Этические основания социальной работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет социальной работы, педагогики и ювенологии

Кафедра теории и методологии социальной работы


ДОПУЩЕН К ЗАЩИТЕ

Зав. кафедрой теории и

методологии социальной работы

___________/Л.И.Старовойтова

«___» __________ 2014 г.


Выпускная квалификационная работа

Тема:

«ЭТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ»


Выполнил:

студент 4 курса

очной формы обучения

Колбин Кирилл Сергеевич

Научный руководитель:

д.ф.н., профессор

Медведева Галина Павловна


Москва


Содержание


Введение

Глава I. Историко-теоретические аспекты изучения проблемы понимания и интерпретации феноменов «добра» и «зла»

.1 «Добро» и «зло» как этические основания человеческого бытия

.2 История развития теоретико-методологического понимания феноменов «добра» и «зла» в этике и философии

Глава II. Обоснование «добра» и «зла» как этических оснований социальной работы

.1 Современные теоретические подходы к осмыслению феноменов добра и зла в различных сферах жизни общества и личности

.2 «Добро» и «зло» как фундаментальные этические основания социальной работы

Глава III. Практическое мультифакторное социальное исследование «Современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и их роль как фундаментальных этических оснований в осуществляемой профессиональной деятельности»

.1 Теоретико-методологические основы исследования представлений специалистов о добре и зле в социальной работе

.2 Анализ полученных результатов исследования

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение


«У Сократа был молодой друг по имени Евфидем, а по прозвищу Красавец. Ему не терпелось стать взрослым и говорить громкие речи в народном собрании. Сократу захотелось его образумить. Он спросил его:

«Скажи, Евфидем, знаешь ли ты, что такое справедливость?»

«Конечно, знаю, не хуже всякого другого».

«А я вот человек, к политике непривычный, и мне почему-то трудно в этом разобраться. Скажи: лгать, обманывать, воровать, хватать людей и продавать в рабство - это справедливо?»

«Конечно, несправедливо!»

«Ну а если полководец, отразив нападение неприятелей, захватит пленных и продаст их в рабство, это тоже будет несправедливо?»

«Нет, пожалуй что, справедливо»

«А если он будет грабить и разорять их землю?»

«Тоже справедливо»

«А если будет обманывать их военными хитростями?»

«Тоже справедливо. Да, пожалуй, я сказал тебе неточно: и ложь, и обман, и воровство - это по отношению к врагам справедливо, а по отношению к друзьям несправедливо.».

Актуальность темы исследования обусловлена состоянием современной Российской действительности и социальной работы. О критическом состоянии этических оснований общества свидетельствует рост числа научных статей, в которых авторы поднимают проблему нравственной деградации общества, проблему переосмысления прежних социальных норм и становления новых.

Социальные работники находятся на «передовой» теоретического осмысления и практического осуществления существующих этических оснований общества в целом, и социальной работы в частности, и из этого следует необходимость проведения мультифакторного социального исследования, и в идеале - существенное государственное и общественное внимание к существующим тенденциям в определении, понимании и практическом применении феноменов «добра» и «зла» в профессиональной деятельности социальных работников как фундаментальных этических оснований этой деятельности.

В современной Российской действительности социальный работник при осуществлении своей профессиональной деятельности каждый день сталкивается с ситуацией, где он должен руководствоваться в своих действиях пониманием добра и зла. При этом он зачастую убежден, что полностью понимает, что есть добро, а что - зло.

«Добро» и «зло» как феномены общественной жизни являются этическими основаниями, фундаментальными причинами, идеальными ориентирами и практическим инструментом в профессионально осуществляемой деятельности любого социального работника.

Однако стоит отметить отсутствие в науке единого, всеобъемлющего определения добра и зла, отсутствие единого понимания сути этих феноменов. В крайнем и самом общем случае эти феномены трактуются либо через «подчеркивание того, чем они не являются» (т.е. «Добро - это противоположность злу, а зло - отсутствие добра»), либо через подчеркивание общих принципов «того, чем они могли бы быть» («Добро - это хорошо, что-то положительное»).

В настоящее время в России складывается система норм, детерминирующих жизнедеятельность человека в новых условиях, в то время как ранее действовавшие нормы либо утратили свою значимость, либо подвергнуты сомнению и критике в практической деятельности человека притом, что официально не были отвергнуты. Нестабильность, неопределенность этического пространства бытия порождает множество вопросов, на которые человек затрудняется найти легитимный ответ.

«Как жить в современном мире?», «Какими принципами руководствоваться?», «Как определить добро и зло?», «Как отделить одно от другого и нужно ли это делать?», «Нужно ли что то делать для коррекции существующих представлений о «добре» и «зле» и насколько далеко можно, а главное нужно зайти в этой деятельности?» - все эти неоднозначные, непростые вопросы особенно актуальны в Российской современной действительности. Социальный работник, как любой человек, также задается этими вопросами и ищет на них ответы.

Социальная работа - это вид деятельности, в котором этический компонент играет существенную роль. От того, как выстроена система ценностей специалиста, какими этическими принципами он руководствуется, насколько глубоко понимает сущность и смысл своего долга и ответственности в немалой степени зависит благополучие клиента, стабильность общества. Эффективность и социальная значимость социальной работы в немалой степени зависят от того, какой смысл социальный работник вкладывает в понятия «добро» и «зло», что он считает добром и злом в социальной работе и, соответственно, как реализует эти представления в своей профессиональной практике.

Следует признать высокую степень общей научной разработанности этических проблем, в том числе проблем добра и зла. Так на теоретическом уровне разработкой проблемы занимались такие ученые, как Аристипп, Эпикур, Аристотель, И.Бентам, Ф.Вольтер, Дж.Дьюи, Ч. Пирс, Дж.Милль, А.Айер, Б.Расстел, Дж.Стивенсон, И.Кант, Л.Шестов, Н.Бердяев, М. Хайдеггер, М.Бубер, Ж.-П.Сартр, Г.Марсель, А.Камю, З.Фрейд, Э.Фромм, К.Хорни и многие другие.

Однако вопрос добра и зла применительно к социальной работе, ее сущности и содержанию, ранее не ставился. В аспекте понимания проблемы «добра» и «зла» как основных этических направляющих профессиональной социальной работы научной разработкой занималась Г.П.Медведева.

Все эти ученые внесли неоценимый вклад в разработку теоретико-методологического основ изучения данной проблемы.

Объектом данного исследования являются этические основания социальной работы.

Предметом исследования являются современные представления социальных работников о добре и зле и их роль как фундаментальных этических оснований в профессиональной деятельности.

Цель данного исследования: на основании изучения теоретических подходов к определению, пониманию и интерпретации феноменов «добра» и «зла» выявить современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и прояснить их роль как фундаментальных этических оснований в профессиональной деятельности.

Задачи исследования:

.выяснить причинно-следственные связи между этическими основаниями и системой представлений о «добре» и «зле»;

.выявить фундаментальные проблемы в определении, понимании и применении дефиниций «добра» и «зла»;

.проанализировать историю развития теоретико-методологического понимания феноменов «добра» и «зла» в этике и философии;

.изучить теории, представляющие современное решение проблемы осмысления феномена «добра» и «зла» в различных сферах жизни общества и личности;

.выявить и проанализировать феномены «Добра» и «зла», как фундаментальных этических оснований социальной работы;

.провести социальное исследование представлений социальных работников о добре и зле;

.проанализировать результаты проведенного исследования и выработать рекомендации по формированию этических компонентов мировоззрения социальных работников.

Гипотеза исследования: в мировоззрении студентов, преподавателей, практических социальных работников категории «добро» и «зло» занимают существенное место, однако эти феномены не имеют четкой интерпретации.

Теоретико-методологическую базу исследования составили идеи и концепции отечественных и зарубежных ученых - специалистов в области философии и этики (Аристотеля, Платона, Сенеки, Спинозы, Канта, Гегеля, Э. Фромма, Н. Гартмана и многих других), а также основные современные концепции социальной работы (М.В. Фирсов, А.А. Козлов, В.И. Жуков, В.А. Никитин, В.М. Басов, В.И. Тетерский и многие другие).

Методы, используемые для написания данной дипломной работы: анализ научной литературы, анализ и синтез, классификация, аналогия, индукция, восхождение от абстрактного к конкретному, сравнение, измерение, описание, анкетирование, интервьюирование и т.д.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется возможностью использования его результатов в практической, научной и образовательной деятельности. Основные результаты исследования могут войти составной частью в изучаемые в вузах образовательные курсы, посвященные проблемам профессиональной этики.

Эмпирическая база исследования. Практическая часть исследования выполнена на базе факультета социальной работы, педагогики и ювенологии Российского государственного социального университета.

Логика исследования обусловила структуру дипломной работы, состоящей из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава I. Историко-теоретические аспекты изучения проблемы понимания и интерпретации феноменов «добра» и «зла»


.1«Добро» и «зло» как этические основания человеческого бытия


Одним из важнейших признаков человеческой деятельности является ее совместный, коллективный характер, предполагающий объединение усилий множества индивидов для достижения социально значимых целей.

На первый взгляд прагматическая и этическая ориентации человека неразделимы, но, вместе с тем, особенный характер этической детерминации позволяет определять сформулированные человеком цели и используемые им средства с точки зрения благополучия или неблагополучия общества и самого человека. Вследствие этого необходимо возникают представления о добре и зле как социальных и в то же время этических феноменах.

Как известно, этика - наука о морали, ее бытии, развитии и роли в обществе. Этика изучает мораль как систему, а также и ее элементы - нормы, принципы, ценности и т.д. Неизбежным является вопрос: что же связывает отдельные элементы, превращая их в относительно устойчивую систему? Этот вопрос требует отдельного изучения.

Этические основания - это фундамент любого этического учения и в целом этики как науки. Этические основания - это и система представлений о нравственности, долге, добре, зле, морали, и искусно построенная система иллюзий, поддерживающих осмысленное существование, и сверхмотивирующий идеал, и особые ценности, изучением которых занимается наука «Аксиология».

Аксиология (от греч. axia - ценность и logos - учение, понятие, слово) - философское учение о природе ценностей, их обосновании и происхождении, о сущности, функциях, типах и иерархии различных ценностей (предметы, события, произведения, а также традиции, нормы и идеалы, имеющие историческое, социальное, культурное значение для человека). Конституирование этой области знания в специальное учение или философскую дисциплину, связано с пониманием смыслообразующего значения ценностей, как условия познания истинного и ложного в сфере теории познания добра и зла в этике, прекрасного и безобразного в эстетике, как условия подтверждения ценности истины, добра и красоты.

Наиболее фундаментальные вопросы этической аксиологии, как и этики вообще - вопросы добра и зла. Что такое добро и зло? Каково их происхождение? Являются ли они свойствами самих вещей или приписываются им человеческим сознанием? Где проходят границы между разными феноменами? В каких рамках существуют, осмысляются и осуществляются различные феномены этики и аксиологии?

Ответы на эти вопросы являются критически важными т.к. они определяют всю жизнь человека, наполняют её особым смыслом, дают «систему отчета», систему мировоззрения, задают смысл любой деятельности человека. Например, известно, что ценности являются ведущими мотиваторами человеческой деятельности. Человек ставит цели и привлекает к деятельности необходимые средства, исходя из ценностей. Исходя из ценностей, человек формулирует принципы, нормы и правила, определяет содержание долга и ответственности, обосновывает требования к качествам личности. В этом смысле можно считать, что ценности являются основаниями человеческой деятельности.

Но ценности не могут быть основаниями, фундаментом этики, т.к. не являются самодетерминированными. Более того, определение любого объекта как ценности осуществляется путем его сопоставления с неким конечным объектом, в данном случае играющим роль абсолюта. Таким феноменом можно считать добро.

Именно в русле диалектического единства тождества и различия разрешается противоречие между добром и злом.

Таким образом, можно говорить о том, что проблема осмысления, понимания, применения диалектического единства феноменов «добра» и «зла» является основополагающим вопросом этики и аксиологии. Понимание сути данных феноменов позволяет более полно раскрывать существующие смыслообразующие, мотивационные, ценностно-ориентационные установки людей. Это особенно важно и полезно при изучении мотивирующих, смыслообразующих факторов профессиональной деятельности социальных работников.

«Добро - Старославянское - добръ, добро. Прилагательное «добрый», означающее «мягкосердечный», «сострадательный», «хороший», впервые стало использоваться в русском языке в XI в. Слово с той же индоевропейской основой встречаем в армянском языке (darbin), однако оно имеет иное значение - «кузнец». Производные: доброта, добряк, одобрить, добреть».

«Зло - ценность человеческого бытия: кто не знает, что такое зло - тот не знает, что такое добро. Человека равным Богу делает познание добра и зла».

«Зло - 1) противоположность добра; от понимания зла зависит также и определение понятия добра. В манихействе зло выступает как метафизическое понятие у Плотина, в христ. философии, у Августина, Лейбница, Я. Бёме, Шеллинга, Гегеля - все они искали ответ на вопрос: каким образом зло пришло в мир, можно ли и следует ли его устранить, играет ли зло ту или иную роль и какую? 2) то, что воспринимается как препятствующее жизни, уничтожающее ее или обеспечивающее некоторую ценность, то, что вызывает дисгармонию».

«Добро и зло - категории этики и понятия морального сознания, в предельно общей форме показывающие разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и поступках, моральных качествах и отношениях человека, социальных явлениях».

Данные определения лишь немногие из множества существующих, но и на их примере, можно проследить общую закономерность в понимании решения проблемы поиска дефиниций, а именно:

)Определение «зла», как противоположность «добра». В науке признается, что данные понятия дуалистичны и противоположны. Но давая определение понятию, исходить из, только лишь, противоположности его другому понятию некорректно.

)Понятия «добра» и «зла» трактуются расплывчато, в связи со сложностью точного и объективного определения данных понятий.

Проблема определения понятий добра и зла волновала умы многих ученых на протяжении всего развития общества. Эти понятия являются центральными во многих этических системах, ведь именно через призму понимания этих категорий происходит оценка практически всех поступков человека на протяжении всей его жизни.

Пытаясь понять что такое «зло» и «добро», выявить их соотношение мы можем столкнуться с рядом затруднений, вот некоторые из них:

) Смешение понятий добра и зла воли, с понятиями добра и зла обстоятельств.

С категорией «добра» обычно связывают такие смысловые группы, как польза, радость, удовольствие. С категорией «зла» - недостаток, страдания, неприятности. Но в таком случае в рамках морали получается полнейший абсурд, ведь, к примеру, любое совершенное преступление является злом только для жертвы. А для преступника, совершаемое им преступление является добром.

Добро и зло обстоятельств, чтобы не запутаться, в принципе не следует рассматривать в высоконравственном контексте, особенно, если учитывать, что объективно нравственного в пользе или ущербе нет, но есть в направленности воли людей, стремящихся к определенному результату.

) Смешение понятий добра и зла с этическими нормами, то есть с социальными нормами поведения (этикетом, приличиями, традициями и т.п.).

Например, если вы решите выйти и исполнить народный танец на центральной площади столицы какого-либо зарубежного государства, то зло будет не в вашем исполнении танца, а вашем пренебрежении к чувствам окружающих. В то же время, если народный танец исполняется в родной стране, это, скорее всего, ни сколько не оскорбит окружающих вас людей, а в некоторых случаях даже наоборот.

Попытки соотнести поведенческие традиции народов и различных социальных групп с понятием добра, могут привести к спорному выводу об относительности нравственного. Безусловно, что, нормы поведения принятые в том или ином обществе не имеют отношения к добру, но они часто смешиваются в показных и регламентированных нормах.

) Взгляды на добро и зло как на определенный набор конкретных действий.

Проявления добра и зла весьма разнообразны и неоднородны. Никакой перечень злых или благих проявлений человеческой воли не способен охватить всего многообразия и тонкости проявлений добра и зла. Поэтому нравственное может быть определено или как общее направление воли, или как учитывающее все обстоятельства, частное определение к отдельно взятой, конкретной ситуации, но не как исчерпывающий перечень предписываемых действий.

