Значение арабских нефтедобывающих стран на международной арене и их вклад в урегулировании арабо-израильского конфликта

ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ЗНАЧЕНИЕ НЕФТЯНОГО ФАКТОРА В СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

.1 Место и роль арабских стран на мировом рынке нефти

.2 Особенности экономического развития нефтяных монархий Аравии в период "нефтяного бума"

ГЛАВА 2. РЕГИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И ПОЗИЦИЯ НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАН

.1 Влияние арабских стран на ближневосточный конфликт

.2 Арабо-израильский конфликт 1973г. и применение «нефтяного эмбарго»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ


Роль нефти на современном этапе развития человечества трудно переоценить. Несмотря на активные поиски, так называемых альтернативных источников энергии и даже относительное их применение в разных регионах планеты, нефть и на рубеже ХХ и ХХI столетий остается все-таки нефтью.

Особо весомую роль она играет в жизни арабских стран, расположенных в районах Ближнего Востока. Процесс открытий богатейших нефтяных запасов в регионе, многолетняя упорная борьба за их национализацию арабскими прогрессивными национально-освободительными силами в конце 60-х годов - в начале 70-х годов, что, по сути, только тогда и позволило заложить фундаментальные основы подлинной независимости, развитие впоследствии собственной нефтедобывающей, перерабатывающей и экспортирующей промышленности - одно из главных стержневых направлений, вокруг которого формировались узловые этапы внутриэкономического, социального, внешнеэкономического и международного развития арабских нефтедобывающих государств. Нефть - и их жизни на современном этапе - это все. Это - и экономика, и финансы, и оборонные комплексы, и, конечно же, главное русло, через которое они «вливаются» в сложную систему современных мирохозяйственных, финансово-экономических и внешнеполитических отношений, как глобального, так и регионального уровней.

Таким образом, «нефтяной фактор» - это особая, принципиально - важная, многомерная, комплексная категория, которая во многом определяет формы, направления, приоритеты, а также перспективу реализации внешней политики арабских нефтедобывающих и нефтеэкспортирующих стран. Этим и определяется актуальность данной выпускной квалификационной работы. Ее острота, политический резонанс, а, следовательно-необходимость дальнейшей научной разработки данной проблемы, подтверждаются новыми трагическими событиями, происходящими в одном из богатейших нефтеносных районов планеты. Основная цель выпускной квалификационной работы - это показать рост влияния и значения арабских нефтедобывающих и нефтеэкспортирующих стран на международной арене и их реальный вклад в урегулировании арабо-израильского конфликта.

В выпускной квалификационной работе поставлены следующие задачи:

·определить значение нефтяного фактора в современных международных отношениях;

·показать происшедшие после «нефтяного бума» перемены в общем ходе развития нефтедобывающих стран

·исследовать развития группы нефтяных монархий Аравии в десятилетие после "нефтяного бума" с учетом экономической и социальной сторон развития.

·проанализировать роль «нефтяного фактора» во внешнеполитической деятельности арабских государств в вопросе урегулирования ближневосточного конфликта.

Обзор литературы и источников. При работе над темой выпускной квалификационной работы были широко использованы работы ведущих советских востоковедов, а также работы российских исследователей, посвященные ближневосточной проблеме, а также «нефтяного фактора» и его роли и месту в процессе формирования и реализации внешнеполитических курсов ведущими арабскими нефтедобывающими и нефтеэкспортирующими странами.

Особую ценность предоставили работы: Р.Н. Андреасяна, Э.Г. Араслы, Е. С. Мелкумян, В. В. Озолинга, И. Л. Пиотровской, Л.В. Валькова, А.М. Васильева, А.Д. Казюкова. А.Г. Георгиева.

В трудах Р.Н. Андреасяна дан глубокий анализ развития мирового нефтяного хозяйства, не потерявший своего значения и сегодня, для данной работы особенное значение имели выводы Р.Н. Андреасяна о характерных чертах экономического развитий аравийских нефтяных монархий, а также об особенностях их социального развития в условиях нефтяного процветаний. В разделах об экономическом развитии нефтяных монархий были использованы выводы А.Г. Георгиева, В.В. Озолинга, И.Л. Пиотровской. А также важную ценность для написания данной работы были предоставлены в работе: Арабский мир. Три десятилетия независимого развития; Араслы Э.Г. Межарабские экономические отношения. 60-70-е годы; Андреасян Р.Н. Арабская нефть: проблемы и противоречия; Арабские страны: нефть и дифференциация. В этих работах всесторонне рассматривается история и современное состояние внешнеполитической ситуации в районе Ближнего Востока, показывается генезис формирования внешнеполитических курсов ведущих арабских нефтедобывающих и нефтеэкспортирующих стран, исследуются некоторые аспекты влияния «нефтяного фактора» на развитие внешней ситуации в регионе и на процессы внутреннего социально-экономического развития исследуемых стран.

Структура выпускной квалификационной работы. Выпускная квалификационная работа изложена на 50 печатных страниц. Данная выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы. Во введении определяется актуальность темы, обосновывается цель и формулируется задачи исследования и дается характеристика источников и основной использованной литературы. В первой главе описывается о том, что нефть играет очень важную роль не только в нефтедобывающих странах, но и во всем мире. На протяжении ста лет «нефтяной фактор» остается одним из решающих элементов, влияющих на международные отношения. Нефть выступает самым широко используемым в мировой экономике энергетическим продуктом, но вместе с тем подавляющая масса стран - основных потребителей нефтепродуктов (и среди них в первую очередь государства Западной Европы, Японии и США) практически либо лишена собственных нефтяных месторождений, либо располагает таковыми, но с чрезвычайно недостаточными мощностями. Несмотря на интенсивное развитие интернациональных сетей транспортировки и передачи энергии в виде горючего газа, угля, сланцев, электричества ТЭС, АЭС и др., нефть осталась практически самой универсальной и гибкой формой международной торговли энергетическими ресурсами. А также в данной главе говориться о том что, накопленные в период "нефтяного бума" громадные финансовые ресурсы поставили перед правительствами нефтяных монархий проблему их рационального использования для целей социально-экономического развития. По мере сокращения притока нефтяных доходов к этому добавилась задача сохранения получаемых доходов и направления их в приоритетные сферы.

Нефтяной фактор в 70-е - начале 80-х годов в короткие сроки и коренным образом изменил облик еще недавно отсталых стран-нефтеэкспортеров и ускорил их развитие по капиталистическому пути. Однако, после прохождения ими пика своего могущества в годы "нефтяного бума", после падения справочных цен на нефть и заметного сокращения спроса на нее в мире, социально-экономическое развитие этих стран замедлилось, возникли неожиданные трудности.

Несмотря на многочисленные перемены в мире после периода "нефтяного бума", нефть остается важнейшим сырьевым товаром и источником энергии, а нефтяной фактор все еще определяет весь ход развития данной группы стран.

В следующей главе говорится о том, что арабо-израильский конфликт оказывает существенное влияние на ситуацию в арабском мире. Это влияние на протяжении 60-80-х годов было неоднозначным и реализовалось с различной интенсивностью. Вторая глава посвящена изучению возможностей «нефтяного фактора», как эффективного внешнеполитического средства арабских нефтедобывающих государств, воздействующего на разблокирование региональных конфликтов мирными средствами. В главе рассмотрена история применения «нефтяного эмбарго» в период арабо-израильской войны в октябре 1973г. Эта война нанесла огромный ущерб обеим воюющим странам. Пагубные последствия войны ощущаются в политической, экономической, социальной и психологической сферах.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы. Основной вывод заключается в том, что «нефтяной фактор» играет немаловажную роль в сложном механизме внешнеполитических взаимоотношений между арабскими странами. Было бы неправильным причину конфликта сводить только к нефти, она, скорее всего, послужила поводом и фактом, но вместе с тем, в этой очередной войне на Ближнем Востоке «нефтяной фактор» является сердцевинным элементом, который вовлек в события внешние колоссальные силы в лице вооруженных контингентов США и целого ряда других западных стран, что поставило под серьезную угрозу как региональную, так и международную безопасность в целом.


ГЛАВА 1. ЗНАЧЕНИЕ НЕФТЯНОГО ФАКТОРА В СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ


.1 Место и роль арабских стран на мировом рынке нефти


На протяжении ста лет «нефтяной фактор» остается одним из решающих элементов, влияющих на международные отношения. И хотя период безусловного могущества крупнейших нефтепромышленников в определении политики своей страны за рубежом уже остался в прошлом, и ведущие государства мира, и развивающиеся страны по-прежнему находятся под сильнейшим воздействием энергетического, в том числе нефтяного, фактора.

Огромное значение энергоресурсов в мировой политике вызывает обострение как скрытого, так и открытого противоборства между ведущими державами за контроль над ними. Ситуация усугубляется тем, что мировые запасы нефти и газа крайне ограниченны, невосполнимы и неравномерно распределены по земному шару. Несмотря на огромные усилия по разведке новых месторождений, известные запасы нефти за последние десятилетия увеличились очень незначительно, хотя некоторые страны и увеличили официальные цифры своих запасов. Приблизительно 80 процентов нефти добывается в настоящее время на месторождениях, открытых еще до 1973 года, причем большинство из них находится в состоянии упадка.

