Геополитика и национальная безопасность России в конце ХХ в. и геополитический потенциал России в XXI в


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА


Тема


«Геополитика и национальная безопасность России в конце ХХ в. и геополитический потенциал России в XXI в»


г.

Введение


Прежде чем перейти к рассмотрению темы, мне хотелось бы раскрыть понятия геополитики, потенциала, стратегии и положения, в общем, и на примере России.

Итак, геополитика, что под этим подразумевается. Геополитика является одним из влиятельнейших интеллектуальных направлений ХХ века, определяющих характер исследований в таких областях, как внешнеполитическая и военная стратегия государств, национальные интересы, анализ и прогнозирование локальных и глобальных международных конфликтов.

Более-менее общепринятого определения геополитики не существует, что связывается с относительной молодостью этой научной дисциплины и сложностью объекта ее изучения. Критики считают, что такая неопределенность проистекает из паранаучного характера геополитики, перемешивающей реальные факты и концепции, уже изучаемые экономической и политической географией, политологией, теорией международных отношений, военной стратегией и т.д.

Обычно слово употребляется в двух значениях узком и широком. В узком значении - это обладающая собственным методом, исследовательской традицией и научной, дисциплина, изучающая зависимость государственной политики, прежде всего - внешней, от географических факторов. Слово составлено из двух греческих корней: - земля и то, что связано с землей; - то, что связано с государством, гражданством. В широком смысле это понятие обозначает сознательно проводимую или спонтанно формирующуюся политику государств, в той степени, в которой она связана с географическими и территориальными факторами. Предполагается, что геополитика как научная дисциплина изучает, прежде всего, геополитику в широком смысле слова.

В 90-х годах ХХ века Россия находится на неуютном, продуваемом всеми мыслимыми ветрами, перекрестке своей судьбы. В исторической драме, участниками которой мы являемся, события развиваются бурно и во многом непредсказуемо. Позиция каждого из нас - отнюдь не последние из обстоятельств, определяющих облик будущего страны. Из всех «переломных» моментов, через которые прошла наша страна за последние 10-15 лет, нынешний, может быть, «самый переломный». Социально-экономические эксперименты подвели Россию к черте, за которой уже вполне отчетливо просматривается распад государства и вырождение нации. В то же время начавшийся процесс перемен в составе правящей элиты и связанные с этим некоторое повышение тонуса общественной жизни, появление свежих идей и т.д. порождают надежду, что мы все не сумеем отойти от края пропасти. Вопрос только в том - куда. Беспрецедентная сложность, противоречивость ситуации, как внутри страны, так и за ее пределами, рождает потребность в четко разработанном и документально оформленном плане е дальнейшего движения - стратегии государственного строительства.

Одной из главных проблем геополитики является изучение сферы отношений между государствами по поводу контроля над территорией. А так как Россия - страна, занимающая 1/6 часть всей суши, то есть 17075,4 тысячи квадратных километров, просто не может остаться в стороне от международных отношений.

На пороге XXI века Россия, если она хочет отвечать минимальным условиям цивилизованности, геополитика должна являться неотъемлемой частью общей политики. После распада СССР Россия потеряла большинство своих союзников, которые считали СССР «большим братом», они разочаровались и не знали, что делать, и большинство из них нашли тепло и поддержку в лице Соединенных Штатов, которые не упустят возможности побольнее ударить пока слабую, но гордую Россию.

Очень известное выражение: «Мыслить глобально - действовать локально!» в свою очередь только подчеркивает задачи геополитики.

Страна никогда не будет преуспевающей, если не будут решены обоюдно проблемы региональной, экономической, экологической, социальной политик, а также проблемы, связанные с геополитикой.

Если, например, проблемы, связанные с экономикой, экологией, можно решить совместно с другими государствами, то проблемы геополитики необходимо решать одному государству, так как это его жизненные интересы.

Осознание Россией своей новой роли в изменяющемся мире требует определения ее долгосрочных стратегических интересов, выбора ближайших и отдаленных приоритетов, формирования систем «обратной связи», регистрирующих вектор движения страны и меру его расхождения с намеченной траекторией. Необходима доктрина национальной безопасности, рассчитанная на длительную перспективу, на первую четверть наступающего XXI века. Попытки формирования такой доктрины в последние годы предпринимались неоднократно.

В основе предлагаемой в материалах Совета безопасности РФ доктрины национальной геополитической безопасности лежит известная концепция «стабильного развития». Однако при этом не предлагается каких-либо конкретных технологий оценки эффективности защиты национальной безопасности при использовании тех или иных стратегий.

Таким образом, все более осознаваемая российским обществом необходимость разработки долгосрочной стратегии развития страны, ее государственно-административных, политических, экономических, ресурсообеспечивающих, научно-образовательных, социокультурных, жизнеобеспечивающих, целеобразующих, демографических структур на перспективу жизни одного из двух поколений не получила пока адекватной реализации, что не может сказываться на текущей деятельности «ветвей власти», приобретающий все больше хаотический, ситуационный, часто и конъюнктурный характер.

Бесспорно (и это признали практически все страны члены ООН), что Россия является правопреемником СССР и принимает на себя значительную часть ответственности за формирование грядущего миропорядка. Являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, она вместе с другими великими державами отвечает за мирное будущее во всех регионах мира. Однако в современном мире «звание» великой державы не только почетно и ответственно, но и весьма обременительно. Многие международные вопросы стране с таким статусом приходится решать за счет или в ущерб ее национальному благосостоянию. И это в первую очередь касается военной сферы. Если в период холодной войны стремление СССР любой ценой удержать паритет с США в области вооружений еще можно было объяснить идеологическими догмами, то в настоящее время (даже если вектор международной политики направлен на «холодный мир»), гонка вооружений не имеет под собой никаких объективных оснований.

Представляется, что в обозримом будущем главные проблемы РФ будут находиться не вне, а внутри нее. Возрождение экономики, политическая стабилизация, качественное улучшение социального положения граждан еще длительное время будут занимать приоритетное место в системе национально-государственных интересов. Что не касается активности в межгосударственных отношениях, в том числе и военно-политических, то она, на наш взгляд, носит вспомогательный характер. Внешнеполитические усилия России как «трансрегиональной державы» должны быть нацелены на то, чтобы обеспечить благоприятные внешние условия для «самососредоточения», решения всего комплекса внутренних проблем, накопившихся за многие десятилетия.

Геополитический потенциал страны определяется ее размерами (территория, морские выходы, население, валовый национальный продукт) и степенью внешнеполитического влияния (уровень развитости страны, ее природно-ресурсный, внешнеэкономический и военный потенциал, развитие дипломатических отношений).

Под геополитическим положением страны следует понимать географическое положение страны по отношению к другим, прежде всего - соседним странам, с учетом сходства и различия их политических систем, соотношения их геополитических потенциалов, а также - наличия или отсутствия взаимных геополитических интересов и проблем.

Данная дипломная работа состоит из трех глав. Первая глава посвящена геополитическому положению России на современном этапе. Эта глава состоит из следующих параграфов: геополитические изменения после распада СССР; Россия в постсоветском пространстве.

Во второй главе рассматривается концепция национальной безопасности: проблемы формирования и реализации. Эта глава состоит из следующих параграфов: нормативно-правовое регулирование вопросов национальной безопасности. Основные направления и задачи: анализ концепций национальной безопасности России и США: преимущества и недостатки.

В третьей же главе говорится о геополитическом потенциале России и факторах обеспечения национальной безопасности государства. Эта глава состоит из следующих параграфов: геополитический потенциал и возможности развития Росси; угрозы национальной безопасности и пути их преодоления.


Глава 1. Геополитическое положение России на современном этапе


.1 Геополитические изменения после распада СССР


В связи с развалом СССР среди множества вопросов возникает главный: «Почему произошел этот развал? Почему огромная сверхдержава рухнула в одночасье?» Ответить не просто, но объективные причины, хотя бы эскизно, обозначить можно.

Начавшаяся в 1985 г. перестройка выявила неготовность государственных структур власти, ее лидеров к эффективному решению основных проблем, поставленных жизнью. Анализируя события, связанные с перестройкой и ее последствиями, следует заметить, что распад СССР не был фатальной неизбежностью. Он обусловлен в большей мере субъективными, нежели объективными факторами. 17 марта 1991 г. состоялся Союзный референдум по вопросу: «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как основой федерации, в которой будут в полной мере гарантированы права и свободы человека любой национальности?» За сохранение Союза высказалось 112 млн. человек, то есть 78% голосовавших.

Этому событию в печати дается неоднозначное толкование. Во многом это объясняется тем, что на поставленные жизнью вопросы ответы были также неоднозначны, противоречивы и субъективны. И конкретно хотелось бы остановиться на точках зрения некоторых политических деятелей, имевших непосредственное отношение к тем событиям, и оценке этих событий.

Начнем с позиций бывшего президента СССР Горбачева М.С., стоявшего у истоков перестройки и последующих событий, связанных с распадом СССР. В своих публикациях и многих интервью он уделяет большое внимание происшедшим событиям. Нам хотелось бы уделить внимание статье Горбачева под названием «Новая политика в новой России».

Прежде всего, говоря о судьбе Советского Союза, Горбачев считает, что в вопросе о судьбе СССР одни выступали за сохранение союзного государства с учетом его глубокого реформирования, превращая в Союз Суверенных Государств, другие против.

«Теперь ясно, - пишет Горбачев, - что развал союзного государства и есть главная причины той драматической ситуации, в которой оказались все республики бывшего СССР и сама Россия».

Второй вопрос, вокруг которого кипели политические страсти, отмечает Горбачев, это экономические реформы, их темпы и цена, которую должно было заплатить за них общество. В этой связи среди сторонников реформ определилось два подхода. Одни признавали необходимость радикальных реформ последовательного, поэтапного перехода к рынку, недопустимость обвала, анархии, сохранение единого экономического пространства. Другие считали допустимыми переход в считанные минуты, месяцы, словом, скачкообразным путем. С учетом этого Горбачев спрашивает: «Где мы оказались?» И сам не отвечает: «На грани развала экономики, поголовного обнищания населения».

Очень интересно привести высказывания бывшего экс-президента СССР М.С.Горбачева, сделанные в марте 1996 г. в ходе последних президентских выборов в России. Встречаясь с избирателями в Санкт-Петербургском государственном университете, М.С.Горбачев прямо заявил: «Никто не может лишить меня права защитить главное дело моей жизни. Я хотел и дал людям свободу, проложил путь к демократии. В самые опасные моменты, в том числе, когда встал вопрос об уходе от власти, для меня главным было уберечь страну от еще одной большой крови, от гражданской войны. И поэтому сегодня я, как никто другой, вправе спросить у тех, кто сейчас у власти: понимаете ли вы, что сделали со страной, какую цену пришлось заплатить миллионам людей за вашу уродливую, бесчеловечную политику? Вы позволили небольшой части населения присвоить огромные богатства, а большинство людей лишили жизненного якоря. Вы обрекли на прозябание и вымирание отечественное производство. А проводимая вами внешняя политика обернулась снижением международного авторитета страны и ее безопасности», - и далее, в ответ на вопросы корреспондентов он ответил: «Я сберег многие жизни наших воинов, выведя из Афганистана. Я разрешил бы и чеченскую проблему. Без участия в переговорах Дудаева трудно будет найти мирный выход. Ясира Арафата тоже называли главным террористом, а теперь, видите, он - лауреат Нобелевской премии».

Мы специально акцентируем внимание на этом, поскольку это принципиально важный вопрос - в какой мере Горбачев и его ближайшее окружение были искренни в своих целях и намерениях по осуществлению спланированной перестройки? На этот счет немало разнохарактерных суждений - от полной поддержки и оправдания Горбачева до резкого осуждения и неприятия всерьез его объяснений. В этой связи стоит привести несколько точек зрения. Начнем с Глеба Якунина, церковного служителя, бывшего активного депутата одного из последних государственных органов Верховного Совета. Г.Якунин так отвечает на вопросы журналистов: «Каково ваше мнение о позиции Горбачева; сейчас много говорится о том, что он многих тоже предавал? - Это страшная и дьявольская структура нашего общества чистых, не замаранных на самый верх не пропускала. Но, с другой стороны, если Горбачев действительно шел на самый верх этой системы, чтобы ее разрушить, - к этому надо относиться снисходительно. Ведь это же не церковь, а политика, а в политике…». Видимо, этим значительным многоточием политик хотел сказать, что «цель оправдывает средства». Да он почти и сказал это в ответе на следующий вопрос: «То есть можно сказать, что Вы допускаете причастность Михаила Сергеевича… - Конечно, я все допускаю. Но ради конечных целей, ради возрождения России ему можно все простить». Сам Горбачев, как бы отвечая Г.Якунину, на встрече с журналистами 12 декабря 1991 г., после «беловежского совещания», так оценивает свою роль: «Я делал все… главные идеи перестройки, пусть не без ошибок, я протащил… дело моей жизни свершилось».

Однако, если говорить о необходимости коренной перестройки, то потребность в ней была большая, все ученые тогда и сегодня подчеркивали и подчеркивают ее закономерность и историческую необходимость. Однако вопрос, который в этой связи возникает, и по которому продолжаются острые споры и сегодня, - в какой мере была продумана содержательная часть самой перестройки, были ли выработаны четкие и эффективные механизмы ее реализации? Вот здесь-то и возникает ряд серьезных вопросов, однозначных ответов на которые нет.

Известно, что в ходе провала реформ 60-х годов Советская экономика постепенно становилась невосприимчивой к интенсификации, научно-техническому прогрессу. Она приобретала закрытый характер. Отсталость машиностроения, сырьевая направленность экономики, неразвитость потребительского сектора деформировали структуру производства, не позволяли решать социальные проблемы.

Один из последних премьер-министров союзного правительства в те годы - П.Павлов на заседании Верховного Совета СССР, говоря о дефиците союзного бюджета, впервые назвал сумму ущерба антиалкогольной кампании Горбачева - Лигачева, которая по тем временам составила 200 млрд.руб.

Серьезные недоработки накапливались и в агропромышленном комплексе сохранялась зависимость страны от закупок за рубежом. Дрогой ценой доставался Советскому Союзу и парит оборонного потенциала с США. Хорошо известно, что военно-промышленный комплекс был гордостью страны, обеспечивал ей статус великой державы, однако он поглощал колоссальные денежные средства, дефицитные ресурсы, новейшие технологии и оборудование. Именно здесь были сконцентрированы лучшие специалисты, задействован интеллектуальный, творческий, управленческий потенциал страны, что, безусловно, способствовало снижению эффективности работы «гражданских отраслей».

Затратная экономика и оборонный комплекс поглощали значительную часть национального дохода. Экономить приходилось и на объемах средств, выделявшихся на социальные нужды. Социально-культурная сфера переживала стагнацию. Потребительский рынок не обеспечивал население товарами широкого ассортимента и хорошего качества. В результате повышения уровня жизни населения замедлилось.

Падала рентабельность предприятий. Техническое состояние парка машин было неудовлетворительным: более 40 механизмов имело степень износа, превышающую 50%.

В систему управления проникала безответственность. Падали производительность и дисциплина труда. Страной все больше и больше правил не закон, а люди, получившие право его трактовать и использовать исключительно в своих интересах.

К середине 80-х назревавшая необходимость перемен была понятна многим в стране. Поэтому предложенная в тех условиях М.С.Горбачевым «перестройка» нашла живой отклик во всех слоях советского общества. Если говорить коротко, то «перестройка» означала: создание эффективного механизма ускорения социально-экономического развития общества; всестороннее развитие демократии, укрепление дисциплины и прядка, уважение к ценности и достоинству личности, поощрение новаторства; решительный поворот к науке и многое другое.

