Идеология глобализма как фактор влияния Запада на мировые процессы

Содержание


Введение

Глава 1. Концептуальные основы глобализации

.1 Мировые «культурные потоки»

.2 Понятие глобализации

.3 Противоречивость процесса глобализации

Глава 2. Влияние глобализации на международную безопасность и внешнюю политику Российской Федерации

.1 Тенденция глобализации современного мира: реальность и ее идеологические интерпретации

.2 Влияние глобализации на политику России и обеспечение ее военной безопасности

Заключение

Литература


Введение


Актуальность темы. Обращение к идеологической проблематике глобализма, обосновано сложившейся в последние годы тенденцией ухода как отечественных, так и зарубежных исследователей от некогда популярной концепции «деидеологизации» и признание идеологии в качестве важного фактора жизнедеятельности общества.

При переходе западных стран к постиндустриальному развитию качественно изменяется механизм формирования политического пространства. Выбор приоритетных решений проблем общественной жизни субъекты делают на основе прагматических расчетов, «демонстрационного эффекта», привязки к «контексту». От идеологических доктрин они абстрагируются. Но нельзя утверждать, что наступление постсовременности полностью сняло потребность в объясняющих политический миропорядок идеологических схемах потому, что лишь небольшая часть наиболее развитых стран мира перешла к постиндустриальному развитию.

Тема глобализации к концу 1990-х годов перестала быть только теоретической. События в Сиэтле (конференция Всемирной торговой организации (ВТО).), Вашингтоне(6-17 марта в Вашингтоне фонд Карнеги провел международную конференцию по нераспространению «New Challenges in Asia and America»), Праге( 1 мая 2000 г. - всемирный день борьбы против капитализма, проходивший повсеместно.) и Ницце (в 2000 г. был подписан Ниццкий договор по расширению Евросоюза), Давосе (2000 и 2001 гг.), Генуе (2001 г.), где собирались очередные съезды обсуждавшие глобализацию мира, вызывали массовые беспорядки. Они показали, что глобализация стала социальной реальностью, с которой нужно считаться и можно вести ожесточенную борьбу. Облик этой реальности остается неопределенным, но в нем угадываются следующие черты:

это исторический период, наступивший после завершения холодной войны;

анархия финансовых рынков трансформирует мировую экономику;

трансграничные экономические, политические, социальные и культурные связи становятся более интенсивными;

национальные государства показали неспособность справиться с глобальными проблемами (демографическими, экологическими, прав человека, распространения ядерного оружия и др.);

американская система ценностей, обеспеченная неолиберальной экономической программой и программой политической демократизации одержала триумф и т.д.

Идеологическая проблематика стала предметом исследования для множества видных ученых таких как И.П. Фаминский, В.И. Данилов-Данильян, К.С. Лосев, В.Д. Зотов, В.Л. Иноземцев, А.В. Сидорович, М.Н. Чепурин, Е.А. Киселева, С.Б. Лавров, Д.С. Львов, Луи Альтюссер, Мануэль Кастельс, А.П. Романович, В.К. Сенгачев, Г.В. Сдасюк, В.В. Сорокин, А.И. Соловьев, А.И. Уткин, М. Фридман, А.Н. Чумаков, Ю.В. Шишков, Ю.В. Яковец и др.

Целью дипломной работы является выявление идеологической концепции глобальной идеологии.

Задачи:

изучить концептуальные основы глобализации;

провести анализ понятия мировые «культурные потоки»;

рассмотреть противоречивость процесса глобализации;

изучить реальные тенденция глобализации современного мира и ее идеологические интерпретации;

рассмотреть влияние глобализации на политику России и обеспечение ее военной безопасности.

Объект исследования - глобальная идеология как сфера формирующегося транснационального социального пространства.

Предмет исследования - идеология глобализма как фактор влияния Запада на мировые процессы.

Основным методом исследования был избран сравнительный метод анализа. Также в ходе работы были использованы типологический и исторический методы анализа.

Работа состоит из двух Глав, Заключения и Списка литературы из 50 источников.


Глава 1. Концептуальные основы глобализации


.1 Мировые «культурные потоки»


Глобализация началась в экономике, но к концу двадцатого века вышла за ее пределы и стать доминирующей в политическом развитие мира. Разные регионы мира глобализация затронула по разному, расположив одни в центре, а остальные были вытеснены на периферию. Появились новые и очень строгие противоречия. «Прозрачность» границ между «перевернутых» предвзятых представлений о безопасности и урегулировании конфликтов, отношения между внутренней и внешней политикой дипломатии и других базовых ценностей политического развития стран, регионов и мира в целом. Игнасио Рамоне, французский ученый испанского происхождения, доктор семиологии, политолог, публицист, говорил, что нет однозначного ответа на вопрос о главном враге, но теперь мы говорим о чудовищах с тысячью лиц, которые могут напомнить о себе в любое время демографическим взрывом, наркоманией, мафией, распространением ядерного оружия, этническим фанатизмом, СПИДом, вирусом Эбола, организованной преступностью, исламским фундаментализмом, парниковым эффектом, опустыниванием, крупными миграционными потоками, радиоактивными облаками и т.д. Все это - угроза планетарного масштаба, без границ, распространяется по всему миру, и ее не возможно победить классическим оружием войны [45].

В современных условиях государства все чаще вынуждены реагировать на вызовы ряда многонациональных сил, как турбулентность в потоке. Плодотворной была попытка Арджуна Аппадураи представить процесс глобализации в виде пяти «глобальных культурных потоков» или «пространств» - средства массовой информации, этнофактора, технофактора, финансового фактора, идеологического фактора. Важно отметить, что каждый из них имеет эффект ослабления связей с государством их гражданина [62].

За основу анализа Аппадураи использует концепцию потоков. По его словам, на сегодняшний день человек живет и учитывается в определенных границах. Государство - нация является референтом его локальной принадлежности и имеет первостепенное значение. При таких обстоятельствах, маркеры идентичности возникают в процессе постоянной внутренней и внешней оппозиции.

«Я - Другой». Теперь этнопоток и информационные потоки разрушили старый порядок. Аппадураи предполагает какие-либо изменения в материальной культуре народа, изменение воображения, которое выходит за рамки конкретных средств выражения литературы и искусства, приобретает новый смысл. [2] С этого момента, оно пронизывает повседневную практику, как и в случае мигрантов в чужой стране, когда они вынуждены придумывать и изобретать себя в их мире, в чем им помогают СМИ, создающие суррогаты, воспроизводящие среду их социализации.

Проект Аппадураи не ограничивается дополнением к экономическим аспектам глобализации, ряда положений культуры. Appadurai предполагает, что культурный аспект находится в центре процесса глобализации в связи с ролью, которую играет воображение сегодня. В отличие от теоретиков модернизации и критиков массовой культуры, считающих неизбежным секуляризацию мира, с учетом требований научной рациональности, Аппадураи показывает, что расширение массовой информации дало толчок к работе коллективного воображения. Об этом свидетельствуют современные религиозные движения вне границ национальных государств.

Аппадураи показывает большое недоверие любимым понятиям североамериканской культуры антропологии, не признавая самого термина субстантивизма(этнографический подход к культуре). Он критически рассматривает понятие «примордиализма» как индекса стратегии и представления, опирающегося на примитивные и незыблемые основы крови, земли и языка. Примордиали?зм или эссенциали?зм - в этнологии (этнографии), одно из научных направлений, рассматривающее этнос как изначальное и неизменное объединение людей «по крови» с неизменными признаками. Такая объективация - даже под видом объективных и научных исследований - направлена на овеществление и выделение каждого группы для изучения индивидуально. Опасность культуралистского анализа проявляется в узаконивании агрессии против определенного населения, рассматривается как обреченность на насилие этнического терроризма как «культурного» и неспособность достичь современности. Журналисты и эксперты злоупотребляют изначально дискурсом анализа конфликтов называемых «этническими»: являются ли они далеко (Руанда) или близко(экс-Югославии).

Критикуя эпистемологические ценности использования американской концепции культуры, Аппадураи не отрицает важность различий. Предпочитая прилагательное «культурнный», автор исследует механизмы воспроизводства культурной групповой идентичности. По определению, это тождество не является статичным, он использует даже те элементы, которые, на первый взгляд, кажется, что относятся к другим культурам. Так обстоит дело в крикетом, блестяще проанализированом Аппадураи [2]. Первоначально британский спорт воплощает в себе идеи и ценности, традиционно выращиваемых элит: самообладание, честная игра, командный дух. Ввезенный из метрополии, крикет быстро укореняется в Индии и становится одним из самых традиционных и популярных видов спорта. В какой-то степени, крикет «обоборигенился»: появился специальный язык крикета - смесь местных языков с английским. В конце концов, этот вид спорта стал одним из самых известных символов индийской идентичности. Крикет - сильнейший страсть, в полной мере участвует в создании «воображаемого сообщества» индийской нации. Парадоксально, но недавно заимствованные элементы укрепили национальную идентичность. Подчиненная культура заимствует содержание и дает ему новую дату и мобилизующий смысл. Мы видим, что процесс глобализации не может быть сведена к упрощенной схеме наложения однородной модели (США, Западная) на разнородный набор культурного порядка. Глобальные потоки, с другой стороны, уменьшили возможность присваивать символы западной современности.

Аппадураи разработал оригинальные концепции, которые связывают отношения между субъективным и объективным, которые возвращают нас к концепции работы воображения, закольцовывая композиции. Понятие ethnoscapes - это пейзаж, который образуют группы людей, переходящих по отношению к своей родине и изменения, которые происходят с ними. Концепция ландшафта имеет два аспекта: она включает в себя как с внешний мир такой, какой он предстает перед нами, так и субъективный опыт. В рамках теории глобализации Аппадураи ethnoscapes (этнопейзажи) измеряют культурные потоки. Кроме ethnoscapes, мы должны различать mediascapes, technoscapes, financescapes, ideoscapes [2]. Эти неологизмы могут быть определены как потоки, пейзажи, космос; они не перекрываются, они изоморфны. Вы можете критиковать то, как Аппадураи использует аргументы в оправдание теории течения, пейзажи и критики популярных моделей глобализации. Почему в классификация с точки зрения «пейзажей» больше эвристики, чем обычно разделения между экономикой, политикой и культурой? Аппадураи заинтересован в объективной концепции глобализации, способной изменить развитие нео-марксистской теории, основанной на дихотомии «Центр - Периферия». Он не доволен структурным видением; мир Аппадураи, язык Жиля Делеза и Феликса Гваттари, ризоматичен (хаотичен). Внимание автора сосредоточено в первую очередь на человека потоков, практики миграции рассматриваемых групп в водовороте мирового капитала. Поэтому внимание, которое он уделяет замыслу ethnoscapes, играет важную роль в его теории.

. Медиа - пространство - это резкое увеличение человеческих возможностей в плане сбора данных, обработки, хранения и передачи информации; усиление воздействия информационных технологий во всех сферах человеческой деятельности; распределение потоков и «пейзажей» электронных образов, которые являются строительными блоками форм поведения, потребления и развлечений; формирование «транснационального сообщества идей и чувств» (мировой культуры) на основе достижений в области компьютерных технологий, развития электронных средств массовой информации, информационных технологий, включая Интернет-технологии [2].

. Этнопространство - повышение мобильности etnofaktora и всплеск миграционных потоков на глобальном уровне; туристы, мигранты, беженцы, иммигранты, иностранные рабочие и другие движущиеся люди или группы людей. В период с 1950 по 1998, Западная Европа приняла более 20 млн. иммигрантов, а Соединенные Штаты, Канада и Латинская Америка - 34 млн. [2]

. Технопространство - интенсивное движение передовых и традиционных, информационных и механических технологий через национальные границы.

