Симбионтное пищеварение у кроликов и пути увеличения использования углеводов кормов

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

УДК 636.92:612.32

лактионов константин станиславович


симбионтное пищеварение У кроликов и пути увеличения использования углеводов кормов


пециальность 03.00.13 - физиология

Диссертация

на соискание ученой степени

доктора биологических наук

НАУЧНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ:

Доктор биологических наук,

профессор А.С. Козлов


Орел, 2009

СОДЕРЖАНИЕ


Введение

. Обзор литературы

.1 Биохимический состав, особенности потребления растительных кормов и пути пищевой адаптации кроликов к их усвоению

.2 Взаимосвязь морфогенеза пищеварительной системы, потребления и использования кормов

.3 Пищеварение в ротовой полости и желудке кроликов

.4 Пищеварение в тонком отделе кишечника

.5 Пищеварение в толстом отделе кишечника

.6 Всасывание питательных веществ в пищеварительном аппарате кроликов

.7 Копрофагия как особенность питания кроликов

.8 Скорость прохождения корма по пищеварительному тракту и переваримость питательных веществ

. Материал и методика исследований

.1 Объекты исследований и условия постановки опытов

.2 Методики исследований

. Результаты исследований и их обсуждение

.1 Особенности потребления кормов в зависимости от их биохимического состава и возраста кроликов

.2 Морфологическое развитие органов пищеварения в онтогенезе как определяющий фактор эффективности симбионтного пищеварения

.3 Скорость и порядок продвижения кормов по пищеварительному тракту кроликов

.4 Редукция частиц корма в пищеварительном тракте кроликов

.5 Прецекальное симбионтное пищеварение у кроликов

.6 Симбионтное пищеварение в слепой кишке кроликов

.6.1 Возрастные особенности пищеварения в слепой кишке

.6.2 Видовой состав симбиоценоза слепой кишки

.6.3 Пищеварение в слепой кишке в зависимости от уровня клетчатки в рационе

.6.4 Пищеварение в слепой кишке при монопитании

.6.5 Суточная динамика показателей пищеварения в слепой кишке

.7 Переваримость питательных веществ у кроликов в зависимости от возраста и условий кормления

Заключение

Выводы

Практические предложения

Список литературы

Приложения


ВВЕДЕНИЕ

кролик корм пищеварение

Актуальность темы

Совершенствование существующих систем нормированного кормления животных остается в числе наиболее приоритетных задач, стоящих перед наукой и практикой. Накопленные в этой области знания диктуют необходимость перехода к прогнозу и контролю полноценности питания животных на уровне обменных процессов, происходящих в желудочно-кишечном тракте.

Основой для совершенствования и разработки новых систем кормления являются детальные исследования закономерностей симбионтного гидролиза различных нутриентов, эффективности синтетической деятельности микрофлоры пищеварительного тракта, количественного и качественного состава всасывающихся конечных продуктов переваривания.

В дальнейшем эти результаты должны будут послужить основой для построения физиологически обоснованной модели процессов пищеварения, с помощью которой можно будет прогнозировать метаболические и продуктивные реакции пищеварительной системы на различный состав, количество и качество питательных веществ, поступающих в составе кормов рациона.

Благодаря высокой плодовитости, энергии роста, относительной простоте кормления и содержания кролик является ценным хозяйственным животным. Это также удобный объект в лабораторной (иммунологические, фармакологические, токсикологические исследования) и научной практике (изучение проблем нейрогуморальной регуляции, пищеварения и т.д.).

Более века кролики находятся в поле пристального внимания биологов и специалистов сельского хозяйства. Детально исследованы отдельные аспекты физиологии пищеварения - секреция слюны, желудочного сока, желчи, активность трипсина, полипептидаз, карбогидраз в кишечнике, закономерности всасывания продуктов гидролиза и регуляция пищеварительных процессов (Уголев А.М. с соавт., 1964; Dahlqvist A., 1968; Beauville M., 1972; Дегтярев В.П., 1974; Lemaire J. et al., 1978; Homrani A. et al, 1988; Garcia J., 1997).

Кроличье мясо имеет превосходные вкусовые качества, малую жирность и диетические свойства. На протяжении последних двух десятилетий прошлого века вырос интерес к разведению кроликов во многих европейских странах, особенно во Франции, Испании и Италии (Colin M. et al., 1995). Многие развивающиеся страны, такие как Гана, Кения, Малави, Маврикий, Мозамбик, Нигерия, Судан, Танзания, Того, и Замбия, имеют государственные программы, направленные на развитие кролиководства.

Потребность кроликов в основных питательных и биологически-активных веществах кормов изучалась в многочисленных зоотехнических и научно-производственных опытах. Определена потребность их в энергии (Heckmann G. et al., 1970; Parigi-Bini R., 1970; Раззоренова Е.А. с соавт., 1980), протеине и аминокислотах (Collin M., 1975; Растимешина С.В. с соавт., Раззоренова Е.А., 1983; Colin M. et al., 2001), жире, минеральных веществах и витаминах (Беседина Г.Г., 1975, 1976; Андреева В.С. с соавт., 1977; Макарова Г.В. с соавт., 1978; Калугин Ю.А. с соавт., 1979; Куликов Н.Е. с соавт., 1985; Карпухина Е.Г. с соавт., 1997). Разработаны рецептуры полнорационных комбикормов (Морозова К.Н., 1973, 1976,1978; Спруж Я. с соавт., 1974; Помытко В.Н. с соавт., 1976; Александрова В.С. 1978; Раззоренова Е.А., 1978; Вакуленко И.С. с соавт., 1985; Огай В.О. с соавт., 1987; Бабунидзе О.Е. с соавт., 1996). Рекомендованы и «нетрадиционные» кормовые смеси, содержащие цеолиты, биологически активные вещества и культуры бактерий (Морозова К.Н. с соавт., 1974; Морозова К.Н. с соавт., 1980; Рютова В.П. с соавт., 1986; Ататекян Г.А. с соавт., 1976, Самхаришвили М.Д., 1990; Балакирев Н.А. с соавт., 1997).

Являясь фитофагами, кролики, казалось бы, должны быть приспособлены к эффективному использованию грубых и зеленых кормов, однако переваримость клетчатки у них составляет лишь 18-30 %, а повышение ее уровня в рационе приводит к существенному снижению усвояемости более значимых нутриентов (Эйткен Ф. с соавт., 1966; Помытко В.Н. с соавт., 1975; Калугин Ю.А., 1978, 1981).

В связи с этим, для обеспечения интенсивного роста и высокой продуктивности в рационы этих животных приходится включать дорогостоящие концентраты (Кулько К.С., 1990; Уткин Л.Г., 1998).

Уже сама многочисленность и разноплановость исследований в области кормления кроликов свидетельствуют о том, что зоотехническими мероприятиями, без учета особенностей физиологии пищеварения, невозможно достичь желаемого потенциала продуктивности этих животных.

Несмотря на очевидную значимость вопроса, закономерности физиологии симбионтного пищеварения у кроликов изучены далеко не в полной мере. Неизвестно, какие механизмы лежат в основе микробного гидролиза клетчатки, недостаточно исследован видовой состав микрофлоры слепой кишки, ее роль в обеспечении животных белком и витаминами, а полученные результаты зачастую носят противоречивый характер (Калугин Ю.А., 1980).

Между тем, микроорганизмы-симбионты не только влияют на активность ряда эндогенных ферментов, нормализуют всасывательную, двигательную и эвакуаторную функцию кишечника, продуцируют полноценный по аминокислотному составу бактериальный белок, кислоты брожения и витамины, но и обладают широким набором ферментов, действующих практически на все пищевые компоненты (Леберганц Я.З., 1975; Астраханцев В.И. с соавт., 1977; Gidenne Т., 1996). Основная же роль микрофлоры заключается в гидролизе клетчатки, которой так богаты корма растительного происхождения.

Кроме того, эубиотические бактерии являются одним из факторов неспецифического иммунитета, влияют на продукцию антител. У гнотобионтов наблюдается недоразвитие лимфоидных тканей и низкий уровень сывороточных ? - глобулинов (Лебедева М.Н. с соавт., 1974; Straw Т.Е., 1988).

Изучение симбиоценоза пищеварительного тракта необходимо также для адекватной оценки пищевой специализации животных и понимания механизмов, лежащих в основе их адаптации при изменении характера питания.

Результаты изучения особенностей пищеварения у кроликов отечественными и зарубежными учеными, показали важную роль толстого отдела кишечника в превращении и усвоении питательных веществ корма. От того, насколько полно симбиоценоз толстого кишечника гидролизует труднопереваримые полисахариды, локализующиеся в клеточной стенке растений, зависят суммарные показатели переваримости кормов, обеспеченность кроликов энергией и микробным протеином, усваивающимся при цекотрофии.

В опубликованных исследованиях были намечены различные подходы к изучению количественных показателей симбионтного пищеварения. Ферментативная активность микрофлоры толстого отдела кишечника изучалась как методами in vivo, так и in vitro. При этом в первом случае определялись преимущественно показатели переваримости белка, легкоферментируемых углеводов, крахмала. Сложнее было оценить вклад симбионтной микрофлоры в переваривание клетчатки.

Знание закономерностей симбионтного пищеварения необходимо также для повышения эффективности использования кормов животными путем наиболее естественного воздействия на микрофлору - способом субстратного регулирования ее жизнедеятельности.

В связи с изложенным, нам представлялось важным изучить основные закономерности симбионтного пищеварения в слепой кишке в зависимости от возраста и условий кормления кроликов, определить величины ферментативной и синтетической активности симбиоценоза и разработать способы повышения степени использования структурных углеводов кормов с учетом полученных данных.

Работа выполнена в соответствии с государственной научной программой и является частью комплексных исследований, проводимых в Орловском государственном аграрном университете на факультете Биотехнологии и ветеринарной медицины по теме 2.3 В.1 «Разработка научно-обоснованных систем кормления сельскохозяйственных животных применительно к условиям кормовой базы Орловской области» (№ государственной регистрации 01.9.80 009 153).

Цель и задачи исследований

Целью исследований являлось изучение физиологии симбионтного пищеварения у кроликов и повышение эффективности использования структурных углеводов кормов. Исследования были направлены на решение следующих основных задач:

- усовершенствовать и применить в экспериментах ряд физиологических методов для изучения процессов пищеварения у кроликов;

изучить особенности морфофункционального развития слепой кишки в онтогенезе;

- определить основные закономерности потребления кормов, скорости и порядка их продвижения по пищеварительному тракту, степени редукции пищевых частиц в зависимости от возраста и условий кормления;

- исследовать влияние биохимического состава корма на соотношение отдельных групп бактерий, переваривающих различные субстраты, ферментативную активность симбиоценоза и характер метаболической ситуации в слепой кишке;

оценить физиологические возможности кроликов по перевариванию нутриентов различных кормов и рационов;

разработать пути повышения степени расщепления структурных углеводов и использования питательных веществ корма.

Научная новизна

В проведенной работе с использованием модификаций физиологических, биохимических и микробиологических методов исследования впервые установлены следующие закономерности:

зависимость морфофункционального развития слепой кишки в онтогенезе от величины потребления и биохимического состава корма;

взаимосвязь численности бактерий слепой кишки, гидролизующих различные субстраты, их ферментативной активности и состава образующихся метаболитов с биохимическим составом корма;

влияние особенностей потребления кормов, скорости и порядка их продвижения по пищеварительному тракту, а также степени редукции частиц пищи на эффективность симбионтной трансформации питательных веществ;

Показано, что важнейшей функцией копрофагии является рециркуляция симбионтных ферментов и, прежде всего, целлюлаз, обеспечивающая переваривание значительной части потребленной клетчатки в желудке и тонком отделе кишечника.

Произведена оценка вклада эндогенного и симбионтного пищеварения в переваривание различных компонентов рациона.

Проведенные исследования позволили разработать новые пути повышения степени использования питательных веществ кормов кроликами.

Практическая значимость и реализация результатов работы

Изложенные в диссертации материалы использованы:

. В учебном процессе на кафедре Зоогигиены и кормления сельскохозяйственных животных ФГОУ ВПО Орел ГАУ.

2. В практических рекомендациях «Рекомендации по кормлению кроликов» (Орел, 2009)

3. В монографиях «Симбионтное пищеварение у кроликов» (2006) и «Физиология питания кроликов и пути повышения степени использования кормов» (2007).

4. Получен один патент и подано 2 заявки на изобретение.

Основные положения, выносимые на защиту

. На ранних стадиях постнатального онтогенеза (40-60-суточный возраст) показатели морфофункционального развития слепой кишки приближаются к значениям, характерным для взрослых кроликов, а степень измельчения пищи в ротовой полости - значительно выше, что является важным адаптационным механизмом, обеспечивающим эффективное переваривание структурных углеводов.

. Увеличение потребления корма снижает время его ферментации в ЖКТ, поэтому на более поздних стадиях онтогенеза (с 90-суточного возраста) эффективность пищеварения снижается.

. Неодновременность поступления частиц грубых и концентрированных кормов в слепую кишку обусловливает разобщенность ферментативных и синтетических микробных процессов.

. Неблагоприятное влияние повышенных уровней клетчатки обусловлено снижением целлюлозолитической активности микрофлоры вследствие ингибирования ферментов избытком промежуточных продуктов гидролиза.

. Важнейшей функцией копрофагии является рециркуляция симбионтных ферментов, в том числе, целлюлаз, обеспечивающая переваривание значительной части потребленной клетчатки в желудке и тонком отделе кишечника.

. У кроликов симбионтно переваривается около 30% органического вещества рациона. Наиболее значителен вклад микробных процессов в переваривание сырой клетчатки и протеина.

Объем и структура работы

Диссертация изложена на 300 страницах, содержит 34 таблицы и 11 рисунков. Состоит из введения, обзора литературы, материала и методов исследований, результатов исследований и их обсуждения, заключения, выводов, практических предложений, списка литературы, приложений. Список литературы включает 325 источников, в том числе 197 на иностранных языках.

Публикация результатов исследований

Основные результаты диссертации изложены в 30 научных работах.

Апробация работы

Основные положения диссертационной работы доложены: на 44 Всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы естествознания в средней и высшей школе (Орел, 1997); Всероссийской научно-практической конференции «Ветеринария. Современные аспекты и перспективы» (Орел, 2002); научно-практической конференции «Естественнонаучные и технологические аспекты развития АПК. Опыт и проблемы» (Орел, 1998); научно-практической конференции «Современные проблемы ветеринарной медицины и животноводства» (Курск, 2006); заседании Ученого совета факультета Биотехнологии и ветеринарной медицины Орел ГАУ (2006 г.); расширенном заседании кафедры Зоогигиены и кормления сельскохозяйственных животных (2008 г.); заседаниях кафедры БЖД на производстве Орел ГАУ (2006-2008 г.г.); на Международном научно-техническом форуме «Реализация государственной программы развития сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия: инновации, проблемы, перспективы», Омск ГАУ (2009 г.); на Всероссийской научно-практической конференции «Аграрная наука - сельскому хозяйству», Курск, (2009 г.); на Конференции «Вклад молодых ученых в реализацию приоритетного национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса», Троицк, (2009 г.).


1. Обзор литературы


Решающее значение в обеспечении продуктивности сельскохозяйственных животных играют вопросы кормления. Являясь типичными фитофагами, кролики приспособлены к использованию большего количества грубых растительных кормов, чем другие сельскохозяйственные животные, традиционно выращиваемые для получения мясной продукции.

Особенность переваривания растительной пищи у кроликов состоит в том, что симбионтные процессы у них, в отличие от жвачных, происходят, главным образом, в толстом отделе кишечника. В этом отношении кролик представляет собой характерную модель животных с кишечным типом микробной ферментации.


1.1 Биохимический состав, особенности потребления растительных кормов и пути пищевой адаптации кроликов к их усвоению


Растительные корма по зоотехнической классификации подразделяются на концентрированные (семена различных зерновых культур, жмыхи, шроты и т.д.), сочные (свежая пастбищная трава, корне- и клубнеплоды) и грубые (сено, солома, веточный корм) (Томмэ М.Ф. с соавт., 1970).

Основное их отличие от кормов животного происхождения заключается в сравнительно низком содержании протеина и жира. Так, содержание сырого протеина в растительном корме обычно не превышает 10-15% в расчете на сухое вещество, сырого жира - 1-4%.

Кроме того, аминокислотный состав растительных белков существенно отличается от животных. Как правило, он лимитирован по содержанию незаменимых аминокислот - лизина, триптофана, метионина.

Исключение составляют некоторые концентрированные корма. Зерно бобовых содержит в 2-3 раза больше протеина, чем зерно злаков, и, что более существенно, протеин бобовых сравнительно полноценен в биохимическом отношении. Жмыхи характеризуются повышенным содержанием протеина и растительных масел.

Углеводы являются основным питательным компонентом растительных кормов. В зерновых кормах углеводы присутствуют главным образом в виде крахмала. Свежая зеленая масса и корнеплоды богаты растворимыми сахарами - сахарозой, глюкозой, фруктозой.

В процессе сушки травы некоторое время продолжается жизнедеятельность клеток (так называемая фаза голодного обмена), в ходе которой расходуются резервные питательные вещества, поэтому содержание сахара в сене значительно ниже, чем в зеленом корме (Пшеничный П.Д., 1957; Дмитроченко А.П., 1967; Калашников А.П., 1978).

Все растительные корма содержат большое количество клетчатки. Являясь основным структурным компонентом оболочек растительных клеток, клетчатка препятствует доступу пищеварительных ферментов к питательным веществам протопластов, существенно снижая переваримость других нутриентов (Синещеков А.Д., 1965).

Содержание клетчатки в расчете на сухое вещество в концентрированных кормах и корнеплодах составляет около 10%, в зеленом корме и сене - более 30%. Однако питательность корма зависит не только от абсолютного содержания в нем клетчатки, но и ее качественного состава.

Основной компонент клетчатки - полисахарид целлюлоза, молекула которой построена из целлобиозных фрагментов, включающих остатки глюкозы, соединенных 1,4-гликозидными связями.

В клеточных стенках растений целлюлозные волокна имеют правильную, почти кристаллическую упаковку. Эти волокна цементируются матриксом, состоящим из гемицеллюлоз, пектина и экстенсина (Selvendran R.R. et al, 1987; McDougall G.J. et al, 1996).

В структурном отношении гемицеллюлозы являются полимерами ксилозы, роль боковых цепочек в молекулах которых выполняют остатки арабинозы, маннозы и глюкозы.

Пектин - полимер метилгалактуроната. Экстенсин - белок, ковалентно связанный с целлюлозными волокнами.

На поздних стадиях вегетации в растениях накапливается и другой армирующий компонент - лигнин. Кроме того, клеточная стенка может быть покрыта сложными липидами кутином и суберином (Chesson A., 1995).

По другой классификации среди многочисленных типов полимеров клеточной стенки можно выделить 5 классов:

  • олигосахариды и нерастворимые в воде полимеры некрахмальной структуры;
  • четыре класса водных нерастворимых полимеров: целлюлоза, гемицеллюлозы, пектиновые вещества;
  • растворимые в воде полимеры - включающие поли- и олигосахариды со степенью полимеризации от 15-2000 (Chesson A., 1995).

Таким образом, термин «сырая клетчатка», принятый в зоотехническом анализе кормов, подразумевает несколько различных химических соединений, соотношение между которыми может существенно варьировать не только в разных кормах, но и в одном и том же корме, в зависимости от сроков уборки, почвенно-климатических особенностей и т.д.

Можно лишь отметить, что в целом, клетчатка корнеплодов содержит меньше целлюлозы и больше легкопереваримых гемицеллюлоз и пектина.

Клетчатка зеленых кормов, убранных вначале вегетации, имеет меньшее количество армирующих компонентов, затрудняющих переваривание, по сравнению с клетчаткой сена.

В зерновых кормах клетчатка локализована в зерновых чешуях и практически не оказывает влияние на доступность веществ эндосперма (Aspinall O.G., 1980).

Клетчатка, в особенности ее основной компонент - целлюлоза могла бы представлять ценный источник углерода и энергии в питании животных. Однако единственными потребителями клетчатки на Земле долгое время были лишь бактерии.

Несмотря на бурное развитие растительности в позднем силуре, анализ ископаемых останков первых сухопутных животных показывает, что они были либо детритофагами, либо хищниками. Фитофагия возникла много позднее - в карбоне. При этом вначале потреблялись лишь наиболее нежные вегетирующие части растений, плоды и семена, содержащие мало клетчатки, но богатые легкоусвояемыми компонентами и только с возникновением гомойотермии и становлением истинных видоспецифических эндосимбиозов стал возможен переход к питанию более грубой пищей.

У пойкилотермных животных симбиоценоз весьма беден по видовому составу и не всегда постоянен (Boni P. et al., 1964).

Исключение в этом отношении составляют термиты и некоторые древесноядные тараканы. Их пищеварительный тракт населяют Protozoa flagellata, которые, в свою очередь симбиотируют со спирохетами (предполагаемый дополнительный источник движения жгутиконосца) и целлюлозолитическими бактериями, помогающими утилизировать хозяину клетчатку.

Кроме того в пищеварительном тракте термитов обитают азотфиксирующие микроорганизмы, пока не найденные у млекопитающих. Уникален у термитов и способ инокуляции симбионтов - непосредственно через яйца, отложенные самкой (Bloodgood R.A. et al., 1976).

Считается, что из обитающих ныне животных, эндогенные ферменты, гидролизующие целлюлозу имеются только в пищеварительном аппарате некоторых членистоногих и моллюсков (Boyton L. et al., 1953; Проссер Л., 1977). Эволюция же млекопитающих шла по пути формирования эндосимбиоза с целлюлозолитическими бактериями.

Наиболее успешно в этом отношении продвинулись жвачные животные, у которых наряду с эндосимбиозом возникли глубокие морфологические преобразования пищеварительной трубки, приведшие к возникновению сложного желудка.

В преджелудках расщепляется до 60% потребленной жвачными клетчатки, около 95% легкопереваримых углеводов и 60-80% белков. То есть микроорганизмы рубца секретируют не только целлюлазы, но и гидролизуют другие углеводы и белки корма (Гущин Н.Н., 1968; Павлова Т.Е., 1968).

Помимо того, что симбионты служат жвачным поставщиками ферментов, расщепляющих пищевой субстрат, они являются и источником белка (выгодно отличающегося от растительных протеинов по аминокислотному составу) подвергаясь перевариванию в железистом сычуге. Не случайно жвачных млекопитающих сравнивают с планктоноядными, культивирующими собственный планктон (Hungate R.E., 1966).