Ключевыми фразами политического лексикона М.С.Горбачева стали: повернуть экономику к человеку, создать достойные условия труда и жизни советских людей, переориентировать экономику на социальные нужды народа, сделать все ля социального развития села, создать нормальные условия жизни для сельского труженика, обеспечить каждую семью отдельной квартирой или домом к 2000 году, заботиться о ветеранах войны и труда, сократить управленческие расходы и решить много других задач.

Весной 1985 г. казалось, что стране вступает в новый цикл модернизации общественных отношений, направленных на формирование политической демократии, демоконолизацию экономики, освобождение частной инициативы, появление трудовой мотивации. Цель этих преобразований - повысить уровень социального благосостояния и создать социально-экономический и политический комфорт для раскрытия духовного, творческого, нравственного потенциала личности. Государству пи этом отводилась роль гаранта сохранения того социального состояния населения и тех прав человека, которые были достигнуты на предыдущей стадии развития.

Однако ожидания эти не оправдались. Отсутствие конкретного механизма реализации провозглашенных задач привело к обратному результату.

В стране стали довольно заметно проявляться сомнения в целесообразности «перестройки» и способности партийно-государственного руководства страны переломить ход событий: оно оказалось неспособным активно влиять на улучшение процесса. Сам же Горбачев все менее охотно встречался с гражданами собственной страны и все чаще совершал поездки за границу. Лавина денежных премий, почетных званий, золотых медалей, специальных выпусков передач, ликующее население «цивилизованных» государств и угрюмые лица соотечественников определили направление политического дрейфа Генсека Президента. Наверное, именно в это время Горбачев поставил перед собой ту цель, о которой говорилось выше. Создавалось впечатление, что Генеральный Секретарь ЦК КПСС стремился изменить общественно-политический строй в стране, пустив начатое на самотек.

Становилось очевидным, что в стране начались не реформы, а сокрушительная работа по уничтожению научно-технической мощи, производственного потенциала, агропромышленного комплекса, интеллектуального запаса, нравственных устоев.

На политическом олимпе под прикрытием реформ развернулась ожесточенная борьба за власть. Ее результаты оказались плачевными.

К началу 90-х годов оказалась почти полностью разрушенной индустриальная экономика, доведенная до такого состояния, когда она лишилась способности адаптироваться к новым условиям воспроизводства. К этому времени был также дискредитирован созидательный труд и социальный статус самого работника. И, наконец, как ни печально, была дезорганизована система управления экономикой.

В качестве выводов приведем наиболее распространенные объяснения распада СССР, которые предлагают некоторые исследовали:

СССР создавался в 1922 г. как федеративное государство. Однако с течением времени он все более превращался в государство, по существу, унитарное, управляемое из центра и нивелирующее различия между республиками, субъектами федеративных отношений. Проблемы межреспубликанских и межнациональных отношений игнорировались на протяжении многих лет, трудности загонялись вглубь, не решались. В годы перестройки, когда межнациональные конфликты приобрели взрывной, крайне опасный характер, принятие решений откладывалось вплоть до 1990-1991 гг. Накопление противоречий сделало распад неизбежным;

СССР создавался на основе признания права наций на самоопределение, федерация строилась не по территориальному, а национально-территориальному принципу. В Конституциях 1924, 1936 и 1977 гг. содержались нормы о суверенитете республик, входивших в состав СССР. В условиях нараставшего кризиса эти нормы стали катализатором центробежных процессов;

сложившийся в СССР единый народнохозяйственный комплекс обеспечивал экономическую интеграцию республик. Однако по мере нарастания экономических трудностей хозяйственные связи начали разрываться, республики проявляли тенденции к самоизоляции, а центр оказался не готов к подобному развитию событий;

советская политическая система базировалась на жесткой централизации власти, реальным носителем которой было не столько государство, сколько Коммунистическая партия. Кризис КПСС, утрата его руководящей роли, ее распад с неизбежностью вели к распаду страны;

единство и целостность Союза в значительной степени обеспечивалась его идеологическим единством. Кризис коммунистической системы ценностей создал духовный вакуум, который был заполнен националистическими идеями;

политический, экономический, идеологический кризис, который переживал СССР в последние годы своего существования, привел к ослаблению центра и усилению республик, их политических элит. Национальные элиты были по экономическим, политическим, личным мотивам заинтересованы не столько в сохранении СССР, сколько в его распаде. «Парад суверенитетов» 1990 г. ясно показал настроения и намерения национальных партийно-государственных элит;

это огромные размеры СССР. Исторически они несли России, а потом Советскому Союзу благо (например, войны, когда необъятные просторы Руси, а потом России, СССР губили немало войск завоевателей: будь то татаро-монгольские орды или литовские и польские захватчики, армии Наполеона или Гитлера). Но большие просторы - это не только благо. С те пор, как во второй половине ХХ века мировое развитие двинулось по пути интенсификации производства, в СССР на всю территорию просто не хватало населения. Создание инфраструктуры, сопоставимой с европейскими стандартами, обходилось Советскому Союзу многократно дороже. Например, среднее «плечо» транспортировки грузов - топлива, различного сырья от мест добычи до переработки в 3-5 раз длиннее, чем в США. Экстенсивный путь хозяйствования, избранный еще в конце 50-х годов, объективно тормозил развитие СССР. Стремление к созданию в промышленности монополий при оценке эффективности работы суммой прибыли сделало их невосприимчивыми к научно-техническому прогрессу. Состояние технологий и организации труда в бывшем СССР и в современной России пока не дает возможности «отыграть» один из главных геополитических факторов современности - экономический.

Значение распада Советского Союза и системы социализма с позиций нынешнего дня оценить чрезвычайно сложно. Время, прошедшее с момента фактического развала СССР, по меркам истории слишком мало.

Таковы основные итоги реформирования «по Горбачеву». В результате уже в 1992 г. стали проявляться такие явления как низкая эффективность производства, отсутствие стимулов хозяйственной активности, структурные диспропорции. се это фактически парализовало способность страны к нормальному развитию. Предпринятые в рамках политики «перестройки» меры привели к подрыву финансовой системы страны, разбалансированию экономики, формированию товарного дефицита и заложили материальные основы для разрушения СССР.

С окончанием политики «перестройки» вопрос о том, куда идет Россия, уже был ясен. Россия вступила в фазу экономического, политического и социального регресса.

Благодаря так называемой «перестройки» Россия оказалась отброшенной на десятки лет назад в своем развитии. Страна столкнулась с таким положением, когда в сфере экономики отставание перерастало в стадию разрушения промышленного и аграрного потенциала, исторически сложившихся связей и инфраструктуры. С внутреннего рынка стали исчезать товары отечественных товаропроизводителей. Научно-технический прогресс оказался заблокированным.

В результате состояние экономики России в начале 90-х годов оказалось в исключительно тяжелом положении. По существу, подвергались серьезному разрушению источники хозяйственного развития, были приостановлены крупномасштабные инвестиции; свернуто наукоемкое производство; значительно сокращены научно-исследовательская деятельность, материальная и экспериментальная база фундаментальных наук и т.д.

В крайне тяжелом положении оказалась система обеспечения жизнедеятельности, заметно сократилось отечественное продовольственное и промышленное обеспечение; серьезный ущерб был нанесен транспортной, телекоммуникационной и другим системам; приходило в упадок жилищно-коммунальное хозяйство; начала формироваться ориентация на элитарное дорогостоящее платное медицинское обслуживание, платное высшее образование и многое другое.

Все, о чем шла речь выше, как и многое другое, стало результатом «перестройки», породившей негативную динамику развития экономики России. Приведем несколько примеров для подтверждения этого положения.

Если по производству сельскохозяйственной продукции на душу населения России накануне перестройки находилась почти в одном ряду с наиболее развитыми государствами мира, то начиная с 90-х годов это соотношение начинает меняться не в пользу России.

В сельскохозяйственном секторе сокращаются: финансирование, посевные площади, поголовье скота, производство минеральных удобрений, техники и т.д.

Физический объем российского ВПП к началу 1992 г. составляет менее 20% от объема ВВП США. В то же время необходимо учитывать, что в 1985 г. Советский Союз превосходил такую крупную страну как ФРГ, по производству валового продукта вдвое и на равных соперничал по этому показателю с Японией.

К началу же 1992 г. Россия замкнула третью десятку государств по общему объему ВП и перешла в группу развивающихся государств по его душевому исчислению.

За следующие два года Россия стала уступать Франции по объему ВВП в 2,5 раза, Японии - в 7, США - в 12 раз. Довольно ощутимы также потери России в связи с политикой «перестройки» в военно-технической сфере. В указанной выше работе приводятся впечатляющие данные по экспорту вооружений крупными странами, в том числе и Россией. Так, по сравнению с США Россия за последние годы стала продавать танков в 17 раз меньше, БМП - в 3,5, ракетных комплексов - в 20 раз.

При общем снижении объемов мировой торговли оружием отчетливо прослеживается монополизация рынка двумя державами - США и ФРГ. Их доля выросла соответственно на 50% и более, чем в 3 раза. Доля России не сократилась втрое, наблюдается процесс вытеснения России с мирового рынка торговли в этой области.

Объясняется это не только идеологией «нового мышления», но главным образом вытеснение России с мирового рынка торговли оружием объясняется прежде всего неспособностью российской экономики в современных условиях в отличие т СССР производить новейшее вооружение. Для подтверждения этого положения приведем следующую таблицу.


Таблица 1

Вид вооруженийКоличество, ед.1990 г.1992 г.Бомбардировщики3520Танки1300675Подводные лодки208Боевые машины пехоты36001100Истребители-бомбардировщики575150Ракеты с ядерными боеголовками19045Штурмовые вертолеты705

В то же время надо учитывать, что от состояния военно-промышленного комплекса в решающей степени зависит обороноспособность страны. В известной мере оно не отражает и потенциал экономики государства в целом. Потери, понесенные за счет разрушения научно-производственных, конструкторских и других коллективов, утраты передовых технологий и т.д., если и восполнимы, то только в отдаленной перспективе. Такова реальная суровость, вызванная «перестройкой».

О последствиях так называемой «перестройки» свидетельствуют данные, приведенные американскими экспертами: золотой запас страны сократился в 11 раз; рубль по отношению к доллару «уменьшился» более чем в 150 раз; экспорт нефти сократился более чем вдвое. За время пребывания М.С.Горбачева у власти внешний долг вырос в 5 раз. И сегодняшняя картина выглядит не менее удручающей: общая задолженность России на начало 1997 года превысила 127 млрд.долл.США.

Также необходимо перечислить «чисто» геополитические потери России:

утрачено более 5 млн. квадратных километров территории (СССР);

потеряны выходы к Балтике (кроме Санкт-Петербурга и «анклавного» Калининграда) и к Черному морю;

в ресурсном отношении потеряны шельфы морей: Черного, Каспийского, Балтийского;

«сдвиг» всей нашей территории на север и восток»;

потеряны прямые сухопутные выходы к Центральной и Западной Европе;

появление на новых рубежах России нескольких мало жизнеспособных стран, экономически слабых соседей «осколков» - по терминологии американских геополитиков (уровень ВВП в 1997 г. в Армении составлял 20%, Азербайджане - 23%, в Киргизии - 20% уровня 1991 г.). В итоге, как и СССР, Россия к концу ХХ века вынуждена в тяжелых условиях оставаться для них донором;

русская нация вошла в число «рассеченных народов в главной полосе расселения, на главной магистрали Запад - Восток»;

на юге Россия выполняет роль защитника Европы от исламского фундаментализма. Это противостояние включает РФ в военную конфронтацию в Таджикистане, а возможно, к концу ХХ века и в других республиках Средней Азии;

на востоке Россия - «вакуум» по населению (всего 8 млн. человек живет на Дальнем Востоке) при экономической насыщенности региона. В Сибири и на Дальнем Востоке, в Забайкалье и Приморье России противостоит третье по силе государство мира - КНР. По обеим сторонам Амура районы различаются по плотности населения на два порядка. Китайскую и вьетнамскую эмиграцию специалисты оценивают в таки цифрах: от 150 тыс. человек до 50 тыс., а иногда и до 2 млн.;

Россия получила необустроенные границы.

После распада Советского Союза резко ухудшилось геополитическое положение Российской Федерации. В первую очередь геополитическое положение ухудшилось потому, что Россия потеряла 18 портов, что заставило использовать для транзита эстонские и латвийские порты, что дает самой Латвии и Эстонии огромные прибыли.

В связи с распадом СССР Россия лишилась множества военных округов (на Украине, Белоруссии). В этих округах были сосредоточены ударные части бывшей Советской Армии, огромное количество вооружения и военной техники, которые либо стали собственностью СНГ, либо были разворованы и распроданы. На территории России в основном остались войска тылового обеспечения, на базе которых пришлось формировать новую российскую армию. Коренным образом изменилось соотношение военных сил на Европейском континенте. Сравнительно с НАТО Россия отставала в пять раз, что вызывало беспокойство у российских военных, побудило их сосредотачивать в европейской части России максимум ядерного оружия, так как расширение НАТО на Восток эксперты расценивают как дестабилизирующий фактор, дающий возможности для широких наступательных операций, которые необходимо нейтрализовать. У вооруженных сил РФ не было ударных группировок на западных и южных границах.

Геополитическое положение России во многом связано с состоянием границ РФ, протяженность ее сухопутных границ составляет 14 тысяч км. Состав российских пограничных войск сократился после распада СССР на 1/3, а их боевые возможности - наполовину. Поэтому российское руководство по соглашению СНГ (Киргизией, Арменией, Грузией, Таджикистаном) взяло на себя обязательство охранять их границы. Уйти с охраняемых границ стран СНГ российским пограничникам нельзя, ибо их открытие создало бы возможности для беспрепятственного проникновения в Россию контрабандных товаров, оружия, наркотиков.

К последствиям геополитического развала СССР надо отнести и усиливающиеся региональные контрасты: разница в доходах населения страны составляет приблизительно 1:14. В перспективе можно ожидать еще больше разрыва в доходах. Тому есть несколько причин:

увеличение вывоза сырья (нефть, газ, руды, алмазы, драгметаллы и др.) из ресурсных районов страны (это стимулируется Западом, Китаем и Японией, другими странами АТР);

влияние мощного лобби, особенно информационного, прежде всего олигархов, представляющих топливно-энергетический комплекс, финансовые структуры в Москве;

в Москве, Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге оборачивается более 95% финансов России.

Москва - единственное безресурсное исключение - находится в числе благополучных регионов. Объясняется это тем, что в Москве вращается около 80% капиталов страны плюс субвенции, которые она получает, выполняя столичные функции.

Большинство районов России не просто депрессивные, а бездействующие. Это Кабардино-Балкария, Дагестан, Карачаево-Черкессия, Калмыкия, Адыгея, Чечня, Ингушетия. В Ингушетии, например, на каждое рабочее место приходится 197 безработных.