«Не убий, не укради, не прелюбодействуй» - это, безусловно, правильные заповеди, но, даже соблюдая их можно при этом быть настоящим негодяем. В обратном случае, например за убийство, совершённое в определённых условиях, человека могут и по совести, и по закону оправдать.

) Невозможность точного соблюдения правил добра

Нравственные нормы предъявляют человеку только максимально высокие требования, и не имеют каких-то полунорм. Считается, что человек, не пожертвовавший всё, на что он способен тому, кому действительно очень плохо, строго говоря, не может считаться высоконравственным человеком.

Невозможность точного соблюдения правил добра, ставит человека желающего их исполнять, в неопределенное, уязвимое положение, что, безусловно, может вызвать и неприятие нравственных обязательств самого человека, и отрицание всякой возможности их нормативного осуществления. Нравственное чувcтво не только не привoдит к исполнению нравственных норм, но и более того, представляет человека перед невозможностью их всякого исполнения, в том числе потому, что человек более менее совестливый начинает находить в себе всё более тонкие и незаметные безнравственно окрашенные проявления.

Но не следует слишком драматизировать суть совести, хотя бы из-за того, что голос совести останется одинаково деликатным, как у преступника творящего откровенные подлости, так и у высоконравственного человека, просто нравственное чувство реагирует на совершенно разные уровни безнравственного.

) Неясность предназначения добра.

Если неясно, в чем предназначение добра, в чём заключена его социальная функция, то признать, что суждения как о добре, так и о зле, полностью обоснованны, мы не можем. Не удивительно, что нравственные определения долгое время связаны с этикой и правом в единой связи, ведь у этих трех поведенческих нормативов одна цель - поддержание стабильности и порядка в обществе. Однако если нормы права направлены на обеспечение порядка материально - практических отношений в обществе, а нормы этики обеспечивают порядок предсказуемого, закономерного поведенческого единообразия, то соблюдение норм нравственности должно привести общественную систему в состояние гармонии, которая основывается на всеобщих, взаимных чувствах милосердия, сочувствия, благодушия, близости... Таким образом, можно говорить о том, что предназначением «нравственного» является приведение общества к одному знаменателю - к некой идеальной гармонии отношений, в отличие от так называемого «социального равновесия», которое основывается на страхе перед общественным осуждением, государственными санкциями и физическим воздействием.

) Неизбежный субъективизм и ограниченность возможностей познания в попытках понимания «абсолютов» - «добра» и «зла».

Известно, что человеческое сознание ограничено в возможностях познания, а также, априори, любое познание несет в себе элементы субъективизма. Исходя из этого, любая попытка дать «объективное» определение «абсолюту» т.е. неоспоримому, признанному всеми людьми феномену, понимаемому каждым одинаково, вне зависимости от обстоятельств, обречено на провал. Популярное утверждение «сколько людей, столько и мнений» подходит в данном случае как нельзя лучше. В ситуации с познанием таких дефиниций как «добро» и «зло», человек сталкивается с собственными оценочными суждениями на основании личностного опыта или ограниченного познаваемого опыта других людей, который со своей точки зрения понимает оценивающий.

1.2 История развития теоретико-методологического понимания феноменов «добра» и «зла» в этике и философии


С давних времен, люди задумывались о том, что такое «добро» и что такое «зло». В своем изучении данных понятий общество создавало и использовало множество теорий. Они провозглашали различные подходы к происхождению, пониманию, интерпретации и применению данных понятий. Порой разные теории противоречили друг другу, как в объекте исследования, так и в методах проведения исследований.

Одной из первых теорий, занимающейся вопросами понимания «добра» и «зла», является «гедонизм» - натуралистическая теория, исходящая из природных стремлений человека к получению удовольствия и наслаждения.

В древности теорию гедонизма развивал Аристипп (основатель Киренской школы). В своей теории Аристипп придерживался крайних воззрений. В его гедонизме «удовольствие» было единственной ценностью. Удовольствие, по Аристиппу, возможно только собственное, положительное, преходящее и физическое. «Счастьем» считалась лишь совокупность преходящих физических удовольствий. Исходя из этого пониманий добра, Аристипп вывел основные жизненные принципы: получить как можно больше удовольствий. Дело в количестве, а не в качестве. По Аристиппу, большой разницы между качеством удовольствий не существует. Стоить отметить, что Аристипп был единственным представителем данной крайней гедонистической теории. Несмотря на то, что после своей смерти Аристипп оставил после себя созданную им Киренскую школу, его последователи в своих работах все больше склонялись к умеренным воззрениям.

Также в древности существовала и другая гедонистическая школа - Эпикурейская. Эпикур разработал теорию гедонизма, отличающуюся от теории Аристиппа более умеренными взглядами. Эпикур считал, что помимо физических удовольствий также важны и удовольствия духовные. Также он считал, что удовольствия других людей также важны как и собственные, ведь существует определенная взаимосвязь между удовольствиями людей.

Отличительной особенностью эпикурейского гедонизма является необходимость отбирать удовольствия, делая различия в происхождении удовольствий, ибо средства получения удовольствий могут вызывать большое огорчение. Эпикур выделял как наиболее лучший путь «путь добродетели». «Нет приятной жизни, которая не была бы разумной, морально возвышенной и справедливой, и нет также разумной, морально возвышенной и справедливой жизни, которая не была бы приятной». Эпикур считал, в отличие от Аристиппа, что жизнь человека должна быть умеренной, справедливой, приятной и считаться с жизнями других людей.

«Зло», по мнению Эпикура, было проявлением физических страданий и душевных мук.

Таким образом, можно считать, что уже в древности сложились две противоположные теории гедонизма: Эпикурейская теория и теория Аристиппа. Они, в соответствии со своим содержанием, по разному объясняли предназначение и цель жизни человека и его отношение к добру и злу. Сторонники гедонистической теории Аристиппа полагали, что каждый человек познает лишь собственное удовольствие и только собственное удовольствие он и может оценить. Сторонники Эпикура напротив, говорили о том, что если собственное удовольствие считается благом, то и удовольствия испытываемые другими людьми также следует считать благом.

Истинный расцвет гедонизма приходится на XVIII век. Именно в конце XVIII века Иеремия Бентам создал свою теорию гедонизма, объединившую многие идеи своего века. Стоить отметить, что теория Бентама имела свою специфику: он полностью отказался от крайних идей киренаиков и развивал идеи Эпикурейства. Он создал определенный список удовольствий, в котором отражались удовольствия, которыми можно было бы пользоваться и те, которые следует избегать. Гедонизм Бентама отличался более широким пониманием удовольствия, направленностью на общество, с меньшей эмоциональностью в суждениях.

Эгоистический гедонизм в суждениях Бентама являлся исходной посылкой, он считал, что благом является, лишь собственное удовольствие и собственное счастье человека. Однако, конечным итогом суждений являлся неэгоистический гедонизм - собственное счастье заключено в счастье других. Бентам пытаясь соединить две эти различные концепции, доказывал, что собственное счастье и счастье других связаны, такой связью при которой счастье других людей является причиной собственного счастья.

В соответствии с теорией гедонизма «удовольствие» - это «благо», тогда как «страдание» - зло, которого следует избегать. По мнению И. Бентама, подлинные доказательства подтверждения данного тезиса не существуют. Но более того, как считает Бентам, доказательства не требуются, ведь люди познают правильность, верность посредством интуитивного понимания. Гедонисты опираются в доказательстве своей теории на интуитивное понимание, интуитивное предчувствие, однако это не совсем верно:

Интуиция действительно подсказывает человеку, что удовольствие является чем-то приятным и хорошим, однако не только удовольствие следует считать благом, хотя это и является основным тезисом гедонизма (за исключением более осторожных направлений гедонизма, заявляющих о том, что удовольствие - лишь одно из разновидностей блага).

Следующей теорией, затрагивающей проблему понимания феноменов «добра» и «зла» является «стоицизм». Стоицизм - «философская школа, основанная в Афинах незадолго до 300 до н.э. Зеноном из Кития. Стоицизм вместе с эпикуреизмом явился философским ответом на наступление новой, эллинистической эпохи и оставался наиболее влиятельным учением в греческой философии вплоть до 3 в. н.э., когда его потеснил неоплатонизм, много взявший из стоицизма.

В стоической этике под «добром» понималась жизнь в согласии с природой, с космическим законом, в соответствии с силой разума. Под злом же понималось то, что «не естественно», противоречит природе. В соответствии с этим стоики не видели ничего предосудительного в инцесте, гомосексуализме, некрофагии.

Другой теорией, занимающейся изучением проблемы понимания и определения понятий добра и зла является «Эвдемонизм». Главным постулатом эвдемонизма является тезис «счастье - высшее благо». «Великое дело жизни и единственное, о чем следует заботиться,- это жить счастливо»,- считал Вольтер, и это и является формулой эвдемонизма. Эвдемонизм очень схож с гедонизмом в том смысле, что эвдемонизм также соотносится с понятием «счастье», как и гедонизм с понятием «удовольствие». Стоит отметить, что гедонистическое восприятие эвдемонизма было характерно для эпохи Просвещения. Считалось, что в соответствии с теорией эвдемонизма, «счастье» - это лишь качественное определение слова «удовольствие».

По-иному понимали эвдемонизм древние философы и схоласты. Так, например Аристотель, говорил что «блаженство считается высшим благом, как людьми не образованными, так и образованными», понимал счастье (эвдемонию) как обладание совокупностью благ, доступных и необходимых человеку. Так же понимали его и схоласты, утверждавшие, что «счастье является высшим благом». Таким образом, счастьем считается сумма всех благ, не оставляющих желаний, и исключающих любое зло.

Эвдемонизм был бы лишь гедонизмом, если бы в жизни, полной счастья, мы ценили бы только удовлетворение. Однако мы ценим жизнь за что-то большее, включая в это как проявления удовольствий так и первопричину и следствия этих самых удовольствий. Мы ценим жизнь за то, что нам есть чем быть удовлетворенными. «Счастье» в таком значении является определенным балансом жизни, а «удовлетворение» - лишь его частью и доказательством того, что это положительный баланс.

Под счастьем, понимаемым как положительный баланс жизни, представляются не отдельные блага, а вся их совокупность. Причем, блага, которые свидетельствуют о счастье, различны у всех людей. Таким образом, мы не можем говорить, об определенной постоянной ценности счастья, ведь она зачастую неопределенна, а если определенна, то изменчива и относительна.

Однако существуют и другие взгляды на эту проблему: считается, что существуют блага, ценимые выше, нежели счастье, блага из-за которых можно отказаться от счастья. Так, например, такими благами является творчество, энтузиазм и духовное озарение. В сравнении с ними любые удовольствия, являются несущественными.

В древнегреческий период развития этики сложились две основные концепции понимания добра:

«Натуралистическая» (Гераклит, Демокрит, Эпикур) о которых уже упоминалось, и «Идеалистическая» (Платон и Сократ). Оснoвoй нравствeнности, пo Платoну, служило самo стрeмление к дoбру. Благo как сoвершeнствo, нeдoстижимoе земными средствами, былo оснoвным идeалoм в этикe Платoна.

К концу периода античности представление зла как самостоятельнoй силы, противостоящей дoбру, было заменено пониманием зла как нeдoстатoчного, неполного блага. Античность oсмыслила тот факт, что зло не может быть какoй-тo специфической спосoбнoстью чeлoвека, личности, не относящейся к позитивным, созидательным способностям. Злo - это некое распавшееся добро, не находящее в себе цельность и меру.

В данном исследовании также необходимо рассмотреть и этическую теорию Иммануила Канта. В одной из главных своих работ «Критика практического разума» И. Кант писал, о том, что истинным законом этики должен быть не некий «гипотетический императив», призывающий нас к достижению определенной цели через какое-либо действие, а «категорический императив», безоговорочно призывающий нас к просто какому-либо действию. Так, например, не нужно жертвовать деньги на благотворительность, лишь для того, чтобы вас считали милосердным. Нужно просто делать это. «Категорический императив» утверждается практическим разумом, который руководствуется нашей волей. По мнению Канта, воля, руководствующаяся практическим разумом - добрая воля, мотивирующая к действию.

Основной нравственный закон у Канта звучит так: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства».

Иммануил Кант считал что, совершаемое действие должно быть таким, чтобы тот субъективный принцип который направляет его, имел всеобщее применение. «Добро», по Канту, это нечто универсальное, истинное, безоговорочное, подобное универсальным законам природы. А то, что не обладает всеобщей истинностью, он считал злом.

Также, центральным понятием в теории Канта является понятие долга: Нравственность, по Канту, есть нравственность долга, а внутренний закон нравственности, побуждающий нас к действию, есть голос долга. «Долг. Ты возвышенное, великое слово, в тебе нет ничего приятного, что льстило бы людям, ты требуешь подчинения... ты только устанавливаешь закон, который сам по себе проникает в душу и даже против воли может снискать уважение к себе».

Таким образом «нравственность» Канта - это нравственность долга. А внутренний голос, убеждающий нас в определенных действиях - это голос долга.

И.Кант писал: «Для того, чтобы добрая воля ничем не регулировалась, необходимо постулировать свободу; пока несовершенные люди стремятся реализовать добро в полной мере, необходимо постулировать бессмертие души; пока человек занят поиском совершенного добра или высшего блага, добродетель должна связываться со счастьем; и, наконец, пока добродетель будут связывать со счастьем, необходимо постулировать существование Бога».

Следующей теорией рассматривающей понятия «добро» и «зло» является, развитая из неопозитивизма, теория «эмотивизма». Теорию эмотивизма изучали такие ученые как, Б.Рассел, А. Айер, и более умеренный эмотивист Ч. Стивенсон. В теории эмотивизма центральным понятием является понятие «верифицируемости», говорящее о том, что любая научная теория должна быть готова к эмпирической проверке. Такое суждение как: «Это - добро, а это - зло» не поддается верификации и содержит лишь эмоциональное суждение о восприятии. Таким образом, это суждение не имеет какой либо научной обоснованности. По мнению Айера, понятия «добро» или «зло» - это лишь эмоциональные реакции, их невозможно доказать или опровергнуть фактами, они не содержат научного знания. Любые моральные утверждения или суждения не могут быть ни истинными, ни ложными, ведь они являются только человеческими выражениями эмоций.

Таким образом, с точки зрения теории эмотивизма не существует ни абсолютных, ни относительных значений понятий «добра» и «зла», они являются лишь эмоциональным откликом человека на различные явления.

В аспекте данной теории возникает очень важный вопрос о состоятельности этики, как науки, поскольку эмоциональные суждения нельзя считать научными, доказательными или ложными. Однако, в данной работе, мы не будем касаться неоднозначной проблемы этики, рассматриваемой, как наука.

И конечно, нельзя обойти стороной религиозные воззрения на понимание таких категорий, как «зло» и «добро». Существует много различных версий понимания природы добра и зла, и вот не которые из них:

Первая версия - это представление о морально-онтологической двойственности, лежащей в фундаменте мироздания. Эту версию развивал и отстаивал зороастризм, или маздеизм, - древнее учение персов. Согласно учению пророка Заратуштры, у истоков мироздания стоят два равноправных могучих духа - добрый бог Ахурамазда и злой - Анхра-Майнью. Ахурамазда сотворил все доброе, чистое, разумное, его противник - все злое, нечистое и вредное. Но самое главное, что между богами идет непримиримая борьба, в которой добро и зло не просто сражаются, а смешиваются, перепутываются друг с другом и становится очень трудно отделять одно от другого. Наш мир - смешение и взаимопроникновение добра и зла.

Идея морального дуализма мира, провозглашенная Заратуштрой, впоследствии была подхвачена христианской ересью манихейства. В соответствии с идеями христианства добро не может быть равноправно со злом, добро - выше и значительней.

