Криминологические проблемы предупреждения корыстно-насильственных преступлений

УДК      343.7 (574) +                                                         На правах рукописи                                                             

               343.85 (574)

 

 

 

 

 

 

 

Алауханов Есберген Оразович

 

 

КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

 

 

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

 

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алматы, 2004

 

 

Работа выполнена на кафедре уголовного права и уголовного процесса Восточно-Казахстанского государственного университета


Официальные оппоненты

доктор юридических наук, профессор Жунисов Бахтыбай Жолжаксынович,

доктор юридических наук, профессор Абдиров Нурлан Мажитович,

доктор юридических наук, профессор Чукмаитов Дулат Сламбекович

Ведущая организация

Карагандинский государственный университет имени Е.А. Букетова

Защита состоится 27 августа 2004 года в 12.00 часов в объединенном Диссертационном совете по присуждению ученой степени доктора юридических наук ОД14А.50.15 при Казахском национальном университете имени аль-Фараби. Адрес: 480078, г. Алматы, пр-т аль-Фараби, 71.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеках Казахского национального университета имени аль-Фараби и Академии МВД Республики Казахстан.


Автореферат разослан 10 июня 2004 года.


Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Казахстана

Агыбаев Арыкбай

Нусипалиевич

ВВЕДЕНИЕ

Основная характеристика работы. Данная работа направлена на выявление причин и условий совершения корыстно-насильственных преступлений, вопросов квалификации названных преступлений и на формирование теоретических основ предупреждения корыстно-насильственных преступлений.

Актуальность темы исследования. Изменение производственных отношений в Казахстане, начавшееся на рубеже конца 80-х и начала 90-х годов, а также непосредственно связанное с данным обстоятельством изменение общественных нужд и интересов показало необходимость нового подхода к корыстно-насильственным преступлениям, к проблемам преступности в целом. Однако в связи с недостаточным развитием базисных отношений, а также вследствие неполного укрепления институтов надстройки, которые призваны соответствовать первым, возникли новые причины и условия корыстно-насильственной преступности, и ее уровень достиг невиданных доселе показателей. К примеру, в 2003 году по сравнению с 1993 годом уровень бандитизма возрос на 183 % (в 1993 году – 6; в 2003 году – 17 фактов), вымогательства – на 17,1 % (в 1993 году – 919; в 2003 году – 1077), то случаи разбоя сократились на 2,9 % (в 1993 году – 2335; в 2003 году – 2279), грабеж – на 46,3 % (в 1993 году – 13872; в 2003 году – 7449).

В середине 90-х годов из-за пробелов, имевших место в период ослабления государства, а также вследствие распада Советского Союза, в Республике Казахстан наблюдалось массовое сокращение рабочих мест, и работоспособное население деревень и сел потекло в города в поисках работы, поэтому данное обстоятельство несколько дестабилизировало ситуацию в республике. Именно на этот период приходится апогей генезиса корыстно-насильственной преступности. Например, принявшее беспрецедентные размеры такое преступление, как вымогательство, было обуздано лишь после широкомасштабной меры “Правопорядок”, проводившейся по всей территории республики. Кроме того, несмотря на утверждение о том, что в Казахстане реформирование государственных органов уже завершено, очевидно, что изменения, произошедшие в сознании населения, кои проявляются в переоценке ценностей, все еще имеет место быть. Это способствует изменчивости мотивов корыстно-насильственной преступности. Увеличение числа безработных в нашей стране также вносит свой “вклад” в рост числа корыстно-насильственных преступлений.

Поэтому представляется, что изучение виктимологических аспектов, находящихся в непосредственной связи с изменением менталитета населения, так же является очень важной задачей.

В 2003 году в Послании Президента народу Казахстана была поставлена задача обеспечить экономический рост. Данная тенденция имеет огромное значение не только в политической, экономической сферах, но и в плане снижения уровня преступности, в том числе корыстно-насильственных преступлений.

Несомненно, что посвящение 2003-2005-х годов задаче возрождения села, и выделение на эти цели средств из бюджета улучшит экономическую ситуацию в стране и окажет благотворное влияние на социальное положение населения, и вышеназванные меры станут общесоциальными мерами предупреждения преступности. 

В связи с несоответствием отношений между базисом и надстройкой в обществе, очевидно, что, не говоря уже о причинах преступности, в том числе корыстно-насильственных преступлений, рост охватившей не только страны СНГ, но и не претерпевшие подобно им кардинальные изменения в сфере базисных (экономических) отношений зарубежные страны, а точнее, рост охватившей весь мир транснациональной преступности не может не оказать влияния на криминогенную обстановку в нашей республике. К примеру, ежегодно Генеральная Ассамблея ООН принимает десятки резолюций, связанных с борьбой охватившим множество стран таким преступлением, как международный терроризм, являющимся “тактикой ведения политической борьбы путем применения насильственных действий”. В 1996 году состоялась встреча лидеров ведущих стран мира, и темой их разговора стала именно эта животрепещущая проблема.  

В целом, в последнее время среди корыстно-насильственных преступлений наблюдается постоянный рост организованных преступлений. Если в 1990 году в общей массе всех совершенных преступлений на долю исследуемых нами корыстно-насильственных преступлений приходилось 6,5 %, то в 1991 году этот показатель составил 6,6 %, в 1992 году – 7,7 %, в 1993 году – 8,3 %, в 1994 году – 7,6 %, в 1995 году – 7 %, в 1996 году – 6,9 %, в 1997 году - 7,7 %, в 1998 году – 9,3 %, в 1999 году – 9,5 %, в 2000 году – 8,4 %, в 2002 году – 8,8 %, в 2003 году – 9,1 %*.

Несмотря на то, что актуальность исследования корыстно-насильственных преступлений все возрастает, следует отметить, что в Казахстане, и даже в России, не считая работ, исследующих частично и лишь некоторые стороны корыстно-насильственных преступлений, нет научных трудов, в которых уголовно-правовые и криминологические аспекты рассматривались бы целостно и комплексно.

До сегодняшнего времени разные авторы рассматривали корыстно-насильственные преступления вместе с другими видами преступности. Лишь некоторые труды, к примеру, в конце шестидесятых годов — ряда ученых, а в шестидесятые-семидесятые годы таких авторов, как С.С. Степичев, Г.З. Моисеенко, Г.Л. Кригер, А.Н. Кардава, были посвящены различным уголовно-правовым и криминологическим аспектам корыстно-насильственных преступлений, в том числе краже, разбою, грабежу, и лишь в конце восьмидесятых и начале девяностых годов появилась новая волна исследователей, которые обратили свои взоры на корыстно-насильственные преступления. Например, В.А. Владимиров, Ю.И. Ляпунов, Ю.Л. Шевцов, В. Верин, В.Н. Куц, В.В. Щербина, Н.И. Мельник исследовали такой вид преступления как вымогательство, А.М. Калиев, Н.К. Горя — криминологические вопросы насильственных преступлений, С.М. Качои – корыстные преступления, а исследования А.Д. Чернявского не выходили за рамки исследования исключительно корыстно-насильственных преступлений. Если А.Ю. Арефьев, В.С. Миньская, А.М. Дьячков, В.Н. Косарев, Ю. Каракетов рассматривали различные аспекты корыстно-насильственных преступлений, то такие исследователи, как Ю.И. Евстратов, Д.В. Ривман, Ю.М. Антонян обращали внимание на виктимологические аспекты данных преступлений и личности преступников, совершающих их.

В нашей стране криминологические и уголовно-правовые проблемы вышеназванной преступности еще не изучены в целом. Одним из первых, кто среди проблем корыстно-насильственных преступлений исследовал подобные преступления, совершенных группой лиц, был казахстанский ученый А.Ш. Ещанов (Профилактика органами внутренних дел Республики Казахстан групповой корыстно-насильственной преступности. Караганда, 1999). Если О.В. Вербовская изучала такое преступление бандитизма (1999 г.), то А.А. Темирбеков как известно, посвятил свое исследование уголовно-правовым вопросам вымогательства (1998 г.). Кроме того, среди ученых, заложивших теоретическую основу изучения различных аспектов рассматриваемой нами темы, следует отметить таких исследователей, как К. Абдрасулова, А.Н. Агыбаев, А. Айкынбаев, З.О. Ашитов, Н.М. Абдиров, К.Ж. Балтабаев, К.А. Бегалиев, Г.И. Баймурзин, И.Ш. Борчашвили, Ю.В. Голик, Н.О. Дулатбеков, С.Х. Жадбаев, Е.Г. Жакишев, У.С. Жекебаев, Б.Ж. Жунисов, З.С. Зарипов, А.А. Исаев, М.М. Кадыров, Е. Кобеев, Е.И. Каиржанов, М.Ч. Когамов, К.Курманов, К.А. Мами, А.М. Мамутов, А. Машабаев, Г.С. Мауленов, А.Х. Мендигулов, Б. Накыпов, М.С. Нарикбаев, Б. Нургалиев, Р.Т. Нуртаев, Е.А. Онгарбаев, С.М. Рахметов, И.И. Рогов, Г.Р. Рустемова, М.Х. Рустамбаев, М. Самалдыков, М.А. Сарсенбаев, Л.Ч. Сыдыкова, Г.Д. Тленчиева, Ж.А. Туякбай, Б.Х. Толеубекова, К.Х. Халиков, Д.С. Чукмаитов, А.Ш. Шаршеналиев.

Поэтому данная тема одной из первых взята на комплексное исследование на территории Казахстана.

Цель диссертации. Целью диссертационного исследования является определение закономерностей корыстно-насильственной преступности, широкое освещение теоретических вопросов предупреждения корыстно-насильственных преступлений и выработка эффективных практических предложений предупреждения корыстно-насильственной преступности путем анализа ее закономерностей.

Задачи диссертации. Для достижения указанной цели, перед диссертационной работой поставлены следующие задачи:

- определение состояния, динамики и структуры корыстно-насильственных преступлений (бандитизма, вымогательства, грабежа и разбоя) за последние годы, выявление по этим показателям закономерностей корыстно-насильственных преступлений;

- анализ  мотивов и условий корыстно-насильственных преступлений;

- характеристика личностей, совершивших корыстно-насильственные преступления, их основные признаки.

- обратить внимание на виктимологические аспекты корыстно-насильственных преступлений и в этой связи, опираясь на результаты социолого-психологического анализа, остановиться на роли полученных результатов в профилактике корыстно-насильственных преступлений;

-   раскрывая эффективность мер профилактики корыстно-насильственных преступлений, внести конкретные предложения в плане их дальнейшего развития в соответствии с нынешними условиями Казахстана;

-  анализ проблем уголовно-правовой борьбы с корыстно-насильственной преступностью.

Методология и методика исследования. В целях достижения задач, указанных выше, автор руководствовался законами диалектической философии и общенаучными методами познания. Также исследование опирается на правила формальной логики, сравнительно-правовые методы, а в некоторых моментах берутся во внимание методы, закономерности и правила других отраслей науки. В том числе автор опирался на социологические, психологические и статистические методы. 

Объект исследования – явления в различных областях жизни современного Казахстана, связанные с корыстно-насильственной преступностью.

Предметом исследования являются ее психологические, социальные аспекты, генезис корыстно-насильственной преступности; экономические, организационные и другие факторы, влияющие данное явление, поведение и личность людей, совершивших корыстно-насильственные преступления, а также их жертв; конкретные меры предупреждения корыстно-насильственной преступности, законы и нормативные акты, регулирующие ее профилактику, а также элементы и признаки конкретных составов преступления, образующих корыстно-насильственную преступность.

Научная новизна диссертационного исследования. Данная работа является первым в Казахстане комплексным исследованием проблем корыстно-насильственной преступности, попыткой выявления причин и условий корыстно-насильственной преступности, порожденных новым образом жизни. С учетом вышеназванных причин и условий, сформулированы качественно новые предложения по предупреждению корыстно-насильственной преступности.

Предложения по совершенствованию уголовного законодательства относительно четырех составов преступления, образующих корыстно-насильственную преступность, могут составить научную новизну данной работы. Более того, автор вносит предложение по внесению изменений и дополнений и в другие законы, не являющиеся уголовно-правовыми, что также составляет научную новизну исследования.

Основные выводы, выносимые на защиту.

1. Поскольку умышленное убийство из корыстных побуждений и разбойное нападение, являются преступлениями, преследующими одну и ту же цель, мы полагаем, что разбойное нападение, совершенное после убийства человека, следует считать неоднократностью и в соответствии с данным обстоятельством внести изменения в уголовное законодательство, а точнее, в примечание статьи 175 УК РК.    

2. У организаторов, главарей организованных преступных группировок или криминальных сообществ и их членов не должно оставаться никакой надежды на условно-досрочное освобождение. Поэтому, в законе (ст. 70 УК РК) должно быть четко прописано, что для применения к этим лицам условно-досрочного освобождения они должны отбыть как минимум три четверти отмеренного им срока наказания.

3. В статью 181 УК РК следует добавить такой квалифицирующий признак, как применение холодного или огнестрельного оружия, поскольку в 71 %  случаев вымогательства преступление совершается с применением холодного и огнестрельного оружия.

4. Штраф имеет экономическое воздействие, сдерживает корыстные устремления преступника, однако если совершены такие преступления как ограбление с применением насилия, разбойное нападение, то в законе должно быть предусмотрено назначение этой меры в качестве дополнительного наказания.

5. Как известно, в Казахстане объявлен мораторий на применение смертной казни до тех пор, пока не будет принято окончательное решение по данному вопросу. Поэтому в том случае, если вопрос будет решен в пользу сохранения данной меры в системе уголовного наказания, то истинно гуманным шагом будет отказ от ее применения в отношении лиц, достигших шестидесятилетнего возраста.  

6. Учитывая то обстоятельство, что ст. 51 Уголовного кодекса сформулирована не совсем удачно, предлагаем внести в положение данной статьи дополнение следующего содержания: “Конфискация имущества устанавливается за средние, тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначена только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса. В случае конфискации одной четвертой имущества суд должен указать, какая именно часть имущества подлежит конфискации или перечесть конфискуемые вещи”. 

7. Разрыв между низшими и высшими уровнями исправительных работ лишает суды возможности правильно назначить наказание, а также индивидуального подхода в установлении меры наказания. Поэтому, учитывая данное обстоятельство, а также в целях совершенствования уголовного законодательства, целесообразно внести ст. 43 УК РК дополнение в следующей редакции: “Исправительные работы устанавливаются на срок от шести месяцев до трех лет”. Также предлагаем расширить круг лиц, которым не могут быть назначены исправительные работы, то есть помимо лиц, указанных в ст.43 кодекса, исправительные работы не следует применять по отношению к “беременным женщинам, лицам, не достигшим 16-летнего возраста; мужчинам, достигшим 60-летнего возраста; женщинам, достигшим 55-летнего возраста; военнослужащим; лицам, которым помимо назначенного наказания за совершенное преступление, установлена мера принудительного лечения от алкоголизма или наркотической зависимости; инвалидам 1-й и 2-й групп”. Вместе с тем, на наш взгляд, “Лица, отбывающие наказание с применением исправительных работ, и признанные инвалидами 1-й и 2-й группы, должны быть освобождены от данного вида наказания” и в этой связи в ст.43 УК РК следует внести соответствующие изменения.

8. Виктимологию следует выделить в качестве отдельного предмета правоведения и ввести в учебный план юридических высших учебных заведений. По данному предмету, который подразделяется на две группы: умышленная виктимология и виктимология преступности по неосторожности, нужно прочесть курс лекций, провести практические занятия. Кроме того, следует повысить качество преподавания в вузах таких предметов, как “Основы государства и права”, “Правоведение”. Количество учебных часов целесообразно увеличить до 60-ти, а в конце курса предусмотреть принятие экзаменов по данной дисциплине.

9. Необходимо принять Закон Республики Казахстан “Об учреждениях и органах исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы”, в котором должны найти разрешение следующие вопросы: организация уголовно-исправительной системы и обеспечение ее деятельности; основы организации деятельности учреждений отбывания наказания; права и обязанности сотрудников уголовно-исполнительной системы; применение силы, специальных средств и оружия; правовая и социальная защита сотрудников уголовно-исполнительной системы; контроль деятельности уголовно-исполнительной системы. Необходимо повысить эффективность административного надзора. В Правила об административном надзоре нужно внести изменения, в которых указать необходимость взятия под индивидуальный надзор лиц, не ставших на путь исправления за время отбывания наказания и по истечении срока продолживших свои противозаконные действия. Следует принять Правила отбывания исправительных работ. Необходимо, чтобы в данном документе нашли отражение важные вопросы, связанные с исправительными работами, в частности, это основные статьи, характеризующие исправительные работы в качестве меры наказания; порядок отбывания данного вида наказания; права и обязанности осужденного; структура и полномочия органов управления отбыванием исправительных работ; организация воспитательной работы; счет срока отбывания на исправительных работах; порядок удержания дохода осужденного; вопросы, связанные с условно-досрочным освобождением, ответственностью в связи с уклонением и т.п.

10. В целях обеспечения системной реализации мер предупреждения преступности, нужно принять Закон РК “О предупреждении преступности”. Для повышения роли граждан нашего общества в борьбе с преступностью целесообразно принять Закон РК “Об участии граждан в обеспечении правопорядка” и на основе этого документа разработать новые Правила “Об общественных инспекторах”, которые должны быть представлены на утверждение Правительства. Так же во избежание формирования у несовершеннолетних антиобщественных взглядов необходимо принятие Закона “О профилактике правонарушений несовершеннолетних и беспризорности детей”.

