Современное состояние и пути решения Афганской проблемы

Оглавление


Введение

Глава 1. Место и роль Афганистана в истории ХХ века

.1 Особенности колониального прошлого Афганистана

.2 Политический раскол в Афганистане: от Апрельской революции до гражданской войны 1992 г.

.3 «Провалившаяся» государственность Афганистана после вторжения США

Глава 2. Социально - религиозные особенности Афганистана в ХХI веке

.1 Исламизм в Афганистане: наследие талибов или влияние извне

.2 Афганистан в системе глобального терроризма

.3 Проблема наркотрафика на Ближнем Востоке

Глава 3. Пути решения Афганской проблемы на современном этапе

.1 Военная политика США в Афганистане в настоящее время

.2 Мировое сообщество и Афганская проблема. Пути урегулирования афганского кризиса

Заключение

Источники и литература


Введение


Тема Афганистана не случайна. Более двадцати лет эта страна ведет войну. И все, что происходит на ее территории далеко не безразлично для всех стран мира. Нестабильная обстановка в этой стране приводит к тому, что страны вынуждены держать большие вооруженные силы на границе. За двадцать лет войны Афганистан стал большой плантацией для выращивания наркотического сырья, и основной поток идет в Россию.

Фактор Афганистана следует рассматривать с учетом серьезных изменений, происходящих в системе международных отношений. Закончился важный период, связанный с окончанием «холодной войны» и попыткой переустройства мира по новым правилам. Многие воспринимают его как консолидацию полярного мира, где США определяли правила игры на международной арене. Сегодня unipolar momentum завершился или завершается. Система международных отношений приобретает многополярный характер. США по-прежнему остается державой номер один по совокупной мощи, но и другие центры силы играют большую роль - Индия, Китай, ЕС. Активную роль в системе международных отношений начинает играть Россия, которая не намерена мириться со статусом побежденной державы в «холодной войне» и отстаивает свои интересы на международной арене. Формирование многополярного мира не панацея. Многополярный мир-система нестабильная, для нее характерны конфликты между державами. Афганистан нередко становился предметом конфликтов и рассматривался державами как поле для продвижения своих интересов. Важно выработать эффективные правила поведения, наладить работу между институтами, чтобы они обеспечивали мир и безопасность. Это сложная задача, учитывая, что новая многополярность - мультицивилизационная, а не западная, как раньше. Необходимо скорейшее адаптирование институтов к новой среде.

Если бы Афганистана не было, его надо было бы выдумать. Нет другого места, где совпадают национальные интересы многих держав мира. Они совпадают не в желании разделить Афганистан, а по той причине, что происходящее в Афганистане-проблема, имеющая значение для всей системы международных отношений. В Афганистане-база Талибана, с которым террористы установили связь. На территории Афганистана была штаб-квартира Аль-Каиды, которая угрожала не только афганскому народу, но и международной безопасности.

В Афганистане стоит и другой ключевой вопрос международных отношений-о возможности решения подобных конфликтов военными средствами. Как показывает афганский опыт, особенность современных конфликтов заключается в том, что разгром вооруженных сил противника и захват территории не означают достижения победы. Здесь же подтверждается тезис о том, что демократическое устройство и социально-экономическое развитие стран должно не заимствовать привнесенные извне модели, а основываться на собственных исторических, культурных, религиозных традициях и ценностных предпочтениях населения. К урокам Афганистана можно отнести и негативные последствия участия страны в наркобизнесе. На сегодняшний день Афганистан-основной производитель опия в мире. С одной стороны, относительно надежные доходы от продажи наркотиков создают иллюзию решения экономических проблем, а с другой, весь комплекс проблем, связанных с наркоторговлей, лишь усугубляет кризисную ситуацию в стране.

Актуальность темы подчеркивается тем, что политического вакуума, как показывает история, не бывает. Афганистан-проблема, имеющая значение для всего мира. Успех или неудача будут иметь последствия для всей системы международных отношений.

Конфликт в Афганистане в течение уже десяти лет не находит своего разрешения, несмотря на активное участие в его урегулировании международного сообщества. Представляется актуальным проанализировать преимущественно международные аспекты его урегулирования.

В конфликте в Афганистане прямо, или косвенно участвуют многие государства, объединившиеся в антитеррористическую коалицию, а также международные структуры противоборствующие с местными афганскими радикальными исламистами, сторонниками сетевой системы международного терроризма «Аль-Кайды» и «Талибан».

Противоборство ведется в широком спектре общественных отношений-политическом, военном, социально-экономическом, этно-религиозном, дипломатическом, культурном и т.д., оно затрагивает соседние страны, особенно Пакистан.

Постановка проблемы-Конфликт в Афганистане начала XXI века носит комплексный характер. Он происходит на различных уровнях общественных и межгосударственных отношений-национальном, региональном и глобальном, а также в широком спектре политической, экономической, этнорелигиозной культурной жизни афганского общества. Конфликтная ситуация в Афганистане заслуживает самостоятельного изучения на каждом из перечисленных уровней и сфер общественных отношений.

В дипломной работе акцент делается на выявлении взаимосвязи воздействия внешних глобальных факторов, прежде всего США и других членов НАТО на внутриполитические процессы в Афганистане в период проведения известной антитеррористической операции «Несокрушимая свобода» 2001-2010 гг.

За рассматриваемый период конфликтная ситуация в Афганистане претерпела серьезную эволюцию: от преимущественно военно-силовой операции к политико-дипломатическому процессу международного и внутриполитического урегулирования, предусматривающего вывод иностранных войск из страны к 2014 году.

Цель дипломной работы заключается в выявлении основных тенденций развития конфликтной ситуации, изменений в расстановке внутриполитических сил, а также в стратегии антитеррористической коалиции, прежде всего НАТО по разрешению конфликта.

Не менее значимой задачей является анализ эволюции позиций и действий, соседних с Афганистаном государств, прежде всего, Пакистана, которые могут стать решающими после вывода к 2014 году из страны вооруженных сил антитеррористической коалиции.

Важно оценить международную значимость и эффективность проведения подобных операций для обеспечения мира и безопасности, для противодействия терроризму на глобальном и региональном уровне и в отдельных странах.

Для достижения поставленных в работе целей, необходимо было решить следующие задачи:

выявить генезис современного афганского конфликта;

показать причины и условия, породившие в Афганистане такие радикальные организации как «Талибан» и ее связи с «Аль-Кайдой»;

показать многоуровневую международную систему противоборства с терроризмом;

выявить успехи и неудачи миростроительства США и НАТО в Афганистане;

оценить эффективность мирных инициатив международного сообщества;

показать роль и значение России, стран Центральной Азии в афганской конфликтной ситуации.

Объектом исследования является конфликтная ситуация в Афганистане и усилия международного сообщества по ее разрешению и урегулированию.

Предметом исследования служит выявление взаимосвязи, воздействия внешних факторов, в частности, деятельности антитеррористической коалиции государств, прежде всего США-НАТО, международных структур ООН, стран-доноров, других организаций, а также соседних стран на процесс в разрешении афганского конфликта.

Хронологические рамки работы охватывают период от Апрельской революции в Афганистане 1973 года до периода 2013 года. Именно в эти периоды более точно прослеживаются причины и предпосылки конфликта.

Анализ специальной литературы

При рассмотрении темы «Современное состояние и пути решения афганской проблемы» изучались самые разнообразные источники и мнения различных авторов.

Были изучены документы ООН, в частности резолюции СБ ООН, Генеральной ассамблеи ООН по афганской проблеме, а также других международных и региональных организаций.

Среди востоковедов, специалистов по Афганистану следует отметить труды Н.М. Гуревича, З.К. Набиева, В.И. Сажина, А.И. Тронова и М.Р. Аруновой и других авторов, в том числе публицистов А.Н. Серенко, Ю.В. Крупнова, активно рассматривающих события, связанные с афганским конфликтом.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили методы системного, структурно-функционального анализа, когда конфликтная ситуация в Афганистане рассматривается преимущественно во взаимодействии конфликтов на двух уровнях: глобальном (ООН, антитеррористическая коалиция НАТО) и национальном (талибы, правительство Х. Карзая, «Северный альянс»). Одновременно конфликт в Афганистане рассматривается в сферах функциональных: политических, социально-экономических, этно-религиозных, военно-стратегических отношений и взаимодействий его участников, внутренних и внешних.

Новизна исследования определяется как современным периодом рассмотрения конфликтной ситуации, так и поставленными в работе проблемами, в частности выявлением взаимосвязи и взаимодействия внешних, международных и внутренних факторов в разрешении афганской конфликтной ситуации.


Глава 1. Место и роль Афганистана в истории ХХ века


.1 Особенности колониального прошлого Афганистана


« В такой стране, как Афганистан, где понятие нациипоявилось совсем недавно, где государство считают чем-то внешним по отношению к обществу и где преданность людей направлена в первую очередь на свою общину, единственное, общее у всех афганцев-ислам.»

Географически Афганистан можно охарактеризовать как пустынную горную местность с отдельными плодородными долинами, бассейнами рек и оазисами. Он простирается на восток от огромного Иранского плоскогорья и включает в себя предгорье Гималаев, отделяющее Таджикистан от Пакистана и граничащее с западным Китаем. К северу от этого горного хребта, именуемого Гиндукуш, начинаются равнины, пересекающие афганскую границу по реке Амударья и тянущиеся на тысячи миль через Среднюю Азию и российские степи вплоть до Арктики. К югу от Гиндукуша-открытая и продуваемая ветрами пустыня, простирающаяся через Пакистан до Индийского океана. Согласно археологическим данным уже около 9-10 тысяч лет назад, у предгорий Гиндукуша выращивали пшеницу и ячмень, пасли овец и коз. Есть также сведения о культуре многочисленных кочевников, существовавшей на еще большей территории к западу и северу.

Экономика Афганистана почти исключительно основана на натуральном хозяйстве. Военный конфликт с Советским Союзом привел к запустению или разрушению многих ирригационных систем, без которых невозможно возделывание на основной территории страны пшеницы или ячменя. Оказываемая в последние годы помощь Афганистану во многом направлена на восстановление этих систем. После вывода советских войск люди возвращались в свои деревни. Процессу восстановления также способствовали средства и техническая помощь, предоставленные гуманитарными организациями. До сильной засухи, начавшейся в 2000 году, положение в сельском хозяйстве постепенно выправлялось, по крайне мере, на юге и западе страны. Между тем в некоторых северных районах ситуация постоянно ухудшалась. Долины рек в центральном и северо-восточном Афганистане едва могли прокормить людей, и там не раз случался голод, принимавший огромные масштабы.

Во время военного конфликта в Афганистане начался бурный рост крупных городских центров, поскольку часть населения решила перебраться в большие и малые города в надежде выжить. Субсидии, выделявшиеся Советским Союзом, позволяли городской экономике держаться на плаву до 1992 года, но происшедшие с тех пор события привели к неуклонному падению. Семьи начали постепенно распродавать накопленное за всю жизнь имущество, и многие столкнулись с нищетой. Городская экономика всегда во многом зависела от небольших мастерских и уличной торговли и сильно пострадала от нестабильности.

Народ Афганистана отличается этническим, религиозным и языковым многообразием. Юг страны населяет преобладающая этническая группа, пуштуны, в центральном Афганистане-хазареи. На пакистанской стороне границы, в северо-западной приграничной провинции живет не меньше пуштунов, чем на афганской стороне. У пуштунов свой язык пушту, существенно отличающийся от дари-диалекта языка фарси, на котором говорят в других районах страны.

На севере страны существуют три основные этнические группы, связанные с другими группами того же происхождения в Средней Азии. Так, небольшая группа туркмен в провинции Бадхыз связана с Туркменистаном, гораздо более крупная группа узбеков в северо-центральном регионе с центром в Мазар-и-Шарифе-с Узбекистаном, а таджики северо-восточного Афганистана-с Таджикистаном. Узбеки и туркмены относятся к тюркским народам, и в последнее время Турция проявляет к ним особый интерес в связи со своими пантюркистскими устремлениями в Средней Азии. Есть еще одна этническая группа, белуджи, она обитает в юго-восточном районе Афганистана и является частью более крупной группы в приграничных районах Пакистана и Ирана.

Ислам суннитского толка-преобладающая религия, но есть два важных шиитских меньшинства: хазареи центрального Афганистана, которым история отвела незначительную роль в политике и экономике, и исмаилиты северо-восточного Афганистана. Восемьдесят процентов населения составляют сунниты и двадцать процентов-шииты.

В культурном отношении страна весьма неоднородна. Ее населяют племена с чрезвычайно консервативным укладом, где четко определенны правила поведения, охватывающие отношения внутри семьи и за пределами племени. Консенсусная система принятия решений, характеная для Афганистана, особенно ярко представлена в пуштунских областях. Местные структуры, так называемые джирга, существующие в пуштунской зоне, играют основную роль в поддержании социальной структуры.

Шиитско-хазарейское население центрального Афганистана также можно охарактеризовать как консервативное, но здесь кодексы поведения менее строги, чем на юге у пуштунов. К тому же это сообщество является весьма иерархическим и индивидуалистическим. Нередко женщинам приходится самостоятельно воспитывать детей в системе, где преобладает скорее нуклеарная, нежели патриархальная семья.

Столица страны Кабул прошла многие стадии: увлекалась современными идеями, вернулась к ультратратрадиционализму, испытала влияние либерализма в 60-е годы, впитала внешние проявления социализма по-советски, видела, как ее волнами покидает либеральная интеллигенция, опасаясь чисток, и как пришли к власти сначала Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА) в 1978 году, потом правительство моджахедов в 1992-1996 годах и совсем недавно правительство талибов. В результате большого притока населения в города во времена советско-афганского конфликта столица сейчас по своему составу оказалась более сельским, чем городским образованием.

