Анализ дефензивного поведения людей с эмоционально-затратными видами трудовой деятельности на примере сотрудников МВД

 

Министерство образования и науки РФ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.АКМУЛЛЫ

 

 

Факультет психологии

Кафедра практической психологии

 

 

 

Статья

 

«Анализ дефензивного поведения  людей с эмоционально-затратными видами трудовой деятельности на примере сотрудников МВД».

 

 

 

 

Выполнили: Хасипов Р.,

Грачёв М.

магистранты, 502 гр.

Проверил: науч.руководитель

доц. Курунов В.В.

 

Уфа 2012

Введение

 

Вопросы трудовой мотивации являются важными для любой организации, поскольку считается, и не без достаточных на то оснований, что эффективный работник – это прежде всего человек высоко мотивированный.

Мотивация сотрудников является одним из самых главных вопросов как старших, так и младших по званию полицейских. Что движет людьми, пришедшими в правоохранительные органы? Какие цели – личные и профессиональные – они преследуют? Чем можно их заинтересовать? Считается, что в основе поведения всегда лежит мотивация, за исключением деятельности, основанной на безусловных рефлексах.

В психологии мотив – это то, что активизирует поведение, либо поддерживает и направляет его. Это определение мотива отличается от обыденного представления, согласно которому мотив аналогичен причинам, объясняющим, почему человек поступил так, а не иначе, и, как правило, скрытым, а не лежащим на поверхности. Активация – вся совокупность факторов, влияющих на уровень возбуждения и тонус нервной системы.

Стимуляция – предъявление внешнего фактора с целью пробуждения, усиления и ускорения мыслительных, эмоциональных и поведенческих реакций.

Манипуляция – скрытое побуждение другого человека к переживанию определенных состояний, принятию решений и выполнению действий, необходимых для достижения инициатором своих собственных целей.

Мотивация как мотивационный менеджмент – система действий по активизации мотивов другого человека. Мотивация подразумевает создание условий, когда у человека пробуждаются его собственные мотивы.

Психоаналитическая теория основывается на представлении, согласно которому люди являются сложными энергетическими системами. З.Фрейд считал, что поведение человека активируется единой энергией. З.Фрейд перевел общий принцип сохранения энергии на язык психологических терминов и заключил, что источником психической энергии является нейрофизиологическое состояние возбуждения. У каждого человека имеется ограниченное количество энергии, питающей психическую активность. Скопление энергии в определенном месте вызывает напряжение, поскольку ее не хватает в другом месте. Цель любой формы поведения индивида состоит в уменьшении неприятного напряжения.

Дефензивность (в противовес агрессивности) есть, в сущности, вариант природной душевной защиты. Пассивно-оборонительная структура этой защиты сказывается здоровой или болезненной робостью, застенчивостью, неуверенностью в себе, самоаналитическими укорами и нередко несет в себе тревожно-нравственное, созидательное намерение, тогда как агрессивность нередко есть стремление разрушать без нравственной озабоченности. Здоровая дефензивность есть, таким образом, не просто «душевная слабость», проявляющаяся в отсутствии решительности, кипучей энергии, уверенности, смелости, напористости и нападательности, но это и одновременно нередкая компенсаторная способность к глубоким, подробным нравственным переживаниям, нередко творческим, что и составляет своеобразную «силу слабых».

Мотивирование – это, в сущности, создание обогащенной стимулами и возможностями среды, в которой человек актуализирует свои мотивы. Существует несколько теорий мотивации. Эти теории оказали самое большое влияние на теорию организации.

В связи с этим актуально исследование особенностей мотивирующей среды на анализируемой рабочей среде с целью разработки направлений ее оптимизации.

Целью работы является аналитическое исследование дефензивного поведения у людей с эмоционально-затратными видами трудовой деятельности на примере сотрудников МВД, негативно влияющей как на рабочую мотивацию коллег, так и частично на их общую психологическую безопасность с целью разработки направлений оптимизации.

 

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

 

1)   выявить цели изучения мотивации трудового поведения в современной теории управления в МВД и провести сопоставление различных подходов к мотивации в практике принятия управленческих решений и определение принципов воздействия на трудовое поведение;

 

2)   рассмотреть основные типы мотивации молодых сотрудников МВД и негативное влияние дефензивного поведения старших по званию сотрудников на раскрытие их личностного потенциала;

 

3)   рассмотреть примеры антидефензивных профилактических мер из практики московского психотерапевта Марка Бурно и классического психоанализа;

 

4)  сделать выводы на основании исследования и разработать рекомендации.

