Охотничьи птицы

Содержание


Введение

. Основная часть

.1 Использование ловчих птиц

.2 Беркут

.3 Ястреб-перепелятник

Заключение

Список литературы


Введение


Издревле охота с ловчей птицей была не столько способом добычи охотничьих трофеев, сколько искусством и развлечением одновременно. Не утратила она своего значения и доныне. Сегодня в мире с ловчей птицей охотятся энтузиасты в Казахстане, Германии, Японии, Италии, Испании, Пакистане, Англии, Объединенных Арабских Эмиратах, Венгрии, и многих других странах.

Сакральность действа, когда ловчая птица, как бы по мановению свыше, действует в интересах ловчего, завораживает. Именно поэтому саму охоту всегда возводили не просто к преследованию дичи, а как бы к демонстрации благоволения Небес к воле самого охотника. От результата такой охоты выводили и благорасположенность Бога ко всей деятельности самого охотника - удастся ему самому закогтить избранную добычу или нет.

Охота с ловчими птицами… В наше время это экзотика, это любопытно, но не популярно и уж точно не модно. К указанным определениям необходимо добавить еще два: дорого и хлопотно.

Соколиная охота пережила свое золотое время. Великолепные, гордые, красивые, яростные ловчие птицы - и терпеливые, серьезные, азартные сокольничьи. Вот такая это охота - интересная и зрелищная. Сегодня же услышать, прочитать об охоте с птицей, увидеть изображение сокольника или фотографии удается случайно, и трудно понять, как происходит эта загадочная охота, бывшая старинной забавой русских царей и богатейших из дворян.

К XVIII веку все захватил водоворот помещичьих псовых охот, который утих с отменой крепостного права. Об этой охоте можно как минимум узнать из литературной классики, да и главные действующие лица такой охоты - гончие и борзые собаки - то и дело появляются во всей красе то в телепередаче, то на выставке, то в историческом фильме. И легче представить лес и поля, оглашаемые лаем стаи гончих, и всадников на опушке леса со сворой борзых, чем конный выезд царской соколиной охоты, шум нагонщиков дичи и свист воздуха, рассекаемого соколом, делающим ставку. Грустно, но закономерно. А вот уже более чем полтора века, безусловно, господствует ружейная охота, хорошо знакомая нашим современникам.

Конечно, любая охота интересна по-своему. И все-таки заманчиво узнать о соколиной, какой она была прежде и какой стала в наши дни. К счастью, ничто бесследно не исчезает из культуры народа. Обязательно остаются хотя бы отрывочные свидетельства и напоминания о происходившем когда-то. Любое занятие человека оставляет свой след в различных сферах его деятельности, будь то архитектура, литература, живопись, быт, религия. Из прошлого, далекого или близкого, до нас дошли осколки, правильно сложив которые, можно многое узнать и понять. А в современном настоящем главное внимательно осмотреться, ведь кто ищет, тот всегда найдет.

В последнее время, стало модным применять какой-то экзотический тип охоты. Одним из таких видов, является охота с птицами, а именно с ловчими. Это захватывающее зрелище, причём как со стороны, так и если непосредственно принимать в нём участие. В статье будет рассказано об основных особенностях этой интересной охоты.


1. Основная часть


.1 Использование ловчих птиц


Использование ловчих птиц - орлов (беркут), соколов (сапсан, балобан, кречет), ястребов (тетеревятник, перепелятник) - для охоты на птиц и зверей известно в нашей (славной своей историей) стране с 10-го столетия. Ну а с распространением огнестрельного оружия охота этим способом резко сократилась, но и теперь ею занимаются в Средней Азии и конечно Закавказье. В последние годы соколиная охота постепенно возрождается в зарубежных странах, и в частности в Чехословакии, Англии.

Подготовка птиц к охоте не представляет особых трудностей. Хищников-птенцов птицы сокол, например, вынимают из гнезда или ловят летающих молодых. Их совершенно не нужно обучать, как нападать на свою природную добычу, ибо свойство это для них строго наследственное. Добытые пернатые обычно содержатся в специальном ящике с мягкой и тёплой подстилкой и свободным поступлением воздуха. Для сидения устраивают насесты, треноги. Молодых птиц кормят измельченным мясом с добавлением в него сырых яиц. Обязательно следует давать птицам кости, иначе они болеют рахитом, ставить воду для питья и купания. Взрослых птиц кормят один раз в сутки, а молодых - два-три раза. Сокол - nbsp; сапсан и ястреб получают ежедневно по 100- 150 г мяса (голубя), беркут - до килограмма (кролика). Целесообразно скармливать ловчим птицам мелких мышевидных грызунов и распространенных вороновых птиц (ворон, сорок, галок). Перед охотой ловчих птиц не кормят. В особом же уходе всегда нуждаются любые линяющие ловчие птицы.

Подготовка пернатых к охоте разбивается на несколько этапов. Первый - приручение к охотнику и домашнему окружению.

Птицу следует как можно больше носить на своей руке, при этом, надев прямо ей на голову колпачок (или клобучок). Следующий этап обучения, так называемое «хождение на руку», а именно, прирученная вами птица должна спокойно идти на руку и без привязи и без приманки. Третий этап - приручение к вабилу (приманке). Для притравливания птицы пользуются чучелом лисицы или зайца, в глазницы которого вкладывают мясо. Когда ястреб привыкает клевать мясо из головы неподвижного чучела, последнее привязывают к седлу скачущей лошади и пускают птицу. Она хватает чучело лапами и старается его удержать, распустив крылья. При притравке на птиц пользуются живыми объектами, но с подрезанными крыльями. Последний этап обучения, напуск на живую добычу. «Урок» проводят желательно в самую тихую погоду, и вечером. И уже после двух-трех хороших пробных напусков всё обучение вашей ловчей птицы заканчивается. Воспитание птицы продолжается около месяца. Столько же учат соколов. Две недели - обычный срок приручения ястреба. Срок службы, в течение которого служат ловчие птицы, зависит от опыта охотника. Соколы и ястребы-тетеревятники «работают» до 10 лет, но обычно три-четыре года. Беркуты - пять-шесть лет (до 15).