Микрофлора рубца преобразует и растительные липиды, содержащие ненасыщенные жирные кислоты, гидрогенизируя их.

Симбионтное пищеварение у жвачных изучено достаточно полно. Определен видовой состав микрофлоры преджелудков, ее ферментативная активность, количество образующихся метаболитов в зависимости от биохимического состава потребленных кормов (Курилов Н.В. с соавт., 1968).

Значительно меньшее внимание уделено животным с заднекишечным типом микробной ферментации. В частности неясно, как моногастричные фитофаги лишенные копрофагии обеспечивают себя незаменимыми аминокислотами.

Ферментативная активность симбиоценоза у кроликов существенно ниже, чем у жвачных животных, вероятно, вследствие того, что химус толстого кишечника представляет собой сравнительно бедный питательный субстрат для микроорганизмов, поскольку большая часть доступных компонентов корма усваивается в вышележащих отделах пищеварительного тракта. Но в ходе эволюции у этих животных выработался ряд пищевых адаптаций, направленных на максимизацию извлечения энергопластических веществ из грубых кормов.

Это, прежде всего, объемистая слепая кишка, всасывающая поверхность которой увеличена за счет внутренней спиральной складки, снабженная лимфоидными органами - дивертикулом и аппендиксом, секрет которых, обладая щелочной реакцией, нормализует процессы пищеварения (Синельников Е.И., 1950), подобно обильному выделению слюны у жвачных животных (Coats D.A. et al, 1956) .

Затем, ритмичная физиологически нормальная копрофагия, заключающаяся в поедании эвакуата из слепой кишки, обеспечивающая утилизацию микробного белка и сравниваемая иногда с жевание жвачки (Taylor E.L., 1939).

Немаловажное значение имеет и сепарация частиц грубого корма в ободочной кишке. При этом крупные частицы упаковываются в фекальные шарики и покидают пищеварительный тракт, а более мелкая фракция, имеющая большую поверхность ферментации и содержащая микроорганизмы, возвращается в слепую кишку.

Наконец, адаптационное значение также имеет поведенческий механизм - выбор наименее грубых пищевых объектов.

Характер протекания микробных процессов в слепой кишке во многом зависит от величины потребления корма, размера его частиц и биохимического состава.

При свободном доступе к корму кролики съедают около 5% сухого вещества в расчете на массу тела или 60-80 г/кг, что характерно для животных сравнительно небольшого размера. По мнению ряда авторов, высокое потребление и обусловливает быстрый транзит пищевых масс по желудочно-кишечному тракту (Carabano R. et al., 1998; Okerman M., 1994).

Особенности потребления корма кроликами приведены в различных работах, касающихся как физиологии пищеварения, так и зоотехнических исследований (De Вias C. et al., 1994; Carabano R. et al., 1997; De Bias C et al., 1996; Debray L. et al., 2000; Fraga M.J. et al, 1984; Garsia J. et al, 1993; Gutierres I. et al, 2002).

К сожалению, приводимые результаты далеко не всегда сопоставляются с данными по симбионтному пищеварению и суммарной переваримости кормов.


1.2 Взаимосвязь морфогенеза пищеварительной системы, потребления и использования кормов


К органам пищеварения кролика относятся: ротовая полость, глотка, пищевод, желудок, тонкий и толстый отделы кишечника, а также железы, расположенные вне пищеварительной трубы, в частности слюнные, поджелудочная железа и печень.

В ротовой полости располагается язык. Нижняя поверхность его гладкая, а верхняя покрыта различными мелкими сосочками, которые помогают удерживать корм. Между сосочками находятся вкусовые луковицы, с помощью которых кролик определяет качество корма. Язык участвует в пережевывании корма, подпихивая его под зубы.

Среди зубов кролика - их у взрослых животных 28- нет клыков. Резцы у кроликов растут постоянно и самозатачиваются. Передняя поверхность их покрыта прочным слоем эмали, а задняя - тонким и менее прочным слоем, из-за чего она стирается быстрее, чем передняя; таким образом и происходит заострение этих зубов. Резцы служат для захватывания, срезания и грызения корма.

При возбудимом у некоторых животных типе высшей нервной деятельности, а также при отсутствии грубого корма наблюдается чрезмерный рост резцов, которые загибаются в ротовую полость.

Коренные зубы служат животным для перетирания корма. На 21-22-й день жизни крольчонка молочные зубы заменяются на постоянные.

В конце ротовой полости находится глотка, передняя часть которой связана с трахеей, а задняя - с пищеводом. Пищевод у кролика имеет вид трубочки со спавшимися стенками, слизистая оболочка его собрана в многочисленные продольные складки. Мускулатура пищевода представлена тремя слоями: продольными внутренним и наружным и кольцевым средним.

Желудок кролика однокамерный, но в нем обычно выделяют два отдела: фундальный, или слепой мешок, и антральный, или пилорический. Иногда выделяют небольшую кардиальную зону, прилегающую к месту впадения пищевода, и тело желудка, занимающее среднюю его часть. Внутренняя стенка фундального отдела имеет крупные складки. Цвет ее розовый. Антральный отдел по объему примерно в 3 раза меньше фундального, стенки его более толстые, слизистая белого цвета, складки не так многочисленны и мельче, чем в фундальном отделе. В слизистой желудка располагаются железы, которые выделяют желудочный сок.

Пилорический отдел желудка переходит в двенадцатиперстную кишку; диаметр ее 0,8-1 см, а длина 40-60 см. В самом начале двенадцатиперстной кишки в нее открывается желчный -проток. Двенадцатиперстная кишка переходит в тощую, на их границе в кишечник открывается проток поджелудочной железы. Последняя обычно представляет собой не компактный, а рассеянный в петле двенадцатиперстной кишки орган.

Самая длинная из тонкого отдела тощая кишка - 200-225 см - свернута в петли (их насчитывается до 16), а самая короткая - около 35 см - подвздошная кишка - отличается у кролика прямым ходом. В слизистой тощей и подвздошной кишок находятся лимфатические узлы. Подвздошная кишка перед впадением в слепую образует большое расширение - дивертикул, или лимфатический мешочек.

В слизистой оболочке тонких кишок располагаются кишечные железы, которых особенно много в двенадцатиперстной кишке. Железы эти выделяют кишечный сок.

Толстый кишечник разделяется на слепую кишку с аппендиксом, ободочную, предпрямую и прямую кишки. Слепая кишка - довольно объемистый орган. В ее стенке проходит тяж, который образует около 26 витков. Благодаря виткам слепая кишка делится как бы на отдельные секции. Самый широкий участок слепой кишки вместе с устьем подвздошной и началом ободочной кишок равен примерно 4 см. Это так называемая головка слепой кишки. Слепая кишка с содержимым имеет темно-оливковый цвет.

Аппендикс по строению и цвету резко отличается от слепой кишки: цвет его слабо-розовый, стенки толстые, строение их губчатое. Розовый цвет свидетельствует об обильном снабжении этого органа кровеносными сосудами. По данным Ю.А. Калугина (1980) слепая кишка с содержимым почти в 9 раз тяжелее аппендикса, а без содержимого - лишь в 2,5 раза, что объясняется большой толщиной стенки аппендикса, слизистая оболочка которого отличается значительной секреторной деятельностью.

Содержимого аппендикс вмещает 36,7% массы пустого органа, а слепая кишка - 377,3%.

Из головки слепой кишки выходит ободочная кишка, ее отверстие находится напротив отверстия подвздошной кишки. Ободочную кишку делят на большую и малую ободочную. Их легче всего отличить по кармашкам: в большой ободочной кишке их три ряда, а в малой ободочной - один ряд.

По данным Ю.А. Калугина, полученным на 12 кроликах породы советская шиншилла в возрасте 100 дней средней живой массой 2,73 кг, длина большой ободочной кишки равна 13,7 см, малой ободочной - 26,6 см, масса их с содержимым соответственно равна 15,8 и 18 г, а без содержимого - 7,9 и 9,2 г.

Малая ободочная кишка переходит в предпрямую длиной 65-70 см, а та, в свою очередь, - в прямую, длина которой около 33 см.

Между малой ободочной и предпрямой кишками расположен так называемый сфинктер малой ободочной кишки (fusus coli). От ободочных и предпрямой кишок он отличается более толстой стенкой, мощными складками шириной и высотой 1-1,5 мм и лучшим снабжением кровеносными сосудами. Длина его около 4-8 см.

Ряд исследователей относят предпрямую кишку к ободочной, на зывая ее дистальным участком последней. Ободочную же кишку ош называют проксимальным ее участком.

В конце прямой кишки по ее бокам расположены небольшие парные анальные железы, которые выделяют секрет, придающий своеобразный запах кроличьему калу.

В связи с переходом на кормление кроликов гранулированными кормами развитие органов их пищеварения было основательно изучено в возрастном аспекте (Калугин Ю.А., 1980). Животных забивали в день рождения и на 15, 30, 45, 60, 100 и 135-е сутки жизни. Средняя масса животных составила соответственно 55, 169, 458, 850, 1945, 3132 и 3924 г. Крольчат отнимали от матерей в 45-дневном возрасте. Органы пищеварения взвешивали вместе с содержимым. Весь желудочно-кишечный тракт разделили на 3 отдела: передний (язык, пищевод, желудок), средний (печень, тонкий кишечник с поджелудочной железой) и задний (толстый кишечник). Согласно полученным данным, у новорожденных крольчат наиболее сильно развит средний отдел, причем основная часть его массы приходится на долю печени (74%, или 42,5% общей массы органов пищеварения). Это объясняется тем, что у новорожденных крольчат печень выполняет основную барьерную функцию. У однодневных крольчат относительно крупным является язык; на его долю приходится около 7% массы всех органов пищеварения, что связано с его активной работой во время сосания крольчонком матери. И во все последующие возрастные периоды, кроме 45-60-дневного возраста, средний отдел органов пищеварения у кроликов по сравнению с другими отделами развит относительно лучше.

Задний отдел органов пищеварения у новорожденных крольчат развит слабо и в ранний период их жизни играет в процессах пищеварения незначительную роль. Бурное развитие этого отдела начинается с переходом крольчат на растительный корм (на 18-24-й день жизни) , и к 45-60-дневному возрасту доля его в общей массе органов пищеварения достигает 42%, а затем она несколько снижается.

Доля среднего отдела не бывает ниже 30%, что свидетельствует о его исключительной роли в пищеварении и обмене веществ вообще.

Наиболее интенсивно органы пищеварения у кроликов развиваются до 45-дневного возраста, когда на их долю приходится около 30% массы тела. В приросте живой массы кроликов с 15-го по 45-й день на долю органов пищеварения с содержимым приходится около 34%, тогда как с 45-го по 60-й день -22%, а с 60-го по 100-й день - 12%.

Доля органов пищеварения с содержимым в общей живой массе кроликов становится максимальной (30,2%) на 45-й день жизни (на долю слепой кишки приходится 8,9%).

Длина желудка у кроликов достигает 9,7 см, высота его в узком месте 3,5 см, а наибольшая высота слепого мешка желудка 7,2 см. Длина тонкого кишечника превышает длину толстого почти в 2 раза, а во время молочного питания - более чем в 2 раза.

У однодневных крольчат кишечник превышает длину тела в 7,3 раза, а у 100-дневных - в 12,2 раза.

По имеющимся данным, у кроликов калифорнийской породы увеличение массы стенки пищеварительного тракта - желудка, тонкого кишечника, слепой кишки - заканчивается к 9-недельному возрасту. Следует, однако, отметить, что в данном случае развитие органов пищеварения изучалось лишь до 11-недельного возраста животных, когда их масса составляла в среднем 2356 г (колебания от 1704 до 2804 г).

К органам пищеварения следует также отнести брыжейку, малый и большой сальники, которые поддерживают желудок и кишечник в определенном положении в брюшной полости; через них к органам пищеварения подходят кровеносные сосуды. В частности, у самцов породы советская шиншилла массой 2,73 кг масса брыжейки и сальников составляет 21,3±1,2 г.

В литературе встречаются сообщения о том, что слепая кишка по объему в 7-8 раз, по Зусману, даже в 10 раз больше желудка. В то же время известны данные о почти одинаковой массе этих органов.

В связи с этим Ю.А. Калугиным было проведено специальное сравнительное изучение весовых и объемных показателей желудка и слепой кишки у кроликов породы советская шиншилла средней массой 4320±129 г. Объем органа с содержимым определяли путем вытеснения им воды. Для определения максимальной емкости сначала орган вымывали от содержимого, а затем в него до полного растяжения наливали воду, которую затем учитывали.

Результаты исследований свидетельствуют, что слепая кишка у шести животных, у которых измеряли ее максимальный объем, превосходила желудок по массе вместе с содержимым на 54%, по объему вместе с содержимым на 77%. Что касается содержимого слепой кишки, то оно превосходило по массе содержимое желудка лишь на 27%. Превышение на 98,1% максимальной емкости слепой кишки по сравнению с аналогичным показателем желудка свидетельствует о том, что на единицу поверхности слепой кишки приходится меньше содержимого, чем на единицу поверхности желудка.

Длина слепой и ободочной кишок у кроликов массой 2,7-3,4 кг практически одинакова, а масса слепой кишки с содержимым превосходит массу ободочных кишок с содержимым в 3,6 раза.

Таким образом, в противоположность таким травоядным животным, как жвачные и лошади, у кролика не отмечается явного преобладания какого-либо одного отдела пищеварительного тракта над другими.

В частности, у 24 забитых кроликов средней массой по 3,07 кг содержимое желудочно-кишечного тракта распределялось по разным его отделам следующим образом (%): в желудке - 38, тонком кишечнике- 12, слепой кишке с аппендиксом - 39, ободочных кишках- 7, предпрямой и прямой - 4%.


1.3 Пищеварение в ротовой полости и желудке кроликов


В ротовой полости происходит первичное измельчение пищи с помощью зубного аппарата. От степени предварительного измельчения зависит дальнейшая редукция частиц, поскольку лизис целлюлозы осуществляется преимущественно на поверхностях разломов, лишенных кутикулы.

Тщательное предварительное измельчение корма значительно увеличивает ферментационную поверхность и время пребывания корма в кишечнике (мелкие частицы, в отличие от крупных, эвакуируются позднее), обеспечивает частичное разрушение оболочек растительных клеток и высвобождение питательных веществ протопластов.

По данным зарубежных авторов, чем меньше размер потребляемых животными частиц, тем больше переваримость корма и время ферментации его в слепой кишке (Laplace J.P. et al., 1977).

Однако, минимальная концентрация в корме частиц относительно крупного размера (свыше 0,315 мм) должна составлять не менее 20%, что необходимо для нормального протекания процессов пищеварения (Nicodemus N. et al, 1997). Именно крупные частицы, богатые клетчаткой необходимы для образования твердых фекалий.

Помимо пережевывания пищи, в ротовой полости, она подвергается предварительной ферментации с помощью энзимов слюнных желез.

Слюнные железы кролика представлены 4 парными железами - подъязычными, подчелюстными, околоушными и окологлазными, а также отдельными мелкими железками, расположенными на слизистой щек и языка.

Слюнные железы кролика секретируют постоянно. В спокойном состоянии выделяется около 1-2 мл слюны в час. Слюна имеет щелочную реакцию (рН 8,5) за счет содержания гидрокарбонатов щелочных металлов.

Около 30% общего белка слюны приходится на фермент амилазу, осуществляющую гидролиз крахмала до декстринов и мальтозы (Калугин Ю.А., 1980). Кроме того, высокую активность в слюне кролика демонстрируют рибо- и дезоксирибонуклеазы, продуцируемые, главным образом, околоушными железами.

Если учесть, что при копрофагии в пищеварительный тракт кролика поступает значительное количество микробной массы, значение этих ферментов представляется весьма существенным.

В подчелюстных железах кролика обнаружена также высокая активность (порядка 100 ед.) щелочной фосфатазы (Георгиевский В.И. с соавт., 1975).

После предварительной обработки пищи в ротовой полости, она поступает в желудок.

Желудок кролика по своей массе составляет приблизительно 15 % от всего пищеварительного тракта. Время задержания в нем пищи по разным данным колеблется от 3 до 6 часов. При этом жидкая фракция и относительно мелкие пищевые частицы эвакуируются раньше более крупных частиц.

Желудок кроликов простой железистый, имеет подковообразную форму и по своей конфигурации скорее напоминает желудок смешанного типа. В нем сильно выражен свод, в результате чего край желудка со стороны малой кривизны образует острый угол, в глубине которого расположен вход пищевода.

В желудке можно выделить три зоны распространения донных желез разного типа. Свод желудка занят донными железами с преимущественным содержанием обкладочных клеток, затем следует зона с повышенным относительным содержанием главных клеток. Для первой и третьей зон характерны железы с длинными телами и короткими шейками. Обкладочные клетки распространены по всей железистой трубочке вплоть до шейки железы; главные клетки равномерно распределены в базальных отделах тел желез, занимая примерно 2/3 их длины. В поверхностных частях тел желез среди обкладочных клеток размещены промежуточные клетки, показывающие слабоположительную реакцию на нейтральные и кислые мукополисахариды (МПС). Поверхностные эпителиоциты со всасывающей каемкой интенсивно секретируют нейтральные МПС.

Во второй зоне донные железы укорачиваются, а тела их состоят преимущественно из главных клеток. В третьей зоне расположены железы с таким же строением, как и в области свода. Пилорические железы имеют короткие извитые тела и длинные шейки с широким протоком. Клетки, лежащие в основании желез, содержат небольшое количество кислых МПС и в изобилии нейтральные МПС. Апикальные концы клеток шеек желез и поверхностных эпителиоцитов интенсивно секретируют нейтральные МПС, образуя на поверхности плотную пленку гликокаликса (Наумова Е.И., 1981).

Поступивший в желудок корм не сразу пропитывается кислым желудочным соком. В течение некоторого времени переваривание его осуществляется под действием ферментов слюны, собственных энзимов (автолиз), а также ферментов, привносимых в желудок с цекотрофами.

Желудочный сок у кролика секретирует постоянно, поскольку этот орган никогда не опорожняется полностью. Даже при длительном голодании в нем обязательно присутствуют цекотрофы. Наиболее интенсивно желудочный сок отделяется утром с 8 до 11 ч - 8 мл, меньше всего ночью - 2,3 мл.

При кормлении животных количество выделяемого сока и его пепсинная активность увеличиваются. Так, если до кормления малый желудочек секретировал в час 1,88 мл сока, активность которого соответствовала 555 мкг пепсина, то после кормления эти показатели достигли 2,32 мл и 1735 мкг соответственно (Beauville M., 1972).

Главный фермент желудочного сока - пепсин, выделяющийся в просвет желудка в неактивном состоянии - в виде пепсиногена. Пепсиноген активизируется соляной кислотой, при этом от него отщепляется полипептидный фрагмент.

Секреция клеток желудка изменяется в ходе онтогенеза. Так, на четвертой неделе жизни в районе большой кривизны желудка желудочные железы перестают продуцировать мукоиды и в возрасте 12 недель почти полностью замещаются на пепсиногенные железы.

Пепсин гидролизует белки корма до полипептидов и, частично, аминокислот. Соляная кислота как компонент желудочного сока не только принимает участие в активации пепсина, но и вызывает набухание и частичную мацерацию труднопереваримых субстратов.

Переваривающая сила желудочного сока по отношению к белку (по Метту) по данной Гавриловой Т.А. (1965) составляет от 1,5 до 3,2 мм и изменяется параллельно с изменением количества свободной соляной кислоты.

Желудочный сок обладает также уреазной, небольшой амилолитической и липолитической активностью. Обнаруживается в нем и щелочная фосфатаза.

С возрастом кроликов кислотность и пепсическая активность желудочного сока изменяются.

Доля свободной соляной кислоты в общей кислотности была наименьшей - 37-46% у подсосных крольчат, резко возрасла с переходом животных к фитофагии (30-45-суточный возраст) - 73-79% и вновь снизилась к трехмесячному возрасту (до 60-66%) (Курилов Н.В., 1957). Вероятно, низкая кислотность желудочного сока у крольчат способствует заселению пищеварительного тракта облигатными симбионтами, подавляющее большинство которых лишены спор.

Несмотря на отсутствие каких либо перегородок или складок, условно желудок кролика можно разделить на 2 области - фундальную и пилорическую, характеризующиеся различными показателями эндогенного пищеварения.

В фундальном отделе содержание свободной соляной кислоты составляет 77-84 мэкв/л, активность пепсина - 164-270 мкг/мл, рН - 1,5; в пилорическом - 75, 470 и 1,2 соответственно (Beauville M., 1972).

Эти данные становятся понятны, если учесть, что наибольшее количество обкладочных клеток сосредоточено в фундальной области (в районе свода желудка), а основные клетки, продуцирующие пепсин расположены на большой кривизне.

Принято считать, что у моногастричных животных с железистым желудком и постоянным сокоотделением микробное преобразование компонентов пищи в этом органе невозможно (Георгиевский В.И., 1990).

Даже в полностью лишенном пищеварительных желез и покрытом ороговевшим эпителием преджелудке большой песчанки - типичного растительноядного грызуна не обнаруживается целлюлозолитической активности (Наумова Е.И. с соавтю, 1994).

Однако облигатные симбионты (преимущественно лактобациллы) обнаружены в желудке свиней (Федий Е.М., 1948; Карпусь Н.М., 1972). Есть даже сообщения о присутствии в желудке лошади бактерий, обладающих заметной целлюлозолитической активностью (Шлыгина И.Н., 1973). В желудке лошади обнаружены также строгие анаэробы, бактерии, использующие лактат, лактобациллы и стрептококки, вызывающие брожение и способствующие образованию ЛЖК.

У кроликов кислотность желудочного сока по данным Дегтярева В.П. (1974) существенно выше, чем у других изученных в этом отношении фитофагов и колеблется в пределах 1-2 рН.

Между тем, вследствие ритмичной копрофагии, когда кролики поедают эвакуат из слепой кишки в виде фекальных шариков, обладающих значительными буферными свойствами и содержащих около 109 - 1010 бактерий, роль микробной ферментации в желудке может представляться весьма вероятной.

Кроме того, по данным Калугина Ю.А. (1980) кролик постоянно выделяет в спокойном состоянии 1-2 мл слюны в час с рН около 8.5. Снижению кислотности желудочного сока способствуют и буферные свойства пищи.