11. При рассмотрении вопросов предупреждения корыстно-насильственных преступлений на общественном уровне, очевидна актуальность для Казахстана проблемы трудоустройства населения. Поэтому на основе Закона “О трудоустройстве населения” нужно разработать Государственную программу обеспечения населения работой на 2004-2010 годы. Данная программа должна осуществляться на основе областных, городских и районных программ трудоустройства населения. Для этого между различными государственными органами, работодателями и общественными организациями следует установить тесную связь. Государственная  программа должна состоять из 4 разделов: а) анализ ситуации, сложившейся на республиканском рынке труда в данный период; б) прогноз рынка труда; в) трудоустройство, сокращение числа безработных и меры оказания социальной помощи безработным; г) фонд обеспечения работой на 2004-2010 годы.

12. В колониях отбывания наказания необходимо совершенствовать воспитательную работу, для чего важно:

а) обеспечить трудоустройство и обучение всех осужденных;

б) размещение в колониях лишь того количество лиц, на которое они рассчитаны, так как в некоторых ситуациях становится невозможным вести индивидуальную воспитательную работу с каждым из осужденных;

в) обеспечить колонию квалифицированными кадрами.

Теоретическая и практическая важность исследования. Заключения, к которым пришел автор в результате проведенного научного анализа преступлений, составляющих корыстно-насильственную преступность, в том числе их структуры, динамики, коэффициента на душу населения, их мотивов, а также лиц, совершивших их, могут способствовать пополнению теоретических знаний ученых и рядовых граждан. Не подлежит сомнению, что предложения, касающиеся предупреждения корыстно-насильственной преступности, найдя достойное применение, будут иметь практическое значение. То же самое можно сказать о предложениях по совершенствованию целого ряда законов и правил, что положительно скажется на состоянии предупреждения корыстно-насильственной преступности. Выводы и предложения, сделанные автором в результате исследования виктимологических аспектов, также очень эффективны в практическом отношении.

Теоретические основы, фундамент исследования относительно общих вопросов преступности держится на трудах таких основоположников советской криминологии (в их числе есть и казахстанские ученые), как З.О. Ашитов, Б.С. Бейсенов, Я.М. Брайнин, Г.И. Баймурзин, А.А. Герцензон, Ю.В. Голик, У.С. Джекебаев, А.И. Долгова, Н.И. Загородников, Е.И. Каиржанов, И.И. Карпец, М.И. Ковалев, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, А.М. Мамутов, Б.С. Никифоров, И.С. Ной, А.Б. Сахаров, В.Г. Смирнов, С.М. Рахметов, А.Н. Трайнин, М.И. Федоров, Е.А. Фролов, А.А. Пионтковский и многих других ученых-криминалистов. Теоретическую же часть специфической темы работы составляют труды Ю.М. Антоняна, А.Ю. Арефьева, К.Ж. Балтабаева, И.Ш. Борчашвили, К.Б. Бегалиева, В. Верина, Ю.В. Голик, Н.К. Горя, А.М. Дьячкова, Н.О. Дулатбекова, Ю.И. Евстратова, А.Ш. Ещанова, А.М. Калиева, Г.Л. Кригера, В.Н. Косарева, Ю. Карекетова, С.М. Качои, А.Н. Кардавы, В.Н. Куц, А.Х. Мендагулова, Б.М. Нургалиева, Р.Т. Нуртаева, Ю.И. Ляпунова, М.С. Нарикбаева, Г.З. Моисеенко, Н.И. Мельника, М.К. Самалдыкова, С.С. Степичева, И.И. Рогова, А.Д. Чернявского, Д.С. Чукмаитова, Ю.Л. Шевцова, В.С. Миньской, В.В. Щербиной, Д.В. Ривмана, А. Темирбекова, Н.Н. Турецкого, О.В. Филимонова и других ученых стран СНГ.

Нормативную базу исследования составили Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Каз. ССР, РК, Конституция РК и другие законы республики. Кроме того, в ходе исследования были использованы уголовные кодексы Российской Федерации (в том числе и РСФСР), Республики Узбекистан, Республики Грузия, Республики Таджикистан, Республики Туркменистан и других стран СНГ, а также уголовное законодательство государств дальнего зарубежья, например, Франции, Германии, США, Италии, Болгарии, Венгрии, Чехии.

Эмпирическую базу работы составили результаты проведенных автором в разные годы исследований материалов более чем 500 уголовных дел, расследованных в Южно-Казахстанской, Восточно-Казахстанской, Мангистауской, Кызылординской областях и городе Алматы. Проведенные в разные периоды социологические опросы населения, сотрудников органов внутренних дел, лиц, потерпевших в результате совершенного преступления, дополняют эмпирическую базу диссертационного исследования.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования нашли отражение в опубликованных статьях, монографиях и научных докладах автора. Результаты исследовательской работы введены в практику Главных управлений внутренних дел Республики Казахстан, а также в учебный процесс юридических высших учебных заведений. Также в целях совершенствования ряда законов в Мажилис Парламента Республики Казахстан и Министерство юстиции Республики Казахстан направлены предложения, основанные на полученных результатах.   

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа состоит из четырех глав, состоящих из семнадцати разделов, введения, заключения, а также приложения и списка литературы.


ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Первая глава исследования – “Проблемы уголовно-правовой ответственности за корыстно-насильственные преступления” – состоит из шести разделов. Первый раздел направлен на раскрытие “Понятия корыстно-насильственных преступлений”, в нем сделан анализ составов преступлений, предусмотренных в Уголовном кодексе Республики Казахстан, определены статьи, в которых рассмотрены насилие, преступление из корыстных побуждений и преступления, относящиеся к корыстно-насильственным.

По мнению автора, корысть – это стремление к получению каких-либо благ, жажда обогащения. Корысть упоминается в двадцать одной статье уголовного закона. Если в общей части речь идет о назначении наказания (конфискации имущества), то в девяти преступлениях корысть рассматривается в качестве необходимого признака субъективной стороны преступления (ст. 135, 139, 198, 225, 271, 307, 314, 315, 380), в остальных случаях – рассматривается в отягчающем составе преступления (п.“з” ч.2 ст.96, п.“з” ч.2 ст.125, п.“з” ч.2 ст.126, п.“а” ч.2 ст.127, ч.2 ст.134, ч.2 ст.200, п.“и” ч.2 ст.234, п.“д” ч.2 ст.238, ч.2 ст.324, ч.2 ст.351, ч.2  ст.352).

В экономически развитых государствах на долю корыстной преступности приходится до 90 % от общего количества совершенных преступлений, а в развивающихся странах этот показатель составляет 60 % всей преступности.

Корыстная преступность – это совокупность преступлений, совершенных с целью противоправного получения безвозмездной прибыли.

Хотя в корне насильственной преступности лежит слово “насилие”, в нынешнем понимании основу насильственной преступности может составлять не только насилие, но и принуждение, применение физической силы.

Применение физической силы – это умышленное противоправное воздействие на лицо (или группу лиц) со стороны других лиц, направленное против его воли или совершающееся в состоянии, не подвластном его воле, и способное причинить ему органическую, физиологическую либо психическую травму и ограничить свободу выражения воли или действия. Поскольку в данном определении раскрываются все грани применения силы, то мы решили придерживаться именно этого определения. 

Круг составов преступлений, относящихся к категории насильственных, довольно широк. Это – ст. 96-100, 102-110, 112, 113, 120, 121, 123, 125-127, 133, 137, 145, 156, 159, 160, 163, 168, 169, 170, 178, 179, 181, 226, 230, 238, 240, 241, 257, 270, 321, 341, 361, 368, 369 УК РК. Даже если некоторые виды преступлений не полностью относятся к насильственным преступлениям, они могут наполовину носить насильственный характер, т.е. наряду с иными способами совершения преступления здесь используется и применение силы. К примеру, преступления, указанные в ст. 151, 153 УК РК. Иногда квалифицированные составы преступления могут дополнять список насильственных преступлений, т.е. даже если в их простом составе не предусматривается применение насилия, то в квалифицированном составе оно присутствует.

Применение насилия относится к признакам особо квалифицированных составов некоторых преступлений. Это: ч.4 ст.185, ч.3 ст.196, п.“а” ч.3 с.248, п.“в” ч.3 и п.“б” ч.4 ст.255, п.“в” ч.3 ст.260, ч.3 ст.308, ч.3 ст.341, ч.3 и ч.4 ст.351, ч.3 ст.361.

Как необходимый признак состава преступления угроза встречается в следующих двадцати четырех составах преступления: ст. 102, 112, 113, 120, 121, 123, 151, 153, 172, 179, 181, 200, 226, 230, 233, 238, 240, 257, 270, 321, 341, 347, 361, 368 УК РК. Что касается угрозы, как квалифицирующего признака состава преступления, то здесь складывается следующая картина. Угроза предусмотрена в п.“в” ч.2 ст.120, п.“в” ч.2 ст.121, ч.3 ст.131, ч.3 ст.132, ч.2 ст.145, п.“а” ч.2 ст.146, ч.2 ст.155, ч.2 ст.164, п.“а” ч.2 ст.178, п.“в” ч.2 ст.185, ч.2 ст.186, п.“в” ч.2 ст.239, п.“г” ч.2 ст.248, п.“в” ч.3 ст.255, п.“г” ч.2 ст.260, п.“г” ч.2 ст.261, п.“г” ч.2 ст.275, ч.2 ст.327, ч.2 ст.330, ч.2 ст.354, п.“б” ч.2 ст.358, а в качестве особо квалифицированного признака состава преступления – в ч.4 ст.185, ч.3 ст.196, п.“а” ч.3 ст.233, п.“а” ч.3 ст.248, п.“б” ч.4 ст.255, п.“в” ч.3 ст.260, ч.3 ст.308.

Таким образом, насильственные преступления – это преступления, предусмотренные статьями 96-100, 102-110, 112, 113, 120, 121, 123, 125-127, 133, 137, 145, 151, 153, 156, 159, 160, 163, 168, 169, 170, 172, 178, 179, 181, 200, 226, 230, 233, 238, 240, 241, 257, 270, 321, 341, 347, 361, 368, 369 Уголовного кодекса РК.

Применение насилия или угроза применения насилия рассматриваются в качестве квалифицирующих признаков преступления: в п.“в” ч.2 ст.120, п.“в” ч.2 ст.121, п.“в” ч.2 ст.125, п.“в” ч.2 ст.126, ч.3 ст.131, ч.3 ст.132, ч.2 ст.145, п.“а” ч.2 ст.146, ч.2 ст.155, ч.2 ст.164, п.“а” ч.2 ст.178, п.“в” ч.2 ст.185, ч.2 ст.186, п.“в” ч.2 ст.209, п.“б” ч.2 ст.226, п.“в” ч.2 ст.234, п.“в” ч.2 ст.238, п.“в” ч.2 ст.239, п.“г” ч.2 ст.248, п.“в” ч.2 ст.250, п.“г” ч.2 ст.260, п.“г” ч.2 ст.261, п.“г” ч.2 ст.262, п.“г” ч.2 ст.275, ч.2 ст.327, ч.2 ст.330, ч.2 ст.354, п.“б” ч.2 ст.358, ч.2 ст.361.   

В следующих же статьях указанные способы совершения преступления рассматриваются как признаки особо квалифицированных составов преступления: это ч.4 ст.185, ч.3 ст.196, п.“а” ч.3 ст.233, п.“а” ч.3 ст.248, п. “в” ч.3 и п. “б” ч.4 ст.255, п.“в” ч.3 ст.260, ч.3 ст.308, ч.3 ст.341, ч.3 и ч. 4 ст.351, ч.3 ст.361.

Таким образом, к числу насильственных преступлений относятся пятьдесят три составов преступлений, которые можно охарактеризовать как “чисто насильственные преступления”, а “применение насилия” или “угроза применения насилия” как квалифицирующий признак встречаются в двадцати девяти составах преступления, а в качестве особо квалифицирующего признака – в двенадцати составах преступления, все это составляет девяносто четыре состава преступления (включая простой, квалифицированный и особо квалифицированный составы).

Корыстно-насильственная преступность имеет место на стыке двух рассмотренных выше видов преступности, поскольку не все преступления из корыстных побуждений совершаются с применением насилия, точно также не все преступления, совершаемые с применением насилия, преследуют корыстные цели.

   Следовательно, корыстно-насильственная преступность есть совокупность преступлений, совершаемых на территории определенного государства в определенный промежуток времени, умышленно и противоправно, из соображений получения материальной выгоды, направленных против одного лица (или группы лиц) и совершаемых против его воли или в состоянии, не подвластном его воле, и осуществляемых путем оказания на него воздействия, способного нанести органическую, физиологическую или психическую травму и ограничить свободу волеизъявления или свободу действий. Число преступлений, образующих данный вид преступности, невелико. Это: убийство из корыстных побуждений (п.“з” ч.2 ст.96), похищение человека (п.“з” ч.2 ст.125), незаконное лишение свободы (п.“з” ч.2 ст.126), незаконное помещение в психиатрический стационар (п.“а” ч.2 ст.127), грабеж (ст.179), вымогательство (ст.181), захват лица в качестве заложника (п.“и” ч.2 ст.234), захват зданий, сооружений (п.“д” ч.2 ст.238), а также бандитизм, совершенный из тех же корыстных побуждений (ст.237). Хотя данные десять видов преступления составляют корыстно-насильственную преступность, автор указывает, что не ставит перед собой задачу изучить их все, а имеет цель исследовать криминологические вопросы предупреждения  четырех видов (грабежа, разбоя, вымогательства и бандитизма).

Второй раздел первой главы работы называется “Признаки, характеризующие объект корыстно-насильственных преступлений” и раскрывает признаки, характеризующие объект корыстно-насильственных преступлений. Если говорить о том, какому социальному благу всегда, безусловно, наносится вред в результате совершенного преступления, то в доктрине уголовного права уже давно сложилось убеждение, что это общественные отношения, находящиеся под защитой уголовного закона. Поэтому суть преступления заключается в нарушении общественных отношений. В юридической литературе указывается, что к структурным элементам, составляющим его содержание, относятся зачинатели общественных отношений (субъекты); предметы, явившиеся причиной зарождения этих отношений, иными словами, факторы, указывающие на появление и существование такой взаимосвязи; общественно важное действие (социальная связь). Лишь одно из анализируемых нами корыстно-насильственных преступлений (бандитизм) по роду своего объекта относится к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, а остальные составляют преступления против собственности. Таким образом, отношения, связанные с собственностью, являются объектом большинства корыстно-насильственных преступлений. Необходимо отметить, что если речь идет о грабеже, разбое, то здесь не может быть ни малейшего сомнения, а что касается вымогательства, то природа данного преступления несколько иная. Однако Указом Президента Республики Казахстан от 12 мая 1995 года посягательство на собственность путем вымогательства отнесено к одной из форм хищения, так как в нем присутствуют признаки, присущие общему понятию хищения.

Объект посягательства при хищении имущества, т.е. нарушающееся всегда и в любом случае социальное благо – это отношения собственности, установленные государством.

Не подлежит никакому сомнению, что основной и непосредственный объект преступлений, являющихся “чисто” хищением – это отношения собственности, а их дополнительный основной объект – жизнь и здоровье людей. Ученые-юристы до сих пор не пришли к единому мнению относительно определения непосредственного объекта вымогательства. Это можно объяснить тем обстоятельством, что данное преступление относится к преступлениям с двумя объектами, т.е. одновременно совершается посягательство на несколько видов общественных отношений, каждое из которых в отдельности защищается уголовным законом.

На наш взгляд, нет никакой необходимости в разделении данного преступления на две группы. Ответственность за подобное деяние должна быть предусмотрена в одной статье. Будет корректнее, если казахстанский законодатель станет придерживаться такой позиции.

Существует и предмет преступления, признанный дополнительным признаком объекта преступления. Предмет рассматриваемых нами насильственных преступлений, являющихся преступлениями против собственности, т.е. предмет корысти – это имущество. Однако характер предмета вымогательства имеет свои отличия. Речь идет о существовании не только имущества, но и права на это имущество. Право на имущество условно можно рассматривать как предмет. В действительности, предмет вымогательства – это документ, подтверждающий право или заменяющий его предмет. Поэтому преступные действия лица, требующего предоставления права на имущество, направлены на присвоение имущества, изменение его содержания или составление документа. Когда идет речь о праве на имущество, являющемся предметом вымогательства, законодатель учитывает не только субъективное право на собственность, но и другое имущественное право по отношению к материальным ценностям, как, например, отказ от всего наследства или его части, передача права пользования жильем, либо аннулирование долгового листа.

Помимо хищения и вымогательства в “чистом” виде, в различных главах Особенной части Уголовного кодекса встречаются отдельные виды хищения и вымогательства. В таких случаях меняется и их основной объект. Одним из таких проявлений, например, можно назвать присвоение путем вымогательства оружия, наркотических и психотропных веществ. А подобные действия посягают уже не на два, а на три объекта. Главный и основной среди них – это общественная безопасность.

Поскольку бандитизм относится к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, то преступления, указанные в данной главе УК РК, наносят ущерб двум основным объектам либо создают опасность причинения такого ущерба. Это – общественная безопасность и общественный порядок. Бандитизм составляет ряд преступлений, создающих опасность причинения ущерба первому объекту. Общественной безопасностью является безопасная и стабильная жизнедеятельность людей, безвредное использование радиоактивных материалов, надлежащее и безопасное использование оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных  устройств, а также совокупность общественных отношений, регулирующих безопасное проведение горных или строительных работ.

Это – родовой (групповой) объект. Однако почти все современные авторы придерживаются мнения, что непосредственным объектом бандитизма также является общественная безопасность. В этой связи автор настоящего исследования поддерживает позицию ученых, высказывающихся за то, что “общественная безопасность в чистом виде трудно воспринимается”, поэтому здесь более уместна идея об “интересах”.

