Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности

ВВЕДЕНИЕ

 

Актуальность темы исследования. Состояние преступности в России на современном этапе характеризуется значительным числом тяжких и особо тяжких преступлений. Расследование таких преступлений, осложненное активным противодействием со стороны лиц, их совершивших, разнообразием способов сокрытия следов, без содействия оперативно-розыскной деятельности (далее сокращено - ОРД) представляется затруднительным.

Следственно-судебная практика показывает, что отсутствие либо неэффективность оперативного сопровождения уголовных дел при расследовании преступлений, как правило, влияет на полноту собранных доказательств, недостаток которых способствует уходу от уголовной ответственности лиц, их совершивших.

Необходимо отметить, что ОРД в нашей стране, долгие годы регулировавшаяся секретными ведомственными актами, впервые получила легитимность только с принятием Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 13 марта 1992 года. С этого периода стало возможным соотнести уголовно-процессуальную и оперативно-розыскную деятельность с позиций законодательного регулирования.

В связи с этим актуальность понимания сути соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, обусловлена следующими факторами: во-первых, функционирование уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства свидетельствует о том, что перед государством в сфере борьбы с преступностью стоят проблемы, решение которых возможно только в тесном взаимодействии уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности; во-вторых, оперативно-розыскная деятельность как независимый социально-организационный и государственно-правовой институт представляет собой сложный организм с множеством взаимосвязанных элементов, который на всем протяжении российской истории сопутствовал уголовно-процессуальной деятельности. В силу этого необходимо признать, что соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности определяет стратегию, возможности и ролевое положение в государстве такого важного компонента судебной реформы, как уголовно-процессуальное законодательство.

Данные обстоятельства требуют проведения системного и объективного анализа соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, который заключается в рассмотрении каждого из представленных видов деятельности, выявлении между ними, прежде всего общих признаков, затем кардинальных различий и установлении возможностей оптимального взаимодействия.

Степень разработанности темы. В юридической литературе дореволюционного периода отдельные вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности нашли свое отражение в работах А.А. Квачевского, И.Я. Фойницкого и др. Однако само понятие соотношения представлялось скорее абстрактным явлением, так как один из составляющих его компонентов - теория оперативно-розыскной деятельности - отсутствовал в виде отдельного научного направления.

Развитие теории уголовно-процессуального права и теории оперативно-розыскной деятельности послужило основанием для изучения проблем обеспечения оперативно-розыскными данными уголовного процесса при расследовании преступлений такими учеными, как Д.И. Бедняков, Е.Н. Билоус, Н.Н. Васильев, В.В. Вандышев, С.И. Гирько, А.Н. Гущин, Н.А. Громов, Е.А Доля, П.П. Елисов, А.В. Земскова, И.И. Карпец, Л.Д. Кокорев, Ю.В. Кореневский, А.М. Ларин, В.М. Мешков, В.В. Николюк, М.П. Поляков, С.Г. Савенко, М.П. Семикопенко, С.С. Овчинский, С.А. Шейфер, А.Ю. Шумилов, Л.В. Шульга, Н.П. Царева, И.Л. Хромов и др., однако, рассматривая проблемы оперативно-розыскной деятельности, они лишь частично касались вопросов ее соотношения с уголовно-процессуальной деятельностью.

Попытки исследовать проблемы соотношения рассматриваемых видов деятельности, были предприняты такими процессуалистами, как В.П. Божьев, Б.Т. Безлепкин, А.С. Борщев, Б.А. Викторов, А.В. Гриненко, А.М. Ефремов, В.И. Зажицкий, Ю.В. Колташов, А.П. Рыжаков, И.В. Смолькова и др. Отдельным аспектам данной проблематики посвящены диссертационные исследования: Л.П. Плеснёвой (2002г.), М.Ю. Бекетова (2003г.), С.Л. Маслёнкова (2004г.), М.Ю. Фонарева (2004г.), М.В. Цукрука (2004г.) и др.

Различные аспекты использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве были предметом исследования в кандидатских и докторских диссертациях: А.Г. Маркушина (1994г.), В.К. Зникина (1998г.), В.А. Пономаренкова (1998г.), В.П. Легостарева (2000г.), С.С. Галахова (2001), А.Н. Гущина (2002г.), А.В. Земсковой (2002г.), М.П. Полякова (2002г.), С.А. Кириченко (2002г.), М.В. Молдавского (2003г.), А.И. Тесникова (2003г.), В.В. Аксенова (2004г.), Р.С. Рыжова (2004г.), А.Л. Аганесяна (2005г.), Д.И. Клёнова (2005г.), А.С. Абидова (2006г.), А.Ю. Козловского (2006 г.), и др.

Высоко оценивая труды указанных авторов, следует признать, что в юридической науке проблеме соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности уделяется недостаточное внимание, на что, в частности, указывает практика досудебного производства по уголовным делам. Оперативные сотрудники и следователи нередко сталкиваются с трудностями организации взаимодействия при раскрытии и расследовании преступлений, использовании оперативной информации в уголовном судопроизводстве. Данные проблемы требуют теоретического осмысления, чем и предопределен выбор темы.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.

Предметом исследования являются нормы уголовно-процессуального права и оперативно-розыскного законодательства, регулирующие взаимную связь между уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью, теоретические суждения на разрабатываемую проблему.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является проведение научного анализа и обобщение теорий уголовно-процессуального права и оперативно-розыскной деятельности, а также формулирование предложений, относительно совершенствования форм взаимодействия уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности и использования в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности.

Для достижения указанной цели в диссертации поставлены следующие задачи:

- определение понятия и содержания уголовно-процессуальной деятельности;

- определение понятия назначения уголовного судопроизводства как основы уголовно-процессуальной деятельности;

- определение понятия функции уголовно-процессуальной деятельности;

- исследование понятия и сущности оперативно-розыскной деятельности и ее результатов;

- исследование основных направлений использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве;

- определение понятия и содержания соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности;

- анализ форм взаимодействия субъектов уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности;

- исследование вопросов, связанных с формированием доказательств на основе результатов оперативно-розыскной деятельности.

Структура работы:

Во введении обосновывается актуальность и степень научной разработанности темы дипломного исследования, определены объект и предмет, цели и задачи исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Уголовно-процессуальная деятельность (понятие, сущность, назначение, основные направления)», включающая три параграфа, посвящена рассмотрению теоретических концепций правовой природы уголовно-процессуальной деятельности.

В первом параграфе «Понятие и сущность уголовно-процессуальной деятельности» выясняется сущность понятия уголовно-процессуальной деятельности, делая концептуальный, теоретический и законодательный анализ понимания уголовно-процессуальной деятельности.

Анализируя юридическую литературу, как советского, так и современного периода, можно согласиться с мнением ряда процессуалистов (П.А. Лупинской, В.В. Вандышева и Л.Д. Кокорева), что понятие «деятельность» в рамках уголовного судопроизводства определяет комплекс действий, выполняемых субъектом уголовно-процессуальной деятельности, который направлен на достижение цели уголовного судопроизводства.

а)   В дипломном исследовании на основе теоретических посылок раскрывается специфика содержания уголовно-процессуальной деятельности.

Во втором параграфе «Назначение уголовного судопроизводства как основа уголовно-процессуальной деятельности» раскрывается сущность назначения уголовного судопроизводства. Автор полагает, что термин «назначение» отвечает на два принципиальных вопроса: для чего существует уголовное судопроизводство и каким образом оно осуществляется. Исходя из этого, «назначение» в общей правозащитной функции государства выполняет определенную роль в соответствии с возложенными задачами на уголовное судопроизводство, т.е. имеет внешнюю форму. Внутренняя форма «назначения» выражается в цели, которая ориентирует участников уголовного судопроизводства на реализацию задач уголовно-процессуальной деятельности.

Анализируя такие категории, как «цель» и «задачи», можно сделать вывод, что цель уголовного судопроизводства направлена на достижение желаемого результата в виде защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений в рамках производства по конкретному уголовному делу, тогда как «задача» является средством достижения этой цели.

В третьем параграфе «Функции уголовно-процессуальной деятельности» рассматривается процессуальное понятие функции, анализируются ее виды. Можно предположить, что понятие функции в рамках уголовного процесса, т.е. ее юридическое значение, тесным образом связано с социологическим понятием функции. Реализация общенаучного подхода к проблеме уголовно-процессуальных функций способствовала многовариантности определений функций в юридической литературе.

Также рассматривается вспомогательная функция, осуществляемая иными участниками уголовного судопроизводства (например, экспертом, специалистом, переводчиком и др.), как неотъемлемая часть состязательного процесса. По мнению автора, эта функция способствует реализации назначения уголовного судопроизводства, так как оказывает прямое влияние на основные функции уголовного судопроизводства.

Вторая глава «Оперативно-розыскная деятельность (понятие, сущность, задачи, результаты и основные направления их использования)» включает в себя три параграфа посвященных роли оперативно-розыскной деятельности и ее результатов, с учетом специфики ее осуществления.

В первом параграфе «Понятие, сущность и цели оперативно-розыскной деятельности» анализируется содержание оперативно-розыскной деятельности. ОРД осуществляют исключительно оперативные подразделения государственных органов в пределах своей компетенции (ст.13 ФЗ «Об ОРД РФ»). Они могут относиться и к военной, и к иной государственной службе. Оперативные подразделения действуют внутри государственной структуры, независимы и самостоятельны, кроме того, осуществление ОРД не допускается для достижения целей и решения задач, не предусмотренных ФЗ «Об ОРД РФ» 1995 г. (Ст. 5), что указывает на ее обособленность в системе государственной службы.

Рассматривая гласные и негласные методы ОРД, автор отмечает, что конечный ее результат, состоящий в защите прав и свобод граждан, всех видов собственности от преступных посягательств, изобличении лиц, виновных в совершении преступлении, и предания их суду, возможен только при совокупности этих методов. Таким образом, отличительная особенность оперативно-розыскной от иной государственной деятельности состоит не в осуществлении отдельных двух предлагаемых законом способов (гласном и негласном), а в их сочетании.

Во втором параграфе «Задачи оперативно-розыскной деятельности и их роль в уголовном судопроизводстве» анализируются задачи ОРД и определяется их роль в уголовном судопроизводстве. По мнению автора, задачи ОРД, как основные направления работы оперативных подразделений, разнородны по своему содержанию и правовому назначению. Ориентированность задач ОРД на достижение целей в виде защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств, позволяет систематизировать их не только с точки зрения последовательности реализации или самостоятельности, но и значимости для таких отраслей права, как уголовное, уголовно-процессуальное, гражданское.

Отмечается, что задачи ОРД, обеспечивающие уголовное судопроизводство, определяют направления самостоятельного комплекса действий субъектов ОРД. Реализация задач ОРД способствует: выявлению определенной части латентных преступлений (в процессе выявления преступлений собранная оперативно-розыскным путем информация дает основания для возбуждения уголовного дела); пресечению преступной деятельности на стадии совершения преступления; установлению по уголовному делу события преступления и лица (лиц), его совершившего; обеспечению розыска подозреваемого, обвиняемого или подсудимого. Таким образом, ОРД обеспечивает уголовно-процессуальную деятельность соответствующей информацией, и создает условия для получения доказательств.

В третьем параграфе «Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности и основные формы их использования в уголовном судопроизводстве» рассматриваются понятие результатов ОРД и основные направления их использования в уголовном судопроизводстве; проводится анализ уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства, ведомственных актов, судебной практики, на основе чего автор делает вывод о том, что результаты ОРД должны активно использоваться в интересах уголовного судопроизводства. По мнению диссертанта, результат ОРД – это информация, полученная в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, которая отражена на материальном носителе, имеет документальный вид, оформлена в соответствии с секретным делопроизводством конкретного ведомства, уполномоченного осуществлять ОРД. В работе отмечается, что возможные направления использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве зависят от содержащих в них сведений, представляющих, в первую очередь, интерес для оперативного подразделения, как итог оперативно-розыскного мероприятия. Затем, если усматривается возможность рассекречивания оперативной информации для использования ее в доказывании по уголовному делу, либо в качестве ориентира для указания на потенциальные доказательства, она представляется следователю, при этом инициативность представления результатов ОРД принадлежит исключительно подразделению, осуществляющему ОРД.

В третьей главе «Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности» исследуется процесс взаимосвязи обоих видов деятельности.

В первом параграфе «Понятие и сущность соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности (различие и взаимосвязь)» автором проводится сравнительно-правовой анализ уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, отмечаются различия между указанными видами деятельности.

Автор сравнивает цели, задачи, результаты уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, определяет взаимосвязующие элементы рассматриваемых видов деятельности, устанавливает общность и основу данного соотношения.

Во втором параграфе «Понятие, принципы и задачи взаимодействия следователя и органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность», рассматривается понятие и содержание данного взаимодействия. Автор исходит из того, что взаимодействие следователя с оперативными сотрудниками осуществляется на основании уголовно-процессуального закона и регулируется оперативно-розыскным законодательством. Эти законы определяют задачи и формы взаимодействия, пределы полномочий органов дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно; право следователя давать этим органам поручения о производстве отдельных следственных и оперативно-розыскных действий и получать от органов дознания содействие при производстве следственных и процессуальных действий (ст.38 УПК РФ), а также обязательность исполнения поручений следователя для органов дознания, осуществляющих ОРД (ст. 14 Закона «Об ОРД РФ» 1995 г.). Организация взаимодействия регламентируется ведомственными и межведомственными нормативными актами (приказами, межведомственными инструкциями).

В третьем параграфе «Возможность формирования доказательств на основе результатов оперативно-розыскной деятельности» рассматривается одно из направлений использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве, именно в доказывании по уголовному делу. В диссертации рассмотрены противоречивые варианты решения данной проблемы. В законодательстве разного периода использовались различные формулировки, как - «использованы в качестве доказательств», так и - «использованы в доказывании по уголовным делам». Диссертант полагает, что причина таких изменений в изменении понятия доказательства.

Формулировка - «использованы в качестве доказательств» означает, что результаты ОРД могут выступать в качестве доказательств не переставая, по сути, быть результатами ОРД, при этом в соответствующих законах, где была подобная регламентация, обязательно указывалось - «после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством». Таким образом, результаты ОРД, представляя собой фактические данные, могли быть положены в основу обвинения. Именно поэтому они как фактические данные могли использоваться в качестве доказательств.

Закреплению современной формулировки - «могут быть использованы в доказывании по уголовным делам» способствовало то обстоятельство, что результаты ОРД являются сведениями о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершившего преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда (п. 36.1 ст.5 УПК РФ). В связи с этим ФЗ «Об ОРД РФ» 1995 года и УПК РФ содержат норму об использовании результатов ОРД именно, в доказывании по уголовному делу.

