Общие положения реализации жилищных прав несовершеннолетних

Содержание:

Введение........................................................................................................... 3

Глава 1. Общие положения реализации жилищных прав

несовершеннолетних....................................................................................... 5

1.1 Несовершеннолетние как особые субъекты жилищных

правоотношений.............................................................................................. 5

1.2 Особенности правового положения несовершеннолетнего как собственника жилого помещения..................................................................................................... 11

1.3 Особенности правового положения несовершеннолетнего

как члена семьи (бывшего члена семьи) собственника жилого помещения 24

Глава 2. Особенности реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей..................................................................................... 42

2.1 Обеспечение жилыми помещениями детей, оставшихся без попечения родителей 42

2.2 Защита жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей........................................................................................................................ 55

Глава 3. Проблемы и перспективы реализации жилищных прав

детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей........................ 64

3.1 Судебная практика по вопросам обеспечения жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей............................................................................... 64

3.2 Проблемы реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей..................................................................................... 76

Заключение.................................................................................................... 83

Список используемых источников............................................................... 87

Приложения................................................................................................... 95

 

 


Введение

Тема дипломной работы: «Реализация жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: проблемы теории и практики».

Актуальность темы исследования определена тем, что в настоящее время наблюдается одна весьма тревожная тенденция, связанная с недостаточным вниманием государства к сегодняшним проблемам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. На фоне существующей сейчас в стране социальной обстановки, усугубившейся мировым финансовым кризисом, следует рассматривать вопросы прав детей-сирот и их защиты в современном российском обществе.

Согласно Конституции РФ одной из основ конституционного строя России являются права и свободы человека и гражданина, что закреплено в статье 2 Конституции РФ, в соответствии с которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, и, в первую очередь, несовершеннолетних - обязанность государства.

Как указано в ч.2 ст.17 Конституции РФ, основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Следовательно, несовершеннолетние обладают всем комплексом прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных гл.2 Конституции РФ.

Обеспечение жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, устанавливается Конституцией и Федеральным законом от 21 декабря 1996 года № 159 ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Таким образом, особенно актуальным на сегодняшний день является анализ проблем реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, поиск механизмов разрешения таких проблем и направлений совершенствования действующего законодательства.

Целью данной дипломной работы является анализ нормативно-правовых актов, регулирующих жилищные права несовершеннолетних, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Для достижения поставленной цели предстоит решить ряд основополагающих задач, а именно:

- рассмотреть общие положения реализации жилищных прав несовершеннолетних;

- провести анализ особенности реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

- определить проблемы и перспективы реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Предметом исследования в дипломной работе являются нормы жилищного, гражданского и семейного законодательства, закрепляющие правовой статус несовершеннолетних, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; комплекс жилищных прав данных субъектов.

Объект исследования - общественные отношения, возникающие в связи с реализацией жилищных прав несовершеннолетних, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В работе использованы нормы гражданского, жилищного, семейного законодательства, акты Конституционного суда РФ, рассмотрена судебная практика по исследуемой теме.

Нормативной базой исследования являются нормы Конституции РФ, Семейного кодекса, Гражданского кодекса, Жилищного кодекса, Уголовного кодекса, а также федеральные законы и другие нормативные акты, регулирующие права и обязанности несовершеннолетних. Использованы также и международные акты.

Теоретической основой проделанной работы являются труды: И.А Зенина, И.М. Кузнецовой, В.В. Лазарева, В.И Матвиенко, П.И. Седугина, Ю.К. Толстого.

 


Глава 1. Общие положения реализации жилищных прав несовершеннолетних

1.1 Несовершеннолетние как особые субъекты жилищных правоотношений

Одним из важнейших в социальном аспекте прав несовершеннолетних является их право на жилище. Обеспечение прав несовершеннолетних на жилье и охрана этих прав является обязанностью государства. Данное право закреплено в статье 40 Конституции Российской Федерации[1], где сказано, что каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен жилища.

Несовершеннолетние являются одной из наиболее уязвимых социальных групп в жилищных правоотношениях. Жилищный кодекс Российской Федерации[2] (далее – ЖК РФ) не содержит положений о правоспособности и дееспособности несовершеннолетних в жилищных правоотношениях. В связи с тем, что большая часть норм в составе жилищного законодательства по отраслевой принадлежности являются гражданско-правовыми, то для раскрытия содержания понятий «правоспособность» и «дееспособность» обратимся к гражданско-правовым нормам.

В соответствии со статьей 17 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ): «Способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью».[3]

Однако разные возрастные группы несовершеннолетних имеют разный объем дееспособности, вследствие чего, в одних случаях недостающая дееспособность восполняется действиями законных представителей несовершеннолетних (родителей, усыновителей, опекунов), а в других случаях, для совершения той или иной сделки, несовершеннолетнему необходимо получить письменное согласие своих законных представителей.

ГК РФ устанавливает случаи, когда малолетние граждане в возрасте от шести до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать некоторые виды сделок (п. 2 ст. 28 ГК РФ). Все остальные сделки от имени несовершеннолетних могут совершать только их родители, усыновители или опекуны.

Имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине.

Пункт 2 ст. 26 определяет перечень сделок, которые несовершеннолетние от 14 до 18 лет могут совершать самостоятельно. Для совершения сделок, не попавших в этот перечень, необходимо получить письменное согласие законных представителей – родителей, усыновителей, попечителя. Если несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершает сделку, не получив такого согласия, то сделка признается действительной при её последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем.

Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими, если было получено письменное согласие законных представителей несовершеннолетнего на совершение таких сделок, либо если совершенная сделка в соответствии с ГК РФ могла быть заключена несовершеннолетним самостоятельно, без получения письменного согласия его законных представителей.

Таким образом, несовершеннолетние, в полной мере обладая гражданской правоспособностью, могут иметь имущество на праве собственности, совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах, иметь иные имущественные и личные неимущественные права (ст. 18 ГК РФ). Вместе с тем, неполный объем их дееспособности порождает особенности их участия в различных видах правоотношений, в т.ч. в жилищных. Прежде чем перейти к рассмотрению данных особенностей, определим содержание понятия «жилищные правоотношения».

В юридической литературе определению понятия «жилищные отношения» уделено достаточно внимания и в целом предлагаемые определения являются сходными. По мнению П.И. Седугина: «Жилищные отношения – это общее, родовое понятие, которым охватываются различные виды отношений, возникающих по поводу жилища: по пользованию жилыми помещениями, предоставлению жилых помещений нуждающимся в них, по управлению и эксплуатации жилищного фонда и др.».[4]

По мнению Ю.К. Толстого: «…понятие «жилищные отношения» является собирательным. На это следует обратить внимание, поскольку в обыденном сознании жилищные отношения ассоциируются с отношениями по использованию уже полученного или приобретенного жилья».[5]

В отличие от ученых, законодатель четко определяет предмет регулирования жилищного законодательства. В соответствии с ч. 1 ст. 4 ЖК РФ данная отрасль законодательства регулирует отношения по поводу:

- во-первых, возникновения, осуществления, изменения и прекращения права владения, пользования и распоряжения жилыми помещениями государственного и муниципального жилищных фондов; создания и деятельности жилищных и жилищно-строительных кооперативов, товариществ собственников жилья, прав и обязанностей их членов;

- во-вторых, пользования жилыми помещениями частного жилищного фонда; пользования общим имуществом собственников помещений;

- в-третьих, отнесения помещений к числу жилых и исключения их из жилищного фонда; учета жилищного фонда; содержания и ремонта жилищного фонда; перепланировки и переустройства жилых помещений; управления многоквартирными домами; предоставления коммунальных услуг; внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги; контроля за использованием и сохранностью жилищного фонда, соответствием жилых помещений установленным санитарным и техническим правилам и нормам; осуществления государственного жилищного надзора и муниципального жилищного контроля.

Следует обратить внимание на то, что правовая природа рассматриваемых отношений весьма различна.

Первая группа отношений относится к гражданско-правовым отношениям, поскольку и возникновение, и прекращение права пользования жилым помещением осуществляются на основании гражданско-правового договора (купли-продажи, мены, дарения, договора найма жилого помещения и т.д.) и соответственно регулируются гражданским законодательством, преимущественно ГК РФ.

Вторая группа частично относится к гражданско-правовым отношениям (срок, целевое назначение), а частично - к административным правоотношениям.

Третья группа отношений - организационные и управленческие, они во многом выполняют вспомогательную, служебную роль по отношению к первым двум группам[6].

В результате урегулирования нормами жилищного права общественных отношений они приобретают правовую форму и становятся правоотношениями.

Особенностями жилищного правоотношения является то, что:

1) объектом его всегда выступает только жилое помещение. В соответствии с ч. 2 ст. 15 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). ЖК различает следующие виды жилых помещений: 1) жилой дом; 2) часть жилого дома; 3) квартира; 4) часть квартиры; 5) комната;

2) оно носит длящийся характер;

3) по своему юридическому содержанию это правоотношение является, как правило, структурно сложным, поскольку каждый из субъектов имеет к другому право требования и одновременно несет обязанность совершения положительных действий в соответствии с правомочиями второго субъекта.

Правоотношения возникают, изменяются и прекращаются на основании различных жизненных обстоятельств и фактов, с которыми право связывает определенные юридические последствия. Эти обстоятельства и факты именуются юридическими фактами. Они классифицируются по различным критериям. В частности, это могут быть действия граждан и юридических лиц (например, заключение договора) и юридически значимые события (например, стихийные явления природы, смерть человека).

В ст.10 ЖК РФ перечислены основания возникновения жилищных правоотношений. Жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных ЖК РФ, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности.

В соответствии с этим жилищные права и обязанности возникают:

- из договоров и иных сделок, предусмотренных федеральным законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных федеральным законом, но не противоречащих ему;

- из актов государственных органов и актов органов местного самоуправления, которые предусмотрены жилищным законодательством в качестве основания возникновения жилищных прав и обязанностей;

- из судебных решений, установивших жилищные права и обязанности;

- в результате приобретения в собственность жилых помещений по основаниям, допускаемым федеральным законом;

- из членства в жилищных кооперативах и жилищно-строительных кооперативов;

- вследствие действий (бездействия) участников жилищных отношений или наступления событий, с которыми федеральный закон или иной нормативный правовой акт связывает возникновение жилищных прав и обязанностей.

Названные в указанной статье основания (юридические факты) возникновения жилищных прав и обязанностей находят закрепление в соответствующих главах и статьях ЖК РФ.

Таким образом, несовершеннолетние могут быть участниками различных правоотношений, возникающих по поводу жилого помещения. Однако, следует отметить, что несовершеннолетние являются одной из менее законодательно защищенных категорий участников таких правоотношений. Наиболее важные и актуальные проблемы реализации ими своих прав будут рассмотрены в последующих параграфах настоящей работы.

 


1.2 Особенности правового положения несовершеннолетнего как собственника жилого помещения

Логическое толкование Конституции РФ дает основания для вывода о том, что именно она создает основу для признания за несовершеннолетними права собственности, в том числе на жилые помещения. Статья 35 Конституции РФ признает право частной собственности как естественное неотчуждаемое право человека, принадлежащее ему с рождения. При этом следует иметь в виду не только взрослого человека, но и несовершеннолетнего. Об этом Конституция РФ прямо не говорит, но этого и не требуется, поскольку это подразумевается.

Косвенное подтверждение вывода о признании за несовершеннолетним права частной собственности мы получаем исходя из смысла ст. 60 Конституции, в которой сказано, что права и свободы осуществляются в полном объеме по достижении 18 лет. Это означает, что до достижения этого возраста права и свободы также можно осуществлять, хотя и не в полном объеме. Таким образом, можно утверждать, что право собственности несовершеннолетних на различные объекты, в том числе на жилые помещения, имеет прочную конституционную основу.

Несовершеннолетние могут быть как единоличными собственниками жилых помещений, так и быть субъектами общей долевой собственности.

Право собственности на жилое помещение у несовершеннолетнего может возникнуть путем приобретения в порядке наследования; на основании договоров дарения, купли-продажи, мены; посредством участия в жилищных и жилищно-строительных кооперативах.

Наиболее распространенным способом приобретения права собственности на жилое помещение является участие в приватизации. Процесс приватизации жилых помещений регламентируется федеральным законом «О приватизации жилищного фонда в РФ» № 1541-1 от 04.07.1991 г. (далее Закон о приватизации).[7]

К сожалению, первоначальная редакция Закона о приватизации предусматривала, что для приватизации жилого помещения необходимо было получить согласие только совершеннолетних членов семьи, совместно проживающих с нанимателем.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24.08.1993 г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»[8] разъяснил, что, поскольку несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, согласно ст. 53 Жилищного кодекса РСФСР[9], имеют равные права, вытекающие из договора найма, они в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями могут стать участниками общей собственности на это помещение.

В соответствии со ст. 133 КоБС РСФСР[10] опекун не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать сделки, выходящие за пределы бытовых, в частности связанные с отказом от принадлежащих подопечному прав, а попечитель - давать согласие на совершение таких сделок.

Следовательно, отказ от участия в приватизации может быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями только при наличии разрешения указанных выше органов.

Впоследствии Федеральным законом от 11.08.1994 г. №26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»[11] в некоторые статьи Закона о приватизации были внесены существенные поправки, касающиеся правового положения несовершеннолетних при приватизации.

Новизна этих норм состояла в следующем:

- несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет дают согласие на приватизацию жилых помещений наравне с совершеннолетними членами семьи;

- жилое помещение может быть передано в порядке приватизации и несовершеннолетнему;

- предусмотрен порядок передачи жилья в собственность несовершеннолетних, если они одни проживают в жилом помещении;

- оформление договора передачи в собственность жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, производится безвозмездно (за счет средств собственников, осуществляющих передачу жилого помещения);

- в договор передачи жилого помещения в собственность граждан должны включаться несовершеннолетние;

- несовершеннолетние, ставшие собственниками занимаемого жилого помещения в порядке его приватизации, не утрачивают право на однократную бесплатную приватизацию после достижения ими совершеннолетия.

Данные положения создали гарантии в реализации права несовершеннолетних на участие в приватизации.

Положение о том, что жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних, необходимо увязывать с ч. 2 ст. 7 Закона о приватизации, где говорится: «…в договор передачи жилого помещения в собственность включаются несовершеннолетние…». Это правило носит императивный характер. Иными словами, при приватизации жилого помещения, как правило, должно учитываться право несовершеннолетних на получение своей доли в приватизируемой квартире, что должно быть документально зафиксировано при оформлении договора. Это предусмотрено в интересах детей с тем, чтобы в результате приватизации жилья и возможного в последующем его отчуждения не ущемлялись жилищные права несовершеннолетних.

Кто непосредственно должен представлять их интересы в этих случаях, указано в ст.26 и 28 ГК РФ, - это родители (усыновители), опекуны и попечители, а также органы опеки и попечительства. Однако родители или другие законные представители ребенка с согласия органа опеки и попечительства могут принять иное решение, не предусматривающее участие несовершеннолетнего в приватизации (получение своей доли), например, в случае наличия в собственности несовершеннолетнего другой квартиры.

