Политическая мораль и нравственные ценности


"Политическая мораль и нравственные ценности"

политика мораль нравственный отношение

Введение


Взаимоотношение политики и морали - одна из вечных проблем. На политиков возлагается выполнение государственных задач в интересах общества, как целого; они располагают в связи с этим особыми средствами принуждения и могут ими злоупотреблять, используя их к собственной выгоде и в ущерб многим людям. Следовательно, постоянно существует озабоченность тем, чтобы политика с ее целями и средствами вписывалась в рамки существующих представлений о добре и зле. Но такова лишь одна сторона взаимоотношения политики и морали. В свою очередь, и мораль может подходить к политике с ожиданием, которых та не может оправдать. Попытки политически добиваться реализации определенных моральных представлений или притязаний также могут приводить к опасному извращению политики. Мораль как совокупность норм, правил поведения и отношений людей друг к другу, закрепленных в обычаях и традициях, имеет первенство по отношению к политике. Она старше политики, более глубока по содержанию, более человечна. Мораль имеет первенство функциональное, ибо отсутствие надлежащего этического гуманистического обоснования, прочных нравственных предпосылок ведет к деформации политики и ее результатов. Устойчивый авторитет веками выработанной человеческой нравственности выше престижа любой политики. Но и для политики не могут быть безразличны существующие в обществе моральные ценности. Не случайно в стабильных высокоразвитых странах требование к политике и политикам предъявляются строгие нравственные требования.

Традиционная постановка проблемы - отношение политики и этики, политики и морали провоцирует на различные суждения в этой сфере.

Древний постулат, согласно которому мораль понимается как выбор достойных средств для достижения разумно поставленных целей, лежит в самом основании политики. И действительно, в политике, где центральное место занимает человек, нельзя игнорировать то, что можно обозначить понятием "человеческое измерение". Там, где речь идет о понимании и толковании человека, человеческих целей непременно присутствует ценностное начало. Уже по самому своему определению политика и изучающая ее политология пронизаны морально-этическим началом, поэтому политика не может не иметь морально-этического измерения.

Мораль всепроникающа, от нее не уходит ни отдельный человек, ни какой-либо коллектив людей, общественная группа и общество в целом. Мораль - неотвратимая как судьба, всеприсутствующая невидимка: она обнаруживается в политике, экономике, праве и т.п. Выявить реальное соотношение этих важных аспектов человеческой деятельности пытались и все еще пытаются как на Западе, так и на Востоке. По этому поводу немало споров, дискуссий и полемик.

Трудно представить более сложные и менее уловимые, ускользающие, столь же острые и спорные, чем взаимодействия политики и морали. Поэтому анализ отношений политики и морали давно привлекает внимание и порождает обильную литературу.

Таким образом, актуальность выбранной темы сомнений не вызывает.

Степень исследования. На взаимосвязь политики и морали решающее влияние оказывает характер общества, переживаемая эпоха, господствующая социокультурная среда. Одно дело политика и мораль в традиционном обществе, где главное - это инерция сознания и поведения. Совсем другая ситуация возникает с переходом в эпоху техногенных цивилизаций. Иными словами, и в морали, и в политике живут эпохи особенности культурного наследия и традиций, раскрываются биологические черты наций и рас. В традиционном обществе нет отдельных групп, все слиты коллективно. Осознание человека личностью, членом группы, противопоставления морали одного морали другого еще не происходит. Различие личного и общественного отсутствует, и все, что было вне традиционного общества, было вне закона.

Цель работы: Раскрыть специфику взаимоотношения политики и морали.

Задачи работы:

ØРассмотреть основы политики и морали

ØПроанализировать взаимодействие морали, нравственности и политики

ØПроследить роль государства в становлении морали

ØВыявить различные подходы

Методология исследования: Основой данного исследования послужили общеполитические, социологические и политологические методы, а также системный анализ, опирающийся на формально-этнический, историко-сравнительный, структурно-функциональный и другие методы научного познания.

Структура работы: Работа состоит из введения, двух глав, четырех параграфов, основного текста, заключения и приложения.

В первом параграфе описаны основные концепции и определения политики и морали.

Во втором параграфе представлено взаимоотношение морали и политики.

В третьем параграфе выявлена проблема моральности в политике.

В четвертом параграфе представлено взаимодействие морального и политического сознания.


1.1 Основные концепции политики и морали


В данной работе речь пойдёт о соотношении таких двух понятий как мораль и политика. Актуальным для исследования этих двух категорий является то, что они относятся к наиболее ранним регуляторам общественной жизни. Эта работа даёт обзор лишь тех концепций, которые имели наиболее широкий резонанс, наибольшее количество последователей. Мне кажется, что каждый человек имеет своё неповторимое мировоззрение, свой собственный взгляд на любой из вопросов, в том числе и политических. Этот взгляд имеет основания и обусловлен неповторимым личным опытом, воздействием социальной среды и воспитания, системы верований, уровнем нравственного и просто умственного развития, психофизиологическими особенностями индивида, особенностями социального положения и многими другими факторами. Хотелось бы подчеркнуть, что каждый человек имеет законные основания видеть мир таким, каким видит. Так же, как невозможно запретить испытывать те или иные чувства в ответ на жизненные ситуации, так невозможно заставить человека изменить своё этическое или политическое мировоззрение. Можно лишь предложить что-то лучше, совершеннее и ближе к истине. И любой вправе принять или отвергнуть, либо иметь свое особое мнение по поводу этого «лучшего».

«Диалог» между политикой и моралью ведется с давних исторических времён. В нём принимали участие и великие мыслители прошлого, и малоизвестные современникам философы, представители литературы и искусства, политики и религиозные деятели. «Спор» между этими самыми активными формами общественного сознания за пределами теоретического пространства, в реальной жизни, нередко решался в революционных сражениях, бессмысленных бунтах и смутах, гражданских, отечественных и мировых войнах. Он проявлялся в ненависти к «сильным мира сего», жертвенной любви к справедливости, презрении к собственному Отечеству и самоотверженном патриотизме. Продолжается этот спор и сегодня.

Если суммировать исторические и современные взгляды на отношение морали и политики, то их можно выразить в следующих основных концепциях:

. Концепция «параллельных миров». Образно говоря, мораль и политика находятся в параллельных мирах, орбиты которых никогда не пересекаются. Они принципиально независимы и непреодолимо отстранены друг от друга. Их нельзя приблизить друг к другу, как нельзя соединить огонь и воду. Эта теория в своём основании имеет правильную мысль о том, что рассматриваемые формы общественного сознания имеют специфические принципы возникновения и функционирования, не сводимые друг к другу. (Но и из верной мысли можно делать неадекватные выводы). Политика непосредственно выражает противоречивые, прежде всего, экономические интересы социальных общностей; она конфликтна, полемически заострена и если и достигает консенсуса, то опять же ради собственных интересов. Мораль - бескорыстна, как бескорыстно её высшее проявление - христианская любовь. Мораль устремлена ввысь, к общечеловеческим идеалам и выражает не приватные, корпоративные интересы, а человеческую истину жизни, истину, соответствующую природе и сущности человека.

Признание несовместимости морали и политики находит выражение в двух противоположных мировоззренческих парадигмах - политическом морализировании (оценке общественных явлений основанной не на объективных закономерностях и реальных фактах, а на абстрактных идеалах и несбыточных прожектах) и аморальном политиканстве (игнорировании нравственного смысла, справедливости, гуманности в политике, эгоистическое и жёсткое преследование собственных целей, с использованием обмана, лицемерия, демагогии и т. п.).

. Концепция «кентавра» - отождествление и слияние двух разнородных субстанций - нравственной и политической. Сращивание политики и морали и образование морально-политического монстра. Этот феномен получил отражение в туманных, неопределённых, невнятных терминах «морально-политическое состояние», «морально-политический фактор» и т. п.