Результатом развала СССР явилась и сложная демографическая ситуация в РФ. Она характеризуется резким снижением рождаемости, ростом смертности, появлением большого числа беженцев и переселенцев. По данным Госкомстата население России (несмотря на довольно активную иммиграцию русских, украинцев, белорусов из стран «ближнего зарубежья», Прибалтики, Казахстана, Таджикистана) убывает: за 1993 г. оно уменьшилось на 804 тыс. человек, на 1 января 1994 г. численность населения в России составила 148,4 млн.чел., по сравнению же с 1952 г. оно сократилось на 1 млн. чел. Подобная убыль населения может быть сопоставима, наверное, с периодом Великой Отечественной войны. Даже демографические показатели России периода первой мировой войны, а также иностранной интервенции и гражданской междоусобицы выглядят предпочтительнее. Печальные сведения были приведены в газете «Известия» 17 мая 1996 г.: «Естественная убыль населения, начавшаяся в конце 1992 г., возросла к 1994 г. еще на 140 тыс. человек и достигла почти 890 тысяч. При этом положительный прирост населения сохранялся только в 8 странах: Туве, Калмыкии, Саха, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Северной Осетии и Ингушетии. В целом население всех территорий, имеющих положительный естественный прирост населения, составляет только 5,38% всего населения страны - это менее 8 млн. человек». Эта история мало чем отличается в лучшую сторону и сегодня.

Даже сравнительно беглый взгляд на последствия развала СССР дает полные основания для следующего вывода.

Исчезновение с геополитической арены столь мощного военно-политического субъекта повлекло сильнейшую деформацию «силового поля» всей мировой политики. Безвозвратно нарушенным оказался тот глобальный баланс сил, который установился на планете в результате второй мировой войны. Биполярная система мира, основывающаяся на стратегическом паритете двух равновеликих «центров сил» - СССР и США, отошла в прошлое.

С другой стороны, упразднение Организации Варшавского Договора (ОВД), являвшейся противовесом НАТО в Европе, служившей своеобразным инструментом поддержания военного баланса, на котором основывалась мировая стабильность в течении последних сорока лет, привело к заметному нарушению этого дисбаланса в пользу США. Распад ОВД является вторым по значению после развала СССР фактором, определившим принципиальное изменение военно-стратегической обстановки в мире. Все это привело к качественному усилению позиций США. В результате исчезновения советского «центра силы», США фактически удалось осуществить кардинальный пересмотр результатов второй мировой войны в свою пользу, заполнить образовавшиеся в мире военно-политические пустоты своим влиянием и занять в международном сообществе место безусловного глобального лидера по всем силовым параметрам.

Характеризуя создавшуюся ситуацию, Г.А.Зюганов в книге «Россия - Родина моя» пишет: «Ключевым звеном такой стратегии стал сценарий разгрома и устранения Советского Союза с мировой арены и последующего развала исторически сложившегося геополитического равновесия. Беспрецедентная по своим масштабам, эта акция явилась также уникальной с точки зрения тех сил и средств, которыми были достигнуты столь далеко идущие результаты. Пожалуй, впервые в новейшей истории одно мощное государство разваливает своего равнозначно по мощи соперника без вооруженного конфликта. Принципиальный политический сдвиг, для достижения которого еще несколько десятилетий назад требовалась полномасштабная мировая война, был достигнут путем организации идеологического «обвала» противника и искусного применения на его территории социальных технологий «вялотекущей катастрофы» и «гражданской войны низкой эффективности»».

Таким образом, можно ответить, что распад Советского Союза не был распадом классической империи. Распад уникальной многонациональной страны произошел не по естественным причинам, а, главным образом, по воле политиков, преследующих свои цели, вопреки воле большинства народов, проживающих в те годы в СССР.


.2 Россия в постсоветском пространстве


Так какое же геополитическое положение стала занимать Россия после распада СССР?

Геополитическое положение выражает расположение государства на земном шаре, обуславливающее характер его включения в систему международных отношений, роль и место в мировой политике, способы и специфику воздействия на международные процессы, определяет его геополитический статус.

Геополитическое положение любого государства - это не только раз и навсегда зафиксированный результат исторического развития, но и процесс, где активно проявляются обстоятельства места и времени. В этом смысле нельзя понять специфику геополитического положения страны, не учитывая особенностей ее исторического прошлого и настоящего.

В основе геополитического положения любой страны, как пространственно-территориальной единицы, лежит географическое расположение. В этом смысле Россия, территория которой составляет 17,08 млн.км, самое крупное по площади государство на земном шаре. Располагается в северной части материка Евразия (около 1/3 страны - в Европе, 2/3 - в Азии). Европейская часть России занимает большую часть Русской (Восточно-Европейской) равнины, Предкавказье и северные склоны Большого Кавказа, а также Урал. Азиатская часть России включает Сибирь и Дальний Восток.

Северная материковая оконечность России (мыс Челюскин) находится на полуострове Таймыр (77о43` с.ш. и 104о18` в.д.). Крайняя южная точка России находится на гребне Главного Кавказского хребта (44о12` с.ш.).

Велика протяженность России с запада на восток (9 тыс. км). Почти вся территория России расположена в восточном полушарии. Лишь часть острова Врангеля и Чукотского полуострова располагается в западном полушарии. Из-за большой протяженности по долготе в нашей стране велика разница во времени между самым восточным и самым западным участками (страна делится на 10 часовых поясов).

Уникальное географическое расположение России во многом предопределяет ее геополитическое положение.

Россия в отличие от многих западных «морских» государств является преимущественно континентальной (сухопутной) страной наряду с Китаем. На огромном суперконтиненте она занимает, по определению автора первой геополитической карты мира (1904 г.) Х.Маккиндера, положение «срединной земли», соприкасающейся непосредственно с Западной Европой и контролирует большую часть сухопутных территорий. Формирование в России континентального образа мышления способствовало слабому развитию экспорта, ориентации на сухопутный (железнодорожный, автомобильный) транспорт.

В результате произошедших на рубеже 90-х годов ХХ века геополитических изменений, Россия стала более северной и континентальной страной, чем бывший Советский Союз. Россия оказалась вытесненной и целго ряда экс-советских территорий (Прибалтика, Закавказье, Средняя Азия, Украина и др.), оттесненной в Приполярье и вглубь Евразийского континента, в регион более суровых климатических и сложных ландшафтных условий (4/5 территории которого еще плохо освоены в экономическом отношении, с менее развитой инфраструктурой, 2/3 которого относятся к зоне рискованного земледелия).

После распада ССР она осталась без многих крупных портов, затруднены условия выхода к Балтийскому, Азовскому, Черному, Каспийскому морям, снижена контролируемость морских пространств Российской Федерации на тихоокеанском побережье и в Арктическом секторе. Так, если царская Россия накануне Первой Мировой войны имела на Балтике 2400 км побережья, а побережье СССР на Балтийском море накануне Второй Мировой войны составляло 2000 км, то сегодня Российской Федерации принадлежит 618 км побережья (138 - Калининградская область, 480 - Ленинградская область).

Трансформация России в северные и континентальное государство не лучшим образом сказывается на ее географическом положении, климате, почвенных и других природных условиях, плотности населения, уровне развития инфраструктуры, возможности организации промышленного и сельскохозяйственного производства, обеспечении обороны и безопасности.

Вместе с тем, Россию, обладающую самой большой в мире протяженностью сухопутной территории, было бы ошибочно относить к типично континентальным странам. Она имеет выходы своих берегов к 13 морям и 3 океанам, морскую границу, значительно превышающую по линейным показателям сухопутную, обладает торговым, рыбопромысловым и военным флотом. Поэтому, являясь преимущественно континентальной страной, Российская Федерация обладает и признаками государства морского типа.

По своим размерам Россия является самым крупным государством в мире (12% земной суши), представляющим единый массив(за исключением Калининградского анклава). Это является безусловным преимуществом с точки зрения хозяйственного освоения, создания единой транспортной сети и единого экономического пространства, а также создает более благоприятные условия для обеспечения надежной обороны государства, сохранения ее территориальной целостности в условиях нестабильной внутриполитической и международной обстановки.

Россия имеет не только самую большую территорию, но и занимает лидирующие позиции в мире по наличию и уровню добычи энергоресурсов. Россия владеет примерно 13% мировых прогнозных запасов нефти, 45% - газа, 30 % - угля. В ней осуществляется 11% мировой добычи нефти, 28% газа, 14% - угля. Российская Федерация - единственная крупная держава, которая полностью обеспечена собственными энергоресурсами. В то же время, например, Япония зависит от иностранных энергоресурсов на 82%, Германия и Франция - на 50-52%, США - на 23%. Разведанный ресурсный потенциал России оценивается в 28 трлн. долл. и составляет 21% мировых запасов ресурсов.

Являясь по своим размерам самым крупным государством, занимая выгодное географическое положение Россия обладает ограниченными транспортно-коммуникативными возможностями. Она имеет весьма слабую для страны подобного масштаба транспортную (наземную, воздушную, морскую) систему. Отсутствие даже минимального необходимого для такой огромной территории незамерзающих, глубоководных портов, автомобильных дорог с твердым покрытием, современных линий связи и ограниченные возможности железнодорожных перевозок, позволяет вести речь о явно недостаточном использовании преимуществ выгодного географического положения. Так, например:

Российская Федерация контролирует единственный наземный путь, связывающий Евро-Атлантический и Азиатско-Тихоокеанский регионы (Транссибирская магистраль), который используется крайне неэффективно;

Великий Северный морской путь в 2-3 раза короче морских путей через Суэцкий и Панамский каналы. Но его возможности не задействованы даже на один процент.

Значительно сократились для России и возможности железнодорожного транспорта:

в настоящее время для выхода к территориям европейских государств приходится преодолевать границы Украины, Белоруссии, Молдовы;

значительные отрезки транссибирской магистрали проходят по областям, принадлежащим Казахстану.

Такое же положение сложилось с нефте- и газопроводами, которые, прежде чем соединить Российскую территорию с Западной Европой, пересекают территории Украины и Белоруссии.

Не в лучшем состоянии оказалась единая система космической связи. Важнейшие станции слежения и противоракетной бороны были расположены на Украине, в Казахстане, Латвии, Азербайджане.

Если в самом общем виде геополитика отражает глубинную связь географического положения и политики государства, то геостратегия - связь геополитического положения и стратегии государства, в том числе в военном понимании. В свою очередь, под геостратегическим положением следует понимать место государства на земном шаре и те возможности, которыми оно располагает для организации военного строительства и осуществления комплекса широкомасштабных мероприятий по вооруженной защите страны в случае войны.

Для геостратегического положения Российской Федерации характерно следующее:

. Страна расположена в Европе и Азии, что требует повышенного внимания к военно-политическим процессам, происходящим одновременно как в Европе, так и в Азии.

. Разнообразный характер соприкосновения России с внешней геополитической средой обусловливает неоднородность геополитического периметра, вызывает необходимость своевременной адаптации и адекватности военной политики страны к ситуациям, возникающим возле ее геополитического пространства.

. Большие пространственные размеры предъявляют особые требования к решению стратегических задач, направленных на организацию обороны в масштабе всей страны и непосредственное руководство вооруженной борьбой на необходимом направлении (направлениях).

. Ограниченность людских ресурсов, неравномерная плотность населения, очаговый характер экономических зон, низкая эффективность производства, технологическая отсталость, неразвитость и уязвимость транспортных коммуникаций усложняют подготовку и осуществление мероприятий оборонного характера.

. Россия находится на важнейших транснациональных воздушных, морских и наземных магистралях, от характера функционирования которых зависит как развитие военно-политической обстановки в мире и регионах, так и непосредственно ход военных операций на различных стратегических направлениях.

. Вооруженные конфликты и очаги напряженности в различных регионах мира не могут не влиять на Россию, а вооруженные столкновения вокруг ее границ делают уязвимой территорию страны в военном отношении.

. Неудовлетворенность решением исторических споров в прошлом создает в настоящем потенциальную опасность предъявления территориальных и иных претензий к России со стороны соседних государств.

. Радикальные изменения глобального характера лишили Россию ряда геополитических и геостратегических преимуществ, позволяющих ей и ее союзникам осуществлять военно-политический маневр в интересах обеспечения своей безопасности.

В настоящее время центральным направлением во внешне-политических приоритетах России являются страны СНГ, или ближнего зарубежья. Все постсоветское пространство составляет зону ее жизненно важных интересов в области экономики, обороны, национальной безопасности и т.д. Основные угрозы глобального порядка, исходящие из этого пространства, сводятся к следующим: неконтролируемая утечка материалов и технологий, пригодных для производства ядерного и химического оружия; территориальные претензии, чреватые перерастанием в конфликты и войны; национализм и религиозный фундаментализм, способные поощрять нетерпимость и этнические чистки; техногенные и экологические катастрофы; неуправляемые миграционные процессы; наркобизнес; усиление международного терроризма и т.д.

После роспуска СССР, и особенно с начала 1993 года, когда Б.И. Ельцин объявил СНГ зоной жизненных интересов России, еще больше было сказано о важности разработки «особых отношений» Москвы с бывшими республиками СССР. Но сегодняшние отношения с бывшими союзными республиками и странами соцлагеря оставляют желать лучшего, так как они являются ответной реакцией на десятилетия нередко принудительных «братских» отношений, и одновременно отражают стремление за счет обширной помощи от других мировых центров милы, учитывая ослабленность России, перескочить через несколько ступеней социально-экономического развития. Принципиально важным аспектом разработки внешнеполитической стратегии является общая самооценка, а также конкретное восприятие самого себя в отношении потенциальных объектов данной стратегии. Стоит ли каяться или становиться в позу обиженного благодетеля, если Россия не принимает ответственности за объективное зло, причиненное ее историческими предшественниками, то по логике она не может требовать и благодарности за объективно прогрессивные деяния российской монархии и СССР. Иными словами отношения с бывшими союзниками и республиками СССР следует начинать с чистого листа отказываясь от эмоций строить на чисто прагматичной основе. А это предполагает тщательный подсчет объективных, нынешних и перспективных интересов России в отношениях с «ближним» и «средним» зарубежьем и возможностей их реализации, то есть разработку позитивной геополитической программы для стран этих регионов.

Национальное побуждение России в рамках СССР сопровождалось появлением у значительной части российской политической элиты убеждения, что другие союзные республики живут за счет РСФСР и являются тормозом ее развития. Такое впечатление усиливали и знаменитый визит М.С. Горбачева в Литву, где советский руководитель заявил, что республика вывозит на два миллиарда рублей меньше продукции, чем ввозит, то есть субсидируется другими республиками. Последовавшие затем в прессе скрупулезные подсчеты внутрисоюзного товарооборота. Поэтому оптимальным для России признавалась политика дистанцирования от них (может быть, за исключением наиболее развитых и близких по крови и духу народов) и одновременного сближения с якобы более перспективными западными партнерами. Подобный подход, по сути отрицающий существование сколько-нибудь значительных российских интересов в большинстве союзных республик, одно время оказывал заметное воздействие и на российское руководство и явно сказался на составе приглашенных в Беловежскую Пущу. Позднее наши лидеры бросились в другую крайность, заявив о наличии на территории всего бывшего СССР жизненно важных российских интересов, к которым были отнесены налаживание на новой основе хозяйственных и транспортных связей, урегулирование конфликтов и достижение стабильности по периметру Российских границ, оборона внешних рубежей СНГ, гармонизация внешне-политических курсов, создание единого военно-стратегического пространства, предотвращение наращивания военно-политического присутствия третьих стран, недопущение распространения чужих решений, создание единого информационного пространства, защита прав этнических россиян. Но это не жизненно важные интересы, а скорее промежуточные задачи.