В случае смерти родителей, а также в иных случаях утраты попечения родителей, если в жилом помещении остались проживать исключительно несовершеннолетние, органы опеки и попечительства, руководители учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, опекуны (попечители), приемные родители или иные законные представители несовершеннолетних в течение трех месяцев оформляют договор передачи жилого помещения в собственность детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

Несовершеннолетний собственник (сособственник) жилого помещения обладает правами и несет обязанности, предусмотренные законом. На основании п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Права и обязанности собственника жилого помещения раскрываются в ст. 30 ЖК РФ. В соответствии с ней собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования. Назначение жилого помещения определяется в ст. 17 ЖК РФ, согласно которой оно предназначено для проживания граждан.

Допускается использование жилого помещения для осуществления профессиональной или индивидуальной предпринимательской деятельности, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение.

Собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании, а также юридическому лицу на основании договора аренды или на ином законном основании.

Собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями[12], а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме[13].

Собственник жилого помещения несет бремя содержания данного помещения и, если данное помещение является квартирой, общего имущества собственников помещений в соответствующем многоквартирном доме, а собственник комнаты в коммунальной квартире несет также бремя содержания общего имущества собственников комнат в такой квартире, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором.

Следует отметить, что Конституционный Суд РФ в Постановлении от 13.03.2008 г. №5-П[14] разъяснил: как участники отношений общей долевой собственности несовершеннолетние дети обязаны нести бремя содержания принадлежащего им имущества, включая участие в уплате налогов в отношении этого имущества, что предполагает обязанность совершения от их имени необходимых юридических действий родителями, в том числе применительно к обязанности по уплате налогов.

Такого же подхода придерживается судебная практика, возлагая на родителей исполнение обязанности несовершеннолетних детей по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги на родителей, независимо от выполнения ими алиментных обязательств.[15]

Говоря о реализации несовершеннолетними правомочия распоряжения жилым помещением, следует отметить, что право на совершение сделок с данным объектом может быть реализовано несовершеннолетними не только с учетом объема их дееспособности, но и при наличии разрешения органов опеки и попечительства (ст. 37 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что органы опеки и попечительства самостоятельны в принятии вышеуказанных решений. Поэтому в случае получения отказа органов опеки и попечительства дать разрешение на сделку, обжаловать такое решение можно только в судебном порядке. 

Деятельность органов опеки и попечительства регулируется ГК РФ (ст.ст. 31-41), ФЗ «Об опеке и попечительстве» от 24.04.2008 №48-ФЗ[16]. Защита жилищных прав несовершеннолетних регламентируется письмом Министерства образования РФ от 20 февраля 1995 г. № 09-М "О защите жилищных прав несовершеннолетних"[17] и письмом Министерства образования РФ от 9 июня 1999 г. № 244/26-5 "О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних"[18].

Что касается нормативных актов, которыми руководствуются органы опеки и попечительства, защищая интересы несовершеннолетних, то здесь, прежде всего, следует назвать ст. 37 и ч. 4 ст. 292 ГК РФ, ст. 31 Жилищного кодекса РФ, а также ст. 60 Семейного кодекса РФ.[19]

Вышеназванные статьи вменяют в обязанность законным представителям несовершеннолетних во всех случаях совершения сделок с их имуществом получать предварительное разрешение органов опеки и попечительства.

Анализ законодательства позволяет выделить следующие случаи, в которых необходимо получение предварительного согласия органа опеки и попечительства на совершение сделки:

1) отчуждение жилых помещений, принадлежащих несовершеннолетнему;

2) сдача в наём, предоставление в безвозмездное пользование жилых помещений, принадлежащих несовершеннолетнему;

3) отказ от права преимущественной покупки доли в праве общей собственности на жилое помещение, сособственником которого является несовершеннолетний;

4) заключение законными представителями от имени малолетнего (или несовершеннолетним с согласия законных представителей) договора участия в долевом строительстве жилья;

5) выдел долей, раздел имущества, принадлежащего несовершеннолетнему;

6) совершение иных сделок, влекущих уменьшение имущества несовершеннолетних.

Разрешение органа опеки и попечительства должно предшествовать согласию законных представителей на совершение сделок несовершеннолетними[20]. Это прямо вытекает из п. 2 ст. 37 ГК РФ, где указывается, попечитель не вправе без предварительного согласия органа опеки и попечительства давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других действий, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Поэтому достаточно заявления несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет для совершения указанных сделок, и орган опеки и попечительства не имеет права требовать среди прочих документов заявления законных представителей[21].

Следует заметить, что на обязательность именно предварительного получения разрешения органа опеки и попечительства указано в законе в случаях совершения сделок при участии несовершеннолетних, являющихся собственниками имущества. Такого положения нет в законодательстве при отчуждении жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, не являющийся собственником этого жилого помещения, если при этом затрагиваются его права или законные интересы. В соответствии с п. 4 ст. 292 ГК РФ в данном случае требуется согласие органа опеки и попечительства. При этом не указывается, что такое согласие должно быть предварительным. Данная формулировка дает возможность неоднозначного толкования. Например, возможно ли совершение сделок без предварительного согласия органа опеки и попечительства, но с последующим одобрением по аналогии с абз. 2 п. 1 ст. 26 ГК РФ?

Полагаем, что такая аналогия недопустима, положения, предусмотренные в абз. 2 п. 1 ст. 26 ГК РФ, являются исключением из общего правила. В то же время в п. 4 ст. 292 ГК РФ, на наш взгляд, необходимо указание именно на предварительное разрешение органа опеки и попечительства, а не на согласие.

В связи с этим предлагается п. 4 ст. 292 ГК РФ изложить в следующей редакции:

«Отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства».

Порядок предоставления разрешения органа опеки и попечительства на совершение сделок несовершеннолетними не в полной мере урегулирован. На федеральном уровне отсутствуют четкие нормы, которые бы указывали, что именно может служить основанием для разрешения органа опеки и попечительства, нет четких критериев и правил, которые позволяли бы органам опеки и попечительства обосновывать свое решение относительно возможного нарушения прав несовершеннолетних при совершении сделок с недвижимым имуществом. Кроме того, Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» не предусматривает обязанности опекуна или попечителя прилагать к заявлению о выдаче предварительного разрешения на совершение сделки какие бы то ни было документы, как не закрепляет и права органа опеки и попечительства требовать такие документы.

Органы опеки и попечительства, проверяя законность сделки по отчуждению недвижимости, устанавливают, соответствует ли она интересам несовершеннолетнего и не ухудшаются ли условия проживания несовершеннолетнего, если он не является собственником отчуждаемого жилого помещения, или не уменьшается принадлежащее имущество в случае, если несовершеннолетний является собственником жилого помещения. Довольно часто органы опеки и попечительства оказываются в затруднительной ситуации, разрешая данный вопрос. 

Во избежание возникновения споров в будущем разрешение на совершение сделки должно соответствовать следующим требованиям: выражено ясно и недвусмысленно, в нем должно содержаться указание на то, какую именно сделку (купли-продажи, мены, залога и т. п.) и на каких условиях разрешается заключить. Но главный критерий в данном случае - подобные условия не должны, каким бы то ни было образом умалять имущественные права и ущемлять жилищные интересы несовершеннолетнего. Вместе с тем, представляется целесообразным на нормативном уровне разработать критерии выдачи органами опеки и попечительства разрешений на осуществление сделок с участием несовершеннолетних.

В связи с тем, что все права на недвижимое имущество и сделки с ним регистрируются в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, то непосредственно разрешение, выданное органом опеки и попечительства на совершение сделок, попадает к ним. Однако, регистрационная служба не контролирует выполнение условий, указанных в распоряжении органа опеки и попечительства. Однако в целях недопущения возможного нарушения, предусмотренного разрешением органа опеки и попечительства условия продажи жилого помещения (что может повлечь за собой признание сделки недействительной в судебном порядке), необходима дальнейшая проверка его фактического выполнения. С этой целью в тексте постановления (распоряжения) должно быть указано, что законные представители несовершеннолетнего (лица, осуществившие отчуждение жилого помещения, право на которое принадлежало несовершеннолетнему) в течение 1 месяца с даты государственной регистрации сделки и права собственности на отчужденное жилое помещение должны представить письменное доказательство выполнения вышеуказанного условия в орган опеки и попечительства. К подобным доказательствам относятся договор купли-продажи жилого помещения на имя несовершеннолетнего, копия свидетельства о государственной регистрации его права на жилое помещение, выписка из домовой книги, справка с отметкой о постановке несовершеннолетнего на регистрационный учет в другом жилом помещении; документ, подтверждающий перечисление средств, вырученных от продажи жилого помещения, на расчетный счет несовершеннолетнего. Данная стадия проверки является заключительной в защите прав несовершеннолетнего при совершении сделок с недвижимым имуществом. Не стоит забывать, что взрослые люди, совершая сделки по отчуждению недвижимости, осознают значение своих действий и могут отвечать за свои поступки, за детей же все решают их законные представители, и зачастую их решения приводят к печальным последствиям. На сегодняшний день в условиях развитой рыночной экономики просто необходимо существование защиты прав несовершеннолетних при совершении сделок с недвижимым имуществом, и главную роль здесь должен выполнять орган опеки и попечительства. 

В действующей редакции ГК РФ не предусмотрены последствия заключения договора без предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Принятый в 2008 году федеральный закон «Об опеке и попечительстве» легально определил последствия совершения сделки, направленной на уменьшение имущества несовершеннолетнего, без предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Согласно п.4 ст.21 названного закона при обнаружении такого факта орган опеки и попечительства обязан незамедлительно обратиться от имени подопечного в суд с требованием о расторжении такого договора в соответствии с гражданским законодательством, за исключением случая, если такой договор заключен к выгоде подопечного.

На наш взгляд, отсылка к гражданскому законодательству, а именно к нормам о расторжении договора, не совсем удачный выход в такой ситуации. Думается, что недействительность сделки в данном случае более уместное правовое последствие, чем расторжение договора. Договор заключается с нарушением закона и правовых последствий вызывать не может, кроме связанных с его недействительностью (пункт 1 статьи 167 ГК РФ), в то время как расторжение договора предполагает его действие в течение определенного периода. В юридической литературе существует устойчивое мнение, что расторгнуть можно только такой договор, который признается действительным и заключенным. Получается странная правовая конструкция: договор заключен с нарушением закона и в силу статьи 168 ГК РФ является ничтожным, однако орган опеки и попечительства должен обращаться с иском о расторжении ничтожного договора.

Федеральным законом от 07.05.2013 г. №100-ФЗ[22] в ГК РФ включена статья 173.1 «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица, или государственного органа либо органа местного самоуправления», которая вступила в силу с 1 сентября 2013 г. В соответствии с ней сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Вместе с тем, очевидно, что данная норма в дальнейшем будет применяться, в том числе, к случаям заключения сделок без согласия органов опеки и попечительства. Представляется, что она не в полной мере будет отвечать интересам несовершеннолетних, поскольку предусматривает оспоримость сделки, т.е. возможность признания её недействительной по иску органа опеки и попечительства. Таким образом, если факт заключения сделки без согласия органа опеки и попечительства не будет установлен и судебное разбирательство по признанию такой сделки недействительной не будет инициировано данным органом, сделка будет считаться действительной и подлежит исполнению.

На наш взгляд, интересам несовершеннолетних в большей мере соответствует признание сделки, заключенной без согласия органа опеки и попечительства ничтожной. Поскольку новая статья 173.1 допускает установление иных последствий отсутствия согласия на совершение сделки, представляется целесообразным п. 2 ст. 37 дополнить следующим предложением:

«Сделка, совершенная без такого согласия является недействительной».

Пункт 4 ст. 21 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» исключить.

 

1.3 Особенности правового положения несовершеннолетнего как члена семьи (бывшего члена семьи) собственника жилого помещения

По ранее действовавшему законодательству к членам семьи собственника жилого помещения относились супруг собственника, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могли быть признаны членами семьи собственника жилого помещения, если они проживали совместно с ним и вели с ним общее хозяйство (ч. 2 ст. 127, а также ч. 2 ст. 53 ЖК РСФСР)[23].

В новейшем законодательстве круг членов семьи сужен.

Рассматривая ч. 1 ст. 31, необходимо отметить четкое разделение названных в ней граждан на две группы.

Во-первых, к членам семьи собственника жилого помещения относятся супруг, его дети и его родители. В отличие от ранее действовавшего законодательства к членам семьи не относятся дети супруга (допустим, от предыдущего брака) и его родители.

Юридическое значение имеет только брак, зарегистрированный в установленном порядке. Для признания названных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется установление лишь одного факта - совместного проживания с собственником. Не имеет значения, ведут ли эти лица общее хозяйство, оказывают ли друг другу взаимную поддержку и т.д.

Во-вторых, членами семьи собственника жилья могут быть признаны другие родственники (братья, сестры, дяди, тети, дед, бабушка, племянники и т.д.), нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица, если они вселены собственником в качестве членов его семьи. Степень родства значения не имеет.

К членам семьи могут быть отнесены и не являющиеся родственниками гражданина-собственника нетрудоспособные иждивенцы, находящиеся на иждивении собственника или других членов его семьи. Нетрудоспособными признаются граждане, достигшие пенсионного возраста, являющиеся инвалидами, а также лица в возрасте до 18 лет. Иные лица могут быть признаны членами семьи только в исключительных случаях. Это правило рассчитано на такие ситуации, как, например, вселение в жилое помещение родителей супруга собственника жилого помещения, сожителя и т.п.

Названные граждане могут быть признаны членами семьи собственника жилого помещения при наличии двух юридических фактов:

- совместное проживание с собственником жилья;

- они вселены собственником в качестве членов его семьи.

Совместное проживание предполагает ведение всеми членами семьи общего хозяйства, т.е. участие в несении общих расходов, использование жилого помещения в общих интересах, подчинение интересов отдельных членов семьи общесемейным интересам.

Для признания перечисленных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется не только установление юридического факта вселения их собственником в жилое помещение, но и выяснение содержания волеизъявления собственника на их вселение, а именно: вселялось ли им лицо для проживания в жилом помещении как член его семьи или жилое помещение предоставлялось для проживания по иным основаниям (например, в безвозмездное пользование, по договору найма).

В случае возникновения споров суд должен установить обстоятельства вселения этих лиц в спорное жилое помещение и на основе правового анализа фактических обстоятельств дать правовую оценку действиям собственника: давали ли действия собственника основания полагать, что его волеизъявление было направлено на совместное проживание с ним вселяемых граждан и образование единой семьи. При отсутствии убедительных доказательств такого волеизъявления суд не вправе признать, что другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы или иные лица были вселены как члены семьи собственника. То есть в данном случае суд должен руководствоваться презумпцией отсутствия семейных отношений между собственником жилого помещения и, так называемыми, приживальцами. Но эта презумпция может быть опровергнута в ходе судебного разбирательства соответствующего спора.

