Влияние информационной войны на исход косовского и югоосетинского конфликтов

Введение


Еще в 1960-х гг. косовские албанцы (косовары, шиптари - в дальнейшем эти термины станут употребляться как равнозначные) начали борьбу за отделение автономного района Косово от Югославии. В середине 1990-х они перешли к открытой вооруженной борьбе. В марте 1999 г. военный блок НАТО вмешался в эту борьбу на стороне косоваров. После десятинедельных бомбардировок 3 июня 1999 г. Югославия (как продолжало называться государство, от которого к тому времени остались только Сербия и Черногория) вынуждена была согласиться на фактический переход Косова под международный (читай: НАТОвский) контроль, что очень скоро повлекло за собой изгнание подавляющего большинства и без того немногочисленного (10% к началу 1990-х гг.) сербского населения и к фактическому отделению Косово от Сербии (здесь и далее названия «Сербия» и «Югославия» станут употребляться как равнозначные применительно к ситуации вокруг Косово начиная с начала 1990-х гг., так как остававшаяся еще в то время в составе Югославии Черногория фактически дистанцировалась от косовского конфликта и, в частности, не подвергалась бомбардировкам НАТО). 17 февраля 2008 г. независимость Косово была и формально провозглашена.

Почти одновременно с началом распада Югославии, в начале 1990-х гг., от вышедшей из состава СССР Грузии отделились две ее автономии, Абхазия и Южная Осетия. Попытки Грузии вернуть их под свой контроль кончились поражением грузинской армии (1992-1993 гг.) Пятнадцать лет спустя, в августе 2008 г., Грузия попыталась вооруженной силой вернуть Южную Осетию под свою власть. Благодаря вмешательству России эта попытка была успешно отражена, после чего Россия официально признала Абхазию и Южную Осетию.

В обоих случаях военные действия предварялись и сопровождались информационной войной, которую вели обе стороны и союзные или сочувствующим им силы во внешнем мире, в первую очередь на Западе.

Важность информационной войны была осознана ведущими мировыми политическими силами еще в первой половине ХХ в., когда газеты превратились из достояния немногих в средство массовой информации, а кроме того, появились радио, а несколько позднее и телевидение. Так, например, нацистская Германия «вчистую» проиграла информационную войну уже в 1940-1941 гг. В 1980-х гг. Запад сумел добиться победы над мировым коммунизмом (в первую очередь над СССР), представив его «Империей Зла», однако по инерции от информационной войны 1930-1940-х гг. коммунистам (а равно и ставшей преемницей СССР некоммунистической России) удалось сделать так, что и до сих пор большинство людей в мире не ставит на одну доску коммунизм и фашизм. Сразу оговорюсь, что здесь мы совершенно абстрагируемся от истинного морального облика коммунистов, фашистов, демократов и т.д. и смотрим только на результаты информационной войны.

Сегодня же, в период глобального телевидения, сотовой связи, Интернета и других принципиально новых информационных технологий важность информационной войны для выигрыша войны обычной возросла настолько, что в значительной мере вторые выигрываются благодаря первым, в ряде случаев - еще до их начала.

Данная работа посвящена роли информационной войны в косовском и югоосетинском конфликтах. Но прежде чем начинать разговор об этом, надо дать определение информационной войны. На наш взгляд, определение выглядит примерно так: информационная война - это доведение до всеобщего сведения совокупности информации о причинах, участниках и ходе военного конфликта, направленное на формирование у собственного населения и внешнего мира определенного отношения к конфликту с целью добиться мобилизации сознания своего народа для войны и внешнего вмешательства, могущего повлиять на исход противостояния.

Итак, объектом данной работы являются косовский и югоосетинский конфликты, предметом - информационное освещение этих конфликтов различными участвующими и заинтересованными сторонами как информационная война.

Цель данной работы - показать влияние информационной войны на ход и исход косовского и югоосетинского конфликтов.

В число задач работы входят:

анализ аспектов информационной войны, проводимой непосредственными участниками конфликта;

изучение хода информационной войны в странах остального мира, так или иначе заинтересованных в конфликтах;

выяснение влияния информационных войн на то, почему конфликты закончились так, а не иначе;

выявление сходства и различия информационных войн в Косово и Южной Осетии;

анализ возможных альтернативных вариантов информационной войны в качестве урока на будущее.

Поскольку, к сожалению, рассматриваемые в работе конфликты - вероятно, не последние, то это делает тему анализа информационной войны и причин ее того или иного исхода весьма актуальной, а изучение возможных альтернативных вариантов - практически значимой.

Темам информационного освещения обоих конфликтов посвящено немало литературы. Так, в 1999 г. вышел сборник «Косово: международные аспекты кризиса», содержащий статьи Е.Ю.Гуськовой, Ю. Давыдова, Н. Смирновой, Ю.Рубинского, А. Языковой (здесь и далее не будут делаться ссылки на работы, которые в дальнейшем упоминаются в тексте; см. их названия в списке литературы). Очень подробно освещены многие аспекты информационной войны в Косово в работе Ноама Хомского. Уже после провозглашения независимости Косово вышла работа В.Р.Овчинского. В ходе войны или в первые годы после нее (например, в начале суда в Гааге над С.Милошевичем) памфлеты в защиту Югославии публиковали различные российские политические силы - например, ЛДПР или КПРФ. Актом самой же информационной войны стала вышедшая в ходе НАТОвских бомбардировок Югославии книга Б.Т.Митровича «Геноцид римлян и славян», поскольку серьезным научным анализом событий это произведение назвать трудно. В какой-то мере актом информационной войны можно назвать и выходившие непосредственно в период войны 1999 г. исторические исследования косовского конфликта, например, работу А.Ю. Тимофеева.

Работами по анализу информационной войны в Осетии (и зачастую одновременно актами этой же информационной войны) можно назвать работы И.Джадана, Л.А.Ковылкова, А.М.Хазанова, сборник «Осетинская трагедия», аналитические записки «Гордиев узел Кавказа» и т.д.

Однако работ по анализу информационной войны как таковой, ее влияния на ход и исход военных конфликтов, насколько мне известно, не появлялось. Тем более не было работ по сравнительному анализу информационной войны в косовском и югоосетинском конфликтах. Данная работа, таким образом, очевидно, впервые затрагивает эту тему, в чем и состоит ее научная новизна.

Работа состоит из введения, трех глав и заключения.

Во введении ставятся цели и задачи работы, дается определение информационной войны, обосновывается актуальность, научная новизна и практическая значимость работы, приводится краткий обзор литературы, дается структура работы.

В первой главе анализируется косовская информационная война со стороны разных заинтересованных сторон, среди которых есть как непосредственные участники войны (сербы, албанцы, военный блок НАТО), так и прочие заинтересованные стороны (Россия, различные политические силы на Западе, мусульманский мир - как на Западе, так и в мусульманском мире отношение к конфликту было далеко не однозначное).

Во второй главе анализируется югоосетинская информационная война со стороны разных заинтересованных сторон, среди которых опять-таки есть как непосредственные участники войны (Южная Осетия, Абхазия, Россия, Грузия, причем в Грузии можно говорить об информационных войнах режима Саакашвили и оппозиции), так и заинтересованные стороны (в основном различные силы на Западе).

В третьей главе выясняются сходства и различия информационной войны в Косово и Южной Осетии - как в области изменившейся международной и внутренней обстановки, так и в области различий в методах ведения самой информационной войны - и влияние этих сходств и различий на ход и исход вооруженных конфликтов.

В заключении проводится анализ степени решенности поставленных во введении задач и делаются выводы.


Глава I. Информационная война в Косово


.1 Россия и Сербия


Сербия

Информационная война вокруг Косово началась за несколько лет (а первые ее проявления, как мы далее увидим, еще за несколько десятилетий) до событий 1999 г. Попутно, кстати, косовский конфликт стал хорошим подспорьем для антикоммунистической пропаганды в том государственном образовании, которое оставалось от Югославии после выхода из нее большинства республик. Вспомнили, например, что после (точнее, еще во время) Второй мировой войны И.Броз Тито запретил (6 марта 1945 г.) возвращение в Косово сербов, изгнанные оттуда албанцами в годы Второй мировой войны (о том, как это изгнание происходило, как и о том, зачем это было нужно Тито, мы еще поговорим).

Так, в 1993 г. югославские СМИ опубликовали высказывание будущего посла США в Югославии Л.Иглбергера, сделанное еще в 1947 г. Американец сказал тогда югославскому журналисту: «Вы боретесь с антикоммунистической эмиграцией, а не замечаете, что могилу Югославии копают в Приштине». Далее он высказался в том духе, что, мол, Югославия предоставила албанцам лучший университет в стране, готовит их национальные руководящие, научные, культурные и т.д. кадры, а между тем рано или поздно эти «кадры» потребуют для Косово сначала автономии, а потом и независимости.

По мере ослабления мировой коммунистической системы вообще и югославской в частности (в Югославии «процесс пошел» после смерти Тито в 1980 г.) сепаратистские устремления косоваров, равно как и выдавливание ими сербов, приобретали все более открытую форму. Понятно, что эти процессы не могли не находить отражения в СМИ.

Сербские СМИ, а также появлявшиеся научные и околонаучные работы подчеркивали, что идет процесс «выдавливания» сербов албанцами из Косово, идет начиная как минимум с 1960-х гг., и что уже к 1981 г. в 635 населенных пунктах Косово из 1.451 не оставалось ни одного серба, в то время как чисто сербских сел оставалось лишь 216, а в 1991 г. сербов в Косово осталось менее 10%.

Сообщалось о том, что фактически в Косово сосуществуют два параллельных мира - сербский и албанский. Албанцы бойкотировали официальные югославские выборы, зато проводили свои, непризнанные. Так, вскоре после начала распада Югославии, в сентябре 1991 г. среди албанцев был проведен референдум о независимости Косово, а 24 мая 1992 г. прошли и выборы президента, на которых с подавляющим перевесом (95-100%) победил Ибрагим Ругова.

Этот политик (1944-2006), сын и племянник репрессированных режимом Тито албанских интеллигентов, изучал лингвистику в Приштинском университете, а потом в Сорбонне, в 1984 г. стал профессором в Приштинском университете, а с 1989 г - председателем Союза писателей Косово. Тогда же Ругова пошел в политику, став одним из создателей первой некоммунистической партии в Косово - умеренной Демократической лиги.

Ругова выступал за отделение Косово от Югославии, однако, в отличие от большинства своих земляков, старался добиваться этого ненасильственными методами, за что получил прозвище «балканского Ганди». Возможно, можно было бы нейтрализовать Ругову, противопоставив его сторонникам вооруженной борьбы, а тем самым снискать и симпатии мирового общественного мнения, и это был бы выигрыш первого сражения в информационной войне, но коммунистический режим официального Белграда не смог или не захотел пойти этим путем. Попутно с целью привлечь внимание к тому, что идет вмешательство во внутренние дела страны внешних сил, сообщалось, что на албанские выборы приехали «представители ряда стран и международных организаций» (без уточнения, каких именно).

Обратим, кстати, внимание на то, что в качестве начала косовского кризиса в цитируемой работе датируется 1942 год. Возможно, авторы хотели привлечь внимание мирового сообщества к тому, что косовский кризис начался в результате политики оккупировавших Югославию фашистских держав в годы Второй мировой войны. И в самом деле, хотя идею расширения албанских границ за счет Сербии вынашивала еще Австро-Венгрия перед Первой мировой войной (фактически с самого образования в 1912 г. независимой Албании), но именно в начале 1940-х гг. Германия и Италия на государственном уровне поддерживали идею «Великой Албании», включающей помимо собственно албанской территории и Косово, а нацисты сформировали из албанцев дивизию СС «Скандербег», вырезавшую за годы оккупации более 40 тыс. сербов. Еще от 100 до 200 тыс. сербов тогда ушло из Косово, их место заняли 70-100 тыс. албанцев.