. Финансовое пространство - укрепление экономических обменов (ТНК, отток инвестиций, размещения огромных сумм денег через валютные рынки, заключение транснациональных спекулятивных сделок, реализация прав собственности за пределами «своих» государства, впереди финансовой экономики в реальном экономике: масса прямых иностранных инвестиций растет в три раза быстрее, чем мировая торговля, объем сделок в валюте и на финансовых рынках около пятидесяти кратного объема международной торговли, и т.д.

. Идеологическое пространство - создание идеологий и контр идеологий, родившихся от встречи западных ценностей Просвещения и «периферийных» культур, возрождение этнической идентичности, религиозного фундаментализма, рост национализма, усиление роли столкновения «панидеологических» течений на основе религии, идеологии, языка, культуры, ценностей; по всему миру диффузии западных (в первую очередь - американских) стандартов поведения, образа жизни, потребления, досуга; формирование идеологии «глобализма», которая стремится доказать неизбежность положительные перемен, заручиться согласием общественного мнения и активного участия широких социальных и политических сил в формировании нового мирового порядка под руководством Запада и Соединенных Штатов.

Говоря о глобальном сотрудничестве в широком смысле, на Джозеф Най и Роберт Коэн празднуют его проявления в движении информации, денег, объектов, людей и других материальных и нематериальных объектов за пределами национальных границ. В то же время, указывают они, четыре основных типа глобального взаимодействия: 1) связи, поток информации, в том числе передачу верований, идей и доктрин; 2) транспорт, движение материальных объектов, в том числе оружия, частную собственность и товаров; 3) финансы, передвижение денег и кредитов;. 4) путешествия, передвижение людей [42]. Существует также преступный тип глобального взаимодействия (преступное пространство), что проявляется в усилении незаконных транснациональных потоков, международный характер организованной преступности (международный терроризм, все виды незаконной торговли, нелегальной миграции, контрабанды наркотиков и оружия, радиоактивных и токсичных отходов и т.д.)

Таким образом, нами была рассмотрена концепция пяти культурных потоков, выделенных американским ученым Арджуном Аппадураи, которые раскрывают процесс глобализации в динамике. Аппадураи показывает, что расширение массовой информации дало толчок к работе коллективного воображения.


.2 Понятие глобализации


Термин «глобализация» вошел в международный политический и научный лексикон в 1960-е годы. У. Блэк указывает, что профессор Питсбургского университета (США) Роланд Робертсон - один из инициаторов разработки теории глобализации, считает, что в академических исследованиях термин «глобализация» приобрел значимость лишь в середине 1980-х годов. Даже в каталоге Библиотеки конгресса США 1994 г. указывались лишь 34 названия книг, содержащих термин «глобализация» и различные производные от него, причем самая ранняя из них была датирована 1987 годом [9] <#"justify">Со временем, тема «глобализации» стала одной из самых популярных не только в теории международных отношений, но и во всех общественных науках. В каждой из них речь идет о тех аспектах и особенностях глобализации, которые наиболее тесно связаны с предметом ее исследования. В этом случае, основой «глобализации» является простое перечисление компонентов, или выбор наиболее важных из них. Перечисление в большинстве случаев осуществляется в порядке важности феномена глобализации, который выражает ее сущность.

Таким образом, как было сказано выше по поводу растущей проницаемости международных границ в связи с принципиально иным уровнем информации и технологического развития в мире. Хотя вопрос о «прозрачности» границ остается дискуссионным, Питер Катцэнштейн, Роберт Коэн, Стивен Краснер считают, что сутью глобализации является повышение уровня приграничного движения и увеличения прозрачности границ [30]. Это мнение разделяют и многие другие авторы.

Кроме того, «проницаемость» государственных границ сделала современный мир взаимосвязаным. Именно по этой причине, некоторые ученые придерживающиеся неолиберальной парадигмы, связывают глобализацию с взаимозависимостью, когда, по их определению, в частности, Дж Най, участники и события в разных частях системы взаимодействуют друг с другом. Р. Робертсон, о котором было сказано выше, дает определение глобализации культур «как концепция глобализации, которая относится к сжатию мира и интенсификации осознания мира в целом: специальной глобальной взаимозависимости и глобальной осведомленности о целом в XX веке» [42]. Похожее понимание содержится в работах директора Лондонской школы экономики и политических наук, Энтони Гидденса, который определяет глобализацию как интенсификацию всемирных социальных отношений, которые связывают удаленные друг от друга местности таким образом, что то, что происходящее на земле образуется событиями, происходящих за много миль отсюда, а наоборот является процесс неравномерного развития, который также делит и координирует. Однако, если Гидденс утверждает, что глобализация - следствие модернизации и современный продукт Запада [35], то Робертсон считает, что глобализация не является формой вестернизации так как незападные цивилизации и общества также участвуют в процессе глобализации.

Кроме того, K.С. Гаджиев отметил, что в условиях глобализации, с одной стороны, на повседневную деятельность людей все более растущее влияние оказывают события в других частях мира, с другой стороны, действия местных общин могут иметь важные глобальные последствиях. М.М. Лебедева приводит аналогичную точку зрения, которой придерживается российский политолог Г. Дилигенский, отметив, что именно взаимозависимость в различных обществах, ее увеличение, а не выравнивание мира, составляет социальную суть глобализации [35].

В экономике существует несколько областей глобализации. Это финансовая глобализация, появление глобальных предприятий, регионализация экономики, интенсификация мировой торговли, тенденции к сближению и т.д. При этом принимается во внимание тот факт, что экономическая глобализация накрыла, прежде всего, финансовый сектор, в основном в поле краткосрочных финансовых вложений и «горячие деньги». Основываясь на приоритете экономических факторов, аналитики Всемирного банка определили глобализацию как растущую экономическую взаимозависимость стран в мире, вызванную как увеличением объема и разнообразия трансграничных операций с товарами и услугами, так и международных потоков капитала, а так же ускорение и расширение распространённых технологий. Экономический принцип исследования является типичным для неолиберальной идеологии. Ульрих Бек утверждает, что теория неолиберальной глобализации сводится только к хозяйственному измерению, а другие аспекты глобализации - экономические, культурные, политические, социальные и цивилизационные - если когда-либо до них доходит обсуждение, подчиняются примату измерения на мировом рынке. [9]

Наука международных отношений уделяет особое внимание на выход из холодной войны, когда мир воспринимался как биполярная структура Восток-Запад или сотрудничество Север-Юг, ускорение транснационализации и растущей взаимозависимости стран, на развитие международного порядка с помощью ООН и других международных организаций. В то время как некоторые исследователи понимают глобализацию в духе «столкновения цивилизаций» (Самюэль Хантингтон); другие - в результате победы Запада во главе с США в холодной войне против Советского Союза и естественного процесса распространения гегемонии единственной сверхдержавы на остальные части мира (Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер), и т.д.

Многочисленные представители исторических, технических, философских наук согласны, что глобализация вовлекает весь мир в открытую систему финансовых и экономических, политических и культурных связей на основе новейших информационных и коммуникационных технологий. Это объективный процесс, который был подготовлен в течение предшествующего развития и в настоящее время вступил в новую стадию. Авторы доклада Национального разведывательного совета США в 2000г., а также ведущие американские специалисты в области международной политики и экономики, демографии и безопасности сравнивают глобализацию с мощным и беспрепятственным потоком информации, капитала, товаров, услуг, людей и умножением и укреплением негосударственных субъектов различного толка [62]. Писатель Малкольм Уотерс подчеркнул, что в глобализованном мире, вся планета будет представлена единым обществом и одной культурой, которые, не будет гармонично интегрированы, а будут тяготеть к высокому уровню дифференциации, многополярности и хаоса. В любом случае, по мнению автора, важно, чтобы территориальный принцип перестал играть важную роль в общественной и культурной жизни. Это будет общество без границ и разделительных линий.

Таким образом, мы можем определить глобализацию как социальный процесс, в котором уменьшается зависимость социального и культурного развития от географического фактора »[62]. В соответствии с этими представлениями, была выдвинута идея «глобальной деревни», когда любой гражданин мира через средства массовой информации может быть свидетелем событий мирового значения (например, Олимпийские игры, футбольные матчи, проповедуя папу, и т.д.).

По словам Джеймса Розенау, признанного классика американской школы теории международных отношений, в век постинтернациональной политики государственные органы национальных государств должны разделить на мировой арене власть с международными организациями, в том числе неправительственными структурами. Он считает, что было слияние глобальных макроструктур и центральных государств мира(отношений между США, Россией, ЕС, Япония, третий мир, и т.д.) и «полицентричный мир» (отношения между подгруппами, международными организациями, правительственной бюрократией и ТНК, и т.д.) [46].

Дж. Розенау вкладывает в понятие «глобализация» конкретное содержание. По его мнению, любой набор взаимодействий, которые имеют потенциал неограниченного распространения, способность легко преодолевать национальную юрисдикцию и влиять на социальную общность в любой точке мира, следует рассматривать как процесс глобализации. Это мир «транснациональных потоков»(транснациональной субполитики), сосуществующих с сообществом государств. Он включает в себя транснациональные организации, такие как транснациональные корпорации, католическая церковь, «Гринпис», «Международная амнистия», Всемирный банк, НАТО, ЕС, итальянская мафия и другие; есть транснациональные «сообщества» на основе, например религии (ислама), на знании (экспертов) по образу жизни (поп, экология), родственные (семейные), политическая ориентация (движение за сохранение окружающей среды, а также потребительские бойкот и т.д. ), и такие транснациональные структуры, как формы трудовой и производственной кооперации, банков, финансовых потоков, научной технологии на всем земном шаре, создание и стабилизация бизнеса и отношения кризиса.

Таким образом, на место управляемой системы мирового рынка, Розенау ставит полицентричную мировую политику, в которой политическая повестка дня определяются транснациональными проблемами и событиями, и подчеркивает приоритет технологического аспекта глобализации - информационные и коммуникационные технологии [46].

Специалист в области международных отношений Роберт Гилпин считает, что глобализация повышает значение внутренней политики, проводимой государствами, будучи продуктом мирового порядка между государствами, что позволяет им создавать, развивать и поддерживать сеть взаимоотношений и взаимозависимостей за пределами национальных государственных органов, а также между этими органами.

Таким образом, как полагает В. Бек, глобализация - это расширение транснациональных пространств и организаций, которая зависит от национальной и государственной власти, точнее, от державы-гегемона. Предпосылкой для глобализации, так сказать, молчаливое разрешение от национальных органов государственной власти [9].

Разница между терминами «глобальный», «глобальное общество», «глобализации», «глобализма», У. Бек полагает, что «глобальный» означает, что отныне все, что происходит на нашей планете, не может быть сведено к ограниченным локальным событиям, что все изобретения, победа и катастрофы влияют на весь мир, и что мы должны нашу жизнь и наши действия, наши организации и учреждения переориентировать и реорганизовать в соответствии с осью «местный - глобальный» [7]. Мировое сообщество - это общество, которое возникает в борьбе против глобальных угроз, которое осознает общность судьбы. Глобализация создает транснациональные социальные отношения и пространство, девальвирует местную культуру и способствует возникновению третьих культур [9]. В то же время международное сообщество - не меганациональное сообщество поглощающее все национальные общества, а отмеченный разнообразием и не поддающийся интеграции мировой горизонт, который открывается, когда он создается и хранится в коммуникации и деятельности.

Таким образом, глобализация означает мировое сообщество без мирового государства и без мирового правительства. Речь идет о расширении глобально дезорганизованного капитализма.«Глобальный» и «глобализация», отличаются от «глобализма» - нео-либеральной идеологии господства на мировом рынке.