Снаряжение для содержания и использования ловчих птиц несложно: колпачок (клобучок), так называемые путцы (опутенки) - такие короткие ремни, которые надеваются на цевку ноги, и ремень должик, с длиною в 70- 80 см, за него, охотник всегда держит птицу прямо на руке. Чтобы облегчить нахождение ловчей птицы, упавшей в высокие заросли, применяют бубенцы. Соколам их прикрепляют к цевкам небольшими ремешками. Лучшее время охоты с ловчими птицами - утро и вечер. При использовании беркута и соколов следует ехать верхом, а при охоте с ястребом идут пешком. Опытный охотник, который применяет беркута, за сезон примерно добывает от 50 до 60 лисиц, а с ястребом-тетеревятником или ястребом-перепелятником - много пернатой дичи.

Ловчие птицы: сокол-сапсан например, всё чаще используются современными охотниками, они являются даже данью моды, но всё это, ведёт к возрождению старинных традиций в охоте.

1.2 Беркут


Самый крупный и самый сильный из семейства ястребиных - беркут (Aquila chrysaetus). Это наиболее крепко сложенная птица из всех ближайших родичей, ловчая птица среднеазиатских кочевых наездников, герой различных сказаний, оригинал для гербов, эмблема силы и могущества. Длина беркута достигает 80-95 см, размах его крыльев 2 м и более, длина крыльев 58-64 см, хвоста 31-36 см. Первые измерения соответствуют величине самцов, вторые - более крупных самок. У старой птицы затылок, исключая заднюю часть шеи, ржаво-буро-желтый, все остальное оперение белое, на конце весьма равномерного темно-бурого цвета; хвост белый, покрыт черными пятнами или перевязями, на конце черный. Штаны бурые, нижние кроющие перья хвоста белые. В молодом оперении, которое повсюду светлее, светло-бурый цвет распространен до темени и боков шеи; крылья снабжены большим белым зеркалом; хвост серо-белый; штаны очень светлые, часто тоже белые. Вышесказанное относится к наиболее часто встречающейся окраске, и необходимо добавить, что оперение этих орлов необыкновенно склонно к вариациям в цвете.

Беркут живет в высоких горных поясах и чрезвычайно обширных лесах Европы и Азии, но при случае, по Гейглину, долетает до северо-восточной Африки. Этот орел распространен по южной Европе, северной Африке, Скандинавии, по всей России, где она покрыта лесами или скалами, от Урала до Китая и от лесного пояса Сибири до Гималайских гор, по Малой Азии, северной Персии. В западной Европе, во Франции и Бельгии он встречается гораздо реже, чем на востоке и юге; в Великобритании появляется лишь как кочевая птица*; в Швейцарии он, правда, не совсем редок, однако и не часто встречается.

* В Бельгии беркут сейчас не встречается, но в Великобритании гнездится в горах Шотландии.

На юге России представляет собою обычное, а в горах Средней Азии ежедневное явление.

Не избегая крупных лесов, этот орел предпочитает селиться все-таки в высоких горах, охотнее всего на недоступных скалах. Раз избранной местности орлиная чета придерживается особенно настойчиво. Даже зимой не покидает ее, если находит достаточно дичи, за это время аккуратно посещает свое гнездо, словно желая заявить на него свои права. Одни только молодые орлы совершают перелеты или кочевки; они-то главным образом и попадают под выстрелы. Для достижения зрелости, в полном смысле этого слова, орлу нужно много, может быть, 6-10 лет и больше.

На самом деле беркуты достигают половозрел ости в возрасте 4 лет.

До этого времени он летает по всему белому свету, пролетая, быть может, гораздо большие расстояния, чем мы думаем. Оседлым беркут становится лишь тогда, когда он спарится и задумает устроить собственное гнездо. Но и тогда район его жительства еще очень обширен, что вызвано значительными требованиями к пище этой птицы.

Беркуты, сообща промышляя добычу, сообща и съедают ее. Однако трапеза отнюдь не всегда проходит мирно. Лакомый кусочек способен породить ссору между самыми нежными супругами. Охота продолжается приблизительно до полудня; после этого хищники возвращаются к гнезду и выбирают себе укромный уголок для отдыха. Обыкновенно это случается тогда, когда лов был удачен. Беркут сидит тогда долгое время на одном месте с набитым зобом и растрепанным оперением, предаваясь отдыху и пищеварению, обращая, однако, внимание на свою безопасность. Отдохнув, беркут обыкновенно летит на водопой. Утверждают, что для него достаточно уже крови убитой им жертвы, однако каждый пленный орел доказывает противоположное. Он пьет много и, кроме того, нуждается в воде для купанья. При теплой погоде редкий день проходит, чтобы он не делал этого. Утолив жажду и вычистившись, беркут еще раз вылетает на добычу. К вечеру он обыкновенно забавляется, играя в воздухе; с наступлением сумерек осторожно, без малейшего крика, прилетает на место ночлега, которое выбирается птицами всегда с чрезвычайной осторожностью. Такова, в коротких словах, ежедневная жизнь этой птицы.