Поэтому в некоторых исследованиях высказывалось мнение, что желудок кроликов благодаря копрофагии заселяется бактериями, способствующими расщеплению клетчатки (Eden A., 1940), и по характеру биохимических процессов подобен рубцу жвачных (Watson J.S., 1954).

Последующие эксперименты, демонстрирующие буферные свойства цекотрофов, жизнеспособность и метаболическую активность бактерий их населяющих (Griffits M. et al., 1963), казалось бы, отчасти подтвердили это предположение. В частности в последней работе авторы в условиях in vitro добились продукции молочной кислоты из цекотрофов, выделенных из желудка.

В желудке кроликов молочная кислота и ЛЖК обнаруживались многими исследователями. Производство этих продуктов брожения прекращалось в присутствии антибиотиков.

В другой работе (Калугин Ю.А., 1995) обращено внимание на длительность сохранения целостности оболочки фекальных шариков в условиях желудка (9 ч) и поддержание в них рН на уровне 5.8-6.1 по меньшей мере в течение 3 часов.

Тем не менее, данные, полученные морфологическими и гистохимическими методами (Наумова Е.И., 1974), свидетельствуют о невозможности развития бродильных процессов в желудке, топография основных и обкладочных клеток которого в местах скопления фекальных шариков (в районе свода или «слепого мешка») предполагает быструю гибель и дальнейшее переваривание находящихся в них микроорганизмов.

Вместе с тем, физиологические исследования показывают, что копрофагия накладывает существенный отпечаток на процессы желудочного пищеварения.

Так, по данным Beauville М. и Raynaud Р. (1964) концентрация пепсина в желудочном соке, полученном из фундальной части утром не превышала 3,7 мкг в 1 мл, а вечером, при отсутствии копрофагии достигала 209 мкг. В антральном же отделе активность этого фермента в утренние и вечерние часы составляла 182 и 398 мкг соответственно.

Лишение копрофагии приводило к тому, что в обоих отделах желудка активность пепсина была приблизительно одинаковой.

Цекотрофы также существенно уменьшают кислотность желудочного сока, поскольку содержат много натрия и калия в виде Na2HPO4 и KH2PO4 и их суспензия действует как раствор фосфатного буфера силой 0,13 М.

Показатель рН содержимого фундального и кардиально-пилорического отделов желудка до копрофагии были равны 2,0 и 1,9. С момента потребления мягкого кала величина рН в кардиально-пилорической части повысилась до 3,2-3,5, а затем снизилась до 2,3; в то время как в фундальной части повысилась до 4,2-4,6 и оставалась в указанных пределах в течение 2 часов (Beauville М., 1972).

На наш взгляд, высокая кислотность желудочного сока и высокая концентрация продуцирующих соляную кислоту желез именно в местах локализации проглоченных цекотрофов - важная филогенетическая адаптация, без которой вообще в желудке были бы немыслимы процессы эндогенной ферментации, вследствие ингибирующего влияния мягких фекалий.

Конвергентно подобные адаптации в виде так называемой «большой желудочной железы» возникли у хомячков Onychomys, броненосца, у типичных фитофагов коалы и бобра.

Несмотря на установленные факты, вопрос о возможности симбионтного пищеварения в желудке кролика остается пока открытым.

Не изучено также имеет ли место ингибирование пепсина во время поступления в желудок цекотрофов или снижение его активности происходит вследствие уменьшения концентрации свободной соляной кислоты. Не исключена также возможность периодичности секреции донных желез.

Нет данных по численности и видовому составу микроорганизмов желудка и их метаболической активности.


1.4 Пищеварение в тонком отделе кишечника


Известно, что у жвачных животных, в связи с прегастральной ферментацией корма, роль кишечника в переваривании питательных веществ относительно невелика.

Если у моногастричных животных (в том числе у кроликов) ди-, полисахариды (за исключением клетчатки), а также протеины и липиды гидролизуются в основном в кишечнике и всасываются в виде гексоз, отдельных жирных и аминокислот (Утехин Б.П. с соавт., 1953; Карпусь Н.М., 1972; Озол А.Я. с соавт., 1972; Леберганц Я.З., 1975; Crane R., 1977; Davenport E., 1977), то у жвачных распад их происходит преимущественно в преджелудках и заканчивается образованием ЛЖК (Пшеничный П.Д., 1957, Дмитроченко А.П., 1967; Козлов А.С., 1974; Долгов И.А., 1981 и др.).

Установлено, что в рубце крупного рогатого скота и овец сбраживается более 60% углеводов корма. При этом наряду с легкопереваримыми сахарами, хорошо ферментируется и сырая клетчатка (Будная М.В., 1963; Калашников А.П., 1978; Николичева Т.А. с соавт., 1983).

Важнейшая роль в этих процессах принадлежит микроорганизмам-симбионтам, населяющим преджелудки. Благодаря их деятельности, содержимое рубца имеет более широкий набор ферментов, чем химус тонкого кишечника и способно расщеплять практически все известные пищевые компоненты (Дегтярев В.П., 1970; Bryant M.P. et al, 1958; Dehority B.A., 1967 и др.).

В отличие от жвачных, у моногастричных млекопитающих гидролиз основных компонентов корма происходит, главным образом, в тонком кишечнике, под действием ферментов пищеварительных желез.

Тонкий кишечник кроликов - самый длинный отдел. На него приходится 60 % общей длины кишечника, в то время как на ободочную кишку - 30 %, а на слепую всего 10 %. Ворсинки двенадцатиперстной кишки представляют собой широкие волнообразно изогнутые и плотно расположенные пластинки, на поверхности которых заметны вертикальные бороздки. В каудальном направлении ворсинки сужаются и принимают конусообразную форму.

В двенадцатиперстной кишке неглубокие крипты содержат много бокаловидных клеток, которые часто встречаются и среди эпителиоцитов, покрывающих ворсинки. Все они интенсивно окрашиваются на нейтральные и кислые МПС. Ворсинки в двенадцатиперстной кишке невысокие, но плотно расположенные, их подстилают мощным слоем, примерно равном по толщине ворсиночному, дуоденальные железы. Они, помимо клеток мукозного типа, содержат также серозные клетки, имеющие темную цитоплазму и более крупное ядро. Высота ворсинок, относительно небольшая в начальной части, быстро увеличивается и остается стабильной на всем протяжении кишечника, за исключением самых каудальных его частей.

В тощей кишке ворсинки благодаря поперечным перетяжкам приобретают на срезе фестончатые очертания. Глубоки крипты и эпителий ворсинок содержат много бокаловидных клеток, показывающих слабую реакцию на кислые МПС и интенсивную - на нейтральные.

В подвздошной кишке крипты развиты слабо, а ворсинки принимают более изрезанные очертания. Среди эпителиоцитов, покрывающих ворсинки, реже встречаются бокаловидные клетки. Строма ворсинок, богатая лимфоидными элементами, утолщается (Наумова Е.И., 1981).

В тонком кишечнике на углеводы воздействует система карбогидраз, гидролизующая как поли- (амилазы, декстриназы), так и дисахариды (мальтазы, лактаза, сахараза). Активность карбогидраз в химусе тонкого кишечника свиней и кроликов в 50-100 раз выше, чем у жвачных животных (Дегтярев В.П., 1974).

Ведущим продуцентом ферментов, поступающих в тонкий кишечник, является поджелудочная железа (Духин И.П., 1974; Дегтярев В.П. с соавт., 1977), секретирующая у кроликов непрерывно.

С панкреатическим соком выделяется ряд ферментов, действующих на все питательные компоненты пищи. Из карбогидраз в панкреатическом соке представлены различные амилазы. Они осуществляют гидролиз крахмала и гликогена до декстринов и мальтозы (Дегтярев В.П., 1974; Козлов А.С., 1991).

К пептидгидролазам относятся трипсин, химотрипсин и полипептидазы. Важнейший из них - трипсин, поступающий в просвет кишечника в неактивном состоянии в виде трипсиногена.

Под действием фермента кишечного сока энтерокиназы, от неактивной молекулы трипсиногена отщепляется пептидный фрагмент, в результате чего трипсиноген превращается в трипсин (Шлыгин Н.П., 1947).

После этого, все протеолитические ферменты, поступающие в кишечник в неактивном состоянии, такие как химотрипсин, карбоксипептидаза и другие, активизируются под действием трипсина (Ноотроп Д. с соавт., 1950).

Трипсическая и полипептидазная активность панкреатической ткани у кроликов несколько выше, чем у крупного рогатого скота и свиней, очевидно, это связано с копрофагией, и необходимостью переваривать микробный белок. Липолитическая же активность поджелудочной железы в несколько десятков раз ниже, что компенсируется высоким уровнем липаз в слизистой тонкого кишечника (Дегтярев В.П., 1974).

Интенсивной секреторной деятельностью отличается также печень кролика. Желчный проток открывается в самом начале двенадцатиперстной кишки, поэтому химус, попадая в кишечник, сразу подвергается воздействию желчи.

По мнению И.П. Павлова, главная функция желчи состоит в смене желудочного типа пищеварения на кишечный тип, подавлении действия пепсина, стимуляции активности ферментов поджелудочного сока, в особенности липазы.

Желчь обладает некоторой амило- и протеолитической активностью, усиливает активность трипсина и амилазы, способствует эмульгированию жира, принимает участие во всасывании жирных кислот, каротина, жирорастворимых витаминов, холестерина, аминокислот, усиливает перистальтику кишечника и оказывает бактериостатический эффект.

Желчь выделяется у кроликов прерывисто в среднем в количестве 6,3 мл в час. Основной желчной кислотой является гликодеоксихолиевая, желчным пигментом - биливердин.

К главным кишечным ферментам относятся энтерокиназа, лейцинаминопептидза, аминотрипептидаза, дипептидаза, катепсины, щелочная и кислая фосфатазы, инвертаза, лактаза и амилаза. Они попадают в просвет кишечника с кишечным соком и со слушенным эпителием и осуществляют полостное пищеварение.

Однако значение полостного пищеварения существенно изменяется с возрастом кроликов. Так, у 4-6 дневных крольчат полостное пищеварение почти в 5 раз ниже, чем у 24-26 дневного молодняка, однако, гидролиз крахмала у них осуществляется даже несколько более эффективно (Уголев А.М. с соавт., 1964).

У подсосных крольчат активность трипсина в стенке кишечника в 10 раз, а химотрипсина - в 2-3 раза выше, чем у взрослых животных. Эти данные свидетельствуют в пользу преобладания пристеночного пищеварения у молодых животных.

Пристеночное или мембранное пищеварение осуществляется на поверхности щеточной каймы эпителия тонкого кишечника в так называемом гликокаликсе, имеющем огромную поверхность. В результате гидролиза образуются мономеры, которые всасываются в кровь.

По имеющимся данным, ферменты, участвующие в мембранном гидролизе (за исключением пептидаз) распределяются в кишечнике не равномерно.

Активность лактазы и моноглицеридлипазы снижается от двенадцатиперстной кишки к подвздошной. В последней максимальную активность проявляют трегалаза, эстераза, мальтазы, кислая и щелочная фосфатазы.

Процессы завершения гидролиза питательных веществ в кишечнике и всасывания образовавшихся продуктов долгое время представляли загадку для исследователей. Лишь с проникновением в гистологическое строение кишечной стенки появилась возможность для их детального исследования.

Стало известно, что клетки кишечного эпителия - энтероциты ассиметричны, а на их апикальной поверхности, обращенной в полость кишки, располагаются микроворсинки, которые образуют щеточную кайму, обрамляющую эпителий.

Особенностью энтероцитов является также сравнительно развитый гликокаликс, покрывающий ворсинки. Его нитевидные структуры мукополисахаридной природы создают объемную сеть с небольшими ячейками (Елецкий Ю.К. с соавт., 1979).

Именно в щеточной кайме и гликокаликсе происходит заключительный гидролиз до мономеров, их связывание со слизистой оболочкой и последующий переход в клетку. Значительный вклад в понимание механизмов этого процесса внесло учение А.М. Уголева о мембранном пищеварении.

Всасывание образующихся мономеров происходит в форме активного переноса. Во всяком случае, в отношении глюкозы это можно считать доказанным. В ряде экспериментов из щеточной каймы выделен специфический белок, связывающий глюкозу и участвующий в ее транспорте. Связывание носит характер насыщения, зависит от температуры и конкурентно ингибируется галактозой и флорицином.

Особенностью связывающего белка является также стереоспецифичность его в отношении D-изомера и зависимость от присутствия в среде катионов натрия (Ito J., 1969; Faust F.P., 1975; Semenza K. et al, 1977; Lemaire J. et al., 1978; Poiree C. et al, 1979).

Активный перенос продуктов гидролиза через мембрану в кровь осуществляется специализированными транспортными белками с затратами энергии (в виде АТФ), всасываемость аминокислот зависит от их соотношения в гидролизате. Диффузно, по градиенту концентрации всасываются, как правило, лишь минеральные компоненты.

По ходу кишечника количество секретируемого сока уменьшается. Из изолированного участка двенадцатиперстной кишки длиной 6-8 см в течение часа выделялось 3,3 мл сока, переваривающая сила которого по Метту составляла по яичному белку - 2,8, желатину - 9,0, крахмалу - 12,3 мм. Из изолированного отрезка подвздошной кишки за час выделилось всего 0,5-0,9 мл сока с рН 7,1-7,6. (Леонтюк С.В., 1945).

Тощая кишка - самый длинный участок тонкого кишечника, однако время прохождения пищевых масс через нее составляет всего 10-20 минут, в то время как в подвздошной кишке пищевые массы задерживаются на 30-60 минут.

Таким образом, в дистальном участке тонкого кишечника, казалось бы, должны создаваться условия для бурного развития микрофлоры. Этому способствует слабощелочная реакция среды, более длительная задержка химуса и низкая активность эндогенных ферментов. Однако этого не происходит, концентрация ЛЖК на этом участке не превышает 0,9 мМ/г.

Объясняется это явление, по-видимому, тем, что мономеры, образующиеся на заключительных этапах пищеварения в ультрапорах гликокаликса, недоступны для микроорганизмов с их диффузным способом питания.

Между тем, в опытах зарубежных исследователей было показано, что в желудке и тонком кишечнике происходит переваривание нейтрально-детергентной (Gidenne T. Et al., 1989; Merino J.M et al., 1992) и сырой клетчатки (Yu B. et al, 1987), а также полисахаридов некрахмальной природы (Gidenne T., 1992).

Частично эти результаты объясняются авторами за счет ксиланаз и пектиназ микробного происхождения, обнаруженных в этих органах (Marounek M. et al, 1995).

Однако Рамос (1995) in vitro наблюдал тот же уровень снижения нейтрально-детергентной клетчатки при обработке корма соляной кислотой и пепсином, а затем панкреатическими ферментами (Ramos M.A., 1995).

В связи с развитием электронной микроскопии и тонких физиологических методик в 60-е годы прошлого столетия была открыта новая сторона деятельности желудка и тонкого кишечника - гормональная. В антральной области желудка и в двенадцатиперстной кишке у лабораторных животных были обнаружены новые типы клеток, не идентифицируемые методами световой микроскопии.

Вассало с сотрудниками (Vassalo G. et al, 1969) обнаружили в слизистой пилорического отдела желудка кошки два типа клеток, продуцирующих окситриптамин и гастрин, а также третий тип клеток, функция которых осталась невыясненной. В фундальном отделе желудка ими были выявлены клетки, продуктом которых является окситриптамин и клетки, напоминающие ?-клетки инсулярного аппарата поджелудочной железы.

В антральном отделе желудка хорька (Preifer C.J. et al., 1969) был идентифицирован новый тип клеток, предположительно секретирующих гастрин. Новые виды клеток выявлены также в пилорическом отделе желудка человека, собаки, мыши и крысы.

Основные итоги в изучении энтериновой системы были подведены А.М. Уголевым (1978). В его монографии подробно освещается функциональная роль кишечных гормонов не только в регуляции процессов пищеварения, но и их участие в общем обмене веществ в организме.

Согласно А.М. Уголеву, в ответ на поступление пищи в желудок слизистая его антральной части выделяет гастрин, стимулирующий секрецию желудочного сока с малым количеством пепсина и высоким содержанием кислоты. Существование другого гормона, выделенного из слизистой тонкого кишечника, - энтерогастрона - не считается вполне доказанным, так как он не был получен в чистом виде, но физиологическое действие фактора, соответствующего энтерогастрону, заключается в торможении кислой желудочной секреции.

Главный эффект желудочно-кишечного гормона секретина заключается в стимуляции секреции жидкой части панкреатического сока. Кроме того, секретин тормозит выделение гастрина и, соответственно, продуцирование соляной кислоты в желудке, но усиливает пепсическую активность. Холецистокинин, продуцируемый слизистой двенадцатиперстной кишки, вызывает сокращение желчного пузыря.

К настоящему времени известно около 20 гормонов и субстанций, выделенных из слизистой желудка и кишечника и оказывающих регуляторное действие на секрецию пищеварительных соков. Однако никто не анализировал специально особенности их действия у разных млекопитающих. По мнению Л. Проссера (1977), основные типы гормонов сходны у всех позвоночных.

Однако в упомянутой выше сводке А.М. Уголева содержатся факты, позволяющие думать, что это не так. Например, секретин тормозит секрецию соляной кислоты в желудке у собаки, человека, крысы, но не вызывает подобную реакцию у кошки.

Обнаружены некоторые видовые различия в химическом строении гастринов и их молекулярном весе. Результаты хроматографического исследования показали, что вилликинин (гормон, стимулирующий подвижность ворсинок тонкого кишечника) имеет видовую специфичность в химическом строении у кролика по сравнению с человеком, быком, свиньей. Кроме того, вызывает сомнение существование гормона холецистокинина у млекопитающих не имеющих желчного пузыря. Перечень подобного рода можно составить и по характеру распределения гормонов в различных участках тонкого кишечника у разных видов животных.

Во всяком случае, гормональная регуляция секреции пищеварительных соков оказывает на симбионтную микрофлору лишь опосредованное влияние.

Таким образом, возможность симбионтной ферментации корма в тонком отделе кишечника, как и в желудке, является пока не подтвержденной.

Нет сведений и о степени обеднения химического состава химуса за время его прохождения через тонкий кишечник. В итоге неясно, какие непереваренные компоненты корма достигают слепой кишки и поступают в распоряжение симбионтов.

Известно лишь, что липиды и простые углеводы усваиваются сравнительно полно, а на рационах, содержащих большое количество крахмала, часть его не успевает перевариться и поступает в толстый отдел кишечника (McNitt J.I., 1996).

Между тем эти данные позволили бы дать количественную оценку вклада эндогенной и симбионтной ферментации в пищеварительные процессы у кролика.


1.5 Пищеварение в толстом отделе кишечника


Толстый отдел кишечника состоит из объемистой слепой кишки, в которой может содержатся до 40 % химуса всего пищеварительного тракта и ободочной кишки.

Слепая кишка представляет собой орган оливково-бурого цвета. На ее поверхности четко выделяются перетяжки, которым с внутренней стороны соответствует спиральная складка, глубоко вдающаяся в просвет кишки. Заканчивается слепая кишка червеобразным отростком - аппендиксом, представляющим собой лимфоидное образование. В области слияния подвздошной и слепой кишки расположен еще один лимфоидный орган - дивертикул, имеющий округлую форму.

В слепой кишке хорошо развита мускульная оболочка, особенно ее круговой слой. Слизистая образует неглубокие, редко расположенные крипты, разделенные широкими соединительнотканными перегородками, насыщенными лимфоидными элементами.

Крипты состоят из однородных цилиндрических эпителиоцитов, среди которых встречаются бокаловидные клетки, сконцентрированные главным образом в основаниях крипт. Бокаловидные клетки и всасывающая каемка эпителиоцитов показывают положительную реакцию на кислые и нейтральные МПС.

На поверхности слизистой слепой кишки не было обнаружено прикрепленных симбионтов, как это имеет место у многих грызунов. На основание этого делается вывод, что зайцеобразные, как и другие копрофаги обладают преимущественно свободноживущей микрофлорой.

В аппендиксе имеется заполненная химусом полость в 4-5 раз превышающая толщину его стенки. Головки лимфоидных узлов не соприкасаются с химусом, поскольку закрыты окружающими их ячейками и сообщаются с просветом лишь узким протоком. Через эпителий головок наблюдается выселение лимфоцитов (Наумова Е.И., 1981).

Содержимое толстого кишечника обладает гидролитическим действием по отношению почти ко всем составляющим пищи. Однако значение отдельных ферментов химуса в преобразовании питательных веществ в этом отделе пищеварительного тракта далеко не равноценно.

Большинство авторов склонно считать, что ферментативные процессы в толстом кишечнике в основном связаны с населяющими его микроорганизмами-симбионтами, сбраживающими клетчатку кормов до растворимых легкоусвояемых соединений - летучих жирных кислот (Лебенгарц Я.З., 1975 и др.).

Наряду с этим, в толстом кишечнике имеет место гидролиз и других компонентов пищи. Так, в химусе слепой кишки обнаруживается ряд ферментов тонкого кишечника, причем активность некоторых из них, например, энтерокиназы и щелочной фосфатазы, довольно высока (Анакина Ю.Г. с соавт., 1978).

Другой источник ферментов химуса - кишечный сок. Секреты слепой кишки проявляют некоторую амило-, липолитическую и сахаразную активность.

Но если учесть, что толстый кишечник в целом характеризуется низкой активностью собственных ферментов (Георгиевский В.И., 1990), а ферменты, поступившие в него из вышележащих отделов пищеварительного тракта интенсивно инактивируются вследствие химических и микробных процессов (Астраханцев В.И. с соавт., 1977), то становится очевидным, что основная роль в пищеварении в данном отделе принадлежит бактериям.

Микроорганизмы начинают заселять пищеварительный тракт кроликов с первых дней их самостоятельной жизни. У большинства однодневных крольчат в кишечнике уже обнаруживаются лактобациллы, кокки и бактероиды, а их общее количество может составлять 15 тысяч клеток в 1 мл. химуса (Анакина Ю.Г., 1978).

В молочный период, несмотря на воздействие антимикробных факторов молока и факторов, вырабатывающихся в желудке сосущих крольчат (Canas Rodriguez A. Et al., 1966), наблюдается быстрый рост численности бактерий, которая уже к концу первой недели жизни молодняка приближается к 1 млрд.

При этом в составе микрофлоры обнаруживаются Gastrobacilli, стафилококк и спорообразующие аэробы (Christ-Vietor M., 1973). У крольчат месячного возраста по данным литературы количество симбионтов в химусе слепой кишки почти достигает характерного для взрослых животных уровня.

