Правовое регулирование международных наследственных отношений

План

Введение…………………………………………………………………………….3

1. Международные соглашения и законодательство зарубежных стран по вопросам наследования………………………………………………….4

2. Правовое регулирование международных наследственных отношений…………………………………………………………………………9

2.1. Определение правового режима наследственных отношений………9

2.2. Наследственный статут в Российском законодательстве……………..10

Заключение………………………………………………………………………….13

Библиографический список……………………………………………………..…14

Введение

Значение наследования в международном праве состоит, прежде всего, в том, что гражданину каждой страны должна быть гарантирована реальная возможность жить и работать с сознанием того, что после его смерти все приобретенное в материальных и духовных благах с падающими на них обременениями, перейдет согласно его воле, а если он ее не выразит, то согласно воле закона к близким ему людям. И лишь в некоторых случаях, прямо предусмотренных законодательством конкретного государства, согласно сложившимся в этом государстве правовым и нравственным принципам то, что принадлежало наследодателю при жизни, в соответствующей части может перейти к лицам, к которым сам наследодатель при жизни мог и не быть расположен. Неукоснительное проведение этих начал обеспечивает интересы, как самого наследодателя и его наследников, так и всех лиц, для которых смерть наследодателя может повлечь те или иные правовые последствия.

Наследственные правоотношения с иностранным элементом - традиционный субинститут института наследственных правоотношений, в котором рассматриваются вопросы о наследственных правах иностранных лиц в России и российских лиц за рубежом, а также исследуются вопросы наследования в ситуациях, когда наследник и наследодатель проживают в разных государствах или в одном государстве, но наследственное имущество находится за рубежом, и т.п. Вопросы «заграничного» наследования сегодня достаточно актуальны, в особенности когда речь идет о наследовании после российских граждан, владеющих за рубежом недвижимостью и вкладами на счетах в банках. Кроме того, увеличение случаев наследования с иностранным элементом является неизбежным следствием усилившейся в последние годы как в странах СНГ, так и в дальнем зарубежье миграции населения.

Цель представленной работы - исследовать теоретические и практические аспекты наследственных прав с точки зрения современного международного права.

1. Международные соглашения и законодательство зарубежных стран по вопросам наследования

В области наследственных отношений принято очень немного международных конвенций. Из известных и опубликованных в российских сборниках и журналах по Международному частному праву следует назвать Конвенцию о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений, 1961 г. и Конвенцию о единообразном законе о форме международного завещания 1973 г. Россия в этих конвенциях не участвует.

В качестве примера унификации наследственных норм рассмотрим Конвенцию о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений, 1961 г.[1]

Конвенция включает коллизионные нормы, устанавливающие выбор права для действительности завещания. В статье 1 сформулирована альтернативная коллизионная норма, подчиняющая регулирование формы завещания одному из следующих правопорядков:

• праву государства, где было составлено завещание;

• праву государства гражданства наследодателя (гражданства, которое он имел во время составления завещания или во время смерти);

• праву государства, в котором наследодатель имел свой домициль (вопрос о том, имел ли наследодатель свой домициль в данном государстве, определяется по праву этого государства либо по закону суда);

• праву государства, в котором наследодатель имел обычное место жительства;

• праву государства, на территории которого находится недвижимое имущество в случае, если оно является предметом завещательного распоряжения.

Применение коллизионных норм, установленных в Конвенции, не обусловлено какими-либо требованиями взаимности. Это значит, что если соответствующая коллизионная норма Конвенции сделает выбор в пользу, например, российского права, а для российской правовой системы конвенционные нормы не имеют юридической силы (поскольку Россия не является участницей Конвенции), то применимым будет право Российской Федерации (несмотря на отсутствие «взаимности» со стороны России).

Конвенция также применяется к форме завещательных распоряжений, сделанных двумя или более лицами в одном документе.