Нелегко определить, с каким регионом у Афганистана больше общего: со Средней Азией, Индийским субконтинентом или Ближним Востоком. Племенная культура пуштунов имеет много сходных черт с культурой Аравийского полуострова, но в то же время в ней присутствует система затворничества женщин, столь характерная для мусульманского общества Южной Азии. Картина становится еще более загадочной из-за влияния конфликта, последовавшего за вторжением советских войск, на различные культурные слои Афганистана. Конфликт затронул всех, но кто-то, безусловно, пострадал больше, а кто-то меньше. Свыше шести миллионов людей бежало от войны-в основном в Иран и Пакистан, но многие и в Европу, Северную Америку и Индию. Произошло значительное смещение пластов населения внутри страны, одни пережидали войну в горных пещерах, другие искали убежища в городах. В изгнании люди столкнулись с чуждыми для них культурами, но в то же время это усилило их защитную реакцию на внешнее влияние. Так, женщины, оказавшись в изгнании, стали более оседлые по сравнению с обычной ситуацией в Афганистане. Афганистан скорее следует считать страной, необыкновенно сложной, пребывающей в течение всей своей истории в состоянии постоянных перемен, нежели страной, попавшей в разрывы и искажения времени.

Исторически Афганистан неразрывно связан с Ираном и Средней Азией в силу своего расположения вдоль древнего торгового пути между Европой и Китаем, и судьбы Индийского субконтинента периодически смыкались с судьбами Афганистана. И все же он всегда держался несколько в стороне от своих соседей, население пряталось в отдаленных долинах, всячески отстаивая свою независимость, хотя в какой-то мере и зависело от торговли, которой занимался внешний мир. Географическое положение страны сделало ее идеальным центром для контрабанды, поскольку всегда эффективно патрулировать границы невозможно.

Первые упоминания о территории, которая сейчас известна как Афганистан, встречаются в зороастрийских манускриптах, написанных во времена правления Кира II(530 г. до н.э.), распространившего зороастризм по всей империи Ахеменидов. Дарий I (550-486 гг. до н.э.) расширил империю, которая в период расцвета простиралась от Северной Африки до реки Инд и включала всю прибрежную зону, находящуюся сейчас в Пакистане, до юга Афганистана. В Герате, Балхе, Газне (Газни) и вдоль реки Кабул от Кабула до Пешавара были созданы сатрапии, или провинции, находившиеся в вассальной зависимости от правителя Ахеменида. Известно, что Дарий I постоянно сталкивался с трудностями, пытаясь подчинить небольшие афганские племенные государства, и был вынужден держать крупные гарнизоны в этом регионе. Несмотря на это, бактриане из Балха сражались с армией Ахеменидов, когда в их империю вторгся Александр Македонский.

Александр вошел на территорию нынешнего Афганистана в 330 году до нашей эры после разрушения Персеполиса и убийства Дария III его тремя сатрапами. Он построил город около Герата и продолжал строить города по мере своего продвижения, невзирая на отчаянное сопротивление племенных вождей. В 323 году до нашей эры Александр скончался, а его империя распалась на части, которыми еще два века правили в той или иной форме его греческие колонисты.

В первом и втором веках нашей эры шло энергичное освоение знаменитого Шелкового пути между Римской империей и Китаем. Балх служил важным промежуточным пунктом, и был еще один путь через Бамиан, Баграм и Джелалабад в Индию. Китай экспортировал шелк-сырец, а Индия поставляла хлопчатобумажную ткань, пряности, слоновую кость и полудрагоценные камни. Средняя Азия, включая Афганистан, экспортировала рубины, лазурит, серебро и бирюзу. Необходимую стабильность обеспечивала Кушанская династия, правившая на землях от долины в низовьях Инда до иранской границы и от китайского Шанхая до Каспийского и Аральского морей. Но от этой стабильности ничего не осталось после того, как распадавшуюся на части Кушанскую империю захватила зороастрийская династия Сасанидов, правившая с 224 по 651 год. Под ее властью находились современные Ирак, Иран, Афганистан и южная часть Средней Азии.

К концу Х столетия в Афганистан вторглось тюркское войско с севера. Они основали династию Газневидов, которая правила с 997 по 1186 год, завоевав северо-западную Индию и Пенджаб и захватив одновременно большую часть Ирана, включая Исфахан. В этот период значительно возросли темпы обращения в ислам индусов северо-западной Индии. Столица империи Газни была культурным центром. Империя пришла в упадок после кончины ее главного создателя Ямина Махмуда в 1030 году.

Однако Чингисхан (1162-1227) разрушил не только зачатки той цивилизации, но и другие цивилизации, пройдя огнем и мечом по огромной территории от родной Монголии до Каспия на западе. И этот регион снова распался после учиненного им опустошения.

Единая власть была установлена лишь при Тимуре(1336-1405), правителе тюрко-монгольского происхождения, чья империя простиралась от Турции до Индии. Его преемники покровительствовали искусствам. До сих пор в Самарканде и Герате сохранились древние сооружения, включая Пятничную мечеть, мавзолей Гаухар Шад и минареты. Период Тимуридов, как называют правление Тимура и его преемников, длился до 1506 года.

После распада династии Тимуридов Афганистан поделили между собой империи Моголов и Сефевидов.

Империей Великих Моголов, Персией и западным Афганистаном с 1501 по 1732 год правила иранская династия Сефевидов. Две империи боролись за обладание Кандагаром, который переходил из рук в руки. К тому же им приходилось сражаться с узбеками с севера, которых из Герата вытеснили Сефевиды, а из Бадахшана моголы. В конце концов, в 1648 году моголы отказались от своих попыток удержать северный Афганистан.

В 1719 году новый афганский правитель Кандагара Мир Махмуд воспользовался слабостью империи Сефевидов и двинулся походом на персидские города Керман, Йезд и Исфахан, которые и завоевал к 1772 году.

После восстания сикхов в Пенджабе в 1767 году была окончательно потеряна власть на этой территории. На севере возникла угроза захвата завоеванных территорий со стороны Бухарского эмира, и эта опасность исчезла только тогда, когда обе стороны договорились считать Амударью границей, разделяющей их сферы влияния.

С 1784 года начала править династия Мангытов. Она правила до 1921 года.

После смерти Абдуррахмана в 1901 году, его преемником стал старший сын Хабибулла. Если Абдуррахман осуществлял довольно жесткий контроль за деятельностью религиозных вождей, то Хабибулла позволил им использовать свою власть на уровне государства и оказывать существенное влияние на политику. В то же время он допустил появление в стране зачатков реформ. Хабибулла был особенно известен тем, что ему удавалось держать на расстоянии и Англию и Россию и энергично отстаивать независимость и нейтралитет Афганистана даже во время Первой мировой войны. Его убили в 1919 году, и его место занял сын Аманулла.

Через несколько месяцев после прихода к власти Аманулла объявил войну Англии, стремясь извлечь пользу из сообщений о ее послевоенной слабости. Хотя ей удалось переломить ситуацию после первоначального поражения, Англия не жаждала продолжать военные действия и согласилась, подписав в 1919 году договор в Равалпинди, по которому Афганистан получил право самостоятельно проводить внешнюю политику. Сразу после заключения этого договора вновь сформированное афганское правительство установило контакт с Советским Союзом, обменявшись миссиями, и подписало в мае 1921 года договор о дружбе. С целью установления дипломатических отношений были посланы миссии в Европу и США. Так закончились попытки Англии подчинить эту страну. Тот факт, что Англии не удалось колонизировать Афганистан, остается предметом необычайной гордости афганцев, свидетельствующим о непобедимости их страны.


1.2 Политический раскол в Афганистане: от Апрельской революции до гражданской войны 1992 года


В конце 60-х годов в обществе стали нарастать разногласия; со всей страны в столицу приезжали молодые люди, чтобы воспользоваться предоставленными новой Конституцией возможностями получить образование, особенно в Кабульском университете, и обнаружили, что система по-прежнему во многом ориентирована на элиту. Радикальные движения находили благодатную почву в студенческой среде в Кабуле. Некоторые выступали за ускорение процесса реформ и рупором своих идей избрали Народно-демократическую партию Афганистана (НДПА). Другие же громко протестовали против уже происшедших перемен и боролись за возвращение к исламским ценностям.

Исламистские партии, как их тогда называли, взялись за создание политического движения, которое будет способствовать созданию исламского государства, основанного на законах шариата. В их ряды с готовностью вступали сыновья таджиков и узбеков, бежавших в Северный Афганистан от религиозного преследования, учиненного советским правительством по всей Средней Азии в 20-30-х годах.

В последующие годы волнения нарастали, а социалистическая и исламистские партии набирали силу. Стихийное бедствие, трехлетний голод с 1969 по 1972 год, стали своего рода проверкой эффективности и сплоченности правительства, которое не выдержало такого испытания. В результате в июле 1973 года Захир-шаха сверг двоюродный брат и бывший премьер-министр Дауд.

Дауд опирался на армию и умеренное крыло расколовшейся НДПА. Несколько членов НДПА вошли в состав Центрального Комитета Дауда. Дауд стал осуществлять дальнейшие реформы, включая земельную, но при этом не забывал об осторожности, чтобы избежать отрицательной реакции консервативного сельского населения. Вскоре возникли трения, и несколько членов НДПА были выведены из правительства. Тогда Дауд решительно выступил против всех своих возможных оппонентов, вынудив исламские партии бежать в Пакистан. В то же время он стремился сократить свою зависимость от Советского Союза, все чаще делая попытки к примирению с Западом и укрепляя связи с Ираном.

апреля 1978 года Дауд был низложен и убит во время военного переворота, организованного НДПА при поддержке СССР. Крайний радикализм нового правительства и преследование несогласных заставили огромное количество специалистов уехать в Пакистан, Европу и США. В сельской местности, не учитывая реакцию на попытки Амануллы в прошлом ввести быстрые преобразования, НДПА немедленно приняла меры, чтобы задолженность села, ограничить размер выкупа за невесту и установить минимальный возраст для вступления в брак. Партия также приступила к ликвидации всеобщей неграмотности в рамках программы светского образования для девочек и мальчиков, женщин и мужчин, молодежи и стариков.

Как и при Аманулле, никто не попытался продумать постепенный процесс реформ, который бы одобрили низы. Предпринятые меры не учитывали всех сложностей землевладения и взаимоотношений в сельской местности, а программа ликвидации неграмотности осуществлялась без учета требования раздельного обучения полов. Людей оскорбляло привлечение учителей-мужчин из городов к обучению женщин и девочек и сам учебный материал, который, казалось, скорее связан с социалистической утопией, чем с реалиями сельского Афганистана. Стариков же обижало, что их в принудительном порядке обучают люди намного моложе их.

Принуждение, к которому прибегала НДПА, желая увидеть плоды реформ, и жестокое пренебрежение социальными и религиозными принципами, привели к массовому недовольству со стороны сельского населения, включая те группы, в чьих интересах действовала НДПА, как она сама считала. Гнев населения нашел выход в объединяющем призыве к джихаду. По провинциям прокатилась война мятежей против режима, и их с большой жестокостью подавляли вызванные правительственные войска. Началось массовое дезертирство армии.

апреля 1978 года около 10 часов утра на улицах Кабула появились танки. Танки окружили президентский дворец Арг. Танковые части под командованием Аслама Ватанжара обстреляли королевский дворец Арг, где находился Дауд со всем своим семейством, основные министерства, здания силовых ведомств. По сведениям афганского публициста Разака Мамуна, в середине дня в здание Министерства обороны страны попал первый снаряд, выпущенный из танкового орудия. Тем самым этим выстрелом была разрушена связь между военным министерством и президентским дворцом. Самолеты, один из которых пилотировал будущий видный политический деятель, тогда старший сержант С. Гулябзой, нанесли «акробатический» удар по главному зданию дворца. 7-ая дивизия, верная Дауду, попыталась с боем прорваться к столице, но была рассеяна воздушными атаками восставших. Осада Арга шла всю ночь. Дворец, подвергнутый бомбардировке и обстрелу, пал утром следующего дня. В здание, в котором находился глава государства, ворвалась группа военных во главе с Имамуддином, президент и вся его семья были убиты; примерно тогда же было подавлено сопротивление верных правительству войск. А. Кадыр и М. Ватанджар вечером 27 апреля по радио объявили о «Саурской революции». Руководители НДПА Тараки и Кармаль и другие были освобождены из тюрьмы. Афганистан был объявлен Демократической Республикой Афганистан (ДРА). Главой государства и премьер-министром стал Нур Мохаммад Тараки, его заместителем - Бабрак Кармаль, а Хафизулла Амин-первым заместителем премьера и министром иностранных дел.

Советский Союз воспользовавшись тем, что НДПА захватила власть, еще глубже проник в Афганистан на экономическом, политическом и военном уровнях. В декабре 1978 года было подписано соглашение, уполномочившее кабульское правительство в случае необходимости обращаться к Москве за прямой военной поддержкой. Кремль не устраивал разворот событий в Афганистане, но ему ничего не оставалось, как поддерживать НДПА. После свержения шаха Ирана исламистским правительством Москва была крайне обеспокоена тем, что исламисты в Афганистане могут воспользоваться любым возможным проявлением двойственного отношения Ирана к режиму НДПА. Борьба за власть среди руководителей НДПА привела к свержению и затем убийству президента Нурмухаммада Тараки в сентябре 1979 года, на смену которому пришел президент Хафизулла Амин. Однако Амин проявил независимость, не подчинившись указаниям Москвы, и это заставило Советы задуматься о соблюдении своих интересов в Афганистане в будущем.

Советские войска оставались в Афганистане до 15 февраля 1989 года. Решение о выводе войск, принятое в 1986 году и оформленное письменно в Женевских конвенциях от 14 апреля 1988года, было в одинаковой мере вызвано внутренними факторами в Советском Союзе и военным поражением. Советская экономика испытывала серьезные затруднения и не могла себе позволить широкомасштабную войну на чужой территории. К тому же негодование и разочарование возвращавшихся с войны ветеранов вызывало в стране волну протестов. Немаловажную роль сыграли и внутренние перемены в Политбюро. Михаил Горбачев, пришедший к власти в 1985 году, не разделял воинственных настроений своих предшественников и постепенно смог обеспечить себе поддержку в вопросе об окончании советского военного вмешательства. В конечном счете процессы, которые привели к решению о выводе войск, вызвали в 1991 году распад самого Советского Союза. В апреле 1992 года в Афганистане к власти пришло правительство моджахедов.


1.3 «Провалившаяся» государственность Афганистана после вторжения США


С приходом к власти в 1992 году, так называемых «борцов за веру», обученных и вооруженных на деньги США, Саудовской Аравии, Пакистана и других консервативных режимов региона, Афганистан окончательно утратил демократический вектор развития и перестал существовать как централизованное государство, распавшись на ряд уделов, в которых правят те или иные военно-политические и этнонациональные группировки.

