России вряд ли стоит предпринимать сверхэнергичные усилия для сглаживания подобных противоречий: их сохранение не только обеспечивает Москве большую свободу действий, но и затрудняет возможность ее международной изоляции, образование глобальной или региональной антироссийской коалиции. Именно такие коалиции могут представлять для нас потенциальную военную опасность. Отдельные, даже крупные военные державы и союзы в условиях многополярности не так уж страшны. Угроза России со стороны одного центра силы не оставит равнодушными другие мировые и региональные державы и их партнеров, ибо успешная реализация этой угрозы означала бы изменение общего баланса сил не в их пользу.

Важнейшим условием успешного осуществления политики и «балансирующей равноудаленности» является сохранение России в качестве весомой и, следовательно, привлекательной для соперничающих центров силы геополитической единицы. Это означало бы, во-первых, сохранение полного национального контроля над технико-экономическим потенциалом и промышленными ресурсами страны. Во-вторых, государственную поддержку и защиту. В-третьих, создание благоприятного налогового климата для «возвращения на родину» российских частных вкладов в зарубежные банки. В-четвертых, обеспечение высокой эффективности военного потенциала России, недопущение новых «глубоких сокращений» вооружений и вооруженных сил, учитывая, что оружие, особенно ядерное, является на сегодня наиболее доступным и действенным инструментом сохранения национальной самостоятельности России и ее влияния на мировую политику. Геополитическая субъективность России, а, следовательно, геополитическая целостность и нерасчлененность ее восточных территорий от западных, наличие собственной геополитической стратегии у России являются необходимыми условиями геополитического равновесия, баланса геополитических сил Евразии и всего мира.

Новая геополитическая стратегия России не может опираться на интеграцию в мировую экономику. Геостратегия России, для которой ее геополитическая значимость определяется территорией, ресурсами и географией Урала, Сибири и Дальнего Востока, Севера России, должна опираться в первую очередь на собственные ценности.

Социально-экономическое развитие Сибири должно быть объявлено составной частью российской геостратегии. Для этого имеются необходимые предпосылки. Только на этих просторах можно в десятки раз увеличить население. На территории края можно создать тысячи новых индустриальных гигантов, в сибирских недрах находятся практически все элементы таблицы Менделеева, доступные промышленной переработке. Только с территории сибирского Севера можно осваивать богатства Северного Ледовитого океана.

Современные реформы в России ослабили опасности, происходящие из старой геостратегии СССР, ориентированной на победу над мировой империей капитала. Но они поставили под угрозу геополитический статус России как мировой державы территориальным расчленением мировой социалистической системы, ССР и вероятным расчленением России, главным образом Урала, Сибири и Дальнего Востока, на слабые территориальные образования.

Разбалансировка равновесия мировых центров силы претензий США на мировое лидерство, активные действия панисламизма, китаецентристские концепции мироустройства, выдвижение воссоединенной Германии с 80-миллионнным населением на роль мирового лидера в центре Европы - вот подлинные силы, которые могут реально дезинтегрировать (расчленить) Россию.

Предотвратить дальнейший распад России, особенно с Дальнего Востока, ориентировать геополитический центр мира в Азиатском Тихоокеанском регионе, включая Юго-Восточную Азию, можно созданием системы сибирских и дальневосточных центров, балансирующих европейский Центр России с его ослабевающим и отчуждающим воздействием на сибирскую и дальневосточную периферию.

При направленности геополитической стратегии России на Восток геополитическая (экономическая, политическая, культурологическая) ценность Сибири стоит в том, что она начинает объективно играть роль центрального ядра России, балансирующего западную и восточную периферию страны с своими политическими центрами. Западная и Восточная геополитические оси России будут одновременно обращены и к американско-европейскому мировому центру и к американо-японо-китайскому в Азиатско-Тихоокеанском бассейне, обеспечивая мировой баланс сил в ХXI веке.

Внешняя политика России в отношении Запада

Основополагающей несущей конструкцией современной системы коллективной безопасности является комплекс отношений по линии Россия Запад. В условиях распада биполярного миропорядка как Россия, так и ведущие западные страны очутились перед необходимостью переоценки своего места и роли в современных геополитических реальностях.