В соответствии с Конвенцией каждое государство-участник может заявить о том, что оно не признает завещательные распоряжения, сделанные в устной форме.

Наконец, одним из последних положений, на которое стоит обратить внимание, является закрепление в Конвенции оговорки о публичном порядке: согласно ст. 7 право, выбранное соответствующими коллизионными нормами Конвенции, не будет применяться в случае, когда его применение противоречит публичному порядку.

В качестве примера региональной унификации, которой наряду с общими положениями международного частного права подверглись и отдельные вопросы наследования, может служить Кодекс международного частного права 1928 г.[2] (именуемый Кодексом Бустаманте, являющимся Приложением к Конвенции о международном частном праве 1928 г., в которой участвуют страны Латинской Америки).

В Кодексе Бустаманте закрепляются следующие коллизионные привязки:

— личный закон наследодателя (понимаемый как закон гражданства), определяющий порядок призвания к наследованию, действительность завещательных распоряжений, способность завещать, полномочия и порядок назначения личного представителя наследодателя;

— личный закон наследника или личный закон отказополучателя (закон гражданства), определяющий способность наследовать по завещанию или по закону.

Наследование, являясь одним из центральных институтов гражданского права, получило закрепление в законодательстве большинства государств. Остановимся на рассмотрении некоторых из них.

В соответствии с Законом Польши «Международное частное право» 1965 г. регулирование наследственных отношений осуществляется по закону гражданства наследодателя в момент его смерти.

Вместе с тем данная универсальная коллизионная привязка не охватывает всех вопросов наследования: действительность завещания и других правовых действий определяется законом гражданства наследодателя в момент совершения этих действий. При этом в качестве субсидиарной нормы дополнительно формулируется положение о подчинении формы завещания (или формы соответствующего правового действия) закону места его совершения.

Таким образом, польское законодательство закрепляет коллизионную норму в области наследования, отличную от закрепленной в российском законодательстве. Напомним, что статья 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации[3] подчиняет регулирование наследственных отношений праву последнего постоянного места жительства наследодателя. Таким образом, на практике может возникнуть проблема «обратной отсылки», которая обусловлена столкновением коллизионных норм разных правовых систем (ситуация, именуемая в МЧП «коллизией коллизий»). Это может иметь место в том случае, когда, например, гражданин Российской Федерации умирает, проживая в последние годы на территории Польши. Его последним постоянным местом жительства была Варшава. При рассмотрении дела в российском суде по иску одного из наследников, оспаривающего действия нотариуса, не включившего его в круг наследников, возникает вопрос о том, право какого государства должно определять категории лиц, призываемых к наследованию. Согласно статье 1224 Гражданского Кодекса РФ этим правом должно быть право Польши (право последнего постоянного места жительства наследодателя). Однако польское законодательство «отсылает» решение этого вопроса к российскому праву (закону гражданства наследодателя в момент его смерти).[4]

В настоящее время в российском законодательстве не содержится нормы, регулирующей ситуацию с «обратной отсылкой». В данном случае практика исходит из признания «обратной отсылки», т.е. применения российского права в случае, когда иностранное право «отказывается» регулировать правоотношение.

Что касается аналогичного вопроса при рассмотрении дела в иностранном суде, то его решение будет зависеть от позиции соответствующего законодателя и правоприменительной практики, сложившейся в данном государстве.

Национальные коллизионные нормы по вопросам наследования включены в Указ Президиума Венгрии 1979 г. «О международном частном праве».

Универсальной нормой, применимой к наследственным правоотношениям, является закон гражданства наследодателя. Этой привязкой регулируется вопрос о том, может ли осуществляться купля-продажа наследственного имущества и распоряжение им.

