Иранская ядерная программа. Перспективы урегулирования проблемы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

КАЗАХСТАНСКО-НЕМЕЦКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет социальных и политических наук

Специальность: Международные отношения


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

на тему: Иранская ядерная программа. Перспективы урегулирования проблемы


Исполнитель: студент 4 курса

Гуляковский С.Я.

Научный руководитель: старший преподаватель

Декан факультета Петренко С.Ю.


Алматы, 2013

Содержание


Введение

1. Возникновение и развитие ядерной программы Ирана

1.1 Обоснование необходимости развития Ираном ядерной программы

1.2 История развития ядерной программы Ирана

1.3 Обострение отношений и эскалация конфликта

2. Иранская ядерная программа в национальных дискурсах Росcии, США, Израиля и Ирана

2.1 Ядерная программа Ирана в российском национальном дискурсе

2.2 Ядерная программа Ирана в национальном дискурсе США

2.3 Ядерная программа Ирана в израильском национальном дискурсе

2.4 Ядерная программа в иранском национальном дискурсе

3. Военные и мирные перспективы разрешения иранской ядерной проблемы в национальных дискурсах росcии, Сша, Израиля и Ирана

3.1 Перспективы урегулирования иранской ядерной проблемы в российском национальном дискурсе

3.2 Перспективы урегулирования иранской ядерной проблемы в национальном дискурсе США

3.3 Перспективы урегулирования иранской ядерной проблемы в израильском национальном дискурсе

3.4 Перспективы урегулирования ядерного проблемы в иранском национальном дискурсе

Заключение

Список источников


Введение


Общая характеристика работы. С момента своего возникновения и до сегодняшних дней иранская ядерная программа прошла несколько этапов. Изначально ядерная программа развивалась при содействии США и никаких претензий к Ирану не возникало. Однако после Исламской революции, когда Иран освободился от западного контроля, США начали обвинять Исламскую Республику в незаконной деятельности. В конечном счете, Соединенные Штаты добились принятия против Ирана международных санкций в декабре 2006 года. Однако, даже после принятия санкций, мировое сообщество не разделяло единого мнения по поводу дальнейших действий, касающихся иранской ядерной проблемы.

В отношении иранской ядерной программы и действий, связанных с ее урегулированием, мировое сообщество разделилось на два лагеря. Одни считают, что проблема должна решаться исключительно мирным путем. Иными словами должны быть задействованы все политико-дипломатические средства для достижения компромисса и недопущения перехода отношений за пределы переговорного русла. Среди сторонников такого подхода выделяются в первую очередь Россия и Китай. Другие считают, что Иран утратил всяческое доверие, и к нему необходимо применять жесткие меры, включающие в себя принятие наиболее обременительных для Ирана санкций, а возможно и превентивные удары по объектам ядерной промышленности. Такого мнения придерживаются в первую очередь Соединенные Штаты и Израиль.

Вот уже на протяжении многих лет сохраняется предконфликтный потенциал вокруг ядерной программы Ирана. С каждым годом ситуация все больше накаляется, вызывая обоснованную обеспокоенность соседей Исламской Республики и мирового сообщества в целом. С одной стороны Иран отстаивает свое право на развитие ядерной программы в мирных целях, с другой стороны риторика высшего руководства республики, особенно относительно Израиля, вызывает настороженность. Еще больше подозрений вызывает недопуск наблюдателей МАГАТЭ на объекты атомной промышленности. Чтобы хоть как-то повлиять на Иран, Совбез ООН принимает резолюции, содержащие экономические санкции и эмбарго. Однако официальный Тегеран игнорирует призывы мировой общественности сделать программу более открытой. Политический диалог продолжается очень долго, но не происходит никаких принципиальных сдвигов. Иран пользуется поддержкой России и Китая, которые смягчают санкции Совета Безопасности после долгих переговоров. В то же время Соединенные Штаты и Израиль настроены решительно, так как, если сила будет применена, то в первую очередь против них. Это чревато эскалацией конфликта в другие измерения.

Актуальность. Современный мир - мир взаимозависимости. Многие проблемы безопасности являются трансграничными, их невозможно уместить в политические границы. Все государства вовлечены в глобальную систему безопасности, так как большинство политических и военных угроз имеют свойство распространяться очень быстро. Для решения современных вызовов безопасности необходимо задействовать межгосударственные структуры и механизмы, основываясь на многосторонних договорах и международном праве. Однако все более растущая неспособность ООН в обеспечении мировой безопасности, ставит вопрос о необходимости рассматривать глобальную безопасность на уровне региональных систем [1]. Тем более зачастую угроза безопасности ассоциируется с территориальной близостью и страх перед соседями гораздо больше, чем перед отдаленными державами. И все же есть угрозы, которые невозможно игнорировать, независимо от географической отдаленности. Ядерное оружие, вне всякого сомнения, является самым опасным из известных, и сегодня оно по-прежнему представляет угрозу жизни на Земле. Распространение ядерного оружия - один из самых острых вызовов глобальной безопасности. На современном этапе вследствие глобализации и необходимости развития ядерной энергетики, риски распространения значительно увеличиваются. Опасную тенденцию подогревают нарушения отдельными странами нераспространенческих обязательств, черные рынки ядерной индустрии, а также возможность доступа к ядерным технологиям, материалам и оборудованию безответственных режимов.

Несмотря на большое количество заключенных соглашений, ядерный клуб со временем все расширяется. Индия, Израиль, Пакистан, КНДР уже обзавелись ядерными арсеналами. Иран и некоторые другие страны, как полагают эксперты, находятся на пороговом уровне, то есть способны в короткие сроки собрать ядерную бомбу. Эти факты вызывают обоснованную обеспокоенность. Ядерное оружие может перестать быть фактором сдерживания и превратиться в оружие нападения. Существуют, однако, альтернативные мнения, что, чем больше ядерного оружия, тем меньше вероятность войн. Ядерное оружие способно выступать силой, сохраняющей мир. Как это ни парадоксально на первый взгляд, при осмыслении этой проблемы, выводы подтверждает эту гипотезу. Во-первых, ядерное оружие делает цену войне крайне высокой и опасной. Во-вторых, нет гарантии, что ответный удар не окажется еще более разрушительным, чем нанесенный. Государства не станут рисковать большим, ради малого. По идее все это должно сдерживать государства от развязывания военных действий. Более того, предположения теоретиков о возможности ядерной войны не подкреплено историей. Большинство публикаций, посвященных распространению ядерного оружия, имеют неожиданные с точки зрения логики выводы. По их мнению, то, что не произошло в прошлом, вероятно может произойти в будущем; будущие государства, обладающие ядерным оружием с большей вероятностью сделают то, что государства, которые обладают таким оружием на сегодняшний день, до сих пор не совершили. Нет обоснованных доводов, что ядерное оружие будет обязательно применено от его избытка или потому что оно никогда не было применено раньше [2]. И все же, если ядерное оружие будет применено, тогда будет совершенно не важно, кто оказался прав. Поэтому дальнейшее распространение ядерного оружия вызывает тревогу и встречает сопротивление. Несмотря на то высокую долю ответственности, которое налагает обладание ядерным оружием и, соответственно, влияние, оказываемое этим фактом, многих "счастливое" ядерное прошлое заставляет ожидать "несчастливого" ядерного будущего. Такие пессимистические прогнозы зачастую относят к ядерной программе Ирана.

Цель - дать оценку возможному мирному урегулированию иранской ядерной проблемы на основе дискурсивного анализа.

Исходя из поставленной цели, вытекают следующие задачи:

описать исторические и экономические обоснования развития ядерной проблемы Ирана;

проанализировать национальные дискурсы, относительно иранской ядерной программы, в России, США, Израиле и Иране;

дать оценку мирному урегулированию проблемы, основываясь на анализе дискурса.

Объектом исследования выступает ядерная программа Ирана. Предметом являются национальные дискурсы России, США, Израиля и Ирана по этой проблематике.

Дискурс играет ведущую роль в формировании образа этого мира различными способами. То, как мы говорим об определенных вещах, используя различные фразы, расставляя акценты, вызывает соответствующие ощущения и реакцию у других людей. Поступая таким образом, мы значительным образом влияем на понимание и восприятие слушающих, а так же на их и нашу социальную реальность, на отражение окружающего мира в сознании. Анализу в дискурсе подвергаются слова, которые могут сочетаться, разбиваться на различные подгруппы, делиться на семиотические сегменты, могут быть организованны таким образом, чтобы дать возможность исследователю сопоставлять, сравнивать, анализировать и выявлять определенные модели. В связи с этим любой текст может быть интерпретирован по-разному [3]. Сам дискурс, даже не будучи основанным на экономических, политических и прочих фактах, может повлиять на изменение реальности. Само по себе формирование широкого дискурса по проблеме уже ставит необходимость тем или иным образом реагировать. Иными словами дискурс формирует повестку дня на будущее [4]. Исследуя научный и экспертный дискурс, все же можно сделать определенные выводы о логике развитии ядерной программы Ирана, где очень велика доля секретности. Наиболее распространенные мнения будут задавать тон дальнейшего развития ситуации.

Методологическая основа. В качестве методологической базы исследования выбраны метод сбора и анализа информации, дискурсивный анализ и анализ текстов.

Хронологические рамками исследования установлены автором с 1957 года - начало развития иранской ядерной программы - и до сегодняшних дней.

Cтепень научной разработанности проблемы. Иранская ядерная программа горячо обсуждаема в политических, экспертных и научных кругах. Этой теме посвящено множество монографий, статей, публикаций. В связи с этим автор ознакомился с содержанием основных из них.

Виктор Мизин в своих статьях "Иранская ядерная программа: возможны варианты?" и "Возможное решение иранской ядерной проблемы" делает акцент на военном и мирном решениях проблемы, связанной с ядерной проблемой Ирана. Военный сценарий будет осуществляться США и их союзниками против Исламской республики, а вот мирный подход, по мнению ученого, должен предполагать постановку ядерной деятельности Ирана под международный контроль.

В своей работе " Израиль - Иран: балансирование на грани?" ее авторы Звягельская И. и Морозов М. рассуждают о перспективах отношений между двумя государствами на фоне развития Ираном своей ядерной программы. По мнению авторов, война между ними вряд ли возможна в ближайшее время, однако очень многое будет зависеть от позиции мирового сообщества, от того, удастся ли крупным державам не только принимать санкции против Ирана, но и делать ему взаимовыгодные предложения.

Профессор Сергей Дружиловский в своей статье "Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы" говорит о том, что проблема заключается в навязчивой идее стран Запада найти в Иране ядерное оружие, которого, вполне вероятно, вовсе нет, и не будет в ближайшие годы. Автор выдвигает идею о необходимости заключения договора о ненападении между Ираном и Израилем, что должно стать поводом к снятию напряженности в регионе.

Ю. Забалуев в своей работе "Состояние ядерной программы Ирана" ссылается на право Ирана на мирное развитие атома в соответствии с положениями ДНЯО. Поэтому, считает ученый, заинтересованные государства не должны нагнетать обстановку вокруг ядерной программы, а просто продолжать мониторинг основных ядерных объектов Ирана.

Американские эксперты Гэри Самор и Брюс Ридел в своей статье "Managing Nuclear Proliferation in the Middle East" высказывают идею о возможности влияния на Иран через дружественные ему Россию и Китай. По мнению авторов, в купе с серьезными экономическими санкциями и многосторонним политическим давлением, это поставит Иран перед серьезным выбором и даст положительные результаты.

Источники. В качестве первичных источников в исследовании были использованы резолюции Организации Объединенных Наций по Ирану, взятые с официального сайта ООН, а также выступления официальных лиц России, США, Израиля и Ирана. Вторичные источники были взяты с официальных сайтов президентов, министерств иностранных дел, авторитетных информационных агентств. Все использованные в исследовании материалы можно разделить на русскоязычные и англоязычные. Так, работая с дискурсами России и Израиля, информация была доступна на русском языке, что касается дискурсов США и Ирана, то тут автор работал в большей степени с текстами на английском.

Научная новизна заключается в рассмотрении ядерной проблемы Ирана с позиций политиков, ученых и экспертов различных стран. По мнению автора, такое рассмотрение проблемы дает более объективный взгляд на иранскую ядерную программу и, соответственно, на перспективы урегулирования сложившегося кризиса.

Положения, выносимые на защиту:

Иран развивает собственную ядерную программу, исходя из экономической выгоды и вопросов безопасности;

-в дискурсах России и Ирана ядерная программа рассматривается как реализация законного права суверенным государством;

в дискурсах США и Израиля ядерная программа расценивается как стремление Ирана создать ядерное оружие;

в дискурсах России, США, Израиля и Ирана преобладают мнения о мирном разрешении ядерной проблемы Исламской Республики.

иранская ядерная программа урегулирование

1. Возникновение и развитие ядерной программы Ирана


1.1 Обоснование необходимости развития Ираном ядерной программы


Ввиду осознания сокращения традиционных источников тепловой энергетики - угля, нефти и газа - многие страны, в то числе и Иран, пришли к пониманию необходимости развития отрасли атомной энергетики. Преимущества атомной энергетики очевидны. Во-первых, использование ядерного топлива не требует кислорода для производства энергии. Не происходит постоянного выброса в атмосферу продуктов сгорания, а также загрязнения окружающего пространства отходами. Минимизируется воздействие на экологическую среду, и нет необходимости в строительстве фильтров и очистных сооружений. Во-вторых, использование энергии атома значительно снижает стоимость на конечный продукт - электроэнергию [5]. Это большой плюс, если учесть, что цены на нефть постоянно растут, соответственно, повышая тарифы. В-третьих, нет необходимости вести огромные объемы строительства, как, например, в случае с гидроэлектростанциями. Наконец сюда можно отнести дешевую транспортировку расходного материала.