 

Структура работы: работа состоит из введения, формулирующего цели и задачи исследования, трёх глав основной части непосредственного анализа проблемы, заключения, подводящего итоги работы, списка использованной литературы.

 

Научно-практическая значимость работы заключается в общем познавательном исследовании и возможности использования его результатов при дальнейшем психоаналитическом осмыслении проблемы.

 

 

Первая глава.

«Дефензивные эмоциональные состояния у сотрудников МВД в опасных ситуациях профессиональной деятельности».

Дефензивные эмоциональные состояния у сотрудников органов внутренних дел связаны с переживаними, вызванными отрицательными эмоциогенными факторами, возникающими, в том числе, при действиях в опасных (экстремальных) ситуациях профессиональной деятельности, часто создающие препятствия к эффективному выполнению поставленных служебных задач и увеличивающие предрасположенность к несчастным случаям, ранению или гибели.  Подобная дефензивность (обусловленная стрессом, страхом, аффектом, фрустрацией, понижением настроения, тревогой, паникой и агрессивностью) характеризуются комплексностью, взаимозависимостью и переходом одного негативного состояния в другое. Эта динамика зависит от индивидуальных особенностей сотрудников, их служебной мотивации, профессиональной подготовленности и эмоциональной устойчивости. Но дефензивные эмоциональные состояния у части сотрудников органов внутренних дел могут при определенных условиях переходить в оптимальные боевые психические состояния, эмоциональный подъем, эмоциональную устойчивость, повышенную толерантность, веру в свои силы, переживание за судьбу коллег и близких, сочувствие к товарищам и др., что способствует решению стоящих оперативно-служебных задач и мобилизует на их выполнение. Вопрос, как способствовать такому переходу для создания условий мотивации сотрудников к выполнению оперативной задачи?  Ранее для этого был принят во внимание ряд необходимых мер  для антидефензивной профилактики, но многое их этого ныне устарело и требуется обновление психологической базы  для решения этих задач. И, разумеется, чем ждать возникновение проблемы, уж лучше позаботиться о ней заранее. По этому принципу и ведутся профилактические действия, направленные в первую очередь на внимательный отбор молодых сотрудников органов внутренних дел. По мнению военных психологов многих стран, профессиональный психологический отбор — это самый экономный и надежный метод предупреждения психотравматизации работников, профилактики их деморализации, сохранения высокого морального духа и обеспечения их эффективных боевых действий. Есть ещё один пункт исследования проблемы дефензивности : причина и мотив. Когда не везёт человеку в жизни, обижают его, он обычно в русских народных сказках не склонен к мстительной жестокой агрессивности. Он кручинится, как мужик Фомка Беренников (из сказки «Фома Беренников»): «Дай пойду утоплюся с горя!». Или, как Иван Несчастный (сказка «Доброе слово»), приходит к царю с вопросом: «Так и так, рассудите: отчего мне ни в чём счастья нет?» Встречается в русских народных сказках и свойственная дефензивности вдохновенная мечтательность с несколько неуклюжей оторванностью от практической сноровки. Так, бедняк в «Народных анекдотах», увидев под кустом зайца, мечтает радостно, как продаст его, да купит «свинушку», которая принесет «двенадцать поросеночков», «поросятки вырастут, принесут ещё по двенадцати», «амбар мяса накоплю», «оженюсь» и т. д., пока заяц не убегает. Во многих простых людях — героях русских народных сказок — живёт печальная дефензивная задушевность, совестливость, доброта и неуверенность в себе с компенсаторной мечтательностью. Как мы видим дефензивность, как уже отмечалось ранее, имеет место быть как в позитивной, так и в негативной форме. Психологическая профилактика негативных эмоциональных состояний у сотрудников органов внутренних дел включает в себя: проведение специального обучения, и психологического тренинга, оказание сотрудникам специальной, неотложной и реабилитационной психологической помощи.

 

Вторая глава.