Подобно праву большинства государств, в Указе Венгрии 1979 г. установлены альтернативные коллизионные привязки в отношении завещания, действительность которого (а также акта его отмены) должны соответствовать одному из следующих правопорядков:

• закону гражданства наследодателя в момент его смерти;

• закону гражданства наследодателя в момент составления завещания (или акта его отмены);

• законодательству Венгрии;

• закону места составления завещания (или акта его отмены);

• закону места жительства или места пребывания наследодателя во время составления завещания (акта его отмены);

• закону места жительства или места пребывания наследодателя в момент его смерти;

• закону места нахождения недвижимости — в случае завещания недвижимости.

Анализ правового регулирования наследственных отношений показывает, что в каждом источнике (будь то международная конвенция или национальный закон) закрепляется основная норма, применимая к общим вопросам наследования, и, помимо этого, формулируются дополнительные коллизионные нормы, содержащие специальные правила выбора права в отношении завещания. Не случайно среди большого разнообразия вопросов в области наследования именно вопросу о праве, регулирующем действительность завещательных распоряжений, посвящается специальная международная конвенция.

2. Правовое регулирование международных наследственных отношений

2.1. Определение правового режима наследственных отношений

Правовой режим наследственного имущества определяется наследственным статусом: отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. В соответствии со ст. 20 Граждаского Кодекса Российской Федерации[5], местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов. Следовательно, если наследодатель имел последнее постоянное место жительства в Российской Федерации, то применимым будет именно российское право, которым, в частности, будут определяться круг наследников, очередность их призвания к наследованию, право на обязательную долю.

В то же время из этого правила есть исключения: наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, - по российскому праву.

Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

 

2.2. Наследственный статут в Российском законодательстве

Под наследственным статутом (lex successionis) понимается определенный с помощью норм международного частного права правопорядок, к которому наследственные отношения, юридически связанные с несколькими национальными правовыми системами, тяготеют по своей природе и который регулирует их по существу[6]. Как отмечается в литературе, "сегодня понятие "статут" указывает на конечный пункт коллизионно-правовой привязки: соответствующий компетентный правопорядок". Сходного взгляда придерживаются М.М. Богуславский [7], В.П. Звеков[8], А.Л. Маковский[9].

В основном же проблематика понятия и содержания наследственного статута составляет предмет внимания доктрины.
Право места жительства наследодателя определяет: способность оставить наследство, в т.ч. физические качества, необходимые для этого; содержание и действительность завещания; порядок наследования по закону. Способность наследника или легатария к получению наследства или легата определяется по праву его места жительства. Л.А. Лунц относил к наследственному статуту "все вопросы, касающиеся круга наследников по закону, очередности их призвания к наследованию, их доли в наследственном имуществе; вопросы свободы завещательных распоряжений (в частности, вопросы круга возможных наследников по завещанию, их долей в наследственном имуществе, вопросы так называемых необходимых наследников и их обязательной доли, вопросы о подназначении наследников); вопросы срока на принятие наследства и на отказ от принятия наследства, о способности быть наследником (о так называемых недостойных наследниках)"[10]. Г.К. Дмитриева относит к наследственному статуту "основания наследования; состав наследственной массы; порядок открытия наследства; лица, призываемые к наследству, включая вопрос о недостойных наследниках; наследование по завещанию (кроме завещательной способности и формы завещания), включая толкование и исполнение завещания, вопрос о завещательном отказе; наследование по закону, включая определение очередей наследников, право наследников на обязательную долю, наследование выморочного имущества; принятие наследства или отказ от него; наследование некоторых видов имущества, например наследование предприятий, прав, связанных с потребительским кооперативом, земельных участков, прав на интеллектуальную собственность, банковских вкладов и др."[11].

Определяя статут наследования, российский законодатель в целом сохранил преемственность подходов, закрепленных в ст. 169 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.[12] Общее правило по-прежнему гласит, что к наследованию должно применяться право последнего места жительства наследодателя (абз. 1 п. 1 ст. 1224 Гражданского Кодекса РФ). Из него установлен ряд изъятий:

1. В отношении наследования недвижимого имущества, внесенного в государственный реестр в Российской Федерации (воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов), установлена отсылка к российскому праву (абз. 2 п. 1 ст. 1224 Гражданского Кодекса РФ).