При этом руководство Сербии, хотя бы на первых порах, допустило грубую экспансионистскую ошибку. Премьер-министр Милан Панич в августе 1992 г. совершил визит в Тирану и предложил Албании сотрудничество без предварительных условий, добавив, что «трагедия» (какая? - Авт.) не повторится. Однако потом он заявил, что, если этнические албанцы в Косово будут политически свободны, то вопрос о независимости Косово решится сам собой, поскольку тогда независимость им не потребуется, более того, возможно, тогда и сама Албания присоединится к Балканскому союзу (т.е. к образованию, которое планировалось на месте бывшей Югославии - Авт.).

Возможно, Панич тут просто повторил идею Тито 1945 г., послужившую основанием для его пресловутого постановления от 6 марта 1945 г. «О временном запрете возвращения колонистов в места их прежнего проживания», в том числе и сербов в Косово: создать в Югославии албанский анклав и использовать его в дальнейшем для присоединения к Югославии всей Албании в рамках Балканской федерации. Из Балканской федерации ничего не получилось, поскольку против нее был Сталин, одному из ее инициаторов - Г. Димитрову - явно помогли умереть, Тито объявили «фашистом» и изгнали из «социалистического содружества» (Албания тогда сохранила союз с СССР), но Косово албанским так и осталось.

Что касается косовского плана Тито, то идея, в принципе, вполне коммунистическая. По тому же сценарию русские области Харькова и Донбасса, например, стали частью Украины: когда в Киеве Центральная Рада провозгласила независимость, Ленин включил эти районы в состав Украинской ССР, сделал Харьков ее столицей, после чего от имени этого «государства» Центральная Рада была «законно» подавлена, а Харьков и Донбасс так и остались украинскими. Примерно так же произошло и с Приднестровьем, где Сталин в 1924 г. образовал «Молдавскую АССР» с целью обоснования претензий на остальную Молдавию, в результате чего Приднестровье и вошло в 1940 г., после включения остальной Молдавии в СССР, в состав последней.

Но то, что «простительно» коммунистам, непростительно человеку, считающему себя либералом и западником, как М.Панич, в период правления в Югославии коммунистов живший в США. Впрочем, и многие российские либералы в начале 1990-х гг. совершенно искренне полагали, что достаточно свергнуть коммунистов и завоевать политическую свободу, как все сепаратистские устремления в республиках СССР тут же прекратятся. Так или иначе, Панич такими высказываниями настроил против себя и сербов, и албанцев и 20 декабря 1992 г. проиграл президентские выборы С.Милошевичу.

Агрессия НАТО против Югославии сплотила всех сербов, независимо от политических взглядов, в противодействии той политике Запада, которая была направлена на отторжение Косово от Сербии. Так, например, знаменитый бытописатель «нового класса» - коммунистической номенклатуры Милован Джилас заявил, что если Косово вычеркнуть из исторической памяти сербов, то от нее ничего не останется.

Уже в апреле 1999 г. сербы предупреждали мировое сообщество: Косово станет опасным прецедентом, потому что отнюдь не только косовары хотят изменить сложившиеся границы между государствами, незыблемость которых гарантировали Хельсинкские соглашения 1975 г. Есть аналогичные проблемы и у Британии, и у Канады, и у Испании, и у Турции (у последней они тогда как раз давали о себе знать в виде многолетней повстанческой борьбы курдов - Авт.) Смысл таких предупреждений был ясен: если живешь в стеклянном доме, то не бросайся камнями.

При этом сербские СМИ зачастую демонизировали НАТО, например, обвиняли его в том, что альянс во время переговоров о прекращении военных действий угрожал теперь-то начать воевать «по-настоящему» и гарантировал Милошевичу в случае его дальнейшего неподчинения ни много ни мало … 500 тысяч погибших в первый день «настоящих» бомбардировок. С учетом того, что за десять недель войны в Сербии погибло, по югославским данным, 2.500 чел., а по НАТОвским - 1.500, цифра выглядит совершенно невероятной. Даже нацисты в 1941 г. в первый день агрессии против Югославии (6 апреля 1941 г.) уничтожили бомбежками «всего» 17.000 человек. Однако далее мы увидим, как и НАТО демонизировала режим Милошевича.

Отметим еще, что, по утверждениям некоторых сербских политиков, сербам удалось одержать победу в Интернете, однако, в связи с тем, что тогда пользователей интернета в мире было даже не в разы, а на порядки больше, чем людей, прибегающих к услугам прессы и особенно телевидения, то в целом Сербия проиграла информационную войну.

Россия

Россия, как исторически главный союзник и заступник Сербии, естественно, не могла остаться в стороне от косовских событий. Столь же естественно, что Россия безоговорочно поддержала Сербию. Как и там, почти все российские политические силы, от правых политиков Е.Т. Гайдара, Б.Е.Немцова и Б.Г. Федорова до коммунистов приняли различные заявления и резолюции, осуждающие агрессию НАТО.

Только «Демократический выбор России», например, устами экс-главы российского МИД А.В. Козырева, выступал с поддержкой агрессии НАТО и с осуждением режима Милошевича, называл его действия «геноцидом», а руководство России обвинял в том, что оно «пытается усидеть на двух стульях» и придать своим действиям видимость объективности, поддерживая сербов и в то же время стараясь не ссориться с Западом.

При этом, правда, поездка трех правых депутатов - Гайдара, Немцова и Федорова - по европейским столицам, по мнению многих, представляла собой скорее пиар (тогда это слово еще не употреблялось) - напоминание россиянам о себе. И в самом деле, до того патриотом из всех перечисленных можно было назвать только Бориса Федорова, тогда как внешнеполитическая позиция, например, Гайдара была куда ближе к позиции Козырева.

При этом все или почти все российские СМИ отрицали факт массового исхода косоваров до начала авиационных ударов НАТО. Так, газета «Коммерсантъ-Daily» сообщала, что, по данным ООН, если за год, предшествовавший агрессии НАТО против Югославии, Косово покинуло 400 тыс. чел., в основном албанцев, то только за первую неделю после начала агрессии - еще 430 тыс., т.е. за неделю - больше, чем за предшествующий год. О том, что, по данным многих СМИ самого Запада, геноцид албанцев сербами в Косово оказался, мягко говоря, сильно преувеличенным, мы еще поговорим подробно в главе, посвященной Западу.

При этом, естественно, сказались различия между политическими силами. Так, коммунисты не упустили случая лягнуть Запад в целом, в первую очередь США, которые-де «консервируют и воплощают все негативное, что только накопила человеческая история» (заявление в духе передовицы «Правды» начала 1950-х гг! - Авт.)

Несколько более взвешенную позицию занял лидер ЛДПР В.В.Жириновский. В своем памфлете, подписанном в печать на исходе войны, 26 мая 1999 г., он много и пространно рассуждает о том, что НАТО не сможет провести наземную операцию против армии Югославии, так как это приведет к «неприемлемым потерям» (обычное заблуждение российских антизападников; точнее, не совсем заблуждение, но сильно преувеличенное), о том, что расширение НАТО на восток направлено на выталкивание России. Далее он предупреждает об опасности Косово для самого Запада как «исламского плацдарма». Касается Жириновский и проблем самой информационной войны - он хвалит Милошевича за то, что тот, «учтя опыт Ирака», удалил из страны западных журналистов, так как «без телекамер война для НАТО - не вся война». Есть, однако, основания думать, что как раз это был серьезный промах Милошевича, ибо сам факт удаления заставил многих в мире думать, что, очевидно, Милошевичу есть что скрывать в том же Косово. Об этом аспекте мы поговорим подробнее в третьей главе, сравнивая события в Косово с событиями в Осетии.

Много говорилось со стороны ЛДПР и КПРФ об отправке российских добровольцев с оружием в руках на помощь Милошевичу. Но о российских добровольцах в Сербии писали и либеральные газеты, например, «Сегодня».

В информационной войне в России принял участие и цитировавшийся нами выше Б.Т.Митрович. Так, выступая в интернет-студии на Шаболовке, он заявил, например, что отныне против иностранцев - граждан стран, принимавших участие в бомбежках Югославии, должны применяться меры уголовного преследования в случае покупки ими собственности в Югославии, и их приобретения будут недействительны до тех пор, пока их страны не возместят весь ущерб от войны. Тогда же он употребил термин «Томагавковое право» (от названия американской крылатой ракеты «Томагавк») по аналогии с «телефонным правом» при коммунистах.

В разряд актов информационной войны можно отнести и некоторые научные сборники, вышедшие в свет в ходе кампании НАТО против Югославии. Так, 17 мая 1999 г. был подписан в печать сборник «Косово: международные аспекты кризиса», который неоднократно цитировался и еще будет цитироваться в настоящей работе и который затрагивал многие аспекты информационной войны вокруг Косово.

Наконец, агрессия НАТО против Югославии породила новые веяния и в обсуждении вопросов, не касающихся Югославии напрямую. Так, обсуждался НТВ вопрос о том, что Россия якобы не сможет охранять свое ядерное оружие, поэтому пусть «кто-нибудь» (читай: НАТО) приходит и берет российское ОМП под охрану. Впрочем, в том момент, после августовского дефолта 1998 г., имелись серьезные основания опасаться, что Россия действительно распадется и действительно не сможет ни контролировать свое ядерное оружие, ни удерживать свои границы от некоторых враждебных сил с востока и юга, так что такая позиция во многом извинительна.

В завершение отметим, что несмотря на однозначно просербскую позицию российского общественного мнения, лишь 23% россиян поддержало идею создания союза России, Белоруссии и Сербии, вероятно, осознавая, что в условиях агрессии со стороны НАТО нет реальной возможности оказать помощь стране, отрезанной от России странами - членами или кандидатами в члены НАТО, но возможно, и понимая, что это вообще «не тот метод».

После того, как Сербия согласилась в июне 1999 г. на переход Косово под фактическое управление НАТО, информационная война утихла. Формальное провозглашение независимости Косово 17 февраля 2008 г. породило со стороны России еще один запоздалый всплеск информационной войны - работу В.Р.Овчинского, о которой мы уже неоднократно говорили и еще скажем в этой работе.

Запад

США и «Новая Европа» (бывший «соцлагерь»)

Здесь мы будем говорить о тех силах на Западе, которые представляли страны, занимающие скорее проалбанскую позицию. В основном речь будет идти о США, Британии и странах-новичках в НАТО (и в ЕС) из Восточной Европы. Эти силы действовали исходя из принципов «нового мирового порядка», позволяющих использовать силу там, «где это справедливо», «отвергая устаревшие правила и используя современные представления о справедливости», причем, по мнению юристов и других интеллектуалов, обосновывавших эти новые принципы, «только распущенные уроды в мировой семье могут сопротивляться этому».

Началом информационной войны со стороны Запада можно считать 5 июня 1996 г. - в этот день в Приштине было открыто американское информационное агентство (до этого ситуацию в Косово освещали только сербские СМИ).

