Юридическая ответственность и правовые санкции

Содержание


Введение

1. Теоретические основы юридической ответственности

1.1 Понятие, признаки, основания юридической ответственности

1.2 Функции и принципы юридической ответственности

1.3 Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность; основания освобождения от ответственности

1.4 Виды юридической ответственности

2. Правовые санкции в юридической системе

2.1 Подходы к понятию правовой санкции

2.2 Санкция и юридическая ответственность

2.3 Правовая санкция и мера защиты

2.4 Классификации правовых санкций

Заключение

Глоссарий

Список использованных источников


Введение


Юридическая ответственность - важнейший институт любой правовой системы, один из главных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест в общей теории права и в отраслевых юридических науках. Несмотря на ее традиционный характер, она всегда актуальна.

Ускоренное формирование социально ориентированного правового государства в условиях перехода к свободному гражданскому обществу, плюралистической демократии, реальному федерализму и местному самоуправлению обусловливает повышение ответственности государства, его органов и должностных лиц в общественной и государственной жизни, взаимной ответственности государства, личности и иных субъектов общественных отношений, что неизбежно ведет к актуализации научного исследования проблем юридической ответственности, особенно малоизученных ее сторон. Развитие теории юридической ответственности имеет большое научное и практическое значение.

Юридическая ответственность является одной из важных сторон взаимной связи государства и институтов гражданского общества. Она служит важнейшей гарантией конституционности, законности и правопорядка, реализации прав и свобод человека и гражданина. В ст. 2 Конституции РФ провозглашено: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Согласно ст. 18 Конституции РФ «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». В качестве конституционного принципа закреплено положение о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). Ответственность есть обязательное условие, гарантия свободы. Свобода, чтобы не превратиться в свою противоположность - анархию и произвол, должна сочетаться с ответственностью: чем полнее свобода, тем выше ответственность. Свободу и ответственность обеспечивает государство, используя для этого основанное на законе принуждение. Одной из правовых форм государственного принуждения служит юридическая ответственность.

В отечественной правовой мысли проблемы юридической ответственности (как общетеоретического, так и отраслевого характера) в разное время освещались в работах С.С. Алексеева, Б.Т. Базылева, Д.Н. Бахраха, С.Н. Братуся, И.А. Галагана, В.М. Горшенева, Ю.А. Денисова, В.Н. Кудрявцева, О.Э. Лейста, В.О. Лучина, Н.С. Малеина, В.М. Манохина, Н.И. Матузова, П.Е. Недбайло, И.С. Самощенко, В.А. Тархова, М.Х. Фарукшина, В.М. Чхиквадзе, М.Д. Шаргородского и многих других ученых-юристов. Основные идеи и положения работ указанных и других авторов, исследовавших проблему юридической ответственности до 90-х гг. XX в., не утратили в основном значения и в настоящее время. Однако научная мысль объективно должна развиваться с учетом смены общественного и конституционного строя, нового опыта в государственно-правовом строительстве, а также взаимного влияния общей теории права и государства и отраслевых юридических наук.

Формирование рыночных отношений в экономике, утверждение принципов плюрализма в политической жизни, уважение человека, его прав и свобод как высшей ценности вызывают к жизни новые правовые институты, наполняют новым содержанием традиционные институты права. Не остается в стороне от общих процессов и институт юридической ответственности. Все это ставит новые задачи перед общей теорией права и отраслевыми юридическими науками в свете проблем юридической ответственности.

Объектом исследования является теоретическое осмысление категории «юридическая ответственность» и «правовая санкция», также юридическая ответственность как правовое явление и правовой институт.

Предметом исследования является изучение существования и развития не всех, а наиболее общих закономерностей функционирования юридической ответственности и правовых санкций.

Целью исследования является изучение понятие и сущность юридической ответственности и правовых санкций.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

рассмотрения понятия, признаки, основания юридической ответственности;

выявления функций и принципов юридической ответственности;

определения обстоятельства, исключающие юридическую ответственность; основания освобождения от ответственности;

упорядочить виды юридической ответственности;

проанализировать подходы к понятию правовой санкции;

определить связь между санкциями и юридической ответственностью;

выявить правовые санкции и мера защиты;

рассмотреть классификацию правовых санкций.

В работе ярко выделено место конкретно-социологическому методу исследования. Здесь применяется в основном этап сбора информации с конкретными материалами, с фактами, после изучения материала осуществляется отбор.

Научную и правовую основу составили труды таких правоведов как: Бахрах Д.Н., Лазарев В. В., Липень С. В., Игнатов А. Н., Прохоров Л. А. и т.д.

Практическая значимость исследования видится в том, что выводы и положения, содержащиеся в работе, могут быть использованы в последующих теоретических исследованиях как вопросов применения правовых санкций, их соотношения с юридической ответственностью, так и иных непосредственно связанных с ними проблем.

Выше указанная цель и задачи обусловили структуру работы: введение, две главные задачи, заключение, приложение, список литературы.


1. Теоретические основы юридической ответственности


.1 Понятие, признаки, основания юридической ответственности


В обыденной жизни термин «ответственность» означает необходимость, обязанность отдавать кому-либо отчет о своих действиях, поступках, быть ответственным за них. Согласно словарю В.И. Даля, ответственность есть «обязанность отвечать за что-то, повинность ручательства за что-то, долг дать в чем-то отчет». В Оксфордском толковом словаре английского языка слово «ответственность» рассматривается как «быть ответственным, сделать что-либо без чужой подсказки или приказа», обязанность отвечать за что-то. Понятие ответственности во многих языках по своему содержанию совпадает, т.е. связано с исполнением обязанности, долга, с необходимостью отчитаться за свое поведение, искупить вину и т.п. Поэтому смысловое значение слова «ответственность» в общелитературном языке может быть положено в основу понятия ответственности в любой отрасли научного знания (этике, праве, социологии, психологии и др.).

В юридической науке распространено и иное мнение. Так, профессор Р.О. Халфина полагала, что в праве и правовой науке термин «ответственность» давно приобрел вполне определенное, самостоятельное содержание, которое отличается от его филологического значения.

Юридическая ответственность - одна из основных правовых категорий, разработанных как в теории права, так и в ряде юридических дисциплин (отраслевых науках).

Однако само понятие «ответственность» многозначно и употребляется в различных аспектах. Строго говоря, можно дифференцировать моральную, политическую и юридическую ответственность. В политическом лексиконе можно встретить указание на социальную ответственность как на особое, отличное от юридической ответственности понятие. Например, имеет место представление о «социальной ответственности предпринимателя», подразумевающее необходимость благотворительной деятельности. Но подобная путаница и неопределенность понятий допустима только для газетного словоупотребления.

В теоретическом плане социальная ответственность - это более общее понятие, включающее все вышеназванные виды ответственности. С этой точки зрения юридическая ответственность -одна из разновидностей (форм) социальной ответственности.

Большое значение категории (комплекса категорий) социальной ответственности обусловлено общественным характером человеческого бытия. В ней отражено объективное положение, что возможные варианты и ограничения поведения человека заданы потребностями и интересами общества, отраженными в его ценностях и нормах. В этой связи поведение человека характеризуется как ответственное в том случае, если оно не нарушает норм, установленных государством или обществом, законных интересов других индивидов, отдельных сообществ или всего общества в целом.

Учитывая сущностный и генетический аспекты понятия юридической ответственности, можно указать на его более тесную взаимосвязь и соотношение с категорией моральной ответственности.

Понятием моральной ответственности охватывается «ответственность лица не только перед другими членами общества или социальными образованиями, но и нравственная ответственность перед самим собой, рассматриваемая как чувство долга, как «ответственное поведение«, как моральная обязанность… Она выражается в форме морального осуждения соответствующего поведения и обращена, прежде всего, на формирование будущего поведения лица. Поэтому моральную ответственность иногда именуют позитивной, или перспективной ответственностью. В отличие от этого юридическая ответственность всегда связана с определенной оценкой последствий прошлого, имевшего место поведения. В связи с этим ее называют также ретроспективной ответственностью. Вместе с тем юридическая ответственность - всегда следствие правонарушения, т.е. нарушения правовых предписаний, но не моральных запретов или велений нравственности (хотя последние в ряде случаев и лежат в основе юридических норм)».

В свое время определенная трактовка этих сторон понятия юридической ответственности предложена В.Г. Смирновым, П.Е. Недбайло и др. В.Г. Смирнов полагал, что правовая ответственность «реально существует и при совершении дозволенных, а тем более прямо вытекающих из закона деяний». По мнению П.Е. Недбайло, позитивная ответственность у человека «возникает уже тогда, когда он приступает к исполнению своих обязанностей, а не только тогда, когда он их не выполняет или станет действовать вопреки им». М.С. Строгович также отмечает, что юридическая ответственность есть неуклонное и добросовестное исполнение, правильное выполнение лицом возложенных на него законом обязанностей.

Рассматривая два аспекта юридической ответственности, Н.В. Витрук указывает, что «ответственность в позитивном (положительном, активном, перспективном) плане рассматривается как осознание личностью содержания и значения собственного поведения, согласование его со своими правами и обязанностями, своим конституционно-правовым долгом в настоящем и будущем поведении, в то время как ответственность в негативном (ретроспективном) аспекте понимают как ответственность за прошлое деяние, за нарушение требований норм права, которое уже имело место».

Согласно иным представлениям, сложившимся в теории права, юридическая ответственность - это одна из форм государственного принуждения, обеспечивающего правовую систему общества. В этом качестве юридическая ответственность определяется как отрицательная реакция государства на противоправное действие, влекущая неблагоприятные для правонарушителя последствия, установленные правом.

Иными словами, юридическая ответственность представляет собой возникшее вследствие правонарушения правовое отношение между государством в лице его специальных органов и правонарушителем, на которого возлагается обязанность претерпевать соответствующие лишения и неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение, за нарушение требований, содержащихся в нормах права. В некоторых случаях понятие «юридическая ответственность» признается совпадающим (идентичным) с понятием «юридической санкции» как формы государственно-принудительных мер. Конкретно, юридическая ответственность рассматривается как штрафная санкция, определяемая как «правовой урон для правонарушителя, заключающийся в новых для него обременениях - правоограничениях, специальных обязанностях).

В отличие от иных форм ответственности, «наиболее важная отличительная черта юридической ответственности - это претерпевание санкций, имеющих преимущественно штрафной характер».

Как следует из определения, основанием возникновения юридической ответственности является правонарушение. Юридическая ответственность тесно связана с санкцией правовой нормы и в этом качестве предстает как принудительно исполняемая юридическая обязанность, возникшая в связи с правонарушением и реализуемая в конкретном правоотношении.

С этой точки зрения могут быть отмечены разные формы юридической ответственности: «ответственность есть последствие вины [правонарушителя]: если есть вина, то есть и ответственность, но ответственность, т.е. обязанность возмещения вреда, мыслима и там, где нет вины… Последствия правонарушителя выражаются главным образом в двух формах: 1) наказание и 2) вознаграждение за вред. Наказание состоит в причинении нарушителю права страданий отнятием у него какого-либо блага, обеспеченного ему правом… Вознаграждение пострадавшему от правонарушения за вред, причиненный ему правонарушителем, состоит в восстановлении нарушенного равновесия интересов… Кроме этих двух последствий … возможны еще и иные. Так, правонарушение может повлечь за собой принудительное восстановление того фактического состояния, с которым связан интерес потерпевшего».

Как видим, проблема юридической ответственности в дореволюционной литературе (например, Г.Ф. Шершеневичем) анализировалась по преимуществу в отношении ее конкретных форм - уголовной ответственности (наказание) и гражданско-правовой ответственности (возмещение ущерба).

Так, Шершеневич определяет, что в качестве меры уголовной ответственности «Наказание есть страдание, причиняемое намеренно органами государственного управления преступнику за совершенное преступление». В этой связи им поднимается вопрос об общем основании уголовного наказания, т.е. о праве государства на применение принудительных мер: «Если вопрос об основании наказания рассматривать как вопрос уголовной политики, то ему не место было бы в общей теории права. Но так как ответы на этот вопрос даются не только с точки зрения карательного идеала, но и с точки зрения объяснения карательной деятельности, то основание наказания должно быть рассмотрено при теоретическом освещении права в его исторической действительности«.

Отвергнув как недостаточно убедительные обоснования государственного принуждения, вытекающие из договорной теории права или из кантовского категорического императива, Шершеневич указывает, что «Государство имеет власть, а не право наказывать. Государство наказывает не потому, что имеет право, и не потому, что обязано карать, а потому, что находит это нужным и имеет к тому возможность…. Где же обоснование карательной деятельности государства? Оно заключается в необходимости для государственной власти охранить установленный государственно-правовой строй от посягательств на него со стороны отдельных индивидов».

Другая форма правовой ответственности - гражданская ответственность - определяется Шершеневичем как «вознаграждение за вред, причиненный виновным потерпевшему» и носит ярко выраженный правовосстановительный характер: «Вознаграждение за вред совершенно не считается с тем, на сколько обогатилось имущество правонарушителя, здесь важно только то, на сколько уменьшилось имущество потерпевшего. Вознаграждение за вред, как последствие, соразмеряемое с ущербом для имущества потерпевшего, не следует смешивать с имущественным наказанием в виде денежного штрафа, которое всецело соразмеряется со степенью виновности правонарушителя и поступает не к потерпевшему, а к государству». В некоторых случаях, считал Шершеневич, законодательством возлагается ответственность без вины, например, ответственность крупных предприятий за вред, причиняемый в связи с их деятельностью людям и вещам.

Подобный подход, по его мнению, можно рассматривать как «идею страхования от несчастных случаев, возлагаемого на крупные предприятия, которые по своим средствам способны выдержать такую тяжесть. Это лишь частное осуществление той мысли, которая все сильнее проникает в современное сознание, что общество (государство) не должно оставлять на произвол судьбы членов своих, сделавшихся неспособными к добыванию материальных средств существования личным трудом». К настоящему времени сложилась традиция деления юридической ответственности на следующие виды юридической ответственности: уголовная, административная, гражданская, дисциплинарная. Д.Г. Нохрин отмечает, что в свое время «решение проблемы деления юридической ответственности на виды было предложено О.Э. Лейстом, который связывал это деление с классификацией санкций. Основанием классификации санкций является способ, каким они служат охране правопорядка. В зависимости от этого выделяются правовосстановительные; штрафные, карательные санкции. Правовосстановительные санкции устанавливают обязанность возместить причиненный вред либо устанавливают взыскания, изъятия, выселения и т.д., т.е. меры гражданско-правовой (в широком понимании гражданского права) ответственности. Штрафные санкции делятся на виды в зависимости от строгости предусмотренных ими мер государственного принуждения (уголовно-правовые, административные, дисциплинарные)».

Таким образом, анализ форм юридической ответственности, установленных законодательством, позволяет выявить главную цель формирования института юридической ответственности - охрана общественного порядка и существующего государственного строя. Исходя из этого, юридическая ответственность характеризуется рядом специфических признаков, отличающих ее от иных видов ответственности. Конкретно, юридическая ответственность:

реализуется как мера государственного принуждения;

обусловлена совершением правонарушения, является его следствием;

выражается в определенных отрицательных последствиях для правонарушителя, таких как: ущемление его прав, возложение на него новых дополнительных обязанностей;

характер и объем отрицательных для правонарушителя последствий устанавливаются в санкции юридической нормы;

воплощается в процессуальной форме, осуществляется в строго определенных законом порядке и формах.

В юридической литературе в качестве основных функций юридической ответственности (направлений воздействия этой меры государственного принуждения на общественные отношения) называются наказание правонарушителя, предупреждение неправомерного поведения, восстановление нарушенного права. На основании изложенного можно с уверенностью сказать, что проблема определения понятия юридической ответственности занимает одно из центральных мест в общей теории права. Актуальность изучения данной правовой категории постоянно возрастает, поскольку исследование понятия юридической ответственности позволяет раскрыть сущность института юридической ответственности, а также выявить устойчивые связи, с помощью которых данный институт существует и функционирует в рамках правовой системы.