Третий раздел переходит к признакам, характеризующим “Объективную сторону корыстно-насильственных преступлений”. Как известно, объекты хищения отличаются друг от друга, в первую очередь, в зависимости от способа совершения преступления. В том числе, открытое хищение чужого имущества признается грабежом. Если данное действие совершается в присутствии потерпевшего или владельца имущества либо охранника, либо в присутствии других лиц, осознающих неправомерность его действий, и виновный, знает, что эти лица осознают неправомерность его действий, но при этом не придает этому значения, хищение является открытым. Если же свидетели не осознают противоправности действий виновного либо приходятся ему близкими родственниками, либо его сообщниками, тогда хищение остается в латентном состоянии, а деяние является не хищением, а кражей. Если разбой является нападением с целью хищения чужого имущества и совершается с применением насилия, опасного для жизни и здоровья людей, или с угрозой применения такого насилия, то, как отмечает автор, в случае разбоя не просто применяется насилие, а имеет место применение насилия, в результате которого здоровью потерпевшего наносится тяжелая травма или вред средней тяжести, либо возникает опасность причинения такого вреда. Нюансы перехода рассматриваемых в работе объектов хищения друг в друга глубоко анализируются на конкретных примерах. Объективная сторона вымогательства, не являющегося хищением, характеризуется наличием предъявляемого потерпевшему незаконного требования о передаче чужого имущества или права на чужое имущество, принесении имущественной выгоды либо совершении действий имущественного характера, наличием угрозы применения силы, угрозы порчи или уничтожения имущества, разглашения секретных данных, созданием ситуации, вынуждающей потерпевшего передать имущество или право на имущество. Поскольку характер признаков объективной стороны вымогательства имеет свои особенности, автор подробно останавливается на каждом из этих признаков.

В научной юридической литературе различают два вида психического насилия:

- различные виды угрозы;

- другие способы психического насилия.

По способам проявления угрозу классифицируют следующим образом: угроза со стороны преступника о причинении вреда; степень ее                                                                                                                                                                                достоверности; количество угроз, дошедших до потерпевшего; роль, которую они могут сыграть в структуре какого-либо состава преступления.

Другие способы совершения психического насилия: это, используя трудное положение потерпевшего, поставить его в бессильное положение и, наоборот, привести его в состояние аффекта; подогревать интерес к внешне легкой жизни; создание неблагоприятного психологического климата для других лиц; доведение пострадавшего до состояния, вынуждающего выполнить требования преступника. Вышеуказанные способы вместе с тем признаются совершением психического насилия, так как они толкают потерпевшего к совершению действий в пользу преступника, нанося при этом вред своим правам, либо могут подтолкнуть к таким действиям.

Судя по результатам исследований, в 71 % случаев вымогательства применяется холодное и огнестрельное оружие. Это обстоятельство увеличивает опасность данного вида преступления и приводит к выводу, что ст. 181 УК РК следует дополнить таким квалифицирующим признаком, как применение холодного или огнестрельного оружия.

Угроза разглашения сведений, порочащих потерпевшего или его близких, является угрозой передачи третьим лицам любой компрометирующей информации. Это могут быть сведения о пьянстве, фактах распития алкогольных напитков в рабочее время, фактах супружеской неверности, совершении пострадавшим или его близкими действий, наказуемых законом, сведения об аморальном поведении и т.д. Что касается достоверности или несоответствия действительности сведений, разглашение которых представляет угрозу для потерпевшего, то это не имеет никакого значения для анализируемого в настоящей работе состава преступления.

В процессе рассмотрения в данном разделе признаков, характеризующих объективную сторону усеченного состава корыстно-насильственных преступлений, раскрывается содержание состава бандитизма. В данном случае автор не отрывает усеченный состав от собственно формального состава, а, напротив, поддерживает точку зрения исследователей, рассматривающих сам формальный состав как “усеченный” состав и состав “опасности”. По этой причине автор придерживается мнения, что состав бандитизма также является одним из формальных составов.

Созданием банды мы называем формирование банды, обеспечение ее членов оружием, привлечение новых членов, распределение ролей  между членами банды, планирование преступлений, которые они будут совершать.

Само создание подобной устойчивой группировки должно характеризоваться несколькими особенными признаками. А именно:

- состав банды должен быть не менее двух человек;

- наличием стабильности между основателями банды;

- вооружением членов банды;

- созданием банды с целью нападения на организации и граждан.

Кроме того, в преступной группировке должна быть организованность. В работе раскрывается содержание каждого из этих признаков.

Четвертый раздел, называемый “Признаки, характеризующие субъективную сторону корыстно-насильственных преступлений”, раскрывает внутреннее содержание каждого из рассматриваемых в работе преступлений. Все корыстно-насильственные преступления совершаются из корыстных побуждений, так как подобные преступления невозможно совершить по неосторожности.

Например, если грабеж охватывает лишь саму вину, то для разбоя ко всему прочему необходимо наличие корыстной цели. Что касается, состава бандитизма, то он включает в себя не только вину, но и специальную цель, т.е. цель совершения нападения на граждан и организации. Последний вид цели чаще всего, хотя и носит корыстный характер, никогда не выдает этой цели.

Субъективная сторона вымогательства – вина, мотив и цель. Теоретически каждый из этих признаков достаточно изучен.

Ответы опрошенных нами в ходе исследования 200 сотрудников, выполняющих практическую работу, указывают на то, что определению субъективной стороны преступления не дается должной оценки. В ходе определения субъективной стороны преступлений, совершенных в корыстных целях с применением насилия, в 13 %  из них установлено содержание побуждения, в 24 % – направленность побуждения, в 31 % – внутреннее побуждение, в 29 % – цель преступления. И только в семи анкетах была указана динамика субъективной стороны преступления.

В юридической литературе советского периода имеются различные мнения относительно мотива и цели хищения. Одни утверждают, что ему присущ лишь корыстный характер. Другие же полагают, что корысть не есть обязательный признак субъективной стороны хищения. Некоторые же, вообще, предлагают полностью отказаться от рассмотрения “корыстной цели” как необходимого признака хищения. При этом понятию корысти даются различные толкования, как “стремление разбогатеть”, “материальная нажива”, “склонность к присвоению, обогащению”.

По уголовному праву, корысть – это получение материальной выгоды, осуществляемое в любой форме: посредством приобретения материальных благ, либо избавлением от материальных убытков. Поэтому, например, требование отказаться от права истребования возврата долга относится к вымогательству.

Корыстное преступление есть преступление, побуждение к совершению которого свидетельствует о стремлении преступника получить материальную выгоду за счет общества, других лиц.

В пятом разделе диссертационного исследования обращено внимание на “Уголовно-правовую характеристику субъекта корыстно-насильственных преступлений”.

С начала 60-х годов до распада СССР в этой стране было осуждено около 35 миллионов человек.

В соответствии со ст.15 УК Республики Казахстан правоспособные лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за кражу, грабеж, вымогательство, связанное лишь с хищением имущества, а также за убийство, где вымогательство имеет место в качестве квалифицирующего признака (п.“з” ч.2 ст.96 УК), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст.255), хищение либо вымогательство наркотических средств и психотропных веществ (ст.260 УК), в остальных случаях (п.“в” ч.4 ст.231, ст.248 УК) к уголовной ответственности привлекается лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

В 1935 году в СССР была введена уголовная ответственность с 12 лет, что, по сути, было попыткой загнать этот весьма щекотливый вопрос в “зону”. Поэтому законодатель Казахстана разумно установил ответственность с 16 лет, а за совершение более 20-ти преступлений – с 14 лет.

Необходимое условие принятие ответственности – вменяемость лица.

Лишь незначительная часть несовершеннолетних преступников направляется на судебно-психиатрическую экспертизу (по некоторым данным, только 10 %). При проведении судебно-психиатрической экспертизы вменяемым лицам, совершившим преступление против личности, в случаях с 68,71 % обследованных было установлено наличие различных психических отклонений. Более всего распространено сумасшествие – 17,7 %, повреждение центральной нервной системы в результате полученной травмы – 18,66 %, хронический алкоголизм – 16,06 %, и около половины диагнозов приходится на эпилепсию. Примерно у  25-30 % осужденных женщин  встречается алкоголизм, сумасшествие, повреждение деятельности центральной нервной системы и прочие психические отклонения.

Ограниченную вменяемость нельзя рассматривать в качестве срединного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Если лицо, находящееся в состоянии ограниченной вменяемости, скажем, совершило корыстно-насильственное преступление, оно признается вменяемым и несет уголовную ответственность. Во-вторых, пребывание лица в состоянии ограниченной вменяемости вовсе не означает, что нужно обязательно смягчить наказание.

Устанавливая наказание, суд может учитывать подобное состояние, однако он не обязан брать во внимание данное обстоятельство.

Среди корыстно-насильственных преступлений специальный субъект преступления указан лишь в третьей части состава “бандитизма”. Т.е. установлена усиленная уголовная ответственность за бандитизм, совершенный лицом, состоящим на службе в государственных органах (например, сотрудники полиции, военнослужащие) или негосударственных организациях и учреждениях (например, сотрудники частных охранных служб). По данному пункту в примечании к ст.307 в отношении должностных лиц следует руководствоваться примечанием к ст.228 относительно руководителей коммерческих или иных организаций.

Шестой раздел объединяет “Обстоятельства, отягчающие корыстно-насильственные преступления”, составленные из простых составов преступления в соответствии с различными признаками состава преступления. Так как, в целом, корыстно-насильственные преступления схожи по своему характеру, в данном разделе не было необходимости перечислять отягчающие обстоятельства по каждому составу преступления. Поэтому автор, сконцентрировав их, указал, в каком составе корыстно-насильственного преступления в конкретных обстоятельствах они имеют место, и рассмотрел особенности каждого из них.

Сам факт “совершения корыстно-насильственного преступления с применением насилия, либо с угрозой применения насилия” может осуществляться с применением силы, не представляющей угрозы жизни и здоровью потерпевшего либо с угрозой применения таковой (грабеж) или исключительно путем “применения насилия” (вымогательство). Следующее, отягчающее уголовную ответственность обстоятельство, как “неоднократное совершение преступления”, приводится в составах таких корыстно-насильственных преступлений, как грабеж (п.“б” ч.2 ст.178), разбой (п.“б” ч.2 ст.179) и вымогательство (п.“в” ч.2 ст.181). В составе преступления, именуемом бандитизмом, оно не приводится.   

В соответствии с примечанием к ст.175, неоднократно совершенными преступлениями, предусмотренными ст.175-181 (в том числе и по корыстно-насильственным преступлениям против собственности), признаются преступления, указанные выше (ст.175-181), а также преступление, совершенное после одного или нескольких преступлений, предусмотренных ст.248, 255, 260 Уголовного кодекса.

Вместе с тем, встречаются случаи, когда имеют место и повторность, и совокупность преступления. Для этого необходимо, чтобы лицо не было ранее судимым ни по одному из данных преступлений, во-вторых, эти преступления должны быть различными, но по закону должна быть признана повторность совершения преступления. 

Мы поддерживаем точку зрения о том, что положение ст.44 УК РК может быть применено только в том случае, когда новое преступление совершено после вступления в законную силу приговора, и начато исполнение наказания. Это основывается на принципе виновной ответственности, и это должно найти отражение в новом УК Республики Казахстан.

В числе корыстно-насильственных преступлений “совершение группой лиц по предварительному сговору или совершение организованной группой корыстно-насильственного преступления” приводится лишь в составах преступлений против собственности. Совершение вымогательства группой лиц является наиболее распространенным среди всех отягчающих обстоятельств.

Представляется необходимым расширить закон специальной статьей, предусматривающей возможность добровольного отказа от начатого преступного деяния. Данное положение должно быть изложено в следующей редакции: “В случае если организатор, подстрекатель и пособник, добровольно отказавшись от совершения преступления, не допустили совершения данного преступления исполнителем либо своевременно информировали органы власти о готовящемся преступлении, то они освобождаются от уголовной ответственности”.

Данное положение должно распространяться и членов группы, организованной группировки, преступного сообщества, если они не допустили совершения преступления или своевременно поставили в известность органы власти о преступной группе и готовящемся ею преступлении.

Следующее отягчающее обстоятельство – преступление, совершенное “лицом, ранее дважды или более судимым за хищение или вымогательство” указывается в качестве особо квалифицирующего признака только в ч.3 таких видов корыстно-насильственных преступлений, как преступления против собственности, а в составе бандитизма данного признака нет. Поэтому в примечании к ст.175 УК РК, с которой начинаются статьи о преступлениях против собственности, указано, что “Лицом, ранее судимым за хищение либо вымогательство, в статьях настоящей главы, а также в других статьях настоящего Кодекса признается лицо, имеющее судимость за одно или несколько преступлений, предусмотренных статьями 175-181, 248, 255, 260 настоящего Кодекса”.

Судимость лица за ранее совершенное преступление является признаком повторности преступления, принимаемым за основу, независимо оттого, полностью ли или частично отбыто назначенное ему наказание. Осуждение путем вынесения обвинительного приговора виновному и объявления данного приговора имеет воспитательное и предупредительное значение (дальнейшее отбывание назначенного наказания - само по себе). Для понятия уголовно-правовых аспектов рецидива преступника достаточно наличие следующих юридических признаков:

1) факта совершения первого (или предыдущего) преступления;

2) обвинительного приговора по первому (или предыдущему) преступлению;

3) судимости за первое (или предыдущее) преступление;

4) факта совершения второго (или последнего) преступления;

5) обвинительного приговора за совершение второго (или последнего) преступления.

Среди квалифицированных видов рассматриваемых преступлений “преступления, совершенные с хищением имущества в крупном размере либо с такой целью” рассматриваются в числе корыстно-насильственных преступлений против собственности. Если среди корыстно-насильственных преступлений указанный квалифицирующий признак приводится в ч.3 ст.178 (п.“б”), то в ст.179 и 181 он указан в п.“в” ч.3. В 44 % изученных дел имело место вымогательство в крупном размере, а в 13,2 % -  вымогательство в особо крупном размере.

Согласно Уголовному кодексу, в качестве единицы измерения введен месячный расчетный показатель, размер которого устанавливается законом.

Как указано в примечании к ст.175 Уголовного кодекса Республики Казахстан 1997 года, “крупным размером или крупным ущербом в статьях настоящей главы признается стоимость имущества или размер ущерба, в пятьсот раз превышающий месячный расчетный показатель, установленный законодательством Республики Казахстан на момент совершения преступления”.

Рассматривая “корыстно-насильственные преступления, совершенные с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, или совершенные с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, приведшего к смерти последнего”, следует отметить, что среди корыстно-насильственных преступлений формулировка преступления, “совершаемого с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего”, встречается лишь в разбое (п.“б” ч.2 ст.179) и вымогательстве (п.“б” ч.3 ст.181), а совершение преступления “с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, приведшего к его смерти” упоминается только применительно к разбою (п.“б” ч.3 ст.179).

Нанесением телесных повреждений следует признавать вред, причиненный противоправно умышленно или по неосторожности, при котором нарушается анатомическая целостность тела, либо вред, причиненный иным способом. Тяжесть нанесенных телесных повреждений устанавливается судебно-медицинской экспертизой, результаты которой подлежат анализу и оценке наряду с другими доказательствами. Решение вопроса относительно факта обезображения лица пострадавшего, прежнее состояние которого уже невозможно восстановить, относится к компетенции не судебно-медицинского эксперта, а суда.    

Критерий тяжкого вреда указан в “Правилах судебно-медицинской оценки тяжести причиненного вреда здоровью”.

“Совершение корыстно-насильственного преступления с незаконным проникновением в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище” как квалифицирующий признак приведено лишь статьях о таких видах корыстно-насильственных преступлений, как грабеж (п.“г” ч.2 ст.178) и разбой (п.“в” ч.2 ст.179).

В таких случаях, только если виновное лицо незаконно проникает в жилое, служебное, производственное помещение либо в хранилище и руководствуется одним лишь побуждением открытого хищения чужого имущества, деяние может быть грабежом.

Таким проникновением признается как беспрепятственное проникновение, так и проникновение с применением специальных средств (магнита, зацепок и т.п.) либо проникновение путем обмана (например, можно представиться сантехником, почтальоном и т.д.).

Жилые дома – жилые помещения или строения, в которых постоянно или временно проживает одно или несколько лиц, в том числе, частные или арендуемые квартиры, дачный домик, комната к гостинице, каюта; примыкающие к ним веранды, террасы, галереи, подвалы, чердаки (кроме многоквартирных домов), а также речное или морское судно.

Хранилища – это специальные места, здания или сооружения, предназначенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей (амбары, специально оборудованные автомашины, охраняемые железнодорожные платформы с грузом, огороженные или не обнесенные забором площади для хранения материальных ценностей).

Совершение преступления “с применением оружия или предметов, заменяющих оружие” приводится в качестве квалифицирующего признака корыстно-насильственных преступлений только в составе разбоя. В 19,3 % случаев разбоя совершается угроза без применения оружия, тогда как в 13,4 % преступление совершается с применением оружия. Несмотря на то, что данный квалифицирующий признак приведен только в разбое, он может быть охвачен в основном составе других корыстно-насильственных преступлений.

Если действия лица, совершающего корыстно-насильственное преступление, сопряжены с незаконным обретением оружия, то его деяние должно быть квалифицировано по совокупности преступлений, и только такое преступление, как бандитизм не требует подобной дополнительной квалификации.

Вторая глава диссертации называется “Общая криминологическая характеристика корыстно-насильственных преступлений” и состоит из четырех разделов. Первый раздел именуется “Состоянием и динамикой корыстно-насильственных преступлений”. В нем рассмотрены состояние и динамика разбоя, бандитизма, грабежа и вымогательства в последнем десятилетии.

Доля анализируемых преступлений в общей структуре преступности незначительна (в 1995 году они составляли 6 % от общего числа преступлений, то в 2002 году данный показатель достиг 8,76 %), однако они стали одним из наводящих ужас на население факторов. У нас есть все основания для подобного утверждения, поскольку в последнее время наблюдается рост числа осужденных за совершение указанных преступлений. К примеру, если сравнить с 1992 годом, то в 1993 году число осужденных за умышленное убийство из корыстных побуждений увеличилось на 34,5 %,  бандитизм – 67,4 %, разбой – 85,7 %, вымогательство – 65 %, грабеж с применением насилия – 84,8 %. Вместе с тем, в 1995 году сократилось число осужденных за разбой, рэкет, убийство из корыстных побуждений. Учет грабежей, вымогательства и разбоя не дает точной картины состояния данных преступлений. Высок уровень латентности: реальное количество совершенных преступлений в 1,5-2 раза превышает число зарегистрированной части.