История этой концепции имеет древние корни. Ещё Платон считал источником морали, идеалом нравственности и высшей её инстанцией на Земле - государство, только оно устанавливает справедливость между людьми, даёт им представление о добре и зле. Примечательно, что придание древнегреческим философом государству статуса морального Абсолюта, высшей нравственной силы и непререкаемого духовного авторитета послужили причиной создания, по существу, первой в истории модели тоталитарного государства, в котором всё, в том числе и личная жизнь граждан, подчинены государству, ради него Платон считает необходимым упразднить институты собственности и брака, поскольку последние, по его мнению, отделяют гражданина от государства. В Новое время Гегель также рассматривает государство как нравственную субстанцию, «всеобщую волю», «дух народа», «политическую добродетель», одну из высших ступеней развития Абсолютной идеи. Государство, по Гегелю, не средство, а цель в себе, высшая из всех целей, самоцель и конечная цель.

Поскольку между политикой и моралью ставится знак равенства, то политика становится морализирующей, а мораль - служанкой политики.

. Концепция «взаимодействия двух миров» - морали и политики. Взаимодействие морали и политики, как и взаимодействие любых систем, осуществляется в двух формах: взаимообусловленности и взаимопроникновении.

взаимообусловленность морального и политического сознания определяется тем, что они относятся к одному и тому же феномену - духовной жизни общества, в которой нет локально замкнутого пространства, свободного от проникновения понятий и идей, рождающихся в данном социуме. Если в обществе созрела идея реформ, то она проникнет и в экономику, и в политику, и в искусство, и в другие формы общественного сознания. Все более или менее важные события получают отражение в морали. Вектор их социальной направленности определяется через систему нравственных понятий добра и зла, справедливости или несправедливости, ответственности или безответственности, гуманного или бесчеловечности. Политические решения переводятся в другую систему координат, где определяется их человеческая цена.

В свою очередь политика создаёт в обществе определённый морально-психологический климат, который может способствовать укреплению идеалов справедливости и добра, социального оптимизма, уверенности в завтрашнем дня, или, напротив, разрушать человеческие ценности, надежды, сеять страх и терроризировать сознание людей криминалом, коррупцией и мафией.

взаимопроникновение политики и морали. В этой фазе встречи политики и морали происходят два основных процесса. Первый - проникновение политических идей в нравственное сознание и превращение их в моральные убеждения. В принципе социальное явление, в том числе и политическое, способно стать нравственным феноменом, но при одном условии, если оно морально ассимилируется, становится предметом свободного выбора, внутренней мотивации и убеждённости, делом совести, чести и долга человека. Ярким примером взаимопроникновения морали и политики является чувство патриотизма, где идея государства, его величия и безопасности выражается в глубоком социально-нравственном чувстве.

Другой процесс взаимопроникновения морали и политики связан с тем, что нравственные ценности, представления о справедливости, добре и зле, так или иначе, просачиваются в сферу политики, корректируя её программы, стратегию и тактику, соизмеряя их с гуманистическими критериями, с нравственными представлениями и чувствами людей. Это придаёт политике нравственный смысл, делает её близкой и понятной человеку.


1.2 Взаимодействие политики и морали


Мораль и политика относительно автономны по отношению друг к другу. Разделяющая их функциональная автономия делает их отношения несимметричными. Политика организует совместную жизнь людей и их деятельность, регулирует и контролирует жизнь общества. Мораль также является регулятором моральных отношений, осуществляет оценку политики, в то время как политика не может быть критерием оценки морали. Классовая, революционная мораль усложняет оценки политики, ибо понятие «хороший» - «плохой» имеют разный смысл в политике и морали ,так же как и понятия «благо», «добро» и «зло».

Возникновение политики и морали обусловлены различными причинами, формы отражения политической идеологии и морального сознания также различны. Если в политике оценка дается в категориях власти, революции, диктатуры класса и т. п., то нравственные воззрения находят свое выражение в категориях добра и зла, совести и чести, долга и справедливости и др. Понятия добра и зла, правил и норм поведения людей менялись от века к веку, от народа к народу. В классовом обществе они помимо общечеловеческого содержания выражали интересы определенных классов. Если политические взгляды какого-либо класса закрепляются обычно в программе и уставе его политической партии, а правовые взгляды господствующего класса - в праве, благодаря чему им придается обязательный характер, то нравственные воззрения, как правило, лишены такого рода закрепления. Политическая идеология вырабатывается отдельными идеологами класса, нормы же морали - всем обществом, в том числе представителями существующих классов. То, что делает политика, не делает мораль, поэтому их соединение оказывается столь сложным и нестойким. Мораль формируется под сильнейшим воздействием политики. Политическая элита обладает большими возможностями для насаждения угодной ей морали, используя для этого все рычаги власти, средств массовой информации, пропаганды, покупая ученых, литераторов, артистов. Это воздействие может создавать атмосферу нравственного воодушевления, использовать моральный фактор в политике, а может создавать моральный смог, подрывать нравственные устои нации, чтобы ослабить противодействия масс неугодных политике. Однако ведущие воздействие политике отнюдь не означает отрицание морали как особой формы общественного сознания. Недопустимо смешение политики и морали. Коренной вопрос о власти может быть решен только политической борьбой.

Решение политических проблем не всегда укладывается в нормы нравственности. Особенно часто нарушается заповедь о неприкосновенности жизни и собственности человека, его прав и свобод. Тем не менее, политика, как правило, не покушается на пересмотр норм нравственности. Для политики отнюдь не безразличны существующие в обществе моральные ценности, она хотела бы соответствовать нормам справедливости. Но все дело в том, как подчеркивал Ф. Энгельс что, то, что справедливо с точки зрения морали и даже права, может оказаться далеко несправедливым в социальном плане.

Политическое сознание представляет собой своеобразный, динамичный сплав чувств и представлений, в котором по-своему выражается круг интересов, связанных с деятельностью государства и других политических институтов. Политическое сознание выражает и защищает насущные, жизненно важные интересы, как отдельных социальных групп, так и общества в целом. Эти интересы - прежде всего, национальные, т.е. интересы той или иной страны, культурные и т. д.

Нередко политическое сознание изображается сознанием преимущественно классовым, даже партийным. Можно согласиться с тем, что устремления отдельных социальных групп в нем выражены достаточно ясно. Но различные классы, группы не могут сосуществовать, не учитывая, хотя бы в минимальной мере, чаяния других слоев населения. В противном случае наступает непрерывная гражданская война. Кроме того, у любого государства есть общие для всего населения интересы: охрана границ, отстаивание своих специфических устремлений на международной арене, сохранение культуры, традиций, а также элементарное человеческое сочувствие и сострадание, одобрение и т.д. Однако следует признать, что на ранних этапах развития государства (рабство, крепостничество) действительно доминировало политическое сознание господствующих сословий. В последние же столетия (особенно в ХХ веке) политическое сознание наполняется все в большей мере общечеловеческим содержанием.

Исторически менялся и характер взаимодействия морального и политического сознания. Пожалуй, вплоть до эпохи Просвещения наблюдался значительный разрыв между политикой и моралью. «Цель оправдывает средства», - этот девиз, откровенно сформулированный Н. Макиавелли, применялся задолго до ХVI века. Под практическую целесообразность, под интересы политики подгонялись не только нормы повседневной нравственности, но и решения церковных соборов. Однако рост морального самосознания, духовной культуры, потрясения, вызванные опустошительными войнами (особенно в ХХ веке) привели к возрастанию роли морального фактора, моральных ценностей в политическом сознании, в его повседневном функционировании. Во всяком случае, ныне политики весьма напряженно внимают общественному мнению. Ныне к образу жизни государственных мужей, их нравственным устоям (вплоть до самых интимных сторон жизни) обращено внимание и рядовых избирателей, и средств массовой информации.