Вторая крупная позиция в религиозном понимании происхождения зла, позиция, которая кладет в основание мира добро. Для христианства зло принципиально вторично, потому что мир творится одним-единственным Богом, явленным в трех лицах. Бог есть Благо и Бытие, он сотворяет мир от полноты и из любви, потому зло не может быть присуще его детищу. Однако откуда же оно взялось? Если Бог - абсолютное добро, безущербное благо, то почему кругом столько страданий? Может быть, Господь все-таки зол? Нет, это исключено. Тогда откуда же ненависть и жестокость? Так в христианской философии веками обсуждается проблема теодицеи - богооправдания в вопросе о наличии в мире зла.

Теология предлагает другое объяснение зла. Зло порождено гордыней и неверным употреблением свободы. Первое, еще «дочеловеческое», зло возникло в результате зависти и гордыни.

Причиной, сыгравшей роль «пускового механизма» зла, стала свобода, которую Господь дал сотворенным им духам. И той же свободой он наделил человека. Бог же не желал создавать «оловянных солдатиков», которые были бы автоматически покорны его воле. Он творил человека в полном смысле по своему образу и подобию, наделяя его свободой и способностью к любви. Человеку была дана возможность выбирать - следовать ли ему Божьей воле или предаться иным путям, отозваться на иные призывы. Адам не выдержал экзамен. Он нарушил божественный запрет, соблазнился искушением змия, пожелал «ведать добро и зло», как «всевышний». Свобода и гордыня вторично породили зло, извергнув Адама в бренный земной мир, где его потомки полностью вкусили боль, старость, смерть, ненависть и жестокость.

Третья версия, представляющая своё виденье проблем «добра» и «зла» является «Буддизм». В учении Будды заключена парадоксальная, на первый взгляд, идея о том, что добро и зло не имеют большого значения, а важно лишь достижение «нирваны», однако, достижение нирваны возможно лишь через осуществление добра, добрых поступков. Данная ситуация объясняется тем, что буддизм ставит себя выше противостояния добра и зла, но не выше самого добра. В общем смысле в буддизме под «добром» понимается ненасилие, жизнь в достижении нирваны, главным абсолютом становится само состояние «нирваны», «зло» же представляется как страдания людей.

Четвертая фундаментальная версия, объясняющая наличие зла в мире - самая древняя. Она восходит к ведическому учению. Согласно ей, зла в мире вообще нет. Но как же так, возникает резонный вопрос, мудрецы утверждают, что зла нет, когда кругом кровь, голод, несправедливость? Как можно не замечать столь явных вещей? «Все это видится нам,- отвечают восточные мыслители, - потому, что мы занимаем в мире частичную, партикулярную позицию. Мы глядим на все со своей маленькой, ограниченной точки зрения, и потому наш взгляд упирается в те мнимые «несовершенства» бытия, которые на самом деле гармонично вписаны в целое мироздание. Наша частичная позиция заставляет нас видеть только черноту, переживать негативное так, словно оно есть элемент гармонии. Чтобы увидеть действительность в ее истинном свете, надо подняться над человеческой личностной точкой зрения, возвысить и расширить свое восприятие до божественной позиции, обнимающей все существующее, тогда мы убедимся, что зла нет, что на самом деле все прекрасно и благостно, замечательно и совершенно».

Подобная точка зрения встречается у христианских авторов. Ее глубоким недостатком является призыв людям выйти за рамки человеческого, чтобы пережить доброту мира. Получается, что пока мы существуем в теле, пока наш горизонт - это человеческий горизонт, мы обречены на зло и страдание, и только йоговская медитация либо озарение святого способны преодолеть тесные рамки нашей земной позиции. Благо выступает как находящееся за пределами человеческого.

Гармония мира как целого - слабое утешение для тех, кто пребывает в «черной полосе», испытывая все ее негативные воздействия. И все-таки по современным представлениям, именуемым «холистическими» (то есть основными на усмотрении целостности), взгляд на мир как единство, если и не избавляет нас от зла, то способен уменьшить количество страданий, вызываемых самим нашим способом мироотношения.

Гармония мира не дана нам непосредственно, но мы можем утвердить добро в своей жизни, опираясь на идею такой гармонии, созидая ее своими мыслями и поступками.

Таким образом, проанализировав лишь немногие из существующих теорий решения проблемы поиска определений таким понятий, как «добро» и «зло» можно придти к следующим выводам:

. «Добро» и «зло» - категории этики и понятия морального сознания, в предельно общей форме показывающие разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и поступках, моральных качествах и отношениях человека, социальных явлениях. С древнейших времен до современного этапа развития общества понимание «добра» и «зла» постоянно изучалось и изменялось. Возникали такие теории как: натуралистическая, исходящая из природы человека, его удовольствий и наслаждений (гедонизм), счастья и несчастья (эвдемонизм), непротиворечие/противоречие космическому закону, естественному ходу вещей (стоицизм), эмоциональные реакции не содержащие научного знания (эмотивизм), благо как недостижимое совершенство (теория Платона), различные религиозные теории.

. С древних времен существует проблема смешения понятий добра и зла с понятиями схожими по смысловой группе. Например, для категории «добра» схожими понятиями являлись: радость (теория эмотивизма), удовольствие (теория гедонизма) и другие, которые будут разобраны позже.

. Добро и зло - это неабсолютные, неоднозначные, довольно общие понятия, отражающие явления, чью суть подвергают сомнению некоторые теории (эмотивизм)

. С другой стороны, существуют теории возводящие в абсолют, при некоторых оговорках, понятия «добра» и «зла» (религиозные теории, теория И.Канта)

. Заметна общая закономерность выявления дуалистической природы понятий «добра» и «зла», их разнонаправленности, и в то же время, неотделимости, связанности друг с другом.

Глава II. Обоснование «добра» и зла как этических оснований социальной работы


.1 Современные теоретические подходы к осмыслению феноменов добра и зла в различных сферах жизни общества и личности

добро зло этический социальный

Современный этап развития понимания категорий «добра» и «зла» этикой и философией представлен разнообразными теориями.

Одной из теорий, рассматривающих проблему понимания добра и зла является «утилитаризм» (от латинского utilitas - польза, выгода). Понятие «утилитаризм» принадлежит Джону Стюарту Миллю. Так называлось его основное морально-философское произведение - «Утилитаризм» (1863), в котором он систематизировал и обосновал основные положения, развитые его учителем, Джереми (Иеремия) Бентамом.

В теории утилитаризма одним из центральных терминов является понятие «пользы» и «выгоды». Согласно утилитаризму нравственная ценность поведения определяется его отношению к пользе. По классической формулировке утилитаризма, моральным является то, что «приносит наибольшее счастье наибольшему количеству людей». Взгляды на определение понятий «счастья» и «пользы» являются главными разногласиями в самой теории. Стоить отметить, что утилитаризм - теория, направленная против эгоизма, т.е. против суждений, говорящих о том, что суть добра - это удовлетворение человеком собственных интересов. Удовольствия, по теории утилитаризма, делятся на допустимые и не допустимые, в соответствии с общим благом, с направленностью на общее счастье. В теории утилитаризма понятие «пользы» отождествляется с пользой общественной, а не индивидуальной, и в этом проявляется направленность теории в развитии социальной этики.

Одной из теорий занимающихся поиском нового толкования понятий «добра» и «зла», поиском нового взгляда на устройство общества является теория «прагматизма». Идеи прагматизма впервые начал развивать Чарльз Пирс. Впоследствии эти идеи были популярно изложены Уильямом Джеймсом.

По мнению У. Джеймса, истиной является то, «что работает». Идея становится истинной, по У.Джеймсу, если она «работает», если же она не «работает», идея ошибочна. Он считал, что: «Истинность идеи не есть косное свойство, присущее ей... Идея становится истинной, обретает истинность в результате событий. Ее верность фактически есть событие, процесс: процесс именно самопроверки, подтверждения. Ее правильность есть процесс подтверждения этой правильности». Такой критерий истины является также и критерием ценности и добра. Так, по мнению Джеймса, нравственное утверждение не нуждается в практическом доказательстве. Нравственное утверждение рассматривается как истинное, только тогда, когда оно приносит определенное удовлетворение или умиротворение. Исходя из этого, можно сказать, что в соответствии с теорией прагматизма «добро» является не чем то статичным и абсолютным, а наоборот постоянно изменяющимся явлением, меняющимся в лучшую сторону в соответствии с нарастающим опытом человечества в целом.

В дальнейшем, теорию прагматизма изучал и развивал в своих в трудах Джон Дьюи. Дьюи был сторонником инструментализма, считая, что разум - это инструмент получения знаний или эффективный инструмент для решения проблем. Дьюи считал, в отличии от Джеймса, что рассмотрению подлежат только явления повседневной, обыденной жизни, исключив все метафизические понятия из своей теории.

Теория Дьюи основана на понимании человека как органического, живого существа. Живое существо, человек, по мнению, Дьюи, находится в постоянных взаимоотношениях с окружающей миром. При чем, если живое существо попадает в некое состояние неустойчивости, оно стремится избавиться от него и придти к умиротворению. Разум, как раз и является тем инструментом, который способен это осуществить. Только поведение, руководствующееся разумом, способно стать инструментом построения процветающего общества. Исходя из этого, он считал, что здоровое, процветающее общество обязательно будет построено лишь тогда, когда все люди будут использовать свой интеллект и действовать опираясь на разум.

Таким образом Дьюи считал что, добро реализуется постепенно через расширение и увеличение знаний, соответствующих всем требованиям жизни и удовлетворяющих различные желания. Для теории прагматизма Дьюи не существовало определенного добра, которое человек мог бы сразу распознать. Определение «добра» было таким же инструментом, как и «разум» эффективным средством решения задач. Он писал: «Моральный принцип в таком случае не есть требование действовать или уклоняться от действия определенным образом; он есть инструмент для анализа конкретной ситуации в целом, а не правило как таковое».

Одной из актуальных теорий понимания категорий «добра» и «зла» является Экзистенциализм. «Экзистенциализм (фр. existentialisme от лат. existentia - существование), также философия существования - направление в философии XX века, акцентирующее своё внимание на уникальности бытия человека, провозглашающее его иррациональным. Экзистенциализм развивался параллельно родственным направлениям персонализма и философской антропологии, от которых он отличается, прежде всего, идеей преодоления (а не раскрытия) человеком собственной сущности и большим акцентом на глубине эмоциональной природы».

Одним из первых термин «экзистенциальная философия» ввел Карл Ясперс в 1931 в работе «Духовная ситуация времени»

Экзистенциализм также изучали такие ученые как Л. Шестов, Н.А. Бердяев, М. Хайдеггер, М. Бубер, Ж.-П. Сартр, Г.Марсель, А. Камю.

Мораль, следуя воззрениям представителей экзистенциализма, является сферой проявления человеком своей «подлинности» и одновременно средством выявление структур «бытия». Стоит отметить, что специфика экзистенциализма проявляется в попытке совершенно нового понимания бытия и смысла жизни человека. Главным вопросом для этой теории является возможность личности проявить свою индивидуальность в сложных и неоднозначных условиях всё большей бюрократизации, стандартизации и монополизации общественной сферы жизни человека. Человек считается «хозяином своей судьбы», лишь в том случае, если его действия носят не стандартизированный, а импульсивный характер. Сторонники экзистенциализма задумывая свою теорию, желали вывести личность из упорядоченной системы «винтиков» с целью становления личности как единственного «творца своей жизни».

Важным моментом для понимания мнения экзистенциалистов по отношению к категориям «добра» и «зла» является суждение о том, что для человека идущего по подлинно «свободному» пути человеческого бытия, необходимо «не меняя внешних условий, изменить лишь внутреннюю установку сознания с таким расчётом, чтобы его бытие выступило перед ним как его собственное творение». Исходя из этого суждения, можно говорить о том, что для экзистенциалистов не существует конкретно определенного понятия нравственности в традиционной форме. «Нравственность», по мнению экзистенциалистов, являет собой лишь особую форму умонастроения, средство освоения в сознании человека своего места в мире.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что, по мнению экзистенциалистов понимание таких категорий как «зло» или «добро» целиком зависит от личного замысла личности. Понимание категорий «добра» и «зла» для экзистенциалистов - это личный выбор каждого человека, его средство осознания и выбора собственной роли в обществе.

Следующей теорией, необходимой для понимания проблемы современной ситуации поиска актуальных дефиниций «добра» и «зла» является «Релятивистская этика».

Основоположниками релятивизма, как такового, являются Софисты. Стоит вспомнить высказывание Протагора: «человек есть мера всех вещей…». Из этого высказывания можно сделать вывод о том, что для софистов основой познания является лишь текучая чувственность, а не какие-либо объективные, устойчивые явления.

Релятивистская этика заявляет, что моральные понятия и нормы имеют довольно относительный и изменчивый характер. Таким образом, мораль, нравственность, понятия «добра» и «зла» различны у разных людей, народов, социальных групп и общностей, зависят от условий места и времени, убеждений и интересов.

Однако за этой неоднозначностью и изменчивостью представлений о морали представители релятивизма не видят никаких закономерностей. Релятивизм, в конечном счете, приходит к субъективизму в толковании понятий и суждений нравственности и морали. Этический релятивизм часто использовался для подрывания у различных социальных групп представления добродетели, нормах морали.

Крайние формы этики релятивизма ведут к полному отрицанию любых объективных оснований нравственности. Уместно вспомнить, упоминавшуюся ранее, теорию эмотивизма. Сторонники этой теории считали, что суждения о морали не имеют никакого объективного содержания, а содержат лишь личные установки тех, кто их высказывает. Отсюда выводится, что суждения о морали неверно считать ни истинными, ни ложными. Не следует вообще ставить вопрос об их обоснованности, научности или правомерности таких суждений: любой, отдельно взятый, человек имеет право придерживаться тех принципов, которые ему предпочтительны, и любая точка зрения в таком случае одинаково оправданна. Такая форма этического релятивизма является теоретическим обоснованием морального нигилизма. Будучи реакцией на догматизм релятивистская точка зрения вместе с тем делает невозможной выработку четкой моральной позиции.

Главным недостатком релятивистской теории считается, невозможность, в рамках релятивизма, выделить некое общее содержание морали, которое сохраняется в разные этапы развития общества у отличных друг от друга социальных групп и общностей. Также, к известным недостаткам теории релятивизма относят возможный постепенный отказ от норм морали вообще.

Таким образом, можно сказать о том, что теория этического релятивизма допускает существование разнообразных, одинаково ценных моральных суждений в том аспекте, что различие между добром и злом не заложено изначально в природе, а существует только во мнениях людей.

Интересной современной этической теорией, предлагающей новую интерпретацию понятий «зла» и «добра» является теория «благоговения перед жизнью» Альберта Швейцера.

А. Швейцер предложил совершенно новую этическую теорию понимания «добра» и «зла». В его этике центральное место занимало «благоговение перед жизнью», которое выступает неким критерием «добра» и «зла». Так, всё что сохраняет, развивает и возвышает жизнь, является добром. То, что вредит и искореняет жизнь - зло. Швейцер уделял особое внимание к нравственному развитию и совершенствованию. Он считал, что только при правильной мотивации, действия, осуществляемые «чистыми» средствами могут привести к высоконравственности на основе теории «благоговения перед жизнью»

Согласно его этике, главная ценность - жизнь в любых ее проявлениях, и если человек способствует процветанию жизни, то он поступает естественно - живет добром, однако, если же он уничтожает любую жизнь - он увеличивает зло в мире.

Швейцер пишет о сострадании, о сочувствии ко всем живым существам, независимо от их места и предназначении в природе, как о норме существования в мире. Этика «благоговения перед жизнью» требует любви в самом высоком смысле. Другими словами, любовь - это служение любым живым творениям, независимо от их отношения к человеческой природе. Эта теория расширяет христианскую этику любви и сострадания до огромных масштабов.