В недрах затянувшегося афганского кризиса зародилась и окрепла международная террористическая организации « Аль-Каида», которую возглавил Усама Бен Ладен, являющийся уроженцем Саудовской Аравии и начавший боевую и политическую деятельность в Афганистане в 1979 году. Вначале Ладеном были созданы строительные организации, возводившие дороги и тоннели в интересах исламкой оппозиции. Вместе с тем он непосредственно участвовал в боевых операциях. На собственные стредства, используя сеть « Мактаб аль-Кидамат» он вербовал по всему миру и обучал добровольцев, желающих принять участие в джихаде против СССР. Существенную роль в становлении Ладена как лидера фундаменталистского режима сыграло ЦРУ США, поддерживавшее материально и технически афганскую оппозицию.

К 1988 году интересы Бен Ладена все менее связываются с Афганистаном и все более с международной борьбой исламистов. Ударной силой Аль-Каиды стали ветераны войны в Афганистане, которые сформировались как высокопрофессиональные воины, способные вести эффективную войну, и стали грозной силой в мусульманском мире. Основной целью организации стало ниспровержение светских режимов в исламских государствах и установление основывающегося на Шариате исламского порядка. В последующем моджахеды стали появляться в различных террористических организациях Ближнего Востока, приняли участие в террористических актах и вооруженных конфликтах по всему миру.

В 1992 году в Йемене боевиками Ладена произведено нападение на американских туристов. В том же году в Сомали осуществлено нападение на американских военнослужащих, осуществляющих операцию « Возвращение Надежды».

С 1994 года основной базой Бен Ладена становится Судан, в котором он создает многочисленные предприятия, делает инвестиции в промышленность, дорожное строительство, банковское дело, экспортно-импортные операции и т.п. Предприятия приносят Ладену доход в десятки миллионов долларов, что позволяет содержать значительные контингенты террористов.

В 1995 году в Эфиопии агенты Ладена помогали египетским террористам в попытке убить Хосни Мубарака.В том же году египетский Аль-джихад осуществил взрыв около посольства Египта в Пакистане, что повлекло гибель 20 человек. Террористами Ладена осуществлена диверсия против военного центра США в Эр-Рияде в Саудовской Аравии.

В 1996 году осуществлен взрыв около объекта США в Дахране. Два последних теракта привели к гибели 30 человек.

В мае 1996 года под давлением США правительство Судана вынудило покинуть Ладена страну. С этого времени Бен Ладен вновь обосновался в Афганистане, объявил США в качестве главного врага ислама. Аль-Каида рассматривает все происходящее на Ближнем Востоке конфликты как борьбу правоверных мусульман, с одной стороны, и еретиков и безбожников-с другой. К врагам ислама относятся как умеренные исламские режимы (Саудовская Аравия и т.п.), так и США. Пристутствие войск США в Саудовской Аравии рассматривается Ладеном как новый крестовый поход христианского Запада против Мусульманского Востока, как оккупация святых мест, что является дополнительным мотивом антиамериканских настроений.

В августе 1998 года были взорваны американские посольства в Кении и Танзании. Осуществлены также диверсии против посольств США в Найроби и Дар-эс-Саламе. Убито десятки человек. По данным американских спецслужб духовным вдохновителем и организатором террактов стал Бен Ладен. Ладен не скрывает свою причастность к террактам и объявляет о плане нападать на военных и гражданских лиц американского гражданства в любой стране мира.

В феврале 1998 года Ладен объявил о формировании объединенной организации исламских террористов «Исламский Мировой Фронт борьбы против Евреев и Крестоносцев.» Учредителями Фронта стали такжеЗавахири (Аль-Джихад, Египет), Рифаи Ахмад Таха (Гамаа Аль-Исламийя), некоторые пакистанские лидеры экстремистских фундаменталистских организаций. Кроме Аль-Кайда в организацию включены египетские Аль-Гамаа Аль-Исламиия и Аль-Джихад (Египет), Пакистанское Общество Ученых, Повстанческое Движение Кашемира, Джихад (Бангладеш), военная ветвь афганской организации «Совет и Реформа». Эти организации действовали абсолютно самостоятельно. С созданием «Международного Фронта» отношения были коренным образом реорганизованы.

Опираясь на обширную сеть сторонников в США, Европе и Азии Ладен управляет своей организацией посредством самых современных средств связи: интернет, факс, спутниковые телефоны. Организация Ладена стремится осуществлять террористические операции против американских граждан в любой стране мира. При этом они преследуют двоякую цель: деморализовав американцев, заставить их отказаться от вмешательства в дела мусульманских стран, воздействовать на правительства стран Персидского Залива с целью заставить арабов отказаться от поддержки США. Другим направлением деятельности организации является помощь мусульманским повстанцам и террористам, ведущим вооруженную борьбу во множестве стран мира. Боевики-афганцы Ладена принимают участие в конфликтах на территории Индии, стран АТР, СНГ, бывшей Югославии. Ладеном поддерживаются боевики в Афганистане, Алжире, Боснии, Чечне, Эритрее, Косово, Пакистане, Сомали, Таджикистане и Йемене. «Исламский Фронт» стремится радикализовать существующие группы исламистов, и создавать таковые в странах, где они до сих пор отсутствовали.

К началу осени 1999 года ситуация в Афганистане еще больше осложнилась. В результате ведения успешных боевых действий «Талибан» захватил Кабул и контролировал 90% территории Афганистана. Северный альянс-всего лишь одну провинцию. Вскоре «Движение Талибан», вопреки желанию и надеждам его прежних заокеанских и региональных покровителей, превратилось в очаг международного терроризма и поставило под угрозу мир и безопасность далеко за пределами центрально-азиатского и средневосточного регионов, включая и самих США.

Приход к власти в Афганистане реакционной исламской оппозиции лишь усугубил социально-политический кризис. Полностью отказавшись от реформ, которые проводило НДПА, правительство Бурхануддина Раббани и талибов пытались стабилизировать общество на основе сохранения отживших экономических отношений и реакционной политики в социальной сфере. Эта политика потерпела полный крах.

сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне группой «Аль-Каиды» были осуществлены «самолетные» атаки, прогремевшие на весь мир и унесшие жизни нескольких тысяч человек.

События 11 сентября 2001 года еще раз подтвердили старую истину о том, что грязная политика, политика двойных стандартов неизбежно оборачивается огромным злом и трагедией не только для миллионов простых людей, но и для самих ее незадачливых творцов и вдохновителей.

октября 2001 года США и Великобритания начали в Афганистане операцию под претенциозным названием « Несокрушимая свобода» с целью ликвидировать «международного террориста №1» Усаму Бен Ладена и руководство приютивших его талибов. По его лагерям подготовки террористов в Афганистане нанесли удар крылатыми ракетами. Семь арабов, семь пакистанцев и 20 афганцев были убиты-самого Бен Ладена там не оказалось. В ответ талибы, поддержанные экстремистскими религиозно-политическими движениями и организациями в Пакистане и других странах мира, объявили Америке джихад («священную войну»).

С ликвидацией власти талибов в Кабуле гражданская война в Афганистане не только не закончилась, как это преподносят международной общественности некоторые официальные лица за рубежом, но и приняла крайне запутанный, непредсказуемый характер. Она, взяв некоторую временную передышку, перешла в качественно новое измерение. Если на первых порах, начиная с середины 70-х годов ХХ века, гражданская война в стране развивалась преимущественно в русле идейно-политического противоборства, то затем, после крушения в 1992 году левого режима, перешла в сферу межэтнических и межконфессиональных кровавых разборок, все отчетливее приобретает черты национально-освободительного сопротивления против иноземного военного присутствия.

Полностью подчинив своим экспансионистским империалистическим интересам внутреннюю и внешнюю политику Афганистана, американцы покровительствуют пролонгированию отживших феодальных порядков, которые нисколько не изменились с приходом войск НАТО. Выборы президента в октябре 2004 года показали, что страна продолжает быть расколотой по этническому признаку. Возглавляемое Х.Карзаем правительство не получило поддержки ряда полевых командиров, возглавляющих свои вооруженные формирования. Слабоуправляемая страна в условиях феодальной реакции продолжает оставаться отсталой как в экономическом, так и социальном аспекте. Обещанная афганцам международной общественностью миллиардная помощь так и не материализовались. Задавленная талибами наркотическая промышленность снова набрала обороты.

После начала в Афганистане военной операции США и их союзников по НАТО становится совершенно очевидным, что они, вторгшись своими наземными войсками в исконно пуштунские районы обитания, воюют в настоящее время уже не с талибами, как таковыми, а со свободолюбивыми и воинственными пуштунами. В сознании пуштунов, которое складывалось в течение многовековой истории, иностранное вторжение в их родной дом предстает как вызов, как покушение на их честь и достоинство, как угроза их независимости. В этой связи уместно вспомнить яркую характеристику, которую дал афганцам (пуштунам) Ф.Энгельс еще в 1857 году «…афганцы слывут щедрым и великодушным народом, если их не провоцировать». Ф.Энгельс отметил еще одну их характерную черту: « Война для них является развлечением и отдыхом от однообразных занятий хозяйственными делами».

И, действительно, пуштуны постоянно воевали либо с внешним врагом, либо, когда его не было, то между собой. При этом нередко в основе их межплеменной вражды лежали или кровная месть, или «промысел войны». Данный «промысел войны» был и остается для пуштунов такой же обыденной нормой жизни и бытия, как, к примеру, занятие ими скотоводством и земледелием.

Идея Буша, состоящая в том, что американцы берут на себя ведение борьбы с Талибаном и Аль-Каидой, предоставив «национальной строительство», под которым имеется в виду создание лояльной американцам власти и подавление народного движения не получает своего воплощения. В результате военных действий растут «побочные» жертвы среди мирного населения, которое оппозиционные силы пока не поддерживает, что увеличивает число новых сторонников восставших.

Взяв на себя ответственность за проведение операции в Афганистане, Америка де-факто расписалась в своем нежелании считаться с ООН. Волевым решением Америка перечеркнула послевоенное переустройство мира, которое держалось на ялтинско-потсдамских соглашениях. Лозунг: »Кто не с нами, тот против нас» поставил в весьма щекотливое положение европейские и арабские страны. Попытка уклониться приведет к тому, что страна автоматически будет записана в пособники террористов. Ряд европейских стран, членов НАТО, уже подвергались экономическим санкциям за нежелание продолжения участия в войне в Ираке и за односторонний вывод своих войск из зоны конфликта. Известно, что ряд стран участников объединенной коалиции в Афганистане также планируют вывод своих подразделений, воевавших в Афганистане. Официально речь идет о реорганизации сил союзников, но, похоже, что европейцы все меньше готовы вести борьбу с поднявшими голову талибами, а более решительные и боеспособные американские силы при этом перенапряжены афганской кампанией, поэтому вряд ли смогут повысить интенсивность боевых действий против радикальных исламистов.

Таким образом, главным фактором продолжения войны в Афганистане по-прежнему является активное вмешательство во внутренние дела этой страны зарубежных государств, заинтересованных в дестабилизации ситуации в регионе, через поставки оружия, деятельность спецслужб и т.п. При этом, конечной целью такого вмешательства представляется создание обстановки нестабильности в некоторых государствах Центрально-азиатского региона и в России. Эти цели определяются не только политическими, но и немалыми экономическими интересами. Как известно, в современном Афганистане американцы « установили и поддерживают демократию». Это цитата из заявления вице-президента США Р. Чейни, который именует нынешний афганский режим «демократией», что в действительности не выдерживает никакой критики. Хотя бы потому, что этот режим фактически живет за счет производства и экспорта наркотиков.


Глава 2. Социально-религиозные особенности Афганистана в ХХI веке


.1 Исламизм в Афганистане: наследие талибов или влияние извне


Исламский экстремизм в Афганистане пустил корни с появлением и приходом к власти в 1996 году движения Талибан.

Однако после начала войны в Ираке в 2003 году движение Талибан было реорганизовано, перегруппировалось, перевооружилось и обновило методы вооруженной борьбы. И если раньше основу тактики талибов составляли вооруженные столкновения небольших по численности групп экстремистов с войсками международной антитеррористической коалиции (в основном с американскими) по принципу hit and run, то теперь талибы стали использовать крупные боевые отряды численностью несколько сотен человек в крупномасштабных военных действиях.

Собственно, движение Талибан не составляет некую гомогенную массу, не говоря уже о какого-либо рода структурированной военной и политической организации. Это, скорее, конгломерат/альянс экстремистских или просто различных антиправительственных сил, ведущих борьбу против прозападного режима Хамида Карзая и его западных союзников. Фактически «альянс талибов-весьма аморфная структура. Некоторые его сегменты-это просто криминальные группы (банды наркодилеров и «военных лордов»). Этому движению присущи текучесть, непостоянство: все время какие-то группы покидают его, новые присоединяются (или старые возвращаются). У него нет централизованного командования, вместо этого-общее стремление свергнуть избранное правительство Афганистана и заменить его теократической диктатурой.

Подавляющая часть талибов-пуштуны юга и юго-востока Афганистана. Ядро этого пестрого альянса составляет само движение Талибан. Его возглавляет «эмир правоверных» мулла Мухаммад Омар. По данным афганской разведки, президента Х. Карзая, а также некоторых высокопоставленных военных из НАТО, его штаб-квартира находится в пакистанском городе Кветта. Высшими руководящими органами движения являются Руководящий совет, состоящий из 30 человек, и Военный совет, куда входят 10 крупнейших полевых командиров талибов.

В общей массе талибов есть две категории боевиков. Одна из них-это давние лидеры движения и их последователи, связанные с Аль-Каидой и международным движением джихадистов, подпитываемые боевиками, подготовленными и вооруженными исламисткой идеологией в Пакистане. У них общая вера, базирующаяся на экстремистской интерпретации ислама, общая цель-ликвидировать либеральный режим Х.Карзая, изгнать войска НАТО из Афганистана и реставрировать Исламский Эмират Афганистан. Вторая категория-простые афганцы, движимые не политическими или религиозными причинами, а, скорее, экономическими мотивами или недовольством правительством и международным сообществом. Это совершенно отличная часть, состоящая из разных групп, лишенных четких идеологических целей и фундаменталистской природы, характерной для представителей первой категории. По численности они явно превосходят своих идеологизированных коллег.