Различие между моральным и политическим сознанием: Как отмечалось выше, политическое сознание обслуживает, прежде всего, горизонтальные устремления людей, а моральное - не только горизонтальные, но и вертикальные. Именно с позиций высших нравственных ценностей (а не только с позиции сиюминутной выгоды) должны оцениваться действия различных политических институтов. Именно моральное сознание задает ориентиры политическому сознанию. Центральные понятия морального сознания - это понятия добра и зла. Отправным же понятием политического сознания является понятие власти. Последняя нередко ассоциируется с силой, принуждением или угрозой принуждения, с ограничением свободы человека. Моральное же сознание насилие допускает лишь в виде исключения - для обуздания крайних случаев зла. А какое-либо ограничение свободы человека для морального сознания совершенно неприемлемо, ибо в этом случае не ставится и сама моральная оценка тех или иных поступков.

Словом, различий между моральным и политическим: сознанием немало. Но есть и точки соприкосновения, есть пространство для взаимодействия. Государство не есть какая-то абстракция. Оно реализуется в конкретных органах, в их деятельности. И, прежде всего сущность такого или иного государства воплощается в праве. Именно через право государство, политическое сознание (обращенного в отличие от морали преимущественно к большим группам населения) доходит до отдельного гражданина. Но, регулируя межличностные отношения, право вынуждено опираться на простые нормы нравственности, освященные веками. Неслучайно такие исходные нормы, как «не убий», «не укради» и др. входят и в мораль, и в право. Кроме того, имеется и «общее» понятие и у морального, и у правового сознания - понятие «справедливости», «равенства». Правда, понимание справедливости в морали и в праве имеет свои особенности. Для права справедливость - это следование законам, установленным государством. Для морали - справедливость - это объективная оценка действий отдельной личности через призму общечеловеческих, высших ценностей. Моральное сознание может признать несправедливыми и сами законы, Кроме того, для морального сознания принцип равенства значимости, достоинства каждой человеческой личности является, можно сказать, священным. Для правосознания (в прошлые века личность не только царя, короля, но и простого дворянина имела откровенные привилегии) принцип равенства стал считаться важным, существенным лишь в самые последние десятилетия (у разных стран по-разному).

Действуя в одном и том же обществе, моральное и политическое сознание неизбежно взаимодействуют, каждое, по-своему обеспечивая стабильность общества, отвечая на разнообразные духовные потребности человеческой личности.

Являясь сферой социального выбора групп, индивидов, организаций, политика ограниченно связана с моралью. Выбор проектов желаемого будущего, значимость тех или иных локальных целей, определение средств и методов их достижения основывается на моральных представлениях человека, группы о добре и зле, справедливости и несправедливости, долге, чести и достоинстве.

. Мораль и политика относятся к наиболее ранним социальным регуляторам общественной жизни. Сближает их то, что и та и другая относятся к сфере социального выбора, поэтому достаточно подвижны и изменчивы. Их содержание обусловлено влияниями множества факторов, начиная от исторических и социокультурных и кончая субъективными представлениями и случаями.

. Мораль и политика - это нормативные регуляторы жизнедеятельности индивидов. Упорядочение поведения людей осуществляется при помощи нравственных и политико-правовых норм (общих правил, эталонов, образцов поведения), которые являются общеобязательными для всех людей. Однако нравственные и политические нормы различаются способом формирования и средствами реализации.

Политика и мораль различаются способом формирования и средствами реализации.

. Сфера нравственных отношений - это в основном взаимосвязь между отдельными личностями, требованиями к индивиду со стороны общества в целом, отдельных групп, согласование личного интереса с общественным, утверждение социального в индивидуальном. Политические отношения не призваны выражать индивидуальность каждого, но конкретно выражают групповые интересы. Мораль же выражает духовные и личностные потребности общества. Нормы морали складываются на основе представления людей о добре и зле, совести, справедливости. Они становятся обязательными для всех по мере осознания и признания их большинством членов общества. Политические и правовые норма устанавливаются государством и обычно фиксируются в законах, после их опубликования им должны следовать все. Нормы морали не закрепляются в специальных актах, а существуют в сознание людей. В большинстве случаев они соблюдаются добровольно на основе понимания людьми справедливости их предписания, благодаря внутреннему убеждению и силе общественного мнения. Политико-правовым нормам люди следуют добровольно лишь в зрелом гражданском обществе, понимая их справедливость. Однако для их соблюдения государство вправе применять средства принуждения.

. Нравственные нормы выступают в виде обобщенных правил поведения, свойственных для всех ситуаций. Политические и правовые нормы определяют правила взаимоотношений государства и гражданского общества; партийные нормы - правила поведения членов организации и т.д.

Нет универсальной модели связи, разграничений и противоречий морали и политики. Все зависит от характера господствующей морали и политики. Одно дело, когда основой морали является конфуцианство, для которого характерно принятие мира таким, каким он есть, другое дело - христианская и исламская мораль, основой которых является принятие мира и одновременно его улучшение. Характерно, что на Западе обосновалась идея как подчинения любой власти, так и право народа на восстание. Устойчивой является идея о праве сопротивления неправому делу, произволу властителя. В республиках Греции и Рима действовал принцип, в соответствии с которым убийца узурпатора рассматривался добродетельным гражданином. В этом Ш. Монтескье видел проявление гражданства, право каждого защищать республику. Признание права на восстание против тирана было характерно для мыслителей 17-18 веков Англии и Франции.

Иная модель формируется И. Кантом. Для искателя вечного мира высшей ценностью была стабильность. Поэтому безнравственным виделся любой революционный характер захвата власти. Но подчиняться следовало любой власти, даже той, которая завоевана восстанием.

Свое влияние на политику оказывает и мораль буддизма. В ее основе лежит идея ненасилия. В 20 веке философия ненасилия проникает в российскую, западную, американскую культуры.

3. Мораль и политика различаются механизмом воздействия на общество. Мораль является разновидностью индивидуального регулирования, утверждения социального в индивидуальном с помощью наиболее общих правил поведения. На их основе обеспечивается взаимосвязь отдельных индивидов путем согласования личного интереса с общественным. Политика же обращена к общественным или групповым интересам, поэтому прямо не выражает индивидуальных потребностей. Однако высокий уровень мотивации политического участия граждан достигается благодаря эффективности политики как социального института в решении актуальных проблем, поскольку она опирается на институты власти. Следовательно, несмотря на известные различия, политика и мораль дополняют и взаимообеспечивают друг друга.

Правда, в реальной практике их взаимоотношения намного сложнее и противоречивее, чем в теории. Их сбалансированного взаимодействия можно добиться только в зрелом гражданском обществе, где соблюдение законов властью и индивидом является естественным следствием их культурного, цивилизованного и интеллектуального развития. Однако чаще всего в истории встречались две крайности. Первая, когда политика на основе глобальных и часто утопических целей полностью подчиняла себе нравственные нормы и ценности. При этом потребности конкретного человека приносились в жертву интересам общества, класса, партии. В таком случае политическая целесообразность подменяла простые требования честности, порядочности, совести. Известный русский философ С. Франк (1877-1950) отмечал, что «великая идея организации человеческого общежития, замены хаотической анархии сознательной планомерностью… без необходимых ограничений, вытекающих из других нравственных требований, без сознания трудностей, препятствующих ее осуществлению… дает начало своеобразной и односторонней системе мыслей, логически приводящей к деспотизму». Замена морали политикой открыла возможность для утверждения такой формы деспотизма, как тоталитаризм, который превратил человека в винтик большого механизма осуществления глобальной идеи. В СССР после Октябрьской революции 1917г. благородная идея создания справедливого общества обернулась установлением диктатуры компартии, оправдывавшей революционный террор и насилие необходимостью выполнения исторической миссии построения коммунизма. Попытка осчастливить все человечество вылилась в трагедию целых народов, государств, отдельной личности.