Члены семьи собственника жилья равны с ним в правах пользования жилым помещением. Это значит, что никто (и даже собственник) не обладает преимуществом в пользовании отдельными помещениями. Иное может предусматриваться соглашением собственника и членами его семьи. Так, им может устанавливаться, что член семьи собственника жилого помещения пользуется не всей квартирой (не всем домом), но только отдельными помещениями (комнатами) квартиры (дома). Такое соглашение может быть заключено как при вселении члена семьи, так и впоследствии (в процессе пользования).

Поскольку жилое помещение предназначено исключительно для проживания граждан (ст. 288 ГК РФ, ст. 17, 30 ЖК РФ), постольку и на членов семьи собственника жилого помещения возлагается обязанность использовать его по назначению (для проживания).

Указание на то, что члены семьи собственника жилого помещения обязаны обеспечивать сохранность жилья, нельзя понимать как возложение на них расходов по ремонту, обслуживанию жилья и пр. Они не должны совершать действия, приводящие (могущие привести) к разрушению жилого помещения, его порче, ухудшению качественных характеристик и т.п.

В ч.3 ст.31 ЖК РФ говорится о том, что дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи собственника несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Здесь имеются в виду обязательства по оплате коммунальных услуг, хотя формулировка «обязательства, вытекающие из пользования данным жилым помещением» позволяет предположить, что возможно возложение на членов семьи не только обязанности участия в оплате коммунальных услуг. Солидарный характер ответственности означает, что до тех пор, пока обязательство (по оплате коммунальных услуг) полностью не исполнено, можно требовать его исполнения полностью или в части как от собственника жилья, так и от любого дееспособного члена его семьи. Кредитор вправе требовать исполнения солидарной обязанности (оплаты коммунальных услуг) как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности (как от собственника жилого помещения и членов его семьи совместно, так и от любого из них в отдельности), притом как полностью, так и в части долга. Исполнение обязательства одним из должников в полном объеме прекращает обязательство перед кредитором. Одновременно возникает обязательство между этим должником и его содолжниками. Должник, исполнивший обязательство, имеет право требовать исполненного от остальных должников (содолжников) в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого. Если, предположим, жилым помещением пользуются собственник и три члена семьи и собственник (член его семьи) оплатил коммунальные услуги в размере 1000 рублей, то он (оплативший) может требовать от каждого совместно с ним проживающего по 250 рублей (ст. ст. 322 - 326 ГК РФ). Соглашением собственника жилого помещения со всеми членами своей семьи или с кем-либо из членов семьи солидарная ответственность может быть устранена. Например, престарелый собственник жилого помещения, вселяя кого-либо из родственников, оговорил, что они будут оплачивать все коммунальные услуги. Подобное (или иное) соглашение может быть достигнуто и в процессе пользования.

Некоторые ученые-юристы считают, что несовершеннолетние члены семьи собственника также должны включаться в круг субъектов, обязанных нести солидарную с собственником жилого помещения ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением. В практике даже встречаются случаи, когда истцы предъявляют требования по оплате коммунальных услуг законным представителям малолетних граждан. Данная позиция представляется неверной, что подтверждается материалами судебной практики.

Так, Нижегородский областной суд рассматривал дело по апелляционной жалобе ООО «Управляющая компания №2 жилищно-коммунального хозяйства» на решение Автозаводского районного суда Нижнего Новгорода от 29.05.2012, которым требования гр-ки М. в интересах несовершеннолетней А. к ООО «Управляющая компания №2 жилищно-коммунального хозяйства» об освобождении от уплаты задолженности по оплате коммунальных услуг удовлетворены. Несовершеннолетняя А. с 22.11.2006 года находилась под опекой гр-ки М., поскольку её близкие родственники – мама и бабушка, а также тетя умерли. При этом ранее несовершеннолетняя А. проживала со своей мамой в двухкомнатной квартире, которая принадлежала на праве собственности в равных долях её маме и бабушке. После смерти мамы, на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 26.10.2005 года наследниками её доли стали её мать и подопечная А. После смерти бабушки подопечной, умершей 02.08.2009 года, на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 02.06.2010 года, наследниками её доли стали подопечная А., и вторая дочь. После смерти второй дочери, умершей 04.08.2011 года, единственной наследницей осталась подопечная А. Все это время в квартире проживали и являлись потребителями коммунальных услуг в различные периоды времени мама подопечной, а также её бабушка и тетя. По их вине за прошедший период образовалась значительная сумма долга по оплате коммунальных услуг, которая по состоянию на 01.03.2012 года составляет 135.407, 75 рублей. С 04.08.2011 года в квартире никто не проживает.

Из информации ООО «УК №2 ЖКХ» следует, что обязанности по оплате всей суммы задолженности в силу ст. ст. 36 – 38 ГК РФ должны быть возложены на опекуна несовершеннолетней.

Малолетняя А. относится к категории детей-сирот, не имеет самостоятельных средств к существованию. Государственное пособие, которое выплачивается на подопечную, предназначено на её содержание, то есть приобретение продуктов питания, одежды, учебных принадлежностей. Истец (опекун) оплачивает коммунальные услуги за А. по месту её пребывания. Истица просила суд освободить А., 23.02.2001 г. рождения от уплаты задолженности по оплате коммунальных услуг, образовавшейся за период до 01.03.2012 года, в размере 135.407, 74 рублей. Автозаводской районный суд г. Нижнего Новгорода удовлетворил требования гр-ки М. Апелляционная судебная коллегия также не нашла оснований для отмены решения суда. При этом районный и апелляционный суды ссылались на ряд норм ГК РФ, СК РФ и ЖК РФ (которые мы не раз упоминали в настоящей работе), и пришли к выводу о том, что несовершеннолетние не несут солидарную ответственность с собственником жилых помещений их законным представителем по погашению образовавшейся по вине родителя задолженности по оплате за жилое помещение.[24]

Форма соглашения, заключаемого между собственником жилого помещения и членом его семьи, не установлена, т.е. оно может быть выражено и в устной форме. Допущение соглашения об устранении солидарной ответственности по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением, породит некоторые проблемы. Предположим, собственник не оплачивает коммунальные услуги и при предъявлении к нему иска ссылается на то, что соглашением с одним из членов своей семьи соответствующая обязанность возложена на этого члена семьи. Может быть представлено и письменное соглашение. Вряд ли такие ситуации будут возникать часто (в том числе в силу юридической неосведомленности граждан). Но они возможны, и, к сожалению, закон не указывает критериев, которыми следует руководствоваться при разрешении подобного рода конфликтов.

Кроме использования законодателем термина «член семьи» действующее жилищное законодательство оперирует понятием «бывший член семьи». Между тем его легальное определение также отсутствует.

В ч. 4 ст. 31 ЖК РФ имеется лишь указание: «В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи».

В литературе можно встретить разные формулировки понятия «бывший член семьи»[25], однако объединяет их одно: в качестве оснований для признания гражданина бывшим членом семьи ученые называют прекращение семейных отношений и (или) прекращение совместного проживания.

В этой связи возникает вопрос: что же следует понимать под прекращением семейных отношений?

Как уже указывалось, законодатель применительно к первой группе субъектов употребляет два признака для отнесения их к членам семьи: наличие юридически значимой связи, порождающей семейные правоотношения, и совместное проживание. Полагаем необходимым определить эти понятия.

Основанием возникновения семейных отношений являются такие юридические факты, как брак, родство или принятие на воспитание в семью ребенка, оставшегося без попечения родителей. Следовательно, к основаниям прекращения этих отношений логично было бы отнести:

1) прекращение брака;

2) прекращение родства между субъектами;

3) отмена усыновления, прекращение опеки (попечительства), расторжение договора о приемной семье.

Рассмотрим каждое из оснований подробнее.

1. Основаниями прекращения брака согласно ст. 16 СК РФ являются смерть супруга, объявление судом одного из супругов умершим и расторжение брака.

Смерть, равно как и объявление гражданина умершим, является основанием для прекращения любого вида семейного правоотношения, поскольку особенностями семейных отношений являются строгая индивидуализация участников, их незаменимость в данных отношениях другими лицами и, как следствие этого, непередаваемость и неотчуждаемость их прав и обязанностей.

Что касается расторжения брака, то Верховный Суд РФ разъяснил, что закон связывает прекращение права пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника с расторжением брака[26], поэтому до расторжения брака (даже если фактически семейные отношения закончились) прекращение права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, невозможно.

Тем самым законодатель подчеркивает, что именно с таким юридически значимым актом, как расторжение брака, связывается прекращение семейных отношений, в частности прекращение брака.

Таким образом, и ученые, и судебная практика единодушны в том, что в качестве основания для «превращения» супруга в бывшего члена семьи необходимо наступление юридического факта, влекущего прекращение брака. При этом заметим, что Верховный Суд РФ расширил основания прекращения брака, предусмотренные ст. 16 СК РФ, включив в их число и недействительность брака.

2. Что касается прекращения родства как основания для прекращения права пользования жилым помещением собственника, то на первый взгляд сама постановка вопроса представляется абсурдной, учитывая то, что родство - это кровная связь лиц, происходящих одно от другого либо от общего предка[27].

Однако следует иметь в виду, что родство - это не только явление биологического порядка. Попадая в сферу права, оно приобретает значение правового явления. Согласно ст. 47 СК РФ основанием для возникновения прав и обязанностей родителей и детей является происхождение детей, удостоверенное в установленном законом порядке. Доказательством происхождения ребенка от определенного лица является запись лиц в качестве отца и матери ребенка, произведенная органом записи актов гражданского состояния в соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ, а также выдача свидетельства о рождении ребенка. Соответственно, если эта запись будет оспорена в судебном порядке, семейные правоотношения между родителем и ребенком будут прекращены.

Поскольку, как уже отмечалось, к членам семьи в жилищных правоотношениях, кроме родителей и детей, могут быть отнесены и другие родственники, следует заметить, что не все родственные отношения для того, чтобы стать правовыми, нуждаются в специальном государственном признании. Анализ СК РФ позволяет утверждать, что необходимость государственной регистрации установлена только для рождения детей с целью указания в свидетельстве о рождении сведений об их родителях. Другие же родственники (например, брат и сестра, бабушка, дедушка и внуки) являются таковыми не в силу указания об этом в соответствующих документах, а в силу состояния в родственных связях.

С учетом сказанного можно сделать вывод: родство как биологическая связь прекратиться не может вообще. Однако как правовое явление оно может быть прекращено при наступлении обстоятельств, с которыми СК РФ связывает прекращение семейных правоотношений, а именно: в связи со вступлением в законную силу решения суда, по которому удовлетворен иск об оспаривании отцовства (материнства), или решения суда о лишении родителей родительских прав.

Еще совсем недавно правоотношения родителя и несовершеннолетнего ребенка, по мнению Верховного Суда РФ, могли быть прекращены вследствие расторжения брака родителей. В частности, в Обзоре законодательства и судебной практики за III квартал 2005 года Верховный Суд РФ на вопрос 18 «Становится ли ребенок бывшим членом семьи собственника в соответствии со ст. 31 ЖК РФ, если после расторжения брака его родители стали проживать раздельно, а он стал проживать с тем из родителей, который в собственности жилья не имеет?» разъяснял: «Если ребенок по соглашению родителей остается проживать с тем из родителей, у которого в собственности жилья не имеется, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, которые предусмотрены ч. 4 ст. 31 ЖК РФ».

Спустя два года Верховный Суд РФ изменил смысл толкования ст. 31 ЖК РФ, в частности, указав, что права ребенка, предусмотренные п. 1 ст. 56, п. 1 ст. 63 СК РФ, сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка, а «лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей - собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка»[28].

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», в п. 14 дано следующее разъяснение: «В силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (п.1 ст.55, п.1 ст.63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 ЖК РФ».[29]

Таким образом, в настоящее время право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за несовершеннолетним ребенком и после расторжения брака между его родителями, поскольку расторжение брака между родителями ребенка не является основанием прекращения родительских правоотношений.

3. К числу правопрекращающих юридических фактов в семейном праве относятся также решение суда об отмене усыновления, акт органа опеки и попечительства об освобождении опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей либо об их отстранении от исполнения возложенных на них обязанностей, расторжение договора о приемной семье. Поэтому если, например, ребенок был усыновлен и вселен в жилое помещение, принадлежащее усыновителю на праве собственности, то при отмене усыновления взаимные права и обязанности усыновленного ребенка и усыновителей прекращаются (п. 1 ст. 143 СК РФ), в том числе и право пользования данным жилым помещением (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ).

Как уже отмечалось, членами семьи могут быть признаны другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях - иные граждане, если в этом качестве они вселены собственником в жилое помещение (например, дети другого супруга, родители (родитель) другого супруга, фактический супруг). В этом случае ситуация осложняется тем, что говорить о возникновении и существовании между указанными лицами семейных отношений с позиции семейного законодательства не приходится, поскольку СК РФ не связывает правовой статус семьи с признаком «совместное проживание».

Таким образом, определение «член семьи собственника», предложенное в жилищном законодательстве, не согласуется с нормами СК РФ, устанавливающими иные критерии в решении вопроса о семейных отношениях. Подобная несогласованность различных отраслей права вызывает много вопросов. Например, какой момент считать прекращением семейных отношений между отчимом - собственником жилого помещения и падчерицей, которую он вселял в качестве члена семьи, будучи женатым на ее матери: расторжение брака с матерью падчерицы или раздельное проживание с падчерицей? Или - с каким юридическим фактом должно связываться прекращение семейных отношений между свекровью (тещей) и снохой (зятем).

На наш взгляд, поскольку основаниями для признания лица членом семьи собственника могут и должны служить не только юридические факты, влекущие возникновение семейных правоотношений, но и иные обстоятельства (в частности, факт совместного проживания, ведение общего хозяйства), следовательно, и прекращение права пользования жилым помещением собственника также логично связывать с наступлением данных обстоятельств.

Таким образом, полагаем, что для прекращения права пользования жилым помещением собственника необходимо наступление любого из перечисленных юридических фактов, которые могут быть единичными, а могут в совокупности образовывать юридический состав, их перечень и состав могут быть различными в зависимости от субъектного состава. Кроме того, наступление какого-либо правопрекращающего юридического факта должно влиять и на выбор собственником способа защиты своего права.

Бывший член семьи собственника жилого помещения может сохранить право пользования им на определенный срок на основании решения суда при наличии следующих условий:

- во-первых, у бывшего члена семьи должны отсутствовать основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением;

- во-вторых, имущественное положение бывшего члена семьи и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением.