При этом обе категории не испытывают недостатка в пополнении: идеальную мобилизационную базу «простых» боевиков создают всеобщая безработица, нищета и ряд других экономических, социальных, психологических факторов; фундаменталисты же пополняют свои ряды из числа религиозных экстремистов-выпускников пакистанских медресе.

Общая численность талибов не поддается учету. По разным данным, она колеблется от 6 тыс. до 20 тыс. человек. При этом в 2006-2007 годах было убито около 6 тыс. экстремистов, однако это серьезно не сказалось на их военном потенциале. По другим данным, талибы способны мобилизовать в любое время до 10 тыс. боевиков, из них 2-3 тыс. идеологически мотивированы и ведут боевые действия на постоянной основе.

В последние два года талибы активизировали свою деятельность. Их успехи обусловлены рядом факторов. В первую очередь, растущей поддержкой населения. И хотя большинство афганцев не хотят возвращения экстремистов к власти, многие, тем не менее, особенно в зоне боевых действий-на юге и юго-востоке страны, оказывают им всяческое содействие. В этих районах они имеют поддержку 20-30 % местного населения. Намного меньшие симпатии выказывают талибам на севере, в районах проживания национальных меньшинств. По данным опроса, проведенного радиостанциями АВС/ВВС в 2006 году, 89% афганцев негативно воспринимают талибов, а 93 % сомневаются в том, что талибы способны обеспечить их безопасность.

Поддержка талибов мотивируется целым рядом причин-недовольством политикой правительства, его неспособностью обеспечить безопасность людей, безработицей, отсутствием необходимых социальных условий, запугиванием со стороны экстремистов, публичными казнями людей, сотрудничающих с правительством, низким уровнем жизни. Так, зарплата учителя, инженера, мелкого служащего, полицейского не превышает 50 долларов, солдаты Национальной армии получают 70 долл. в месяц (правда недавно им подняли оплату до 100 долл.) Талибы явно выигрывают как работодатели: они платят своим боевикам от 200 до 600 долларов.

Одной из важных причин поддержки талибов служит тотальная коррупция, особенно среди чиновников, в полиции, в системе судопроизводства. Ею охвачена вся чиновничья бюрократия страны. Коррупция, впрочем, - явление не новое в Афганистане.

Коррупция в коридорах власти стала массовой, а дача взятки за посты в полиции и администрации в наркопроизводящих провинциях-давно установившейся традицией.

В Министерстве по борьбе с наркотиками подсчитали, что начальник пограничной полиции на востоке Афганистана приносит домой ежемесячно 400 тыс. долларов-доход от контрабанды героина. Даже самая незначительная должность в любой провинции, вплоть до свободной от наркотиков, имеет свою цену. Так, место простого следователя можно купить за 10 тыс.долларов. И затем, купив его, вы должны ежемесячно делать «откат» начальнику от каждой получаемой вами взятки или от наркобизнеса». А судьи еще зарабатывают тем, что за известную мзду негласно освобождают талибов из тюрьмы или помогают тому или иному полевому командиру талибов беспрепятственно перемещаться из одной провинции в другую.

Отчаяние, безысходность, повальная нищета не оставляют многим иного выхода, кроме как вербоваться в ряды талибов. Это в первую очередь относится к молодежи, среди которой уровень безработицы достигает 60-70%. Согласно сведениям, содержащимся в отчете Национальной организации гуманитарного развития (NHDR), Афганистан в ооновской шкале развития по трем показателям (экономическая ситуация, средняя продолжительность жизни, грамотность) занимает 174 место из 178 государств, вошедших в список ООН, где проводилось такое исследование. По этим показателям хуже живут только в Африканских государствах Буркина - Фасо, Мали, Сьерра - Леоне и Нигере. 66% афганцев постоянно не доедают. Афганистан считается самой бедной страной в Азии.

Поддержка талибов проистекает и из неправомерных действий военнослужащих международной коалиции, чаще всего американских,-несанкционированные обыски в частных домах, бомбардировки в населенных пунктов с большим числом жертв, среди мирного населения.

Еще одна причина поддержки талибов местным населением кроется в недовольстве жителей уничтожением опийных плантаций, осуществляемый местными правоохранительными органами при содействии американцев и англичан: ведь для двух миллионов крестьян выращивание опия - единственный источник существования. Проекты, альтернативные наркопроизводству, пока неэффективны. В южных провинциях, где находятся самые крупные площади под наркокультурами, отмечены случаи вооруженных столкновений местных крестьян с наркополицией. Талибы же эффективно используют эту ситуацию в своих интересах, выступая в качестве покровителей и защитников мелких производителей опиума. Более того, будучи тесно связанными с наркобаронами, исламские экстремисты поощряют выращивание опия, выдают крестьянам семена и кредиты, активно участвуя в крупном наркобизнесе и получая немалые доходы.

В прочем, это хоть и значительный, но не основной финансовый источник существования талибов. Так, они собирают налоги с населения на территории контролируемых ими районов, к ним поступают солидные суммы из разного рода мусульманских благотворительных фондов стран Ближнего Востока, в первую очередь из ОАЭ и Саудовской Аравии, в форме добровольных пожертвований от радикально настроенных пуштунских предпринимателей в Пакистане. При этом они не нуждаются в современной банковской системе и проводят финансовые операции посредством традиционной системы «хаваля» - перевода из-за рубежа финансовых средств без использования бумажных или электронных документов.

В стремлении получить поддержку населения талибы прибегают и к запугиванию людей, применению карательных мер в плоть до разрушения жилища и даже жестокой казни, прямому насилию. Насильственно привлекают безработную молодежь в свои ряды. За отказ воевать в вооруженных формированиях талибов родители и родственники отказавшегося подвергаются преследованиям.

Не малой поддержкой обладают талибы и за пределами Афганистана. Речь в первую очередь идет о Пакистане.

Пользуясь этой поддержкой, талибы создали на пакистанской территории десятки своих баз по подготовке боевиков, где в роли инструкторов служат пакистанцы и выходцы из арабских стран.

Возвращаясь к афганским талибам, следует заметить, что в последние годы происходит их ускорившаяся эволюция. В ходе боевых действий были убиты наиболее крупные полевые командиры и значительная часть старых кадров.

Похищение людей, жестокие убийства, обезглавливание женщин, акции террористов - смертников - вот арсенал методов борьбы плеяды молодых командиров исламских экстремистов. В такого рода акции - невиданное ранее явление в Афганистане - вовлекаются даже подростки. Так, в апреле 2007 года на видеорынках Пакистана появился DVD - диск с записью казни талибами некоего Гулама Наби. Этот боевик из Пакистана был обвинении в том, что он шпионил в пользу США и предал высокопоставленного полевого командира талибов - муллу Османи, который был убит натовскими силами во время авианалета. Видеозапись демонстрирует двенадцатилетнего подростка, который под одобрительные взгляды своих старших товарищей хладнокровно перерезает горло человеку с завязанными глазами. Под крики «Аллах велик!» он поднимает вверх отрезанную голову жертвы, держа ее за волосы.

В настоящее время ситуация в Афганистане продолжает оставаться крайне напряженной, по многим параметрам - тупиковой. Президент Х. Карзай при поддержке ООН, США и других участников конфликтов в Афганистане давно уже обращается с призывом к талибам признать действующую конституцию страны, прекратить вооруженную борьбу и участвовать в политическом процессе в Афганистане.

Негативное отношение к исламскому миру на Западе дало толчок к такому же негативному отношению к Западу со стороны исламского мира. А это, в свою очередь, еще больше усилило неприязнь, которую европейские страны и без того питали к тем, кто исповедовал ислам. Каждое поколение исламских идеологов, по-своему толкуя Коран и хадисы, предлагало свой путь поисков возможности примирения с тем, что невозможно было ни предсказать, ни предугадать.

Оценка ситуации внутри и вокруг Афганистана будет неполной без учета появившегося в этом регионе натовского военного фактора. Вырвавшись далеко за пределы своего географического пространства, американо-натовский альянс превратил в арену своего военного присутствия огромный регион Центральной, Средней и Южной Азии, а также зону Аравийского моря и Персидского залива. На очереди стоит Закавказье и, не исключено, - и Казахстан. Если брать во внимание стратегические замыслы США править миром, то есть все основания предполагать, что военное присутствие США и их союзников в этой части Азии может растянуться на многие годы, если не навсегда. Во всяком случае закрепление НАТО в центрально-азиатском регионе поставит под серьезную угрозу не только традиционные здесь геополитические интересы России, но и безопасность ее собственной территории к востоку от Урала. Вместе с тем перенесение границ НАТО в обширный азиатский континент и объявление на его просторах пресловутых «зон национальных интересов» США, что, впрочем, уже имеет место в бассейне Каспийского моря, неминуемо затронет интересы Китая, Индии, Ирана и других стран и явится опасным вызовом всему человечеству. Такого рода исторический прецедент еще больше скажется на углублении противоречий между Севером и Югом, несомненно, расширит масштабы международного терроризма и выступлений антиглобалистов против «золотого миллиарда».


.2 Афганистан в системе глобального терроризма


Причины терроризма, экстремизма и сепаратизма в Центральной и Южной Азии лежат как в плоскости исторических условий формирования государств этих регионов и общих тенденций мирового развития, так и субъективных факторов, связанных с внутренней политикой расположенных там государств. Поэтому, рассматривая причины распространения и особенности проявления терроризма и экстремизма в данной части Азии, необходимо учитывать как национальные особенности соответствующих стран, так и обстановку в соседних с ними государствах, которая объективно влияет на общее развитие ситуации в этой части Евразии.

На сегодня главная угроза распространения терроризма и экстремизма для государств Центральной и Южной Азии исходит из Афганистана. Здесь, несмотря на проводящуюся международной коалицией во главе с США уже почти 10 лет антитеррористическую операцию, обстановка далека от нормализации. Заявленные цели Вашингтона - создать в этой стране дееспособную армию и эффективные силы безопасности, способные противостоять экстремистам, а также заложить экономическую основу политической стабильности в ней-все еще не достигнуты.

. Происходит расширение территории, подвластной движению «Талибан». Войска коалиции более или менее контролируют только города, где дислоцируются их гарнизоны. Даже в ходе относительно успешной операции в провинции Гильменд вооруженные формирования талибов уничтожить не удалось: они просто сменили места дислокации. То же произошло в результате взятия так называемого «центра логистики наркотиков» в городе Маруджа в феврале 2010 года. По сообщениям информационных агентств, потери талибов в этом месте составили до двух десятков человек, тогда как, по данным разведки, там располагалось не менее 1000 боевиков.

. Сохраняется широкая поддержка «Талибана», Исламской партии Хакматиара и других сил сопротивления иностранной оккупации, которая, по некоторым данным, достигает ¾ населения страны. К тому же, стремясь снизить свои потери, НАТО все чаще прибегает к воздушным ударам, которые приводят к жертвам среди мирного населения, усиливая рост антизападных и антиправительственных настроений.

. Становится все более очевидной неспособность режима Х.Карзая переломить негативную ситуацию в стране, усугубляемую тотальной коррупцией в органах власти, из-за чего с трудом удалось обеспечить его победу на последних выборах.

. Происходит беспрецедентное наращивание производства наркотиков. Несмотря на последние пиаракции в СМИ на тему борьбы с наркопроизводством в Афганистане, коалиция не в состоянии реализовывать эффективные меры по борьбе с этим злом как из-за саботажа их участвующими в наркобизнесе реальными политическими силами страны, в том числе представителями властных структур, так и опасения вызвать этим еще более активное противодействие населения.

. Не снижаются повсеместная безработица и массовая нищета населения, способствующие распространению бандитизма и криминализации жизни афганского общества.

Из этого видно, что для США и их союзников в Афганистане складывается патовая ситуация. В связи с этим Вашингтон корректирует свою стратегию действий в этой стране. Среди ее положений присутствуют и заявления о возможном выводе своих воинских контингентов оттуда.

Однако полного оставления ими этой страны ожидать вряд ли стоит. Политика США в Евразии показывает, что американцы приложат максимум усилий для сохранения своего контроля над Афганистаном. К тому же появившиеся данные о том, что на севере Афганистана возможно наличие крупных запасов нефти и газа, еще больше повышает их интерес к данным территориям.

На специальной конференции по Афганистану, проведенной под эгидой ШОС в Москве в марте 2009 года, было отмечено, что государства-члены ШОС поддерживают усилия правительства Афганистана и международного сообщества, направленные на восстановление социально-экономической стабильности в этой стране, строительство в ней демократических институтов, повышение боеспособности национальной армии и полиции, а также эффективности деятельности правоохранительных органов. Причем, подчеркивался взаимозависимый характер вызовов, с которыми сталкиваются Афганистан и регион в целом. К ним относятся: продолжающаяся террористическая активность в регионе, а также нарастание производства и оборота наркотических веществ, доходы от которых являются источником финансирования террористической деятельности как в Афганистане, так и за его пределами, что представляет серьезную угрозу стабильности всего региона.

За последние два года военно-политическая ситуация в Афганистане, который еще недавно считался сравнительно спокойным местом, в сравнении с Ираком, эволюционирует в худшую сторону. Деградация ситуации началась на юге. К весне 2007 года эксперты считали, что талибами и другими антиправительственными вооруженными формированиями контролировалось четыре провинции, еще в трех контроль частично находился в их руках. А к началу декабря 2007 года, по оценкам наблюдателей, талибы доминировали уже почти на половине территории страны-главным образом в южных и восточных районах.

декабря газета «Таймс» обнародовала карты, предназначенные для работающих в Афганистане сотрудников миссий ООН и международных неправительственных гуманитарных организаций. Вся территория страны разделена на этих картах на зоны различной степени опасности.В 2005 году опасным считались только районы, непосредственно прилегающие к линии Дюранда, а именно провинции Пактия, Хост, Пактика, Газни, Забуль, Уругзан, северные районы Гильменда, Кандагара и Нимроза.

Однако уже в 2007 году зонами «наивысшей степени опасности» стали все южные и юго-восточные провинции страны, восточные-«зонами повышенного риска». Кроме того, некоторые районы Северного Афганистана, в недавнем прошлом считавшегося совершенно спокойным, в частности север провинции Бадгис, Фарьяб, Баглан и юг Бадахшана-стали рассматриваться как «зоны средней степени опасности».