Нефть выступает самым широко используемым в мировой экономике энергетическим продуктом, но вместе с тем подавляющая масса стран - основных потребителей нефтепродуктов (и среди них в первую очередь государства Западной Европы, Японии и США) практически либо лишена собственных нефтяных месторождений, либо располагает таковыми, но с чрезвычайно недостаточными мощностями. Несмотря на интенсивное развитие интернациональных сетей транспортировки и передачи энергии в виде горючего газа, угля, сланцев, электричества ТЭС, АЭС и др., нефть осталась практически самой универсальной и гибкой формой международной торговли энергетическими ресурсами.

Относительно большое влияние нефтяной проблемы на международные отношения может быть объяснено по крайней мере тремя основными причинами. Во-первых, все государства мира крайне заинтересованы в обеспечении энергетической безопасности. Отсюда же вытекает появление некоторых долгосрочных союзов, которые определяют обстановку в ключевых нефтедобывающих регионах.

Во-вторых, существенно влияет на внешнюю политику тот факт, что бизнес на «черном золоте» остается одним из самых прибыльных видов предпринимательства. Например, обнаружение в Ливии значительных запасов нефти быстро превратило отсталую страну в относительно влиятельное на международной арене государство, которое может позволить себе роскошь иметь главным внешнеполитическим противником самую мощную державу мира - Соединенные Штаты.

В-третьих, нефтяная промышленность по своей природе носит интернациональный характер, что ведет к образованию очень крупных компаний. Последние действуют невзирая на границы суверенных государств, не считаясь с политическими разногласиями между ними. Более того, крупнейшие нефтяные компании ведут переговоры с национальными правительствами и достигают с ними договоренностей, выступая, по сути дела, на равных.

Страны Ближнего Востока занимают особое место в мировой торговле нефтью. Так, например, в зоне Персидского залива сосредоточены богатейшие нефтяные месторождения мира и находятся ее крупные производители и экспортеры. Разведанные и подтвержденные запасы нефти в регионе в 80 - 90-е годы ХХ века были оценены на уровне 56-60% общих мировых запасов, а производство -18-20% к итогу. Среди крупнейших производителей и экспортеров нефти - членов ОПЕК в рассматриваемые годы выступали Саудовская Аравия (26%), Иран (10-12%), Ирак (7-9%)/ Кувейт и ОАЭ (по 6-7%), Катар (2%) и т.д.5 Наряду с этим, важными специфическими чертами указанного региона выступают: крупные поступления нефтедолларов, которые существенно повысили платежеспособность рассматриваемых стран и увеличивают их запросы на импорт технологии и потребительских товаров в соответствии с государственными планами ускоренного экономического и социального развития: исламский характер и неразвитость многих элементов местных общественных структур; способность государств региона регулировать экспорт нефти на мировые рынки с целью увеличения своих валютных поступлений.

Таким образом, в 90-е годы ХХ века основными полюсами политических противоречий в ближневосточном регионе стали государства: Иран; Ирак; монархические режимы Аравийского полуострова.

Наличие богатейших запасов нефти в арабском регионе стало главной предпосылкой, обусловившей стремительное вовлечение исламских экономик в мировое хозяйство во второй половине ХХ столетия. Углубление и развитие этого процесса проходило на протяжении всего этого периода, в течение которого была начата и достигла значительных размеров промышленная разработка нефтяных месторождений в странах ближневосточного региона западными нефтяными монополиями.

Роль арабских стран в освоении месторождений, добыче и реализации нефти изменялась на различных этапах развития. Усиление влияния арабских государств сначала на распределение доходов от продажи нефти на мировом рынке, а потом на динамику ее добычи связано, прежде всего, с деятельностью ОПЕК. Семидесятые годы прошлого века характеризуются резким повышением мировых цен на нефть и переходом практически всех месторождений углеводородов в руки арабских государств, национализировавших все природные богатства на своей территории. Установление высоких цен на нефть, взамен монопольно низких, удерживаемых западными компаниями на протяжении послевоенного периода, вызвали приток валютных поступлений в ближневосточные экономики и позволили им осуществить ускоренную модернизацию. Хотя в коммерческих целях нефть стала добываться в этом регионе уже в начале ХХ века, в определяющий и постоянно действующий фактор экономического роста нефтедобывающих государств она превращается именно в этот период.

Под влиянием нефтяного фактора произошли значительные изменения не только в экономике самих арабских производителей, но и в странах импортерах нефти, стратегии и тактики крупнейших нефтяных монополий, а также в отношениях между этими контрагентами мирового нефтепроизводства.

Зона Персидского залива оказалась в эпицентре двух энергетических кризисов, которые потрясли мир в 70-х годах ХХ века. Доходы нефтяных монархов таковы, что они стали мультимиллиардерами, а их личное состояние превысило богатство финансовых магнатов Запада. Нефтяные государства превратились в крупнейших в мире экспортеров капитала, а их правители слились с международной финансовой олигархией.

Эти процессы нашли свое отражение и на социокультурном уровне, где прослеживается стремление арабских государств к формированию независимой исламской модели экономического развития. К такому заключению автор приходит, анализируя различные научные подходы, изложенные в работах ученых, которые раскрывают роль, место нефтеэкспортирующих государств, в общемировом историческом процессе развития, характер взаимодействия с остальным и, в частности, с западноевропейским миром.

Принимая за основу техническое превосходство западноевропейских стран и США, некоторые западные экономисты, такие как Ф.Фукуяма, рассматривают историческое развитие данной группы стран как закономерный естественно-исторический процесс, который должны пройти все государства, придя с теми или иными отклонениями к общему знаменателю - единой планетарной цивилизации. Материальной основой этого процесса является, по их мнению, интернационализация производства, образование единого мирового хозяйства, унификация потребительской и духовной культуры, всеобщая демократизация, выражающая идеи западного либерализма.

В этой связи сошлемся на исследование Л. Разумовой, которая, анализируя западно-центристские и исламские взгляды на процессы взаимодействия западных и восточных экономик, делает следующие интересные выводы. Во-первых, тезис об унификации мира на базе западной экономической системы, как закономерного итога единого и непрерывного процесса развития человеческой истории, приводит к грубейшим искажениям фактов и поразительному сужению исторического кругозора. Во-вторых, сторонники идеи универсальности принципов западной демократии недооценивают исторические, религиозные, морально-нравственные аспекты, играющие огромную роль в исламском обществе и являющиеся сдерживающим фактором в процессах интернационализации всех сфер жизни, в том числе в проведении реформ по либерализации арабской экономики, привлечению иностранных и частных национальных инвестиций, а также процессов приватизации. В-третьих, неправомерным кажется, их стремление приуменьшить влияние нефтяного фактора ближневосточного региона как на экономику крупнейших нефтеимпортеров, так и на мировой рынок в целом. В то же время, Л. Разумова считает преувеличенными взгляды исламских экономистов на возможность создания независимых, отличных от рыночных хозяйственных механизмов.

С точки зрения внешнеполитической ориентации, ближневосточные государства, при всех их этнических и географических особенностях и суверенности, как субъектов международного сообщества, можно в целом, с рядом оговорок, подразделить на лояльные и нелояльные к Западу (и прежде всего в отношении США). Естественно, среди них были разные степени склонности, активности и сотрудничества с внерегиональными силами. Однако при всем этом через их внешнюю политику и конкретные действия довольно явно прослеживалась социальная суть местных режимов. Основными видимыми проявлениями внутрирегионального напряжения 80-х годов выступали ирано-иракская война, идеологическое и политическое противостояние между режимами ИРИ и С. Аравии, опасения Кувейта быть вовлеченным в указанную войну с соответствующими неблагоприятными для его судьбы последствиями, и наконец, ввод в Персидский залив военных кораблей стран-членов НАТО под предлогом обеспечения безопасности вывоза нефти из Залива. В 90-е годы острие наибольшей конфликтности в регионе переместилось в сферу захвата Ираком Кувейта и международных санкций против Багдада. Таким образом, к политическому противостоянию между Ираном, с одной стороны, и С. Аравией и Кувейтом - с другой, добавился новый фронт противостояния - между Ираком и аравийскими странами Залива, просуществовавший до военного вторжения США в Ирак в 2003 году.

События последних 13 лет, с нашей точки зрения, позволяют сделать вывод, что процессы интернационализации будут ускоряться, приводя к росту взаимной зависимости арабских и западных экономик. В основе дальнейшего углубления этих процессов лежит возрастание роли именно нефтяного фактора. Будет усиливаться давление арабских лидеров на мировые политические и экономические процессы путем создания исламской модели социально-экономического развития, для которой характерны на современном этапе слабость и неразвитость, выражающиеся в идеализации исламских хозяйственных методов, противоречивости религиозных постулатов, фрагментарности и отсутствии цельности общеэкономической концепции, а порой в открытом противостоянии западным ценностям.

Несмотря на то, что военные конфликты в Персидском заливе в 80-90-х годов ХХ века и начале ХХ1 в. обнаружили экономическую, политическую зависимость арабского Востока от Запада, его неспособность самостоятельно решать свои внутренние проблемы, практически не вызывает сомнений стремление лидеров стран Ближнего Востока усилить и конкретизировать свои позиции на мировой политической арене. Вместе с тем, с конца 90-х годов ХХ века арабские лидеры отчетливо стали осознавать, что изменения произошедшие на нефтяном мировом рынке, смена стратегии нефтяных компаний, переход нефте- и газодобывающих отраслей в разряд высокотехнологичных, обострение международной конкуренции, повышение инвестиционного порога, а в целом, возрастание нефтяного фактора в условиях усиления интернационализации различных отраслей мировой экономики делают необходимым проведение реформ по либерализации экономики, участие их стран в международных инвестиционных процессах, а в недалеком будущем, и в борьбе за привлечение большей доли этих инвестиций в свою экономику.