.3 Противоречивость процесса глобализации


В последние годы, предполагается, что глобализация - это сложный процесс, который является тождеством и различием универсализма и тенденций, явлений противоположной направленности. Они включают в себя:

«Регионализм - укрепление национальных регионов;

«Регионализация» - появление разделительных линий между региональными группами государств в целях укрепления своих позиций в условиях глобализации; разделение доходных и неприбыльных зон, не совпадающих с географическими границами национальных государств; в результате увеличения государственных функций и полномочий их правительств передаются и регионам, которые являются строительными блоками новой политической карты мира в интересах глобальных корпораций [35]. На весы гражданского консенсуса кладутся реалии глобализации и национальные ценности. (Рис.1)


Рис.1 Реалии глобализации и национальные ценности


Перечислим процессы характеризующие глобализацию:

«Автономизация» - возрождение национальных, этнических, приходских центров тяжести внутри стран, регионов и цивилизаций;

«Традиционализм» - отрицание абстрактного понятия современности; возрождение обскурантизма(враждебное отношение к просвещению, науке и прогрессу) и национализма; прославление архаических и забытых культурных фетишей; - «Партикуляризм(обособление)» - подавление интересов гражданского общества частными интересами граждан в искусственно стимулированном поведении потребителей; замена форм гражданской общности потребительскими формами самоидентификации;

«Локализация» - консолидация этнических и цивилизационных образований, проводящих политику «культурной изоляции»; стремление к самосохранению в различных областях культуры с их «партикулярными» ценностными системами(трайбализма, фундаментализма, национализма, фашизма, социализм, коммунизм, коммунитаризм, феминизм, охране окружающей среды и т.д.); культурный плюрализм, когда постоянно нарушаются требования к эксклюзивности отдельных форм социальной идентификации, и т.д. [37]

«Глокализация»(термин, означающий сочетание глобализации и локализации, предложеный главой японской корпорации «Sony» Акио Морита) - сочетание процессов модернизации локальных культур с достижениями формирующейся глобальной мультикультурной цивилизации; происходит в результате культурной гибридизации, то есть конструктивное сотрудничество и взаимное обогащение культур в рамках культурных регионов. Предложения иной интерпретации Глокализация Баумана. Соглашаясь с тем, что интеграция и фрагментация, глобализация и «территоризация» во взаимосвязанном мире, различные стороны одного и того же процесса, он считает, что Глокализация - процесс, который сочетает в себе тенденции глобализации и локализации, преимущественно на основе перераспределения привилегий и дискриминации, богатства и бедности, власти и бесправия, свободы и зависимости. Этот процесс рестратификации мира, основанный на новых принципах, процесс создания новой иерархии мирового значения. Во время этого процесса, тот факт, что для некоторых становится результатом свободного выбора, для других кажется неизбежным ударом судьбы [8]. - «Фрагментация» в мире - она разделяет и сталкивает интересы различных международных сообществ из-за их расовой, этнической и культурной дифференциации; рост национализма становится формой борьбы местных традиций в условиях глобализации; чувство принадлежности к общему сопровождается распадом старых ценностей и любви: каждая группа и каждый человек создает свой особый мир, свою «вселенную», в результате чего чувства раскалывают мир;

«Фрагмеграция»(термин, означающий сочетание процессов интеграции и фрагментации, представил Джордж Розенау.) - Формирование и укрепление (интеграция) блоков и союзов «национальных государств» в виде сложных иерархических систем, которые приводят к борьбе за все более скудные ресурсы; бывшие мировые рынки делятся между этими группами в локальных войнах, которые ООН не в состоянии предотвратить и остановить (скорее всего, система ООН ждет судьба Лиги Наций); культурная поляризация не позволит появится мировой цивилизации в многополярном, или, по крайней мере, в биполярном мире (оппозиция: Север-Юг, христианские и мусульманские цивилизации, реанимация конфуцианско-социалистического и капиталистического мира) и т.д. [46].

Многие исследователи считают, что этот процесс является чем-то большим, чем просто противоположность глобализации. По их словам, этот процесс не только выступает против всеобщего и всеобъемлющего процесса глобализации, но происходить параллельно с ним, и, следовательно, относительно независимо от него. В. И. Максименко, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, например, выражает сомнения по поводу легитимности термина «глобализация», так как последний, без указания объект глобализации, не имеет смысла. A.Д. Богатурова считает факт глобализации «на две трети виртуальным», потому что «большинство самых, ярких проявлений этой тенденции, по сути, является местным и происходит в основном в области пост-индустриальных стран и в очень тонком слое Интернета электронных коммуникаций, простирающемся от них к другим частям мира» [11]. Глобализация - это не новое явление. Те процессы, которые получили имя глобализации существовали всегда, но связаны только с увеличением сложности мира. Глобализация привлекает так много внимания, потому что с ней или пытаются доказать существование новых угроз, или, наоборот - прогнозировать процветания человечества [40].

На том основании, что мировая торговля сосредоточена в основном в Европе, Америке и Азиатско-Тихоокеанском регионе, многие авторы говорят о необходимости провести черту между глобализацией и интернализацией. Таким образом, в соответствии с Ульрихом Беком, в регионах мировой экономики процессы не глобализации, а интернационализации. Это проявляется в том, что мировая торговля и иностранные инвестиции, главным образом, развиваются в рамках Северной и Южной Америки, Азии и в Европе, а также между высоко развитыми странами, представляющих эти пространства. В частности, внешняя торговля Германии была сосредоточена в западных промышленно развитых странах.

ЕС пересмотрело такую стратегию и в настоящее время для ЕС это означает необходимость пересмотра стратегии содействия развитию с тем, чтобы добиваться большего при меньших возможностях. Одиннадцатый бюджет Европейского фонда развития, важнейшего инструмента финансирования отдельных африканских стран со стороны ЕС в рамках Соглашения Котону, составил 31,6 млрд евро на 2014-2020 гг., превысив десятый бюджет (22,7 млрд евро на 2008-2013 гг.). Для Африки данное партнерство будет невыгодно, ввиду более слабого развития экономики [62].

Таким образом, новый термин «глобализация» скрывается давно известные процессы растущей взаимозависимости и формирование единого мирового пространства, претерпевая лишь количественные изменения и приобретая другие формы. На разных этапах мировой истории они были основой, например, расширение Римской империи; колониальные завоевания, были результатом великих географических открытий, научно-технической революции и распространения рыночных отношений; разработка наиболее выгодной и эффективной коммуникации между народами и континентами, подобно шелковому пути.

С экономической точки зрения, глобализация не совсем новое явление. Современная глобальная экономика менее интегрирована, чем экономика накануне Первой мировой войны. Накануне 1914 экспорт британских капиталов составил 9% от ВВП, то есть в два раза больше экспорта капитала Германии и Японии (в сопоставимых цифрах) в 1980 году. В 1910г. была единая мировая валюта - золото, а число рабочих, пересекающих границу было выше, чем сегодня. Финансовые рынки достигли беспрецедентного уровня интеграции; получила беспрецедентный масштаб передача технологий; правительства становятся все более тесно связаны друг с другом в рамках многосторонних договоров.

По мнению Джэймса Розенау выводы о последовательном росте внешнеторгового оборота по отношению к продукции, увеличение экспорта акционерного капитала (по отношению к ВВП), или интенсивность и свободу передвижения рабочей силы, которые характеризуют глобальную экономику, не обоснованы. Он считает, что доля внешней торговли, экспорт капитала и свободное передвижение рабочей силы достигла пика как раз перед Первой мировой войной. [46] Тогда динамика этих показателей была синусоида, дважды снижалась после мировых войн, и снова достигала максимума (последний раз в эти дни). Между тем происходит унификация некоторых правил игры, обеспечение прозрачности экономического пространства, появление глобальной финансовой, коммуникационной и информационной сети и отладка эффективной системы глобального контроля за структурой и распределением мирового дохода. Набирает обороты параллельный процесс формирования макро-региональных «больших пространств» на фоне геоэкономического расслоения мира, умножение социальных и экономических коалиций и союзов (как и в дни «зональной глобализации» мир разделили пограничные колониальные империи или позже - военно-политические блоки - это новый регионализм [46].

Признавая наличие существенных изменений в современном мире, нео-реалисты рассматривают глобализацию как процесс эволюции мира, а не как качественный скачок в его трансформации. В полемике со своими оппонентами, они также настаивают на том, что, глобализация - это технический прогресс и расширение сферы охвата и степени зависимости финансовых рынков великих держав от своих зарубежных партнеров не только на увеличение и уменьшение. Так, Кеннет Уолц утверждает, что по сравнению с ростом ВВП не наблюдается увеличение относительного количества иностранных инвестиций в США, и их падение. Согласно этому автору, этот факт указывает на то, что в конце XX века великие державы имеют больше возможностей для самообеспечения, чем в прошлом [62].

Говоря с точки зрения теории постиндустриального общества Владислав Иноземцев также подверг критике проект глобализации не в полной мере отражающий реальные процессы, разворачивающиеся в современном мире. Он отмечает увеличение закрытия постиндустриальных обществ в рамках своих основных центров - США, ЕС и Японии, в частности, что с начала 90-х годов, за которыми сохранилось название «Триада». Управляя технологиями мирового производства сложных высокотехнологичных продуктов, обеспечивая себя необходимой промышленной и сельскохозяйственной продукцией, имея относительную независимость от поставок энергоносителей и сырья на экспортных рынках, постиндустриальный мир вступил в XXI век. автономной сущностью [28].

Технологические прорывы 1960 - 1990-х годов получили беспрецедентное развитие производительных сил. Это привело к безграничным информационным потребностям, они ослабили зависимость постиндустриальных держав от расширения экспорта, и акцент сместился на внутренний рынок. Достаточно сказать, что со второй половины 1990-х годов развитые постиндустриальные страны импортируют энергоносители, товары и услуги из развивающихся индустриальных стран на сумму, не превышающую 1,2% от общего объема ВВП. Так, в начале 1990-х годов, доля товаров, поставляемых странами - членами ЕС в других государствах бывшего Союза было 66%, а если считать вместе с ними, что официально не входящих в ЕС Норвегия, Швеция и Швейцария, 74%. В то время как доля развивающихся стран в европейских экспортно-импортных операций неуклонно снижалась из года в год.

Эти тенденции восстановления инвестиционной привлекательности Запада, что привело к увеличению концентрации капитала в странах - Организации экономического сотрудничества и развития. Более того, инвестиционные потоки направились в США и Западную Европу, минуя даже Японию. Характерно, что инвесторы в той или иной пост-индустриальной стране показывали все меньше и меньше готовность инвестировать в ценные бумаги иностранных эмитентов: в 1999 - 2000 годы, более 95% инвесторов во Франции, Германии, Испании и Великобритании, а так же 92 % - в Соединенных Штатах, покупали акции и облигации отечественных компаний [46].