Сопряжение корыстно-насильственного преступления с применением физической силы чаще всего встречается в крупных городах. В 1991 году количество осужденных за совершение подобного рода преступлений в городе Алматы составило 6,8 %, в 1992 году – 6,9 %, в 1993 году – 7,1 %, в 1994 году – 7,6 %. В Караганде, Шымкенте, Павлодаре более семи процентов всех осужденных отбывают наказание именно за указанный вид преступления.

По статистическим данным, в 1996 году население Казахстана составило 17 млн. человек. В городах проживает 40 % населения, а в сельской местности – 60 %. Как выяснилось, в 1995 году в Казахстане подавляющее большинство несовершеннолетних горожан, осужденных за анализируемое нами преступление (8,9 %), были жителями областных центров.

Указанные преступления, совершенные несовершеннолетними составили в 1980-1994 годах 0,4 % всех преступлений. Однако сейчас наблюдается тенденция к увеличению этого показателя.

Возьмем, к примеру, случаи разбоя и обобщим данные по пятилетиям. Так, по сравнению с 1990 годом, в 1995 году количество данных преступлений увеличилось на 57,9 %, а в 2000 году – на 87,5 %. В 1995 году случаи совершения грабежа участились на 14 %, а в 2000 году – на 6,3 %. И если в 1991 году было зарегистрировано всего 365 случаев вымогательства, то в 1995 году этот показатель достиг 1274, а в 2000 году – 1365. В 1995 году было зарегистрировано 16 фактов совершения бандитизма, то в 2000 году число таких преступлений достигло 54.

4,9 % корыстных преступлений с применением насилия были совершены по месту проживания лица, совершившего данное преступление, а 5 % – в других населенных пунктах. Из них 7 % имели место в соседних государствах: Узбекистане, Таджикистане, Кыргызстане, Туркмении, России и на территории других стран. Т.е. с целью остаться не узнанными преступники совершали свои преступления в других государствах. Разбойное нападение, грабеж чаще всего совершаются в зимний период – 29%, весной – 26 %, летом – 24 % и осенью – 21%. Возможно, причина совершения указанных преступлений, преимущественно, зимой, кроется в том, что в зимние, морозные вечера, охранники, греющиеся у своих печек, не спешат выйти из будок?

По результатам наших исследований, в 59 % случаев было оказано психическое давление, т.е. была применена угроза применения насилия, в 38 % преступление было совершено с применением силы, и лишь в 3 % таких случаев преступник, не применяя никакой силы, использовал опьяняющие, снотворные, одурманивающие вещества, и таким образом присваивал  имущество потерпевшего.

На долю корыстно-насильственных преступлений в крупных размерах приходится 51,5 %, тогда как преступления в особо крупных размерах составили 15,5 %.

Судя по результатам проведенных исследований, 74,5 % преступников не готовятся заранее к преступлениям, лишь в 25,5 % заранее подготавливается оружие, автотранспорт, выбирается объект преступления и разрабатывается план, распределяются роли и т.д.

36 % осужденных начинали свои действия скрыто, т.е. пытались совершить кражу имущества, но только позже, будучи разоблаченными, переходили на разбойное нападение или грабеж с применением насилия. 9 % преступников совершили преступление с целью завладеть оружием и наркотических средств. В 79 % совершенных преступлений было применено огнестрельное оружие, в 21 % – холодное оружие или предмет, используемый в качестве оружия.

На вопрос “Было ли на вашем пути лицо, препятствовавшее совершению преступления?” лишь 5 % осужденных ответили утвердительно, остальные 95 % дали отрицательный ответ.

По результатам исследований становится ясным, что  в нашей стране 24 % лиц, отбывших наказание, совершили грабеж с применением силы, 26 % –  разбой, 26 % –  убийство из корыстных побуждений, 31 % –  бандитизм, 27 % – вымогательство.

Второй раздел второй главы работы называется “Структура корыстно-насильственных преступлений”, в нем подробно рассматриваются не только соотношение в абсолютном количестве корыстно-насильственных преступлений, но и факторы, которые могут характеризовать структуру преступлений и по другим критериям.

Среди корыстно-насильственных преступлений наименьшая доля приходится на бандитизм. Его удельный вес варьируется между 0,1 % и 0,4 %. А самые высокие количественные показатели наблюдаются по такому преступлению, как грабеж. Его удельный вес варьируется между 69,3 % (1999г.) и 86,3 % (1990г.). Если в 1997 году на разбой приходился внушительный показатель (22,8 %), то 1991 год был периодом, когда по данному преступлению отмечался самый низкий показатель (12,2 %). По официальным данным, удельный вес вымогательства переживает рост, если в 1991 году на его долю приходилось всего 3,1 %, то в 2000 году данный показатель достиг 10,6 %.

Принимая во внимание социально-психологические показатели совместного осуществления плана, количественно-качественные параметры состава участников группы, направленность и сферу их деятельности, сложность структурного формирования и структуру коммуникативных связей, преступные группы можно разделить на несколько следующих видов: 1) общая преступность; 2) корыстно-хозяйственный вид; 3) смешанный.  По количеству участников различают: 1) малую (до 10 лиц); 2) среднюю (от 11 до 20 лиц); 3) большую (свыше 20 человек) группы. По сфере деятельности существуют: 1) межрегиональные; 2) локальные преступные группы.

По сложности структуры (иерархии) различают: 1) простую; 2) сложную; 3) многоуровневую. По структуре коммуникативных связей бывают: 1) полные; 2) составные; 3) сложные.

   В данном разделе, в ходе рассмотрения форм организации в связи со структурой преступности, обращено внимание на их основные девять признаков, а также на признаки профессиональной преступности, для которой корыстно-насильственные преступления стали “профессией”.

Кроме того, автор обратил внимание на долю участия женщин в структуре преступности. За последние 15 лет в бывшем СССР 180-200 тысяч женщин ежегодно преступали закон, а ныне структура женской преступности стала иной. С присущих им ранее таких правонарушений, как мошенничество, мелкая кража, они перешли на преступления, совершаемые до этого только мужчинами.

Анализ совершенных в 1992 году в странах СНГ преступлений показывает, что две трети женщин, или 75 % были осуждены и попали в колонии по двум группам преступлений: против собственности и посягательство на человеческую жизнь.

В Казахстане среди лиц, совершивших преступления, женщины составляют 10,3 % (по корыстно-насильственным преступлениям – 4,3 %).

Давая криминологическую оценку женской преступности, следует отметить, что подавляющая часть преступниц-рецидивисток напрочь забыли о здоровом образе жизни, традициях, и окончательно приспособились к преступной среде, а их преступное мастерство ничуть не уступает мужским навыкам. 

В третьем разделе второй главы диссертации, именуемом “Основные причины и условия корыстно-насильственных преступлений”, сначала приводятся различные мнения внесших вклад в развитие криминологии крупнейших советских ученых касательно причин преступности, затем автор переходит к определению причин корыстно-насильственных преступлений.

В этой связи,  в соответствии с теорией вероятности основное внимание обращено, главным образом, на социально-экономические факторы.

Изучая быт осужденных, мы выяснили следующее: 37,4 % из них проживали в хорошо обставленных уютных квартирах; 26,9 % имели собственный дом, 16,1 % являлись жильцами общежитий, 2,6 % снимали комнату, а у 16,3 % не было постоянного места жительства. Судя по этим данным, можно с уверенностью сказать, что уровень их материального благополучия и условия быта до совершения преступления не были причиной совершения преступления.

В результате перехода на рыночную экономику возросло число безработных, уровень жизни населения стал разниться и т.д.

Нельзя не обратить внимания на увеличение разрыва между различными слоями общества. К примеру, в 1993 году доходы состоятельных людей в России в 26 раз превышали доходы малообеспеченных слоев, тогда как в США и Китае эта цифра составляла соответственно 11 и 5.

Рассматривая уголовное поведение, можно выделить следующие виды общественной и личной позиций, которые непосредственно осуществляют криминогенное воздействие экономических процессов. Это: а) удовлетворение простых бытовых потребностей; б) сохранение достигнутого ранее уровня жизни; в) поддержание потребительского уровня своей семьи и близких, с учетом сложившегося в обществе или конкретной среде образца социального авторитета; г) сбор средств на осуществление и поддержку частной предпринимательской деятельности; д) уверенность во вседозволенности; е) преследование корыстной цели и жажда обогащения; ж) создание возможности для удовлетворения любого желания. В регионах, а именно, в городах, где плотность населения превосходит плотность сельского населения, чаще встречаются случаи совершения преступлений несовершеннолетними. Подавляющее большинство преступлений совершается в городах. Грабеж, вымогательство, совершение разбойного нападения в целях присвоения чужого имущества – частые в городах явления. По сравнению с сельской местностью, здесь они совершаются соответственно в 2,7, 2,8 и 2,6 раз чаще. Выяснилось, что количество корыстно-насильственных преступлений зависит от того, насколько густо населен конкретно взятый регион.

Судя по данным исследований, среди лиц, мигрировавших из сел в города, преобладают те, кто не дружит с законом, большинство из них – лица, совершившие тяжкие преступления против личности. 

Социально-экономический аспект городов, их многоотраслевой характер или, наоборот, монопрофильность (областной центр, шахтерский, текстильный, шахтерский городки и т.п.) также оказывает свое влияние на преступность.

Конечно же, основной причиной совершения конкретного преступления, являются негативные ситуации, оказавшие свое воздействие на формирование личности.

Как и другим странам центрально-азиатского региона, Казахстану присуща такая особенность, как многочисленность членов семьи. Если брать в целом по республике, то среднее количество человек в одной семье – 5,5; в некоторых областях – 6; тогда как в европейских странах СНГ этот показатель составляет всего лишь 3,2 человека. Полных семей 68 %, неполных – 32%, среди последних семьи, в которых дети проживают вместе с матерями – 32 %, с отцами – 6,3 %, с мачехой – 4,5 %. Причиной отсутствия родителей – смерть (24 %), поэтому проживающих в других семьях – 52,4 %. На вопрос: “Сколько детей в вашей семье?”, 11,6 % опрошенных ответили, что воспитывают одного ребенка, 23,4 % – двоих, 22,5 % – четверых и более детей.

17,4 % семей жили в состоянии не утихающего конфликта между родителями, а в 16,1 % родители были во временном разводе.

В одном из исследований был задан такой вопрос: “Что оказало отрицательное влияние на подростка?”. Мнения разделились следующим образом: 7,5 % респондентов указали на преступления, совершенные родственниками, 14,1 % –  на алкогольную зависимость членов семьи, 2,3 % – домашние скандалы, супружескую неверность, 73,6 % –  влияние улицы. И лишь одна третья часть опрошенных с уважением отозвалась о своих родителях.  2,3 % выразили уважение к авторитету школьного учителя, преподавателя, 4,0 % – тренера, руководителя кружка, 3,7 % –  коллектива, где работали или в котором учились. 37,5 % родителей полагают, что подростки, прежде всего, считаются с авторитетом сверстников, а 7,5 % придерживаются мнения, что для подростков  непререкаем авторитет организатора преступления или взрослого лица, подтолкнувшего к совершению преступного деяния.

 Такое общественное мнение наблюдается в узких кругах, в том числе в семьях. Лишь небольшая часть близких родственников осужденных (9,5 %) укоризненно отнеслась к факту совершения преступления и осуждения (т.е. ругала, стыдила, но не прекратила родственных отношений), 19 % выразила сочувствие и сожаление. Подавляющее большинство (68,5 %) предприняло попытку облегчить наказание (нанимала адвокатов, подавала жалобы и прочее). Остальные 3,0 % безразлично отнеслись к факту привлечения виновного к уголовной ответственности.

У 51% лиц, имевших живых родителей на момент совершения разбойного нападения, родители были рабочими, у 19 % – служащими, у 21,4 % – пенсионерами и у 8,6 % – членами колхоза.

Семьи 31 % осужденных пытались уберечь своих детей от уголовного “поприща”, 20 % – не предпринимали никаких действий, будучи в курсе преступных деяний своих детей. 49 % опрошенных не дали ответа на вопрос о том, уделяли члены семьи внимание их поведению?

Подытоживая вышеизложенное, автор считает необходимым принятие закона “О профилактике правонарушений среди несовершеннолетних и предупреждении беспризорности детей”.

На совершение корыстно-насильственных преступлений изощренными, сложными методами способны только образованные лица.

Картина уровня образованности осужденных складывается следующим образом: полуграмотные составляют 3,2 %, имеющие четыре класса образования – 4,3 %, восемь классов образования – 41,1 %, окончивших 10 классов – 33,7 %, имеющие среднее специальное образование – 4,2 %, неполное высшее – 2,4 %, высшее – 1,1 %. Эти данные говорят за то, что в целом, уровень образованности осужденных ниже общего уровня образованности населения.

71,4 % исследованных нами лиц, имевших работу до совершения преступления и осуждения, постоянно употребляли спиртные напитки, 17,9 %  увлекались азартными играми, 24,8 % совершали хулиганские выходки и т.д. Их действия были известны коллективу, родителям, школе. Как показывают исследования, в 74,0 % коллектив был осведомлен об этом, но не принял никаких мер, в 34,8 % случаев коллектив был в полном неведении и потому на суде охарактеризовал подсудимого с положительной стороны.

Лишь в 11,4 % случаев исследуемые нами лица были наказаны за свои действия, а 19,0 % нарушителей закона заявили, что их проступки получили похвалу в коллективе.

На момент совершения преступления 71,0 % опрошенных находились в состоянии алкогольного опьянения.

36 % осужденных употребляли водку, 61,5 % – вино, 2,5 % – самогон. Указанные лица употребляли спиртное в больших дозах. 11,8 % исследованных употребляли наркотические средства, 3,8 % курили анашу, 3,9 % – гашиш, 3,0 % – опиум, 1,1 % потребляли морфий.

Условия, создающие возможность для совершения преступления – это конкретные условия окружающей человека среды, не толкающие непосредственно на преступление, однако способствующие принятию решения о совершении преступления. Они встречаются в различных сферах общественной жизни человека. Поэтому чтобы получить полное и всестороннее представление, следует разделить указанные условия на три группы:

1) условия, дающие возможность совершения корыстно-насильственных преступлений в целях присвоения общественной собственности;

2) условия, дающие возможность совершения корыстно-насильственных преступлений в целях присвоения личного и иного имущества граждан;

3) условия, дающие возможность совершения корыстно-насильственных преступлений независимо от принадлежности имущества.

Возможно, именно поэтому на вопрос о том, какое обстоятельство стало причиной совершения преступления, 11,5 % осужденных указали на плохо организованную охрану, 7,5 % ответили, что предмет находился в удобном для того, чтобы забрать, положении.

41 % осужденных за совершение анализируемого нами преступления отметили, что поведение потерпевшего явилось провоцирующим фактором для совершения преступного деяния.

Как выяснилось, 44,0 % опрошенных лиц нигде не работали или не учились на момент совершения преступления.

Нельзя не отметить того обстоятельства, что вышедшим на свободу из мест отбывания наказания рецидивистам совсем непросто устроиться на работу, а приобрести квартиру тем более. Это также является одним из факторов, толкающих на преступление. В 1977 году 61,0 % осужденных на вопрос “Трудно ли устроиться на работу, отбыв наказание и выйдя на свободу?” ответили утвердительно, а в 1994 году уже 89,0 % придерживались того же мнения. Возможно, в случаях с 19,8 % молодых людей в возрасте от 17 до 18 лет, 29,5 % – от 18 до 19 лет, 34,4 %  – от 19до 20 лет, 21,5 % – от 20до 22 лет, 19,3 % – от 22 до 25 лет именно судимость послужила причиной отказа принять на работу.

Как было указано выше, опасные виды корыстно-насильственных преступлений совершаются с применением оружия. В ходе углубленного исследования причин данного явления на вопрос “Откуда вы взяли оружие или предмет, использованный в этом качестве?” 17,0 % осужденных ответили, что купили его в магазине, 27 % –  приобрели у посторонних лиц, 17,0 % – изготовили в местах лишения свободы, 19,0 % – изготовили на заводе, предприятии. Остальные 20,0 % указали, что купили оружие на рынке, у незнакомых лиц, получили в подарок за время пребывания в колонии и т.п.

Таким образом, причиной совершения корыстно-насильственных преступлений служат следующие негативные явления:

1) формирование в кругу семьи, на работе, в учебном заведении корыстно-иждивенческих настроений;

2) распространение и укоренение психологии поклонения вещам, меркантилизма, стремления к обогащению, корысти;

3) неправильное проведение досуга, психология потребительства, нарушение привычек, склонность к употреблению спиртного, наркотиков, увлечение азартными играми и, как результат, испорченность;

4) переплетение эгоистических потребительских настроений с целью применить насилие;

5) низкий уровень культуры, сознания, сущности человека.

К условиям, дающим возможность совершать данные действия, относятся:

1) слабая техническая охрана помещений, складов; 2) недостатки в борьбе с перепродажей краденого; 3) наличие у преступников разнообразного оружия; 4) халатность граждан по отношению к хранению личного оружия; 5) виктимное поведение корыстолюбивых, быстро поддающихся соблазну потерпевших; 6) тот факт, что некоторые виды корыстно-насильственных преступлений (вымогательство, грабеж, разбойное нападение) по большей части остаются нераскрытыми.

Последний, четвертый раздел второй главы – “Виктимологические аспекты корыстно-насильственных преступлений” – связан с предыдущим разделом. В нем раскрыто влияние потерпевшего на каждый вид корыстно-насильственных преступлений. В этой связи проведены различные социальные исследования.