К первым в соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда от 02.07.2009 № 14, относятся такие жизненные обстоятельства, как отсутствие другого жилого помещения в собственности, отсутствие права пользования другим жилым помещением по договору найма. Кроме того, бывший член семьи не должен являться участником договора долевого участия в строительстве жилого дома, квартиры или иного гражданско-правового договора на приобретение жилья и др. Ко второй группе жизненных обстоятельств высшая судебная инстанция РФ отнесла отсутствие у бывшего члена семьи собственника возможности обеспечить себя иным жилым помещением (купить квартиру, заключить договор найма жилого помещения и др.) по причине имущественного положения (отсутствует заработок, недостаточно средств) и других заслуживающих внимания обстоятельств (состояние здоровья, нетрудоспособность по возрасту или состоянию здоровья, наличие нетрудоспособных иждивенцев, потеря работы, учеба и т.п.).

По истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, в соответствии с ч.5 ст.31 ЖК РФ, право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается.

Следует отметить, что возможность срочного пользования жилым помещением бывшему члену семьи собственника предоставляется по усмотрению суда, то есть она может быть судом не предоставлена. Большим объемом правовых возможностей, связанных с пользованием жилым помещением собственника, обладают бывшие члены семьи собственника, по отношению к которым собственник несет алиментные обязательства. Суд в указанном случае вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить другим жильем бывшего супруга и других членов семьи по их требованию. Круг алиментообязанных лиц и основания возникновения алиментных обязательств определены Семейным кодексом Российской Федерации.

Получается, что ЖК РФ и ВС РФ в своем постановлении предоставляют три варианта защиты имущественных прав несовершеннолетних. Это сохранение права пользования несовершеннолетним жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей (даже независимо от наличия у другого родителя в собственности своего жилья); обеспечение собственником иным жилым помещением бывшего супруга и других членов семьи в пользу которых он исполняет алиментные обязательства (при отсутствии у бывшего супруга жилья в собственности); и предоставление бывшему супругу и бывшим членам семьи собственника права временного пользования своим жилым помещением при отсутствии у бывшего супруга возможности приобрести жилье.

Интересной представляется позиция Верховного суда РФ о правах бывшего члена семьи собственника, отказавшегося от приватизации жилья при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу.

В соответствии со ст.19 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений ч.4 ст.31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.[30]

Положения ч.2 ст.292 ГК РФ предусматривают, что переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Верховный суд отметил, что в соответствии со ст.2 Закона РФ от 04.07.1991 №1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане, занимающие жилые помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждении (ведомственный фонд) на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти жилые помещения в собственность.[31]

Суд в толковании обязательного при приватизации жилого помещения согласия лица отметил, что оно исходило из того, что право пользования данным жилым помещением для него будет носить бессрочный характер, следовательно, его права должны быть учтены при переходе права собственности на жилое помещение другому лицу, поскольку иное толкование нарушало бы положения ст.40 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен своего жилища.

Часть 1 ст.558 ГК РФ предусматривает, что при продаже жилого дома, квартиры, части жилого дома существенным условием совершения сделки является перечень лиц, сохраняющих в соответствии с законом право пользования жилым помещением после его приобретения покупателем, с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением, в котором эти лица проживают. Несоблюдение данного требования влечет невозможность заключения договора, т.к. не достигнуто соглашение по всем существенным условиям.

Более того, в случае совершения собственником определенных действий, нарушающих права и законные интересы проживающих лиц, договор на приватизацию жилого помещения может быть признан недействительным (согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», «если указанные лица вселились в жилое помещение до его приватизации и имели право стать участниками общей собственности на данное помещение, но отказались от этого, дав согласие на приватизацию жилья другими лицами, суд должен проверить обстоятельства и условия, на которых ими был дан отказ от оформления права собственности на свое имя. В необходимых случаях, например, когда при отказе от приватизации гражданин не способен был понимать значение своих действий, суду следует разъяснить гражданину его право на предъявление встречного иска о признании недействительным заключенного договора на приватизацию жилого помещения»).[32]

Следовательно, Верховный Суд РФ полагает, если бывший член семьи собственника, имевший с ним равные права на приватизацию, отказался от права собственности на приватизируемое жилье, дав согласие иному лицу, то при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу он сохраняет вещное право постоянного бессрочного пользования жилым помещением и не может быть выселен.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. №14 разъяснено, что к названным в статье 19 Вводного закона бывшим членам семьи собственника жилого помещения не может быть применен пункт 2 статьи 292 ГК РФ, так как, давая согласие на приватизацию занимаемого по договору социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна (статья 2 Закона Российской Федерации от 04.07.1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»), они исходили из того, что право пользования данным жилым помещением для них будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование). Указанное нормативное разъяснение не распространяется в отношении бывших членов семьи собственника, которым суд предоставил право пользования его жильем на определенный срок.

Так, в указанном Постановлении разъяснено, что в соответствии с частью 5 статьи 31 ЖК РФ собственник жилого помещения не лишен возможности по собственному усмотрению распорядиться принадлежащим ему жилым помещением (например, продать, подарить) и в том случае, если не истек срок права пользования этим жилым помещением бывшего члена семьи собственника, установленный судом на основании части 4 статьи 31 ЖК РФ.

Если в период действия установленного судом срока права пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника право собственности этого собственника на жилое помещение прекращено по тем или иным основаниям (например, в связи со смертью собственника жилого помещения, в результате совершения собственником гражданско-правовых сделок), право пользования данным жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности до истечения указанного срока и он обязан освободить жилое помещение (часть 5 статьи 31, часть 1 статьи 35 ЖК РФ).

 


Глава 2. Особенности реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

2.1 Обеспечение жилыми помещениями детей, оставшихся без попечения родителей

Защита и гарантии прав детей имеют большую социальную значимость, так как сложившаяся социально-экономическая и политическая обстановка в стране приводит к росту числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Также выросло и количество социальных сирот, т.е. сирот при живых родителях. Причин этому существует множество, но необходимо, чтобы эти дети пользовались наибольшей поддержкой со стороны государства, которое должно реально обеспечивать этим детям достойные условия жизни, защищать их права и интересы.

В 1990 г. Россия присоединилась к Конвенции о правах ребенка. В ст. 20 данной Конвенции говорится о том, что государства, подписавшие ее, берут на себя следующее обязательство: «…ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством»[33]. Комитет по правам ребенка (ООН), учрежденный Конвенцией о правах ребенка 1989 г., и Постоянный комитет Совета Европы, учрежденный Европейской конвенцией об осуществлении прав детей 1996 г. – созданы для контроля за выполнением прав ребенка, закрепленных в международных стандартах по правам человека. После ратификации Российской федерацией Конвенции о правах ребенка законодателем были приняты значительные усилия по приведению российского законодательства, прямо или косвенно относящегося к правам ребенка и их защите, в соответствие с Конвенцией.

В соответствии со ст. 31 ГК РФ и п.1 ст.121 СК РФ функции по защите прав и интересов детей в случаях смерти родителей, лишения их родительских прав, ограничения их в родительских правах, признания родителей недееспособными, болезни родителей, длительного отсутствия родителей, уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе, при отказе родителей взять своих детей из образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций, при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни и здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения возлагаются на органы опеки и попечительства. Органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта РФ.

Помимо Конвенции о правах ребенка, ратифицированной Российской Федерацией защита жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей осуществляется в соответствии с Конституцией РФ, ГК РФ (ст. 8, 9, 10, 11, 12, 35, 292, 293), СК РФ (глава 18 «Выявление и устройство детей, оставшихся без попечения родителей, ст.143), федеральным законом от 21.12.1996 г. №159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»[34] (далее – закон о социальной поддержке детей-сирот) (ст.8), федеральным законом от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»[35], федеральным законом от 24.07.1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[36], законом Российской Федерации от 10.07.1992 г. № 3266-1 «Об образовании»[37] (ст.5, 16, 19, 50) и др.

Законом о социальной поддержке детей-сирот закреплены положения, определяющие, кто относится к детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшимся без попечения родителей:

- дети-сироты – лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель.

- дети, оставшиеся без попечения родителей, - лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях, объявлением их умершими, отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; уклонением родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке.

- лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, - лица в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют право на дополнительные гарантии по социальной поддержке.

Федеральным законом от 29.02.2012 г. № 15-ФЗ внесены изменения в статью 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», предусматривающие, что детям-сиротам, не являющимся нанимателями, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилого помещения, а также детям-сиротам, которые являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, в случае, если их проживание в ранее занимаемых жилых помещениях признается невозможным, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого находится место жительства указанных лиц, в порядке, установленном законодательством этого субъекта Российской Федерации, однократно предоставляются благоустроенные жилые помещения специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений. При этом если указанные лица не нуждаются в данный момент в жилье (обучаются в образовательном учреждении и проживают в общежитии, проходят военную службу по призыву), то по их письменному заявлению жилые помещения могут предоставляться по окончании ими обучения в образовательной организации или прохождения военной службы, что позволит им избежать расходов по оплате коммунальных услуг и содержанию жилого помещения во время их отсутствия.

Жилые помещения предоставляются детям-сиротам по достижении ими возраста 18 лет, а также в случаях приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия. Вместе с тем законом допускается предоставление жилых помещений детям-сиротам до достижения ими возраста 18 лет в предусмотренных законодательством субъектов Российской Федерации случаях.

Право на обеспечение жилыми помещениями сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.

Одновременно внесены изменения и дополнения в ЖК РФ, предусматривающие создание нового вида специализированного жилищного фонда - специализированного жилищного фонда для обеспечения жильем детей-сирот.

Жилые помещения из указанного фонда предоставляются детям-сиротам по срочному договору найма, что, по мнению разработчиков закона, позволит предотвратить незаконные сделки, а также иные мошеннические действия, влекущие утрату права детей-сирот на жилые помещения.

Срок действия договора найма специализированного жилого помещения составляет пять лет.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не могут быть выселены из специализированных жилых помещений без предоставления других благоустроенных жилых помещений, которые должны находиться в границах соответствующего населенного пункта.

Установленный законом пятилетний срок действия договора найма жилого помещения может быть продлен не более одного раза в случаях выявления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания детям-сиротам содействия в преодолении трудной жизненной ситуации. Порядок выявления этих обстоятельств устанавливается законодательством субъекта Российской Федерации.

В соответствии со ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. В случаях, когда определить место жительство ребенка не представляется возможным, тогда местом жительства признается учреждение, в которое этот ребенок помещен под надзор, что не всегда отвечает его интересам. Таким образом, субъектам Российской Федерации предоставлена возможность предоставлять жилые помещения на территории всего субъекта Российской Федерации, исходя из интересов несовершеннолетнего и возможностей субъекта Российской Федерации.

Жилые помещения детям-сиротам предоставляются в виде жилых домов, квартир, благоустроенных применительно к условиям соответствующего населенного пункта, по нормам, установленным законодательством субъектов Российской Федерации.

С целью устранения разночтений, связанных с толкованием понятия «закрепленное жилое помещение», а также с практикой ее применения, данное понятие исключено из Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Кроме того, жилищным законодательством Российской Федерации не предусмотрена такая форма сохранения жилого помещения, как «закрепление». Фактически под «закрепленным жилым помещением» понимается жилое помещение, в отношении которого у детей-сирот имеется право собственности или право пользования, в связи с чем необходимость дополнительного закрепления жилого помещения за такими гражданами отсутствует.

В целях защиты прав детей-сирот Федеральным законом «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» предусмотрен перечень обстоятельств, при которых вселение их в ранее занимаемые ими жилые помещения невозможно.

Проживание детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, признается невозможным, если это противоречит интересам указанных лиц в связи с наличием одного из следующих обстоятельств:

1) проживание на любом законном основании в таких жилых помещениях лиц:

- лишенных родительских прав в отношении этих детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (при наличии вступившего в законную силу решения суда об отказе в принудительном обмене жилого помещения в соответствии с частью 3 ст. 72 ЖК РФ);

- страдающих тяжелой формой хронических заболеваний в соответствии с указанным в пункте 4 части 1 ст. 51 ЖК РФ перечнем, при которой совместное проживание с ними в одном жилом помещении невозможно;

2) жилые помещения непригодны для постоянного проживания или не отвечают установленным для жилых помещений санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства Российской Федерации;

3) общая площадь жилого помещения, приходящаяся на одно лицо, проживающее в данном жилом помещении, менее учетной нормы площади жилого помещения, в том числе если такое уменьшение произойдет в результате вселения в данное жилое помещение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Законодательством субъектов Российской Федерации могут быть установлены дополнительные обстоятельства, по которым вселение их в ранее занимаемые ими жилые помещения невозможно.

Порядок установления факта невозможности проживания детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, устанавливается законодательством субъекта Российской Федерации.

В целях предотвращения утраты жилых помещений, нанимателями или членами семьи нанимателя по договору социального найма либо собственниками которых являются дети-сироты, во время пребывания детей-сирот в соответствующих организациях для детей-сирот, а также в период их обучения в образовательных организациях профессионального образования либо прохождения военной службы по призыву, либо отбывания наказания в исправительном учреждении на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации возложен контроль за использованием, обеспечением надлежащего санитарного и технического состояния указанных жилых помещений, а также соблюдением прав детей-сирот при отчуждении жилых помещений или изменении и расторжении договора социального найма.

В целях сохранения права на жилое помещение у граждан из числа детей-сирот, которые имели указанное право, но не смогли его реализовать по не зависящим от них причинам, введена статья, предусматривающая порядок вступления в силу Федерального закона от 29.02.2012 г. № 15-ФЗ и его применения к отношениям, связанным с предоставлением жилых помещений детям-сиротам, возникшим до вступления в силу указанного Федерального закона.

Действие положений статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и ЖК РФ распространяется на правоотношения, возникшие до 1 января 2013 года, в случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями до 1 января 2013 года.

В соответствии с ч.2 ст. 4 закона Нижегородской области от 27.12.2012 г. № 134-ОЗ «Об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» установление факта невозможности проживания детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, осуществляется по месту нахождения таких жилых помещений в порядке, установленном Коллегией Администрации Нижегородской области.[38]

Порядок установления факта невозможности проживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются (далее – Порядок) утвержден постановлением Коллегии Администрации Нижегородской области от 29 марта 2013 г. № 132.[39] В п.2 данного порядка указано, что иными обстоятельствами, помимо обстоятельств, указанных в пункте 4 статьи 8 Федерального закона от 21.12.96 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», при которых проживание детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, признается невозможным, являются:

- проживание на любом законном основании в таких жилых помещениях лиц страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией

- проживание на любом законном основании в таких жилых помещениях лиц имеющих судимость или в отношении которых уголовное преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям за преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности. Далее, в п.3 данного Порядка говорится, что решение об установлении факта невозможности проживания детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, принимается органом местного самоуправления по месту нахождения жилого помещения в виде правового акта на основании выявленного факта невозможности проживания.