«Антидефензивные профилактические меры в творческом самовыражении сотрудников МВД по методу М.Е.Бурно»

 

 

Согласно среднестатистическим нормам молодёжь вступает в ряды правоохранительных органов по трём причинам: праздный интерес, желание мести  преступному миру за смерть того же близкого человека и  желание почувствовать себя «хозяином жизни» в глазах простых граждан. Именно последний пункт лежит в основе будущего дефензивного поведения, когда строгий контроль со стороны руководства только усиливает агрессию полицейского на гражданских лиц.

В русской старине вообще легко тут и там находить дефензивность, поскольку в мягком здоровом виде она всегда была присуща русскому духу, особенно русской интеллигенции. «Русский интеллигент — с тех самых времён, как определилось для нас это понятие, — был совестлив, — отмечает М. С. Шагинян. — Если взять в помощь личный опыт, закрыть глаза, погрузиться внутрь себя и попытаться хотя бы почувствовать, что же это такое «Совесть» для себя самого, то возникает личный соблазн — назвать её чувством вины. Мне помогло в этом определении перечитывание (для книги «Первая Всероссийская») гениальных страниц П. Лаврова. Вина человеческой совести — чего-то непонятного внутри нас — перед человечеством, перед убожеством жизни, перед тяжким, беспросветным трудом, перед «малыми сими», хотя сам ты устроен, может быть, хуже тех, кого жалеешь сейчас острой, пронизывающей, виноватой жалостью. Отчётливо звучит рассказанная, в сущности, дефензивная, особенность русского интеллигента во многих произведениях Л. Н. Толстого (например, нехлюдовские переживания в «Воскресении») и А. П. Чехова (например, в «Припадке»). «Русский гений — это огонь совести, а не огонь фантазии, — писал Максимилиан Волошин, — он исключительно морален» (Волошин, 1988: эл. ресурс). К. Г. Паустовский писал (Паустовский, 1972) даже о русских «застенчивых вёснах», о «мягкости» русского пейзажа, «с его невзрачностью, которая через короткое время оборачивается тихой, печальной красотой». Летописи — не о простых людях, а о князьях, царях. Это люди обычно с известной авторитарностью, стоящие во главе государства, войска, дружины. Они всегда на виду — то, что трудно для дефензивного человека. Одни из них отличаются бесстрашием, силой духа, блестящими организаторскими способностями, другие злостью, мстительностью, жадностью. Людей с дефензивностью удается встретить в громадном мире русских летописей («Полное собрание русских летописей» (1846–1965)) лишь среди монахов-духовников («хорошо знают души людей», «благ, кроток, смирен и незлобив»). Видимо, дефензивностью отличались некоторые летописцы. Например, те, что с осторожностью прибавляли в конце летописи, что было это проверено и переписано в том-то году и об этом не нам судить, так как свидетелями мы не были. К. Э. Циолковский (Чижевский, 1977) отметил, что «ничем будущее знание не станет пренебрегать, как пренебрегаем мы — ещё злостные невежды — данными религии, творениями философов, писателей и ученых древности. Даже вера в Перуна и та пригодится. И она будет нужна для создания истинной картины мира».Кандидат психологических наук Марк Бурно отмечал в статье «О здоровой российской дефензивности (психастеничности, психастеноподобности)», что подобные национально-характерологические замечания могут помочь психотерапевту с неожиданной стороны увидеть и глубже почувствовать дефензивное больное и здоровое. Он разработал так называемую «терапию творческим самовыражением» - клинический, не психоаналитически ориентированный терапевтический метод лечения людей с тягостным переживанием своей неполноценности, с тревожными и депрессивными расстройствами. В основе его лежат две идеи.