Однако у атомной энергетики есть и минусы. Они как раз и являются поводом горячих дебатов и дискуссий. Эксперты и политики расходятся в оценках ее рентабельности, надежности и безопасности. Опасность связана с возможными авариями, которые неизбежно приведут к радиоактивному заражению окружающей среды, что будет причиной техногенной катастрофы. Еще одной проблемой является утилизация радиоактивных отходов, которая обходится очень дорого, несмотря на развитие новых методов закрытия могильников. Поэтому из-за вредного воздействия на человека и окружающую среду, целесообразность строительства атомных электростанций зачастую ставится под сомнение. Помимо технических составляющих возможной опасности АЭС, угрозу представляют намеренные повреждения таких объектов в результате террористической деятельности. Политическим же препятствием становится нежелание развитых стран считаться с правом отдельных членов мирового сообщества на развитие собственных ядерных программ, которые впоследствии могут быть переквалифицированы в военное русло. Объектом озабоченности является теоретическая возможность применения ядерного топлива для изготовления ядерного оружия.

Чем же обусловлено желание государств любыми способами обзавестись ядерным арсеналом? Во-первых, это абсолютный разрушающий потенциал современного ядерного оружия. Оно превосходит все остальные вооружения своей точностью и поражающим действием. Только по разрушительной мощи взрывной волны одна ядерная бомба превосходит тысячи артиллерийских и обычных бомб. Одновременное воздействие взрывной волны, светового излучения, проникающей радиации обеспечит комплексный поражающий эффект людям, окружающей среде, сооружениями и военной технике. Комбинированное воздействие от ударной волны, которое повлечет травмы и контузии военного состава, будет сопровождаться ожогами в результате светового излучения, а также лучевой болезнью от пагубного воздействия проникающей радиации и радиоактивного заражения. Помимо естественного повреждения или разрушения военной техники из-за ударной волны и светового излучения, радиоэлектронные приборы и аппаратура будут выходить из строя или терять работоспособность в результате воздействия электромагнитного импульса [6]. Во-вторых, исходя из концепции теории безопасности, любое государство будет чувствовать себя в небезопасности, если сосед будет обладать превосходящим вооружением. Дисбаланс в военном секторе будет порождать недоверие и опасение перед нападением. Еще больший страх может спровоцировать попытки разработки ядерного оружия противником. Вот почему Израиль является наиболее ярым противником иранской ядерной программы, опасаясь, что в первую очередь оно будет применено именно против него. В-третьих, государство при помощи ядерного оружия может значительно усилить свои международные позиции, приобрести престиж. Обретение ядерного оружия не гарантирует вхождения в ядерный клуб на равноправных условиях, однако несет с собой определенные привилегии. К такому государство будут относиться более настороженно, считаться с позицией и учитывать мнение. Наконец, ядерное оружие сокращает частоту и интенсивность войн среди тех государств, которые им владеют. Из-за страха эскалации конфликта стороны будут более сдержанными относительно вопросов, касающихся незначительных интересов. Невыгодно вести войну, когда в результате ответного ядерного удара будет поставлена под угрозу вся экономика и военный комплекс страны [2].

Исходя из соображений безопасности и экономической целесообразности, Иранская Республика Иран пытается развивать свою собственную ядерную программу. Однако это встречает резкое сопротивление со стороны западных держав, а в особенности Соединенных Штатов и их союзника на Ближнем Востоке - Израиля. По их мнению, Иран планирует создание ядерного оружия и намеревается применить его при любом удобном случае. Однако, если проанализировать сложившуюся ситуацию, то можно сделать вывод, что истинные причины построения препятствий Ирану на пути создания ядерного энергетического комплекса далеки от декларируемых. Для этого следует обратиться к истокам ядерной программы.


1.2 История развития ядерной программы Ирана


Ядерная программа Ирана берет свое начало в 1957 году, с американской программы "Атомы для мира". Это программа предполагала помощь Ирану в развитии ядерной энергетики в мирных целях. США должны были поставлять оборудование, обучать квалифицированных специалистов, Иран в свою очередь - беспрепятственно допускать иностранных специалистов до объектов ядерной энергетики. Шахская программа, обнародованная в 1974 году, предполагала строительство двадцати трех ядерных реакторов. Это бы позволило обеспечить энергетическую независимость Ирана. В этом же году после подписания Соглашения о гарантиях с МАГАТЭ, Иран при помощи западных стран - США, Франции, Западной Германии - начал развивать свою собственную атомную промышленность. В 1975 году Генри Киссенджером был подписан Меморандум №292 "О сотрудничестве между США и Ираном в области ядерных исследований". На основании статей меморандума Ирану предоставлялось право, помимо обогащения урана, получить технологию извлечения плутония, на основе которого возможно создание атомной бомбы. В последующие годы Иран активно закупал необходимое оборудование. В общей сложности за период с 1975 по 1978 в Иран было поставлено около 10 атомных реакторов из таких стран, как ФРГ, Франция и США. Наметилось также перспективное сотрудничество с Аргентиной в сфере атомной энергетики [7].

Но активное присутствие США в стране, контроль с их стороны за экономической и политической деятельностью устраивали не всех. Соединенные Штаты всячески поддерживали шахский режим, который расхищал национальные богатства страны, внедрял в ходе "Белой революции" западный образ жизни и чуждые ценности, а также фактически легитимировал разнузданное поведение американских военнослужащих [8]. Недовольный и возмущенный происходящим в стране народ восстал против коррумпированного правительства, проводившего проамериканскую политику. В 1979 году в Иране произошла исламская революция, положившая начало проведения Ираном независимого курса. Для США это означало потерю стратегического региона и доступа к дешевой нефти. Монархия пала, на ее месте образовалась исламская республика, а ядерная программа, начатая еще при шахе, оказалась замороженной на последующее десятилетие.

Возврат Исламской республики Иран к работе над ядерной программой произошел в начале 90-х годов прошлого столетия. Он был обусловлен объективными причинами:

во-первых, это ирано-иракская война 1980 - 88 годов, которая подорвала экономику Ирана, а также выявила угрозы Иранской республике;

-во-вторых, это разработка Индией, Пакистаном и Израилем своих собственных военных атомных программ;

в-третьих, проведенная Соединенными Штатами операция "Буря в пустыне" вызвала у правительства Ирана обоснованные опасения по поводу своей безопасности от подобной экспансии [7].

Совокупность этих факторов заставила иранские власти пересмотреть свое отношение к оружию массового поражения. Иными словами, Иран осознал важность обладания ядерным оружием, которое может быть веским фактором международной политики. С помощью "красной кнопки" Иран сможет диктовать свои условия миру и гарантировать свою безопасность.

Следующий этап ознаменовался поиском союзников и привлечением иностранных специалистов. В 1992 году было заключено соглашение между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран "Об использовании ядерной энергии в мирных целях". В данном соглашении говорилось о подготовке в высших учебных заведениях России иранских специалистов, строительстве атомной электростанции, проведении совместных исследований, использовании атомных технологий в сельском хозяйстве, медицине и промышленности. Тремя годами позже был подписан контракт - общей суммой в 300 млн. долларов - с Российской Федерацией о поставке ядерного топлива для бушерской АЭС в течение 2001-2011 годов. В этом же году Минатом России заявил о строительстве легководного ядерного реактора в Бушере. Мощный протест по этому поводу выразили западные страны, опасаясь, что Иран начнет синтезировать из отработанного ядерного топлива плутоний. Наряду с этим Россия поставляла в Иран военную технику: танки, истребители, бомбардировщики и др. Хорошие отношения сложились у иранского правительства с Китаем. КНР, где существует острая нехватка энергетического сырья, заключила с Ираном в 2004 году два долгосрочных контракта о поставках иранского газа в Китай. Срок обоих контрактов составил 25 лет [9].

Напрашивается вывод, что большей проблемой для основного обвинителя Ирана - Соединенных Штатов - представляет не сама по себе ядерная программа, а потеря лояльности иранского правительства. Иран перестал быть сырьевым придатком и плацдармом американских вооруженных сил на стратегическом направлении. Речь идет скорее об идеологических противоречиях. Иными словами Иран стал неудобен для американской политической элиты, поэтому, начатая еще в 1980-х годах, демонизация иранского режима, продолжается и сейчас.


1.3 Обострение отношений и эскалация конфликта


Начиная с конца 80-х годов, США неоднократно заявляли о многочисленных нарушениях договорных обязательств по ДНЯО со стороны Исламской Республики Иран. Американские власти заявляли о намерениях Ирана создать ядерное оружие, указывая на активную деятельность в центрах ядерных исследований - Натанзе и Парчине. Ситуация накалилась в 2002 году после того, как американские спутники сделали снимки двух подозрительных объектов. Это вызвало бурю обвинений в производстве составляющих ядерного оружия в обход международным договорам. После инцидента Иран признал факт существования этих объектов и был вынужден принять инспекторов МАГАТЭ. В этом же году, выступая перед конгрессом, президент США Джордж Буш заявил, что Иран, Северная Корея и Ирак входят в "ось зла". По словам американского президента, перечисленные государства спонсируют террористов и стремятся завладеть ядерной бомбой. Эта речь была рассчитана на определенного потребителя, - американской общественности - которого необходимо подготовить к тому, что Иран представляет собой опасность, следовательно, все будущие действия американских властей будут оправданны, так как они совершаются во имя глобальной безопасности и мира. Следующее событие вновь встревожило мировую общественность. В 2003 году президент Ирана Мохаммад Хатами заявил о стремлении создать полный ядерный цикл для обеспечения энергетической безопасности страны. Вслед за этим заявлением в Иран направился глава МАГАТЭ. Посетив ряд объектов, он был поражен высоким уровнем технологий в ядерной области. В докладе главы МАГАТЭ говорилось, что Иран долгое время утаивал некоторые аспекты своей деятельности в сфере ядерной энергетики. Доклад вызвал глубокую обеспокоенность со стороны США и ряда других западных стран. В итоге под давлением Запада Ираном был подписан Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия, позволяющий инспекторам МАГАТЭ вести постоянный мониторинг объектов ядерной промышленности. Однако, этот договор так и не был ратифицирован, что объясняет поведение Ирана в тех случаях, когда игнорируются требования МАГАТЭ о проверках. Израиль в это время начал закупать большие партии вооружений в США: лазерные ракеты, способные поражать цели, находящиеся глубоко под землей, бомбардировщики, оборудованные специальным образом для дальних полетов. Это было показательным ответом Ирану, подогревавшим обстановку. Очередное обострение иранской ядерной угрозы произошло в 2004 году после заявления создателя пакистанской атомной бомбы Абдулы Кадыра Хана о передачи Ирану технологий, связанных с обогащением урана. В купе с отказом иранских властей допустить до определенных объектов инспекторов МАГАТЭ ситуация требовала незамедлительных действий. Последовала серия встреч с "европейской тройкой", в ходе которых Иран гарантировал развитие только мирного направления ядерных исследований.

В июне 2005 года на президентских выборах победил консерватор Махмуд Ахмадинежад. С его приходом внешняя политика и ядерная программа изменили свой характер. Ахмадинежад был сторонником жесткого диалога с западными странами. Придя к власти, он усилил антиизраильскую политику, заявляя, что государство Израиль не должно существовать в принципе и что все мусульманские страны региона вскоре его уничтожат. Подобные заявления вновь заставили мировое сообщество насторожиться. 4 февраля 2006 года Совет управляющих МАГАТЭ принял решение о передаче иранского ядерного досье на обсуждение Совета Безопасности ООН. Это, безусловно, могло вызвать санкции против Ирана. В тот же день Ахмадинежад приостановил соблюдение Ираном Дополнительного протокола к ДНЯО, а также пригрозил выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия и прекратить сотрудничество с МАГАТЭ, если против Ирана будут введены какие-либо санкции. Однако Иран продолжил работу в ядерных центрах, аппелируя к членству в ДНЯО, которое подразумевает право на ведение ядерных исследований, при условии, что они носят мирный характер. Поэтому, несмотря на все угрозы со стороны Запада, Иран продолжил развивать свою ядерную программу, в планы которой на тот момент входило обогащение урана. Спустя три дня в СБ поступают документы МАГАТЭ о ядерной программе Исламской Республики. Иран в свою очередь требует удалить с ядерных объектов пломбы МАГАТЭ, которыми они были опечатаны, и демонтировать камеры видеонаблюдения. Агентство вынуждено было согласиться и выполнить требования. В эти дни в средствах массовой информации появляются статьи о начале подготовки в США военной операции против Ирана. Военный план предусматривал точечные ракетно-бомбовые удары по ядерным и военным объектом Исламской Республики. В середине февраля 2006 года министр иностранных дел Франции Филипп Дуст-Блази обвинил Иран в ведении военной ядерной программы. Жесткое заявление отражало растущее раздражение Европейского союза по поводу несговорчивости иранского руководства. На фоне этих событий между Ираном и Россией завершились переговоры о строительстве совместного предприятия для обогащения урана. Россия также подтвердила, что в срок поставит ядерное топливо, необходимое для запуска атомной электростанции в Бушере.16 марта 2006 года советник президента США по безопасности представилт новую "Стратегию национальной безопасности". В ней Иран предстает главным врагом Соединенных Штатов. Помимо стремления заполучить ядерное оружие, как говорится в докладе, Иран спонсирует террористические организации, не скрывает своих планов уничтожить государство Израиль, а также стремится дестабилизировать обстановку на Ближнем Востоке. При этом отмечается, что в качестве средства решения затянувшихся противоречий может быть применена военная сила, при условии неэффективности дипломатических методов. В конце марта - после встречи на уровне министров иностранных дел постоянных членов Совета Безопасности и Германии - в Берлине было принято заявление, призывающее Иран к полной приостановки деятельности, связанной с обогащением урана и ведением научно-исследовательских работ в этой области. Также отмечалось, что Иран должен более тесно сотрудничать с МАГАТЭ: предоставлять агентству всю информацию о местах, специалистах и оборудовании, связанных с ядерными разработками. Ответ Ирана последовал уже через несколько часов после подписания заявления. Официальные власти заявили о сугубо мирном характере ядерной программы. Сообщалось, что Иран возобновит работу по обогащению урана и продолжит научно-исследовательскую деятельность [7].