нефтяной международный рынок арабский

1.2 Особенности экономического развития нефтяных монархий Аравии в период "нефтяного бума"


Группа арабских нефтедобывающих стран Персидского залива играет важную роль в системе мирового капиталистического хозяйства и системе международных отношений благодаря своему уникальному положению владельца и распорядителя, крупнейших в мире запасов нефти и газа. Вследствие этого, данная группа стран получила уникальную возможность для ускорения своего развития и планомерного переустройства национального хозяйства и общества на качественно более высоком уровне.

Нефтяной фактор в 70-е - начале 80-х годов в короткие сроки и коренным образом изменил облик еще недавно отсталых стран-нефтеэкспортеров и ускорил их развитие по капиталистическому пути. Однако, после прохождения ими пика своего могущества в годы "нефтяного бума", после падения справочных цен на нефть и заметного сокращения спроса на нее в мире, социально-экономическое развитие этих стран замедлилось, возникли неожиданные трудности. Правительства нефтяных монархий столкнулись с необходимостью пересмотра не только текущих планов, но иногда и долгосрочных планов развития. Несмотря на формальный переход, почти всей нефтедобывающей промышленности в руки арабских государств, самостоятельно определяющих свою нефтяную политику, несмотря па создание немалой по региональным масштабам нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, арабские нефтедобывающие страны Персидского залива продолжают оставаться в системе мирового капиталистического хозяйства в роли слабейших партнеров, т.к. их развитие почти полностью зависит от одной нефти.

Накопленные в период "нефтяного бума" громадные финансовые ресурсы поставили перед правительствами нефтяных монархий проблему их рационального использования для целей социально-экономического развития. По мере сокращения притока нефтяных доходов к этому добавилась задача сохранения получаемых доходов и направления их в приоритетные сферы. В то же время; финансовые трудности и внешнеполитические конфликты не смогли пошатнуть в целом устойчивый характер развития данной группы стран.

Начавшийся с притоком нефтяных доходов процесс социально-экономических преобразований по капиталистическому пути привел нефтяные монархии Аравии к достижению ими нового состояния. Возникла своеобразная модель досрочно созревшего капиталистического общества с большими вкраплениями традиционных элементов. В 90-е годы в нефтяных монархиях более актуальным стало не ускорение развития, а внутренняя стабилизация.

Процесс экономического развития протекал неравномерно не только по названным причинам, но и в силу объективных условий: природных возможностей исследуемых стран. Материалом исследования послужили данные по трем основным странам, входящим в группу аравийских нефтеэкспортеров: Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ. Названные страны существенно различаются по размерам территории, численности населения, историческому наследию, однако они принадлежат к одному типу развития, определяемому нефтяным фактором. Заметное влияние на социально-экономическое развитие аравийских нефтяных монархий оказывали внешние факторы: взаимоотношения внутри Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива, отношения со всем арабским миром, со странами Востока и Запада. Превратившись в субъекта международных отношений, нефтяные монархии в 80-е - начале 90-х годов играли активную роль в делах Ближневосточного региона, но зачастую несли и связанные с этим тяготы.

Несмотря на многочисленные перемены в мире после периода "нефтяного бума", нефть остается важнейшим сырьевым товаром и источником энергии, а нефтяной фактор все еще определяет весь ход развития данной группы стран.

В 80-е - начале 90-х годов три аравийские монархии сохранили за собой положение ведущих нефтяных держав мира. Прогнозные извлекаемые запасы нефти стран Аравии составляли более 30 млрд.тонн, из которых 98% приходилось на Саудовскую Аравию, Кувейт и ОАЭ. Поданным на 1994 г. прогнозные извлекаемые запасы там составили:

Саудовская Аравия - 25,9% мировых запасов, Кувейт -9,6%, ОАЭ:Абу-Даби - 9,1 %.

После заметных перепадов в уровне добычи нефти в 80-е годы уровень добычи стабилизировался и составил в 1994 г. (млн.барр. в день): в Саудовской Аравии - 8,97 или 13,3% мировой добычи, в Кувейте - 2,09 или 3,2%, в ОАЭ: Абу-Даби - 2,07 или 2,9%. По результатам геологической разведки обнаружены новые крупные месторождения в саудовском королевстве, что упрочивает его положение в качестве ведущего мирового нефтепроизводителя. По оценке, при сохранении существующего уровня добычи, прогнозных извлекаемых запасов нефти Саудовской Аравии хватит на 84 года (а с учетом новых нефтяных месторождений и больше), Кувейту и ОАЭ:Абу-Даби - на 100 лет.

В Саудовской Аравии, Кувейте и ОАЭ доходы от экспорта нефти и газа, а также их производных в годы "нефтяного бума" были настолько велики, что составляли около 90% доходной части национальных бюджетов. Со второй половины 80-х годов их доля в государственных доходах уменьшилась до 45-60%. "Обвалы" мировых цен на нефть произошли в начале 80-х годов и в 1986 г., когда цена за один баррель нефти упала до 11, а затем до 8 долл. После сокращения странами ОПЕК уровня добычи нефти начался новый рост цен, и стабилизация их была достигнута к началу 90-х годов. Соответственно сократились и доходы стран-нефтеэксгюртеров, например, Саудовская Аравия в 1980 г. получила 106 млрд. долл., 1990 г. - 41 млрд., в 1994 г. -36 млрд.

По мере упрочения своего контроля за нефтяным сектором, правящие режимы в нефтяных монархиях стали развивать нефтепереработку и нефтехимию. Создание этих отраслей национальной экономики должно было удовлетворить растущий внутренний спрос на нефтепродукты, а кроме того, увеличить валютные доходы от нефтяного экспорта.

В Саудовской Аравии ведущей нефтяной компанией остается национализированная САУДИ-АРАМКО, сосредоточившая в своих руках всю нефте- и газопереработку в королевстве. Компания проводит все операции в тесном сотрудничестве с западными нефтяными монополиями "Мобил Ойл", "Шелл" и другими. Саудовцы активно проникают на западные рынки нефтепродуктов - в США и Западной Европе.

В ОАЭ до последнего времени обращали меньше внимания на нефтепереработку на своей территории. К двум нефтеперегонным заводам прибавился всего один. Однако в начале 1996 г. Генеральный секретарь Высшего нефтяного совета Юсуф бин Омир бин Юсуф заявят о твердом намерении властей относительно поднятия мощностей не только по добыче нефти, но и по ее переработке в Абу-Даби, Дубае и Шаржде.

Нефтехимическая промышленность развивается в Кувейте исключительно в рамках госсектора. Номенклатура продукции невелика: 50% - базовые нефтехимикаты, 35% - промежуточные нефтехимикаты и 15% - конечные нефтехимикаты.

В Саудовской Аравии крупномасштабные проекты в нефтехимии осуществляет государственная корпорация САБИК. Ее центром все более становится Западная провинция королевства. На базовые и промежуточные нефтехимикаты здесь также приходится около 75% всего производства. Тем не менее, созданная отрасль национальной промышленности позволяет не только более эффективно использовать нефтяные ресурсы, но и способствует многостороннему развитию национального хозяйства, настоящей диверсификации национальной экономики.

В целом, проявления нефтяного фактора в экономическом развитии трех нефтяных монархий Аравии многообразны. Если в 70-е годы большее значение играла финансовая сторона (доходы от нефти), то в исследуемое десятилетие возросло значение нефти как сырья для обрабатывающих отраслей национальной промышленности. В 80-е - первой половине 90-х годов прямое и опосредованное воздействие нефтяного фактора способствовало продолжению социально-экономического развития Саудовской Аравии, Кувейта и ОАЭ, хотя и меньшими, чем ранее темпами.

Несмотря на предпринятые развитыми западными странами меры по перестройке своей промышленности и социальной сферы для максимально возможного сокращения потребления нефтепродуктов, в этом существуют естественные ограничители. Например, для производства тонны стали требуется 7/10 тонны нефтяного эквивалента, для производства тонны цемента - 1/8 тонны.

В 70-е годы нефтяной фактор привел в трех странах к созданию мощного и относительно развитого нефтяного сектора национальной экономики. В 80-е - первой половине 90-х годов благодаря этому существенно усилились позиции государства в экономической жизни нефтяных монархий. Почти вся нефтедобыча (за небольшим исключением) находится в руках государства. Оно же получает и распоряжается огромными доходами, характер распределения которых определяет, весь ход социально-экономического развития трех нефтяных монархий. Учитывая во многом феодальный характер аравийской государственности, нефтяной фактор (при некоторых отличиях в политической жизни трех стран) существенно укрепляет эту государственность.

В годы "нефтяного бума" непрерывно возраставший поток финансовых средств создал в правящей верхушке монархий ложные представления о неисчерпаемости этого источника доходов. Это привело тогда как к большим непроизводительным расходам членов правящих династий, неспланированным тратам на престижные цели, так и к "перегреву" национальных экономик, появлению множества "узких мест", избыточным, нерациональным расходам.

Экономическое развитие нефтяных монархий осуществляется в соответствии с пятилетними планами развития. В Кувейте по мере спада "нефтяного бума" раньше ощутили негативные последствия. В четвертом пятилетием плане произошла явная переориентация, упор был сделан на диверсификацию национальной экономики, уменьшение ее зависимости от нефтяного сектора, несмотря на очевидные издержки такой политики. В то же время, в эмирате не без оснований опасались, что ускоренное развитие промышленности приведет к массовому наплыву иностранной рабочей силы, что может подорвать социальную и политическую стабильность. Тем не менее, власти решили заплатить эту цену.