Каждая четвертая попытка грабежа и каждая пятая попытка разбоя (36 % совершаются в групповом порядке) имеют место на улицах, в тихих дворах, в подъездах и лифтах домов. Подавляющая часть грабежей и разбоев совершается вечером и в ночное время, а деяния, осуществляемые путем проникновения в квартиру – днем.

87% процентов потерпевших– мужчины и 13 % – женщины. Если в 17 % случаев разбоя, в 2 % грабежа с применением насилия, в 10,4 % убийства из корыстных побуждений потерпевшие являются супругами или сожителями преступника, в 18,1 % разбоев, 27,7 % вымогательства, 3 % грабежей с применением физической силы, 12,2 %  убийств из корыстных побуждений потерпевшие приходятся осужденному родственниками. Во всех остальных случаях преступления были совершены незнакомыми для потерпевших лицами.

 42,2 % потерпевших, не состоявших в знакомстве с обвиняемым, скончались во время разбойного нападения.

Заслуживают внимания возрастные категории потерпевших: возраст жертв вымогательства и разбоя чаще всего колеблется между 31 и 50 годами, возраст подвергающихся грабежу с применением физической силы – 31-40 лет, возраст потерпевших в результате бандитизма и убийства из корыстных побуждений представлен в равных пропорциях для всех возрастных групп.

7 % граждан, ставших жертвой нападения, были в состоянии алкогольного опьянения.

Виктимное поведение потерпевших от корыстно-насильственных преступлений может быть разнообразным. Пассивное поведение потерпевшего – это никоим образом не влияющий на возникновение виктимологически опасной ситуации, а также не связанный с оказанием сопротивления вид поведения. Положительное поведение потерпевшего – это не являющееся причиной возникновения опасной с виктимологической точки зрения ситуации, не провоцирующее такую обстановку поведение потерпевшего, а также проявление им осторожности, аккуратности в соответствии с ситуацией и оказание сопротивления преступнику (преступникам). Негативное поведение потерпевшего – это действия или бездействие потерпевшего, являющиеся причиной возникновения опасной с виктимологической точки зрения ситуации, как, например:

- ситуация, когда находящийся в состоянии алкогольного опьянения человек, засыпает в безлюдном месте и становится жертвой грабежа и разбоя;

- случай, когда находящееся в нетрезвом состоянии лицо соглашается на предложение преступника отойти в другое место, и становится жертвой сообщников преступника, поджидающих его в условленном месте; разумеется, в таком состоянии он не может оказать сопротивления преступникам;

- ситуация, когда невозможно противостоять множеству людей;

- неразборчивость в завязывании новых знакомств, когда человек легкомысленно приглашает их к себе, а после распития спиртных напитков становится жертвой преступления;

- состояние опьянения, при котором невозможно дать отпор нападающим;

- ситуация, когда человек теряет бдительность, не выясняет, кто стучится к нему в дверь, или, веря сказанной лжи, открывает ее и тут же подвергается нападению;

- доверяя преступнику, посвящает его в свои финансовые дела или показывает места, где хранит деньги;

- ситуация, когда человек показывает себя богатым, оставляет впечатление состоятельного человека и тем самым привлекает к себе внимание преступников;                                                                                                                         

- имея возможность оказать сопротивление нападающему или грабителю, трусит и создает для преступников благоприятные условия.

Если же классифицировать не поведение потерпевших, а разделить их самих по типам, то и здесь наметятся различные группы.

Автор завершает данный раздел словами: “По нашему мнению, необходимо срочно решить вопрос законодательной защиты потерпевших путем внесения изменений в действующие законы. Речь идет о праве потерпевшего и его представителя на оказание действенного влияния в ходе следствия, о праве обжаловать постановления следователя и прокурора, о праве возместить материальный ущерб, причиненный в результате преступления”.

Третья глава работы “Личность преступника, совершающего корыстно-насильственные преступления” состоит из четырех разделов. Личность преступника – комбинированное понятие. Оно состоит из общесоциологического понятия “личность” и социально-правового понятия “преступник”. Личность преступника – это совокупность политико-социальных, психических и физических характеристик лица, совершившего преступление, имеющее юридическое значение. Прежде чем перейти к разделам, автор делает краткий обзор числа личностей, совершивших корыстно-насильственные преступления за последнее десятилетие, и произошедших изменений. К примеру, если сравнить с 1991 годом, число лиц, совершивших бандитизм, возросло в 23 раза (количество вымогателей – на 20,6 %), в 2000 году по сравнению с 1995 годом этот показатель сократился на 55 % (число вымогателей – на 6,8 %). Количество же лиц, совершивших разбой, возросло в 1995 году по сравнению с 1990 годом на 40,6 % (грабеж – на 26 %), в 2000 году по сравнению с 1995 годом этот показатель вырос на 34 % (грабеж – на 15 %). Удельный вес числа личностей, совершающих отдельные виды корыстно-насильственных преступлений, равновелик с соотношением в абсолютном количестве преступлений. Например, если удельный вес лиц, совершивших бандитизм, являющийся самым незначительным, вырос с 0,06 % (1994 г.) до 1,5 %  (1996 г.), то стоящие на более высокой ступени лица, занимающиеся вымогательством, варьируют между 4,5 % (1991 г.) и 13,5 % (1995 г.). Что касается лиц, промышляющих разбоем, доля которого более внушительна, то они совершили скачок с 24,5 % (1991 г.) до 34 % (1997 г.). Удельный вес грабителей, занимающих самую высокую позицию, колеблется между 55,4 % (1997 г.) и 73,5 % (1992 г.). Удельный вес лиц, совершивших корыстно-насильственные преступления за последние одиннадцать лет, в среднем составляет: бандитизм – 0,55 %, разбой – 27,9 %, грабеж – 62,7 %, вымогательство – 8,76 %.

Первый раздел третьей главы диссертации - “Личность преступника, совершающего корыстно-насильственные преступления” направлен на выявление “Социально-биологических признаков личностей, совершающих корыстно-насильственные преступления”. В 21,4 % корыстно-насильственных преступлений суд “учитывал личность обвиняемого” и “личность подсудимого”, и обобщенно учитывал сведения, касающиеся личности совершившего преступление. В целом, автор находит верным следующий тезис исследователей: у человека не бывает присущих ему каких-либо индивидуальных качеств, которые выводят его из обычных рамок и обособляют от законопослушных граждан. Долгое время в криминологии господствовало мнение, что личность необходимо изучать с социальных позиций. В своей основе это, может, было и верное мнение, однако в некоторых случаях оно позволяет не уделять достаточного внимания должной оценке психологической информации. Взаимодействие социальных факторов при зарождении преступного замысла, в процессе планирования и совершения преступления не исключает наличия биологических периодов. В некоторых случаях при совершении преступления особенности человеческой личности могут играть побочную роль. Как показывают результаты исследований, наряду с генетическим разнообразием, порождающим у каждого человека неповторимую, исключительную, присущую только ему биологическую особенность, в людях генетически заложена способность всестороннего впитывания в себя социальной программы. Благодаря этому свойству человек становится открытой социальной системой, являющейся ярким сознательным отражением воздействия окружающей его объективной действительности. “Человеческая личность, в том числе личность преступника, есть совокупность социальных и личных качеств, врожденных и приобретенных свойств, и существующая между ними связь носит диалектический характер, – заключает автор. – Социальные качества человека являются главными определяющими, их нельзя считать побочными по отношению к его биологическим, психофизическим свойствам. Посредством диалектики социальное качество преобладает над биологическим свойством”.

При совершении корыстно-насильственных преступлений биологические особенности организма рассматриваются в качестве фактора, толкающего на преступление.

Трудно согласиться с мнением, что “Ломброзо ошибся только тогда, когда заявил, что преступника по натуре можно вычислить, а самое главное, Ломброзо не ошибся, сказав, что склонность человека к какому-либо действию суть врожденное качество”.

Преступниками не рождаются, ими становятся, испытав негативное воздействие окружающей среды. Негативное влияние не делает тотчас же преступником. Сначала оно формирует внутренний мир человека, психологию, определяет его бытие, а влияние социальной среды находит свое отражение. 

Иными словами, не следует отрицать роль отдельных биологических факторов, а напротив, необходимо в убедительной форме отвести им роль дополнительного криминогенного детермината.

В этой связи, учитывая медико-биологические особенности преступника, можно намного полнее изучить механизм криминального поведения, что облегчит ответ на вопрос, по какой причине у него сложилось именно такое поведение, позволит точнее определить конкретную меру, применяемую к человеку, преступившему закон.

Название второго раздела третьей главы – “Социально-демографические признаки личности, совершающий корыстно-насильственные преступления”.

Социально-демографические исследования лиц, совершивших преступления из соображений личной выгоды, с применением физической силы или психического давления, показывают, что подобные преступления по большей части совершаются мужчинами. В бывшем СССР лишь одна четверть женщин, поступивших в исправительно-трудовые колонии, совершили преступления с применением физической силы. Среди уголовных дел, исследованных нами, удалось найти только десять чисто “женских” дел. Еще одна особенность женской преступности – “по своей структуре она не похожа на мужскую преступность, кроме того, она отличается не только по количеству, но и по качеству”.

Женщинам не присуще смелое и дерзкое совершение корыстно-насильственных преступлений, а если и встречаются такие случаи, то решаются на них, как правило, ранее судимые женщины. Повторность преступлений, совершаемых женщинами, составляет 15,5 %. Субъектами корыстно-насильственных преступлений чаще всего являются люди молодого возраста. За последние 5 лет среди несовершеннолетних, совершивших данные преступления, значительно выросло число девушек. Например, в 1985 году среди молодых людей, осужденных по ч.2 ст.126 УК РК, девушки составляли 2,8 %, а 1983 году – 3, %, 1995 году этот показатель достиг 4,3 %. Следует отметить, что наряду с ростом процента девушек среди преступников, не достигших 16-летнего возраста, увеличилось их общее количество. Несмотря на то, что покушение на имущество не присуще несовершеннолетним преступникам, число несовершеннолетних среди осужденных за вымогательство личного имущества граждан составляет 15-17 %.

По мере увеличения числа судимостей, преступники начинают “специализироваться” в определенном виде преступлений. 57,8 % осужденных за убийство из корыстных побуждений имели целью не только убийство своей жертвы, но и убийство с причинением ей душевных страданий. 49,6 % из них были осуждены за особо жестокое убийство из корыстных побуждений. 37 % рецидивистов совершили свое первое преступление в несовершеннолетнем возрасте.  

Вымогательство широко распространено, в основном, среди молодежи. Проведенные нами исследования показали, что возраст 57,8 % вымогателей между 16 и 24 годами. Если обратиться к статистическим данным, в 1994 году 50 % фактов вымогательства по Казахстану были совершены молодыми людьми указанного возраста. Кроме того, в 11 % данных преступлений решающую роль для преступника сыграла сложившаяся обстановка. Каждая третья женщина-рецидивист (каждый восьмой мужчина) при совершении нового преступления не занималась общественно полезной работой, не имела постоянного места жительства. 31 % лиц, привлеченных к ответственности за кражу оружия, ранее судимы, 23,6 % – несовершеннолетние, 32 % совершили групповое преступление.

Классификация подсудимых по их социальному положению и профессии, показывает, что 11,2 % из них – работники жилищно-бытовых и коммунальных служб, 17,3 % – служащие, 3,4 % – сотрудники малых предприятий, товариществ, 1,9 % – студенты учебных заведений, 7,9 % – члены колхозов, кооператоры, 3,5 % – люди творческого труда, 1,2 % – люди ремесленных дел, 36,3 % нигде не учатся и не работают. Организованные преступные группировки выбирают людей, обладающих познаниями в сфере экономике, юридической грамотой и пр. 26,6 % в группах, занимавшихся разбоем, грабежами, составляют именно они. 11 % аналогичных преступлений совершили школьники.

Судя по исследованиям, проведенным в 1999 году, у 37 % осужденных совершеннолетних мужчин были семьи в период отбывания наказания. Согласно же опубликованным данным, 77,2 % мужчин состоят в браке. Таким образом, доля преступников, имеющих семьи и совершивших корыстно-насильственные преступления, намного меньше общей доли состоящих в браке мужчин. В основном, указанные преступления совершаются неженатыми людьми, они составляют 73 %, разведенные – 25,9 %, вдовцы – всего 1,1 %.

Лица, не занимающиеся общественно-полезным трудом, либо нигде не учащиеся, являются категорией, быстро приобщающейся к преступному миру. 27 % из них находились на иждивении родителей, 14 % – родственников, 6 % – друзей или знакомых, 3 % – сожителей. Представляется, что народные дружинники и представители местных маслихатов должны объединить усилия, чтобы направить их деятельность в общественно полезное русло, контролировать поведение, оказать содействие в трудоустройстве. Исследования показывают, что избранию осужденными преступной стези способствовали следующие обстоятельства: в 21,1 % это насильственные действия в семье со стороны отца, в 1,3 % – со стороны матери, в 33 % указаны иностранные фильмы, открыто демонстрирующие сцены изнасилования, издевательств, произвола, в 37,7 % – лица, ранее совершившие преступление, убийство из корыстных целей, в 27,3 % – места отбывания наказания, в 25 % – ранее судимые за разбой, в 7,7 % – имеющие судимость за бандитизм.

Две трети родителей из исследованных нами неблагополучных семей сами выросли в таких же условиях, в каких воспитываются их дети, и одна треть из них выросла в неполных и не могущих служить примером семьях. Это говорит в пользу нашего утверждения о том, что влияние социальной среды преобладает над биологическим наследием.

41,1 % совершивших разбойное нападение приняли такое решение под давлением группы преступников. Если добавить сюда подстрекателей к совершению преступления, то этот показатель будет равен 80 %.

Третий раздел направлен на определение “Социально-нравственныхчеловеческих и социально-психологических признаков личностей, совершающих корыстно-насильственные преступления”. 

Хотя мы говорим, что склонность к преступлению сформировалась во время просмотра кинофильмов, при чтении литературных произведений, на улице и в других местах, первое зерно все же сеется в семье, здесь оно и прорастает. Наверное, поэтому 21,7 % осужденных унаследовали жестокость своих отцов.

По словам самих осужденных, 52 % из них сочувствовали потерпевшим, 40 % не испытывали никакого чувства жалости, а остальные 8 % оставались безразличными к страданиям жертвы.

На вопрос “Как вы проводили свободное время, чем занимались?”, мы получили следующие ответы (в %):

занимались спортом – 11,4; участвовали в художественных кружках– 4,6; ходили в кино – 21,3; в театр – 11,2; ходили на рыбалку, охоту, совершали экскурсии за город – 9; смотрели телепередачи – 14; ходили на дискотеку – 11; посещали парк культуры – 37; были в ресторане – 17,5; кафе – 19,2; в гостях – 13,3; играли в карты, шахматы – 9,7.

Если только 11,4 % опрошенных занимались спортом, то 67,9 % проводили свободное время в ресторанах, кафе. Многие ходили в кино (21,3 %), смотрели телевизор (14 %), бывали в гостях (13,3 %), играли в различные игры (9,7 %).

Если сравнить результаты исследований, проведенных в 1997 и 1993 годах, можно заметить, что интерес к чтению книг, прессы сильно ослаб. Судя по ответам участников опроса, в 1997 году 63 % из них читали журналы, книги, 13,9 % совсем ничего не читали, 23,1 % читали изредка. Короче говоря, 37 % осужденных мало читали либо не читали вовсе. В 1993 году эти показатели были в несколько раз ниже. 65,2 % осужденных, имевших работу до совершения преступления, постоянно употребляли спиртное, 11,1 % употребляли наркотики, 5,12 % увлекались азартными играми, 11,1 % совершили хулиганские действия и т.д. Указанные факты по большей части были известны коллективу, родителям или школе. В 52 % случаев коллектив знал об этом, но не принял надлежащих мер, а в 33,5 % коллективу не было ничего известно, и на суде он чаще всего давал положительную характеристику обвиняемому. Лишь 14,1 % из них были наказаны за свои действия, а неправильные поступки 11 % получили похвалу в коллективе.

75 % лиц, совершивших повторное преступление, будучи в нетрезвом состоянии – это те, кто не поддался воспитательному воздействию коллектива и потому, так и не исправившись, снова оказался в колонии. 3,1 % повторно осужденных испытали негативное влияние коллектива, 56 % потеряли связь с коллективом, в котором работали, 55,3 % не занимались никакой общественной работой в коллективе. Если трудовой стаж 66,7 % осужденных составляет немногим более 3 лет, то проработавших в одном учреждении более 3 лет всего 12,7 %, у большинства же (87,3 %) стаж не достигает 3 лет. Частая  смена места работы не позволила коллективу оказать на них положительное воздействие.

Учитывая степень общественной опасности лиц, совершивших уголовно наказуемое деяние из корыстных побуждений, степень глубины и стабильности укоренения в них антиобщественных взглядов, можно провести их типологию по трем группам:

1. Злостный тип, т.е. лица, избравшие антиобщественный, корыстный настрой, у которых склонность к совершению преступления очевидна, им присуще полное пренебрежение другими, они не признают общественный порядок, нормы (антиобщественный тип). Они не только создают преступную группировку, но и используют благоприятные для совершения преступления обстоятельства либо сами создают такую ситуацию. Они применяют самые опасные и надежные с их точки зрения способы совершения преступления, не остановятся даже перед убийством, самоуверенны, изыскивают способы избежать ответственности, а если им случится быть разоблаченными, оказывают давление на других членов группы (ранее судимые, не работающие и т.д.).

2. Антиобщественный тип, уровень их корыстолюбивой ориентации по сравнению с первой группой на более низком уровне  (антисоциальный тип), т.е. эти свойства не столь глубоко устоялись в них. Им характерно полное пренебрежение другими людей, совершая преступление, они используют старые способы, а поскольку попадают под влияние злостных преступников, то играют роль исполнителей преступления и помощников, совершают преступления при удобном стечении обстоятельств (безработные, алкоголики, ранее судимые и т.д.).