Несговорчивость и бескомпромиссность Ирана в итоге дали свои плоды: 23 декабря 2006 года Совет Безопасности ООН единогласно одобрил резолюцию 1737 [10], которая подразумевала санкции против Ирана. Тегеран в свою очередь проигнорировал резолюцию Совбеза ООН. Более того, заявил о планах ввести в действие дополнительный каскад из трех тысяч центрифуг для обогащения урана на одном из объектов ядерной индустрии. Стоит отметить, что развивая ядерную программу, Иран не сконцентрировал на ней все силы, он продолжал совершенствовать собственные вооружения, а также большое внимание уделялось ракетной программе, начатой еще с середины 80-х годов. Так, в течение 2007 года Иран продемонстрировал миру сразу несколько новых образцов военной техники собственного производства: сверхзвуковой истребитель, управляемая торпеда, зенитная ракета, противокорабельная ракета.

Не давшая ощутимых результатов резолюция ООН, стала толчком к новым дискуссиям в Совете Безопасности. Отталкиваясь от того, что Иран по-прежнему не выполняет требования МАГАТЭ, а также игнорирует и не соблюдает положения резолюции 1737, была выработана следующая резолюция от 24 марта 2007 года [11]. Содержание этой резолюции мало чем отличалось от предыдущей. Очередная резолюция Совбеза ООН была принята 27 сентября 2008 года [12]. Вынесенный по инициативе России проект резолюции был принят единогласно. Несмотря на желания США, в ней не было упоминания о санкциях против Тегерана. По мнению постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина, ценность резолюции в ее краткости - она давала новое дыхание политическому процессу. "Она должна нацелить всех, в том числе и Иран на то, чтобы были предприняты дополнительные усилия в целях политико-дипломатического урегулирования вопроса, связанного с иранской ядерной программой" [13]. Принятием резолюции без санкций Россия помогла вернуть диалог между Западом и Тегераном в конструктивное русло, Ирану предоставила шанс на переговоры, а сама полностью отстояла свои позиции.

В декабре 2009 года Соединенные Штаты в одностороннем порядке ввели санкции против некоторых компаний и физических лиц, которые инвестировали средства в энергетику Ирана. США отказывали им в кредитах и инвестициях. Не в последнюю очередь санкции были вызваны запуском Исламской Республикой Иран на околоземную орбиту первого национального искусственного спутника Земли "Омид", что в переводе на русский означает "Надежда". В начале следующего года США заявили о готовности введения дополнительных санкций в отношении иранских компаний, работающих в сферах энергетики, финансов и телекоммуникаций.

В последующие годы принимались однотипные резолюции, и ситуация зашла в тупик: Иран продолжал настаивать на том, что его ядерная программа носит исключительно мирный характер, а западные страны продолжали обвинять Иран в ведении незаявленной деятельности. Иран ссылался на то обстоятельство, что Израиль, хотя и обладает ядерным оружием, не связан договорными обязательствами, и имеет полную свободу действий. Позиция ООН так же оставалась неизменной - Иран должен сделать свою ядерную программу более прозрачной, а также предоставить более убедительные доказательства ее мирного характера.

Исходя из всего вышеописанного, ситуация, возникшая вокруг иранской ядерной программы, имеет принципиальное значение для мирового сообщества. Встает вопрос: имеет ли право крупное, достаточно сильное государство, однако, не принадлежащее к числу мировых держав, развивать свою ядерную энергетику, руководствуясь своими национальными интересами и приоритетам. Если да, тогда процесс распространения ядерных технологий может стать неконтролируемым. Если же нет, тогда нарушается принцип равноправия государств. Выходит государства, несмотря на декларируемые нормы, подразделяются на тех, кому все дозволено и на тех, кто вынужден подчиняться.

Развитие ядерной энергетики в Иране продиктовано экономической целесообразностью и выгодой. В этом смысле ядерная программа не только способствует энергетической независимости и безопасности республики, но и является толчком к развитию и совершенствованию новых технологий. Однако такие устремления Ирана вызывают негативную реакцию, в первую очередь со стороны Соединенных Штатов и Израиля. По их мнению, ядерная программа Ирана служит для создания ядерного оружия, которое может быть использовано против них. Обратившись к истокам иранской ядерной программы, получается, что изначально она развивалась при поддержке США. А разногласия по этому вопросу появились только после освобождения Ирана от американского контроля в результате исламской революции. Иран стал неудобен для Вашингтона, поэтому началась мощная кампания по демонизации иранского правительства и политики в целом. Активные действия Соединенных Штатов привели в итоге к принятию экономических санкций против Ирана, которые пагубно сказываются на его экономику. Напрашивается вывод о том, что США намеренно пытаются загнать Иран в жесткие изоляционистские рамки для того, чтобы заставить республику играть по своим правилам.

2. Иранская ядерная программа в национальных дискурсах Росcии, США, Израиля и Ирана


2.1 Ядерная программа Ирана в российском национальном дискурсе


Иранская ядерная проблема не покидает страниц печати политологов-международников, экспертов и журналистов. Наиболее противоречивое отношение к иранской ядерной программе сложилось именно в российском национальном дискурсе. Это прослеживается по неоднозначным оценкам происходящего и диаметрально противоположным прогнозам. С одной стороны, Россия не заинтересована в образовании еще одной ракетно-ядерной державы вблизи своих южных границ, которая впоследствии может стать очагом нестабильности, а также надломе международно-правового режима нераспространения и его основы - Договора о нераспространении ядерного оружия. С другой стороны, несмотря на подогреваемую в международных средствах массовой информации обеспокоенность в связи с возможным возникновением еще одного государства, обладающего ядерным оружием, многие государства, в том числе и Россия не без симпатии наблюдают за реализацией Ираном своего законного права - по статье IV Договора о нераспространении ядерного оружия - на развитие ядерных технологий в мирных целях. Здесь важным моментом является тот факт, что Иран открыто бросает вызов Соединенным Штатам Америки, апеллируя к букве закона. Россия, традиционный соперник Вашингтона на международной арене, с удовольствием играет на этом противоречии с возможной перспективой торга этого козыря на реальный интерес. Между тем российские аналитики считают, что иранское правительство явно выигрывает в дипломатическом "перетягивании каната", не собираясь идти на компромиссы и продолжая в усиленном темпе линию на создание собственного ядерного комплекса.

В отличие от стран Запада, которые демонстрируют явную неизобретательность и однобокость, Россия поистине стала главным игроком дипломатического пути урегулирования ядерной проблемы Ирана, вне зависимости от обстоятельств. Россия рационально полагает, что для решения иранской "ядерной головоломки" необходимо обозначить стержень, основу всех последующих действий, а именно - исключительно мирный характер принимаемых решений. В этой связи российские эксперты полагают, что следовало бы отойти на некоторое время от самой проблемы и попытаться посмотреть на ситуацию в более широком контексте региональной безопасности. Следует выявить причины и мотивы, которые побуждают Иран, несмотря на все призывы и угрозы, продолжать форсировано обрести статус ядерной державы. Возможно, комплекс незащищенности и отсутствие гарантий побуждают агрессивный настрой Ирана, и отсюда все вытекающие решения правительства.

Несмотря на повышенное внимание к ядерной программе Ирана со стороны Запада, российские эксперты склонны полагать, что Иран еще не достиг того уровня, когда возможно производство ядерного оружия. Как ранее заявлял глава Росатома С. Кириенко, "обогащение урана, осуществляемое Ираном, не является предметом озабоченности России. В этом нет ничего неожиданного" [14]. По оценкам некоторых российских экспертов, в частности профессора Сергея Дружиловского, в сфере атомной энергетики, преждевременно говорить о создании в Иране полного ядерного цикла. Для полноценного функционирования стране необходимо огромное количество ядерного топлива, тысячи безотказно работающих центрифуг. Это, соответственно, требует соответствующей квалификации ученых, высоких технологий и технологического оборудования. В настоящее время, по мнению российских экспертов, иранские ученые не в состоянии наладить бесперебойное производство топлива для атомных реакторов, не говоря уже о производстве ядерного оружия.

Мнение российских аналитиков сходятся в признании за Россией особой роли в решении иранского "ядерного тупика". Во-первых, потому что у российской стороны налажено эффективное сотрудничество с Ираном в атомной энергетике уже много лет. Во-вторых, иранская ядерная проблема - это уже нечто большее, чем проблема распространения ядерного оружия в еще одном регионе или же погоня за нефтяными богатствами западными странами. Решение иранской проблемы явится прецедентом, поворотным моментом в вопросе урегулирования международных проблем. Участие России необходимо для разрешения серьезного международного кризиса, при этом ей выпадет шанс существенно повысить свой международный рейтинг, столь важный для возрождения былой дипломатической влиятельности и статуса великой мировой державы.

Как бы не было приятно играть на противоречиях Тегерана и Вашингтона, в Кремле понимают, что необходимо как можно скорее решать проблему иранского ядерного досье, пока оно не достигло критической отметки. Так, в некоторых аспектах позиции Москвы и Вашингтона сходятся. Как заявил Д.А. Медведев, "Иран, как государство, имеет право на собственную мирную ядерную программу, но речь идет именно о мирном использовании атомной энергии, а не о создании ядерного оружия. И это наша четкая позиция, которая ничем не отличается от позиций других ответственных стран, в том числе, Соединенных Штатов Америки. Тем не менее, если исчерпаны все возможности влияния на ситуацию, можно использовать и международно-правовые санкции" [14]. Это высказывание говорит о том, что в российской политической элите никто не заинтересован в обретении Ираном ядерного оружия, наоборот, при попытках его создания, российская сторона поддержит международные санкции в отношении Тегерана. В целом, Россия выступает против какого-либо насильственного решения проблемы, однако из-за крайней несговорчивости Ирана, полностью не исключает применения международных санкций.

Также одной из главных особенностей российского дискурса можно считать рассмотрение конфликта вокруг иранской ядерной программы в основном в плоскости интересов Израиля и США. Это крайнее упрощение ситуации не дает полной картины, и соответственно, не делает возможным полноценный анализ. Речь идет о весьма напряженных отношениях шиитского Ирана с суннитскими государствами по другую сторону Персидского залива, в особенности с Саудовской Аравией. Непреодолимые религиозные противоречия неминуемо подтолкнут саудовцев к разработке собственной ядерной бомбы, в случае появления таковой у иранцев. Иными словами, дальнейшая разработка Ираном ядерного цикла может спровоцировать гонку вооружений в регионе и дестабилизацию обстановки. Именно суннитско-шиитское противостояние, которое выпускается из фокуса рассмотрения проблемы, может затянуть вооруженный конфликт, если он начнется. Напротив, США и Израиль вовсе не заинтересованы в затягивании конфликта, их задача остановить разработку Ираном ядерного оружия посредством точеных ударов по объектам атомной промышленности. Но если конфликт начнется между государствами региона, то противостояние будет долгим. А если учитывать, что практически во всех суннитских государствах региона - Катаре, Кувейте, Бахрейне, Омане, Абу-Даби, Саудовской Аравии, Ираке - размещены американские военные базы, то конфликт может приобрести поистине мировой масштаб. Это чревато вмешательством многих государств, так как будет крайне ощутим дефицит поставок нефти и рост цен на нее.

Несмотря на теоретическую возможность обретения Ираном ядерного оружия, в российском дискурсе практически невозможно услышать алармистских настроений, что непосредственно у южных границ может разразиться большая война. Россия не видит для себя угрозы в лице Ирана, хотя если вспомнить упорство Ирана в деле раздела шельфа Каспия, то должны возникать вполне обоснованные опасения перед ядерным потенциалом несговорчивого соседа [15]. В российском национальном дискурсе разделяется мнение о совершенно законных действиях Ирана в сфере ядерных разработок и преждевременности обвинений в нарушении договорных обязательств.


2.2 Ядерная программа Ирана в национальном дискурсе США


Разногласия между Соединенными Штатами и Ираном начались еще с времен Исламской революции. Напряженность между странами росла с каждым годом, а в последнее десятилетие достигла своего апогея. Безусловно, это связано с бескомпромиссностью позиций сторон в диалоге, наличием обоюдных претензий, а также постоянными угрозами в отношении друг друга. Иран недоволен стремлением США диктовать условия суверенному государству, выступает категорически против присутствия американских войск в Ираке и усиления позиций США на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты в свою очередь обеспокоены разработкой Ираном ядерной программы, которая, по их мнению, не носит исключительно мирный характер, сохранением исламских фундаменталистских элементов во внешней политике и государственном устройстве. Вашингтон также обеспокоен потерей иранского рынка, уступив его Китаю и России. Еще в 2003 году Джордж Буш говорил: "Иран был угрозой, является угрозой, и будет оставаться угрозой международному миру, если мировое сообщество не помешает тому, чтобы он получил информацию для создания ядерного оружия" [16]. Из такой позиции американской стороны, можно сделать вывод, что для ликвидации угрозы могут быть применены любые средства, главное чтобы они оказались действенными. Однако США не хотят в одиночку втягиваться в еще один затяжной конфликт, поэтому на данном этапе применяется выжидательная тактика, для того, чтобы продемонстрировать всему миру неэффективность дипломатического диалога с Тегераном.