Вторая крайность выражается в слиянии политики и морали. Ориентируясь на вечные ценности, мораль снижает эффективность и результативность политических решений. Ведь всякий раз при принятии решений лидерам, элитам приходится соизмерять их с нравственными нормами общества. Выход из этого замкнутого круга двести лет назад предложил президент США Т. Джефферсон, который утверждал, что искусство управления состоит в искусстве быть честным.

Особенность связи и противоречия политики и морали определяется также типом социальных систем, образа жизни. Политика тоталитаристского типа тяготеет к превращению нравственных отношений в производные от политических целей и принципов. Политика в рамках правового государства имеет ограниченную сферу. Столкновения политики и морали минимальны.

В обществе со сложившимися нравами, стабильной системой властеотношений перманентных противоречий между моралью и политикой нет или их немного. Могут возникать конфликты. Но громкие скандалы, разоблачающие нравы правящей элиты, выглядят только как противоречия между деятельностью конкретного политика и нормами морали. В целом же нормальным состоянием сложившегося общества является терпимость политики и морали друг к другу. Устанавливается единая система регулирования - общая согласованная сфера политического и нравственного санкционирования, сфера сугубо нравственных и политических отношений, режим взаимоподдержки.

Государственная политика модернизирующегося общества, как правило, имеет дело не с одной моралью: люди различаются во взглядах на нравственные ценности. Но для цивилизованной государственной политики неприемлемо насильственное утверждение норм гуманизма. Так, акцент только на правах и свободах, плюрализме, видение в старых принципах организации только бюрократического централизма и тоталитаризма способствовали тому, что распался СССР. Русские и славяне оказались разделенными границами. Некоторые противоречия политики и морали исчезают или теряют остроту. Так, появилось право на альтернативную военную службу. Российская армия теперь не рассматривается как носительница интернационального долга, гарант мира во всем мире. А российское общество уже не выступает как объект глобальной агрессивности мирового империализма.

Основной источник противоречий политики и морали состоит в том, что один социокультурный тип политической воли сталкивается с другим типом нравственного императива. Поэтому в масштабах общества политические и нравственные отношения сами по себе внутренне противоречивы. Источник противоречий политики и морали заключается не только в их разном функциональном назначении, но и в том, что политическая жизнь складывается из столкновений разных идеологических течений, правительственного курса и оппозиции ему, традиций, инноваций.

Мораль и политика относительно автономны по отношению друг к другу. Разделяющая их функциональная автономия делает их отношения несимметричными. Политика организует совместную жизнь людей и их деятельность, регулирует и контролирует жизнь общества. Мораль также является регулятором моральных отношений, осуществляет оценку политики, в то время как политика не может быть критерием оценки морали. Мораль в отличие от политики не имеет вещественных воплощений в аппаратах власти, но она как бы присутствует во всех проявлениях политики. И, к сожалению, нравственный прогресс не всегда сопровождается соответствующим прогрессом в политике. В политике действуют жестокие законы и правила, борьба различных сил. Но и в этой борьбе есть граница переступать которую никому не позволено. Ведь в борьбе за власть действуют люди, несущие в себе приобретенные за тысячелетия законы и нравственные правила . Итак, возможны следующие варианты взаимодействий между политикой и моралью: 1. Этическое обоснование политики, провозглашение первенства морали перед политикой вплоть до полного подчинения моралью политики. 2. Обоснование автономности морали и политики до полного разрыва между ними. 3. Обоснование права политики в необходимых случаях действовать не согласуясь с нормами морали. 4. Оправдание аморализма политики, игнорирование ею морали. 5. Взаимодействие политики и морали в процессе их взаимного влияния друг на друга. Возникновение политики и морали обусловлены различными причинами, формы отражения политической идеологии и морального сознания также различны.

Политическая идеология вырабатывается отдельными идеологами класса, нормы же морали - всем обществом, в том числе представителями существующих классов. То, что делает политика, не делает мораль, поэтому их соединение оказывается столь сложным и нестойким. Тема соотношения нравственности и политики была чрезвычайно актуальна практически на протяжении всей человеческой истории, однако воистину актуальной и востребованной она стала в двадцатом и, особенно в наши дни, в начале двадцать первого века. Вопрос о соотношении морали и политики имеет глубокие корни. Практически все мыслители, рассматривавшие политический процесс, так или иначе, этого вопроса касались, делая, правда, совершенно различные выводы. Решение политических проблем не всегда укладывается в нормы нравственности. Особенно часто нарушается заповедь о неприкосновенности жизни и собственности человека, его прав и свобод. Тем не менее, политика, как правило, не покушается на пересмотр норм нравственности. Для политики отнюдь не безразличны существующие в обществе моральные ценности, она хотела бы соответствовать нормам справедливости. Но все дело в том, что то, что справедливо с точки зрения морали и даже права, может оказаться далеко несправедливым в социальном плане. Государство как форма организации человеческого общества подпадает под действие тех же нравственных норм, что и отдельный человек; что неудивительно, ибо любое общество, в том числе государство, как «расширенная личность». Однако у нравственного содержания государства есть и особенности: государство, есть «собирательно-организованная жалость», ибо основным смыслом существования государства является защита слабых и обиженных (защита мирных граждан от преступников и воинственных соседей, помощь людям во время различных бедствий и т.п.) . Существует также постоянная, непреходящая качественная основа нравственности в политике, т.е. то минимальное качество деятельности, снижение которого само по себе, а не только по её результатам безнравственно.

Необязательность, недобросовестность и просто некомпетентность и безграмотность, неадекватная квалификация, поэтому безусловно аморальны. Выделяют три типа политических режимов: демократический, авторитарный и тоталитарный. Авторитарный и тоталитарный режимы также объединяют в группу недемократических режимов. Основанием для выделения каждого из них служит степень свобод, которые допускаются властью. 1. Демократический режим характеризуется большой степенью политических свобод, плюрализмом в политической, идеологической и экономической сферах, а также высокой степенью обратной связи между гражданами и властью. Любой демократический режим имеет ряд обязательных признаков, без которых он не может считаться демократическим. Во-первых, демократия предполагает, что основным источником власти является народ. Этот признак называют также суверенитетом народа. В настоящее время полный суверенитет народа, который возможен только при прямой демократии и заключается в том, что народ выражает свою волю непосредственно, напрямую, не встречается. Кроме того, любой демократический режим предполагает равенство граждан в их правах. 2. Авторитарный режим, в отличие от демократического режима, характеризуется низкой степенью свободы в политической и идеологической сферах. Однако с демократическим режимом его объединяет высокая степень свободы в экономической сфере, а также во всех неполитических областях жизни общества. Примером авторитарного режима могут служить хунты (как гражданские, так и военные).

Для авторитарных режимов свойственны ограничения в сфере политической жизни. Как правило, это заключается в том, что политическая оппозиция при таких режимах существует, но находится, в неблагоприятных условиях, а иногда даже подвергается давлению со стороны власти. 3. Для тоталитарного режима свойственно отсутствие у граждан права совершать политический выбор, отсутствие политического, идеологического и экономического плюрализма и невозможность оказывать воздействие на власть (то есть слабость обратной связи между народом и властью) . В тоталитарном государстве власть осуществляет полный контроль за всеми сферами жизни, а не только в политической сфере. Такой контроль называют также «тотальным», и от этого слова было образовано название данного режима. Для тоталитарных государств характерно также высокое развитие массового террора и аппарата принуждения. Наконец, тоталитарные режимы изолируются от остального мира.