Первая заключается в том, что человек, страдающий психопатологическим расстройством, может узнать и понять особенность своего характера, своих расстройств, настроения.  Вторая идея, вытекающая из первой, состоит в том, что, узнав сильные и слабые стороны своего характера, пациент может творчески смягчать свое состояние, так как любое творчество высвобождает большое количество позитивной энергии, любое творчество целебно. Последнее не противоречит положению Фрейда о сублимации, в соответствии с которым люди искусства и науки приподнимают (сублимируют) свою болезнь в творчество. 
Однако кардинальное отличие методики Бурно от западной психотерапии в том, что терапия творческим самовыражением, развивая клинические подходы Эрнста Кречмера и П. Б. Ганнушкина, основана на положении: каждый характер заложен в человеке врожденно, и поэтому бесполезно и бессмысленно пытаться его менять, с ним бороться. 
Терапия по методу Бурно строится с учетом особенностей каждого характера, а не из экзистенциального единства человеческой личности. 
Для того чтобы человек, страдающий, скажем, хронической депрессией , мог понять особенность своей депрессии, своего характера, он на групповых занятиях в "психотерапевтической гостиной" вначале слушает рассказы своих товарищей о художниках, писателях, композиторах, философах, пытаясь постепенно проникнуть в основы характерологической типологии, отличить один характер от другого, примеривать на себя каждый из проходящих мимо него в череде занятий характер. 
Чаще всего объектом анализа становятся художники, ибо вербальное знание о них легко подкрепить живой репродукцией, создавая тем самым стереоскопический образ характера.
Занятия терапией творческим самовыражением проходят в непринужденной обстановке, при свечах, за чашкой чая, под располагающую к релаксации классическую музыку. Постепенно пациенты сближаются, часто становятся друзьями, способными морально поддерживать друг друга. 
В качестве методологического фона в начале занятия часто демонстрируются две противоположные картины, например синтонный "Московский дворик" Поленова и аутистичный, полный уходящих в бесконечность символов живописный шедевр Н. К. Рериха. Противопоставление реалистического, синтонного и аутистического начала присутствует в каждом занятии.
На этом фоне перед пациентами проходят синтонные Моцарт и Пушкин, аутисты Бетховен и Шостакович, эпилептоиды Роден и Эрнст Неизвестный, психастеники Клод Моне и Чехов, полифонические мозаичные характеры - Гойя, Дали, Розанов, Достоевский, Булгаков. 
В основе каждого занятия лежит вопрос, загадка, поэтому каждый приход пациента в "психотерапевтическую гостиную" уже овеян творчеством: нужно определить трудный характер того или иного человека, понять, какой характер ближе самому себе. В основе проблемы не обязательно конкретный человек, это может быть абстрактная проблема - толпа, страх, антисемитизм, деперсонализация - все это рассматривается с характерологической точки зрения. Пациент задумывается над тем, что творчество исцеляло великого человека, помогало ему в его нелегкой жизни, и если терапия творческим самовыражением показана пациенту, он может по своей воле начать жить творческой жизнью, которая проявляется в самых разнообразных формах - в переписке с врачом, в придумывании рассказов, создании картин, фотографировании, даже в коллекционировании марок. 
Когда человек постигает свой характер, ему легче понять характеры окружающих, он знает, чего можно ожидать или требовать от того или иного человека, а чего нельзя. Он включается в социальную жизнь, и болезненные изломы его собственной души потихоньку смягчаются, вплоть до стойкого противостояния болезни. Терапия по методу Бурно имеет философский и гуманитарно-культурологический уклон. Она не просто способствует оздоровлению личности, но и делает людей образованней и нравственнее.