3. Тип, связанный с обстановкой. Это антиобщественный тип с не очень устоявшимися корыстолюбивыми ориентирами. Они могут пойти на преступление, не вынеся трудностей жизни. Когда они преследуют личную выгоду, не считаются с интересами других. В формировании их взглядов решающую роль играют окружающие их люди. (Это люди, за которыми до совершения ими преступления не замечали антиобщественных поступков, т.е. ранее не судимые, занимающиеся общественно полезным трудом, которых положительно характеризуют и на работе, и в быту).

По нашему мнению, такая типология показывает самые главные особенности, присущие личности преступника, раскрывает его внутреннее бытие, сущность, дает возможность определить закономерности в понятиях преступника.

15 % исследованных отнесены к злостному (антисоциальному) типу, значительная часть (76 %) составила неустойчивый (антисоциальный) тип. Лица, относящиеся к типу, связанному с обстановкой, составили всего лишь 9 %.

Четвертый раздел называется “Социально-правовые признаки лиц, совершающих корыстно-насильственные преступления”.

35 % исследованных ранее привлекались к уголовной ответственности, из них 17,5 % ранее совершили разбой, 12,4 % - кражу, 18,4 % - грабеж, 8,1 % - вымогательство, 19 % - хулиганство, 8,3 % - насильственные действия против личности, 5,3 % - иные корыстные преступления и 11 % - другие преступления. Суммируя эти данные, можно увидеть, что 58,1 % повторных преступлений были совершены из соображений личной выгоды и 41,9 %  — с применением насилия. Это указывает на то, что в их сознании укоренились антиобщественные намерения, а в уголовном законе имеются недостатки. Анализ прежней судимости указанной категории преступников обнаруживает, что они не сумели избавиться от желания совершить преступление в интересах личной выгоды, учинить произвол, совершить насилие.  

Анализ данных о прежних судимостях рецидивистов за корыстно-насильственные преступления, показывает, что за первые преступления им было назначено следующее наказание: 9 % из них - до 1 года, 20,1 % - от 1 до 3 лет, 37,3 % - от 3 до 5 лет, 21 % - от 5 до 8 лет, 12,6 % - более 8 лет лишения свободы.

В данной категории осужденных особо опасные рецидивисты составляют 15,4 %, из них 23 % имели три судимости, 22,2 % - четыре, 18 % - пять, 10,5 % - шесть, 5,8 % - семь, 2,9 % - восемь, 2,2 % - девять и более.

76 % преступников, сразу же после совершения преступления стараются изменить свое местопребывание.

Поэтому, каким бы ни было преступление, следует предпринимать все действия, чтобы раскрыть его по горячим следам, оперативно задержать виновного.

23,5 % преступников, применивших насилие, 21,2 % совершивших корыстные преступления, 25 % совершивших корыстно-насильственные преступления занимали позицию, направленную против норм, защищающих жизнь и здоровье людей.

При опросе 82 % исследованных нами осужденных на вопрос “Каково ваше мнение относительно приговора?” ответили, что вынесенный им приговор слишком жестокий, 66 % назвали его несправедливым, и лишь 2 % ответили, что приговор мягкий. А на вопрос “Считаете ли вы себя виновным?” 47 % осужденных признали себя полностью виновными, 41% - частично виновными, а 12 % не признали свою вину. И лишь 7,6 % указали, что гордятся содеянным преступлением. Это свидетельство того, что у данной категории лиц примерно-социальные качества носят отрицательный характер.

Четвертая глава диссертации называется “Основные меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений”,  а ее первый раздел носит название “Общие меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений”.

Исходя из вышеизложенного, попытаемся дать определение понятию предупреждение корыстно-насильственных преступлений. Итак, предупреждение корыстно-насильственных преступлений – это совокупность взаимосвязанных между собой различных мер, проводимых государственными, общественными и другими организациями в целях выявления и ликвидации причин преступности и условий, предоставляющих ей возможности.

В юридической литературе приведены различные виды ее классификации. Для того чтобы спланировать и организовать профилактическую работу будет правильным проводить классификацию: по уровню профилактической работы, ее механизму, объему, по содержанию мер предупреждения, по субъекту их исполнения. По уровню профилактической работы предусмотрены две группы мер – меры общесоциального и социально-криминологического характера. К общесоциальным мерам предупреждения преступности относятся формирование нового общества, реализация программы повышения сознания, культурного уровня, благосостояния населения.

Автор предлагает к осуществлению следующие общие меры:

1. Эффективная экономика, многообразие форм собственности, формирование рыночных отношений на основе повышения деловой активности и инициативы людей.

2. Для того чтобы улучшить социальное, экономическое и иное положение молодежи, способствовать их добровольному участию в труде и общественно-политической жизни, также следует предусмотреть и осуществить меры финансового, законодательного обеспечения государственной молодежной политики.

3. Улучшить качество преподавания в учебных заведениях таких предметов, как “Основы государства и права” и “Правоведение”. Количество часов, отведенных на изучение данных предметов, увеличить до 60-ти и предусмотреть сдачу экзаменов в конце курса.

4. Рассматривая меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений на общесоциальном уровне, необходимо решить актуальную для Казахстана проблему трудоустройства населения. Как известно, переход на рыночные отношения привел к росту числа безработных. Поэтому на основании Закона РК “О труде” нужно разработать Государственную программу трудоустройства населения Казахстана на 2004-2010 годы. Эта программа должна реализовываться на основании областных, городских и районных программ трудоустройства. Для этого между различными государственными органами, работодателями и общественными организациями следует наладить тесную связь. Государственная программа должна состоять из 4 разделов: а) анализ ситуации, сложившейся на республиканском рынке труда в указанный период; б) прогноз рынка труда; в) трудоустройство, сокращение числа безработных и меры оказания социальной помощи безработным; г) фонд трудоустройства на 2004-2010 годы.

5. В крупных городах республики должны проводиться комплексные меры предупреждения правонарушений, при этом следует учитывать экономические, социальные, географические и прочие особенности городов. Указанные меры должны войти в программу социального развития города. В ней найдут отражение конкретные меры, всесторонне охватывающие основные проблемы борьбы с преступностью и положительный опыт борьбы. Принятие мер охраны правопорядка предусматривается не в узком значении (создание народных дружин, борьба с пьянством, установление порядка в общежитиях и т.д.), а в широком социальном смысле, например, регулирование процесса миграции населения, управление процессом адаптации к обществу, активное участие в развитии инфраструктуры города, нацелить население на охрану общественного порядка и т.д.

6. Организация всеобщего преподавания законов и воспитания законопослушанию. Создание правовой обучающей системы на предприятиях, в учреждениях, организациях, для учащейся молодежи и других граждан.

Широкая пропаганда среди населения буквы закона, а именно, убеждение в неизбежности наказания за совершенное преступление, воспитание в духе уважения к человеку, его личности, доведение до сознания мысли о недопустимости нарушения общественного порядка. В этом отношении нельзя переоценить роль средств массовой информации.

7. Укрепление социальной базы предупреждения правонарушений. Государственное попечение многодетным семьям, пенсионерам, малообеспеченным слоям населения с помощью социально-экономических мер. Периодический пересмотр размера минимальной зарплаты и продуктовой корзины (размера необходимого продуктового довольствия). Увеличение количества детских дошкольных учреждений, домов для детей, оставшихся без попечения родителей, сирот, домов престарелых.

8. Повышение социально-правовой активности граждан. Изыскание новых форм привлечения граждан к охране правопорядка. Законодательное регулирование защиты потерпевших, свидетелей. Оказание социальной поддержки гражданам, проявившим активность в деле укрепления законности. Необходимо принять Закон “Об участии граждан в обеспечении правопорядка” и на его основе разработать новые “Правила об общественных инспекторах”, который должен быть утвержден Правительством.

9. Необходимо содействовать социальной реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Создать систему их трудоустройства. Для освоения осужденными необходимой рабочей профессии улучшить и усовершенствовать работу колоний отбывания наказания. Содействие и поддержка деятельности домов социальной реабилитации и других форм адаптации к обществу лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Второй раздел четвертой главы называется “Специальные меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений” и содержит конкретные предложения, сформулированные в ходе анализа специальных мер.

По мнению диссертанта, в целях обеспечения системной реализации мер предупреждения преступности, следует принять Закон “О предупреждении преступности”.

Как полагают аналитики, когда работа специальных органов профилактики осуществляется правильно и своевременно, есть возможность пресечения каждых двух преступлений из трех. Многие специальные меры проанализированы, каждая в отдельности.

1) Борьба с безработицей. Анализ статистических данных за 1974-1994 годы, проведенный Министерством юстиции Республики Казахстан, показывает, что в среднем 38 % лиц, совершивших корыстно-насильственные преступления, пошли на преступление, будучи трудоспособными, и на тот момент нигде не работали или не учились.

2)  Борьба с преждевременным прекращением учебы. По статистическим данным Министерства юстиции республики, среди несовершеннолетних, совершивших корыстно-насильственные преступления, ежегодно не посещали школу 30-35 %.

3) Борьба с пьянством и алкоголизмом:

а) Усиление контроля за лицами, пристрастившимися к употреблению спиртных напитков на рабочем месте;

б) Открытие при крупных предприятиях наркологических кабинетов и клиник;

в) Введение жесткого контроля за реализацией спиртных напитков.

Необходимо дальнейшее улучшение патрульно-постовой службы полиции. На сегодняшний день один полицейский этой службы обслуживает 9 тысяч человек. В некоторых районах на одного полицейского приходится 10 тысяч и более человек. Если сравнить с другими странами, то в Японии один полицейский обслуживает 555 человек, в США – 354, в Израиле – 217, в Сингапуре – 209.

4) Борьба с незаконным изготовлением, хранением и ношением огнестрельного оружия. В 44 % дел о корыстно-насильственных преступлениях с использованием охотничьего ружья выяснилось, что оружие принадлежало не обвиняемому, а постороннему лицу. Однако следствие не поинтересовалось, когда и при каких обстоятельствах это оружие попало в его руки. В 21,7 % дел не был установлен владелец оружия.

Одним из средств предупреждения корыстно-насильственных преступлений является непрерывная борьба с рецидивной преступностью, беспрекословное исполнение Правил об административном надзоре за лицами, освободившимися из мест лишения свободы.

В 1990 году в бывшем СССР было 80 центров общественной адаптации освободившихся из мест лишения свободы.

В этом отношении заслуживает внимания опыт зарубежных стран, как в особенности, Германия, прежняя Чехословакия, Япония. Там были приняты специальные законодательные акты, способствующие социальной адаптации освободившихся лиц к новой среде. В Польше 50 процентов зарплаты осужденных направляется именно на эти цели.

В борьбе с корыстно-насильственными преступлениями важную роль могли бы сыграть и различные фонды. Они могли бы заниматься оказанием материальной помощи лицам, освободившимся из мест лишения свободы, содействием в их трудоустройстве, предоставлением им возможности для занятия творческой деятельностью, созданием центров адаптации к новым условиям жизни и другими полезными делами.

Третий раздел называется “Наказание как средство борьбы с корыстно-насильственными преступлениями и проблемы повышения его эффективности”.  Автор начинает с рассмотрения значения и цели наказания. Остановившись на различных дискуссиях на заданную тему, автор приходит к заключению, что “возмездие – не есть цель наказания, а его сущность, неотъемлемое свойство”. Исправление осужденных, профилактика совершения ими повторного преступления (спецпрофилактика), профилактика совершения другими лицами преступлений (общая профилактика) являются целями наказания.

В целом, профилактические действия осуществляются по трем параметрам. Во-первых, это порождает страх, т.е. люди, имеющие наклонность к совершению преступления, отказываются от подобного побуждения. Во-вторых, наказание пресекает совершение запрещенных действий, люди привыкают не нарушать нормы, защищаемые законом, общественный порядок. В-третьих, возможность привлечения к уголовной ответственности настраивает на “сохранение нормальной привычки законопослушания”.

Воздействие на граждан посредством воспитательно-профилактических процессов начинается именно с этого закона.

Конкретных же мерил, позволяющих узнать, насколько исправился осужденный, не существует.

Исправившись, человек не сильно меняется, просто несколько улучшается его поведение.

В УК Франции установлено наказание в виде семилетнего тюремного заключения и штрафа в размере 700 000 франков за вымогательство. Как и во Франции, в Турции вымогательство карается достаточно жестоко. В соответствии с германской доктриной уголовного закона вымогательство есть действие равное грабежу, поэтому оба преступления находятся в официальной части УК. Грабеж или похищение человека с целью вымогательства по УК Италии не относится к преступлениям против личности, оно считается преступлением против собственности, и такое деяние карается очень жестоко, вплоть до пожизненной каторги. За совершение киднепинга по законам некоторых штатов США предусмотрено многолетнее или пожизненное тюремное заключение, а в штате Калифорния – смертная казнь.

Еще одна грань наказания – если лицо совершило несколько преступлений, и наказание назначается по совокупности преступлений, то, как показывает судебная практика, имеет место какая-либо ошибка. 8,4 % измененных приговоров состоят из таких ошибок. Вместе с тем, продолжается процесс стабилизации приговоров суда. Случаи отмены или изменения приговоров суда судом высшей инстанции по причине назначения несправедливого наказания сократились с 3,3 % до 2,0% (вымогательство – 1,0 %, грабеж – 1,5 %, разбой – 2,0 % приблизительно).

В 1995 году по отношению к 79,5 % лиц, совершивших вымогательство, 85,6 % – грабеж с применением физической силы, 47,2 % – разбой, 100 % – бандитизм, 100 % – убийство из корыстных побуждений было применено наказание в виде лишения свободы.

В целях определения процесса применения пределов наказания, установленных законом, нами было проанализировано более 1000 уголовных дел (грабеж, вымогательство, разбой, убийство из корыстных побуждений), в результате чего выяснилось, что в 1975-1994 годах в 47,5 % случаев судами было применено наказание, близкое к самому низкому пределу санкции, в 32,5 % – близкое высшему пределу санкции, в 17,0 % случаев – средний предел санкции, в 3,0 % – наказание ниже низшего предела.

При грабеже с применением насилия  было применено наказание ниже низшего предела – 6,5 % (разбой – 3,5 %, вымогательство – 2 %, бандитизм и  убийство из корыстных побуждений – 0 %), близкое в низшему пределу санкции – 59 % (разбой – 51 %, вымогательство – 61 %, бандитизм – 14,5 %, убийство из корыстных побуждений – 21,3 %), ниже среднего уровня – 7,5 (разбой – 15 %, вымогательство – 13,5 %, бандитизм – 17,1 %, убийство из корыстных побуждений – 21,3 %), близкое к высшему пределу санкции – 37 % (разбой – 30,5 %, вымогательство – 23,5 %, бандитизм – 67,4 %, убийство из корыстных побуждений – 71,3 %).

Исследование дел о бандитизме и убийстве из корыстных побуждений показало, что если в 1970-80 годы судами был назначен высший предел лишения свободы – 15 лет, иногда 10-13 лет, а случаи назначения самого низкого предела – 8 лет лишения свободы – незначительны, то в 1985-94 годах 4 % осужденных за убийство было назначено наказание в виде лишения свободы на срок до 8 лет, 43 % – на срок от 8 до 10 лет, 53 % были осуждены на срок от 10 до 15 лет и 5 %  приговорены к смертной казни. 4 % осужденных за бандитизм было установлено наказание в виде лишения свободы на срок до 8 лет, 36 % - на срок от 8 до 10 лет, 44 % - на срок свыше 10 лет, а 6 % приговорены к смертной казни. 

Так же автор останавливается на эффективности наказаний, не связанных с лишением свободы, и путях повышения их эффективности, и в этой связи опирается на практику зарубежных стран.

Трудно понять позицию, которой придерживается наш законодатель. Определив исправительные работы за грабеж, он не ввел их в санкцию статьи, предусматривающей ответственность за вымогательство.

На наш взгляд, в прежнем Уголовном кодексе было найдено правильное решение данного вопроса. Учитывая эффективность данного вида наказания, необходимо применять его не только при совершении грабежа, но и в случае вымогательства, предусмотренного в  ч. 1 ст. 181 УК РК. К примеру, в 1987 году в Англии и Уэльсе лишь 21 % осужденных был вынесен приговор о лишении свободы, в Швеции это 20 %; показатели осужденных к выплате штрафа составляют соответственно 44,5 и 49,4 %. В Японии же в 1981 и 1982 годы приговоренные к лишению свободы составили 3,5-4 %, а к выплате штрафа – 95,0-95,2 %.

Значение применения штрафов за совершение корыстно-насильственных преступлений велико, так как наложение штрафа на человека, совершившего преступление с целью получения материальной выгоды, может оказать на него особенное действие, – считает автор и предлагает новую редакцию об исправительных работах и штрафе. Согласно одним исследований, рецидив среди лиц, подвергнутых такому наказанию, составляет 8,5 %, а по другим данным – 6,2 %, третьи указывают на 2,5 %. По результатам же наших исследований рецидив равен 7,1 %.

За совершение четырех анализируемых нами преступлений в качестве дополнительной меры наказания в законе предусматривается конфискация имущества. Если в 1993 году данная мера наказания была назначена в 28,0 % случаев грабежа, то в 1994 – в 47,1 % случаев, за вымогательство соответственно – 59,3 % и 65,6 %, разбой – 62,6 и 68,3 %, бандитизм – 92,0 и 95,5 %. Это очень жесткая дополнительная мера, которая оказывает сильное воздействие на лица, совершившие преступления из соображений личной выгоды. Автор также предлагает новую редакцию статьи о конфискации имущества. Если эти предложения будут приняты, эффективность применения наказания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями возрастет, считает автор.