Представляемые для использования в доказывании по уголовным делам результаты ОРД должны способствовать формированию доказательств, удовлетворяющих требованиям, предъявляемым УПК РФ, как к доказательствам в целом, так и к соответствующим их видам, в частности, и содержать сведения, которые имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (указание на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в рамках судопроизводства доказательства, сформированные на их основе).

Автором делается вывод, что когда результаты ОРД используются в уголовно-процессуальном познании, они представляются сведениями, наряду, с другими перечисленными в ст.74 УПК РФ. Однако специфичность их получения, обусловленная особой не процессуальной формой их собирания и значимостью для расследования преступления, позволяет рассматривать их как сведения, полученные в строгом соответствии ФЗ «Об ОРД РФ» 1995г., подлежащие доказыванию в процессуальном порядке (ст.85 УПК РФ).

В заключении на основании проведенного исследования сформулированы выводы о уголовно-процессуальном законодательстве, регулирующего процессуальную деятельность органов дознания, осуществляющих ОРД.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1 Уголовно-процессуальная деятельность. 

 

1.1. Понятие и сущность уголовно-процессуальной деятельности

 

Судебная реформа — это не только создание стройной системы судов, наилучшим образом приспособленных для решения правовых конфликтов и рассмотрения уголовных преступлений различной тяжести. Судебная реформа — это и совершенствование процедуры правосудия, или, как гово­рят специалисты, процессуальной формы.

Правовое государство призвано обеспечивать охрану прав и свобод личности, жизни, здоровья, чести и достоинства, общества в целом, конституционного строя. В частности, уголовное право устанавливает круг деяний, запрещаемых под угрозой уголовного наказания, и виды таких наказаний, тем самым способствуя предупреждению преступлений.

Вместе с тем органы государства осуществляют целенап­равленную деятельность по борьбе с преступностью. Перед ними стоят задачи быстрого и полного раскрытия преступ­лений, изобличения виновных и обеспечение правильного применения закона, с тем чтобы каждый, совершивший пре­ступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответствен­ности и осужден (ч. 1 ст. 2 УПК).

Задачи быстрого и полного раскрытия преступлений состо­ят в обязанности органов государства в возможно короткие сроки установить все обстоятельства преступления и выявить всех лиц, его совершивших, чтобы максимально приблизить применение наказания к моменту совершения преступления. Установление виновности является обязательным условием решения вопроса об уголовной ответственности и наказании.

Обеспечение правильного применения закона означает строжайшее соблюдение всех требований норм уголовного и уголовно-процессуального права. Лишь при этом условии возможно подвергнуть виновного справедливому наказанию, соответствующему его личности и тяжести преступления, и оградить невиновного от необоснованного привлечения к уголовной ответственности и осуждения.

Направляемая законом деятельность органов государства — суда (судьи), прокурора, следователя и органа дознания, обя­занных в целях соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина начать производство по поводу каждого совер­шенного преступления, быстро и полно раскрыть его, изобли­чить виновных, подвергнуть их справедливому наказанию, со­ставляет основное содержание уголовного процесса.

Однако содержание уголовного процесса этим не исчер­пывается. Уголовно-процессуальная деятельность представ­ляет собой систему процессуальных действий. В этих дейст­виях кроме органов государства в различных формах участвуют все лица, вовлекаемые в производство по делу. В одних случаях они сами совершают процессуальные дей­ствия в силу предоставленных им прав или возложенных на них обязанностей — возбуждают ходатайства, заявляют от­воды, представляют доказательства, обжалуют действия и решения государственных органов (обвиняемый, защитник, потерпевший и т.д.), выступают в судебных прениях (обще­ственный обвинитель, общественный защитник и т.д.)

В дру­гих случаях они не выполняют самостоятельно процессуаль­ных действий, но привлекаются к ним, участвуют в них — дают показания (подозреваемый, свидетель, потерпевший и т.д.), участвуют при осмотре места происшествия (специа­листы, понятые и т.д.). Все эти действия входят в структуру уголовно-процессуальной деятельности и не могут быть вы­ведены за ее пределы. Являясь содержанием уголовного про­цесса, уголовно-процессуальная деятельность имеет соответ­ствующие формы внутреннего и внешнего выражения.

В качестве внутренней формы выступают уголовно-про­цессуальные отношения, в рамках и через посредство кото­рых осуществляется уголовно-процессуальная деятельность. Производство процессуальных действий неизбежно связано с осуществлением субъектами своих прав и обязанностей, а значит, с вступлением субъектов между собой в определен­ные правовые отношения, в данном случае в отношения, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом и которые являются отношениями уголовно-процессуальны­ми. Иного, кроме процессуальных отношений, способа осу­ществления прав и обязанностей в уголовном процессе нет. Вне уголовно-процессуальных отношений невозможна и реа­лизация правовых норм.

Следовательно, уголовный процесс есть единство содержания и формы: содержанием уголов­ного процесса является уголовно-процессуальная деятель­ность, а внутренней формой — уголовно-процессуальные отношения. Таким образом, уголовный процесс – это уго­ловно-процессуальная деятельность, выраженная в форме уголовно-процессуальных отношений.

Внешней формой уголовного судопроизводства служит уголовно-процессуальный порядок, т.е. предусмотренный уголовно-процессуальным законом порядок производства дела, всей системы процессуальных действий и каждого от­дельного процессуального действия. Этот порядок обеспечи­вает права и законные интересы всех лиц, участвующих в деле, гарантирует установление истины по делу, принятие правильных решений и является единым и обязательным по всем делам и для всех судов, органов прокуратуры, предва­рительного следствия и дознания (ч. 4 ст. 1 УПК).

Таким образом, уголовный процесс — это регламенти­рованная законом и облеченная в форму правоотношений деятельность органов дознания, предварительного след­ствия, прокуратуры и суда (судьи) при участии иных государственных и общественных организаций, должнос­тных лиц и граждан, содержанием которой является воз­буждение, расследование, рассмотрение и разрешение уго­ловных дел с целью обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и обще­ственной безопасности, конституционного строя РФ от преступных посягательств.

Уголовный процесс иначе называется уголовным судопро­изводством. Этот специальный термин, обозначающий все следственное и судебное производство, подчеркивает особое значение судебного производства, судебных стадий, в кото­рых осуществляется правосудие по уголовным делам. Уго­ловный процесс направлен на достижение целей и задач пра­восудия и выполняет по отношению к нему служебную роль.

По задачам, принципам, содержанию деятельности пра­восудие шире уголовного процесса. Осуществление право­судия состоит в разбирательстве судом уголовных и граж­данских дел и достижении тех целей и задач, которые должны осуществить и уголовный, и гражданский процесс (ст. 1 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»)1. В этом смысле уголовный процесс служит средством, мето­дом, единственной формой осуществления правосудия в той его части, которая относится к рассмотрению и разрешению уголовных дел (ст. 4 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»).

По кругу органов, осуществляющих производство по делу, правосудие уже уголовного процесса. Правосудие ис­черпывается деятельностью суда (судьи), тогда как уголов­ный процесс, помимо суда, включает органы дознания, пред­варительного следствия и прокуратуры. Эти органы возбуждают и расследуют уголовные дела, а также проводят подготовку к отправлению правосудия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.2. Назначение уголовного судопроизводства как основа уголовно-процессуальной деятельности.

 

Действующий в настоящее время уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 года не определяет цели и задачи уголовного судопроизводства. Если в ст. 2 УПК РСФСР четко определялись цели и задачи уголовного судопроизводства, то в УПК РФ законодатель отказался от использования таких понятий как «цель» и «задачи», введя в название ст. 6 УПК РФ и ее содержание новый термин – «назначение уголовного судопроизводства». Словарь русского языка приводит толкование слова «назначение» весьма близкое к словам «цель и задачи», а именно как «цель, предназначение».[1]

И так, вместо «задач уголовного судопроизводства» в УПК РФ появилось «назначение уголовного судопроизводства.

Часть 1 ст. 6 УПК РФ устанавливает, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1. Защиту прав и законных интересов лиц и организаций потерпевших от преступлений;

2. Защиту личности от незаконного или необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

А во 2 части этой же ст. указывается, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают  назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Многие ученые процессуалисты поддержали эту новеллу УПК РФ в части установления в место задач уголовного судопроизводства назначение уголовного судопроизводства в том виде, как это сделано в части 1 ст.6 УПК РФ. Так, например, И. Михайловская считает, что в этом случае «нормативной моделью уголовного судопроизводства «защитительная» функция юстиции получила приоритет над «карательной».[2]

В другой своей более поздней работе И.Б. Михайловская указывает: «представляется обоснованным использование законодателем понятие «назначение уголовного судопроизводства в место «целей» или «задач» (ст. 6 УПК РФ). В результате на первый план вышло определение роли уголовного производства в государственно-властном механизме».[3]

Эту же позицию разделяют Г.П. Химичева и О.В. Химичева. Они, в частности, пишут: «… Законодатель подчеркивает не карательную, как это было в УПК РСФСР, а правозащитную, гуманистическую сущность этого вида правоохранительной деятельности». Более того, указанные авторы считают, что, поставив статью о назначении уголовного судопроизводства в главу 2 УПК РФ о принципах уголовного судопроизводства, законодатель это положение обозначил как основополагающий принцип современного Российского уголовного процесса.[4]

М.О. Баев и О.Я. Баев в формулировании назначения уголовного судопроизводства в УПК РФ увидели даже основные и наиболее принципиальные достижения УПК РФ 2001 года. Так, например, эти авторы пишут: «одно из основных и наиболее принципиальных достижений УПК РФ 2001 года, на наш взгляд, как раз и состоит в том, что в нем назначение уголовного судопроизводства определенно совершенно цивилизованно с позиции потребности в таковом «нормального» правового государства.[5]

Еще один аспект назначения уголовного судопроизводства освещается в одном из комментариев УПК РФ. Так, автор комментария к ст. 6 УПК РФ Е.Б. Мизулина пишет: «отличие от УПК РСФСР, предусматривающего в числе первоочередных задач уголовного судопроизводства быстрое и полное раскрытие притупления и изобличение виновных (ст. 2), новый кодекс связывает назначение уголовного судопроизводства с защитой основных ценностей и норм общества, к которым относятся в первую очередь права человека. Такое назначение уголовного судопроизводства соответствует стандартам содержащихся в международных правовых документах».[6]

Поддержали рассматриваемую новеллу УПК РФ и ряд других авторов так, например, В. Выростайкин считает, что «новый УПК РФ является правовым инструментом борьбы с преступностью и одновременно средством защиты прав как обвиняемого, так и потерпевшего».[7]

Д. Гончаров так же пишет, что «необходимость защиты общества от преступных проявлений своей актуальности не утратила и нашла законодательное закрепления ст. 6 УПК РФ «Назначение уголовного судопроизводства».[8]

Другая группа ученных относительно рассматриваемой новеллы УПК РФ о назначении уголовного судопроизводства заняла резко критическую позицию. Так, например, А.Д. Бойков, выступает 19 марта 2002 года в Институте государства и права РАН на научной конференции на тему «правовая и криминологическая оценка нового УПК РФ», в частности, отметил: «В новом УПК РФ нет статьи о задачах процесса». Появилась статья о назначении уголовного судопроизводства, которое призвано защищать потерпевших от преступления и «личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод».

Далее А.Д. Бойков иронизировал: «Если учесть, что гражданина и юридическое лицо от преступлений изначально суд защитить не может – это все таки дело других правоохранительных органов – то получается, что основная и чуть ли не единственная задача судопроизводства – защита подозреваемого, обвиняемого от злонамеренного следователя. За пределы решения этой задачи не процессуальное право, ни суд не выходят».[9]

Другой участник этой же конференции В.П. Божьев подверг критики рассматриваемую новеллу с других позиций. Он, в частности, указал, что «В УПК РФ сделана неудачная попытка ограничить задачи уголовного  судопроизводства: а) защитить лиц и организаций от преступлений; б) защита личности от необоснованного обвинения, осуждения и ограничения прав; в осуществлением уголовного преследования и назначения виновным справедливого наказания».

«При таком взгляде на предназначение уголовного процесса, - отметил В.П. Божьев, - в УПК не получили отражения такие стоящие перед УК РФ задачи как охрана общественной безопасности и общественного порядка, конституционного строя РФ и т.п. от преступлений, а так же деятельность по предупреждению преступления».[10]

Ряд авторов в различных, довольно многочисленных публикациях, в последнее время критикуют ст. 6 УПК РФ, обращая внимание на ее отдельные недостатки. Так, например, Э.Ф. Куцева в своей статье так же указывает на такой недостаток УПК РФ, Что в нем не упоминается о задачах уголовного судопроизводства, но которые должны быть установлены на законодательном уровне.[11]

Еще и более резкой критикой новеллы УПК РФ относительно назначения уголовного судопроизводства выступили В.О. Белоносов и Н.А.Громов, которые отмечают: «Сравнение использованного в ст.6 УПК РФ термина «назначение уголовного судопроизводства» по сравнению с «задачами уголовного судопроизводства» позволяет говорить об ошибочности и некорректности данной терминологии…». Далее авторы иронизируют: « Дословное толкование ст.6 УПК РФ может навести на мысль, что уголовный процесс – это правозащитная организация, что не соответствует действительности».[12]

Приведенные выше высказывания ряда ученых процессуалистов показывают, что отношения в науке уголовного процесса к такой новелле УПК РФ как назначение уголовного судопроизводства неоднозначно. Сделаны попытки  как защитить и дополнительно обосновать это нововведение УПК РФ, так и подвергнуть его серьезной, и, на наш взгляд, вполне обоснованной критике.

Законодатель изменил в УПК РФ не только слова, но во многом и содержание, которое вкладывается в новое назначение уголовно-процессуального закона.

При подведении итогов можно отметить, что:

1. Заслуживает быть отмеченным то обстоятельство, что весьма широк разброс мнений ученых-процессуалистов относительно назначения уголовного судопроизводства сформулированного в ст. 6 УПК РФ: как видим  - есть и сторонники, есть и противники этой новеллы, причем критика ее осуществляется с самых разных позиций.

2. Можно сделать вывод о том, что как ст. 2 УПК РСФСР о задачах уголовного судопроизводства, так и ст. 6 УПК РФ о назначении уголовного судопроизводства страдают определенными недостатками, причины которых кроются в идеологии самих рассмотренных уголовно-процессуальных кодексов. И все же сравнение ст. 2 УПК РФ и ст. 6 УПК РФ преступника не в пользу последней и требуется существенной коррективы и новая редакция этой статьи.

3. Формулируя цели и задачи уголовного судопроизводства в ст. 6 УПК РФ нельзя игнорировать нормы ст.2 УПК РФ о задачах уголовного кодекса РФ. Как известно, эта статья УК РФ устанавливает, что задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя РФ от преступных посягательств, обеспечения мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступления.