Забыто было, что еще в январе 1996 г., будучи с визитом в Боснии, президент США Билл Клинтон назвал Милошевича «гарантом мира на Балканах» (тогда только что было подписано Дейтонское соглашение по урегулированию боснийского конфликта), а в феврале 1998 г. Вашингтон осудил Армию освобождения Косово как террористическую организацию (впрочем, это было связано, возможно, с американо-германским соперничеством, о связях АОК с германской разведкой мы еще скажем). Возможно, Милошевич воспринял это решение администрации Клинтона как «зеленую улицу». Такое тоже бывало: есть сведения, что в июле 1990 г. США тайно дали понять Саддаму Хусейну, что не станут возражать против агрессии им Кувейта. Но так это все же было тайно, а не публично…

Однако скорее всего, дело тут в другом. Как полагает И.С. Снегирев, смена в январе 1996 г. А.В. Козырева на посту главы МИД России Е.М.Примаковым была расценена антироссийскими силами Запада как активизацию внешней политики России в том числе и на Балканах. Тогда эти силы, испугавшись, что Сербия станет главной опорой российского влияния, и решили поддержать косоваров.

С началом конфликта эти силы на Западе поставили своей целью демонизацию режима Милошевича. Так, была проведена бомбардировка автозавода, где директором был, как сообщалось, «соратник Милошевича», хотя этот человек, бывший министр приватизации, как раз в прошлом был привлекателен для Запада как «главный реформист» и т.д. Это не говоря уже о том, что разрушение завода лишило работы тысячи людей, которые, кстати, тоже были настроены антиправительственно и незадолго до войны провели антиправительственную забастовку; однако тот факт, что в результате бомбардировки пострадали именно такие люди, был подан как «случайность», а сам факт бомбежки - как акция, направленная на «экономический подрыв сторонников Милошевича путем разрушения их имущества».

Далее, произошла и демонизация народа. Было сделано открытие, что, вообще-то, Милошевич - не диктатор вроде Саддама Хусейна, что его избрал народ, а раз так, то его (народ) «не стоит оберегать от горечи тех же страданий, которые он сам навлек на своих соседей». Ну и вообще, каждый народ заслуживает своего правительства. А раз так, то нужно «очистить Сербию от национализма».

Со всем этим можно было бы, впрочем, согласиться, если бы имелись какие-то подтверждения обвинениям в геноциде албанцев, которые выдвигались этими силами в адрес Сербии. А обвинения были по меркам политкорректности конца ХХ в. просто ужасные. Так, окончательно убедила НАТО в том, что «надо воевать, чтобы спасти албанцев», резня в Рачаке 15 января 1999 г. Отметим справедливости ради, что в октябре 1998 г. действительно было подписано соглашение Холбрука - Милошевича о неприменении военной силы в Косово, и Рачакская резня, состоявшаяся после этого соглашения, и в самом деле изрядно испортила имидж официального Белграда на Западе.

Политику Сербии в Косово называли даже «новым апартеидом». Билл Клинтон назвал акции сербов против албанского населения Косово «этнической чисткой», добавив, что вмешательство со стороны США было обязанностью, иначе албанцы остались бы без земли, на которой могли бы жить, а госсекретарь Мадлен Олбрайт добавила, что «демократия не должна мириться с таким злом». Примерно в таком же духе высказался премьер-министр Британии Тони Блэр. Заявления первых лиц государства были не единственными в таком духе - например, та же «Нью-Йорк Таймс» уже на другой день после окончания войны поместила статью некоего Т. Фридмана о том, что «как только начался исход беженцев из Косово, то использование военной атаки стало единственно верным решением».

Однако насколько соответствовали действительности обвинения в чудовищном геноциде? Да, с 24 марта по 5 апреля 1999 г., как сообщали американские СМИ, Косово покинуло действительно 350 тыс. албанцев. Однако было ли связано их бегство именно с террором со стороны сербов? Во-первых, если бы и так, то не кто иной, как главнокомандующий американскими силами в Европе генерал Уэсли Кларк признал уже 27 марта, что усиление сербского террора против албанцев после начала бомбардировок было полностью предсказуемо. Что же, если так, то стоило десять раз подумать, прежде чем наносить удары!

Во-вторых, есть серьезные основания думать, что исход начался как раз в результате бомбардировок. Американские СМИ старались доказать, что бегство косоваров началось с 19 марта, после того, как Приштину покинули наблюдатели ОБСЕ, однако в дальнейшем они сами проговариваются о 27 марта, 1 и даже 4 апреля как дате начала бегства албанцев. Так что неоднократные заявления Билла Клинтона о том, что бомбардировки нисколько не ускорили процесс этнических чисток среди албанцев, представляются, мягко говоря, не соответствующими действительности.

А главное, есть серьезные основания думать, что все эти разговоры о геноциде - информационная утка. Так, директор Центра Российских и Восточноевропейских исследований Питтсбургского университета Р.Хейден сообщил через месяц после начала войны, что потери среди сербских гражданских лиц от бомбардировок превышают все потери обеих сторон в предшествующие три месяца. Возможно, это преувеличение, поскольку в ходе десятинедельной войны Сербия потеряла, по ее же официальным данным, 2.500 чел. (по данным НАТО, 1.500 чел.), однако не подлежит сомнению, что разговоры о геноциде очень сильно преувеличены.

По словам самого экс-президента С.Милошевича (речь в Гаагском трибунале), западные СМИ писали об уничтожении 500 тыс. албанцев, а между тем американские эксгуматоры после войны проводили вскрытие албанских могил, но, не приученные врать («вранье не по их части»), сообщили только о 2.108 найденных албанских могилах.

Но если бы все сказанное о геноциде албанцев и было правдой до последнего слова, то какой был смысл в бомбежках глубокого тыла, включая районы, оппозиционно настроенные к режиму Милошевича? Правда, военные НАТО, надо отдать им должное, действовали сравнительно гуманно, и 1,5-2,5 тыс. погибших для десятинедельных бомбежек такого масштаба - это немного; известны случаи, когда жители сербских городов создавали на мостах, которые собирались бомбить, живые щиты, и это удерживало НАТОвских летчиков от нанесения ударов. Но все же родным пусть и немногочисленных погибших от этого не легче, а главное - зачем? Зачем, например, было бомбить два не имевших стратегического значения моста в Нови-Саде - столицы оппозиционно настроенной к Милошевичу Воеводины? Зачем было бомбить электростанции и оставлять город без электричества? О разбомбленном автомобильном заводе, рабочие которого также были оппозиционно настроены, мы уже писали. Сами же американцы еще в ходе войны признавали, что Воеводина была настроена оппозиционно к Милошевичу, однако после бомбежек западничество «испарилось». Кстати, и в России число граждан, позитивно настроенных по отношению к США, за время НАТОвских бомбежек Югославии уменьшилось вчетверо - с 57% до 14%. Это признали сами американцы, как и то, что континентальная Европа выступает против жесткой позиции США по Косово (об этом речь ниже).

Обустроенное сербами Косово, которое, как выразилась газета «Правда» со ссылкой на признания самих американцев, по сравнению с самой Албанией представляет собой «Диснейленд». Зимой 2000 г. в российских СМИ были сообщения о том, что сами НАТОвские миротворцы, столкнувшись с албанцами, начинали понимать, что, может быть Милошевич не так уж был и неправ, стараясь очистить от них Косово. Но дело уже было сделано…

Через два дня после провозглашения независимости Косово бывший посол США в ООН Джон Болтон дал интервью итальянской газете, в котором заявил, что признание независимости Косово - это действие, предпринятое под влиянием антисербских настроений, но оно окажется политической миной, которая еще принесет множество проблем и может «взорвать все Балканы». Армия освобождения Косово «еще тогда» (в 1999 г. - Авт.) была связана с «Аль-Каидой». Поэтому он, Болтон, хотя вообще он верный сторонник президента Буша, в данном случае не может его не осуждать. О связях АОК с исламскими радикалами мы еще скажем, а пока добавим только, что как раз в феврале 2008 г. в США пришли к выводу о том, что в ближайшие годы активность «Аль-Каиды» резко вырастет.

Наконец, необходимо привести и точку зрения одного из ведущих политиков страны, которую многие, в том числе и в России, считают основным союзником США. Речь идет об Израиле. Так вот, Ариель Шарон заявил, что если агрессия НАТО узаконит отделение Косово, то следующим шагом вполне может стать автономия населенных палестинцами районов Галилеи. После провозглашения независимости Косово одна из крупнейших газет Израиля повторит: Косово - пример для палестинцев.

«Старая Европа»

В странах «Старой Европы» тоже имели место непримиримые настроения в отношении сербов и Милошевича. Так, глава МИД Германии Йошка Фишер сказал, что «диктаторы будут знать, что не выйдут сухими из воды после такого». Однако в целом такая проамериканская позиция была для европейцев скорее исключением, чем нормой. В целом Европа действовала гораздо чаще в унисон, чем вразнобой, и далеко не всегда копировала США, а чаще выражала свое мнение. Оно и понятно: на сей раз принцип территориальной целостности государств и право народов на самоопределение на сей раз столкнулись не где-нибудь далеко, а в Европе, и прецедент для европейцев, о чем мы уже говорили, анализируя позицию ряда политических сил в Сербии и России, действительно мог быть нехороший. В самом деле, кто поручится, что, не говоря уже о проблемах с европейскими народами (баски или корсиканцы), завтра не потребует автономии, а потом и независимости, скажем, «Французская Арабская республика» или «Германская Турецкая»?

Впрочем, позиция западноевропейцев была далеко не однозначной. Так, начали информационную войну против Сербии еще до официального распада Югославии Хорватия и Словения, уже тогда цивилизационно представлявшие собой часть Западной Европы и ориентированные при этом на Германию.

Дело было так. Когда в 1989 г. только что пришедший к власти С.Милошевич отменил автономию Косова и начал полицейские операции против албанских сепаратистов (еще общеюгославскими силами), то Хорватия и Словения отозвали своих полицейских из Косова, и на родине их встретили как героев. С учетом как того, что именно Германия настояла на скорейшем признании Западом независимости Хорватии и Словении, так и многочисленных связей германской разведки с албанцами (как с Тираной, так и с «Армией освобождения Косово») еще со второй половины 1980-х гг., это весьма показательно. Добавим еще, что и экономические связи очень сильны. Так, список сотрудников «Косовского трастового агентства» (КТА) напоминает справочник «Кто есть кто» в деловом мире Германии. Наконец, напомним, что самый крупный антисербский погром в Косово после перехода его под контроль НАТО произошел в марте 2004 г., когда силами КФОР командовал немец Х.Каммерхоф (сентябрь 2003 - март 2004 гг.), и силы КФОР не вмешивались.

Правда, вмешательство Германии в балканские дела вызывало недовольство США, которые сами хотели тут утвердиться. Еще в 1998 г. американская администрация потребовала прекратить поставки в Косово германского оружия. Германия не осталась в долгу и летом 2007 г. обнародовала данные о том, что американский ставленник М.Ахтисаари, спецпредставитель ООН по Косово, получил от албанской мафии 40 млн. евро за «правильное» решение косовского вопроса.

Впрочем, в целом Германия выступала с более умеренных позиций, за автономию Косово в составе Югославии, против чрезмерного применения силы, балансируя таким образом между позициями США и ЕС.

Более умеренную по сравнению с Германией позицию занимала Франция. Еще в 1994 г. делегация ЕС в Косово (британско-франко-португальская), отметив, что лишь 20% опрошенных косоваров ждет решения кризиса от США (против 64% в 1991 г.), 11% от ЕС и 38% - от «политического руководства края» (т.е., очевидно, от своего, албанского - Авт.), добавило, что опасается радикализации и даже роста экстремизма в крае.

В 1999 г., в целом поддерживая Альянс (т.е. НАТО), Франция в то же время настаивала на большем участии России в процессе урегулирования вопроса. Так, в частности, считал (и публично это высказывал) тогдашний премьер Лионель Жоспен. А французские СМИ позволяли себе, например, такие высказывания: «Народы Балкан платят за слепоту Запада, допустившего распад Югославии под давлением националистов».