Гармонизация всех внешних политик, создание единого военного пространства и так далее - зачем? Очевидной самостоятельной выгодой для России здесь нет. Значит должна быть какая-то последующая, истинная цель. Вполне вероятно, что она заключается в создании империи нового образца, так как вышеперечисленными путями можно добиться практически полного контроля более сильной России над внешним и внутренним поведением более слабых республик почти в границах бывшего СССР. Если это на самом деле так, (а это косвенно подтверждает развернувшаяся в печати дискуссия на тему «Стоит ли России становиться империей»), то прежде всего новая масштабная империя в сегодняшнем мире была бы непопулярна, ее создание отличило бы нахождение экономических, финансовых, политических компромиссов на антироссийской основе между соперничающими мировыми центрами силы. Геополитическая имперская конструкция ценна лишь а столько, насколько политические, экономические дивиденды превышают затраты ресурсов на е поддержание. И сегодня России не стоит воскрешать практику, которая изжила себя.

После 1991 года во внешнеполитическом ведомстве и окружении президента России возобладали лица, считавшие западное направление российской политики основным. Период 1991-1993 гг. знаменателен тем, что Москва желала, как может быть никогда ранее во всей русской истории, расширения связей со своими недавними антагонистами. Важно заметить, что после событий августа 1991 года в России не было антизападных настроений, напротив, была явственная симпатия, удивительная после семидесяти лет целенаправленной пропаганды. Практически не было антирусских настроений и на Западе, хотя не было уверенности в стабильности перемен в России. Уже писали о «конце истории» и эре бесконфликтного развития. Взаимные симпатии 1991 года были хорошим основанием, на них можно было строить отношения России и Запада. Колоссальные военные бюджеты можно было теперь направить в производственную сферу. Лозунг дня России: использовать хорошо технологически оснащенную военную промышленность для производства товаров народного потребления. Многие надеялись на повторение китайского способа освоения западного опыта: открытые торговые зоны, допуск благотворных западных инвестиций, приобщение России к международному разделению труда. Дело было за конструктивной программой, за талантливым исполнением, следовало избегать только дилетантизма и некомпетентности.

Однако обнаружилось, что новая Россия, это лишь половина прежнего Советского Союза, что Россия вступила в полосу общественного, экономического, морального кризиса. НГ - не создало надежного взаимодействия механизмов своих частей. Ему не удалось сохранить хотя бы самые необходимые экономические и этнические связи. Отдельные части прежде единой страны находились в состоянии войны: Закавказье, Таджикистан.

Неустойчивыми оказались отношения стран учредителей СНГ - Белоруссии и Украины. Россия оказалась, по существу, единственным государством, способным обеспечить хотя бы некоторый прогресс. Но она могла это сделать лишь в дружественном окружении, не теряя связей с частями бывшего СССР. Показались перспективы создания союзов вдоль границ России, но без ее участия. Вчерашние республики явно желали особых отношений с центрами из дальнего зарубежья.

Расположение России между Европой и Азией предопределяет евразийский характер ее государственности. Уникальность размещения России одновременно на двух континентах обуславливает то, что она никогда не была страной в обычном понимании этого слова. Россия, благодаря своему размещению и обстоятельствам формирования, всегда представляла Евразийскую цивилизацию, не похожую ни на Запад, ни на Восток, выполняла функцию буфера и посредника между ними.

Мировой державой ССР делали не только относительные экономические успехи 60-х годов, развитие ракетной технологии или обладание ядерным оружием. Географическое расположение страны играло в ее возвышении к статусу мировой державы весьма существенную роль. Оценивая не сегодняшнее геополитическое положение России, нельзя не отметить, что после распада Советского Союза геополитическое положение нашей страны, ставшей независимым и суверенным государством, значительно ухудшилось. Геополитическое пространство приобретенное в результате длительной исторической борьбы и ценой больших лишений, частично утрачено.

Нельзя недооценивать тот факт, что после распада Советского Союза численность населения и экономический потенциал России составили около 60% от бывшего СССР, территория - 76% от его территории. Многие, занимающие передовые позиции в мировой науке, центры разработки современных технологий оказались на Украине, в Белоруссии, странах Балтии и Казахстане.

Помимо этого, развал Варшавского договора, вывод войск с территории Европы, Монголии, бывших советских республик, а также распад мощного оборонного комплекса Советского Союза (за пределами России на бывших передовых рубежах оказались самые боеготовые, технически оснащенные, мобильные части, ряд военных производств) не могли не сказаться на военной инфраструктуре Российской Федерации. Все это, в купе со «вхождением» недавних союзников в НАТО, привело к сужению пространства геополитического влияния страны, снижению ее геополитического статуса.

Поэтому в геополитическом отношении нынешнее положение России характеризуется утратой статуса сверхдержавы, сужением сферы ее влияния в мире, потерей большинства традиционных союзников (партнеров), ограничением геостратегических выходов в Европу в результате создания кордона государств Балтии и Восточной Европы, вышедших из сферы традиционного российского влияния.

Вместе с тем, с учетом сложившегося геополитического и геостратегического положения, Российская Федерация не может рассматриваться в качестве заурядной региональной державы, как в этом ее настойчиво пытается убедить Запад. Россия в настоящее время является одним из важнейших мировых центров, сохраняет признаки великой державы.

Каковы же признаки такой геополитической роли Росси:

масштабы территории, уникальное географическое расположение в Европе и Азии;

сохранение за собой места постоянного члена Совета Безопасности ООН;

ракетно-ядерный потенциал России - единственный в мире, способный нанести поражение Америке как сверхдержаве;

не утеряно (хотя и значительно уменьшено) влияние России на других игроков в мировой политике (геополитическое пространство России сужено до такой степени, чтобы с ним перестали считаться, оно по-прежнему остается одним из ключевых на политической карте мира);

сохранился российский национальный генетический код, содержащий стремление к самостоятельному и «заметному» месту в истории;

наличие практически всех видов сырья и ресурсов, экономический и военно-технический потенциал, образованное население позволяют России вернуть утраченную позицию одной из ведущих индустриально-промышленных стран мира;

Россия постепенно осознает себя, освобождается от иллюзий, адаптируется к современным реалиям, набирается опыта и прагматизма, осознает свои национальные интересы в новых геополитических реалиях;

Россия - уникальная цивилизация, условно синтезировавшая многие мировые культурные потоки. Выдержав испытания, окрепнув экономически и технологически, она может стать прообразом будущего развития человечества.

В этой связи, констатируя, что геополитическое и геостратегическое положение России существенно ухудшилось, не следует считать данное состояние необратимым.

История неоднократно свидетельствовала, что от хода развития событий в России зависит положение не только в ней самой, но и в мире в целом.

В свою очередь, кризисные явления в экономике и политике, нестабильность, значительное ослабление военной мощи не только подрывают место и роль России в мире, но и стимулируют различные виды экспансии, которые могут привести к утрате существующих геополитических сфер влияния, а также самостоятельности и независимости в проведении своей внутренней и внешней политики. Как отметил резидент Российской Федерации В.В.Путин: «…Россия обречена быть великой державой, или ее не будет вовсе».


Глава 2. Концепция национальной безопасности: проблемы формирования и реализации


.1 Нормативно - правовое регулирование вопросов национальной безопасности. Основные направления и задачи


Общая характеристика состояния законодательной базы и правового регулирования в области национальной безопасности. В настоящее время правовое регулирование вопросов национальной безопасности по отдельным видам безопасности осуществляется на основании более чем 70 федеральных законов, более 200 указов Президента РФ, около 500 Постановлений Правительства РФ, а также других подзаконных актов.

Законодательная база в области национальной безопасности РФ носит частично-фрагментарный характер, порождая локальные (изолированные друг от друга) и разрозненные массивы правовых норм, касающиеся отдельных видов национальной безопасности и относящиеся к различным отраслям права. Последнее связано с тем, что вопросы национальной безопасности пронизывают фактически все сферы общественных отношений и объективно могут быть определены в любой из существующих отраслей права. Можно констатировать и наличие потенциальных затруднений в применении существующих норм права в определенных случаях государственной и общественной деятельности.

При этом в обществе не сформировалось целостное представление о национальной безопасности России и, следовательно, в настоящее время системный подход к формированию права и законотворчеству в области национальной безопасности весьма затруднен. Это определяет отсутствие надлежащей систематизации ныне действующего законодательства в области национальной безопасности в целом и создает трудности объективного и субъективного характера при формировании целостного нормативного правового обеспечения деятельности в области обеспечения национальной безопасности.

Перечисленные основные аспекты правового регулирования национальной безопасности в Российской Федерации определяются рядом объективных причин:

во-первых, в России продолжается становление новых общественных отношений и демократического правового государства, что влечет за собой необходимость изменения всего правового пространства РФ;

во-вторых, изменение геополитического положения и государственного устройства повлекло за собой расширение представления о правовом регулировании вопросов безопасности личности, общества и государства;

в-третьих, отсутствие сформированных национальных интересов и долгосрочных целей национальной безопасности затрудняет деятельность государства в области обеспечения национальной безопасности, в том числе, законотворческий процесс в этой области. Большинство нормативных правовых актов по вопросам национальной безопасности не относится к актам (законам) прямого действия.

Существующие системы законодательства в области национальной безопасности.

В большинстве государств как континентальной, так и англо-саксонской систем права вопросы обеспечения национальной безопасности кодифицированы в рамках соответствующих традиционных отраслей права. Например, в США вопросы национальной безопасности рассматриваются отдельной главой (chapter 15) в рамках Кодекса Title-50 "Война и национальная оборона".

Большинство обобщающих сборников нормативных правовых актов, в которых делается попытка отразить единство национальной безопасности, составляются методом инкорпорации. При этом, в американской системе права к вопросам национальной безопасности относятся: цели внешней политики, утверждаемые в различных документах президента и конгресса; нормы международного права, связанные с договорными обязательствами Соединенных Штатов, вопросами войны и мира, контроля за вооружениями; внутренние законы и подзаконные акты, относящиеся к функционированию государственной власти в сфере обеспечения национальной безопасности в различных ее сферах.

Содержание зарубежных сборников нормативных правовых актов в области национальной безопасности свидетельствует о том, что объединяемые в их рамках акты в основном отражают взгляды на обеспечение безопасности правящей администрации в конкретных условиях международной и внутренней обстановки. Особое внимание при этом уделяется процедурным вопросам межведомственного взаимодействия, разделения полномочий и предметов ведения государственных органов в случаях возникновения внутренних опасностей и внешних угроз, прежде всего военных.

Основные направления и задачи в области систематизации законодательства и формирования права в области национальной безопасности. Применение права является способом обеспечения национальной безопасности как состояния личности, общества и государства, не выходящего за пределы действующих правовых норм. Выход за эти пределы любой деятельности субъектов права национальной безопасности может быть квалифицировано как нарушение национальной безопасности, как угроза или опасность.

В связи с этим, роль права в создании универсальной системы национальной безопасности сводится к проработке двух ключевых направлений:

  1. В области правоприменения необходимо обеспечить эффективное
    функционирование действующего правового массива и максимальное
    использование его потенциала для сохранения, существующего
    международного и национального правового порядка.
  2. В области формирования права необходима выработка новых
    правовых норм и международных правовых обязательств в интересах защиты
    личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз. В интересах правоприменения к основным задачам следует отнести:
-теоретическое обоснование возможности выделения вопросов
национальной безопасности в отдельную отрасль права; -четкое правовое определение ключевых понятий национальной
безопасности, таких как "национальная безопасность", "национальный
интерес", "защита национальных интересов", "угроза национальным
интересам", "угроза национальной безопасности"; -выявление возможной на настоящем этапе формы систематизации
законодательства в области национальной безопасности; - на основании решения перечисленных задач - выявление существующих пробелов в праве.

В интересах формирования системы права в области национальной безопасности к основным задачам следует отнести:

формирование программы законопроектной деятельности, затрагивающей основные сферы национальной безопасности;

-разработку и принятие Федерального закона "О национальной
безопасности" на основе Федерального закона "О безопасности"; - создание целостного нормативного правового обеспечения национальной безопасности РФ, в котором правовую основу получили бы такие аспекты как: национальные ценности и приоритеты; сущность национальной безопасности; ее виды; угрозы ей; механизмы противодействия угрозам; порядок осуществления механизмов взаимодействия органов государственной власти при парировании угроз национальной безопасности; контроль деятельности органов государственной власти по обеспечению национальной безопасности и оценка ее эффективности;

- разработка базовых ведомственных и межведомственных инструкций,
планов и стандартов на основе нормативно-правовой базы национальной
безопасности. Единая, универсальная и внутренне согласованная нормативная основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, как источник права и относительно постоянная величина, должна являться правовым базисом для разработки текущих, изменяемых в зависимости от внутренней и международной обстановки, политических документов в области национальной безопасности и, прежде всего, ее Концепции, а также развивающих ее стратегий по отдельным видам национальной безопасности и соответствующих ведомственных программ.

.2 Анализ концепций национальной безопасности России и США: преимущества и недостатки


По мнению экспертов, в настоящее время законодательная база в области национальной безопасности РФ носит частично-фрагментарный характер, порождая локальные и разрозненные массивы правовых норм и отражая отсутствие целостного представления в органов государственной власти этого предмета. Одним из результатов такого состояния нормативной базы в области НБ РФ стала аморфная Концепция национальной безопасности РФ (далее КНБ-97), введенная Указом Президента РФ № 1300 от 17.12.97 г.

Анализ официальных документов РФ в области НБ показывает отсутствие проработанности следующих ее аспектов:

. В КНБ-97 отсутствует т.н. национальная доктрина, то есть наиболее общие представления о национальных целях и интересах, задающие «миссию страны» на значительном временном интервале. Отсутствует и геополитическая модель (место и роль России в мире), в соответствии с которой строится политика обеспечения национальной безопасности. При этом основные объекты национальной безопасности - народы России уклад общественной и духовной жизни - подменены абстрактными "интересами личности, общества и государства".

2. Отсутствие четкой национальной доктрины не позволяет
сформулировать общенациональные интересы РФ, и, как следствие,
взвешенные магистральные целевые установки, что проявляется прежде
всего в аморфности официальных взглядов на оптимальные модели
федеративного устройства РФ, ее экономики и социальной сферы, ее
обороны и внешних устремлений. 3. Остается открытым вопрос о соотношении национальных целей и
триады "средства-методы-условия (угрозы)" их достижения, лежащий в
основе государственной политики обеспечения НБ. Отсюда невозможность
законодательно утвердить минимально необходимые уровни расходов на
безопасность и оборону страны в отношении к ее ВВП. Фактически нет
обоснованных нормативных критериев обеспечения безопасности, даже в
экономике и экологии. Отсутствуют технологии управления и организации
обеспечения национальной безопасности, а также закрепленные механизмы межведомственного взаимодействия в чрезвычайных условиях. Если в целом деятельность государственных органов по видам безопасности регламентируются соответствующими нормативными правовыми документами, то некоторые ее подвиды и аспекты не получили еще должной разработки и развития. 4.В сфере конституционной безопасности не существует единого
нормативного перечня органов, обеспечивающих национальную
безопасность РФ, не определены их задачи, полномочия и механизмы
взаимодействия. В области федеративного устройства страны не решена
задача выравнивания прав субъектов Федерации на основе учета их
интересов. Не разработаны и перечни приоритетов деятельности
межрегиональных ассоциаций экономического взаимодействия. На первый
план выходят проблемы выравнивания социально-экономических
диспропорций, формирования рыночной среды, мобилизации внутреннего
потенциала субъектов РФ на основе единого государственного замысла.