Глобализация началась в Средние века. Временной диапазон глобализация описываемый в литературе очень велик: она колеблется от 1500 до 1800г.г. Таким образом, Иммануил Валлерстайн считает началом «капиталистической мировой системы» начало XVI века(Первая успешная буржуазная революция 1566-1579 гг. в Голландии). Гидденс ведет счет обновления с XVIII века. По словам Р. Робертсона, 1875 - 1925 годы проходило формирование многомерности нашего мира, который с 1969 года вступила в фазу нестабильности. По мнению В. Н. Шенаева чл.кор. РАН, зам. Директор Института Европы РАН, процесс глобализации - новое явление интернационализации, охватывающее весь процесс воспроизводства от производства до распределения и обращения и потребления, - начался в середине ХХ века [46]. Для Ховарда Перлмуттера глобализация пришла с распадом Восточного блока и окончания конфронтации между Востоком и Западом, и т.д. («Конец истории» положил начало истории мировой глобализации). Отечественный автор Ю. Косов выделяет четыре фазы глобализации: 1) тонкая глобализации (конец первого тысячелетия н.э. - конец XV века) - разрозненные локальные цивилизации связаны тонкими прядями торговых, культурных и религиозных связей; 2) экспансионистская глобализация (1500 - 1820г.г.). - Начало Западной империалистической экспансии, в ходе которой европейские империи освоились в глобальном масштабе, начали распространять по всему миру западно - европейские языки и культуру; 3) широкая глобализация (1820 - 1950г.г.). - Постепенная трансформация мира в широком диапазоне глобальных сетей, с интенсивной и высокой скоростью воздействия на все стороны общественной жизни, от экономики до культуры; 4) диффузная глобализация (с 1950г.) - экономические и культурные связи, контактная информация легко, как молекулярная диффузия, пересекает границы, принимая децентрализованный трансграничный характер [31].

Рассмотрим современные проявления антиглобализма в Германии.

марта 2015г. во Франкфурте-на-Майне сохраняется напряжённая обстановка после массовых акций протеста, устроенных левыми активистами. В среду в деловой столице Германии жгли покрышки, громили витрины и забрасывали булыжниками стражей порядка. Полиция использовала силу. Счёт пострадавших идёт на сотни. Столкновения начались в день открытия нового здания Центрального Европейского Банка, строительство которого обошлось почти в 1,5 миллиарда долларов.

Стеклобетонный колосс в центре Франкфурта-на-Майне - то самое здание, вокруг которого разгорелись страсти. Двухсотметровая башня стоимостью почти в 1,5 миллиарда долларов раздражает противников финансовой политики ЕС. Пока южные страны Старого Света (Греция, Испания, Португалия)вгоняются в долги, власти разбрасываются бюджетными деньгами. Масштабное наступление на финансовый центр Германии приурочили к открытию штаб-квартиры ЕЦБ. Церемонию хотели сорвать, сообщает телеканал «ТВ Центр <#"justify">глобализация идеология международный безопасность


Глава 2. Влияние глобализации на международную безопасность и внешнюю политику Российской Федерации


.1 Тенденция глобализации современного мира: реальность и ее идеологические интерпретации


Глобализация, по мнению многих ученых - это ведущее направление мирового развития в XXI веке.

В условиях глобализации приходит осознание факта процесса динамического формирования единого мирового финансового, экономического и информационного пространства, происходящих в первую очередь на основе информации, т.е. революция в области информационных технологий и техники(оборудование и технологии для производства, передачи, обработки, хранения и отчетности).

Современная глобализация не будет развиваться без новых информационных технологий и их быстрого распространения. Основываясь на глобальных информационных коммуникациях в настоящее время развиваются компьютерные сети и мобильная телефония. В 2000г., число интернет-пользователей было 300 миллионов, а в настоящее время превышает 1 млрд. Аналитики сообщают, что лидером перехода Интернет пользователей с ПК на мобильную телефонию является Северная Америка, обогнавшая Западную Европу и Японию почти на два года. В США численность пользователей, использующих ПК для выхода в Интернет сократится с 240 млн в 2012 г., до 225 млн. в 2016 г. За аналогичный период времени количество мобильных пользователей Сети возрастет со 174 млн до 265 млн чел.. Итого, 490млн.чел., только в США - пользователи Интернета.

Новизна, чрезвычайная сложность и противоречивость глобализации породили целый ряд различных взглядов на ее сущность - от крайне негативной оценки как «мировой теории заговора» к необузданному восхищению «быстро прогрессирующей интеграции и унификации мира», которая обещает человечеству почти «Золотой век».

Уже нельзя игнорировать беспрецедентный рост финансового и экономического могущества и политического влияния транснациональных корпораций и банков (ТНК TNB). На сегодняшний день только у 50 крупнейших компаний в мире, сосредоточенных в руках более чем 70% биржевых активов. Известно, что на долю пяти крупнейших экономик мира - США, Великобритании, Японии, Германии и Франции - приходится более 90% крупнейших ТНК (и ТНБ). Мы также знаем, что правительства этих стран находятся под сильным влиянием транснациональных корпораций. Например, президентские выборы в США в последние десятилетия стали, в сущности, борьбой ТНБ Нью-Йорк (демократы) и нефтяных транснациональных корпораций (республиканцы).

Можно предположить, что глобализация не беспокоит другие страны, особенно те, которые называют «цивилизованным миром». Хотя, как было сказано выше, именно в этих странах самые сильные движения антиглобалистов. Так же очевидно, что, увеличивается вмешательство ТНК не только во внутреннюю политику своих стран, но и в дела других суверенных государств в свою пользу. Можно говорить о стремлении ТНК к «отмене» национально-территориальных государств в «новом мировом порядке». В то же время умело используется историческая объективность процесса глобализации, его регулярность.

Экономика действительно объективно требует сочетания всего земного пространства в единый экономический организм, углубления международного разделения труда, специализации и углубления экономической выгоды.

Одним из основных компонентов процесса глобализации является либерализация внешней политики. Начиная с 1980-х годов в западных странах постепенно удаляется много количественных ограничений на импорт(за исключением некоторых видов сельскохозяйственной продукции), значительно сократись торговые барьеры и установлены новые «правила игры»(Всемирная торговая организация - ВТО).Постепенно разрабатываются единые правила в регулировании банковской деятельности и финансовых операций.

Таким образом, глобализация - это явление различных форм экономической организации в глобальном масштабе, которые приводят к увеличению технологической взаимозависимости, унификации и гармонизации рынков, методов организации производства и фирм, маркетинга, способствует динамичному росту торговли и перемещению капитала между странами и регионами. Глобализация рынков ведет к усилению конкуренции, что заставляет фирмы разрабатывать и обновлять производства и использовать новые формы маркетинга.

Как мы знаем, экономическая мощь позволяет укрепить политическую власть. Таким образом, в мировом масштабе глобализация означает консолидацию политической власти и экономического влияния транснациональных факторов (ТНК, ТНБ). Этому способствует появление политических и транснациональных информационных систем, победа финансового капитала, экономическая и информационная свобода стран с ТНК над национальными границами и над интересами стран, отстающих в «транснационализации»(или современной интернационализации).

Политическим сердцем проблем глобализации является противоречие между двумя основными мироустройствами: принципом политического суверенитета, воплощенном в национальном государстве, с одной стороны, и доминирующие универсальные «общечеловеческие ценности», логически вытекающие из интернационализации экономических, культурных, идеологических и политических процессов, на другой.

Хотя с другой стороны, глобализаторы предлагают другим государствам открыть свои границы, свои же границы, как мы увидим далее, они открывать не спешат и на этом настаивает, общественность «золотого миллиарда» (двойной подход).

Сторонники интернационализации в течение более десяти лет периодически вносили предложения, чтобы покончить с «анархией политики национальных интересов» и перейти в «глобализации» внешней политики, как внутренней политике мира. Тем не менее, даже в Европейском Союзе, который является символом успешных интеграционных процессов, есть случаи активного сопротивления интернационализации, как было показано выше, при открытии здания ЕЦБ во Франкфурте. Закон и социальный порядок, демократия в том виде, в котором мы ее знаем, как и прежде на основе функционирования национального государства. Государство воплощает в своем лице гаранта конституционных прав и свобод граждан, устанавливает эти правила и социальные институты, в соответствии с которыми граждане осуществляют свое суверенное право, самоопределение и форму необходимых действий, как самостоятельно, так и через своих представителей. Если в нынешних условиях государство будет отмирать, то это будет не новый мировой порядок, а глобальный хаос. Даже сторонники глобализации признали, что граждане готовы умереть за свою страну, но не за их корпорации. Но приверженцы глобализации хотели бы, чтобы это было наоборот. И многое сделали для этого.

Положения сторонников, и противников глобализации о неизбежности объединения глобальных тенденций в экономике, науке и культуре в целом сходятся. Но становится актуальным вопрос: в чьих интересах, следовательно, на чьих условиях глобализация происходит?

Глобализация имеет объективную основу, и этот процесс является естественным. Но этом процессе участвуют трудящиеся с волей и сознанием. Можно также утверждать, что преданным инициатором глобализации является западный мир. Она осуществляется на Западе и в интересах Запада, в первую очередь. В самом деле, это самый амбициозный план, который детально спланирован, вошел в основные геополитические аспекты функционирования западного мира, а не только направлен на завоевание мирового лидерства, доминирования и освоения процесса эволюции человечества и его управления в своих собственных интересах. В этом контексте, глобализация может быть понята как нео-колонизации Запада во главе с Соединенными Штатами остальной части мира. Единственный способ интерпретировать действия, наряду с финансовой и экономической экспансией со стороны Соединенных Штатов и НАТО, например, в области международной безопасности (агрессии на Балканах, разделения Косово от Сербии, вторжение в Ирак, оккупации Афганистан, расширение НАТО за пределами Североатлантического региона), намерение создать элементы системы противоракетной обороны и поместите их в Европе, объявить несогласных «изгоями» и «международными террористами» для всех стран и политических сил, которые противостоят экспансии США, провоцируя и подталкивая так своеобразную «Интернет революцию», угрозу агрессии против Ирана, забастовки против Ливии, и т.д.

Глобализация действительно выгодна США и Западу. Она увеличивает воздействие на экономику национальных государства, ограничивая их экономические и политические суверенитеты. И это было успешно использовано странами более сильными в экономическом и военном отношении. Некоторые аналитики считают, что усилия Запада по глобальному контролю над планетой дают ему почти $ 1 трлн. дополнительного дохода в год. Маловероятно, что Запад откажется от таких дополнительных доходов, которые по существу являются основой его высокого уровня жизни [6]. Например, в США на самом деле живут в два раза лучше, чем работают, потому что они производят около 20%, а потребляют около 40% мирового производства.

Глобализация осуществляемая в интересах Запада, не могла не вызвать негативную реакцию, и в самих этих странах «золотого миллиарда». Начались массовые речи анти-глобализации, особенно на заседаниях ВТО и Всемирного банка «Большой восьмерки» [20].

Глобализация генерирует разрыв между отцами и сыновьями, матерями и дочерьми, бабушками, дедушками и внуками. Это создает ситуацию, когда одно поколение видит мир радикально отличающимся от другого и во всем винит Америку.

Вокруг этой точки зрения - или ее вариации - выражают жертвы жестокого дарвиновского отбора наиболее приспособленных, сильнейших практически в любом месте в мире. И сомневаться в искренности испытываемых ими мучений невозможно. На встрече иезуитов в Мексике был принят документ о том, что неолиберализм и структурная оптимизация «не только антихристианские, но и бесчеловечные» [15 Василенко] На революционных митингах движения сапатистов в Южной Мексике было сказано, что самый большой враг человечества - это Всемирная торговая организация, как наиболее зримый символ глобализации - феномен, которому сапатисты объявили войну [4].

Негативное отношение к глобализации выражают не только неграмотные мексиканских крестьяне и индейцы потеряные в джунглях. Убедительная ненависть процесса, падает все основы, выражают людей, чьи знакомство с Западом, с обновлением и даже частично успешными запись, которая не вызывает сомнений. Среди политиков, критики глобализации последних десятилетий наиболее убедительным взгляд Махатхир в Малайзии, Сухарто в Индонезии, Tsedilo в Мексике - и это несмотря на то, что запись статистика несомненные успехи населения этих стран на пути глобализации.