В этих районах постоянно идут «рутинные» боевые операции, происходят локальные стычки или боестолкновения между талибами и натовскими, главным образом американскими, военными, которым оказывают поддержку подразделения афганской армии. Эксперты высказывают предположения, что власти реально контролируют только столицу и крупные населенные пункты, в первую очередь провинциальные центры, а вся сельская местность находится в руках либо талибов, либо местных полевых командиров. Кроме того, в некоторых районах царит анархия и бандитизм. Участились случаи разбоев на дорогах.

Как следует из ежегодного доклада международной правозащитной организации «Amnestry International» за 2007 год, «афганское правительство и его международные партнеры не смогли обеспечить безопасность граждан; на протяжении всего года политическая нестабильность усиливалась. В южной части страны наблюдалась эскалация боевых действий; применялись воздушно-бомбовые удары, с одной стороны, и действия подрывников-смертников-с другой. Погибло свыше 1000 гражданских лиц. Неудовлетворительное государственное управление, власть полевых командиров и влияние наркоторговли разрушали принципы верховенства закона и соблюдения прав человека. Государственные силовые структуры безнаказанно нарушали права человека. Судебные, правоохранительные и силовые органы практически не подверглись реформированию.

Ситуация в стране меняется в худшую сторону не только количественно, но и качественно.

Во-первых, за последние два года талибы расширили географическую зону своей активности, в том числе на восточные провинции. Обострилась обстановка на севере и на западе Афганистана, в частности в Герате, а также в приграничных с Узбекистаном и Таджикистаном провинциях. Между тем, вплоть до недавнего времени север и запад Афганистана считались абсолютно спокойными местами. Сейчас же сообщения о перестрелках той или иной степени интенсивности или о нападениях на военные или гражданские объекты поступают практически из всех провинций.

Во-вторых, в тактике действий боевиков отмечаются новые элементы, ранее не характерные ни для моджахедов 1980-90-х, ни для талибов. Речь идет о диверсионно-террористических актах-нападениях на натовских и афганских военных с целью уничтожения или, возможно, захвата оружия и боеприпасов, на сотрудников афганской полиции, на объекты государственной власти (точнее, на все то, что может, так или иначе, ассоциироваться с понятием «государственная власть») или на гражданских лиц с использованием смертников.

За последний год в Афганистане произошло несколько демонстративных покушений и громких терактов, как в столице, так и в провинции, направленных, в том числе, против известных политиков.

Цели, которые преследуют организаторы и исполнители такого рода акций, достаточно очевидны - создать атмосферу неуверенности и страха среди гражданского населения, посеять панику.

Наиболее показательным стал захват 19 июля 2007 года в провинции Газни крупной группы южнокорейских миссионеров. Талибы таким специфическим образом серьезно заявили и себе во время проведения в августе 2007 года в Кабуле совместной «афгано-пакистанской Джирги», которая как раз обсуждала проблемы обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом.

-дневная эпопея с захватом южнокорейских заложников показала, что талибы пытаются позиционировать себя не просто как одну из воюющих сторон вооруженного конфликта, но как самостоятельную политическую силу, которая требует признания в качестве таковой как на внутриполитической, так и на внешнеполитической арене.


2.3 Проблема наркотрафика на Ближнем Востоке


В условиях, когда Иран после исламской революции запретил производство, продажу и употребление наркотиков, а Пакистан, Турция установили более строгие ограничения, Афганистан стал основной базой для производства и экспорта наркотиков через территорию стран СНГ. После начала «контртеррористической операции» на территории Афганистана в октябре 2001 года и последовавшего за ней падения режима талибов эта страна опять вышла на первое место по производству наркотиков опийной группы, в первую очередь героина. В 2001 году выпуск составил 185 тонн, а в 2002 году-уже 1900-2700 тонн, в 2003 году-более 7000 тонн (87% мирового потребления и почти 100% потребления в Европе), в 2004 году-12000 тонн и т.д. С 2003 года Афганистан стал мировым монополистом в производстве героина. Таким образом, нынешнее устройство Афганистана вполне можно охарактеризовать как «героиновая демократия». Героин производится в соответствии с демократическими нормами, без ущемления прав граждан свободного Афганистана и продается на внешний рынок также в соответствии с демократическими нормами, рыночной торговли под присмотром блюстителей демократии из США и НАТО. Причем торговля наркотиками и оружием тесно переплетается. Как отмечалось в зарубежной и российской печати, уже сегодня ведущие афганские лидеры и их союзники в Пакистане поддерживают исламские фундаменталистские движения от Боснии до Азербайджана и Чечни через Кашмир и Таджикистан, до Бирмы и Филиппин. И эта поддержка заключается в предоставлении денег, приобретении оружия и в посылке наемников.

В ходе «контртеррористической операции» американцами и англичанами не было уничтожено ни одной лаборатории по производству героина. Наоборот, в течение считанных месяцев после ее начала в провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх, Кундуз расположились центры переработки экстрагированного опия в морфий и героин. Развернута полноценная банковская сеть кредитования под будущий урожай опийного мака, организованы промышленные поставки минеральных удобрений и прекурсоров (ингредиентов для изготовления героина) с химзаводов в Пакистане.

США неожиданно вычеркнули «умиротворенный» Афганистан из своего «черного списка» стран-производителей наркотиков, ибо, как выразился президент Д.Буш, «этого требуют национальные интересы США». Мало того, наркомафией в Афганистане при посредничестве западных коллег освоен качественно новый вид спутниковой связи, которая обеспечивает максимальную скрытность подготовительной части операций по переброске наркотиков через границы республик СНГ. По данным ООН, в странах Восточной Европы уже созданы и продолжают создаваться крупные склады, откуда афганский героин разойдется по всему континенту.

В марте 2010 года НАТО отвергло призывы России полностью уничтожить посевы опиумного мака в Афганистане, предложив в ответ оказывать больше помощи в борьбе с талибами. Тогда представитель НАТО Джеймс Аппатурай сказал, что без предоставления альтернативы отбирать у афганских фермеров единственный источник дохода невозможно. Между тем российская сторона никак не может согласиться со столь безразличным отношением к афганской наркоугрозе со стороны западных партнеров-ведь во многом именно благодаря поставкам афганского опиума в России в последние годы наблюдается высокий рост числа наркозависимых. В своем заявлении в ходе встречи с президентом Афганистана Х.Карзаем 18 августа 2010 года президент РФ Д.А. Медведев, касаясь потока наркотиков с территории Афганистана, сказал: «Это общая проблема. Это не только афганская проблема: было бы ошибочно считать это афганской проблемой - это проблема общая, проблема всех стран региона, в том числе Российской Федерации».

И проблема эта становится все более острой. На встрече с журналистами 22 марта 2011 года глава ФСКН РФ В. Иванов заявил, что в 2010 году Афганистан вышел на первое место в мире по производству гашиша. Как сказал Иванов, в настоящее время Афганистан производит наркотических средств «в 2 раза больше, чем производил 10 лет назад», хотя на развитие альтернативного земледелия за это период времени было потрачено 8-10 млрд. долл., а только на решение проблем наркотрафика-2 млрд. долл.

В современном Афганистане опий кормит не только крестьян и наркоторговцев. Полученные от его продажи средства используются движением «Талибан» для поддержания боеспособности своих вооруженных формирований.

Важное, если не ключевое, место в распространении героина играет Пакистан. По словам генерал-майора пакистанской армии Н.Ахмеда, «во время правления режима «Талибан» производство опия в Афганистане сначала поднялось до 4,6 тыс. тонн в год, но в последний период правления талибов производство опия там упало до 185 тонн-в основном за счет контролируемой Северным альянсом провинции Бадахшан. Талибы предприняли ряд жестких непопулярных мер, чтобы остановить производство. Однако затем в Афганистан вошли международные силы, и уже на следующий год опиумным маком здесь было засеяно 76 тыс. гектаров. Потом, по имеющимся данным, произошел рост до 131 тыс. гектаров. Сегодня Афганистан обеспечивает 87% мирового нелегального потребления опиатов. И это сказалось на всех странах-соседках Афганистана. По официальным данным, 24% наркотиков экспортируется из Афганистана в государства Средней Азии, примерно 36% идет через Пакистан и около 40% наркотрафика идет через Иран.

Пакистан, несмотря на многочисленные заявления пакистанских властей об их готовности начать борьбу с оборотом героина, был и остается ключевым узлом в распространении наркотиков, ориентированных на страны СНГ, Западную Европу и Юго-Восточную Азию. На территории этого региона находятся как крупные химические предприятия, снабжающие афганские нарколаборатории всеми необходимыми для производства ингредиентами, так и перевалочные базы. Длительное время власти Пакистана закрывали глаза на то, что Читральский район их страны, который в течение последних двух десятков лет находится под контролем салафистских организаций (самая известная - «Аль-Каида»), стал ключевым узлом в распространении героина, ориентированного на страны СНГ, Западную Европу и Юго-Восточную Азию. Итогом этой политики стало появление более полутора миллионов опийных наркоманов в самом Пакистане.

По разным оценкам, в сегодняшнем Афганистане выращиванием опийного мака, экстрагированием опия, транспортировкой, переработкой и доставкой героина заняты от 500 тыс. до 2 млн. афганцев. Даже посольство США в Афганистане незадолго до запланированного визита афганского президента Х. Карзая в США заявило о «недостаточности усилий афганского правительства по борьбе с производством наркотиков», а чуть позже, в «The New York Times» появилась статья, в которой утверждалось, что окружение президента Афганистана причастно к наркоторговле. Годовой оборот героинового рынка в Афганистане составляет астрономическую для отсталой страны третьего мира цифру более чем 25 млрд. долларов! Торговля наркотиками является основным средством финансирования многочисленных террористических организаций, действующих в мире.

Распространение наркотиков опийной группы, и в первую очередь героина, в странах Европы и Азии приводит к потерям, сопоставимым с потерями в ходе мировых войн. Год от года их количество растет, наркомания молодеет… Главная опасность наркотиков, изготавливаемых на основе опийного мака, заключается в быстром формировании у людей физической и психической зависимости. Опасность опийной наркомании состоит в том, что она вызывает необратимые изменения и практически не поддается лечению. Например, только по официальным данным на сегодняшний день в России наркоманией больны около 500 тыс. чел., в республике Беларусь-около 55 тыс. чел.

Россия наряду с США и Западной Европой относится также к основным странам-потребителям. По мнению экспертов, сегодня до 30% опийных наркотиков, изготовленных в странах золотого полумесяца и, в первую очередь, в Афганистане, поступают в основные страны-потребители через «центральноазиатский коридор» (Таджикистан, Узбекистнан, Туркмения). Несмотря на принимаемые меры, цифра эта постоянно увеличивается. Этому способствует ряд факторов географического, общественно-политического и экономического характера.

Что касается Западной Европы, то необходимо отметить, что до 80% конфискованного в странах Западной Европы, имеет афганское происхождение и поступает главным образом по Балканскому маршруту (через Албанию, Македонию, Косово и др.)

Негативное влияние в деле борьбы с наркопреступностью оказывает недостаточное взаимодействие силовых структур, как на региональном, так и на международном уровне. В качестве примера можно привести инициированную Организацией Объединенных Наций долгосрочную стратегию, названную «Пояс безопасности вокруг Афганистана». Из-за множества «брешей» по всему периметру и, прежде всего в Туркмении, а также на многих отрезках афгано-таджикской границы, стратегия эта остается малоэффективной. Недавно на российско-таджикской границе была задержана самая крупная партия (400 кг) высококачественного героина афганского производства, расфасованного в фабричные пакеты по 2 кг. Общая стоимость партии составила 9,5 млрд. руб.

В последние годы, по мнению экспертов, в странах наркотранзита оседает порой до 20% переправляемых наркотиков. Эффективная антинаркотическая политика должна предвосхищать такую трансформацию, отслеживать темпы роста наркопотребления, анализировать тенденции наркоторговли и разворачивать множественные обширные программы предотвращения употребления наркотиков, лечения и реабилитации наркоманов, в том числе программы предотвращения ВИЧ-инфекции (СПИДа).

Ситуация в постконфликтных регионах, например, Таджикистане, Афганистане и Косово: международные полицейские силы весьма слабо осведомлены о наркоситуации на местах, их личный состав постоянно меняется. Вновь создаваемые силовые структуры слабы и не имеют достаточного опыта борьбы с наркобизнесом.

Мировой рынок наркотиков все активнее берут под контроль этнически однородные организованные преступные группировки. Сформированные по принципу кровных связей, это занимающиеся транзитом и распространением наркотиков криминальные структуры абсолютно закрыты и отделены от местных сообществ. Это весьма осложняет задачу правоохранительных органов по проникновению и обнаружению таких групп. Примером такой этнической наркопреступности являются чеченские, цыганские, таджикские группировки в России, албанские криминальные группы в Косово.

Постоянно появляются новые международные наркомаршруты, которые в перспективе могут поглотить или, по меньшей мере, составить альтернативу действующим путям доставки наркотиков. Уже сегодня соответствующие структуры должны присутствовать к выработке своего рода «тактики на опережение». В противном случае ситуация, как это не раз бывало прежде, грозит на долгие годы выйти из под контроля. Пока усилия мирового сообщества хотя бы стабилизировать ситуацию ни к чему не привели. Некоторые же мероприятия, такие, например, как попытка «подкупить» феллахов, платя им деньги за уничтожение маковых посевов, дала обратный результат. Чтобы пойти на такое, надо совершенно не знать ментальности, образа жизни и «философии» афганского крестьянина, реалий его повседневного бытия. В надежде получить больше, те на следующий год увеличили маковые территории. Таким образом, промышленное выращивание опийного мака и изготовление героина оказывает определяющее влияние на экономику Афганистана.

После многих лет бесплодных попыток реально сократить наркопосевы удалось лишь талибам. Некоторые эксперты считают, что это было лишь тактическим ходом для поднятия мировых цен на наркотики. Так или иначе, но сегодня опийные поля опять вне контроля Центра. Их подлинными хозяевами являются полевые командиры, региональные лидеры, террористических банд формирования. Хорошо известно, что Бен Ладен передавал произведенный в регионе героин чеченским боевикам с целью его продажи и покупки оружия.