Создание пятого пятилетнего плана на 1986-1990 гг. пришлось в Кувейте на период окончательного прекращения "нефтяного бума", сокращения экспорта нефти и поступлений от нее, а также спада деловой активности. В связи с этим, в плане не был предусмотрен такой важный показатель, как ежегодные темпы экономического роста, общий объем капиталовложений оказался меньше, чем в предыдущем плане. Сильное воздействие на выполнение поставленных планом задач оказала иракская агрессия.

Рост объема ВВП Кувейта за последние полтора десятилетия очевиден, однако четко отражает динамику перемен на мировом нефтяном рынке: 1980 г. - 7 447 млн.дин., 1986 г. - 4 998 млн.дин., 1994 г.-7210 млн.дин. В те же годы заметны перепады в размерах доли нефтяной промышленности в ВВП: 1980 г. - 67,9%, 1984 г. - 45,2%, 1986 г. - 36,9%, 1994 г. -43,4%.

В Саудовской Аравии государство также начало проведение политики краткосрочного планирования и регулирования экономического развития в конце 50-х - начале 60-х годов, а в начале 70-х годов перешло к долгосрочному планированию индикативного характера.

К началу 80-х годов стало очевидным завышение возможностей саудовской экономики по абсорбированию громадных ассигнований. Увеличение основных производственных фондов постоянно опережало рост производства продукции (за исключением нефтедобывающей промышленности). В связи с этим, часть проектов второго пятилетнего плана была перенесена на третью пятилетку. Правительство приняло различные меры к смягчению негативных последствий" нефтяного бума", и удалось снизить уровень инфляции с 35% до 10%,. хотя реальные расходы превысили запланированные более чем на треть.

Тогда же впервые была поставлена цель по развитию сельского хозяйства для сокращения зависимости от импорта продовольствия и "обеспечения продовольственной безопасности". Однако выполнение плана было осложнено падением доходов от нефти, что вызвало возникновение впервые за последние годы дефицита бюджета. Именно в этот трудный период была начата приватизация САБИК, крупнейшей государственной промышленной корпорации.

Четвертый пятилетний план социально-экономического развития Саудовской Аравии на 1985-1990 гг. был принят в период прекращения "нефтяного бума" и общего экономического спада. Главные ориентиры в плане остались прежними, однако новым элементом в нем стало увеличение роли, отводимой частному национальному капиталу. Важной задачей плана стало развитие некоторых импортозаменяющих отраслей. Из-за спада нефтяных цен доходы государства оказались ниже, и расходы превысили запланированный уровень. Часть проектов перешла на следующую пятилетку, активность частного сектора также оказалась недостаточной.

В пятом пятилетнем плане на 1990-1995 гг. вновь важное внимание уделено не только экономическим, но и социальным целям развития: развитию образования и обучения, здравоохранения и улучшению положения с водными ресурсами. Обратило на себя внимание то, что в качестве самых главных целей плана названы 1) сохранение Исламских ценностей и 2) защита веры и нации.

Объем саудовского ВВП (в текущих ценах) возрастал и падал столь же стремительно, как и в Кувейте, однако королевство не испытало столь сокрушительного военного поражения и разрухи. Объем ВВП менялся следующим образом: 1980/81 г. - 517 996 млн. риалов, 1984/1985 - 322 919 млн. риалов, 1986/87 - 264 074 млн. риалов, 1994 г. - 449 871 млн. риалов.

За пятнадцать пет доля нефтегазового сектора в ВВП сократилась более чем вдвое (хотя абсолютная величина за последние десять лет мало изменилась) : 1980 г. - 69.6%), 1984 г. - 37,6%, 1986 г. - 32,4%, 1994 г. - 32,1%. Неуклонное возрастание доли не нефтяного сектора в ВВП с 30,4% в 1980 г. до 68% в 1994 г. само по себе свидетельствует о коренных сдвигах, происшедших в саудовской экономике. Целенаправленные и долговременные усилия саудовского режима таким образом принесли свои плоды. Если в условиях "нефтяного бума" происходил количественный, экстенсивный экономический рост, то в последующее пятнадцатилетие был сделан переход к качественному росту, к структурным переменам в национальном хозяйстве.

ОАЭ занимают как бы промежуточное положение между Саудовской Аравией и Кувейтом по характеру экономического развития. Начав нефте- и газодобычу много позднее правящий режим смог более плодотворно усвоить многие уроки своих соседей. В начале 80-х годов страна также столкнулась с проблемой бюджетного дефицита, однако в отличие от саудовцев, там не стали использовать для его покрытия свои финансовые резервы. Тем не менее, реализация многих промышленных проектов была отложена. К началу 90-х годов ОАЭ по объему ВВП обогнали Кувейт, в 1994 г. объем ВВП в ОАЭ составил 36,8 млрд. долл., в Кувейте - 25,0 млрд. долл. В 1995 г. рост ВВП составил 6,6%, а объем увеличился до 39,23 млрд. долл. Доля нефтегазового сектора удерживается на уровне одной трети ВВП.

Следует особо сказать о сотрудничестве нефтяных монархий в рамках Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива. С прекращением "нефтяного бума" для всех стран стала очевидной необходимость более тесных и координированных экономических связей как в сфере внутрирегиональной торговли, так и в промышленной и финансовой сферах. Были сделаны некоторые шаги к созданию "общего рынка Залива", рассматривается вопрос о развитии единой энергетической системы.

В исследуемый период тремя нефтяными монархиями были одержаны большие успехи в создании производственной и социальной инфраструктуры, что было необходимым условием как индустриализации, так и вообще развития страны. В связи с этим особенное значение имела строительная отрасль и производство строительных материалов. Например, к началу 90-х годов в Саудовской Аравии и Кувейте половина автомобильных дорог приходилась на высококлассные автострады, отвечающие самым высоким мировым стандартам.

Таким образом, в 80-е - первой половине 90-х годов нефть оставалась "становым хребтом" экономики нефтяных монархий и основой их социального развития. Именно нефтяной фактор обеспечил устойчивость национальных хозяйств при экономических и политических потрясениях в 80-е и начале 90-х годов.

Особенностью всего развития исследуемых стран стала решающая роль государства, которое в качестве верховного собственника по-прежнему распоряжается всеми запасами нефти и газа.

Распределение доходов от нефти закрепило роль государства как регулятора и активного субъекта всей экономической жизни. Оно же придает особенную важность роли государства в социальной сфере. Путем финансового субсидирования, проведения приватизации, изменения законодательства государство в состоянии ускорять или замедлять развитие частного сектора.

Нефтяные монархии оказались в состоянии "купить" социальный мир в обществе, путем не только ускоренного экономического развития. 110 и развивая для коренных жителей национальные системы здравоохранения, социального обеспечения и образования.

В 80-е годы замедлились темпы развитая национальных экономик, однако они вступили в новый, более стабильный период развития. Существование нефтяного сектора и огромные доходы от нефти остаются серьезным стимулом экономического развития. К середине 90-х годов нефтяные монархии превратились в одну из быстро развивающихся промышленных зон арабского мира и развивающихся стран в целом. Особенностью этого периода стал постепенный переход, от экстенсивных к интенсивным методам развития, а также выход национальной промышленности или финансово-торговой сферы на передовые рубежи по ряду позиций.

Уже в 80-е годы у правящих режимов и внутри аравийского общества произошла адаптация к нефтяному фактору, окончательно исчезло неверное представление о неисчерпаемости нефтедолларов. Ощутим отход от престижных соображений. Возросла роль краткосрочною и долгосрочною планирования, усилились меры по экономии средств. Ассигнования на многие проекты были сокращены, некоторые проекты заморожены.

В указанный период возросла роль Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива применительно к хозяйственному развитию нефтяных монархий. Начался переход от согласования законодательства и выработки единой торговой политики к более важным проектам. В настоящее время во всех нефтяных монархиях проводится единая стратегическая линия в отношении иностранной рабочей силы.

К 80-м годам аравийское общество пережило самый крутой период, адаптации к нефтяному фактору. Высокие результаты достигнуты нефтяными монархиями в сфере современного образования и подготовки кадров, где внимание обращается как на обеспечение текущих потребностей и удовлетворения стремлений коренного населения, так и на всемерно возможное замещение иностранной рабочей силы всех специальностей и всякой квалификации. Удалось сохранить и после "нефтяного бума" достаточно высокий уровень медицинского и социального обеспечения.

Социальная трансформация аравийского общества в 80-е - первой половине 90-х годов протекала в русле, обозначенном ранее. Продолжалось формирование новых социальных сил: буржуазии и рабочего класса, интеллигенции и бюрократии. Нефтяной фактор сыграл в этом решающую роль и до настоящего времени-через-политику государства оказывает на них влияние.


ГЛАВА 2. РЕГИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И ПОЗИЦИЯ НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАН.


.1 Влияние арабских стран на Ближневосточный конфликт


Ближневосточный конфликт оказывает серьезное воздействие на систему региональных и глобальных международных отношений. В силу своей «многослойности» он затрагивает интересы широкого круга сторон, как непосредственно, так и косвенно вовлеченных в конфронтацию. В основе конфликта лежат палестинская проблема и противоречия между Израилем и арабскими государствами.