4. Сильной и удачной стороной части 1 ст. 6 УПК РФ является положение о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Эта позиция создателей нового УПК РФ сама по себе, отдельно взятая, конечно, правильная и обоснованная. В свое время даже выдвинули на основе изучения Конституции РФ 1993 года такой принцип уголовного процесса как защита прав потерпевших от преступлений. Однако, нельзя при этом игнорировать другие задачи уголовного судопроизводства, и в частности, задачи по быстрому и полному раскрытию и расследованию преступления. Кроме того, законодатель в части второй ст. 6 УПК РФ указывает еще одно назначение уголовного судопроизводства – защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Видимо, без злого умысла создатель УПК РФ, это привело к тому, что следуя назначению уголовного судопроизводства, теперь потерпевшего следует защищать от преступника, а личность – от следователя и судьи. Таким образом, преступник и следователь с судьей для человека, вовлеченного волею судьбы в орбиту уголовного судопроизводства оказались как бы одинаково опасны. Других целей и задач УПК РФ перед правоохранительными органами не ставит.

5. Многие авторы справедливо указывают, что УПК РФ должны быть сформулированы такие цели и задачи уголовного судопроизводства как достижение истины по каждому уголовному делу, быстрое и полное раскрытие и расследование совершенных преступлений и их предупреждение. Действительно, как можно защитить потерпевших от преступлений, если не обеспечить своевременное и полное раскрытие и расследование преступлений, установление объективной истины по уголовному делу, возмещение вреда, причиненного преступлениями потерпевшим и эти задачи должны ставиться законодателем в УПК РФ перед правоохранительными органами.

6. В одной из своих работ уже после принятия нового УПК РФ в 2001 году один из его авторов Е. Б. Мизулина так объяснила те принципы уголовного судопроизводства, которыми руководствовались создатели УПК РФ: (Среди принципов уголовного судопроизводства в новом УПК появились новые принципы, среди которых особое место занимают принципы состязательности сторон и презумпции невиновности. Включение этих принципов в УПК повлекло отказ от других, антагонических по отношению к ним принципам, каковыми в старом УПК являлись принципы всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, надзора вышестоящих судов за судебной деятельностью, прокурорского надзоа в уголовном судопроизводстве).[13]

Основываясь на представленных идеях, авторы УПК РФ ничего другого в ст. 6 УПК РФ просто и не могли написать, поскольку, кК они понимают, принципам состязательности и равенству сторон и презумпции невиновности противоречит принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела. 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1.3. Функции уголовно-процессуальной деятельности

 

Уголовно-процессуальная деятельность имеет определен­ные направления, связанные со специальным назначением и ролью в уголовном судопроизводстве каждого из его участ­ников. Такие виды, направления действий субъектов участников уголовного процесса, обусловленные их ролью, на­значением и целью участия в деле, называются уголовно-процессуальными функциями. Функции служат объектив­ным показателем непосредственной цели, назначения и предмета деятельности субъекта, определяют его правовой, статус, роль и место в уголовном процессе. Круг функций, формы и границы их осуществления установлены законом. Если субъект действует не согласно с предписанной законом функцией, то это свидетельствует не о свободе выбора фун­кции, а о нарушении функции.

Те функции, осуществление которых так или иначе свя­зано с достижением общих целей процесса или определен­ной их части, относятся к числу основных. Эти функции выполняют органы государства (в силу публично-правовых обязанностей), а также участники процесса и участники су­дебного разбирательства. Основные процессуальные функ­ции взаимно связаны, обусловлены друг другом и в своем единстве обеспечивают правильный ход и исход дела.

При производстве предварительного следствия (дозна­ния) следователь (орган дознания по делам, не требующим предварительного следствия) направляет свои усилия на об­наружение и раскрытие преступлений, их предупреждение, выявление причин и условий, способствовавших соверше­нию преступлений, исследование всех обстоятельств, связан­ных с общественно опасными деяниями, решает вопрос о дальнейшем движении дела и тем самым выполняет функ­цию предварительного расследования. Указанная функция в качестве составного элемента включает в себя обвинение. Следователь, формулируя и предъявляя обвинение обвиняе­мому, применяет к нему меры процессуального принужде­ния, составляет обвинительное заключение, в котором указывает, какое преступление совершил обвиняемый и по ка­кому обвинению может быть назначено судебное заседание.

Функция защиты состоит в действиях обвиняемого и его защитника, направленных на полное или частичное опро­вержение обвинения, выяснение обстоятельств, свидетель­ствующих о невиновности обвиняемого либо о меньшей сте­пени его вины. Для обвиняемого осуществление данной функции — право, для защитника — обязанность. Защит­ник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в- целях выявления обстоятельств, оправ­дывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь.

В стадии расследования осуществляется также функция прокурорского надзора за точным и единообразным испол­нением законов, которая является одинаково важной для всех стадий уголовного процесса.

В судебном разбирательстве уголовно-процессуальные функции распределяются между его участниками и судом.

Прокурор поддерживает перед судом государственное обвинение. В качестве государственного обвинителя он изоб­личает подсудимого в совершении преступления, доказыва­ет его вину, добивается применения к нему справедливого наказания либо мер общественного или воспитательного воз­действия.

Государственное обвинение как особая форма и метод осуществления функции надзора за законностью занимает основное место среди других видов обвинения в судебном разбирательстве — общественного, поддерживаемого обще­ственными обвинителями, и личного (гражданского), под­держиваемого потерпевшим. Оно является наиболее острым способом реагирования прокурора на факты преступного нарушения закона и находит выражение по большинству уголовных дел.

Общественное обвинение, будучи каналом передачи све­дений об общественном мнении по поводу оценки преступ­ления и личности подсудимого, позволяет суду лучше разоб­раться в обстоятельствах совершенного деяния и назначить по делу справедливое наказание. Личное обвинение дает возможность гражданам, пострадавшим от преступления, более полно защитить свои права и законные интересы.  

Обвинение — обязательный момент правосудия по уго­ловным делам. Без него не возникают функции не только защиты, но и правосудия. Правосудие осуществляется не иначе как в отношении лиц, обвиняемых в совершении пре­ступления. Таким образом, функция обвинения в судебном разбирательстве выполняется государственным обвинителем, общественным обвинителем и потерпевшим.

Дело по существу разрешает суд, осуществляющий функ­цию правосудия. Только суд, который ни от кого не зависим и не связан выводами участников судебного разбиратель­ства, может объективно разрешить уголовное дело и вынес­ти по нему законный и обоснованный приговор. Всесторон­нее, полное и объективное исследование судом всех обстоятельств дела и его разрешение определяют основное содержание функций правосудия.

Указанная функция отделена от остальных процессуаль­ных функций, прежде всего от обвинения и защиты. Уго­ловный процесс должен быть построен на началах подлин­ной состязательности. Тем самым предполагаются не только разделение и персонификация функций обвинения, защиты и разрешения дела, не только равноправие сторон обвине­ния и защиты, но и предоставление им в состязательном процессе равных возможностей по воздействию на оконча­тельное решение суда.

Таким образом, ключевыми положениями судебной ре­формы являются:

1) дифференциация форм уголовного судопроизводства;

2) судебный контроль за законностью и обоснованностью производства на ранних стадиях процесса;

3) всемерное развитие принципа состязательности на до­судебных стадиях процесса и в судебном разбирательстве;

4) лишение правосудия обвинительных черт;

5) определение жестких критериев допустимости доказа­тельств и введение практики правил своевременного исклю­чения недопустимых доказательств;

6) расширение прав сторон по собиранию и приобщению доказательств.

Судебный контроль за соблюдением конституционных прав и свобод граждан на предварительном следствии состо­ит в том, что только по решению суда возможны арест, зак­лючение под стражу, обыск, выемка почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных разговоров. В дальнейшем суд должен получить право рассматривать жалобы на действие должностных лиц, если их решения препятствуют осуществлению правосудия (например, реше­ние прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела; прекращение' производства по делу может быть при опреде­ленных в законе условиях обжаловано потерпевшим и обви­няемым в суде).

Основное преобразование судопроизводства в концепции судебной реформы связано с введением суда с участием присяжных заседателей. Судебное разбирательство с учас­тием присяжных заседателей существенно отличается от об­щих условий и порядка судебного разбирательства, установ­ленного ранее в гл. IX УПК.

Очевидно, что новые нормы разд. X УПК «Производство в суде присяжных», в которых последовательно проведены на­чала состязательности, по-новому выражены права председа­тельствующего судьи, порядок исключения недопустимых до­казательств и др. и изменено содержание кассационного производства, должны оказать влияние на регламентацию по­рядка судебного разбирательства в любом составе суда и на другие институты уголовного процесса.

Важную роль в обеспечении прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе имеют постановления Кон­ституционного Суда РФ. Эти постановления оказывают воз­действие и на правоприменительную практику, и на совер­шенствование законодательства.


Глава 2 Оперативно-розыскная деятельность.

 

2.1   Понятие, сущность и цели оперативно-розыскной деятельности.

 

Значительная часть преступлений совершаются в условиях латентности, и поэтому их раскрытие и расследование – дело достаточно сложное и трудоемкое, требующее умелого сочетания процессуальных и оперативно-розыскных действий. Раскрыть такие преступления с помощью одних только предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством средств затруднительно, а иногда и невозможно, необходимо использовать оперативно-розыскные мероприятия.

В прежнем и действующем уголовно-процессуальном законодательстве об оперативно-розыскных мерах упоминалось и упоминается лишь в общем виде в статьях, регламентирующих деятельность органов дознания и предусматривающих принятие необходимых оперативно-розыскных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших[14], проведение розыскных действий по поручению следователя, запрет на использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам. Упоминалось о них в Законе СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик».

Долгие годы оперативно-розыскная деятельность осуществлялась при отсутствии какого бы то ни было законодательного регулирования, на основании лишь секретных ведомственных циркуляров. Известно, какую роль тайное осведомительства, тотальная слежка, провокации спецслужб сыграли в массовых репрессиях против ни в чем не повинных граждан.

Принятие в 1992 году Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» явилось несомненным достижением, поскольку впервые в России это острое оружие правоохранительных органов приобрело законодательное закрепление. Однако новизна этого Закона, отсутствие легальной практики предопределили многие его несовершенства, к тому же через год была принята Конституция РФ, в связи с чем законодательство нужно было привести в соответствии с ней.

Демократические преобразования, происходящие в нашем обществе, привели к принятию в 1995 году нового законодательства – ФЗ об ОРД. В соответствии с ним оперативно-розыскная деятельность осуществляется как гласно, так и не гласно в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств (ст.1). Не гласность осуществления оперативно-розыскных мероприятий в связи с поступившей в орган дознания конфиденциальной информацией криминального характера предполагает ограничение отдельных прав граждан со стороны компетентных органов исполнительной власти. Однако позитивным является не то, что не гласность разрешена законом а то, что установленный механизм надзора и контроля за оперативно-розыскной деятельностью в целом соответствует международно-правовым стандартам.

Однако было бы самонадеянностью утверждать, что отныне решены все проблемы, возникающие в связи с осуществлением  оперативно-розыскной деятельностью. Применение ФЗ об ОРД, проверка конституционности отдельных его положений Конституционным Судом РФ свидетельствует о том, что он требует совершенствования.

Возможности оперативно-розыскной деятельности достаточно велики, и поэтому игнорирование не гласных мер следует рассматривать как попустительство преступным посягательствам на права и свободы законопослушных граждан со стороны преступников.

Не вызывает сомнение и тот факт, что использование в борьбе с преступностью наряду с гласными и не гласных оперативно-розыскных средств является вынужденной, необходимой мерой. Конституционный Суд РФ в определении по делу о проверки конституционности отдельных положений ФЗ об ОРД по жалобе И.Г. Черновой, в частности указал, что «оперативно-розыскная деятельность… объективно не возможна без значительной степени секретности.

Нормы, обеспечивающие сохранение в тайне необходимых сведений, содержатся в ст. 5, 9, 14, 15, 17 и 21 ФЗ об ОРД.

Оперативно-розыскная деятельность, предназначение которой заключается в том, что бы способствовать органам дознания и предварительного следствия в успешном раскрытии и расследовании преступлений, а так же в розыске лиц скрывавшихся от следствия и суда, с принятием в начале 90-х гг. важных законодательных актов заняла присущая ей место в работе правоохранительных органов.

Одновременно оперативно-розыскная деятельность отличается от уголовно-процессуальной деятельности рядом существенных аспектов. Во-первых, она регламентируется ФЗ об ОРД и осуществляется оперативными подразделениями государственных органов, перечисленных в ст. 13 этого Закона, в то время как уголовно-процессуальная деятельность осуществляется исключительно субъектами, указанными в уголовно-процессуальном законе, т.е. органами предварительного расследование, прокуратуры и судами. Оперативно-розыскная деятельность осуществляется в порядке, изложенном не только ФЗ об ОРД, но и в закрытых ведомственных нормативных правовых актах, а уголовно-процессуальная – исключительно в порядке предусмотренном УПК.

Во-вторых, оперативно-розыскная деятельность не имеет в своем значительном объеме действий уголовно-процессуального характера, в ней широко применяются не гласные методы и средства, в то время как в уголовно-процессуальной деятельности их применение недопустимо.

В-третьих, оперативно-розыскная деятельность осуществляется на стадии как возбуждения уголовного дела (для обнаружения совершенных и подготавливаемых преступлений и лиц, их совершивших), так и предварительного расследования.

В-четвертых, данные, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, могут использоваться в доказывании по уголовным делам только в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирания, проверку и оценку доказательств.

На территории России право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделениям следующих органов: МВД России, ФЗБ России, ФАПСИ при Президенте РФ, ФСНП России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России, Минюста России и внешней разведки Минобороны России.

Столь представительный перечень органов является исчерпывающим. Многочисленный штат их оперативных сотрудников призван обеспечить широкое использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств.

Понятие и цели оперативно-розыскной деятельности раскрываются в ст. 1 ФЗ об ОРД. Оперативно-розыскная деятельность – это вид деятельности, осуществляемой гласно и не гласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то ФЗ об ОРД, в приделах их полномочий посредством проведение оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья прав и свобод человека и  гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Однако это формулировка не бесспорна и могла бы быть точнее и конкретнее. По мнению В.Л. Ильиных, оперативно-розыскная деятельность является не только одной из основных функций ОВД (наряду с производством предварительного расследования, дознания, административной деятельностью и др.), но и видом государственной деятельности. Она социально обусловлена и направлена на защиту интересов граждан, общества и государства от преступных посягательств. А.И. Александров и А.В. Федоров полагают, что оперативно-розыскная деятельность – это самостоятельный вид деятельности соответствующих государственных органов.