Несмотря на появляющуюся время от времени в СМИ информацию о планируемых военных действиях против Ирана, в американском национальном дискурсе преобладают умеренные настроения. Так, большинство американских политиков, в том числе и сам президент Барак Обама, выступают за мирное урегулирование иранского кризиса, подчеркивая в своих выступлениях приоритетность политического диалога. По словам бывшего министра безопасности США Роберта Гейтса, военное решение проблемы не сможет остановить развитие ядерной программы Ирана, наоборот, только сделает ее более "глубокой и закрытой". Военные действия, по его мнению, будут являться краткосрочным решением проблемы на несколько лет. Удары по Ирану только сплочат разъединенную нацию и сделают большинство иранцев приверженными идее создания ядерного оружия [17].

Президент Барак Обама в своих выступлениях подчеркивает, что отношения между Соединенными Штатами и Исламской Республикой могут носить другой, партнерский характер. Единственным условием является полное прекращение работ по ядерной программе. Если договоренность будет достигнута, тогда Иран почувствует все преимущества международной торговли и связей с мировым сообществом. Напротив, если Иран продолжит в ускоренном режиме разрабатывать ядерную программу, это только усугубит его международную изоляцию [18].

В американском национальном дискурсе сложилось однозначное мнение по поводу направления развития ядерной программы Ирана. Иными словами, никто в США не сомневается, что конечной целью иранских разработок является создание ядерного оружия. Иначе, зачем Иран попутно развивает и ракетную программу с перспективой создания межконтинентального баллистического носителя, вдобавок упорно увеличивает количество центрифуг и степень обогащения урана. Расхождения касаются прогнозов создания оружия и действий, относительно урегулирования международного кризиса в связи с этим. По словам Барака Обамы, Ирану потребуется еще больше года до предполагаемого создания ядерного оружия. Но одновременно с этим Соединенные Штаты не намерены ждать, когда это станет реальностью, так как Иран представляет собой опасность не только для Израиля, но и для всего мира [19].

У Ирана остается небольшой период времени, когда необходимо сделать однозначное решение, потому как, несмотря на осторожные в большинстве своем формулировки, американские политики все чаще используют ставшую уже крылатой фразу про "все варианты на столе" ("all options on the table"). Это говорит о нарастающем раздражении со стороны США, которые в любой момент могут обратиться к такому решению проблемы, какое окажется наиболее действенным. Правительство США недвусмысленно намекает Ирану о возможных превентивных мерах, если деятельность последнего начнет угрожать интересам первых. Хилари Клинтон неоднократно заявляла о том, что политика Соединенных Штатов направлена на "предотвращение, а не сдерживание" ("Our policy is prevention, not containment") [20]. Это говорит о том, что Вашингтон при необходимости применит все необходимые меры, включая международные или двусторонние санкции, которые уже имеют свой эффект. При этом опять же подчеркивается первоочередность переговоров с Тегераном. Как бы там ни было, правительство Соединенных Штатов намерено продолжить оказывать поступательное давление на руководство Ирана. Многое уже сделано, но предстоит еще большая работа по убеждению стран "шестерки" в необходимости решительных действий относительно иранского ядерного досье, потому что еще остались среди авторитетных держав те, кто закрывает глаза на произвол Ирана.

Отличительной особенностью американского дискурса является также более широкий взгляд на проблему. Американские эксперты и политики рассматривают ее в контексте безопасности всего региона, не в последнюю очередь и потому, что данный регион представляет стратегический интерес для Соединенных Штатов. По их мнению, атака Ирана может понести за собой катастрофические последствия для Ближнего Востока и государств Персидского залива. При таком варианте Иран будет крайне заинтересован в возобновлении ядерной программы, вдобавок вероятным ответом станет разрушение мировых путей транспортировки нефти в Персидском заливе и вспышкой террористической активности в регионе [21].

С другой стороны, долгое бездействие, повлечет за собой гонку вооружений в регионе. Практически никто из суннитских государств Персидского залива не захочет остаться без паритетного оружия в случае обретения Ираном ядерной бомбы.

Обобщая написанное выше, Соединенные Штаты осознают особую роль в решении иранского ядерного кризиса, поэтому выступают одним из главных обвинителей Ирана на международной арене. На данном этапе в США горячо обсуждают тему непростого выбора, перед которым стоит администрация Барака Обамы. Тем не менее, даже в мирных прогнозах решения иранского "ядерного тупика" преобладают негативные высказывания и формулировки. В США нет никаких сомнений, что конечной целью Ирана является создание ядерного оружия. В связи с этим больше нельзя закрывать глаза на деятельность Ирана в ядерной области, так как в случае обретения атомной бомбы, Иран дестабилизирует ситуацию в регионе, что может привести к войне и к энергетическому кризису.


2.3 Ядерная программа Ирана в израильском национальном дискурсе


Иранская ядерная угроза в израильском национальном дискурсе рассматривается как приоритетный фактор в области обеспечения безопасности страны. Это тема берет верх даже на фоне неурегулированности палестино-израильского конфликта. "На карту поставлено отнюдь не только будущее моей страны - речь идет о будущем всего мира. Ничто не может угрожать нашему общему будущему больше, чем Иран, вооруженный атомной бомбой", - сказал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху [22]. Стоит отметить, что подобные высказывания, когда двусторонние проблемы выносятся на международный уровень, очень характерно для израильских политиков. Иранская политика рассматривается как серьезный вызов по ряду причин. В первую очередь это, конечно же, сама ядерная программа, которая, по мнению израильских экспертов и политиков, не имеет ничего общего с мирными разработками во благо энергетики и медицины. По большому счету, если Иран обзаведется ядерной бомбой, то это чревато распространением ядерного оружия по всему региону, что в принципе не будет устраивать все мировое сообщество. Однако в Израиле этот прогноз воспринимается наиболее болезненно. Израиль совершенно не намерен утрачивать ядерную монополию на Ближнем Востоке и ясно демонстрирует намерение пресекать любое нарушение статус-кво в этом вопросе. Также опасения продиктованы общими тенденциями политики Ирана в регионе. После американской операции в Ираке исчез прежний баланс сил. Отныне Ирак не представляет собой противовес Ирану. Не встречая равносильного оппонента, Иран старается проводить собственный курс в зоне Персидского залива и в ближневосточном конфликте. В основе такого курса поддержка радикальных группировок и движений, которые ведут борьбу против государства Израиль и не склонны ни к каким компромиссам. В первую очередь речь идет о шиитской партии Хезболла, которая создана и функционирует на территории Ливана при поддержке Ирана и Сирии. По словам министра обороны Израиля, "иранский режим вовлечен во все конфликты, он развертывает свои сети по всему миру и пытается экспортировать иранскую революцию в регионе и за его пределами" [23]. Это говорит о том, что иранская подпольная деятельность представляет собой серьезную проблему в сфере борьбы с международным терроризмом.

Подвергая анализу израильскую прессу, заявления высокопоставленных представителей военного и политического руководства, можно сделать вывод, что Израиль любой ценой решил обратить внимание мирового сообщества на угрозу, исходящую от Ирана. В каждом без исключения выступлении руководство Израиля в очередной раз обвиняет Тегеран и призывает пресечь его ядерную программу. Израиль требует от своих партнеров надавить на Иран, аргументируя тем, что тот представляет угрозу не только еврейскому государству, но и всем странам мира. При этом израильские представители используют всевозможные доводы, в том числе и неоднозначные намеки на военную операцию. "Зная о том, как агрессивен Иран и без ядерного оружия, я прошу вас лишь представить себе этот режим с атомной бомбой в руках. Представьте себе их ракеты - с ядерными боеголовками, их инфраструктуры террора - с атомными бомбами. Кто из вас будет чувствовать себя в безопасности на Ближнем Востоке? Кто будет в безопасности в Европе? Кто будет в безопасности в США? Кто и где в мире сможет быть уверен в том, что ему ничто не угрожает?" - говорит Нетаньяху [22]. Слова премьер-министра Израиля можно интерпретировать как необходимость консолидированных мер мирового сообщества против агрессивных устремлений Ирана.

Отличительной особенностью израильского национального дискурса можно считать высокий накал эмоций. Несмотря на обоснованные опасения по поводу увеличения активности Ирана в регионе и стремления к производству ядерного оружия, продиктованные прагматическими соображениями, в Израиле прослеживается болезненное реагирование на заявление Ирана. Это связано с тем, что иранские представители намеренно задевают наиболее неприятные темы для евреев в своей риторике. Прежде всего, подразумевается отрицание Холокоста и его масштабов. Высказывания на уровне первых лиц Ирана, проводимые независимые исследования, многочисленные конференции по отрицанию массовых убийств евреев вызывают гнев и отторжение не только у еврейской нации, но и всех людей, ненавидящих фашизм и его преступления. Подобное смешение обстоятельств, проецирование негативных событий прошлого на современное время характерно для израильской политической элиты. Иран и спонсируемые им организации воспринимаются как экзистенциональная угроза. Такой подход не нов для политики Израиля, и на настоящем этапе не намечается уход от исторических обид и комплексов.

Анализ израильского дискурса не дает ответ на главный вопрос: будет ли военный сценарий разрешения кризиса. За исключением нескольких эмоциональных изречений, никто из высокопоставленных чиновников до сих пор не выступает целенаправленно за военное решение вопроса. Напротив, в израильских СМИ со ссылкой на якобы проверенные источники в армии практически ежедневно публикуются различные сценарии боевых действий. Вместе с тем, было бы неправильно полагать, что в израильском обществе не задумываются о военной операции против Ирана. При этом зачастую формулировки предстают весьма расплывчатыми, вроде "экономические санкции - не единственный возможный способ действия против иранской ядерной программы" [24].

Вопросы силового воздействия на Иран не раз поднимались на встречах руководителей Израиля, США и руководства Североатлантического альянса. Это связано с тем, что Израилю необходимо заручиться поддержкой своих основных союзников. Не вызывает сомнение факт наличия разработанного сценария боевых действий против Ирана, однако в Израиле не хотят втягиваться в тяжелый конфликт, который потребует мобилизации всей экономики, в одиночку. В этой связи Израилю крайне трудно перетянуть на свою сторону Соединенные Штаты, которые на современном этапе заинтересованы в налаживании отношений с мусульманским миром. Поэтому в Вашингтоне делают ставку на разрешение вопроса дипломатическим путем.

В итоге наиболее действенным методом воздействия на Иран остается инициирование и поддержка международных санкций, которые, по убеждению Израиля, должны быть более жесткими. Они должны действительно ограничивать экономическое развитие Ирана, побуждая его не затягивать пояса, а вовсе отказаться от ядерных разработок.

Очевидно, что в Израиле понимают, что одно лишь давление не способно принести позитивные результаты, если оно не сопровождается некоторыми уступками. Естественно, это потребует больше усилий, терпения и времени, чем не готовы и не хотят жертвовать израильтяне, желая быстрого решения и обретения стабильности. Однако, некоторые израильские политические деятели рассматривают санкции не только в качестве средства отдаления принятия нежелательных решений, но и как международный ультиматум Ирану, что, конечно же, ни капли не снижает напряженности, скорее наоборот. Неосторожные, поспешные шаги могут подтолкнуть Израиль и Иран к опасной черте, где логика развития конфликта может пойти по пути, который не хотят обе стороны.

На настоящем этапе, по мнению израильских лидеров, ситуация еще не достигла критической отметки, однако все находятся в предвкушении какого-либо однозначного решения. "Иран продолжает развивать свою ядерную программу. Пока линия, о которой я говорил в ООН, не пересечена, но Иран уверенно к ней приближается", - сказал в своем апрельском выступлении премьер-министр Нетаньяху [25].

Подводя итог, в израильском национальном дискурсе ощущается высокий накал страстей по вопросу ядерных разработок Ирана. Это связано с тем, что иранская сторона выступает против израильской государственности в принципе. Угрозы на официальном уровне со стороны Тегерана, а также относительная территориальная близость, вынуждают правительство Израиля реагировать на эту угрозу. В Израиле не намерены ждать, пока Иран создаст ядерную бомбу, поэтому распространение получают мнения о необходимости своевременных превентивных мерах, которые окажут убеждающий эффект, и Иран прекратит разработку своей ядерной программы. На лицо глубокий кризис отношений между двумя государствами. В израильском дискурсе вопрос, в каком направлении будут двигаться стороны на пути мирного сосуществования, остается открытым.

2.4 Ядерная программа в иранском национальном дискурсе


В иранском национальном дискурсе ядерная программа рассматривается как нечто естественное. Но это и не удивительно. Описание и оценки разительно отличаются от тех, что озвучиваются в западном обществе. Высокопоставленные лица в Иране, ссылаясь на суверенитет и самодостаточность сильного государства, заявляют о необходимости обогащения урана и производства ядерного топлива для атомных электростанций в гражданских целях. Подчеркивается, что ядерная программа является всецело миролюбивой и развивается без малейшего отклонения в сторону военных целей. По словам Посла Ирана во Франции Али Ахани, вся ядерная деятельность находится под пристальным вниманием со стороны экспертов Международного агентства по атомной энергии, которые сразу же пломбируют уран, обогащенный на центрифугах. При этом отмечается, что ни одна страна, являющаяся подписантом Договора о нераспространении, не приемлет такого строго надзора со стороны МАГАТЭ. Иран же, напротив, проявляя акт доброй воли, демонстрирует полную прозрачность деятельности. Али Ахани убежден, что в данном Международном агентстве отсутствует независимая воля, поэтому оно подвергается мощному политическому давлению со стороны заинтересованных сторон, в особенности Соединенных Штатов [26].