Существенное влияние оказывает арабо-израильский конфликт на ситуацию в арабском мире. Это влияние на протяжении 60-80-х годов было неоднозначным и реализовалось с различной интенсивностью. Рост национального самосознания арабов, сопровождавшийся подъемом национально-освободительного движения, появление первого поколения арабских государств социалистической ориентации, проводивший антиимпериалистический и антикапиталистический курс, расцвет арабского национализма - все эти характерные приметы 60-х годов нельзя отделить от состояния арабо-израильских отношений. С одной стороны, военный нажим Израиля и империализма, действия местной реакции усиливали радикальные и левоэкстремистские тенденции. С другой стороны, общее полевение арабского мира в этот период отражалось и на характере самого конфликта, который в силу идеологизации межгосударственных отношений стал восприниматься через призму антагонизма между Востоком и Западом.

В июне 1967 г. Ближневосточный конфликт вступил в очередную кризисную стадию. Израиль совершил широкомасштабную агрессию против арабских государств, последствия которой не ликвидированы до сих пор. В ходе войны он захватил Синайский полуостров, сектор Газа, Западный берег р. Иордан, Голанские высоты. Жертвами агрессии стали три арабские страны-Египет, Сирия и Иордания. С захваченных земель бежало несколько сотен тысяч палестинцев, часть которых поселилась там после войны 1948-1849гг. Это нападение, нанесшее арабам огромный материальный урон, воспринятое всем арабским миром как оскорбление, открыло еще более опасный этап в ближневосточном конфликте, резко осложнив возможности его урегулирования

Во второй половине 60-х годов резко обострились и сирийско-иорданские отношения. В феврале 1966г. в Сирии пришла к власти группа левых баасистов, выступавшая с экстремистских позиций. Такое соседство настораживало короля Хусейна как в силу возможного «демонстрационного эффекта» сирийских событий, так и в связи с той поддержкой, которую Сирия оказывала отрядам фидаев, действовавшим против Израиля из Иордании. Однако главную опасность король в то время со стороны «прокоммунистических» элементов в самой Сирии. Эти разногласия мешали объединению сил пограничных с Израилем стран для отражения его постоянных рейдов.

В то же время наличие внешней угрозы стало фактором, заставлявшим арабов, несмотря на острые разногласия, искать пути к консолидации. Так, попытки Израиля отвести воды р. Иордан и ее притоков, имевших первостепенное значение для этого небогатого водными ресурсами района, привели к созыву в 1964 г. первых арабских совещаний в верхах в Каире и в Александрии. Главы арабских государств приняли решение о предоставлении помощи странам, граничащим с Израилем, и о создании с этой целью специального фонда. На втором арабском совещании в верхах было принято решение о создании Организации освобождения Палестины, возглавившей освободительную борьбу палестинского народа. Надо отметить, что учреждение ООП диктовалось со стороны арабских государств прежде всего конъюнктурными соображениями. Страны - учредительницы рассчитывали на своего рода «карманную», послушную и полностью зависимую от них организацию. Однако только на начальном этапе существования ООП им удалось в какой-то мере реализовать эти цели. И наконец, к действию центростремительных тенденций можно отнести расширение сотрудничества между радикальными арабскими режимами-Сирией, ОАР, Алжиром, хотя этот процесс шел далеко не прямолинейно и не просто.

В целом можно констатировать, что Израилю и США не удалось добиться в конце 60-х годов своих основных целей. Не смотря на то что израильские войска оккупировались обширные арабские территории и нанесли поражение арабским армиям, прогрессивные арабские режимы устояли. Израилю не удалось навязать арабскому миру свои условия урегулирования, а «освоение» захваченных земель вскоре создало для него дополнительные проблемы.

Хотя армии арабских государств были ослаблены, сопротивление израильской экспансионистской политике не прекратилось. Оно приобрело новые черты с выходом на политическую авансцену Организации освобождения Палестины, несущей ответственность за судьбу палестинского народа. До израильской агрессии сами палестинцы еще не были готовы предпринять активные и действенные шаги в борьбе за самоопределение. Это объяснялось общим шоковым состоянием и разобщенностью палестинцев, порожденной изгнанием. Среди старшего и среднего поколения беженцев преобладало точка зрения, согласно которой единственным реальным путем к восстановлению попранных национальных прав является борьба арабских государств. Такой подход, поддерживавшийся политикой арабских стран ПДС , еще господствовал в первой половине 60-х годов, занижая роль самих палестинцев, сковывая их инициативу. Выработка Организацией освобождения Палестины самостоятельной линии, получившей название «палестинская революция», требовала достижения определенной политической зрелости, появление новых лидеров, разработки стратегии и тактики, наиболее адекватно отвечающих национальным задачам. Эти принципиальные сдвиги наметились в основном в конце 60-х годов, когда поражение арабских армий выдвинуло палестинцев на передний край борьбы против Израиля.

-е годы в наибольшей степени насыщены событиями, имевшими долгосрочные последствия как для арабского мира, так и для состояния арабо-израильской конфронтации. Во-первых, это перерастание конфронтации в октябре1973г. В широкомасштабные вооруженные действия, которые кардинально отличались (по своему ходу и последствиям) от всех предыдущих войн между Израилем и его арабскими соседями. Во-вторых, появление возможностей комплексного политического урегулирования, которым США противопоставили курс на сепаратные сделки. В-третьих, заключение при посредничестве Вашингтона кэмп-девидских соглашений и египетско-израильского сепаратного договора, исключивших Египет из фронта арабских государств, противостоящих Израилю. Эти изменения в ситуации диктовались, с одной стороны, наметившимися сдвигами в соотношении сил в конфликте, а с другой-тенденцией к «поправению» арабского мира, которая получила свое развитие после смерти Насера.

-е годы можно условно подразделить на два периода. Первый из них характеризируется углублением центробежных тенденций в арабском мире, связанных с кэмп-девидским наследием, с разразившейся в 1980г. Ирано-иракской войной и усилением военного давления Израиля и США; обострились разногласия не только между консервативными и радикальными арабскими режимами, но и между различными отрядами национально-освободительного движения - произошел раскол в ООП, резко ухудшились отношения ее руководства с Сирией. Во втором периоде наметилась тенденция к поискам путей объединения внешнеполитических усилий арабов. Она развивалась не прямолинейно и реализовалась в основном за счет консолидации консервативных режимов. Тем не менее именно в 80-е годы арабам удалось сформулировать общий план урегулирования ближневосточного конфликта, хотя они по-прежнему по-разному представляют себе его конечные цели.

К урегулированию на Ближнем Востоке ведет трудный путь, предстоит преодолеть еще много препятствий, но политическому урегулированию региональных конфликтов нет альтернативы. Они приносят неисчислимые бедствия вовлеченным в них народам, грозят подорвать нынешнюю относительную стабильность на глобальном уровне.

Ближневосточный конфликт на протяжении более чем сорока лет оказывал крайне негативное воздействие на ситуацию в арабских странах. Он отвлекал их ресурсы на военную конфронтацию, создавал все новые межарабские разногласия, обострял объективные и субъективные противоречия, способствовал возникновению других конфликтных очагов. Во всех отношениях он является для арабской стороны прессом, тяжесть которого возрастает по мере затягивания справедливого урегулирования.


.2 Арабо-израильский конфликт 1973г. и применение «нефтяного эмбарго»


Ближневосточное урегулирование является одной из важных международных проблем, всеобъемлющее и справедливое решение которого способствовало бы установлению подлинного мира и безопасности на Ближнем Востоке и снижению напряженности в мире.

Причины напряженности на Ближнем Востоке кроются в политике правящих кругов Израиля, опирающихся на всестороннюю поддержку империалистических кругов США.

Сионистская агрессия и сейчас отражается на арабах, «как с точки зрения ее враждебной и экспансионистской природы на арабской территории, так и с точки зрения с международным империалистическим курсом, который полностью полагается на Израиль в качестве основного средства насилия и нанесения основного удара по арабскому национально-освободительному движению, средства, обеспечивающего успех в решении вопросов международных монополий, а также средства установления империалистического господства над этим стратегическим регионом мирового значения».

Если проанализировать позицию арабских стран-экспортеров нефти по отношению к урегулированию ближневосточного конфликта с момента его зарождения, а за точку отсчета принято считать 1947-1948гг., когда на Ближнем Востоке образовалось государство Израиль, то справедливо будет сделать вывод о том, что «нефтяной фактор» при всем социально-экономическом, политическом и идеологическом многообразии арабского нефтедобывающего мира в регионе всегда играл очень существенную, а на определенных этапах решающую роль для обуздания экспансивной политики Тель-Авива, для справедливого решения трагедии палестинского народа в его противоборстве с сионистскими захватами.

Особой вехой на пути всеобъемлющего урегулирования ближневосточного конфликта стоит 1973год. Так, к этому времени главным экономическим фактором усиления воздействия арабских стран-экспортеров нефти на мировое нефтяное хозяйство в целом, и на события в регионе в частности, явилось их реальное превращение в практических монопольных поставщиков этого товара на мировой рынок.

По данным Сейфульмукова И. А. из монографии «Страны ОПЕК в развивающемся мире» «…на страны члены ОПЕК приходилось 80% запасов, 66% добычи и более 90% экспорта нефти в несоциалистическом мире, а всего нефть ОПЕК обеспечивала 40% его совокупного энергопотребления».

Разумеется, что в условиях возобновления военных действий на Ближнем Востоке в октябре 1973года (4-я арабо-израильская война) в результате агрессивной экспансивной политики Израиля этот фактор не мог быть не примененным арабскими странами-экспортерами нефти, в разной степени сочувствовавшими и в разной форме помогавшими палестинскому движению сопротивления.