Облигатные симбионты кроликов являются строгими анаэробами, не образующими спор, и не могут долгое время находиться во внешней среде, поэтому возникает вопрос о способе инокуляции симбионтов у молодняка.

Ранее считалось, что молодые крольчата получают микроорганизмы при поедании цекотрофов матери. Однако последующие исследования опровергли это мнение. Заселение специфической микрофлорой происходило и при предотвращении копрофагии, правда, более медленными темпами. В настоящее время предполагается, что инокуляция происходит уже в половых путях самки (Kovacs M. et al, 2002).

Бактериальные энзимы гидролизуют клетчатку и другие органические соединения, не подвергшиеся перевариванию в вышележащих отделах пищеварительного тракта.

Высокая бактериальная обсемененность химуса слепой кишки (свыше 36 млрд. клеток в 1 г), постоянная температура, оптимальная концентрация водородных ионов (рН 5,8-7,1), буферные свойства содержимого, поддерживаемые экскрецией дивертикула и аппендикса, постоянное поступление пищи, и эвакуация продуктов метаболизма способствуют этому.

По данным Вильямса с сотрудниками (1961) аппендикс в сутки выделяет около 40 мл сока, дивертикул - 22 мл. Их рН составляет 8,1-9,4 и нейтрализует кислые продукты брожения. Кроме того с соками этих лимфоидных образований в слепую кишку поступает большое количество лимфоцитов, очевидно, поддерживающих нормальный состав симбиоценоза.

По мнению Синельникова (1950) в дивертикуле за 1 минуту выделяется около 55 тыс. лимфоцитов, из аппендикса - от 600 до 900 тыс. Аналогичную функцию по всей видимости выполняет и сок слепой кишки, содержащий лейкоциты.

Целлюлозолитические процессы имеют место в толстом кишечнике не только кроликов, но и других видов животных, однако их вклад в переваривание клетчатки кормов существенно различается.

У жвачных до 65% переваримой клетчатки сбраживается в преджелудках (Синещеков А.Д., 1965; Курилов Н.В. с соавт., 1971), условия которых весьма благоприятны для микроорганизмов. В связи с этим, переваримость сырой клетчатки у жвачных наиболее высока и составляет в среднем 56-60% (Козлов А.С., 1991). Роль же толстого кишечника в целлюлолизе у них относительно невелика.

Вероятно, это объясняется тем, что химус толстого кишечника представляет собой сравнительно бедный питательный субстрат, поскольку большая часть доступных нутриентов корма уже усвоена в вышележащих отделах пищеварительного тракта.

По этой же причине переваримость клетчатки у моногастричных животных существенно ниже, чем у жвачных. Исключение составляют лошади, у которых сравнительно высокая переваримость клетчатки (48-52%) обусловлена значительной вместимостью слепой кишки.

У свиней ферментация клетчатки происходит преимущественно в слепой и начальной части ободочной кишки (Ритце В. С соавт., 1968). Переваримость клетчатки типовых рационов у свиней по некоторым данным достаточно высока (30-45%) (Баранчихина В.В., 1963).

Основной продуцируемый целлюлозолитическими бактериями фермент - целлюлаза катализирует разрыв 1,4-гликозидных связей целлюлозы с присоединением молекулы воды. По современным представлениям целлюлазный комплекс состоит по меньшей мере из четырех типов карбогидраз.

Эндоглюканазы атакуют исходный субстрат, приводя к высвобождению целлолигосахаридов различной степени полимеризации и некоторого количества целлобиозы.

Экзоглюкозидазы воздействуют на целлолигосахара с образованием глюкозы.

Целлобиогидролазы расщепляют олигосахара до целлобиозы и, наконец, целлобиаза довершает гидролиз образовавшихся дисахаридов до глюкозы (Синицын А.П. с соавт., 1981; Coughlan M.P. et al., 1979).

Глюкоза, образующаяся в результате гидролиза, представляет для бактерий источник энергии, которая высвобождается при ее гликолизе.

Ключевым моментом процесса, общим для всех живых организмов, является этап фосфорилирования с образованием пировиноградной кислоты и АТФ. Акцептором водорода в этой реакции служит НАД+, нуждающийся в последующем окислении для продолжения метаболизма.

Однако у анаэробов, каковыми являются подавляющее число бактерий слепой кишки, НАД·Н не может быть окислен через систему переноса электронов кислородом в качестве конечного акцептора. Содержание же НАД+ в микробных клетках ограничено.

В этих условиях дальнейшее преобразование пировиноградной кислоты возможно только в направлениях, обеспечивающих регенерацию НАД+ за счет окислительно-восстановительного механизма, включающего либо сам пируват, либо его производные (Роуз Э., 1971; Диксон C., 1982).

Поэтому, в отличие от аэробных форм, у цекальных бактерий процесс превращения пирувата никогда не доходит до углекислого газа и воды, а осуществляется со значительно меньшей энергетической отдачей - через ацетил КоА, преобразуемый в ацетат и, частично, в ацетоацетил КоА, конечным продуктом которого является бутират. Возможна также трансформация пирувата в пропионат через сукцинил КоА.

Подобной биохимической трансформации подвергаются также продукты дезагрегации протеинов - аминокислоты, после их дезаминирования и жирные кислоты.

Конечные продукты брожения входят в состав экстрагируемых из химуса слепой кишки летучих жирных кислот в следующем соотношении: ацетат - 60,7-83,6%, бутират - 10,6-25,4%, пропионат - 6,8-13,9% (Вовк В. и др., 1994).

Несколько иное соотношение было получено в других опытах (Garcia J. et al., 2002) - 62, 26,0 и 12,0 % соответственно. При этом суммарная концентрация ЛЖК варьировала от 18,1 до 99,8 мМ/л.

Соотношение отдельных кислот брожения не остается постоянным. С возрастом доля ацетата снижается, а бутирата, напротив, увеличивается (Bennegadi-Laurent N. et al., 2004).

Наименьшую долю в сумме ЛЖК занимает пропионат. В отличие от жвачных животных, концентрация масляной кислоты у кроликов всегда преобладает над пропионовой. Аналогичная особенность характерна также для бобра (Hoover W.N. et al., 1972).

Образовавшиеся ЛЖК всасываются в оттекающую кровь и вовлекаются в метаболизм.

Предполагается, что ЛЖК в организме животных частично трансформируются в глюкозу. Основным предшественником последней выступает, вероятно, пропионат. Он также усиливает поглощение железа в ободочной кишке, участвует в формировании жирных кислот с длинной цепью, а промежуточные продукты его регулируют кетогенез, неоглюкогенез, уреогенез (Bergman E.N., 1990; Rémésy C. et al., 1995).

Неоглюкогенез имеет место уже в процессе резорбции кислот стенкой пищеварительного канала, но наиболее активно осуществляется клетками печени (Горшков Г.И. с соавт., 1971; Курилов Н.В. с соавт., 1973).

Бутират в основном используется в толстом кишечнике и является фактором роста слизистой ободочной кишки. Ацетат усваивается главным образом в печени, где происходит липо- и холестериногенез.

Считается, что за счет ЛЖК кролики обеспечивают до 12% суточной энергии (Калугин Ю.А., 1980; Vernay M., 1987; Chiou P.W.S. et al, 1994).

Летучие жирные кислоты влияют также на подвижность пищеварительного тракта, секрецию кишечника и, в конечном счете, участвуют в интеграции функций толстого отдела (Cherbut C., 2003; Yajima T., 1995.)

Концентрация летучих жирных кислот изменяется с возрастом и увеличивается одновременно с ростом численности целлюлозолитических бактерий (приблизительно с трехнедельного возраста крольчат). В промежутке с 15 до 25 дня жизни, этот показатель увеличивается в четыре раза.

В основном целлюлозолитические бактерии продуцируют кислоты с неразветвленной цепью, в то время как амилолитические - преимущественно разветвленные кислоты (Gidenne T., 1996; Padilha M.T.S. et al., 1995; Piattoni F. et al., 1995; Piattoni F. et al., 1996; Vernay M. Et al., 1975).

Содержание ЛЖК в химусе слепой кишки изменяется в зависимости от времени кормления и периодичности цекотрофии. Установлено, что их концентрация увеличивается в 4 раза после дачи корма и достигает максимума спустя 5 часов. В это же время наблюдается и наиболее интенсивное образование твердых фекалий. Изменение концентрации ЛЖК в данном случае обусловлено антиперистальтическии движениями ободочной кишки и возвращением в слепую кишку большого количества бактерий.

При образовании цекотрофов наблюдается снижение концентрации ЛЖК на 20 %, что, несомненно, является следствием снижения численности цекальных бактерий. В течение суток изменяется и соотношение жирных кислот, зависящее по мнению ряда авторов от скорости поступления различных кормов в слепую кишку (Gidenne T. Et al., 1992; Gidenne T. et al., 1984).

Помимо клетчатки в продукции ЛЖК участвуют крахмал и не переваренный в вышележащих отделах пищеварительного канала белок (после дезаминирования аминокислот), а также эндогенные ферменты, однако относительный вклад этих источников неизвестен (Fraga M.J. et al, 1984; Garcia J. et al, 1996; Motta-Ferreira W. et al, 1996; Carabano R., 1997).

По данным этих же авторов концентрация ЛЖК в химусе колебалась на разных рационах от 3,2 до 8,9 мМ/100г, увеличивалась по мере повышения содержания клетчатки в корме, но высоко лигнизированные грубые корма сильно угнетали эту тенденцию.

Выход ЛЖК при брожении клетчатки с даже с невысоким содержанием лигнина не превышает 25% от общего их количества, в основном сбраживаются пектины, а также, в некоторой степени, эндогенные материалы (ферменты, слущенный эпителий слизистой, муциноподобные вещества) (Chiou P.W.S. et al, 1994).

Их вклад в образование кислот брожения можно оценить по результатам опытов на кроликах, вовсе не получавших пищу. У них содержание ЛЖК в слепой кишке составляло 1,8 мМ/100г. (Vernay M. et al., 1975).

На летучие жирные кислоты приходится около 60% всех карбоновых кислот химуса. Из нелетучих кислот преобладают янтарная - 4,5 мэкв/100 г и молочная - 1,0 мэкв/100 г. Они также являются продуктами жизнедеятельности бактерий.

По данным зарубежных исследователей, концентрация молочной кислоты в химусе слепой кишки составляет в среднем 3,8 мМ/л и не зависит от стадии фекалообразования (Piattoni F. et al., 1995; Vernay M. et al., 1987).

В химусе слепой кишки присутствуют также свободные аминокислоты. Их общая концентрация составляет 852 мкМ с преобладанием глютаминовой, аспарагиновой и аланина, доля которых достигает 70% всех аминокислот. Очевидно, это также продукты жизнедеятельности бактерий. Среда слепой кишки преимущественно протеолитическая, поскольку значительная часть симбионтов способна сбраживать аминокислоты.

Из характерных особенностей ферментации в слепой кишке следует отметить преобладание образования ацетата из водорода и углекислого газа (так называемый восстановительный ацетогенезис), наблюдающийся уже у крольчат, находящихся на смешанном питании. Только с возрастом этот процесс частично замещается образованием метана. До 30-суточного возраста метаногенез фиксируется лишь у отдельных особей и в незначительном объеме. Подобный тип ферментации прямо противоположен тому, что наблюдается при рубцовом пищеварении (Piattoni F., Martens L., Demeyer D., 1995).

Химсостав химуса слепой кишки довольно стабилен и даже содержание животных на диете из какого-либо одного корма (зерно, сено, зеленая масса) не приводит к резким его изменениям.

Соотношение между различными фракциями азота в химусе также почти не зависит от условий кормления. На долю небелкового азота приходится около 37% от общего азота, на долю мочевины и аммиака - 7-8% от общего и 18-21% от небелкового азота.

Концентрация аммиака по данным ряда авторов может быть достаточно высокой и достигать 13-28 мМ/л, что наблюдается как правило при низком сахаро-протеиновом отношении и на рационах богатых клетчаткой (Gidenne T., 1986; Morisse M.J. et al., 1985). Некоторый вклад в повышении концентрации аммиака вероятно вносит и предполагаемая цекально-гепатическая циркуляция азота (Forsythe S.J. et al., 1985; Fraga M.J., 1998).

Концентрация аммиака в химусе слепой кишки с возрастом снижается, в то время как летучих жирных кислот, напротив, возрастает. Так, с 28 по 70 день жизни молодняка содержание аммиака в химусе снизилась на 20 % (Bellier R. et al., 1995; Bennegadi-Laurent N. et al., 2004).

При увеличении концентрации аммиака показатель рН химуса слепой кишки возрастает и, напротив, снижается с ростом содержания ЛЖК. Однако эта закономерность определяет не более 12 % общих изменений реакции среды. Порой определенной взаимосвязи между уровнем аммиака и показателем рН вообще не обнаруживается (Bennegadi-Laurent N. et al., 2004).

Более важным фактором исследователи считают изменение химического состава химуса (Garcia J. et al., 2002).

Приблизительно 25 % цекального аммиака продуцируется из мочевины крови, поглощенной кишечной стенкой (Forsythe S.J. et al., 1985) и затем трансформированной в аммиак расщепляющей мочевину флорой (Emaldi O. et al., 1979; Crociani I. et al., 1984; Forsythe S.J. et al., 1985).

Количественные показатели симбионтных процессов в слепой кишке зависят от ее объема, который существенным образом изменяется с возрастом кроликов.

Инициатором развития слепой кишки выступает преимущественно клетчатка - единственный компонент корма, почти не подвергающийся перевариванию в вышележащих отделах пищеварительного тракта, поэтому интенсивный морфогенез ее начинается при увеличении в составе потребляемой пищи доли кормов растительного происхождения (Chiou P.W.S. et al., 1994).

Снижение уровня клетчатки в рационе сопровождается уменьшением ее уровня и уровня сырого протеина в слепой кишке (Carabano R. et al., 1988), в то время как концентрация крахмала остается низкой (приблизительно 1,5 %; Fraga M.J. et al., 1984). При этом наблюдаются также изенения слизистой слепой кишки и сглаживание ворсинок ободочной кишки (Yu B. et al., 1996). Большинство авторов не сообщает ни о каких существенных изменениях в концентрации конечных продуктов брожения (аммиак, ЛЖК) и pH фактора (Carabano R. et al., 1988; Garcia J. et al., 1995; Bellier R. et al., 1996). При очень низких уровнях клетчатки (ниже 10 %), эффективность ее переваривания была выше за счет увеличения времени пребывания в слепой кишке (Bellier R. et al., 1996).

Сырой протеин, поступающий в слепую кишку состоит из неусвоенного диетарного протеина и эндогенного белка, его количество соответствует примерно одной трети от поступления нейтрально-детергентной клетчатки (Gidenne T., 1992). Качественный состав диетарного протеина, несомненно, влияет на протеин подвздошной кишки, но никакие данные по этому вопросу в доступной литературе не приводятся. С другой стороны, количество протеина, поступившего из подвздошной кишки зависит от происхождения сырой клетчатки корма.

Помимо клетчатки в слепую кишку поступают и другие нутриенты не полностью гидролизуемые в тонком кишечнике. Так, сообщается, что в дистальных участках подвздошной кишки концентрация непереваренного крахмала достигает 8,8 % от сухого вещества (Gidenne T. et al, 2005). Этот крахмал представляет собой легкодоступный субстрат для микроорганизмов, увеличивает плотность микробной популяции и, вероятно, предотвращает различные дисфункции.

В настоящее время некоторые научно-производственные объединения рекомендуют в качестве пробиотиков, повышающих иммунитет человека высокоамилозный крахмал, инулин, пектины, которые не подвергаются перевариванию и беспрепятственно достигают толстого кишечника.

Процессы, подобные рассмотренным выше, происходят в слепой кишке и у других видов животных - бобра, растительноядных гоферов, свиньи, слепых отростках у кур (Boley R.B. et al., 1969; Hoover W.N. et al., 1972; Николичева Т.А., 1979; Николичева Т.А., 1980), у многих обнаружены и целлюлозолитические бактерии.

Отсутствие эндогенных целлюлаз в кишечном соке кролика установлено еще вначале прошлого столетия (Scheunert A., 1906; Hoesslin H. et al., 1910).

Позднее в химусе слепой кишки и фекалиях этих животных идентифицированы типичные целлюлозорасщепляющие виды бактерий (Butirivibrio fibrisolvens, Ruminococcus flavefaciens), присутствующие и в пищеварительном тракте других млекопитающих, в том числе, в преджелудках жвачных животных (Sijpesteijn A.K., 1948; Brown D.W. et al., 1960; Курилов Н.В. с соавт., 1971).

Поскольку морфология и биохимия выделенных форм детально изучены в связи с прегастральным пищеварением у жвачных, представленные результаты представляются вполне убедительными.

Целлюлозолитические бактерии гидролизуют целлюлозу и, как правило, гемицеллюлозу и пектин. Этот процесс осуществляется при непосредственном контакте с субстратом. Кроме целлюлозы, бактерии слепой кишки гидролизуют также белки и легкопереваримые углеводы (Гущина Н.Н., 1968; Павлова Т.Е., 1968).

Образующиеся в ходе микробного гидролиза мономеры сбраживаются до летучих жирных кислот, однако, закисления химуса не происходит, отчасти за счет всасывания продуктов брожения, а также потому, что лимфоидные образования - дивертикул и аппендикса выделяют в просвет слепой кишки щелочный секрет, создающий благоприятные условия для функционирования микрофлоры (Williams J.A. et al., 1961).

По данным Синельникова (1950) за сутки из аппендикса выделяется от 19,2 до 84, из дивертикула - от 7 до 12 мл сока, рН которого колеблется от 8,1 до 9,4. Сок аппендикса и дивертикула содержит небольшое количество амилазы и липазы и не содержит протеолитических ферментов.

Слепая кишка также выделяет пищеварительный сок с рН 7,0-7,3 в количестве 0,6-0,8 мл/час, почти лишенный пищеварительных ферментов.

В экскретах лимфоидных образований содержится большое количество лимфоцитов. Исследованиями Синельникова с сотрудниками установлено, что лимфоциты играют существенную роль в распределении различных микроорганизмов по ходу кишечника (Синельников Е.И., 1950; Синельников Е.И. с соавт., 1953).

В дальнейшем было показано, что лимфоциты при разрушении выделяют лейкины, избирательно влияющие на микрофлору и регулирующие ее состав (Allen L., 1967).

В плане родового и видового состава микроорганизмов-симбионтов слепой кишки в литературе имеются существенные разногласия. Так, по одним данным, кишечная микрофлора кроликов представлена преимущественно грамположительными бактериями-аэробами типа Bacillus subtilis. Вероятно, эти авторы использовали методы восстановления сред не достаточные для культивирования факультативных анаэробов.

В других исследованиях сообщается, что преобладающими микробами в слепой кишке является E. Coli и Streptococcus. Наконец, некоторые исследователи обнаруживают в цекальной флоре большое количество представителей рода Lactobacillus (Калугин Ю.А., 1980)

По разным данным общая численность микроорганизмов в химусе слепой кишки кроликов составляет около 1-10 млрд./г. (Bonnafous R. et al., 1970; Forsythe S.J. et al., 1985). Содержатся и инфузории родов Levanderella, Blepharoplanum, Enterophrya (Kopperi A.J., 1929).

Несмотря на возможное присутствие в симбиоценозе простейших, главенствующая роль в ферментации пищи и синтезе белка принадлежит бактериям.

Наиболее подробно и точно состав анаэробной флоры кроликов рассмотрен в монографии М.А. Тимошко (1990). По ее данным в слепой кишке кроликов преобладают Bacteroides (4 млрд.) Peptococcus (200 млн.), Bifidobacterium (63 млн.), Eubacterium (400 тыс.).

Дрожжи, стрептококки, энтеробактерии и стафилококки обнаруживаются в значительно меньшем числе.

Согласно некоторым данным (Fonty G. Et al. 1979; Fekete S., 1989) численность Bacteroides еще выше и составляет 109 -1011/г.

Численность целлюлозолитических бактерий сравнительно невелика. Из слепой кишки кроликов выделяется большее количество микроорганизмов способных расщеплять гемицеллюлозу и пектин, чем целлюлозу (Jehl N. et al, 1995; Marounek M. et al, 1995; Boulahrouf A. et al, 1991).

Эти данные полностью согласуются с переваримостью отдельных фракций клетчатки у кроликов (Gidenne T., 1996).

Разумов и Геймберг (1962) установили, что в лимфоидных фолликулах аппендикса и дивертикула развиваются бактерии рода Bacteroides. С увеличением размера колоний протоплазма синцития вокруг микробов все больше уплотняется, насыщается белково-полисахаридными структурам и проявляет ярко положительную реакцию на присутствие кислых и щелочных фосфатаз.

С появлением фосфатазной активности в колониях наблюдается лизис бактерий и их гомогенезация. Одновременно с этим в других участках ретикулума происходит образование новых колоний.

Авторы считают, что весь цикл образования и рассасывания колоний носит характер физиологического симбиоза бактерий с организмом. Видимо, микроорганизмы, выделяясь из лимфоидных органов, обеспечивают постоянную инокуляцию слепой кишки.

Вероятно поэтому, представители рода Bacteroides занимают первое место в симбиоценозе слепой кишки и начинают первыми заселять пищеварительный тракт кроликов. (Carabano R. et al., 1998; Gouet P. et al., 1973).

Бактероиды были обнаружены в фекалиях кроликов, а также у жвачных и других растительноядных млекопитающих. (Brown D.W. et al., 1960; Курилов Н.В. с соавт., 1971).

Помимо них, вероятно, активным ферментатором клетчатки является Ruminococcus flavefaciens, выделенный из пищеварительного тракта многих фитофагов (Аyers W.A., 1958).

Среди амилолитических форм известны у кроликов Actinomyces israeli, Bacteroides spp., Dichelobacter nodosus, Mitsuokella multiacidus.

Идентифицированы и охарактеризованы также цекальные пектино-, ксилано- и муколитические бактерии (Sirotek K. et al, 2001, 2003, 2004).

В слепой кишке кроликов присутствуют также представители рода Lactobacillus, выделенные и у других млекопитающих (Тараканов Б.В., 1972), а также Bifidobacterium, численность которых в фекалиях достигает 1010/г. (Круглова Н.М., 1983).

Другие исследователи считают, что лактобациллы вообще не свойственны нормальному цекальному ценозу (Fortun-Lamothe L., Boullier M., 2004).