Только сидя и на лету беркут красив и величествен, походка же его беспомощна и неловка до смешного. Чтобы взлететь с ровной поверхности земли, он, ковыляя, сначала делает пробежку, потом медленно и мощно взмахивает крыльями. Достигнув известной высоты, парит часто целых четверть часа, не делая крыльями ни одного взмаха. На лету, подобно грифам, он распластывает свои крылья настолько, что концы отдельных маховых перьев уже не соприкасаются между собой, тогда как хвостовые перья всегда прикрывают друг друга.

Вид летящего беркута, благодаря ровно срезанному хвосту, представляет собою нечто столь своеобразное, что его никогда нельзя смешать с грифом. Кружащийся в далекой выси хищник, завидев добычу, сначала опускается по спиральной линии, чтобы лучше нацелиться; затем вдруг складывает свои крылья и со свистом стремглав несется на землю в косом направлении, выставив вперед когти прямо на намеченную добычу, и бьет ее обеими лапами. Если добыча не тяжела, он сейчас же вонзает в нее свои когти; если же последняя может нанести ему какой-либо вред, он никогда не забывает нанести ей удар лапой по голове, чтобы одновременно и ослепить, и обезоружить. Мой отец часто видел приемы охоты беркутов, которые и изложил в превосходном описании; поэтому я приведу это описание, хотя только в виде выдержек. "При схватывании добычи, - говорит отец, - он так сильно бьет когтями, что слышен звук удара и видно, как мощно сжимаются пальцы. Обыкновенно он схватывает так, что пальцы одной лапы вонзаются в голову... Когти другой ноги глубоко впились в грудь жертвы. Чтобы держаться в равновесии, беркут широко раскрыл крылья и вместе с хвостом пользовался ими как подпоркой. При этом глаза налились кровью и казались больше обыкновенного, все перья на теле прилегли плотно, клюв раскрыт, язык высунут. В нем была заметна не только чрезвычайная ярость, но и необычное напряжение силы. Жертвы очень скоро расстаются с жизнью под могучими когтями хищника, так как они не способны оказывать ему сопротивление".

Однако он нападает даже на острозубых лисиц. "Горе бедной кумушке Патрикеевне, - совершенно правильно рассказывает Гиртаннер, - у которой не удалась ночная охота и которая, желая промыслить что-нибудь на обед, крадется к беззаботно играющему выводку каменных куропаток, тогда как за ней ужо следит крутящаяся пара орлов! Горе, если, увлекшись охотой, лиса слишком сосредоточила свое внимание на намеченной добыче! Быстро прижав крылья к телу, с широко раскрытыми когтями, царь птиц стрелой и со свистом летит на нее. В то же мгновение он бьет неосторожную плутовку в оскаленную мордочку и таким образом делает безвредными ее острые зубы. Другой лапой он вцепляется в тело своей жертвы, наседает на нее всей силой, удерживаясь при этом в равновесии взмахами крыльев, и затем жестоко начинает разрывать свою жертву, прежде чем она расстанется с жизнью".

Сознание собственной силы увлекает беркута иногда до того, что он решается даже нападать на властителя земли. То, что он налетал на маленьких детей и, если мог, уносил их с собой, вовсе не принадлежит к числу басен*; известны даже факты, что он бросался на взрослых людей, не будучи вынужден к тому обороной или защитой своего гнезда.

Никакой беркут не в состоянии поднять и унести маленького ребенка.

По этому поводу Нордман рассказывает одну забавную историю. "Голодная и безумно смелая птица кинулась в середине села на большую пасшуюся свинью, громкие крики которой привлекли внимание поселян. Прибежавший крестьянин прогнал орла, который с большой неохотой оставил свою тяжелую добычу и, слетев с жирной спины свиньи, бросился на кота и с этой ношей уселся на заборе. Раненая свинья и окровавленный кот начали ужасный концерт. Крестьянину теперь хотелось освободить и кота, но он не решался подойти без всякого оружия к свирепой птице, почему и поспешил домой за заряженным ружьем. Но орел бросил кота, налетел на крестьянина и вцепился в него когтями; дуэт тогда превратился в трио: попавшийся врасплох крестьянин, жирная свинья и старый кот кричали вместе о помощи. Прибежали другие крестьяне, схватили орла руками и отнесли связанного злодея к одному моему приятелю".

Слишком долго перечислять здесь всех животных, за которыми орел охотится. Среди европейских птиц от него не страдают лишь хищные, ласточки и быстрокрылые певчие птицы, а из млекопитающих, не считая крупных хищников, только большие парно- и непарнокопытные. То, что он не отказывается от мелких животных, считается точно установленным на основании долговременных наблюдений. "Упоминаемое Плинием сказание, - замечает граф фон Мюле, - что Эсхил был убит черепахой, брошенной орлом на его плешивую голову, отнюдь не лишено достоверности. Очень часто случается, что беркут схватывает какую-нибудь наземную черепаху, поднимается с ней на воздух, роняет ее на скалу и повторяет это до тех пор, пока не расколотит ее, после чего он усаживается возле нее и принимается за еду".

Многие животные, которые находят защиту от орла, прячась от него, делаются все-таки его добычей, так как он охотится за ними так долго, что, утомленные, они предаются в его власть. Так, он до тех пор наводит ужас на водоплавающих птиц, ищущих спасения от него в нырянии, пока те от усталости более нырять не могут; тогда орел и хватает их без затруднения. Он не отказывается попользоваться и на чужой счет, допускает вместо себя поработать других хищников, например сапсанов, и заставляет их только что захваченную ими добычу отдать ему. Иногда даже он уносит убитую охотником дичь на глазах у него.