Но не только закон (ст.1 ФЗ об ОРД), но и многие следователи не конкретизируют, каким именно видом государственной деятельности является оперативно-розыскная деятельность. По их мнению недопустимо отождествлять оперативно-розыскную деятельность с правоохранительной деятельной деятельностью. В подтверждение данной позиции А.И. Александров и А.В. Федоров приводят следующие доводы:

O Ни в одном из законов нет определения, что же такое правоохранительная деятельность, соответственно рассматривать оперативно-розыскную деятельность, как часть неизвестно чего вряд ли правильно;

O Если исходить из того, что оперативно-розыскная деятельность – это часть или вид правоохранительной деятельности, то напрашивается вывод о том, что оперативно-розыскную деятельность осуществляют как правоохранительные органы; однако это не так (например, оперативно-розыскную деятельность в России осуществляют правоохранительные органы и спецслужбы). Кроме того, ни в законодательстве, ни в теории нет единого понимания правоохранительных органов. Полагаем, что нельзя законодательно закреплять не четкие, двусмысленные понятия, категории, термины.

С определенной уверенностью можно утверждать, что оперативно-розыскная деятельность – специфический вид деятельности, являющийся разновидностью опосредованной правовыми нормами государственно-властной деятельности компетентных государственных органов, нацеленной на  выполнение социально-полезных задач и функций. Она опирается на законодательные и правовые нормы, но не является полностью юридической, ибо по ряду позиций имеет специфические объекты и содержит фактические отношения и действия.

Оперативно-розыскная деятельность непосредственно связана с деятельностью государства и его органов. Только в России в лице высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти (в пределах их компетенции) может наделять правом осуществления оперативно-розыскной деятельности какие-либо субъекты, возлагать на них определенные обязанности и осуществлять контроль за организацией норм.

В связи с этим оперативно-розыскная деятельность – это основанный на федеральном законе вид социально полезной юридической деятельности уполномоченных на то законодателем субъектов, представляющей собой совокупность поведенческих методов, а так же совершение оперативно-розыскных действий, и  осуществляемый с целью защиты человека и общества от преступных посягательств при наличии объективного затруднения или невозможности достижения этой цели посредством реализации иных законных средств.

Система гарантии законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий заключается в правовом регулировании общественных отношений, возникающих в оперативно-розыскной деятельности и в связи с ней. Она проявляется в обеспечении, реализации уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законов; в охране указанных в ст.1 ФЗ об ОРД лиц от преступных посягательств; в предупреждении совершения преступления.

Таким образом оперативно-розыскная деятельность – это предусмотренный федеральным законом вид преимущественно  в юридической деятельности осуществляемый в соответствии с системой гарантий законности, гласно и не гласно, оперативными подразделениями государственных органов в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечение безопасности общества и государства от преступных посягательств.

 

 

 

 

 

 


2.2. Задачи оперативно-розыскной деятельности и их роль в уголовном судопроизводстве.

 

Задачами оперативно-розыскной деятельности являются требующие разрешения поручения (волеизъявление, наказ) законодателя, предусмотренные ФЗ об Оперативно-розыскной деятельности и другими законодательными актами, составляющими оперативно-розыскное законодательство, посредством выполнения которых достигается цель оперативно-розыскной деятельности (защита от преступных посягательств). Следовательно, задачи оперативно-розыскной деятельности есть определенный этап в достижении цели этой деятельности и одновременно способ такого достижения.

В соответствии со ст. 2 ФЗ об ОРД задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

·   Выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

·   Осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших лиц;

·   Добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России.

Как справедливо отмечается в юридической литературе, к сожалению, в ст. 2 ФЗ об ОРД не нашла своего отражения задача по установлению личности неопознанных трупов, что в определенной мере противоречит положению п.4 ст.7[15].

Объектом оперативно-розыскной деятельности являются (в основном) уголовные преступления, а также лица, их подготавливающие, совершающие или совершивши или же лица, скрывающиеся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющиеся от уголовного наказания. На основании данного обстоятельства очевидна объективная связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства. Сведения, полученные оперативно-розыскным путем необходимы для более полного решения задач  в интересах уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

На ряду с этим в ФЗ об ОРД содержаться задачи иного рода. К ним относится собирание органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность в пределах своих полномочий, данных, необходимых для принятия решений:

1. О допуске к сведениям, к составляющим государственную тайну;

2. о допуске к работам связанным с эксплуатацией объектов, предоставляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды;

3. о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления;

4. об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий;

5. по обеспечению безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

6. о выдаче разрешения на частную, детективную и охранную деятельность (ч.2 ст.7 ФЗ об ОРД).

Несмотря на то, что эти предписания ФЗ об ОРД  содержаться в ст.7, предусматривающий основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, а не в ст. 2 «задачи оперативно-розыскной деятельности», они все же остаются задачами данного вида деятельности.

В числе задач оперативно-розыскной деятельности закон называет еще одну, не связанную непосредственно с уголовным судопроизводством: добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической, или экологической безопасности России (п.3 ст.2 ФЗ об ОРД). Ставшие известными органам, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, сведения об этих обстоятельствах также служат основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий (п.2 ч.1 ст.7).

Наличие ФЗ об ОРД последней, достаточно глобальной задачи в известной мере меняет характер оперативно-розыскной деятельности, поскольку придает ей поисковую направленность. Ее решение в большей мере свойственно органам ФЗБ России, которые осуществляют в пределах своих полномочий контрразведывательной и иной деятельности спецслужб и организации иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности России (ч.1 ст.9 ФЗ от 12 апреля 1995 года № 40-ФЗ «Об органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации»).

Однако есть опасение, что попытка выполнить рассматриваемую, предельно широкую задачу может отвлекать органы осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, от решения их непосредственных задач. Задачу добывания информации о событиях или действиях создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России, как правильно пишет В.И. Зажитский целесообразно было бы сформулировать не в качестве самостоятельной, а виде, в каком она связанна с предыдущими задачами оперативно-розыскной деятельности (ч.2 и 3 ст.2 ФЗ об ОРД)[16].

Следует отметить важность закрепления в законе задачи выявления преступлений и лиц их подготавливающих, совершающих или совершивших, решение которой предполагает проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на поиск и установление признаков криминальных событий и противоправных действий отдельных лиц. Данное положение служит правовой основой для осуществления оперативными аппаратами ОВД поисковой работы, являющейся важнейшим направлением оперативно-розыскной деятельности, и устраняет не точность формулировки оснований для проведения этих мероприятий (ст.7 ФЗ об ОРД).

Зачастую понятия «Выявление» рассматривается, как составная часть раскрытие преступления. Этому способствовало недостаточно четкое определение законодателем задач уголовного судопроизводства, где в дефиниции «раскрытие  преступления» объединяются самостоятельные задачи по обнаружению (выявлению) преступного деяния и установлению лиц, его совершивших[17].

Предупредить можно только общественно опасное деяние, которое еще не совершено. Предупредить преступление означает непосредственно воздействовать оперативно-розыскными  средствами на лицо (лиц), вынашивающие намерения совершить преступления и  предпринимающие для этого определенные действия, либо на причины и условия, позволяющие совершить преступления.

Цель предупреждения преступления состоит в том, чтобы предотвратить преступление общественно опасное поведения еще до того, как соответствующее лицо (лица) приступит к его непосредственному осуществлению. Основанием для предупреждения служат сведения о подготовке определенного лица (лиц)  к совершению преступления. Предупреждение может быть осуществлено как в отношении конкретного лица (лиц), так и в отношении неопределенного круга лиц.

Большая роль в предупреждении преступлений отводится лицам, оказывающим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, содействие на конфиденциальной основе или внедренным в организованные преступные группы[18].

Одно из действенных средств предупреждения преступлений предусмотрено также в ст.15 ФЗ об ОРД, в п. 1 в которой говориться, что при решении задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, перечисленные в ст.6 Закона, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а так же прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а так же угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности России.

Пресечение преступлений означает принятие оперативно-розыскных мер конкретному лицу или группе лиц с целью лишить их реальной возможности продолжать совершение преступления. Эта задача относится к любым совершаемым преступлениям как «очевидным», так и «неочевидным». Способы ее решения могут быть различными: захват преступника с поличным, возбуждение уголовного дела и применение мер пресечения с целью воспрепятствовать совершения преступления и др[19].

Под раскрытием преступлений в рамках оперативно-розыскной деятельности ОВД понимается выявление и сбор фактических данных, позволяющих понять механизм совершения преступления, установить лицо, его совершившее, создать предпосылки к полному возмещению материального ущерба, причиненного  преступлением. Для оперативно-розыскной деятельности характерно применение специальных сил, средств и методов, а сама она в отличие от других видов деятельности ОВД  протекает в своеобразном режиме - как  правило, негласно, в условиях строгого соблюдения  конспирации, хотя ее конечные результаты не редко становятся известны обществу. При этом субъекты оперативно-розыскной деятельности непосредственно рискуют своей жизнью, безопасностью и здоровьем.

Применительно к нынешним условиям оперативно-розыскной деятельности неразрывно связанна с потребностью борьбы с преступностью и необходимостью обеспечения неотвратимости ответственности за содеянное. Оперативно розыскная деятельность как легитимную и государственную форму борьбы с преступностью сотрудники, должностные лица оперативных аппаратов осуществляют, руководствуясь предписанием законов и подзаконных актов, обеспечивая при этом соблюдения прав граждан.

В регламентации работы оперативных подразделений значительную долю составляют нормативные правовые акты МВД России, ФСБ России, которые определяют оперативно-розыскные силы, средства и методы, их назначение и условия применения. Как ФЗ об ОРД, так и ведомственные нормативные акты четко обозначают, что оперативно-розыскные меры допустимы только в целях борьбы с преступностью, для обнаружения конкретных преступных деяний и лиц, участвующих в его совершении, при условии строгого соблюдения законности.

По своей сущности разведывательная направленность оперативно-розыскной деятельности в целях борьбы преступностью обусловлена многочисленными ухищрениями преступников, старающихся скрыть факт преступления либо избежать ответственности. Постоянная направленность оперативных органов на поиск и обнаружение не известных для них фактов и обстоятельств, указывающих на возможную подготовку или совершения преступления, на наличие у того или иного лица сведений о месте нахождения разыскиваемого преступника, использование главным образом негласных сил, средств и методов есть проявление одного из важнейших свойств оперативно- розыскной деятельности, однако не исключается применение и гласных мер при ее проведении.

Тем не менее, оперативно-розыскные мероприятия из сугубо карательного инструмента государства преобразуются в средства защиты граждан от противоправных посягательств. Более того, смысл воли законодателя, выраженный в ст. 1 ФЗ об ОРД, определяется с учетом гуманистического характера оперативно-розыскной деятельности как средство защиты, жизни, здоровья, прав и свобод человека гражданина.

Специфической задачей оперативно-розыскной деятельности является розыск лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда. Эта задача направлена на установление места нахождения скрывающегося лица, в отношении которого в определенном уголовно-процессуальным законом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого; подсудимого, в отношении которого должно состоятся судебное разбирательства; осужденного, в отношении которого судом вынесен обвинительный приговор, не вступивший в законную силу.

Правовым основанием для формулирования следователем задачи розыска обвиняемого служит его постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Правовым же основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий, направленных на осуществление розыска обвиняемого,  служит постановление следователя об объявлении розыска (ст.210 УПК РФ). В нем излагаются обстоятельства расследуемого преступления, основания, по которым объявляется розыск, указываются, кому поручается розыск, применение избранной в отношении обвиняемого меры пресечения и куда следует направить его в случае обнаружения. Такое постановление вместе со справкой о личности разыскиваемого обвиняемого, его фотокарточкой или подробным описанием внешности и постановлением об избрании меры пресечения (об аресте) следователь направляет в соответствующий орган, осуществляющий подобную деятельность.

Особую категорию лиц, подлежащих розыску, составляют граждане, уклоняющиеся от уголовного наказания. К ним относятся осужденные, отбывающие наказание по приговору суда, в исправительных учреждениях и совершившие из них побег, а также уклоняющиеся от отбывания наказания осужденные, которым разрешен краткосрочный выезд из мест лишения свободы.

Администрация исправительных учреждений может ставить перед органами, осуществляющими ОРД, задачу розыска конкретных осужденных в случае совершения или побега из мест лишения свободы или с предписанного места жительства. При этом должны быть представлены соответствующие документы, необходимые для организации и проведения розыска. Розыск лиц, пропавших без вести, осуществляется по заявлениям граждан (родственников) и администрации соответствующих учреждений не в связи с совершенным преступлением и без возбуждения уголовного дела. Мотивы заинтересованных сторон получить сведения о без вести пропавшем лице  состоят, прежде всего, в желании удостовериться в том, жив ли данный гражданин. Полученные в результате розыска без вести пропавшего гражданина сведения могут быть представлены в суд для принятия его  безвестно отсутствующим или объявлением его умершим. В случае установления судом одного из этих юридических фактов заинтересованные лица могут  разрешить соответствующие вопросы, вытекающие из гражданско-правовых отношений.

Для успешного поиска без вести пропавшего лица органу, осуществляющему ОРД, важно получить от заинтересованного гражданина как можно больше сведений, характеризующих пропавшего, а также и об обстоятельствах, предшествовавших его исчезновению и последовавших за этим, появляется необходимость изучить и соответствующие документы, которые находятся в государственных органах (учеты задержанных, доставленных в медицинские вытрезвители, приемники распределители, лечебные учреждения, морги и т.п.),  а иногда и соответствующие материальные предметы.

Иные задачи, не связанные с уголовным процессом, вытекают из п. 1-6 ст. 7 ФЗ об ОРД. Несмотря на то, что задачи содержаться не в ст. 2 данного закона, их, тем не менее следует рассматривать как задачи ОРД. Особенность последних заключается в том, что принятие на основании данных, полученных оперативно-розыскным путем, соответствующих решений затрагивает права граждан свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст. 37 Конституции РФ). Поэтому такие данные должны быть всесторонними, в конечном счете, они были достоверными.

Эти задачи являются побочными, второстепенными по отношению к другим задачам ОРД. Они могут решаться лишь по инициативе соответствующих должностных лиц, а не органов осуществляющих ОРД.

Большое число общественно опасных деяний совершается в условиях неочевидности, с предварительной подготовкой и сокрытием следов преступления, что вызывает на практике затруднения в их раскрытии и расследования. В тех случаях, когда следственным путем раскрыть преступление не представляется возможным, ОВД применяют оперативно-розыскные меры. Они могут также применяться до возбуждения уголовного дела, если в органы милиции поступает информация о совершаемом преступлении, например, хищении.  В этом случае необходимо, прежде всего,  установить сам факт совершения данного преступления, поэтому ОРД предшествует возбуждению уголовного дела, и вопрос о возбуждении может решаться на основании оперативных материалов (ст. 11 ФЗ об ОРД). Чем раньше будут обнаружены факты замышляемых преступлений, тем больше гарантий, что сотрудники ОВД смогут принять меры профилактического характера для своевременного предупреждения нарушений уголовного закона, либо активными действиями пресечь преступную деятельность.