.2 Функции и принципы юридической ответственности


Под функциями юридической ответственности понимаются направления ее воздействия на общественные отношения, на конституционность, законность и правопорядок. В функциях непосредственно раскрываются содержание и назначение юридической ответственности.

Целям юридической ответственности корреспондируют ее функции, которые можно классифицировать как основные и дополнительные. В соответствии с основной, общей целью охраны конституционности, законности и правопорядка юридическая ответственность обладает общей охранительной функцией. Как общая функция она выражается в охране всей системы правомерного поведения субъектов права посредством, во-первых, восстановления нарушенных прав, свобод и законных интересов, возмещения причиненного ущерба в натуре либо в виде компенсации, ликвидации неблагоприятных последствий для потерпевшего, во-вторых, наложения справедливого возмездия, наказания на правонарушителя в виде лишений, дополнительных обязанностей, обеспечиваемых в их осуществлении государственным принуждением. Общая охранительная функция юридической ответственности по содержанию складывается из двух самостоятельных функций: восстановительно-компенсационной и карательно-штрафной, определяемых содержанием соответствующих видов юридической ответственности - восстановительно-компенсационной (защитной) и карательно-штрафной (наказательной). Юридическая ответственность призвана также осуществлять превентивную функцию, т.е. общее и частное (специальное) предупреждение правонарушений, стимулировать правомерное поведение в настоящем и будущем. Воспитательная же функция юридической ответственности направлена на нравственно-психологическое воздействие на сознание и поведение правонарушителей и иных индивидов в будущем в целях формирования устойчивой установки на правомерное поведение. По вопросу о количестве и конкретном перечне функций юридической ответственности в научной литературе нет единства мнений. Значительный вклад в общетеоретическую разработку функций юридической ответственности, ее видов, связей между собой и с функциями права и правового регулирования общественных отношений внес Д.А. Липинский, в том числе в соавторстве с Р.Л. Хачатуровым. К сожалению, авторы не всегда проводят различие между институтом юридической ответственности (явлением объективного права) и юридической ответственностью как правовым явлением второго порядка (явлением субъективного права). Это проявляется и при характеристике функций юридической ответственности, когда они всякий раз выделяют регулятивную функцию юридической ответственности, не уточняя, в каком качестве в данном случае рассматривается юридическая ответственность - как институт объективного права или как явление субъективного права. Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский всякий раз наряду с превентивной и воспитательной выделяют регулятивную функцию юридической ответственности в качестве дополнительной функции.

Однако следует заметить, что функцию регулирования в данном случае осуществляют нормы объективного права (институт юридической ответственности), регулирующие соответствующие виды общественных отношений, а не юридическая ответственность как явление субъективного права. Позиция названных авторов противоречива, так как они не могут не признать, что «функциональное предназначение норм юридической ответственности заключается в регулировании отношений, возникающих как до, так и после совершения правонарушения».

Юридическая ответственность как явление объективного права в качестве элемента санкции правовой нормы либо института права осуществляет регулятивную функцию. Так, закон, формулируя составы правонарушений и соответствующие им меры юридической ответственности за их совершение, тем самым устанавливает соответствующие запреты и обязанности физических и юридических лиц, т.е. определяет их желаемое правомерное поведение, оказывает регулирующее воздействие на субъекты права.

Д.А. Липинский справедливо отмечает взаимосвязь дополняющих друг друга функций юридической ответственности, так как зачастую существование одной функции юридической ответственности немыслимо без действия другой. С одной стороны, функции юридической ответственности имеют схожие способы осуществления, объекты воздействия, результаты такого воздействия, а с другой - эти элементы позволяют выявлять как взаимосвязи функций, так и их отличительные характеристики. Например, регулятивная функция института (норм права) юридической ответственности выражается в функциях юридической ответственности как самостоятельного явления субъективного права, а именно восстановительно-компенсационной, карательно-штрафной, превентивной и воспитательной. Таким образом, институт юридической ответственности осуществляет регулятивную функцию общественных отношений, основными функциями юридической ответственности являются восстановительно-компенсационная и карательно-штрафная, а ее дополнительными функциями служат превентивная и воспитательная. Конкретные виды юридической ответственности могут иметь особенности в сочетании и соотношении основных и дополнительных функций с учетом особенностей предмета регулирования и соответственно тех целей и задач, которые они преследуют.

В научной доктрине, Конституции РФ и законах, на наш взгляд, сформулированы следующие принципы юридической ответственности: правомерность основания юридической ответственности; неотвратимость наступления юридической ответственности; равные основания юридической ответственности; индивидуализация юридической ответственности; недопустимость привлечения к юридической ответственности дважды (повторно) за одно и то же правонарушение (non bis in idem); оптимальность процессуальной формы юридической ответственности; эффективность реализации юридической ответственности.

Принципы юридической ответственности не всегда находят достаточно полное закрепление в Конституции РФ и в текущем (отраслевом) законодательстве.

Так, в КоАП РФ принципы административной ответственности нашли известное закрепление как непосредственно, так и опосредованно через систему конкретных положений, характеризующих административные правонарушения и административную ответственность. Статья 1.4 КоАП РФ закрепляет и раскрывает равенство всех перед законом. В ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ предусмотрены правила обратной силы действия закона об административных правонарушениях и административной ответственности, по существу характеризующие принципы обратной силы действия закона. В ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ устанавливается принцип non bis in idem, согласно которому никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение. А в ч. 2 ст. 1.1 и в ст. ст. 1.6, 1.7 и в ряде других статей КоАП РФ, по существу, воплощен принцип конституционности и законности административной ответственности.

Выявить и сформулировать принципы юридической ответственности можно опосредованно, путем системного анализа всех положений Конституции РФ и отраслевого (текущего) законодательства.

Правомерность основания юридической ответственности означает определение законом состава правонарушения, вида и меры юридической ответственности, не противоречащих конституционным установлениям, их определенность и обоснованность. Законность основания юридической ответственности означает, что ответственность наступает за совершение правонарушения, предусмотренного законом. Правонарушением признается деяние, которое до его совершения было запрещено законом, вступившим в силу и доведенным до всеобщего сведения. «Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, как закреплено в ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». В соответствии с приведенным конституционным положением законы, устанавливающие составы правонарушений и меры юридической ответственности за их совершение, должны быть официально опубликованы и не должны противоречить всем другим конституционным положениям.

Указанные положения закрепляются в отраслевом (текущем) законодательстве. Так, в ч. 1 ст. 1.7 КоАП РФ закреплено, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего вовремя и по месту совершения административного правонарушения. Согласно ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административных правонарушениях иначе как на основании и в порядке, установленных законом (ч. 1). Применение уполномоченным на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением осуществляется в пределах компетенции указанного органа или должностного лица в соответствии с законом (ч. 2).

Как известно, введение ответственности за правонарушение и применение конкретной меры юридической ответственности связано с ограничением того или иного конституционного права. Согласно смыслу, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и исходя из общих правовых принципов, такое ограничение права не должно приводить к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами Российской Федерации (Постановление от 20 декабря 1995 г. N 17-П). С тем чтобы осуществление конституционных прав не нарушало права и свободы других лиц, государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями меры. Этот принцип соразмерного ограничения прав и свобод, закрепленный в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, означает, что публичные интересы, перечисленные в данной конституционной норме, могут оправдать введение мер юридической ответственности, связанных с ограничением прав и свобод, если они адекватны социально оправданным и конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния (Постановления Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. N 14-П по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 97 УПК РСФСР в связи с жалобой В.В. Щелухина и от 11 марта 1998 г. N 8-П).

Основание юридической ответственности должно быть определенным (точным, ясным). Вопрос об определенности основания юридической ответственности был неоднократно предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Так, по мнению Конституционного Суда РФ, указанный принцип обусловлен общеправовым принципом определенности правовой нормы. Критерий определенности правовой нормы (нормы закона) в качестве конституционного требования, обращенного к законодателю, был впервые сформулирован в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П по делу о проверке конституционности ч. ч. 1 и 2 ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой. В названном Постановлении, в частности, было указано, что неопределенность юридического содержания оспариваемого положения ст. 54 ЖК РСФСР порождает произвольное понимание того, что он означает по сути. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 15 июля 1999 г. N 11-П отметил, что общеправовой принцип определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, следовательно, к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона.

Правовая определенность как одна из характеристик принципа господства права и закона, как требование к качеству внутригосударственного права и как условие стабильности правового регулирования находит подтверждение и в практике Европейского суда по правам человека.

Обоснованность основания юридической ответственности означает достоверное установление всех элементов состава правонарушения с соблюдением, в частности, законных требований о возможном исключении юридической ответственности.

Неотвратимость юридической ответственности. Принцип неотвратимости юридической ответственности является выражением неразрывной связи факта правонарушения и последующих за ним справедливых последствий за его совершение. Указанный принцип означает неизбежность наступления юридической ответственности, если она предусмотрена законом за совершение правонарушения, соответствует правовому режиму конституционности и законности и составляет одно из обязательных условий правопорядка.

Равные основания юридической ответственности. Общеправовой принцип равенства всех перед законом и судом, нашедший закрепление в ч. ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции РФ, наряду с равенством прав и свобод (равноправием) человека и гражданина, с запретом на любые формы ограничения прав, дискриминации граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности включает равенство обязанностей и равные основания юридической ответственности. Принцип равенства всех перед законом, как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 апреля 2001 г. N 7-П, гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных условий привлечения к ответственности для разных категорий субъектов права. Такие различия, однако, не могут быть произвольными, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъектов.

Индивидуализация юридической ответственности. Принцип индивидуализации юридической ответственности означает максимально персональную обращенность правовых последствий, применяемых к правонарушителям. Он направлен не только на обеспечение полного восстановления прав, возмещения нанесенного ущерба, справедливого воздаяния за содеянное (в виде установления соразмерности между карой и тяжестью правонарушения), но и на реализацию превентивно-воспитательных и ресоциализаторских задач юридической ответственности. Принцип индивидуализации юридической ответственности подразумевает не только смягчение меры наказания (на что направлен принцип гуманизма), но и не исключает применение строгих мер, необходимых для достижения целей юридической ответственности. При наличии законных оснований юридическая ответственность целесообразна всегда, иное дело целесообразность и характер наказания.

Принцип индивидуализации гражданско-правовой ответственности состоит в том, что ответственность наступает с учетом степени вредоносности деликта, формы вины правонарушителя и других обстоятельств. Принцип полного возмещения вреда предполагает восстановление имущественного положения потерпевшего. Но по отдельным видам обстоятельств и по обстоятельствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено полное возмещение убытков. Пункт 2 ст. 1101 ГК РФ предлагает суду определять размер компенсации неимущественного вреда в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, который, в свою очередь, оценивается с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего.

Недопустимость привлечения к юридической ответственности дважды (повторно) за одно и то же правонарушение (non bis in idem). Данный принцип не получил надлежащей разработки в отечественной науке. В одних случаях говорится о недопустимости двойной юридической ответственности, в других - наказания за одно и то же правонарушение. Это ясно применительно к конкретному виду юридической ответственности и наказания (гражданско-правовой, дисциплинарной, административной, уголовной). Запрет двойного наказания за одно и то же преступление давно признан принципом права и нашел закрепление в международно-правовых документах. В ч. 1 ст. 50 Конституции РФ закреплено: «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». Принцип non bis in idem нашел закрепление в КоАП РФ (ч. 5 ст. 4.1) и НК РФ (п. 2 ст. 108): никто не может нести ответственность дважды (повторно) за одно и то же правонарушение. В связи с реализацией принципа non bis in idem заслуживает внимания проблема определенности в разграничении составов правонарушений. Неопределенность в разграничении составов правонарушений может привести к ситуации, когда за одно и то же противоправное поведение физическое или юридическое лицо может быть наказано дважды.

Приведем пример из практики Конституционного Суда РФ (Определение от 18 января 2001 г. N 6-О по запросу Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа о проверке конституционности п. п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 НК РФ). В производстве Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа находилось дело по иску государственной налоговой инспекции по Уярскому району Красноярского края о взыскании штрафа, наложенного в соответствии с п. п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 НК РФ на администрацию г. Уярска, за грубое нарушение правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения и неуплату налога.

В своем запросе в Конституционный Суд РФ Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа утверждал, что юридическая конструкция п. п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 НК РФ такова, что позволяет применять все предусмотренные ими меры ответственности как за неуплату или неполную уплату сумм налогов, возникшую в результате неотражения, несвоевременного или неправильного отражения на счетах бухгалтерского учета и в отчетности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, так и за каждое из указанных действий (бездействие) в отдельности. В результате, как полагает заявитель, налогоплательщик за одно и то же неправомерное действие может быть подвергнут взысканию дважды, что противоречит ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 19 и ч. 1 ст. 50 Конституции РФ.

В итоге Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что положения п. п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 НК РФ не должны применяться одновременно за совершение действий (бездействия), повлекших занижение налогооблагаемой базы и, как результат, неуплату налогов и сборов, что не исключает возможность их применения в отдельности на основе оценки судом фактических обстоятельств конкретного дела.

Оптимальность процессуальной формы юридической ответственности. Юрисдикционная деятельность, направленная на установление состава правонарушения, назначение меры юридической ответственности и ее реализации, требует особой процессуальной формы. К. Маркс справедливо отмечал, что «материальное право... имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы... Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни». Процессуальная форма (юрисдикционный процесс) является способом реализации норм материального права, предусматривающих юридическую ответственность, гарантией достижения объективной истины в процессе назначения меры юридической ответственности как явления субъективного права. Процессуальная форма не должна быть упрощенной либо усложненной.

Эффективность реализации юридической ответственности. Деятельность в сфере отношений юридической ответственности как всякая сознательная деятельность может быть более или менее эффективной: цель должна быть достигнута с наименьшими социальными издержками и наибольшим ожидаемым, планируемым результатом.

Принцип эффективности проявляется уже при законодательном определении правонарушения и соответствующего вида и меры юридической ответственности за его совершение. Не случайно В.М. Баранов к числу принципов юридической ответственности относит обоснованность и своевременность установления (нормативной регламентации) юридической ответственности.

На эффективность применения мер юридической ответственности влияет целый ряд положительных и негативных факторов: материально-экономических, политических, социальных, духовных, культурных, психологических, организационно-управленческих (кадры и т.д.), надлежащий уровень правовой культуры должностных лиц, населения, соблюдение принципов конституционности, законности в деятельности судов, компетентных органов, их должностных лиц, преодоление правового нигилизма и произвола властей. В ряду правовых факторов особое место занимает установленная законом процессуальная форма юрисдикционной деятельности, ее рациональность и действенность.

Итак, постижение содержания и назначения юридической ответственности целесообразно на основе использования триады цель - задачи - функции юридической ответственности. Цели юридической ответственности можно классифицировать на основные (главные, определяющие) и дополнительные (промежуточные). Задачи нормативно-правового регулирования отношений ответственности разнообразны и зависят от целей и объектов правового регулирования. Цели и задачи достигаются при осуществлении функций юридической ответственности. Ведущими функциями юридической ответственности являются восстановительно-компенсационная и карательно-штрафная (подфункции общей охранительно-защитной функции), которые дополняются превентивной и воспитательной функциями юридической ответственности. Функция юридической ответственности как института, совокупности норм объективного права находит выражение в основных и дополнительных функциях юридической ответственности как явления субъективного права.