В иранском дискурсе бытуют мнения, что страны, действительно озабоченные распространением ядерного оружия и угрозой, которую оно представляет, начали бы с ликвидации своих ядерных арсеналов. Но они, напротив, занимаются его усовершенствованием, попирая режим ДНЯО, а на международной трибуне ограничиваются принятием резолюций и политическими фарсами. На протяжении более полувека, ядерные державы не сделали ничего, кроме громких заявлений, пустых обещаний и незаконных претензий. По мнению постоянного представителя Ирана в МАГАТЭ Али Асгар Султания, никакой речи о реализации идеи о безъядерном мире и быть не может, когда самая опасная угроза для человечества и планеты - арсеналы ядерного оружия, - сохраняется у крупных держав. Несмотря на декларируемые ценности и гуманные призывы, между заявлениями и практической реализацией наблюдается большая пропасть. В их военных доктринах до сих пор сохраняется право на применение ядерного оружия. Прежде всего, речь идет о США и НАТО, в чьих документах оправдывается применение ядерных вооружений [27]. Это нарушает не только режим ДНЯО, но и основные общепризнанные международно-правовые нормы. В связи с этим, иранские политики заявляют о необходимости прекращения политик двойных стандартов и начала проведения инспектирования всех стран на равноправной основе. Политика всех стран в сфере развития ядерных технологий должна быть прозрачна и доступна. Подчеркивается необходимость ликвидации ядерного оружия, запрещении производства и применения не в отдельно взятых регионах, а во всем мире. В связи с этим в Иране существуют красивый девиз - "ядерная энергия - для всех, ядерное оружие - ни для кого".

Ядерная программа страны рассматривается как реализация законного права суверенного актора международных отношений. И, по словам президента Махмуда Ахмадинежада, никто не способен остановить превращение Исламской Республики Иран в полноценную ядерную державу. Поэтому другим государствам давно пора смириться с этим и взять курс на взаимодействие и сотрудничество. Президент подчеркнул, что "все народы мира должны иметь в своем распоряжении ядерную энергию и пользоваться ее благами, подобно тому как мир должен управляться всеми нациями, ибо это их право, и крупные державы должны уважать данное право" [28]. Слова Ахмадинежада подтверждают приверженность Ирана развитию ядерной энергетике. Это законное право, поэтому обсуждению должен подвергаться не сам факт существования ядерной программы, а ее технические моменты. Министр экономики и финансов Шамсоддин Хосейни убежден, что Иран намеревается использовать ядерные технологии в благих целях, для лечения тяжело больных, диагностике различных раковых заболеваний, преувеличении богатства страны и прогресса в области науки. Несмотря на многочисленные претензии Запада, научное ядро Исламской Республики является опорой волеизлияния народа, поэтому правительство поддерживает развитие мирного атома во благо своей страны [29].

По поводу международных санкций не существует определенного мнения. С одно стороны, иранские политические деятели не наделяют этот вопрос большим трагизмом, обосновывая это тем фактом, что санкции против республики существуют уже на протяжении 30 лет с момента смены режима и победы в стране Исламской революции. С другой стороны, меры, предпринимаемые мировым сообществом в последние годы, не могут не оказывать на Иран своего негативного воздействия. Санкции на аспекты деятельности, которые никаким образом не связаны с ядерной программой, подвергаются в иранском обществе резкой критике. Политики называют такие меры антигуманными. По словам министра экономики и финансов Ирана, санкции достигли своего апогея, когда они стали направлены против Центрального Банка и торговли нефтью. На его взгляд, тех, кто принимал эти санкции с подачки Соединенных Штатов, совершенно не интересует на какие нужды происходят банковские операции, будь то лекарства для больных или запчасти для автомобилей [29]. Однако, несмотря на всю сложность положения в стране, созданного калечащими санкциями, иранцы не теряют веры и стараются сделать из них стимул для экономических реформ, которые укрепят экономику страны, сделав ее еще более независимой.

Отличительной особенностью иранского национального дискурса является явный акцент на религиозно-идеологические аспекты. Для примера, государство Израиль не обозначается никаким официальным названием, намеренно используются метафоры, вроде "сионистского режима", который представляет собой "заразную раковую опухоль". А его уничтожение приравнивается к "избавлению человечества от зла". Первые лица государства, не стесняясь выражений, с трибун обвиняют виновников всех бед - Соединенные Штаты и Израиль. Причем, аргументация строится на высоких моральных принципах, бинарной системе добро-зло, не всегда применимых в отношении политики. По глубокому убеждению президента Ахмадинежада, все крупные проблемы человечества следствие "злобного сионистского режима" и поддержке его Соединенными Штатами. Некультурные сионисты давят человечество "тяжелыми колесами своего эгоизма, капитализма и материализма". Иран выступает принципиально против идеологических установок "сионистского высокомерия и идеологии", поэтому до конца своей жизни он будет бороться с сионистскими силами. Ахмадинежад неоднократно заявлял, что "все основы этого режима (Израиля) построены на лжи и обмане. Холокост - только одна такая большая ложь". "Если мы проясним истину, стоящую за вопросом о Холокосте, мы сможем уничтожить философию, на которую опирается сионистский режим" [30].

На фоне обвинения Израиля во всех глобальных проблемах Иран ловко оправдывает развитие своей ядерной программы, намереваясь расширять потенциал обогащения на центрифугах. Так, вскоре в Иране приступят к строительству еще пяти ядерных реакторов [28].

Подводя итог, можно сказать, что в иранском национальном дискурсе ядерная программа рассматривается как нечто естественное. Высокопоставленные лица в Иране, ссылаясь на суверенитет и самодостаточность сильного государства, заявляют о необходимости обогащения урана и производства ядерного топлива для атомных электростанций в гражданских целях. Подчеркивается, что ядерная программа является всецело миролюбивой и развивается без малейшего отклонения в сторону военных целей. И поэтому Иран не намерен останавливаться в реализации своего законного права. Отличительной особенностью иранского национального дискурса является явный акцент на религиозно-идеологические аспекты. Аргументация строится на высоких моральных принципах, бинарной системе добро-зло, не всегда применимых в отношении политики.

Анализ дискурса в четырех странах показал, что ядерная программа Ирана рассматривается под разными углами. В России и Иране не видят причин для беспокойства, ядерная программа является закономерным этапом в сфере развития энергетики сильного независимого государства. По мнению российской стороны, Иран еще далек от того уровня, когда возможно создание ядерного оружия. Иранская сторона вовсе отрицает даже намеки на создание ядерной бомбы, так как результатом ее развития должна стать реализация мирных целей. В Израиле и Соединенных Штатах, наоборот, сильны алармистские настроения. В израильском и американском дискурсах нет сомнений по поводу военной направленности иранской ядерной программы. Признавая невозможность создания Ираном ядерного оружия сейчас, эти государства настаивают на решительных мерах уже на настоящем этапе, как так потом может быть уже слишком поздно.

3. Военные и мирные перспективы разрешения иранской ядерной проблемы в национальных дискурсах росcии, Сша, Израиля и Ирана


3.1 Перспективы урегулирования иранской ядерной проблемы в российском национальном дискурсе


После распада Советского Союза между Россией и Ираном начали складываться продуктивные, доверительные отношения. На современном этапе сотрудничество двух стран носит взаимовыгодный характер. Россия в первую очередь заинтересована в торговле оружием с Ираном, так как последний является наиболее перспективным рынком. Также России необходимо поддерживать дружественные отношения с Ираном, ввиду сильного влияния авторитетного мусульманского государства на Северном Кавказе и в традиционной сфере влияния России - Центральной Азии. Тегеран в свою очередь также заинтересован в таком партнере, как Российская Федерация. Во-первых, Ирану очень удобно иметь своим союзником постоянного члена Совета Безопасности ООН, обладающим правом вето. Во-вторых, Тегеран заинтересован в дальнейшем развитии военно-технического сотрудничества. В-третьих, из-за постоянного роста напряженности с США Иран находит поддержку со стороны России. Наконец, одним из важнейших факторов двусторонних отношений является иранская ядерная программа. Сотрудничество двух стран в области атомной энергетики началось еще в начале 90-х годов прошлого столетия с подписанием соглашения "Об использовании ядерной энергии в мирных целях" [31].

Россия всячески защищает от международных санкций отношения с Ираном. Иными словами, Россия выступает в качестве главного "адвоката" Ирана на международной арене. В целом, Россия всячески препятствует международной изоляции Ирана. Так, например, когда представители Соединенных Штатов инициируют в Совете Безопасности резолюции по Ирану, в них первоначально содержатся угрозы применения санкций и военной силы, однако после корректировки содержания представителями России, резолюции принимают более сдержанную форму.

В целом, российская сторона не рассматривает военное решение проблемы. Более того, всячески отговаривает своих западных партнеров от военного вмешательства, чтобы оказать влияние на Иран. Россия занята поиском конструктивных предложений, которые бы удовлетворяли все стороны и не ущемляли ничьих интересов. Одним из рассматриваемых в российском дискурсе вариантов является некий международный консорциум, под чьим контролем велась бы вся ядерная деятельность страны. Гарантами безопасности и соблюдением всех основ Договора о нераспространении и требований Международного агентства по атомной энергии вероятно стали бы Россия, некоторые государства Европейского Союза, США и ряд стран Персидского залива [14]. Такой консорциум, наделенный большими полномочиями, которому бы делегировалась часть национального суверенитета, вплоть до полного контроля ядерной программы и всех научно-исследовательских и конструкторских работ, связанных с атомной промышленностью, вел бы работы по ядерной энергетике и руководил исследованиями Исламской Республики. Иран, в свою очередь, за уступку части своего суверенитета получал как бы взамен инвестирование и новейшие технологии в развивающиеся, неядерные сферы экономики. Это бы защищало Тегеран от многочисленных претензий, санкций Совета Безопасности и, что самое главное, от давления и возможного силового вмешательства, в первую очередь Соединенных Штатов.

Также, Владимир Путин уже не раз выражал свою готовность создания на территории Российской Федерации международного центра по оказанию услуг ядерного топливного цикла, в том числе и обогащения урана. По его мнению, это бы повлекло созданию новейших реакторов и топливных циклов следующего поколения. Вся деятельность протекала бы под полным контролем МАГАТЭ и на недискриминационной основе. Международный аспект такого центра заключался бы в широком многостороннем сотрудничестве [32].

Еще одним вариантом, выдвигаемом в российском национальном дискурсе, является создание чрезвычайной группы инспекторов, наделяемых широкими полномочиями в плане доступа к объектам ядерной промышленности, с целью расследования деятельность Тегерана в этом области. В нее входили бы специалисты по вопросам ядерного оружия и ядерного топлива. Примечательно, что эта группа не заменяла бы функции МАГАТЭ, напротив, дополняла, руководствуясь при осуществлении своей деятельности уставом этого Международного агентства. В задачи инспекционной группы входило бы проведение внеплановых проверок с целью расследования вопросов соблюдения пунктов ДНЯО. По идее, Совет Безопасности должен наделить инспекторов группы полномочиями для данной работы и предоставил бы им ограниченное время для формирования отчета по деятельности Ирана в сфере атома [33].

При таком идеалистическом раскладе необходимо учитывать высокую степень несговорчивости иранских властей и нежелание идти на компромиссы. Необходимо побудить Иран к сотрудничеству в проведении подобного рода инспекций. С одной стороны, Иран заинтересован в сохранении неопределенности, оттягивании времени для проведения ускоренных работ для того, чтобы его ядерная программа выглядела более впечатляющей, чем это есть на самом деле. Но все же так не может продолжаться до бесконечности. Иран рискует лишиться поддержки даже своих союзников, если не будет принимать однозначные решения, вызывая раздражения мировой общественности. Иран в итоге окажется в выигрыше, если согласится на более тщательные проверки со стороны инспекционных групп. При этом репутация государства не пострадает, а новые санкции не будут рассматриваться в ООН.

Теоретически можно спрогнозировать два сценария развития событий вокруг иранской ядерной проблемы:

США, Израиль и их союзники наносят военный удар по Ирану;

в результате дипломатический усилий все же будет найдено компромиссное решение для выхода из кризиса.

Как бы там ни было, пока Россия, очевидно, будет продолжать настаивать на том, чтобы Иран "играл по правилам", выполняя требования соответствующих международных договоров и организаций. Это отдалит тот момент, когда российской политической элите придется принимать окончательное решение по этому вопросу. России следует выстраивать собственную линию взаимоотношений с Ираном в ядерной области с учетом двух фундаментальных принципов: права Ирана как независимого, сильного государства на развитие ядерных технологий в мирных целях и получения от Ирана гарантий, что он не ведет работ по производству ядерного оружия. В целом, российская сторона не рассматривает военное решение проблемы. Россия занята поиском конструктивных предложений, которые бы удовлетворяли все стороны и не ущемляли ничьих интересов.


3.2 Перспективы урегулирования иранской ядерной проблемы в национальном дискурсе США


После исламской революции в Иране отношения с Соединенными Штатами остаются, мягко говоря, напряженными. Отсутствие дипломатических отношений усложняет процесс переговоров. Тем более, что двустороннего диалога как такового не наблюдается. Обмен мнениями по существенным вопросам происходит на встречах шестерки или других международных форматах. Сторонам приходится узнавать позиции друг друга из заявлений в прессе и другими косвенными путями.