ЗАКЛЮЧЕНИЯ         

За последнее десятилетие количество корыстно-насильственных преступлений достигло высокого уровня. К примеру, в 1998 году, по сравнению со средними показателями преступлений, совершенных за последние 10 лет, разбой достиг самого высокого уровня (+16,9%), а годом раньше наблюдался рост на 15,2 %. С 1999 года наметилась тенденция снижения с достигнутого “пика”. Если в 1999 году число этих преступлений в среднем возросло на 6,4 %, то в 2000 году – сократилось на 1,8 %, в 2001 году снова выросло на 5,7 %, в 2002 году сократилось на 2 %, в 2003 году – сократилось на 9,7 %.

Если сравнить со средними 10-летними показателями, в 1992-94 годах грабеж набрал быстрые темпы (+35 % в 1992 г.; +41 % в 1993 г.; +21,6 % в 1994 г.), начиная с 1995 года наметилась обратная тенденция снижения среднего показателя (-3,2 % в 1995 г.; -9 % в 1996 г.; -9,1 % в 1997 г.; -3,4 % в 1998 г.; -5,4 % в 1999 г.; -9,4 % в 2000 г.; -7,7 % в 2001 г.; -15,6 % в 2002 г.; -23,9 % в 2003 г.).

Что касается вымогательства, то если сравнивать по средним показателям, за последние 1999-2000 годы количество совершения данного вида преступления превысило “достижения” 1994-95 годов. К слову, в 1999 году наблюдалось превышение среднего показателя на 11,9 %, в 2000 году – на 13,6 %. С одной стороны, это объясняется латентностью данных преступлений в 1993-1996 годах, когда наблюдался всплеск насилия. Разрыв от средних показателей последнего десятилетия по бандитизму в сторону возрастания таков: 1997 (+82%), 1998 (-3,4 %), 1999 (+100 %), 2000 (+86 %), 2001 (+10 %), 2002 (-41 %), 2003 (-41 %).

Как показывают приведенные выше тенденции к снижению, ни одно из корыстно-насильственных преступлений не снижалось до уровня 1990 года.

Если, начиная с 1995 года, наблюдается тенденция к снижению общего уровня преступности, то удельный вес корыстно-насильственных преступлений продолжает расти (1995 г. – 6,9 %, 1996 г. – 6,9 %, 1997 г. – 7,7 %, 1998 г. – 9,3 %, 1999 г. – 9,5 %, 2000 г. – 8,4 %, 2001 г. – 8,5 %, 2002 г. – 8,8 %, 2003 г. – 9,1 %).

Точно также растет не только число преступлений, но и количество лиц, совершающих их. Например, в 1993 году по сравнению с 1992 годом количество осужденных за умышленное убийство из корыстных побуждений увеличилось на 34,5 %, бандитизм – 67,4 %, разбой – 85,7 %, вымогательство – 65 %, грабеж с применением насилия – 84,8 %. Вместе с тем, в 1995 году сократилось число осужденных за разбой, убийство из корыстных побуждений. Субъектами корыстно-насильственных преступлений, чаще всего, является молодежь.

За последние 5 лет значительно возросло число девушек среди несовершеннолетних, совершивших данные виды преступления. К примеру, в 1985 году среди лиц, осужденных по ч. 2 ст. 126 УК, девушки составляли 2,8 %, в 1993 году – 3,5 %, то в 1995 году – уже 4,3 %. Следует отметить, что наряду с увеличением процента девушек среди несовершеннолетних преступников, возросло и их численное количество. Процент же повторности преступлений среди женщин составляет 15,5 %.

Если среди осужденных за совершение корыстно-насильственных преступлений лица с высшим образованием составляют 1,1 %, на долю лиц с неполным высшим образованием приходится 2,4 %, со средним специальным образованием – 4,2 %. Остальные 92,3 % имеют среднее образование или же не окончили школу.

Приведенные выше данные показывают, что общий уровень образования осужденных ниже общего уровня образования населения.

 Если 74,7 % всего работающего населения республики имеют среднее и высшее (полное и неполное) образование, то 48,6 % среди изученных нами лиц – полуграмотные и имеющие 8 классов образования, 51,4 % - люди со средним и высшим образованием.

Все это способствует совершению и повторному совершению корыстно-насильственных преступлений. Однако нельзя обойти и их непосредственные причины.

Так как взгляды, правила поведения, психология людей и т.п., в общем, институты надстройки находятся в зависимости от общественных отношений, соответствующей формации, то основной причиной выступает экономический фактор. Неблагоприятные экономические условия, запав в сознание общества и отдельного человека, порождают антиобщественное поведение, однако это находит проявление на уровне определенной социальной группы, на уровне отдельной личности. Поэтому в каждом конкретном случае следует раскрывать взаимную связь между объективными условиями и субъективными факторами, относящимися к причинам антиобщественных проявлений, учитывать, на кого они оказывают большее воздействие.

Если общество останется заложником экономических, социальных и политических проблем, тогда неизбежен разгул преступности, и никакая социально-политическая система не сможет избежать этой закономерности.

Необходимо различать общие причины преступности и причины конкретного преступления, а также условия. Причины и условия конкретного преступления, это: а) среда, подменяющая нравственные устои, потребительские настроения, интересы, ориентиры конкретного лица на ценности, служащие основой уголовной причинности; б) сама уголовная причинность; в) условия, непосредственно присутствующие в процессе формирования личности, в течение жизни человека и совершении им преступления и создающие возможность для появления и реализации уголовной причинности в поведении (вызывающие возможность для конкретного преступления).

Ухудшение качества жизни одних приводит к обогащению за их счет других, и данное противоречие также является причиной распространения преступности. Люди переживают чувство страха, гнева, теряют веру, учащаются политические конфликты, бандитизм и насилие в различных формах. При определенных условиях экономическая преступность может перерасти в корыстно-насильственную и просто насильственную преступность. 

Изучая быт осужденных, мы выяснили следующее: 37,4 % из них проживали в хорошо обставленных уютных квартирах; 26,9 % имели собственный дом, 16,1 % являлись жильцами общежитий, 2,6 % снимали комнату, а у 16,3 % не было постоянного места жительства. Судя по вышеприведенным данным, можно с уверенностью сказать, что их материальное положение и условия быта до совершения преступления не были причиной совершения преступления.

В результате перехода на рыночную экономику возросло число безработных, уровень жизни населения стал разниться и т.д.

Нельзя не обратить внимания на увеличение разрыва между различными слоями общества. К примеру, в 1993 году в России доходы состоятельных людей в 26 раз превышали доходы малообеспеченных слоев, тогда как в США и Китае эта цифра составляла соответственно 11 и 5.

На всем протяжении истории развития человечества доказано, что, если с одной стороны, одной из конкретных причин преступности была недостаточность материальных средств, то, с другой стороны, эта самая недостаточность обогащает других.

Это – двоякий процесс криминогенного характера, и он возникает вследствие нерешенности явных экономических проблем.

Кроме того, экраны телевизоров и кинотеатров наводнили фильмы, пропагандирующие насилие, ложь, корысть. Своими корнями преступность связана со всеми социальными отклонениями, является их самым ярким проявлением.

Наводнившая полки магазинов переводная литература, массовое кино, телевидение так же вносят свою “лепту” в генезис преступности. В реальной жизни пропагандируемая ими свобода становится произволом, когда всего-навсего один сумасшедший сотрясает все общество, а законопослушные граждане остаются в тени.

Постепенно люди привыкают к демонстрируемым по телевизору сценам насилия и перестают воспринимать его выходящими за рамки действиями. Начался процесс уничтожения чувства насилия. Негативные поступки в средствах массовой информации входят в нашу повседневную жизнь. Также социально-экономические и культурно-бытовые различия между городом и селом становится социальным фактором, объективно влияющим на преступность, поразившую общество.

В регионах, где городское население по численности превышает сельское население, преступления чаще всего совершаются несовершеннолетними. Подавляющее большинство преступлений совершается в городах, поэтому, проводя, будь то общественные, будь то специальные меры предупреждения детской преступности, следует учитывать этот фактор.

Разумеется, основной причиной совершения конкретного преступления являются негативные условия, повлиявшие на формирование личности.

Различение категорий плохого и хорошего начинается в семье. Неполные семьи или семьи, в которых супруги в разводе, имеют криминогенное значение. У 68 % исследованных до достижения совершеннолетнего возраста были оба родителя, а у небольшой части (32 %) в том возрасте не было одного из родителей или обоих. 19,4 % из них рождены вне брака. Отсутствие родителей связано со следующими факторами: смерть одного из родителей – 24 %, развод – 20 %, одинокая мать – 55 %, а также пребывание одного из родителей в местах лишения свободы или ЛТП. Конечно, если в семье есть только один из родителей, и он к тому же, воспитывает нескольких детей, то контроль за их поведением становится задачей  из разряда трудновыполнимых.

17,4 % семей жили в состоянии постоянного конфликта между родителями, в 16,1 %  они были во временном разводе.

Таким образом, у 23 % опрошенных не было родителей, когда они достигли совершеннолетнего возраста, а в семьях 33,5 %, имевших родителей, случались раздоры между супругами. В семьях же, где между родителями было взаимопонимание, все же наблюдались негативные поступки с их стороны: они вместе злоупотребляли спиртными напитками, было совместное стремление к легкой наживе. 12 % опрошенных сказали, что их родители приносили домой краденые вещи. 

В одном из исследований был задан такой вопрос: “Что оказало отрицательное влияние на подростка?”. Мнения разделились следующим образом: 7,5 % респондентов высказались за преступления, совершенные родственниками, 14,1 % –  за алкогольную зависимость членов семьи, 2,3 % – домашние скандалы, супружескую неверность, 73,6 % –  влияние улицы. Только одна треть опрошенных с уважением отозвалась о своих родителях. 2,3 % выразили уважение в авторитету школьного учителя, преподавателя, 4,0 % – тренера, руководителя кружка, 3,7 % – коллектива, где работали или в котором учились. 37,5 % родителей полагают, что подростки, прежде всего, считаются с авторитетом сверстников, а 7,5 % придерживаются мнения, что для подростков  непререкаем авторитет организатора преступления или взрослого лица, подтолкнувшего к совершению такового.

Нельзя путать виктимность в нетрезвом состоянии с совершением преступления в состоянии алкогольного опьянения. Проведенные исследования показывают, что алкоголизм в значительной мере влияет на совершение корыстно-насильственных преступлений. 71,0 % опрошенных в момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения.

Таким образом, причиной совершения корыстно-насильственных преступлений служат следующие негативные явления:

1) формирование в кругу семьи, на работе, в учебном заведении корыстно-иждивенческих настроений;

2) распространение и укоренение психологии меркантилизма, преклонения вещам, стремления к обогащению, корысти;

3) неправильное проведение досуга, психология потребительства, нарушение привычек, склонность к потреблению спиртного, наркотиков, увлечение азартными играми и, как результат, испорченность;

4) переплетение эгоистических потребительских настроений с целью применить насилие;

5) низкий уровень культуры, сознания, сущности человека.

Условия, создающие возможность для совершения преступления – это конкретные явления окружающей человека среды, они не толкают непосредственно к совершению преступления, но именно они могут способствовать принятию решения о совершении преступления. Они встречаются в различных сферах общественной жизни человека. Поэтому чтобы иметь полную и всестороннюю картину, следует разделить такие условия на три группы:

1)   условия, дающие возможность совершить корыстно-насильственные преступления с целью присвоения государственной или общественной собственности;

2)   условия, дающие возможность совершить корыстно-насильственные преступления с целью присвоения личного и иного имущества граждан;

3) условия, дающие возможность совершить корыстно-насильственные преступления независимо от того, кому принадлежит имущество.

К условиям первой группы относится ненадлежащая охрана материальных ценностей. Хранение товара в своего рода пристройках к магазинам, представляющих собой шалаши, построенные из распиленных досок и глины, также относится к условиям, дающим возможность совершить грабеж, разбойное нападение. Возможно, поэтому на вопрос, какое обстоятельство явилось причиной совершения преступления, 11,5 % осужденных указали на плохо организованную охрану, 7,5 % - удобное для кражи положение вещи.

К рассматриваемым условиям также относятся плохая охрана на кассах предприятиях, в учреждениях, принятие на должность инкассаторов ненадежных людей.

К условиям второй группы относится то обстоятельство, что поведение потерпевшего является причиной к совершению преступления. 41 % осужденных за анализируемое нами преступление указали, что поведение потерпевшего подтолкнуло их к совершению наказания. Условие, которое должно обязательно учитываться и которому следует придавать особое значение при изучении совершенных корыстно-насильственных преступлений, это – поведение и личность потерпевшего. В том числе, будет правильным обратить особое внимание на пьяную виктимность, так как пребывание потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения создает благоприятные условия для совершения преступления. Это играет важную роль. К примеру, 39,0 % потерпевших в момент совершения преступления были в нетрезвом состоянии. Частое употребление спиртных напитков приводит к изменению примерно-психических качеств, нарушаются его нормальные социальные связи, находящееся в нетрезвом состоянии лицо становится причиной совершения против него преступления. 29,0 % осужденных за совершение разбойного нападения и убийства из корыстных побуждений сказали, что при совершении преступления решающую роль сыграло нетрезвое состояние потерпевшего, а 5,9 % - нахождение потерпевшего в состоянии наркотического опьянения.

По нашим сведениям, 51,0 % потерпевших в результате вымогательства, грабежа, разбойного нападения со стороны несовершеннолетних пострадали по причине возрастной виктимности. Поведение потерпевших в результате корыстно-насильственных преступлений, можно разделить на следующие типы:

- Пассивное поведение потерпевшего – поведение потерпевшего, никоим образом не влияющее на возникновение виктимологически опасной ситуации, а также не связанное с оказанием сопротивления.

- Положительное поведение потерпевшего – это поведение потерпевшего, не являющееся причиной возникновения опасной с виктимологической точки зрения ситуации, не вызывающее такую обстановку, а также проявление им осторожности, аккуратности в соответствии с ситуацией и оказание сопротивления преступнику (преступникам).

- Негативное поведение потерпевшего – это действия или бездействие потерпевшего, являющиеся причиной возникновения опасной с виктимологической точки зрения ситуации.

Таким образом, к условиям, создающим возможность совершать корыстно-насильственные преступления, относятся:

1) слабая техническая охрана помещений, складов; 2) недостатки в борьбе с перепродажей краденого; 3) наличие у преступника различного оружия; 4) халатность граждан по отношению к хранению личного оружия; 5) виктимное поведение корыстолюбивых, быстро поддающихся соблазну потерпевших; 6) тот факт, что некоторые виды корыстно-насильственных преступлений (вымогательство, грабеж, разбойное нападение) по большей части остаются нераскрытыми. 

Проведя всесторонний анализ указанных факторов, автор предлагает внести изменения и дополнения в статьи, предусматривающие специальные и общесоциальные меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений, также исправительные работы, наложение штрафа, условно-досрочное освобождение, конфискацию имущества, и другие статьи УК РК.

В заключение следует отметить, что указанные во вступительной части и поставленные перед диссертационной работой цели и задачи решаются таким образом. Однако достигнутые результаты вовсе не означают, что выбранная тема полностью изучена и все сделанные выводы и заключения бесспорны.

 


           Список опубликованных трудов по теме диссертации:

Монографии, учебники:

1   Борьба с хищениями собственности путем подлога документов. Алматы: Жеті Жарғы, 1996.- 8,7 п.л.

2   Как уберечься от преступника. Алматы: Жеті жарғы, 1996 (телавтормен бірге).- 8,7 п.л.

3   Проблемы правовой борьбы с вымогательством. Алматы: Жеті жарғы, 1997. -11п.л.

4   Қылмысқа тосқауыл. Алматы: Әл-Фараби, 1997.- 9 б.т.

5   Жалған құжаттар арқылы жасалынған талан таражды саралау. Алматы:  Атамұра, 1997.- 11 б.т.

6   Рэкет: күресу проблемалары. Алматы: Жеті жарғы, 1999. -11 б.т.

7   Жаза. Алматы: Өркениет, 2000 (телавтормен бірге).- 13 б.т.

8    Қылмыстық құқық. Ерекше бөлім (Тараулар: Жеке адамға қарсы қылмыстар; Экономикалық қызмет саласындағы қылмыстар; Меншікке қарсы қылмыстар). Алматы: Жеті жарғы, 2001. –11,8 б.т.

9    Қылмыс құрамы. Алматы: Өркениет, 2000 (телавтормен бірге). -12 б.т.

10  Қылмыстық құқық. Ерекше бөлім (2,7,8 - тараулар). Алматы: Дәнекер, 2000 (телавторлармен бірге). –26,8 б.т.

11 Қылмыстық кодекске түсініктеме (114-130, 170-180, 182-188, 200-227-баптар). Алматы: Правовая инициатива, 2001 (телавторлармен бірге).-43,5 б.т.

12 Қазақстан Республикасының қылмыстық құқығы. Жалпы бөлім (5-9-тараулар). Алматы: Жеті жарғы, 2001 (телавторлармен бірге). – 14,3 б.т.

13 Как защититься от преступника. Алматы: Өркениет, 2000 (в соавторстве).- 12 б.т.

14  Сборник процессуальных документов. Усть-Каменогорск: Изд.ВКГУ, 2000.- 9 б.т.

15 Криминологические проблемы предупреждения корыстно-насильственных преступлений. Алматы: Өркениет, 2002. – 18 б.т.

16 Айып тағу және айыптау қорытындысын түзу. Алматы: Нұрлы әлем, 2003 (телавтормен бірге).- 11 б.т.

17 Алдын ала тергеудің аяқталуы. Алматы, 2004. 8,5 б.т.

18 Криминология (на каз. языке). Учебник. Алматы, 2004. 10 п.л.

Научные доклады:

19 Общественная опасность коррупции в экономике Казахстана // Материалы научно-практической конференции на тему: “Борьба с коррупцией и проблемы уголовного, гражданского и хозяйственного законодательства Республики Казахстан”. Усть-Каменогорск. 17 ноября 2000 г. – С. 14-34.