1.3 Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность; основания освобождения от ответственности


Действие принципов справедливости, гуманизма и индивидуализации юридической ответственности непосредственно обусловливает существование института освобождения от юридической ответственности. Освобождение от юридической ответственности есть снятие необходимости (обязанности) восстанавливать право, возмещать вред либо претерпевать меры возмездия (кары, наказания) за совершенное правонарушение. Освобождение от юридической ответственности может быть полным или частичным на всех стадиях юридической ответственности - возникновения, конкретизации и реализации.

Основаниями освобождения от юридической ответственности являются обстоятельства, предусмотренные или презюмируемые законом. Существуют известные трудности для общетеоретической классификации оснований освобождения от юридической ответственности в силу их разнообразия. Выходом, на наш взгляд, служит выделение двух групп оснований освобождения от юридической ответственности - основных, действующих для всех отраслей права, и дополнительных, присущих конкретным отраслям права.

И.Н. Тихоненко предприняла успешную попытку классифицировать основания освобождения от юридической ответственности, взяв за исходный пункт социальную природу правонарушения и учитывая конечные цели юридической ответственности. Она пришла к выводу, что основаниями освобождения от юридической ответственности являются: 1) невысокая степень общественной опасности совершенного правонарушения; 2) невысокая степень общественной опасности личности правонарушителя; 3) истечение сроков давности с момента возникновения юридической ответственности; 4) социально одобряемое поведение лица после совершения им правонарушения.

Если первые два основания освобождения от юридической ответственности непосредственно связаны с характеристикой степени общественной опасности правонарушения и правонарушителя на момент совершения правонарушения, то третье и четвертое основания из названных И.Н. Тихоненко в конечном счете также характеризуют общественную опасность правонарушения и правонарушителя уже после совершения правонарушения с учетом конечных целей юридической ответственности. Таким образом, общим основанием (критерием) освобождения от юридической ответственности служит степень общественной опасности правонарушения и самого правонарушителя как на момент совершения правонарушения, так и после, за которое правонарушитель несет юридическую ответственность.

Наиболее распространенным основанием освобождения от юридической ответственности является давность совершения правонарушения и возникновения юридической ответственности. Устанавливая определенный срок давности, законодатель тем самым презюмирует, что за этот срок правонарушение потеряло общественную опасность и (или) сам правонарушитель не представляет общественной опасности. Ответственность не может преследовать человека всю его жизнь. В этом состоит социальный смысл института давности в публичном праве.

Давность возникновения правонарушения как основание освобождения от ответственности установлена применительно к дисциплинарной, административной и уголовной ответственности. Согласно ст. 193 ТК РФ, дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого для учета мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

В соответствии с требованиями ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

) 10 лет после совершения тяжкого преступления;

) 15 лет после совершения особо тяжкого преступления.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или его явки с повинной. Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

Уголовный закон предусматривает освобождение от уголовной ответственности на стадии ее реализации в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда. Согласно ст. 83 УК РФ лицо, осужденное за совершение преступления, освобождается от отбывания наказания, если обвинительный приговор суда не был приведен в исполнение в следующие сроки со дня вступления его в законную силу:

) два года при осуждении за преступление небольшой тяжести;

) шесть лет при осуждении за преступление средней тяжести;

) 10 лет при осуждении за тяжкое преступление;

) 15 лет при осуждении за особо тяжкое преступление. Течение сроков давности приостанавливается, если осужденный уклоняется от отбывания наказания.

В отраслях частного права основанием освобождения от юридической ответственности являются сроки исковой давности, т.е. сроки для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). Давностные сроки способствуют укреплению стабильности правоотношений и правопорядка. В течение срока исковой давности лицо может защитить нарушенное право в принудительном порядке. Истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 ГК РФ). Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Исковая давность широко применяется в гражданском праве к имущественным правоотношениям и необходима для их устойчивости, укрепления договорной дисциплины, а кроме того, стимулирует участников гражданского оборота своевременно осуществлять и защищать принадлежащие им права, облегчает установление судами объективной истины по делу.

Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Для отдельных видов правоотношений законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. Сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон (ст. ст. 196 - 198 ГК РФ). С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.) (ст. 207 ГК РФ). Должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности (ст. 206 ГК РФ). Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются ГК РФ и иными законами. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обстоятельствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока. По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства. Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (ст. ст. 199 - 201 ГК РФ). Основания приостановления и перерыва течения сроков исковой давности устанавливаются ГК РФ и иными законами.

Течение срока исковой давности приостанавливается:

) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

) если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

) в силу установленной на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные выше обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности. Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления срока давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев - до срока давности (ст. 202 ГК РФ). Невысокая степень общественной опасности правонарушения и лица, совершившего правонарушение, как основания освобождения от юридической ответственности выступают самостоятельно либо совместно. Статья 2.9 КоАП РФ предусматривает, что при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган или должностное лицо, уполномоченные решать дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

В силу изменения жизненных условий может быть уменьшена степень общественной опасности противоправного поведения, что учитывается законодателем путем принятия законов, которыми отменяется и смягчается ранее установленная юридическая ответственность. Это обстоятельство служит основанием освобождения или смягчения юридической ответственности, в том числе перехода к новому виду юридической ответственности.

Согласно п. 2 ст. 1.7 КоАП РФ закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу.

Согласно ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (ч. 1). Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ч. 2). Данное положение ст. 10 Кодекса признано не противоречащим Конституции РФ, поскольку по конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ней норма предполагает в системе действующего уголовно-процессуального регулирования сокращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность за совершенное им преступление в пределах, предусмотренных нормами как Особенной, так и Общей части УК РФ в редакции этого закона (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 4-П). Социально одобряемое поведение правонарушителя лежит и в основе применения института условно-досрочного освобождения от отбывания уголовного наказания. Статья 79 УК РФ устанавливает: лицо, отбывающее исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания. Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

) не менее половины срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

) не менее двух третей срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

) не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также трех четвертей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся. Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.

Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее 25 лет лишения свободы.

С учетом поведения лица, отбывающего уголовное наказание, неотбытая часть наказания ему может быть заменена более мягким видом наказания. Согласно ст. 80 УК РФ лицу, отбывающему лишение свободы за преступление небольшой или средней тяжести, суд с учетом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания более мягким видом наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания. Неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбывания осужденным не менее одной трети срока наказания. При замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания.

Отраслевое законодательство конкретизирует общие основания освобождения от юридической ответственности и устанавливает специфические основания, при наличии которых правонарушитель освобождается от юридической ответственности.Так, согласно УК РФ освобождение либо отсрочка от наказания на различных ее стадиях возможны по следующим основаниям:

) когда лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 76);

) в связи с болезнью (ст. 81);

) беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (возможна отсрочка отбывания наказания) (ст. 82);

) в силу актов гуманизма - амнистии и помилования.

Амнистия является специфическим основанием освобождения от уголовной ответственности и ее последствий. В акте об амнистии, как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 5 июля 2001 г. N 11-П, реализуются гуманистические задачи, а сама амнистия является актом милости, исходя прежде всего из веры в добро и справедливость.

Об амнистии говорится в п. «о» ст. 71 и п. «ж» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ.

В результате амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности:

) они могут быть освобождены от наказания;

) назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания;

) они могут быть освобождены от дополнительного вида наказания;

) с лиц, отбывших наказание, актом об амнистии может быть снята судимость (ч. 2 ст. 84 УК РФ).

Помилование есть специальное основание освобождения от уголовного наказания либо смягчения наказания индивидуально-определенного лица.

Согласно ч. 3 ст. 50 Конституции РФ каждый осужденный за преступление имеет право просить о помиловании или смягчении наказания. Вопросы помилования находятся в ведении Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции РФ), а помилование осуществляет Президент РФ (п. «в» ст. 89 Конституции РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 85 УК РФ государство лицу, осужденному за преступление, гарантирует возможность обращаться к Президенту РФ с просьбой об освобождении от дальнейшего отбывания наказания, сокращении наказания или замене его более мягким видом наказания, как правило, по личному ходатайству осужденного. Актом помилования лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. С лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость.

В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. каждый, кто приговорен к смертной казни, имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора. Амнистия, помилование или замена смертного приговора могут быть дарованы во всех случаях (п. 4 ст. 6).

Смертная казнь в Российской Федерации в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок 25 лет (ч. 3 ст. 59 УК РФ). Наличие у подсудимого, осужденного к смертной казни, права ходатайствовать о помиловании должно быть разъяснено ему судом в судебном заседании (ч. 3 ст. 310 УПК РФ). При обращении осужденного с ходатайством о помиловании исполнение приговора суда приостанавливается до принятия решения Президентом РФ (ч. 2 ст. 184 УИК РФ). Для понимания юридической природы помилования как основания освобождения от уголовного наказания характерно дело, рассмотренное Верховным Судом РФ в решении от 10 декабря 1997 г. N ГКПИ97-378 об оставлении без удовлетворения жалобы о признании частично незаконным и изменении Указа Президента РФ от 27 декабря 1993 г. N 2301.

Исходя из этого, судебная коллегия правильно пришла к выводу о том, что определенное в порядке помилования более мягкое по сравнению с приговором наказание не может расцениваться как санкция за совершенное деяние, а является актом милосердия по отношению к осужденному, принятым на основании действовавшего на этот период времени закона. Определение в порядке помилования более мягкого наказания не относится к стадии назначения наказания за содеянное, поэтому ст. 85 УК РФ о помиловании помещена не в разделе о наказании, а в разделе об освобождении от уголовной ответственности и от наказания. В связи с наличием жалоб на то, что замена смертной казни в порядке помилования на пожизненное заключение не является смягчением наказания в условиях вынесения приговора лицу тогда, когда пожизненного заключения как вида наказания не было, Конституционный Суд РФ установил, что помилование как акт милосердия в силу самой своей природы не может приводить к последствиям, более тяжким для осужденного, чем закрепленные в уголовном законе, предусматривающем ответственность за инкриминированное ему деяние, и постановленные приговором суда по конкретному делу. Следовательно, осуществляемая в порядке помилования замена смертной казни другим, менее тяжким, наказанием, предусмотренным действующим уголовным законом (например, пожизненным лишением свободы), не может расцениваться как ухудшение положения осужденного.


1.4 Виды юридической ответственности


В научной литературе вопрос о классификации видов юридической ответственности остается дискуссионным. Любая классификация зависит от ее основания (критерия). Наиболее распространенной в отечественном правоведении является классификация видов юридической ответственности по ее отраслевой принадлежности. Различие отраслевых видов ответственности обусловлено не столько особенностями предмета и метода регулирования общественных отношений, сколько характером правонарушений, их последствиями.

Традиционным в научной и учебной литературе является признание следующих видов юридической ответственности: гражданско-правовой, материальной, дисциплинарной, административной и уголовной, соответствующих таким отраслям права, как гражданское, трудовое, административное и уголовное.

При характеристике видов юридической ответственности следует подчеркнуть, что связь отраслей права и видов юридической ответственности не является жестко однолинейной. Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский исходят из того, что критерием классификации юридической ответственности, скорее, дифференциации ее на виды, служит ее отраслевая принадлежность. «Наша позиция, - пишут авторы, - заключается в том, что любая отрасль права (если она сформировалась в качестве самостоятельной) должна обладать собственным институтом <видом> юридической ответственности». У авторов есть и более категоричное суждение: «Ни одна отрасль права не может нормально функционировать без собственного института юридической ответственности». О самостоятельности того или иного вида юридической ответственности, по мнению авторов, свидетельствует ряд дополнительных признаков: кодифицированный нормативный правовой акт, предусматривающий юридическую ответственность; особенности процессуального осуществления; наличие самостоятельного правонарушения (объекта правонарушения); вид установленных государством неблагоприятных последствий совершенного деяния. Точка зрения Р.Л. Хачатурова и Д.А. Липинского об отраслевом критерии разграничения видов юридической ответственности как единственно правильном непоследовательна и противоречива. Авторы, учитывая отраслевой критерий, дифференцируют юридическую ответственность на следующие профилирующие виды: конституционную, гражданско-правовую, трудовую, административную, финансовую, уголовную, уголовно-исполнительную, гражданско-процессуальную и уголовно-процессуальную ответственность Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский согласны с авторами (О.Э. Лейстом и др.) в том, что в одной отрасли права существует несколько видов ответственности, а отдельным из них не соответствует самостоятельная отрасль права (дисциплинарная ответственность есть, а дисциплинарного права нет). Вряд ли можно согласиться с тем, что такие виды юридической ответственности, как материальная ответственность и дисциплинарная ответственность, исключаются из числа профилирующих, но в то же время в это число включены финансовая ответственность и уголовно-исполнительная ответственность. Противоречива позиция авторов относительно дисциплинарной ответственности. Вопреки общепринятому мнению о дисциплинарной ответственности как самостоятельном виде юридической ответственности авторы рассматривают дисциплинарную и материальную ответственность как разновидности трудовой ответственности, тем самым жестко увязывая их с трудовым правом. Дисциплинарную ответственность нельзя рассматривать только в рамках трудового права как отрасли права, ибо она распространяется и на депутатов, и на членов палат Федерального Собрания, на судей, имеющих особый статус, который не подпадает под действие норм трудового права. Дисциплинарная ответственность, как полагают Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский, распространяется на осужденных, и эта ответственность рассматривается ими как самостоятельный и к тому же профилирующий вид юридической ответственности, существующий уже в рамках уголовно-исполнительного права как отрасли права.

Современная российская система права восприняла деление права на частное и публичное. Конституционное право является отраслью публичного права. В системе российского права конституционное право занимает определяющее место и играет ведущую роль. Такие место и роль конституционного права обусловлены, во-первых, характером и значением общественных отношений, которые оно регулирует, т.е. их предметом и содержанием, и, во-вторых, верховенством и высшей юридической силой Конституции как основного (высшего) закона Российского государства, установления которого являются исходными, определяющими для всех отраслей права. Отраслевое (текущее) законодательство, судебная и иная правоприменительная практика должны не противоречить конституционным установлениям, а наиболее полно воплощать в жизнь их глубокий смысл и содержание.

Предметом конституционного права Российской Федерации являются коренные, базовые, основополагающие общественные отношения, раскрывающие государственную самоидентификацию и власть народа, учреждение и принципы организации и функционирования государственной власти во взаимосвязи с местным самоуправлением, основные права, свободы и обязанности человека и гражданина и иные основы взаимоотношений личности, гражданского общества и государства. Одни группы общественных отношений регулируются исчерпывающим образом, а другие составляют основу (фундамент) для непосредственного регулирования общественных отношений иными отраслями публичного и частного права в более полном объеме. Таким образом, вершиной и фундаментом (основой) российского права является конституционное право, имеющее публично-правовую природу и надотраслевой характер. Конституционное право включает в единстве институты (подотрасли) материального и процессуального характера.

Различие характера (уровня) публичной власти неизбежно приводит к обособлению государственного и муниципального права. В юридической науке муниципальное право признается в качестве самостоятельной отрасли российского права. Логично было бы выделить государственное право, как всеобъемлющую, правовую общность в российском праве (по С.С. Алексееву, правовую семью).

В силу действия принципа разделения властей в государственном праве формируются либо уже сформированы такие отрасли российского права, как парламентское право, административное (регулятивное) право, судебное право, деликтно-наказательное право, устанавливающее дисциплинарные, административные и уголовные деликты и соответствующие им меры ответственности. Все указанные отрасли права включают подотрасли и институты материального права с возможными процессуальными подотраслями (институтами) и юрисдикционными процессами:

В свете качественных изменений общественного и конституционного строя в Российской Федерации требует переосмысления система частного и публичного права. Российское частное право включает гражданское право, к которому непосредственно примыкает семейное, предпринимательское и трудовое право. Отнесение к частному праву иных отраслей права (а конструирование новых отраслей права все более нарастает) дискуссионно и проблематично. Так, В.И. Гойман к частному праву относит земельное право, учитывая новые тенденции его развития. По его мнению, признание в Российской Федерации частной собственности на землю принципиально повлияло на характер земельного права, определив его переход «под юрисдикцию» частного права (с сохранением публично-правовых элементов).