Соединенные Штаты намерены и хотят продолжать задействовать все политико-дипломатические приемы для урегулирования иранского ядерного кризиса. Однако давление на Иран будет оказываться до тех пор, пока он не прекратит все работы по производству ядерного оружия и не сделает свою программу полностью открытой для экспертов МАГАТЭ.

По словам представителя США в МАГАТЭ Джосефа Макмануса, Иран, как и прежде, предпочитает действовать обманным путем, демонстрируя пренебрежительное отношение к призывам мировой общественности и намеренно затягивая всякие переговоры по выработке конструктивного подхода к реализации мирного решения проблемы [34]. Официальный Вашингтон постоянно выражает беспокойство по поводу неопределенности вокруг иранской ядерной программы. Это связано с тем, что правительство Ирана не предоставляет убедительные объяснения по поводу подлинного характера его ядерной программы. Такое сознательное поведение может привести к принятию очередных санкций и дальнейшей изоляции. Несмотря на достаточно однозначную жесткую риторику, представители Соединенных Штатов на переговорах с Ираном, допускают ряд послаблений и уступок. Так, на недавних переговорах в Алматы 6 апреля 2013 года делегаты от стран шестерки сошлись во мнении в вопросе отмены некоторых санкций в отношении Исламской Республики в обмен на прекращение последней обогащения урана до 20 процентов на заводе в городе Фордо. Представитель Соединенных Штатов отметил, что данное предложение не имеет временного ограничения, однако у Ирана остается не так много времени, чтобы согласиться с предлагаемым вариантом [35]. Однако определенного рода уступки вовсе не означают послабления общего прессинга, оказываемого на Тегеран. Соединенные Штаты не намерены послаблять односторонние экономические санкции против Ирана. "Кризис в отношениях между США и Ираном, возникший в результате действий иранской стороны, не разрешен до сих пор. Действия Ирана в регионе противоречат интересам США и представляют сильную угрозу американской национальной безопасности, внешней политике и экономике. В связи с этим санкции против Ирана остаются в силе", - говорится в тексте администрации Белого дома, направленном в Конгресс [36].

В настоящее время Соединенные Штаты всеми силами пытаются ввести Иран в очень жесткие изоляционистские рамки, используя для этого все дипломатические ресурсы. Первоочередной задачей является привлечение на свою сторону постоянных членов Совета Безопасности ООН и склонение их к введению наиболее обременительных санкций и институциональных мер давления. Для этого необходимо будет задействовать потенциал таких международных акторов, как МАГАТЭ, ООН и МВФ. Но уже на данном этапе Соединенные Штаты выступают главным инициатором постоянных обсуждений иранского досье в ООН, настаивая на решительных действиях. Также в планы США входят: поддержка всех антиправительственных движений в Иране, вовлечение иранской молодежи в либерально-реформистские движения и использование иранских диаспор как внешней оппозиции. Если же мирные методы в течение длительного времени не дадут желаемых результатов, в США не исключают возможности использования военного потенциала для решения затянувшегося кризиса.

Соединенные Штаты никогда не скрывали возможности использования военной силы против действий тех или иных акторов международных отношений, если это будет угрожать их безопасности или интересам. Являясь, в целом, приверженными идее мирного урегулирования конфликта вокруг ядерной программы Ирана, представители политической элиты США неоднократно заявляли о возможности использования альтернативных рычагов давления, включая превентивные меры, направленные на предотвращение приближения Ирана к созданию ядерной бомбы. "Нужно остановить Иран, пока он не обзавелся ядерным оружием. Точка. Конец дискуссии. Предотвратить, а не сдерживать", - сказал вице-президент США Джо Байден. Также он добавил, что если дипломатические усилия окажутся неэффективными, то военная компания не отбрасывается, как вариант. При этом он подчеркнул, что "президент Барак Обама не блефует" [37].

Военные методы урегулирования угрозы, связанной с иранской ядерной программой, возможны с теоретической точки зрения. Не исключено, что Соединенные Штаты и Израиль будут действовать сообща. По этому поводу существуют два основных прогнозируемых сценария. Первый - это использование точечных ударов авиации по конкретным объектам ядерной промышленности с целью изменения Ираном своей внешней политики. Но для этого необходимы точные разведданные спецслужб, что требует времени и тщательной выверенности. Второй сценарий подразумевает военное вторжение и оккупацию Ирана. В результате смены режима, Иран превратится в государство-сателлит Соединенных Штатов, которое потеряет волю к проведению самостоятельного внешнеполитического курса. Сложность этого варианта заключается в том, что для успешной операции потребуются массовая мобилизация войск и большие финансовые ресурсы. Ведь территория Ирана представляет собой сложный географический рельеф, представленный скалами, что осложняет проведение военных операций. К тому же иранское общество глубоко идеологизировано и воспринимает США и Израиль, как главных врагов и источник всех проблем, что будет означать яростное сопротивление оккупантам. Велика вероятность погрязнуть в этой войне, истощая ресурсы своей страны. Поэтому на данном этапе Соединенными Штатами преследуются попытки разрешить иранский кризис жестким, но мирным путем, а военные угрозы остаются на уровне высказываний отдельных личностей и информации в СМИ.

Таким образом, в Соединенных Штатах нет однозначной позиции по поводу урегулирования ядерной проблемы Ирана. Есть сторонники, как мирного подхода, так и приверженцы военных действий. Однако, оба лагеря уверены, что для преодоления кризиса отношений необходимо действовать весьма продуманно и осторожно. Так, атака Ирана может понести за собой катастрофические последствия для Ближнего Востока и государств Персидского залива. При таком варианте Иран будет крайне заинтересован в возобновлении ядерной программы, вдобавок вероятным ответом станет разрушение мировых путей транспортировки нефти в Персидском заливе и вспышка террористической активности в регионе.


3.3 Перспективы урегулирования иранской ядерной проблемы в израильском национальном дискурсе


Оба государства - Израиль и Иран - стремятся к доминированию на Ближнем Востоке и открыто заявляют о своих недружелюбных намерениях относительно друг друга. Основные противоречия имеют исторические корни и этнорелигиозную почву. Так, Иран обвиняет Израиль в притеснении братьев-мусульман и незаконном захвате территории. По мнению иранского руководства, государство Израиль не должно существовать вовсе, - так как это проводник внешней политики США на Ближнем Востоке - а на его месте должно быть образовано Палестинкое государство. Израиль в свою очередь не считает Иран врагом, но в долгу не остается, призывая мировое сообщество внимательно следить за ядерными разработками в Исламской Республике. Ведь, если Иран заполучит ядерную бомбу, в первую очередь она будет использована против Израиля, что будет означать начало мировой ядерной катастрофы. По мнению профессора С. Дружиловского, "сегодняшний антагонизм между Ираном и Израилем может показаться странным, учитывая, что в отличие от арабов персы никогда не воевали с евреями, более того, исторически они считались дружественными народами" [38]. Однако, начатая еще в 90-е годы активная антиизраильская политика в Иране, а затем активно продолженная М. Ахмадинежадом, принесла свои плоды.

Так, еще в 2010 году глава правителства Израиля Биньямин Нетаньяху призвал мировое сообщество к решительным мерам в отношении Ирана, чтобы остановить развитие ядерной программы. "Сейчас от мирового сообщества требуются решительные действия. Это означает не умеренные санкции, а санкции калечащие, и применять их надо прямо сейчас" [39].

Спустя всего несколько лет ситуация кардинально поменялась, и теперь Израиль уже не возлагает большие надежды на дипломатический исход решения проблемы. Более семи лет международных экономических санкций против Ирана не дали ощутимых результатов. Под руководством Барака Обамы, были задействованы одни из самых жестких санкций, существующих на сегодняшний день. Они, определенно, принесли некоторые плоды. Иранская экономика сильно пострадала из-за ограничения экспорта нефти. Тем не менее, даже такие меры не смогли приостановить развитие ядерной программы Ирана. По данным МАГАТЭ, за 2011 год Тегеран увеличил количество центрифуг на ядерном объекте в Куме в два раза [40]. "Дипломатия не сработала. Иран игнорирует все эти предложения, пытается все затянуть. Он использует переговоры, в том числе последний раунд, чтобы выиграть время и продвинуться вперед со своей ядерной программой", - сказал премьер-министр Израиля Нетаньяху [41].

На нынешнем этапе к иранской ядерной программе привлечено повышенное внимание со стороны мирового сообщества. Если учитывать уже проведенные военные операции в таких странах, как Ирак, Афганистан, Ливия, поддержка со стороны США и их союзников вооруженных повстанцев в Сирии, то военное вмешательство для остановки разработок Ираном ядерного оружия становится все более реальным. Что, в свою очередь, будет иметь негативные последствия не только для Ближнего Востока, но и близлежащих регионов [42].

По этому поводу в правительстве Израиля считают, что международное сообщество в лице Объединенных Наций и в одностороннем порядке должно ужесточить санкции против Исламской Республики и в очередной раз предупредить, что дальнейшее проведение работ по обогащению урана спровоцирует дополнительные санкции, но уже военные [35]. Сам же Израиль уже давно предупреждает Иран о возможности нанесения удара по ядерным объектам Ирана, чтобы помешать обретению этой страной атомной бомбы. Аргументация сводится к тому, что ядерное оружие в руках исламистов Ирана - это прямая угроза существованию еврейского государства. Ведь, по мнению израильских политиков, нет существенной разницы, кто получит в руки ядерную бомбу, Аль-Каеда или Иран, оба актора горят ненавистью и ими движет страсть к насилию. При этом приводятся слова иранского аятоллы Рафсанджани, которого относят к умеренным политикам, "Даже одна атомная бомба, взорванная в Израиле, уничтожит все, а исламскому миру она лишь нанесет ущерб. Размышлять о такой возможности - вполне рационально" [40].

Единственным мирным способом помешать Ирану изобрести ядерную бомбу израильская сторона видит в установке для иранского правительства четкой красной линии в отношении ядерной программы. При этом отмечается, что такая мера отнюдь не ведет к войне, напротив, предотвращает ее [22].

Красная линия Североатлантического альянса способствовала сохранению мира в Европе на протяжении многих лет, так как в хартии НАТО было четко обозначено, что нападение на одного члена блока будет расценено как агрессия против всех союзников. Еще одним позитивным прецедентом является позиция американского президента Кеннеди в ходе ракетного кризиса на Кубе. Напротив, нежелание установить красную линию может привести к агрессии и войне. Так было с нацистской Германией в тридцатые годы прошлого века, для которой западные державы не установили четкие границы возможных действий, что и привело впоследствии к мировой войне. В отношении ядерной программы Ирана красную линию предполагается установить на разных этапах, но, прежде всего, на самом критическом ее месте - обогащении урана. Потому как именно обогащенный уран является главным компонентом для создания ядерного оружия. Соответственно, если помешать Ирану наработать достаточное для создания атомной бомбы количество урана, тогда можно предотвратить и создание ядерного оружия. По оценкам экспертов, Ирану потребуется множество лет для обогащения урана в достаточном объеме. Для этого необходимы огромные промышленные комплексы и слаженная работа тысяч центрифуг. Такие объекты весьма заметны, и поэтому могут быть обнаружены. Если же говорить о ядерном детонаторе, то его производство не требует больших промышленных масштабов. Такой объект практически невозможно вычислить, особенно в такой стране, как Иран, который по площади территории сравним с половиной Европы. Поэтому на данном этапе мировое сообщество еще в состоянии контролировать разработки Ирана и его прогресс в ядерной программе, но это время может уйти. Вопрос не в том, когда Иран будет в состоянии собрать свою собственную ядерную бомбу, а в том, на каком этапе ему еще можно поставить мощный заслон. Красная линия должна будет поставить крест на обогащение урана, потому как обогатительные предприятия - это единственные объекты ядерной промышленности, которые могут быть обнаружены и атакованы, при этом велика вероятность успеха операции. Но это в худшем случае. А вообще в Израиле надеются, что после установки красной линии иранская сторона уступит. Это даст дополнительное время экономическим санкциям, оказывающим пагубное влияние на экономику, и дипломатическим усилиям. В итоге, предполагается, что Иран вовсе свернет свою ядерную программу. Это будет означать полную победу во имя мира [22].

Ирано-израильские отношения характеризуются как самые напряженные на Ближнем Востоке. Израиль считает необходимым консолидированное воздействие на Тегеран всего мирового сообщество. Прежде всего, речь идет о поистине жестких экономических санкциях, которые заставят Иран отступить. Также Израиль предлагает установить для Тегерана четкую красную линию, пересечение которой будет означать конкретные меры против него. Однако, в Израиле не исключают применения военных действий, так как на протяжении многих лет политико-дипломатические меры не давали каких-либо значительных позитивных результатов.

3.4 Перспективы урегулирования ядерного проблемы в иранском национальном дискурсе


На современном этапе иранский ядерный вопрос в различных странах мира освещается с совершенно полярных точек зрения. Последние сообщения в средствах массовой информации были вызваны достаточно сильными землетрясениями на юге Ирана. Сразу же после фиксации подземных толчков определенные лица на Западе принялись сгущать краски, ссылаясь на небезопасность Бушерской АЭС. Немалый резонанс, особенно в западном обществе, вызвал визит президента Ирана Махмуда Ахмадинежада в три африканские государства: Гану, Нигер и Бенин. Не для кого ни секрет, что в Нигере сосредоточены богатые залежи урана. На Западе сразу же сформировалось однозначное мнение, что цель поездки Ахмадинежада - это поиск очередного варианта для закупки более качественного урана для иранских ядерных реакторов. В этой связи, иранское руководство уверено, что любой шаг в настоящее время, независимо от истинных мотивов, будет интерпретироваться, как очередной хитрый ход Ирана для форсированного развития ядерного цикла с конечной целью изготовления ядерной бомбы. По мнению иранской стороны, этот вопрос слишком политизируется в западных странах. Более того, такое пристальное внимание, даже контроль за Исламской Республикой, не способствует потеплению отношений с мировым сообществом. Полное недоверие, поиск малейших оснований для незаконных обвинений - все это рождает соответствующую ответную реакцию со стороны Ирана. Запад всеми силами пытается создать препятствие иранской науке, замедляя прогресс в ядерной области и искусственно увеличивая расходы на ее развитие [43].