Пойманную, убитую или, по крайней мере, полузадушенную добычу орел, перед тем как есть, сначала поверхностно ощипывает; окончив это, он ест ее с головы. У более крупных птиц он оставляет только клюв. После головы съедает шею, затем уже остальное тело. Кишки не трогает, все же остальное, что только может разгрызть, съедает и переваривает. Так как он, подобно ястребам и благородным соколам, глотает только маленькие куски, то, чтобы съесть половину вороны, тратит около 20 минут. Ест он с большою осторожностью, время от времени озирается и прислушивается. При малейшем шуме сосредоточивается, долго всматривается в то место, откуда донесся шум, и только тогда принимается за еду вновь, когда все успокоится. После еды очень тщательно вычищает клюв. Волосы и шерсть, кажется, для него необходимы: они, по-видимому, нужны ему для прочищения желудка. После полного переваривания пищи шерсть сбивается в клубки, которые орел и отрыгивает в виде погадок, обыкновенно каждые 5-8 дней. Если не давать ему перьев и волос, он проглатывает сено и солому. Кости, охотно глотаемые им, совершенно перевариваются в его желудке.

Беркут начинает гнездиться рано, обыкновенно уже в середине или конце марта. Гнездо вьет в горах преимущественно в больших, сверху прикрытых нишах или на широких карнизах утесов; в обширных лесах он устраивает гнездо на верхушечных ветвях высочайших деревьев. Гнездо, устроенное на дереве, обыкновенно состоит из массивного фундамента из крепких сучьев, которые орел или подбирает с земли или срывает с деревьев, налетая с большой высоты прямо на сухие сучья и в то же мгновение схватывая их лапами. Более тонкие ветви служат наружной обкладкой, прутья и мох - внутренней подстилкой плоского гнездового ложа. Такое гнездо имеет в поперечнике 1,30-2 м с гнездовым ложем в 70-80 см, однако с годами, употребляемое в дело долгое время, оно растет если не в объеме, то в вышину, и поэтому представляет собой поистине массивную постройку. При устройстве гнезда в нише утеса орел меньше заботится о солидности основания. Правда, он и сюда обыкновенно натаскивает большие сучки для складывания из них нижней опоры, после чего продолжает верхнюю постройку вышеописанным же образом; при случае, впрочем, довольствуется более мелкими прутьями.

Яйца беркута сравнительно невелики, круглые, окружены грубой скорлупой и имеют беловатый или серовато-зеленый основной фон, неравномерно покрытый более крупными и более мелкими сероватыми и буроватыми пятнами и точками, часто сливающимися между собой. В гнезде находят 2-3 яйца, но редко более двух птенцов, часто же только одного. Самка насиживает яйца приблизительно пять недель.

Вылупившиеся из яиц птенцы, появляющиеся на свет обыкновенно уже в первых днях мая, бывают покрыты, как и у других хищных птиц, густым серовато-белым шерстистым пухом. Они растут довольно медленно и получают способность летать или немного ранее середины июля, или большею частью в конце этого месяца. Вначале они почти неподвижно сидят на своих плюснах, и о жизни их свидетельствует только изредка ворочающиеся головы. Позднее они временами приподнимаются, возятся много в своем оперении, так как вырастающие перья производят неприятный зуд, время от времени расправляют как бы обрубленные крылья и, двигая ими, делают некоторый намек на попытки летать. Наконец приподнимаются на пальцах, подбегают и отбегают от края гнезда, с любопытством смотрят в неизмеримую глубину или на виднеющихся в голубой выси родителей, пока не научатся вылетать из гнезда и прилетать к нему обратно. Оба родителя обращаются с птенцами с чрезвычайной нежностью. И в особенности орлица тщательно заботится об удовлетворении всех их нужд. Пока они еще малы, она почти не оставляет гнезда, садится на них, чтобы согреть. Вместе с самцом орлица натаскивает обильную добычу, чтобы птенцы не терпели в ней никакого недостатка. В самом раннем возрасте птенцы получают корм, предварительно размягченный в зобу матери; впоследствии она разрывает для них пойманную добычу. Наконец оба родителя начинают носить в гнездо цельную добычу и предоставляют птенцам есть, как они желают, чтобы постепенно приучить их к самостоятельности.

Пока детки маленькие, родители не улетают далеко от гнезда, по крайней мере, самки; напротив, позднее, в зависимости от успешного подрастания птенцов, они улетают на более долгое время и на более отдаленное расстояние; и, наконец, если они достаточно запасли пищи для своих птенцов, то часто пропадают на целый день. Насколько велико число жертв, нужных для поддержания жизни двух молодых орлят, видно из одного сообщения Бехштейна, по словам которого, около одного орлиного гнезда найдены были остатки 40 зайцев и 300 уток. Быть может цифры эти и преувеличены, но все же орлиная чета довольно-таки пагубно распоряжается среди окрестных животных, причем нужно понимать слово "окрестность" в обширном значении его; так, наблюдались случаи, когда орел таскал цапель из-за 20-30 километров. В одном гнезде, к которому 2 июля 1877 года был спущен на веревке охотник Рагг, лежали: еще не загнившая, на три четверти съеденная молодая серна, остатки одной лисы, сурка и не менее пяти зайцев.

Охота на орлов в большинстве случаев возможна только для хорошего ходока по горам и искусного стрелка. В большинстве же случаев орлы даже в ранней молодости, еще издали выказывают необыкновенную осторожность и пугливость. С возрастом недоверчивость орла настолько же увеличивается, насколько развивается в нем понятливость. Он также отличает безвредного человека от охотника, например, без всяких опасений занимается своим грабежом вблизи пастухов, но уже издали летит прочь от вооруженного человека, обыкновенно же относится недоверчиво ко всякому непривычному явлению, почему чаще всего вовремя удаляется от всякой угрожающей ему опасности.