Противниками глобализации были те ее жертвы, чье знакомство с процессом не вызывает сомнений. Эти жертвы, использовали технические средства глобализации. Шах Ирана был свергнут аятоллой Хомейни через своего рода «электронную революцию» - массовую продажу на иранских базарах проповедей на электромагнитной ленте. Таким образом, иранская теократия не только не отвергла, но использовала современные средства массовой коммуникации. Исламисты в Турции используют все возможное из знакомства с современными методами своих коллег, побывавших «гастарбайтерами» в Германии. Рамзи Юсеф, который пытался взорвать Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, был высоко оценен как специалист Американским химическим обществом - Рамзи Юсеф был образцовым примером успешного американца среднего класса, Америка была открыта перед ним счастливой своей стороной. Это не помешало этому тихому, уравновешенному человеку смертельно ненавидить глобализацию мира по американским канонам. Противоречие глобализма нарастает. Министр экономики Египета Джозеф Бутрос-Гали утверждал, что процесс глобализации может быть легко обрабатываться демагогически. Противники изменения характеризуют тех, кто хочет открыть экономику для иностранных инвестиций следующим образом:. Вот предатели нашего бизнеса - это они открывают дверь иностранцам. Он ответил: «Да, но рынки более эффективно определяют цены на промышленные товары». В ответ: «Что вы, с ума сошли? Цены определяются иностранцами. Как вы можете рассматривать справедливыми рыночные ценЫ? Ведь рынки находятся в собственности иностранцев!»

Социальная критика глобализации приобретает новый вес. Большая часть критиков глобализации видит маску, используемую некоторыми экономическими интересами, чтобы отключить голос одного гражданина, который становится жертвой своих введенных правил. Социальные критики указывают на то, что проводники глобализации в каждом отдельном обществе, в первую очередь в средствах массовой коммуникации покупаются, потому что они хотят рассердить и настроить гражданина как стерилизованного потребительского конформиста. Превращение политики в шоу и спорт является одним из наиболее важных процессов, которые способствуют глобализации. Потеря национального воплощения исторического процесса и превращение его в стороннего наблюдателя, способствует иллюзию причастности даже в том случае, когда фиктивный характер участия становится очевидным.

В развитых странах глобализация встречает противодействие со стороны как левой части политического спектра, так и на правом фланге, как мы видели выше. Левый фронт видит страдания миллионов и сверхобогащение Билов Гейтсов, удовлетворение Америки разработками, внедрением модернизации, несправедливых финансовых санкций против миллионов рабочих только потому, что их производственный процесс не был наиболее эффективным в мире. Самодовольство удовлетворённых лидеров, отсутствие солидарности с менее счастливыми партнерами в мировом производстве, вызывают массовый протест глобализации слева в шоке после распада Восточного системы социальной демократии. По словам премьер-министра Франции Лионеля Жоспена и всех, кто стоит вокруг левоцентристской идеологии: «жестокость неолиберализма - это измена гуманистической сущности цивилизации как таковой.» В дополнение к социальной критике активно проявляется культурное сопротивление, национализм, самоутверждение справа. В Европе, противниками процессов глобализации стали правые партии - Немецкая народная партия, Австрийская Партия народной свободы, партия Единой Нации Австралии. Их радикальные противоположности среди развивающихся стран такие, как Джаната партии в Индии. И союзники - профсоюзы развитых стран, уступив в процессе создания иностранных дочерних ТНК, работающих, которые дают жертвам чувство необходимости вывода на рынок своих жертв, сделать что-то экстраординарное - в истории ХХ века это было возможно, прежде всего, по всей философии, призывая отдать в жертву сегодня великому будущеему. Но создание целой идеологии не легко, это один из самых больших проблем политической и экономической теории, которая требует определенного рода манипуляции массами. Согласие на жертвах массовых «дать», как правило, после серьезных кризисов в жизни страны после унизительных поражений, в качестве альтернативы отчаяния. В обычной жизни, при нормальных условиях, общественного блага и засилья на рынке - это нечто совсем другое. Это как изменить жизнь, СМИ ясно показывают, кто жертвует, а кто подсчитывает доходы. Что бы ни говорили о «безличности» рынка, он имеет свои вполне определенные характеристики: «Супермаркеты глобализации, Токио, Франкфурт, Сидней, Чикаго, Лондон и Нью-Йорк ... В конце 1997 года, двадцать пять супермаркетов глобализации сосредоточили 83 % мировых ценных бумаг, что составляет половину мирового рынка. - около 20, 9 трлн $». В трех городах - Нью-Йорк, Лондон и Токио составляет одну треть ценных бумаг в мире и 58 процентов глобального международного обмен [28].

Можно утверждать, что есть новое и мощное социально-политическое движение - антиглобализм.

Это движение направлено против политики экономической глобализации, оно приобрело транснациональный характер и природу. Его возможности таковы, что все форумы глобалистов направляются сейчас или содержатся в местах, которые физически недоступны антиглобалистам (на удаленных островах, и т.д.), или сопровождаться беспрецедентными мерами полиции удерживающих митинги и шествия антиглобалистов [43].

Следует признать, что это идеологическая основа для объединения в мощное движение противников глобализации. Теоретики идеологии антиглобалистов привлекают внимание общественности к следующим наиболее ощутимым процессам и факторам негативного воздействия :

Выходят из системы гражданского консенсуса национальные элиты. Они нарушают не только национальные культурные традиции, но и решения и компромиссы, которые поддерживали гражданский мир и согласие. Главное условие для гражданского консенсуса между бизнес-элитой и национального большинством было государство всеобщего благосостояния. Воспользовавшись банкротством мирового социалистического эксперимента в Советском Союзе и Восточной Европы, современная экономическая элита решила пересмотреть сложившееся гражданское согласие, сказав, что больше не будет содержать и терпеть обременительное государство всеобщего благоденствия и все, что сопровождает его в поле культуры и морали - защита и покровительство слабых. На самом деле, наступил ренессанс социал-дарвинизма [44].

Риск потери демократических завоеваний. Антиглобалисты бьют тревогу по поводу того, что под угрозой могут быть поставлены не только демократии, но и суверенитет государств. Даже в самых могущественных странах люди задаются вопросом о том, кто на самом деле управляет - демократически избранное правительство или группа неизвестных рядовому гражданину топ-менеджеров, менеджеров ТНК.

выходит из-под контроля международная мобильность капитала, давая волю международным финансовым спекулянтам в получении огромный паразитических доходов, а также в производстве финансовых и экономических кризисов. Противники глобализации справедливо указывают, что доминирование международных финансовых спекулянтов делает мировую экономику все более нестабильной и несправедливой, особенно с точки зрения распределения ресурсов и доходов. Объем новых спекулятивных капиталов, и виртуальная экономика цифр красноречивы: каждый день в поисках спекулятивной прибыли пересекает границу капитал более чем в триллион долларов. Чудесные манипуляции с выходом акций и курсами валют, фьючерсов и производных финансовых инструментов и других краткосрочных спекулятивных игр капиталов, иногда в сотни и тысячи раз превышают рентабельность законных промышленных инвестиций, что привело к беспрецедентному финансовому голода других отраслей, производящих, реального сектора экономики, создала мировой экономический кризис, из которого экономика многих стран так и не вышла до сих пор.

Принуждение развивающимся странам и странам с переходной экономикой к невыгодным «правилам игры» более мощных факторов в мировой политике. Нельзя не согласиться с тезисом анти-глобализации, что Новый Мировой Порядок должен называться «Новый Мировой Беспорядок». Премьер-министр Владимир Путин в своей знаменитой речи на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, 10 февраля 2007 года, сказал: «Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Кроме того, отдельные нормы, да, по сути, почти вся правовая система государства, в первую очередь, конечно, США, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: в экономике, в политике, и в гуманитарной сфере - и навязывается другим государствам». Однако что же такое однополярный мир? Как бы ни украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения [20].

растет разрыв в уровне благосостояния и степени вовлеченности в процессы глобализации между богатыми и бедными странами, оставляя последним очень неблагоприятный выбор для развития - зависимость или изоляция. Запад, с менее чем 15% населения контролирует более 70% мировых ресурсов, производства, торговли, потребления. За последние два десятилетия, доход на душу населения снизился более чем в 100 странах, потребление на душу населения сократилось более чем в 60 странах. Среди населения развивающихся стран три пятых живет в условиях, не отвечающих минимальным требованиям здоровья, треть лишены нормальной питьевой воды, одна четверть не имеют адекватного жилья, одна пятая недоедает.


Таблица 1 Качество жизни развивающихся стран

Население,100%Нездоровые условия жизни Лишены нормальной питьевой водыНет адекватного жильяГолодают 60%33%25%25%

Риск объединения на основе англо-саксонской традиции поведения и норм жизни, поэтому, утрата традиционных ценностей, которые могли бы быть результатом конфликта между цивилизациями. Претензии Запада, включая Соединенные Штаты на специальную миссионерскую роль в качестве универсального глобального дистрибьютора собственной культуры, является причиной критики со стороны не только представителей незападных народов, но также ряда авторитетных западных политологов. Даже Хантингтон считает, что вера в то, что незападные народы должны принять западные ценности, институты и культуру, аморальны в своих последствиях [60].

Приобретение организованной преступностью наднационального характера. Различные типы нелегального бизнеса (торговля наркотиками, оружием, «человеческими существами», и т.д.) приносят мафиозным группам прибыль в триллионы долларов в год, что позволяет создавать транснациональные преступные «империи».

Снижение занятости менее подготовленных к техническому прогрессу работников, следовательно, рост безработицы, особенно в развивающихся странах. Вышеупомянутые идеи и выводы антиглобализма ставят трудную задачу [58]. Они предполагают, что глобализация - это не только хорошо, но и мощная угроза международной безопасности. Следует подчеркнуть, что только очень немногие люди, социальные группы или правительств выступают против глобализации как таковой. Они протестуют против своего неравенства и несправедливости. Преимущества и возможности, связанные с глобализацией, чтобы - по-прежнему сосредоточены в относительно небольшом числе стран, в основном Западных и неравномерно и несправедливо распределены в этих странах.


.2 Влияние глобализации на политику России и обеспечение ее военной безопасности


Понятие глобализации как процесса, который является чрезвычайно мощным в своих экономических, политических, научно-технических и социальных последствиях, не может не повлиять на военную политику Российской Федерации и обеспечения военной безопасности.

Необходимо подчеркнуть, что глобализация, толкаемая Западом, осуществляется в его интересах и в настоящее время становится основным источником конфликтов и войн современности. Это грозит не только международной, но и военной безопасности России. В этом суть влияния глобализации на военную безопасность нашей страны. Рассмотрим этот тезис более подробно.

Как уже отмечалось, Запад вместо рухнувшей после Второй мировой войны, колониальной системы, под видом глобализма внедряет систему неоколониализма, то есть систему паразитического существования за счет ресурсов других людей, основанную на новых, сложных формах насилия, обмана, эксплуатации, грабительства других стран и народов и наказания противостоящих этому.

Современные теоретики и политики Запада, абсолютизируют уровень значимости техники и технологии, без тени сомнения утверждают, что только их страны цивилизованны, а что все остальные страны такими не являются. Запад высокомерно считает, что его идеальное общество имеет идеальную политическую, правовую и экономическую структуры и культурные лидеры открыто заявляют о своей цели переделать мир в соответствии с идеалами западной демократии, рынка, образа жизни и культуры. В конце концов, эта цель в настоящее время реализуется, как правило активно через более жестким распространением демократии и свободы. Их цель навязать свои политические и экономические порядки, их культуру и даже конфессиональную позицию.