Оперативно розыскная информация нуждается во всесторонней проверке. Для этого прилагаются усилия для получения сведений о том,  какое именно преступление совершенно, какие носители доказательственной информации можно обнаружить и использовать для подтверждения: об очевидцах преступления; об объектах, имеющих отношение к совершенному преступлению; о документах, отражающих незаконные операции с товарно-материальными ценностями и денежными средствами, местах их хранения, и т.д.

Проведение оперативно-розыскной работы не является самоцелью, она проводится одновременно с необходимыми следственными действиями и способствует быстрейшему установлению объективной истины по каждому уголовному делу[20].

Посредством ОРМ устанавливаются лица, совершившие преступление, обнаруживаются вещественные доказательства, разыскиваются свидетели.  Оперативно-розыскные действия осуществляются для установления участников, сообщников организаторов совершения преступления, выявление различных установленных законом источников доказательств если обнаружение их следственным путем невозможно или крайне затруднительно.

Одни сведения, полученные в результате проведения оперативно-розыскных действий, передаются следователю и могут быть приобщены к уголовному делу, другие могут служить указаниями на определенные обстоятельства, и дают возможность правильно выбирать направление расследования.

Что касается использования собственной оперативно-розыскной информации, полученной негласным путем, то здесь существуют значительные трудности при определении форм и пределов ознакомления следователей с материалами ОРД, приема и способа ввода негласных предметов и документов в процесс расследования. Сложность проблемы заключается еще в том, что разрешение вопросов использования следователем оперативных материалов непосредственно связанно с проблемой уголовно-процессуального доказывания[21].

Известны два взгляда на значение ОРМ  и полученной в ходе их проведения информации для расследования уголовного дела и применения этой информации в процессе доказывания.

Первый из них заключается в том, что ОРМ  по обнаружению носителя информации, оказывая существенную помощь в собирании доказательств, все же лежат за пределами уголовно-процессуального доказывания.

Второго взгляда придерживаются те, кто считает, что фактически стирается грань между доказыванием и ОРД. Так, Ф.В. Робозеров утверждает, что оперативно-розыскные меры… правомерно считать одной из составных частей процесса доказывания». Кроме того, предлагается узаконить фактически сложившийся порядок, при котором «раскрывают преступление оперативно-розыскные органы, а следователи «процессуально оформляют» собранные доказательства и проверяют их». То есть проведение тех или иных следственных действий диктуется результатами ОРД, они дополняют оперативно-розыскную работу и являются ее продолжением.

Предметы, материалы и сообщения, связанные с преступлением, являются его следами. Следы преступления, вовлеченные в процесс доказывания по уголовному делу, нередко становится содержанием соответствующих видов доказательств. В принципе это возможно и в случае их изъятия при проведении ОРМ, когда орган осуществляющий ОРД, направит эти материальные предметы и документы следователю или суду, в производстве которых находится конкретное уголовное дела. Но существенная сложность состоит в том, что для придания представленным оперативным материалам  статуса соответствующих видов доказательств должен быть указан источник их получения. Однако это может быть сопряжено с разглашением конспиративных сил и средств ОРД, а также других сведений, составляющих государственную тайну.

Таким образом, все оперативно розыскные материалы при разрешении вопроса об их использовании по характеру носителя и содержанию информации можно разделить на две группы: 1) указывающие на место нахождения носителя доказательственной информации и тактику следственных действий; 2) могущие быть доказательствами при соответствующих условиях интерпретации.

2.3. Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности и основные формы их использования в уголовном судопроизводстве.

 

В соответствии с п. 36[22] ст. 5 УПК результаты оперативно-розыскной деятельности – это сведения полученные в соответствии с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления и скрывавшихся от органов дознания, следствия или суда.

Оперативно-розыскная деятельность и уголовное судопроизводство представляет собой единство процессуального и не процессуального. Это единство заключается не только в проведении следственных действий или оперативно розыскных мероприятиях, т.е. включают не только процедурные вопросы, но и предполагают наряду с добыванием информации ее использование, принятие решений как процессуального, так и оперативно-розыскного характера.

Например, результаты проверочной закупки могут служить основанием для принятия процессуальных решений (возбуждение уголовного дела) и (или) проведения следственных действий (обыск, выемка, осмотр места происшествия). Здесь результат  оперативно-розыскной деятельности по существу отождествляется с результатом проведения отдельного оперативно-розыскного мероприятия, а не процессуальное получение информации служит основой для ее последующего использования в рамках уголовного судопроизводства.

В оперативно-розыскной деятельности может достигаться решение конкретной оперативно-розыскной задачи, например выявление признаков преступления. При этом результатом служит наличие конкретной и достоверной информации о преступлении, которой может быть достаточно для возбуждения уголовного дела, проведения отдельных следственных действий или их совокупности, хотя такая информация не обязательно должна быть использована в уголовно процессуальном порядке либо используется не сразу.

Так, принятие процессуальных решений, основанных на результатах оперативно-розыскной деятельности, либо проведение следственных действий может осуществляться лишь после проведения ряда (совокупности) оперативно-розыскных мероприятий, например наблюдения, оперативного внедрения, проверочной закупки, ПТП, контролируемой поставки, даже если результаты любого из них уже сами по себе могли служить основанием для процессуальных решений и действий. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут рассматриваться как система проверенных и оцененных оперативных данных либо сведений о фактах, именно с этой целью заводятся ДОУ.

Вместе с тем результаты оперативно-розыскной деятельности имеют не только процессуальное, но и самостоятельное оперативно-розыскное значение, на что в ст. 11 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо указывает законодатель. В ч. 1 этой статьи отмечается, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Процессуальное значение результатов оперативно-розыскной деятельности в этом случае имеет место лишь в перспективе.

Следует иметь в виду, что результаты оперативно-розыскной деятельности в силу ее специфики не всегда могут иметь процессуальное значение и официально использоваться в уголовном судопроизводстве. Чаще, наоборот, они выступают лишь в качестве информации, которая может быть легализована в официальных следственных действиях и представлена как их результат. Это может быть вызвана причинами, связанными с реализацией оперативно-розыскного принципа конспирации, преимущественно негласных начал этой деятельности.

Поскольку и в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и в УПК употребляется один и тот же термин «результаты оперативно-розыскной деятельности», важно определиться, чем в конечном счете являются результаты оперативно-розыскной деятельности, в чем сущность данного термина и какого содержание стоящего за ним понятия.

Межведомственная Инструкция о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю прокурору или в суд определяет результаты оперативно-розыскной деятельности несколько иначе, чем УПК; фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном ФЗ об ОРД порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого, или совершенного преступления, о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной экономической или экологической безопасности РФ[23].

Данное определение включает в себя основной видовой признак результатов оперативно-розыскной деятельности как фактических данных о признаках конкретного свойства, а также указание на субъектов и порядок их получение.

В этой связи следует отметить, что если речь идет о фактических данных, то они должны соответствовать объективной действительности и не могут вызывать сомнения с точки зрения их достоверности. Однако не все результаты оперативно-розыскной деятельности и не всегда можно признавать в качестве достоверных, поскольку их необходимо проверять при помощи других данных и только по их совокупности можно с достаточной долей вероятности утверждать, что эти данные являются объективными и достоверными.

Информация может быть не конкретной, неполной, ориентирующей, предположительной, а иногда не проверяемой, содержать определенную долю субъективизма, исходящего от предоставившего ее источника. В частности информация, поступающая от конфидента, подлежит проверке не только в силу ее субъективности, но и потому, что конфидент мог быть специально дезинформирован, не преследует интересов ОРО, сознательно вводит в заблуждение оперативного работника и т.д. Соответствующая оперативная информация не отражает фактические данные, тем не менее нельзя не признать, что она так же является результатом оперативно-розыскной деятельности.

Следует отметить и то, что отсутствие реального (фактического) результата тоже есть результат, потому что опровержение информации либо ее не подтверждение позволяет, например, сократить круг версий, определить новые направления работы и др. Поэтому как получение первичной информации, так и ее дальнейшее опровержение в равной мере могут являться результатом оперативно-розыскной деятельности.

В определении Конституционного Суда РФ, как и в УПК, также отмечается, что результаты оперативно-розыскной деятельности являются лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается ч.1 ст.49 и ч.2 ст.50 Конституции[24]. Соответственно в процессуальном смысле о результатах оперативно-розыскной деятельности как о фактических данных говорить преждевременно, а речь может идти лишь о сведениях о фактах, которые предстоит установить.

В оперативно-розыскном смысле результаты оперативно-розыскной деятельности также не всегда являются фактическими данными. Хотя они и могут быть использованы для проведения оперативно-розыскных мероприятий в качестве оснований для проведения конкретного оперативно-розыскного мероприятия, определение тактики его проведения, такого рода действий (решения) могут основываться и на предположениях (версиях), первичных данных которые лишь предстоит проверить, после чего сведения при их подтверждении можно будет рассматривать как сведения о фактах.

В частности, результаты проведения  одного оперативно-розыскного мероприятия могут является основанием для проведения другого. Проведению, например, такого оперативно-розыскного мероприятия, как оперативное внедрение, предшествует проведение ряда оперативно-розыскных мероприятий, направленных на подготовку и обеспечения внедрения. На их основе определяется тактика реализации этого мероприятия.

Результаты оперативно-розыскной деятельности используются как обоснование оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, определяют целесообразность и законность их проведения в условиях конкретного места и времени, в отношении конкретного лица и т.д.

То, что результаты оперативно розыскной деятельности (сведения оперативные данные) не всегда являются фактическими, следует и из такой задачи оперативно розыскной деятельности, как добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Решение этой задачи предполагает прежде всего сбор, а не использование первичной информации, дальнейшее проведение на ее основе разведывательных и контрразведывательных мероприятий. Такая задача характеризует в первую очередь сам процесс сбора информации (сведений о фактах) и лишь в дальнейшем использование его результатов (фактических данных).

Термин «результаты оперативно розыскной деятельности» (в смысле фактических данных) подразумевает информационную завершенность, суть которой может быть выражена как осмысленные сведения, основанные на собранных, оцененных, истолкованных фактах, изложенных таким образом, что ясно видно их значение для решения какой-либо конкретной задачи[25]. Вместе с тем такое понимание результатов оперативно розыскной деятельности применительно к этой деятельности представляется ограниченным и с точки зрения ФЗ об ОРД приемлемым только по отношению к уголовному судопроизводству, да и то не полностью, поскольку информационная завершенность является весьма относительной.

В частности, применительно к возбуждению уголовного дела достаточно лишь сведений, данных, указывающих на признаки преступления, причем их совокупность не всегда должна быть исчерпывающей, а бывает достаточно лишь отдельных признаков объективной стороны. Все остальное должно быть установлено в процессе расследования уголовного дела.

Результаты оперативно розыскной деятельности в их процессуальном значении представляют собой некий информационный продукт, основанный, как правило на совокупности данных, полученных из различных источников и проверенных оперативным путем. Эти данные могут иметь материальное закрепление в виде бумажных, электронных либо иных носителей или носить характер вербальной информации, не имеющей предварительного документального закрепления.

Результаты оперативно розыскной деятельности и оперативно розыскных мероприятий в целом отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, справках-меморандумах, сводках, отчетах, актах сотрудниках ОРО, сообщениях или записках конфидентов, объяснениях участников ОРМ или заявлениях граждан, актах или иных документах ведомства и др.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении ОРМ.

В случае проведения в рамках оперативно розыскной деятельности оперативно технические мероприятия (ОТМ) либо использование при проведение оперативно-розыскных мероприятий технических средств результаты оперативно розыскной деятельности могут быть зафиксированы также на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках,  слепках и т.д.). Даже такого рода фиксированная информация может рассматриваться двояким образом- как фактические данные или как сведения о фактах.

Сами документы (рапорт, справка, акт и др.) не являются результатами оперативно розыскной деятельности, поскольку отражают лишь информацию, полученную субъектом оперативно розыскной деятельности, и фиксирует результат его действий. Следовательно, результаты оперативно розыскной деятельности заключаются в содержании той информации, которая отраженна в оперативных документах, но не сами эти документальные источники. Соответственно результаты оперативно розыскной деятельности- это не фактические данные, а сведения о фактах, как и отмечается в УПК и в определении Конституционного Суда РФ.

При представлении и использовании результатов оперативно розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве речь идет поэтому не столько о документальных носителях информации, сколько об их источниках и (или) фактах, которые могут быть подвержены процессуально. Оперативно-служебная документация является средством фиксации информации, которое призвано облегчить сбор и проверку доказательств, зафиксировать сведения о признаках общественно опасного деяния и лицах, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

В ФЗ об ОРД помимо понятия «результаты оперативно розыскной деятельности» используются другие понятия, как «оперативно-служебные документы», «материалы, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий». Представляется, что здесь речь идет о носителях информации. В частности, к оперативно-служебным отнесены материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий, в том числе с использованием оперативно-технических средств, документы, отражающие результаты оперативно розыскной деятельности, а также учетно-регистрационную документацию. Под такими материалами понимаются документы, отражающие сведения о действии (бездействии), которые указывают на признаки противоправного поведения, образе жизни, связях в криминальной среде (рапорта, справки, акты, протоколы, фотографии и др.), технические носители информации (аудио-, видеокассеты, носители цифрвой информации и др.), а также ДОУ, концентрирующие эти предметы и документы.

Следует отметить, что одного лишь отражения информации (сведений), даже если она и обладает высокой степенью достоверности (например, видеозапись, которая может фиксировать время, место, обстановку, участников события), представляется недостаточным для признания таких фактических данных результатами оперативно розыскной деятельности. Подобная информация может рассматриваться как результат оперативно розыскной деятельности лишь во взаимосвязи с оперативно-розыскным мероприятием, при проведении которых информация была получена и (или) зафиксирована, либо был обнаружен ее материальный носитель. Данное обстоятельство представляется чрезвычайно важным с точки зрения последующего официального использования в уголовном судопроизводстве.

В частности, в постановлении Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществления правосудия» отмечается, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных ФЗ), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, только когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проведены следственными органами в соответствии с УПК.

Следует иметь в виду, что оперативно розыскные мероприятия, проведенные с нарушением установленных ФЗ об ОРД порядка, условий о оснований их проведения, не являются легитимными и в правовом смысле ОРД не образуют, а следовательно, и сведения, данные, полученные при их проведении, не могут официально рассматриваться как результаты оперативно розыскной деятельности. Вместе с тем проведение таких оперативно-розыскных мероприятий не накладывает отпечатка на достоверность сведений, данных, полученных с нарушением закона как субъектами оперативно розыскной деятельности, так и иными лицами. Соответственно, если такие сведения, данные, в том числе ограничивающие конституционные права граждан, получены не субъектами оперативно розыскной деятельности, но в дальнейшем обнаружены органами, уполномоченными на осуществления этой деятельности, то эти данные могут быть официально использованы в уголовном судопроизводстве и нелегитимность их происхождения не может подвергать сомнения легитимность их поручения. Что касается результатов оперативно розыскной деятельности, полученных с нарушением ФЗ об ОРД самими субъектами этой деятельности, то они, тем не менее, могут использоваться как вспомогательные средства для подготовки и проведения оперативно-розыскных мероприятий и (или) следственных действия. Это объясняется тем, что результаты оперативно розыскной деятельности не являются доказательствами, а следовательно, не нарушают конституционного положения о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением ФЗ.