Как отмечается в монографии Араслы Э. Г. «Межарабские экономические отношения. 60-70-е годы», «в период арабо-израильской войны 1973 года арабским государствам удалось более успешно по сравнению с предыдущими попытками использовать свою нефть с целью оказания влияния на позиции западных стран в арабо-израильском конфликте».

Что же предшествовало применению арабскими странами «нефтяного эмбарго»? В 1973 году арабские государства, убедившись в том, что мирное решение ближневосточного конфликта найдено быть не может из-за нежелания Израиля вернуть оккупированные территории и поддержки его позиции со стороны США, перешли к вооруженным действиям против израильских агрессоров.

октября 1973 года вооруженные силы Египта и Сирии атаковали израильские войска, расположенные на оккупированных ими территориях арабских стран. В заявлении Советского правительства, опубликованного 8 октября в связи с возобновлением военных действий, указывалось, что «ответственность за нынешнее развитие на Ближнем Востоке и их последствия целиком и полностью ложится на Израиль и те внешние реакционные круги, которые постоянно потворствуют Израилю в его агрессивных устремлениях».

Военным успехам Египта и Сирии на начальном этапе войны способствовала солидарность с ними большинства арабских стран. Вместе с армиями Египта и Сирии против агрессора сражались воинские части и подразделения Ирака, Марокко, Саудовской Аравии, Алжира, Кувейта, Туниса, Судана и Иордании. Ливия направила на арабо-израильский фронт медицинский персонал.

Однако особо эффективную помощь Египту и Сирии оказали арабские нефтедобывающие и нефтеэкспортирующие страны. «Нефтяной фактор» превратился в конфликте 1973 года в действенное оружие в справедливой борьбе арабов против сионистских захватчиков.

Так, уже 17 октября 1973 года министры по делам нефти государств-членов ОПЕК, собравшиеся в Кувейте, приняли решение использовать нефть в качестве действенного политического оружия. В частности нефтедобывающие государства постановили сократить добычу нефти на своих территориях на 5 % по сравнению с уровнем предыдущего месяца, а в каждый последующий месяц уменьшать на 5% до тех пор, пока «территории, оккупированные Израилем в 1967 году, не будут возвращены их законным владельцам, и до тех пор, пока не будут восстановлены права палестинского народа». Алжир, Ливия и Ирак предлагали даже национализировать имущество североамериканских нефтяных компаний и изъять из банков США арабские вклады, а также прекратить поставки нефти в США и Голландию, которые активно поддерживали Израиль. Что касается Ирака, то уже на другой день после начала войны с Израилем он национализировал имущество американских и голландских компаний в оставшейся единственной иностранной концессии на иракской территории-«Басра петролеум», а также акции компании «Пармеке», связанной с голландским капиталом, «в знак протеста против враждебной позиции правительств США и Голландии в отношении к освободительной борьбы против арабов». Монархические правительства Саудовской Аравии и Кувейта возражали против радикального предложения о национализации и отстаивали принцип сокращения нефтедобычи и установления эмбарго на ее поставку в страны поддерживающие Израиль. Вскоре к Ираку, объявившему бойкот на поставки нефти «прямым пособникам Израиля», присоединились все остальные нефтедобывающие страны Ближнего Востока.

Таким образом возник нефтяной кризис 1973 года с четкой политической подоплекой, и его корни уходили не только в арабо-израильскую войну этого года.

Главное действующее лицо и виновник основных энергетических кризисов 1973 года - Международный нефтяной картель. Стремясь к завоеванию рынков сбыта, он в течении десятилетий проводил специальный курс на поставку потребителям своей продукции по низким ценам. Доля развитых капиталистических государств в запасах нефти не превышает 12% против 97% в ее потреблении. При этом Запад привык к неэкономному, расточительному потреблению нефти и нефтепродуктов. Ввоз нефти Западной Европой с 1950 по 1973 годы увеличился в 17,5 раз, Японией в 180 раз. США из экспорта нефти превратилась в крупных импортеров. Экономика капитализма требовала все больше нефти, и притом по низким ценам. Установлению более высокой цены на нефть препятствовала политика стран-импортеров жидкого топлива, которая привела к определенному уровню цены на этот товар, причем на долю государства приходилось более половины цены в качестве налога. В этих условиях картель решил создать искусственный дефицит нефтепродуктов на рынке, чтобы заставить правительства стран-импортеров повысить уровень цен на нефть.

Как известно, арабские страны-члены ОПЕК были вовлечены в борьбу против империалистической агрессии, которую осуществляет Израиль и стоящие за его спиной правящие круги США. Поэтому их борьба против нефтяных монополий и израильской агрессии взаимосвязана. Арабы неоднократно использовали зависимость Запада от поставок нефти в качестве оружия для достижения своих законных целей как в экономической, так и в политической областях. Во время тройственной агрессии против Египта в 1956 года арабские патриоты взорвали нефтепроводы, доставляющие нефть и порты Ливана и Сирии из нефтепромыслов Саудовской Аравии и Ирака, что при выведении из строя Суэцкого канала создало зимой 1956/1957 годов нефтяной голод в Западной Европе. Но, во-первых, кризис был довольно быстро преодолен, так как агрессорам пришлось уйти из Египта, а, во-вторых, Картель располагал большими неиспользованными резервами в капиталистическом мире и через короткое время восстановил снабжение своих клиентов. Тем не менее, ряд стран Западной Европы потерпел финансовый ущерб и испытал существенные неудобства. В ходе «шестидневной войны» 1967 года Ирак объявил полный нефтяной бойкот Западу и призвал к этому остальные арабские страны. Но этот метод оказался еще менее эффективным. Большинство арабских стран, и прежде всего монархические, которые обеспечивали основную долю добычи, арабской нефти, отказались поддерживать Ирак. К тому же бойкот в 1967 году был трудно осуществим в связи с неблагоприятной ситуацией на самом рынке. Бойкот был объявлен в условиях сохранения резервных мощностей у Картеля и притом летом, когда спрос на нефть падает по сравнению с зимним отопительным сезоном. Наконец в обоих случаях и во время первого и второго бойкота США еще практически не зависели от импорта арабской нефти.

Доходы американских нефтяных монополий от арабской нефти уменьшали дефицит платежного баланса США. Кроме того, за счет арабской нефти американские монополии контролировали около 30% западноевропейского рынка жидкого топлива и более половины японского. Это был не только источник прибыли, но и определенный рычаг экономического и политического давления США на своих союзников.

Нефтепродукты, полученные из арабской нефти на перерабатывающих предприятиях американских монополий, разбросанных по всему капиталистическому миру, обеспечивали энергией вооруженные силы США. В арабских общественных и политических кругах еще задолго до октябрьской войны 1973 года выявились различные подходы к нефтяной политике. Ирак на секции Совета совместной обороны арабских государств, состоявшейся в Каире в феврале 1973 года, потребовал от арабских стран национализировать собственность тех государств, которые продолжают поддерживать Израиль в военной, политической и экономической областях, прекратить экспорт нефти в эти государства и изъять свои из американских и западноевропейских банков. К этой позиции склонились также Алжир и Ливия. Арабские нефтяные монархии, не желая идти на такой шаг, как национализация, высказывались в пользу лишь нефтяного бойкота как меры сугубо временной, действие которого могло бы быть прекращено по желанию нефтедобывающих стран. Об этом заявил в январе 1972 года представитель Кувейта, а позднее в поддержку подобных акций неоднократно выступал король Саудовской Аравии Фейсал. Египет, сделавший ставку на привлечение американских нефтяных компаний к разводке и разработке своих ресурсов нефти, также больше склонялся в пользу эмбарго на поставки нефти пособникам Израиля, воздерживаясь от идеи национализации.

Между тем упорное нежелание Израиля и его американских покровителей отказаться от агрессивного курса усиливало стремление ряда арабских государств прибегнуть к «нефтяному оружию». 14 мая 1973 года Египет заявил, что всеобщая конфронтация с Израилем будет означать не только возобновление военных действий, но и нефтяную войну.

На другой день в Ираке, Кувейте и Алжире на юг от Ливии на сутки была приостановлена поставка нефти иностранным покупателям. Эта акция повсюду была оценена как предупредительная в надвигающейся нефтяной войне. 12 июня председатель Революционного Совета Ливии М. Каддафи объявил о национализации концессии американской нефтяной компании «БЭНКОР ХАНТЙ». Еще в апреле президент Алжира Х. Бумедьен высказался в том смысле, что борьба против Израиля должна начаться с овладения нефтепромыслами. Правительство Саудовской Аравии просило Вашингтон изменить свою произраильскую позицию в ближневосточном кризисе.

В апреле 1973 оно заявило, что не увеличит свою добычу нефти, а 31 августа король Фейсал, выступая по американскому телевидению, сказал, что продолжение поддержки Соединенными Штатами Израиля крайне затрудняет проблемы снабжения США арабской нефтью, поскольку такой курс Соединенных Штатов оставляет позицию короля Саудовской Аравии в арабском мире незащищенной.

В сентябре Саудовская Аравия уведомила АРАМКО, что при сохранении американской политики в отношении арабо-израильского конфликта в течении еще шести месяцев она сократит добычу нефти на 50млн. тонн в год. Эти угрозы насторожили США, тем более что монархические нефтедобывающие страны уже не заинтересованы в быстром наращивании добычи жидкого топлива, поскольку доходы от него превышают возможности производительного использования, цена на нефть растет, а арабские вклады в западные банки обесцениваются из-за девальвации доллара и инфляции.