Робкая попытка сокращения посевов опийного мака была предпринята и кабинетом президента Афганистана Хамида Карзая. Изданы соответствующие указы, созданы спецформирования МВД. Однако здесь все, включая американских и натовских советников, осознают, что широкомасштабная кампания по борьбе с производителями наркотиков (опиума, морфия и героина) сегодня наверняка ввергнет страну в пучину гражданской войны.

Чтоб стимулировать афганских крестьян выращивать не только опийный мак, здесь принято решение прекратить экспортировать ряд пищевых продуктов и зерно. В далекой перспективе такая мера может дать эффект. Но если учесть, что в прошлом году от продажи опиума в Афганистане была получена прибыль, которой не получить и за 10 лет торговли зерном, становится ясно, насколько далека перспектива диверсификации-замены одних сельскохозяйственных культур другими.

В результате становится очевидным, что в ближайшее время какого-либо улучшения ситуации с производством и продажей наркотиков в Афганистане не предвидится. Более того, заявлено о появлении здесь «местных» наркоманов, чего не наблюдалось десятки лет, с начала посевов опийного мака. Это свидетельствует о серьезном усугублении наркоситуации. И, значит, мировому сообществу и, в первую очередь, России, Западной Европе и Северной Америке с их наиболее перспективными рынками сбыта, надо всерьез готовится к новому витку «афганской наркоагрессии».


Глава 3. Пути решения Афганской проблемы на современном этапе


.1 Военная политика США в Афганистане в настоящее время

афганистан исламизм талиб война

С 2001 года в Афганистане продолжается антитеррористическая операция «Несокрушимая свобода», которую проводят МССБ и действующие независимо от них американские войска Центрального командования. До сих пор, однако, результаты этой операции явно не устраивают ни Центком, ни официальный Вашингтон. Из 34 провинций страны правительственные войска и МССБ не контролируют, по меньшей мере, 10 в важнейшей части страны-на юге и востоке. В провинции Кунар на севере-востоке остается открытой граница с Пакистаном, американские аванпосты в этих краях обстреливались настолько часто, что их пришлось передислоцировать. «Талибан», контролирующий сельскую местность, постепенно активизируется в городах восточных провинций Хост и Пактия, а также в самом Кабуле.

По данным американских военных, в 2009 году уровень насилия в Афганистане был существенно выше, чем в 2008году-а в 2010 году ситуация стала еще хуже. Повстанческое движение в Афганистане разрослось и укрепилось, особенно на востоке и на юге страны, и в 2009 году уровень насилия значительно превзошел предшествующий год. «Талибан» весьма жизнеспособен, и его активность подкрепляется прибылью от торговли наркотиками, свободой передвижения через афгано-пакистанскую границу и неэффективностью государственного управления в стране, а также помощью со стороны исламистов за пределами Афганистана и Пакистана.

Эскалация конфликта в Афганистане вызвала значительный рост потерь среди военнослужащих МССБ. В настоящее время их потери-самые высокие с 2001 года. Только в 2009 году в этой стране погибли 520 военнослужащих, в том числе 317 американцев. А всего с момента падения режима талибов были убиты более 1500 солдат и офицеров коалиционных сил, в том числе потери США составили 853 человека убитыми и 4,6 тыс. ранеными.

Выступая в сенате США в марте 2011 года., Д. Петреус уже в качестве командующего МССБ заявил: «По оценке МССБ, успехи, достигнутые «Талибаном» после 2005 года, были остановлены на большей части территории страны и повернуты вспять во многих важных областях… Достигнутые в 2010 году и в начале 2011 года с большим трудом успехи позволили Совместной афгано-натовской комиссии по передаче полномочий рекомендовать передачу командования афганцам в нескольких провинциях».

По данным афганских неправительственных организаций, 2010 год стал наиболее кровопролитным после 2001 года, а в январе 2011 было на 80% больше вооруженных инцидентов с участием талибов, чем год назад. При этом даже американские чиновники и дипломаты вынуждены признавать, что афганские вооруженные силы продолжают страдать от коррупции, плохого управления и низкого боевого духа.

Несмотря на победу Х. Карзая на выборах в 2009 году, его правительство не пользуется народной поддержкой, и, по мнению российских экспертов, в обозримом будущем никакое правительство Афганистана ею пользоваться не будет. Сегодня, очевидно, что международному сообществу не удалось ликвидировать условия живучести в этой стране экстремистских движений. Не удалось решить и другую проблему, представляющую серьезную угрозу стабильности этой страны: не было достигнуто единство внутриполитических сил, обладающих существенными военными возможностями, не был ликвидирован институт полевых командиров. А без этого невозможно быстро и эффективно решить ряд задач, связанных как с формированием властных, так и силовых структур Афганистана.

Чтобы переломить указанные негативные тенденции, Вашингтон разработал новую стратегию, которую в декабре 2009 года озвучил президент Б. Обама. Она предусматривает:

нанести военное поражение «Талибану» (для этого в первой половине 2010 года в Афганистан было переброшено дополнительно 30 тыс. американских и 9 тыс. солдат и офицеров стран-членов НАТО (в дополнение к 21 тыс. военнослужащих, направленных туда в соответствии с решениями Белого дома от 17 февраля и 27 марта 2009 года.;

не допустить установления контроля «Талибана» над ключевыми районами страны и коммуникациями;

воспрепятствовать использование движением «Талибан» территории Пакистана в качестве тыловой базы;

укрепить силы безопасности Афганистана, с тем, чтобы последние смогли взять на себя ответственность за свою страну к июлю 2011 года, когда Вашингтон планирует начать вывод американских войск из Афганистана;

повысить дееспособность афганского правительства.

В соответствии с этой стратегией, командование Центкома осуществило реорганизацию МССБ: сейчас МССБ и американскими войсками в Афганистане командует одно и то же лицо (до июня 2010 г.-С. Маккристал, после июля-Д. Петреус). Кроме того, в штабе миротворческих сил были созданы новые подразделения: объединенное оперативное командование (Intermediate Joint Command), группа по обеспечению правоохранительной деятельности, отдел по реинтеграции, который будет заниматься национальным примирением в Афганистане, и объединенная группа по ведению информационных операций.

Эти перестановки призваны обеспечить осуществление разработанного Пентагоном и госдепартаментом Плана всесторонней гражданско-военной кампании (comprehensive civil-military campaign), целью которого является укрепление афганского государства и сил безопасности с помощью ресурсов МССБ. Этот план нацелен на завоевание «умов и сердец» афганцев, убеждение их прекратить поддержку и помощь талибам. По словам Д. Петреуса, план предусматривает постоянное пребывание американских военных и гражданских экспертов среди афганского населения, чтобы лучше понимать его нужды и крепить взаимные связи. Большое значение в связи с этим придается также снижению потерь среди мирного афганского населения, чтобы лучше понимать его нужды и крепить взаимные связи. Большое значение в связи с этим придается также снижению потерь среди мирного афганского населения в результате действий американских и натовских военных. В рамках этого нового подхода американское командование в Афганистане передислоцировало бригаду элитной 101-й аэромобильной дивизии, а также некоторые другие подразделения на территорию провинции Кандагар в ходе весенне-летнего наступления 2010 года на талибов.

Д. Петреус, судя по всему, пытается применить в Афганистане уже опробованную в Ираке стратегию, суть которой - подрыв влияния исламских экстремистов за счет увеличения численности американского контингента в стране и национальных сил безопасности. При этом, как и в Ираке, будут активно использоваться возможности племенных ополчений и местных «полевых командиров».

«С целью разрешения ситуации в Афганистане мы будем применять всесторонний противоповстанческий подход, который работает на поражение существующих повстанческих группировок, развитие институтов, необходимых для искоренения проблем, порождающих конфликт, поддерживает неустанное давление на террористические организации, связанные с повстанчеством, уничтожает организации, незаконно торгующие наркотиками, и предотвращает возникновение убежищ транснациональных экстремистских группировок, - подчеркнул в выступлении Д. Петреус.

Недавнее выделение дополнительного контингента, одобренное президентом, позволит нам применять эту стратегию еще более эффективно, поскольку мы сможем расширить свое присутствие в глубь провинций и деревень, обеспечивая их безопасность. С дополнительными силами мы сможем прочнее удерживать контроль над районами, очищенными от повстанцев, и строить новый уровень афганского государственного управления… Как часть этого подхода, мы также продолжим укреплять развитие возможностей афганских служб безопасности, включая афганскую национальную армию, полицию Афганистана, афганскую национальную гражданскую службу охраны правопорядка, пограничные службы Афганистана, специализированные подразделения по борьбе с наркотиками и другие службы безопасности… Должным образом укомплектованные, обученные и оснащенные национальные службы безопасности Афганистана являются, в конечном итоге, необходимым условием для вывода международных вооруженных сил из Афганистана».

Как показало проведенное палатой представителей конгресса США специальное расследование, американским военным приходится платить афганским полевым командирам от 1,5 до 15 тыс. долл. за каждый грузовик с грузами для американского военного контингента в этой стране. При этом не исключается, что, по крайней мере, часть этих денег попадает в распоряжение талибов.

Не полагаясь лишь на подкуп «полевых командиров», американцы прилагают усилия для развития силовых структур Исламской Республики Афганистан. Уже к середине 2010 года численность афганских сил безопасности была доведена до 230 тыс. человек. Кроме того, американцы заявили о намерении увеличить объемы военно-технической помощи Кабулу, включая поставки стрелкового оружия, средств связи и бронетехники. Принято решение направить в Афганистан дополнительные группы инструкторов для обучения личного состава и сотрудников правоохранительных органов. Однако потребуется немало времени, прежде чем афганская армия и силовые структуры смогут взять на себя ответственность за безопасность своего государства. Так, в Пентагоне считают, что все полномочия по обеспечению безопасности в стране можно будет передать правительству Афганистана лишь в 2013 году. Афганские военные, однако, полагают, что это произойдет лишь в 2014 году, а президент Афганистана Х. Карзай в декабре 2009 года заявил, что для восстановления вооруженных сил и органов правопорядка в этой стране потребуется финансирование со стороны Запада в течение 15-20 лет.

По свидетельству генерала Маттиса, только за последний год общее количество противостоящих в Афганистане талибам сил, включая и американо-натовскую группировку в стране, и афганские вооруженные силы, возросло с 270 до 370 тыс. человек. На протяжении 2011 года предполагается пополнить вооруженные силы Афганистана еще 109 тыс. человек. В дополнение к этому Министерство внутренних дел Афганистана при поддержке сил коалиции осуществляет программу по созданию афганской полиции из местных жителей, которые берут на себя обеспечение безопасности своих населенных пунктов. В настоящее время число таких местных полицейских достигла 4 тыс. человек.

Руководство НАТО расценило как успех МССБ заявление президента Х. Карзая в конце марта 2011 года о том, что на протяжении нескольких ближайших месяцев ответственность за обеспечение безопасности в нескольких провинциях Афганистана перейдет к афганскому правительству. «Как только процесс передачи полномочий в регионе будет завершен, наши силы будут действовать меньше, а афганские - больше. Афганцы возьмут на себя руководство, тогда как наша роль будет постепенно меняться, - заявил в связи с этим генсек НАТО А. фон Расмуссен.

Самая трудная часть пути в Афганистане уже позади. В рамках задачи Международных сил содействия безопасности наш подход остался прежним: «вместе от начала и до конца». Мы решительно настроены на то, чтобы не допустить образования вакуума безопасности, который служит основой экстремизма».Однако остаются сомнения в том, что этот расчет на безболезненный уход натовских войск из Афганистана в 2014 году оправдается.

Официальный Вашингтон и Центральное командование США в последние годы все больше делают ставку в своей региональной политике не на прозападных либералов, а на племенных старейшин и «полевых командиров». Но согласятся ли эти люди выслушивать американские нотации по поводу «демократических ценностей» и «прав человека»-остается вопросом. И дело, разумеется, не только в демократических ценностях. Соединенные Штаты, за редкими исключениями, размещают на постоянной основе свои вооруженные силы преимущественно на территории высокоразвитых капиталистических стран со стабильными демократическими режимами. Не удивительно поэтому, что, несмотря на массированное военное присутствие американских войск в зоне ответственности Центкома, там имеется сравнительно немного постоянно действующих американских военных баз, на которых расквартированы американские военные (2333 человека-в Бахрейне, 29-в Египте, 158-в Катаре, 37-на территории Объединенных Арабских Эмиратов). Фактический отказ от планов «демократизации» Ближнего и Среднего Востока означает, что постоянное американское военное присутствие в регионе останется весьма скромным, и огромные американские воинские контингенты в Афганистане и Ираке рано или поздно будут оттуда выведены.


.2 Мировое сообщество и Афганская проблема. Пути урегулирования афганского кризиса


Коалиционные силы (КС) и Международные силы содействия безопасности МССБ, несмотря на все возраставшую численность (с 4,7 тыс. до 150 тыс. военнослужащих), не смогли эффективно противостоять вооруженной оппозиции, распространившее к 2008 году свое влияние на большую часть афганских провинций. Бесчинства иностранных, прежде всего американских военных, особенно во время обысков и облав, их глумление над мусульманскими святынями и пророком Мухаммедом, значительно укрепляли антизападные настроения населения, не только пуштунов, но и других этносов, составляющих порядка 40-45% жителей страны. Бурю возмущения вызывали и вызывают ракетно-бомбовые удары по населенным пунктам, в результате которых гибли и гибнут старики, женщины и дети. Все это накладывалось на ухудшавшееся положение населения, более половины которого, не находя работы, проживало за чертой бедности. За годы войны были выведены из строя промышленные предприятия, ремесленные мастеровые, разрушены ирригационные системы и иные каналы водоснабжения, заброшены сотни тысяч гектаров пахотных земель, погибал скот. Население, чтобы хоть как-то выжить было вынуждено расширять посевы наркосодержащих культур, неприхотливых к погодным условиям и не требующих влаги, их производство и контрабанда, даже по признанию американцев «взлетело до небес» за годы пребывания иностранных войск.

Средства, выделявшиеся странами-донорами (только к весне 2005 года их сумма превысила 4 млрд. долл.) в основном тратились на содержание заполнивших страну иностранных экспертов и советников, а часть просто разворовывалась или оседала в карманах коррумпированных чиновников. Несмотря на принятие в 2006 году на международной конференции в Лондоне стратегии мирного обустройства Афганистана, иностранные доноры стали ежегодно урезать заявки афганского правительства и отдельных министерств на развитие (отраслевых проектов, на последующих конференциях по Афганистану-в Кабуле, Риме, Токио, Москве и Париже, где принимались решения о предоставлении помощи Афганистану, ситуация не улучшалась.