Основу частного права составляет гражданское право, которое в обновлении и развитии получило современное осмысление, связанное прежде всего с регулированием и защитой отношений частной собственности во всех ее формах и проявлениях. Отношения равенства сторон, характерные для частного права, все более проникают в другие отрасли частного права (семейное, трудовое, предпринимательское и др.).

В семейном праве существенно расширены договорные начала регулирования отношений в семье. Семейный кодекс РФ предоставил право субъектам семейных отношений самостоятельно определять содержание, основания и порядок осуществления своих прав и обязанностей в брачном договоре, в соглашениях об уплате алиментов, о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, и т.д. Именно в этом заключается принципиальное отличие СК РФ от ранее действовавшего законодательства. Такой подход наиболее эффективно способствует взвешенному регулированию отношений между всеми членами семьи, дает возможность исключить произвольное вмешательство кого-либо, в том числе государства, в дела семьи, а также обеспечить защиту прав и интересов всех ее членов

Отпочкование трудового права от гражданского явилось, как показывает многолетняя практика работы Международной организации труда, важным шагом на пути защиты прав и интересов трудящихся. Работники не могут находиться с работодателями в равных отношениях, что является одним из принципов гражданско-правовых отношений. Однако в условиях социалистической системы народного хозяйства трудовое право зачастую стояло на защите интересов государства, государственных предприятий и организаций в ущерб интересам самих трудящихся. В современных условиях развитие трудового законодательства идет в направлении расширения свободы усмотрения сторон при заключении трудовых договоров (контрактов). В правовом регулировании социально-трудовых отношений участвуют в равноправном диалоге три стороны - государство, работодатели и трудящиеся, представляемые в основном профсоюзами. На современном этапе необходимо сохранить активное участие государства в регулировании трудовых отношений, в защите прав и законных интересов трудящихся, установлении взаимной ответственности работодателей и работников.

В условиях рыночных отношений акцент имущественных санкций переносится на восстановительные, компенсационные меры. Так, в сфере охраны окружающей среды причинители вреда окружающей среде, здоровью и имуществу граждан загрязнением окружающей среды, порчей, уничтожением, повреждением, нерациональным использованием природных ресурсов, разрушением естественных экосистем и другими экологическими правонарушениями обязаны возместить его в полном объеме. Обязанность возместить причиненный вред может быть дополнена карательно-штрафной юридической ответственностью.

Виды ответственности в публичном праве. Публичное право регулирует отношения по организации и функционированию публичной власти, осуществляемой в форме государственной власти на основе принципа разделения властей и местного самоуправления. Функционирование публичной власти осуществляется на основе принципов правового государства, в том числе взаимной правовой ответственности государства и иных субъектов общественных отношений.

В публичном праве защищаются общегосударственные и иные общественные интересы. Публичное право направлено также на защиту государством частного права, установленных им правил гражданского оборота, предпринимательской и всякой иной не запрещенной законом экономической деятельности путем принудительного разрешения конфликтов и возложения справедливого возмездия за правонарушения. В реальной жизни ответственность в публичном праве существует в качестве конкретных ее видов. Наряду с закреплением правовых основ в сфере отношений юридической ответственности Конституция РФ и конституционное право в целом устанавливают конституционную (конституционно-правовую) ответственность как самостоятельный вид юридической ответственности, а конституции (уставы) субъектов РФ и конституционно-уставное право в целом - конституционно-уставную ответственность.

Наряду с конституционной ответственностью, на наш взгляд, следует различать государственно-правовую ответственность (дисциплинарную, административную, уголовную) и муниципальную ответственность, не связывая их жестко с отраслями публичного права. Остается открытым вопрос о муниципальной ответственности: является она самостоятельным видом юридической ответственности либо входит в содержание конституционной (конституционно-правовой) ответственности. Дифференциация ответственности в публичном праве на конституционную, дисциплинарную, административную, уголовную, процессуальную определяется сферой их действия, степенью общественной опасности публично-правового нарушения и наступившими в результате этого специфическими правовыми последствиями.

Виды ответственности в частном праве. Для частного права характерна гражданско-правовая ответственность, которая может иметь внутривидовую дифференциацию (семейно-правовая, материальная, таксовая и др.).

Иные классификации видов юридической ответственности. По порядку применения юридической ответственности различают юридическую ответственность, налагаемую в судебном порядке (различными видами судов), судебно-административном и административном порядке (органами исполнительной власти, контрольными органами). Отдельные меры юридической ответственности налагаются в особом судебном порядке (например, в судах общей юрисдикции с участием присяжных заседателей) либо в специальном порядке с участием законодательных и судебных органов (отстранение от должности Президента РФ, глав администраций в субъектах РФ). Возможны и иные критерии (основания) классификации видов юридической ответственности. Некоторые из них, предложенные в научной литературе, подверглись критической оценке со стороны Р.Л. Хачатурова и Д.А. Липинского. Так, субъективный критерий классификации видов юридической ответственности, использованный А.Ф. Черданцевым и С.Н. Кожевниковым, по мнению Р.Л. Хачатурова и Д.А. Липинского, не может быть принят за основу классификации, так как «он не отражает системных свойств института юридической ответственности». Классификация в зависимости от субъектного состава, по мнению этих же авторов, «не отражает системно-правовых свойств юридической ответственности». Вид правоотношения (охранительное и регулятивное) как критерий классификации не отражает системных свойств в юридической ответственности. К сожалению, эти «системные» и «системно-правовые связи юридической ответственности», на которые неизменно ссылаются Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский, так и остаются нераскрытыми.

Таким образом, развитие общей теории юридической ответственности как составной части общей теории права и государства есть ответ (реакция) на потребности общественно-экономической, социальной, политической и государственно-правовой практики, вызванной сменой основ общественно-политического и конституционного строя в России, на всем постсоциалистическом, постсоветском пространстве, формированием свободного и демократического гражданского общества, рыночной экономики, построением правового государства. В равной мере указанные факторы и обстоятельства диктуют прогрессивное развитие отраслевых теорий юридической ответственности двух уровней: применительно к сфере частного и публичного права и к отдельным отраслям в рамках последних. Новые достижения и обобщения отраслевых теорий юридической ответственности являются основой для теоретических обобщений более высокого уровня, что составляет содержание общей теории права и государства, ее онтологических, функционально-деятельностных и иных аспектов.

Процессы формирования новых видов юридической ответственности нуждаются в дальнейшем обобщении, установлении объективных критериев отграничения одних видов ответственности от других. Особое значение приобретает процесс формирования конституционной ответственности, ее законодательной регламентации и реализации. Этот вид ответственности характеризует важнейшую сторону отношений правового государства и гражданского общества, власти и личности. Новых общетеоретических подходов и обобщений требуют вопросы ответственности в частном праве, поисков баланса средств восстановления прав, возмещения вреда, компенсации, выплаты страховых сумм и мер справедливого возмездия (кары) в виде конфискации, штрафа, пени и т.д. Особую роль в развитии общей теории права и отраслевых наук приобретает Конституционный Суд РФ, так как он принимает общеобязательные для всех органов публичной власти и других субъектов прав решения на основе выработанных им правовых позиций. Правовые позиции Конституционного Суда РФ есть теоретико-правовые положения, выводы, которые в силу закона обязательно переводятся в нормы законодательства и практику его реализации. Глубокое и всестороннее познание проблем юридической ответственности имеет не только научное, но и большое практическое значение.


2. Правовые санкции в юридической системе


.1 Подходы к понятию правовой санкции


Как известно, понятие «правовая санкция» имеет два основных значения. Под ним, во-первых, понимается один из структурных элементов правовой нормы, о наличии которого свидетельствует большинство специалистов в области правоведения, хотя порою встречается иное мнение; во-вторых, меры воздействия на лицо, которому адресованы правила поведения, заложенные в диспозиции нормы (следует оговориться, что понятие «санкция» имеет третье значение, которое используется в процессуальной сфере для обозначения согласия компетентного государственного органа на совершение тех или иных юридически значимых действий, например, санкция прокурора на обыск. В силу того, что это значение применяется в иной сфере, мы не будем его касаться в дальнейшем).

Несомненно, что указанные значения понятия санкция, с одной стороны, обладают определенной самостоятельностью, с другой - очень тесно связаны друг с другом, постоянно взаимодействуют. Санкция как элемент правовой нормы является таковой именно в силу того, что содержит меры воздействия на участников диспозиционного правоотношения с целью обеспечения надлежащего их поведения. Эти же воздействия теряют свое назначение, если их оторвать от соответствующего структурного элемента данной правовой нормы.

Неслучайно, что многие авторы рассматривают проблему санкций одновременно в двух значениях. Нам тоже придется делать акценты на том или ином значении санкции в зависимости от специфики предмета исследования. При анализе того, чем обеспечивается диспозиция нормы права, речь пойдет о мерах воздействия. При решении вопроса о том, где указываются эти меры воздействия, на первый план выступает санкция как структурный элемент данной нормы (Приложение А-Д).

Причем нельзя согласиться с однозначным приоритетом одного из значений над другим: предлагается, например, поставить на первое место меры воздействия (принуждение), а на второе - санкцию как структурный элемент.

Необоснованным представляется также рассмотрение одного из аспектов проблемы при полном отсутствии упоминания о другом.

Что же представляют собой меры воздействия на лицо с целью обеспечения правил поведения, излагаемых в диспозиции той или иной нормы права?

Однозначного ответа на поставленный выше вопрос в научной литературе не содержится. Можно выделить несколько подходов к этой проблеме.

Во-первых, в качестве мер воздействия порою расцениваются только принудительные меры. При этом чаще говорится о том, что санкция - не просто принудительные меры, а указания на меры принуждения. Так, отмечается, что санкция - та часть нормы, которая указывает на меры, применяемые при ее несоблюдении. Последние, в свою очередь, именуются юридическими санкциями и трактуются как подвид мер правового принуждения наряду с государственно-необходимыми, профилактическими и превентивными мерами правового принуждения. При этом юридические санкции обозначаются как основная группа государственно-принудительных мер.

Профессор О.Э.Лейст трактует санкцию как указание на меры государственного принуждения за нарушение диспозиции, подчеркивая, что в санкции содержится способ принуждения к исполнению обязанности. По мнению автора, санкция включает также итоговую оценку поведения лица, нарушившего требование нормы.

В некоторых случаях в литературе делается акцент на том обстоятельстве, что санкцию нельзя равнять непосредственно с самими мерами принуждения, что санкция - это специальное указание на меры принуждения, реакция государства на правонарушение. С этим, однако, согласны далеко не все. Утверждается, к примеру, что санкция -прежде всего, мера принуждения к исполнению норм права, государственно-властная реакция, государственная оценка неправомерного поведения; государственное принуждение присутствует и при реализации санкций добровольно, без вмешательства компетентных государственных органов. Серегина В.В. особо указывает, что санкция - конкретная мера принуждения, без нее норма перестает быть масштабом поведения.

Меры воздействия, олицетворяющие санкцию, иногда трактуются и как наказание (мера наказания). Представители не только науки уголовного права, но и общей теории права порой подчеркивают, сто санкция - вид и мера возможного наказания (кары), если субъекты не выполняют предписание диспозиции. При таком подходе порою уточняется, что реализация наказания происходит посредством государственного принуждения, что санкция «определяет вид и пределы наказания (кары) правонарушителя, применяется на основании правонарушения, конкретизируется актом применения соответствующей правовой нормы, реализуется, как правило, посредством государственного принуждения, воздействует на статус правонарушителя и имеет своей целью его исправление и перевоспитание.

Санкция в первом значении подчас трактуется как меры воздействия без конкретизации того, что же непосредственно под ними должно пониматься. Например, в одной из работ по основам государства и права утверждается, что в санкции как структурной части правовой нормы устанавливаются меры воздействия, которые государственные органы способны применить к нарушителю данного правила. Профессор В.П. Грибанов напрямую указывает на то, что санкция - определенная мера государственно-принудительного воздействия на правонарушителя. В трудах некоторых других авторов просматривается стремление рассмотреть наказание как принудительно осуществляемое средство воздействия. Тогда как принуждение и принудительное воздействие, принуждение и наказание хотя и близкие, но отнюдь не тождественные понятия, и их смешение представляется неоправданным.

В литературе широко распространен взгляд на правовую санкцию как на неблагоприятные правовые последствия. Как правило, подчеркивается, что неблагоприятные последствия включаются в правовую норму (точнее, в одну из ее частей - санкцию), применяются компетентными органами. В некоторых работах предпринимаются попытки конкретизировать характер неблагоприятных правовых последствий, указывая, что санкция -установленная законом мера имущественных или иных невыгодных для лица последствий в случае несоблюдения предписаний закона; что к категории неблагоприятных последствий нужно относить и так называемые санкции «ничтожности», которые признают юридически безразличными те или иные юридически значимые действия.

Порой при рассмотрении исследуемой проблемы отсутствует прямое указание на то, что санкция выражается в неблагоприятных правовых последствиях. Это, однако, логически выводится из изложенного: хотя и говорится о мерах государственного воздействия, классификация санкций проводится по неблагоприятным последствиям.

Существует также попытка уравнять меры принуждения и неблагоприятные правовые последствия. Так С.Н. Братусь трактует санкцию нормы права через угрозу государственного принуждения к исполнению обязанности и угрозу наступления неблагоприятных последствий (если они предусмотрены) на случай нарушения нормы. В то же время он указывает на то, что «санкцией в точном смысле слова следует именовать лишь заложенную в юридической норме возможность (угрозу) принуждения по отношению к обязанному лицу на случай неисполнения им обязанности».

Профессор А.С. Пиголкин, утверждая, что санкция - специальное указание на меры принуждения, реакция государства на правонарушение, в то же время подчеркивает, что санкция всегда выступает в виде неблагоприятных последствий.

С подобной постановкой вопроса, при которой неблагоприятные правовые последствия оказываются тождественными мерам государственного принуждения, согласны не все специалисты. Например, профессор СВ. Курылев высказывается против приравнивания неблагоприятных правовых последствий и мер государственного принуждения, рассматривая санкцию как указание на такие последствия, а принудительные меры как подвид этих последствий. Аргументируется это тем, что ряд санкций применяется с участием компетентных государственных органов (с принуждением), другие же - без этого участия.

Существует и точка зрения, согласно которой указанные подходы объединяются: санкция рассматривается как меры принудительного воздействия, выражающиеся в невыгодных имущественных последствиях.

На наш взгляд, понимания под санкцией мер принуждения и неблагоприятных правовых последствий противоправного поведения нельзя считать идентичными хотя бы потому, что второе из них предполагает возможность применения санкций добровольно, без применения государственного принуждения; тогда как первое эту возможность исключает. Меры, заложенные в санкции нормы права вряд ли можно свести к принуждению. Принуждение, причем государственное, правовое - важный фактор, однако оно фигурирует, прежде всего, на стадии реализации норм. Санкции сами по себе не могут принуждать кого-либо к чему-либо. Лишь в процессе реализации возникает вопрос об их принудительном применении. Если же применяются правовосстановительные санкции, то далеко не всегда возникает необходимость в принуждении. Часто индивид, допустивший отклонение от требований нормы, добровольно восстанавливает нарушенное право или состояние. Санкции «ничтожности» в процессе их реализации лишь в редких случаях предполагают принуждение. Подход же к санкции как принудительным мерам, по сути, ведет к смешиванию санкции и процесса ее реализации.