Большинство руководителей стран Запада и специалистов по внешней политике убеждены в том, что развал Советского Союза и окончание «холодной войны» отвечают коренным жизненным интересам этих стран и что любая политика России или какого-либо иного государства, направленная на экономическую, политическую и военную консолидацию постсоветского пространства, этим интересам противоречит.

Считается, что распад СССР открыл перед Западом благоприятные с геополитической точки зрения возможности для проникновения в важные для нее, но ранее практически закрытые регионы постсоветской Центральной Азии и Закавказья. А это в свою очередь позволяет укрепить позиции его в отношениях с Китаем в регионе Персидского залива и на южных окраинах Евразии. Разумеется, Запад в целом и США в особенности приложат все усилия к тому, чтобы сделать изменения, происшедшие в России и СНГ, необратимыми. Одним из важных векторов их политики в этом направлении является явное или неявное противодействие интеграционным процессам в СНГ. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что 29 марта 1994 г. сенат США принял поправку к проекту закона о бюджете на 1995 г, в которой было зафиксировано положение о том, что США должны всеми силами препятствовать объединению Российской Федерации с бывшими союзными республиками в экономической, военной и других областях.

Было бы ошибкой считать, что США и Запад в целом заинтересованы в полном развале, дезинтеграции России, утрате Москвой контроля за нынешней российской территорией. Очевидно, что такие категории, как военная сила, баланс сил и интересов, игра с нулевой суммой и т.д. не могут насовсем исчезнуть с повестки дня. Но все же с переделенными оговорками можно сказать, что в настоящее время отсутствуют фундаментальные, неразрешимые противоречия между национальными интересами России и западных стран

Будучи не заинтересованы в появлении на мировых рынках нового сильного конкурента, они одновременно имеют с Россией ряд совпадающих интересов, среди которых можно назвать следующие: укрепление международной безопасности, усиление контроля над вооружениями, предотвращение распространения всех видов оружия массового уничтожения, обоюдная заинтересованность в предотвращении региональных конфликтов, создание надежной и стабильной системы глобальной и региональной безопасности, борьба с международным терроризмом и наркобизнесом, защита прав и свобод человека и т.д.

Запад не может не сознавать, что Россия самим своим существованием обеспечивает некий баланс сил и тем самым играет позитивную геополитическую роль на мировой арене и что подрыв этой роли привел бы к дальнейшему усилению дезинтеграционных тенденций и нестабильности. А это в свою очередь может отрицательно отразиться на глобальных интересах США и всего Запада. Руководители Запада не могут не понимать, что сами масштабы России, ее географическое местоположение, сохранение за ней места в ядерном клубе, а также места постоянного члена в Совете Безопасности ООН и т.д. обеспечивают ей значительные власть и влияние. По-видимому, без согласия Советского Союза операция «Буря в пустыне» могла бы и не состояться или во всяком случае быть не столь успешной.

Не случайно распад СССР, имеющий потенциальные долговременные непредсказуемые последствия для всего мирового сообщества, тогдашний государственный секретарь США Дж.Бейкер назвал «величайшим взрывом», перед которым оказалась Америка на исходе XX столетия. Озабоченность судьбами России и возможными последствиями тех или иных перспектив ее развития со всей определенностью высказывали и представители нынешней американской администрации.

При всех трудностях, переживаемых в настоящее время Россией, здравомыслящие лидеры западных стран прекрасно отдают себе отчет в том, что она слишком большая величина, чтобы ею можно было пренебречь. Симптоматично, что авторы одного из документов Пентагона середины 90-х годов, ратуя за утверждение единоличной гегемонии США в мире, вместе с тем признавали, что Россия и сейчас «остается единственной силой в мире, имеющей потенциал для уничтожения Соединенных Штатов». По данным опроса общественного мнения, проведенного в конце 1994 г. Чикагским Советом по международным проблемам, большинство опрошенных назвали Россию среди первых трех стран, в которых США имеют жизненно важные интересы.

Поэтому правящие круги великих держав безопасность своих стран теснейшим образом увязывают с развитием событий в России.