Воспитанные смолоду орлы вскоре становятся ручными и доверчивыми; они так привыкают к хозяину, что скучают по нему, если его нет долгое время, встречают радостными криками, когда он возвращается, и никогда не делают ему вреда. Доверять им, однако, следует так же мало, как и другим хищным птицам. Особенно нужно остерегаться держать в узком помещении и без строгого призора нескольких орлят. У них еще не развито достаточно сообразительности, и они просто по одному только непониманию нападают друг на друга. Один из них после долгой битвы берет верх над другим и начинает совершенно невозмутимо есть побежденного. У старых птиц можно меньше опасаться таких инцидентов и, если помещение их достаточно обширно, к ним можно посадить и более мелких хищных птиц, ловкость которых спасала бы их в случае чего от хищнических наклонностей орлов.

В пище беркуты мало требовательны. Всякое мясо им но вкусу, а шерсть и перья, по крайней мере, не принадлежат к их необходимым потребностям. При всяких условиях жизни они требуют много чистой воды для питья вволю и еще, скорее, для купанья. Орлы очень чистоплотны, не терпят никакой грязи ни на своем оперении, ни на клюве, почему беспрестанно чистятся. При относительно удовлетворительном уходе они выживают в неволе много лет. "В Императорском дворце в Вене, - рассказывает Фитцингер, - по старому обычаю правителей дома Габсбургов несколько столетий подряд содержались в неволе живые орлы, пользовавшиеся самым заботливым уходом. Один прожил гам с 1615 по 1719 год.

По всей вероятности, это исключительный случаи или какая-то ошибка. Обычно орлы живут в неволе вполовину меньше, порядка 40-60 лет.

В Шенбрунне в 1809 году околел один орел того же вида, который провел в неволе почти полных 80 лет".

Паллас, а после него Эверсман первые сообщили нам, что башкиры и другие центральноазиатские народы употребляют беркутов для охоты. Во время нашего путешествия по Сибири и Туркестану я сам видел этих огромных ловчих птиц, а от киргизов, которые отдавали этим птицам особое предпочтение, узнал все нижеследующее о приемах этой охоты и дрессировки орлов. Все киргизские охотники, пользующиеся беркутами как ловчими птицами, вынимают их из гнезд возможно более юными и воспитывают с большою заботливостью. Молодой орел кормится на руке и из рук сокольничего, чтобы птица привыкла к нему с раннего детства; позднее, когда орленок еще совершенно не оперится, после каждой еды на голову ему заботливо надевают колпак. Какую-либо особенную дрессировку киргиз не считает нужной и скорее довольствуется приучением птицы к руке и призыву; наследственная привычка дополняет недостающее. Когда орел научится хорошо летать, охотник выезжает с ним в степь, чтобы его сначала натравливать на слабую дичь, именно на байбаков и сусликов. Тяжелая птица, сидящая на руке, одетой в толстую перчатку, скоро утомляет охотника, и он кладет руку на луку седла или на особую подставку, упирающуюся в стремя. Благодаря искусству киргизов пробираться верхом по самым плохим дорогам, верховой сокольничий взбирается всегда на какое-нибудь возвышенное место, откуда открывается большой кругозор. Так он, завидев подходящую дичь, снимает с головы птицы колпак и бросает ее в воздух. Вначале орел выказывает себя довольно неловким, но вскоре приобретает необходимую ловкость, чтобы настичь степного сурка прежде, чем тот достигнет своего жилища. Когда птица поймет свое назначение, ее начинают натравливать на лисиц. Последних охотники вспугивают из их нор, преследуют на лошади и стараются гнать так, чтобы они прошли поблизости от сокольничего, который в нужный момент и бросает им вслед ловчую птицу. Орел поднимается, описывает сначала один или два круга, затем по косому направлению несется на лису и вонзает свои когти в заднюю часть ее тела. Лиса сейчас же изворачивается, чтобы нанести противнику смертельный укус; однако беркут ловит момент и схватывает лису за морду, стараясь по возможности вонзить когти в глаза. Лиса и тут старается спасти свою шкуру и препятствует второму или третьему нападению орла, внезапно бросаясь вместе с орлом на землю и поворачиваясь на спину. Но в ту минуту, когда лиса хочет перевернуться, орел разжимает свои лапы, поднимается на воздух и снова как грозная туча несется над бедной плутовкой, готовый еще раз вонзить свои ужасные когти в голову животного. Такие нападения, сменяемые угрожающим полетом, утомляют лису скорее, чем можно было бы ожидать, и она, наконец, почти не оказывает сопротивления держащей ее птице. В это время подъезжают ободряющие орла ликующим гиканьем охотники и прекращают страдания лисы ловким ударом палицы.

Когда орел достаточно ознакомится с травлей лисиц, сокольничий начинает травить его на волков, которые, как и лисицы, предварительно выгоняются на чистое поле. Не всякий орел решается нападать на этого несравненно сильнейшего хищника, но ловчая птица, хорошо натасканная на лисиц, исполняет это отлично, хотя всегда с большою осторожностью; при этом орел поступает таким же образом, как при вышеописанной травле лисицы. Причинить серьезные повреждения, как это часто бывает с лисицами, волку орел не в состоянии; но едущие вслед охотники во время подобной охоты более чем когда-либо стараются подоспеть к птице вовремя, почему волка, схваченного орлом, обыкновенно можно считать погибшим.

Орла, который бьет страшного волка и без дальнейшей подготовки травит другую дичь, киргиз не продаст ни за какие деньги; ловчая птица, удовлетворяющая более скромным требованиям, в глазах такого охотника стоит двух-трех кобылиц. Одновременно с двумя орлами охотиться нельзя, так как они возбуждаются соревнованием, бросаются друг на друга и бьются не на живот, а на смерть.