Альберт Швейцер считал, что для человека истинно доброго, любая жизнь священна, вне зависимости от того, на какой ступени иерархии живых существ находится эта жизнь. Истинно добрый человек никогда не лишает жизни просто так, походя, или из-за недомыслия. Только в силу необходимости. В соответствии с теорией «благоговения перед жизнью» высшим блаженством является помощь жизни.

Этика Швейцера - это этика действия, которое надо осуществлять здесь и сейчас, совершая конкретные поступки по благоговению перед жизнью, реализуя в них свои моральные убеждения и мироощущение.

Однако стоит отметить что, тезис о допустимости лишения жизни в силу необходимости несколько расходится с сутью данной этики. Хотя, лишение жизни из необходимости во многих этических теориях считается злом, в реальности мы ежедневно пользуемся этим «злом», либо «вынужденным добром». Если всё же принимать этот тезис Швейцера, тогда необходимо делать в теории Швейцера большие уступки и оговорки.

Ещё одной современной теорией затрагивающей вопросы понимания «добра» и «зла» является «Этика ненасилия».

В своей жизни человек постоянно сталкивается с насилием. Решение государственных, межличностных с помощью силы, стал практически традиционным. Уже обыденно звучат такие слова как: "прав тот, кто сильнее", "победителей не судят". Сила всегда имеет в наших мыслях, некий позитивный окрас: сильный - достойный уважения. Таким образом, в определенном смысле, сила - это добро, это благо. Совсем другое дело «насилие». Но ведь насилие - это тоже лишь применение силы. Всё дело в процессе приложения этой силы. Провести определенную границу между "ненасильственным" использованием силы и насилием очень сложно.

Насилие как средство приобретения и сохранения каких либо прав, экономического или политического верховенства - это общепризнанный факт. В зависимости оттого, как оценивается акт насилия, задачи этических концепций сводятся либо к апологии этого акта, либо к его критической оценке.

Рассматривая апологию насилия, можно убедиться в отсутствии недостатка в материалах: философия XIX в. предоставляет нам работы таких ученых, как Ф. Ницше, Е. Дюринг, К. Маркс. Конечно формально марксизм не принимал теории, отводящие насилию главную роль в истории, однако именно марксизм, как таковой, осуществил превращение насилия из теории в практику, сделав последнее средством уничтожения человека. «Диктатура пролетариата» - это насилие, возведенное в принцип.

«Этика ненасилия» - это теория обосновывающая такие принципы и методы решения конфликтов, которые исключают сам факт насилия (физического или морального) над личностью. «Этика ненасилия» - это определенный образ жизни, при котором человек выстраивает свои взаимоотношения с людьми, избегая насилие.

Обычно считают, что идеал ненасилия сформулирован в Новом Завете. Все заповеди непротивления злу насилием с трудом входили в обыденное сознание человека и сначала казались невыполнимыми, ведь эти заповеди противоречили общепринятым (на то время) нормам морали, да и самим природным инстинктам. «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». В обыденном сознании обычно сразу начиналось сопротивление данному постулату. В Новом Завете такое поведение предлагалось, как проявление некого «морального совершенства». Отказ от умножения зла считалось высоконравственным проявлением добра.

Значительный вклад в развитие и изучение теории ненасилия вложил Лев Толстой. В своих трудах он писал, что признание людьми неспособности непротивления злу является лишь, скрытым оправданием своих привычных пороков таких как: месть, корысть, зависть, трусости и т.п. «Большинство людей христианского мира чувствуют... бедственность своего положения и употребляют для избавления себя, то средство, которое по своему миросозерцанию считает действительным. Средство это - насилие одних людей над другими. Одни люди, считающие для себя выгодным существующий государственный порядок, насилием государственной деятельности стараются удержать этот порядок, другие тем же насилием революционной деятельности стараются разрушить существующее устройство и установить на место его другое, лучшее». Лев Толстой считал что, главным заблуждением авторов различных учений, приведших к бедственному состоянию, является то, что они считают правильным насилием объединить людей таким образом, чтобы они все, не противясь, подчинились одному, определенному кем то, устройству жизни. «Всякое насилие состоит в том, что одни люди под угрозой страданий или смерти заставляют других людей делать то, чего не хотят насилуемые».

Таким образом, можно говорить о том, что любое насилие не является средством разрешения конфликтов или противоречий, ведь оно ничего не созидает, а только разрушает. Тот, кто отвечает злом на зло, лишь умножает зло, но никак не избавляется от него. Лев Толстой приводит нас к простому выводу: насилиеразрушительно и антигуманно.

Ещё одним известным человеком, чьё влияние на теорию ненасилия нельзя недооценивать, является Мартин Лютер Кинг. Особенно интересен его труд "Любите врагов ваших" - в этом труде находится обоснование общих принципов универсальной любви к человечеству, а также и рекомендации по реализации этих принципов. М.Кинг являлся не только моралистом, но и психологом: он вполне понимает, насколько сложно принять и осознать принципы ненасилия, насколько несовместимы эти принципы с обыденным сознанием человека.

В работах М.Кинга мы можем столкнуться с определенным парадоксом: прощать должен тот, кто подвергся насилию, а не тот, кто его совершил, причем прощать необходимо добровольно. Шаблон "обижен - прости" должен работать в любой ситуации почти автоматически. Чтобы разъяснить данный тезис Кинг говорит: «Когда мы прощаем, мы забываем в том смысле, что зло более уже не является психологической преградой на пути установления новых взаимоотношений... Прощение означает примирение, воссоединение вновь... Мы должны понять, что зло, творимое ближним нашим - врагом, причина наших страданий, никогда не отражает всей сущности этого человека. Элементы добра можно найти в характере наизлейших врагов»

Ещё одним, не менее известным, чем Мартин Лютер Кинг, сторонником этики ненасилия является Махатма Ганди, мечтающий обрести независимость путем ненасилия. Основными ненасильственными методами его борьбы стало: гражданское неповиновение и несотрудничество. Свои взгляды М.Ганди высказал в работе «Моя вера в ненасилие».

«Я обнаружил, - пишет Ганди, - что жизнь существует среди разрушения и, следовательно, должен существовать закон более высокий, чем закон разрушения. Только при таком законе общество будет построено верно и разумно и жизнь будет стоить того, чтобы ее прожить... Где бы ни возникала ссора, где бы вам ни противостоял оппонент, покоряйте его любовью... этот закон любви действует так, как никогда не действовал закон разрушения».

Ганди считал что, необходимо напряженно работать, чтобы явление ненасилия стало составной частью менталитета человека и, только лишь встав на путь строгой дисциплины, возможно достичь желанного результата. «Пока нет искренней поддержки со стороны разума, одно лишь внешнее соблюдение будет только маской, вредной как для самого человека, так и для других. Совершенство состояния достигается, только когда разум, тело и речь находятся в согласии... Ненасилие - оружие сильных. Страх и любовь - противоречащие понятия. Любовь безрассудно отдает, не задумываясь о том, что получит взамен. Любовь борется со всем миром как с собой и в конечном итоге властвует над всеми другими чувствами... Закон любви действует, как действует закон гравитации, независимо оттого, принимаем мы это или нет. Так же как ученый творит чудеса, по-разному применяя закон природы, так и человек, применяющий закон любви с аккуратностью ученого, может творить еще большие чудеса».

Парадоксально, но именно в XX веке, в веке, на протяжении которого было так много насилия и так мало гуманизма, возникли идеи, вступающие в прямое противоречие с распространенной практикой решения всевозможных проблем с помощью силы. Возникло особенное, специфическое сопротивление - неповиновение, игнорирование, невоздаяние злом за зло.

"Даже в наихудших из нас есть частица добра, и в лучших из нас есть частица зла", - считал Кинг. Суть теории ненасилия состоит в ненасильственной практике преодоления конфликтов и различных противоречий. Согласно этой теории «добром» является отказ от насилия, решение конфликтов путем отказа ответа злом на зло. «Злом» же считается насилие в любом его виде, физическом или моральном.

Ещё одной теорий затрагивающей понимание путей решения проблемы поиска определений понятий «добра» и «зла», рассмотренной в данном исследовании, является теория «Неофрейдизма»

Неофрейдизм - это современное направление в западной философии, социологи, этики и психологии. Теоретическим фундаментом данной теории являются работы известного австрийского психоаналитика Зигмунда Фрейда. Стоит отметить неоценимый вклад в науку З.Фрейда. Он отделил действия и поступки людей, от материальных условий и их причин. Предложил психоаналитическое понимание всех поступков человека, как проявление бессознательных, сексуальных влечений. Оформил в своей теории компромиссный результат борьбы между инстинктивностью и сверхстрогим влиянием общественной морали.

В соответствии с психоаналитической теорией Зигмунда Фрейда, представители неофрейдизма - Фромм, Салливен, Хорни выводят тезис о том, что в формировании нравственности решаю роль играет окружающая среда. Сторонники неофрейдизма сознательно акцентируют внимание в своих исследованиях проблем нравственности на межличностные отношения. Также в своих исследованиях неофрейдисты противопоставляют личность человека и окружающую его среду.

Понятие «морали» в теории неофрейдизма является совокупностью различных социальных установлений. Понятия «морали», «добра», «зла» являются лишь средством, которое обеспечивает относительно одинаковое, шаблонное реагирование отдельных личностей, средством поддержания стабильности социальной системы. Любые моральные нормы и понятия, по мнению Хорни и Салливена, являются успешной адаптацией к окружающей социальной среде, а любое отклонение от «социальной идентичности» - считаются патологией.


2.2 «Добро» и «зло», как фундаментальные этические основания социальной работы


У любого института как системы есть генеральная цель и миссия, как высший ориентир для осуществляемой деятельности в рамках этой системы. На наш взгляд, существует более значимый ориентир - это нравственный, этический ориентир, который определяет всю деятельность в рамках системы. Этот ориентир, несмотря на то, что он находится на самой верхушке иерархической модели системы, в тоже время существует на каждом уровне системы. С этой точки зрения, главным ориентиром в социальной работе являются его этические основания.

Этический подход к анализу и оценке социальной работы является одним из наиболее значимых. Подход представляет собой фундаментальное основание деятельности, опирающееся на определенную концепцию процесса или явления; конкретная позиция по отношению к какой-либо педагогической проблеме, которая предполагает использование соответствующих средств и способов практической деятельности педагогом-практиком.

В зависимости от выбранного подхода социальный работник использует определенную совокупность взаимосвязанных понятий, идей и способов педагогической деятельности. Чаще всего его практическая деятельность строится на основе нескольких подходов, которые не должны быть взаимоисключающими. Так, в деятельности социального работника успешно могут применяться системный, деятельностный, личностно-ориентированный, синергетический, компетентностный, праксеологический и некоторые другие подходы. Но они, так или иначе, сочетаются с этическим подходом. В силу этого выявление и обоснование этических оснований социальной работы представляется объективно необходимым.

Этические основания представляют собой систему фундаментальных, (базовых) и производных от них элементов. В качестве фундаментальных элементов этических оснований социальной работы выступают ведущие идеи, концепции, категории этики профессиональной социальной работы, в качестве производных, вторичных - главные ценности, принципы, нормы, правила, требования к качествам личности. И, несомненно, фундаментальным основанием всего этического учения является понятие о добре и зле, очерчивающих предметное поле этики как науки.

Социальная работа, как профессия, больше других находится в границах действия морали, нравственности. И в связи с этим особенно важно понимать фундаментальные основания социальной работы. Таким основанием является представление о «добре» и «зле» как ценностно-ориентационным, смыслообразующим фактором профессиональной деятельности. Исходя из представлений о высших ценностей общества и личности, социальная работа, как общественная подсистема осуществляет свою деятельность. Именно поэтому важно, чтобы каждый социальный работник, как часть этой системы, четко понимал в чем заключены фундаментальные этические основания социальной работы, ведь в своей работе профессиональному социальному работнику необходимо придерживаться четких нравственных ориентиров, такого понимания добра при котором он бы избегал в своих действиях проявления зла.

Диалектическое взаимоотношение добра и зла является центральным вопросом этики. Только ответив на вопросы о сущности добра и зла, можно строить суждения о таких понятиях как мораль, нравственность, долг, справедливость. Постановка вопроса о должном, долге, прежде всего, ориентируется на понимание, что есть добро, что есть зло. Чтобы понять, что должно сделать в той или иной ситуации, необходимо взглянуть на эту ситуацию с точки зрения этики. Должное - это то, что соответствует пониманию и способствует осуществлению общественного или личного добра, блага. Справедливость - то, что соответствует специфической картине «правды», которая в свою очередь основывается на фундаментальных этических основаниях, и без хотя бы интуитивного понимания, в чем же состоит добро и зло, невозможно определить, в чем эта правда состоит. Также обстоит дело и с нравственностью: понимание совести, как и свободы воли, строится на некой общественной или общественно-личностной матрице понимания фундаментальных этических оснований. В данном контексте «добро» и «зло» являются задающими субъектами, феноменами, определяющими, направляющими и разграничивающими бытие и сознание. Социальная работа, как профессиональная деятельность, в которой вопросы нравственности, морали, добра, зла, справедливость и несправедливости актуализируются каждый день, осуществляет свою деятельность в соответствии с фундаментальными этическими основаниями, в которых, задающими мировоззрения субъектами является диалектические отношения добра и зла.

«Добро» и «зло» - категории этики и понятия морального сознания, в предельно общей форме показывающие разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и поступках, моральных качествах и отношениях человека, социальных явлениях. Предельно общие категории, определяющие феномены добра и зла, и представляют собой ее основания.

Поскольку этика профессиональной социальной работы является одним из разделов философской этики, добро и зло являются также и ее основаниями. С древнейших времен до современного этапа развития общества понимание «добра» и «зла» постоянно изучалось и изменялось. Возникали такие теории как: натуралистическая, исходящая из природы человека, его удовольствий и наслаждений (гедонизм), счастья и несчастья (эвдемонизм), непротиворечие/противоречие космическому закону, естественному ходу вещей (стоицизм), эмоциональные реакции не содержащие научного знания (эмотивизм), благо как недостижимое совершенство (теория Платона), различные религиозные теории и многие другие.

Вместе с тем, с древних времен существует проблема смешения понятий добра и зла с понятиями схожими по смысловой группе. Например, для категории «добра» схожими понятиями являлись: радость (теория эмотивизма), удовольствие (теория гедонизма), польза (утилитаризм). Напрашивается вывод, что добро и зло - это неабсолютные, неоднозначные, довольно общие понятия, отражающие явления, чью суть подвергают сомнению некоторые теории (эмотивизм)

С другой стороны, существуют теории возводящие в абсолют, при некоторых оговорках, понятия «добра» и «зла» ( религиозные теории, теория И.Канта). Заметна общая закономерность выявления дуалистической природы понятий «добра» и «зла», их разнонаправленности, и в то же время, неотделимости, связанности друг с другом.

Любую современную этическую теорию затрагивающую проблему осмысления феноменов «добра» и «зла» можно рассмотреть сквозь призму социальной работы.

Так, например, одной из теорий, которые мы можем рассмотреть, применительно к социальной работе является «Неофрейдизм». В соответствии с теорией неофрейдизма понятия «морали», «добра», «зла» являются лишь средством, которое обеспечивает относительно одинаковое, шаблонное реагирование отдельных личностей, средством поддержания стабильности социальной системы. Исходя, из этой теории мы можем заявить, что социальная работа служит лишь средством обеспечения стабильности общества, средством снятия социальной напряженности. И такие основополагающие критерии деятельности социального работника, как «добро» или «зло» являются лишь регуляторами стандартизированного поведения. И в данном контексте теория неофрейдизма сильно схожа с теорией прагматизма Дьюи: социальная работа лишь средство. В аспекте данной теории мы не можем заявить, что социальная работа является добром или злом, она лишь средство достижения определенных целей государства.

Однако, если рассматривать социальную работу через призму теории «благоговения перед жизнью», то социальная работа становится высшим проявлением добра, ведь она заботится о сохранении и процветании жизни человека, каким бы он ни был, поскольку социальная работа принимает своих клиентов такими, какие они есть, не взирая на их пол, национальность или вероисповедание.