  1. В экономике ключевыми аспектами становятся обеспечение
    энергетической и продовольственной безопасности России, а также
    сохранение государственного контроля над стратегически важными
    ресурсами. Особую роль при этом приобретают разграничение прав
    собственности Федерации и ее субъектов. Крайне остро для экономической
    безопасности РФ (экономической независимости) стоит проблема
    взаимоотношений с международными финансовыми организациями, а также
    ТНК и МНК, на которые приходится не только большая часть долгов РФ, но
    и основная масса инвестиций в российскую экономику (в основном в форме
    кредитов). Фактически неразработанными остаются вопросы обеспечения
    технологической безопасности и защиты интеллектуальной собственности.
    Слабо проработаны и вопросы перераспределения собственности, связанные
    с ними социальные проблемы и обеспечение общественной безопасности.
  2. В зачаточном состоянии находятся вопросы управления
    миграционными потоками и демографическая политика, напрямую
    затрагивающие не только социально-экономическую сферу, но и сферу
    обороны РФ (Северный Кавказ, Дальний Восток и Сибирь).
  3. В области обеспечения обороны военная безопасность, касающаяся
    использования Вооруженных Сил РФ для защиты ее интересов, все больше
    отождествляется с оборонной безопасностью, определяющей общую
    подготовку страны к войне (в т.ч. и ВПК). Отсюда и слабые варианты
    Военной доктрины РФ. Не получили также освещения вопросы
    распределения прав и обязанностей между государством и частным сектором
    экономики на случай чрезвычайных ситуаций, мобилизации и военного
    положения.
  4. Серьезным пробелом в обеспечении НБ РФ остается отсутствие
    четких приоритетов РФ в отношении ключевых регионов мира и
    разработанных на их основе региональных стратегий в отношении зон
    жизненно-важных интересов, необходимых партнеров и военных союзников,
    взаимодействия с международными организациями и выполнения международных обязательств РФ. Таким образом, рассмотренные аспекты национальной безопасности РФ требуют дальнейшей разработки и законодательного оформления. Видение проблем национальной безопасности в США имеет доктринальный характер. Доктрина национальной безопасности в США - это интеллектуальный продукт, совокупность взаимосвязанных идей в области управления тенденциями, реальными и прогнозируемыми, для защиты постоянных интересов общества и государства.
Стратегия национальной безопасности США, обновляемая с известной периодичностью, является лишь официальным, документальным резюме по вопросам национальной безопасности. Доктринальное видение национальной безопасности в США имеет следующую структуру: . фундаментальные (постоянные) интересы, которые, по заявлению М.Олбрайт, неизменны в течение более чем 200 лет и (в ее же трактовке) заключаются в обеспечении безопасности, процветания и свободы американского народа; . миссия страны на данном этапе (это и есть доктрина, отражающая национальные интересы в конкретном понимании президента США); . конкретные целевые установки, разрабатываемые и достигаемые президентской «командой», государственными структурами, группами влияния, коммерческими и неправительственными организациями, т.е., как прописано в нашем, российском законодательстве субъектами национальной безопасности страны. Действительно, поле субъектов НБ множественно и не сводится только к администрации президента. Например, известно, что в 1995 г. проведение официальной внешней политики США (без расходов на оборону) стоило 21 млрд. долл. плюс 16 млрд. внешней помощи при федеральном бюджете в 1,6 трлн. долл. Если же иметь ввиду внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность отдельных ведомств (Пентагона, ЦРУ, Министерства энергетики), а также национальных компаний и МНК, неправительственных организаций со своими, мягко говоря, отличающимися от декларируемых государством целями на международной арене, то стоимость американской политики безопасности возрастет в десятки раз. Множественность субъектов, имеющих собственные взгляды на интересы США, ставящих соответствующие цели и разрабатывающих стратегии их достижения, определяется особенностями американской институциональной системы. Ключевыми факторами, определяющими процесс разработки взглядов на национальную безопасность в США, являются: степень реальности внешней угрозы; политическая роль президента; степень межпартийной борьбы в Вашингтоне. Чем больше ощущение внешней угрозы, тем больше процесс формирования американской политики национальной безопасности становится централизованным и контролируется президентом, жестко следуя национальным интересам, которые превращаются из лозунгов в руководство к действию. Конгресс и группы влияния становятся второстепенными звеньями. СМИ занимают президентскую сторону. Чем меньше угроза, тем больше формирование стратегии национальной безопасности становится децентрализованным и бесконтрольным процессом. В этот процесс все больше вовлекаются Конгресс, группы влияния и СМИ. Разнообразие и противоречивость разрабатываемых в этот период вариантов стратегии национальной безопасности связаны с ориентацией членов Конгресса на удовлетворение интересов, прежде всего, нужных групп избирателей и финансовых групп в своих штатах. При этом следует учитывать чередование циклов в общественном развитии США, доминирование общественного или частного интереса. (А. Шлезингер). При избрании президента от республиканцев в руководство вопросами национальной безопасности назначаются лидеры деловых кругов, бывшие высшие военные чины и известные ученые-международники (Г.Киссинджер, А. Хейг, Дж. Шлиссенджер, К. Пауэлл). Отличительной особенностью республиканской администрации является жесткий реализм, а доктрина национальных интересов, отдающая выраженный приоритет внешним, а не внутренним делам, ориентируется на использование силовых инструментов, поддержку союзников и выработку такой стратегии, цели которой могут быть выполнены. Для республиканской администрации характерно стремление избежать войны и политического авантюризма. Такая общая модель нашла отражение в деятельности администраций Р.Рейгана и Дж. Буша. Демократов отличает либерализм, особенно в отношении экономических и социальных вопросов. Интересы различных групп населения, поддерживающих демократов (мелкие фермеры, еврейские объединения, выходцы из других стран, юристы и журналисты) больше отличаются друг от друга, чем интересы групп, поддерживающих республиканцев. В администрацию «демократических» президентов назначаются ученые, юристы, политические деятели из Конгресса (С.Вэнс, З.Бжезинский, Э.Лейк, М.Олбрайт, С.Тэлботт). При решении проблем национальной безопасности демократы ориентируются больше на желаемый результат, нежели на пути и необходимые средства его достижения. Демократы предпочитают право силе, однако используют для этого и военные инструменты, особенно не задумываясь о порядке их использования и последствиях (войны в Корее, Вьетнаме, акция в Сомали и бомбардировки Косово). Демократы с большим трудом управляют внешними конфликтами (например, Югославия - 1999 г.). Степень межпартийной борьбы оказывает значительное влияние на политику национальной безопасности США. Межпартийная борьба значительно снижает риски, на которые хотела бы пойти администрация, поставив под угрозу национальные интересы, а также дает возможность избежать выдвижения рискованных и амбициозных внешнеполитических инициатив. Низкий уровень межпартийной борьбы повышает вероятность осуществления рискованных мероприятий. Двухпартийное согласие привело, например, к войне в Корее и во Вьетнаме, а также к одобрению расширения НАТО. В условиях низкого уровня угроз и слабой межпартийной борьбы процесс определения основных приоритетов страны становится глубоко бюрократическим и приводит к длительному согласованию ключевых национальных целей в администрации президента. После «холодной войны» для США исчез вынужденный контроль за собственными планами и амбициями, связанный с опасностью противодействия другой стороны или эскалацией цены реализации этих планов. В США окрепло представление о своих возможностях как о стержневом механизме поддержания выгодного для американского общества мирового порядка (shaping). Сочетание этих обстоятельств с множественностью субъектов национальной безопасности воскресило целый спектр доктринальных трактовок роли и места США в современном мире, значительно отличающихся от официальных и, мало того, частично реализуемых отдельными государственными организациями и неправительственными субъектами. Следуя классификации американского исследователя Ф.Нахта, эти
трактовки сводятся в четыре основные группы, которые образует
пересечение двух альтернатив в трактовке национальных интересов США: . изоляционизм (выборочная вовлеченность) - глобальная вовлеченность в мировые дела; . опора на собственные силы («односторонники») - опора на международные организации и союзников («многосторонники»- интернационалисты). Сторонники опоры на международные организации делятся на две группы. К первой из них относятся апологеты глобального лидерства США с опорой на международные организации и союзников США, которые должны помогать реализовывать глобальные устремления Вашингтона. Разработчики этой доктрины национальных интересов (У.Кристофер, Э.Лейк, П.Тарноф, М.Кеннеди, Р.Хаас) связаны с Демократической партией, а также крупнейшими межнациональными корпорациями, в которых ведущие позиции занимает еврейский капитал. Очень тихо в хоре этих заявлений звучат и идеи о необходимости возвращения к забытым принципам мирного сосуществования, конвергенции и т.д. Вторая группа «многосторонников» выступает за необходимость четкого выделения наиболее важных интересов США в реальном времени, ориентируя на необходимость знать то, что относится к безопасности США, а что - нет. К сторонникам такого «аккуратного» подхода относятся деятели высшей американской бюрократии, как правило технократы-практики из Госдепартамента, Министерства обороны, ЦРУ и т.д. Доктрина выборочной вовлеченности разработана Г. Киссинджером, У. Мейнесом, Б. Бредли, отчасти З. Бжезинским, Ч. Купчаном, относящимися к демократам и финансируемыми из тех же источников (т.е. МНК). Сторонников опоры на исключительно американские силы также делят на две группы. Одна из них предлагает глобальную вовлеченность в мировые дела без учета интересов и даже сотрудничества с официальными союзниками, не говоря уже об ООН, ОБСЕ и т.п. - упор на сверхдержавность США без оглядки на кого бы то ни было. Эти взгляды отражены в доктринах Б. Доула, Н. Гингрича, докладах республиканского «Фонда Наследие» (Фельнер), Кристола и Кагана («доброжелательное лидерство»), З. Халилзада, Д. Джонстона («служение-лидерство») и отражают предпочтения мощных моно- и транснациональных компаний, интересы которых лоббируют группы влияния из теперешнего республиканского конгресса. Другая группа «односторонников» - это т.н. «неоизоляционисты» или «затворники», отстаивающие необходимость резкого сокращения внешней военно-политической активности США и сосредоточения на экономических и внутренних аспектах безопасности Америки. Выразителями такой трактовки интересов США выступают Дж. Хелмс (Сенат) и Дж.Шлиссенджер, а также часть высшей бюрократии, курирующей внутренние проблемы (доктринальное обоснование - Д. Бендоу, К. Лайон). «Затворники», как правило, республиканцы, выразители интересов малого и среднего бизнеса. Несмотря на то, что в большинстве перечисленных доктрин отсутствуют прямые антироссийские положения, их анализ показывает, что Россия рассматривается как системное препятствие на пути их реализации. Наименее агрессивно настроены по отношению к России доктрины изоляционистов, что понятно, а также «выборочных» «многосторонников». Доктрины последних исходят из теории баланса сил. Поэтому Киссенджер призывает всячески ограничивать расширение России за счет «ближнего зарубежья», а У.Мейнес сбалансировать силу РФ проведением скоординированной с ЕС, Китаем, Японией и, возможно, Индией политики сдерживания. Позиция этих доктрин в отношении России понятна. Чиновники-практики, вне зависимости от партийной ориентации, реализующие внешнеполитический курс, в т.ч. в отношении России, знают реальную цену усилий по сдерживанию, а мелким и средним бизнесменам до России вообще нет дела. Наиболее неприятные для интересов России направления деятельности обозначены в доктринах глобалистов. При этом, «многосторонники»-демократы в полной мере стремятся расширить демократию и рынок как в РФ, так и в зонах ее бывшего влияния. Именно эти доктринальные установки в полной мере были реализованы и проводились администрацией Клинтона. «Управление реформами» (или кризисом - как угодно) из США уже нанесло РФ значительный ущерб без привлечения силовых методов. Кроме того, расширилось число военных союзов с явной антироссийской направленностью (расширение НАТО). Наиболее явные антироссийские положения содержатся в доктринах глобалистов-«односторонников». Они тоже предполагают необходимым не допустить возрождения РФ в границах СССР, сбалансировать ее мощь в Европе и Азии, развернуть национальную ПРО для нейтрализации ее ядерного статуса, получить свободный доступ к ее ресурсам и рынкам «ближнего зарубежья», отменить ООН, где РФ - постоянный член СБ и т.д. Агрессивность доктрин глобалистов объясняется прежде всего учетом интересов национальных и многонациональных корпораций. Здесь под национальным интересом понимается прежде всего выгода, размеры которой зависят от успешности использования объективных процессов глобализации. В настоящее время эволюция взглядов на национальную безопасности США пришла к своему закономерному итогу. США открыто заявляют о своей силовой «единственности» и безальтернативности как организующего начала в глобальном масштабе. Весь мир стал делиться на тот, который признает «мир по-американски» и тот, который «заблуждается» относительно наступления последнего. Фактически У.Клинтон сформировал новую доктрину США как новой оси мироздания, метрополии для всего остального мира, развитие которого зависит от американских ресурсов, воли и интеллекта. США, беря на себя роль глобального лидера, становятся основой международной безопасности и американоцентричной системы международного права («США больше чем ООН»). В доктрине У. Клинтона фактически сфокусировались антироссийские положения глобалистов, как демократов «многосторонников», так и республиканцев-«односторонников».

Таким образом, анализ альтернативных взглядов на национальные интересы США показал следующее:

  1. Согласно большинству существующих доктрин США будут объективно генерировать для России системную и долговременную угрозу, вытекающую из стремления национальных американских компаний управлять процессами глобализации в интересах собственного сохранения и развития. Изоляционизм США для России несет угрозу, сопоставимую по катастрофичности с развалом СССР.
  2. Столкновение глобальных интересов США и интересов России будет неизбежно. Формы и интенсивность такого столкновения (почти по Хантингтону, а точнее, Гумилеву) могут быть различными: от косвенных и неявных до открытой конфронтации.
  3. Доктрина У.Клинтона была унаследована следующей американской администрацией в силу преемственности курса и сохранила в начале 21 века текущий уровень оперативных угроз в виде расширения НАТО, выдавливания РФ из Закавказья и Центральной Азии, проведения устрашающих операций в отношении потенциальных союзников России, закрытия для российских фирм американского рынка, информационных атак и т.д.
  4. Ущерб РФ даже при сохранении существующего уровня угроз от деятельности США будет нарастать при сохранении тех же условий планирования в области национальной безопасности РФ. Это связано с отсутствием в России (со времен В.Ленина и, возможно, И.Сталина) доктринального мышления и формирования доктринально-управленческих, а не администрирующих документов в области национальной безопасности.

Глава 3. Геополитический потенциал России и факторы обеспечения национальной безопасности государства


.1 Геополитический потенциал и возможности развития России


Геополитический потенциал - это совокупность ресурсов устойчивого развития.

Нужны позитивные сдвиги в экономике с ориентировкой на стабильный режим развития и совершенствования все ресурсов государства. К ресурсам государства относятся:

. Дееспособная подконтрольная обществу вертикаль государственной власти.

Должны быть реализованы политические возможности государства по управлению собственным развитием и обеспечению национальной безопасности.

. Демографический потенциал.

Несмотря на высокий образовательный уровень, население России сокращается и составляет 148 млн. человек. Учитывая идею межцивилизационного моста, проложенного в обход России опирающегося на проект «великого шелкового пути», связывающего два океана - Тихий и Атлантический, необходимо искать варианты противодействия. Должна быть программа по заселению огромных пространств Сибири и Дальнего Востока.

. Территория.