Гораздо обыкновеннее применяется в дело орлиное оперение, нежели живой орел. Среди тирольцев и верхнебаварцев некоторые части орлиного оперения употребляются как дорогое украшение. Выше всего ценится так называемый орлиный пух - нижние кроющие перья хвоста, за которые охотно платят 4-10 марок; после него особенно ценятся когти. Очень часто носят на серебряных часовых цепочках клыки благородного оленя, клыки лисицы, когти ястреба или филина, но высшее украшение для такой цепочки орлиные когти. Особенное предпочтение отдается заднему когтю, меньше ценится передний коготь, наконец, дешевле всего слабый коготь самого маленького пальца. У китайцев голова и лапы беркутов служат врачебными амулетами, а маховые перья употребляются на веера и на оперение стрел. У бурят также высоко ценятся маховые и рулевые перья орлов, а монголы приносят их в жертву богам.

Весьма интересно, что среди индейцев Америки господствует то же воззрение. "Они охотно вынимают из гнезд, - говорит принц фон Вид, - взрослого орленка, которого выращивают, а потом пользуются его хвостовыми перьями, которые у них весьма высоко ценятся: одно перо продается за целый доллар. У всех индейских племен Северной Америки перья служат знаками их геройских подвигов, и у большинства такое перо означает одного убитого врага. Орлиное перо, выкрашенное киноварью в красный цвет и с укрепленными на его конце погремушками гремучей змеи, имеет в глазах индейцев большое значение, а именно: оно обозначает в высшей степени заслуженный подвиг в деле конокрадства. Далее индейцы украшают орлиными перьями свои перистые шапки, прикрепляя перья перпендикулярно в ряд на красную суконную тесьму; на верху же устраивается шапочка из мелких перьев. Когда такая шапка надета, красные тесьмы с гребневидными, перпендикулярно стоящими орлиными перьями ниспадают на спине до земли. Индейцы-манданы зовут это украшение, надеваемое в большие праздники, "махеси-акуб-нашка", причем его могут носить только отличившиеся бойцы; такое украшение к тому же и дорого, и обладатель его поменяется им только на лошадь. Я должен только заметить здесь, что на большинстве идеализированных картин художника Котлина. изображающих охоту на бизонов, индейцы нарисованы с подобными украшениями. Это совершенно неверно. Индеец, как на охоту, так и на войну, идет без всякого украшения; только талисман свой он никогда не забывает. Большие перистые гребни носятся, правда, известными предводителями в большом сражении или во время битвы, причем только в редких случаях, на охоте же никогда. Точно так же индейцы прикрепляют часто орлиные перья к своему оружию или же носят их в волосах; крылья же служат им веерами".

1.3 Ястреб-перепелятник


Ястреб-перепелятник (Aceipiter nisus) считается типичной птицей семейства ястребиных. Длина его равна 32 см, размах крыльев 64, длина крыла 20, длина хвоста 15 см. Значительно более крупная самка на 8-9 см длиннее и на 12-15 см больше в размахе крыльев. У старых птиц вся верхняя сторона черновато-пепельно-серая, нижняя сторона белая с ржаво-красными волнистыми линиями и ржаво-красными стрежневыми черточками; хвост с 5-6 черными поперечными полосками и белой каймой на конце. Клюв голубой, восковица желтая, радужная оболочка золотисто-желтая, ноги бледно-желтые.

В Европе перепелятник, по-видимому, водится везде, а также и в большей части Средней Азии он, вероятно, оседлая птица. Живет в лесах всякого рода, охотнее всего в рощах, которые находятся в гористых странах. Но вовсе не боится человека, напротив, охотно селится в непосредственной близости от деревень и городов. По крайней мере, он посещает их осенью и зимой, охотится даже в маленьких садах внутри больших городов, ежедневно появляется, если ему раз удалось достать здесь добычу, в определенные часы, и иногда не дает себе даже труда унести добычу, а поедает ее в укромном местечке в непосредственной близости от жилых построек.

"Перепелятник, - говорит мой отец, который очень подробно и точно описал его, - прячется большую часть дня и появляется лишь тогда, когда хочет охотиться. Несмотря на короткие крылья, он летает легко, быстро и очень ловко; ходит, напротив, подпрыгивая и неловко. Он боязлив перед человеком, но дерзок и бесстрашен по отношению к более крупным птицам. Бехштейн приписывает большую отвагу самцу, Науман - самке, но оба ошибаются: и самец, и самка одинаково храбры. Правда, самка сильнее и может с успехом выдержать битву, в которой самец был бы побежден. Мне пришлось однажды видеть замечательное зрелище перед окном. Самка перепелятника поймала воробья и унесла его за забор сада, едва в 10 шагах от моего жилища, чтобы съесть его там. Я заметил это из окна и не стал мешать. Когда перепелятник не управился еще и наполовину, прилетела ворона, чтобы отнять у него добычу. Перепелятник расправил крылья и закрыл ими свою добычу. Но после того, как ворона несколько раз бросилась на него, он взлетел, держа воробья в одной лапе, ловко повернулся на лету так, что спина его почти была обращена к земле, и так сильно схватил ворону свободной лапой за грудь, что она принуждена была улететь. Но и самец обнаруживает такую же дерзость, как и самка, и, подобно ей, появляется в деревнях".

С дерзостью ястреб-перепелятник соединяет замечательное присутствие духа и хитрость. Если перепелятник возбужден находящейся поблизости добычей, он забывает все вокруг себя, не обращает внимания ни на людей, ни на собак и кошек. Схватывает и уносит намеченную добычу около самого наблюдателя, бросается со свистом над самой головою сидящего человека, так что почти задевает его крыльями, схватывает жертву без промаха и исчезает с нею, прежде чем успеешь хорошенько опомниться. У охотника, стреляющего мелких птиц, он нередко уносит подстреленную дичь. Тачановский даже уверяет: чтобы приманить перепелятника, достаточно сделать выстрел из ружья. Должен сказать, что и я часто видел после выстрела приближающегося перепелятника, но не считал возможным сделать такой вывод, как только что упомянутый автор.