Из разновидностей, способных утилизировать мочевину выделены Cl. coccoides, Peptostreptococcus productus и minor, Peptococcus magnum, Fusobacterium russii.

У молодых кроликов в желудочно-кишечном тракте преобладают streptococci и enterobacteria.

К сожалению, данные по видовому составу микрофлоры в литературе весьма скудны, обычно приводится лишь материал по количественному соотношению указанных выше родов бактерий.

Между тем, именно видовые особенности определяют интенсивность симбионтной ферментации, соотношение метаболитов и количество микробиального белка, влияют на эффективность усвоения кормов и, в конечном счете, на пищевую специализацию животных.

Приводимые в литературе материалы получены преимущественно культуральными методами, на основе которых трудно составить адекватное представление о динамике численности микроорганизмов в зависимости от возраста и состава рациона.

Это обстоятельство связано с тем, что микроорганизмы-симбионты кроликов далеко не однородны по своему составу и принадлежат к различным таксономическим группам, требующим для своего роста и развития соответствующих питательных сред, а также строгого анаэробиоза.

Считается, что культурально можно выделить лишь 15-20% от общей численности кишечной флоры. Существенным недостатком культуральных методов является также значительная вариабельность получаемых данных.

До сих пор не вполне изучены механизмы влияния отдельных компонентов пищи на целлюлозолитические процессы. В частности неясно, почему переваримость клетчатки снижается при повышении уровня содержания ее в рационе.

Одно из мнений, высказываемых по этому поводу, связывает ухудшение переваримости клетчатки со снижением концентрации протеина и энергии в рационе, а также недостаточным снабжением микрофлоры некоторыми другими питательными факторами, что приводит к угнетению их жизнедеятельности и снижению целлюлазной активности (Курилов, Кроткова, 1971; Калугин, 1980).

Однако увеличение численности микроорганизмов при повышении содержания клетчатки (Калашников А.П., 1978; Имшенецкий И.М., 1953), а также данные, свидетельствующие в пользу конкурентных взаимоотношений между бактериями, ферментирующими различные субстраты (Лищенко В.П., 1966; Лифанов Н.М., 1970; Козлов А.С., 1978) делают это предположение не вполне убедительным.

Согласно другой гипотезе, повышение содержания клетчатки в рационе способствует замедлению эвакуации содержимого преджелудков в нижележащие отделы пищеварительного тракта.

Увеличение численности бактерий в этих условиях приводит к чрезмерному накоплению продуктов их жизнедеятельности, что сказывается негативно на целлюлазной активности (Будная М.В., 1963 и др.).

Однако очевидно, что и этот фактор не может иметь решающего значения в кишечнике, моторика которого усиливается под влиянием клетчатки (Crane G., 1977; Davenport J., 1977).

Особый интерес представляют данные, полученные исследователями в области биокатализа, касающиеся влияния лигнина на процесс гидролиза лигноцеллюлозных субстратов.

Установлено, что лигнин не только экранирует полисахариды и затрудняет их набухание (Rahman M., 1979), но и адсорбирует на своей поверхности ферменты целлюлазного комплекса, выводя их из реакции (Goel F. et al., Клесов A.A. и др., 1985). Кроме того, продукты дезагрегации лигнина - феноксильные радикалы и хиноны могут быть причиной прямой инактивации целлюлаз (Brenil C. et al., 1985).

Относительно слабо изучена ферментативная активность микробной популяции слепой кишки. Исследовалась целлюлозолитическая, ксиланолитическая и пектиназная активность (Boulahrout A. et al., 1991), уреазная (Forsythe S.J.et al., 1985), протеолитическая (Emaldi O. et al., 1979), и амилолитическая активность (Padilha M.T.S et al., 1995). С 36 дня жизни молодняка обнаруживалась также метаногенная активность (Piattoni F. et al., 1996)

Наличие в химусе слепой кишки уреазы побудило многих исследователей к испытанию мочевины в качестве азотной подкормки. Было показано, что мочевина, поступившая с кормом может использоваться микрофлорой слепой кишки для синтеза белка, однако длительное кормление кроликов мочевиной приводит к хронической интоксикации и заболеваниям печени и почек (Stevens, Hume, 1995).

По сравнению с рубцом жвачных животных интенсивность фибролиза в слепой кишке ниже, в то время как амило- и протеолитическая активность отмечены на высоком уровне (Gidenne, 1997).

Влияние возраста на цекальную флору исследовано недостаточно (Fonty G., 1974; Padilha M.T.S., 1995), и взаимоотношения между микрофлорой и характером брожением были установлены сравнительно недавно Padilha и др. (1995). Инокуляция целлюлозолитической флоры начинается с того момента, когда молодняк начинает активно поедать растительную пищу (приблизительно в возрасте 3 недель), и достигает 104 - 107 кл./г между 7 и 9 неделями, в то время как суммарная численность анаэробной флоры достигает взрослого уровня уже в возрасте 15 суток. В промежутке от 15 до 30 суток уровень ЛЖК увеличился с 8 до 35 мМ/л, изменялось отношение пропионат/бутират и концентрация аммиака. Инокуляция целлюлозолитической флоры завершается в пятинедельном возрасте, в то время как содержание ЛЖК продолжает увеличиваться. Вероятно, характер бродильных процессов может зависеть от деятельности различных видов целлюлозолитических бактерий, инокуляция которых происходит в разные возрастные периоды. Так, Marounek M. et al. (1995) сообщили о том, что активность целлюлозорасщепляющих оставалась низкой в промежутке между 4 неделями и 3 месяцами, в то время как активность ксиланаз и пектиназ увеличивалась весьма существенно.

Гидролиз пектина существенно увеличивается с возрастом кроликов и значительно превышает величины, наблюдаемые для других компонентов клетчатки (Gidenne T. et al., 2002).

Исследования также показали более высокое содержание форм бактерий расщепляющих гемицеллюлозы и пектин, чем клетчатку (Boulahrout A. et al., 1991).

Косвенным показателем брожения в слепой кишке служит показатель рН. Однако взаимоотношения этого показателя с активностью целлюлозолитических процессов, степенью деградации клетчатки пока не выяснены.

Ни концентрация, ни тип сены люцерны в стандартных рационах не привели к существенному изменению величины рН (Pote L.M. et al, 1980; Champe V.A. et al., 1983; Gidenne T. et al, 1991; Garcia J. et al, 1995).

Лишь при значительной замене зерна люцерновым сеном и соломой наблюдался рост величины показателя (Bellier R. et al., 1996).

С другой стороны, увеличение в рационе сахарной свеклы заметно повышает кислотность химуса (Garcia J. et al, 1992, 1993; Carabano R. et al, 1997). Вероятно, здесь сказалось повышенное поступление растворимых углеводов в слепую кишку, защищенных от ферментации в вышележащих отделах пищеварительного тракта клетчатковыми оболочками.

Исследованиями в области пищеварения у жвачных животных установлена строгая периодичность микробиальных процессов в рубце, зависимость показателей, характеризующих уровень ферментативной и биосинтетической активности бактерий от времени, прошедшего с момента кормления (Курилов Н.В. с соавт., 1971; Козлов А.С., 1991).

Практически не изучена суточная динамика показателей пищеварения у кроликов, а данные литературы по этому вопросу носят противоречивый характер (Калугин Ю.А., 1980). Так, не отмечено закономерных колебаний в концентрации ЛЖК в химусе слепой кишки в 9 часов, когда происходит продуцирование мягкого кала и в 16 часов, когда выделяется твердый кал.

В зарубежных исследованиях, напротив, установлено, что концентрация ЛЖК во время продуцирования мягких фекалий снижается на 25 % от их уровня, зарегистрированного в фазе образования твердых фекалий (Gidenne T., 1986; Gidenne T., 1995). Полученный результат объясняется эвакуацией из слепой кишки значительной доли (до 20 %) ее содержимого (Gidenne T. et al., 1984).

Длительность пребывания основной части потребленного корма в слепой кишке составляет по данным литературы не более двух суток, после чего кормовые частицы эвакуируются в ободочную кишку.

Последняя также почти не продуцирует собственных ферментов. Сок ободочной кишки содержит в небольших количествах щелочную фосфатазу, неспецифические эстеразы, лейцинаминопептидазу, ?-глюкуронидазу.

Ободочная кишка имеет хорошо выраженную ампулу и делится на большую ободочную (восходящая часть), несущую три ряда глубоких мускульных кармашков, выступающих на наружной ее поверхности и разделенных продольными мышечными тяжами, и малую ободочную, снабженную одним рядом мускульных кармашков.

Мускульные кармашки выстланы изнутри ворсинчатой слизистой. Железы ободочной кишки образуют мощный слой под ворсинками. Они состоят из мукозных клеток с зернистой цитоплазмой и базально расположенным ядром. Эти клетки показывают очень интенсивную реакцию на нейтральные МПС (Наумова Е.И., 1981).

Условия в ободочной кишке благоприятствуют продолжению процессов микробной ферментации, но, вследствие быстрого прохождения химуса по ободочной кишке, они вряд ли имеют существенное значение.

Более важной функцией ободочной кишки является сепарация частиц химуса на фракции различного размера. Было высказано предположение, что в результате сепарации химуса в ободочной кишке частицы большего диаметра «упаковываются» в фекальные шарики, а менее грубая фракция, содержащая большое количество микроорганизмов, возвращается в слепую кишку для дальнейшей ферментации (Bjornhag G., 1963), благодаря ретроградному движению в проксимальном ее отделе.

Такой механизм имеет важнейшее адаптивное значение в питании кроликов. При этом существенно увеличивается время ферментации (мелкие частицы задерживаются в пищеварительном тракте на более продолжительное время), сохраняется микробный белок и облегчается переваривание (большая поверхность обеспечивает быструю редукцию).

Наряду с копрофагией процесс сепарации имеет первостепенное приспособительное значение для таких относительно некрупных животных как кролики, имеющих достаточно напряженный метаболизм.

В последствии Ленг Е. (1974), углубил и уточнил представления о процессе образования мягких фекалий. По его мнению, цекотрофы представляют собой содержимое слепой кишки, транзитом прошедшее через ободочную кишку, а твердый кал образуется из содержимого слепой кишки благодаря избирательному отбору грубых частиц.

В этой гипотезе, являющейся в настоящее время общепризнанной, показано и всасывание из проксимального участка ободочной кишки в фазах образования фекалий того и другого вида.

Помимо ферментативных процессов, в толстом отделе кишечника продолжается и всасывание. По данным Файтельберга Р.О (1955), в петле толстой кишки 7% раствор глюкозы за 30 мин. всасывался на 20,7%, а за 60 мин. - на 57,5%.

Подытоживая сказанное необходимо отметить, что недостаточно исследован видовой состав симбиоценоза слепой кишки кроликов, а данные по его ферментативной и общей метаболической активности отрывочны и не позволяют составить представление о характере пищеварительных процессов в зависимости от возраста животных, времени суток, состава рациона.

Количественные же показатели как ферментативной, так и синтетической активности кишечного биоценоза, остаются пока практически неизученными.


1.6 Всасывание питательных веществ в пищеварительном аппарате кроликов


Уже в ротовой полости происходит всасывание некоторых продуктов, в частности воды. В желудке всасывается часть поступивших туда питательных веществ, о чем можно судить по содержанию в химусе окиси хрома, заданной животному с кормом (1% от сухого вещества). В химусе желудка в таком случае обнаружено 1,4% окиси хрома, что свидетельствует о всасывании здесь органических веществ. Индикаторным методом установлено, что в желудке всасывается 6% сухого вещества и 3% белка.

Всасывание веществ из желудочно-кишечного тракта зависит от состава рациона.

По данным П.Я. Куценко (1971), радиоактивный фосфор - 32Р появляется в крови уже через 5 мин после его дачи животным, при этом в двенадцатиперстной кишке он всасывался лучше, чем в желудке. Имеются сведения о том, что в течение первых 20 мин 32Р у молодых кроликов всасывается медленнее; чем у взрослых животных, а в последующее время наоборот.

В другом исследовании установлено, что при введении молочной кислоты в желудок ее содержание в крови воротной вены через 2 ч возрастало с 6,00 до 9,55 мэкв/л.

В проксимальном участке тощей кишки наблюдается секреция воды, натрия, углекислого газа и всасывание хлора, в среднем участке тощей кишки - всасывание воды, натрия, хлора, кальция и секреция углекислого газа.

В подвздошной кишке кролика, согласно имеющимся данным, натрий всасывается со скоростью 4,3, а хлор - со скоростью 2,3 мкМ/см2 в час.

Всасывание в тонком кишечнике связывают с наличием здесь микроворсинок. Установлено, что на каждой эпителиальной клетке тонкого кишечника насчитывается 3000, а на 1 мм2 поверхности кишечного эпителия - около 50-200 млн. таких ворсинок. Благодаря микроворсинкам всасывающая поверхность кишки увеличивается в 14- 39 раз. Установлено также, что благодаря контрактильным субстанциям ворсинки могут совершать ритмические, маятникообразные и тонические движения, играющие важную, роль в процессе всасывания питательных веществ. Основное назначение сокращений ворсинок заключается в создании наиболее благоприятных условий для всасывания веществ и проталкивания их по лимфатическим и кровеносным сосудам ворсинки. У голодного животного ворсинки обычно находятся в покое, при соприкосновении с ними химуса возникают их движения.

Органом всасывания является дивертикул, слизистая которого состоит из мощно развитых сильно ветвящихся ворсинок. При прохождении через него из тонких кишок в слепую химуса здесь, по данным Е.И. Синельникова (1950), всасывается около 4% воды. В остром опыте, поставленном этим автором, из 10%-ного раствора глюкозы, введенного в полость дивертикула, всасывалось ее за 30 мин в большинстве случаев 8,08 мг%, тогда как в отрезке тонкой кишки с одинаковой поверхностью - в среднем 2,74 мг% глюкозы. Участок же тонкой кишки с пейеровой бляшкой всасывал 3,38 мг% глюкозы, т. е. больше, чем участок этой кишки без пейеровой бляшки.

Всасывание одних веществ происходит пассивно, других- активно. Считают, например, что Na+ в тонкой кишке всасывается активно, а К+ и С1- пассивно, что пиридоксин в тонком кишечнике всасывается путем диффузии.

Под всасыванием понимают всю совокупность процессов, обеспечивающих переход веществ из полости тонкой кишки в жидкости внутренней среды (кровь и лимфу).

Для удобства анализа путь веществ к внешней поверхности мембраны можно условно разделить на два этапа. Первый этап - движение веществ из полости тонкой кишки до поверхности толстой мембраны, т. е. до энтеральной поверхности мембраны (гликокаликса). По данным А.М. Уголева, осуществляемый главным образом благодаря потокам химуса, возникающим в результате движения кишечной мускулатуры, этот этап обеспечивает переход веществ из глубины фазы к поверхности. Второй этап - движение веществ от энтеральной поверхности гликокаликса до трехслойной мембраны, т. е. путь через гликокаликсное пространство.

Вещества, образующиеся при гидролизе на мембранной поверхности передаются, по мнению А.М. Уголева, или непосредственно с фермента на переносчик, или через промежуточную (адапторную) молекулу без выхода в водную фазу. Некоторые предполагают, что переносчиками служат белки молекулярной массой примерно от 10 000 до 70 000, чаще всего около 30 000. В транспорте мономера через мембрану может участвовать не один переносчик, а несколько, которые образуют транспортный конвейер. Мономеры, образующиеся в результате гидролиза олигомеров (аминокислоты, жирные кислоты, моносахариды), всасываются из эквивалентных растворов быстрее смеси готовых мономеров.

По данным А.Г. Кудряшова (1974), у новорожденных млекопитающих, в том числе крольчат, «иммунные» глобулины молозива - белки, идентичные по своей электрофоретической подвижности гамма-глобулинам сыворотки крови новорожденных, без существенного изменения исключительно быстро всасываются из желудочно-кишечного тракта в кровь.

У крольчат молочного периода всасывание питательных веществ характеризуется так называемым пиноцитозом - захватом клеткой капелек раствора. Это разновидность фагоцитоза, под которым понимают захват клеткой твердых частиц.

Согласно расчетам Уголева, одна резорбирующая клетка тонкого кишечника обеспечивает нутритивные потребности 100-100 000 других клеток. Фагоцитоз и пиноцитоз являются медленными процессами, поэтому они непригодны для такой высокой транспортной активности кишечных клеток. Действительно, пиноцитарная активность энтероцитов, которая обнаруживается у новорожденных животных, не только не возрастает, но резко снижается по мере роста организма и его массы. Уменьшение пиноцитарной активности является, по-видимому, важным условием эффективности кишечного иммунологического барьера.

Существует мнение, что активному всасыванию сахаров в кишечнике способствует образование в его слизистой соединения фосфора с глюкозой. Отмечено, в частности, усиление всасывания глюкозы в кишечнике кошек, крыс и кроликов при добавлении к раствору сахара фосфатов. Происходит так называемое фосфорилирование сахаров, которое осуществляется с помощью ферментов. Скорость фосфорилирования гексоз зависит от активности гексокиназы, а так как скорость фосфорилирования глюкозы и фруктозы различная, то и всасываются эти сахара в кишечнике с неодинаковой скоростью.

Внешняя среда влияет на всасывание питательных веществ из кишечника.

Установлено, в частности, замедление всасывания глюкозы в кишечнике кроликов при повышении температуры окружающей среды
до 35,5-36,5° (при 35%-ной влажности). При всасывании аминокислот в стенке кишечника происходит их переаминирование. Установлено, например, что при введении раствора глутаминовой кислоты в перевязанную петлю тонкого кишечника концентрация аланина в крови мезентериальных вен повышается. Больше всего сахаров всасывается в тощей кишке и меньше всего - в подвздошной. Обнаружена избирательность всасывания моносахаридов: галактоза всасывалась лучше глюкозы, глюкоза лучше фруктозы, фруктоза лучше маннозы, гексозы всасываются лучше пентоз.

По имеющимся в литературе данным в изолированной петле толстых кишок в течение 30 мин всасывается 1,9 мл воды, или 39,2% ее количества, введенного в этот участок. С увеличением времени; пребывания глюкозы в тонком кишечнике ее всасывание усиливается.

Всасывательная деятельность кишечника с возрастом кроликов снижается - в кишечнике молодых кроликов глюкоза, лактоза, 1%-ный и 6%-ный пептон всасываются лучше, чем в кишечнике взрослых животных.

В слепой кишке кролика происходит всасывание воды, так как сюда из подвздошной кишки поступает более влажный химус. Вода всасывается и в других отделах толстых кишок. Особенно много ее резорбируется в сфинктере между малой ободочной и предпрямой кишками во время образования твердого кала. Частично вода всасывается и при образовании мягкого кала, о чем свидетельствует ее несколько меньшее в нем содержание, чем в химусе слепой кишки.

Е.И. Синельников и другие (1955), считают, что ворсинки слизистой слепой и ободочных кишок, а также аппендикса способствуют всасыванию питательных веществ. Однако глюкоза также хорошо всасывалась и в конечном участке аппендикса, где нет ворсинок. Глюкоза в аппендиксе всасывалась почти в 2 раза лучше, чем в тонком кишечнике.

О всасывании летучих жирных кислот в аппендиксе свидетельствуют показатели концентрации их в 10.0 г содержимого слепой кишки и аппендикса, равные соответственно 6,95 и 3,23 мМ. Всасывание этих кислот, по имеющимся в литературе данным, отмечено в проксимальном участке ободочной кишки диких кроликов при образовании и мягкого (21%) и твердого (29%) кала (от уровня их всасывания из химуса слепой кишки); в дистальном же участке ободочной кишки (предпрямая кишка) при образовании мягкого кала всасывалось 22% летучих жирных кислот от уровня их в проксимальном участке ободочной кишки, а при образовании твердого кала - 81%. Таким образом, на участке слепая кишка - прямая кишка при образовании катышков мягкого кала всосалось 36% летучих жирных кислот, а при образовании катышков твердого кала - 86%.

По данным Калугина Ю.А. (1980), полученным на 6 кроликах, рацион которых состоял из гранулированного корма, при образовании катышков твердого кала концентрация летучих жирных кислот в 100 г содержимого составила в слепой кишке 4,66 мМ, большой ободочной - 3,19 и малой ободочной - 2,05 мМ, т. е. в химусе большой ободочной кишки не обнаружено 32% летучих жирных кислот, а в малой ободочной - 56% от уровня их в слепой кишке. На участке большая - малая ободочные кишки всосалось 36% этих кислот. В ободочной кишке, по данным некоторых авторов, всасываются не только летучие жирные кислоты, но и жиры. Имеются сведения о том, что масляная кислота всасывается быстрее уксусной кислоты.

Предпрямая кишка выполняет главным образом транспортную роль. Но благодаря довольно значительной длине во время образования твердого кала в ней происходят некоторые процессы всасывания. Прежде всего всасываются вода и азотистые вещества небелковой природы.

При введении в прямую кишку и дистальный конец толстых кишок насыщенных триглицеридов отмечена их хорошая всасываемость, ненасыщенные же триглицериды не всасывались. Через 90 мин после введения меченого трипальмитина около 70% его радиоактивности из просвета дистального отдела толстой кишки исчезало и обнаруживалось в печени и слизистой тонкого кишечника. В результате физиологических процессов из толстого кишечника в воротную вену всасываются главным образом насыщенные глицериды с углеродной цепью, включающей менее 18 атомов. Согласно имеющимся данным, продукты расщепления триглицеридов в толстом кишечнике всасываются в лимфатическое русло и вступают в обменные процессы, минуя стадию печеночного стеатоза. Показано также, что полисахарид декстран, молекулярная масса которого равна 60 000, всасывается в неизменном виде в толстом отделе кишечника кроликов.

Надо полагать, что всасывание в слепой кишке кролика протекает интенсивнее, чем в желудке, поскольку в химусе слепой кишки имеется много газообразных продуктов, легкорастворимых азотистых веществ и при примерно равной массе содержимого желудка и слепой кишки на единицу поверхности в слепой кишке приходится меньше содержимого, чем в желудке.

В стенке слепой кишки происходит ряд обменных процессов, в том числе, по имеющимся данным, синтез молочной кислоты из органических кислот, поглощенных из химуса слепой кишки. Стенка слепой кишки аккумулирует часть аминокислот из содержимого слепой кишки и из притекающей к ней крови. При недостатке аминокислот в химусе часть их выделяется в полость слепой кишки. Всасываясь затем ее слизистой, аминокислоты с кровотоком по воротной вене поступают в печень.