Но во многих странах мира, хотя отставших в НТП, нравственность, духовность, культура общения с другими людьми и природой гораздо выше западных стандартов. Если мы будем следовать Западу, мы можем дойти до признания однополых браков, как высшее достижение цивилизации и применять эту «культуру» в других странах.

События в Югославии и Ираке наглядно продемонстрировали мировому сообществу интерпретацию таких универсальных ценностей, как права человека, принципы международного права и т.п., в каком направлении и как собираются действовать главные участники глобализации: отказ от принципов Организации Объединенных Наций, международного права, замена ООН на НАТО, «успокаивающие» и «демократизирующие» бомбардировки.

И теперь, когда миру, очевидно, что хаос, разрушение и смерть масс людей, воспитанных в Соединенных Штатах и ??в Ираке, Афганистане, президенты заявили и продолжают утверждать, что они «принесла свободу в Ирак.» Премьер-министр Владимир Путин даже заявил, что он не хотел бы экспортировать такую «свободу» в нашу страну.

События на Украине и вокруг Крыма - «пыль» от долгоиграющего проекта по устранению России как единственного барьера на пути североатлантических элит к мировому господству, считает Андрей Фурсов, директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, директор Института системно-стратегического анализа, академик International Academy of Science (Инсбрук, Австрия), главный редактор журнала «Востоковедение и африканистика», участник «Изборского клуба», ответивший на вопросы читателей и редакции Znak.com. [60]

Неизбежно произошла «переоценка ценностей» западной цивилизации значительной частью российской политической элиты. «Глобализация» и «демократизация» Запада и США в настоящее время подвергается критике со стороны многих российских политиков, и становится все более острой, серьезной и обоснованной.

Идеологи глобализма заявляют, что причины войн коренятся в корыстной политике национальных государств, что войны и вооруженные конфликты могут быть решены путем достижения приоритета общечеловеческих ценностей и интересов над национальными, прежде всего через создание наднациональных(надправительственных) политических и правовых структур до мирового правительства с его армией, полицией, и т.д., а также «цивилизаторской», «демократизации», т.е. вестернизации политических систем и культур всех народов мира.

Теория глобализации стала не только новым идеологическим штампом, но и средством идеологического оправдания для экспансии и агрессии Запада. Государства, которые отстаивают свои национальные интересы, суверенитет, неприкосновенность государственных границ, предотвращение широкого проникновение транснациональных корпораций, становятся прямыми целями агрессии всеми доступными средствами, которые непосредственно влияют на состояние их безопасности. Агрессивность глобалистов, использование всех ключевых военных ресурсов позволило некоторым зарубежных авторам представить процесс глобализации как «четвертую мировую войну».

США содержит обширную сеть баз по всему миру и расширяет ее. Кроме того, согласно данным Пентагона в принятом в 1992г. руководящем документе, «Соединенные Штаты должны предотвратить стремление крупных промышленных государств оспаривать лидерство или попытки изменить сложившийся политический и экономический порядок [9]. Главный способ борьбы США с аналогичными «вызовами», как показывает история, является «подогревание» этнических и религиозных конфликтов в больших странах, финансовой и иной поддержки сил, борющихся с законной властью, реализация «оранжевых «Революций», «Интернет-революций» и т.д.

Курс на отрыв Украины от России - давний геополитический «проект» Запада в целом - немцев, британцев, американцев. У нас часто цитируют слова Збигнева Бжезинского о том, что без присоединения Украины России не суждено вернуть статус великой державы. Бжезинский ошибается: Россия и без Украины может вернуть этот статус, только это будет труднее и займет больше времени. Но главное в том, что Бжезинский не оригинален, он повторяет слова немецкого генерала Пауля Рорбаха, который в начале ХХ века предрек: чтобы исключить опасность со стороны России для Европы и прежде всего для Германии, необходимо полностью оторвать Украинскую Россию от России Московской. Обратим внимание на то, что для немецкого генерала и Украина, и Московия - это всё Россия и он говорит о необходимости вызвать внутрироссийский раскол. В этом плане он развивает идеи немецких политиков последней трети XIX века, в частности Бисмарка, который не только настаивал на необходимости такого раскола, но и предлагал конкретные средства решения этой задачи [60].

Как это ни парадоксально - глобализация, т.е. интеграция народов мира, провоцирует этнические, межконфессиональные, региональные и другие конфликты, то есть, дифференциацию, ослабление противников глобализации. К новому мировому порядку через хаос - это лозунг глобализаторов. Этот парадокс - ярчайшее доказательств того, что глобализация не объединяет страны и народы мира в единый союз равных, а подвергает мир нео-колонизации с респектабельным идеологическим прикрытием.

Поэтому, есть основания полагать, что Запад во главе с США, с помощью Всемирного банка, МВФ и других аналогичных глобальных структур, при поддержке прозападной политической «элиты» в России, подготовлены и, до недавнего времени, с успехом проводили геополитическую операцию нео-колонизации России. Эта формулировка гораздо ближе к реальности, чем «превратить Россию в сырьевой придаток Запада.»

И Россия не первый объект нео-колонизации - подобные операции США вполне успешно осуществляют против Аргентины, Мексики, Бразилии, на Филиппинах и в других странах.

В этой операции, нео-колонизации России со стороны США, Запад умело использовал международные организации и союзы. Так же нужно принять во внимание экономические основы расширения НАТО. Многие политические аналитики, в том числе западные (например, С.Koен, почетный профессор Принстонского университета) считают, что основной причиной продвижения НАТО на юге и востоке - нефть. Тщательный анализ географии новых военных баз США (созданных и еще планируется), дает ясность, что Соединенные Штаты создают полный контроль над нефтяными и газовыми ресурсами Центральной Азии, Каспийского региона и Ближнего Востока и маршрутами их транспортировки. Угрозы нападения на Иран, бомбардировки Ливии, все это вряд ли произошло бы, если бы не запасы нефти в этих странах.

В интересах глобализации широко используется стратегия двойных стандартов, как было сказано выше.

Движения, действующие в соответствии с интересами Соединенных Штатов и Запада (в том числе под вопросом, даже незаконным с точки зрения международного права, морали, справедливости, а иногда откровенно бандитов, как некоторые из «полевых командиров»), получают скрытую и открытую помощь (деньги, оружие, информационные технологии и т.д.). Некоторые Западные СМИ представляют их благородными борцами за свободу, права человека и т.д. Но даже вполне законные движения, борющиеся за справедливые цели, если они действуют против интересов Запада и его союзников не только не получают помощь, но сильно демонизируются(изображаются в Западных СМИ постыдными террористами, экстремистами, наркоторговцами, садистами, шовинистами, фанатиками и т.д. и т.п.). И часто это давление вызывает изменение целей национально-освободительного движения в пользу Запада [60].

Категорический тезис глобалистов, что в развязывание и причинах современных вооруженных конфликтов и войн играют главную роль национально - освободительные, религиозные, цивилизационно - культурные и т.д. интересы (силовые факторы) также, очевидно, имеет идеологическую подоплеку. Эти причины, конечно, иногда бывают очень значительными. Но чаще и мощнее в возникновении вооруженных конфликтов и войн на сегодняшний день являются финансовые и экономические интересы не только многих ТНК и их представительств приверженцев глобализации - мощных структур глобальной политики (Совет по международным отношениям, Трехсторонней комиссии, Бильдербергский клуб, Римский клуб, Давосский форум и т.д.). Борьба США и НАТО за контроль над энергетическими ресурсами планеты и их транспортные системы, для контроля за глобальной валютой в мировом лидерстве, новый мировой порядок вдохновляет и направляет его ТНК и TНБ.

В связи с этим, Хантингтон изложил тезис в его известной работе «Столкновение цивилизаций?». В работе сказано: «Я считаю, что в развивающемся мире будет основным источником конфликта является не идеология и не экономика... Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором в мировой политике. Линии разлома между цивилизациями есть линии будущих фронтов» [60]. Это является, ни чем иным, как тонким идеологическим прикрытием глобальной экспансии США, дополненной интересами Запада, чтобы включить главный вектор геополитических конфликтов на планете с линией «Восток-Запад» в «Север -Юг». Ведущие политики США (Хантингтон, Збигнев Бжезинский и др.), очевидно, пытаются замаскировать риторику глобалистов, рассуждениями о религиозных войнах XXI века, и т.д. истинные причины вооруженных конфликтов нашего времени, в первую очередь, опасные амбиции мирового лидерства. «Теория» Хантингтона позволяет в то же время «разогреться» очень выгодно для Запада геополитически, но чрезвычайно опасно для России, конфликт на вектор «Православие - Ислам» [61].

События последних лет показывают, что США и Запад не принимают Россию как равноправного партнера, несмотря на все уступки. Настоятельно продвигается идея - Россия должна принять положение второстепенной державы и даже не пытаться защитить свои интересы в постсоветском пространстве.

Следует подчеркнуть, что Россия имеет геополитическое положение (евразийской), что оправдывает ее цель быть великой военной державой. Дело в том, что Запад, считая себя победителем в холодной войне, пытается лишить Россию ресурсов для отражения потенциальных противников. Как мы знаем, Адольф Гитлер предложил В. М. Молотову не спорить, и разделить имущество одного важного геополитического банкрота - Британской империи. Збигнев Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» также предлагает Китаю на самом деле не спорить с Америкой, а разделить имущество одного из главных геополитических банкротов, которым, по его мнению, является Россия [9].

Таким образом, для глобализации по американскому сценарию, военная политика США и НАТО, как преданных глобализации является главной угрозой военной безопасности России и других стран мира. Военная политика нашей страны должна быть построена с учетом этого. Следует отметить, что происходит соответствующее вращение в военной политике Российской Федерации. Об этом свидетельствуют военные и политические решения, и смысл выступлениях Президента Российской Федерации в последние годы.

В связи с этим, логично перейти к анализу второго важного момента влияния глобализации на российскую военную политику и обеспечение военной безопасности. Его суть заключается в том, что под влиянием глобализация значительно варьируется сама война как социальное явление, как продолжение политики насильственными средствами.

Первое, что нужно отметить, меняются экономические мотивы в эпоху глобализации. На первый план все более распространяется обязательство обеспечивать доступ к природным ресурсам, особенно энергетическим, пище, воде. Теперь очевидно, что администрация в Вашингтоне приняла решение о военной кампании против Ирака, пришла не столько от озабоченности по поводу государственных связей Багдада с террористическими организациями или исследований в области оружия массового уничтожения, но из-за желания контролировать Иракскую нефть (примерно 12% мировых открытых запасов качественной нефти и дешевого производства по себестоимости). Поэтому вывести войска из Ирака США не спешат, несмотря на сильное давление общественного мнения. Как мы знаем, война это не только вооруженная борьба. В содержание войны также экономическая борьба, политическая и дипломатическая борьба, научно-техническая борьба, духовная и идеологическая борьба. Эти типы борьбы соответствуют основным сферам общественной жизни (деятельности). Если взять другое основание, то можно выделить информационная война. Но следует иметь в виду, что это значит, методы (методы) используются во всех указанных типах борьбы, в том числе вооруженной борьбе.

Результатом воздействия глобализации на современные войны является то, что успех в межгосударственных войнах в настоящее время более чем когда-либо, определяется экономической, духовной и идеологической борьбой с ним, в первую очередь форма информации.