 

Третья глава.

Заключение и выводы.

 

Интересны с точки зрения изучения дефензивных свойств некоторые русские пословицы: «неизвестное хуже худой вести», «сомнение хуже смерти» и, в то же время, «сомнение — начало мудрости». В древнерусской мифологии дефензивное осязаемо, чувственно овеществлено в лихоманках, подобных древнегреческим эриниям, кстати, зловеще-художественно изображённых в сартровской пьесе «Мухи».  З. Фрейд признавал существование двух основных групп инстинктов: жизни и смерти. Первая группа (общее название “Эрос”) включает в себя все силы, служащие поддержанию жизненно важных процессов и обеспечивающие размножение вида. Наиболее существенными для развития личности З.Фрейд считал сексуальные инстинкты. Энергия сексуальных инстинктов получила название либидо (от лат. “желать”). Либидо, по определению Фрейда, “обозначает количественную (хотя в данный момент недоступную измерению) сторону энергии влечений, связанных с тем, что понимается под словом “любовь”. З. Фрейд полагал, что сексуальный инстинкт связан с определенным участком тела, называемым эрогенной зоной. В каком-то смысле все тело представляет собой одну большую эрогенную зону, но психоаналитическая теория особо выделяет рот, анус и половые органы. Эрогенные зоны являются потенциальными источниками напряжения, и манипуляции в области этих зон ведут к снижению напряжения и вызывают приятные ощущения. Так, кусание или сосание вызывает оральное удовольствие, дефекация ведет к анальному удовлетворению, а мастурбация дает генитальное удовлетворение. Вторая группа – инстинкты смерти (Танатос) – лежат в основе всех проявлений жестокости, агрессии, самоубийств и убийств. В отличие от энергии либидо как энергии инстинктов жизни, энергия инстинктов смерти не получила особого наименования. З. Фрейд считал их биологически обусловленными и такими же важными в регуляции человеческого поведения, как и инстинкты жизни. Он полагал, что инстинкты смерти подчиняются принципу энтропии, согласно которому любая энергетическая система стремится к сохранению динамического равновесия. Ссылаясь на Шопенгауэра, З. Фрейд утверждал: “Целью жизни является смерть”. Тем самым он хотел сказать, что всем живым организмам присуще импульсивное стремление вернуться в неопределенное состояние, из которого они вышли. Фрейд верил в то, что людям присуще стремление к смерти. Четкого определения инстинктов смерти З. Фрейд не дал. Поведение в психоаналитической теории  характеризуется при помощи терминов катексис и антикатексис. Катексис – это направление энергии на определенный объект. Антикатексис – это препятствие, мешающее удовлетворению инстинкта. Примером катексиса может служить эмоциональная привязанность к другим людям, увлеченность чьими–то мыслями или идеалами. Антикатексис проявляется во внешних или внутренних барьерах, препятствующих немедленному ослаблению инстинктивных потребностей. Взаимодействие между катексисом и антикатексисом составляет главный бастион психоаналитической системы мотивации. Ключом к пониманию инстинктивной мотивации, ее выражения в выборе объектов является понятие смещенной активности. Смещенная активность – это фокусирование инстинктом своей энергии на каком–нибудь другом объекте, когда по каким-то причинам выбор нужного объекта для удовлетворения инстинкта невозможен. В подобных случаях инстинкт может сфокусировать свою энергию на каком-нибудь другом объекте. Рассмотрим следующую ситуацию. Допустим, что некий начальник запугал своего подчиненного мерами, которые последуют, если тот не выполнит работу. Подчиненный приходит домой, хлопает дверью, пинает собаку и кричит на своего супруга. Что произошло? Он выместил свою злость на объектах, не имеющих прямого отношения к своему состоянию; это было непрямое выражение эмоций. З. Фрейд считал, что многие социально-психологические феномены можно понять в контексте смещения двух первичных инстинктов: сексуального и агрессивного. Социализацию ребенка частично объясняют последовательным смещением сексуальной потребности от одного объекта к другому, как того требуют родители и общество. Данная концепция пусть и не рассматривается целиком в современной науке, зато некоторые её основы были взяты на вооружение в США и  там те же самые сотрудники полиции могут расслабиться после тяжёлого рабочего дня в стриптиз-барах, как рекомендуют им их организационные психологи.

 

 

Библиография

 

 

1.   Канд. псих. наук Кузнецов Д.Ю. Диссертация: «Негативные эмоциональные состояния у сотрудников органов внутренних дел в опасных ситуациях профессиональной деятельности и пути их психологической профилактики» - #"Times New Roman">2.   Канд. мед. наук Бурно М.Е., Бурно А. А. Статья: «О здоровой российской дефензивности (психастеничности, психастеноподобности)»  - http://www.characterology.ru/characterology/nation-characterologic/item_4127.html

3.   Pro-psixology.ru. «Введение в профессию военного психолога» - http://pro-psixology.ru/vvedenie-v-professiyu-voennogo-psixologa/

 

4.   Курсовая работа. «Создание мотивирующей рабочей среды в организации» - http://www.bestreferat.ru/referat-194854.html

 

 

5.   Реферат. «Терапия творческим самовыражением (лечение дефензивных клинических больных по методу Бурно М.Е.)» - http://www.coolreferat.com

 

 

6.   Литература для студента. «Классический психоанализ» - http://www.libsib.ru/obschaya-psichologiya/psichologiya-motivatsii/klassicheskiy-psichoanaliz

 

 

 

 

 


Теги: Анализ дефензивного поведения людей с эмоционально-затратными видами трудовой деятельности на примере сотрудников МВД  Доклад  Правоохранительные органы
Просмотров: 22931
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Анализ дефензивного поведения людей с эмоционально-затратными видами трудовой деятельности на примере сотрудников МВД
Назад