В прямой кишке накапливаются катышки кала обоих видов, причем мягкие катышки перед анусом сдавливаются между собой в грозди. Вдоль прямой кишки по обе ее стороны располагаются парные анальные железы длиной 1,5 см и шириной 0,7 см. Масса их колеблется от 0,04 до 0,09 г. Железистые клетки анальных желез выделяют жироподобный секрет, который смазывает катышки твердого кала и придает им соответствующий запах.

Всасывание из катышков мягкого кала в предпрямой и прямой кишках мало вероятно: они покрыты оболочкой, состоящей в основном из микроорганизмов, перемешанных с непереваренными растительными клетками.


1.7 Копрофагия как особенность питания кроликов


Копрофагия представляет собой нормальный физиологический акт, характерный для зайцеобразных и некоторых других животных - голых землекопов (Hill W.C.J. et al, 1957), мешетчатого гофера (Boley R.B. et al., 1969), шиншиллы (Bjornhan G. et al., 1977), нутрии (Gosling A., 1979), бобра (Шидловская Н.К., 1960).

При копрофагии поедается эвакуат слепой кишки. Впервые копрофагия у кроликов описана Моро С. (1882). В дальнейшем цекотрофы были зарегистрированы в желудке (Madsen H., 1939; Taylor E.L., 1939). Эден А. (1940) обнаружил, что мягкие фекалии богаты микробным протеином (около 30%).

Как выяснилось, цекотрофы поедаются кроликами непосредственно из ануса (Carabano R. et al., 1988; Cheeke P.R., 1987; Zawadzki W. et al., 1997). Если этого не произошло, то они теряют пищевую привлекательность и игнорируются животными, что дает возможность исследовать процессы цекотрофии способами, препятствующими поедание ягких фекалий в момент образования.

Большинство исследователей считает, что важнейшая роль копрофагии заключается в обеспечении животных микробным белком (Наумова Е.И., 1976).

Около 50% азота в цекотрофах бактериального происхождения. Считается, что при копрофагии удовлетворяется 12 - 24 % потребности животных в азоте. (Gidenne T., 1997). Однако некоторые исследователи считают, что вклад микробного азота в протеиновое питание кроликов весьма незначителен (McNitt J.I., 1996).

Микробный азот, поступивший в пищеварительный тракт, должен быть переварен с помощью протеаз и нуклеаз. По данным Наумовой Е.И. (1981) грызуны и зайцеобразные, как и жвачные животные, синтезируют в большом количестве панкреатические протеазы, расщепляющие белки бактериальных клеток. По Дегтяреву В.П. (1974) активность протеаз в кишечнике кроликов даже выше, чем у жвачных животных.

Барнард E. (1977) указывает, что микробная РНК у кроликов не переваривается на том основании, что в дуоденальных железах нуклеазы не обнаружены. Тем не менее, Калугин Ю.А. (1980) сообщает о высокой активности рибо- и дезоксирибонуклеаз в околоушных слюнных железах кролика.

Благодаря копрофагии кролики обеспечиваются также некоторыми витаминами, поскольку микроорганизмы продуцируют витамины группы В и К. В мягких фекалиях по сравнению с твердыми уровень ниацина и рибофлавина выше в 3-4 раза, пантотеновой кислоты - в 6 раз, витамина В12 - в 2-3 раза (Kulwich R. et al, 1953).

Еще одно значение копрофагии состоит в накоплении в мягких фекалиях зольных элементов. В основном это гидрокарбонаты калия и натрия. Количество сырой золы в мягких фекалиях значительно выше, чем в других отделах ЖКТ.

Поскольку натрий является лимитирующим компонентом для всех растительноядных млекопитающих, то поедание мягких фекалий представляет собой компенсаторный механизм, сохраняющий этот элемент.

Доказано также, что цекотрофы содержат микробные гидролазы, в том числе, фибролитические (Jehl N. et al., 1996). Видимо они остаются активны в среде желудка и тонкого кишечника, по крайней мере только этим можно объяснить некоторую степень деградации клетчатки в данных отделах пищеварительного тракта.

Состав мягких фекалий при кормлении кроликов полнорационным гранулированным комбикормом обстоятельно изучен (Калугин Ю.А. с соавт., 1974). В расчете на сухое вещество в них содержится 30-33% сырого протеина, 2,3-2,4% сырого жира, около 17% сырой клетчатки, 38-40% БЭВ и 9-10% зольных элементов.

По данным зарубежных исследований содержание нейтрально-детергентной клетчатки в химусе слепой кишки значительно выше и составляет 27,7 - 36,1% от сухого вещества, крахмала - 0,9 до 1,6% (Pote L.M. et al., 1980; Marounek M. et al., 2005).

Лишение кроликов копрофагии увеличивает скорость прохождения корма по пищеварительному тракту и снижает переваримость питательных веществ. Так, переваримость питательных веществ гранулированного корма при копрофагии составила 64,6%, сырого протеина - 66,7%, сырого жира - 73,9%, сырой клетчатки - 15%, БЭВ - 73,3 и сырой золы - 57,6%. При лишении же копрофагии на 26-30 суток соответствующие показатели составили 59,5; 56,2; 73,4; 6,3; 71,3 и 51,8%.

Особенно существенно, что симбиоценоз слепой кишки при лишении копрофагии существенно обедняется и в количественном и в качественном отношении (Калугин Ю.А., 1980; Калугин Ю.А., 1995). Копрофагия также обеспечивает реутилизацию диетарного азота (Thacker E.J. et al., 1955).

Исследованиями микроскопического и гистохимического строения пищеварительного тракта установлено, что копрофагия имеет глубокие филогенетические корни и связана со сложными преобразованиями строения пищеварительной системы (Наумова Е.И., 1974; Puget A. et al., 1973).

Количество мягких фекалий, выделяемого растущими кроликами массой 2,3 кг за сутки в среднем составляет 56,7 г (натуральная влажность). В опыте использовались пластиковые ошейники, предотвращающие копрофагию. Кормили животных вволю гранулированными кормами.

Цекотрофы выделялись преимущественно с 5 до 15 часов, в то время как обычные твердые фекалии - с 19 до 6 часов (Калугин Ю.А., 1980). При ограниченном кормлении больше всего твердых фекалий выделялось с 10 до 22 часов (в первые часы после кормления животных), мягкие же фекалии выделялись в основном спустя 8-10 часов после кормления.

По мнению зарубежных исследователей, твердые фекалии выделяются через 4 часа после дачи корма, а цекотрофы - через 8 часов (Cheeke P.R., 1994).

На рационах с малым содержанием протеина и небогатых энергией продукция цекотрофов заметно возрастает (Jenkins J.R., 1999).

Значение копрофагии однако не исчерпывается изложенным. Благодаря копрофагии в желудок и тонкий кишечник поступают микроорганизмы и бактериальные ферменты, расширяющие диапазон деполимеризуемых в этих органах субстратов.

Копрофагия увеличивает длительность пребывания пищи в желудочно-кишечном тракте и способствует лучшему всасыванию питательных компонентов. Лишение кроликов копрофагии снижает гематологические показатели и переваримость питательных веществ.

Цекотрофы выступают также в роли природного пробиотического препарата, способствующего инокуляции пищеварительного тракта крольчат микроорганизмами-симбионтами, нормализующими его деятельность, стимулирующими пищеварение и обмен веществ. Существенное влияние на рост и развитие детенышей могут оказывать также феромоны, выделяемые самкой, присутствующие в мягких фекалиях.

В слепой кишке лактирующих самок крыс Rattus norvegicus, и иглистых мышей Acomys cahirinus, синтезируется материнский феромон, который выделяется с фекалиями и является аттрактантом для детенышей. Феромон появляется у самок, когда их потомки переходят от чисто молочной к смешанной диете, и прекращает синтезироваться к окончанию периода выкармливания. В состав активной фракции феромона входит дезоксихолевая кислота, которая может образовываться в процессе дегидроксилирования и деконъюгирования холевой кислоты с помощью кишечных бактерий Lactobacillus spp. и Bifidobacterium spp.

После перехода крольчат на самостоятельное питание присутствие крольчихи-матери оказывает стимулирующее воздействие на их развитие. Показано, что при содержании с самкой до трех месяцев крольчата карликовых кроликов набирают массу тела быстрее, чем контрольные (без матери). В ходе наблюдений получено подтверждение того факта, что крольчата активно контактируют с цекотрофами матери, и они могут попадать в пищеварительный тракт детенышей, хотя непосредственной копрофагии мягких фекалий самки не наблюдали.

Из цекотрофов лактирующей крольчихи был выделен штамм Enterococcus faecalis, проявивший пробиотические свойства. При опытном введении живых микробных клеток в рацион крольчат на 28 % увеличилась масса их тела по сравнению с контрольными животными, на 60% - недельные привесы. (Котенкова Е.В., 2003; Котенкова Е.В. с соавт., 2003).

Таким образом, особенности выделения цекотрофов, их химсостав и, соответственно, количество поступающих при копрофагии нутриентов достаточно полно изучены. Однако приводимые в литературе материалы получены преимущественно при кормлении кроликов гранулированными полнорационными смесями и не всегда сопровождаются данными по потреблению и переваримости кормов.

Не полностью выяснен вопрос каков вклад микробного белка, потребляемого при копрофагии в протеиновое питание кроликов, и какова, в конечном счете, переваримость нутриентов, входящих в состав мягких фекалий.


1.8 Скорость прохождения корма по пищеварительному тракту и переваримость питательных веществ


Переваримость питательных веществ кормов тесно связана со скоростью их прохождения по желудочно-кишечному тракту. Скорость прохождения корма является важной характеристикой, необходимой для корректной оценки данных физиологических и биохимических исследований в области пищеварения.

Особенно это относится к растительноядным млекопитающим, в том числе, к кроликам, у которых эффективность переваривания клетчатки, наиболее медленно ферментируемого компонента, а, следовательно, и других питательных веществ во многом зависит от продолжительности пребывания корма в слепой кишке.

Скорость прохождения пищи по пищеварительному тракту кроликов изучалась и отечественными и зарубежными исследователями с помощью жидких, твердых маркеров и радиоактивных изотопов. Однако данные полученные этими методами не полностью раскрывают возрастные особенности, скорость прохождения корма по ЖКТ в зависимости от уровня клетчатки и при монопитании.

По данным Лапласа (1977), через 30 мин после дачи с кормом радиоактивного изотопа 141Се лишь 21% его дозы оставалось в желудке, а через 60 мин. 27,6% изотопа сконцентрировалось в слепой кишке.

Жидкие маркеры быстро покидали желудок, через час там оставалось только 32,4% введенной в организм дозы, твердые же оставались в желудке значительно дольше, причем чем больше были их линейные размеры, тем выше оказывалось и время задержания.

В слепую кишку поступало из желудка через 4 часа около 60% жидкого маркера, через 8 - 81,5%, а через 12 часов их количество начинало уменьшаться. Твердые частицы поступали в слепую кишку только через 4 часа, а максимум их выхода приходился на 8-12 часов после введения.

В литературе имеются также данные, что увеличения уровня клетчатки в рационе ускоряет скорость эвакуации пищи из пищеварительного тракта. Так, при содержании в рационе 14,7% клетчатки скорость эвакуации достигает 7 ч, а при содержании 29,4% - 6,2 часа. (Калугин Ю.А., 1980).

Аналогичные результаты получены и зарубежными исследователями (Sakaguchi Е. et al, 1987; Gidenne Т., 1993). По мере увеличения уровня клетчатки (доли сена) в рационе и у молодняка, и у взрослых кроликов наблюдается тенденция к усилению эвакуаторных процессов (Lebas F., 1977). При этом пищевые массы несколько дольше задерживаются в желудке, но значительно быстрее проходят тонкий кишечник (Gidenne Т., 1998; Garcia J. et al, 1996; Perez A.P., 1994).

Скорость прохождения корма зависит также от линейных размеров его частиц - чем меньше их диаметр, тем продолжительнее время пребывания в пищеварительном канале. Сено люцерны, измельченное до размера частиц 3 мм, проходило через пищеварительный тракт кроликов за 14 часов, а измельченное до 1 мм - за 16. Частицы размером 5 мм покидали пищеварительный тракт уже спустя 5 часов после дачи корма (Laplace J. et al., 1977; Sakaguchi Е., 1992).

На рационах богатых крахмалом и содержащих низкое количество клетчатки время пребывания пищевых масс в желудочно-кишечном тракте было самым продолжительным и составило 20 часов (Gidenne Т., 1992). Используемый в данном эксперименте полнорационный комбикорм был близок по составу к концентратным смесям отечественных рецептур.

Зарубежные исследователи считают, что скорость прохождения корма по кишечнику удобнее всего регистрировать по массе слепой кишки в расчете на единицу массы тела, этот показатель, по их мнению, дает достаточно адекватное представление о времени задержания пищевых частиц в слепой кишке в зависимости от содержания нейтрально-детергентной клетчатки в корме (Gidenne Т., 1992; Garcia J., 1997).

Результирующими показателями эффективности пищеварения является переваримость питательных веществ кормов. Переваривание отдельных нутриентов кроликами изучалось многими исследователями, как в нашей стране, так и за рубежом.

Установлено, что переваримость питательных веществ у кроликов несколько ниже, чем у многих других сельскохозяйственных и лабораторных животных. Особенно это относится к сырой клетчатке. Коэффициент переваримости клетчатки сена люцерны составляет для кроликов 14%, в то время как для жвачных животных - 44%, лошадей - 41% и свиней 22% (McNitt J.I., 1996). Высокое содержание клетчатки в корме заметно снижает ее переваримость.

По данным различных источников, корма по степени переваримости клетчатки у кроликов можно расположить в следующей последовательности (в направлении убывания): кормовая свекла, обезвоженная люцерна, сено люцерны, шелуха подсолнечника (Gidenne T., 1998; Garcia J. et al, 1996; Perez A.P., 1994).

Указанные авторы предполагают, что количество поступающей в слепую кишку клетчатки не является фактором ограничения бродильных процессов, поскольку пребывание ее там относительно недолгое. За это время расщепляются преимущественно пектины и гемицеллюлозы.

В среднем же, по данным зарубежных источников кролики переваривают около 2/3 клетчатки различных кормов. (Gidenne T., 1992; Merino J.M. et al., 1992). Существенное значение при этом имеет размер кормовых частиц - чем они меньше, тем выше степень переваривания (Laplas J.P. et al., 1977; Gidenne T., 1993; Garcia J. et al, 1996).

Крольчата отличаются более высокими показателями переваримости нутриентов (за исключением клетчатки) по сравнению с взрослыми животными.

Этот факт объясняется более высокой всасывающей поверхностью кишечника молодняка, меньшей наполненностью пищеварительного тракта химусом и преобладанием пристеночного типа пищеварения над полостным (Уголев А.М. с соавт., 1964; Калугин Ю.А., 1974, 1980).

Наиболее полно перевариваются кроликами липиды, причем их усвояемость почти не зависит от типа корма. Показатели переваримости протеина несколько ниже и в значительной степени зависят от вида корма. Протеин концентрированных кормов переваривается наилучшим образом (на 90 %).

Существенное влияние на доступность питательных веществ рациона оказывает уровень содержания клетчатки в сухом веществе. При увеличении содержания клетчатки в рационе переваримость всех его составляющих существенно снижается (Sugisaki A. et al., 1960).

Так, повышение уровня этого компонента на 1% сопровождалось снижением переваримости органического вещества на 1,2-1,5%. Этот эффект зарубежные исследователи объясняют повышенным поступлением лигнина, вызывающим уменьшение высоты ворсинок в тощей и подвздошной кишке и снижение в связи с этим как ферментативной, так и абсорбционной способности пищеварительного тракта.

Лигнин является также причиной ускорения эвакуаторных процессов (Perez A.P. et al, 1994). Очищенная клетчатка не имеет такого влияния, в отличие от очищенного лигнина (Chiou P.W.S.et al, 1994).

Кроме того, установлено, что фенольные фракции (присутствующие, например, в побочных продуктах переработки винограда) уменьшают степень использование белка в подвздошной кишке (Merino J.M. et al., 1992).

Высказывалось также предположение, что снижение переваримости питательных веществ при увеличении уровня клетчатки в рационе связано с уменьшением концентрации в химусе слепой кишки аммиака и ограничением прироста биомассы бактерий. Такая тенденция наблюдалась на рационах с использованием оливковых листьев в качестве источника грубого корма (Delgado-Perty M. et al, 1998).

С другой стороны, применение кормов с низким содержанием клетчатки, как правило, приводит к удорожанию рациона. Кроме того, этот компонент необходим для регуляции скорости прохождения корма по ЖКТ и нормализации состава кишечного симбиоценоза (De Bias C. et al, 1998).

Таким образом, некоторые особенности переваривания кормов в зависимости от возраста и условий кормления изучены пока еще недостаточно. В частности, мало материала по переваримости питательных веществ на традиционных рационах (концентраты, сено, корнеплоды) и при использовании отдельных кормов. Весьма разноречивы данные, касающиеся переваримости клетчатки и влияния ее уровня на степень использования кроликами других нутриентов. Ощущается недостаток материала по эвакуаторной функции различных отделов пищеварительного тракта.

Обобщая изложенное, необходимо отметить, что у кроликов детально исследованы отдельные аспекты физиологии пищеварения - секреция слюны, желудочного сока, желчи, активность трипсина, полипептидаз, карбогидраз в кишечнике, закономерности всасывания продуктов гидролиза и регуляция пищеварительных процессов (Уголев А.М. с соавт., 1964; Dahlqvist A., 1968; Beauville M., 1972; Дегтярев В.П., 1974; Lemaire J. et al., 1978; Калугин Ю.А., 1980; Homrani A. et al, 1988; Garcia J., 1997). Однако некоторые вопросы симбионтного пищеварения остаются пока недостаточно исследованными, а приводимые в литературе данные либо недостаточно уточнены экспериментально, либо носят противоречивый характер. В частности, не вполне ясны следующие вопросы:

- закономерности переваривания различных кормов у кроликов в зависимости от возраста кроликов, морфологического развития пищеварительной системы, величины потребления кормов, скорости и порядка их продвижения по пищеварительному тракту, степени редукции пищевых частиц;

- влияние биохимического состава корма на соотношение отдельных групп бактерий, переваривающих различные субстраты, ферментативную активность симбиоценоза и характер метаболической ситуации в слепой кишке;

механизмы лежащие в основе пищевой адаптации кроликов при изменении характера питания и в ходе постнатального онтогенеза;

взаимосвязь суммарных показателей использования различных кормов и активности симбиоценоза слепой кишки;

функциональное значение копрофагии.

Противоречивы данные по морфофункциональному развитию слепой кишки в онтогенезе, суточной динамике показателей пищеварения в этом органе, физиологическим возможностям кроликов по перевариванию структурных углеводов различных кормов и рационов.

Полностью отсутствуют сведения о количественном вкладе симбионтных процессов в переваривание питательных веществ.


2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЙ


2.1 Объекты исследований и условия постановки опытов


Исследование симбионтного пищеварения у кроликов производилось в научно-производственных и физиологических опытах на интактных и фистульных животных породы советская шиншилла, проведенных в 1997-2007 г.г. в условиях кролиководческой фермы агробиологической станции Орловского государственного университета и вивария по схеме, изображенной на рисунке 1.

Опыты по исследованию потребления кормов и их переваримости проводились на интактных кроликах методом групп и периодов на кролиководческой ферме в 1997-1999 г.г. в осенне-зимний и летний сезон. Содержание животных - клеточное. Клетки находились в закрытом деревянном помещении. Температура в летний период составляла 18-29°С, в зимний - от +10 до - 15°С. Кормление двукратное - в 8 и 20 часов.

Возрастные особенности потребления и переваримости кормов изучены в опыте, проведенном методом периодов на 10 крольчатах-аналогах из двух пометов, взятых от самок с одинаковой молочностью.

С момента выхода крольчат из гнезда проводились наблюдения за тем, в какой очередности и в каком объеме они поедают растительные корма. При отъеме молодняка от самки в 45-суточном возрасте стал возможен количественный учет поедаемости кормов.

Животные при проведении опытов по изучению возрастных особенностей пищеварения получали общепринятый по структуре и сбалансированный по основным питательным веществам и энергии (в соответствии с нормами, разработанными во ВНИИПЗиК) рацион (табл. 1).


Рис. 1 - Схема проведенных исследований


Недостающие питательные и биологически-активные вещества вводились в концентратную смесь разработанной нами рецептуры. Ее состав приведен в таблице 2.


Таблица 1 - Состав и питательность рационов для кроликов различного возраста

ПоказателиВозраст, суткиВзрослые456090120КормаКонцентраты, г30549310880Сено, г2545778990Морковь, г5090155180120Свекла, г30549310870В них содержится:кормовых единиц, г55100172200156обменной энергии, МДж0,571,101,802,101,62сухого вещества, г55,0101,5174,6203,0162,4сырого протеина, г10,018,131,636,229,9переваримого протеина, г7,914,824,127,021,5сырой клетчатки, г7,914,326,230,527,6кальция, г0,61,01,82,11,7фосфора, г0,40,61,21,41,1железа, мг25,638,553,061,850,3меди, мг1,62,43,33,93,2цинка, мг10,212,215,117,514,1марганца, мг5,57,012,815,012,2каротина, мг2,14,06,77,96,5витамина Д, МЕ80145250290500витамина Е, МЕ1,62,95,05,89,5

Таблица 2- Состав концентратной смеси для кроликов

КомпонентСодержание, %Ячмень30,0Пшеница25,0Овес10,0Жмых подсолнечный27,0Мука мясокостная5,0Соль поваренная1,0Мел1,0Витаминно-минеральная добавка Щебекинского завода кормовых концентратов1,0

Рацион молодняка имел следующую структуру (в процентах по питательности): концентратная смесь - 66, сено вико-овсяное - 19, морковь - 10, свекла кормовая - 5. Структура рациона оставалась неизменной на протяжении опыта по изучению возрастных особенностей пищеварения. Количество задаваемых кормов соответствовало нормам, принятым для различных возрастных групп. В рационах взрослых кроликов с целью нормирования содержания сырой клетчатки доля сена была несколько увеличена (до 25 % по питательности).