Стоит также отметить, что при рассмотрении социальной работы через призму теории «благоговения перед жизнью», совсем не нужно отказываться от теории неофрейдизма. Парадоксально, но теория «благоговения перед жизнью» не отметает теорию неофрейдизма, а допускает её существование при рассмотрении явления социальной работы.

Рассматривая социальную работу через призму этических и философских воззрений необходимо также отметить религиозную, метафизическую теорию добра и зла. С точки зрения религиозных воззрений «социальная работа» является проявлением высшего добра - милосердия, сочувствия, дружественности, благожелательности. С этой точки зрения сама социальная работа является распространителем добра и добродетелей во всем мире.

Анализируя природу социальной работы в аспекте этических и философских теорий, можно воспользоваться теориями эвдемонизма и прагматизма. Центральными понятиями этих теорий является счастье (эвдемонизм) и успех (прагматизм). В соответствии с целью социальной работы, целью профессионального социального работника является достижение счастья или успеха своим клиентом в результате самой социальной работы.

По мнению экзистенциалистов, понимание таких категорий как «зло» или «добро» целиком зависит от личного замысла личности. Понимание категорий «добра» и «зла» для экзистенциалистов - это личный выбор каждого человека, его средство осознания и выбора собственной роли в обществе.

Теория этического релятивизма допускает существование разнообразных, одинаково ценных моральных суждений в том аспекте, что различие между добром и злом не заложено изначально в природе, а существует только во мнениях людей. Релятивистская этика заявляет, что моральные понятия и нормы имеют относительный и изменчивый характер.

Суть теории ненасилия состоит в ненасильственной практике преодоления конфликтов и различных противоречий. Согласно этой теории «добром» является отказ от насилия, решение конфликтов путем отказа ответа злом на зло. «Злом» же считается насилие в любом его виде, физическом или моральном.

Современные этические теории совершенно по-разному понимают и интерпретируют понятия «добра» и «зла». Однако во многих теориях прослеживаются такие общие параллели, как увеличение роли персонализации в понимании категорий «добра» и «зла», понимание относительности и крайней общности категорий «добра» и «зла», необходимость и дальше изучать проблему определения понятий «добра» и «зла». Вместе с тем, в каждой этической теории существует своя специфика, свой подход в понимании, интерпретации и использовании определений. понятий «добра» и «зла».

Таким образом, добро и зло являются этическими основаниями социальной работы. Анализируя природу социальной работы в аспекте этических и философских теорий, можно сказать, что при признании некоторыми теориями того факта, что социальная работа, лишь средство снижения социальной напряженности, средство снижения недовольства в обществе, многими теориями признается тот факт, что и для отдельно взятого индивида и для общества в целом, явление «социальной работы» имеет позитивную характеристику, считается добром, или, по крайней мере, несущим благо, ведь она теоретически способствует увеличению счастливых и успешных людей, или, по крайней мере, способствует решению проблем клиентов социальной работы и направляет их к пути достижения счастья и благополучия.

Глава III. Практическое мультифакторное социальное исследование «Современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и их роль как фундаментальных этических оснований в осуществляемой профессиональной деятельности»


.1 Теоретико-методологические основы исследования представлений специалистов о добре и зле в социальной работе


В целях выяснения современных представлений социальных работников о фундаментальных этических основаниях, на основе изученного теоретического материала было разработано и проведено практическое мультифакторное социальное исследование «Современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и их роль как фундаментальных этических оснований в осуществляемой профессиональной деятельности».

Объектом данного практического исследования являются этические основания социальной работы.

Предметом практического исследования являются современные представления социальных работников о добре и зле и их роль как фундаментальных этических оснований в профессиональной деятельности

Цель данного практического исследования: выявить современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и прояснить их роль как фундаментальных этических оснований в профессиональной деятельности.

Задачи практической части исследования:

1.выяснить актуальность исследования;

2.выявить понимание этических оснований социальной работы;

3.выявить отношение социальных работников с точки зрения этики к социальной работе, государственной социальной политике;

4.выявить представления социальных работников о своей роли в социальной политике, функционировании социальной работы с точки зрения этики;

5.выяснить ценностно-ориентационные факторы мировоззрения социальных работников.

Гипотеза исследования: в мировоззрении студентов, преподавателей, практических социальных работников категории «добро» и «зло» занимают существенное место, однако эти феномены не имеют четкой интерпретации.

На основании гипотезы можно сделать следующие предположения:

.В сознании практических социальных работников сформировано «обыденно-эмпирическое» понимание этических оснований социальной работы;

.Возрастает актуальность проблем, касающихся этических оснований социальной работы, в профессиональной деятельности;

.Гуманистические ценности занимают высшие места в иерархии ценностей практических социальных работников;

.Преобладает понимание социальной работы, как проявления гуманистических ценностей, социальной политики государства, добра;

.С точки зрения социальных работников преобладающее значение имеет общественное благо над личным благом;

.Реализована ценностно-ориентирующая, мировоззренческая, идеологическая, мотивационная функция гуманистических представлений об этических основаниях социальной работы в сознании социальных работников.

В качестве формата исследования было выбрано «анкетирование» и «интервьюирование». Данный выбор обосновывается спецификой самого исследования. Размер выборки составляет 102 человека. В качестве анкетируемых, интервьюируемых были выбраны студенты Российского Государственного Социального Университета, обучающиеся по специальности «социальная работа»; преподаватели кафедры теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и ювенологии Российского Государственного Социального Университета; сотрудники структурного подразделения Российского Государственного Социального Университета «Волонтерский центр «Паралимпийский», а также работающие в сфере социальной работы специалисты, в том числе, проходящие заочное обучение на 1 курсе по специальности «социальная работа» в Российском Государственном Социальном Университете.

В рамках осуществления данного исследования была разработана анкета (см. приложение 1), которая использовалась для осуществления анкетирования и интервьюирования респондентов.

Структура анкеты составляет:

.Выяснение представлений об этических основаниях социальной работы (Вопросы № 1,2,3,5,6,14,16)

.Выявление актуальности исследования (Вопрос №4)

.Обучающий компонент (Вопросы № 1,5,6)

.Выявление отношения социальных работников, с точки зрения этики, к социальной работе, государственной социальной политике (Вопросы № 7,8,9,10 13)

.Выявление представлений социальных работников о своей роли в социальной политике, функционировании социальной работы с точки зрения этики (Вопросы № 10, 11)

.Выяснение ценностно-ориентационных факторов мировоззрения социальных работников (Вопросы № 6,12,14,15,16)

.А также статистический блок информации о респонденте: Пол, возраст, образование, место работы.

Вследствие специфического характера исследования в процессе создания анкеты применялись открытые вопросы, что обусловило сложность при обработке результатов теста. Данное обстоятельство послужило основаниям для выбора следующих методов обработки результатов исследования: анализ и синтез, классификация, аналогия, сравнение, измерение, описание, обобщение и т.д.

Теоретическая и практическая значимость данного исследования определяется возможностью использования его результатов в практической, научной и образовательной деятельности. Основные результаты исследования могут войти составной частью в изучаемые в вузах курсы, посвященные проблемам профессиональной этики.


3.2Анализ полученных результатов исследования


В результате проведенного исследования были получены следующие результаты:

Общее количество респондентов составило 102 человека (см. приложение 2). Что составляет минимально функционально-репрезентативную выборку. Из них:

Профессорско-преподавательский состав кафедры теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и ювенологии Российского Государственного Социального Университета - 10 человек

Сотрудники структурного подразделения Российского Государственного Социального Университета «Волонтерский центр «Паралимпийский» - 2 человека

Студенты Российского Государственного Социального Университета, специальности «социальная работа» - 30 человек

Работающие в сфере социальной работы специалисты, в том числе проходящие заочное обучение на 1 курсе по специальности «социальная работа» в Российском Государственном Социальном Университете - 50 человек

Контрольная группа респондентов в составе 10 человек

. Распределение по образованию (см. приложение 3):

41% респондентов имеет законченное высшее образование

59% респондентов имеет незаконченное высшее образование

Т.е. подавляющее большинство респондентов имеет высокий образовательный уровень.

. Распределение по гендерному признаку (см. приложение 4):

10% мужчин

37% женщин

53% не указали гендерную принадлежность

Вследствие этого можно сказать о преобладании женщин-респондентов, что соответствует общим тенденциям количественного большого соотношения женщин в гуманитарных областях знания и деятельности. Однако чуть более половины респондентов отказались указывать свою гендерную принадлежность.

. Средний возраст респондентов составил 28,9 лет (см. приложение 5)

Средний возраст профессорско-преподавательского состава кафедры теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и ювенологии Российского Государственного Социального Университета - 40,5 лет

Средний возраст сотрудников структурного подразделения Российского Государственного Социального Университета «Волонтерский центр «Паралимпийский» - 27 лет

Средний возраст студентов Российского Государственного Социального Университета, специальности «социальная работа» - 22,8 лет

Средний возраст работающих в сфере социальной работы специалистов, в том числе проходящих заочное обучение на 1 курсе по специальности «социальная работа» в Российском Государственном Социальном Университете - 32,6 лет

Средний возраст респондентов контрольной группы - 21,6 лет

. Были выяснены представления респондентов об этических основаниях социальной работы:

Благо (см. пр.№6):

% респондентов считают, что «Благо» - это то, что хорошо

% респондентов считают, что «Благо» - это добро

% респондентов считают, что «Благо» - это то, что полезно

% респондентов считают, что «Благо» - это помощь

% респондентов считают, что «Благо» - это объекты, представляющие ценность

% респондентов затруднялись дать ответ на вопрос анкеты

Таким образом, чуть менее половины (46%) респондентов считают, что «благо» - это хорошо, 26% респондентов определяют «благо» как добро, а 16% и 6% респондентов отождествляют «благо» с полезностью и помощью соответственно. Можно констатировать, что понятие «благо» трактуется расплывчато в связи со сложностью его точного и объективного определения, т.е. подтверждается существование существенной проблемы смешения понятий «блага», «добра», «полезности», «хорошо», а также существенный субъективизм в ограниченном познании респондентов, о котором говорилось выше в параграфе 1.1 первой главы.

Стоит отметить также преобладание научного подхода (комплексный, научный характер описания феномена, включающий в себя несколько точек зрения с соблюдением принципа историзма, принципа детерминированности, принципа соответствия, принципа дополнительности) по отношению к осмыслению и интерпретации основных этических дефиниций социальной работы среди профессорско-преподавательского состава кафедры теории и методологии социальной работы факультета социальной работы, педагогики и ювенологии Российского Государственного Социального Университета.

«Долг» - это…(см. приложение 7)

% респондентов считают, что «долг» - это обязанность

% респондентов считают, что «долг» - это ответственность

% респондентов считают, что «долг» - это нравственная ценность

% респондентов считают, что «долг» - это денежная задолженность

% респондентов считают, что «долг» - это добро

В связи с этим можно признать, что понятие долга среди опрошенных, отождествляется с некой обязанностью (52% - чуть более половины) и ответственностью (27% - чуть более четверти). И хотя, в первом случае можно предположить некую непозитивную этическую окраску, чуть более четверти опрошенных налагают на понятие долга этический оттенок ответственности, что, как можно предположить, говорит о высоких морально-нравственных качествах. Это предположение также подтверждает мнение 10% респондентов о том, что «долг» - это некая нравственная ценность, а также мнение 4% респондентов о том, что «долг» - это добро. Однако вызывает недоумение результаты ответов меньшинства респондентов. А именно тех, кто считает, что «долг» - это денежная задолженность (7%). Данное мнение свидетельствует либо о том, что респонденты толковали это понятие с обыденной точки зрения, что не предполагалось в инструкции к анкете, либо недостаточно компетентны в данном морально-нравственном понятии.

Несправедливость - это… (см.пр. 8)

24% считают, что «несправедливость» - это нарушение социальных норм

20% считают, что «несправедливость» - это плохой поступок

10% считают, что «несправедливость» - это несоответствие наших ожиданий действительности

8% считают, что «несправедливость» - это субъективная оценка

7% считают, что «несправедливость» - это зло

6% считают, что «несправедливость» - это социальное неравенство

2% считают, что «несправедливость» - это повседневность

23% опрошенных затруднились с ответом

В связи с этим можно сделать следующие выводы: Трактовка понятия «несправедливости» довольно широка и неоднозначна; Существуют две точки зрения на определение данной дефиниции. Первая основывается на ценностях общества, вторая на ценностях личности. Таким образом, с позиций субъективизма «несправедливость» понимают 47% (20%, 10%, 8%, 7%, 2%), а с точки зрения общественных ценностей 30% (24%, 6%), ещё 23% затруднились с ответом. Всё это ещё раз подчеркивает всю сложность дифференциации этических оснований социальной работы.

Добро - это… (см.приложение 9)

33% считают, что «добро» - это осуществление блага

20% считают, что «добро» - это помощь, сострадание

15% считают, что «добро» - это что то положительное

9% считают, что «добро» - это противоположность зла

6% считают, что «добро» - это любовь

4% считают, что «добро» - это справедливость

1% считают, что «добро» - это оценочная категория

12% затруднились с ответом

В связи с этим можно сделать следующие выводы: Понятие «добра» понимается респондентами неоднозначно. Присутствует некое особенное понимание социальными работниками понятия «добра» через помощь, сострадание (20%), любовь (6%), справедливость (4%), что составляет в общей статистике примерно одну треть опрошенных и является существенным феноменом. Особенное понимание социальными работниками понятия «добра» выделяется на основании соответствия результатов анкетирования в контрольной группе (см.приложение 10) и сводной статистики результатов анкетирования. Также, подтверждается предположение о существенной путанице в понимании феномена «добра»: так 33% опрошенных отождествляют добро с благом, 20% с помощью, 15% с чем то положительным, 9% понимают «добро» как противоположность зла. И лишь 1% опрошенных занимает позицию стороннего наблюдателя в своих суждениях и считают, что «добро» - это оценочная категория.

Выявление актуальности исследования было осуществлено посредством вопроса «Часто ли вам приходится решать в своей профессиональной деятельности вопросы, связанные с профессиональной этикой?» в анкете (см.приложение 1)

По результатам исследования было выявлено:

80% ответили положительно на данный вопрос

20% ответили отрицательно на данный вопрос

Исходя из этого, можно сделать вывод о существенной актуальности, в деятельности социальных работников, вопросов, связанных с профессиональной этикой, а, следовательно, и вопросов определения фундаментальных этических оснований профессиональной социальной работы, что обуславливает актуальность данного исследования.

Следующий блок вопросов в анкете (см. приложение 1) был направлен на выявление отношений социальных работников, с точки зрения этики, к социальной работе и государственной социальной политике. Подробная статистика ответов представлена в приложении 11.

Первым вопросом в блоке выявления отношений социальных работников, с точки зрения этики, к социальной работе и государственной социальной политике был вопрос «Социальная работа вообще - это добро или зло?»

74% ответили, что социальная работа - это добро

15% ответили, что социальная работа - это зло

11% респондентов считают, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла

Как и предполагалось, большинство респондентов (74%) отметили, что социальная работа это добро. 11% считают, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла, что на наш взгляд, не совсем корректно т.к. исходя из того, что «добро» и «зло» являются нравственными детерминантами любой деятельности, и социальной работы, в особенности, выводить социальную работу из под фундаментально-нравственных ориентиров было бы не правильно. Существует также точка зрения, которая составляет 15% ответов респондентов, о том что, социальная работа - это зло. В этом аспекте интересно сопоставить результаты этих ответов с результатами следующего вопроса. А именно:

«Социальная работа в РФ - это…» (см. приложение 12)

55% респондентов ответили, что Социальная работа в РФ - это добро

38% респондентов ответили, что Социальная работа в РФ - это зло

7% респондентов ответили, что Социальная работа в РФ не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла

В данном случае интересна корреляция между результатами ответов на предыдущий вопрос и на этот. Количество респондентов считающих, что социальная работа в РФ составляет 55%, а считающих, что социальная работа вообще - это добро составляет 74%. Таким образом, мы можем наблюдать снижение на 19%, от общего числа ответивших, точки зрения о том, что социальная работа - это добро. Одновременно с этим мы можем констатировать увеличение точки зрения о том, что социальная работа - зло, более чем в 2 раза. С 15% до 38%. В этом случае мы можем предположить некое специфическое отношение социальных работников к социальной работе в РФ. Суть данного отношения была выяснена в анализе следующих вопросов. Вызывает вопросы также соотношение респондентов считающих, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла: соотношение сократилось с 11% до 7%.