Нельзя обойти вниманием и утверждение, что реализация санкций - физическое принуждение, а угроза реализации - принуждение психологическое. Во-первых, реализация санкции очень редко предполагает непосредственно физическое принуждение. Даже в области уголовно-правовых санкций осужденные во многих случаях не всегда испытывают прямое физическое воздействие. В гражданско-правовой сфере применение силы непосредственно к той или иной личности применяется еще реже, чем в уголовно-исполнительной системе.

Представляется недостаточно оправданным признание психической угрозы, заложенной в санкции, принуждением, так как это влечет отождествление обязательного с принудительным. Справедливо подмечено, что принуждение - фактическое состояние, которое исключает для принуждаемого выбор поведения и, следовательно, выбор между исполнением и неисполнением обязанности.

В принципе, взгляд на санкцию как на правовой урон (лишения, обременения) ведет к сужению содержания интересующей нас категории. Урон, лишения, обременения присущи только штрафным (карательным) санкциям. Что касается трактовки правовой санкции как мер воздействия, то оно терминологически может вызвать предположение о каком-либо внешнем давлении, принуждении, что, по-видимому, выглядит не совсем корректно.

Из отмеченных выше подходов целесообразно остановиться на точке зрения, что санкция - это неблагоприятные правовые последствия отклоняющегося от требования нормы поведения. Усиление этого утверждения ссылкой на то, что это есть реакция государства на соответствующее поведение, по-видимому, следует считать излишним, поскольку реакцией государства является не сама санкция, а процесс ее применения. То же самое можно сказать и о попытке приписать санкции такое свойство, как оценка поведения лица: оценка дается не самой санкцией, а правоприменительным актом, хотя и с учетом требований норм права.

На наш взгляд, поощрение наряду с неблагоприятными правовыми последствиями относится к содержанию санкций. Этого мнения придерживается целый ряд правоведов. По-видимому, необходимо согласиться с тем, что этимологически значение слова «санкция» охватывает не только негативные, но и позитивные последствия («одобрение», «разрешение», «санкционирование»). Санкции, как меры воздействия, призваны превентивным образом влиять на участников регулируемых отношений. Структура нормы с поощрительной санкцией в виде благоприятных правовых последствий, логически ей не противоречащих, такова: в ней есть диспозиция, где дается образец желательного поведения, и санкция, стимулирующая такое поведение поощрительными мерами. Часто поощрительные санкции соседствуют в нормативных актах с неблагоприятными правовыми последствиями. Наиболее выпукло это проявляется в трудовом законодательстве - ст. 134 Кодекса законов о труде РФ, которая говорит о поощрениях за особые трудовые заслуги, ст. 135 - о взысканиях за нарушение трудовой дисциплины. Нельзя не учесть всего этого, тем более что все явления и процессы нужно рассматривать в максимально возможном числе взаимосвязей. И представляется оправданным, что позитивное и негативное включается в содержание санкции как взаимодействующие противоположности.

Важно отметить, что поощрительная санкция, как и неблагоприятно-правовая, может обеспечивать и надлежащее действие, и бездействие, которое в тех или иных случаях может быть социально полезным. Нельзя, однако, отвергать и те ситуации, когда поощрительные (или иные стимулирующие меры) заключены в диспозиции нормы права.

Все сказанное выше приводит к убеждению в том, что нет необходимости разделять как абсолютно несовместимые понятия неблагоприятные правовые последствия и поощрительные меры. И те, и другие служат обеспечению той модели поведения, которую законодатель считает выгодной для государства и общества, однако достигается эта цель разными путями. Поэтому более оправданным представляется понимать под санкцией «тот ее структурный элемент, где дозируется мера обеспечения предусмотренного в ее диспозиции масштаба поведения».

Нельзя умалять и роль принуждения в правовой сфере. Не вызывает сомнения необходимость принуждения во многих сферах, особенно в сфере превенции, профилактики, в процессуальной области. Однако это - не вопрос содержания санкции правовых норм, тем- более что названные меры (превентивные, профилактические, процессуальные) составляют содержание самостоятельных норм, которые содержат собственные санкции, обеспечивающие соблюдение требований их диспозиций.

Итак, санкция - это, во-первых, структурный элемент правовой нормы, обеспечивающий соблюдение предусмотренного в ее диспозиции правила поведения, во-вторых, это сами обеспечительные меры (неблагоприятные правовые последствия и меры поощрения).

Но остается выяснить, является ли санкция обязательной для каждой нормы права. Как известно, в качестве элементов структуры правовой нормы в большинстве случаев выделяют три компонента: гипотезу - указание на условия, жизненные ситуации, при которых «приводится в движение» диспозиция; диспозицию -те самые правила поведения, ради которых создается норма; и санкция, о содержании которой уже сказано выше. Кроме того, порою выделяют указание на субъектный состав и указание на социальную цель. Однако известна и точка зрения, что традиционные элементы (гипотеза, диспозиция и санкция) содержатся только в нормах, рассчитанных на правонарушение.

Следует отметить также, что существует подход, согласно которому по существу упраздняется общее понятие правовой нормы, в качестве первичного подразделения права фигурирует «норма - предписание» - элементарное, логически завершенное государственно-властное нормативное веление (установление), непосредственно выраженное в тексте нормативного юридического акта, и выделяется логическая норма, как формулируемое логическим путем общее правило, которое воплощает органические связи между нормативными предписаниями и обладает полным набором свойств, раскрывающих государственно-властную регулятивную природу. При этом подчеркивается, что норма-предписание состоит из гипотезы и диспозиции (либо санкции), а структура логической нормы включает три элемента (гипотеза, диспозиция и санкция).

Такого рода упразднение общей категории нормы ведет к тому, что санкция рассматривается как атрибут нормы, а не ее структурный элемент. Схожую позицию можно встретить и в других работах, где подчеркивается, что анализ правовых норм по трехчленной формуле не является единственно возможным; нормы делятся на нормы позитивного регулирования и правоохранительные, и только первые из них состоят из гипотезы, диспозиции и санкции.

Иная точка зрения заключается в том, сопряжена с признанием того факта, что охранительная и регулятивная функции правовых норм неразрывно связаны. Но она допускает, что охранительные меры не всегда находят свое закрепление в особых нормах (сразу же отметим, что, на наш взгляд, таких особых норм вообще не существует - А.К.), что норма из гипотезы и санкции есть всё же базовое звено гражданско-правовой охранительной системы.

В литературе существует также мнение, что норма права может иметь санкцию, но также охраняться другими нормами, в том числе их санкциями. Это объясняется тем, что норма права и текст статьи нормативного акта не всегда совпадают друг с другом, законодательство включает в себя статьи, не укладывающиеся в рамки традиционного учения о структуре юридической нормы. Несколько схожим выглядит утверждение, что санкция может выводиться из общих положений о защите государством нарушенных субъективных прав или даже подразумеваться.

В подтверждение того, что не каждая норма имеет собственную санкцию, нередко приводятся примеры из законодательства. Так, говорится о статье 105 Конституции РФ, в которой якобы нет санкции. Однако, как известно, статья закона и норма права - далеко не одно и то же. Если приглядеться внимательно, то окажется, что в Конституции РФ есть организационные санкции на случай нарушения порядка принятия федеральных законов. Согласно п.4 ст. 105 Конституции отклонить принятый Государственной Думой федеральный закон может Совет Федерации, по п. 3 ст. 107 Президент России, причем отклонение на практике производится и по мотиву несоблюдения процедуры принятия федерального закона.

Есть и такие авторы, которые трехэлементную теорию считают заблуждением, выделяя только два элемента: гипотезу и диспозицию; фактически получается, что диспозиция в традиционном понимании отождествляется с гипотезой, а санкция - с диспозицией.

В то же время имеет место мнение, что обязательным для любой нормы являются все три традиционных элемента - гипотеза, диспозиция, санкция.

На наш взгляд, очевидно, что выделение С.С.Алексеевым нормы -предписания и логической нормы, - результат смешения правовых предписаний и правовых норм, не говоря уже об ущербности упразднения общей категории правовых норм. Разделение же норм права на регулятивные и охранительные логически не обосновано, ибо любая норма носит регулятивный характер, один же из способов регуляции - охрана. Иначе получается, что для охраны одних норм нужны другие, содержащие санкцию в отличие от первых.

Приведенное выше утверждение о том, что санкция может выводиться из общих положений права, что санкции одних норм обслуживают другие нормы, представляются нам следствием смешения внутренней и внешней форм права; то обстоятельство, что диспозиция и санкция расположены в разных статьях нормативного акта, совсем не означает, что они принадлежат разным правовым нормам. Если диспозиция и санкция включены в статьи нормативных актов разной отраслевой принадлежности, это дает нам право в редких случаях допустить, что санкция нормы одной отрасли обеспечивает диспозицию нормы другой отрасли.

Отрицание санкции как обязательного элемента нормы права вызвано тем, что не учитывается ряд средств правового регулирования (например, запрет). Если диспозиция той или иной нормы формулируется в виде запрета (чаще всего это имеет место в уголовном праве), это не дает нам оснований считать такую диспозицию санкцией. Очевидным следует считать то обстоятельство, что диспозиция нормы, включающая то самое, правило поведения, ради которого норма и создавалась, является неотъемлемой частью любой правовой нормы. Указанные выше взгляды на структуру нормы, допускающие возможность существования нормы без диспозиции, представляются нам необоснованными: ведь даже само название нормы происходит, прежде всего, от норм поведения, заложенных в диспозиции.

Структура правовой нормы подчиняется определенным закономерностям, она не может быть произвольна. Это вытекает из сущностных свойств права, таких, как нормативность, регулятивность, обеспеченность государством, формальная определенность. Естественно, что не все нормы права организованы из одних и тех же структурных элементов, их внутренняя форма объективно меняется в зависимости от предмета и метода общего правового регулирования. Следует учитывать многоуровневость, многогранность и взаимопереплетенность подвергаемых правовому регулированию общественных отношений, разномасштабность используемых юридических средств обеспечения, необходимый характер связи между общественными отношениями, упорядочиваемыми диспозицией и санкцией нормы. Санкцию, на наш взгляд, следует наряду с диспозицией отнести к обязательным структурным элементам правовой нормы. Норма, в которой отсутствует обеспечение (будь то неблагоприятные правовые последствия или меры поощрения), перестает быть правовым правилом поведения, превращается в декларацию, поскольку теряет обязательность. Особенно ярко это проявляется в настоящее время, которое характеризуется низким уровнем правосознания, правовым нигилизмом. В литературе было подмечено, что всеобщая категория нормы трехэлементна, отдельная единичная норма может и не иметь такой структуры. На наш взгляд, это изречение можно перефразировать: всеобщая категория нормы двухэлементна (диспозиция и санкция), тогда как отдельная, единичная норма может включать в общей сложности до пяти элементов.

Подводя итог вышесказанному, следует подчеркнуть, что без правила поведения, излагаемого в диспозиции, и обеспечения его соблюдения санкционируемыми мерами воздействия немыслимо нормальное существование ни одной нормы права. Санкция - структурный элемент, обязательный для любой нормы права.

.2 Санкция и юридическая ответственность


Проблема взаимодействия правовой санкции и юридической ответственности имеет глубокое содержание. История ее разработки полна разнообразными суждениями, которые не отличаются единством и согласованностью. Безусловно, что данный вопрос в силу своей сложности заслуживает особого исследования, однако в настоящей работе его никак нельзя обойти стороной. Это объясняется, прежде всего, тем, что широкую известность получили трактовки санкции через ответственность и, наоборот, ответственности - через санкцию. Если не определить своей позиции по поводу соотношения этих двух понятий, то невозможно с большой точностью оттенить наше понимание сущности правовой санкции, а также отграничить санкцию от процесса ее реализации.

Каковы возможные варианты трактовки понятия «юридическая ответственность» в научной литературе? Она может рассматриваться: во-первых, как исполнение обязанности на основе государственного или приравненного к нему общественного принуждения; во-вторых, как претерпевание штрафных санкций; в-третьих, как наказание виновного, предупреждение правонарушений.

Распространенным является также взгляд на юридическую ответственность как на принуждение либо применение принудительных мер, сопряженное с осуждением виновного принуждение к исполнению требований закона, как на одну из форм государственного принуждения, обеспечивающую правовую систему общества путем реакции на противоправное поведение; как на применение к лицу мер государственно-принудительного воздействия, претерпевание неблагоприятных последствий правонарушителем, или как на применение к правонарушителю предусмотренной в санкции правовой нормы меры государственного принуждения.

В литературе нередко юридическая ответственность рассматривается через призму только неблагоприятных правовых последствий, без упоминания о мерах государственного принуждения или путем обозначения его как средства, с помощью которого возлагается ответственность. При таком подходе юридическая ответственность трактуется как установленная законом мера имущественных или иных невыгодных для лица правовых последствий, которые применяются в случае несоблюдения предписаний закона, невыполнения принятых обязательств, причинение вреда и иных законных оснований.

Известна также интерпретация юридической ответственности через лишение права. В таком случае утверждается, что специфическим признаком ответственности (в частности, гражданско-правовой) является лишение части принадлежащих причинителю вреда имущественных прав в целях удовлетворения потерпевшего, осуждение со стороны государства поведения субъекта, которое не соответствует требованиям норм и договоров и заключается либо в лишении данного субъекта определенного субъективного права, либо в наложении на него дополнительной юридической. «Ответственность же, являющаяся следствием неисполнения обязанности,» - утверждается, - «должна выражаться либо в замене неисполненной обязанности, как это, например, имеет место при возложении на лицо, причинившее вред, обязанности по его возмещению, либо в присоединении к нарушенной обязанности новой дополнительной обязанности, как это, например, имеет место при возложении на хозорган, нарушивший договор, обязанности исполнить договор и возместить причиненные неисполнением убытки, либо в лишении права, из которого вытекала нарушенная обязанность, как это, например, имеет место при судебном изъятии в доход государства жилого строения собственника, не выполняющего обязанности по его ремонту».

Юридическая ответственность может, по мнению некоторых специалистов, проявляться в особом юридическом состоянии обязанного лица, к которому применена санкция нормы права в связи с нарушением обязанности. Она иногда рассматривается даже как признаваемая государством способность лица (гражданина, учреждения, органа государства, должностного лица и т. д.) отдавать отчет о своем противоправном деянии и претерпевать на себе меры государственно-принудительного воздействия в форме лишения благ, непосредственно находящихся в распоряжении правонарушителя как обязанность отдавать отчет, отвечать.

Своеобразным является понимание под юридической ответственностью специфической обязанности претерпевания соответствующих лишений личного или материального характера за совершенное правонарушение в соответствие с санкцией нарушенной нормы, особой обязанности претерпевать меры государственного принуждения за совершенное правонарушение. Правда, это вызывает возражения некоторых авторов, полагающих, что в таком случае пришлось бы признать существование ответственности и в ситуации, когда правонарушитель не установлен. Однако следует отметить, что-то или иное явление существует независимо от познания его субъектом. Процесс познания растянут во времени и завершается установлением объективной истины в акте применения права. Так что можно признать вышеприведенное возражение необоснованным: знает ли лицо о своей ответственности или нет, последняя объективно все равно существует. Незнание ответственности, как и незнание закона, не освобождает от необходимости ее нести.

Наконец, в ряде работ юридическая ответственность предстает в качестве правоотношения между государством и претерпевающим неблагоприятные последствия правонарушителем; между государством в лице его определенных органов и субъектами права, отвечающими перед обществом и государством за точную и добросовестную реализацию содержащихся в норме права и обращенных к ним соответствующих требований, предписаний. В ряде случаев уточняется, что юридическая ответственность -динамическое правоотношение, которое подразделяется на стадии становления, конкретизации и реализации, что она возникает из материально-правового отношения, а не из судебного решения, не из акта компетентного органа. Б.Т. Базылев, рассматривая юридическую ответственность как материально-правовое отношение, настаивает на том, что даже если она обусловлена договором между сторонами, всегда представляет новое самостоятельное правоотношение, которое может прекратить ранее существовавшее отношение, либо наличествовать наряду с ним. Тогда как Л.С. Явич, напротив, юридическую ответственность рассматривает как особую стадию развития охранительного правоотношения.