В специальной литературе наряду с термином «результаты оперативно розыскной деятельности» применяются и другие термины: «оперативные данные», «оперативная информация» и др. Представляется, что термины «оперативные данные» и «оперативная информация» несут одну и ту же смысловую нагрузку. По объему эти понятия являются более широкими, чем понятие «результаты оперативно розыскной деятельности», которые должны быть получены исключительно оперативно-розыскным путем. Оперативная же информация может считаться таковой и в том случае, когда она получена не из оперативно-розыскных, а иных источниках и без использования оперативно-розыскных средств и методов, - например, информация, поступившая из дежурных частей, от участковых уполномоченных, инспекторов ГИБДД, полученная от анонимных источников и др.

В соответствии с ФЗ об ОРД (ст.11) результаты оперативно розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытия преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших.

Результаты оперативно розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положением УПК, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Исходя из содержания данных норм ФЗ об ОРД можно выделить следующие основные направления использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве:

1. в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела;

2. для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;

3. в доказывании по уголовным делам;

4. для иного обеспечения уголовного процесса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3 Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.

 

3.1. Понятие и сущность соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности (различие и взаимосвязь).

 

Оперативно-розыскная деятельность неразрывно связанна с уголовным процессом (досудебным и судебным производством по уголовному делу), причем такая связь прослеживается применительно к оперативно-розыскной деятельности и уголовному судопроизводству как деятельности, отрасли законодательства и науки.

Следует отметить, что именно с оперативно-розыскной деятельностью чаще всего начинается активная работа по раскрытию преступления. Оперативно-розыскная деятельность по времени ближе к моменту обнаружения преступления, в идеале ведется по горячим следам и имеет своей задачей не только обнаружение, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, но также выявления и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Иначе говоря, по результатам оперативно-розыскной деятельности становится возможным выявление как самого факта общественно опасного деяния, так и установление лица (лиц), к нему причастного. Именно поэтому результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, а соответственно и для начала самого уголовного судопроизводства.

Вместе с тем не исключается, а, наоборот, предполагается сочетания оперативно-розыскного мероприятия и следственных действий в процессе осуществления уголовно-процессуальной деятельности органа дознания, прокурора, следователя или суда. В ходе расследования следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия тесно связаны между собой организационными мероприятиями, управленческими и процессуальными решениями. В частности, при организации расследования преступлений могут создаваться оперативно-следственные группы, в обязательном порядке учитываются возможности оперативно-розыскной деятельности, рассматриваются вопросы сопровождения следственных действий оперативно-розыскных мероприятий, ведется планирование их проведения, на их сочетании строится тактика расследования.

С точки зрения науки философии взаимодействие – философская категория, отражающая процессы воздействия объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним объектом другого. Взаимодействие – объективная и универсальная форма движения, развития, определяет существование и структурную организацию любой материальной системы.[26] Переходя на более низкий уровень можно рассматривать конкретно взаимодействие органов внутренних дел так, как это делает наука ОРД: Взаимодействие – деятельность, заключающаяся в наиболее целесообразном выборе и реализации организационных и тактических мер, направленных на создание оптимальных условий для решения задач борьбы с преступностью путем осуществления упорядоченных и взаимоувязанных действий двух или более субъектов. Еще более конкретизируя понятие и оставаясь в рамках науки ОРД можно вывести что: Взаимодействие органов дознания и предварительного следствия это основанная на законе, согласованная по целям, месту и времени, деятельность данных субъектов, осуществляемая в целях предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, а также розыска преступников. Там же приводятся формы взаимодействия вышеуказанных органов. Это: 1. Законность 2. Научность 3. Плановость 4. Общность интересов 5. Нормативность 6. Равенство прав субъектов. Основным нормативным актом, регулирующим процесс взаимодействия дознания и предварительного следствия ОВД является Приказ МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334 «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений». Данный иормативно-правовой акт хотя и не дает определения взаимодействия, но определяет его основополагающие принципы как то:

– соблюдение законности, конституционных прав и свобод граждан;

– комплексное использование сил и средств органов внутренних дел;

– персональная ответственность следователя, руководителей оперативных подразделений и начальников милиции общественной безопасности за проведение и результаты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

– самостоятельность следователя в принятии решений, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством;

– самостоятельность сотрудников оперативных подразделений в выборе средств и методов оперативно-розыскной деятельности а рамках действующего законодательства;

– согласованность планирования следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

– непрерывность взаимодействия в организаторской деятельности, расследовании и раскрытии преступлений до принятия решения по уголовному делу.

Прежде всего обращает на себя внимание конкретность указанных принципов в отличии от приведенных ранее, что и не удивительно, поскольку непосредственно закон, как регулятор практической деятельности ОВД должен быть более конкретен нежели общетеоретические научные выкладки.[27] Кроме принципов закон определяет основные задачи взаимодействия:

– обеспечение неотложных следственных действий и оперативно– розыскных мероприятий при совершении преступлений;

– всестороннее и объективное расследование преступлений, своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, а также розыск скрывшихся преступников;

– осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям вне зависимости от форм собственности преступными действиями виновных лиц.[28]

Хотелось бы отметить что если две первые задачи решаются в настоящее время органами внутренних дел на достаточно высоком уровне, то третья задача, а конкретнее возмещение материального ущерба в современных условиях является почти недостижимой. Юридическая наука выделяет также формы такого взаимодействия:

1. Обмен информацией

2. Совместное планирование

3. Совместный анализ и оценка оперативной обстановки

4. Совместная учеба и разбор реализованных дел

5. Совместная работа на месте происшествия.

Данные формы выведенные наукой нашли свое отражение в нормативной базе деятельности ОВД практически без изменений, а в завершение общей характеристики взаимодействия дознания и предварительного расследования хотелось бы привести нормативно-правовую основу данного взаимодействия:

– Конституция Российской Федерации;

– уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации;

– законодательство в сфере оперативно-розыскной деятельности;

– международные договоры РФ по вопросам взаимодействия правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью;

– Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, ведомственные и межведомственные нормативные акты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3.2. Понятие, принципы и задачи взаимодействия следователя и органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

 
 
       Понятие «взаимодействие» многогранно и различные науки определяют его с различных сторон. Так, с точки  зрения  науки  философии  взаимодействие  - философская категория, отражающая  процессы  воздействия  объектов  друг  на друга, их взаимную обусловленность  и  порождение  одним  объектом  другого.
       Взаимодействие -  объективная  и  универсальная  форма  движения,  развития, определяет  существование  и  структурную  организацию  любой  материальной системы.
       Переходя  на  более  низкий  уровень  можно  рассматривать  конкретно взаимодействие органов внутренних дел так, как это делает наука ОРД:
       Взаимодействие   -   деятельность,   заключающаяся   в   наиболее
целесообразном  выборе  и  реализации  организационных  и  тактических  мер, направленных на создание оптимальных условий  для  решения  задач  борьбы  с преступностью путем осуществления упорядоченных и  взаимоувязанных  действий двух или более субъектов.
       Еще более конкретизируя понятие и оставаясь в рамках  науки  ОРД  можно вывести что: взаимодействие органов дознания  и  предварительного  следствия это  основанная  на  законе,  согласованная  по  целям,  месту  и  времени, деятельность  данных  субъектов,  осуществляемая  в  целях  предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, а также розыска преступников.
       Необходимость  тесного  сотрудничества  следователя  и  органа  дознания определяется тем, что общие задачи они решают разными методами.  Следователь это делает в процессуальной форме,  посредством  производства  следственных, процессуальных действий, а орган  дознания  -  главным  образом  посредством оперативно-розыскных мер. Характеризуя сущность  взаимодействия  следователя и органа дознания, С.В. Мурашов отмечал, что оно  ''предполагает  совместные усилия в раскрытии и расследовании преступлений путем  сочетания  методов  и средств,  присущих  этим  службам,  при  четком  разграничении  полномочий предварительного следствия и дознания''.  Взаимодействие следователя и органа  дознания  обусловлено  объективными предпосылками:
       -  общностью  стоящих  перед  ними  задач  по  борьбе  с  преступностью. Следователь и работники  органа  дознания  по  своему  служебному  положению обязаны предотвращать, пресекать и раскрывать преступления, направлять  свои силы в конечном счете, на ликвидацию преступности и порождающих  ее  причин;
       - взаимодействие же,  как  раз  и  призвано  обеспечить  наиболее  эффективное осуществление этих задач;
       - различием их полномочий. Действия следователя направлены на получение судебных доказательств, а органа дознания - главным образом на  установление источников доказательственных фактов, реализуемых  следователем  в  судебные доказательства посредством следственных действий. Последние (за  исключением осмотра места  происшествия)  производятся  следователем  после  возбуждения уголовного дела и до окончания его расследования; оперативно-розыскные  меры могут применяться до возбуждения уголовного дела, на протяжении  всего  хода расследования, а иногда и после окончания производства по делу.
       -  специфичностью  их  сил,  средств  и  методов  борьбы  с преступностью. Деятельность следователя  строго  регламентирована  уголовно- процессуальным  законом,  что  и  определяет  характер  применяемых  им  при взаимодействии средств  и  методов.  Работа  органа  дознания  слагается  из административно-правовой, процессуальной (в виде  производства  дознания)  и оперативно-розыскной деятельности. Последняя характерна только  для  него  и занимает  наибольший  удельный  вес  в  общем,  объеме  средств  и  методов, применяемых им при взаимодействии со следователем;
       -  самостоятельностью  следователя  и  органа  дознания,  вытекающей  из отсутствия  административной  подчиненности  их  друг  другу.  В  процессе взаимодействия они применяют по своему усмотрению те или  иные  присущие  им средства и методы. Взаимодействие не  может  строиться  на  соподчинении,  в основу его должна быть  положена  независимость  каждого  из  сотрудничающих органов;
       -повышением уровня работы по  предупреждению  и  раскрытию  преступлений.
       Правильно организованное взаимодействие помогает правоохранительным  органам повысить качество и эффективность своей работы,  позволяет  достичь  решения стоящих перед ними задач с минимальными затратами сил и средств.
       Тем не менее, тесная и  всесторонняя  взаимосвязь  служб,  осуществляющих правоохранительную  функцию,  общность  целей  и  задач  не  устраняет значительной дифференциации в правовом  регулировании  их  деятельности,  не исключает некоторых различий в зависимости от особенностей  каждого  органа, осуществляющего свои функции, предписанные законом. В  процессе  следователь и  орган  дознания  принимают  от  имени  государства  властные  решения, подтверждающие наличие у каждого из них  определенных  прав  и  обязанностей либо  их  отсутствие.  Принятые  ими  решения  в  отношении  физических  и юридических  лиц  обладают  властным  характером  и  подлежат  обязательному исполнению. Таким образом, реализуемым решениям  в  процессе  взаимодействия между органами дознания и следствия присущ метод властных предписаний.
       Взаимодействие является одной из функций управленческой деятельности, оно обеспечивает  разделение  труда  и  согласованность  действий,  позволяет экономить  силы,  средства,  время.  С  помощью  взаимодействия  реализуются задачи, которые невозможно решить разрозненными, разобщенными действиями.
       Управление взаимодействием в борьбе с преступностью предполагает  наличие определенного режима данного  взаимодействия;  поддержание  этого  режима  в заданном состоянии; постоянное его  совершенствование  в  целях  обеспечения все большей эффективности непосредственной правоохранительной деятельности.
       Все это позволяет сделать вывод, что одним из важнейших путей активизации и оптимизации взаимодействия в сфере уголовной  политики  является  как  раз система управления борьбой с преступностью.
       Одной из задач взаимодействия органов  дознания  и  следователя  является организация  как  объединение  людей.  Организация  позволяет  сформировать единую управленческую систему, определенное строение, схему,  место  и  роль каждой  стороны,  дает  возможность  отработать  приемы   и   способы взаимодействия. Организация  взаимодействия  включает  установление  прав  и обязанностей сторон, порядок отношений, расстановку сил и средств.
       Организация взаимодействия между  органами  дознания  и  следователем  не возможна без информационного обеспечения. Взаимодействуя, стороны  собирают, накапливают,  хранят,  анализируют  поступающую   информацию,   которая впоследствии реализуется через принятие  важных  управленческих  решений  по конкретным уголовным делам. Взаимодействуя между собой,  органы  дознания  и следователь  постоянно  отслеживают  обстановку,  стараются  предвидеть  ее изменения, определяют и  прогнозируют  динамику  роста  и  спада  преступных проявлений.
       Взаимодействие между  органами  дознания  и  следствия  невозможно  без надлежащего руководства. С помощью  руководства  уточняются  цели  и  задачи взаимодействия, конкретизируются приемы и методы, отрабатывается  тактика  и стратегия, повышается эффективность, достигается конечный результат.  Наряду с этим оказывается влияние на  поведение  конкретных  людей,  участвующих  в процессе взаимодействия. Важное значение в процессе  взаимодействия  органов дознания и следователя отводится контролю. Контроль  позволяет  своевременно выявлять  возможные  недостатки  и  упущения  в  процессе  взаимодействия, конкретизировать ранее принятое решение, оценивать промежуточный и  конечный результат деятельности.
       Касаясь вопроса о нормативной основе необходимо  отметить,  что  основным нормативным  актом,  регулирующим  процесс  взаимодействия  дознания  и предварительного следствия ОВД является Приказ МВД РФ от 20 июня 1996  г.  № 334 "Об утверждении Инструкции по организации  взаимодействия  подразделений и  служб  внутренних  дел  в  расследовании  и  раскрытии  преступлений"  (с изменениями от 13 февраля 1997 г.)
        Данный нормативно-правовой акт хотя и не дает определения взаимодействия, но определяет его основополагающие принципы такие как:
        - соблюдение законности, конституционных прав и свобод граждан;
       - комплексное использование сил и средств органов внутренних дел;
       - персональная  ответственность  следователя,  руководителей  оперативных подразделений и начальников милиции общественной безопасности за  проведение и результаты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
       - самостоятельность следователя в принятии  решений,  за  исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.
       - самостоятельность сотрудников оперативных подразделений  в  выборе средств и методов оперативно-розыскной деятельности  в  рамках  действующего законодательства;
       - согласованность планирования  следственных  действий  и  оперативно-розыскных мероприятий;
       - непрерывность  взаимодействия  в  организаторской   деятельности, расследовании  и  раскрытии  преступлений  до  принятия  решения  по  уголовному делу.
       Рассмотрим указанные принципы более подробно:
       1.  Принцип  соблюдения  законности,  конституционных  прав  граждан неразрывно связан  с  соответствием  закону  конкретных  действий  и  актов, неуклонным исполнением законов  всеми  участниками  общественных  отношений.
       Сказанное в полной  мере  относится  и  к  рассматриваемому  взаимодействию.
       Более того можно смело  утверждать,  что  лишь  при  осуществлении  принципа законности в полной мере  могут  быть  реализованы  требования  всех  других принципов этого  взаимодействия  применительно  к  нему  принцип  законности находит свое конкретное проявление:
       - в строгом соблюдении  следователем  и  работниками  органа  дознания уголовно-процессуального законодательства, ведомственных  нормативных  актов МВД РФ.
       - в предупреждении, пресечении и устранении иных нарушений  законности со стороны любого лица, о которых становится известно следователю и  органам дознания в процессе их взаимодействия.
       2.  Комплексное  использование  сил  и  средств,  которыми  располагают следователь  и  оперативные  работники,  предполагает,  во-первых,  что взаимодействие будет осуществляться  во  всех  формах  с  учетом  конкретных ситуаций;  во-вторых,  следственные  действия  и   оперативно-розыскные мероприятия должны составлять единый процесс установления  истины  по  делу.
       При  комплексном  подходе  к  использованию  сил  и  средств  в  процессе взаимодействия усилия следователя  и  оперативных  работников  по  раскрытию преступления являются звеньями одной цепи, порождающими и дополняющими  друг друга. На основе информации, полученной  в  результате  оперативно-розыскной деятельности, следователь возбуждает уголовное дело. Результаты  проведенных им следственных действий часто  требуют  осуществления  оперативно-розыскных мер, которые позволяют в свою очередь наметить и  провести  целеустремленные следственные действия по установлению и закреплению в деле доказательств.  И так до конца расследования.
       Кроме принципов закон определяет основные задачи взаимодействия:
       - обеспечение   неотложных   следственных   действий   и  оперативно-розыскных мероприятий при совершении преступлений;
       - всестороннее   и   объективное    расследование    преступлений,
своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц,  их совершивших, а также розыск скрывшихся преступников; 
       -  осуществление   мероприятий,   направленных   на   возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям вне  зависимости от форм собственности преступными действиями виновных лиц.
       Необходимо отметить, что если две первые задачи  решаются  в  настоящее время органами внутренних  дел  на  достаточно  высоком  уровне,  то  третья задача, а конкретнее возмещение материального ущерба в современных  условиях является почти недостижимой.
       В завершение  общей  характеристики  взаимодействия  дознания  и
предварительного  расследования  хотелось  бы  привести  нормативно-правовую основу данного взаимодействия:
       - Конституция Российской Федерации;  
       - уголовное и  уголовно-процессуальное   законодательство   Российской Федерации;
       - ФЗ  ,, Об оперативно-розыскной деятельности,,;
       -  международные   договоры   Российской   Федерации   по   вопросам взаимодействия правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью;
       -  Инструкция   по  организации  взаимодействия  подразделений  и  служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений;
       -  Временная  инструкция  об  особенностях  взаимодействия  органов предварительного  следствия  и  оперативных  подразделений  криминальной милиции.[29]
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3.3. Возможность формирования доказательств на основе результатов оперативно-розыскной деятельности.