Италия в целом была склонна поддерживать скорее албанцев, как в силу исторических традиций (напомним, в годы Второй мировой войны Италия, как и Германия, выступала с поддержкой «великоалбанских» идей), так и из опасений, что албанские беженцы из Косово могут хлынуть, в том числе, и в Италию. И они действительно хлынули… после начала бомбардировок НАТО. Впрочем, еще до начала этих бомбардировок некоторые представители итальянского истэблишмента достаточно резко высказывались о балканской политике Запада. Например, главный редактор Limes in piu Л. Караччойо: «Я не верю в возможность стабильного решения для Косово вне общебалканского проекта. Запад хочет сделать - что? Серию протекторатов? Ничью землю? Базу авторитарных государств - рай для мафии? Необходим созыв международной конференции при решающей роли Запада и России».

Насчет «рая для мафии» итальянец как в воду глядел. В настоящее время 70% наркоторговли в Германии и Швейцарии осуществляется албанцами. Более того, в 1990-е гг. итальянская мафия, которая стала испытывать проблемы в собственной стране в связи с усилением борьбы с ней, переместила свои штаб-квартиры во Влёру (Албания). А в самой Италии, например, в Турине, албанцы вытеснили все прочие этнические криминальные группировки (арабские, например).

А в целом Европа вела себя достаточно непоследовательно, и остается согласиться с главным редактором французской газеты «Монд» Д. Верне в том, что, с одной стороны, европейцы убедили США в том, что удары по Югославии с воздуха, призванные принудить Милошевича к соглашению, приведут к катастрофе, «если не будут вписываться в определенную политическую линию», а с другой, они готовы послать войска в Косово (и послали! - Авт.) для контроля за соблюдением возможного соглашения, если оно будет-таки достигнуто. В общем, европейцы явно сами не очень понимали, чего они хотят, поэтому в конечном счете и уступили США (и албанцам).

Мир ислама

Кто точно знал, что им надо, так это албанцы. Именно они начали косовскую информационную войну задолго до окончания войны «холодной» и тем более задолго до 1999 г. Выше мы приводили высказывание Милована Джиласа о том, что если Косово вычеркнуть из памяти сербов, то ничего не останется. Примерно в таком же духе выражались и албанцы, «скромно» умалчивая о том, что вообще-то Косово не их земля, а сербская.

Соперничество сербов и албанцев в Косово уходит корнями далеко вглубь истории, однако процессы, положившие начало полному вытеснению сербов, начались, как мы уже говорили, в ходе Второй мировой войны. Говорили мы и о планах Тито об объединении Албании с Югославией и о том, что именно в этом аспекте надо рассматривать фактическое поощрение югославскими коммунистами «албанизации» Косово.

Так вот, первый выстрел в информационной войне за Косово произвел коммунистический лидер Албании Энвер Ходжа. Он написал письмо в ЦК ВКП(б), и с учетом того, что в условиях коммунистического тоталитаризма надо было воздействовать не на «общественное мнение» (которого просто не было), а на благосклонность Сталина, это письмо надо признать актом информационной войны. Энвер Ходжа писал, что в целом одобряет политику Тито, сам тоже выступает за присоединение Косово к Албании, однако «пока еще рано, так как реакция великосербов еще очень сильна».

Как уже говорилось, идея Балканской федерации, не понравившаяся Сталину, была похоронена, вскоре после этого СССР поссорился с Югославией на несколько лет, а Албания - на несколько десятилетий, и идею пришлось отложить в долгий ящик. Однако албанцы продолжали свое дело. Прежде всего, уже в 1950-60-х гг. началось «ползучее» вытеснение сербов из Косово.

Начавшийся в 1991 г. распад Югославии позволил косовским албанцам снова начать добиваться своего. Последовали заявления в таком духе, что если единая Югославия останется, то Косово должно, получив статус республики, войти в ее состав на равных с другими (т.е. Хорватией, Боснией и др.), а если Югославия развалится, то можно и с Албанией объединиться.

Как уже говорилось, осенью 1991 г. в Косово был проведен референдум о независимости. Новое «государство» было сразу же признано Албанией. А уже в начале 1992 г. косовские интеллектуалы (например, Р.Чосья) заговорили о «Великой Албании», которую необходимо воссоздать из пяти частей, на которые она разорвана (имелись в виду собственно Албания, Косово, Сербия, Черногория и Македония) (сообщение Албанского телеграфного агентства от 9 февраля 1992 г.).

Сербские власти вели борьбу с сепаратистами в том числе и полицейскими методами. Албанцы постоянно писали о массовых расстрелах, арестах, допросах с пристрастием со стороны сербов. Ибрагим Ругова обратился к НАТО и ООН с просьбой о присылке миротворческих сил и даже о гражданском протекторате. Еще раньше, 4 июня 1993 г., президент Албании Сали Бериша, выступая в г. Корча, также настаивал на привлечении Совета Безопасности ООН к решению косовской проблемы.

В 1996 г. начались настоящие вооруженные столкновения, и со стороны косоваров началась планомерная информационная подготовка как своего народа, так и мирового общественного мнения к военному решению проблемы. Так, в конце 1997 г. один из видных косовских деятелей А.Власи писал о «серьезном повороте», «будущих событиях», «дыхание которых уже ощущается».

Все сербские планы раздела Косово между двумя народами (более или менее успешно, кстати, осуществленные незадолго до этого в Боснии), неизменно встречали отрицательное отношение албанских лидеров, заявлявших, что «Косово неделимо». Стремление албанцев прибрать к рукам обустроенное сербами Косово, которое «по сравнению с самой Албанией представляет собой «Диснейленд», вообще-то понятно. Непонятно, почему сербы должны были его отдавать.

Тем не менее, уже в июне 1999 г., после перехода края под управление НАТО, начались массовые чуть ли не ежедневные нападения албанцев на сербов и вообще на всех неалбанцев, включая и мусульман (о судьбе, например, косовских адыгов мы еще скажем).

Позиция исламского мира в отношении конфликта в Косово была, пожалуй, еще более неоднозначна, чем позиция Запада - от полного сочувствия сербам до полного сочувствия албанцам. Некоторые мусульманские страны, скажем, Ирак, осудили агрессию НАТО, но возможно, С. Хусейн сделал это просто из враждебности к США. С анализа первой позиции - сочувствия сербам - мы и начнем, тем более что разделяли ее представители народа, который нашел в Косово убежище после изгнания их из России еще в 1860-х гг. и вроде бы по определению не должен испытывать особых симпатий ни к России, ни к тем, кого она поддерживает. Речь идет о косовских адыгах. Их интервью, приводимые российскими СМИ, стали достаточно большой составной частью российской информационной войны в Косово.

К сербам у адыгов тоже нарекания есть: например, что последние говорят: «Сербы и русские - всё, остальные - ничто!», и никакие другие балканские народы при сербах хвалить нельзя. Но к албанцам претензий куда больше. Как и сербы, косовские адыги начали вытесняться албанцами еще в 1950-х гг., хотя до краха коммунизма в России они выезжали оттуда не в Россию, а в Турцию. К середине 1990-х гг. адыгов в Косово оставалось 200 человек (первоначально туда приехало с Кавказа 50-60 тысяч).

Адыги пришли в Косово раньше албанцев и позднее давали им приют, когда те приезжали. Однако албанцы, став большинством, начали их вытеснять. В 1990-х гг. достаточно обычным делом стали осквернения могил, издевательства над детьми, в результате чего адыги старались переводить своих детей в сербские школы. Это не говоря о потраве посевов, поломках техники и т.д.

Сербы не заставляли адыгов скрывать национальность. Проблемы начались, когда появились албанцы. Дошло до того, что во время переписи населения албанцы угрозами заставляли адыгов «как мусульман» записываться албанцами. Был случай, когда на спине у адыгского мальчика краской написали: «Убирайтесь отсюда!»

Неудивительно, что адыги поддержали правительство Югославии в его конфликте с албанцами. Поэтому албанцы называли адыгов «русскими».

Мы уже говорили о том, что, вопреки мнению ряда западных политиков, албанцев заставили сниматься с насиженных мест не сербские «этнические чистки», а НАТОвские бомбы. Эту информацию подтвердили и приехавшие из Косово после начала агрессии НАТО адыги.

Но не все российские мусульмане так считают. Так, сопредседатель Совета муфтиев России, глава Духовного управления мусульман Азиатской России Нафигулла Аширов поддержал Косово на том основании, что «Россия враждебна исламу» и когда-то в России имел место «геноцид мусульманских народов». Создание же Косова, мол, подстегнет идею создания «Всемирного халифата».

Между прочим, США в своем «Проекте-2020» именно «исламский халифат» рассматривают как одну из главных угроз себе. Почему же тогда они способствовали созданию независимого Косова? Многие сербы полагают, что Боснию и Косово Запад рассматривает как «полигон, где можно делать уступки исламу». И другие авторы высказывают предположения о том, что, может быть, Европа просто боится албанцев, потому и делает им уступки.

Вообще, если не считать самой Албании, признавшей Косово, как мы видели, еще в 1991 г., первым это сделал Афганистан.

Однако не все мусульманские государства разделяют эту позицию. Так, на встрече лидеров мусульманских стран в Сенегале 13-14 марта 2008 г. Турция попыталась включить в повестку дня обсуждение признания независимости Косово, но Азербайджан, Египет, Индонезия и Судан выступили против, и было принято лишь постановление о «солидарности с народом Косово».

И еще о позиции мусульманского мира. 12 ноября 1996 г. Генеральный секретарь ООН египтянин Бутрос Гали заявил, что специальные представители ООН по правам человека не смогли подтвердить информацию о пытках, арестах, массовом насилии. Не послужило ли это одной из причин того, что его не выбрали на новый срок, заменив более проамериканским Кофи Аннаном (Бутрос Гали был Генеральным Секретарем ООН в 1992-1996 гг., с 1 января 1997 г. его полномочия истекали, но он мог быть переизбран еще на пять лет)?

Но это все - официальный мусульманский мир. Что же касается исламских радикалов, то Усама бен Ладен еще в 1994 г. приезжал в Тирану с боснийским паспортом и встречался с тогдашним президентом Албании Сали Беришей и нынешним премьером Косово Хашимом Тачи. О связях косовских албанцев с «Аль-Каидой» говорил и С.Милошевич в Гааге.

Однако сами исламские радикалы информационной войны в Косово не вели. Они справедливо рассудили, что «неверные» (при участии единоверных албанцев) проведут ее и без них, а им надо готовиться к информационной войне со всеми «неверными» в планетарном масштабе.

Итак, по первой главе можно сделать краткий вывод: по-настоящему, в полную силу, информационную войну вели только непосредственно заинтересованные в Косово стороны - сербы и албанцы. На сопоставимом с ними уровне был накал этой войны со стороны России, где подавляющее большинство граждан подержало сербов. Что же касается Запада и Исламского мира, то там, как мы видим, ощущался большой разнобой мнений. Отметим, что, несмотря на перспективу строительства нефтепровода из Бургаса (Болгария) во Влёру (Албания) через Косово, минуя Турцию, и вообще эксплуатации природных богатств Косово, в долгосрочной перспективе создание еще одного албанского государства в Косово, достаточно откровенно связанного с «Аль-Каидой», невыгодно и прямо опасно для Запада, особенно для Европы. Поэтому поддержку Западом косоваров, по нашему мнению, вполне можно охарактеризовать известной фразой Талейрана: «Это хуже, чем преступление, это ошибка!» Однако в силу сложившихся обстоятельств албанцам удалось склонить властные структуры Запада на свою сторону и добиться благодаря этому победы в Косово. И в основном это произошло благодаря тому, что они выиграли информационную войну на Западе и благодаря этому - в мире в целом. Как им это удалось и можно ли было этого избежать, обсудим в третьей главе.