Все приведенные выше суждения по поводу юридической ответственности тем или иным образом исходят из связи между санкцией и юридической ответственностью, хотя и не во всех случаях напрямую. Соответственно можно обнаружить три возможных проявления соотношения правовой санкции и юридической ответственности: 1) санкция - разновидность ответственности (приоритет ответственности); 2) ответственность -разновидность санкции (приоритет санкции); 3) санкция есть юридическая ответственность (концепция тождества).

Так, в одной из работ отмечается, что санкция - вид и мера юридической ответственности, она «материализует» юридическую ответственность; однако там же можно найти утверждение, что санкция - собирательное понятие, которое включает меры ретроспективной ответственности, меры предупредительного воздействия, меры защиты, неблагоприятные последствия, возникающие в результате действий самого субъекта (собственный правовой урон). Если первая точка зрения (санкция - вид ответственности) встречается сравнительно редко, то остальные фигурируют во многих изданиях. Известна точка зрения ряда авторов, согласно которой меры ответственности есть разновидность санкции наряду с мерами защиты. Меры ответственности при этом наделяются штрафным, карательным характером, выражаются в дополнительных обременениях, налагаемых на правонарушителя; меры же защиты правовосстановительным характером. При отождествлении санкции и ответственности последняя определяется как санкция за правонарушение, последствие, предусмотренное нормой права на случай ее несоблюдения.

Однако, как показывают многочисленные научные изыскания, этим возможные случаи взаимодействия правовой санкции и юридической ответственности не исчерпываются. Санкция может, по мнению некоторых авторов, выступать средством возникновения ответственности. Так, сравнивая интересующие нас понятия, Б.Т. Базылев отмечает, что без санкции юридическая ответственность не может ни возникнуть, ни существовать.

Порой утверждается, что ответственность есть реализация санкции или ее применение, что юридическая ответственность, будучи реализацией санкции правовой нормы, возникает как следствие акта применения этой нормы компетентным правоприменительным (юрисдикционным) органом в связи с правонарушением. Близки к этому утверждения, что ответственность - это реализация правовой нормы при правонарушении, что «применение правовой санкции и юридическая ответственность» -тождественные понятия.

В этой связи Ю.А. Денисов поставил даже вопрос: если мы сводим правовую ответственность к применению санкций, то зачем нужны два понятия, выражающих одно явление? Автор объясняет это тем, что ответственность личности за свою деятельность всегда связана с осознанием ее характера и последствий.

На наш взгляд, на самом деле соотношение санкции и ответственности намного сложнее. Санкция, как структурная часть нормы, не может рассматриваться через юридическую ответственность или наоборот, между этими категориями нельзя ставить знак равенства. Механизм правореализации таков, что правовая санкция существует с момента введения в действие нормы. Необходимость же в ее применении возникает в случае отклоняющегося или специально поощряемого поведения, то есть на стадии диспозиционного правоотношения, если санкция нормы носит правовосстановительный характер, либо это «санкция ничтожности» или организационная санкция. В этих ситуациях лицо как бы «заталкивается» в необходимые рамки поведения. В этих случаях об ответственности нельзя вести речь хотя бы потому, что даже вина субъекта, допустившего отклонение, не всегда устанавливается. Нет здесь и обременении, что означает отсутствие каких-либо дополнительных обязанностей (обязанности претерпевать лишения, обременения).

Если же требуется применить штрафную (карательную) санкцию, то происходит подключение обеспечительного правоотношения, охранительного его подвида, при специально поощряемом поведении - поощрительного правоотношения. Юридическая ответственность имеет место быть на стадии охранительного правоотношения и представляет собой как обязанность претерпевать, так и само претерпевание дополнительных обременении, лишений.

В связи с этим утверждение, приведенное выше, согласно которому ответственность есть лишь претерпевание штрафных санкций, представляется нам недостаточно полным. Юридический пласт правоотношения включает в себя субъективные права и юридические обязанности. Если ответственность -только претерпевание штрафных санкций, то в чем в этом случае выражается юридическая обязанность на стадии охранительных правоотношений? Мы не согласны и с упоминавшейся трактовкой ответственности как «обязанности отвечать». Прежде всего, в таком случае определение дается через определяемое («ответ», «отвечать» - «ответственность»). Кроме того, лицо, к которому применяется штрафная санкция, согласно процессуальному законодательству отнюдь не обязано давать против себя показания, то есть «отвечать».

Нельзя согласиться и с пониманием юридической ответственности только как государственно-принудительных мер. Последние выступают более как средство, при помощи которого лицо привлекается к ответственности и несет ее. Если сама по себе штрафная санкция предусматривает в качестве обременения меры государственного принуждения, то ответственность -обязанность их претерпевать и их претерпевание, а не сами по себе принудительные меры.

То же можно сказать и применительно к концепции юридической ответственности как неблагоприятных правовых последствий: ответственность - не сами по себе последствия, а обязанность их претерпевать и непосредственное претерпевание. Иначе теряется какая бы то ни было разница между понятиями «санкция» и «ответственность».

В связи с этим мы согласны с тезисом о возможности возложения ответственности правонарушителем на самого себя, без подключения принудительных мер, хотя такая ситуация очень редко возникают на практике.

Нельзя согласиться с попытками представить ответственность в качестве принудительного исполнения невыполненной обязанности. Таким образом, никаких дополнительных обременении в этом случае нет, поэтому и нельзя вести речь о юридической ответственности.

Вряд ли следует, на наш взгляд, сводить юридическую ответственность к особому состоянию лица, его способности претерпевать соответствующие меры, смешивая с деликтоспособностью. Иметь способность что-либо претерпевать и непосредственно претерпевать - совершенно разные вещи.

Трактовка о юридической ответственности как состояния претерпевания обременении, таким образом, ближе к истине, однако она упускает из виду то обстоятельство, что ответственность - это еще и специфическая обязанность.

Сказанное еще раз подтверждает разноплановость таких понятий, как правовая санкция и юридическая ответственность. Следует, пожалуй, согласиться с тем, что «санкция правовой нормы существует всегда, правовая ответственность наступает лишь при реальном нарушении нормы». При этом следует оговориться, что не при любом нарушении, а лишь при таком, которое предполагает использование штрафных, карательных санкций.

Санкция сама по себе не может являться обязанностью; обязанности возникают при ее реализации. В зависимости от того, какая санкция должна быть применена, разнятся возникающие впоследствии обязанности: это может быть обязанность «пройти» диспозиционное правоотношение (когда реализуется правовостановительная санкция), а может быть обязанность претерпевать дополнительные обременения (при реализации штрафной санкции, когда возникает юридическая ответственность). Если последнюю можно рассматривать отчасти как специфическую обязанность, то о санкции этого сказать нельзя.

Одним из оснований для применения санкции может служить специально поощряемое поведение (если санкция поощрительная), при этом приводится в движение поощрительное правоотношение как подвид обеспечительного. Что же будет основанием для применения санкции в том случае, если необходимо применить неблагоприятные правовые последствия, в том числе, штрафные санкции с подключением охранительного правоотношения?

В приведенных выше суждениях в подавляющем большинстве случаев указывается, что меры, закрепленные в санкции, применяются за правонарушение. Лишь в отдельных работах говорится об иных (кроме правонарушения) противоправных деяниях. На наш взгляд, в качестве основания применения санкции правовой нормы корректнее выделять действия (бездействия), обозначаемые общим термином «отклоняющееся поведение». Дело в том, что обеспечение производится не только когда совершено правонарушение, а при других видах отклонения от требований поведения, заложенных в диспозиции. Например, вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возмещает его опекун или организация, обязанная осуществлять над ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1076 п. 1 Гражданского кодекса РФ, ч. II). Вряд ли можно обеспечивать поведение самого недееспособного гражданина, поскольку он не способен отдавать отчет о своих поступках. Обеспечиваются интересы тех лиц, которые пострадали от действий недееспособного гражданина.

Как известно, ст. 1079 части второй ПС РФ предусматривает возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, даже при отсутствии вины причинителя (если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). Конечно, в реальной действительности редки факты причинения вреда источником повышенной опасности без всякой вины. Чаще бывают разные формы неосторожности. Однако нельзя полностью исключить невиновное причинение вреда. Санкция, обеспечивая интересы потерпевшего лица, применяется не только в случае совершения правонарушения, но и при других видах отклоняющегося поведения. Если рассуждать иначе, то непонятно, в какой структурной части правовой нормы могут содержаться подобного рода меры не за правонарушение, а за иные виды отклоняющегося поведения.

Подводя итог сказанному о санкции правовой нормы, следует подчеркнуть, что под санкцией следует понимать структурную часть правовой нормы, которая содержит меры обеспечения (неблагоприятные правовые последствия или поощрительные меры) образцов (масштабов) поведения, заложенных в диспозиции правовой нормы, а также (или) правовых результатов, в которых заинтересована сторона, чьё правовое положение нарушено. Нельзя не отметить, что меры обеспечения правил поведения чаще вводятся государством (кроме их включения в заключаемые договоры), а их применение поддерживается силой государства. Поэтому эти меры можно охарактеризовать как государственные. Также санкция - это непосредственно сами меры государственного обеспечения, указанные в одноименном структурном элементе правовой нормы.


.3 Правовая санкция и мера защиты


Особое значение для понимания юридической ответственности имеет проблема отличий и связей мер правовой защиты и мер юридической ответственности. К проблеме защиты права всегда проявлялся большой научный интерес.

Правовая защита - широкое понятие, которое охватывает, во-первых, самозащиту, т.е. совершение фактических действий, направленных на охрану прав и законных интересов в пределах, установленных законом, во-вторых, меры защиты, используемые носителями прав в обращении к компетентным государственным органам и должностным лицам в целях применения ими соответствующих мер юридической ответственности.

Рассмотрим самозащиту прав и ее меры. Правовая самозащита допускается в частном и публичном праве.

Самозащита личных и имущественных прав и законных интересов предусмотрена в гражданском праве (ст. 14 ГК РФ).

С.Н. Братусь рассматривает самозащиту как оперативное воздействие, которое применяется к нарушителю гражданских прав непосредственно самим управомоченным лицом как стороной в гражданском правоотношении без помощи государственных юрисдикционных органов.

В.П. Грибанов к мерам самозащиты относит только фактические действия, направленные на охрану личных или имущественных прав и интересов управомоченных лиц, в том числе действия в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости. Другие авторы считают, что к мерам самозащиты относятся предусмотренные законом действия как фактического, так и юридического характера, применяемые управомоченным на их совершение субъектом и направленные на пресечение действий, нарушающих его имущественные или личные права. Таким образом, самозащита прав и законных интересов включает: 1) фактические действия, направленные на непосредственную защиту благ, прав и законных интересов до и в процессе посягательств на них; 2) меры оперативного воздействия на нарушителей прав и законных интересов. Она применяется в тех случаях, когда обстоятельства исключают возможность обращения в данный момент за защитой к государственным органам. Самозащита не должна выходить за пределы тех прав, которые защищает потерпевший, и быть соразмерной посягательству. К ним, например, относятся фактические действия собственника или иного законного владельца, направленные на охрану имущества, а также аналогичные действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости (ст. ст. 1066, 1067 ГК РФ). ответственность правовой санкция

Меры фактического характера, направленные на охрану прав граждан или организаций, могут быть предусмотрены законом, а также вытекать из обычно принятых в реальной жизни мер такого рода. К примеру, это использование охранных средств и приспособлений в виде замков, охранной сигнализации на автомобилях. Использование такого рода охранных мер самозащиты допустимо, если оно не запрещено законом и соответствует обычно принятым правилам. В частности, недопустимо использование таких мер охраны имущества, которые опасны для жизни и здоровья окружающих (охрана коттеджа, дачного участка с использованием электрического тока и т.п.). Если же использование недозволенных средств защиты причиняет вред другим лицам, то возникает предусмотренная законом ответственность по возмещению причиненного вреда.

Поэтому нельзя согласиться с авторами (Ю.Г. Басин, С.В. Евдокимов, Г.А. Свердлык, Э.Л. Страунинг и др.), существенно расширяющими круг допускаемых законом или договором действий, охватываемых понятием самозащиты, которые направлены не только на обеспечение неприкосновенности права и на пресечение неправомерных действий, но и на восстановление права, ликвидацию последствий правонарушения (например, взыскание с ненадлежащего контрагента неустойки).

Законом допускается самозащита гражданами своих семейных прав путем совершения действий, пресекающих нарушения права, т.е. в случаях, когда субъект семейного правоотношения располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя без помощи суда или иных компетентных органов и должностных лиц.

В ТК РФ в ст. 379 закреплено право каждого работника на самозащиту своих трудовых прав. В качестве способа самозащиты предусмотрен отказ от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, или от работы, которая предоставляет работникам право в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы, известив об этом работодателя письменно.

В публичном праве самозащита допускается в пределах крайней необходимости и необходимой обороны (КоАП РФ, УК РФ).

Меры правовой защиты - это реакция на факт невыполнения обязанностей и нарушения прав. Большинство авторов сходятся во мнении, что к мерам защиты относятся лишь те, которые применяются по инициативе потерпевшего, чьи права нарушены, и конечная цель подобных мер - восстановление права. Меры защиты используются только в том случае, если сторона, нарушившая чьи-либо права, добровольно их не восстанавливает, либо препятствует этому, либо не исполняет добровольно своей обязанности. Меры защиты обращены к правонарушителю, компетентным юрисдикционным органам и должностным лицам. Последние обязаны реагировать на обращения потерпевших.

Система мер правовой защиты зависит от особенностей отраслей частного и публичного права, видов юрисдикционного процесса (конституционная жалоба, заявление, жалоба, иск и др.).

Следствием действия мер правовой защиты является наступление ответственности правонарушителя в виде восстановительных мер и (или) мер карательно-штрафного характера (наказания).

Вопрос о соотношении мер защиты и мер юридической ответственности является дискуссионным.

Соотношение мер защиты и юридической ответственности в научной доктрине представлено в двух вариантах. Первый вариант связан с признанием двух видов юридической ответственности - восстановительно-компенсационной и карательно-штрафной. В этом случае меры защиты являются процессуальными средствами (мерами, способами) потерпевших в обращении к правонарушителю и (или) компетентному государственному органу либо должностному лицу за защитой нарушенного права. Результатом действия указанных процессуальных мер является восстановительно-компенсационная и (или) карательно-штрафная юридическая ответственность. Именно в таком варианте нами рассматривается соотношение мер защиты и юридической ответственности.

При втором варианте не признается существование восстановительно-компенсационной юридической ответственности, которая отождествляется с мерами защиты, противопоставляемыми карательно-штрафной ответственности (карательным санкциям).

Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский, признавая ответственность в правомерном добровольном поведении субъектов правоотношений, отказывают в существовании ответственности правонарушителя в его неправомерном поведении, за которое законом не предусмотрена карательная санкция (наказание). Принудительное восстановление нарушенных прав и обязанностей, нарушенного правового состояния авторы связывают лишь со средствами защиты, исключая для правонарушителя меры восстановительно-компенсационной ответственности. Такая позиция малопонятна и противоречит здравому смыслу. Если есть правонарушение, то должна быть и юридическая ответственность правонарушителя, характер которой может быть различным. Средства защиты используют потерпевшие. Компетентные органы и лица, призванные охранять и защищать правопорядок, конституционность и законность в обществе и государстве, привлекают правонарушителя к юридической ответственности, имеющей восстановительно-защитный и (или) карательно-штрафной характер.