Необходимо, чтобы Россия пошла по пути соблюдения национальных интересов: территориальной целостности, защиты конституционного строя и суверенитета. Уязвимое место России - это границы. Протяженность е сухопутных границ имеет электросигнальную систему. Стоимость оборудования пограничной заставы по полному профилю (она охраняет 12…20 км границы) в 1995 г. составляла 10 млрд. рублей, одного километра границы - 3 млрд.рублей. На обустройство границы денег и времени у России нет. Из ее новых границ со странами СНГ 99% практически не охраняется. Состав российских пограничных войск после распада СССР сократился на 1/3, а их боевые возможности - наполовину. Поэтому российское руководство по соглашениям с другими независимыми государствами СНГ (Киргизией, Арменией, Грузией, Таджикистаном) взяло на себя обязательство охранять их границы. Российско-грузинскую границу на ее чеченском участке российские пограничники охраняют, так сказать, находясь на территории Грузии. Уйти с охраняемых границ стран СНГ российским пограничникам нельзя, ибо их открытие создало бы возможность для беспрепятственного проникновения в Россию контрабандных товаров, оружия, наркотиков через Центральную Азию и Закавказье. Уход российских пограничников из Таджикистана создал бы реальную угрозу дестабилизации в Центральной Азии, распространения исламского фундаментализма не только на этот регион, но и сопредельные территории РФ, где проживает значительная часть мусульманского населения России. Наконец, при открытой границе в Россию хлынул бы поток беженцев (только из Центральной Азии не менее 12,5 млн. человек). Принять и обустроить их Россия сейчас не в состоянии хотя в принципе миграция рабочей силы была бы полезна для освоения российских территорий, подъема производительных сил страны, вливания «свежей крови» в российское общество. Россия имеет 3 типа участков границы:

границы, совпадающие с границами бывшего СССР, оформленные в международно-правовом отношении. Это границы с Норвегией (155 км), Финляндией (1190 км), Польшей (282 км), Монголией (270 км), Китаем (3040 км) и КНДР (15 км);

границы с государствами СНГ, не оформленные в международно-правовом отношении. Это границы России с Белоруссией (825 км), Украиной (1350 км), Казахстаном (4800 км), Азербайджаном (263 км);

границы с бывшими республиками СССР, не входившими в СНГ. Это границы с Эстонией (264 км), Латвией (208 км), Литвой (197 км), Грузией (780 км).

. Ресурсная, энергетическая самодостаточность.

Необходимо поддерживать стабильный режим развития, совершенствуя все ресурсы развития. Так, Россия полностью обеспечена энергоресурсами, в то время как в СССР существовала на 23% потребность в иностранных ресурсах. Япония зависит от иностранного энергетического сырья на 23%. Энергетические ресурсы России значительны. Россия владеет 13% мировых природных запасов нефти, 42% - газа, 43% - угля. В Росси осуществляется 11% мировой добычи нефти, 28% - газа, 14% -угля. Основными рынками сбыта российской нефти являются Восточная Европа (25% от объема российской добычи нефти), Великобритания и Ирландия - 25%, США и Канада - 7%. Ресурсы России должны быть использованы для выхода из тяжелой экономической ситуации.

. Транспортная инфраструктура.

Россия контролирует единственный наземный путь, связывающий Европу и страны АТР. В силу своего географического положения Россия может сформировать вокруг себя «мощный и динамично развивающийся рынок мировой экономики». Но для использования уникальных географических возможностей России необходимо укреплять ее экономически и демографически.

По оценкам доктора географических наук С.Б.Лаврова: «Демографическая ситуация катастрофически ухудшилась в годы «реформ». За 1993 г. население России уменьшилось на 804 тыс. человек, за первое полугодие 1994 г. - на 453 тыс. человек. Коэффициент смертности достиг в 1994 г. 15,8%, а этот показатель в Псковской и Новгородской областях почти сравнялся с африканским. Б.Хорев категорически отвергает точку зрения некоторых демографов о том, что в спаде рождаемости нет ничего трагического. Ведь период «отрицательного роста населения» ФРГ воспринимается там, как нездоровое явление и сейчас оно преодолено». Необходимо не только демографическое укрепление уникального транспортного коридора через инвестиционное развитие. Также важны территориальные размеры страны и ее положение на геополитических осях, к которым относятся следующие: суша - море, восток - запад, север - юг, центр - периферия.

. Интеллектуальный и морально-психологический потенциал населения.

Как утверждает Андрей Трейвиш, здесь важны опирающиеся на историю, «укоренившиеся представления о силе и слабости нации, о ее друзьях и врагах, о плюсах и минусах общения с внешним миром».

В современной западной геополитике совокупность таких массовых представлений получила название геополитических кодов страны, ее лидеров и населения; они могут совпадать или не совпадать. «И геополитическое положение, и геополитические коды меняются в ходе истории». Сохранение страны, ее лучших научных сил, интеллектуального ресурса позволит осуществить экономическую и политическую модернизацию России. Постулат геополитики гласит: нельзя землю отделять от ее обитателей. Решение проблем людей возможно в перспективе без применения силы, с помощью стратегии непрямых действий.

Стратегия непрямых действий - это сумма подходов и комплекс действий государства, в том числе в области ее национальной безопасности, направленных на реализацию национальных интересов страны путем одностороннего парирования препятствующих этому негативных возмущений во всех сферах его функционирования.

Наличие практически всех видов сырья и ресурсов, экономический и военно-технический потенциал, образованное население позволяют России вернуть утраченную позицию одной из ведущих индустриально-промышленных стран мира.


.2 Угрозы национальной безопасности и пути их преодоления


Анализ геополитического потенциала России невозможно осуществить без учета факторов национальной безопасности государства. Как важнейшее условие существования государства национальная безопасность представляет сбой защищенность от внешних и внутренних угроз, устойчивость к неблагоприятным воздействиям извне, обеспечение таких внутренних и внешних условий существования страны, которые характеризуют стабильный прогресс общества и его граждан. На необходимость системного подхода к проблеме национальной безопасности указывает А.А.Прохожев: «Эта системность заключается не только в триаде «личность - общество - государство, но и в сочетании внешней и внутренней безопасности», и в структуре ее видов: военной, экономической, социально-политической, экологической, информационной, государственной и иных видов безопасности».

В широкий оборот термин «национальная безопасность» был введен в 1904 г. Т.Рузвельтом для обоснования значимости Панамского канала для интересов США.

Проблема национальной безопасности не решаема в рамках одной страны и предполагает нахождение ответа на вызовы и угрозы современного мира. Таким образом, к потенциалу страны можно отнести и реагирование на существующие угрозы, и выработку долговременной стратегии. Безусловно, существует не только теоретической решение проблем безопасности, предполагается и практический сценарий по нейтрализации угроз. Национальная безопасность ориентирована на взаимосвязь внешней и внутренней ее сторон.

В связи с крушением СССР и глобальными переменами Россия стала огромной зоной нестабильности, которая имеет факторы внешней угрозы. Геополитические аспекты безопасности имеют внешние параметры. По мнению К.С.Раджиева: «Россия, по меньшей мере, тремя фасадами выходит на внешний мир: западным, обращенным к евро-американскому миру; южным, обращенным к весьма разнородному исламскому миру; восточным - к Азии и АТР».

Россия является центром стран постсоветского пространства, потенциально образует геополитическую ось новой группировки стран и народов. Безопасность России связана с развитием отношений с Украиной, Белоруссией, Казахстаном. Административные границы со странами СНГ не оформлены как государственные. Это границы России с Беларусью, Украиной, Казахстаном и Азербайджаном. Россия охраняет границы по периметру бывшего СССР. Потенциально Россия в рамках СНГ способна решить проблемы как экономической интеграции, так и единого военно-политического пространства. Но возникают следующие вопросы:

. Неопределенность статуса Каспийского моря, на которое претендуют Россия, Азербайджан, Иран, Туркменистан и Казахстан.

. Проблема прокладки через территорию Азербайджана и Грузии евразийского транспортного коридора, соединяющего Центральную Азию с Европой. Возникновение альтернативных транспортных коммуникаций.

. Необходимость укрепления позиций России в Азербайджане, богатом нефтью.

В создавшихся условиях Россия должна идти на сотрудничество и создание системы дружественных государств в рамках СНГ. Как утверждает К.С. Раджиев: «Одна из главных целей, стоящих в настоящее время перед Россией, - подтвердить свой статус великой державы (или супердержавы) в иерархии стран и народов в современном мировом сообществе по важнейшим экономическим, социальным, политическим, культурным, технологическим и иным параметрам».

Внешнеэкономическая стратегия России должна быть ориентирована не на конфронтацию, а на сотрудничество. Должны быть пресечены все попытки военно-силового давления на Федерацию. В настоящее время, кроме пяти официально признанных ядерных держав, в мире насчитывается еще примерно 10 стран, которые находятся на пороге его создания и способны превратиться из потенциальных в реальных обладателей ядерного оружия. Причем это в основном страны с нестабильным военно-политическим климатом, расположенные в непосредственной близости от России. Учитывая потенциальную угрозу безопасности, указом президента РФ от 2 ноября 1993 г. была утверждена российская военная доктрина.

В настоящее время, по существующим данным, военные бюджеты Германии, Франции, Великобритании и Китая (не говоря о США) на национальную оборону превосходят аналогичные расходы Российской Федерации соответственно в 1,5; 2,1; 1,7; 7,6 раз (это притом, что по своей численности вооруженные силы России уступают только численности вооруженных сил Китая). Очевидно, что пи таком положении ядерный щит играет более важную роль, чем раньше, в обеспечении обороноспособности страны. Именно ядерные силы являются ключевыми при определении статуса России как великой военно-политической державы. В данном контексте вполне оправданным представляется то, что в своей военной доктрине Россия не подтвердила декларированное ранее Советским Союзом обязательство не применять первым ядерное оружие, поскольку такое обязательство противоречило бы главной установке, согласно которой это оружие рассматривается не как средство ведения войны, а как средство сдерживания возможного агрессора. Таким образом, к механизмам современной геополитики можно отнести:

) силовое сдерживание агрессии (ядерное сдерживание);

) концепцию войны с нулевыми безвозвратными потерями.

Примером может являться уничтожение военного потенциала Ирака;

) информационную войну, то есть комплексное воздействие на систему государственного и военного управления противостоящей стороны с целью принятия нужного решения;

) структурную перестройку экономической системы.

Внутренние угрозы в России увеличились многократно:

) это несопоставимое с ее промышленным потенциалом падение промышленного производства;

) резкое социальное разделение, миграционная неустойчивость;

) финансовая нестабильность, переход экономики в разряд колониально-сырьевой;

) снижение эффективности АПК - продовольственная зависимость о других стран. В среднем за 1991-1995 гг. объем валовой продукции сельского хозяйства сократился по сравнению с предыдущим пятилетием на 25%, выпуск продукции пищевой и перерабатывающей промышленности - на 60%;

) региональный сепаратизм;

) рост преступности, наркомании.

Значительно уменьшилась сравнительно с Советским Союзом доля РФ в мировом производстве. Если ВВП СССР в конце 80-х гг. составлял 43% от уровня США, то ВВП России в начале 90-х гг. составлял 16%, а в середине 90-х гг. 10-12% от американского уровня. По ВВП в расчете на душу населения соответствующие цифры составили для Советского Союза 37%, России 28 и 18-20%. По размерам произведенного ВВП в 1997 г. Россия занимала 14-е место в мире, но ВВП на душу населения 45-е место, по индексу человеческого развития 67-е место. Отставание России от мировых стандартов особенно заметно во внешней торговле. В 1996 г. Россия занимала 20-е место в мире по экспорту (68,7 млрд. долларов) и 26-е по импорту (42,7 млрд. долларов). С учетом стран СНГ и Балтии внешнеторговые показатели были выше на 19 и 18 млрд. долларов, но они далеки от среднемировых и тем более американских. США в 1996 г. подали товаров на 624,5 млрд. долларов (в 9 раз больше России), а купили на 817,8 млрд. долларов (в 19 раз больше). Необходимо контролировать товарные потоки и нейтрализовать не только реальные, но и потенциальные угрозы. Сделав ставку на геоэкономическое развитие, государство может совершенствовать все ресурсы развития. Направление геоэкономика важно для России. Но национальная безопасность охватывает все, что способно принести ущерб государству, личности, обществу. Как отметил председатель клуба «Реалисты» Ю.В.Петров: «Политика безопасности должна строиться не как способ противодействия отдельным, пусть даже каким-то очень острым на сегодняшний день угрозам, а представлять собой, прежде всего и главным образом комплексную систему обеспечения устойчивости и развития страны.

Изменение геополитического положения России наложило отпечаток на понимание вопросов безопасности. В современный период интересы самосохранения и устойчивого развития, безусловно, являются геополитическими факторами. Концепция самосохранения должны быть направлена на выработку национальной идеи, ориентированной на статус России как великой державы.

Национальную безопасность можно рассматривать в качестве системы, порождающей стабильность, в противовес системам, несущим в себе нестабильность.

Источники нестабильности можно разделить на внешние и внутренние.

Среди внутренних факторов обеспечения национальной безопасности следует выделить:

экономические;

политические;

национальные;

экологические;

информационные.

Модель безопасности должна строиться от защиты к защите изнутри. Внутренняя национальная безопасность предполагает:

) стабильность;

) экономическое преуспевание;

) оптимальное существование;

) моральное здоровье общества.

Обеспечение национальной безопасности предполагает учет возможных сценариев развития ситуации в России и противодействия следующим угрозам:

. Угроза распада общества (расслоение по экономическим, политическим, религиозным характеристикам). Распад общественных связей (создание агрессивных полюсов).

. Сценарий внутренней угрозы - уничтожения интеллекта общества, биологического вымирания.

. Угрозы этнических факторов.

. Угрозы усиленной регионализации. Слабость центральной власти, экономический коллапс вызывает попытку сохранить управляемость в отдельном регионе. Вариант ограниченной стабильности на семейном, региональном уровне.

В механизме обеспечения безопасности решающая роль принадлежит государству и его органам, особенно исполнительной власти.

Геополитическая ситуация в мире в начале XXI века бурно изменяется и характеризуется постоянными столкновениями политических, экономических и военных интересов стран и коалиций государств. В этой обстановке многих волнует вопрос: «Существует ли непосредственная угроза безопасности России, откуда она исходит, каков ее характер, каковы должны быть меры защиты?».

Какие процессы происходят сегодня по периметру наших государственных границ?

На севере отношения России и Норвегии осложнены неурегулированностью вопроса границы континентального шельфа и между экономическими зонами.

Настораживает и постепенный отход от традиционного нейтралитета Финляндии и Швеции. Тем более что ряд политических кругов Финляндии уже предъявили территориальные претензии к России (на часть Карелии), а определенные круги Финляндии стремятся к объединению с близкими по языку карелами, саамами, коми и венсами.

Выдвигают России свои территориальные претензии и Балтийские государства. Эстония претендует на Кингисеннский район Ленинградской области, а также требует изменения границ согласно Тартускому договору 1920 года, по которому Изборск и Печоры были признаны эстонской территорией. Латвия заявляет свои права на район Псковской области. Несмотря НАТО, что дискриминация русскоязычного населения (в Латвии его 48%, в Эстонии - 40%) возведена в ранг официальной политики с цензами оседлости, ограничениями в прописке и предоставлении гражданства. Эстония и Латвия предлагают свое гражданство русскому населению ряда районов Псковской области. И некоторые из псковичей охотно идут на это, стремясь освободиться от службы в Российской Армии.

Характерно, что на новых картах, выпущенных в Латвийской республике, Пыталовский район Псковской области фигурирует как составная часть Латвии.

На западе источниками напряженности могут стать, во-первых, выдвигаемые в Литве, Польше и ФРГ требования демилитаризировать Калининградскую область. Одним из вариантов возможного развития ситуации в регионе является установление контроля над Калининградской областью со стороны международных организаций под предлогом оказания ей всесторонней помощи с последующим приданием статуса свободной экономической зоны. При этом не исключается вариант ее полного отделения в будущем от России с дальнейшей переориентаций на Германию или Литву. В данном контексте России отводится роль второстепенного партнера при решении этого вопроса и в дальнейшем предполагается вытеснение ее из пространства Балтийского моря.