Глава II. Информационная война в Осетии


.1 Россия и ее союзники


Южная Осетия

Говоря об информационной войне со стороны России и ее кавказских союзников, не всегда можно разграничить, где информационная война велась Россией, а где Южной Осетией. Дело в том, что маленькая республика, с очень неразвитыми СМИ, поневоле должна была широко пользоваться информационными услугами России. Однако, разграничить все же можно. Сделаем так: все, что исходит от жителей или официальных структур Южной Осетии, хотя бы и было озвучено российскими СМИ, будем считать информационной войной со стороны Южной Осетии. То же, что российские корреспонденты увидели сами или услышали от своих военных - информационной войной со стороны России.

Итак, подавляющая часть информационной войны со стороны Южной Осетии построена на рассказах потерпевших или очевидцев. Например, вот рассказ женщины-осетинки 1967 г.р. Когда примерно в час ночи 9 августа в Цхинвал вошли грузинские войска, начавшие расстреливать не успевших спрятаться мирных жителей, то она решила бежать во Владикавказ; брат вызвался отвезти ее туда. На выезде из города машина попала под обстрел грузинских военных, в результате дочь этой женщины погибла.

Другая семья бежала из пос. Знаур. На пути в Цхинвал они увидели подбитые и сожженные гражданские машины, в Цхинвал решили не заезжать и отправились дальше, к Рокскому тоннелю. По пути они несколько раз попадали под обстрел грузинских снайперов, а в машине, ехавшей следом, пуля снайпера попала в голову девушке.

Вот рассказ врача цхинвальской больницы Инессы Туаевой о том, как прятались врачи вместе с больными от обстрелов в подвалах больницы. И о героизме медицинского персонала: одного лежавшего под капельницей больного нельзя было перетаскивать в подвал - это означало верную смерть; и медсестра Майя Лохова, когда прекращались обстрелы, бежала к нему на пятый этаж.

Основным источником для нас является сборник «Осетинская трагедия: белая книга преступлений против Южной Осетии, август 2008 года». Выше мы уже цитировали два рассказа из него, но их там собраны десятки, если не сотни, более 100 страниц из 300 с лишним отданы этим рассказам. Мирные жители рассказывали о блокаде Цхинвала еще до начала боевых действий, о том, что в город не поступала вода и электричество, подававшиеся ранее через грузинские анклавы на территории Южной Осетии, и при этом подачу нельзя было возобновить, так как въезд на эти территории негрузинам был запрещен под угрозой смерти, о задавленных танками и забросанных гранатами мирных жителях, об убитых и изнасилованных осетинских девушках, об издевательствах над «военнопленными» (слово взято в кавычки, поскольку, например, в числе таковых оказался совершенно мирный пенсионер 62 лет от роду), об обстреле без всякого предупреждения машин с беженцами, пытавшимися покинуть охваченный боями город, о переодевании грузинских солдат в российскую военную форму с тем, чтобы расстрелять мирных жителей Осетии, когда те выйдут их встречать, о стрельбе по спящим, наконец, о применении наступательного оружия (например, «Града» и кассетных бомб) против заведомо мирного населения. Интересно и то, что многие очевидцы заметили в рядах грузинской армии молодых людей славянской, азиатской (с раскосыми лицами) и африканской внешности, а также «мусульман в тюбетейках» и арабов. Некоторые из этих рассказов повторяли и другие источники - в основном российские газеты.

Не обошлось, вероятно, без преувеличений. Например, с трудом верится в то, что на башнях грузинских танков были нарисованы свастики. Не знаешь, верить или нет рассказам о разрезании животов осетинским новорожденным детям или об убийстве беременной женщины на том основании, что «ее сын, когда вырастет, будет с нами воевать». Однако даже с учетом обычных по военному времени перехлестов картина получается страшная.

И все же самое важное заключается в другом: перелом в информационной войне на Западе (почему именно Запад так важен, мы скажем в третьей главе) осетины тоже фактически обеспечили себе сами. В эти дни в Цхинвале состоялся концерт Валерия Гергиева. Так вот, Гергиев - не только директор Мариинского театра в Санкт-Петербурге, но и дирижер Лондонского симфонического оркестра и «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке; но кроме того, он осетин. На политкорректном Западе этому никогда значения не придавали, но его знает весь мир, и он может высказать свою точку зрения (в том числе и по событиям августа 2008 г. в Осетии) в любой точке мира.

И он высказал. После своего концерта Валерий Гергиев дал пресс-конференцию. Рассказал обо всем, что видел и слышал. На трех языках - русском, английском, осетинском. И мир услышал. Об этом сообщили «Вашингтон пост» и агентство «Ассошиэйтед Пресс». И в отношении западного мира к войне начался перелом. Информационная блокада была прорвана.


2.2 Россия и Абхазия


Строго говоря, здесь будет говориться лишь об информационной войне со стороны России - Абхазия лишь воспользовалась ситуацией, чтобы очистить от грузинских войск Кодорское ущелье. Так вот, вообще-то агрессия Грузии неожиданностью не была.

По информации российской печати, в Москве подготовку грузинской агрессии начали ощущать еще в начале июля. Поэтому проводились учения Северо-Кавказского округа с участием Черноморского флота и Каспийской флотилии, отрабатывавшие спецоперацию по принуждению агрессора к миру. Проводилась и эвакуация мирного населения из Южной Осетии, однако тут есть нестыковка между информацией московской печати и сведениями УФМС России по Республике Северная Осетия - Алания: по данным последнего, всего с 7 по 20 августа 2008 г. Южную Осетию покинули 33 тыс. чел. при населении республики 50 тыс., т.е. две трети населения. Между тем, по сведениям российской печати со ссылкой на правозащитное общество «Мемориал», до войны из Южной Осетии эвакуировалось 17 тыс. чел. Получается, таким образом, что в Южной Осетии совсем не должно было остаться мирного населения.

Иногда не предоставлялось возможным для прессы опубликовывать свидетельства жестокостей грузинских военных: прокуратура возбудила уголовное дело, и эти факты - тайна следствия. А факты, пишет А.Л.Ковылков, такие, что все, что было в Косово - «детский сад» по сравнению с ними. Добавим, что немного позднее, уже в конце августа, прокуратура подтвердила, например, стрельбу залповым огнем по мирным домам и т.д.

Но и того, что опубликовать можно, более чем достаточно. О рассказах осетин мы уже говорили. Но и сами журналисты видели немало. Например, разрушенные грузинскими солдатами кладбища, расстрелянную икону, церкви, превращенные в огневые точки. Это тем более дико, что грузины и осетины - одной веры, православной, и молятся в одних и тех же храмах. Интересно, что один из храмов уцелел, так как пущенный в него снаряд не взорвался. «Бессловесным железякам стало стыдно за пославших их людей», - резюмирует А.Ковылков.

А вот водитель грузинского БТР, расстрелявший из пулемета осетинскую семью. Теперь он убит - российский журналист пишет: «висит на столбе», но неясно, осетины ли повесили его, осудив «судом Линча» как военного преступника, или произошло что-то иное; ясно одно - возмездие его настигло. Не вполне ясно другое - как узнал журналист об убийстве осетинской семьи этим водителем. Если от местных жителей, то рассказ скорее надо отнести к предыдущему пункту.

А вот информация о российских солдатах исходит уже от видевшего все своими глазами журналиста. Вот привозят российских миротворцев с захваченного грузинами поста. Среди них четверо погибших, 16 тяжелораненых. У всех разворочены мошонки, одному в упор выстрелили в глаз.

Журналист-чеченец С.-Х.Царнаев, ветеран обеих чеченских кампаний, имевший серьезные проблемы и с федералами, и с боевиками, и с руководством Ингушетии за критику ее руководства, теперь писал об обстрелах Цхинвала, о грузинских солдатах, которые «стреляли во все, что видели», о том из них, который хотел бросить гранату в подвал, где укрылись мирные люди. О том, как согнали людей в дом (или сарай) и сожгли живьем, о том, как грузинский танк проехал по женщине, которая пыталась спасти себя и двух детей. И таких свидетельств - сотни.

А пятьдесят журналистов обратились с призывом предотвратить катастрофу к Дмитрию Медведеву; их обращение попало в агентство «Рейтер», в Интернет и было продемонстрировано на всех мировых каналах. Грузины вынуждены были предоставить гуманитарный коридор журналистам. Правда, когда те выехали из города, по ним опять открыли огонь…

Конечно, не обошлось без «комплиментов» по адресу разбитого врага, без рассказов о его трусости. Например, о том, что грузинская пехота сразу оставляет подбитые танки, бросая своих товарищей погибать. Вот описывается брошенный при приближении российских войск военный городок - грузинские вояки бежали, бросив боевое знамя бригады, а на столе командира остался даже недопитый кофе. Большой моральный эффект имел показ захваченной грузинской военной техники, в том числе производства стран НАТО.

Немало нелестного было сказано и о поведении самого Саакашвили. Не станем цитировать многочисленные комментарии о том, как глава грузинского государства жевал свой галстук или прятался за спинами своих охранников от мнимой российской бомбежки - об этом в августовские дни 2008 г. только ленивый не писал. Но много говорилось и о его личности в целом - вот только некоторые характеристики: лицемер и невротик, амбициозный фюрер, марионеточный король…

Огромный моральный эффект имела история с походом генерала Борисова в грузинский парламент. Дело было так: когда российские войска заняли Гори, то этот генерал - заместитель командующего воздушно-десантными войсками России - запросто съездил на служебной машине в Тбилиси, зашел в парикмахерскую, постригся, а затем спросил у оторопевшей девушки-парикмахерши, как пройти в парламент, и отправился туда пешком. О чем он говорил с перепуганными грузинскими народными избранниками, неизвестно, но моральный эффект получился потрясающий. Писалось и о грузинском танке, который лично подбил из гранатомета министр обороны Южной Осетии, российский офицер Анатолий Баранкевич.

Наибольший объем информации содержит цитировавшаяся уже «Белая книга преступлений против Южной Осетии». На более чем трехстах страницах приведены отснятые фото использованных кассетных бомб, применявшихся грузинской стороной, план отравления питьевой воды в Цхинвале, утвержденный «альтернативным» (прогрузинским) главой правительства Южной Осетии Д.Каркусовым и отснятый российскими репортерами. Впрочем, и без этих планов из сообщений российских СМИ было очевидно: в результате войны над республикой нависла угроза гуманитарной катастрофы - угроза эпидемий и многого другого.

Наконец, когда руководство России приняло решение признать Абхазию и Южную Осетию, то Дмитрий Медведев в интервью по поводу признания сослался на пример Косова. Это был очень сильный ход, поскольку признанием Косова официальные лица Запада поставили себя в нелепое положение. Никто так и не смог объяснить, почему Косово признавать можно, а бывшие грузинские автономии нельзя. Збигнев Бжезинский, например, когда журналисты «Комсомольской правды» вскоре после провозглашения независимости Косова пытались спросить его об этом, даже не сделал попытки как-то сгладить вопрос, уйти от ответа, а просто заявил, что не желает обсуждать эту тему.

И все же промахи поначалу были. Несколько дней Россия не пускала западных журналистов в Цхинвал, хотя, по свидетельству А.Л.Ковылкова, уже 9 августа во Владикавказе собрались корреспонденты из Washington Post, Times, Guardian, CNN, BBC, а также некоторых «очень экзотических» изданий; сам Ковылков общался с журналистами из Бразилии, Испании, Израиля.