Такую же готовность к сотрудничеству со своей стороны демонстрирует и Россия. Обе стороны полны решимости неукоснительно соблюдать важнейшие договоренности, составляющие краеугольный камень постбиполярного миропорядка. Речь идет о договорах по противоракетной обороне, СНВ-1, не ратифицированном еще Государственной Думой РФ СНВ -2 и др.

Так уж повелось, что российско-американские встречи на высшем уровне, как правило, становились исторической вехой во взаимоотношениях обоих государств. Оно и понятно. Как ни велик был соблазн оттеснить Россию на обочину международной жизни, воспользовавшись чередой ее социально-экономических проблем, затея не сработала. Причины очевидны, и о них говорилось выше объективные истины заставляют США и Запад осознавать необходимость проведения диалога с Россией на паритетных началах. Собственно в таком ключе и состоялся визит Президента США Джорджа Буша в Россию в мае прошлого года.

Еще до начала визита американского президента главный результат саммита уже был предопределен.

Это, безусловно, новый договор о сокращении ядерных вооружений, как следствие этого: ликвидация наследия "холодной войны", укрепление взаимной безопасности, безопасности экономической и улучшение отношений. Кроме того, достигнуто соглашение о создании Совета РОССИЯ-НАТО, о том, что Президент США будет содействовать отмене поправки Джексона-Вэника от 1974 года, которая узаконила дискриминацию Москвы в области торговли, вступлению России во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).

Иными словами, речь идёт об уменьшении геополитического соперничества.

Внешняя политика России в отношении Азии и Востока

На протяжении многих лет Россия и Япония мало уделяли внимания поиску согласия и взаимоприемлемых решений

С конца 70-х - начала 80-х гг. советско-японские отношения практически не развивались. Ввод советских войск в Афганистан (1979) год вызвал протесты во всем мире, в том числе и со стороны Японии, которая поддержала экономические санкции Запада в отношении Советского Союза. В это время началось размещение советских войск на острове Итуруп в качестве жеста недовольства в ответ на сближение Японии и КНР. В 80-е гг. в своих отношениях с СССР Япония твердо придерживалась принципа «неразделимости политики от экономики».

Визит Горбачева в Токио в апреле 1991 года также не решил территориальную проблему. Несмотря на то, что в СССР произошло серьезное изменение политической обстановки, значительная часть советской общественности к каким-либо территориальным уступкам относились по-прежнему негативно.

После развала Советского Союза Российская Федерация стала непосредственным соседом Японии на Дальнем Востоке. Япония практически сразу признала Россию в качестве государства преемника СССР, но не отказалась от курса «неразделимое политики и экономики», т.е. МИД Японии свою политику в отношении России по-прежнему рассматривает через призму спорных островов.

В Японии на центральное место выдвигается концепция сбалансированного расширения отношений («какудай кинко»). В связи с этим следует учитывать, что даже публичные высказывания премьера и министра иностранных дел нередко противоречат друг другу или носят взаимоисключающий характер. В японской политологии для характеристики указанной ситуации имеется специальный термин «нигей гайко» (дуализм в дипломатии).

В 1970 г Япония - главный торговый партнер СССР после ФРГ. Во время визита Ельцина 13 октября 1993 г. опубликована «Токийская декларация об отношениях между Россией и Японией». Токийская декларация подтверждала стремление России и Японии полностью нормализовать отношения между двумя странами посредством решения проблемы «северных территорий» и переговоров о подписании «мирного договора». Однако Россия продолжала вести себя пассивно из-за нестабильности внутриполитической обстановки и отрицательного отношения общественности страны к проблеме передачи «северных территорий» Японии.

В 1996 году наметились благоприятные признаки активизации контактов между двумя странами. Регулярные встречи, взаимные визиты выкокопоставленных лиц России и Японии не могли не оказать определенного влияния на решение проблемы северных территорий». Тогдашний Министр иностранных дел России Е.Примаков выдвинул новую инициативу оставить решение российско-японского территориального вопроса следующему поколению. В ноябре того же года во время своего визита в Японию Е.Примаков выступил с предложением о совместном освоении «северных территорий» до окончательного решения вопроса о суверинитете над островами. В связи с этим нельзя не отметить значения «встречи без галстуков» Президента России и премьер-министра Японии 1-2 ноября 1997 года в Красноярске. Главные итоги красноярской встречи выразились в «Плане Ельцин - Хасимото» и в принятии одного из важнейших политических решений - до 2000 г. заключить российско-японский мирный договор.