2.1 Моральность политики


Морально-этические ценности и нормы пронизывают практически все сферы жизни людей. Поскольку политика является одной из важнейших сфер человеческой деятельности, то ее невозможно отделить от этики и морали, тем более противопоставлять им. Мораль (от лат. moralis - нрав, нравственный) - одна из форм общественного сознания и его реализации на практике, утверждающая общественно необходимый тип поведения людей. В отличие от правовых норм, соблюдение которых поддерживается и контролируется государственными органами, нормы морали опираются на общественное мнение и воздействие, на убеждение, традиции и привычку.

Моральные ценности и нормы, имеющие касательство к политическому миру, к его институтам, отношениям, политическому мировоззрению и поведению членов того или иного сообщества, в совокупности составляют политическую этику.

Впервые в четко сформулированной форме проблему соотношения этики и политики поставил Н. Макиавелли. Он разработал особое политическое искусство создания твердой государственной власти любыми средствами, не считаясь с какими бы то ни было моральными принципами. Для пользы и в интересах государства правитель должен органически сочетать в себе хитрость и силу, т.е. быть одновременно лисой и львом. Он может не хранить верность своему слову, прибегать к лукавству и вероломству и т.д. одним словом, использовать все средства, которые способны укрепить государство. Для Макиавелли высшая ценность - это государство, перед которым ценность отдельной личности или любые другие ценности отступают на задний план или же полностью игнорируются. Изгнав этику из сферы политики, Макиавелли заменил ее ценностно-нейтральным подходом. Более того, эти аргументы были использованы для обоснования тезиса о том, что в политике цель оправдывает средства.

Мораль находит выражение в поступках человека по отношению к обществу, властным структурам, коллективу, семье и т.д. Ценности морали меняются с течением времени и различны у разных народов и слоев населения. Основными проблемами в морали являются вопросы о том, что такое "хороший обычай, поведение, деятельность", что "прилично, порядочно, достойно" и т.д. Мораль - это составная часть индивидуального мировоззрения, она во многом определяет для личности картину социально-политического мира.

Мораль удерживает человека от крайних форм поведения, способствует разрешению противоречий между индивидом и всей общностью. В древности первичные человеческие коллективы во многом регулировали взаимодействие людей с помощью обычаев, традиций, табу, а также таких институтов социального контроля, как семья и община. С возникновением сложных общностей и ослаблением традиционных форм социального контроля возросла роль политических институтов, которые стали осуществлять основные властно-регуляционные функции в развитии общества, а мораль - регулировать нравственные нормы поведения.

Очевидно, что для понимания проблемы соотношения политики и морали, политики и этики, необходима унификация понятийного и категориального аппарата. Большинство авторов формулируют в этом контексте понятия "политика" и "мораль", но есть и определенные разногласия. Так, П. Рикер в развитие связки "моральность - нравственность" предлагает рассматривать не диаду "политика - мораль", а триаду "политика - мораль - этика", разводя сферу должного и благого. Причем в ходе рассуждений различия между моралью и этикой полностью растворяются: политика признается "сферой осуществления стремления к благой жизни".И. И. Кравченко считает необходимым выразить названную проблему через сложную многоуровневую систему отношений: "политика - этика - политика - мораль". Автор различает этос и нравственность (моральность). Если первое фиксирует намерение, установку, ориентацию, определяющую содержание политики, ее цели и задачи, то второе - нравственный смысл, моральный модус политического действия или облик политического деятеля (руководителя или исполнителя политики, группы (класса, партии, ассоциаций)), института (учреждения, аппарата власти). Этическое и моральное содержание одной и той же политики, по мнению автора, не совпадают. Данная альтернатива представляет собой так называемую консеквенциальную этику, согласно которой моральные действия должны выбираться и оцениваться в зависимости от тех практических результатов, к которым они приводят, и ее противников, которые утверждают, что в морали важнее мотив, чем поступок; намерение, стремление, чем результат. Заслуживает интереса и предложенная И.И. Кравченко внутренняя детализация политической этики. Однако, наиболее широкими, обобщенными категориями, раскрывающими существо проблемы, являются категории "политика", "мораль". Они отражают своеобразие политики и морали как особых, отдельных сфер общественной жизни, как особых типов социальных отношений. В рамках такого подхода выявляются как общие, так и специфические черты политики и морали, своеобразие их регулятивных функций.

Второй категориальный ряд проблемы - это понятия "политическая этика" и "политическая мораль". Эти понятия отражают взаимосвязь и взаимодействие названных субстанций. Моральные ценности и нормы, имеющие отношение к политическому миру, к его институтам, отношениям, политическому мировоззрению и поведению членов того или иного общества, в совокупности составляют политическую этику. Под "политической этикой" понимается теория морали, видящая свою цель в обосновании модели достойного поведения в сфере политических отношений. "Политическая этика" выступает как теоретическая модель политической морали, как философская наука, объектом которой являются проявления морали в политической жизни.

Что же касается "политической морали", то она отражает своеобразный специфический тип регуляции политических отношений, направленный на их гуманизацию. Понятие "политическая мораль" фиксирует нормы поведения, общения и отношения, которые согласуют взаимодействия субъектов политической жизни, сглаживают противоречия альтернативных целеполаганий, политических партий, групп и общественных движений.

В истории политической мысли сформулированы несколько основных моделей связей между политикой и моралью, политикой и этикой. Проблема их соотношения занимала и занимает умы мыслителей на протяжении не одного тысячелетия. Она ставилась еще Конфуцием и легистами в Древнем Китае, Платоном, Аристотелем, Н. Макиавелли, Т. Гоббсом и многими другими учеными в европейской и мировой мыслительной традиции. В центре проблемы всегда стояли вопросы нравственного воздействия на власть, способности общества к одухотворению политической конкуренции.

Первая из этих моделей заключалась в том, что ее последователи практически растворяли политические подходы в морально-этических оценках. Они считали последние приоритетными для любой, в том числе и политической, общественной деятельности. Полагая, что для одного человека благом является то же, что для государства, Аристотель по существу отождествлял политику и мораль, так как они становятся одной "наукой". Следуя античной традиции, также поступали И. Бентам, Э. Фромм, Дж. Хаксли и многие другие. Наиболее четко смысл подобной позиции сформулировал еще в конце ХVIII века Э. Берк: "Принципами подлинной политики является расширенная мораль; ни сейчас, ни когда-либо в будущем я не допущу ничего другого".

Вторая исходила из того, что мораль и политика не имеют ничего общего, они существуют в разных, нигде не соприкасающихся плоскостях, если мораль вообще не дезавуируется как лицемерия или средство обмана, в качестве которых она только и может выступить в политике. Классическую формулировку такой позиции дают Фрасимах в книге первой платоновского "Государства": справедливость - то, что пригодно существующей власти, она - чистый вред для подневольного человека. Н. Макиавелли, Г. Моска, Р. Михельс, А. Бентли, Г. Кан стояли на позиции отрицания сколько-нибудь серьезного влияния морали на политику.

Третья модель заключается в том, что мораль и политика различны, но они могут быть соединены таким образом, что первая в образе права выступит "ограничительным условием последней". Схожие и даже политически более ясные суждения о морали как ограничительном условии политики можно найти у Ж. Бодена и Т. Гоббса. А. Швейцер, М. Ганди, А. Эпштейн и другие мыслители настаивали на необходимости облагораживания политики моралью при осуществлении государственной власти и т.д.