Также постановлением Коллегии Администрации Нижегородской области от 29 марта 2013 г. № 132 утвержден порядок выявления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, содействия в преодолении трудной жизненной ситуации (далее – Порядок).[40] В п.2 данного Порядка закреплено, что орган опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан за 3 месяца до окончания срока действия договора найма специализированного жилого помещения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, проводит проверку условий жизни нанимателя по указанному договору и готовит заключение о наличии или отсутствии обстоятельств.[41]

В п. 3 эти обстоятельства перечисляются:

- отсутствие занятости в соответствии с действующим законодательством;

- наличие отрицательной социальной среды, совершение правонарушений и антиобщественных действий;

- длительная болезнь (более 3 месяцев), инвалидность, препятствующие добросовестному исполнению обязанностей нанимателя, в том числе в связи с нахождением в лечебном или реабилитационном учреждении.

Заключение основывается на комплексной оценке жилищно-бытовых условий нанимателя, исполнения им обязанностей по договору найма специализированного жилого помещения, состояния его здоровья, эмоционального и физического развития, навыков самообслуживания, отношений в семье. Заключение должно содержать вывод об обоснованности заключения договора найма специализированного жилого помещения на новый 5-летний срок или заключения договора социального найма занимаемого нанимателем жилого помещения.

Основанием для заключения договора найма специализированного жилого помещения на новый 5-летний срок является невозможность преодоления обстоятельств самостоятельными усилиями нанимателя и угроза прекращения права пользования жилым помещением (расторжения договора найма).

Для разрешения сложившейся проблемы с обеспечением жильем детей-сирот в РФ необходимо принять определенные как практические, так и законодательные меры. Практические меры:

- осуществить проверки, направленные на определение точного числа нуждающихся в жилье детей-сирот;

- увеличить размер федеральных субсидий в помощь регионам с целью строительства нового жилья для детей-сирот;

- ужесточить контроль над региональными властями в распределении федеральных субсидий на строительство жилья для сирот;

- обеспечить исполнение региональными властями законодательства, направленного на защиту и гарантии прав детей-сирот.

Несмотря на то, что многие правоведы и юристы-практики полагают, что изменения в ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», которые вступили в силу с 01.01.2013, связанные с возможностью заключения детьми-сиротами договора найма специализированного жилого помещения вместо договора социального найма (в результате заключения которого дети могли приватизировать жилье государственного или муниципального фонда) помогут оградить их от мошеннических действий в отношении приватизированного ими жилья, нам данное законодательное решение представляется неудачным.

Во-первых, несмотря на то, что в ЖК РФ выделен новый вид жилых помещений специализированного жилищного фонда – жилые помещения для социальной защиты отдельных категорий граждан, к которым относятся, в том числе, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, фактически, для заключения договоров найма специализированного жилого помещения используется жилищный фонд социального использования, поскольку строительство специализированного жилищного фонда в настоящее время практически не ведется. Во-вторых, в соответствии с абз. 3 п.6 ст.8 ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» - «По окончании срока действия договора найма специализированного жилого помещения и при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания лицам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, содействия в преодолении трудной жизненной ситуации, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий управление государственным жилищным фондом, обязан принять решение об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда и заключить с лицами, указанными в пункте 1 настоящей статьи, договор социального найма в отношении данного жилого помещения в порядке, установленном законодательством субъекта Российской Федерации.» Данная норма подтверждает факт использования жилищного фонда социального фонда, вместо жилья специализированного назначения.

Возникает вопрос: целесообразно ли заключать договор найма специализированного жилого помещения, если используется жилищный фонд социального найма, и к тому же после истечения пятилетнего срока договора найма специализированного жилого помещения требуется заключить с лицами, относящимся к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей договор социального найма? Еще один минус нововведений, вступивших в силу с 01.01.2013 – невозможность в дальнейшем, после истечения срока договора найма специализированного жилого помещения бесплатно приватизировать данное жилье в свою собственность, поскольку Закон о приватизации утрачивает силу с 01.03.2015 года. Получается, что возможность приобрести жилье в собственность у детей-сирот утрачивается, даже, несмотря на принадлежность к льготной категории.

Для решения выявленных проблем предлагаются следующие меры нормотворческого характера:

- восстановить механизм обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями по договору социального найма. Для этого ст. 57 ЖК РФ и ст.8 ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке» изложить в редакциях, существовавших до внесения изменений Федеральным законом от 29.02.2012 г. №15-ФЗ[42];

- закрепить в ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке» положения, определяющие, где может находиться ребенок до получения жилья (например, социальные гостиницы).

2.2 Защита жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Одним из важнейших элементов социальной функции любого современного государства является забота о малообеспеченных слоях населения, сиротах и т.д. Многочисленные нормы международного и российского права, провозглашая человека высшей ценностью государства, подчеркивают необходимость поддержки и защиты детей, оставшихся без попечения родителей.

Своевременное выявление и учет детей, утративших по тем или иным причинам родительское попечение, является необходимой предпосылкой оказания им соответствующей помощи.

В случае утраты ребенком попечения со стороны родителей должностные лица учреждений (дошкольных образовательных учреждений, общеобразовательных учреждений, лечебных учреждений и других учреждений) и иные граждане, располагающие сведениями о детях, указанных в п. 1 ст. 121 СК РФ, как предусмотрено в п. 1 ст. 122 СК РФ, «обязаны сообщить об этом в органы опеки и попечительства по месту фактического нахождения детей». Данное положение рассчитано на сознательность граждан и должностных лиц и отвечает нормам морали.

К таким должностным лицам относятся руководители образовательных, лечебных учреждений, работники органов внутренних дел, куда поступила информация о ребенке, другие лица, в частности инспекторы комиссий по делам несовершеннолетних.

Правовое положение комиссий по делам несовершеннолетних и обязанности их должностных лиц определяются Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних.

В настоящее время комиссия по делам несовершеннолетних не вправе диктовать органу опеки и попечительства, какую конкретную форму устройства необходимо применить в отношении того или иного ребенка, поскольку правом выбора обладает сам орган (ч. 2 п. 1 ст. 121 СК РФ).

СК РФ (ч. 3 п. 1 ст. 121) запрещает осуществление деятельности по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, любым юридическим или физическим лицам, кроме органов опеки и попечительства. Законодательство РФ предусматривает различные виды ответственности за нарушение этого правила.

Согласно ст. 5.37 КоАП «...незаконные действия по усыновлению (удочерению) ребенка, передаче его под опеку (попечительство) или в приемную семью - влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц - от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей».[43]

Более того, незаконная деятельность, связанная с устройством несовершеннолетних, может быть уголовно наказуемой. «Незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи, совершенные неоднократно или из корыстных побуждений, - наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев».[44]

Названные меры вполне оправданы и справедливы. Однако нельзя полагать, что забота о выявлении нуждающихся в помощи детей должна быть возложена только на органы опеки и попечительства.

Следует отметить, что обязанность должностных лиц учреждений и граждан РФ по информированию органов опеки и попечительства о детях, оставшихся без попечения родителей, предусматривалась и ранее действовавшим законодательством. Однако, как и прежде, данная обязанность не подкреплена возможностью применения каких-либо санкций в отношении должностных лиц учреждений за ее неисполнение. При сегодняшнем положении дел в сфере беспризорности уместно предположить, что данное правило не работает.

Современное состояние детской беспризорности требует особого контроля за информацией о таких детях, который в масштабах государства еще не установлен.

Особенно часто сведения о детях, оставшихся без попечения родителей, оказываются в органах дознания и предварительного следствия, производящих арест родителей; медицинских учреждениях, которые первыми получают сведения о несчастных случаях и заболеваниях родителей; дошкольных и образовательных учреждениях, которые посещают дети; жилищных органах по месту проживания несовершеннолетних детей и их родителей, органах ЗАГС по месту государственной регистрации смерти родителей несовершеннолетних или их рождения.

Так, первоначальные сведения о подкинутых (найденных) детях появляются при государственной регистрации их рождения по заявлению медицинской, воспитательной организации или организации социальной защиты населения, в которую помещен ребенок, органа опеки и попечительства.

Выявление детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, происходит и при регистрации вынужденных переселенцев. Территориальными органами миграционной службы проводится опрос таких детей с заключением опросного листа, после чего дети передаются органам опеки и попечительства.

Проведение мероприятий по выявлению детей, оставшихся без попечения родителей, входит также в компетенцию центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей, примерное положение о которых разработано в соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».[45]

Исходя из вышеизложенного, представляется оправданным возложение обязанности по выявлению детей, оставшихся без родительского попечения, не только на органы опеки и попечительства, которые в основном только собирают сведения о таких детях, но и на должностных лиц иных учреждений.

В связи с этим следовало бы изменить абз. 3 п. 1 ст. 121 СК РФ, запрещающую выявлять детей, оставшихся без попечения родителей, любым юридическим и физическим лицам, кроме органов опеки и попечительства, уточнив и дополнив ее словами следующего содержания: «Деятельность по выявлению детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется органами опеки и попечительства и другими специально уполномоченными должностными лицами.

Устройство детей, оставшихся без попечения родителей, другими юридическими и физическими лицами, кроме органов опеки и попечительства, не допускается».

В принятом в 1999 г. Федеральном законе «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» был сделан акцент на усиление социозащитного направления. Идеологически это, конечно, правильно, но, к сожалению, оказалось преждевременным, в результате органы внутренних дел практически устранились от профилактики детской безнадзорности, за ними осталась работа лишь с правонарушителями. Вместе с тем именно полиция, на наш взгляд, могла бы сыграть ведущую роль в проблеме выявления детей, оставшихся без попечения родителей.

Имеются недостатки и в деятельности основного звена, координирующего эту работу на местах, - комиссий по делам несовершеннолетних. В ряде регионов они не функционируют вообще.

Статус и полномочия районной (городской) комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав долгое время определялись только Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июня 1967 г., которое применяется и сейчас в части, не противоречащей действующему законодательству.

Федеральным законом от 24 июня 1999 г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в ст. 11 была законодательно определена компетенция комиссии, образуемой органами местного самоуправления.

Порядок образования комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав и осуществления ими отдельных государственных полномочий регулировался законодательством РФ и законодательством субъектов РФ.

Вместе с тем создавались комиссии при администрациях районного (городского) муниципального образования и при отсутствии законов субъекта РФ, в соответствии со ст. 2, 3, 4 Положения от 3 июня 1967 г. и нормативными правовыми актами представительных органов местного самоуправления, в том числе утверждавшими их персональный состав.

Согласно ст. 12 Конституции РФ органы местного самоуправления, а значит, и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в районных, городских муниципальных образованиях, не входят в систему органов государственной власти.

До сих пор законодательно не регламентирована их деятельность. Положение о КДН до сих пор датировано 1967 г., где не учтены многие реалии нашего времени.

Следует отметить, что в соответствии с действующим в настоящее время Законом «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» органы местного самоуправления имеют возможность принимать превентивные меры в отношении детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, что, в свою очередь, сможет оказать влияние на снижение числа детей, оставшихся без родительского попечения.

Речь прежде всего идет о необходимости выявления, наблюдения и помощи в отношении неблагополучных семей. По наблюдениям специалистов, ребенок в таких семьях «часто живет в условиях социально-психологической депривации, испытывает дефицит эмоциональной поддержки, семья не гарантирует ему защищенность и даже сама подчас наносит непоправимый вред его физическому и психологическому здоровью».

Последствия внутрисемейных противоречий могут быть самыми тяжелыми, вплоть до ухода несовершеннолетнего из дома и превращения его в беспризорника.

Большую роль в создании конфликтной атмосферы в семье играют факторы психологического свойства. В таких ситуациях решающее значение может приобрести помощь семье в устранении факторов, породивших разногласия. Речь идет о помощи, осуществляемой по просьбе самих родителей со стороны государственных органов, компетентных в вопросах воспитания.

Осуществление такой помощи имеет свое правовое основание. Так, согласно п. 2 ст. 65 СК РФ «..родители (один из них) при наличии разногласий между ними вправе обратиться за разрешением этих разногласий в орган опеки и попечительства». В комментарии к п. 2 ст. 65 по этому поводу говорится: «..органы опеки и попечительства, ознакомившись с конфликтной ситуацией в семье, разъясняют, в чем состоят в данном случае интересы ребенка».

К рассмотрению заявления родителей может быть привлечен воспитатель ребенка, его педагог. Советы и рекомендации, которые правомочны дать органы опеки и попечительства, носят преимущественно педагогический характер. Однако потенциальные возможности п. 2 ст. 65 СК РФ практически не используются, что объясняется, во-первых, его нечетким текстом, во-вторых, отсутствием соответствующих положений в Законе РФ «Об образовании», а также в типовых положениях, регулирующих деятельность образовательных учреждений.

При этом п. 3 ст. 14 ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» предусматривает обязанности образовательных учреждений не только выявлять семьи, находящиеся в социально опасном положении, но и оказывать им помощь в обучении и воспитании детей.

Помимо органов опеки и попечительства осуществлять защиту прав (в том числе имущественных) вправе и другие органы: прокуратура, суд, служба судебных приставов, а также органы местного самоуправления.

В силу ст. 10 ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» за защитой своих прав дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а равно их законные представители, опекуны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор вправе обратиться в установленном порядке в соответствующие суды Российской Федерации.

Право обращения прокурора в суд с заявлением предусмотрено и ст.45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ).[46]

Обобщение судебной практики показало, что прокуроры, обращаясь в суд в порядке ст.45 ГПК РФ с заявлениями в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей вышеуказанной категории, исходили из положений ст.10 ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», а также из того, что лица, в защиту жилищных прав которых они выступают, являются детьми-сиротами или детьми, оставшимися без попечения родителей, находятся в тяжелом материальном положении, социально незащищены, что затрудняет их самостоятельное обращение в суд.

На практике оказывается достаточное количество дел, связанных с предоставлением жилых помещений детям-сиротам по договору найма.

К примеру, недавно органы прокуратуры Краснодарского края отчитались по итогам работы в части защиты жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в 2012 году. Как сообщает пресс-служба краевой прокуратуры, ненадлежащее соблюдение органами опеки и попечительства жилищных прав детей-сирот повлекло увеличение количества нуждающихся в жилье лиц названной категории до четырех тысяч.

В связи с этим органами прокуратуры внесено 59 представлений об устранении нарушений закона, в суды направлено 1032 исковых заявления в интересах жилищных прав детей-сирот и лиц из их числа, о сложившейся проблеме неоднократно информировались руководители администрации Краснодарского края и законодательного собрания края.

Кроме того, судами рассмотрено и удовлетворено 947 исков прокуроров в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В результате гражданам указанной категории в 2012 году было предоставлено 1622 квартиры, что впервые за многие годы позволит снизить количество состоящих в очереди в качестве нуждающихся в жилье.[47]

В 2013 году проблемы исполнения судебных решений по предоставлению жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, обсудили на заседании Общественного совета при Управлении Федеральной службы судебных приставов России по Нижегородской области.

В ходе заседания было отмечено, что практически во всех субъектах Российской Федерации имеются проблемы с обеспечением детей-сирот жилыми помещениями. И Нижегородская область не исключение. В настоящее время более 1000 детей-сирот, достигших совершеннолетия, стоят в очереди на получение жилья. Для решения данной проблемы требуется более 1,1 млрд. рублей.