Глобализация создала феномен геоэкономики, который является глобальной циркуляцией ключевых ресурсов (сырья, материалов, технологических, финансовых, информационных, интеллектуальных, и т.д.). Есть также возможность управлять потоком таких ресурсов. В рамках мирового финансового пространства стало возможным влияние извне, например, условия внутреннего экономического равновесия в стране: инфляция и процентные ставки, денежная масса, платежный баланс, норма сбережений и инвестиций. И страны Запада, и мощные ТНК или наднациональные образования геополитики (Бильдербергского клуба, и т.д.), которые могут повлиять на процесс привлечения финансовых ресурсов в мире, определение процентных ставок и валютных курсов, могут приобрести возможность внешнего политического вмешательства во внутренние экономические процессы других стран. Автоматически происходит и способность влиять на национальные цели других государств, действуя на их финансовые ресурсы.

Экономические инструменты управления потоками ресурсов в настоящее время все чаще используются в сочетании с военной силой, или вместо нее, чтобы достичь тех же целей, что, как правило, преследуются в войнах, особенно в тех случаях, когда прямое применение военной силы может вызвать осуждение ООН или не может сделать слишком много. В самом деле, процесс глобализации вызвал геоэкономические войны (или геоэкономические конфликты), в которых субъекты международных (региональных) отношений ведут экономическое противостояние, но с опорой на военную силу.

Многие политические аналитики говорят, что имеется тенденция роста ведения Соединенными Штатами «не прямых» войн, чтобы избежать возможной военной акции комплексно используя методы экономического и информационного влияния на противника в сочетании с операциями спецслужб, военных угроз и демонстрации военной мощи. Восходя по лестнице эскалации, американцы, как правило, не идут на бой, особенно для операций армии. В той же военной кампании против Югославии в 1999 американские военные чиновники не решились начать масштабную наземную операцию и предпочли сделать капитуляцию сербов «мирными средствами» - разрушением экономики и политическим и дипломатическим давлением [58].

Таким образом, существует размытость ранее считавшегося достаточно четкого различия между миром и войной, как двух состояний общества. Благодаря применению геоэкономических или «косвенных» войн становится возможным даже без прямого применения обычной военной силы для достижения политических целей, характерных для войны, как государствами (союза государств) так и крупнейшими неправительственными организациями и ассоциациями. Более того, проведение гео-экономической войны в контексте глобализации часто не требуют прямого применения военной силы. Обычно только опора на поддержку военной силы. Вооруженная борьба в классическом виде может быть последним, и часто факультативным средством достижения политических или экономических целей такой войны. Но и в этом случае, менее используется традиционная вооруженная борьба (огня и маневра силами) в специальных акциях, тайных и психологических операций, информационной войны. Имеется их «перетекание» из сферы международных отношений в области внутригосударственных конфликтов, которые мы наблюдаем в Тунисе, Египте, Ливии и т.д. [43]. Военное строительство в Российской Федерации, развитие новых форм и методов осуществления своего военно - политического курса требует углубленного исследования целей, содержания и методов геоэкономических, «косвенных» войн.

Исторический опыт свидетельствует, что стабильность и безопасность любого государства, прежде всего, зависят от безопасности его государственной границы и прилегающих к ней территорий. Это связано с тем, что государственная граница обозначает не только территориальный предел государства, но и места разграничения государств, соприкасающихся и взаимодействующих между собой, а также разграничение территории государства и международных морских границ. По линии государственной границы и в непосредственно прилегающих к ней смежных пограничных пространствах складывается сложная система взаимоотношений сопредельных государств, диапазон которых крайне широк и простирается от добрососедских и лояльных до откровенно враждебных. Именно граница и приграничные территории были и остаются местом «первой пробы» прочности российского государства, его реальной способности обеспечить защиту суверенитета и территориальной целостности. В стратегии обеспечения национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года отмечается, что одним из условий обеспечения национальной безопасности является надежная защита и охрана государственной границы [1].

Глобализация актуализирует проблему обеспечения безопасности государства в пограничном пространстве. Находясь на «стыке» обеспечения внутренней и внешней безопасности государства, пограничная безопасность не может не испытывать воздействия глобализации, которая затрагивает практически все сферы общественной жизни. Именно в условиях глобализации произошло не только расширение, но и изменение спектра реальных и потенциальных угроз безопасности России в её пограничном пространстве.

В настоящее время угрозы безопасности нашей страны носят преимущественно невоенный, латентный характер и оказывают всё более негативное влияние на внутриполитическую обстановку, экономику, социальную сферу и развитие криминогенной ситуации. И от того, насколько удастся выявить и нейтрализовать угрозы, исходящие от отдельных глобализационных процессов, во многом будет зависеть будущее нашей страны - национальное богатство, физическое и духовное здоровье народа, правопорядок и безопасность граждан. Однако поскольку пограничная безопасность как составная часть национальной безопасности имеет свою видовую специфику, связанную с защитой суверенитета и территориальной целостности страны, постольку именно она прежде всего испытывает воздействие политической глобализации.

Просматриваются следующие угрозы безопасности России в пограничном пространстве, обусловленные влиянием политической глобализации:

сужение сферы действия государственного суверенитета, повышающаяся открытость государственных границ;

действия сепаратистских сил на приграничных территориях страны, проявляющиеся в региональной и этноконфессиональной формах;

деятельность международных террористских и экстремистских организаций по осуществлению диверсий и террористических акций в приграничных регионах страны;

разведывательная, иная подрывная деятельность спецслужб иностранных государств в российском приграничье.

Как уже отмечалось, глобализация нарушает баланс политического влияния между традиционным государством и новыми влиятельными субъектами международных отношений. Наблюдается усиление влияния транснациональных корпораций, международных неправительственных организаций и неформальных объединений, которые все более контролируют как политические и экономические процессы, так и общественное мнение. Дальнейшая политическая фрагментация, разделение территорий на микрогосударства отвечают интересам транснациональных объединений, стремящихся действовать вне государственных границ и без оглядок на национальные правительства.

Интеграция государств в наднациональные экономические объединения (ЕС, НАФТА и др.) становится все более значимой частью глобализации. Такие объединения имеются уже на всех континентах, в некоторых случаях наблюдается их трансформация в политические союзы [Кулаков].

Сегодня американцы (в кооперации с частью британской и западноевропейской верхушки) пытаются создать на Украине, с которой Россия имеет общие границы и общую истории, славянский неонацистский (бандеровский) рейх, СС - «Галичину» размером с целую страну, славянское антирусское государство, которое можно бросить на РФ. Или - программа-минимум - с помощью которого можно эффективно давить на РФ, много эффективнее, чем с помощью исламистов. Другое дело, что эти планы могут сорваться, не осуществиться - и надо сделать все для этого, но то, что они есть, у меня сомнений не вызывает [Фурсов].

Аналогия с периодом, предшествующим Крымской войне, заключается в следующем. С 1830-х годов британцы запустили информационно-психологический проект «русофобия». Его целью было настроить Европу, европейское общественное мнение против России, представив нашу страну - победительницу Наполеона и главного противника Альбиона, как врага. В настоящее время идет тотальный информационный обстрел, который должен убедить западного обывателя: Россия плохая, никчемная, недемократичная, нетолерантная страна, представляющая (из-за наличия ядерного оружия) угрозу «свободному западному миру» [60].

Таким образом, из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что в век глобализации появились новые формы войн - экономические и информационные. Экономическая война - это экономические санкции, которые вводят США и их союзники против России в настоящее время. Примером информационной войны может служить внутренняя победа аятоллы Хомейни над шахом Ирана, который таким образом был свергнут.


Заключение


В дипломной работе были изучены концептуальные основы глобализации и проведен анализ понятия мировые «культурные потоки». Была рассмотрена концепция Аппадураи - концепция пяти культурных потоков. Концепция Р. Робертсона дает определение глобализации культур, как концепцию глобализации, которая относится к сжатию мира и интенсификации осознания мира в целом, как специальной глобальной взаимозависимости и глобальной осведомленности о целом мире в XX веке. Была рассмотрена концепция Энтони Гидденса, который определяет глобализацию как интенсификацию всемирных социальных отношений, которые связывают удаленные друг от друга местности таким образом, что то, что происходящее на земле образуется событиями, происходящих за много миль отсюда, является процессом неравномерного развития, который также делит и координирует. Однако, если Гидденс утверждает, что глобализация - следствие модернизации и современный продукт Запада, то Робертсон считает, что глобализация не является формой вестернизации так как незападные цивилизации и общества также участвуют в процессе глобализации. Близкие концепции у Г. Дилигенского, М.М. Лебедевой и K.С. Гаджиева. Противоположная концепция у Ульриха Бека, который считаете, что теория неолиберальной глобализации сводится только к хозяйственному измерению, а другие аспекты глобализации - экономические, культурные, политические, социальные и цивилизационные - если когда-либо до них доходит обсуждение, подчиняются примату измерения на мировом рынке. Концепция глобализации Самюэля Хантингтона в духе «столкновения цивилизаций». Концепция Збигнева Бжезинского - однополярный мир и естественный процесс распространения гегемонии единственной сверхдержавы на остальные части мира (Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер). Концепцией глобализации Дж. Розенау является любой набор взаимодействий, которые имеют потенциал неограниченного распространения, способность легко преодолевать национальную юрисдикцию и влиять на социальную общность в любой точке мира, следует рассматривать как процесс глобализации.

Была рассмотрена противоречивость процесса глобализации, которая заключается в том, что глобализация - это сложный процесс, который является тождеством и различием универсализма и тенденций, явлений противоположной направленности. Они включают в себя:

«Регионализм - укрепление национальных регионов;

«Регионализация» - появление разделительных линий между региональными группами государств в целях укрепления своих позиций в условиях глобализации; разделение доходных и неприбыльных зон, не совпадающих с географическими границами национальных государств; в результате увеличения государственных функций и полномочий их правительств передаются и регионам, которые являются строительными блоками новой политической карты мира в интересах глобальных корпораций. Были рассмотрены процессы характеризующие противоречивость глобализации: «Автономизация», «Традиционализм», Партикуляризм(обособление)», «Локализация», «Глокализация», «Фрагментация» и «Фрагмеграция».

Изучены реальные тенденция глобализации современного мира и ее идеологические интерпретации, которыми являются неравномерность распределения финансовых ресурсов между странами «золотого миллиарда» и странами третьего мира.

Одним из важнейших был рассмотрен вопрос влияния глобализации на политику России и обеспечения ее военной безопасности. Было выявлено, что современная глобализация не будет развиваться без новых информационных технологий и их быстрого распространения. На основе глобальных информационных коммуникациях в настоящее время развиваются компьютерные сети и мобильная телефония. Политическим сердцем проблем глобализации является противоречие между двумя основными мироустройствами: принципом политического суверенитета, воплощенном в национальном государстве, с одной стороны, и доминирующие универсальные «общечеловеческие ценности», логически вытекающие из интернационализации экономических, культурных, идеологических и политических процессов, на другой. Хотя с одной стороны, глобализаторы предлагают другим государствам открыть свои границы, с другой стороны, свои границы они открывать не спешат и на этом настаивает, общественность «золотого миллиарда» (двойной подход).

Закон и социальный порядок, демократия в том виде, в котором мы ее знаем, как и прежде на основе функционирования национального государства. Если в нынешних условиях государство будет отмирать, то это будет не новый мировой порядок, а глобальный хаос. В самом деле, это самый амбициозный план, который детально спланирован, вошел в основные геополитические аспекты функционирования западного мира, а не только направлен на завоевание мирового лидерства, доминирования и освоения процесса эволюции человечества и его управления в своих собственных интересах. В этом контексте, глобализация может быть понята как нео-колонизация Западом во главе с Соединенными Штатами остальной части мира. Глобализация действительно выгодна США и Западу. Она увеличивает воздействие на экономику национальных государства, ограничивая их экономические и политические суверенитеты.