Четвертая модель исходит из того, что мораль согласуется с политикой только на уровне целей, тогда как на уровне средств они различны до противоположности. Эта тема соответствия/несоответствия природы целей и средств стала наиболее распространенной в рассуждения о связи морали с политикой. Классическая формулировка подобной позиции принадлежит Платону, который полагал, что идеальное государство как воплощенная справедливость нуждается для своего основания и воспроизводства во лжи. Это "лечебное средство" должно было предписываться несведущим людям правителями-философами, которые должны были заставить всех людей "поверить... благородному вымыслу". Историческая практика показала ошибочность представлений, согласно которым моральные средства ведут только к моральным целям и, наоборот, аморальные средства не могут дать ничего, кроме морально предосудительного результата. В действительности цели и средства всегда выступают в некоем единстве, выступающем в конкретном действии, и которое, если ему и нужно давать моральные оценки, должно быть рассматриваемо в качестве такового, а не в виде абстракций раздельно взятых целей и средств.

Пятая модель свидетельствовала о том, что связи морали и политики опосредовались феноменом, который можно было назвать политической моралью. Политическая мораль показывает то, в каком смысле и при каких условиях политика бывает моральной в соответствии с ее собственной природой как коллективно организованной, конфликтной, властной деятельностью плюральных субъектов, а также то, каким образом мораль как частное дело каждого человека входит в функционирование политики.М. Вебер в этой связи рассуждает в терминах "этики убеждения" как эманации частной морали и "этики ответственности", основывающейся на иной, политической морали. Этика ответственности основывается на осознании того, что достижение моральных целей во множестве случаев является ничем иным, как выбором между "большим" и "меньшим" злом. Она связана с необходимостью примирения этих целей с нравственно сомнительными или, по меньшей мере, опасными средствами и с вероятностью скверными последствиями. Данная форма политической этики символизирует потребность общества в руководителях с "чистыми руками" и "чистыми помыслами", но приспособленных для разгребания "нечистых дел" в обществе. По мнению М. Вебера реальные, а не нормативные или идеальные добродетели таких руководителей - это умеренность и осторожность в обращении с государственной властью, желание и способность действовать так, чтобы причиняемое ими зло не было большим, чем исправляемое. Высшая мораль долга требует от этих руководителей жертвовать собственной моральной чистотой ради общего блага. Аморальность политика и политики оказываются, таким образом, той кульминацией морали, которая немыслима для частных лиц, что и отличает политическую мораль от "обычной".

Словом, пока существует политика и мораль, окончательно разрешить их противоречия, определив рациональные способы их взаимовлияния, представляется невозможным, ибо невозможно поставить политику по ту сторону добра или зла, как нельзя лишить мораль возможности воздействовать на политическое сознание и политическое поведение людей. Политика может быть моральной и неморальной, аморальной, но она не может быть безморальной. Речь по существу идет или может идти не о моральности или неморальности политики, а о двух концепциях добродетели: как общезначимой модели и как ситуативной, относительной и конкретной. И здесь возникает весьма болезненная проблема относительности политической морали, ее двойственной природы, обращенной к высшим общечеловеческим критериям и к тем ситуациям, с которыми политике и политикам приходится иметь дело. К тому же человек политический почти никогда не выступает в качестве только морального индивида, так как в последнем случае он становился бы святым без каких-либо материальных или общественно значимых интересов, то есть оказывался бы вне политики.

Мораль может так или иначе характеризовать политическое действие, влиять на его реализацию. Мораль ограничивает политику, свободу бесконтрольного политического действия, поэтому политика часто стремится освободиться от нее. Еще Н.И. Карамзин справедливо заметил, что "правила нравственности и добродетели святее всех иных и служат основанием истинной политики". Общее между политикой и моралью состоит в том, что они относятся к наиболее ранним регуляторам общественной жизни, к сфере социального выбора, в силу чего подвижны и изменчивы; являются регуляторами поведения людей. Многие императивы морали носят характер идеалов, с которыми следует сообразовывать свои действия; она оценивает субъективное, внутреннее переживание поступков. Политика же более "приземлена" и целенаправленна, т.е. ориентирована на достижение определенных целей, результатов. Важной особенностью политики является ее опора на силу, использование принудительных санкций за невыполнение требований, мораль же опирается главным образом на "санкции" совести.


2.2 Взаимодействие морального и политического сознания


Хотя и относительно, но мораль и политика по отношению друг к другу, автономны. Разделяющая их функциональная автономия делает их отношения несимметричными. Политика организует совместную жизнь людей и их деятельность, регулирует и контролирует жизнь общества, мораль имеет такие же функции и в то же время контролирует политику (как и другие организационные системы общества - правовую, культурную, идеологическую и пр.). Политика же лишена контроля морали. Иначе говоря, то, что делает политика, не делает мораль. Мораль (в отличие от этики) стоит вне политики и над нею, и потому их соединение оказывается столь сложным и нестойким, а сама проблема их отношений остается традиционной темой философских и политических исследований.

Поскольку политика не контролирует мораль, она лишь может влиять на специфическую мораль конкретных политических действий, политика (конкретная политика) в отличие от идеального морального сознания ситуативна, она сама образует ту или иную общественную, политическую, а следовательно, и этическую, и моральную ситуацию. Тем самым в моральные оценки вносятся ситуативные критерии, которые обычно смягчают нравственные характеристики, добавляют к ним различного рода извиняющие объяснения. Между тем мораль оценивается с точки зрения высших критериев, абсолютных норм. Моральная оценка политики с точки зрения относительных ситуационных критериев или даже критериев отдельных культур, обществ, эпох делает такие оценки несравнимыми ни с другими подобными оценками, ни с общими принципами, которые вообще в такой ситуации становятся невозможными - что и случается в эпохи безвременья. Оценки дополнительно усложняются тем, что понятия хороший-плохой имеют разный смысл в политике и морали, так же как понятия блага, добра и др.

Помимо того весьма неоднозначны и противоречивы деонтологические установки и нормы нравственного долга и представления о долге в политике. В сфере морали следование долгу означает соответствие политики определенным, в принципе - высшим критериям нравственности. Долг в политике - получение желаемых результатов. Возникает дилемма Макиавелли: выбор между достижением политических целей любыми, в том числе и ненравственными, средствами, т.е. осуществление политического долга или соблюдение долга нравственного ценой политических результатов. Другими словами, подразумевается, что эти результаты могут быть получены не нравственными методами, и сами эти результаты могут быть неморальными, а еще точнее - аморальными. Более того, политика не становится морально безупречной, если долг ограничивается только ее соответствием нравственным нормам, но исполнение его не дает политических результатов, т.е. не исполняется политический долг, так как для политики одновременно существуют два долга. При исполнении одного из них не получается политика, при исполнении другого - не остается места для морали. И если следование и тому, и другому долгу одновременно невозможно, то неизбежен выбор между ними, и политик, естественно, выбирает политику. И тогда исполнение его политического долга становится нравственным само по себе и этически обоснованным. Такой вывод и сделал, как известно, Макиавелли.

Чтобы лишить политика такого выбора или избавить от него, а значит, не подталкивать его к подобному выводу, требуется, как видно, выйти за рамки отношений морали и политики, иначе говоря, ввести в эти отношения неполитические и неморальные факторы, которые делают эти отношения менее противоречивыми. Но прежде чем попытаться это сделать, рассмотрим более детально, как складываются такие отношения. Их антиномичностью они не исчерпываются.

Прежде всего возникает вопрос, подсказанный относительной автономией морали и политики и возможностью выбора между ними: возможно ли свободное разделение политики и морали? Мораль, как мы уже говорили, ограничивает политику, свободу бесконтрольного политического действия, поэтому политика и стремится освободиться от морали. Получение результата служит убедительным аргументом подобной эмансипации. Общность регулятивно-контрольных функций тем не менее связывает мораль и политику, как и ряд других факторов, роль которых, правда, непостоянна, но в исторической перспективе постепенно повышается: действие данных чувств, таких как ответственность, долг, правдивость, вера, доверие, престиж (власти), благо человека и общества и др., составляющих культурную и общественную, а также эмоциональную основу политической нравственности, усиленной двумя группами факторов:

. сложившейся в обществе системы культурных норм, правил, традиций, настроений, комплекс эмоциональной жизни общества;

. актуальные потребности общества, которые обычно связаны с процессами обновления, введения инноваций (пусть даже нежелательных), нуждающихся в моральных обоснованиях и оценках.