Все это дает основания для вывода, что существуют многие варианты подхода к решению проблемы Курильских островов.

В этой связи предлагаются следующие пять вариантов:

Первый вариант: все четыре острова находятся под суверенитетом России и поэтому не могут быть переданы Японии.

Второй вариант: Россия признает полный суверенитет над Кунаширом и Итурупом, а остров Хабомаи и Шикотан должны управляться совместно.

Третий вариант: Россия передает Японии Хабомаи и Шикотан.

Четвертый вариант: Россия признает суверенитет Японии над островами Хабомаи и Шикотан, однако острова Кунашир и Итуруп остаются под общим суверенитетом и осваиваются совместно.

Пятый вариант (прояпонский): Россия признает полный суверенитет Японии над всеми четырьмя островами.

Полная передача всех четырех островов Японии невыгодна для России не только из-за потери военно-стратегически важных территорий, но и из-за опасности создания прецедента. Кроме того, такой вариант может вызвать в стране отрицательные, деструктивные массовые настроения. Оставить все острова за собой Россини тоже трудно - останется недовольной Япония, отношения будут напряженными.

Япония последовательна и настаивает на пятом варианте, хотя в последнее время в качестве временного решения проблемы Япония согласится и с четвертым вариантом. Этот вариант министр иностранных дел Ватанабэ назвал «временным методом», смысл которого сводится к следующему. Если Россия признает суверенитет Японии над четырьмя островами, то Япония обещает гибкие, сдержанные меры в определении сроков и методов возвращения этих островов Японии (признавая за Россией даже временное право на административное управление этими островами).

Геополитически в настоящее время Россия укрепляет положение в Восточной Азии и, используя этот факт, стремится нормализовать свои отношения с Японией.

В связи с проблемой «северных территорий» нерешительность России в решении территориального вопроса можно объяснить различными политическими и экономическими внутренними трудностями. Однако, на мой взгляд, самая главная причина этого имеет и военный аспект. В частности, нужно учитывать, что даже сейчас Охотское море не является полностью Российской внутренней акваторией. Его южное побережье - японский остров Хокайдо, на котором, по данным российского Генштаба развернута мощная северная армия Японии и воинские части США. Они способны обеспечить с берега прорыв в Охотское море военно-морских сил через проливы южнее Сахалина и Кунашира.

Срок окончательного решения Курильской проблемы будет в значительной степени зависеть и от степени распространения национально патриотических настроений в российском обществе. Цели внешней политики России по отношению к Японии, прежде всего, заключаются в извлечении практической выгоды от японской экономической помощи, в создании атмосферы международного участия в освоении Сибири и Дальнего Востока и в выходе с помощью Японии в АТР. Для этого очень важна также поддержка со стороны других государств, особенно со стороны США, сделавших в прошлом много для ухудшения отношений между двумя странами.

Одна из острейших проблем в АТР - ситуация в отношениях между Индией и Пакистаном: две страны, обладающие ядерным оружием, с населением более чем 1 миллиард человек оказались на грани полномасштабной войны. В этой ситуации Президент России Владимир Путин в ходе Алма-Атинского саммита азиатских стран, состоявшегося в июне 202 года, взялся за трудную миссию: побудить лидеров Индии и Пакистана сделать хотя бы самые первые шаги к миру. Благодаря усилиям российского Президента, а также лидеров еще 15 стран - участников удалось сгладить углы во взаимоотношениях этих стран.

Подписанные участниками встречи Алма-Атинский акт представляет странам-участникам хорошие возможности для координации усилий в борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом и транснациональной организованной преступностью.

От принятых на алма-атинском совещании договоренностей будет зависеть, начнется ли в регионе формирование общерегиональной системы обеспечения безопасности.