Следующим вопросом в блоке выявления отношений социальных работников, с точки зрения этики, к социальной работе и государственной социальной политике был вопрос о понимании сущности платных услуг в социальной работе.(см.приложение 13)

55% респондентов считают, что платные услуги в социальной работе - это зло

.- 24% респондентов считают, что платные услуги в социальной работе - это добро

18% респондентов считают, что платные услуги в социальной работе - это вынужденная мера

3% респондентов считают, что за блага нужно платить

Заметен существенный феномен: платные услуги считаются чуть более половиной респондентов злом. И лишь 24% считают, что платные услуги в социальной работе - это добро. 18% респондентов занимают нейтральную позицию, заключающуюся в признании того факта, что платные услуги в социальной работе - это вынужденная мера. И лишь 3% респондентов занимают несколько радикальную позицию заключающуюся во мнении о том, что за блага нужно платить.

Следующая пара вопросов была связана с определением мнения респондентов о сущности добра и зла в профессиональной социальной работе (см.приложение 14). Данная пара вопросов также раскрывала мнения респондентов, почему же социальная работа является добром или злом.

«Добро в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в...»

56% в оказании помощи

38% в исполнении профессионального долга

6% в самом существовании социальной работы

«Зло в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в...»

29% в некомпетентности специалиста социальной работы

23% в иждивенческом отношении клиентов к социальной работе

13% в деятельности государства

35% респондентов затруднились с ответом.

В результате анализа ответов на данные вопросы можно заметить существенные тенденции:

)Существует, вполне очевидная, точка зрения о том, что «добро» в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в оказании помощи нуждающимся(56% ответов респондентов)

)Существует, уже озвученная во многих научных трудах по теории социальной работы, точка зрения об негативной роли иждивенческого отношения клиентов социальной работы к получаемой помощи(23% ответов респондентов).

)Выявлена непредполагаемая ранее тенденция мнений о том, что «добро» в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в исполнении профессионального долга(38% ответов респондентов), а зло в некомпетентности специалистов социальной работы (29% ответов респондентов). Важно выделить данную тенденцию, как неизученный ранее феномен научного знания.

)13% ответов респондентов считают, что зло в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в деятельности государства, что коррелирует с мнением считающих, что платные услуги - это зло (государство как субъект зла), и существенным повышением считающих, что социальная работа в РФ - зло (Российское государство как субъект зла).

)35% респондентов затруднились с ответом на вопрос о том, в чем проявляется зло в осуществлении профессиональной социальной работы, что соотносится с высоким морально-нравственным представлении о социальной работе в сознании респондентов-социальных работников

Несмотря на предполагаемое респондентами мнение о знании значения феноменов добра и зла в социальной политике и в социальной работе, в частности, мы можем констатировать существенное разнообразие мнений по поводу соотношения добра и зла в социальной политике, а также непонимании сути данного вопроса (см.приложение 15)

30% считают, что соотношение составляет 50% и 50%

10% считают, что соотношение составляет 90% добра и 10% зла

6% считают, что соотношение составляет 60% добра и 40%

5% считают, что социальная политика не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла

49% респондентов затруднились с ответом

Стоит отметить, что лишь 10% респондентов считают, что соотношение добра и зла в социальной политике государства составляет 90% и 10% соответственно, т.е. лишь 10% признают преобладание добра в социальной политике нашего государства. 30% считают, что соотношение составляет 50% и 50%, а 6% считают, что соотношение составляет 60% добра и 40% - данные результаты примерно соотносятся с результатами ответов респондентов на вопрос о том, чем является социальная работа в РФ добром или злом. В данном вопросе, при разработке анкеты, предполагалось смысловая близость понятий «социальная политика» и «социальная работа», на основании суждений о том, что «социальная работа» является практическим инструментом «социальной политики». Вызывает вопросы 5% ответов респондентов, которые считают, что социальная политика не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. В одном из предыдущих вопросов результаты составили 7% ответов респондентов, считающих социальная работа в РФ не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. А также - 11% ответов респондентов говорящих о том, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. Т.е. мы можем наблюдать тенденцию снижения точек зрения, о том, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. Что может говорить об обучающем аспекте заполнения данной анкеты, подтверждения актуальности данного исследования, осознании роли фундаментальных этических оснований в профессиональной социальной работе среди респондентов-социальных работников.

В качестве выявления представлений социальных работников о своей роли в социальной политике, функционировании социальной работы с точки зрения этики при разработке анкеты был внедрен вопрос «В чем заключена ответсвенность социального работника перед обществом?» Мнения респондентов снова разделились (см.приложение 16):

46% респондентов считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в профессиональном исполнении своих обязанностей

21% респондентов считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в исполнительности социального работника

7% респондентов считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в урегулировании вопросов добра и зла

7% респондентов считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в справедливости

19% респондентов затруднились дать ответ на вопрос об ответственности социального работника перед обществом

В анализе данного вопроса мы снова можем констатировать профессиональные ценности социальной работы, которые трактуются как наиболее значимые - профессионализм(46%), исполнительность(21%). В корреляции с ответом на вопрос о проявлении добра и зла в социальной работе, в котором была выявлена непредполагаемая ранее тенденция мнений о том, что «добро» в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в исполнении профессионального долга(38% ответов респондентов), а зло в некомпетентности специалистов социальной работы (29% ответов респондентов), мы можем сделать вывод о неком «профессиональном понимании» фундаментальных этических оснований социальной работы, в котором под добром понимается профессионализм, исполнительность, а под злом - некомпетентность. Актуальность исследования также подтверждают мнения 7% респондентов, которые считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в справедливости, и 7% респондентов которые считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в урегулировании вопросов добра и зла. Вызывает обеспокоенность тот факт, что 19% респондентов не смогли дать ответ на вопрос об ответственности социального работника перед обществом.

Цель следующего блока вопросов состояла в выяснении ценностно-ориентационных факторов мировоззрения социальных работников, что соответствует целям, задачам, гипотезе, предположениям данного исследования (см.приложение 17). Особая важность данного блока вопросов прояснилась в результате анализа предыдущей части анкеты, в которой было выявлено непредполагаемое ранее «профессиональное понимание» фундаментальных этических оснований социальной работы. Первая пара вопросов поднимала проблему диалектического единства роли добра и зла в человеческой жизни (см.приложение 18):

«Какова роль добра в человеческой жизни?»

13% респондентов считают, что роль добра заключена в идентификации людей

10% респондентов считают, что роль добра заключена в восприятии

8% респондентов считают, что добро выступает как регулятор общественных отношений

3% респондентов считают, что роль добра заключена в счастье и благополучии

1% респондентов считают, что роль добра заключена в спасении души

1% респондентов считают, что роль добра заключена в фильтрации людей

64% затруднились с ответом на данный вопрос

«Какова роль зла в человеческой жизни?»

17% респондентов считают, что роль зла заключена в идентификации людей

10% респондентов считают, что роль зла заключена в восприятии

4% респондентов считают, что зло выступает как регулятор общественных отношений

1% респондентов считают, что роль зла заключена в фильтрации людей

68% затруднились с ответом на данный вопрос

Особую обеспокоенность при анализе данной пары вопросов вызывает существенное количество респондентов, которые не смогли дать ответ на данные вопросы (64% и 68%). Мнения тех респондентов, кто дал ответ разделились. Роль добра в человеческой жизни, по мнению опрошенных, заключена в идентификации людей -13% (Видимо здесь подразумевается роль добра как морально-нравственного ориентира при оценке деятельности людей), в восприятии - 10% (Роль аналогична роли идентификации), в счастье и благополучии - 3% и в спасении души - 1%, всего 8% респондентов занимают нейтральную позицию, которая заключается в понимании роли добра как регулятора общественных отношений, и 1% респондентов считают, что роль добра заключена в фильтрации людей (Видимо роль добра аналогична роли идентификации и восприятии). Также заметно понимание роли добра и зла в человеческой жизни среди респондентов через диалектическое единство, что соответствует схожим результатам ответов на два данных вопроса:

Роль добра/зла (соответственно):

)В идентификации 13% /17%

)В восприятии 10% /10%

)В фильтрации 1% /1%

)Как регулятор общественных отношений 8% /4%

Анализ следующей пары вопросов носит аксеологический характер и ставит перед собой цель выявления представлений социальных работников об основополагающих ценностях в современном обществе и в профессиональной социальной работе (см.приложение 19).

«Какие ценности лежат в основе функционирования современного общества?»

25% Материальные

17% Добро, гуманизм, свободы человека

13% Никаких

5% Личность человека

3% Любовь

3% Социальная справедливость

2% Добро

1% Равенство

1% Толерантность

30% не смогли ответить на данный вопрос

«Какие ценности являются высшими в профессиональной социальной работе?»

24% Гуманизм

9% Милосердие

9% Профессиональные качества

8% Доброта

5% Социальная справедливость

5% Толерантность

5% Ответственность

5% Уважение

3% Соблюдение профессионально-этического кодекса социального работника

2% Понимание

2% Честность

23% Затруднились дать ответ

Исходя из изложенных результатов ответов респондентов, можно сделать следующие выводы:

)По мнению большинства респондентов в основе функционирования современного общества лежат гуманистические ценности (Добро, гуманизм, свободы человека - 17%, 5% - личность человека, 3% - Любовь, 3% - социальная справедливость, 2% - Добро, 1% - Равенство, 1% - Толерантность), что в общей статистике составляет 32% опрошенных. На втором месте, по мнению респондентов, в основе функционирования современного общества стоят материальные ценности (25%), ещё 13% считают, что в основе функционирования современного общества не стоят никакие ценности. А 30% респондентов затруднились с ответом;

)В понимании опрошенных, гуманистические ценности являются наивысшими в профессиональной социальной работе, и лишь 23% затруднились с ответом на данный вопрос;

)9% считают, что наивысшей ценностью в социальной работе является профессиональные качества социального работника, что соответствует, выделенной ранее, тенденции по «профессиональному пониманию» фундаментальных этических оснований;

)В среднем, лишь одна четверть опрошенных затрудняется с ответом на вопрос о ценностях в обществе и в социальной работе, в частности, что может служить подтверждением, высокой степени актуальности данного исследования, и в то же время, быть стимулом для дальнейшего углубления изучения фундаментальных этических оснований респондентами.

Следующим вопросом был «Что является наименее значимым в социальной работе?» (см. приложение 20)

11% респондентов считают, что наименее значимым в социальной работе является социальный статус социального работника

2% респондентов считают, что наименее значимым в социальной работе является процесс получения прибыли

2% респондентов считают, что наименее значимым в социальной работе является не приносящие пользу мероприятия

4% респондентов считают, что наименее значимым в социальной работе является пенсия

20% респондентов считают, что наименее значимого в социальной работе нет

61% затруднились с ответом

Вызывает вопросы 20% мнение респондентов о том, что в социальной работе нет чего то наименее значимого, ведь даже чисто теоретически не существует идеальной системы, а значит, есть, что то такое, что является менее значимым, к более значимому. Лишь 19% смогли дать ответ, среди ответов социальный статус - 11%, и он действительно низок в обществе, получение прибыли 2% (и действительно, в соответствии с гуманистическими ценностями, социальная работа не должна ставить целью извлечение прибыли), не приносящие пользу мероприятия - 2% (и это мнение тоже понятно - ресурсы должны расходоваться эффективно), а вот мнение 4% респондентов считающих, что наименее значимым в социальной работе является пенсия, вызывает недоумение. 61% же респондентов затруднились с ответом, что, в который раз подтверждает необходимость более углубленного изучения на базе высшего профессионального образования ценностно-ориентационных факторов деятельности социальных работников и фундаментальных этических оснований социальной работы.

Заключительным вопросом в данном блоке анкеты и заключительным вопросом в данном исследовании являлся вопрос «Как должна трансформироваться социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и блага?» (см.приложение 21). Данный вопрос ставил своей целью выяснение, на основе ценностно-ориентационный факторов мировоззрения и понимании фундаментальных этических оснований социальных работников, представлений респондентов-социальных работников о направлении поступательного развития социальной работы с точки зрения добра и зла. Результаты выглядят неоднозначно:

7% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении постоянного повышения квалификации кадров на всех уровнях

5% респондентов считают, что не существует идеального решения для того чтобы социальная работа в наибольшей степени соответствовала критериям добра и зла

4% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении основных принципов социального обслуживания - адресности, доступности, справедливости

3% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении доведения социальной работы до каждого человека

3% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении точечной адресной помощи нуждающимся

2% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении повышения престижа профессии

2% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении развития вместе с обществом и ответа на возникающие вызовы

2% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении исключения из социальной работы платных услуг

2% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении повышении эффективности канала обратной связи между «государством» и социальными работниками

1% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении повышения терпимости к друг другу

1% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении корректировки процесса оптимизации социальной работы

1% респондентов считают, что социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и зла, должна трансформироваться в направлении инициации реформации «сверху»

67% затруднились с ответом

Таким образом, если большинство респондентов, сходятся во мнении об основополагающих ценностях социальной работы, то мнения по поводу трансформации социальной работы в аспекте наибольшего соответствия критериям добра и блага кардинально расходятся. Насчитывается 12 обобщенных точек зрения респондентов, некоторые из них противоречат друг другу, некоторые не представляют ценности в аспекте фундаментальных этических оснований социальной работы, некоторые относятся к повышению эффективности социального обслуживания. Но, тем не менее, данные результаты представляют несомненную практическую и исследовательскую ценность, как результат выявления направлений трансформации социальной работы, с целью наибольшего соответствия критериям добра и блага; как выявление социальных ожиданий социальных работников; также как результат выявления ценностно-ориентационных факторов деятельности социальных работников. В результате анализа данного вопроса было выявлено, что 67% респондентов затруднились с ответом на данный вопрос, что может подтверждать, озвученное раннее, мнение о необходимости углубленного изучения фундаментальных этических оснований социальной работы как необходимых морально-нравственных ориентиров профессионально осуществляемой деятельности, на основе высшего профессионального образования.

В заключение данной главы можно сделать следующие выводы:

Были выявлены современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и прояснена их роль как фундаментальных этических оснований в профессиональной деятельности:

)доказана актуальность исследования:

Можно сделать вывод о существенной актуальности, в деятельности социальных работников, вопросов, связанных с профессиональной этикой, а, следовательно, и вопросов определения фундаментальных этических оснований профессиональной социальной работы, что обуславливает актуальность данного исследования.

2)выяснено понимание этических оснований социальной работы:

Благо: Чуть менее половины (46%) респондентов считают, что «благо» - это хорошо, 26% респондентов определяют «благо» как добро, а 16% и 6% респондентов отождествляют «благо» с полезностью и помощью соответственно. Вследствие этого мы можем констатировать, что понятие «благо» трактуются расплывчато, в связи со сложностью его точного и объективного определения, т.е. подтверждается существование существенной проблемы смешения понятий «блага», «добра», «полезности», «хорошо», а также существенный субъективизм в ограниченном познании респондентов, о котором говорилось выше в параграфе 1.1 первой главы.