Р.Л. Хачатуров и Д.А. Липинский считают, что признание нормативного правового акта Конституционным Судом РФ, не соответствующим Конституции РФ не влечет юридической ответственности, так как орган, принявший неконституционный нормативный правовой акт, не претерпевает неблагоприятные последствия. Авторы в данном случае ошибаются, так как Конституционный Суд РФ публично признает, что конкретный орган государственной власти принял некачественный нормативный правовой акт, фиксирует допущенную им ошибку, которая влечет появление новой, дополнительной обязанности по исполнению решения Конституционного Суда РФ и восполнению образовавшегося пробела в правовом регулировании. Отказ от надлежащего исполнения решения Конституционного Суда РФ, исправления допущенной ошибки либо нарушение сроков такого исправления могут привести к возникновению карательно-штрафной ответственности, роспуску представительного органа государственной власти либо представительного органа местного самоуправления.

У восстановительно-компенсационной (защитной) и карательно-штрафной юридической ответственности есть общий признак - это принудительная форма их реализации, обязывание правонарушителя как субъекта неправомерного поведения к несению ответственности. Меры защиты и восстановительно-компенсационная ответственность служат условием нормального, позитивного процесса реализации прав и обязанностей субъектов правоотношений.

Отождествление мер защиты и восстановительно-компенсационной юридической ответственности распространено в научной литературе и находит закрепление в Гражданском и Семейном кодексах РФ. Статья 12 ГК РФ указывает на наиболее распространенные и значимые восстановительные (защитные) меры, а именно:

) признание права в тех случаях, когда нет прямого нарушения права лица, но существование у него этого права оспаривается другим заинтересованным лицом (например, признание права авторства);

) восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения в случае совершения одной из сторон правонарушения, в результате которого ущемлены права и законные интересы другой стороны; это особенно актуально при длящемся правонарушении (например, возврат вещи из чужого незаконного владения ее собственнику);

) присуждение к исполнению обязанности в натуре в случаях, когда объектом правоотношения является индивидуально-определенная вещь или исполнение обязательства имеет личный характер (например, восполнение недопоставки по количеству (п. 1 ст. 396 ГК РФ));

) возмещение убытков (ст. 393, гл. 59 ГК РФ), взыскание неустойки (ст. 394 ГК РФ) в случае причинения вреда и при неисполнении договорного обязательства (например, возмещение стоимости повреждения автомобиля или расходов на его ремонт, а также не полученных в связи с его простоем доходов лицу, занимающемуся извозом);

) компенсация морального вреда в случаях нарушения личных неимущественных прав, посягательства на другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом (например, компенсация морального вреда, причиненного разглашением сведений о скрытом физическом недостатке);

) прекращение или изменение правоотношения в случаях установления юридических фактов, дающих основания для вопроса о прекращении или изменении правоотношения путем соответствующего решения суда;

) признание оспоримой сделки недействительной и признание последствий ее недействительности, признание последствий недействительности ничтожной сделки;

) признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, что подтверждает включение в предмет гражданского права прямо предусмотренных законодательством имущественных отношений, основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой (п. 3 ст. 2 ГК РФ), и служит развитию принципа равенства государства и других субъектов гражданских правоотношений: например, признание недействительным решения антимонопольного органа о включении юридического лица в Государственный реестр объединений и предприятий-монополистов (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Аналогичные меры защиты (восстановительные меры) содержатся и в СК РФ (за исключением, на наш взгляд, лишения и ограничения родительных прав согласно ст. ст. 70 и 73 СК РФ, являющихся мерами карательной ответственности);

) признание права (ст. 30 (п. п. 4 - 5), 38 - 39, 48 - 50, 66, 67 СК РФ);

) восстановление нарушенного права (ст. ст. 26, 30, 44, 52, 72, 76 СК РФ);

) прекращение (пресечение) тех или иных действий, нарушающих (ущемляющих) право или создающих угрозу для его нарушения, в том числе путем лишения или ограничения прав одного лица в целях защиты прав другого лица (ст. ст. 65, 68 - 71, 73, 77 СК РФ);

) принуждение к исполнению обязанности, например, к уплате алиментов (ст. ст. 80, 85, 87, 89, 90, 93 - 97 СК РФ), возмещению материального или морального вреда (п. 4 ст. 30 СК РФ), уплате неустойки (абз. 1 п. 2 ст. 115 СК РФ) и возмещению убытков (абз. 2 п. 2 ст. 115 СК РФ);

) возмещение материального и морального вреда добросовестному супругу при признании брака недействительным (п. 4 ст. 30 СК РФ);

) возмещение убытков (п. 2 ст. 115 СК РФ), уплата неустойки получателю алиментов при образовании задолженности по вине обязанного уплачивать алименты (п. 2 ст. 115 СК РФ);

) отмена усыновления (п. 1 ст. 141 СК РФ);

) прекращение или изменение правоотношений (ст. ст. 43, 73, 101, 119, 120, 140 - 143, п. 2 ст. 152 СК РФ) и др.

На наш взгляд, исходя из того, что меры защиты являются процессуальными средствами защиты потерпевшими своих нарушенных прав и признавая самостоятельное существование восстановительно-компенсационной юридической ответственности, вышеприведенные гражданско-правовые и семейно-правовые восстановительные (защитные) меры следует рассматривать в качестве мер восстановительно-компенсационной юридической ответственности.

Различие мер защиты и мер юридической ответственности состоит в том, что меры защиты используются потерпевшим, права которого нарушены, а меры ответственности - восстановительно-компенсационной и карательно-штрафной - применяются компетентными юрисдикционными органами и обращены к правонарушителю. Применение мер юридической ответственности осуществляется в результате действия мер защиты.

Установление в законе обеспечительных мер, мер защиты и мер юридической ответственности в литературе рассматривается как охранительная деятельность законодателя. В случаях использования и применения указанных мер потерпевшими и компетентными органами публичной власти, и их должностными лицами, призванными применять указанные меры государственного принуждения, охранительная деятельность приобретает охранительно-обеспечительный, охранительно-защитный и (или) охранительно-юрисдикционный характер.


.4 Классификации правовых санкций


Вопрос о классификации правовых санкций является одним из наиболее важных для настоящей работы. Прежде всего, это объясняется тем, что выбор основания классификации вытекает из самой сущности правовой санкции и тем самым еще раз подтверждает нашу приверженность к тому или иному направлению мысли. Во-вторых, правильный выбор такого основания во многом предопределяет дальнейшее построение нашего исследования, что, в свою очередь, помогает показать тенденции развития правовых санкций в ныне действующем российском законодательстве. По общему правилу, недопустимо соединение штрафных (карательных) санкций друг с другом. Подобная кумуляция противоречит принципу «отвечать один раз за одно деяние», ибо реализация двойных штрафных санкций ведет к возникновению двойной юридической ответственности. В то же время санкции другого рода могут свободно сочетаться друг с другом и с одной из штрафных санкций.

Широко распространенным является деление санкций на правовосстановительные (восстановительные) и штрафные (карательные). При этом к санкциям штрафного характера причисляются лишение благ, наложение особых обязанностей, властное осуждение и порицание противоправного поведения, к правовосстановительным (которые, как отмечается, тоже применяются органами государства) - принудительное исполнение невыполненной обязанности, возложение обязанности возместить имущественный ущерб, отмена незаконного акта, признание сделки недействительной.

В качестве критерия названной классификации может рассматриваться характер неблагоприятных последствий. Модифицированный вид классификации здесь таков: правовосстановительные санкции и карательно-воспитательные, к первым относятся принудительное исполнение невыполненной обязанности (если обязанность сама по себе - не санкция, а вытекает из диспозиции), обязанность восстановить первоначальное состояние, отмена незаконных актов, признание их недействительными, а к карательно-воспитательным санкциям - меры уголовного наказания, меры административного, дисциплинарного, гражданско-правового воздействия, когда правопорядок охраняется исключительно путем предупреждения совершения правонарушений, а реализация имеет цель наказать и перевоспитать правонарушителя.

Подчас указывается на то обстоятельство, что при выделении карательных и правовосстановительных санкций используется лишь формально-логический метод познания особенностей элемента нормы, что другой метод изучения - исторический, в соответствии с которым санкции следует подразделять на воспитательно-восстановительные и воспитательно-карательные. Последние наиболее характерны для уголовного права, указывают на активные принудительные меры государства, применяемые к правонарушителю, воспитательно-восстановительные санкции имеют целью восстановить нарушенное право, реализовать выполнение невыполненных обязанностей, исполнить возмещение причиненного имущественного ущерба: правовосстановительная санкция также включает в себя элементы государственного принуждения, влечет наступление неблагоприятных последствий.

Критерий классификации как таковой может и не фигурировать в ряде работ, однако деление на правовосстановительные и штрафные санкции остается неизменным. Уже не раз мы упоминали о выделении мер защиты (правовосстановительных санкций) и мер ответственности (штрафных санкций). К первым, например, относится устранение вреда, восстановление нарушенных прав, обеспечение исполнения обязанностей, ко вторым - те санкции, которые характеризуются правовым уроном, заключающимся в новых, дополнительных обременениях - правоограничениях, специальных обязанностях. Совпадение (прямоуказываемое или выводимое косвенно) правовосстановительных санкций с мерами защиты, а карательных -с мерами ответственности можно встретить и у других авторов.

По характеру реакции на то или иное нарушение санкции подразделяются на карательные, правовосстановительные и правоотрицающие. Карательными признаются санкции, направленные на наказание, воспитание и исправление; правоотрицающими - представляющие собой не что иное, как санкции ничтожности (недействительности), поскольку в качестве примера приводится недействительность сделок.

Высказано суждение, согласно которому общая направленность действия санкции - восстановление нормального развития нарушенного правоотношения; лишь в случае объективной невозможности делать это допустима замена неисполненной обязанности денежным эквивалентом. Правовосстановительные санкции в гражданском праве в строгом смысле могут представлять собой виндикацию или истребование индивидуально определенной вещи, в других же случаях имеет место предоставление денежного эквивалента. Согласно данной точке зрения, санкция ничтожности относится к пресекательным, при этом она несет правовосстановительную нагрузку; карательные санкции не носят эквивалентного характера, к ним относятся лишение права, прекращение правоотношения.

В то же время встречается высказывание, что деление на карательные и правовосстановительные санкции условно, что любая санкция преследует цель восстановления правопорядка, восстановительная санкция несет элемент кары, а карательная занимается и восстановлением.

Термин «восстановление» означает приведение сторон в то состояние, в котором они находились до правонарушения. В то же время законодательство не предусматривает обязательного восстановления существовавшего положения. Потому порой предлагается говорить о компенсационной функции, а не о правовосстановительной. Однако термин «компенсация» подчеркивает, на наш взгляд, прежде всего замену правовосстановления денежным возмещением, тогда как существует множество санкций, где эта замена необязательна или же идет речь о возврате денежной суммы. Поэтому, называя санкцию компенсационной, мы преувеличиваем ее денежно-заменительный характер. Правильнее был бы называть интересующие нас санкции возместительными, так как возмещение ущерба возможно в натуральной форме или в форме убытков (денежное выражение).

Однако правовосстановительные санкции применяются не только в случае причинения имущественного вреда и не сводятся к возмещению последнего. Это могут быть меры по возврату имущества, восстановлению состояния, при которых имущественного вреда не было. Вот почему, на наш взгляд, следует остановиться на том термине, который давно используется -правовосстановление, а не компенсация или возмещение. И вряд ли можно согласиться с тем, что упомянутые выше термины можно отождествить, приравнять друг к другу. Они делают акцент на разные стороны восстановления права, при этом термин «правовосстановление» наиболее универсален. Что касается так называемых санкций ничтожности, то не все согласны с их выделением или вообще существованием. Это аргументируется тем, что применение санкции не может быть следствием правомерного поведения, совершенного в противоречии с установленной формой реализации такого поведения. Кроме того, санкция ничтожности направлена не на пресечение действий, а на их надлежащее оформление.

Поэтому такую санкцию, как признание сделки недействительной, иногда относят к правовосстановительным. Однако очевидно, что само по себе признание сделки недействительной, без применения реституции, возмещения убытков, восстанавливает разве что правопорядок. Названные же меры (реституция, возмещение убытков) являются самостоятельными, они лишь прилагаются к недействительности, играя при этом не меньшую роль, чем последняя. Что касается восстановления правопорядка, то здесь очевидным представляется то, что оно происходит исключительно посредством мер «ничтожности» (не следует путать с ничтожностью сделок, меры «ничтожности» в данном понимании могут воплощаться и в оспоримой сделки, поэтому удобнее употреблять термин «безразличие», «недействительность») и благодаря ним.

Мы согласны с точкой зрения, что сделка - это всегда правомерное действие. Если же те или иные действия по ее совершению или исполнению неправомерны, то можно считать, что сделки как таковой и не было. Санкция недействительности как раз и направлена на то, чтобы признать такую сделку несуществующей. Санкции недействительности имеют определенную специфику и могут применяться, если правопорядок и не был нарушен. Так, если в конкурсе принял участие один участник, и это мероприятие признается несостоявшимся3 - никакого нарушения правопорядка нет. Вот почему подобного рода санкции, на наш взгляд, должны рассматриваться как самостоятельные и не могут быть причислены к правовосстановительным.

Следует также учесть, что отнюдь не все санкции выполняют функцию пресечения. Они, прежде всего, обеспечивают правильную модель поведения или необходимое правовое состояние, результат. Пресечение неправомерных действий касается только более серьезных, виновных нарушений правовых норм.

В литературе есть мнение, что пресекательная функция санкций направлена на пресечение длящегося правонарушения, и потому такие санкции следует обозначить как организационно-правовые, не воздействующие на имущественную сферу правонарушителя и приводящегося в действие по требованию лица, чье право нарушено. Однако мы указали выше на то обстоятельство, что о пресечении можно говорить применительно к наиболее опасным и виновным деяниям; для этого более подходят штрафные (карательные) санкции. Как видно из приведенного выше обзора мнений, критерии классификации санкций разные (способ охраны правопорядка, характер неблагоприятных последствий и т.д.), но они, по сути, отражают лишь одну из сторон правовой санкции, а именно: охранительное обеспечение правил поведения, заложенных в норме. Тогда как обеспечение масштабов поведения возможно и положительным путем, а именно через поощрение, экономическое стимулирование, на что выше уже обращалось внимание.

Классификация санкций должна, по-видимому, начинаться с решения вопроса о том, какой вид обеспечения в ней заложен. Соответственно правовые санкции должны подразделяться на неблагоприятные и поощрительные. Безусловно то, что в соответствии с характером неблагоприятных последствий и нужно строить главную классификацию, на основе которых пойдет рассмотрение конкретных правовых санкций в экономической сфере. Санкции, таким образом, в соответствии с выделенным критерием следует подразделять на правовосстановительные. штрафные (карательные), санкции ничтожности (недействительности, безразличности), а также организационные санкции.

Правовосстановительные санкции в экономической области занимают одно из ведущих мест, главная задача санкций здесь - восстановление нарушенного права, состояния (положения). Именно этим заняты правовосстановительные санкции. Остальные примыкают к ним, дополняя при необходимости применения более строгого воздействия. Количество правовосстановительных санкций огромно: это возмещение убытков, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; исполнение обязанности, которая не была исполнена ненадлежащим образом и т.д.