Заключение


Привычно ныне обозначать Россию да и государства на территории бывшего СССР, как постсоциалистические. Это определение точно фиксирует местоположение страны на оси исторического времени. Их дистанция от своего прошлого все еще не обрела достаточной качественной определенности.

В 90-е годы ХХ, начале XXI вв. интерес России к Европе значительно возрос. И это, конечно же, не случайно. За последнее десятилетие в России имели место события, которые по своей значимости намного превосходят все то, что происходило здесь на протяжении предшествовавшего пятидесятилетия после второй мировой войны.

Начавшийся качественно новый этап интеграции процессов России на Запад, все более решительно вторгающийся в сферы внутренней, внешней и военной политики, втягивающий новые и новые страны в геополитический обвал на Запад. Распад Советского Союза - радикально изменил облик Европы.

Эти перемены непосредственно затрагивают экономические и политические интересы России. Российская Федерация глубоко интегрирована в экономику Европы: на страны дальнего и ближнего «европейского зарубежья» приходится подавляющая часть ее внешнеэкономических связей. Разумеется, российскую общественность волнуют возникновение «горячих точек» и региональных конфликтов на континенте, она не может быть безучастной к этническим чисткам, актам насилия, религиозной нетерпимости, расизма и терроризма.

Расширение НАТО на восток требует переосмысления многих устоявшихся взглядов на вопросы европейской безопасности и безопасности России. Наконец есть еще одно обстоятельство, объясняющее повышенный интерес России к Европе. Ее богатый опыт преодоления кризисов и развития социально-ориентированного рыночного хозяйства, создания демократических институтов может быть применен - естественно, с учетом специфики нашей страны - в ходе реформации российской экономики и политики.

Геополитика России связана с самим процессом ликвидации коммунистического тоталитаризма в странах Центральной и Восточной Европы. Тоталитаризм не был низвергнут, он самораспался. Компартии мирно и, по существу, добровольно сдали власть, взяв на вооружение идеи рыночной экономики, гражданского общества и правового государства.

А переходный период преобразования способствуют формированию общества с ярко выраженными социальными различиями. Такая ситуация отчасти естественна и нормальна. Претворение любого идеала в действительность неизбежно сопровождается разочарованием. Удалось избежать масштабных социальных потрясений, угрожающих демократическому правопорядку. Смена власти осуществляется нормальным демократическим способом. Вместе с тем наблюдаются и периодические попытки расширения президентских полномочий за пределы конституционных рамок и покушения исполнительной власти на независимость средств массовой информации. Все это мало совместимо с объединенной Европой и объективно означало бы утрату стратегического ориентира не только в историческом пространстве, но и в историческом времени.

Остается только надеяться, что российская политика будет сочетать в себе элементы лавирования и нейтралитета.

Прогрессивные силы мира ведут напряженный поиск путей выхода из многочисленных современных этнических кризисов. Если кратко охарактеризовать основные достижения в этом направлении, то можно сказать: передовой частью мирового сообщества осознана и признана ценность гуманистического подхода к этническим проблемам. Суть его состоит, во-первых, в добровольном поиске согласия (консенсуса), в отказе от национального насилия во всех его видах и формах, а во-вторых, в последовательном развитии демократии, правовых начал в жизни общества в признании приоритета прав личности, независимо от национальной принадлежности, есть условие свободы любого народа. Такова основная идея современного цивилизованного подхода к решению национальных проблем.


Список литературы


1.Конституция Российской Федерации - М.: Известия. 2003. - С.25-27.

Газеты:

. Независимая газета. 2007 г.

Журналы:

.Абалкин Л. Россия в меняющемся мире // Безопасность. 2005. №11.

.Бедрицкий А.В. Империи и цивилизации // Русский геоплитический сборник.- 2008.- №3.

.Вопросы экономики. 2006. №11.

.Добер В.Л. Безопасность России и геополитика (Заметки с конференции «Россия в современном мире: геополитические и внешнеэкономические аспекты стратегии») // Кентавр. - 2003. №1. - с.136.

.Концепция внешней политики РФ. Дипломатический вестник. 2010.

.Коммунист. 1991.- №9.