Иран видит решение создавшегося кризиса в переговорах и увеличении мер доверия между заинтересованными государствами. Заместитель секретаря Совета национальной безопасности Ирана по внешней политике Али Бакери подчеркнул в своем выступлении, что диалог в рамках шестерки представляет собой не самоцель, а способ реализации интересов Ирана. Однако, по его мнению, не все страны смотрят на этот вопрос с такой же позиции. Об этом свидетельствуют принятые против Исламской республики резолюции СовБеза ООН, содержащие экономические санкции. Это подтверждает, что страны Запада выступают скорее за конфронтацию, нежели взаимодействие [44]. Еще одним доказательством утверждения Али Бакери является противоречащая сама себе политика Соединенных Штатов. Так, по словам министра обороны США Чака Хейгла, иранская ядерная деятельность видится Ирана "проблемой, требующей политического решения, а не военного". В этом же время, несмотря на приверженность американской политической элиты мирным альтернативам, в Сенате были приняты проекты, ужесточающие санкции против Ирана. Что, по убеждению сенаторов США, заставит Тегеран согласиться на очередной раунд переговоров [44].

Очевидно, что после таких акций, иранская сторона не преисполнена оптимизма по поводу дальнейших переговоров. Двойные стандарты, порожденные невыполнением странами шестерки договоренностей и обязательств, достигнутыми на более ранних этапах, ставят иранское руководство в тупик. Взаимное непонимание и недоверие естественным образом сказывается на результативности переговоров. "Ядерный диалог" приобрел весьма сложную форму, сопровождаясь перманентными взлетами и падениями в результате очередных раундов встреч шестерки. По мнению Секретаря Высшего совета национальной безопасности Исламской республики Иран Саида Джалили, несмотря на тот факт, что предложения международных посредников в ходе переговоров в Алматы стали более реалистичными, и по некоторым аспектам намечается сближение позиций, между сторонами "сохраняется огромная пропасть для достижения соответствующего результата" [45].

Причину, по которой многочисленные переговоры по ядерной программе Ирана проходят безрезультатно, в Тегеране видят в позиции США. Когда на обсуждениях шестерки договоренность кажется близка, несмотря на все предоставленные данные по обогащению урана до 20%, представители Соединенных Штатов и некоторых западных стран за счет придирок меняют ход переговоров [46].

Как бы там ни было, Иран не намерен полностью сворачивать свою ядерную программу, которая, по словам Саида Джалили, является "общенациональным вопросом надфракционного характера" [47]. Иными словами, независимо от итогов президентских выборов, в вопросе развития мирного атома, в Иране будет полная преемственность намеченного курса.

На возможный военный сценарий разрешения накопившихся противоречий между Ираном и Израилем, Тегеран реагирует в агрессивной форме. По словам иранского посла в Париже, на малейшую военную акцию со стороны сионистского режима, обязательно последует реакция Исламской Республики. Причем, последствия обещают быть непредсказуемыми и катастрофическими [26]. А генерал Ахмад Вахиди заявил, что ошибка сионистского режима в военной операции против Ирана станет последней его ошибкой, потому что Иран даст жесткий ответ на любой акт агрессии [48].

Подводя итог, иранская сторона не считает свою деятельность по развитию ядерной программы противоречащей международным договорам и обязательствам. Иран дипломатическими усилиями старается избегать военного сценария для разрешения накопившихся противоречий, отдавая предпочтение переговорам и дипломатическим маневрам. В Тегеране видят решение создавшегося кризиса в конструктивном сотрудничестве и увеличении мер доверия между заинтересованными государствами. Однако, руководство Исламской Республики не скрывает своего боевого настроя, если против страны будет применено оружие. Иран намерен дать отпор в случае любой агрессии против него.

Проанализировав дискурсы четырех стран относительно перспектив урегулирования иранской ядерной проблемы, можно сделать вывод, что во всех четырех преобладают мнения о мирном разрешении кризиса. Российская сторона выдвигает идею о создании международного консорциума, который будет осуществлять контроль над деятельностью Ирана в ядерной области. Иран, хотя и разочаровавшийся в многочисленных переговорах, делает акцент именно на этом моменте. Израильская сторона видит мирную перспективу в установке для Тегерана четкой красной линии в его ядерных разработках. Осознавая негативные последствия пересечения этой линии, предполагается, что Иран отступит от своих устремлений по созданию ядерного оружия. Соединенные Штаты стремятся воздействовать на Иран мирными, но жесткими мерами. Прежде всего, речь идет об экономических санкциях, которые поставят Исламскую Республику в такое положение, что целесообразным будет отказаться от развития ядерной программы. Военные сценарии как таковые не рассматриваются в российском дискурсе, что нельзя сказать о американском и израильском, где мнения о силовых мерах активно обсуждаются на всех уровнях. Иран, в целом, оставаясь приверженцем мирного урегулирования, готов ответить всей мощью своего военного потенциала, если против республики будет использована сила.

Заключение


В исследовании были рассмотрены национальные дискурсы России, США, Израиля и Ирана по вопросу ядерной проблемы Ирана. На основе сложившихся в дискурсе устоявшихся мнений и идей, которые влияют на общественное мнение и процесс принятия решений, была дана оценка мирного урегулирования проблемы вокруг иранской ядерной программы.

Развитие ядерной энергетики в Иране продиктовано экономической целесообразностью и выгодой. В этом смысле ядерная программа не только способствует энергетической независимости и безопасности республики, но и является толчком к развитию и совершенствованию новых технологий. Однако такие устремления Ирана вызывают негативную реакцию, в первую очередь со стороны Соединенных Штатов и Израиля. По их мнению, ядерная программа Ирана служит для создания ядерного оружия, которое может быть использовано против них. Обратившись к истокам иранской ядерной программы, получается, что изначально она развивалась при поддержке США. А разногласия по этому вопросу появились только после освобождения Ирана от американского контроля в результате исламской революции. Иран стал неудобен для Вашингтона, поэтому началась мощная кампания по демонизации иранского правительства и политики в целом. Активные действия Соединенных Штатов привели в итоге к принятию экономических санкций против Ирана, которые пагубно сказываются на его экономику. Напрашивается вывод о том, что США намеренно пытаются загнать Иран в жесткие изоляционистские рамки для того, чтобы заставить республику играть по своим правилам.

Наиболее противоречивое отношение к иранской ядерной программе сложилось именно в российском национальном дискурсе. Это прослеживается по неоднозначным оценкам происходящего и диаметрально противоположным прогнозам. С одной стороны, Россия не заинтересована в образовании еще одной ракетно-ядерной державы вблизи своих южных границ, которая впоследствии может стать очагом нестабильности, а также надломе международно-правового режима ДНЯО. С другой стороны, Россия не без симпатии наблюдают за реализацией Ираном своего законного права на развитие ядерных технологий в мирных целях. Несмотря на повышенное внимание к ядерной программе Ирана со стороны Запада, российские эксперты склонны полагать, что Иран еще не достиг того уровня, когда возможно производство ядерного оружия. Одной из главных особенностей российского дискурса можно считать рассмотрение конфликта вокруг иранской ядерной программы в основном в плоскости интересов Израиля и США. Упускается из виду суннитско-шиитское противостояние в регионе. Это крайнее упрощение ситуации не дает полной картины, и соответственно, не делает возможным полноценный анализ. Как бы не было приятно играть на противоречиях Тегерана и Вашингтона, в Кремле понимают, что необходимо как можно скорее решать проблему иранского ядерного досье, пока оно не достигло критической отметки.

В целом, российская сторона не рассматривает военное решение проблемы. Более того, всячески отговаривает своих западных партнеров от военного вмешательства, чтобы оказать влияние на Иран. Россия занята поиском конструктивных предложений, которые бы удовлетворяли все стороны и не ущемляли ничьих интересов. Одним из рассматриваемых в российском дискурсе вариантов является некий международный консорциум, под чьим контролем была бы вся ядерная деятельность страны. Такой консорциум, наделенные большими полномочиями, которому бы делегировалась часть национального суверенитета, вплоть до полного контроля ядерной программы и всех научно-исследовательских и конструкторских работ, связанных с атомной промышленностью, вел бы работы по ядерной энергетике и руководил исследованиями Исламской Республики. Иран, в свою очередь, за уступку части своего суверенитета получал как бы взамен инвестирование и новейшие технологии в развивающиеся, неядерные сферы экономики. Это бы защищало Тегеран от многочисленных претензий, санкций Совета Безопасности и, что самое главное, от давления и возможного силового вмешательства, в первую очередь Соединенных Штатов.

В американском национальном дискурсе сложилось однозначное мнение по поводу направления развития ядерной программы Ирана. Иными словами, никто в США не сомневается, что конечной целью иранских разработок является создание ядерного оружия. Иначе, зачем Иран попутно развивает и ракетную программу с перспективой создания межконтинентального баллистического носителя, вдобавок упорно увеличивает количество центрифуг и степень обогащения урана. Расхождения касаются прогнозов создания оружия и действий, относительно урегулирования международного кризиса в связи с этим. Отличительной особенностью американского дискурса является также более широкий взгляд на проблему. Американские эксперты и политики рассматривают ее в контексте безопасности всего региона, не в последнюю очередь и потому, что данный регион представляет стратегический интерес для Соединенных Штатов. По их мнению, атака Ирана может понести за собой катастрофические последствия для Ближнего Востока и государств Персидского залива. При таком варианте Иран будет крайне заинтересован в возобновлении ядерной программы, вдобавок вероятным ответом станет разрушение мировых путей транспортировки нефти в Персидском заливе и вспышкой террористической активности в регионе.

Военные методы урегулирования угрозы, связанной с иранской ядерной программой, возможны с теоретической точки зрения. Не исключено, что Соединенные Штаты и Израиль будут действовать сообща. По этому поводу существуют два основных прогнозируемых сценария. Первый - это использование точечных ударов авиации по конкретным объектам ядерной промышленности с целью изменения Ираном своей внешней политики. Но для этого необходимы точные разведданные спецслужб, что требует времени и тщательной выверенности. Второй сценарий подразумевает военное вторжение и оккупацию Ирана. В результате смены режима, Иран превратится в государство-сателлит Соединенных Штатов, которое потеряет волю к проведению самостоятельного внешнеполитического курса. Сложность этого варианта заключается в том, что для успешной операции потребуются массовая мобилизация войск и большие финансовые ресурсы. Ведь территория Ирана представляет собой сложный географический рельеф, представленный скалами, что осложняет проведение военных операций. К тому же иранское общество глубоко идеологизировано и воспринимает США и Израиль, как главных врагов и источник всех проблем, что будет означать яростное сопротивление оккупантам. Велика вероятность погрязнуть в этой войне, истощая ресурсы своей страны. Поэтому на данном этапе Соединенными Штатами преследуются попытки разрешить иранский кризис жестким, но мирным путем.

Иранская ядерная угроза в израильском национальном дискурсе рассматривается как приоритетный фактор в области обеспечения безопасности страны. Это тема берет верх даже на фоне неурегулированности палестино-израильского конфликта. Иранская политика рассматривается как серьезный вызов по ряду причин. В первую очередь это, конечно же, сама ядерная программа, которая, по мнению израильских экспертов и политиков, не имеет ничего общего с мирными разработками во благо энергетики и медицины. По большому счету, если Иран обзаведется ядерной бомбой, то это чревато распространением ядерного оружия по всему региону, что в принципе не будет устраивать все мировое сообщество. Однако в Израиле этот прогноз воспринимается наиболее болезненно. Израиль совершенно не намерен утрачивать ядерную монополию на Ближнем Востоке и ясно демонстрирует намерение пресекать любое нарушение статус-кво в этом вопросе. Отличительной особенностью израильского национального дискурса можно считать высокий накал эмоций. Несмотря на обоснованные опасения по поводу увеличения активности Ирана в регионе и стремления к производству ядерного оружия, продиктованные прагматическими соображениями, в Израиле прослеживается болезненное реагирование на заявление Ирана. Это связано с тем, что иранские представители намеренно задевают наиболее неприятные темы для евреев в своей риторике. Прежде всего, подразумевается отрицание Холокоста и его масштабов. Поэтому в каждом без исключения выступлении руководство Израиля в очередной раз обвиняет Тегеран и призывает пресечь его ядерную программу. Израиль требует от своих партнеров надавить на Иран, аргументируя тем, что тот представляет угрозу не только еврейскому государству, но и всем странам мира.

Единственным мирным способом помешать Ирану изобрести ядерную бомбу израильская сторона видит в установке для иранского правительства четкой красной линию в отношении ядерной программы. Ее предполагается установить на разных этапах, но, прежде всего, на самом критическом ее месте - обогащении урана. Потому как именно обогащенный уран является главным компонентом для создания ядерного оружия. Соответственно, если помешать Ирану наработать достаточное для создания атомной бомбы количество урана, тогда можно предотвратить и создание ядерного оружия. В правительстве Израиля считают, что международное сообщество в лице Объединенных Наций и в одностороннем порядке должно ужесточить санкции против Исламской Республики. Сам же Израиль уже давно предупреждает Иран о возможности нанесения удара по ядерным объектам Ирана, чтобы помешать обретению этой страной атомной бомбы. Аргументация сводится к тому, что ядерное оружие в руках исламистов Ирана - это прямая угроза существованию еврейского государства.