Перепелятник - самый страшный враг мелких птиц, но вовсе не редко он отваживается нападать и на более крупных. От серой куропатки до королька ни одна птица, по-видимому, не защищена от его нападений; мелкими млекопитающими он тоже не пренебрегает. Смелость перепелятника иногда поистине беспримерна. Случалось наблюдать, что он нападал на домашних петухов, и не раз видели, как бросался на зайцев. Однако кажется, что он хотел лишь в шутку напугать этих боязливых животных.

"Мой отец, - пишет мне Рейхенов, - добыл раз на охоте серую куропатку, не употребляя в дело собаки, пороха и свинца. На расстоянии около 100 шагов поднялось стадо куропаток, и почти в то же время в середину тесно скучившейся стаи бросился перепелятник-самка. С куропаткой в лапах перепелятник направился на находившуюся неподалеку межу и прикончил здесь свою добычу. Мой отец спокойно подождал, пока перепелятник убил куропатку, и подкрался, прикрываясь склоном межи, на довольно близкое расстояние к тому месту, где должен был сидеть перепелятник, схватил камень и с криком бросил его в хищника; этим он так испугал перепелятника, что тот оставил куропатку и улетел. Я сам однажды в Вецларе помешал громким криком перепелятнику-самке схватить голубя, которого он уже догнал". У перепелятника, конечно, нет недостатка в мужестве и хищности для того, чтобы броситься на каждую дичь, которую он рассчитывает каким-нибудь образом одолеть: он отваживается нападать, по-видимому, бесцельно, даже на животных, могущих хорошо защищаться. "Я шел по своему лесу и следил за цаплей, которая спокойно пролетала над самыми деревьями. Вдруг из густых ветвей одного из последних деревьев бросился перепелятник, мгновенно схватил испуганную цаплю за шею, и оба со страшным криком упали вниз. Я подбежал тотчас к ним, но перепелятник заметил меня слишком рано, он испугался, выпустил цаплю, и обе птицы спокойно полетели в разные стороны. Я очень хотел знать, чем бы окончилась эта неравная битва, если бы я не помешал. Одолел бы маленький, безумно смелый хищник цаплю и действительно умертвил бы ее?" Если считать, что те перепелятники, которые бросаются на более крупных млекопитающих, хотят лишь напугать их, то все же надо думать, что на более мелких, величиной до белки, перепелятник нападает лишь затем, чтобы съесть их. Мюллер долгое время наблюдал, спрятавшись, за перепелятником, который повторял свои нападения на белку, причем она подвергалась смертельной опасности. Для мелких птиц, именно вьюрков, воробьев, синиц, скворцов и дроздов, перепелятник опасен тем, что захватывает их всегда врасплох и делает спасение почти невозможным, ловит так же хорошо летящих птиц, как и сидящих, и во время охоты даже летит вслед за вспугнутой добычей.

Все мелкие птицы знают и очень боятся своего страшнейшего врага. "Воробьев, - говорит Науман, - страх перед ним загоняет в мышиные норы, и все остальные птицы стараются спастись, как только могут". Некоторые поступают при этом с немалой сообразительностью. Они описывают тесные круги вокруг ветвей и стволов, причем перепелятник, несмотря на свою ловкость, не может так скоро следовать за ними; благодаря этому они немного опережают его и с быстротой молнии бросаются в густой кустарник. Другие при появлении хищника бросаются на землю, прижимаются к ней, лежат неподвижно и часто остаются незамеченными; короче, каждый изо всех сил старается спастись. Самые проворные из мелких птиц преследуют злодея с громким криком и тем самым обращают на него внимание других птиц, которые становятся осторожными. Особенно деревенские ласточки часто портят ему охоту, и он хорошо знает, сколько вреда они причиняют ему; если они приблизятся к нему, он взвивается в высоту, описывает, паря, несколько кругов и затем улетает к лесу, наверное, с сильной злобой в сердце на то, что докучливые птицы так быстры. При нападениях он нередко дает промах; но зато, если посчастливится, схватывает сразу и двух птиц. Пойманную добычу уносит в укромное место, вырывает у нее большие перья и затем, не торопясь, съедает ее. Кости, перья и волосы он выбрасывает обратно в виде погадок. Молодые птицы, еще не вылетевшие из гнезда, и которые выводятся на земле, принадлежат к любимой пище перепелятника, но он не щадит и яиц.

Голос перепелятника слышен редко, обыкновенно лишь у гнезда. Это быстро следующие друг за другом "ки-ки-ки" или медленное "кэк-кэк". Первый крик служит, по-видимому, предостережением.

Гнездо перепелятника находится в чащах или в молодых лесах, редко высоко над землей; оно, по возможности, хорошо скрыто и помещается, если можно, на хвойных деревьях близко от ствола. Он любит такие местности, где поле и лес чередуются между собой. Здесь он выбирает для постройки гнезда чащу или молодой лес, расположенный, по возможности, вблизи от полей или даже от деревень. Если перепелятник раз дал себе труд построить гнездо, то выводит в нем птенцов из года в год, а если у него похитить весной яйца, то кладет их два раза в один год. Между 10 мая и 20 июня в гнезде находят 3-5 не очень больших, довольно гладких яйца различной формы и цвета, с толстой скорлупой. Самка высиживает одна, сидит очень усердно и обнаруживает чрезвычайную любовь к яйцам, не оставляет их, даже если ее несколько раз потревожат, и старается всеми силами оборонять их при нападениях. Оба родителя в изобилии приносят птенцам пищу; однако лишь самка умеет надлежащим образом раздирать ее на куски. Наблюдали, что молодые перепелятники, у которых была убита мать, умирали от голода при обильной пище, так как отец не умел подготовить ее так, чтобы они могли ее есть. После вылета родители долго еще кормят птенцов, водят и учат их.