Во-вторых, дальнейшее продвижение блока НАТО на восток. На состоявшейся в Праге в ноябре 2002 года саммит НАТО получили приглашения очередные семь стран - Эстония, Латвия, Литва, Словакия, Словения, Болгария, Румыния, которые стали членами альянса летом 2004 года. Руководство блока в свою очередь, не дожидаясь свершения этого факта, оказывает им всестороннюю военную помощь и формирует новые группировки. Так, например, начато объединение балтийских ВМС, в состав которых должны войти корабли Германии, Дании, Польши, Латвии, Литвы и Эстонии.

В-третьих, территориальные притязания Литвы на отдельные районы, в частности, на Куршскую косу, местность в районе озера Выштитие, могут встретить поддержку среди части высших политических кругов Запада. В связи с этим обострение региональных конфликтов (например, по территориальным проблемам) может привести к резкому ухудшению отношений стран Балтии, НАТО и России.

В-четвертых, неблагоприятное для России положение на этом стратегическом направлении усугубляется активным вовлечением стран Восточной Европы и Балтии в сферу военного влияния НАТО через программу «Партнерство во имя мира».

На юго-западе беспокоит, прежде всего, усиление сепаратизма и исламского экстремизма. Наличие постоянно тлеющих и готовых в любой момент разгореться вновь очагов конфликтных ситуаций в Чеченской Республике, между Грузией и Абхазией, Арменией и Азербайджаном, возрастание происламских настроений в Закавказье и среднеазиатских республиках СНГ создают опасные предпосылки для реализации идей «истинного ислама» на базе воинствующего национализма.

Конфликтная ситуация, чреватая серьезными осложнениями, складывается также вокруг нефтегазодобычи на континентальном шельфе Каспийского моря и транспортировки добытого сырья.

На юге характерной чертой обстановки является стремление ослабить позиции России в регионе на фоне доминирования тенденции обострения межгосударственных и внутригосударственных противоречий этнического, религиозного и межкланового характера. Это проявляется в поддержке извне антироссийских действий как через приграничные с нами государства СГ, так и через антифедеральные силы на территории России. Уже сегодня действия международных экстремистских исламских организаций в Центральной Азии оказывают свое влияние на Приволжский и Уральский регионы России. Причинами возникновения конфликтной ситуации здесь служат межгосударственные и внутригосударственные противоречия в Таджикистане и Афганистане. Турция при поддержке международных монополий, и прежде всего американских, а также некоторых закавказских государств, кроме того, препятствует российскому проекту, предусматривающему доставку нефти и газа в Европу из Средней Азии и Закавказья через порт Новороссийск, пытаясь реализовать свой, в соответствии с которым нефтегазопроводы пройдут через ее территорию с выходом в Средиземное море.

На востоке национальным интересам России противоречат претензии со стороны Японии, Китая и США на раздел сфер влияния и захват лидирующей роли в регионе, территориальные притязания указанных стран к нашему государству, хищническое разграбление морских богатств в российской экономической зоне.

Во внешней политике Японии четко прослеживается тенденция использования экономических и политических рычагов в целях благоприятного для Японии решения территориальной проблемы. Она, как известно, считает своими, принадлежащие России, острова Итуруп, Кунашир, Шикотан, Хабоман и спорными называет остальные Курильские острова и Южный Сахалин.

Серьезную опасность таит в себе развитие отношений между корейскими государствами. Военный конфликт между Северной и Южной Кореей может привести к столкновению интересов США, Китая и России.

Огромная часть российской границы от Казахстана до Японского моря разделяет и соединяет нас с самой могущественной в геополитическом и военном отношении страной Азиатско-Тихоокеанского региона - Китаем. Поэтому отдельно необходимо проанализировать позицию Китая, который продолжает укреплять свою роль в мире, регионе и наращивать военно-экономический потенциал. Бурное развитие этого региона требует от России осознания своих геополитических интересов. Можно предположить становление в долгосрочной перспективе Китая как сверхдержавы второго ранга. К сожалению после развала СССР политика Москвы не обрела в АТР стратегической целеустремленности, тактической четкости и гибкости. В ней по-прежнему преобладают евроцентризм и ориентация на решение сиюминутных азиатских проблем, хотя в конце ХХ в. наметился позитивный сдвиг; он заключается в более тесном экономическом, стратегическом сотрудничестве с гигантом АТР. Эти шаги российского правительства позволяют надеяться на исторический поворот в геополитике страны. Последние события в Югославии и Афганистане вынудили Китай более тесно координировать с Россией свои усилия по противодействию идеям однополюсного мира и попыткам США их реализовать. Однако в отношениях с Россией Пекин стремится к получению односторонних выгод и преимуществ. С геополитической, военной, экономической точек зрения самой уязвимой частью РФ является граница с Китаем. Китай быстро набирает экономическую и военную силу. Вместе с тем он отягощен проблемами быстрорастущего перенаселения и недостатка природных ресурсов. Сегодня более чем миллиардное население Китая (25% населения мира) растет на 1,1 процента в год, тогда как экономика растет еще быстрее - более чем на 10 процентов в год. В силу этих причин в некоторых приграничных районах Приморья китайцев стало в 1,5-2 раза больше, чем русскоязычного населения. Несмотря на заключенные с Россией соглашения, Китай продолжает выдвигать притязания на целый ряд российских территорий (часть территории Читинской и Амурской областей, Хабаровского и Приморского краев). Огромная российская территория - это запустение, заброшенность гигантских регионов Сибири и Дальнего Востока, богатых практически всеми видами сырья и энергоресурсов, огромными массивами тайги, полей, лугов и т.д. На Сибирь и Дальний Восток приходится ½ мировых запасов угля и почти 1/3 - нефти и газа.

Всего же на территории от Урала до Дальнего Востока залегает почти 80% всех разведанных запасов угля, 7,1 млрд. т железных руд, 98,5 млн.т марганцевых руд, а запасы древесины (в том числе наиболее ценных хвойных пород) превышают 40 млрд.м3. Численность же населения от Байкала до Владивостока - всего около двух десятков миллионов, тогда как в Китае - более 1,2 млрд.человек. Заселенность региона - очаговая при рыхлой инфраструктуре. Кроме того, большинство территорий от Казахстана до Владивостока представляют собой зону рискованного земледелия, а в конце ХХ в. они стали настоящими очагами экономического и экологического бедствия.

В силу названных и других причин, предопределяющих жизнь этого региона, следует особо подчеркнуть, что развитие громадных богатейших территорий нельзя доверять только рынку. Государство обязано планировать развитие его производительных сил. Без решения данной проблемы Россия не сможет конкурировать с другими мировыми державами. Для этого необходима хорошо продуманная научная стратегия развития региона, поддержанная выверенной внешней политикой. Такая строго научная программа позволит России вовремя включиться в процесс геополитической и геоэкономической революции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китай подает нам пример. Он реально претендует на роль супердержавы, мирового лидера первой половины XXI в.

Необходима программа стратегического развития политических, экономических, культурных отношений со странами АТР и прежде всего с Китаем. Внутреннюю и внешнюю политику России следует выстроить в единую логическую непротиворечивую систему с четко сбалансированными взаимосвязями и обозначенными целями. Эта программа должна предусмотреть совместные действия двух великих государств-соседей в создании баланса противодействия геополитическим устремлениям США как супердержавы, желающей построить новый порядок в монополюсном варианте.

Необходимо видеть российско-китайские отношения как равноправное доверительное партнерство с целью стратегического взаимодействия в XXI в., как долговременные международные связи нового типа, не направленные против третьих стран и полностью отвечающие коренными интересам наших народов, способствующие миру и безопасности в АТР и во всем мире.

Вышеперечисленные и другие события и процессы, которые сегодня наблюдаются в мировом сообществе и вблизи границ России, позволяют сделать некоторые выводы, характеризующие состояние ее национальной безопасности и основные направления военной политики в начале XXI века.

Во-первых, в современной международной обстановке происходят динамичные, подчас радикальные изменения. На обломках биполярного мира, основанного на конфронтации двух сверхдержав, формируются новые структуры международных отношений. Создаются реальные материальны и духовные предпосылки для мотивированного вмешательства (в том числе нельзя исключать и военного) США, Турции и других стран в районы, находящиеся в непосредственной близости к России.

Во-вторых, в целом международная обстановка в мире остается сложной. Строительство нового мирового порядка сопровождается обострением борьбы за сферы влияния, источники сырья рынки сбыта, что может привести к возникновению новых очагов напряженности и конфликтов, непосредственно затрагивающих национальные интересы России и влияющих на стабильность в стране.

В-третьих, наиболее реальными угрозами безопасности России являются: приближение военной инфраструктуры НАТО к границам России, возможная эскалация вооруженных конфликтов в Закавказье и Центральной Азии, территориальные притязания к России со стороны ярда государств. А любой конфликт вблизи больших запасов нефти и транспортных магистралей может быть использован для военного вторжения на территорию России.

В-четвертых, Россия не «вписывается» в нынешнюю модель глобализации на условиях Запада. В этой ситуации не стоит забывать, что приоритеты использования военной силы для решения спорных проблем остается существенным признаком современной действительности. В США и ряде стран НАТО есть определенные круги политиков и военных, которые делают ставку не на мирный переговорный процесс, а на грубую военную силу, что наглядно продемонстрировано в Югославии весной 1999 года.

В-пятых, в период до 2010 года основную угрозу для России будут представлять военные конфликты в ближнем зарубежье. Здесь возможна эскалация вооруженных конфликтов на Кавказе с их интернационализацией за счет вмешательства стран НАТО, а также на Украине, в Белоруссии и в Приднестровье, где нестабильность внутриполитической ситуации (при их общей военной слабости) создает благоприятные условия для военного вмешательства во внутренние дела этих государств или иных стран под видом миротворческой деятельности.

Таким образом, исходя из сложившейся обстановки и того, что высшим приоритетом государственной политики России является защита интересов личности, общества и государства, необходимо обозначить основные цели военной политики России на современном этапе.

) Обеспечение надежной безопасности страны, сохранение и укрепление ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе, которые в наибольшей мере отвечают интересам Российской Федерации как великой державы, как одного из влиятельны центров современного мира, и которые необходимы для роста ее политического, экономического, интеллектуального и духовного потенциала.

) Воздействие на общемировые процессы в целях формирования стабильного, справедливого и демократического миропорядка, строящегося на общепризнанных нормах международного права включая, прежде всего, цели и принципы Устава ООН, на равноправных и партнерских отношениях между государствами.

) Создание благоприятных внешних условий для поступательного развития России, подъема ее экономики, повышения уровня жизни населения, спешного проведения демократических преобразований, укрепления основ конституционного строя, соблюдения прав и свобод человека.

) Формирование пояса стабильности по периметру российских границ, содействие устранению имеющихся и предотвращению возникновения потенциальных очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к Российской Федерации регионах.

) Поиск согласия и совпадающих интересов с зарубежными странами и межгосударственными объединениями в процессе решения задач безопасности мира, определяемых национальными приоритетами России, строительство на этой основе системы партнерских и союзнических отношений, улучшающих условия и параметры международного взаимодействия.

На основе учета сложившихся геополитических реалий просматриваются следующие особенности, характеризующие влияние геополитического положения Российской Федерации на обеспечение ее безопасности в пограничной сфере.

Особенность первая. Россия имеет самые протяженные в мире границы и самое большое пограничное пространство. Общая протяженность границ России самая большая в мире и составляет 60 тысяч 932,8 км. При этом морские границы почти в три раза превышают сухопутные.

Северные границы страны полностью проходят по водам морей Северного Ледовитого океана: Баренцева, Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского. В пределах Северного Ледовитого океана от берегов России до Северного полюса находится наш сектор Арктики. Все острова этого сектора - российские, кроме нескольких островов архипелага Шпицберген.

Восточные границы проходят по водам морей Тихого океана: Берингова, Охотского, Японского. Ближайшими морскими соседями нашей страны здесь являются Япония и США.

Морские границы имеются и на западе России. Воды Балтийского моря соединяют нашу страну со Швецией, Польшей, Германией и другими государствами. На юго-западе России морские границы проходят по водам Азовского и Черного морей.

Морская граница с некоторыми странами так называемого «ближнего зарубежья» проходит по Каспийскому морю.

Велика протяженность и сухопутных границ страны (свыше 20 тыс.км). Число соседей у России - 16. Еще несколько лет назад страна (РСФСР) граничила лишь с восемью зарубежными государствами, а остальные границы были внутренними - около 11 тыс.км (с Украиной, Белоруссией, Казахстаном и т.д.) в пределах СССР. Они носили условный характер. Теперь же это границы с иностранными государствами.

На северо-западе у России сухопутные границы с Норвегией и Финляндией. Официально статус государственных уже получили границы России с государствами Балтии (почти 1 тыс.км) - Эстонией, Латвией и Литвой. Вдоль западной границы России располагаются Белоруссия и Украина. На юге - Грузия, Азербайджан и Казахстан (самая протяженная граница - более 7 тыс.км). Далее идет граница с Монголией и Китаем, а на крайнем юго-востоке (Приморский край) РФ граничит с Корейской Народно-Демократической Республикой (17 км).

Наряду с самой протяженной границей, РФ имеет и самое большое в мире пограничное пространство. Из 89 субъектов РФ 45, или 51% являются приграничными. Они занимают 13077,7 тыс.км, или 76,6% всей территории. В них проживают 63,9 млн.чел., или 43,1% населения России. Причем в результате геополитических последствий распада СССР 24 субъекта РФ оказались в положении приграничных впервые. Здесь проживают 47,4 млн.чел, или 32,6% населения.

Особенность вторая. Наличие разрыва между масштабами пограничного пространства России и реальными возможностями его освоения и защиты.

Россия занимает 12% всей суши нашей планеты, и поживает на этой огромной территории всего 2,7% населения земного шара (145 млн. человек). Средняя плотность населения - 8,5 человек на 1 км2 (в европейской части России - 27 человек на 1 км2; азиатской - около 2 человек). Плотность населения постепенно уменьшается к Северу, Югу и Востоку пограничного пространства.

Недостаточная численность и неравномерная плотность населения, очаговый характер экономических зон, контраст в использовании людских ресурсов и энергии, низкая эффективность сельскохозяйственного и промышленного производств, ограниченные возможности развертывания войск прикрытия границы, создания военной и пограничной инфраструктуры все это создает непреодолимый разрыв межу масштабами пограничного пространства РФ и реальными возможностями его освоения и защиты.

Этот разрыв обуславливает стратегическую уязвимость военной и пограничной политики, «растаскивает» их ограниченные ресурсы в пограничном пространстве. А самое главное, с учетом современных требований развития систем инфраструктуры, качественно новой их ролью в экономике, военном деле, в международном разделении труда - такой разрыв все более будет сводить на нет относительные (в основном военно-стратегические и ресурсные) преимущества владения большой территорией с разнообразными природными условиями и стратегической глубиной, препятствовать территориально-экономическому и социальному развитию страны. Соответственно усложняются вопросы организации обороны страны и охраны ее границ по всему периметру пограничного пространства.

Особенность третья. Впервые за послевоенный период российское пространство оказалось в принципиально новом геополитическом окружении.