Всё больше детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обращаются за защитой своего права на жилье в судебные органы и выигрывают дела.

Однако после получения судебных решений указанная категория граждан сталкивается с проблемой их исполнения, т.к. должниками в исполнительном производстве выступают органы местного самоуправления, не имеющие специализированного жилищного фонда.

Участники Общественного совета отметили необходимость использования судебными приставами, работающими с исполнительными производствами данной категории, в полной мере полномочий по привлечению руководства органов местного самоуправления к административной и уголовной ответственности за длительное непринятие мер к защите жилищных прав детей.

Органам местного самоуправления при разработке муниципальных долгосрочных целевых программ «Жилище» рекомендовано предусматривать мероприятия по созданию специализированного жилищного фонда в целях обеспечения жильем детей-сирот, проводить систематический мониторинг наличия на территории муниципального образования выморочного и иного имущества для его последующего оформления в муниципальную собственность[48].


Глава 3. Проблемы и перспективы реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

 

3.1 Судебная практика по вопросам обеспечения жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

 

Анализ судебной практики по делам названной категории показал, что суды в большинстве случаев правильно применяли законодательство, регулирующее правоотношения по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, учитывая при этом разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, а также правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации[49].

Статьей 7 Конституции Российской Федерации Российская Федерации провозглашена социальным государством, в котором обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты. Защиту семьи, материнства, отцовства и детства, а также социальную защиту, включая социальное обеспечение, Конституция Российской Федерации относит к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (пункт «ж» части 1 статьи 72), что предполагает возложение ответственности за реализацию социальной функции государства как на федеральные органы государственной власти, так и на органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Статьей 27 Конвенции о правах ребенка закреплено право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития.

Базовым нормативным правовым актом, регулирующим право детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (далее - дети- сироты), на обеспечение жилыми помещениями, является Федеральный закон от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (далее - Федеральный закон от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ), который определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки данной категории лиц.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 названного Федерального закона (в редакции, действовавшей до 1 января 2013 года) дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечивались органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Аналогичная норма содержалась и в подпункте 2 пункта 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ).

При рассмотрении дел, связанных с реализацией детьми-сиротами права на обеспечение жилыми помещениями, суды руководствовались вышеназванным законодательством, а также законодательством соответствующего субъекта Российской Федерации, регулирующим данные отношения. Кроме того, суды учитывали и иные нормативные правовые акты (например, постановление Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2009 года «Об утверждении Правил предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на обеспечение жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), не имеющих закрепленного жилого помещения»).

Для правильного рассмотрения дел, связанных с обеспечением детей- сирот жилым помещением в соответствии со статьей 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ, суды выясняли, относится ли истец к кругу лиц, на которых распространяется действие данной нормы.

Обобщение судебной практики показало, что судами разрешались споры о праве лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на обеспечение вне очереди жилой площадью, если до достижения ими возраста 23 лет они не встали (не были поставлены) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении.

Ряд судов полагали, что лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигшие возраста 23 лет, имеют право на внеочередное обеспечение жилым помещением независимо от того, что они не встали (не были поставлены) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении до достижения ими возраста 23 лет. При этом юридически значимым и достаточным для удовлетворения иска признавалось установление того, что истец относился к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имел в соответствии со статьей 8 Федерального закона № 159-ФЗ (в редакции, действовавшей до 1 января 2013 года) и пунктом 2 части 2 статьи 57 ЖК РФ (в редакции, действовавшей до 1 января 2013 года) право на внеочередное предоставление жилого помещения, такое право им не было реализовано и на момент предъявления иска он нуждался в жилом помещении.

Так, например, решением Егорлыкского районного суда Ростовской области был удовлетворен иск К. к администрации Егорлыкского района о признании права на внеочередное обеспечение жильем и обязании постановки ее на учет, как оставшейся без попечения родителей. Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что К. относится к категории лиц, перечисленных в статье 1 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ, и, следовательно, имеет право на дополнительные гарантии по социальной поддержке, установленные названным Законом. Вместе с тем судом не было дано какой-либо оценки тому обстоятельству, что к моменту обращения истца в суд ее возраст превышал 23 года. Судом не были исследованы также и причины, по которым К. до достижения ею возраста 23 лет не была принята на учет нуждающихся в жилом помещении. Указанное свидетельствует о том, что обстоятельства, связанные с тем, когда истец впервые обратилась к ответчику с заявлением о предоставлении ей жилья на льготных основаниях, а также причины отказа администрации принять К. на учет (если истец и обращалась в администрацию по этому вопросу), судом не рассматривались и не исследовались в качестве имеющих значение для правильного разрешения дела.

Другие суды исходили из того, что лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигшие возраста 23 лет и не вставшие на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении (независимо от причин, по которым они не были поставлены на учет), не имеют права на обеспечение жильем на основании статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ, поскольку с достижением возраста 23 лет они утрачивают статус лица, оставшегося без попечения родителей, и вследствие этого положения данного Федерального закона на них не распространяются.

Так, например, решением Майкопского районного суда Республики Адыгея было отказано в удовлетворении иска О. к администрации МО «Каменномостское сельское поселение» о признании нуждающейся в предоставлении жилого помещения, как относящейся к категории граждан из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и обязании включить ее в список граждан из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на получение жилой площади. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что истец с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий обратилась в возрасте, превышающем 23 года, то есть с нарушением возрастных ограничений, установленных Федеральным законом от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ. Суд сделал вывод о том, что если лицо из вышеуказанной категории граждан до достижения возраста 23 лет не встало (не было поставлено на учет) в качестве нуждающегося в жилом помещении, не обращалось в орган местного самоуправления по месту жительства с заявлением о постановке на учет для предоставления жилого помещения, оно утрачивает право на льготное обеспечение жилым помещением, поскольку перестает относиться к категории детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа. По мнению суда, достижение лицом, не состоящим на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении, возраста 23 лет, является основанием для отказа в удовлетворении требования о предоставлении жилого помещения во внеочередном порядке. При этом судом первой инстанции не было дано какой-либо оценки доводам О. относительно причин несвоевременного обращения с заявлением о постановке ее на учет для предоставления жилого помещения.

В большинстве же случаев вопрос о праве лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на обеспечение жилой площадью вне очереди, если до достижения ими возраста 23 лет они не встали (не были поставлены) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении, разрешался судами исходя из конкретных обстоятельств, по которым указанные лица не встали на такой учет.

Таким образом, дополнительные гарантии по социальной поддержке, установленные Федеральным законом от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ, в том числе и на внеочередное обеспечение жилым помещением по договору социального найма, распространялись на детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа до достижения ими возраста 23 лет.

Однако предоставление вне очереди жилого помещения по договору социального найма лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, носит заявительный характер и возможно при условии письменного обращения таких лиц в соответствующие органы для принятия их на учет нуждающихся в жилом помещении.

Жилищное законодательство Российской Федерации в части, касающейся предоставления жилых помещений по договору социального найма (как в порядке очередности, так и во внеочередном порядке), также базируется на заявительном характере учета лиц, нуждающихся в обеспечении жильем. Факт такого учета означает констатацию уполномоченным на то органом наличия предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, иным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации оснований для признания гражданина нуждающимся в жилом помещении и, как следствие, последующую реализацию права на предоставление жилого помещения по договору социального найма.

Следовательно, до достижения возраста 23 лет дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из их числа, в целях реализации своего права на обеспечение вне очереди жилым помещением должны были встать на учет нуждающихся в получении жилых помещений. По достижении возраста 23 лет указанные граждане уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные

Федеральным законом от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ меры социальной поддержки, так как они утрачивают одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки.

Вместе с тем отсутствие указанных лиц на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении требования таких лиц о предоставлении им вне очереди жилого помещения, поэтому суды выясняли причины, в силу которых истец своевременно не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении. В случае признания таких причин уважительными суды удовлетворяли требование истца об обеспечении его вне очереди жилым помещением по договору социального найма.

Данный подход к разрешению обозначенной проблемы является правильным.

Следует также отметить, что суды правильно исходили из того, что достижение лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, возраста 23 лет, которое было принято на учет нуждающихся в жилом помещении до 23-летнего возраста, не может служить основанием для отказа в реализации таким лицом права на внеочередное предоставление жилья, которое не было им получено в период до достижения возраста 23 лет. Эта точка зрения согласуется с позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2006 года (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2007 год, № 1, вопрос № 21).

В соответствии со статьей 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции, действовавшей до 1 января 2013 года) одним из обязательных условий предоставления детям-сиротам жилого помещения вне очереди являлось отсутствие у них закрепленного жилого помещения.

Как показало обобщение судебной практики, суды принимали во внимание не только реальное отсутствие у детей-сирот закрепленного жилого помещения, занимаемого ими в качестве нанимателя или члена семьи нанимателя по договору социального найма либо на основании права собственности (например, в связи с тем, что жилое помещение никогда не закреплялось за детьми-сиротами либо закрепленное жилое помещение было утрачено по причине сноса, пожара, наводнения и т.п.), но и иные обстоятельства. В частности, суды признавали за детьми-сиротами право на внеочередное обеспечение жилым помещением при наличии закрепленного жилого помещения, если было установлено, что вселение в это жилое помещение невозможно в связи с признанием его в установленном порядке непригодным для проживания.

Так, Краснознаменским районным судом Калининградской области при рассмотрении гражданского дела по заявлению прокурора Краснознаменского района в интересах С. к администрации МО «Краснознаменский муниципальный район» Калининградской области, администрации МО «Весновское сельское поселение» Краснознаменского муниципального района Калининградской области о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и возложении обязанности по заключению договора социального найма было установлено, что за С. как за лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, постановлением администрации Краснознаменского района Калининградской области была закреплена жилая площадь по месту постоянной регистрации в пос. Узловое Краснознаменского района Калининградской области. Поскольку в ходе обследования данного жилого помещения межведомственной комиссией администрации МО «Весновское сельское поселение» было установлено, что жилой дом представляет собой довоенную (до 1945 года) постройку и в настоящее время разрушен, заключением указанной комиссии закрепленное за истцом жилое помещение признано непригодным для постоянного проживания. С учетом этого обстоятельства, а также того, что иного жилого помещения для постоянного проживания С. не имеет, суд пришел к выводу о том, что истец фактически не имеет закрепленного жилого помещения и принял решение об удовлетворении заявления прокурора.

Также следует отметить, что если при рассмотрении дела суд приходил к выводу о том, что возвращение детей-сирот в ранее занимаемые и сохраненные за ними жилые помещения противоречит их интересам (например, в связи с тем, что данном жилом помещении проживают лица, лишенные в отношении этих детей родительских прав, либо лица, страдающие алкоголизмом или наркоманией), то суд удовлетворял требования детей-сирот об обеспечении их жилым помещением вне очереди. Такой подход к разрешению дела является правильным.

Например, решением Ардатовского районного суда Нижегородской области был удовлетворен иск М. к администрации Ардатовского муниципального района Нижегородской области о признании нуждающимся в обеспечении жилым помещением и постановке на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жильем по категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, поскольку в ходе судебного разбирательства было установлено, что в закрепленном за М. жилом помещении проживает его мать, которая лишена в отношении истца родительских прав.

Если в законодательстве субъекта Российской Федерации, регулирующем вопросы дополнительных гарантий прав детей-сирот на жилое помещение, содержались нормы, устанавливающие, в каких случаях признается невозможным возвращение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в сохраненное за ними жилое помещение, то суды применяли нормы этого законодательства.

Судебная практика свидетельствует о том, что в ряде случаев суды, отказывая в удовлетворении требования детей-сирот о предоставлении им жилого помещения, ошибочно полагали, что на данный момент такое требование является преждевременным.

Как показало обобщение судебной практики, органы местного самоуправления нередко отказывали в предоставлении жилого помещения детям-сиротам со ссылкой на то, что обязанность по предоставлению им жилого помещения была исполнена соответствующими органами надлежащим образом либо ко времени предоставления жилого помещения указанные лица были обеспечены жилой площадью, поскольку вселились в другое жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя жилого помещения либо приобрели право на жилое помещение в ином порядке.

В этих случаях суды исследовали вопросы, связанные с тем, когда и кем было предоставлено жилое помещение, какова площадь и качество данного жилого помещения, не имеется ли препятствий для проживания в нем, на каком основании возникло право собственности на жилое помещение (в порядке наследования, дарения, на основании договора купли-продажи и т.п.), и другие обстоятельства.

При этом вопрос о праве детей-сирот на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, если в период, когда такие лица состояли на учете нуждающихся в жилом помещении, они приобрели право на жилое помещение в порядке наследования или на основании договора купли-продажи, решался судами неоднозначно.

Так, Кировским городским судом Мурманской области было рассмотрено дело по иску С. к администрации г. Кировска об оспаривании решения органа местного самоуправления об отказе в предоставлении закрепленного за ним жилого помещения. Суд отклонил доводы администрации г. Кировска о том, что истец не является нуждающимся в улучшении жилищных условий, поскольку обеспечен жилым помещением, которое он приобрел за счет собственных средств. Удовлетворив иск, суд указал, что приобретение С. жилья самостоятельно не может служить основанием для лишения его гарантированного и нереализованного не по своей воле права на предоставление вне очереди жилой площади в соответствии со статьей 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ.

Таким образом, одним из существенных обстоятельств для разрешения судами споров, связанных с реализацией детьми-сиротами права на обеспечение жилым помещением, являлось правильное разрешение вопроса о месте жительства детей-сирот.

Особенно остро этот вопрос стоял тогда, когда на время обращения в суд указанные лица не состояли на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении.

Как показало обобщение судебной практики, в указанных случаях большинство судов, определяя место жительства детей-сирот, исходили из того, что в соответствии с частью 1 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Так, при рассмотрении дела по иску К. к администрации Люберецкого муниципального района Московской области о признании права на обеспечение жильем, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку К. не является жительницей Люберецкого района Московской области. Как установлено судом, по окончании девятого класса истец поступила в ПТУ г. Ногинска Московской области, которое окончила в 1994 году и была направлена на работу в АО «Глуховский текстиль», где на основании ордера ей в 1995 году на период работы была предоставлена комната в общежитии г. Ногинска. На момент обращения с иском в суд истица также была зарегистрирована по данному адресу. Суд счел, что местом жительства К. является г. Ногинск Московской области.

Как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установление неравных правовых возможностей по данным признакам запрещено частью 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации; установление условий дискриминационного характера при регламентации вопросов предоставления жилых помещений детям-сиротам, равно как и иным категориям граждан, - недопустимо. Предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, проживающим на территории субъекта Российской Федерации, должно осуществляться на одинаковых условиях, без каких-либо предпочтений, исключений либо ограничений дискриминационного характера для отдельных групп из их числа по месту проживания (или временного пребывания), независимо от того, в каком порядке органы государственной власти субъекта наделены названными правомочиями - в порядке, предусмотренном федеральным законом, или вне зависимости от наличия таковых предписаний федерального закона в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 26.3.1 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Судам следует также учитывать, что с 1 января 2013 года предусмотрен новый порядок предоставления жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Однако и в этом случае законодатель установил, что жилое помещение специализированного жилищного фонда должно предоставляться по месту жительства детей-сирот (пункт 1 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ в редакции Федерального закона от 29 февраля 2012 года № 15-ФЗ).