Вся чувственная жизнь политики, связанная с ней дисциплина тела и сознания, система санкций и принуждения, принятия решений, политических отношений между людьми и общественными группами, человеком и обществом, властью и народом - все это сфера неизбежных, эмоциональных и весьма острых нравственных оценок. Наконец, устранение из политики моральных суждений - это определенная, хотя и негативная нравственная установка, иллюзорная по самой своей сути и ошибочная по существу ориентация на полную автономность политики. Подобно тому, как политика связана с идеологией, правом, экономикой, культурой, наукой, она не может избежать контактов и с моралью. Нравственность - слабое место политики и власти, отсюда и попытки уклониться от морали и моральных оценок, чего не бывает в отношениях политики и других организационно-регулятивных систем: к связям с правом, идеологией или экономикой политика, напротив того, активно стремится. Однако политика может быть моральной и неморальной или аморальной, но она не может быть безморальной. Речь, по существу, идет (или может идти) не о моральности или неморальности политики (этот вопрос лишь конкретного анализа определенных ситуаций), а о двух концепциях добродетели: как общезначимой модели и ситуационной, относительной и конкретной. Таким образом возникает весьма болезненная проблема относительности политической моральности, точнее говоря, о ее двойной или двойственной относительности, обращенной к внешним общечеловеческим критериям (по крайней мере, общим для значительной эпохи, культуры или цивилизации) и к тем самым ситуациям, о которых все время здесь идет речь. Мораль и истина в этом смысле очень близки, и не случайно: истины морали открываются так же сложно, как любые иные истины. Относительность моральности конкретных политических ситуаций сродни и относительности ситуационной этики, о которой шла речь выше. Мораль и истина равно конкретные в политике (как и в других сферах), и так же, как может быть поставлен вопрос об истинности того или иного политического события или действия (т.е. об их эффективности, соответствии потребностям и решениям), может возникнуть и вопрос об их моральности относительно конкретных критериев. Возможен и вопрос о степени подобной моральности и о нравственности самой ее оценки. Иными словами, вольно или невольно политик ищет оправдание отступлениям от критериев подлинной моральности. Такое оправдание тем более важно для него, что моральный аргумент, подобно этическому, служит одним из важнейших легитимирующих доводов власти и политики, а ряд обстоятельств еще более осложняет отношения политики и морали. Например, групповая мораль и моральные отношения в группе (речь идет, естественно, о политических группах и отношениях) сложнее, чем моральность индивида. Поэтому морально безупречный индивид может вольно или невольно участвовать в неморальной политике группы: политического института, организации - партии, органа власти, армии и т.д. Отсюда и коллизии двойной морали - групповой и индивидуальной и столь частые кризисы - порой весьма тяжелые - индивидуального и коллективного сознания, особенно частые в периоды общественных кризисов. Возможно, впрочем, и обратное: нравственно порочный индивид способен коррумпировать морально безупречную группу или бросить тень на ее нравственную репутацию. К тому же мораль индивида не всегда конкурирует с политикой, поскольку не всякий индивид - политик или значащий что-то, участник политической жизни. Отношения же в группе и между группами - это уже политика, а значит, и мораль. Поэтому и возникают политические и моральные парадоксы массовой поддержки порочных лидеров и режимов, участия - тоже массового - в работе далеко не безупречных, а порой и просто преступных организаций.

Разделяется и мораль различных политических функций, как, например, моральная ответственность политики и власти. Так несомненно моральная власть может быть вынуждена проводить неморальную политику или, наоборот, нравственно порочная власть по воле истории берется за осуществление нравственной политики, - что, как правило, не ведет к ее торжеству. Этому мы бывали свидетелями не один раз в нашей новейшей истории.

Обычно уязвимое соотношение средств и целей политического процесса при их взаимном несоответствии порождают, вместе с политическими дисфункциями, и нравственные аномалии: безнравственность и неэтичность попыток достичь цели негодными средствами равно как и выбор недостижимых целей. Безнравственность таких несоответствий не только в невозможности результатов политики (неисполнении политического долга, который становится нравственным делом). Она может выразиться в напрасных жертвах, неоправданных ожиданиях, затратах времени и в ближайших и отдаленных негативных последствиях - неудаче или дискредитации политического проекта, например. Всякие иные несоответствия в парных политических и нравственных действиях и состояний сознания также, несомненно, безнравственны: расхождения слова и дела, запроса и отклика на него, надежды и обещания и т.д.

Нравственно уязвимы не только эти, но и вообще любые внутренние структурные несоответствия политического процесса: напряженные отношения власти и общества, между властями разных уровней и типов, внутри аппаратов и институтов и между ними и т.д. Ошибки, неправота одной или обеих сторон того или иного конфликта, особенно когда конфликт отягчен соображениями практики, уязвленного самолюбия, соображениями карьеры, чувством обиды, легко принимают характер нравственных коллизий. Не менее специфична нравственная модальность отношений политики с экономикой, областью права, культурными, идеологическими и другими организационными системами. Неверная, неадекватная целям общества и требованиям времени экономическая, экологическая, научная и иная прикладная политика неморальна или просто безнравственна. Ее моральная оценка не менее существенна, чем нравственная квалификация личного поведения политического лидера либо политической организации, ибо речь идет об ответственности и долге общественных и исторических масштабов, выходящих за рамки текущей политики и ее внутренних структур и достигающих континентального и общемирового уровня, а значит, и планетарной ответственности и ее абсолютных моральных норм. В эпоху глобальных проблем, быстрой, порой молниеносной универсализации политических, промышленных, экологических кризисов политическая нравственность уже давно стала общемировой проблемой. О ее смысле и значении нетрудно судить хотя бы по результатам безответственной научно-технической политики в области атомной энергетики, которая привела к Чернобыльской катастрофе, безграмотной экологической политики - уничтожению Аральского моря и разрушению природы на обширных пространствах евроазиатского континента.

Существует также постоянная непреходящая качественная основа нравственности в политике, т.е. то минимальное качество деятельности, снижение которого само по себе, а не только по ее результатам безнравственно. Необязательность, недобросовестность и просто некомпетентность и безграмотность, неадекватная квалификация поэтому безусловно аморальны. Нет причин особо подчеркивать безнравственность политической преступности, коррупции, тем более, что перечисления явно отклоняющегося от норм и принципов политических деяний и помыслов невозможно остановить, ибо политика всегда была, есть и будет сферой особенно значимой моральности и особенно опасной социальной безнравственности.