2. К наследованию иного недвижимого имущества применяется право страны места нахождения этого имущества (абз. 2 п. 1 ст. 1224 Гражданского Кодекса РФ).

3. Местом открытия наследства в России после смерти лица, обладавшего движимым имуществом на территории России, но постоянно проживавшим за пределами России, как уже отмечалось выше, признается место нахождения такого имущества (ст. 1115 Гражданского Кодекса РФ).

Наличие наряду с общим нескольких специальных правил позволяет выделить в коллизионной норме абз. 1 п. 1 ст. 1224 Гражданского Кодекса РФ реальный (фактический) объем, охватывающий отношения по наследованию движимого имущества, за исключением определения места открытия наследства в России после смерти лица, обладавшего движимым имуществом на территории России, но постоянно проживавшим за пределами России.

Принцип разделения наследственного имущества на две части – движимое и недвижимое, и подчинение наследования каждого различным законам отражен и в договорах о правовой помощи, участницей которых является Россия.

Согласно Минской конвенции 1993 г. [13] (ст. 45) и Кишиневской конвенции 2002 г.[14] (ст. 48) право наследования недвижимого имущества определяется по законодательству государства, на территории которого находится это имущество, а право наследования иного имущества – по закону государства, на территории которого наследодатель имел последнее постоянное место жительства.

Заключение

Правовое регулирование наследственных отношений, осложненных иностранным элементом, осуществляется на основе сочетания материально-правового и коллизионного методов. Материально-правовое регулирование носит фрагментарный характер, ограничиваясь, по сути, установлением принципа равенства наследственных прав, обязанности по уведомлению другой договаривающейся стороны о смерти наследодателя,предписания о порядке исчисления срока для принятия наследства. Коллизионное регулирование охватывают весь спектр наследственных отношений, от вопросов завещательной дееспособности до принятия наследства, отсылая к внутреннему законодательству страны в тех случаях, когда норм материального права недостаточно для регулирования отношений.

Отечественное гражданское законодательство практически не содержит материально-правовых предписаний, направленных на регулирование отношений в сфере международного наследования. Отсутствуют в нем, в частности, положения, определяющие особенности исчисления срока для принятия наследства лицами, проживающими за границей. Поэтому при отсылке коллизионной нормы к отечественному праву применению подлежат общие нормы законодательства, изначально не рассчитанные на регулирование интернациональных отношений. Осуществляя их применение, суды общей юрисдикции исходят из того, что само по себе проживание наследника за границей не свидетельствует об уважительности причины пропуска срока для принятия наследства.

Действующее коллизионное регулирование наследственных отношений построено на разграничении наследования движимого и недвижимого имущества. При этом для каждого из названных случаев используется один критерий определения применимого права, соответственно, закон места жительства наследодателя и закон места нахождения вещи, что не вполне выражает идею отыскания применимого права через установление наиболее тесной связи с правоотношением и ограничивает свободу завещания.

 

Библиографический список

Правовые акты

1. Гражданский кодекс РФ (часть 1) от 30 ноября 1994г. №51-ФЗ (в последней редакции от 06.12.2011 №405-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301; Российская газета. 2011. 14 декабря. № 281

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 3) от 26.11.2001. № 146-ФЗ (в последней редакции от 08.12.2011 № 422-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 03.12.2001. № 49. Ст. 4552; Российская газета. 2011. 10 декабря. № 278с

3. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05.1991 г. № 2211-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733 (раздел VII утратил силу с 01.03.2002 г.).