Обобщение судебной практики свидетельствует о том, что зачастую жилые помещения, предоставляемые детям-сиротам в порядке реализации ими своего права, предусмотренного статьей 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ, не отвечали требованиям действовавшего законодательства, предъявляемым к такого рода жилым помещениям.

Чаще всего дети-сироты оспаривали решение органа местного самоуправления о предоставлении им жилого помещения ввиду того, что жилое помещение не отвечало санитарным и техническим правилам и нормам, было непригодным для проживания, не отвечало требованиям благоустроенности применительно к условиям соответствующего населенного пункта. В случае установления указанных нарушений суды удовлетворяли требования заявителей.

Кроме того, обобщение судебной практики показало, что несмотря на то, что законодательством ряда субъектов Российской Федерации для детей- сирот была установлена норма предоставления жилого помещения по договору социального найма, органы местного самоуправления нередко предоставляли жилое помещение меньшей площади, что приводило к необходимости обращения детей-сирот либо прокуроров в интересах детей- сирот с соответствующими заявлениями в суд.

 

3.2 Проблемы реализации жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

 

С 1 января 2013 года вступил в силу новый порядок жилищного обеспечения детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа (ФЗ № 15-ФЗ от 29.02.2012 г. о внесении изменений в ЖК РФ и ФЗ № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»). Жилые помещения детям должны предоставляться из специализированного жилищного фонда для детей-сирот по договорам найма специализированного жилого помещения сроком на 5 лет, после чего эти жилые помещения закрепляются за нанимателями на условиях бессрочного договора социального найма.

До 2013 года жилые помещения детям – сиротам предоставлялись сразу по договорам социального найма во внеочередном порядке. Промежуточное закрепление жилья на условиях специализированного найма позволило решить целый ряд вопросов с повышением гарантий жилищного обеспечения детей-сирот:

- установление отдельного от иных льготников порядка обеспечения жильем;

- закрепление на уровне закона единого правила для субъектов РФ о формирования списка детей-сирот, нуждающихся в жилищном обеспечении, основанного на заблаговременном выявлении льготников и планировании средств для приобретения специализированных жилых помещений в государственный жилищный фонд субъекта РФ;

- конретизация на уровне закона оснований нуждаемости детей-сирот в предоставлении жилья, исходя из сложившихся в правоприменительной практике за годы действия ЖК РСФСР 1983 г., ЖК РФ, ФЗ № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей»  критериев признания нуждающимися (установления невозможности проживания в ранее закрепленном жилом помещении) с учетом жизненных обстоятельств, в которых могут оказаться  дети-сироты;

- направленность на ликвидацию государственной задолженности по жилищному обеспечению перед лицами из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, которые не были обеспечены жильем до 1.01.2013 г., независимо от возраста таких лиц;

- исключение риска утраты нанимателем права пользования жилым помещением на период социальной адаптации ребенка-сироты во взрослой жизни. Именно поэтому договор специализированного найма жилого помещения призван обеспечивать промежуточное звено в решении жилищного вопроса таких граждан. Договор специализированного найма исключает приватизацию жилого помещения, не допускает выселение нанимателя из жилого помещения по любым основаниям, гарантирует государственное сопровождение нанимателя в течение срока договора специализированного найма (введение элемента постинтернатного сопровождения детей-сирот, хотя система постинтернатного сопровождения детей-сирот не создана).

Следует отметить, что новый ФЗ № 15-ФЗ, вступивший в силу с 1.01.2013 г. был принят 29.02.2012 г. еще до утверждения Указом Президента РФ № 761 от 1.06.2012 г. Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг. При этом нововведения полностью вписались в указанную Стратегию.

В качестве мер, направленных на защиту прав и интересов детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей в Стратегии предусмотрено совершенствование законодательства РФ в области защиты имущественных и неимущественных (личных) прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе своевременное обеспечение лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, благоустроенными жилыми помещениями. В таком совершенствовании уже нуждается новый механизм жилищного обеспечения детей-сирот, реализаций которого началась с 1.01.2013г.

Несмотря на целый ряд важных и эффективных правовых гарантий, установленных с принятием ФЗ № 15-ФЗ, новый порядок не учел все необходимые моменты и не устранил коллизии, которые в рамках предыдущего подхода, разрешались с учетом практики ВС РФ и КС РФ.  Несовершенства нового закона ФЗ № 15-ФЗ оказалось возможным усмотреть при перестройке законодательства субъектов РФ с учетом нового порядка и  в результате мониторинга первой практики применения нового закона.

Главный недостаток (упущение) нового порядка жилищного обеспечения детей-сирот состоит в том, что законодатель не закрепил возможность применения норм о социальном найме к специализированному найму, за исключением тех ограничений, которые были обусловлены целью перехода на систему специализированного найма (запрет на приватизацию и отчуждение жилого помещения).

Основные упущения сводятся к следующему:

- не установлен срок, в течение которого дети по наступлении предусмотренных в законе обстоятельств, имеют право на получение жилья. Ранее в ст. 57 ЖК РФ предусматривался внеочередной порядок предоставления жилого помещений, и даже несмотря на это формировалась задолженность по жилищному обеспечению. С 1.01.2013 г. действует особой порядок целевого предоставления жилья из специализированного жилищного фонда, который, по смыслу правовой гарантии, подразумевает немедленное предоставление жилья при наступлении установленных обстоятельств. Однако отсутствие закрепленного в законе срока вносит серьезную неопределенность в реализацию жилищной гарантии и позволяет органам власти злоупотреблять своими обеспечительными функциями;

- до 1.01.2013 г., когда жилые помещения предоставлялись детям-сиротам из фонда социального использования, согласно правовым подходам ВС РФ сложилось правило обеспечения жильем из расчета всех членов семьи ребенка – сироты. При переходе с 1.01.2013 г. на новый порядок жилищного обеспечения правоприменительный подход был неоправданно скорректирован в связи с изменение категории жилищного фонда на фонд, предназначенный специально для детей-сирот.Согласно Определению КС РФ от 24.01.2013 г. № 120-О новый порядок жилищного обеспечения предполагает предоставление жилого помещения только льготнику из расчета нормы предоставления на него. При этом совершенно не учитывается, что в ФЗ № 15-ФЗ смысл нового подхода к жилищному обеспечению детей-сирот заключается в промежуточном предоставлении жилья, как специализированного (благодаря ограниченному режиму использования помещения), с закреплением в дальнейшем этого же жилого помещения на условиях социального найма. Таким образом, конченая цель гарантии, как и прежде, обеспечение постоянным жильем детей-сирот. Напротив, получается, что ФЗ № 15-ФЗ, который был направлен на повышение правовых гарантий в области жилищного обеспечения детей-сирот, привел к ущемлению их прав в части размера предоставляемого жилья и обеспечения всей семьи ребенка – сироты жилым помещением. Такое конституционное истолкование нового подхода противоречит сложившейся до 1.01.2013 г. практики ВС РФ (Определение от 11.05.2011 г.  по  делу № 43-Г11-9), а также констатирует ущемление в новом законе правовых гарантий детей-сирот по сравнению с ранее действовавшей редакций ЖК РФ и ФЗ № 159-ФЗ, что само по себе не может соответствовать Конституции РФ. При этом такой подход вдвойне циничен в отношении детей, итак оставшихся без попечения родителей, и в обеспечении жильем вынужденных оставаться одинокими гражданами. В то время как иные льготные категории граждан обеспечиваются постоянным жильем с учетом членов своей семьи.Кончено корень возникшей коллизии находится в тексте ФЗ № 15-ФЗ, в котором прямо не регламентирована норма предоставления жилья (сначала по договору специализированного найма, затем социального);

- не закреплены аналогичные социальному найму положения о плате за жилое помещение и возможности освобождения малоимущих нанимателей от платы за наем, а также установления размера платы как в социальном найме;

- хотя в ФЗ № 15-ФЗ и предписывается единый механизм формирования списка льготников, регламентация этого вопроса отнесена к законодательству субъектов РФ. Практика учета детей-сирот в субъектах РФ до 1.01.2013 г. складывалась неодинаково, а упущения в работе органов опеки и попечительства, иных специализированных органов, ответственных за выявление и учет льготников не всегда учитывались как уважительное основание для восстановления права детей-сирот, лиц из их числа на жилищное обеспечение. Поэтому правило о том, что включение в список нуждающихся не может зависеть от действий самих льготников, а органы государственной власти в области защиты прав детей-сирот, в частности органы опеки и попечительства, обязаны предпринимать все меры по выявлению и включению ребенка в соответствующий список, должно найти закрепление на уровне федерального закона и одинаково реализовываться в региональном законодательстве;

- некорректно сформулированы некоторые основания нуждаемости (невозможности проживания в жилом помещении), в частности связанные с проживанием в жилом помещении родителей, лишенных родительских прав. Невозможность вселения ребенка в ранее закрепленное за ним жилое помещения обусловлена судебным отказом в принудительном обмене жилого помещения, что вступает в противоречие с положением ст. 91 ЖК РФ о выселении из жилого помещения (а не обмене) лиц, лишенных родительских прав (при этом учитывая, что норма о выселении практически не применяется). Кроме того, принудительный обмен невозможен, если  жилое помещение находится в собственности, а не на праве найма;

- отсутствуют основания нуждаемости аналогичные уже закрепленным в законе, в частности проживание в жилом помещении усыновителей, если усыновление отменено судом (это основание несколько отличается от проживания  в жилом помещении родителей, лишенных родительских прав) и требуется установление прекращения права пользования помещением усыновителя или признание ребенка не приобретшим право пользования;

- необходимо установление основания нуждаемости при проживании ребенка-сироты в жилом помещении в общежитии или ведомственном жилищном фонде, статус которых не является определенным согласно ст. 7 ФЗ «О введении в действие ЖК РФ» (если  указанные жилые помещения не переданы в ведение органов местного самоуправления, но находились в домах, принадлежавших государственными или муниципальным предприятиям либо учреждениям);

- не решен вопрос об учете жилых помещений, находящихся в пользовании или собственности детей-сирот на территории иностранного государства в целях установления нуждаемости в предоставлении жилья на территории РФ. Отсутствие требуемой регламентации приводит к ущемлению прав детей-сирот, имеющих жилье за пределами РФ, и получающим на этом основании отказ в предоставлении жилья на территории РФ. В то время как порядок проверки качества такого жилья отсутствует, а ребенок вынуждается к переезду за пределы РФ, не получая, как гражданин РФ, жилье на территории РФ. 

Следует отметить, что ряд из отмеченных дополнений включен в Законопроект № 141318-6 о внесении изменений в ст. 1 ФЗ № 15-ФЗ, подготовленный еще в сентябре 2012 г., до начала реализации нового порядка жилищного обеспечения детей-сирот.

Однако, указанный законопроект остается без движения при том, что направлен на совершенствование столь важного механизма жилищного обеспечения детей-сирот и позволит избежать развития негативной практики в субъектах РФ, предотвратит ущемление прав детей-сирот в связи с некоторыми упущениями ФЗ  № 15-ФЗ.


Заключение

Анализ нормативно-правовых актов, регламентирующих участие несовершеннолетних в жилищных правоотношениях, а также практики их применения, позволил выявить следующие проблемы:

1. Реализация несовершеннолетним права на распоряжение принадлежащим ему жилым помещением (долей в праве) зависит не только от объема их дееспособности, но и от наличия предварительного разрешения органов опеки и попечительства. Иное правило установлено в п. 4 ст. 292 ГК РФ для случаев отчуждения жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, не являющийся собственником этого помещения, где требуется получения согласия органов опеки и попечительства. При этом не указывается, что такое согласие должно быть предварительным. Данная формулировка дает возможность неоднозначного толкования. На наш взгляд, в обоих названных случаях необходимо указание именно на предварительное разрешение органа опеки и попечительства.

В связи с этим предлагается п. 4 ст. 292 ГК РФ изложить в следующей редакции:

«Отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства».

Соответствующие изменения также потребуется внести в Приказ Минюста РФ от 01.07.2002 г. №184.

2. В действующей редакции ГК РФ не предусмотрены последствия совершения сделки, направленной на уменьшение имущества несовершеннолетнего без предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» предусматривает следующее решение: при обнаружении такого факта орган опеки и попечительства обязан незамедлительно обратиться от имени подопечного в суд с требованием о расторжении такого договора в соответствии с гражданским законодательством.

На наш взгляд, отсылка к нормам о расторжении договора, не совсем удачный выход в такой ситуации, поскольку получается странная правовая конструкция: договор заключен с нарушением закона, однако орган опеки и попечительства должен обращаться с иском о расторжении данного договора.

Федеральным законом от 07.05.2013 г. №100-ФЗ в ГК РФ включена статья 173.1, в соответствии с которой сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна. Представляется, что данная норма не с полной мере будет отвечать интересам несовершеннолетних, поскольку предусматривает оспоримость сделки, т.е. возможность признания её недействительной по иску органа опеки и попечительства. Таким образом, если факт заключения сделки без согласия органа опеки и попечительства не будет установлен и судебное разбирательство по признанию такой сделки недействительной не будет инициировано данным органом, сделка будет считаться действительной и подлежит исполнению.

На наш взгляд, интересам несовершеннолетних в большей мере соответствует признание сделки, заключенной без согласия органа опеки и попечительства ничтожной. Поскольку новая статья 173.1 допускает установление иных последствий отсутствия согласия на совершение сделки, представляется целесообразным п. 2 ст. 37 дополнить следующим предложением:

«Сделка, совершенная без такого согласия является недействительной».

Пункт 4 ст. 21 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» исключить.

3. Действующая редакция ст. 31 ЖК РФ позволяет признать несовершеннолетних детей бывшими членами семьи собственника жилого помещения, вследствие утраты семейных отношений. Позиция Верховного суда РФ по данному вопросу неоднократно менялась. Несмотря на то, что в последнем из принятых по данному вопросу разъяснений суд встал на сторону несовершеннолетних, указав на необходимость системного толкования данного положения ЖК РФ и норм СК РФ, считаем, что для формирования единообразной судебной практики необходимо прямо исключить распространение правила ч. 4 ст. 31 ЖК РФ на несовершеннолетних детей. В связи с этим предлагаем указанную норму изложить в следующей редакции:

«В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом семьи. Данное положение не распространяется на несовершеннолетних членов семьи собственника».

4. ЖК РФ до внесения изменений Федеральным законом от 29.02.2012 г. №15-ФЗ предусматривал внеочередное предоставление жилых помещений по договору социального найма детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы. Новые положения предусматривают предоставление указанным категориям граждан жилых помещений из специализированного жилищного фонда. Подобное нововведение на наш взгляд ущемляет права несовершеннолетних, в частности, не давая возможность приобрести жилое помещение в собственность в порядке приватизации. Для решения данной проблемы предлагаем восстановить механизм обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями по договору социального найма. Для этого ст. 57 ЖК РФ и ст.8 ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке» изложить в редакциях, существовавших до внесения изменений Федеральным законом от 29.02.2012 г. №15-ФЗ. Кроме того, представляется необходимым закрепить в ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке» положения, определяющие, где может находиться ребенок до получения жилья (например, социальные гостиницы).