Долг: Понятие долга, среди опрошенных, отождествляется с некой обязанностью (52% - чуть более половины) и ответственностью (27% - чуть более четверти). И хотя в первом случае можно предположить некую непозитивную этическую окраску, чуть более четверти опрошенных возлагают на понятие долга этический оттенок ответственности, что, как можно предположить, говорит о высоких морально-нравственных качествах. Это предположение также подтверждает мнение 10% респондентов о том, что «долг» - это некая нравственная ценность, а также мнение 4% респондентов о том, что «долг» - это добро. Однако вызывает недоумение результаты ответов меньшинства респондентов. А именно тех, кто считает, что «долг» - это денежная задолженность (7%). Данное мнение свидетельствует либо о том, что респонденты толковали это понятие с житейско-бытовой точки зрения, что не предполагалось в инструкции к анкете, либо слабо разбирались в данном морально-нравственном понятии.

Несправедливость: Трактовка понятия «несправедливости» довольно широка и неоднозначна. Существуют две точки зрения на определение данной дефиниции. Первая основывается на ценностях общества, вторая на ценностях личности. Таким образом, с позиций субъективизма «несправедливость» понимают 47% (20%,10%,8%,7%,2%), а с точки зрения общественных ценностей 30% (24%,6%), ещё 23% затруднились с ответом. Всё это ещё раз подчеркивает всю сложность дифференциации этических оснований социальной работы.

Добро: Понятие «добра» понимается респондентами неоднозначно. Присутствует некое особенное понимание социальными работниками понятия «добра» через помощь, сострадание(20%), любовь(6%), справедливость(4%), что составляет в общей статистике примерно одну треть опрошенных и является существенным феноменом. Особенное понимание социальными работниками понятия «добра» выделяется на основании соответствия результатов анкетирования в контрольной группе (см.приложение 10) и сводной статистики результатов анкетирования. Также, подтверждается предположение о существенной путанице в понимании феномена «добра» - так 33% опрошенных отождествляют добро с благом, 20% с помощью, 15% с чем то положительным, 9% понимают «добро» как противоположность зла. И лишь 1% опрошенных занимает позицию стороннего наблюдателя в своих суждениях и считают, что «добро» - это оценочная категория.

3)выявлено отношение социальных работников с точки зрения этики к социальной работе, государственной социальной политике:

Как и предполагалось, большинство респондентов (74%) отметили, что социальная работа это добро. 11% считают, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла, что на наш взгляд, не совсем корректно т.к. исходя из того, что «добро» и «зло» являются нравственными детерминантами любой деятельности, и социальной работы, в особенности, выводить социальную работу из под фундаментально-нравственных ориентиров было бы не правильно. Существует также точка зрения, которая составляет 15% ответов респондентов, о том что, социальная работа - это зло. В этом аспекте интересно сопоставить результаты этих ответов с результатами следующего вопроса. А именно: Количество респондентов считающих, что социальная работа в РФ составляет 55%, а считающих, что социальная работа вообще - это добро составляет 74%. Таким образом, мы можем наблюдать снижение на 19%, от общего числа ответивших, точки зрения о том, что социальная работа - это добро. Одновременно с этим мы можем констатировать увеличение точки зрения о том, что социальная работа - зло, более чем в 2 раза. С 15% до 38%. В этом случае мы можем предположить некое специфическое отношение социальных работников к социальной работе в РФ. Суть данного отношения была выяснена в анализе следующих вопросов. Заметен существенный феномен в анализе ответов респондентов о платных услугах в социальной работе: Платные услуги считаются чуть более половиной респондентов злом. И лишь 24% считают, что платные услуги в социальной работе - это добро. 18% респондентов занимают нейтральную позицию, заключающуюся в признании того факта, что платные услуги в социальной работе - это вынужденная мера. И лишь 3% респондентов занимают несколько радикальную позицию заключающуюся во мнении о том, что за блага нужно платить. Следующая пара вопросов была связана с определением мнения респондентов о сущности добра и зла в профессиональной социальной работе. В результате анализа ответов на данные вопросы можно заметить существенные тенденции:

Существует, вполне очевидная, точка зрения о том, что «добро» в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в оказании помощи нуждающимся (56% ответов респондентов).

Существует, уже озвученная во многих научных трудах по теории социальной работы, точка зрения о негативной роли иждивенческого отношения клиентов социальной работы к получаемой помощи (23% ответов респондентов).

Выявлена непредполагаемая ранее тенденция мнений о том, что «добро» в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в исполнении профессионального долга (38% ответов респондентов), а зло в некомпетентности специалистов социальной работы (29% ответов респондентов). Важно выделить данную тенденцию, как неизученный ранее феномен научного знания.

13% ответов респондентов считают, что зло в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в деятельности государства, что коррелирует с мнением считающих, что платные услуги - это зло (государство как субъект зла), и существенным повышением считающих, что социальная работа в РФ - зло (Российское государство как субъект зла).

35% респондентов затруднились с ответом на вопрос о том, в чем проявляется зло в осуществлении профессиональной социальной работы, что соотносится с высоким морально-нравственным представлении о социальной работе в сознании респондентов-социальных работников

Несмотря на предполагаемое респондентами мнение о знании значения феноменов добра и зла в социальной политике и в социальной работе, в частности, мы можем констатировать существенное разнообразие мнений по поводу соотношения добра и зла в социальной политике, а также непонимании сути данного вопроса.

Стоит отметить, что лишь 10% респондентов считают, что соотношение добра и зла в социальной политике государства составляет 90% и 10% соответственно, т.е. лишь 10% признают преобладание добра в социальной политике нашего государства. 30% считают, что соотношение составляет 50% и 50%, а 6% считают, что соотношение составляет 60% добра и 40% - данные результаты примерно соотносятся с результатами ответов респондентов на вопрос о том, чем является социальная работа в РФ добром или злом. В данном вопросе, при разработке анкеты, предполагалось смысловая близость понятий «социальная политика» и «социальная работа», на основании суждений о том, что «социальная работа» является практическим инструментом «социальной политики». Вызывает вопросы 5% ответов респондентов, которые считают, что социальная политика не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. В одном из предыдущих вопросов результаты составили 7% ответов респондентов, считающих социальная работа в РФ не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. А также - 11% ответов респондентов говорящих о том, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. Т.е. мы можем наблюдать тенденцию снижения точек зрения, о том, что социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла. Что может говорить об обучающем аспекте заполнения данной анкеты, подтверждения актуальности данного исследования, осознании роли фундаментальных этических оснований в профессиональной социальной работе среди респондентов-социальных работников.

4)выявлено представления социальных работников о своей роли в социальной политике, функционировании социальной работы с точки зрения этики:

В качестве выявления представлений социальных работников о своей роли в социальной политике, функционировании социальной работы с точки зрения этики при разработке анкеты был внедрен вопрос «В чем заключена ответственность социального работника перед обществом?» В анализе данного вопроса мы снова можем констатировать профессиональные ценности социальной работы, которые трактуются как наиболее значимые - профессионализм(46%), исполнительность(21%). В корреляции с ответом на вопрос о проявлении добра и зла в социальной работе, в котором была выявлена непредполагаемая ранее тенденция мнений о том, что «добро» в осуществлении профессиональной социальной работы проявляется в исполнении профессионального долга (38% ответов респондентов), а зло в некомпетентности специалистов социальной работы (29% ответов респондентов), мы можем сделать вывод о неком «профессиональном понимании» фундаментальных этических оснований социальной работы, в котором под добром понимается профессионализм, исполнительность, а под злом - некомпетентность. Актуальность исследования также подтверждают мнения 7% респондентов, которые считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в справедливости, и 7% респондентов которые считают, что ответственность социального работника перед обществом заключена в урегулировании вопросов добра и зла. Вызывает обеспокоенность тот факт, что 19% респондентов не смогли дать ответ на вопрос об ответственности социального работника перед обществом.

5)выяснены ценностно-ориентационные факторы мировоззрения социальных работников:

Первая пара вопросов поднимала проблему диалектического единства роли добра и зла в человеческой жизни. Особую обеспокоенность при анализе данной пары вопросов вызывает существенное количество респондентов, которые не смогли дать ответ на данные вопросы (64% и 68%). Мнения тех респондентов, кто дал ответ разделились. Роль добра в человеческой жизни, по мнению опрошенных, заключена в идентификации людей - 13% (Видимо здесь подразумевается роль добра как морально-нравственного ориентира при оценке деятельности людей), в восприятии - 10% (Роль аналогична роли идентификации), в счастье и благополучии (3%) и в спасении души(1%), всего 8% респондентов занимают нейтральную позицию, которая заключается в понимании роли добра как регулятора общественных отношений, и 1% респондентов считают, что роль добра заключена в фильтрации людей (Видимо роль добра аналогична роли идентификации и восприятии). Заметно понимание роли добра и зла в человеческой жизни среди респондентов через диалектическое единство. Следующим пунктом выяснения ценностно-ориентационных факторов мировоззрения социальных работников был пункт об основополагающих ценностях в современном обществе и в профессиональной социальной работе: Исходя из результатов ответов респондентов, можно сделать следующие выводы:

По мнению большинства респондентов в основе функционирования современного общества лежат гуманистические ценности (Добро, гуманизм, свободы человека 17%, 5% личность человека, 3% Любовь, 3% социальная справедливость,2% Добро, 1% Равенство, 1% Толерантность) - что в общей статистике составляет 32% опрошенных. На втором месте, по мнению респондентов, в основе функционирования современного общества стоят материальные ценности - 25%, ещё 13% считают, что в основе функционирования современного общества не стоят никакие ценности. А 30% респондентов затруднились с ответом.

В понимании опрошенных, гуманистические ценности являются наивысшими в профессиональной социальной работе, и лишь 23% затруднились с ответом на данный вопрос

9% считают, что наивысшей ценностью в социальной работе является профессиональные качества социального работника, что соответствует, выделенной ранее, тенденции по «профессиональному пониманию» фундаментальных этических оснований

В среднем, лишь одна четверть опрошенных затрудняется с ответом на вопрос о ценностях в обществе и в социальной работе, в частности, что может служить подтверждением, высокой степени актуальности данного исследования, и в то же время, быть стимулом для дальнейшего углубления изучения фундаментальных этических оснований респондентами.

Наименее значимым в социальной работе, по мнению респондентов, оказался социальный статус. Больше половины респондентов не смогли выявить наименее значимое в социальной работе.

Заключительным вопросом в данном блоке анкеты и заключительным вопросом в данном исследовании являлся вопрос «Как должна трансформироваться социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и блага?» (см.приложение 21). Данный вопрос ставил своей целью выяснение, на основе ценностно-ориентационный факторов мировоззрения и понимании фундаментальных этических оснований социальных работников, представлений респондентов-социальных работников о направлении поступательного развития социальной работы с точки зрения добра и зла. Результаты выглядят неоднозначно: если большинство респондентов, сходятся во мнении об основополагающих ценностях социальной работы, то мнения по поводу трансформации социальной работы в аспекте наибольшего соответствия критериям добра и блага кардинально расходятся. Насчитывается 12 обобщенных точек зрения респондентов, некоторые из них противоречат друг другу, некоторые не представляют ценности в аспекте фундаментальных этических оснований социальной работы, некоторые относятся к повышению эффективности социального обслуживания. Но, тем не менее, данные результаты представляют несомненную практическую и исследовательскую ценность, как результат выявления направлений трансформации социальной работы, с целью наибольшего соответствия критериям добра и блага; как выявление социальных ожиданий социальных работников; также как результат выявления ценностно-ориентационных факторов деятельности социальных работников. В результате анализа данного вопроса было выявлено, что 67% респондентов затруднились с ответом на данный вопрос, что может подтверждать, озвученное раннее, мнение о необходимости углубленного изучения фундаментальных этических оснований социальной работы как необходимых морально-нравственных ориентиров профессионально осуществляемой деятельности, на основе высшего профессионального образования.

Таким образом, подтверждена гипотеза исследования: в мировоззрении студентов, преподавателей, практических социальных работников категории «добро» и «зло» занимают существенное место, однако эти феномены не имеют четкой интерпретации.

Подтверждены также следующие предположения:

)В сознании практических социальных работников сформировано «обыденно-эмпирическое» понимание этических оснований социальной работы, заключенное в представлении о том, что «добро» - это профессиональное, исполнительное осуществление своей деятельности как специалиста, а «зло» - некомпетентность социального работника;

)Возрастает актуальность проблем, касающихся этических оснований социальной работы, в профессиональной деятельности;

)Гуманистические ценности занимают высшие места в иерархии ценностей практических социальных работников;

)Преобладает понимание социальной работы, как проявления гуманистических ценностей, социальной политики государства, добра;

)С точки зрения социальных работников преобладающее значение имеет общественное благо над личным благом.

)Реализована ценностно-ориентирующая, мировоззренческая, идеологическая, мотивационная функция гуманистических представлений об этических основаниях социальной работы в сознании социальных работников.


Заключение


Социальная работа - это вид деятельности, в котором этический компонент играет существенную роль. От того, как выстроена система ценностей специалиста, какими этическими принципами он руководствуется, насколько глубоко понимает сущность и смысл своего долга и ответственности в немалой степени зависит благополучие клиента, стабильность общества. Эффективность и социальная значимость социальной работы в немалой степени зависят от того, какой смысл социальный работник вкладывает в понятия «добро» и «зло», что он считает добром и злом в социальной работе и, соответственно, как реализует эти представления в своей профессиональной практике.

При теоретическом изучении разработки понимания решения проблемы поиска дефиниций «добра» и «зла» были выявлены следующие закономерности:

)Определение «зла» как противоположности «добра». В науке признается, что данные понятия дуалистичны и противоположны. Но давая определение понятию, исходить из, только лишь, противоположности его другому понятию некорректно.

)Понятия «добра» и «зла» трактуются расплывчато, в связи со сложностью точного и объективного определения данных понятий.

Проблема определения понятий добра и зла волновала умы многих ученых на протяжении всего развития общества. Эти понятия являются центральными во многих этических системах, ведь именно через призму понимания этих категорий происходит оценка практически всех поступков человека на протяжении всей его жизни.

Пытаясь понять что такое «зло» и «добро», выявить их соотношение можно столкнуться с рядом затруднений:

) Смешение понятий добра и зла воли, с понятиями добра и зла обстоятельств

) Смешение понятий добра и зла с этическими нормами, то есть с социальными нормами поведения (этикетом, приличиями, традициями и т.п.)

) Взгляды на добро и зло как на определенный набор конкретных действий

) Невозможность точного соблюдения правил добра

) Неясность предназначения добра

) Неизбежный субъективизм и ограниченность возможностей познания в попытках понимания «абсолютов» - «добра» и «зла»

Анализ теорий «добра» и «зла» показал:

. «Добро» и «зло» - категории этики и понятия морального сознания, в предельно общей форме показывающие разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и поступках, моральных качествах и отношениях человека, социальных явлениях. С древнейших времен до современного этапа развития общества понимание «добра» и «зла» постоянно изучалось и изменялось. Возникали такие теории как: натуралистическая, исходящая из природы человека, его удовольствий и наслаждений (гедонизм), счастья и несчастья (эвдемонизм), непротиворечие/противоречие космическому закону, естественному ходу вещей (стоицизм), эмоциональные реакции не содержащие научного знания (эмотивизм), благо как недостижимое совершенство (теория Платона), различные религиозные теории.

. С древних времен существует проблема смешения понятий добра и зла с понятиями схожими по смысловой группе. Например, для категории «добра» схожими понятиями являлись: радость (теория эмотивизма), удовольствие (теория гедонизма).

. Добро и зло - это неабсолютные, неоднозначные, довольно общие понятия, отражающие явления, чью суть подвергают сомнению некоторые теории (эмотивизм)

. С другой стороны, существуют теории возводящие в абсолют, при некоторых оговорках, понятия «добра» и «зла» ( религиозные теории, теория И.Канта)

. Заметна общая закономерность выявления дуалистической природы понятий «добра» и «зла», их разнонаправленности, и в то же время, неотделимости, связанности друг с другом.