Для установления возрастных особенностей пищеварения в слепой кишке были убиты по 5 особей молодняка 45- и 60-суточного возраста и взрослых самок. Отбор проб химуса производился тотчас после обескровливания и вскрытия брюшной полости. Химус слепой кишки после полного извлечения тщательно перемешивался и доставлялся в лабораторию. Ввиду его значительной вязкости, все последующие анализы проводились с натуральным химусом весовым методом. В химусе определялось содержание сухого вещества, концентрация водородных ионов, общего азота и ЛЖК, а также численность, качественный состав и целлюлозолитическая активность микроорганизмов.

Особенности потребления кормов и переваримости питательных веществ в зависимости от уровня клетчатки в рационе изучались на 2 группах крольчат 60-суточного возраста и 2 группах взрослых холостых крольчих. Группы комплектовались 5 животными-аналогами по возрасту, живой массе, полу и происхождению. В рационах первых опытных групп содержание клетчатки было на 10 % выше нормы, вторых - на 20 % выше. Контролем в опыте служили животные соответствующих возрастов, находившиеся на типовых рационах. Увеличение уровня клетчатки в рационе достигалось изменением соотношения в нем концентратов и сена. Рационы составлялись с учетом поедаемости отдельных кормов животными, чтобы истинное содержание клетчатки в фактически съеденном корме отвечало задачам опыта.

Рационы кормления для этого эксперимента приведены в таблице 3.

Для определения показателей пищеварения в слепой кишке в зависимости от содержания клетчатки в рационе, все животные после опытов (через 5 суток) были убиты. Способ отбора проб и определяемые в химусе показатели были аналогичны предыдущей серии исследований.

Поедаемость и переваримость отдельных кормов при монопитании изучалась на 5 взрослых животных при свободном доступе к корму. В качестве кормов использовалось зерно овса, трава луговая и сено луговое.

Очередность поедания различных кормов рациона фиксировалась в ходе наблюдений, при одновременном предоставлении животным кормов на выбор.

Скорость и порядок прохождения корма по желудочно-кишечному тракту исследовали с использованием твердых инертных маркеров методом периодов на 10 крольчатах-аналогах 45-, 60- и 90-суточного возраста, находившихся на зимнем типовом рационе. Регистрировалось время появления первых окрашенных частиц в фекалиях и общая продолжительность выведения маркеров из желудочно-кишечного тракта до полной их эвакуации. Отсчет временных интервалов производился с того момента, когда маркированный корм начинал поедаться животными.

В одной из серий исследований для маркировки кормов - концентратной смеси и сена нами был применен 5% водный раствор основного фуксина, хорошо прокрашивающий зерновые чешуи и поверхность злаковых соломин. К сожалению, данный метод, удобный для экспресс - определения скорости прохождения первых порций корма, не позволяет оценить общую продолжительность пребывания маркера в пищеварительном тракте.


Таблица 3 - Состав и питательность рационов для кроликов при повышении уровня клетчатки

Показатели60-суточный молоднякВзрослые животныепревышение уровня клетчатки по сравнению с нормой, %10201020КормаКонцентраты, г40306755Сено, г4045120120Морковь, г100100120120Свекла, г50507070В них содержитсякормовых единиц, г82,873,7153,7140,2обменной энергии, МДж0,870,771,601,46сухого вещества, г87,583,3183,7173,5сырого протеина, г14,913,430,327,9переваримого протеина, г11,89,923,621,2сырой клетчатки, г13,814,435,835,1кальция, г0,80,71,61,4фосфора, г0,60,51,00,9железа, мг54,241,458,255,6меди, мг1,81,52,52,2цинка, мг13,610,611,710,1марганца, мг8,68,517,635,0каротина, мг5,15,27,27,2витамина Д, МЕ100.075,0353,0290,0витамина Е, мг2,01,56,65,5

Водорастворимый фуксин при длительной задержке в пищеварительном тракте окрашивает смежные, немаркированные частицы корма, со временем окраска бледнеет, а затем становится и вовсе неразличимой. Кроме того, фуксин не пригоден для маркировки корнеплодов и свежей травы.

Для устранения этого препятствия в дальнейших опытах применялся твердый инертный маркер - частички цветной пластиковой пленки, разрезанной ножницами на мелкие (от 3 до 0,25 мм в длину) фрагменты (Наумова Е.И. с соавт., 1996).

Скорость прохождения корма изучалась также на 9 взрослых кроликах-аналогах с хронической фистулой слепой кишки в условиях вивария. Опыт проводился методом периодов. В первом периоде животные получали типовой зимний рацион, во втором - зерно овса в качестве единственного корма, в третьем - сено луговое и в четвертом - траву луговую. Продолжительность предварительного периода между сериями опыта составляла 18 суток. В это время животные получали те же корма, которые в дальнейшем использовались в опыте. Кормление осуществлялось дважды - в 7 и 19 ч.

В предварительных наблюдениях было установлено, что для точной фиксации времени первого появления окрашенных частиц в слепой кишке отбор проб содержимого этого органа необходимо осуществлять по возможности чаще, по меньшей мере через каждые 20 мин, что существенно искажает результаты эксперимента. Поэтому подопытные животные были разбиты на 3 группы, отбор проб в которых производили в повторяющейся последовательности, позволившей увеличить фактический интервал этой процедуры у одних и тех же особей до 1,5 ч.

Спустя 10 ч после кормления маркированной пищей, когда в слепой кишке надолго устанавливается стабильно высокое содержание маркеров, пробы отбирали с интервалом 120 мин - фактически через 6 ч в соответствии с выбранной схемой опыта. Кроме того, эксперименты проводили в 3 этапа. Вначале изучали очередность поступления первых маркеров в слепую кишку и скорость увеличения их концентрации в содержимом вплоть до достижения максимальных значений. Затем, после полной эвакуации их из пищеварительного тракта, маркированную пищу скармливали вновь, с целью определения длительности пребывания основной массы корма в слепой кишке. И, наконец, регистрировали интенсивность и продолжительность выведения маркеров с фекалиями.

Маркер (мелкие кусочки цветной пластиковой пленки) в количестве 5 г перемешивался с 20 г корма, что обеспечивало полное поедание маркированной пищи в течение 15-20 мин. Для лучшего его прилипания к корму, корнеплоды предварительно измельчались, а концентраты, трава и сено обрабатывались мелассой.

Продолжительность периода прохождения маркера через пищеварительный тракт определялась с момента начала поедания маркированного корма до момента появления его в слепой кишке и фекалиях.

Корма смешанного рациона маркировались в опыте поочередно. Маркер вводился с одним из кормов, и только после полной эвакуации его из пищеварительного тракта маркировался другой вид корма. Скорость прохождения кормов определялась как при утреннем, так и при вечернем кормлении.

Для определения содержания маркеров в слепой кишке через равные промежутки времени производился отбор проб содержимого этого органа. Химус отбирался в количестве 3 г и для лучшей визуализации маркеров отмывался на почвенных ситах. Полученные пробы высушивались до постоянной массы, взвешивались на аналитических весах с точностью до 0,001 г, обрабатывались дихлорэтаном до полного растворения пластиковых кусочков и вновь взвешивались.

Общее количество маркеров в слепой кишке устанавливалось расчетным путем, исходя из их содержания в пробе и того, что масса содержимого этого органа у кроликов - величина относительно постоянная.

Степень измельчения корма зубами у молодняка изучалась в 2001-2003 гг. на 4-х группах крольчат-аналогов 30-, 45-, 60- и 90-суточного возраста, по 18 животных в каждой.

Все подопытные крольчата (в том числе, 30-суточные, находившиеся под самкой) получали зимний типовой рацион. Кормление осуществлялось дважды в сутки - в 7 и 19 часов.

Убой подопытных животных производился в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час (каждый час по 3 особи каждого возраста). Содержимое желудка освобождалось от цекотрофов и отмывалось на почвенных ситах с размером ячеек 1; 0,5 и 0,25 мм. Фракции высушивались и взвешивались на аналитических весах.

Полученные данные в пределах каждой возрастной группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Для определения степени измельчения корма зубным аппаратом и последующей деградации частиц в желудочно-кишечном тракте взрослых животных были проведены опыты на 72 кроликах-аналогах, разбитых на группы по 18 особей.

Первая группа (контроль) находилась на типовом рационе. Вторая, третья и четвертая группы получали в качестве единственного корма соответственно зерно (овес), траву луговую и сено луговое.

Сбор фекалий и не съеденных кормов осуществлялся в течение пяти суток, определялось их общее количество, и отбирались средние пробы, после чего все животные были убиты с целью фракционирования содержимого пищеварительного тракта.

Убой производился в различное время - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час (каждый час по 3 животных из каждой группы). Фракционирование проводилось путем отмывания на почвенных ситах с тем же размером ячеек, что и для молодняка. Сепарировались содержимое желудка, освобожденное от цекотрофов, химус слепой кишки и фекалии.

Фракции высушивались, взвешивались, и количество частиц разного размера выражалось в процентах от сухого вещества, а для содержимого желудка и фекалий приводилось к абсолютным величинам с учетом массы съеденного корма и выделенных фекалий.

Полученные данные в пределах каждой группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Для изучения особенностей пищеварения в желудке нами были прооперированы 5 взрослых кроликов на предмет наложения хронической фистулы желудка (животное с хроническими фистулами желудка и слепой кишки изображено в приложении 1). Опыты проводились в условиях вивария. Животные находились на зимнем типовом рационе, включающем концентратную смесь, сено луговое и корнеплоды. Кормление производилось дважды в сутки: в 7 и 19 часов.

Цекотрофы, скапливающиеся в вершине свода желудка, сохраняют целостность оболочек, а рН их содержимого, по меньшей мере, в течение 3 часов остается в пределах 5,8-6,1, что делает возможным продолжение бродильных процессов, аналогичных наблюдаемым в слепой кишке.

Но цекотрофы сравнительно бедны субстратом: входящие в их состав протеины и углеводы являются в основном структурными компонентами самих бактериальных клеток, а содержание клетчатки не превышает 6%.

Поэтому канюли вживлялись не в районе свода, а несколько каудальнее - в верхнефундальную область, где, по нашим наблюдениям, осуществляется контакт цекотрофов с частицами легкоферментируемых корнеплодов и зерновых кормов, поедаемых большинством кроликов в первую очередь и оттесняемых сюда вновь поступающими в желудок порциями пищи.

Так как вертикальная послойность содержимого фундуса сохраняется при хорошей наполненности желудка не менее 5 часов, именно на этом участке микробиальные процессы могут иметь наибольшее значение.

В ходе исследований особое внимание уделялось характеристикам эндогенного и симбионтного пищеварения - содержанию соляной кислоты и пепсина, численности микрофлоры и активности неспецифичных для желудка ферментов.

Оказалось, что на протяжение суток в их динамике прослеживаются 6 периодов равной продолжительности, различающиеся как уровнем, так и направленностью изменений изучаемых показателей. При шестикратном анализе фистульных проб (в середине каждого периода, т.е. в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 ч), закономерности суточной ритмики пищеварительных процессов выявлялись особенно рельефно. Этой схемы взятия проб мы и придерживались в дальнейшей работе.

Наиболее важным показателем, характеризующим степень морфологического развития слепой кишки (а, следовательно, и ее роли в пищеварении), является вместимость, а точнее количество содержимого, заключенного в этом органе. Данный показатель может быть определен объемным или массовым способом.

В пилотажных исследованиях нами было установлено, что объем слепой кишки, измеренный общепринятым методом (путем заполнения водой) весьма значителен и у взрослых кроликов достигает 500 мл, что, несомненно, обусловлено высокой эластичностью ее стенок.

Между тем, взвешивание предварительно извлеченного из слепой кишки химуса показало, что его фактическое количество гораздо меньше и редко превышает 200 г. Поэтому в настоящих исследованиях использовался массовый показатель, более адекватно характеризующий вместимость этого органа

Для изучения степени морфологического развития слепой кишки в зависимости от возраста нами в 1997-2003 гг. были убиты 15-, 30-, 45-, 60- и 90-суточные крольчата, а также взрослые животные - по 30 особей-аналогов из каждой возрастной группы.

Убой производился в различное время - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час (каждый час по 5 животных каждого возраста). После обескровливания слепая кишка извлекалась из брюшной полости и взвешивалась вместе с содержимым на электронных весах с точностью до 0,1 г.

Затем слепая кишка освобождалась от содержимого, промывалась водой и вновь взвешивалась. По разнице масс наполненной и опорожненной слепой кишки судили о количестве находящегося в ней химуса. Полученные данные в пределах каждой группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Эксперимент по изучению процессов симбионтного пищеварения в возрастном аспекте проводился на молодняке 30-, 45- (момент отъема от самки), 60- и 90-суточного возраста, сформированного в группы по 18 особей-аналогов в каждой.

Все животные, в том числе, самки с сосущими крольчатами, находились на зимнем типовом рационе, составленном в соответствии с нормами кормления и включающем сено луговое, концентратную смесь и корнеплоды. Для взятия химуса слепой кишки в различное время (в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час) осуществлялся убой подопытных крольчат - каждый час по 3 животных каждого возраста.

В содержимом слепой кишки определяли численность микроорганизмов, величину рН, концентрацию ЛЖК, азот общий, активность амилазы, протеаз, эндоглюканазы, уреазы, липазы.

Полученные данные в пределах каждой группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Опыты по влиянию уровня клетчатки в рационе на показатели пищеварения в слепой кишке кроликов проводились на 10 взрослых животных с хронической фистулой слепой кишки методом периодов продолжительностью по 16-18 суток каждый. Кролики находились на зимних рационах, состоящих из концентратов, сена и корнеплодов и содержащих в 1, 2, 3, 4, 5 периодах опыта 12,8; 14,4; 16,0 (контроль); 17,6 и 19,2 % клетчатки соответственно.

Указанные уровни клетчатки достигались изменением соотношения в рационе концентратов и сена. Химус слепой кишки отбирался для анализа через фистулу 6 раз в сутки - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час. Полученные данные затем усреднялись по каждому из показателей.

Помимо численности микроорганизмов, величины рН, концентрации ЛЖК, азота общего, активности амилазы, протеаз, эндоглюканазы, уреазы, липазы, изучались также фракции азота (белковый, аммиачный, азот мочевины) и суммарная целлюлозолитическая активность микрофлоры методом in vivo.

Показатели пищеварения в слепой кишке кроликов при монопитании изучены на 5 взрослых кроликах с хронической фистулой слепой кишки методом периодов продолжительностью по 16-18 суток каждый. В первом периоде опыта животные находились на зерновой диете. Во 2 и 3 периодах кролики в качестве единственного корма получали соответственно сено и траву луговую. В качестве контроля принят типовой рацион, состоящий из концентратов, сена и корнеплодов и содержащий 16 % клетчатки. Химус слепой кишки отбирался для анализа через фистулу 6 раз в сутки - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час.

Помимо показателей, изученных в предыдущей серии опытов, культурально определялось также количество бактерий использующих различные субстраты в составе кишечной микрофлоры.

С целью изучения суточной динамики показателей пищеварения в слепой кишке, нами были проведены опыты на 5 взрослых кроликах с хронической фистулой слепой кишки, находившихся на зимнем типовом рационе. Кормление животных осуществлялось в 7 и 19 ч. Пробы химуса слепой кишки для анализа отбирались 8 раз в сутки - в 1, 4, 7, 10, 13, 16, 19 и 22 ч. Суммарная продолжительность эксперимента - 12 суток.

Для изучения вклада симбионтного и эндогенного процессов в суммарную переваримость нутриентов нами был применен метод инертного маркера, задаваемого животным в виде мелкодисперсного порошка оксида кремния, тщательно перемешанного с полнорационной измельченной кормосмесью, составленной по нормам кормления и состоящей из концентрированных кормов, сена лугового и кормовой свеклы, измельченных до размера частиц 1, 3 и 5 мм соответственно (количество маркера - 5 % от сухого вещества кормосмеси). В качестве объекта исследований использовались 24 взрослых кроликов породы советская шиншилла. Предварительный период опыта продолжался 18 суток. Кормление кроликов двукратное - в 8 и 20 часов. Через 5 суток, после определения величин суммарной переваримости корма, все животные были убиты с целью извлечения химуса из дистального участка подвздошной кишки (протяженностью 5 см). Убой производился в 0, 3, 6, 9, 12, 15, 18 и 21 час, каждый раз по 3 животных. Пробы химуса усреднялись по животным забитым в разное время, проводился химанализ химуса и определялся прирост концентрации маркера, по которому судили о степени переваривания различных компонентов. При этом предполагалось, что в желудке и тонком кишечнике ферментация осуществляется преимущественно эндогенными ферментами, а в слепой кишке - симбионтами.

Для определения активности эндогенных гидролаз при отсутствии симбионтных ферментных систем в переднем отделе пищеварительного тракта был поставлен аналогичный эксперимент с предотвращением поедания цекотрофов с помощью пластикового ошейника с внешним диаметром 40 см и внутренним - 7 см.


2.2 Методики исследований


Потребление кормов животными и переваримость питательных веществ изучались общепринятыми методами (Вакуленко И.С., 1992), путем индивидуального учета количества задаваемых кормов, их остатков и фекалий, выделенных в течение суток. Предварительный период составлял 15, учетный - 5 суток. Питательность кормов рассчитывалась стандартным способом (Куликов Н.Е., 1963) на основании данных химического анализа кормов и переваримости их животными, выраженной в процентах. Химический состав кормов, химуса слепой кишки и фекалий приведен в приложении 2.

При определении химического состава кормов, химуса и экскрементов пользовались общепринятыми методами зоотехнического анализа (Лебедев П.Т. с соавт., 1969; Разумов М.И., 1986). Содержание жира определяли по Сокслету; клетчатки - по Геннебергу и Штоману; общего азота - по Къельдалю; протеина - расчетным путем (общий азот х 6,25); безазотистых экстрактивных веществ - расчетным путем.

Наибольшие трудности представлял выбор методик для изучения показателей пищеварения в слепой кишке кроликов (особенно целлюлозолитической активности микрофлоры) в зависимости от возраста.

Наложение фистульных трубок на слепую кишку 45-60-суточных крольчат весьма затруднительно. Кроме того, оперативное вмешательство исключает возможность получения достоверных сведений о состоянии микрофлоры по меньшей мере в течение недели с момента операции, а неизбежное применение антибиотиков может иметь необратимые последствия для еще не сформировавшегося симбиоценоза.

Таким образом, из поля зрения выпадает наиболее интересный период жизни молодняка, когда происходит интенсивное становление функциональных возможностей слепой кишки.

Исходя из этого, определение целлюлозолитической активности микрофлоры у животных различного возраста осуществлялось после убоя по методу Хендерсона, Хорвата и Блока в модификации Чурлиса Т.К. (1958).

Данный метод заключается в том, что источники целлюлозы (обеззоленные фильтры) помещались в профильтрованный через марлю химус слепой кишки, разведенный в отношении 1:1 забуференной питательной средой, содержащей глюкозу, макро- и микроэлементы и инкубировались в течение суток в термостате. Целлюлозолитическая активность микрофлоры оценивалась по убыли массы источников целлюлозы и выражалась в процентах.

Недостатком данного метода является то, что в нем используется питательная среда, способная изменить состав бактериальной флоры. Кроме того, разбавление химуса буфером изменяет соотношение метаболитов и, соответственно, условия целлюлолиза. Иначе говоря, настоящий метод позволяет оценить лишь титр целлюлозолитических бактерий в слепой кишке.

В связи с изложенным, определение целлюлозолитической активности у молодняка осуществлялось также вискозиметрически (Клесов А.А. и др., 1980).

По этой методике определяется только один из ферментов целлюлазного комплекса - эндоглюконаза (К.Ф. 3.2.1.4), начинающая гидролиз целлюлозы. Как показали дальнейшие исследования это типичный адаптивный фермент (активность его прямо пропорциональна поступлению субстрата) и изучение его не может прояснить некоторые вопросы физиологического порядка.

Тем не менее, данная методика остается пока единственной стандартизированной (да и единственной возможной в случае малых объемов исследуемого материала или низких значениях активности).

Для более адекватной оценки особенностей целлюлозолитической активности микрофлоры в зависимости от биохимического состава рациона, уровня клетчатки, ее источников и способов скармливания, возникла необходимость определения интегрального показателя в условиях in vivo.

Большинство известных методов определения целлюлозолитической активности разработано для изучения ее в преджелудках жвачных животных. При этом, содержимое преджелудков имеет существенные физико-химические отличия от химуса слепой кишки кроликов.

Так, если у жвачных содержимое рубца включает крупные частицы корма и свободную жидкую фракцию, то у кроликов пищевые массы, дошедшие до слепой кишки находятся в мелкодисперсном гомогенном состоянии, а жидкая часть не отделяется. Это затрудняет определение целлюлозолитической активности у кроликов общеизвестными методами (Курилов Н.В. с соавт., 1979).

В связи с этим, нами была разработана модификация данной методики (Лактионов К.С. с соавт., 1999), отличающаяся тем, что источник целлюлозы (предварительно высушенная гофрированная полоска обеззоленного фильтра «синяя лента») помещается в капсулу, выполненную из отрезка полиэтиленовой трубки длиной 30 и диаметром 7 мм, снабженную 4 продольными отверстиями. Такая продольная перфорация обеспечивает наилучший контакт источника целлюлозы с химусом и высокую воспроизводимость значений показателя.

Капсула на капроновой нити вводилась в слепую кишку через канюлю, всегда на постоянную глубину. Конец нити крепился к наружному диску канюли. Целлюлозолитическая активность выражалась в процентах убыли массы источника целлюлозы за время инкубации.

Перед анализами определялось оптимальное время инкубации. Как показали наблюдения, после 24 часового пребывания источников целлюлозы в слепой кишке они сильно деструктурируются, и в процессе отмывания отмечались существенные потери их массы. Более стабильные показатели были получены при 12 часовой экспозиции, которая и использовалась в дальнейших анализах.

Численность отдельных групп бактерий в химусе слепой кишки определялась культуральными методами с использованием анаэробной техники Хангейта (Hungate R.E., 1969). Количество молочнокислых, амилолитических, лактатферментирующих и использующих мочевину бактерий подсчитывали методом «roll tube culture», соответственно на средах Рогозы, Хамлина, Кистнера и Долгова (Тараканов Б.В., 1972; Humlin L.J. et al., 1956; Долгов И.А., 1987); целлюлозолитических и протеолитических - методом предельных разведений на средах Хангейта (Hungate R.E., 1950) и лакмусовом молоке.

Для разведения использовали раствор Дейтча (Doetsch R.N. et al., 1952). Вместо рубцовой жидкости, применяемой в оригинальных средах, использовали осветленный центрифугированием химус слепой кишки (1 часть химуса : 4 части воды), вносимый в среды в количестве 10%.