 

 Методологической  основой  использования  результатов оперативно-

розыскной деятельности в  доказывании  по  уголовным  делам  должны  служить положения теории познания, связанные с  такими  категориями  как  собирание, проверка и оценка  информации,  входящей  в  уголовный  процесс  в  качестве доказательств.
       Результаты проведенных оперативно-розыскных  мероприятий  отражаются в оперативно-служебных документах, что регламентируется ч4 ст. 12 Закона  об оперативно-розыскной деятельности. Отдельные из них  на  практике  именуются протоколами оперативно-розыскных мероприятий. Естественно,  что  юридическая природа  этих  документов  отличается  от  такого  самостоятельного  вида доказательств как протоколы следственных  и  судебных  действий,  о  которых говорится в ч.2 ст.74 и ст.83 УПК РФ.
       Существенное отличие протоколов оперативно-розыскных мероприятий  от протоколов следственных и судебных действий заключается в том, что в  основе последних  лежат  результаты  непосредственного  восприятия  участниками уголовного процесса обстоятельств и фактов, имеющих значение для  уголовного дела,  в  условиях   соответствующего   следственного   или   судебного действия.
        Именно  эти  результаты  образуют  содержание  данного  вида
доказательств в уголовном процессе. Результаты непосредственного  восприятия обстоятельств  и  фактов,  которые  могут  иметь  значение  для  разрешения уголовного  дела,  тоже  образуют  основу  протоколов  оперативно-розыскных мероприятий.  Но  это  непосредственное  восприятие  осуществляется  не участниками уголовного процесса и  не  при  производстве  следственного  или судебного  действия,  а  в  ходе  оперативно-розыскного  мероприятия.  Есть различие и в субъектах составления тех и других протоколов.
        Основное назначение уголовно-процессуальной деятельности  состоит   отнюдь не в проверке результатов оперативно-розыскной деятельности.  В  ходе  осмотра видеопленки, принятии решения о ее  приобщении  к  делу  в  качестве вещественного  доказательства  формируется  (собирается  и  в  определенной степени проверяется) вещественное доказательство. Цель проверки  результатов оперативно-розыскной деятельности при этом не является ведущей. И  только  в связи с формированием именно в ходе уголовно - процессуальной (но  никак  не оперативно-розыскной)  деятельности  вещественного  доказательства  можно говорить о его проверке в соответствии с уголовно-процессуальным законом.  И не  только  проверке,  но  и  оценке.  Вещественным  доказательством,  таким образом,  становятся  не  результаты  оперативно-розыскной  деятельности,  а результаты, полученные при производстве следственных  и  судебных  действий.
       Они подлежат проверке  и  оценке  в  уголовном  процессе,  используются  для промежуточных и конечных выводов в доказывании по уголовным делам.
        Для  признания  предмета  вещественным  доказательством  необходимо установить его связь с  преступлением,  то  есть  относимость  к  уголовному делу.  Если  это  невозможно  сделать  без  допроса  оперативного  работника (обнаружившего  предмет  в  ходе   производства   оперативно-розыскного мероприятия)  или  допроса  лица,  оказывавшего  содействие   органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (когда  это  лицо  получило данный предмет в результате участия  в  оперативно-розыскных  мероприятиях), то  их  допрос  необходим.  Относимость  вещественного  доказательства, положенного  в  основу  обвинения,  должна  быть  в  процессе  доказывания установлена с достоверностью. В этом  смысле  оно  ничем  не  отличается  от других видов доказательств в уголовном процессе.
       Отсутствие в уголовном  деле  сведений  о  происхождении  предмета, признанного  вещественным  доказательством,  прерывает  цепь  причинно-следственных  связей,  совокупность  которых  только  и  позволяет  сделать достоверный вывод об относимости данного доказательства, и,  как  следствие, всегда порождает неустранимые сомнения в  связи  предмета  с  преступлением.
       Более того, в ряде случаев это может создать почву  для  подозрений  в том, что сформированные таким образом доказательства сфальсифицированы.
        Проверка доказательства (его  анализ  и  синтез,  сопоставление  с
другими  доказательствами,  собирание  новых  доказательств,  связанных  с
проверяемым через отображаемые факты) предполагает оперирование  в  процессе доказывания именно проверяемым доказательством. Вне проверки  доказательства невозможно  установить  его  достоверность.  В  этом  смысле  вещественные доказательства ни чем не отличаются от других видов доказательств.
       Требование  приобщать  указанные  результаты  оперативно-розыскной деятельности в качестве вещественных доказательств к уголовному делу,  после того как будет установлена  достоверность  содержащейся  в  них  информации, ошибочно потому, что оно не учитывает  особенностей  уголовно-процессуальной природы данного вида доказательств и, в  частности,  роли  постановления,  в форме  которого  принимается  решение  о  признании  предмета  вещественным доказательством и его приобщении к уголовному делу (ч. 1  ст.  81  УПК  РФ).
       Содержание вещественных  доказательств  образуют  те  свойства  и  состояния предметов, связанные с обстоятельствами  предмета  доказывания  и  побочными фактами, которые неотделимы от них и доступны  непосредственному  восприятию органов чувств человека  в  условиях  осмотра.  Утрата,  изменение  этих свойств и состояний или утрата самого  предмета,  являющихся  их  носителем, ведет  к  невозможности  установления  их  связи  с  преступлением,  а, следовательно,  и  утрате  вещественного  доказательства.  На  сохранение  в неизменном  виде  указанных  свойств  и  состояний  и  направлено  вынесение постановления о признании  предметов  вещественными  доказательствами  и  их приобщении  к  уголовному  делу.  Данным  постановлением  создается  особый правовой режим для обращения с ними в уголовном процессе.  По  этой  причине приобщать  материалы,  в  качестве  вещественных  доказательств  необходимо сразу же после того как будет установлена их относимость (вероятная связь  с преступлением), до решения вопроса о достоверности.  В  противном  случае  в  силу изменения или утраты указанных  выше  свойств  и  состояний  (предмета) проверять, оценивать и использовать в  качестве  вещественных  доказательств может оказаться просто нечего.
     Заключение эксперта как самостоятельный  вид  доказательств  нельзя
подменять результатами исследований предметов  и  документов,  проводимых  в ходе оперативно-розыскных мероприятий (п. 5 ч. 1 ст. 6 закона об оперативно-розыскной  деятельности).  Несмотря  на  то,  что  их  содержание  образуют выводные знания специалистов, правовая  природа  данных  действий  различна, как  и  их  результаты.  Оперативно-розыскные  мероприятия,  связанные  с исследованием предметов  и  документов,  проводятся  за  рамками  уголовного процесса,  вне  предусмотренных  уголовно-процессуальным  законом  форм.  В производстве данных оперативно-розыскных мероприятий  не  принимает  участия обвиняемый. Он не может повлиять на  круг  и  содержание  вопросов,  которые устанавливаются путем производства  таких  исследований.  Результаты  данных исследований не являются доказательствами в уголовно-процессуальном смысле.
      Результаты оперативно-розыскной деятельности,  полученные  в  ходе
производства  оперативно-розыскных  мероприятий,  связанных  с  проверочными закупками,  наблюдением,  обследованием  помещений,  зданий,  сооружений, участков местности и транспортных средств, контролем  почтовых  отправлений, телеграфных  и  иных  сообщений,  прослушиванием  телефонных  переговоров, контролируемым поставкам, оперативным экспериментом (пп. 4, 6, 8-10, 13,  14 закона об оперативно-розыскной деятельности) могут  быть  использованы  и  в тактических целях - для повышения эффективности  подготовки  и  производства следственных действий, направленных на  формирование  в  уголовном  процессе такого вида доказательств как протоколы  следственных  и  судебных  действий (ст. 83 УПК РФ). Указанные результаты могут быть учтены при выборе  наиболее оптимальной методики расследования уголовных дел.
     Протоколы оперативно-розыскных мероприятий  нельзя  использовать  в доказывании  и  в  качестве  такого  самостоятельного  вида  доказательств,
предусмотренного  ст.  74,  84  УПК  РФ,  как  иные  документы.  Результаты
оперативно-розыскных мероприятий  могут  войти  в  уголовный  процесс  через данный  вид  доказательств,  но  лишь  при  соблюдении  свойственного  ему процессуального режима получения и использования.
      Прав  Н.П.  Кузнецов,  когда  утверждает,  что  акты,  справки, составленные  в  ходе  оперативно-розыскных  мероприятий,  не  являются
доказательствами, поскольку порядок их производства не содержит  необходимых гарантий достоверности получаемой информации.
       Оперативно-служебные  документы,  составленные  по  результатам
наблюдения  за  действиями  лиц,  замышляющих  совершение  преступления, контрольных закупок, отбора образцов, применения фотосъемки,  видеозаписи  и т.п. могут быть использованы для формирования в  уголовном  процессе  такого вида доказательств как протоколы следственных и  судебных  действий,  однако иными документами их признавать нельзя.
       Иной  документ,  исходящий  от  органа,  осуществляющего  оперативно-розыскную деятельность, хотя  и  должен  быть  связан  с  преступлением, но только текстом, содержащим сведения об обстоятельствах предмета  доказывания и побочных фактах. Он не  порождается  преступлением.  Как  уже  отмечалось, документ создается в процессе закономерной деятельности  данного  органа,  и его содержание,  и  это  необходимо  подчеркнуть  особо,  всегда  составляют сведения  о  фактах,  имеющих  правовое  значение.  Одним  их  обязательных признаков  документа  является  его  предназначенность  фиксировать  или удостоверять факты  в  пределах  той  компетенции,  которой  обладает  автор
документа.  Поэтому  содержание  документа  не  может  выходить  за  пределы компетенции  должностного  лица,  его  подписавшего.  Документ  должен  быть исполнен буквенным .текстом и составлен по установленной форме.
       Сама возможность  использования  результатов  оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам еще не означает, что  в  любом случае они могут войти в уголовный процесс  через  такой  вид  доказательств как иные документы.  Так,  сведения  о  фактах  и  обстоятельствах,  имеющих значение для уголовного дела,  воспринятых  в  ходе  проведения  оперативно-розыскного мероприятия гражданином, привлеченным на конфиденциальной  основе к  оказанию  содействия  органам,  осуществляющим  оперативно-розыскную деятельность,  не  могут  войти  в  уголовный  процесс  в  виде  документа, исходящего от данных органов. При необходимости  они  должны  быть  получены только  посредством  допроса  этого  гражданина  в  качестве  свидетеля  в соответствии с правовым режимом, предназначенным для формирования  показаний свидетеля.
       В  качестве  основы  для  формирования  в  уголовном  процессе свидетельских показаний могут быть  использованы  и  результаты  оперативно-розыскной  деятельности,  полученные,  например,  в  ходе  осуществления оперативно-розыскного  мероприятия  по  конспиративному  наблюдению  за обнаруженным помещением, приспособленным организованной  преступной  группой для  хранения  предметов  и  ценностей,  полученных  преступным  путем.
       Оперативный работник,  визуально  воспринявший  в  рамках  данного  действия факты доставки в помещение предметов и  ценностей,  в  случае  необходимости может  быть  допрошен  по  соответствующему  уголовному  делу  в  качестве свидетеля.  Содержание  его  показаний  составят  сведения  о  фактах  и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, воспринятых им  лично в  условиях  указанного  оперативно-розыскного  мероприятия:  о  лицах, посещавших помещение, о времени посещения, о предметах,  которые  они  имели при себе, другие сведения.
       К  предмету  допроса  могут  относиться  и  другие  обстоятельства,
связанные  с  производством  оперативно-розыскного  мероприятия,  если  они необходимы  для  правильного  формирования,  проверки  и  оценки  получаемых показаний. Так, в ходе допроса у свидетеля обязательно должны быть  выяснены технические данные оптических приборов (условия и  порядок  их  применения), использованных при конспиративном наблюдении в целях установления  фактов  и  обстоятельств, о которых он сообщил на допросе.
       В  рассмотренных  двух  случаях  допроса  в  качестве  свидетелей
субъектов оперативно-розыскной деятельности на практике  возникают  вопросы, связанные с правомерностью выяснения  у  них  сведений,  связанных  с  такой существенной стороной данного вида деятельности как конспиративность.
       Закон об ОРД  устанавливает,  что  сведения  об  использованных  при проведении  негласных  оперативно-розыскных  мероприятий  силах,  средствах, источниках,  методах,  о  планах  и  результатах  оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных  в  организованные  преступные  группы,  о штатных негласных сотрудниках органов,  осуществляющих  оперативно-розыскную деятельность, и о  лицах,  оказывающих  им  содействие  на  конфиденциальной основе, а также сведения об организации  и  тактике  проведения  оперативно-розыскных  мероприятий  составляют  государственную  тайну  и  подлежат рассекречиванию  только  на  основании  постановления  руководителя  органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч. 1  ст.  12).  Согласно ч.  2  этой  статьи  предание  гласности  сведений  о  лицах,  внедренных  в организованные преступные группы, о штатных негласных  сотрудниках  органов, осуществляющих  оперативно-розыскную  деятельность,  а  также  о  лицах, оказывающих  или  оказывавших  им  содействие  на  конфиденциальной  основе, допускается  лишь  с  их  согласия  в  письменной  форме  и  в  случаях, предусмотренных Федеральным законом. Сведения, перечисленные в ч. 2 ст.  12, могут быть представлены прокурору и без  согласия  указанных  в  ней  лиц  в случаях, требующих их привлечения к  уголовной  ответственности  (ч.  3  ст.21).
       На практике  к  допросу  свидетелей  из  числа  лиц,  осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, содействующих  ее  проведению,  прибегают лишь в случаях крайней необходимости, когда исчерпаны  традиционные  способы доказывания.  Такое  ограничение   обычно   объясняется   соображениями конспирации.  Однако  с  позиции  такого  подхода  невозможно  объяснить существующую тенденцию к отказу от допроса в качестве  свидетелей  лиц  этой категории даже и в тех случаях,  когда  их  допрос  не  сопряжен  с  угрозой предания гласности факта их  участия  в  оперативно-розыскной  деятельности.
       Вскрыть  причины  данной  тенденции  невозможно  без  учета  ее  уголовно-процессуального аспекта.
       При допросе указанных лиц и в дальнейшем при проверке и оценке их  показаний органы расследования и суд лишены возможности учесть  все  факторы,  могущие сказаться на доброкачественности исходящих от них  доказательств,  поскольку подлинные  обстоятельства,  в  связи  с  которыми  они  стали  носителями доказательственной  информации,  им  по  существу  остаются  недоступными.
       Восприятие данной группой свидетелей имеющих значение  для  уголовного  дела фактов и обстоятельств всегда  связано  с  их  конкретной  деятельностью  по решению  оперативных  задач.  Это  порождает   у   них   определенную заинтересованность в ее результатах, вырабатывает их  собственное  отношение к своей деятельности, ее результатам и  деятельности  лиц,  по  отношению  к которым  осуществляются  оперативно-розыскные  мероприятия.  Все  это  в дальнейшем может сказаться на содержании их  показаний.  Поэтому  без  учета конкретного характера и содержания  этой  деятельности  и  обусловленной  ею заинтересованности этих лиц, органы расследования и суд не смогут  правильно проверить и оценить их показания, что грозит ошибками в установлении  истины по уголовным делам. Поэтому ограничение случаев допроса свидетелей из  числа лиц указанной категории объясняется трудностями, связанными  с  проверкой  и оценкой  даваемых  ими  показаний,  последовательное  проведение  которых  в уголовном процессе может привести к раскрытию  форм  и  методов  оперативно-розыскной деятельности, ее сил и средств.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