Государства ШОС,серьезно озабоченные развитием ситуации в соседней стране, ростом вызовов и угроз, исходящих с ее территории-терроризма, экстремизма и наркотрафика, сочли необходимым созвать под эгидой Организации широкопредставительную международную конференцию для определения путей решения афганской проблемы в комплексе.

Открытие конференции состоялось 27 марта 2009 года в Москве. В ее работе участвовали министры и высокопоставленные представители государств-членов ШОС (кроме Узбекистана), президент Афганистана Х. Карзай, представители государств-наблюдателей при ШОС (Индии, Ирана, Монголии и Пакистана), стран «Большой восьмерки», Нидерландов, Турции, Туркмении, а так же Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, руководители ряда крупнейших международных организаций-ОБСЕ, ЕС, НАТО, ОДКБ, ОИК, СВМДА и других, всего 36 делегаций. В принятой на конференции Декларации, а также в подписанных представителями государств-членов ШОС и президентом Афганистана Х. Карзаем Заявлении и Плане действий по борьбе с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью содержались согласованные оценки вызовов и угроз, исходящих с афганской территории, и назван ряд практических шагов с использованием потенциала ШОС. В этих документах особо подчеркивалась необходимость налаживания регулярного диалога между ШОС, заинтересованными государствами и международными организациями.

Значимым итогом конференции стало признание важности регионального фактора в нейтрализации угроз и вызовов, исходящих с афганской территории. При этом подчеркнуто, что ШОС является одним из подходящих форумов для ведения с участием партнеров широкого диалога по афганской проблеме в контексте совместных усилий мирового сообщества и Афганистана со своими соседями в интересах противодействия терроризму, незаконному обороту наркотиков и организованной преступности.

Несомненным достижением работы Конференции стал и тот факт, что за одним столом удалось собрать представителей государств, порой являющихся политическими оппонентами, в том числе и по афганской проблеме (США-Иран, Индия-Пакистан, НАТО-ОДКБ).

Вывод войск - один из векторов афганской политики США и Запада-не сможет стабилизировать обстановку в Афганистане и вокруг него. Конфликтый потенциал питает (как питал и раннее), не только исключительно внешний фактор-присутствие иностранных войск и вмешательство иноземцев во внутреннюю жизнь афганцев, а целый комплекс глубинных внутриполитических (в том числе этно-религиозных) и социально-экономических проблем. Только учет их взаимосвязи и взаимозависимости способен определить оптимальные подходы к афганским делам в целом.

Анализ сложившейся ситуации со всех очевидностью позволяет полагать, что вывод войск США/НАТО приведет к активизации вооруженной оппозиции, этнических лидеров и полевых командиров, нежелающих подчиняться центру. Обстановку к 2014 году едва ли смогут нормализовать Национальная армия Афганистана и полиция даже в случае их поддержки американскими войсками контингентами, которые США намерены оставить в стране после вывода основной части МССБ (Как заявил Б. Обама на саммите НАТО в мае 2012 года, к сентябрю 2014 года в Афганистане будут дислоцированы 68 тыс. военнослужащих США, которые только «в случае необходимости» будут участвовать в военных действиях). Учитывая афганские реалии, есть определенные основания сомневаться и в том, что ежегодные вливания США/НАТО (4, 1 млрд. долл.) на содержание и поддержку афганской армии, станут полностью использоваться по назначению. По всей видимости, вооруженное противостояние в стране сохраниться, особенно на юго-востоке и юге.

В привлечении стран региона к афганским делам проявили и проявляют явную заинтересованность явную заинтересованность Афганистан и другие страны, о чем можно судить по высказываниям кабульских властей, не исключая президента Х. Карзая, а также по выдвигавшимся в последние годы политическим и экономическим инициативам регионального масштаба. Что касается Вашингтона, то участие соседних стран в решении афганской проблемы в определенных пределах им не отвергается.

Общим интересам государств-членов ШОС, серьезно озабоченных исходящими с афганской территории вызовами и угрозами этно-религиозного экстремизма, сепаратизма, терроризма, все возрастающего распространения наркотиков и связанной с этим трансграничной организованной преступностью, отвечает признание за ними более значимой роли в решении афганской проблемы. За десять лет своего существования, Шанхайская организация сотрудничества утвердилась как авторитетное сообщество и весомый фактор не только региональной, но и мировой политики. Государствами-наблюдателями при ШОС стали Пакистан, Индия, Иран, Монголия, партнерами по диалогу Шри-Ланка и Белоруссия, документы о сотрудничестве с ШОС подписали ряд международных организаций и форумов, среди них Декларация о сотрудничестве между Секретариатами ООН и ШОС, Соглашения о взаимодействии с АСЕАН, ЭСКАТО, ОДКБ, ЕврАзЭС, СНГ и др. Ныне заинтересованность во вступлении в ШОС (объявляет Украина). Проявляется возможность тесно координировать действия с партнерскими объединениями, поддерживать созвучные подходам ШОС международные инициативы других «игроков»-БРИКС, ОДКБ, СНГ, ЕврАзЭС, АСЕАН, РИК, а также ближневосточных, латиноамериканских, африканских многосторонних объединений. Внимание к наработкам ШОС в области борьбы с терроризмом, пресечению наркотрафика, противодействию трнасграничной оргпреступности, профилактике экстремизма проявляют страны АТР. Так, Региональная антитеррористическая структура ШОС налаживает рабочие контакты с профильными ведомствами Индии, Пакистана, Шри-Ланки, Индонезии.

Однако, вызовы и угрозы не только на региональном, но и на мировом уровне требуют серьезнейшего глубокого и продуманного подхода и конкретных совместных действий. Речь идет не только о безопасности государств-членов ШОС, но и о проблемах мира в целом. Это несомненно касается афганских наркотиков связанных с этим организованной преступностью и терроризмом.

На саммите 2011 года ШОС была принята Антанаркотическая стратегия. В рамках этой стратегии в 2011 году по инициативе РФ, Россия, КНР и Казахстан осуществили оперативно-профилактическую операцию, в результате которой было выявлено более четырехсот наркопреступлений.

В целях активизации сотрудничества в борьбе с наркоугрозой Секретариат ШОС расширил контакты с Международным комитетом по контролю за наркотиками и Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП).

На саммите ШОС в Пекине в июне 2012 года было принято решение создать в рамках Организации универсальный центр по противодействию терроризму, наркотрафику и организованной преступности, сформировав при РАТС специальное подразделение по координации борьбы с производством и распространением наркотиков. Весьма примечательно, что предложение членов ОДКБ использовать опыт Организации по перехвату наркотрафика и обслуживающих его финансовых потоков, наладив взаимодействие с МССБ, не встретило ожидаемой реакции со стороны США/НАТО. Министр иностранных дел РФ С.В. Лавров в выступлении 14 июня 2012 года на международной конференции в Кабуле, обоснованно отметил, что подобная позиция Вашингтона и его союзников, снижает эффективность усилий по достижению поставленных ООН целей на этом жизненно важном для мирового сообщества направлении.

Важнейшей составляющей содействия развитию мирного процесса в Афганистане несомненно является форсированное технико-экономическое сотрудничество стран ШОС с Кабулом, оказание финансовой и иной материальной помощи на двусторонней основе и на региональном уровне.

Государства-члены, а также наблюдатели ШОС уделяют данной стороне сотрудничества с Афганистаном серьезное внимание, что подробно рассматривается известными отечественными исследователями.

Большое значение имеет также российская поддержка усилий афганских властей по стабилизации ситуации в стране. Нынешняя американская администрация дает высокую оценку поставкам российских вооружений и боевой техники для афганских вооруженных сил и полиции. Как было отмечено в Совместном заявлении президентов Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки по Афганистану от 24 июня 2010 года, «Россия и Соединенные Штаты работают над возможностью оказания содействия афганским силам безопасности поставками вертолетной техники и запасных частей российского производства». Пентагон уже потратил 648 млн. долл. на закупку и ремонт 31 вертолета советского и российского производства класса Ми-17 для афганских сил безопасности. В следующем году предполагается приобрести еще 10 таких машин. Поскольку, как уже было сказано, серьезную озабоченность Москвы вызывает именно афганский наркотрафик, в последние годы российская сторона активно участвует в подготовке афганских наркополицейских.

Российская помощь Афганистану не исчерпывается, однако, лишь укреплением силовых структур этой страны. Россия полностью списала афганский долг в объеме 12 млрд. долл. и, кроме того, продолжает оказывать гуманитарную помощь ИРА. В ходе встречи российского, афганского, пакистанского и таджикского президентов в Сочи в августе 2010 года в практическом ключе обсуждались различные совместные экономические проекты, в том числе российское участие в реконструкции 140 объектов, возведенных в Афганистане при советском техническом содействии, а также возможннсть транзита произведенной в Таджикистане электроэнергии через Афганистан в Пакистан.

В настоящее время по афганской проблеме у Москвы и Вашингтона нет серьезных стратегических разногласий: различия в подходах касаются лишь тактических вопросов (например, каким образом вести борьбу с афганской наркоугрозой или интегрировать «умеренных» талибов в афганское общество). В то же время две державы продолжают конкурировать между собой в обширном регионе Большого Ближнего и Среднего Востока, а также Центральной Азии.

В начале марта 2012 года состоялось заседание Российско-афганской межправительственной комиссии по технико-экономическому сотрудничеству и торговле, которая неуклонно развивается. В 2011 году прирост товарооборота по сравнению с 2004 годом увеличился более, чем в 12 раз. В структуре российского экспорта заметное место занимают топливно-энергетические товары (72, 3%), древесина и целлюлозно-бумажные изделия (10, 6%), различные виды оборудования, транспортные средства, металлы и изделия из них.

При рассмотрении афганской проблемы в контексте ее решения на региональном уровне перед ШОС стоит и такая серьезнейшая проблема, как необходимость определения согласованной линии об ее расширении.

Сторонниками расширения выдвигались весомые контраргументы: расширение повысит политический вес и увеличит практические возможности Организации. Вступление Индии сразу превратит ШОС в мощную глобальную структуру с огромным потенциалом. Привнесению же в ШОС индопакистанских противоречий будут препятствовать обязательства Дели и Исламабада, которые они должны взять на себя при вступлении в Организацию. Таким образом, принятие в ШОС, Индии и Пакистана, напротив, может в определенной мере нормализовать отношения между ними и способствовать в рамках Организации.

В конечном счете, эксперты пришли к выводу о том, что расширение ШОС в ближайшей перспективе не только укрепит потенциал Организации и повысит ее международный авторитет, но и будет способствовать эффективному противостоянию угрозам безопасности региона, а коллективные усилия, несомненно, увеличат возможности реализации национальных и транснациональных экономических программ прежде всего в области транспорта, электроэнергетики, а также строительства газопровода с участием Туркменистана, Афганистана, Пакистана и Индии и ряда других крупных проектов. При этом, естественно, Организация намерена сотрудничать лишь по тем направлениям, которые соответствуют ее политическим и экономическим интересам.

Взяв курс на активизацию сотрудничества с Афганистаном в контексте решения афганской проблемы, государства-члены ШОС не однажды на разных уровнях высказывали свою позицию в отношении пребывания в стране иностранных воинских контингентов и условиях их вывода. На международной конференции в Бонне в начале декабря 2011 года глава российского внешнеполитического ведомства С. В. Лавров еще раз подтвердив мнение РФ в отношении этой проблемы, подчеркнул, что МССБ должны покинуть Афганистан лишь после соответствующего решения Совета Безопасности ООН, но мандату которого был осуществлен их ввод. Подмена же МССБ иными формами иностранного присутствия в Афганистане и соседних странах контрпродуктивна. Солидарность с С. В. Лавровым выразили министр иностранных дел КНР Ян Цзечи и руководители делегаций некоторых других стран. Серьезную озабоченность по этому вопросу высказали государства-члены ОДКБ: на юбилейном саммите этой Организации (декабрь 2011 г.) ими была достигнута договоренность о том, что размещение военных баз на территориях их государств возможна только при согласии всех ее членов.

Что же касается Китая, не являющегося членом ОДКБ, то позиция Пекина по этому вопросу не вызывает сомнений.

Отдавая себе отчет в сложившейся в целом ситуации, КНР достаточно активно развивает двусторонние отношения с Афганистаном: в 2006 году был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве, затем соглашения о льготном налогооблажении при импорте некоторых афганских товаров и сотрудничестве в сфере сельского хозяйства. При китайском содействии стали строиться автодороги, школы, больницы, создавалась цифровая телефонная сеть в Кабуле, в соответствии с соглашениями 2006-2010 гг. Китай выделил более 150 млн. долл. на развитие энергетики и водоснабжения, списал афганские долги порядка 20 млн. долл. В КНР готовятся граждане и военные афганские кадры, в кабульском университете открыт Институт Конфуция. В стране работают мелкие и относительно небольшие китайские компании. Важнейшим крупным проектом Китая в Афганистане, имеющим, как видится, не только исключительно экономическое значение, стала «Айнак»-получения в 2007 году «Китайской металлургической группой» права на разработку обнаруженного специалистами нашей страны крупнейшего в мире меднорудного месторождения в провинции Логар, где планируется, создав порядка 100 тыс. рабочих мест и жилищно-бытовую инфраструктуру, построить железнодорожную ветку для вывоза руды на «китайский Запад»-в неспокойную область проживания мусульман-уйгуров-СУАР. По имеющимся данным китайские инвесторы намерены вложить в реализацию проекта «Айнак» 100 млрд. долл.

Кабул неизменно подчеркивает важную конструктивную роль Пекина в афганских делах и его щедрую помощь в мирном восстановлении страны. В выступлении Х. Карзая на пекинском саммите в июне 2012 года прозвучала заинтересованность в получении силами безопасности Афганистана поддержки от ШОС и соседних стран после вывода МССБ в 2014 году.

И еще один серьезнейший вопрос, решение которого обходить ни в коей мере не следует в условиях, когда «информационные границы» ныне открыты во многом более, чем ранее. «Информационной обороны» (если она поставлена на серьезном уровне), сейчас явно недостаточно. Как и каким образом строить работу в данном направлении необходимо тщательно продумать. Как представляется, не случайно на 17-ом съезде КПК на повестке дня был поставлен вопрос о собственной «культурной безопасности».