.Наука и жизнь. 1996-1998.

.Облонский В., Асланова Т.О. Внешнеэкономические проблемы повышения конкурентоспособности российского производства // Проблемы прогнозирования. - 2006. - №5.- С.97.

.Плешаков К.В. Геополитика в свете глобальных перемен // Международная жизнь. - 2009. - №10. - С.32-34.

.Россия ХХ век. 1997.

.Страна все та же, другой нет // Час-пик. - 2007. - №10. - С.30.

.Трейвиш А. Российская геополитика от Гостомысла до наших дней // Знание - сила. - 1995. - №8. - С.17.

.Хантинтон С. Столкновение цивилизаций // Полис. - 2006. - №1. - С.33-35.

Литература:

.Абалкин Л. Национальные интересы: теория и практика. М.: ИМЭМО, 2007. - с.3-32.

.Абалкин Л. О национально-государственных интересах. М.: ИМЭМО, 2007. - с.3-27.

.Благоволин С. Геостратегические и внешнеполитические перспективы / Вопросы экономики. 2009. №2. - с.31-56.

.Бабурин С.Н. Российский путь: становление российской геополитики накануне XXI в. - М.: АНКО. 2005.

.Бжезинский З. Великая шахматная доска. - М.: Международные отношения. 2007. - С.108-229.

.Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. - М.: 2007. - С.213-301.

.Гаджиев К.С. Введение в геополитику. - М.: Логос. 2008. - С.416.

.Гаджиев К.С. Геополитика. - М.: Международные отношения, 2007.

.Геополитическое положение России: представления и реальность // Под ред. Колосова В.А. - М., 2005.

.Данилевский Н.Я. Горе победителям. - М.: Арктогея. 2007.

.Данилевский Н.Я. Россия и Европа. - СПб.: Глаголъ, 2005.

.Дугин А.Г. Основы геополитики. - М.: Арктогея. 1997. - С.340.

.Дергачев В.А. Геополитика. - Киев.: ВИРА-Р, 2009. - С.448.

.Замятин Д.Н. Геополитика - основные проблемы и итоги развития в ХХ веке // Полис. 2009. - С.129.

.Ильин И.А. О грядущей России. - М.: Воениздат. 1993.

.Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. - М.: Аспект Пресс. 2008. - С.479.

.Колосов В.А., Заяц Д.В. Геополитическая картина мира в публикациях «Независимой газеты» // География. 2004. - С.120.

.Кургинян С. Бой с тенью // Россия XXI век. 1997. №3-4.

.Нартов Н.А. Геополитика // Под ред. проф. Староверова В.И. - М.: ЮИТИ-ДАНА, Единство. 2009. - С.439.

.Поздняков Э.А. Геополитика. - М.: Прогресс - культура. 1995.- С.42.

.Петров В.Л. Геополитика России (Возрождение или гибель?) - М.: Вече. 2003. - С.464.

.Родионова И.А. Политическая карта мира. География мирового хозяйства. - М.: 2007.

.Сибирь в геополитическом пространстве XXI века. - Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН. 1998. - С.5-230.

.Соловьев С.М. Публичные чтения о Петре Великом // С.М.Соловьев. Чтения и рассказы из истории России. - М.: 2008.

.Сорокин К.Э. Геополитика современности и геостратегия России. - М.: РОССПЭН. 1996. - С.49-112.

.Ситарян С. Новая Россия в современном мире. Ак. РАН. 1997.

.Сорокин К.Э. Геополитика современного мира и Россия // Политическая история. 2005.

.Тихонравов Ю.В. Геополитика. - М.: ИНФРА-М. 2009.

.Тарасов Д. Чужая война // Новый мир. 2008. - №3. - С.140.

.Философский энциклопедический словарь. 2-3 изд. - М.: 2010. - С.116.

.Яковенко И.Г. Российское государство: национальные интересы, границы, перспективы. - Новосибирск. 2009.


Теги: Геополитическая стратегия России в конце ХХ–начале ХХI вв.  Диплом  Политология
Просмотров: 10865
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Геополитическая стратегия России в конце ХХ–начале ХХI вв.
Назад