Вследствие «исчезновения» Советского Союза, Россия «сместилась» в глубину евразийского континента, в результате чего существенно ухудшилось ее геополитической положение. Пограничное пространство страны оказалось в принципиально новом геополитическом окружении. Между Россией и Западной Европой образовалась широкая полоса из вновь созданных независимых государств Прибалтики, Украины, Белоруссии, Молдовы, не считая бывших социалистических стран Восточной и Юго-Восточной Европы, которые либо вступили в НАТО, либо готовятся это сделать. Отдельные из них питают к нашей стране не самые лучшие чувства. Россия поставлена фактически в условия постоянной готовности к постановке вопроса о пересмотре границ, того вопроса, который исторически инициировал войны и военные конфликты. По сути, под вопросом оказалась исконная геополитическая роль России «как мирового цивилизованного и силового балансира». Иными словами, на сегодняшний день пограничное пространство РФ принципиально в новом геополитическом окружении, что ограничивает ее политико-экономические и военно-стратегические возможности по прикрытию своих границ.

Одной из основополагающих целей пограничной политики РФ является защита национальных интересов страны и обеспечение безопасности личности, общества и государства на государственной границе и в прилегающим к ней пограничном пространстве, то есть обеспечение пограничной безопасности России.

Главная цель пограничной безопасности - укрепление суверенитета и территориальной целостности России, достижение стабильной обстановки на ее государственной границе и в пограничных пространствах, строительство адекватной существующим и потенциальным угрозам системы обеспечения пограничной безопасности, создание благоприятных условий в пограничной сфере для реализации жизненно важных интересов личности, общества и государства.

Важно отметить, что для РФ, имеющей наиболее протяженные границы в мире и уходящие в прошлое сложные отношения с соседями, проблема предупреждения и парирования (нейтрализации) внешних угроз в пограничном пространстве имеет особое значение. В связи с ухудшением геополитического положения страны произошло не только расширение, но и изменение спектра реальных и потенциальных угроз ее безопасности в пограничном пространстве.

В настоящее время угрозы безопасности России, исходящие из-за границы, носят преимущественно невоенный характер (международный терроризм, наркотрафик, незаконная миграция, расхищение природных ресурсов, контрабанда товаров и грузов) и показывают все более негативное влияние на внутриполитическую обстановку, экономику, социальную сферу и развитие криминогенной ситуации в стране.

Борьба с противоправной деятельностью через границу на сегодня и в обозримом будущем составляет главное содержание деятельности Пограничной службы ФСБ России. Совершенно очевидно, что основу системы мер в этой борьбе должны составлять не военные, а оперативные (разведывательные контрразведывательные и оперативно-розыскные) формы и методы решения задач, а также специальные действия войсковых сил на различных участках государственной границы.

На Северо-Кавказском участке государственной границы.

Обеспечение пресечения деятельности незаконных вооруженных формирований и экстремистских групп на границе, а также преступных группировок, занятых в сфере контрабанды и незаконной миграции; охрана морских биологических ресурсов Азовского, Черного, Каспийского морей; участие в создании необходимой пограничной инфраструктуры на не обустроенных участках границы; организация контроля совместно с Государственной Пограничной службой Украины за проходом иностранных судов в Азовском море и Керченском проливе.

На Юго-Восточном участке государственной границы.

Обеспечение контроля за соблюдением режима границы; пограничный контроль и пропуск лиц, транспортных средств и грузов, следующих через границу в пунктах пропуска; войсковое и оперативное прикрытие участков границы, прилегающих к пунктам пропуска; выявление и пресечение каналов незаконного пересечения границы лицами, причастными к деятельности международных террористов, незаконных вооруженных формирований и экстремистских групп, а также каналов незаконной миграции и контрабанды.

На Забайкальском участке государственной границы.

Обеспечение выявления и пресечения каналов незаконной миграции в РФ, деятельности преступных групп и лиц, специализирующихся на разбойных вооруженных нападениях с кражей скота, контрабандой, браконьерской или иной противоправной деятельности на границе; действенной работы с местным населением, правоохранительными органами по недопущению нарушений режима границы и пограничного режима; предупреждение возможных конфликтных ситуаций на границе.

На Дальневосточном участке государственной границы.

Обеспечение недопущения противоправного изменения прохождения границы; соблюдение режима границы, пограничного режима и режима в пунктах пропуска; пресечение неправомерных действий китайских рыбаков, а также контрабандной деятельности граждан России и Китая на границе; контроль за китайскими судами при проходе ими мимо города Хабаровска из реки Амур в реку Уссури и обратно.

На Тихоокеанском участке государственной границы.

Обеспечение охраны внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ и их природных ресурсов, осуществление государственного контроля объемов разрешенного вылова и вывоза морепродуктов за пределы территории РФ, противодействие контрабанде и иной противоправной деятельности на границе.

На Северо-Восточном участке государственной границы.

Обеспечение осуществления государственного контроля объемов разрешенного вылова и вывоза морепродуктов за пределы территории РФ; контроль за районами незаконного помысла и возможной перегрузки морепродуктов в Охотском море; наращивание усилий сил и средств в интересах своевременного выявления браконьерской деятельности организованных преступных групп и отдельных лиц; совершенствование системы слежения за промысловой обстановкой; организация и осуществление пограничного контроля рыбопромысловых, рыбоперерабатывающих и транспортных судов заграничного плавания.

На Таджико-Афганской границе.

Обеспечение совместно с воинскими частями Комитета по охране Государственной границы при Правительстве Республики Таджикистан охраны участка Государственной границы Республики Таджикистан с Исламским Государством Афганистан; пресечение деятельности международных организованных преступных групп, занимающихся контрабандой наркотических средств и оружия; недопущение проникновения на территорию Республики Таджикистан групп международных террористов и экстремистов. Россия имеет все предпосылки для того, чтобы подержать и упрочить свои позиции как державы, способной обеспечить процветание своего народа и играть важную роль в мировых процессах. Россия обладает значительным экономическим и научно-техническим потенциалом, определяющим способность страны к устойчивому развитию. Она занимает уникальное стратегическое положение на Евразийском континенте, обладает значительными запасами сырья и ресурсов. В стране сформированы основные институты демократической государственности и многоукладной экономики. Принимаются меры по стабилизации экономики и созданию предпосылок для роста производства на основе структурной перестройки промышленности. Россия является одним из крупнейших многонациональных государств, имеет многовековую историю и культуру, свои национальные интересы и традиции. Все эти факторы с учетом наличия у Российской Федерации мощного потенциала ядерных сил создают предпосылки для обеспечения надежной национальной безопасности страны в XXI веке.

геополитический россия безопасность государство

Заключение


Нами была рассмотрена очень интересная и большая по своим масштабам тема «Геополитика и национальная безопасность России».

Таким образом, можно ответить, что распад Советского Союза не был распадом классической империи. Распад уникальной многонациональной страны произошел не по естественным причинам, а, главным образом, по воле политиков, преследующих свои цели, вопреки воле большинства народов, проживающих в те годы в СССР.

В геополитическом отношении нынешнее положение России характеризуется утратой статуса сверхдержавы, сужением сферы ее влияния в мире, потерей большинства традиционных союзников (партнеров), ограничение геостратегических выходов в Европу в результате создания кордона государств Балтии и Восточной Европы, вышедших из сферы традиционного российского влияния.

Но Россия сохраняет признаки великой державы:

уникальное географическое расположение в Европе и Азии;

масштабы территории;

ракетно-ядерный, военно-технический потенциал, образованное население.

Россия постепенно осознает себя, освобождается от иллюзий, адаптируется к современным реалиям, набирается опыта и прагматизма, осознает свои национальные интересы в новых геополитических реалиях.

Национальные интересы страны в пограничном пространстве требуют первоочередного внимания, четкого определения и последовательного проведения, поскольку на государственной границе чрезвычайно важен баланс интересов сопредельных государств, их взаимодействие, разумный компромисс, а не соперничество, антагонизм, конфликт интересов. Тем более, что на границе Российской Федерации соприкасаются между собой около 50 народов и национальностей 45 приграничных регионов России и 16 сопредельных государств.

Первостепенное значение в современных условиях имеют территориально-пограничные национальные интересы, интересы упрочения добрососедских отношений на государственной границе с сопредельными странами, развития взаимовыгодного экономического и иного сотрудничества в приграничных территориях, интересы обеспечения пограничной безопасности России.

Защита национальных интересов на государственной границе и в пограничном пространстве страны предусматривает осуществление комплекса политических, экономических, оперативных, военных, режимных, правовых, административных, пограничных, природоохранных, социальных и иных мер государства, войск и органов ФПС России по исключению и возмещению ущерба России.

В настоящее время угрозы безопасности России, исходящие из-за границы, носят преимущественно невоенный характер (международный терроризм, наркотрафик, незаконная миграция, расхищение природных ресурсов, контрабанда товаров и грузов) и оказывают все более негативное влияние на внутриполитическую обстановку, экономику, социальную сферу и развитие криминогенной ситуации в стране.

В настоящее время правовое регулирование вопросов национальной безопасности по отдельным видам безопасности осуществляется на основании более чем 70 федеральных законов, более 200 указов Президента РФ, около 500 Постановлений Правительства РФ, а также других подзаконных актов.

Введенная Указом Президента РФ №7500 от 17.12.97 г. Концепция национальной безопасности РФ, имеет следующие недостатки:

отсутствуют общие представления о национальных целях и интересах, задающие «миссию страны» на значительном временном интервале. Отсутствует и геополитическая модель (место и роль России в мире), в соответствии с которой строится политика обеспечения национальной безопасности;

в сфере конституционной безопасности не существует единого нормативного перечня органов, обеспечивающих национальную безопасность РФ, не определены и задачи, полномочия и механизмы взаимодействия;

в зачаточном состоянии находятся вопросы управления миграционными потоками и демографическая политика, напрямую затрагивающие не только социально-экономическую сферу, но и сферу обороны зон (Северный Кавказ, Дальний Восток и Сибирь);

отсутствуют четкие приоритеты РФ в отношении ключевых регионов мира и разработанных на их основе региональных стратегий в отношении зон жизненно важных интересов, необходимых партнеров и военных союзников, взаимодействия с международными организациями и выполнения международных обязательств РФ.

Будущее России: Евразийская держава или колония Запада? Во многом ответ на него лежит в жизнедеятельности самой России. Сможет ли она сохранить свой ракетно-ядерный щит, поднять экономику, развить социальную сферу, занять активные наступательные политические позиции, поднять этническое самосознание всех народов, проживающих в стране, и прежде всего, русского народа, разбудить в них чувство патриотизма, гордости за историю своего отечества.


Литература


1.Абалкин Л. Национальные интересы: теория и практика. - М.: ИМЭМО, 2010. - 332 с.

2.Абдулатинов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. - М.: Славянский диалог, 2008. - 220 с.

.Абдулатинов Р.Г. Человек, нация, общество. - М.: Политиздат, 1991. - 205 с.

.Арбатов А. Национальная безопасность России в многополярном мире // Мировая экономика и международные отношения. 2007. - №10.

.Богатуров А. «Стратегия разравнивания» в международных отношениях и внешней политике США // Мировая экономика и международные отношения. - 2006. - №2.

.Бондарев В. Самораспад: Можно ли говорить о закономерностях развала СССР? // Родина. - 2003. - №4.

.Виноградская Т. Распад СССР как системный фактор национальных конфликтов // Обозреватель. - 2008. - №7.

.Раджиев К.С. Введение в геополитику: Учебник для вузов. - М.: Логос, 2009. - 432 с.

.Головин Ю. Пограничны интересы России // Вестник границ России. - 2009. - №4.

.Дальний Восток: Программа развития // Российская газета. - 2005. - 17 августа.

.Данилов А.А., Косулина А.Г. История России 21 век: Учебное пособие. М.: Просвещение, 1997. - 366 с.

.Демидов А.И., Федосеев А.А. Основы политологии. - М.: Высшая школа, 2007. - 340 с.

.Дергачев В.А. Геополитика. - Киев: ВИРА-Р, 2008. - 448 с.

.Дугин А. Основы геополитики. - М.: Арктогея, 2007. - 360 с.

.Ивашов А.Г. Некоторые соображения по поводу вышедшей книги З.Бжезинского «Великая шахматная доска» // Информационный сборник «Безопасность». - 2009. - №1-2.

.Ильин М.В. Проблемы формирования «острова Россия» и контуры его внутренней геополитики // Вестник МГУ. Сер.12. Политические науки. - 2005. - №1.

.Ильин М.В. Этапы становления внутренней геополитики России и Украины // Полис. - 2008. - №3.

.История внешней политики России. В 2-х книгах. - М.: Международные отношения, 2007. - 318 с.

.Каппелер А. Россия - многонациональная империя: возникновение, история, распад. - М., 2006. - 210 с.

.Киссинджер Г. Дипломатия. - М.: «Ладомир», 1997. - 190 с.

.Кокошин А. Ядерное сдерживание и национальная безопасность России Мировая экономика и международные отношения 1999. - №7.

.Колосов В.А., Туровский Р.Ф. Геополитическое положение России на пороге XXI века: реалии и перспективы // Полис. - 2009. - №3.

.Концепция внешней политики Российской Федерации // Международная жизнь. - 2008. - №8-9.

.Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Независимое военное обозрение. - 2008. - №1 (14-20 января).

.Куклина И. Деформация глобальных структур безопасности и России // Мировая экономика и международные отношения. - 2009. - №11.

.Мальгин А.А. К обеспечению региональной стабильности в СНГ // Россия и международные режимы безопасности. - М.: МОИФ, 2006. - 240 с.

.Мальгин А.В. 10 лет СНГ: Попытка подведения некоторых итогов. Доклад // Публикации НИИСС. - 2006. - №5.

.Международные экономические отношения / Под ред. В.Е.Рыбалкина. - Пятое изд. - М.: ЮНИТИ, 2004. - 303 с.

.Мошлевкин И.М. Метастратегия: проблемы пространства и времени в политике России. - М.: ИМЭМО РАН, 1998. - 260 с.

.Мошлевкин И.М. Борьба за российское пространство // Мировая экономика и международные отношения. - 2009. - №3.

.Молчанов М.А. Дискуссионные аспекты проблемы «национальный интерес» // Полис. - 2010. - №1.

.Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. Политическая история России. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 2009. - 800 с.

.Нартов И.А. Геополитика: Учебник для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Единство, 2002. - 439 с.

.Паин Э.А. Грозит ли России судьба СССР? Сепаратизм и федерализм в современной России // Дружба народов. - 1994. - №6.

.Пакарин А.С. Россия в цивилизационном процессе (между атлантизмом и евразийством). - М.: ИНФРА, 2005. - 180 с.

.Рорхалина Т. Геополитические прогнозы и Россия // Мировая экономика и международные отношения. - 2006. - №3.

.Россия и Китай на пороге тысячелетия Международная жизнь. - 2010. - №6.

.Рывкина Р.В. Какие варианты будущего возможны // Общественные науки и современность. - 2008. - №1.

.Собрание законодательства Российской Федерации. - 2008. - №2.

.Спешить России пока не следует // Независимая газета. - 2007. - 27 февраля.

.Степанов А.Д. Новая политика в новой России // Свободная мысль. - 1992. - №13.

.Чебан В.В. Геополитическое положение и военная безопасность России. М.: ИВНИ «Отечество и воин», 1997. - 5 с.

.Шишков Ю. Распад империи: Ошибка политиков или неизбежность? // Наука и жизнь. - 2002. - №8.


Теги: Геополитика и национальная безопасность России в конце ХХ в. и геополитический потенциал России в XXI в  Диплом  Политология
Просмотров: 23837
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Геополитика и национальная безопасность России в конце ХХ в. и геополитический потенциал России в XXI в
Назад