В иранском национальном дискурсе ядерная программа рассматривается как нечто естественное. Высокопоставленные лица в Иране, ссылаясь на суверенитет и самодостаточность сильного государства, заявляют о необходимости обогащения урана и производства ядерного топлива для атомных электростанций в гражданских целях. Подчеркивается, что ядерная программа является всецело миролюбивой и развивается без малейшего отклонения в сторону военных целей. И поэтому Иран не намерен останавливаться в реализации своего законного права. Отличительной особенностью иранского национального дискурса является явный акцент на религиозно-идеологические аспекты. Аргументация строится на высоких моральных принципах, бинарной системе добро-зло, не всегда применимых в отношении политики.

Иран видит решение создавшегося кризиса в переговорах и увеличении мер доверия между заинтересованными государствами. Иран, видимо, будет избегать военного сценария для разрешения накопившихся противоречий, отдавая предпочтение переговорам и дипломатическим маневрам. Однако, руководство Исламской Республики не скрывает своего боевого настроя, если против страны будет применено оружие.

Проанализировав дискурсы четырех стран относительно перспектив урегулирования иранской ядерной проблемы, можно сделать вывод, что во всех четырех преобладают мнения о мирном разрешении кризиса. Российская сторона выдвигает идею о создании международного консорциума, который будет осуществлять контроль над деятельностью Ирана в ядерной области. Иран, хотя и разочаровавшийся в многочисленных переговорах, делает акцент именно на этом моменте. Израильская сторона видит мирную перспективу в установке для Тегерана четкой красной линии в его ядерных разработках. Осознавая негативные последствия пересечения этой линии, предполагается, что Иран отступит от своих устремлений по созданию ядерного оружия. Соединенные Штаты стремятся воздействовать на Иран мирными, но жесткими мерами. Прежде всего, речь идет об экономических санкциях, которые поставят Исламскую Республику в такое положение, что целесообразным будет отказаться от развития ядерной программы. Военный сценарий не исключается ни в одном из государств, однако война не входит в ближайшие политические курсы США, Израиля, Ирана и России.

Список источников


1. Искендеров П. ООН и современная система международной безопасности // Перспективы // http://www.perspektivy. info/oykumena/vector/oon_i_sovremennaja_sistema_mezhdunarodnoj_bezopasnosti_2011-10-15. htm (был доступен 23 мая 2013 г.)

2. Waltz K. The Spread of Nuclear Weapons: More May Better // Adelphi Papers. N 171. London: International Institute for Strategic Studies, 1981.

. Дискурс-анализ // "ПСИ-ФАКТОР" // http://psyfactor.org/personal/personal5-08. htm <http://psyfactor.org/personal/personal5-08.htm> (был доступен 23 мая 2013 г.)

4. Сергеев В, Алексеенкова Е., Коктыш К., Петров К., Чимирис Е., Орлова А. БРИК - политическая реальность посткризисного мира? Новые возможности для России // Аналитические доклады. - 2010. - № 1 (24). С.5.

. Преимущества атомной энергетики // Атомстройэкспорт // http://www.ase. atomstroyexport.ru/nuclear_market/advantage/ <http://www.ase.atomstroyexport.ru/nuclear_market/advantage/> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Оценка поражающего действия ядерного взрыва // Авиабаза KRoN // <http://www.airbase.ru/military/omp/rhbz/chapter_3/> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Ядерная программа Ирана // Смотрим глубже memoid // http://www.memoid.ru/node/Yadernaya_programma_Irana (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Барышев А. Большевизм и современный мир // Идеология и политика // http://www.barichev.ru/book/islam. htm (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Евсеев В. О безопасности Бушерской АЭС // Институт Ближнего Востока // http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/20-04-11a. htm <http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/20-04-11a.htm> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Резолюция 1737 (2006), принятая Советом Безопасности на его 5612-м заседании 23 декабря 2006 года // Организация Объединенных Наций // http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2006/res1737. htm <http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2006/res1737.htm> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Резолюция 1747 (2007), принятая Советом Безопасности на его 5647-м заседании 24 марта 2007 года // Организация Объединенных Наций // http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2007/res1747. htm <http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2007/res1747.htm> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Резолюция 1835 (2008), принятая Советом Безопасности на его 5984-м заседании 27 сентября 2008 года // Организация Объединенных Наций // http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2008/res1835. htm <http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2008/res1835.htm> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Заседание Совбеза ООН. Принята резолюция по Ирану // Rutube // http://rutube.ru/tracks/1053657.html? v=0f17a9676fbc8169a172ca2e186ac3bd <http://rutube.ru/tracks/1053657.html?v=0f17a9676fbc8169a172ca2e186ac3bd> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Мизин В. ИРАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА: ВОЗМОЖНЫ ВАРИАНТЫ? // Аналитические записки Института международных исследований МГИМО // http://www.vestnik. mgimo.ru/fileserver/10/vestnik_10-01_mizin. pdf <http://www.vestnik.mgimo.ru/fileserver/10/vestnik_10-01_mizin.pdf> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Милов В. Война с Ираном и нефть: цены подскочат, но не стоит этому радоваться // Forbes // <http://www.forbes.ru/sobytiya-column/rynki/79401-voina-s-iranom-i-neft-tseny-podskochat-no-ne-stoit-etomu-radovatsya> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Эркимбаев Д. Американо-иранские отношения сегодня // Время Востока // http://www.easttime.ru/analitic/2/6/393.html (был доступен 23 мая 2013 г.)

17. Military action won't stop Iran nuclear program: US // Alternet // <http://www.alternet.org/rss/breaking_news/336329/military_action_won't_stop_iran_nuclear_program%3A_us> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Jackson D. Obama to Iran: Answer questions on nuclear program // USA today //

<http://www.usatoday.com/story/news/politics/2013/03/18/obama-iran-israel-nowruz/1997519/> (был доступен 23 мая 2013 г.)

19. Carter C. Obama: Iran more than a year away from developing nuclear weapon // CNN // <http://www.cnn.com/2013/03/14/world/meast/israel-obama-iran> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. McDonald G. Clinton: Iran's Nuclear Push 'Unacceptable' // Newsmax // <http://www.newsmax.com/Newsfront/clinton-iran-military-action/2013/01/30/id/488066> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Glaser J. Robert Gates: War on Iran Would Be Catastrophic, Make Tehran Nukes Inevitable <file:///C:\Windows\temp\bat\Robert%20Gates:%20War%20on%20Iran%20Would%20Be%20'Catastrophic,'%20Make%20Tehran%20Nukes%20'Inevitable%20'> // Antiwar.com // http://news. antiwar.com/2012/10/04/robert-gates-war-on-iran-would-be-catastrophic-and-make-a-nuclear-iran-inevitable/ <http://news.antiwar.com/2012/10/04/robert-gates-war-on-iran-would-be-catastrophic-and-make-a-nuclear-iran-inevitable/> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Речь главы правительства Израиля на Генеральной Ассамблее ООН // Министерство Иностранных дел Израиля // http://mfa.gov. il/MFARUS/EnemiesPeace/IranianThreat/Pages/PM_Netanyahu_UN_speech_27-9-12. aspx <http://mfa.gov.il/MFARUS/EnemiesPeace/IranianThreat/Pages/PM_Netanyahu_UN_speech_27-9-12.aspx> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Benari E. Yaalon: Iran's Involved in All the Conflicts // Arutz Sheva // http://www.israelnationalnews.com/News/News. aspx/167462#. UYficrWePcg <http://www.israelnationalnews.com/News/News.aspx/167462> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Звягельская И., Морозов В. Израиль - Иран: балансирование на грани? // Аналитические записки Института международных исследований МГИМО // http://www.vestnik. mgimo.ru/fileserver/14/23_zvyagelskaya-morozov. pdf <http://www.vestnik.mgimo.ru/fileserver/14/23_zvyagelskaya-morozov.pdf> (был доступен 23 мая 2013 г.)

25. Lis J.netanyahu: Iran hasn't crossed nuclear 'red line', but is approaching it systematically // Haaretz // <http://www.haaretz.com/news/diplomacy-defense/netanyahu-iran-hasn-t-crossed-nuclear-red-line-but-is-approaching-it-systematically-1.518213> (был доступен 23 мая 2013 г.)

26. Иран привержен независимости и самодостаточности в области ядерной энергии // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/news/mirni-atom/item/173875 <http://russian.irib.ir/news/mirni-atom/item/173875> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Вызовы перед ДНЯО с точки зрения Ирана // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/analitika/commentarii/item/174697 <http://russian.irib.ir/analitika/commentarii/item/174697> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Ахмади-нежад: "На пути превращения Ирана в ядерную державу остановки не будет" // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/news/iran1/item/173553-q-q <http://russian.irib.ir/news/iran1/item/173553-q-q> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Пресс-конференция министра экономики и финансов ИРИ с журналистами американских СМИ // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/news/iran1/item/174660 <http://russian.irib.ir/news/iran1/item/174660> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Ахмадинеджад-его собственнными словами // Министерство Иностранных дел Израиля // http://mfa.gov. il/MFARUS/EnemiesPeace/IranianThreat/Pages/Iran_threatens_Israel_denies_Holocaust. aspx <http://mfa.gov.il/MFARUS/EnemiesPeace/IranianThreat/Pages/Iran_threatens_Israel_denies_Holocaust.aspx> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Ядерная программа Ирана // РИА Новости // http://m. ria.ru/spravka/20130212/922497891.html <http://m.ria.ru/spravka/20130212/922497891.html> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Из ответов Президента России В.В. Путина на вопросы журналистов в ходе "большой пресс-конференции" для российских и иностранных СМИ // G8 Summit 2006 // <http://g8russia.ru/news/20060131/1142061.html> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Мизин В. Возможное решение иранской ядерной проблемы // РАУ // http://www.rau. su/observer/N8_2009/094_101. pdf <http://www.rau.su/observer/N8_2009/094_101.pdf> (был доступен 23 мая 2013 г.)

34. US accuses Iran of 'deception and delay' with nuclear program // Fox News // <http://www.foxnews.com/world/2013/03/06/us-accuses-iran-deception-and-delay-with-nuclear-program/> (был доступен 23 мая 2013 г.)

35. Липин М. "Шестерка" и Иран: итоги и перспективы переговоров в Казахстане // Голос Америки // <http://www.golos-ameriki.ru/content/iran-nuclear/1612445.html> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Президент США продлил на год срок действия санкций против Ирана // РБК весь мир // http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130313023117. shtml <http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130313023117.shtml> (был доступен 23 мая 2013 г.)

37. Landler M. Biden: No bluff, U. S. would use force in Iran // The Columbus Dispatch // <http://www.dispatch.com/content/stories/national_world/2013/03/05/biden-no-bluff-u-s--would-use-force-in-iran.html> (был доступен 23 мая 2013 г.)

38. Дружиловский C. Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы // Институт Ближнего Востока // http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a. htm <http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a.htm> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Премьер Ирана призвал к калечащим санкциям против Ирана // Weekend Риановости // <http://www.rian.ru/world/20100210/208478303.html> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Полный текст выступления Биньямина Нетаниягу с трибуны ООН // IL Territory // http://ilterritory.com/? p=4358 <http://ilterritory.com/?p=4358> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Бьюэл М. Байден: США не блефуют в отношении Ирана // Голос Америки // <http://www.golos-ameriki.ru/content/us-aipac/1615335.html> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Забалуев Ю. Состояние ядерной программы Ирана // Институт стратегической стабильности // http://www.iss-atom.ru/articl_iss/zabaluev_12_01. pdf <http://www.iss-atom.ru/articl_iss/zabaluev_12_01.pdf> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Ядерные технологии: лишние затраты или возможность прогресса // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/analitika/commentarii/item/174153 <http://russian.irib.ir/analitika/commentarii/item/174153> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Взлеты и падения на ядерных переговорах // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/analitika/commentarii/item/175924 <http://russian.irib.ir/analitika/commentarii/item/175924-%D0%B2%D0%B7%D0%BB%D0%B5%D1%82%D1%8B-%D0%B8-%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B0-%D1%8F%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%85> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Иран отмечает сближение позиций "шестерки" и Тегерана на переговорах // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/news/mirni-atom/item/173196 <http://russian.irib.ir/news/mirni-atom/item/173196-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%BE%D1%82%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%81%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B9-%D1%88%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B8-%D0%B8-%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%85> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Готовность Ирана к проведению третьей встрече в Алма-Ате // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/analitika/commentarii/item/174893 <http://russian.irib.ir/analitika/commentarii/item/174893> (был доступен 23 мая 2013 г.)

. Джалили: "Ядерный вопрос - это общенациональный вопрос в Иране" // IRIB World Service // http://russian. irib. ir/news/mirni-atom/item/176223-q-q <http://russian.irib.ir/news/mirni-atom/item/176223-q-q> (был доступен 23 мая 2013 г.)

48. Israels mistake in attacking Iran will be its last one: Defense Minister // Landiran // <http://www.landiran.com/news/israels-mistake-in-attacking-iran-will-be-its-last-one-defense-minister> (был доступен 23 мая 2013 г.)


Теги: Иранская ядерная программа. Перспективы урегулирования проблемы  Диплом  Мировая экономика, МЭО
Просмотров: 14009
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Иранская ядерная программа. Перспективы урегулирования проблемы
Назад