Мысль о нераздельности политики и морали и о том, что ее не опровергает макиавеллизм, нуждается, надо признать, в дополнительном объяснении, помимо уже приведенных доводов и общих принципиальных положений об отношениях больших социальных систем. Суть этого объяснения заключена в специфике самой морали: ее делении на позитивную и негативную формы (или на позитивную мораль и ее негативную антиформу). Негативная мораль структурно сложнее позитивной и может быть разделена на группу отрицательных качеств, противоположных положительным (бесчестие - честь, зло - добро, бессердечие - сердечность и т.п.) и группу специфических качеств, не имеющих определенных антонимов: лицемерие, коварство, вероломство, демагогия и пр. Различие между этими группами не слишком существенно, однако первая оставляет возможность выбора оценочных суждений, вторая - нет. Если бы какая-либо политика или какая бы то ни было власть решилась открыто признать свою приверженность к негативным моральным установкам или заявить о своей моральной нейтральности (что равносильно отказу от позитивной моральности), то доказывать связь политики и морали и какой выбор политикой сделан, более не потребовалось бы. Все было бы достаточно просто. Однако мораль - исключительно сильный легитимирующий аргумент политики и потому даже самые бесчеловечные, полностью погруженные в омут негативной моральности режимы вынуждены маскироваться и прибегать к самой изощренной и даже квазинаучной защите негативных норм, чему все мы стали свидетелями в XX веке. Политический цинизм и цинизм моральный в неравной борьбе или в борьбе с презираемым противником при этом отнюдь не исключен. Но особым исключением, или вернее сказать, правилом, санкционирующим негативную моральность, служат так называемые особые обстоятельства, в особенности обстоятельства вооруженной борьбы, когда пресловутые "военные хитрости" или, попросту говоря, коварство, блеф, мистификация, подлог, шантаж и пр. становятся, как говорили, делом чести, подвига и геройства. Принцип "на войне все средства хороши" может быть распространен и на невооруженную политику. В этом пункте и намечается подлинный смысл негативной морали: превращение позитивных моральных норм в санкцию негативных политических идей, решений, действий. Негативная моральность образуется, тем самым, из превращенных позитивных форм.

Если моральная модальность политики (позитивная - негативная) - вопрос произвольного или непроизвольного выбора, то такие отношения этих систем следует признать вполне иррациональными. Тем более иррациональными представляются попытки дать рациональную оценку этой иррациональности и скрытой в ней моральности.

В то же время подлинная моральность политики и власти+ идентифицируется хотя и субъективно, но сравнительно просто и точно. Если политика, власть, режим, какая-либо партия или лидер сталкивают человека с проблемами его совести, значит их моральность сомнительна. Если человек оказывается перед выбором: либо сделка с собственной совестью, либо проигрыш в какой-то жизненной ситуации, значит негативная моральность этих инстанций очевидна, возникают конфликтные моральные отношения между индивидом и политическими силами. Если моральные оценки и эти отношения становятся массовыми, то моральные оценки и соответствующие отношения становятся объективными.

Заключение


Политика и мораль находятся в очень сложной и запутанной связи. Трудно быть нравственным, находясь у власти, слишком острый это вид деятельности, очень много соблазнов одолевает руководящего политика. Но, тем не менее, теория о несовместимости политики и морали не является правильной. Мораль может возобладать в практике управления тогда, когда общественная и личная мораль встанут на твердую почву высоконравственных убеждений, а главным условием пребывания человека на руководящем государственном посту станет его личная высокая нравственность. «Властвующий над людьми должен быть нравственно совершенным» - мыслил Аристотель, и марксистское понимание морали и политики исходило из того, что наиболее передовая, дальновидная и перспективная политика соответствует требованиям моральности.

Тема необходимости того, чтобы политика была моральной и что в современной России мешает насыщению политики нравственным содержанием, является актуальной всегда. В этой связи можно сделать лишь одно замечание. За кулисами политики находятся экономические интересы «сильных мира сего», которых сегодня принято называть олигархами. Аморализм политики - это чёткий диагноз несоответствия этих интересов интересам нации, если под нацией понимать большинство россиян, а не людей, присвоивших несметные богатства, средства массовой информации (СМИ) и власть. Политика и мораль соединятся только тогда и в том месте, когда и где политические интересы становятся в действительности интересами нации, в которых поверх экономической выгода и целесообразности виден человек с его заботой о «хлебе насущном». Прискорбно слышать от некоторых современных политических деятелей о том, что политика в принципе несовместима с моралью. Здесь надо понимать так, что речь идёт не обо всей политике, а о политике этих деятелей.

Таким образом, взаимосвязь морали и политики очевидная реальность общественной жизни, содержащая в себе и глубокие антагонистические противоречия и столь же глубокую органическую связь, вплоть до взаимопроникновения, способного обогатить и мораль, и политику гуманистическими идеями и практикой их осуществления. Мораль и политика - два способа регуляции поведения, две формы обоснования его в общественном сознании. Действуя в одном и том же обществе, моральное и политическое сознание неизбежно взаимодействуют, каждое, по-своему обеспечивая стабильность общества, отвечая на разнообразные духовные потребности человеческой личности.

Мораль должна быть положена в основу современной политики: институт власти, имеющий определяющее значение для общественной жизни не может быть безнравственным. Гитлер освободил немецкий народ и свою армию от «химеры» морали; фашистское государство просуществовало немногим больше десяти лет.

Н.А. Бердяев говорил о том, что государство принудительно поддерживает минимум добра и справедливости, потому что без этого минимума наступает хаос и «распадение исторических тел», без этого минимума добра и справедливости «государство не может быть сильным и устойчивым».

Библиография


1.Аникевич А.Г. Политология: Учеб. пособие для студ. ЗФ / А.Г. Аникевич, Р.В. Бобков, Е. И Камышев и др. Под ред. А.Г. Аникевича. - Красноярск: ИПЦ КГТУ, 2003. - 125 с.

2.Гаджиев К.С. Политическая наука: Пособие / К.С. Гаджиев. - 2-е изд. - М.: Международные отношения, 1996. - 397 с.

.Дубко Е.Л. Политическая этика. Учебник для вузов / Е.Л. Дубко. - М.: Академический проект, 2005. - 719 с.

.Ирхин Ю.В. Политология: Учебник / Ю.В. Ирхин, В.Д. Зотов, Л.В. Зотова. - М.: Юристъ, 2002. - 511 с.

.Капустин Б.Г. Мораль в политике. Хрестоматия / Б.Г. Капустин. - М.: КДУ, изд-во МГУ, 2004. - 480 с.

.Капустин Б.Г. Моральный выбор в политике / Б.Г. Капустин. - М.: КДУ, изд-во МГУ, 2004. - 496 с.

.Костюк К.Н. Политическая мораль и политическая этика в России // Вопросы философии. - 2000. - №2.

.Кравченко И.И. Бытие политики / И.И. Кравченко. - М.: ИФ РАН, 2001. - 255 с.

.Кравченко И.И. Политика и мораль // Журнал "Полис". - 2002. - №3.

.Оболонский А.В. Мораль и право в политике и управлении / А.В. Оболонский. - М.: изд. Дом ГУ ВШЭ, 2006. - 262 с.

.Панарин А.А. Политология / А.А. Панарин; Моск. гос. ун-т им. М.В. 12.Ломоносова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2000. - 448 с.

. Г.А. Белов. Политология - М.: ЧеРо, 1998, 304с.

.К.С. Гаджиев. Политическая наука - М.: Международные отношения, 1996, 398с.

.Р.Т. Мухаев. Основы политологии М.: Новая школа, 1996.-192с.

16.Политология. Учебное пособие - СПб: Бизнес-Пресса, 1998, 420с.

17.Бердяев Н. А. О назначении человека. М.: Республика, 1993.

.Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма / Вебер М. Избр. произв. М.: Прогресс, 1990.

.Вебер М. Хозяйственная этика мировых религий / Вебер М. Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994.

.Жакунова Т. С. Политика и мораль. М., 1992.

.Кравченко И. И. Рациональное и иррациональное в политике / Вопросы философии. 1996. №3.

.Кузин Ф. А. Современный имидж делового человека, бизнесмена, политика. М., 2002.

.Ненасилие: философия, этика, политика. М.: Наука, 1993.

.Рубочкин В. А. Современная этика: Учебное пособие. / Под редакцией проф. Бражник Г.В. - М.: Московский университет потребительской кооперации, 2003.

.Соловьёв В. С. Оправдание добра / Соч.: В 2-х т. М., 1991. Том 1.


Теги: Политическая мораль и нравственные ценности  Курсовая работа (теория)  Этика, эстетика
Просмотров: 27845
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Политическая мораль и нравственные ценности
Назад