А вот режим Саакашвили тем временем западных журналистов и телевизионщиков в Цхинвал пустил и демонстрировал им город, разрушенный якобы «российскими агрессорами». Так и показывало американское телевидение эти кадры в течение нескольких дней - как «российское нападение на Цхинвал». С российской стороны можно было бы растиражировать по миру и кадры телеканала Fox News, когда осетинская девочка Аманда Кокоева начала говорить о грузинских зверствах, что вызвало растерянность, а затем ярость ведущего и было прервано рекламой. Но этого не было сделано.

Российские журналисты и политологи справедливо указывали на эти промахи в информационной войне. Однако война вскрыла и ряд недочетов в вооруженных силах России, и были и есть основания думать, что в пылу победы (как же, «победителя не судят») о них забудут. Поэтому многие журналисты на них указали - например, Я.Амелина пишет: многие российские солдаты думали, что они находятся в России на учениях (!) А агентство «Интерфакс» приводит слова бывшего заместителя начальника Генерального Штаба еще Советской армии генерала армии М.А.Гареева о том, что необходимо было действовать немедленно, чтобы спасти мирное население. Впрочем, есть серьезные основания думать, что, учитывая особенности рельефа и некоторые политические факторы, выступить сразу не было физической возможности.

Тот же Ковылков, касаясь вопроса о сбитом грузинами российском тяжелом бомбардировщике Ту-160, писал о том, что посылать такой самолет на локальные бомбардировки - глупость («ребят послали на смерть»). А подвиг майора Дениса Ветчинова, ценой жизни спасшего своего командующего армией - это искупление чьей-то ошибки, поскольку БТР с командармом послали по непроверенному маршруту.

Впрочем, есть и другие точки зрения - например, о том, что тяжелый бомбардировщик сбили потому, что Грузия незаконно приобрела на Украине зенитный комплекс С-200, не поставив об этом в известность мировое сообщество, или что американцы, обнаружив появление Ту-160 с помощью системы раннего оповещения Scywatcher, сообщили об этом грузинам.

Однако, например, И.Джадан, приводя мнение Руслана Пухова о том, что «пятидневная война» якобы развенчала миф о том, что западные армии самые подвижные, поскольку-де грузинская армия «слепо копировала западные образцы» (о том, насколько корректно сравнивать грузинскую армию с западными, мы еще увидим, когда дойдем до отзывов о грузинской армии со стороны военных НАТО), в то же время констатирует, что вообще-то в Российской армии есть более современное вооружение, чем то, которое применялось в Осетии, но почему-то оно находится в центральных округах, а не в реально воюющем Северо-Кавказском. Более комплексно писали об этих проблемах и некоторые другие журналисты. Успех российских войск уменьшило и отсутствие тут российского спутникового позиционирования, а американцы, на чьи спутники опиралась Россия, в эти дни снизили точность их работы в районе Кавказа.

Да и вообще это не самый умный прием - ругать противника за то, что он, мол, воюет не по правилам. Тем более что обычно этим занимаются побежденные, а не победители.

Грузия

Режим Саакашвили

Собственно, «режим Саакашвили» - не совсем точное название для этого подпункта. Грузинская информационная война против отделившихся республик велась всегда - и при Гамсахурдиа, и при Шеварднадзе, и при Саакашвили. Гамсахурдиа еще в начале 1990-х гг. дал итальянской прессе интервью с характерным названием «Осетины представляют собой ничтожное меньшинство». «Осетины должны уйти, - сказал он, - это очевидно, другого выхода нет». Попутно он обвинил советский режим в том, что Южная Осетия была создана специально, чтобы «в нужный момент» спровоцировать конфликт между грузинами и осетинами.

С приходом Саакашвили конфликт с автономиями, затихший в 1992-1993 гг., опять обострился, снова начались стычки, обстрелы и т.д.; соответственно обострилась и информационная война. Например, следовали прозрачные намеки на скорое «воссоединение»: так, 3 января 2004 г., еще будучи кандидатом в президенты Грузии, М.Саакашвили заявил, что эти выборы - последние грузинские выборы, в которых Абхазия и Южная Осетия не участвуют.

Вот еще один пример (относящийся, правда, не к Южной Осетии, а к Абхазии), дающий представление о методах этой информационной войны. В электронном приложении к статье в «Аргументах и фактах» некая Марса (судя по контексту - русская жительница Абхазии) рассказывает, что «недавно» (т.е. вероятно в 2005 г.) встретила свою знакомую грузинку, беженку 1993 г. из Абхазии, и посоветовала ей съездить в Абхазию, повидать знакомых и т.д. «Ты что, - ужаснулась та, - меня там прямо на границе зарежут! Как увидят грузина - убивают! Там жить невозможно, нищета, люди с голоду умирают, на пляжах грузинские трупы с войны лежат, их специально не хоронят!» Когда Марса поинтересовалась, откуда знакомой это известно, выяснилось, что не только сама беженка этого не видела, но даже и рассказов очевидцев не слышала, зато к ним в общежитие, где беженцев разместили, приезжают официальные лица из Тбилиси и рассказывают подобные ужасы.

Разумеется, кульминационная фаза информационной войны со стороны Грузии приходится на сам период «пятидневной войны». В ночь с 7 на 8 августа грузинское телевидение показало обстрел Цхинвала установками «Град, представив его как «российскую агрессию», а на следующий день - победное вступление грузинской армии в столицу Южной Осетии.

Впрочем, преувеличивать уровень психологической обработанности грузинского населения не стоит. Есть достаточно свидетельств о том, что простые грузины как не воспринимали, так и не воспринимают Россию в качестве врага. Поэтому еще один прием информационной войны Саакашвили, направленный на собственный народ, представлял из себя отсутствие информации: многие простые грузины просто не поняли, что страна втянута в войну, поэтому ответные действия России (например, авианалеты) стали для них шоком.

Трудно сказать, почему грузины в самом начале конфликта не взорвали Рокский тоннель, связывающий Северную Осетию с Южной. Тогда войска Южной Осетии и российские миротворцы оказались бы совершенно беспомощны, поскольку в Южной Осетии нет аэродромов, способных принимать самолеты и вертолеты с тяжелой техникой. Есть три объяснения этому: первое - конспирологическое, согласно которому некий московский политик пообещал в этом случае «сровнять Тбилиси с землей»; второе - что грузины хотели не уничтожить южных осетин, а заставить их бежать в Северную Осетию; но тогда почему они так упорно старались не выпустить беженцев из Цхинвала? Наконец, третье объяснение, наиболее правдоподобное - отсутствие технической возможности.

Однако как бы то ни было, но вскоре грузины осознали свою ошибку и попытались исправить ее хотя бы на бумаге, точнее, в эфире. 13 августа 2008 г. Грузия объявила, что ее войскам удалось-таки взорвать Рокский тоннель. Эту «утку» быстро разоблачили, но как одно из орудий информационной войны она осталась в истории.

Интересна версия Саакашвили о том, что Россия якобы стремилась взять Тбилиси, когда российское руководство и не собиралось этого делать, и якобы только вмешательство США помешало осуществлению этого плана. Вообще, поведение Саакашвили напоминает поведение Саддама Хусейна в 1990-1991 гг. Такое же выдвижение «исторических претензий» на якобы когда-то принадлежавшую ему территорию, хотя на самом деле Кувейт входил в состав не Ирака, а Багдадского пашалыка Османской Империи, также как и Абхазия и Южная Осетия были не частью Грузии, а Грузинской ССР в составе СССР. Далее, Саддам Хусейн в 1991 г. тоже обвинил США в планах захвата Багдада, а затем объявил себя победителем после того, как Багдад занят не был…

Впрочем, есть некоторые основания думать, что обвинения России в планах захвата Тбилиси были нужны Саакашвили еще и для того, чтобы оттянуть войска из Южной Осетии так, чтобы это выглядело не как бегство (каким это действие и было), а как переброска войск на более нужное направление. Так или иначе, очевидно, что подобные обвинения в адрес России тоже были частью информационной войны и предпринимались с целью если не превратить для своего населения (и для мирового общественного мнения) поражение в победу, то хотя бы сделать его менее позорным.

Есть и еще одно сходство режима Саакашвили с режимом С. Хусейна: в 1991 г. во время «Бури в пустыне» иракский диктатор умышленно размещал военные объекты в жилых кварталах и потом, когда авиация США и их союзников наносила по ним удары, обвинял американцев в бомбежках мирного населения. Так вот, есть основания думать, что Саакашвили умышленно расположил склады боеприпасов в черте г. Гори и потом, когда по ним был нанесен авиаудар и от детонации разрушилось несколько домов, обвинил Россию в бомбежках мирного города: разрушенные дома показывали все грузинские телеканалы.

Обвинял Саакашвили Россию и в том, что она якобы разбомбила нефтепровод Баку-Джейхан, а также Тбилисский международный аэропорт; Министерство обороны РФ 10 августа назвало это сообщение грузинской провокацией, признав, однако, что по остальной территории Грузии авиационные удары наносились.

Оппозиция

Было бы странно, если бы неудачами режима Саакашвили не воспользовалась грузинская оппозиция. Так, Э.Кицмаришвили 26 ноября 2008 г. дал интервью радиостанции «Эхо Москвы», в котором сообщил, что сначала Саакашвили намечал агрессию на май 2008 г., но потом под давлением Запада передумал; при этом грузинское руководство уверяло свой народ, что Запад дал Грузии «зеленый свет» на проведение этой операции, но он, Кицмаришвили, не знает, так ли это.

Некто Бакурия, экс-депутат грузинского парламента, резко выступил с осуждением Саакашвили, припомнив ему и жевание галстука, и бегство от мнимой российской бомбардировки, но добавил, что гораздо важнее другое: после того, что случилось, о воссоединении данных территорий с Грузией не может быть и речи. По его словам, Саакашвили теперь резко теряет авторитет, оппозиция ему растет и т.д.

И в самом деле, выше говорилось, например, о психологической обработке беженцев из Абхазии. Так вот, в один из первых дней войны Саакашвили пообещал беженцам, что скоро-де победоносная грузинская армия вернет их в свои дома. Как известно, в результате войны этого не только не случилось, но беженцев еще прибавилось. Теперь у грузинского лидера проблемы - что делать со 100 тыс. беженцев. Ясно, что поражение режима прибавило авторитета оппозиции.

В то же время, например, независимый военный эксперт Коба Ликликадзе выступил со статьей, в которой доказывал, что не недостаточная военная подготовка, а «политическое решение» якобы помешали Саакашвили одержать победу.

Такие комментарии для грузинской оппозиции, конечно, необычны, однако надо отметить, что и оппозиция выступает безусловно за территориальную целостность Грузии в советских границах и критикует Саакашвили за то, что он отодвинул воссоединение Грузии в этих границах если не навсегда, то очень надолго.

Запад

США и «Новая Европа»

Однозначно прогрузинскую позицию заняли Польша и страны Балтии; однако они в значительной мере пытались использовать антироссийскую истерию для ускорения размещения ПРО на своих территориях. «Новая Европа» поддержала предложенный в начале конфликта британский проект жестких санкций против России. Но для нас более интересно, почему предложение таких санкций стало возможным.

Здесь необходимо сказать поэтому о позиции самих США и Британии. Так вот, до упоминавшегося выступления В.Гергиева там однозначно преобладал настрой в пользу «бедных грузин - жертв агрессии со стороны России». Какой, мол, еще геноцид осетинского народа, господа? Да и после выступления Гергиева, давая новую информацию, западные СМИ иногда пытались сделать оговорки в «старом духе». Что же, резюмирует А.Ковылков, не будем слишком многого требовать от людей, переживающих этот шок» (имеется в виду шок от правды об осетинских событиях - Авт.)