Оперативно-розыскная деятельность соприкасается с уголовным процессом лишь той своей частью, которая призвана оказывать помощь и содействие органам расследования и прокуратуре в раскрытии особо опасных преступлений и изобличении опасных преступников.

Оперативно-розыскная деятельность, находясь за пределами уголовного судопроизводства, является самостоятельным видом государственной деятельности.

Оперативно-розыскная деятельность может предшествовать возбуждению уголовного дела и играть важную роль в обнаружении признаков  преступления и в подготовке условий для успешного раскрытия и расследования преступлений. Она может проводится параллельно с уголовно-процессуальными, следственными действиями, оказывая помощь и содействие в успешном проведении последних.

Методологической основой использования результатов оперативно – розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам должны служить положения теории познания, связанные  с такими категориями как добывание и собирание, проверка и оценка оперативной информации, входящей в уголовный процесс в качестве доказательств.

В доказывании по уголовным делам оперативно-розыскным формам получения информации в процессе оперативно-розыскной деятельности должна соответствовать необходимая уголовно-процессуальная  форма  их  использования, и это  должно  получить законодательное закрепление.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные в ходе производства таких оперативно-розыскных мероприятий как проверочная закупка, наблюдение, обследование помещений, зданий, сооружений,  участков местности  и транспортных  средств,  контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщении, прослушивание телефонных и иных переговоров, контролируемая поставка, оперативный эксперимент (п.п. 4, 6, 8-10,  13,  14 Закона об ОРД) с применением необходимых технических средств и нашедшие отражение в оперативно-служебных документах,  могут быть  использованы  для формирования вещественных доказательств, но при этом они должны войти  в  уголовный  процесс  в  соответствии  с  правовым  режимом, предназначенным для собирания данного вида доказательств.

В доказывании по уголовным делам оперативно-розыскным формам получения информации в процессе оперативно-розыскной деятельности должна соответствовать необходимая уголовно-процессуальная  форма  их  использования, и это  должно  получить законодательное закрепление. 

Протоколы оперативно-розыскных мероприятий нельзя использовать в доказывании и в качестве такого самостоятельного вида доказательств, пре­дусмотренного ст. 74, 84 УПК РФ, как иные документы. Результаты оперативно-розыскных мероприятий могут войти в уголовный процесс че­рез данный вид доказательств, но лишь при соблюдении свойственного ему процессуального режима получения и использования.

В качестве основы для формирования в уголовном процессе свидетель­ских показаний могут быть использованы и результаты оперативно-розыск­ной деятельности, полученные, например, в ходе осуществления оперативно-розыскного мероприятия по конспиративному наблюдению за обна­руженным помещением, приспособленным организованной преступной группой для хранения предметов и ценностей, полученных преступным пу­тем. Оперативный работник, визуально воспринявший в рамках данного действия факты доставки в помещение предметов и ценностей, в случае не­обходимости может быть допрошен по соответствующему уголовному делу в качестве свидетеля. Содержание его показаний составят сведения о фак­тах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, восприня­тых им лично в условиях указанного оперативно-розыскного мероприятия: о лицах, посещавших помещение, о времени посещения, о предметах, кото­рые они имели при себе, другие сведения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиография 

 

1.   Уголовно-процессуальный Кодекс РФ. – М.: «Экзамен», 2002.  – 416 с.

2.   Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144-ФЗ от 05.07.1995 (12.08.1995).

3.   Инструкция "О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд": Утв. Приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. №175/226/336/201/410/56

4.   Ст. 118 УПК РСФСР

5.   Приказ ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и СВР РФ «Об утверждении Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» от 13 мая 1998 г. №175\226\336\201\286\410\56.

6.   Определение Конституционного Суда РФ «По жалобе граждан  М.Б. Никольской и М.И. Сапронова на нарушения их конституционных прав отдельными положениями ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 4 февраля 1999 г.

7.   Ильиных В.Л. Указ. Соч.-С. 6-7

8.   Азаров В.А. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства дости­жения цели раскрытия преступлений // Государство и право. 2002. №10. С.47.

9.   Бедняков Д.И. Не процессуальная информация и расследование преступлений. - М : Юрид. лит., 2004г.

10. Безлепкии Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское госу­дарство и право, 2003. №8. С. 100-101.

11. Баев М.О., Баев О.Я. УПК РФ 2001г.: достижения, лакуны, коллизии; возможные пути заполнения и разрешение последних: Учебное пособие. Воронеж, 2002. С.4.

12. Белоносов В.О., Громов Н.А. О соотношении задач и назначения уголовного судопроизводства // Право и политика. 2005. № 10. С. 98-100.

13. Выростайкин В. Востонавить право потерпевшего на надзорную жалобу//Российская юстиция. 2002. №7. С. 50.

14. Государство и право. 2002. №9. С. 101.

15. Гончаров Д. Единство задач уголовного и уголовно-процессуального законодательства//Уголовное право. 2005. №1. С.124

16. Громов НА., Пономаренков В.А., Гущин А.Н., Францифоров Ю.В. Доказательства, доказывание и использование результатов оперативно-розыскной деятельности: Учеб. пособие. М., 2001

17. Доля Е.А.   Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности –М. Изд-во СПАРК, 2000

18. Дербенев А.П. Взаимодействие следователя  и  органа  дознания  . -М.: МФЮЗО при Академии МВД – 2004.

19. Зайковский  В.Н. Использование результатов ОРД в ходе доказывания по уголовному делу. // дисс. Канд. юр. наук. /.  – С.-Пб., 2005г

20. Зникин В.К.Использование оперативно – розыскной информации в уголовно – процессуальном доказывании: Дисс. Канд. Юрид. Наук./.  –Томск, 2001г.

21. Зажицкий В.И. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен //Государство и право. – 2003 – 12 – С. 52-53

 

22.   Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и
доказывание. - Воронеж: Воронежский ун-т, 2003

23. Соловьев  А. Б. Доказывание по Уголовно-процессуальному кодексу РФ. М. 2003г

24. Куцева Э.Ф. Уголовный процесс России : истина и состязательность.// Законодательство. 2002.№9.С.72.

25. Кулагин Н.И. Взаимодействие органов расследования с учреждениями массовой информации : учеб. пособие / Н.И. Кулагин, В.Н. Ростов. – Волгоград: Волгоград. Акад. МВД России, 2004. – С. 12.

26. Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решения о недопустимости доказательств// Рос. юстиция. 2003. №11. С.З6

27. Михайловская И.Б. Права личности – новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.// Российская юстиция. 2002 №7. С. 2.

28. Михайловская И.Б. Социальное назначение уголовной юстиции и цель уголовного процессу.// Государство и право. 2005. №5. С. 114.

29. Мизулина Е.Б. Комментарий к ст. 6 УПК РФ.// в кн.: Комментарий к УПК РФ./отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. С. 83.

30. Научно практическая конференция «Правовая и криминологическая оценка нового УПК РФ».// Государство и право 2002. №9. С. 91.

31. Химичева Г.П., Химичева О.В. УПК РФ о назначении уголовного судопроизводства. // Закон и право. 2002. №10. С. 36.

32. Хомколов В.П. Организация управления оперативно-розыскной деятельностью // Закон и право. М., 2004

33. Шейфер С.А. Следственные действия как способ формирования доказательств // Сб. Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 2005. с.24

 

 

 



[1] Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок.5700 слов/ под ред. Чл. – корр. Ан СССР Н.Ю. Шведовой – 17 издание; стереотип. М; 1985. С. 324.

[2] Михайловская И.Б. Права личности – новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.// Российская юстиция. 2002 №7. С. 2.

[3] Михайловская И.Б. Социальное назначение уголовной юстиции и цель уголовного процессу.// Государство и право. 2005. №5. С. 114.

[4] Химичева Г.П., Химичева О.В. УПК РФ о назначении уголовного судопроизводства. // Закон и право. 2002. №10. С. 36.

[5] Баев М.О., Баев О.Я. УПК РФ 2001г.: достижения, лакуны, коллизии; возможные пути заполнения и разрешение последних: Учебное пособие. Воронеж, 2002. С.4.

[6] Мизулина Е.Б. Комментарий к ст. 6 УПК РФ.// в кн.: Комментарий к УПК РФ./отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. С. 83.

[7] Выростайкин В. Востонавить право потерпевшего на надзорную жалобу//Российская юстиция. 2002. №7. С. 50.

[8] Гончаров Д. Единство задач уголовного и уголовно-процессуального законодательства//Уголовное право. 2005. №1. С.124.

[9] Научно практическая конференция «Правовая и криминологическая оценка нового УПК РФ».// Государство и право 2002. №9. С. 91.

[10] Государство и право. 2002. №9. С. 101.

[11] Куцева Э.Ф. Уголовный процесс России : истина и состязательность.// Законодательство. 2002.№9.С.72.

[12] Белоносов В.О., Громов Н.А. О соотношении задач и назначения уголовного судопроизводства // Право и политика. 2005. № 10. С. 98-100.

[13] Мизулина Е.Б. Часть 1. Общие положения.  Общий комментарий.// В кн.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. / отв. Ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. С. 65.

[14] Ст. 118 УПК РСФСР

[15] Ильиных В.Л. Указ. Соч.-С. 6-7

[16] Зажицкий В.И. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен //Государство и право. – 2003 – 12 – С. 52-53

[17] Ильиных В.Л. Указ. Соч. С.6

[18] Зажицкий В.И. Задачи оперативно-розыскной деятельности //Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» // Под ред. А.Ю. Шумилова. –М., 2000 – С 21-22.

[19] Зажицкий В.И. Указ. Соч. – С. 21-22; Ильиных В.Л. Указ. соч. – С. 5-7

[20]  Коврига З.В. Дознание в органах милиции. – Воронеж, 1999. – С. 11

[21] Коврига З.Ф. Указ.соч. -. 11.

[22] Уголовно-процессуальный Кодекс РФ. – М.: «Экзамен», 2002.  – 416 с.

[23] Приказ ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и СВР РФ «Об утверждении Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» от 13 мая 1998 г. №175\226\336\201\286\410\56.

[24] Определение Конституционного Суда РФ «По жалобе граждан  М.Б. Никольской и М.И. Сапронова на нарушения их конституционных прав отдельными положениями ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 4 февраля 1999 г.

[25] Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: Монография/ Под науч. ред. В.Т. Томина. –Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия, 2001. –С.122

[26] Советский энциклопедический словарь. Издание 2. – М., 1983.

[27] Кулагин Н.И. Взаимодействие органов расследования с учреждениями массовой информации : учеб. пособие / Н.И. Кулагин, В.Н. Ростов. – Волгоград: Волгоград. Акад. МВД России, 2004. – С. 12.

[28] Кругликов А.П. Взаимодействие следователей и органов дознания по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года // Российский следователь. – № 1. – 2005. – С. 54.

[29] Дербенев А.П. Взаимодействие следователя  и  органа  дознания  . -М.: МФЮЗО при Академии МВД – 2004.


Теги: Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности  Диплом  Правоохранительные органы
Просмотров: 43526
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности
Назад