Карательная (штрафная) санкция содержит меры воздействия, возлагающие на лицо, совершившее правонарушение, дополнительные обременения, правовой урон. В отличие от правовосстановительных санкций, применяемых при любом отклонении от требований диспозиции, карательные санкции применяются в основном только за правонарушение. Почему «в основном»? Дело в том, что такой вид карательной санкции в экономической области, как штрафная неустойка, может применяться и при отсутствии вины, а, значит, и правонарушения. Это вытекает из ст. 401 ГК РФ, которая в качестве основания освобождения от ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности расценивает только непреодолимую силу. В данном случае нелишней выглядит оговорка о том, что применительно к нарушению обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности скорее нужно говорить о разных степенях неосторожной вины (непредусмотрительность, переоценка своих возможностей). В то же время нельзя исключить возможность невиновного нарушения обязательств при осуществлении предпринимательской деятельности, за что может последовать применение карательной санкции. В этом специфика правовых санкций в экономической области. Такую санкцию невозможно представить в уголовно -или административно-правовой области. Если в уголовной, административной области ведущее место занимают карательные санкции, то в гражданско-правовой - правовосстановительные. В то же время элемент кары, наказания должен присутствовать и здесь, поэтому карательные (штрафные) санкции созданы и в гражданском праве. Их количество невелико. Штрафная неустойка встречается не так часто, обращение в пользу государства имущественных благ, конфискация - тоже очень редко. Чаще применяется возмещение вреда, опровержение сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию. На наш взгляд, там, где вред носит необратимый характер, не является полностью восстановимым, нужно вести речь о применении карательных санкций, поэтому к последним мы и причисляем возмещение морального вреда, опровержение порочащих сведений.

Вряд ли денежная компенсация может вернуть утраченное здоровье, устранить нервные издержки; публикация опровержения не приведет к полному восстановлению доброго имени, так как не все смогут с ним ознакомиться, сомнения людей трудно остановить только этим путем. В этих случаях нарушение заслуживает кары и наказания. Последнее не присуще правовосстановительным санкциям. Никак нельзя согласиться с тем, что восстановление - это цель наказания. Цель последнего -покарать правонарушителя, воздать ему по заслугам, восстановлением же занимаются другие санкции. Карательная санкция часто применяется вместе с восстановительной, прежде всего, в экономической сфере. Штрафная неустойка потому и штрафная, что применяется одновременно с возмещением убытков, сверх последних. Возмещение морального вреда может совмещаться с возмещением имущественного вреда. От этого первое не становится восстановлением, второе - карой. Просто в гражданском праве санкции переплетены очень непростым образом, сочетаются друг с другом.

Выше мы обосновали точку зрения, согласно которой санкции ничтожности имеют право считаться самостоятельными. Они применяются тоже достаточно часто, обеспечивая необходимое заинтересованной стороне правовое состояние - через признание юридически безразличными тех или иных актов поведения. В то же время существует немало санкций (как в гражданском, так и в предпринимательском праве), которые однозначно нельзя отнести ни к одному из трех вышеназванных подвидов. Например, лишение лицензии, ее аннулирование, изменение или расторжение договора, ликвидация юридического лица и т.д. Возникает вопрос: почему их нельзя считать карательными? Это нецелесообразно в силу того, что в случае сочетания этих мер с карательными санкциями возникает опасность двойной юридической ответственности. И в самом деле: если применена и штрафная неустойка, и расторжение договора, то как быть с принципом «отвечай один раз за одно деяние»? Или если ликвидация юридического лица сопряжена с лишением его лицензии? Такая возможность не исключена. Чтобы избежать двойной кары, не следует причислять подобного рода меры к штрафным.

Итак, целесообразно выделить четыре вида санкций: правовосстановительные, карательные (штрафные), санкции ничтожности (недействительности, безразличности), организационные.

Отметим, что есть мнение выделять так называемые предупредительные санкции. На наш взгляд, здесь нужно учитывать следующий момент: санкция нормы, будь то санкция в виде неблагоприятных правовых последствий или поощрения, носит негативно-ретроспективный характер, то есть применяется после того, как появился факт отклоняющегося или специально поощряемого поведения. Обеспечение проявляется как раз в том, что при отклонении или совершении поощряемого деяния «срабатывает» санкция. Ее наличие удерживает от отклонения от русла правоотношения или побуждает к активным действиям, стимулируемым путем поощрения. Трудно представить, что санкция применяется «перед» диспозицией. По-видимому, в таком случае следует говорить о предупредительных мерах защиты, а не санкциях.

Классификационному критерию «характер (содержание) неблагоприятных последствий» в литературе порой придается несколько иной смысл, а именно производится деление санкций на имущественные и не имущественные. Но такое деление не претендует на универсальность, приемлемо далеко не в каждой отрасли права.

В литературе по содержанию неблагоприятных последствий санкции иногда подразделяются на влекущие общественно-правовые и личные последствия, в том числе физически и организационно. Если речь о мерах воздействия, применяемых общественными организациями, то это чаще всего не правовые санкции. Если же имеется в виду, что нарушаются общественные отношения, то это происходит в любом случае при отклонении от требований норм права.

Поскольку в экономической сфере редко встречается прямое воздействие на личность, среди неимущественных последствий нас интересует в основном только организационные. Правовосстановительная санкция может быть, как имущественной (возмещение убытков), так и неимущественной (пресечение действий, нарушающих право); карательная санкция может носить имущественный характер (штрафная неустойка) или неимущественный (опровержение порочащих честь и достоинство сведений). Санкция ничтожности и организационные санкции носят, как правило, неимущественный характер. Поэтому в дальнейшем мы будем отталкиваться от первоначально данной классификации.

Есть другие основания для классификации правовых санкций, которые, хоть и не могут выступать в качестве «хребта» для рассмотрения конкретных видов санкций в дальнейшем, тем не менее, не могут быть не затронуты в настоящей работе. Санкции могут подразделяться в зависимости от их определенности, и тогда они делятся на абсолютно-определенные, относительно-определенные, альтернативные и кумулятивные. Первые однозначно определяют санкционируемую меру воздействия, вторые указывают на их нижний и верхний пределы, третьи предоставляют выбор между разными санкциями, четвертые представляют собой единую санкцию, объединяющие в себе две меры воздействия или более.

В литературе есть и иные позиции по интересующей нас проблеме. В частности, отмечается, что правовосстановительные санкции - абсолютно- определенные; при применении относительно определенных санкций выбор должен быть обоснован, это более характерно для уголовного права, карательных санкций. Порою санкции делят на определенные и относительно-определенные, подчеркивая, что неопределенных санкций на данный момент не осталось. Есть и мнение, что размер правовосстановительных санкций зависит от величины материальных потерь, понесенных управомоченным лицом, либо от стоимости неисполненного обязательства, либо от степени нарушения иных правомочий потерпевшего. Поэтому правовосстановительные санкции не могут подразделяться на абсолютно-определенные и относительно-определенные.

Правовосстановительные санкции в большинстве определимы, т.е. их размер обуславливается объемом имущественного или иного ущерба. Они должны применяться до тех пор, пока не будут восстановлены нарушенные права или пока не будет выполнена обязанность.

Можно развести виды санкций и в зависимости от возможного сочетания их друг с другом, выделяя альтернативные и кумулятивные санкции. Причем, таким образом, корректнее говорить не о кумулятивной санкции, а о кумуляции санкций. Дело в том, что в экономической сфере разнохарактерные меры воздействия сочетаются друг с другом. Если сочетание таких мер мы будем рассматривать как единую санкцию, абсолютно непонятным станет то, какой характер - правовосстановительный, карательный, организационный -она носит, ибо все эти меры она носит одновременно. Санкции хотя соединяются и внешне рассматриваются как целое, тем не менее, своей самостоятельности не теряют. Вывод о том, что санкция, объединяющая разнородные меры воздействия, едина, и проводит к упоминавшимся взглядам, что в восстановлении есть кара, а в каре - восстановление.

В литературе предлагается еще несколько возможных классификаций правовых санкций. Так, санкции подразделяются на полные и неполные, имея в виду, что полные предусматривают применение, мер принуждения к лицу, нарушившему требование диспозиции нормы, а неполные санкции эти меры не содержат, но в силу их действия не наступают те юридические последствия, к которым лицо стремилось. По сути, на наш взгляд, неполные санкции в таком ракурсе представляют собой санкции ничтожности. Полные санкции (по всей очевидности - правовосстановительные, штрафные) могут быть применены и без всякого принуждения (прежде всего правовосстановительные).

В целом ряде случаев санкции подразделяются по отраслям, в которых они находят свое закрепление. Выделяются санкции дисциплинарного, уголовного, административного характера; санкции материальных норм и процессуальных; уголовно-правовые, административно-правовые, дисциплинарные, гражданско-правовые санкции. Очевидно, что здесь более универсальным является выделение материально-правовых и процессуальных санкций.

Известны классификации правовых санкций: на императивные и альтернативные; на простые и сложные; на прямые и косвенные; и т.д. Такие классификации возможны, однако их роль в достаточной степени ограничена.


Заключение


В первой главе было определено, что постижение содержания и назначения юридической ответственности целесообразно на основе использования триады цель - задачи - функции юридической ответственности. Цели юридической ответственности можно классифицировать на основные (главные, определяющие) и дополнительные (промежуточные). Задачи нормативно-правового регулирования отношений ответственности разнообразны и зависят от целей и объектов правового регулирования. Цели и задачи достигаются при осуществлении функций юридической ответственности. Ведущими функциями юридической ответственности являются восстановительно-компенсационная и карательно-штрафная (подфункции общей охранительно-защитной функции), которые дополняются превентивной и воспитательной функциями юридической ответственности. Функция юридической ответственности как института, совокупности норм объективного права находит выражение в основных и дополнительных функциях юридической ответственности как явления субъективного права.

В научной доктрине, Конституции РФ и законах, на наш взгляд, сформулированы следующие принципы юридической ответственности: правомерность основания юридической ответственности; неотвратимость наступления юридической ответственности; равные основания юридической ответственности; индивидуализация юридической ответственности; недопустимость привлечения к юридической ответственности дважды (повторно) за одно и то же правонарушение (non bis in idem); оптимальность процессуальной формы юридической ответственности; эффективность реализации юридической ответственности.

Основаниями освобождения от юридической ответственности являются: 1) невысокая степень общественной опасности совершенного правонарушения; 2) невысокая степень общественной опасности личности правонарушителя; 3) истечение сроков давности с момента возникновения юридической ответственности; 4) социально одобряемое поведение лица после совершения им правонарушения.

Традиционным в научной и учебной литературе является признание следующих видов юридической ответственности: гражданско-правовой, материальной, дисциплинарной, административной и уголовной, соответствующих таким отраслям права, как гражданское, трудовое, административное и уголовное.

Во второй главе было определено, что термин «санкция» многозначен. Исходя из трехэлементной структуры правовой нормы (гипотеза, диспозиция, санкция), под санкцией понимают часть правовой нормы, которая указывает на последствия, которые наступают в результате нарушения диспозиции данной нормы. Меры юридической ответственности предусматриваются санкциями правовых норм, поэтому юридическая ответственность есть реализация санкции правовой нормы.

В общей теории права С.С. Алексеев, его ученики и последователи не признают трехэлементную структуру правовой нормы (гипотеза, диспозиция и санкция), полагая, что всякая правовая норма состоит из двух структурных элементов: гипотезы и диспозиции (регулятивные нормы права) и гипотезы (диспозиции) и санкции (охранительные нормы права). Исходя из такого деления правовых норм по их структуре, юридическая ответственность рассматривается как мера принуждения, которая закрепляется санкциями охранительных норм права.

В зависимости от характера и меры юридической ответственности предусматривающие их санкции правовых норм классифицируются на восстановительные и штрафные (карательные). Восстановительные санкции - это те, которые предусматривают меры ответственности, направленные на устранение причиненного вреда, на восстановление отношений, нарушенных правонарушением. Штрафные (карательные) санкции предусматривают меры ответственности, имеющие характер возмездия (кары, наказания) правонарушителя за противоправное поведение. Действие поощрительных санкций правовых норм связано с правомерным поведением, с положительной правовой ответственностью. Итак, санкции правовых норм предусматривают меры юридической ответственности за совершение правонарушений, поэтому применение мер юридической ответственности одновременно означает и реализацию предусматривающих их санкций правовых норм.


Глоссарий


№ п/пПонятиеОпределение1.Административная ответственностьВид юридической ответственности, которая выражается в назначении органом или должностным лицом, наделенным соответствующими полномочиями, административного наказания лицу, совершившему правонарушение.2. Административное наказаниеУстановленная государством мера ответственности за совершение административного правонарушения; применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.3. Административное правоПризвано регулировать особую группу общественных отношений, которые возникают, развиваются и прекращаются в области государственного управления, в сфере деятельности публичной администрации.4.Административное правонарушениеПротивоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом об административных правонарушениях или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.5.Административное пресечениеПрименяются в целях прекращения противоправных действий и предотвращения их вредных последствий.6.Административное приостановление деятельностиВременное прекращение предпринимательской деятельности лиц, осуществляющих ее без образования юридического лица, юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также временное прекращение эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг.7.Административно-правовые санкцииСанкции, применяемые к правонарушителю милицией, полицией, государственной инспекцией и т.п. Административно-правовыми санкциями являются штраф и административный арест.8.Дисциплинарно-правовые санкцииСанкции, применяемые к правонарушителю должностными лицами и администрацией. Дисциплинарно-правовыми санкциями являются понижение в должности и увольнение.9.Имущественные санкцииСанкции, применяемые к правонарушителю судом или арбитражным судом. Имущественными санкциями являются: возмещение ущерба, уплата неустойки и т.п.10.Международные санкцииВ международном праве - меры воздействия на государство, нарушившее нормы международного права или свои международные обязательства.11.Санкциясодержит в себе меры принудительного воздействия, которые могут быть применены к лицам в случае нарушения требований административно-правовой нормы одержит в себе меры принудительного воздействия, которые могут быть применены к лицам в случае нарушения требований административно-правовой нормы.12.Состав административного правонарушенияУстановленная правом совокупность признаков, при наличии которых конкретное деяние признается административным правонарушением.13.Социальные санкцииМеры воздействия социальной группы на поведение индивида, отклоняющееся в позитивном или в негативных смыслах от социальных ожиданий, норм и ценностей. По способу воздействия на индивида различают физические, экономические и символические социальные санкции.14.Структура правонарушенийКачественно-количественная характеристика правонарушений, определяемая соотношением их видов.15.Субъективная сторона административного правонарушенияПсихическое отношение субъекта (физического лица) к противоправному действию или бездействию и его последствиям.16.Уголовно-правовые санкцииCанкции, применяемые к правонарушителю только судом.17.Судебная властьСистема судебных органов государства, самостоятельно и независимо от законодательной и исполнительной ветвей государственной власти осуществляющая правосудную деятельность, а также выступающая главным гарантом конституционных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций и средством предупреждения произвола и беззакония со стороны органов государственной власти и управления.18.Юридическая ответственность негативнаяПредусмотренная в санкциях юридических норм и обеспечиваемая государственно-властным воздействием обязанность лица, совершившего виновно-противоправное деяние, претерпевать определенные лишения (ограничения) имущественного, личного, организационного характера.19.Юридическая ответственность позитивнаяСоциально-психологическая ответственность людей позитивного значения, предполагающая, с одной стороны, добросовестное отношение личности к своим юридическим обязанностям, с другой - обеспеченность (или содействие обеспечению) такого отношения и соответствующего поведения у других лиц.20.Юридический механизм защиты прав и свободВзятая в единстве система правовых средств, при помощи которой обеспечивается восстановление нарушенных субъективных прав, разрешение правовых споров и устранение иных препятствий в реализации субъективных прав.


Список использованных источников


Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ).

Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 N 145-ФЗ (ред. от 24.11.2014).

Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Проспект, 2009. 355 с.

Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник для юридических вузов и факультетов. -Изд. 2-е изм. и доп. -М., 2009. -С. 12.

Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М.: РА П, 2008. 328 c.


Теги: Юридическая ответственность и правовые санкции  Диплом  Основы права
Просмотров: 49989
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Юридическая ответственность и правовые санкции
Назад