В течении августа и сентября 1973 года вопрос об использовании нефти в предстоящей войне с Израилем обсуждался в ходе переговоров между главами ряда арабских государств - Египет, Саудовской Аравии, Кувейта и Ливии. Саудовская Аравия выработала специальный рабочий документ по этому вопросу для совещания министров ОПЕК, которое состоялось в начале сентября в Кувейте.

К началу военной вспышки на Ближнем Востоке в октябре 1973 года многие вопросы нефтяной политики уже были согласованы на уровне глав арабских государств и правительств. Президент США 6 октября «предостерег» арабские страны от дальнейшего повышения справочных цен на нефть и экспроприации собственности иностранных компаний под угрозой лишения их рынков сбыта жидкого топлива в США и Западной Европе. Но эти угрозы не подействовали. Сессии ОАПЕК и ОПКЕ, состоявшиеся в сентябре, поддержали решение Ливии и предупредили организаторов шантажа, что они сами могут оказаться объектами «необходимых мер» со стороны стран-экспортеров нефти. ОПЕК приняла решение начать в октябре новые переговоры с нефтяными монополиями о повышении справочных цен на нефть. Во время Октябрьской войны 1973 года на Ближнем Востоке десять арабских стран-членов ОАПЕК: Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Алжир, Ливия, Бахрейн, Египет, Сирия и Катар-приняли решение сократить добычу нефти на своих территориях на 5%, до тех пор, пока «территории», оккупированные Израилем, в 1967 году, не будут возвращены их законным владельцам, и до тех пор, пока не будут восстановлены права палестинского народа. Ограничения говорилось в коммюнике чрезвычайной сессии ОАПЕК, не будут распространяться на дружественные страны, которые помогают, помогали и будут помогать делу арабов в конкретной форме. Но решение об эмбарго на поставку нефти в США принято не было.

Ирак, на другой день после начала октябрьской войны национализировал имущество американских и голландских компаний в последней иностранной концессии на иракской территории. «Басра петролеум», а также «ПАРТЭКС», связанной с голландским капиталом. Одновременно Ирак объявил эмбарго на поставки нефти в США и Голландию. Вместе с тем он отказался сократить поставки нефти в другие страны, назвав эту акцию неоправданной и не отвечающей интересам его экономического развития. Вслед за Ираком Абу-Даби, затем Саудовская Аравия, за ними все остальные арабские страны присоединились к нефтяному бойкоту прямых пособников Израиля. Вскоре эмбарго было распространено на нефтеперерабатывающие заводы в Италии, Канаде, в Багамских островах, в Пуэрто-Рико, Гуаме и Сингапуре, которые снабжали США продуктами перегонки арабской нефти. В «черный список» были включены Португалия, которая предоставляла свои базы американским самолетам, а также Родезия и ЮАР, как союзники Израиля, для того, чтобы усилить нажим на США, Саудовская Аравия сократила добычу нефти сразу на 10%, а с учетом эмбарго - на 23%. Ее примеру последовали и другие арабские страны, в результате уже в октябре общая добыча была сокращена на 20%.

В ноябре очередное совещание стран - членов ОПЕК постановило сократить добычу нефти в декабре уже на 25% по сравнению с ноябрем. Однако после заявления 6 ноября правительств стран «Общего рынка» о поддержке резолюции Совета Безопасности ООН относительно Ближнего Востока, ОПЕК решила не сокращать добычу нефти в декабре для стран Западной Европы. Совещание ОПЕК 25 декабря даже приняло решение ослабить ограничения в отношении стран, которые поддерживают дело арабов и увеличить с первого января 1974 года добычу нефти на 10%. В итоге общее сокращение добычи нефти достигло в среднем 30% и должно было быть сохранено с 1 января 1974 на уровне 15% по оценке английского журнала Петролеум экономит. В декабре 1973 года добыча нефти упала по сравнению с сентябрем на 24 млн. тонн и была на 32 млн. тонн ниже первоначально запланированной нефтяными компаниями, что меньше потребности капиталистического мира на 11%. В капиталистических странах обнаружилась серьезная нехватка жидкого топлива для оптового и розничного потребителя и повысилась цена на него, были осуществлены государственные мероприятия по экономии топлива. Эти явления во многом были инспирированы или, во всяком случае, усилены действиями монополий, которые сознательно придерживали поставку нефтепродуктов рядовому потребителю, ссылаясь на эмбарго арабских стран.

Сокращение экспорта арабской нефти было, видимо, меньшим, чем это официально считали сами арабские страны - и «просачивание» арабской нефти в США признавали руководители федерального ведомства по энергетике. Были также сообщения о том, что в Роттердам нефть поступала почти без перебоев. Нефтяные компании, которые поставляли арабскую нефть в Японию, также обмолвились как-то, что ни разу не встречались с затруднениями при погрузке танкеров из арабских портов Персидского Залива. Известный египетский публицист М. Хейкал писал 1 февраля в газете «Аль-Ахрам» с нескрываемой горестью, что мера, при помощи которой это эмбарго осуществлялось, заключалась лишь в письменном обстоятельстве капитанов танкеров не доставлять груз своих судов в порты США. Вывоз нефти не прекращался и даже, - с горечью добавляет Хейкал, - не уменьшился. Вместе с тем, положение со снабжением капиталистических стран нефтью облегчилось с увеличением добычи ее в Иране, Венесуэле, Нигерии, Индонезии, в последнем квартале 1973 года. В пользу стран- потребителей действовало и необычайно мягкая зима 1973-1974 гг. Наконец, сам период сокращения поставок нефти оказался довольно коротким. Нефтяные монополии стремились повышать цену на свою продукцию и увеличивать прибыль. Эта политика фактически поддерживалась правительствами основных капиталистических стран, заинтересованных на сохранении доходов государственного бюджета от сбыта нефтепродуктов.

Своих целей нефтяные компании достигли. Более чем в два раза выросли цены на нефтепродукты, что гарантировало картелю огромный рост прибылей в условиях повышения справочных цен на сырую нефть.

Революционные арабские страны в период действия «нефтяной войны» предприняли также попытку добиться изъятия арабских финансовых фондов из американских банков. Некоторые предлагали изъять вклады и из западноевропейских банков тоже, т.е. дополнить эмбарго и повышением цен валютной войной против империализма. Ливия еще 17 октября выступила с предложением относительно изъятия арабских фондов из американских банков и перевода долларовых накоплений арабских государств в иностранных странах в другую валюту. Ирак в декабре вновь выдвинул план комплексного использования арабской нефти вплоть до изъятия всех наших капиталов из банков недружественных стран и полного инвестирования их в арабских и других дружественных государствах.

декабря экономический Совет Лиги арабских стран даже разработал конкретные меры по использованию арабских вкладов в иностранные банки в целях экономического развития арабских стран и укрепления их обороноспособности путем предварительного изъятия вкладов из иностранных банков. Но все эти предложения не были воплощены в жизнь. «Валютная война» не состоялась.

С конца 1973 года «нефтяная война» пошла на убыль, хотя вопрос о снятии эмбарго переносился с одного совещания ОПЕК на другое. Наконец на совещании ОПЕК в Вене 18 марта 1974 года было принято решение о снятии эмбарго с США. Но Ливия, Ирак и Сирия отказались это сделать, а Алжир заявил, что будет действовать в зависимости от шагов США. 11 июля ОПЕК сняла запрет на поставку нефти в Голландию. Цели арабских стран, использовавших нефтяную политику против ряда союзников и покровителей Израиля, были далеко не одинаковы в социально-политическом плане. Если Ирак, например, рассматривал эту акцию как удар по империализму, то Саудовская Аравия стремилась оказать определенный нажим на США, но не как на политического противника, а как на союзника, и при этом не обидеть нефтяные монополии - акционеры АРАМКО. В книге «Путь к Рамадану» М. Хейкал писал, что правящие круги феодальных стран Аравийского полуострова не могли не отдавать отчет в том, что сокращение поставок странам Запада практически будут означать уменьшение поставок нефти монополиям, которые используют это в своих корыстных целях повышения цен.

Участием в «нефтяной войне» реакционные и консервативные круги стремились также укрепить свои позиции в арабском мире в борьбе за то, чтобы оттеснить от руководства арабским национально-освободительным движением революционное крыло и самим возглавить его, подведя это движение к безопасному для своих социальных привилегий руслу. Немаловажное значение имеют такие попытки консервативных кругов (полюбовно) договориться с империализмом и помешать развитию дружбы и сотрудничества арабских стран с Советским Союзом. Тем не менее своими действиями арабские страны объективно нанесли морально-политический удар по США, показали империализму всю меру его зависимости от поставок нефти из района, охваченного национально-освободительным движением. Запад воочию почувствовал свою уязвимость. Многие обозреватели на Западе отмечали, что в результате дифференцированных нефтяных мер, арабские страны усилили межимпериалистические противоречия.