Глобализация, толкаемая Западом, осуществляется в его интересах и в настоящее время становится основным источником конфликтов и войн современности. Это грозит не только международной, но и военной безопасности России. В этом суть влияния глобализации на военную безопасность нашей страны.

События вокруг Украины и вокруг Крыма - проект по устранению России как единственного барьера на пути североатлантических элит к мировому господству. Агрессивность глобалистов, использование всех ключевых военных ресурсов позволило некоторым зарубежных авторам представить процесс глобализации как «четвертую мировую войну». США содержит обширную сеть баз по всему миру и расширяет ее. Кроме того, согласно данным Пентагона в принятом в 1992г. руководящем документе, «Соединенные Штаты должны предотвратить стремление крупных промышленных государств оспаривать лидерство или попытки изменить сложившийся политический и экономический порядок. Главный способ борьбы США с аналогичными «вызовами», как показывает история, является «подогревание» этнических и религиозных конфликтов в больших странах, финансовой и иной поддержки сил, борющихся с законной властью, реализация «оранжевых «Революций», «Интернет-революций» и т.д.

Курс на отрыв Украины от России - давний геополитический «проект» Запада в целом - немцев, британцев, американцев. Немецкий генерал Пауль Рорбах в начале ХХ века предрек: чтобы исключить опасность со стороны России для Европы и прежде всего для Германии, необходимо полностью оторвать Украинскую Россию от России Московской. Обратим внимание на то, что для немецкого генерала и Украина, и Московия - это всё Россия и он говорит о необходимости вызвать внутрироссийский раскол. В этом плане он развивает идеи немецких политиков последней трети XIX века, в частности Бисмарка, который не только настаивал на необходимости такого раскола, но и предлагал конкретные средства решения этой задачи.

События последних лет показывают, что США и Запад не принимают Россию как равноправного партнера, несмотря на все уступки. Настоятельно продвигается идея - Россия должна принять положение второстепенной державы и даже не пытаться защитить свои интересы в постсоветском пространстве.

Следует подчеркнуть, что Россия имеет геополитическое положение (евразийской), что оправдывает ее цель быть великой военной державой. Збигнев Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» предлагает Китаю не спорить с Америкой, а разделить имущество одного из главных геополитических банкротов, которым, по его мнению, является Россия.

Таким образом, для глобализации по американскому сценарию, военная политика США и НАТО, как преданных глобализации является главной угрозой военной безопасности России и других стран мира. Военная политика нашей страны должна построена с учетом этого и происходит соответствующее вращение в военной политике Российской Федерации. Об этом свидетельствуют военные и политические решения, и смысл выступлений Президента Российской Федерации в последние годы.


Список литературы


1.Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» (с изменениями и дополнениями]

.Аппадураи,А.Культурное измерение глобализации. [Электронный ресурс].URL:[#"justify">.Аттали, Ж. Карл Маркс: Мировой дух /пер. с фр. Е.В. Колодочкиной, вступ. ст. С. Г. Кара-Мурзы. - М.: Молодая гвардия, 2008. - 406 с.

.Андрей Шумаков.Сапатистское движение в Мексике в конце XX - начале XXI вв. [Электронный ресурс].URL:[#"justify">.Бардовский, В.П. Экономическая теория./В. П. Бардовский, О. В. Рудакова, Е. М. Самородова. - М.: Форум, Инфра-М, 2010 г.- 400 с.

.Барлыбаев, Х.А. Общая теория глобализации и устойчивое развитие. - М.: издание Гос. думы, 2010. - 336 с.

.Бархатов, И.В. Формы и модели глобализации как основополагающая тенденция мирового развития. [Электронный ресурс]. URL: #"justify">.Бауман, З. Глобализация. Последствия для человека и общества / Пер. с англ. М., 2004. - 188с.

.Бек, У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма - ответы на глобализацию / Пер. с нем. А. Григорьева и В. Седельника; Общая редакция и послесл. А. Филиппова. М., 2001. - 304с.

.Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 1998. С. 32, 77, 168 и др.

.Богатуров, А.Д. Очерки теории и методологии политического анализа международных отношений/А.Д. Богатуров, Н.А. Косолапов, М.А. Хрусталев. - М.: НОФМО, 2002. 390 c.

.Борзых, С. В. Понятие глобализации: новое прочтение // Век глобализации, 2011. -№2.-С.18-31.

.Бузгалин,А.В. Антиглобализм: теория и практика антиглобалистского движения/ Под ред. А.В. Бузгалина. М.: Едиториял УРСС, 2013. С. 57-67

.Бузгалин,А.В. Альтерглобализм как феномен современного мира // Полис. 2010. № 2. С. 71 - 85.

.Бункина, М.К. Национальная экономика /М.К. Бункина.- М.: Дело, 2009.- 272 с.

.Валлерстайн, И. Исторический капитализм. Капиталистическая цивилизация. - М., 2008.- 176 с.

.Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / Пер. с англ. П.М.Кудюкина. Под общей ред. канд. полит. наук Б.Ю.Кагарлицкого. СПб. : Изд-во Университетская книга, 2001.

18.Валлерстайн И. Миро-системный анализ. <#"justify">19.Василенко, И.А. Политическая глобализация/И.А. Василенко. - М.: - Логос, 2008.- 360 с.

20.Выступление Р.Херцога на Всемирном экономическом форуме в Давосе, 1999 г. // Международная жизнь. 2001. № 8. С. 91.

.Выступление президента России Владимира Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 года[#"justify">22.Гвишиани, Джермен Михайлович. Мосты в будущее/Дж.М.Гвишиани. - М.: Едиториал УРСС, 2004. - 368с.

.Гидденс, Э. Навстречу глобальному веку/Э.Гиденс/Пер. с англ. С.П. Баньковской// Отечественные записки, ? 2012. - № 6. -С.436-452.

.Глобализация экономики и внешнеэкономические связи России/И.П. Фаминский; под ред. И.П. Фаминского. - М.: Республика, 2011. - 444 с.

.Данилов - Данильян,В.И., Лосев, К.С. Проблемы устойчивого развития человечества//Россия в окружающем мире: 2008 (Аналитический ежегодник)/Под общей ред. Н.Н. Моисеева, С.А. Степанова. - М.: Изд-во МНЭПУ, 2008. - С. 39 - 52.

.Зотов, В.Д. Глобальная экологическая политика - категорический императив ХХI века // Социально-гуманитарные знания. 2012 № 6. С. 3 - 20.

.Ивашов Л.Г. Россия и мир в новом тысячелетии. М.: Палея, 2000. С. 128-129.

.Иноземцев, В.Л. Современная глобализация и ее восприятие в мире // Век глобализации. 2008. № 1. С. 31-44.

. Иноземцев, В.Л. Новая постиндустриальная волна на Западе. Мануэль Кастельс. Становление общества сетевых структур.[Электронный ресурс].URL: [#"justify">.Катценштейн, П. «Международная организация» и исследования вопросов мировой политики/П.Катценштейн,Р. Кохэн,С. Краснер //Мировая политика и международные отношения в 1990-е годы: взгляды американских и французских исследователей:Пер. с англ. и фр./Под ред. М.М. Лебедевой и П.А. Цыганкова. - М., 2001.

31. Косов,Ю. Глобализация: вселенское добро или абсолютное зло? [Электронный ресурс].URL:[<#"justify">32. Куткин, В.С. Ведущие субъекты «неолиберальной» глобализации: социально-философский анализ// Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». 2012. - №3. - С. 42-46.

.Кулаков, А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации/Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 2013.Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ. УДК 005.44 [(323:338) 027.541(470)](351.746.1)

34.Лавров, С.Б. Реалии глобализации и миражи устойчивого развития // Изв. Рус. геогр. общ-ва. 2009. Т. 131. Вып. 3. С. 1- 8.

.Лебедева, М.М. Мировая политика 2-е изд., испр. и доп. - М.: Аспект Пресс, 2007. - 365 с.

.Львов, Д.С. Экономический манифест. Будущее Российской экономики. М.: Экономика, 2009. - 52 с.

.Львов, Д.С. Россия в глобализирующемся мире: Стратегия конкурентоспособности/Российская академия наук, отделение общественных наук, секция экономики; акад. Д.С. Львов [и др.]. - М.: Наука, 2012. - 507с.

.Макроэкономика. Теория и Российская практика: учебник. - 2-е изд., перераб. и доп./под ред. А.Г. Грязновой и Н.Н. Думной. - М.:КНОРУС, 2009. - 688 с.

39.Мамиконян,К.Репортаж«ТВЦентр».URL:[<#"justify">42.Най, Дж.С., Кохэн Р.О. Транснациональные отношения и мировая политика // Теория международных отношений: Хрестоматия / Сост., науч. ред. и коммент. П.А. Цыганкова. М., 2002. С. 154.

.Политическая теория и практики деполитизации Луи Альтюссера. Идеология и идеологические аппараты государства//Новое литературное обозрение.

.Рамоне, И. Геополитика хаоса/И.Рамоне/пер.с французкого. М., 2001. - 168с.

.Розенау, Джэймс, «Квантификация подразумевает прежде всего поиск закономерностей»//Журнал теории международных отношений и мировой политики. Текущий номер. Том 12, №3(38). Июль - сентябрь 2014. [Электронный ресурс]. URL: [#"justify">.Романович, А.П.Проблема безопасности в контексте устойчивого развития // Социально-гуманитарные знания. 2010 № 1. С. 3 - 17.

.Сдасюк, Г.В. Императивы концепции устойчивого развития и реалии глобализации//Переход к устойчивому развитию: глобальный, региональный и локальный уровень. Зарубежный опыт и проблемы России. М., КМК, 2012. С. 13 - 40.

.Сенгачева, В.К. Экономическая безопасность России: Общий курс / Под ред. В.К. Сенчагова. 2-е изд. - М.: Дело, 2012. - 896 с.

.Симкина,Л.Г Экономическая теория/Л.Г. Симкина. - СПб.: Питер, 2010 - 448 с.

50.--Сорокин, В.В.. Юридическая глобалистика: Барнаул,2009. 700 с. <#"justify">52.Уткин, А.И. Глобализация: процесс и осмысление. - М.: Логос, 2010. -254 с.

.Фридман, М. Капитализм и свобода/Пер. с англ.-М.: Новое из-во, 2008.- 240 с.

.Чумаков, А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира/А.Н. Чумаков: монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2014. - 432 с.

.Шишков, Ю.В. Глобализация и антиглобализм в современном мире// Россия в окружающем мире: 2010 М.: Изд-во МНЭПУ, 2010. - С. 63 - 87.

.Экономическая теория: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. В.Д.Камаева. - 7-е изд., перераб. и доп. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2011 - 640.: ил.

57.Феномен глобализации - теоретическое объяснение феномена. [Электронный ресурс].URL: [#"justify">58.Флигстин Н. Рынки как политика: политико-культурный подход к рыночным институтам

.Фурсов Андрей «Капитализм как заговор. Том I. 1520-1870-е годы // De Conspiratione/ О заговоре. М.: КМК, 2013

.Хантингтон С. Столкновение цивилизаций/С. Хантингтон. - М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. С. 242-245, 439.

.Шенаев В.Н. Глобализация - объективный мировой процесс // Многоликая Европа: пути развития. М., 2002.

.Шумилов,М.М.,д.и.н. Концептуальные основы глобализации. [Электронный ресурс]. URL [#"justify">63.Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М.: ЗАО «Изд-во Экономика», 2011. - 346 с.


Теги: Идеология глобализма как фактор влияния Запада на мировые процессы  Диплом  Мировая экономика, МЭО
Просмотров: 15519
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Идеология глобализма как фактор влияния Запада на мировые процессы
Назад