20 Понятие “доход” при квалификации деяний по статье 190 УК РК // Проблемы борьбы с преступностью. Карагандинский юридический институт МВД РК, 30 мая 2000 г. – С. 89-90.

21 Проявление коррупции в экономике Казахстана // Сборник научных трудов Академии Финансовой полиции. Астана, 2003. – С. 57-63.


Научные статьи:

22 Нужна ли смертная казнь // Вестник Министерства юстиции     Республики Казахстан -1995.- №10.- С.50-52.

23  Кінә, себеп және бопсалаудың мақсаты // Заң. 28 ақпан 1996ж (телавтормен бірге).

24  Понятие и общественная опасность вымогательства // Поиск- 1996.- №2.- С. 141-147 (в соавторстве).

25 Некоторые мысли о правовой реформе // Поиск-  1996.- №3.- С.171-177.

26 Бопсалау туралы түсінік және оның қоғамға қауіптілігі // Әділет министрлігінің хабаршысы – 1996.- №3.- 29-32-бб.

27 Вина, мотив и цель вымогательства // Фемида. 1996.- №5.- С. 33.

28 Вина, мотив и цель вымогательства // Поиск-  1996.- №5.- С. 144-149 (в соавторстве).

29 Основание уголовной ответственности // Юридическая газета. 18 июня 1996г.

30 Рэкет: Стратегия вымогательства и насилия // Юридическая газета. 6 августа 1996г.

31 Повторность как обязательство, отягчающее ответственность за вымогательства. Алматы // Поиск-  1997.- №2.- С. 33-39.                                 

32 Рэкет және қоғамдық қауіп // Заң. 11 наурыз 1998ж.

33 Рэкет және оның объективтік жағын сипаттайтын белгілер // Заң. 18 наурыз 1998ж.

34 Қатер қайдан демеңіз // Қазақ әдебиеті. 28 тамыз 1998ж.

35 Она угрожает безопасности государства и общества // Казахстанская правда. 10 ноября 1998г.

36 Жымын білдірмейтін жемқорлар // Егемен Қазақстан. 11 қараша 1998ж.

37 Когда чиновник теряет надежду // Правительственный вестник- 1998. -№10.- С. 42-50.

38 Понятие коррупции и коррупционной преступности // Заң және заман - 1999.- №3. С. 71-76.

39 Понятие коррупции и коррупционной преступности // Юридическая газета. 21 апреля 1999г.

40 Правовой всеобуч: Понятие коррупции и коррупционной преступности // Поиск- 1999.- №6.- С. 13-21.

41 Жаза // Заң - 1999ж.- №7.- 57-66–бб.

42 «Рэкет» түсінігі және оның қоғамға қауіптілігі // Заң. 19 қаңтар 2000ж.

43   «Рэкет» түсінігі және оның қоғамға қауіптілігі // Заң. 26 қаңтар 2000ж.

44 Общественная опасность коррупции в сфере экономики // Высшая школа Казахстана-  2000.-  №2.- С. 153-159.

45 Қылмыс құрамы: қылмыс объектісі // Заң- 2000.- №2.- 59-66-бб.

46 Общественная опасность коррупции в сфере экономики // Юридическая газета. 1 марта 2000г.

47 Жауапкершілік жүгі ауыр // Заң . 29 наурыз 2000ж.

48 Қылмыс құрамы: қылмыстың объективтік жағы // Заң- 2000.- №3.- 65-72– бб.

49 Задачи и цели сравнительного правоведение в условиях СНГ // Заң және заман -  2000.- №3.- С. 109-110 (в соавторстве).

50 Қылмыс құрамы: қылмыстың субъектісі және субъективтік жағы // Заң-  2000.- №4.- 58-64-бб.

51 Бірыңғай басшылық жүзеге асса // Заң. 27 қазан 2000.

52 Укрепить независимость судебной системы // Юридическая газета. 15 ноября 2000г.

53 Проявление коррупции в экономике Казахстана // Предупреждение преступности-  2001.- №2.- С. 12-15.

54 Жаңа көзқарас, тың ізденіс қажет // Заң-  2001.- №4.- 51-54-бб.

55  Отграничение рэкета от смежных преступлений по времени возможного  исполнения угрозы // Криминологический журнал (Москва)- 2002.- №1.- С. 38-46.

56 Расплата за преступление // Юридическая газета. 15 марта 2003г. (в соавторстве)

57 Смертная казнь: да или нет? // Мысль- 2003.- №3.- С. 28-31 (в соавторстве).

58 Расследование уголовных дел об организованной преступности в сфере экономической деятельности // Фемида- 2003.- № 6.- С. 17-23 (в соавторстве).

59 Қылмыстың алдын алып, оған тосқауыл қоюға бола ма? // Заң- 2003.- №12.- 51-56.

60 Қылмысты құрықтауға бола ма, болса оның жолдары қандай? // Егемен Қазақстан. 29 қаңтар 2004ж.

61 Қылмыс және отбасы // Ана тілі. 13 мамыр 2004 ж.

62 Жасөспірімдердің қылмысы неге көп? //  Заң-  2004.- №5.- 40-45-бб.

63 Экономическая безопасность// Фемида - 2004. - № 5. – С. 18-23.


Түйін

 Алауханов Есберген Оразұлы

Пайдақорлық-зорлық қылмыстардыњ алдын алудыњ криминологиялық проблемалары


12.00.08 - қылмыстық құқық және криминология;

қылмыстық-атқару құқығы мамандығы бойынша

зањ ғылымдарыныњ докторы ғылыми дәрежесін алу үшін дайындалған диссертация


Зерттеудіњ объектісі - пайдақорлық-зорлық қылмыстылықпен байланысты Қазақстанныњ қазіргі уақыттағы өмірдіњ әр саласындағы құбылыстары.

Зерттеудіњ нақты заты. Пайдақорлық-зорлық қылмыстарыныњ генезисі, оныњ психологиялық, әлеуметтік аспектілері, оған әсер ететін экономикалық, ұйымдастырушылық т.б. факторлар, пайдақорлық-зорлық қылмыстарды жасаушы адамдардыњ және олардыњ құрбаны болған адамдардыњ мінез-құлқы мен тұлғасы, пайдақорлық-зорлық қылмыстылықтыњ алдын алушы нақты шаралар мен алдын алуды реттейтін зањдар мен нормативтік актілер, пайдақорлық-зорлық қылмыстылықты құрайтын нақты қылмыс құрамдарыныњ элементтері мен белгілері.

Диссертацияныњ мақсаты. Пайдақорлық-зорлық қылмыстарға қатысты зањдылықтарды анықтап, оларды талдау жолымен пайдақорлық-зорлық қылмыстарыныњ алдын алудыњ теориялық мәселелерін кењінен ашып, практикалық тұрғыдан алдын алудыњ тиімді ұыныстарын енгізу.

Зерттеудіњ методикасы мен методологиясы. Диссертацияныњ алдына қойылған міндеттерді орындау жолында автор философиялық диалектиканыњ зањдары мен таным әдістерін басшылыққа алды. Сол сияқты формальдық логиканыњ да ережелері, салыстырмалы-құқықтық әдістер де қолданылып, кей тұстарда өзге де ғылым салаларыныњ да әдістері, зањдылықтары мен ережелерін басшылыққа алынды. Соныњ ішінде, автор социологиялық, психологиялық және статистикалық әдістерге жиі арқа сүйеді.

Диссертациялық зерттеудіњ ғылыми жањалығы. Пайдақорлық-зорлық қылмыстылық проблемалары кешенді түрде Қазақстанда тұњғыш рет қарастырылып, “жањарғанњ өмір салты туындатқан пайдақорлық-зорлық қылмыстылықтыњ себептері мен жағдайлары анықталып отыр. Осы негізгі себептерге байланысты пайдақорлық-зорлық қылмыстылықтыњ алдын алу туралы тыњ ұсыныстар даярланды.

Пайдақорлық-зорлық қылмыстылықты құрайтын төрт қылмыс құрамына қатысты оларды қылмыстық-құқықтық тұрғыда жетілдіруге байланысты да зањ шығарушылық ұсыныстар да ењбектіњ жањалығын құрай алады. Онымен ғана шектеліп қоймай, қылмыстық-құқықтық болып табылмайтын өзге де зањдарға өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы ұсыныстар да ењбектіњ ғылыми жањалығын құрайды.

Зерттеудіњ теориялық және практикалық мањыздылығы. Пайдақорлық-зорлық қылмыстылықты құрайтын қылмыстар туралы, соныњ ішінде, оныњ құрылымы, динамикасы, халыққа шаққандағы коэффициенті, оныњ себептері, оларды жасаушы тұлғалар туралы ғылыми талдаудыњ нәтижесінде қол жеткен тұжырымдар ғалымдар мен оқырмандардыњ теориялық білімін толықтыруға атсалыса алады. Ал, пайдақорлық-зорлық қылмыстылықтыњ алдын алу туралы ұсыныстар, егер қолданыс табатын болса, практикалық мањызға ие болатыны сөзсіз.

Зерттеудіњ құрылымы мен көлемініњ сипаттамасы. Кіріспеде зерттеудіњ өзектілігі, мақсаты мен міндеттері, методологиялық негіздері, теориялық зерттелгендігі дәрежесі, зерттеудіњ теориялық дәне практикалық мањыздылығы. Сонымен қатар, жұмыстыњ осы бөлігінде зерттеу нәтижелерініњ сынақтан өтуі туралы мәліметтер берілген.

Жұмыстыњ “Пайдақорлық-зорлық қылмыстар үшін қылмыстық-құқықтық жауаптылық проблемаларыњ деп аталатын тарауы алты бөліктен тұрады. Осы тарауда Қазақстан Республикасыныњ Қылмыстық кодексіне талдау жасау арқылы пайдақорлық-зорлық қылмыстар қатары анықталған, сондай-ақ оларды саралау мәселелері талданған.

Диссертацияныњ “Пайдақорлық-зорлық қылмыстардыњ жалпы криминологиялық сипаттамасыњ деп аталатын екінші тарауы төрт бөлімнен тұрады. Онда соњғы он жылда жасалған қарақшылық, бандитизм, тонау және қорқытып алушылықтыњ ахуалы мен динамикасы, құрылымы, негізгі себептері мен жасалу жағдайлары, виктимдік аспектілері қарастырылады.

Жұмыстыњ “Пайдақорлық-зорлық қылмыстарын жасаушы қылмыскердіњ тұлғасы деген тарауы бе бөлімнен тұрады, онда қылмыскер тұлғасын құрайтын элементтер ашылған.

“Пайдақорлық-зорлық қылмыстардыњ алдын алудыњ негізгі шараларыњ атты соњғы тарауы үш бөлімнен тұрады. Онда пайдақорлық-зорлық қылмыстардыњ алдын алудыњ жалпы әлеуметтік және арнайы шаралары қарастырылған.

Диссертацияныњ қорытынды бөлімінде автордыњ негізгі қорытындылары мен негізгі ұсыныстары баяндалған.


Resume

Alaukhanov Yesbergen Orazovich

“Chriminological problems of prdicting mercenary-violent crimes”

Synopsis of thesis submitted to confer the Scholarly Degree of “Doctor of Law Sciences”

Speciality: 12.00.08 – criminal law and chriminology, crirmrnal-executive law.


The object of the dissertation is phenomena in different fields of the life in the Repuplic of Kazakhstan related to mercenary-violent criminology.

The subject of research is genesis, phychological, social aspercts of the mercenary-violent criminology as well as economic, organizational and other factors which influence on this phenomenon, behavior and individuals involved in commiting mercenary-violent crimes and their victims. In the researchthe author also formulates concrete measures of predicting mercenary-violent crimes, laws and legislative acts refulating its prediction process and elements and features of corpus delicty.

The aim of disertation is defining laws of mercenary-violent criminality, broad analysis of theoretical problems and working out effective practical proposals on predicting mercenary-violent criminality via revealing its laws.

Methods and methodology of the research. In order to reach the aim of the dissertation paper the analysis was made based on the laws of dialectal philosophy and general scientific methods of cognition. This research is also based on the rules of formal logic, comparative law methods, laws and rules of other branches of science.

Scientific novelty of the dissertation research. The present paper is first in the Republic of Kazakhstan to give a complex analisys of the problems of mercenary-violent criminality as well as attempt to reveal reasons and conditions of mercenary-violent criminality originaged by a new modem lifestyle. Taking into consideration reasons and conditions there had been made effective proposals on predicting mercenary-violent criminality.

Proposals on improving criminal legislation concerning four corpus delicty, which make up a mercenary-violent criminality might be considered as the novelty of the present scientific research. Besides proposals on inserting amendments and addenda to the laws which are not comprised in the Criminal legislation make up a scientific novelty of the present research.

Theoretical significance and practical value of the research. The author of research paper made a scientific analysis of the mercenary-violent crimes, their structure, dynamics. Coefficient per population, their reasons and individuals committing these types of crimes and came to conclusion and final results that will contribute to a deeper theoretical knowledge in this field. Proposals on predicting mercenary-violent criminality have a great practical value.

Characteristics of the structural content of the research. In the introduction the author defined topicality, target, tasks, methodological basis, the level of theoretical study, theoretical and practical value of the research. The introduction comprises data on aprobation of the results of the present paper.

The first section “Problems of criminal legislative responsibility of mercenary-violent crimes” consists of six subjections. In this section the author defined a set of mercenary-violent crimes based on the analysis of the criminal code of the Republic of Kazakhstan and besides settled problems related to their qualifications. The second section “General criminological characteristics of the mercenary-violent crimes” consists of 4 subsections. This sections deals with the description of the static situation and dynamics of the crimes, main reasons and conditions of committing these crimes, victimological aspects of robbery, banditry, blackmail within the last decade.

The third section “Personality of criminal committing mercenary-violent crimes” has five sections where author reveals the elements which up the structure of the criminal personality. The fourth part “Basic measures of predicting mercenary-violent crimes” consists of three sections. In this part of the research general social and special measures on predicting mercenary-violent crimes had been considered and analysed. In the final part of thr dissertation research the author made final inferences and outlined the proposals.


РЕЗЮМЕ

АЛАУХАНОВ ЕСБЕРГЕН ОРАЗОВИЧ

КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ КОРЫСТНО-НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук по
специальности 12.00.08 - уголовное право и криминология; уголовно-
          исполнительное право.

Объект исследования - явления в различных областях жизни Казахстана, связанные с корыстно-насильственной преступностью.

Предметом исследования являются генезис, психологические, социальные аспекты корыстно-насильственной преступности, экономические, организационные и другие факторы, влияющие на данное явление, поведение и личность лиц, совершающих корыстно-насильственные преступления, и их жертв, конкретные меры предупреждения корыстно-насильственной преступности, законы и нормативные акты, регулирующие ее предупреждение, а также элементы и признаки составов корыстно-насильственных преступлений.

Цель диссертации. Определение закономерностей корыстно-насильственной преступности, широкое освещение теоретических вопросов и выработка эффективных практических предложений предупреждения корыстно-насильственной преступности путем анализа ее закономерностей.

Методика и методология исследования. В целях достижения задач, поставленных перед диссертационной работой, автор руководствовался законами диалектической философии и общенаучными методами познания. Также исследование опирается на правила формальной логики, сравнительно-правовые методы, а в некоторых моментах берутся во внимание методы, закономерности и правила других областей науки.

Научная новизна диссертационного исследования. Данная работа является первым в Казахстане комплексным исследованием проблем корыстно-насильственной преступности, попыткой выявления причин и условий корыстно-насильственной преступности, порожденных новым образом современной жизни. С учетом вышеуказанных причин и условий сделаны эффективные предложения по предупреждению корыстно-насильственной преступности.

Предложения по совершенствованию уголовного законодательства относительно четырех составов преступлений, составляющих корыстно-насильственную преступность могут составить новизну данной работы. Кроме того, предложения по внесению изменений и дополнений в законы, не входящие в состав уголовного законодательства также составляет научную новизну исследования.

Теоретическое и практическое значение исследования. Заключения и выводы, к которым пришел автор в результате научного анализа корыстно-насильственных преступлений, в том числе их структуры, динамики, коэффициента на население, их причин и личности, совершающих данные преступления могут послужить углублению теоретических знаний в данной области. Предложения по предупреждению корыстно-насильственной преступности имеют практическое значение.

Характеристика структурного содержания исследования. Во введении работы всесторонне обоснованы актуальность, цель и задачи, методологические основы, уровень теоретического изучения, теоретическая и практическая значимость исследования. Также в данной части работы даны сведения об апробациях результатов исследования.

Первый раздел работы «Проблемы уголовно-правовой ответственности за корыстно-насильственные преступления» состоит из шести подразделов. В данном разделе определен круг корыстно-насильственных преступлений посредством анализа Уголовного кодекса Республики Казахстан, а также проанализированы вопросы их квалификации.

Второй раздел диссертации «Общая криминологическая характеристика корыстно-насильственных преступлений» состоит из четырех подразделов. В нем рассматриваются состояние и динамика, структура, основные причины и условия совершения, виктимологические аспекты разбоя, бандитизма, грабежа и вымогательства за последние десять лет.

Третьи раздел работы «Личность преступника, совершающего корыстно-насильственные преступления» состоит из пяти подразделов, в которых раскрываются элементы, составляющие структуру личности преступника.

И последний, четвертый раздел «Основные меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений» состоит из трех подразделов. В нем рассмотрены общесоциальные и специальные меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений.

В заключительной части диссертации изложены выводы и основные предложения автора.


 

 



* Данные получены в Республиканском центре правовой информации и статистики при Генеральной Прокуратуре Республики Казахстан.


Теги: Криминологические проблемы предупреждения корыстно-насильственных преступлений   Диссертация  Криминология
Просмотров: 42865
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Криминологические проблемы предупреждения корыстно-насильственных преступлений
Назад