Как известно, например, ни одно государство Западной Европы, кроме Голландии и Португалии, не позволили использовать свое воздушное пространство и свою территорию для переброски американского оружия в Израиль. Когда 5 ноября в совещание ОПЕК приняло решение о дальнейшем сокращении добычи нефти в декабре и при этом добавило в своем коммюнике, что интересы дружественных стран затронуты не будут, то буквально на следующий день правительства стран-членов Общего рынка выступили с заявлением, в котором выражалась полная поддержка интересов арабских стран.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что события на Ближнем Востоке в период октябрьской арабо-израильской войны 1973г., когда арабскими нефтедобывающими странами впервые за всю историю взаимоотношений с западными нефтяными концессиями было применено нефтяное эмбарго, самым коренным образом изменили социально-экономическую и внешнеполитическую ситуацию в регионе. «Нефтяной фактор» приобрел реальный политический вес, как один из действенных и эффективных инструментов в борьбе прогрессивных сил арабского национально-освободительного движения против экспансионистской политики Израиля и его западных покровителей. «Нефтяной фактор» с тех пор и по настоящее время стал той объективной категорией во внешнеполитической деятельности арабских нефтедобывающих государств, которая легла в основу их взаимоотношений с Западом и Израилем, и только отсутствие единства в самом арабском мире, вызванное правовой, экономической и идеологической пестротой его составных частей, не позволило до конца использовать всю мощь его политического потенциала. И вместе с тем после использования нефтяного эмбарго арабский мир и его внешнеполитические возможности стали принципиально новыми, чем были до 1973года.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Резкое обострение межгосударственных противоречий и политической ситуации в ближневосточном регионе на протяжении нескольких десятилетий в XX - начале ХХ1 столетий обусловлено активным и во многом негативным взаимодействием внутренних и внешних факторов. Главные из них - это значительный рост цен на нефтепродукты, уровень которых во многом зависел от политических позиций государств Ближнего Востока. Нефть - это и финансовое богатство, и оружие, и обширный импорт иностранной продукции, и возможность достижения достаточно высокого, или по крайней мере удовлетворительного, жизненного уровня населения, и иностранная военная и политическая помощь. Таким образом, нефть - такой стратегический и емкий фактор, не только местного, но и мирового значения, который обусловил ожесточенное международное противоборство большого круга участников-государств

Нефть играет очень важную роль не только в нефтедобывающих странах, но и во всем мире. На протяжении ста лет «нефтяной фактор» остается одним из решающих элементов, влияющих на международные отношения. Нефть выступает самым широко используемым в мировой экономике энергетическим продуктом. Арабские нефтеэкспортирующие страны расположены в таком стратегически важном районе, как Ближний Восток и Персидский залив, являются крупнейшими экспортерами нефти, принадлежат к бурлящему миру. Нефтяной фактор в 70-е - начале 80-х годов в короткие сроки и коренным образом изменил облик еще недавно отсталых стран-нефтеэкспортеров и ускорил их развитие по капиталистическому пути. Однако, после прохождения ими пика своего могущества в годы "нефтяного бума", после падения справочных цен на нефть и заметного сокращения спроса на нее в мире, социально-экономическое развитие этих стран замедлилось, возникли неожиданные трудности. Несмотря на многочисленные перемены в мире после периода "нефтяного бума", нефть остается важнейшим сырьевым товаром и источником энергии, а нефтяной фактор все еще определяет весь ход развития данной группы стран. Все это наложило отпечаток на характер внешнеполитической деятельности этих стран. Определенная стабилизация в арабских странах в начале 70-х годов, их успех в октябрьской войне1973 года вновь, в условиях общего подъема национального освободительного движения арабов, способствовали усилению антиимпериалистических тенденций в нефтяной политике нефтеэкспортирующих государств. Во время войны в 1973 года арабские нефтеэкспортирующие страны впервые в своей истории выдвинули идею использования нефти как политического средства в борьбе с империалистическими государствами, которые стояли за спиной Израиля. В 80-е - первой половине 90-х годов нефть оставалась "становым хребтом" экономики нефтяных монархий и основой их социального развития. Именно нефтяной Фактор обеспечил устойчивость национальных хозяйств при потрясениях конца "нефтяного бума" и колебаний нефтяных цен.

Региональные конфликты на Ближнем Востоке и позиция нефтедобывающих стран посвящена изучению возможностей «нефтяного фактора», как эффективного внешнеполитического средства арабских нефтедобывающих государств, воздействующего на разблокирование региональных конфликтов мирными средствами. В данной работе рассмотрена история применения «нефтяного эмбарго» в период арабо-израильской войны. «Нефтяной фактор» играет немаловажную роль в сложном механизме внешнеполитических взаимоотношений между арабскими странами. Было бы неправильным причину конфликта сводить только к нефти, она, скорее всего, послужила поводом и фактом, но вместе с тем, в этой очередной войне на Ближнем Востоке «нефтяной фактор» является сердцевинным элементом, который вовлек в события внешние колоссальные силы в лице вооруженных контингентов США и целого ряда других западных стран, что поставило под серьезную угрозу как региональную, так и международную безопасность в целом.

Межнациональные, межэтнические и другого вида споры должны решаться только мирным путем, языком дипломатических переговоров, а «нефтяной фактор» должен служить только социальному прогрессу, экономическому сотрудничеству и делу укрепления внешнеполитической стабильности.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1.Андреасян P. H. Нефть и арабские страны в 1973-1983 гг. (Экономический и социальный анализ). М., 1990.

.Андреасян Р.Н. Казюков А.Д., ОПЕК в мире нефти. М., 1978.

.Андреасян Р.Н. Арабская нефть: проблемы и противоречия. М., 1984.

.Андреасян Р.Н. Эльянов А.Я. Ближний Восток. Нефть и независимость. М., 1961.

.Арабские страны: нефть и дифференциация. М.,1984

.Арабский мир. Три десятилетия независимого развития. М., 1990.

.Араслы Э. Г. Межарабские экономические отношения. 60-70-е годы. М., 1985

.Баранов Р. Нефть и политика США на Ближнем и Среднем Востоке. М., 1977

.Бард Митчел Мифы и факты. Путеводитель по арабо-израильскому конфликту. М., 2007.

.Валькова Л. В. Ближневосточный конфликт: проблемы урегулирования. -М., 1997

.Валькова Л.В. Саудовская Аравия в международных отношениях.(1955-1977) М., 1979.

.Василенко А. Нефтяной фактор в российской внешней политике //Русский журнал.-1998.-№ 2.

.Васильев А. М. Библиография Саудовскй Аравии. М., 1983.

.Васильев А. М. История Саудовской Аравии (1745 - 1973). М., 1982.

.Васильев А. М. Персидский залив в эпицентре бури.- М., 1983.

.Гаврилов В.П. Черное золото планеты. М., 2006.

.Георгиев А. Г. , Озолинг В. В. Нефтяные монархии Аравии. М., 1984.

.Георгиев А.Г. Персидский залив: истоки напряженности. М., 1988.

.Государство Кувейт. Справочник. М., 1990.

.Денчев К. Нефтегазовый фактор в международных отношениях // Полития.- 1999.- №3 (13).

.Дипломатический словарь. М. 1984. Т-1.

.Ершов Ю.А. Сырье, топливо, политика. М., 1975.

.Ершов Ю.А. , Казюков А. Д. ОПЕК в мире нефти. М., 1978.

.Звягельская И.Д. «Конфликтная политика» США на Ближнем и Среднем Востоке (середина 70 - первая половина 80-х гг.). М., 1990.

.Ивашов Л.Г. Что стоит за планами войны США против Ирака //Журнал теории и практики Евразийства.-2003.-№ 22.

.Инджикян Р.О. ОПЕК в мировом капиталистическом хозяйстве. М., 1983.

.Лосев С.А. Тысовский Ю.К. Ближневосточный кризис: нефть и политика. М.,1980.

.Лященко А. ООН: эмоции сменяет прагматизм //Красная звезда. 2003. 23 марта.

.Максимов А. А. Развитие отсталых обществ при неограниченных финансовых ресурсах. М., 1989.

.Маликов Б. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. М., 1994.

.Маркарян Р.В. Зона Персидского залива. Проблемы, перспективы.. М., 1986.

.Масюк А. В. Тенденции развития мирового рынка нефти в условиях глобализации. М., 2006.

.Мелкумян Е. С. Кувейт в 60-90-е годы. Социально-политические процессы и внешняя политика. М. , 1989.

.Пиотровская И. Л. Страны Аравийского полуострова: нефть, Финансы, развитие. М., 1981.

.Примаков А. Е. Анатомия ближневосточного конфликта. М., 1980.

.Примаков А. Е. Персидский залив: нефть и монополии. М., 1983.

.Развитие капитализма в арабском мире. М., 1988.

.Разумнова Л.Л. Роль нефтяного фактора в экономике арабских государств в условиях интернализации хозяйственной жизни (1986-1996) //Автореферат дисс. канд.эк.наук.-М., 1998.

.Родригес А. М. Нефть и эволюция социальных структур аравийских монархий. М., 1989.

.Саудовская Аравия. Справочник. М., 1980.

41.Сейфульмулюков И. А. Страны ОПЕК в развивающемся мире. М., 1989.

.Углубление общего кризиса капитализма. М., 1976.

.Шарипов У.З. Международные отношения в регионе Персидского залива и роль нефтяного фактора (Запад и страны региона) //Автореферат дисс.док.полит.наук.-М., 1999.

.Шарипов У.З. Политика и нефть в Персидском заливе 70-80-х годов (Запад и государства региона). - М., 1994.

.Яковлев А. И. Рабочий класс и социальная революция в нефтяных монархиях Востока. М., 1988.

.Яковлев А. И. Саудовская Аравия и Запад. М., 1982.

Интернет материалы

47.<http://izrail.jimgdo.com/>

48.<http://ejwiki.org>

49.<http://www.middleeast.org.ua/research/palestina.htm>


Теги: Значение арабских нефтедобывающих стран на международной арене и их вклад в урегулировании арабо-израильского конфликта  Диплом  Мировая экономика, МЭО
Просмотров: 38472
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Значение арабских нефтедобывающих стран на международной арене и их вклад в урегулировании арабо-израильского конфликта
Назад