Но еще до переломного концерта В.Гергиева, о котором говорилось, некоторые журналисты начали более объективное освещение событий. Первой ласточкой, вероятно, стала опубликованная на второй день конфликта статья Тони Кестри с достаточно нейтральным заголовком «Не переусердствовала ли Грузия в Осетии?» и достаточно беспристрастной констатацией факта захвата грузинскими войсками Цхинвала и ликования в Тбилиси по этому поводу.

А Томас де Вааль в статье «Горячность и риск: лидер Грузии зашел слишком далеко» уже 10 августа писал о том, что Саакашвили эти люди (жители Южной Осетии - Авт.) волнуют гораздо менее, чем если бы они жили просто на грузинской территории. Иначе он не начал бы этот обстрел, который является грубейшим нарушением международного права.

И все же, как сказано, в первые дни подавляюще преобладал другой настрой: писалось о «несчастной Грузии», ставшей жертвой агрессии «российского империализма». Не будем здесь цитировать многочисленные сообщения на эту тему, скажем только, что они не очень отличались от сообщений о геноциде «несчастных албанцев» в Косово. Так продолжалось до упоминавшегося концерта Валерия Гергиева.

После того тональность западных СМИ постепенно изменилась. Уже 17 августа тот же Ковылков отмечает: даже консервативные «Таймс» и «Гардиан» сменили, так сказать, гнев на милость и выступают с пророссийскими комментариями.

Тенденция продолжилась и после. Так, Джонатан Литтель назвал Саакашвили «психопатом», начавшим войну с целью геноцида; он напоминает Гамсахурдиа, называвшего осетин «индоевропейскими свиньями», а другие народы Грузии - «неблагодарными гостями, не желавшими огрузиниваться». Дж. Литтель сообщил, что в Ираке (где до лета 2008 г. находился двухтысячный грузинский воинский контингент, с началом конфликта переброшенный на родину) грузинские солдаты пели строевые песни о завоевании Абхазии, на которую, судя по многим признакам, Грузия собиралась напасть после покорения Южной Осетии.

А Дмитрий Саймс уже в сентябре написал: как ни парадоксально, но несомненно, что маленькая Грузия напала на Россию (на самом деле - на Южную Осетию в расчете, что Россия не вмешается - Авт.), а не наоборот. информационный война косовский югоосетинский конфликт

Еще одна газета опубликовала интервью осетинки Лиры Цховребовой. Последняя раскритиковала западные СМИ за то, что они долго не писали о происходящем, а затем задала вопрос: почему все вокруг говорят о грузинской свободе, а как насчет свободы для моего народа?

Сообщалось и о жестокостях по отношению к мирному населению. Так, Райан Граст, который во время конфликта возглавлял международную группу наблюдателей, рассказал, что в момент начала конфликта в Цхинвале оставалось большое количество женщин и детей, которые «не были защищены от надвигающегося конфликта».

Кроме того, три наблюдателя от ОБСЕ не смогли подтвердить, что якобы осетины первыми начали обстрел грузинских сел за час до того, как грузины начали обстрел Цхинвала. Наконец, журналист ВВС, которому русские разрешили вести репортажи из Цхинвала в октябре, видел в жилых кварталах разрушения от ударов системы «Град», не являющейся высокоточным оружием.

Свой вклад в изменение отношения к Грузии внесла и оценка военными НАТО (в первую очередь США) низкого уровня грузинской армии. Правда, один из американских экспертов сказал, что, хотя грузинские войска, фигурально выражаясь, «еще учатся ходить» и что американские войска с таким уровнем подготовки в дело не послали бы, но у них есть хотя бы боевой дух, то другие (в частности, наблюдавшие грузинские войска в Ираке) выражались куда жестче: «Только коммандос имеют какую-то дисциплину. Остальным я не доверил бы даже жарить мясо в «Макдональдсе». Дальше говорится о том, что грузины только и смотрят, как бы что-то выпросить или украсть у американцев. «Упаси Боже, чтобы им разрешили вступить в НАТО», - так завершается этот отзыв.

А оценку информационной войне со стороны США и их союзников дал Герберт Бикс в статье с говорящим названием «Уроки грузинской войны». Отметив, что Саакашвили будто бы заплатил европейской Aspect Consulting за необъективную информацию, он добавил, что американские журналисты, особенно поначалу, тоже много писали о нападениях на невинных грузин, о «зверствах русского медведя», что журнал «Форбс» обзывал Россию «гангстерским государством, управляемым клептократами» (о том, насколько этот факт соответствует действительности и какое имеет значение, мы еще поговорим в третьей главе), что американские СМИ сравнивали Россию даже с Третьим Рейхом 1938 г., а вот теперь выходит, что в войне-то виноват Саакашвили. Тем самым он расписался в проигрыше Грузией и прогрузинскими силами на Западе информационной войны.

«Старая Европа» с самого начала не разделяла воинственных планов Саакашвили. Так, в феврале 2006 г. в Тбилиси состоялась конференция по безопасности под эгидой ЕС; уже тогда Саакашвили дали понять, что интеграция Грузии в европейские структуры возможна только при мирном решении абхазского и осетинского конфликтов. Когда военный конфликт стал фактом, то Франция и Германия заняли более взвешенную по сравнению с США и Британией, не говоря уже о Польше и Прибалтике, позицию с самого начала, хотя тут не обошлось без нюансов. Так, канцлер ФРГ Ангела Меркель одобрила план мирного урегулирования по Медведеву - Саркози, однако во время визита в Грузию все же говорила о «территориальной целостности» последней и о «чрезмерном применении силы» Россией.

При этом, как по сообщению журнала «Шпигель» установила группа экспертов НАТО, грузинская сторона дезинформировала мировое сообщество о том, что передвижения российских войск якобы начались до наступления грузин, и привела факты, свидетельствовавшие о том, что в первую ночь конфликта российская 58 армия явно была не готова к немедленным действиям, что только в 7.30 утра 8 августа (т.е. через 8 часов после грузинского обстрела Цхинвала) было предпринято первое действие с российской стороны, а именно обстрел Боржоми российскими ракетами, выдвижение же российских войск через Рокский тоннель было начато только в 11.00. Зато насчет Грузии эта же комиссия пришла к выводу, что имело место тщательно подготовленное наступление грузинской стороны на Южную Осетию.

Подводя итоги главы, мы можем резюмировать, что, в отличие от Косово, Россия и ее союзники - Южная Осетия и Абхазия - при всех ошибках и нюансах в целом выиграли эту информационную войну, они заставили Запад, прежде в целом предвзято настроенный в отношении конфликта, поверить в истинное положение вещей.

Так, удалось не повторить ошибку Милошевича, не пустившего в район конфликта западных журналистов и тем самым отдавшего освещение проблемы на откуп антисербским силам; при этом правильно было замечено, что не все западные СМИ настроены прогрузински (этого явно не хотел замечать Милошевич, хотя примеров того, что многие на Западе понимают, что к чему, мы видели немало); удалось показать неприглядное поведение грузинского лидера и его окружения; удалось склонить на свою сторону общественное мнение Запада благодаря привлечению авторитетного деятеля культуры, на Западе популярного. Была ли информационная война выиграна только благодаря чисто информационным приемам? Об этом - дальше.

Глава III. Сходство и различие двух информационных войн


Итак, Россия выиграла информационную войну в Осетии. Это признали все СМИ мира. Так, «Таймс» сравнила геополитическую игру с шахматами. Мол, Путин потерял несколько пешек - Косово, Ирак, вступление стран Балтии в НАТО, однако ловушка была расставлена в Грузии. Когда Саакашвили, пренебрегая советами США (обратим на эту фразу внимание! - Авт.), рванулся в Осетию, … за пять дней Москва превратила глупую ошибку противника… в свидетельство бессилия… Запада, его половинчатости и приверженности двойным стандартам в оценке национального суверенитета».

Можно, конечно, спорить о том, что важнее для России - Косово или Кавказ, такие ли уж это «пешки» по сравнению с Абхазией и Осетией и т.д., но не подлежит сомнению признание полной информационной победы России. А Handesblatt дополняет, что Москва выставила США ненадежным партнером, который мешкает с помощью.

Financial Times добавляет, что теперь Грузии лучше бы признать Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами. Но, вероятно, было бы еще хуже, если бы Грузия успела к августу 2008 г. стать членом НАТО: тогда по уставу этой организации Запад должен был бы помочь ей, раз уж выставил действия России как «нападение на Грузию», но не смог бы этого сделать. Такое писалось уже в августе (цитируемый источник был подписан в печать 1 сентября 2008 г.)

Западные СМИ констатируют факт, но предоставляют нам самим разобраться в том, как такая победа Россией и ее союзниками была достигнута. На наш взгляд, тут имеют место два решающих фактора.

3.1 Сходство и различие обстановки


Прежде всего, необходимо сказать об изменении общей мировой ситуации со времен Косова. За без малого десять лет стало очевидным, что «новый мировой порядок» не состоялся, в частности, что США не могут одни эффективно контролировать весь мир, как бы ни хотели; очевидным стало при этом и то, что ослабление позиций России и ее союзников в ряде случаев усиливает отнюдь не Запад, а как раз враждебные последнему силы. С другой стороны, Россия теперь пользуется большим авторитетом, чем в 1999 г.

Кроме того, не забудем и о серьезных технических изменениях. Не забудем, что, как мы уже говорили, сербы в 1999 г. сумели выиграть информационную войну в Интернете, однако не сумели переломить ее в остальных СМИ из-за слабой распространенности последнего. Теперь ситуация изменилась, Интернет стал куда более распространен.

И все же главное в другом - изменились методы информационной войны, в первую очередь со стороны России.


3.2 Сходство и различие методов


Во время косовской войны 1999 г. российские СМИ захлестнула волна ненависти к Западу как таковому. О высказываниях руководства КПРФ в адрес США, «консервирующих и воспроизводящих все негативное, что только накопила человеческая история», уже говорилось. Генерал-полковник Л.Г.Ивашев назвал НАТО «преступной организацией».

Такая позиция ни к чему хорошему не привела с учетом того, что, как признавал А.Ковылков, у России нет такой мощной пропагандистской машины, как у Запада, тут соотношение 1:100, если не больше. Это не мешало ему тоже выступать с яро антиамериканских позиций, заявлять, что «кто не согласен с их политикой, получает «цветную революцию» или «Бурю в пустыне» с повешением лидера (умолчав о том, что этот «лидер» сам создал себе проблемы с нападением на Кувейт; выше мы сравнивали С. Хусейна с Саакашвили - Авт.) … Может быть, так и надо… А то газ вам прикрутим на полоборота». И некоторые другие российские авторы тоже пытались вести кампанию по принципу «Америка - исчадие ада»: так, республиканский кандидат на пост президента Джон Маккейн назывался «ветераном неправедной войны» (имеется в виду война во Вьетнаме, хотя «неправедной» она была только с коммунистической точки зрения), и вообще Америке всякое лыко шло в строку, вплоть до войны с талибами в Афганистане (умалчивая о том, насколько эта война улучшила геополитическое положение России на среднеазиатском направлении).