Более крупные благородные птицы без колебания съедают перепелятника, если могут овладеть им; более мелкие птицы проявляют свою ненависть, по крайней мере, тем, что преследуют его. Человек является врагом этого хищника всюду, где только познакомится с ним. У многих народов Азии перепелятник высоко ценится в качестве охотничьей птицы и поэтому имеет много друзей. "На южном Урале, - говорит Эверсман, - его употребляют для охоты больше, чем какого-либо из ястребов, но главным образом лишь для охоты на перепелов. Летом выкармливают птенцов, дрессируют их, употребляют осенью для охоты и затем отпускают на свободу. Их не стоит кормить в течение зимы, так как весной можно достать столько молодых, сколько нужно. Для охоты выкармливают только более крупных самок; мелких самцов отпускают на волю, так как они для охоты не годятся". Точно так же, как на Урале, перепелятников вынашивают и в Персии и Индии и употребляют с большим успехом. "Охота на воробьев, - замечает Сен-Джон, - одно из любимейших летних удовольствий в Персии, когда погода слишком жаркая для охоты, требующей напряжения. Мелкую добычу вспугивают главным образом около оросительных канав и бросают ястреба прежде, чем улетающие птицы достигнут безопасного убежища. Перепелятник редко дает промах и преследует воробьев с таким рвением даже в мышиных норках и других убежищах, что часто бывает трудно вытащить его оттуда обратно, и таким образом случается терять ценных ловчих птиц. Хороший перепелятник ловит 15-20 воробьев в час. Его понятливость удивительна. Уже через неделю после поимки перепелятника можно употреблять для охоты, правда, привязав к длинному шнуру. Достаточно заняться им несколько дней, чтобы настолько приручить его, что он и без веревки возвращается к хозяину. Самок употребляют преимущественно для охоты на перепелов". Как мы узнаем от Жердона, перепелятника высоко ценят все индийские охотники. Часто ловят в сеть для хищных птиц и дрессируют на куропаток, перепелок, бекасов, голубей и особенно на мейн. Они оказывают хорошие услуги особенно в джунглях и вознаграждают труд, затраченный на их дрессировку.

Кто сам держал перепелятника в неволе, должен признать искусство азиатских охотников. Эти хищные птицы вовсе не приятные пленники; их пугливость, дикость и обжорство просто отвратительны. Ленц приводит пример прожорливости, на который я хочу указать в заключение, так как он характеризует нрав птицы. "Несколько лет тому назад я достал самку перепелятника, которая так яростно преследовала овсянку в колючем кусте, что запуталась в нем и была поймана. Я тотчас связал ей концы крыльев "месте и посадил ее в комнату, где собралось 11 человек, на которых она смотрела сверкающими глазами. Я принес шесть молодых воробьев и пустил одного из них на пол, воробей побежал, и перепелятник тотчас бросился на него, схватил, задушил его когтями и уселся на своей добыче, которую сильно сжимал, пристально смотря на общество. Так как он не хотел при нас есть, то мы ушли прочь, и когда вернулись через 10 минут, воробей был съеден. То же случилось и с двумя следующими воробьями; но четвертого, которого он так же яростно задушил, как и остальных, он съел лишь наполовину, когда мы возвратились, дав ему, как всегда, для еды 10 минут. Тем не менее, он так же жадно схватил и пятого и опять через 10 минут шестого, хотя и не мог съесть их, так как его зоб был полон".


Заключение


Практическое значение охотничьих птиц для хозяйственной деятельности человека, в общем, следует оценивать положительно. Большинство из них приносит прямую пользу, поедая грызунов и насекомых, вредных для землевладелия. Другие, уничтожая в первую очередь больных и слабых особей, является существенным фактором отбора. Даже те хищные птицы, которые кормятся главным образом охотничьими или полезными в других отношениях животными, не могут приносить существенного ущерба, так как общая численность этих видов невысока и они относительно многочисленны лишь в малообжитых местах. Поэтому в настоящее время в большинстве стран охотничьи птицы - в той или иной форме - находятся под охраной. При этом учитывается и несомненное значение птиц как памятников природы.

охота ловчий птица пернатый

Список литературы


1. Чернова Н.М., Былова А.М. Экология. М.: Просвещение, 1994

2. Редкие и исчезающие животные. Птицы. Спpав.пособие / А.А. Винокуp.- М: Высш.шк., 1992.- 446 с. 2э

3. Редкие и исчезающие животные: Земноводные и пресмыкающиеся / И.С. Даревский, Н.Л. Орлов.- М.: Высш.шк., 1988.- 462 с. 3э

4. Редкие животные Казахстана: Матеpиалы ко 2-ому изд. Кpасной книги Каз ССР.- Алматы: Наука, 1986.- 252с.

5. Редкие и исчезающие животные. Млекопитающие / В.Е. Соколов.- М.: Высш.шк., 1986.- 518с.

6. Редкие и исчезающие животные / В.Е. Флинт, М.В. Черкасова.- М.: Педагогика, 1985.- 102с.

7. Жемчужина Казахстана.- Алмата: Кайнар, 1983.- 380 с.


Теги: Охотничьи птицы  Реферат  Биология
Просмотров: 38673
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Охотничьи птицы
Назад