Реализация серьезнейших сложных задач, включая и афганскую проблему, требует широкой разноплановой, подчас поистине ювелирной работы, поиска новых подходов и путей взаимоприемлемых решений для достижения поставленных целей в условиях динамично меняющихся реалий. «На кону» региональные и глобальные интересы входящих в ШОС стран, их политическая стабильность, экономическое благополучие и, наконец, образ Евразии в обозримой перспективе.


Заключение


Конфликт в Афганистане начала XXI века предоставляет собой многослойное явление, отражающее наложение на издавна существующие традиционные внутриафганские этнополитические столкновения, борьбу соседей за региональную гегемонию и контроль над важным геополитическим пространством, а также зарождающееся глобальное культурно-цивилизационное соперничество. Центральной осью конфликта стала попытка части международного сообщества, развитых евроатлантических государств, объединенных в военно-политический блок НАТО и примкнувших к ним стран, дать адекватный ответ в Афганистане транснациональной сети исламского радикализма, бросившего террористический вызов США 11 сентября 2001 г.

В центре противоборства оказались с одной стороны вооруженные силы международной коалиции (МССБ), действующие по мандату СБ ООН, а с другой радикальные афганские исламисты, объединенные в движение «Талибан», поддерживаемое транснациональной террористической сетью организации «Аль-Кайда». Противоборство этих сил ведется в различных областях внутри и вне Афганистана: в военно-политической, дипломатической, социально-экономической, этно-культурной и т.д.

Конфликт в Афганистане ведет к большим жертвам среди мирного населения, а также военнослужащих стран коалиции, колоссальным финансовым и материальным расходам, негативно влияет на всю международную обстановку. Метастазы афганского конфликта распространяются на соседние государства, другие конфликтные зоны на Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной Азии, на Кавказе, в Северной Африке, на страны «исламского мира», зараженные радикальным исламизмом.

Афганистан начала XXI века иллюстрирует картину первой трудной не во всем удачной попытки международного сообщества дать адекватный ответ на поистине новый исторический вызов - транснациональный терроризм как угрозу всеобщему миру еще не во всем осознанную человечеством. Тем не менее, изучение и анализ афганского опыта, успехов и неудач международного сообщества в ликвидации баз транснациональной сети, новой глобальной угрозы каковой стал терроризм, представляется заслуживающим внимания со стороны научного сообщества.

Некоторые выводы уже напрашиваются, их необходимо сделать, дабы руководствоваться в дальнейшем не столько политическими эмоциями и корыстными эгоистическими интересами отдельных стран, сколько трезвым, рациональным выбором средств и методов, ведущих к положительным результатам по упрочению всеобщего мира и безопасности.

Первый важный вывод из десятилетнего проведения (2001-2010 гг.) операции, осуществляемой международным сообществом под эгидой ООН по ликвидации базы терроризма в Афганистане, заключается в том, что одними силовыми, вооруженными действиями проблему транснационального терроризма не решить. Необходим комплексный подход, применения политических, дипломатических, информационно-пропагандистских, социально-экономических, культурно-религиозных и других мер для стабилизации обстановки в Афганистане, а также вокруг него.

Кризис политики вооруженного подавления талибов, проводимый НАТО и администрацией президента США Дж. Буша, в начале десятилетия вынудил в его конце администрацию нового американского президента Б. Обамы и международную коалицию искать иные пути разрешения афганского конфликта. Разрабатывается и проводится в жизнь на практике комплексная программа выхода из кризиса, урегулирования афганского конфликта.

Новая стратегия НАТО в Афганистане получила одобрение на лиссабонском саммите этой организации в ноябре 2010 г. где была поставлена стратегическая задача к 2014 г. вывести основные вооруженные силы Северо-Атлантического альянса из Афганистана, оставив там лишь незначительное число советников.

В этой связи возникают вопросы о возможных последствиях как для мировой политики, так и для Афганистана, других зон конфликтов новой стратегии НАТО. Откроются ли возможности для безболезненного политического разрешения конфликтов, или новая стратегия приведет к новому обострению противоборства, соперничества как внутренних сил, так и союзников по коалиции, осложнению всей системы международных отношений.

Администрация Б. Обамы в мае 2009 г. наметила стратегию разрешения афганского конфликта, избрав приоритетными политические и дипломатические меры, подкрепляемые силовыми акциями, преследующие конечные цели стабилизации внутриполитического положения в стране, легитимизации существующей в Кабуле власти. В целях ослабления позиций «Талибана» намечено рассматривать приграничные зоны в Пакистане и Афганистане как единое стратегическое и военно-политическое пространство, в котором должны действовать, прежде всего, местные силы. Заявленная президентом США Б. Обамой стратегия исходила из необходимости решения трех задач: усиления местных и иностранных вооруженных сил в Афганистане, социально-экономической поддержки Пакистана, активизации военно-политической деятельности в «зоне племен».

Наращивание вооруженных сил союзников, а также местной, афганской армии и полиции призвано было обеспечить безопасность и стабильность при формировании легитимных афганских местных органов власти.

Кроме того, вновь прибывшие подразделения намечалось использовать в ходе боевых операций против террористических групп на юге и востоке страны, ими же планировалось усилить афганско-пакистанскую границу. Для повышения боеспособности национальных сил безопасности намечалась отправка военных инструкторов для Афганской национальной армии из числа опытных офицеров армии США, в дополнение к обязательствам США, провозглашенных президентом Б. Обамой в феврале 2009 года. Цель проекта - подготовка к 2012 г. 170 тысяч военнослужащих Афганской национальной армии (AHA), а также доведение оперативного состава Национальной полиции (НП) до 130 тысяч человек. В целях социально-экономического развития страны по программе восстановления и реконструкции регионов, из США планируется отправка гражданских экспертов. Новая стратегия США получила полную поддержку правительства Афганистана.

Однако политика «афганизации» войны сталкивается с большими трудностями. Вооруженное сопротивление радикальных исламистов не прекращается, оно принимает новые формы партизанской войны и отдельных террористических акций в городах, в частности в Кабуле.

Поиски внутриполитического урегулирования также идут с трудом. Политика вовлечения руководителей талибов в переговорный процесс ставит в повестку для трудноразрешимые ценностные проблемы. Представители исламских партий требуют изменения действующей в Афганистане конституции, вывода всех иностранных войск, предъявляют трудноприемлимые условия. Просматриваются две тенденции в сфере внутриполитических отношений: одна к общенациональной консолидации, строительству афганского государства с пуштунским ядром, другая-к усилению сепаратистских движений, племенной автономии, самостоятельности отдельных районов, возвращению к традициям в общественном полицентричном устройстве Афганистана с номинальной центральной властью.

В дипломатическом, внешнеполитическом аспекте за десять лет произошли заметные сдвиги. Антитеррористическая коалиция претерпела серьезные позитивные изменения из преимущественно военно-силовой организации она превращается в политико-экономическую структуру, о чем свидетельствует девятая международная конференция стран-доноров по Афганистану, проходившая 20 июля 2010 г. в г. Кабуле.

На конференции были приняты ключевые решения по передаче контроля за безопасностью в Афганистане от сил НАТО к афганской армии и полиции, а правительству в Кабуле контроля за основными потоками международной помощи, которая в значительной мере ранее порождала коррупцию, либо использовалась иностранными компаниями не по назначению.

Таким образом, процесс внутриафганского политического урегулирования и «национального примирения» пока находиться в стадии поиска приемлемой для конфликтантов формулы, испытывает серьезные трудности как в силу отсутствия общенациональной консолидации афганского общества, традиционной его этнической фрагментарности, так и проблемности включения «умеренных талибов-пуштунов», их интеграции в существующую в Кабуле администрацию. Видимо, процесс внутриполитического урегулирования в Афганистане требует иного подхода, с учетом исторических, социально-политических, этно-религиозных условий страны как полиэтнического образования, где более 40% населения представлены разделенными народностями, лишенными межэтнических общегосударственных связей для чего требуется выработка общей идентичности, преодоления ее множественности.

В военной области стратегия «афганизации» конфликта как в свое время «вьетнамизации», «иракизации» и т.д. представляется малоперспективной, она ведет только к расширению зоны военных действий, изменению методов ведения войны, росту вооруженного противостояния между центром и периферией, поддерживаемой извне.

В дипломатическом, внешнеполитическом плане поставлена новая задача «оборонного сотрудничества» всех заинтересованных в ликвидации афганского очага сторон в целях предотвращения возрождения Афганистана как центра транснационального терроризма и производства наркотиков. Определенные позитивные подвижки в этом направлении произошли за рассматриваемый период, но они требуют закрепления и развития.

Война в Афганистане не может длиться бесконечно, и это понимают все стороны и участники конфликта. Задача мирового сообщества - объединить усилия в поисках приемлемого варианта прекращения военных действий, перевода страны в русло мирного, демократического развития. Такой путь в интересах не только самого Афганистана и его народа, но и всех заинтересованных сторон. Задача у всех одна - положить конец исламскому экстремизму и терроризму, дать возможность народам региона избрать свой путь развития на основе обеспечения мира и безопасности.


Источники и литература


1) Джульетто Кьеза. Бесконечная война М: Детектив - Пресс, 2003.-208 с., ил.

) Марсден П. Талибан. Война и религия в Афганистане./ П. Марседен. Перевод с англ. Е. Егоровой, Е. Клиновой. - М.: ООО « Городец-издат», 2002.-173 с.

) А.В. Королев; В.В. Королева, А.В. Крикунов, М. 2008 г.-333 с.

) Бойко В.С. Власть и оппозиция в Афганистане: особенности политической борьбы в 1919-1953 гг./ М. 2010.-391 с.

) Козырев Н.И. Роль дипломатии в разблокировании «афганского узла» : от «Женевы - 88» до наших дней. М., 2009, с. 116 - 203

6)Лавров А. Ю. Политический ислам в Афганистане, М., Бишкек, 2010 г.

7) Никитин А. И. Конфликты, терроризм, миротворчество, М., 2009. С. 47

8) Заемский В. Ф. ООН и миротворчество, М., 2008. С. 148-155

9) Штоль В.В. Роль и место НАТО в системе европейской и международной безопасности в условиях глобализации М., 2006

10) Арунова М. Р. Афганистан сегодня, сб. Афганский кризис и проблемы формирования региональной системы безопасности. М., 2010

1) Арунова М. Р. Набиев З. К. Афганистан, Проблемы терроризма, М., 2003

2) Белокреницкий В.Я. Особенности внешнеполитического процесса в современном Пакистане // Ближний Восток и современность. Сб. статей. Вып. 41. М., 2010. С. 182-183

3) Loyd A. Corruption, Brides and Trafficking; A Cancer That Is Engulfing Afghanistan.-The Times (UK), 24.11.2007

) Арунова М.Р. Операция «Несокрушимая свобода». Задачи, проблемы, перспективы// Современный Афганистан и сопредельные страны, М., 2011

) Осипов В.И. Базовые факторы, детерминирующие динамику образа России в Афганистане// Формирование образа России в Мире, в контексте афганского кризиса. РУДН, М., 2010

) Белокреницкий В; Москаленко В; Шаумян Т. Афганистан и ШОС// ШОС и страны Ближнего и Среднего Востока, М., 2011

) Коргун В. Г. Афганистан на пути к парламентским выборам// Афганистан, Иран, Пакистан: время выборов и перемен, М., 2006

) Сергеев В. Взгляды западной коалиции на ситуацию с производством афганского опиума// Ближни Восток и Современность, вып. 36, М., 2008

) Арунов М.Р. ШОС и афганская проблема, М., 2012

) Малышева Д. Афганистан и Центральная Азия // Современный Афганистан и сопредельные страны, М., 2012

) Проблемы государственного и социально - экономического развития Афганистана: докл. рос.-канад. научн.конф., М., 21-22 февр. 2008 г./(отв. ред.: Рогов С.М.), 2008.-102 с.

) Афганистан: проблемы войны и мира. М. Редакционно - издательский отдел института востоковедения РАН, 1996, 189 с.

) Аналит. Записки научно - координационного совета по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России, выпуск 9 (38), октябрь 2008; Шило Н. Обстановка в Афганистане: военно - полит. ситуация и трансформация полит. курса страны.

) Афганистан и Пакистан: совр. состояние и перспективы развития (по материалам рабочего совещания, состоявшегося в Центре изучения стран Ближнего и Среднего Востока; ИВ РАН 2 апреля 2012) М.,2012.-228 с.

) Ситуация в Афганистане и формирование региональной системы безоп. в Центр. Аз: материалы V Международной научн. конференции. М.,29 ноября 2012г./ сост. Шпаковская М.А.-М.,РУДН, 2012.-167 с.

) Афганистан в начале XXI века: сб.ст./ Ин-т изучения Израиля и Ближнего Востока, ин-т востоковедения РАН, 2004.-207 с.

) Возможность изменения ситуации в Афганистане; проблемы регион. безопасности и потенциал ШОС по ее поддержанию: тезисы выступлений участников круглого стола// 30 марта 2011 года/ ред.-сост. Агафонов Г. Д., 2011.-87 с.

) Сатаров В. Иностранное военное присутствие в Афганистане // ЗВО. 2010. №2. С.11.

) Кузнецов Д.В. Использование военной силы во внешней политике США. Благовещенск, 2010. С. 64, 68.

) Ахмед Рашид. Талибан. Ислам, нефть и новая Большая игра в Центральной Азии.-М.,2003. С. 118.

) Тронов А. И. Афганистан конца 2005, в сб. Время выборов и перемен: Афганистан, Иран, Пакистан.- М., 2006

) Крупнов Ю. В. Россия между Западом и Востоком. Курс Норд-Ост. - СПб.: Нева, 2004.

) Крупнов Ю. В., Батыршин И. И., Дереникьян А. С., Крупнов Б. В., Мелентьев С. Э. Путь к миру и согласию в Афганистане определяется позицией, которую займет Россия. - М.: ИДМРР, 2008.

) Барышев А. Мировая политика и Организация Объединенных Наций 1945 - 2009 г. М., 2009.


Теги: Современное состояние и пути решения Афганской проблемы  Диплом  Мировая экономика, МЭО
Просмотров: 36763
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Современное состояние и пути решения Афганской проблемы
Назад