Странно, что журналист Ковылков (и не он один) не понял простой вещи: США могут вести себя так, как они вели себя в Косово или в Ираке, именно благодаря информационному обеспечению своих военных кампаний, что настраивает в их пользу мировое общественное мнение. Как бы к этому ни относиться, но сегодня является фактом: информационное обеспечение мира осуществляет в основном Запад. Однако в данном случае Россия, возможно, инстинктивно, пошла по правильному пути: не бороться с всемирно-могущественными западными СМИ, не «прошибать стенку лбом», а использовать Запад и его информационную машину в своих целях. Выигрывать, так сказать, информационную битву за западные СМИ.

Только для этого надо перестать представлять Запад скопищем русофобов, только и думающих, как «извести» русскую и вообще православную цивилизацию. Хотя понятно, что события последнего десятилетия дали россиянам серьезные основания считать именно так, и совсем не зря пишет тот же А.Ковылков о том, что если коммунистическая эпоха порождала прозападных россиян, то нынешняя - благодаря позиции Запада - породила россиян антизападных.

Однако на самом деле Запад предельно прагматичен, он мыслит не категориями любви и ненависти к кому-то, а в основном категориями выгоды. Это если говорить о его политиках. Но работа с политиками - это тема отдельного разговора.

Что касается общественного мнения, то на Западе есть, конечно, и клинические ненавистники России и ее союзников, но гораздо больше людей нормальных, которых вполне можно переубедить. Мы уже видели, что и в период противостояния в Косово западные (даже США и их ближайших союзников, не говоря уже о «Старой Европе») СМИ отнюдь не были едины. Можно привести и еще примеры.

Так, Wall Street Journal в ходе войны цитировал высказывание А.И. Солженицына о том, что если бы действия НАТО действительно были направлены на защиту косоваров, то не мешало бы защитить и несчастных курдов, которых различные страны (а именно Турция, Иран, Ирак и Сирия) за пятьдесят лет поставили на грань полного истребления. Почему бы было не переломить ситуацию, опираясь на журналы, публикующие такие высказывания?

Однако этот благоприятный шанс не был использован. Как уже говорилось, Милошевич выслал из страны западных журналистов, отдав ситуацию на откуп косоварам и их западным покровителям. Как мы видели, поначалу Саакашвили в Цхинвале тоже имел монополию влияния на западные СМИ - просто потому, что Россия со своей стороны их не сразу в зону конфликта допустила. Однако затем ошибка была исправлена - западных корреспондентов допустили в район конфликта.

Но главное - в случае с Осетией России удалось найти знаковую фигуру, выступление которой в мировом эфире позволило переломить ситуацию в СМИ всего земного шара. Я имею в виду Валерия Гергиева, о выступлении которого, переломившем ситуацию, шла речь во второй главе.

Так вот, при желании можно было найти такую знаковую фигуру и в случае с Косово. Например, того же М.Джиласа, очень уважаемого на Западе бытописателя «нового класса» - коммунистической номенклатуры. Или, если речь идет о деятелях культуры и искусства, скажем, Милу Йовович (как раз в том 1999 г. она снялась в кинофильме «Жанна дАрк»). Если необходимо было участие России как главной «заступницы» сербов, то чем был бы плох в такой роли тот же Солженицын? Разумеется, речь об этом можно было вести до высылки Милошевичем из Югославии западных журналистов.

В общем и целом, можно сказать, что Россия выиграла информационную войну в Осетии, что может послужить хорошим примером на будущее, ибо, скорее всего, подобные конфликты еще будут иметь место.


Заключение


Итак, результаты исследования позволяют прийти к следующим выводам.

Настоящая информационная война как в Косово, так и в Осетии велась непосредственными участниками конфликта, тогда как остальной мир (Запад, а в случае с Косово - и Мир Ислама, если говорить только о силах, так или иначе заинтересованных в конфликтах) стали как бы полем битвы за общественное мнение.

При этом если в случае с Косово Россия и ее союзница Сербия в целом проиграли битву за информацию в странах остального мира, так или иначе заинтересованных в конфликтах, то в случае с Южной Осетией Россия и ее союзники эту битву в целом выиграли.

В случае с Косово имело место влияние информационной войны на то, почему конфликты закончились так, а не иначе, поскольку без прямого военного вмешательства НАТО исход конфликта, вероятно, был бы совсем иным. В случае с Осетией об этом едва ли можно говорить, но тем не менее благодаря выигрышу информационной войны Россия сумела избежать больших неприятностей.

Анализ возможных альтернативных вариантов информационной войны в качестве урока на будущее заставляет предположить, что и исход конфликта в Косово мог бы быть иным, если бы Сербия и Россия применили информационные приемы, идентичные тем, которые применялись в Южной Осетии без малого десять лет спустя.

А теперь необходимо рассмотреть еще один аспект проблемы. В 2008 г. Россия была менее демократической и менее открытой, чем в 1999 г., и поэтому многие связывают укрепление позиций России с курсом на закручивание гаек, установление «вертикали власти» и т.д. Однако не все так просто.

Начнем с того, что в отличие от Милошевича, закрывшего Косово для западных СМИ, Россия в Осетии поступила иначе, что, как мы видели, и определило в значительной мере исход этой информационной войны.

Да и вообще, режим Милошевича - главного игрока информационной войны в Косово с нашей стороны - был куда более «закрытым», чем нынешний российский.

Далее, с другой стороны, режим Саакашвили едва ли можно назвать открытым обществом, поскольку там имеют место многие тенденции, аналогичные упоминавшимся российским, но в куда более жесткой форме.

Наконец, победа России в информационной войне достигнута все же благодаря выигрышу битвы за западные СМИ. А если бы, вопреки всем усилиям, эту битву выиграть не удалось - что тогда? Никакие усилия только российской прессы не помогли бы выиграть информационную войну.

Вывод простой. Во-первых, надо развивать собственные свободные и независимые СМИ, ибо только такие имеют шансы хотя бы со временем стать настолько могущественными, чтобы выигрывать информационные войны самостоятельно. Запад стал информационно всемирно-могущественным в том числе и благодаря открытости, благодаря независимости своих СМИ.

А во-вторых, пока этого нет (а такой силы у российских СМИ, очевидно, еще очень долго не будет), надо улучшать имидж России. Мы уже видели приводившиеся негативные отзывы западных СМИ о политической системе нынешней России, и приходится признать, что в них есть немалая доля правды. Во всяком случае, когда Президент России говорит на саммите НАТО в Бухаресте, что вопрос о вступлении в НАТО Грузии и Украины должен решаться только на референдуме, и тут же фактически запрещает референдумы в самой России, на имидже страны это сказывается не лучшим образом.

И в том, что России для побед в информационной войне нужны независимые СМИ и позитивный демократический имидж, возможно, заключается главный урок информационных войн в Косово и Южной Осетии.

Список литературы


1. Азар И. Ни единого целого дома// Газета. - 2008. - 12 августа.

. Арбатова Н.К. Проблемы Косово в контексте европейской безопасности// Косовская мина в Европе? - М., 2006. - С.18-27.

. Бастрыкин А.И. Существенные доказательства// Российская газета. - 2008. - 27 августа.

. Бегство из Косово// Коммерсантъ-Daily. - 1999. - 8 апреля.

. Богданов В. Вспомнить все. Грузинская армия сжигала дома в Южной Осетии вместе с жителями// Российская газета. - 2008. - 15 августа.

. Божьева О. Разоруженные силы Российской Федерации// Московский комсомолец. - 2008. - 21 августа.

Вопрос дня// Сегодня. - 1999. - 6 апреля.

Вопрос дня// Сегодня. - 1999. - 13 апреля.

. Вострухов Е. «Партия войны» предлагает бойкотировать ООН// Известия. - 1992. - 23 сентября (московский вечерний выпуск).

. Вострухов Е. Югославский премьер обещает отменить в Косово чрезвычайное положение// Известия. - 1992. - 21 августа.

. Гордиев узел Кавказа. - М., 2008.

. Гуськова Е.Ю. Динамика Косовского кризиса и политика России// Косово: международные аспекты кризиса. - М.: Московский центр Карнеги, 1999. - С.32-78.

. Давыдов Ю. Проблема Косово в российском внутриполитическом контексте// Косово: международные аспекты кризиса. - С.247-279.

. День Катастрофы-888. Остановленный геноцид в Южной Осетии. - М.: Европа, 2008.

. Джадан И. Пятидневная война: Россия принуждает к миру. - М., 2008.

. Жириновский В.В. НАТО уничтожает Югославию. - М., 1999.

. Зантария Д. Черкесские мытарства// Эксперт. - 1998. - 29 августа.

Истинный патриот Югославии уверен в торжестве справедливости. Выступление Слободана Милошевича в Гааге (февраль 2002 года). - М.: ЗАО Газета «Правда», 2002.

. Коваленко Ю. НАТО вспоминает о России// Новые известия. - 1999. - 10 апреля.

. Ковылков А.Л. Записки с войны. Южная Осетия. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2008.

. Козырев А. Покровительствуя Милошевичу, мы оказываем ему плохую услугу// Итоги. - 1999. - 2 марта.

. Кондратьев В. В Косово адыгов называли русскими// Советская Адыгея. - 1998. - 14 августа.

. Куряк Е. Косовский бумеранг// Косовская мина в Европе? - С.8-17.

. Лебедева А. В Южном федеральном округе начались учения «Кавказ-2008»// Новая газета. - 2008. - 17 июля.

. Мемориал: 17 тысяч жителей Южной Осетии покинули страну до начала боевых действий// Новая газета. - 2008. - 15 августа.

. Митрович Б.Т. Геноцид римлян и славян. - М.: БТМ, 1999.

Непропорционально убедительная победа// Эксперт - 2008. - № 32.

. Овчинский В.Р. «Независимое» Косово в зеркале теневой политики. - М.: ИНФРА-М, 2008.

. Осетинская трагедия: белая книга преступлений против Южной Осетии, август 2008 года. - М., 2008.

. Письмо Энвера Ходжи в ЦК ВКП(б) о предыстории возникновения косовского кризиса и методах его решения// Восточная Европа в документах российских архивов 1944-1953. - Т.2. - М.-Новосибирск: Сибирский хронограф, 1998.

. Поморов А. Агония на планете// Правда. - 1999. - 15-18 мая.

. Пономарева Т. Возвращение на родину: далекая и близкая// Маяк. - 1998. - 7 ноября.

. Рубинский Ю. Политика западноевропейских держав в отношении косовского конфликта// Косово: международные аспекты кризиса. - С.212-246.

. Смирнова Н. Конфликт в Косово как часть албанского вопроса// Косово: международные аспекты кризиса. М.: Московский центр Карнеги, 1999. С.79-119.

. Снегирев И.С. Косовский кризис 1999 г. - региональный кризис международного масштаба. Дисс… к.полит.н. - СПб., 2002.

. Сысоев Г. Пригласите весь список, пожалуйста// Коммерсантъ-Власть. - 2002. - № 6.

. Тимофеев А.Ю. Истоки косовской драмы. - М., 1999.

. Турьялай С. Беженцы-адыги свидетельствуют: в Косово нет этнических чисток// Комсомольская правда. - 1999. - 25 мая.

. Турьялай С. На спине у адыгского мальчика бандиты написали: «Убирайтесь отсюда!»// Комсомольская правда. - 1999. - 31 марта.

. Хазанов А.М. Международная реакция на кавказские события в августе 2008 г. - М., 2008.

. Хомский Н. Новый военный гуманизм. Уроки Косова. - М.: Праксис, 2002.

. Чемсо Г. Возвращение: Исторический очерк. - Майкоп: РИПО «Адыгея», 2000.


Теги: Влияние информационной войны на исход косовского и югоосетинского конфликтов  Диплом  Политология
Просмотров: 50149
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Влияние информационной войны на исход косовского и югоосетинского конфликтов
Назад