Реализация предложенных мер, на наш взгляд, будет способствовать усилению гарантий реализации прав несовершеннолетних на жилище.

 


Список используемых источников:

1. Конвенция о правах ребенка [Текст]: [принята Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 г.] // Сборник международных договоров СССР. – 1993. - №6.

2. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Текст] : [принята 12.12.1993 г., в ред. от 30.12.2008 г.] // Рос. газ. - 1993.-25 дек.; - 2009. – 21 янв.

3. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации [Текст]: Ч.1: [от 30.11.1994 г., в ред. от 07.05.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1994. - №32. Ст.3301; 2013. - №7. – Ст.609.

4. Российская Федерация. Законы. Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: [от 29.12.1995 г., в ред. от 13.02.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1996. - №1. Ст.16; 2012.- №47. – Ст.6394.

5. Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: [от 13.06.1996 г., в ред. от 05.04.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1996. - №25. Ст.2954; 2013. - №14. – Ст.1667.

6. Российская Федерация. Законы. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: [от 30.12.2001 г., в ред. от 19.05.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2002. - №1. Ст.1; 2013. - №19. – Ст.2318.

7. Российская Федерация. Законы. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [от 14.11.2002 г., в ред. от 19.05.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2002. - №46. Ст.4532; 2013. - №19. – Ст.2326.

8. Российская Федерация. Законы. Жилищный кодекс Российской Федерации [Текст]: [от 29.12.2004 г., в ред. от 05.04.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2005. - №1. Ст.14; 2013. - №53. – Ст.7596.

9. Российская Федерация. Законы. О приватизации жилищного фонда в РФ [Текст]: закон: [от 04.01.1991 г. №1541-1, в ред. от 16.10.2012 г.] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. - 1991. - №28. - Ст.959; 2012. - №43. - Ст.5783.

10.   Российская Федерация. Законы. Об образовании [Текст]: закон: [от 10.07.1992 г. №3266-1, в ред. от 01.12.2012 г.] // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1992. - №30. - Ст.1797; 2012. - №47. - Ст.6397.

11.   Российская Федерация. Законы. О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [Текст]: закон: [от 21.12.1996 г. №159-ФЗ, в ред. от 29.12.2012 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 1996. - №52. - Ст.5880; 2009. - №51. - Ст.6152.

12.   Российская Федерация. Законы. Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации [Текст]: закон: [от 24.07.1998 г. №124-ФЗ, в ред. от 19.04.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 1998. - №31. - Ст.3802; 2013. - №14. - Ст.1666.

13.   Российская Федерация. Законы. Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних [Текст]: закон: [от 24.06.1999 г. №120-ФЗ, в ред. от 07.05.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 1999. - №26. - Ст.1377; 2013. - №19. - Ст.2331.

14.   Российская Федерация. Законы. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации [Текст]: закон: [от 06.10.1999 г. №184-ФЗ, в ред. от 07.05.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 1999. - №42. - Ст.5005; 2013. - №14. - Ст.1638.

15.   Российская Федерация. Законы. О трудовых пенсиях в Российской Федерации [Текст]: закон: [от 17.12.2001 г. №173-ФЗ, в ред. от 01.01.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2001. - №52. - Ст.3880; 2012.- №50 (ч.5). – Ст.6966.

16.   Российская Федерация. Законы. О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации [Текст]: закон: [от 29.12.2004 г. №189-ФЗ, в ред. от 05.04.2013 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2005. - №1. - Ст.15; 2013. - №8. - Ст.722.

17.   Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: закон: [от 30.12.2004 г. №213-ФЗ] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2005. - №1 (ч.1). - Ст.39.

18.   Российская Федерация. Законы. Об опеке и попечительстве [Текст]: закон: [от 24.04.2008 г. №48-ФЗ, в ред. от 01.07.2011 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2008. - №17. - Ст.1755; 2011. - №27. - Ст.3880.

19.   Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» [Текст]: закон: [от 24.04.2008 г. №49-ФЗ] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2008. - №17. - Ст.1756.

20.   Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [Текст]: закон: [от 29.02.2012 г. №15-ФЗ] // Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2012. - №10. - Ст.1163.

21.   Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Правил пользования жилыми помещениями [Текст]: пост.: [от 21.01.2006 г. №25] // Рос. газ. – 2006. – 27 янв.

22.   Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность [Текст]: пост.: [от 13.08.2006 г. №491, в ред. от 03.04.2013 г.] // Рос. газ. – 2006. – 22 авг.

23.   Российская Федерация. Министерство юстиции. Об утверждении Методических рекомендаций по порядку проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: приказ: [от 01.07.2002 г. №184, в ред. от 19.01.2005 г.] // Бюл. Минюста Рос. Федерации. – 2002. - №11.

24.   РСФСР. Верховный совет. Президиум. Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних [Текст]: указ [от 03.06.1967 г., в ред. от 25.02.1993] // Ведомости ВС РСФСР. - 1967. - №23. - Ст.536; 1993. - №12. - Ст.429.

25.   Российская Федерация. Министерство образования. О защите жилищных прав несовершеннолетних [Текст]: письмо: [от 20.02.1995 г. №09-М: документ не был опубликован] // Консультант Плюс: справ. правовая система.

26.   Российская Федерация. Министерство общего и профессионального образования. О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних [Текст]: письмо: [от 09.06.1999 г. №244/26-5: документ не был опубликован] // Консультант Плюс: справ. правовая система.

27.   Российская Федерация. Федеральная миграционная служба. О порядке работы по признанию лиц вынужденными переселенцами, их учету и переучету на территории РФ [Текст]: инструкция [от 31.03.1997 г. №19: документ не был опубликован] // Консультант Плюс: справ. правовая система.

28.   Обзор судебной практики по вопросам обеспечения жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 ноября 2013 г.).

29.   Нижегородская область. Законы. О некоторых вопросах в сфере опеки и попечительства несовершеннолетних [Текст]: закон: [от 14.12.2010 г. №124-ОЗ, в ред. от 07.02.2013 г.] // Законодательный Вестник Совета народных депутатов Нижегородской области. - 2010. – 20 декабря; 2013 – 14 февраля.

30.   Нижегородская область. Законы. Об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [Текст]: закон: [от 27.12.2012 г. №134-ОЗ] // Законодательный Вестник Совета народных депутатов Нижегородской области. - 2012. – 29 декабря.

31.   Нижегородская область. Администрация. Порядок установления факта невозможности проживания детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются [Текст]: пост.: [от 29.03.2013 г. №132] // Электронный бюллетень Коллегии Администрации Нижегородской области.

32.   Нижегородская область. Администрация. Порядок выявления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, содействия в преодолении трудной жизненной ситуации [Текст]: пост.: [от 29.03.2013 №132] // Электронный бюллетень Коллегии Администрации Нижегородской области.

33.   Российская Федерация. Конституционный суд. По делу о проверке конституционности отдельных положений подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Аникина, Н.В. Ивановой, А.В. Козлова, В.П. Козлова и Т.Н. Козловой: пост.: [ от 13.03.2008 г. №5-П] // Рос. газ. – 2006. – 26 марта.

34.   Российская Федерация. Конституционный суд. По делу о проверки конституционности п.4 ст.292 ГК РФ [Текст]: пост.: [ от 08.06.2010 г. №13-П] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2010.– №. 25. – Ст. 3246.

35.   Российская Федерация. Верховный суд. Пленум. О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» [Текст]: пост.: [ от 24.08.1993 г. №8] // Бюллетень Верховного Суда РФ – 1993. – №.11.

36.   Российская Федерация. Верховный суд. Пленум. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации [Текст]: пост.: [от 02.07.2009 г. №14] // Рос. газ. – 2009. – 8 июля.

37.   Дубровская, И.А. Выселение бывших членов семьи собственника [Текст] / И.А. Дубровская // Жилищное право. – 2007. - №3. – С.9.

38.   Жилищный кодекс РСФСР [Текст]: [принят 24.06.1983 г., в ред. от 06.01.2003 г.] // Ведомости ВС РСФСР. – 1983. - №26. Ст.883; 2003. - №1. – Ст.2.

39.   Зенин, И.А. Основы права [Текст]: учеб. пособие / И.А. Зенин. М.: ММИЭИФП, 2003. – 184 с.

40.   Кирилловых, А.А. Жилищный кодекс РФ и права несовершеннолетних на жилые помещения [Текст] / А.А. Кирилловых // Адвокат. – 2007. - №3. – С.18.

41.   Кодекс о браке и семье РСФСР [Текст]: [принят 30.07.1969 г., в ред. от 07.03.1995 г.] // Ведомости ВС РСФСР. – 1969. - №32. Ст.1397; 1995. - №11. – Ст.939.

42.   Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / под ред. И.М.Кузнецовой. - М.: БЕК, 2000. - 225 с.

43.   Лазарев, В.В., Липень, С.В. Теория государства и права [Текст] / В.В. Лазарев, С.В Липень. – М.: Спарк, 2000. – 511 с.

44.   Осипова, С.В. Согласие (разрешение) органа опеки и попечительства на совершение сделок с недвижимостью при участии несовершеннолетних [Текст] / С.В. Осипова // Нотариус. – 2008. - № 5. – С. 18 – 19.

45.   Отчет прокурора Краснодарского края за 2012 год. – Режим доступа: #"Par99">Акт обследования

жилого помещения, устанавливающий наличие или отсутствие обстоятельств невозможности проживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателем или членом семьи нанимателя по договору социального найма либо собственником которого они являются

"___"________ ____ г.

Комиссия в составе:

1. _____________________________________ (Ф.И.О. представителя органа опеки и попечительства).

2. _____________________________________(Ф.И.О. представителя жилищной комиссии органа местного самоуправления).

3. ______________________________________(Ф.И.О. законного представителя, представителя учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, общественности).

Обследовала жилищно-бытовые условия __________________________________________________________________

 (фамилия, имя, отчество ребенка-сироты и ребенка, оставшегося без попечения родителей, или лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей)

являющегося нанимателем или членом семьи нанимателя по договору социального найма либо собственником жилого помещения по адресу: __________________________________________________________________

Жилое помещение принадлежит на праве: __________________________________________________________________

 (свидетельство о собственности на жилье или иной документ, удостоверяющий право пользования)

Обследованием установлены следующие основания, подтверждающие невозможность (возможность) проживания в жилом помещении: __________________________________________________________________

Заключение комиссии о невозможности (возможности) проживания в жилом помещении:_______________________________________________________

Подписи членов комиссии:

1. _____________________________________ (должность) ____________ (подпись)

__________ (расшифровка подписи)

2. _____________________________________ (должность) ____________ (подпись)

_______ (расшифровка подписи)

3. _____________________________________ (должность) ____________ (подпись)

___________________________ (расшифровка подписи)

 


Приложение Б

 

Приложение

к Порядку выявления обстоятельств, свидетельствующих

о необходимости оказания лицам из числа детей-сирот и детей,

оставшихся без попечения родителей, содействия в преодолении трудной жизненной ситуации

Акт обследования жилищно-бытовых условий нанимателя специализированного жилого помещения, о наличии (отсутствии) обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания содействия в преодолении трудной жизненной ситуации

"___"________ ____ г.

Комиссия в составе:

1. __________________________________ (Ф.И.О. представителя органа опеки и попечительства).

2. __________________________________ (Ф.И.О. представителя жилищной комиссии органа местного самоуправления).

3. __________________________________ Ф.И.О. представителя общественности).

Обследовала жилищно-бытовые условия _________________________________________________________________

 (фамилия, имя, отчество лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей)

являющегося нанимателем жилого помещения по договору найма

специализированного жилого помещения по адресу: __________________________________________________________________

Обследованием установлены следующие основания, подтверждающие наличие

(отсутствие) обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания

лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,

содействия в преодолении трудной жизненной ситуации: _________________________________________________________________

Обоснование комиссии о заключении договора найма специализированного жилого помещения, на новый пятилетний срок или заключения договора социального найма занимаемого нанимателем жилого помещения: __________________________________________________________________

Подписи членов комиссии:

1. ___________________________ (должность) ____________ (подпись)

________________________________________ (расшифровка подписи)

2. __________________________ (должность) ____________ (подпись)

________________________________________ (расшифровка подписи)

3. ___________________________ (должность) ____________ (подпись)

________________________________________ (расшифровка подписи)



[1] Конституция Российской Федерации: закон [принята 12.12.1993 г., в ред. от 30.12.2008] // Рос. газ. 1993. 25 дек.; 2009. 21 янв.

[2] Жилищный кодекс Российской Федерации [от 29.12.2004 г., в ред. от 05.04.2013] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. № 1. Ст. 14; 2013. №14. Ст.1646.

[3]Гражданский кодекс Российской Федерации: Ч.1 [от 30.11.1994 г., в ред. от 07.05.2013] // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. №32. Ст. 3301; 2013. № 19. Ст. 2327.

[4] Седугин, П.И. Жилищное право: учеб. М., 2008. С. 2 – 3.

[5] Толстой, Ю.К. Жилищное право: учеб. пособие. М., 2011. С. 25.

[6] Крашенинников, П.В. Жилищное право: учеб. М., 2010. С.18.

[7] О приватизации жилищного фонда в РФ: закон от [04.07.1991 №1541-1, в ред. от 16.10.2012] // Ведомости СНД и ВС РСФСР.1991. №28. Ст.959; 2012. № 43. Ст.5783.

[8] О некоторых вопросах, применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»: пост. Пленума Верховного суда Рос. Федерации [от 24.08.1993 г. №8] // Бюл. Верховного суда Рос. Федерации. 1993. №11.

[9] Жилищный кодекс РСФСР [от 24.06.1983 г.] // Ведомости ВС РСФСР. 1983. №26. Ст.883.

[10] Кодекс о браке и семье РСФСР [от 30.07.1969 г.] // Ведомости ВС РСФСР. 1969. №32. Ст.1397.

[11] О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»: федер. закон [от 11.08.1994 г. №26-ФЗ] // Рос. газ. 1994. 14 авг.

[12] Об утверждении Правил пользования жилыми помещениями: пост. Правительства Рос. Федерации [от 21.01.2006 г. №25] // Рос. газ. 2006. 27 янв.

[13] Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность: пост. Правительства Рос. Федерации [13.08.2006 г. №491, в ред. от 03.04.2013 г.] // Рос. газ. 2006. 22 авг.; официальный интернет-портал правовой информации #"#">#"Cambria Math"/>

Теги: Общие положения реализации жилищных прав несовершеннолетних  Диплом  ТГП
Просмотров: 10846
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Общие положения реализации жилищных прав несовершеннолетних
Назад