Социальная работа как профессия больше других находится в границах действия морали, нравственности. И в связи с этим особенно важно понимать фундаментальные основания социальной работы. Таким основанием является представление о «добре» и «зле» как ценностно-ориентационным, смыслообразующим фактором профессиональной деятельности. Исходя из представлений о высших ценностей общества и личности, социальная работа, как общественная подсистема осуществляет свою деятельность. Именно поэтому важно, чтобы каждый социальный работник, как часть этой системы, четко понимал в чем заключены фундаментальные этические основания социальной работы, ведь в своей работе профессиональному социальному работнику необходимо придерживаться четких нравственных ориентиров, такого понимания добра при котором он бы избегал в своих действиях проявления зла.

Добро и зло являются фундаментальными этическими основаниями социальной работы по ряду причин. Диалектическое взаимоотношение добра и зла является центральным вопросом этики. Только ответив на вопросы о сущности добра и зла, можно строить суждения о таких понятиях как мораль, нравственность, долг, справедливость. В данном контексте «добро» и «зло» являются задающими субъектами, феноменами, определяющими и направляющими бытие и сознание. Социальная работа, как профессиональная деятельность, в которой вопросы нравственности, морали, добра, зла, справедливости и несправедливости актуализируются каждый день, осуществляет свою деятельность в соответствии с фундаментальными этическими основаниями, в которых, задающими мировоззрения субъектами является диалектические отношения добра и зла.

«Добро» и «зло» - категории этики и понятия морального сознания, в предельно общей форме показывающие разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и поступках, моральных качествах и отношениях человека, социальных явлениях. Предельно общие категории, определяющие феномены добра и зла, и представляют собой ее основания.

Поскольку этика профессиональной социальной работы является одним из разделов философской этики, добро и зло являются также и ее основаниями. С древнейших времен до современного этапа развития общества понимание «добра» и «зла» постоянно изучалось и изменялось. Возникали такие теории как: натуралистическая, исходящая из природы человека, его удовольствий и наслаждений (гедонизм), счастья и несчастья (эвдемонизм), непротиворечие/противоречие космическому закону, естественному ходу вещей (стоицизм), эмоциональные реакции не содержащие научного знания (эмотивизм), благо как недостижимое совершенство (теория Платона), различные религиозные теории и многие другие.

Добро и зло являются этическими основаниями социальной работы. Анализируя природу социальной работы в аспекте этических и философских теорий, можно сказать, что при признании некоторыми теориями того факта, что социальная работа, лишь средство снижения социальной напряженности, средство снижения недовольства в обществе, многими теориями признается тот факт, что и для отдельно взятого индивида и для общества в целом, явление «социальной работы» имеет позитивную характеристику, считается добром, или, по крайней мере, несущим благо, ведь она теоретически способствует увеличению счастливых и успешных людей, или, по крайней мере, способствует решению проблем клиентов социальной работы и направляет их к пути достижения счастья и благополучия.

В ходе проведения практического мультифакторного социального исследования «Современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и их роль как фундаментальных этических оснований в осуществляемой профессиональной деятельности» выявлены современные представления социальных работников о «добре» и «зле» и прояснена их роль как фундаментальных этических оснований в профессиональной деятельности.

Исходя из результатов проведенного исследования, можно сделать следующие выводы:

По мнению большинства респондентов в основе функционирования современного общества лежат гуманистические ценности (добро, гуманизм, свободы человека, человеческая личность, любовь, социальная справедливость, добро, равенство, толерантность). На втором месте, по мнению респондентов, в основе функционирования современного общества стоят материальные ценности, но каждый восьмой считает, что в основе функционирования современного общества не стоят никакие ценности.

В понимании трех четвертей опрошенных гуманистические ценности являются наивысшими в профессиональной социальной работе.

Каждый десятый считает, что наивысшей ценностью в социальной работе является профессиональные качества социального работника, что соответствует, выделенной ранее, тенденции по «профессиональному пониманию» фундаментальных этических оснований

В среднем лишь одна четверть опрошенных затрудняется с ответом на вопрос о ценностях в обществе и в социальной работе, в частности, что может служить подтверждением, высокой степени актуальности данного исследования, и в то же время, быть стимулом для дальнейшего углубления изучения фундаментальных этических оснований респондентами.

Наименее значимым в социальной работе, по мнению респондентов, оказался социальный статус. Больше половины респондентов не смогли выявить наименее значимое в социальной работе.

Однако, к сожалению, на вопрос о возможных направлениях трансформации социальной работы для ее более полного соответствия критериям добра, однозначного ответа получить не удалось. Но, тем не менее, данные результаты представляют несомненную практическую и исследовательскую ценность, что доказывает необходимость углубленного изучения фундаментальных этических оснований социальной работы как необходимых морально-нравственных ориентиров профессионально осуществляемой деятельности, на основе высшего профессионального образования.

Таким образом, подтверждена гипотеза исследования: в мировоззрении студентов, преподавателей, практических социальных работников категории «добро» и «зло» занимают существенное место, однако эти феномены не имеют четкой интерпретации.

В ходе исследования также нашли подтверждение следующие положения:

1)В сознании практических социальных работников сформировано «обыденно-эмпирическое» понимание этических оснований социальной работы, заключенное в представлении о том, что «добро» - это профессиональное, исполнительное осуществление своей деятельности как специалиста, а «зло» - некомпетентность социального работника

2)Возрастает актуальность проблем, касающихся этических оснований социальной работы, в профессиональной деятельности.

)Гуманистические ценности занимают высшие места в иерархии ценностей практических социальных работников.

)Преобладает понимание социальной работы, как проявления гуманистических ценностей, социальной политики государства, добра.

5)С точки зрения социальных работников преобладающее значение имеет общественное благо над личным благом.

6)Реализована ценностно-ориентирующая, мировоззренческая, идеологическая, мотивационная функция гуманистических представлений об этических основаниях социальной работы в сознании социальных работников.

Особый интерес представляет выявление ранее не отраженного в научном знании феномена, заключающегося в специфическом для социальных работников понимании сути «добра» (как профессиональная, исполнительная осуществляемая деятельность социального работника) и «зла» (некомпетентность социального работника), а также озвученные выше современные представления социальных работников о фундаментальных этических основаниях социальной работы и влиянии этих представлений на профессионально осуществляемую деятельность.

Проведенное исследование позволило сформулировать рекомендации, направленные на повышение этической компетентности социального работника:

предпринять дальнейшее изучение представлений социальных работников о фундаментальных этических основаниях, в связи с потенциальной возможностью более полно выделить актуальный сегодня комплекс этических взглядов социальных работников;

в соответствии с тенденциями государственной и социальной политики Российского государства, развитием этического и профессионально-этического знания обновить профессионально-этический кодекс социального работника, с расстановкой приоритетов в профессиональном и исполнительном осуществлении своей деятельности специалистом социальной работы, что соответствует выявленным тенденциям понимания феноменов «добра» и «зла»;

усилить этическую подготовку социальных работников, для чего увеличить количество часов, отведенных на изучение этики профессиональной социальной работы и включить основы профессионально-этических знаний в программы курсов и факультетов повышения квалификации, подготовки и переподготовки социальных работников в качестве обязательной учебной дисциплины.

Список литературы


1.Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года / Организация Объединенных Наций. Официальные отчеты первой части третьей сессии Генеральной Ассамблеи. - СПб: Изд-во «Регион-Про», 2004.

2.Конституция Российской Федерации 1993 г. (в ред. от 05.02.2014 г.) М.: Изд-во «Феникс», 2014.

.Федеральный закон от 10.12. 1995 №195-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации"

4.ГОСТ Р 52883-2007 «Социальное обслуживание населения. Требования к персоналу учреждений социального обслуживания» от 27.12.2007 г. №561-ст

5.ГОСТ Р 52142-2003 «Социальное обслуживание населения. Качество социальных услуг. Общие положения» от 24.11.2003 г. №326-ст

6.Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства. - М.: Изд-во «Директ-Медиа», 2009. - 734 с.

7.Галкин. В. Теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идиоматических выражений. - Чебоксары: Изд-во «Лаборатория проблем цивилизации», 1997 -105 с.

8.Госс Ж. Ключевые представления гуманистического и христианского ненасилия //Этика ненасилия. М., 2011. - 195-196 с.

.Гусев Н.Н. Педагогические высказывания Л. Н. Толстого/ собр. Н. Н. Гусев; с предисл. А. П. Пинкевича. - М. : Изд-во «Работник просвещения», 1928. - 40 с.

10.Дынник ?. ?., Очерк истории философии классической Греции. - М.: Изд-во «Издательство Ленинградского университета», 2003. -53 с.

11.Золотухина-Аболина Е.В. Современная этика: учебное пособие. - Москва - Ростов-на-Дону: Изд-во «МарТ», 2003. - 127 c.,195-196 с.

12.Письма и фрагменты Эпикура, в сборнике: Материалисты древней Греции. - М.: Изд-во «Политиздат», 1955. - 587 c.

.Профессионально-этический кодекс социального работника России. М., 2003. - 20с

14.Фирсов М.В. Введение в специальность и основы профессиональной этики социального работника. - М.: Изд-во РГСУ «Союз», 1993.

.Фромм Э. Бегство от свободы. Пер. с англ. А. Лактионова. - М.: Изд-во «АСТ», 2009 - 38 с.

16.Швейцер <#"justify">ПРИЛОЖЕНИЕ


Приложение 1


АНКЕТА

Здравствуйте, Уважаемые коллеги! Вам предлагается принять участие в исследовании современных представлений социальных работников об этических основаниях социальной работы, в рамках которого просим Вас заполнить данную анкету. Вам будет предложено несколько вопросов. Вопросы открытые т.е. предполагающие развернутый полный ответ, представляющий ваше личное мнение.

Анкета полностью анонимна. Необходимо ответить на все вопросы. Заполнение анкеты займет у вас 5-10 минут.

Ваше мнение очень важно для нас.

1.Что есть благо?

2.Что есть долг?

3.Что есть несправедливость?

4.Часто ли вам приходится решать в своей профессиональной деятельности вопросы, связанные с профессиональной этикой?

5.Что такое добро?

6.В чем состоит роль добра, зла в человеческой жизни?

7.Социальная работа вообще - это добро или зло?

8.Современная российская социальная работа - это добро или зло?

9.Платные услуги - это проявление добра или зла?

10.В чем проявляются добро и зло в осуществлении профессиональной социальной работы?

11.В чем заключается ответственность социального работника перед обществом?

12.Какие ценности лежат в основе функционирования современного общества?

13.Каково. на Ваш взгляд, соотношение добра и зла в современной российской социальной политике?

14.Какие ценности являются высшими в профессиональной социальной работе?

15.Что, на ваш взгляд, является наименее значимым в социальной работе?

16.Как должна быть трансформирована социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответствовать критериям добра и блага?

Несколько слов о себе:

Ваш пол:

Возраст:

Образование (вид, профиль, специальность, науч. степень, звание, доп.курсы) :

Место работы:

Спасибо за участие в исследовании.


Приложение 2


Таблица №1

КафедраВЦСтудентыРаботающиеКонтрольная группа102305010Итого:102

Диаграмма №1

Приложение 3


Таблица№2

Распределение респондентов по образованию:Незаконченное высшее60Высшее42

Диаграмма№2

Приложение 4


Таблица №3

Итого:мужчиныженщиныне указано103753

Диаграмма№3


Приложение 5


Таблица №4

Средний возрастСредний возраст28,9169697Кафедра40,5Волонтерский центр27Студенты22,8Работающие32,6Контрольная группа21,6

Диаграмма№4


Приложение 6


Таблица №5

Сводная таблицаПредставления об этических основаниях социальной работыБлаго - добро24Благо - то, что хорошо43Благо - объекты, представляющие ценность1Затруднились с ответом5Благо - помощь6Благо - то, что полезно15Долг - обязанность47Долг - денежная задолженность6Долг- добро4Долг- нравственная ценность9Долг - ответсвенность24Несправедливость - социальное неравенство6Несправедливость - зло7Несправедливость - несоответсвие наших ожиданий действительности10Несправедливость - повседневность2Несправедливость - субъективная оценка8Несправедливость - нарушение социальных норм25Затруднились с ответом24Несправедливость - плохой поступок20Добро - помощь сострадание19Добро - осуществление блага32Добро - любовь6Добро - оценочная категория1Добро - справедливость4Добро - протиповоложность зла9Добро - что то положительное15Затруднились с ответом12

Диаграмма №5

Приложение 7


Диаграмма №6

Приложение 8


Диаграмма №7

Приложение 9


Диаграмма №8


Приложение 10


Диаграмма №9


Приложение 11


Таблица№6

СВОДНАЯ ТАБЛИЦАОтношения социальных работников с точки зрения этики к социальной работе, государственной социальной политикеСоциальная работа - добро72Социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла11Социальная работа - зло14Социальная работа не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла6Социальная работа в РФ - добро46Социальная работа в РФ - зло32Платные услуги - добро25Платные услуги - это вынужденная мера18За блага надо платить3Платные услуги - зло57Добро в осуществл. Соц. Работы проявляется в исп. Проф. Долга31Добро в осуществл. Соц. Работы проявляется в самом существовании соц. Работы5Добро в осуществл. Соц. Работы проявляется в оказании помощи45Зло в осуществл. Соц. Работы проявляется в иждивении клиентов30Затруднились с ответом47Зло в осуществл. Соц. Работы проявляется в некомпетентности специалиста38Зло в осуществл. Соц. Работы проявляется в деят. "государства"17Соотношение добра и зла в социальной политике в РФ:60% добро/40% зло650%добро/50%зло31Затруднились с ответом5090%добро/10%зло10Социальная политика в РФ не должна рассматриваться с точки зрения добра и зла5

Приложение 12


Диаграмма №10


Приложение 13


Диаграмма №11


Приложение 14


Диаграмма №12


Диаграмма №13


Приложение 15


Диаграмма №14


Приложение 16


Диаграмма №15


Приложение 17


Таблица№7

Сводная таблицаЦенностно-ориентационные факторы мировоззрения социальных работниковРоль добра в человеческой жизни?В восприятии10В фильтрации людей1В идентификации людей14Выступает как регулятор социальных отношений8Затрудняюсь ответить65Счастье и благополучие3Спасение души1Роль зла в человеческой жизни?В фильтрации людей1В восприятии10В идентификации людей17Выступает как регулятор социальных отношений4Затрудняюсь ответить70Какие ценности лежат в основе функционирования современного общества?Никаких15Материальные30Добро,Гуманизм, Свободы человека20Соц.справедливость4Толерантность1Равенство1Добро2Любовь4Затрудняюсь ответить36Личность как высшая ценность6Какие ценности являются высшими в профессиональной социальной работе?Соблюдение этического кодекса5Гуманизм35Соц.справедливость7Толерантность7Профессиональные качества13Уважение7Милосердие13Доброта12Ответственность8Понимание3Честность3Затрудняюсь ответить34Что является наименее значимым в социальной работе?Ничего20Затрудняюсь ответить62Социальный статус11Получение прибыли2Не приносящие пользу мероприятия2Пенсия4Как должна трансформироваться социальная работа, чтобы в наибольшей степени соответсвовать критериям добра и блага?Адресность, доступность, справедливость4Развиваться вместе с обществом и отвечать на возникающие вызовы2Необходимо скорректировать процесс "оптимизации" социальной работы1Необходима "точечная направленность"3Соц.работа должна быть доведена до каждого человека3Постоянное повышение кадров на всех уровнях8Иниатива реформации "сверху"1Необходимо поднять престиж профессии2Быть терпеливие к друг друг1Не существует идеального решения5Власть должна идти навстречу социальным работникам2Убрать платные услуги2Затрудняюсь ответить71

Приложение 18


Диаграмма №16


Диаграмма №17

Приложение 19


Диаграмма №18


Диаграмма №19

Приложение 20


Диаграмма №20


Приложение 21


Диаграмма №21


Теги: Этические основания социальной работы  Диплом  Социология
Просмотров: 43796
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Этические основания социальной работы
Назад