Международные правовые акты

1. Кодекс международного частного права (Кодекс Бустаманте 1928 года) (Принят в г. Гаване 20.02.1928) // Международное частное право. Сборник документов.- М.: БЕК, 1997. С. 3 - 40

2. Конвенция о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений, 1961 г. (Заключена в г. Гааге 05.10.1961) //Международное частное право. Сборник документов.- М.: БЕК, 1997. С. 664 - 667.

3. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22.01.1993 г.). Россия ратифицировала Конвенцию (Федеральный закон от 04.08.1994 г. № 16-фз). Конвенция вступила в силу для России 10.12.1994 г.// Бюллетень международных договоров. 1995. № 2. С. 3 – 28.

4. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22.01.1993) (вступила в силу 19.05.1994, для Российской Федерации 10.12.1994) (с изм. от 28.03.1997) //Собрание законодательства РФ. 24.04.1995. № 17, ст. 1472.

 

Научная литература

1. Виноградова Р.И., Дмитриева Г.К., Репин В.С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под общ. ред. В.П. Мозолина. М.: НОРМА, 2002. 728 с.

2. Абраменков М.С. Коллизионно-правовое регулирование наследственных отношений в современном международном частном праве. Ульяновск: УлГУ, 2007. 450 с.

3. Богуславский М.М. Международное частное право. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. 898 с.

4. Звеков В.П. Международное частное право. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. 690 с.

5. Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Н.И. Марышева. М., 2004. 545 с.

6. Лунц Л.А. Курс международного частного права в трех томах. М.: Спарк, 2002. 689 с.

7. Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3-х томах. М.:  БЕК, 2002. 768 с.

 

 



[1]   Конвенция о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений, 1961 г. (Заключена в г. Гааге 05.10.1961) //Международное частное право. Сборник документов.- М.: БЕК, 1997. С. 664 - 667.

  [2] Кодекс международного частного права (Кодекс Бустаманте 1928 года) (Принят в г. Гаване 20.02.1928) // Международное частное право. Сборник документов.- М.: БЕК, 1997. С. 3 - 40

 

[3]  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 3) от 26.11.2001. № 146-ФЗ (в последней редакции от 08.12.2011 № 422-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 03.12.2001. № 49. Ст. 4552; Российская газета. 2011. 10 декабря. № 278с

 

[4]   Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3-х томах. М.:  БЕК, 2002. С. 230 – 231.

 

[5]   Гражданский кодекс РФ (часть 1) от 30 ноября 1994г. №51-ФЗ (в последней редакции от 06.12.2011 №405-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301; Российская газета. 2011. 14 декабря. № 281

 

[6]   Абраменков М.С. Коллизионно-правовое регулирование наследственных отношений в современном международном частном праве. Ульяновск: УлГУ, 2007. С. 60 - 94.

[7]   Богуславский М.М. Международное частное право. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 445.

[8]   Звеков В.П. Международное частное право. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 499.

[9]   Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Н.И. Марышева. М., 2004. С. 444.

[10] Лунц Л.А. Курс международного частного права в трех томах (далее - Курс МЧП). М.: Спарк, 2002. С. 699.

[11]   Виноградова Р.И., Дмитриева Г.К., Репин В.С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под общ. ред. В.П. Мозолина. М.: НОРМА, 2002. С. 402 - 403.

[12]    Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05.1991 г. № 2211-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733 (раздел VII утратил силу с 01.03.2002 г.).

[13]  Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22.01.1993 г.). Россия ратифицировала Конвенцию (Федеральный закон от 04.08.1994 г. № 16-фз). Конвенция вступила в силу для России 10.12.1994 г. // Бюллетень международных договоров. 1995. № 2. С. 3 – 28.

[14] Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22.01.1993) (вступила в силу 19.05.1994, для Российской Федерации 10.12.1994) (с изм. от 28.03.1997) //Собрание законодательства РФ. 24.04.1995. № 17, ст. 1472.

 


Теги: Правовое регулирование международных наследственных отношений  Реферат  Международное право
Просмотров: 48200
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Правовое регулирование международных наследственных отношений
Назад