Для культивирования бактерий желудка применяли анаэробную технику Хангейта, глюкозно-целлобиозный агар (Bryant M.P. et al., 1961), среду по прописи Питмана и Брайанта с добавлением 10 % отцентрифугированной жидкой фракции содержимого желудка и питательные элективные среды: Рогозы, Хангейта, Кистнера, Блаурокка. Рецептуры сред для культивирования основных групп анаэробных бактерий слепой кишки приведены в приложении 3.

Для выделения и идентификации бактерий слепой кишки помимо перечисленных сред использовались также мясо-пептонный агар, целлюлозный агар, целлобиозный агар, среды Сабуро, Эндо, Скотта и Дехорити, Гисса (большой пестрый ряд).

При идентификации учитывались такие показатели, как солеустойчивость, способность образовывать аммиак, индол, сероводород, каталазу, редуцировать нитраты, морфология и размеры клеток и колоний, подвижность, склонность к споро- и капсулообразованию, отношение к окраске по Грамму.

Однако использование одних культуральных методов недостаточно для выяснения общей динамики численности микрофлоры в возрастном аспекте и при изменении характера питания.

Это обстоятельство связано с тем, что микроорганизмы-симбионты кроликов далеко не однородны по своему составу и принадлежат к различным таксономическим группам, требующим для своего роста и развития соответствующих питательных сред, а также строгого анаэробиоза.

Считается, что культурально можно выделить лишь 15-20% от общей численности кишечной флоры.

Существенным недостатком культуральных методов является также значительная вариабельность получаемых данных. В связи с этим, мы в своих исследованиях применили также метод прямой микроскопии с дифференцированным окрашиванием мазков.

Подсчет численности микроорганизмов производился методом Брида. Для приготовления мазка химус разводился физраствором в отношении 1:500. Полученный материал микропипеткой объемом 0,02 мл наносился на предметное стекло и равномерно распределялся по площади 4 см2 . Мазок высушивался, фиксировался над пламенем горелки и окрашивался по Грамму в модификации Хукера. Препарат просматривался под масляной иммерсией (не менее 100 полей зрения) при увеличении 1350.

Кроме дифференциальной окраски по Грамму, для подсчета численности иодофильных бактерий была применена окраска раствором Люголя, для обнаружения спор - метиленовой синью по Леффлеру, капсул - контрастный мазок с тушью.

Активность амилазы (К.Ф. 3.2.1.1) в химусе слепой кишки регистрировали фотометрически (Асатиани В.С., 1965); протеаз - методом Мура и Стейна в модификации А.М. Уголева (1969), основанном на учете количества освобожденных L-аминокислот по реакции с нингидрином (субстрат - казеин по Гаммерстену); уреазы (К.Ф. 3.5.1.5) - по Самнеру и Соммерсу с последующим определением аммиака по Расселу; эндоглюканазы (К.Ф. 3.2.1.4) - вискозиметрически, по начальной скорости уменьшения относительной вязкости раствора карбоксиметилцеллюлозы (Клесов А.А. с соавт., 1980); липазы (К.Ф. 3.1.1.3) - титрометрическим методом Альтгаузена.

Техника определения активности амилазы состоит в том, что в пробирки А и Б добавляют по 5 мл 2 % раствора растворимого крахмала, 3 мл фосфатного буфера (рН 7,2) и 1 мл 0,5 н раствора хлорида натрия, а в пробирку В - 5 мл воды, 3 мл буфера и 1 мл раствора хлорида натрия. После прогрева на водяной бане (38° С) в пробирку А приливают 1 мл раствора фермента. Через 30 мин инкубации во все пробирки добавляют по 2 мл 1 н раствора соляной кислоты, а в пробирки Б и В по 1 мл раствора фермента и отмеряют по 2 мл полученной смеси из каждой пробирки в колбы с меткой на 500 мл, содержащие 400 л воды и 5 мл 1 н раствора соляной кислоты. В каждую колбу вносят 1 мл 0,3 % раствора йода в 3 % йодистом калии, доводят водой до метки и колориметрируют при ?=620 нм (гальванометр устанавливают на 100 по кювете с раствором В). Расчет активности производят по формуле:


(мг расщепленного крахмала).


Методика определения протеаз состоит в том, что 50 г сухого казеина по Гаммерстену, перемешанного с 2 мл раствора фермента (1 мл химуса + 1 мл физраствора) помещенные в пробирку инкубируют при 38° С в течение 20 мин, добавляют 3 мл 10 % раствора трихлоруксусной кислоты для осаждения белков (10 мин при помешивании) и фильтруют. Контрольная проба содержит те же ингредиенты, но не инкубируется. Стандартная проба приготавливается смешиванием 3 мл раствора трихлоруксусной кислоты и 2 мл 0,2 % раствора глицина. По 0,1 мл фильтрата из каждой пробы смешивают с 1 мл раствора нингидрина, приготовленного в равных объемах метилцеллосольва и цитратного буфера и помещают на кипящую водяную баню на 20 мин. После этого пробы охлаждают, приливают по 5 мл смеси пропилового спирта с водой (1:1) и через 15 мин колориметрируют (?=570 нм). Активность (прирост глицина в мкг за 1 мин) выражают по формуле:


? 4.


Для определения активности уреазы 1 мл источника фермента инкубируют в течение 20 мин при 38°С с 4 мл 2 % раствора мочевины в фосфатном буфере (рН 7). После инкубации добавляют 2 мл 10% раствора трихлоруксусной кислоты, фильтруют и в 5 мл фильтрата определяют аммиак по Расселу или Конвею.

Для определения эндоглюканазы навески химуса (около 100 мг) помещали в центрифужные пробирки с 1 мл раствора глицерина (50:50) с добавлением тимола в качестве консерванта. Пробирки выдерживались в холодильнике при +10°С для экстрагирования целлюлаз в течение 1-2 месяцев и центрифугировались 10 мин при 3000 об/мин. Для приготовления раствора субстрата 1,5 г карбоксиметилцеллюлозы добавляли к 100 мл натрий-ацетатного буфера (0,05 М, рН 4,5), содержащего 0,1 М раствор хлорида натрия, перемешивали 1 ч на магнитной мешалке с подогревом до 50-60° С, центрифугировали при 8000 об/мин и отделяли декантацией прозрачный раствор. Раствор разводили тем же буфером до рабочей концентрации 0,2-0,4 % (время истечения из вискозиметра должно составлять 100-120 с). В сухой вискозиметр Оствальда, помещенный в прозрачный термостатируемый сосуд (40°С) вносили 5 мл раствора субстрата и через 3-5 мин фиксировали время его истечения. Затем в субстрат вводили 0,02 мл раствора ферментного препарата, тщательно перемешивая содержимое вискозиметра пробулькиванием воздухом, и фиксировали время начала реакции по секундомеру. Через 2 мин определяли время истечения смеси и повторяли измерения через каждые 3-5 мин. Формула для расчета эндоглюканазной активности имеет следующий вид:



где А - активность эндоглюканазы на 1 г образца; ?б, ?0 и ?t - время истечения (с) соответственно чистого буфера, исходного раствора субстрата и реакционной смеси через t мин после добавления фермента; t - врея от начала реакции до начала измерения; [Е]0 - концентрация ферментного образца (г/л) в реакционной смеси. Активность эндоглюканазы выражается в микромолях гидролизованных гликозидных связей за 1 мин.

Активность липазы определяется следующим образом. В 2 пробирки помещают по 1 мл химуса и 5 мл оливкового масла, эмульгируют и в контрольную пробирку тот час добавляют 10 мл этилового спирта и титруют 0,1 н раствором гидрооксида натрия в присутствии фенолфталеина. Опытная проба инкубируется при 38°С в течение 7 часов и также титруется. Активность выражается в разнице количества раствора щелочи, пошедшего на титрование опытной и контрольной проб.

В химусе слепой кишки определяли также рН - потенциометрически; ЛЖК - методом паровой дистилляции в аппарате Маркгама с последующей разгонкой на газовом хроматографе; общий азот - по Къельдалю; белковый - по разнице между общим и небелковым азотом после осаждения белков раствором трихлоруксусной кислоты; азот мочевины - колориметрическим методом М.Г. Беляева и С.Г. Калмыкова (1971), основанным на взаимодействии водно-спиртового раствора мочевины в присутствии фенола и соляной кислоты с гипохлоритом кальция;

Содержание свободной соляной кислоты и общая кислотность профильтрованного желудочного сока определялись титрометрически по Михаэлису в присутствии индикатора метилрот; пепсин - методом Туголукова (по степени ферментации раствора сухой сыворотки крови в присутствии соляной кислоты), с пересчетом результатов по фармакопейному препарату в микрограммы стандартного фермента; величина рН, концентрация ЛЖК, численность микроорганизмов, активность ферментов - теми же методами, что применялись при анализе химуса слепой кишки. Для оценки истинных возможностей ферментных систем в условиях желудка, определение энзиматической активности (кроме пепсина) проводилось при соответствующих значениях рН.

Полученные цифровые данные подвергнуты биометрической обработке на достоверность (Меркурьева Е.К., 1970).


3. Результаты исследований и их обсуждение


3.1 Особенности потребления кормов в зависимости от их биохимического состава и возраста кроликов


Для оценки количественных показателей пищеварения у животных, вне зависимости от того, какую долю занимают в нем процессы микробной симбионтной ферментации, необходимо учитывать величину потребления корма и его биохимический состав.

Как будет показано далее, от количества потребляемого корма и соотношения в нем отдельных питательных компонентов во многом зависят темпы морфофункционального развития пищеварительного тракта в онтогенезе, качественный состав, ферментативная и синтетическая активность симбиоценоза толстого кишечника, характер метаболической ситуации в слепой кишке в целом, и, наконец, итоговая эффективность процессов пищеварения.

Особенности потребления корма приведены в различных работах, касающихся как физиологии пищеварения, так и зоотехнических исследований (Bias E. et al., 1994; Carabano R. et al., 1997; De Bias C. et al., 1996; Debray L. et al., 2000; Fraga M.J. et al, 1984; Garsia G. et al, 1993; Gutierres I. et al, 2002). К сожалению, приводимые результаты далеко не всегда сопоставляются с данными по симбионтному пищеварению и суммарной переваримости кормов.

Поедаемость кормов в зависимости от возраста кроликов, кормов разного биохимического состава и с различным содержанием клетчатки изучалась нами на интактных животных в научно-производственных опытах, проведенных в 1997-1999 г.г. в условиях кролиководческой фермы агробиологической станции Орловского государственного университета.

Опыты проводились методом групп и периодов на кроликах породы советская шиншилла в осенне-зимний и летний сезон. Содержание животных - клеточное. Клетки находились в закрытом деревянном помещении. Температура в летний период составляла 18-29°С, в зимний - от +10 до - 10°С. Численность опытных животных в группе - 5 особей. Кормление двукратное - в 8 и 20 часов.

Молодняк при проведении опытов получал общепринятый по структуре и сбалансированный по основным питательным веществам и энергии (в соответствии с нормами, разработанными во ВНИИПЗиК) рацион.

Увеличение уровня клетчатки в рационе, предусмотренное в специальной серии исследований достигалось изменением соотношения в нем концентратов и сена. Истинное содержание клетчатки в фактически съеденном корме корректировалось в ходе пилотажных исследований.

Фактическая поедаемость кормов регистрировалась путем взвешивания количества задаваемых кормов и их остатков через сутки после дачи. Поедаемость отдельных кормов при монопитании изучалась на взрослых животных при свободном доступе к корму.

Возрастные особенности потребления кормов изучены в опыте, проведенном методом периодов на 10 крольчатах-аналогах из двух пометов, взятых от самок с одинаковой молочностью.

С момента выхода крольчат из гнезда проводились наблюдения за тем, в какой очередности и в каком объеме они поедают растительные корма. При отъеме молодняка от самки в 45-суточном возрасте стал возможен количественный учет поедаемости кормов.

В ходе индивидуального ежесуточного взвешивания задаваемых кормов и их остатков было установлено, что поедаемость различных кормов на протяжении опыта существенно варьировала.

Фактическое потребление кормов подопытными животными разных возрастов, их состав и питательность представлены в таблице 4. Для сравнения в таблице приводится также данные по взрослым животным.


Таблица 4 - Фактическое потребление кормов в зависимости от возраста, г

ПоказателиВозраст, сутки456090120взрослыеКонцентраты18,631,790,5100,572,1Сено 15,017,347,663,367,0Морковь 44,085,3115,9153,0112,7Свекла 28,648,767,691,366,3В них содержится:сухого вещества, г38,255,7139,7167,4136,8сырого протеина6,210,927,531,825,2сырого жира1,62,36,97,85,9сырой клетчатки4,76,116,420,921,2БЭВ22,531,678,594,874,1сырой золы3,04,210,412,110,4кормовых единиц, г38,062,3148,9171,8132,9обменной энергии, МДж0,400,651,551,791,39переваримого протеина, г5,28,921,023,818,1В % от сухого вещества:сырого протеина16,319,619,719,018,4сырого жира4,24,25,04,64,4сырой клетчатки12,210,911,712,515,5БЭВ58,756,956,256,754,1сырой золы7,97,57,47,27,6

При анализе приведенных данных становится очевидным, что морковь и кормовая свекла поедались молодняком всех возрастов практически полностью, поедаемость же концентратной смеси и сена была существенно ниже.

Так, крольчата 45- и 60-суточного возраста потребляли 58-62% суточной дачи концентратной смеси, а доля ее в общей массе съеденного корма не превышала 55,3 - 57,8 % по питательности (таблица 5).


Таблица 5 - Соотношение фактически съеденных кормов кроликами разных возрастных групп, % по питательности

ВозрастКонцентраты Сено Морковь Свекла 45 суток55,317,616,111,060 суток57,812,516,513,290 суток70,914,39,35,5120 суток66,316,510,76,5взрослые 61,322,510,26,0

По всей видимости, низкая поедаемость концентратов объясняется сравнительно большой относительной поверхностью пищеварительного тракта крольчат ранних возрастов, обеспечивающей высокую эффективность пристеночного пищеварения (Уголев А.М. с соавт., 1964) и удовлетворение потребности в питательных веществах при меньшем расходе корма.

Значительно охотнее молодняк указанных возрастов поедал корнеплоды, которые, по нашим наблюдениям, начинают потребляться сосущими крольчатами раньше всех других кормов - уже с 12 -14 дня их жизни (вероятно, вследствие высокого содержания легкоусвояемых растворимых сахаров).

Наблюдения за сосущими крольчатами выявили еще одну интересную закономерность - вслед за корнеплодами (или свежей зеленой массой в летний период), к 15 - 16 дню, они начинают активно поедать сено, практически игнорируя зерновые корма. Вероятно, это связано с достаточной обеспеченностью сосущих крольчат легкоусвояемыми энергопластическими веществами, поступающими с молоком.

Ориентация на менее питательные растительные объекты, очевидно, сохраняется и у только что отсаженного от самки молодняка, по крайней мере, 45-суточные животные потребляли относительно большее (по питательности) количество сена, чем 90- и даже 120-суточные.

Однако уже через 15 дней поедаемость сена заметно снизилась, причем в потреблении этого корма отчетливо прослеживалась избирательность: грубостебельчатой части, которая, как правило, оставалась в кормушках, крольчата предпочитали листочки и соцветия, содержащие меньшее количество клетчатки.

С возрастом кроликов поедаемость концентратной смеси и доля ее в общем количестве съеденного корма возрастали, а удельное потребление корнеплодов снижалось. Увеличивалась также и поедаемость сена, причем не только в абсолютном выражении, но и по отношению к другим кормам.

Так, за 2 месяца жизни молодняка (с 60- до 120-суточного возраста) потребление сена увеличилось в существенно большей степени (в 3,7 раза), чем концентратов и особенно корнеплодов (в 3,2 и 1,8 раза соответственно).

У 60-суточных крольчат доля этого корма в рационе не превышала 12,5 % по питательности, а у 120-суточных достигла 16,5 %. В связи с этим, за указанный период уровень клетчатки в расчете на сухое вещество фактически съеденного корма повысился на 14 %.

Поскольку структура рационов для молодняка на протяжении опыта оставалась неизменной, этот результат может свидетельствовать либо об увеличении с возрастом животных потребности в клетчатке, либо в других компонентах, содержащихся в сене.

С возрастом потребление сухого вещества и всех входящих в его состав питательных веществ увеличивалось. Особенно заметный рост потребления отмечен у 90-суточного молодняка - в 2,5 раза по сравнению с предыдущей возрастной группой. Наибольшее количество питательных веществ в опыте потребляли четырехмесячные животные - в 4-5 раз больше, чем 45-суточные крольчата. Что же касается взрослых кроликов, то по сравнению с растущим молодняком, они потребляли сравнительно меньшее количество нутриентов.

Следует, однако, отметить, что динамика абсолютных значений показателя, вследствие существенного изменения живой массы крольчат по мере роста (табл. 6) не вполне раскрывает возрастные особенности потребления питательных веществ.


Таблица 6 - Динамика живой массы подопытных кроликов

ВозрастЖивая масса, кгСреднесуточный прирост, гначало опытаконец опыта15 суток0,310,5314,730 суток0,531,0031,345 суток1,001,2818,760 суток1,282,2432,090 суток2,242,9624,0120 суток2,963,5118,3взрослые4,594,622,0

Более информативным является удельный показатель их потребления - в расчете на единицу живой массы (табл. 7).

Как свидетельствуют представленные данные, максимальные величины потребления сухого вещества и всех его составляющих зарегистрированы в трехмесячном возрасте, что, несомненно, является следствием

интенсивного роста в предшествующий возрастной период (среднесуточный прирост живой массы при этом был наиболее высоким и достигал 32 г), и, соответственно, повышенной потребности животных в пластических компонентах.


Таблица 7 - Потребление питательных веществ у кроликов с возрастом в расчете на единицу живой массы, г/кг

ПоказателиВозраст, сутки456090120ВзрослыеСухое вещество38,343,562,456,529,8Сырой протеин6,28,512,310,75,5Сырой жир1,61,83,12,61,3Сырая клетчатка4,74,87,37,14,6БЭВ22,524,735,132,016,1Сырая зола3,03,34,64,12,3

По мере снижения темпов роста, потребление нутриентов в расчете на 1 кг живой массы уменьшалось, а у взрослых животных, потребность которых в питательных веществах направлена, преимущественно, на поддержание жизни, не превышало 30 г, что в 1,3 раза меньше, чем у 45-суточных крольчат.

Изменение пищевых потребностей животных в ходе морфогенеза, оказало влияние и на относительное потребление отдельных биохимических компонентов корма.

Так, потребление молодняком сырой клетчатки и безазотистых экстрактивных веществ в расчете на 1 кг массы тела увеличилось к трехмесячному возрасту в 1,5 раза, а потребление сырого протеина и жира - почти вдвое.

Обращает на себя внимание тот факт, что величина потребления клетчатки на единицу живой массы у взрослых животных была ниже, чем у молодняка двухмесячного возраста и не превышала значений, наблюдаемых у только что отсаженных от самки крольчат.

То есть данный показатель практически не зависел от фактической структуры рациона и уровня содержания в нем клетчатки. Его величина определялась, главным образом, относительным потреблением сухого вещества, и, в конечном счете, потребностью животных в более значимых ингредиентах корма. Аналогичная закономерность прослеживалась у подопытных животных всех возрастных групп.

График, изображенный на рисунке 2 наглядно демонстрирует прямую линейную зависимость относительного потребления клетчатки от потребления сухого вещества.

Выявленная закономерность позволяет предположить, что в процессе онтогенеза потребность животных в энергопластических веществах корма является решающим фактором, влияющим на количество потребляемой клетчатки.



Рис. 2 - Зависимость между потреблением сухого вещества и сырой клетчатки в расчете на единицу живой массы


Подобного мнения придерживаются также зарубежные исследователи (De Bias C. et al., Gidenne T., 1987; Bias E. et al., 1994).

Помимо массовых величин потребления корма, нами была изучена также очередность и скорость поедания различных кормов. Опыты проводились на 10 взрослых кроликах-аналогах, находившихся на типовых рационах - летнем и зимнем. Корма, входящие в рацион предоставлялись животным одновременно, на выбор.

Оказалось, что кролики, как и животные других видов (Наумова, 1981), при свободном выборе пищевых объектов вначале поедают более питательные корма. На зимнем рационе - концентратную смесь и корнеплоды, в последнюю очередь - сено. В летний период - концентратную смесь, а затем зеленую массу.

От питательности различных кормов зависела и скорость их поедания. Скорость потребления сухого вещества сена, травы, корнеплодов и зернового корма (содержащего соответственно 0,64; 0,93; 1,21 и 1,49 МДж/100 г) составила 12,6; 26,2; 30,7 и 41,3 г/ч. То есть, по мере увеличения концентрации в корме обменной энергии, скорость его поедания животными возрастала.

По всей видимости, более быстрое потребление высококалорийной пищи является общей закономерностью пищевого поведения животных, закрепленной филогенетически в условиях жесткой конкуренции за кормовые ресурсы, и относится к тому же разряду, что и предпочтение вначале кормления концентрированных кормов менее питательным пищевым объектам.

С целью изучения особенностей потребления кормов на рационах с различным уровнем клетчатки были проведены специальные исследования на 2 группах молодняка двухмесячного возраста и 2 группах взрослых кроликов-аналогов по 5 особей в каждой.

Подопытные животные первых групп находились на рационах с уровнем клетчатки на 10% выше нормы. В рационах вторых опытных групп содержание клетчатки превышало норму на 20 %. Намеченные уровни клетчатки обеспечивались путем изменения соотношения концентратов и сена в рационе и подбирались эмпирически с учетом фактической поедаемости кормов.

Контролем в опыте служили животные соответствующего возраста, находившиеся на рационах с нормальным содержанием клетчатки.

Фактическая поедаемость кормов подопытными животными приведена в таблице 8.

Данные таблицы свидетельствуют о том, что изменение соотношения кормов в рационе оказало существенное влияние на поедаемость их животными.

Так, поедаемость сена у молодняка увеличилась по сравнению с контролем (табл. 4) в 1,5-1,6 раза, у взрослых животных - в 1,1-1,3 раза, в то время как потребление концентратов снизилось в 0,8-0,9 раза.

В связи с этим, содержание клетчатки в сухом веществе корма у крольчат 1 и 2 группы возросло по сравнению с контролем на 12 и 22 %, а у взрослых кроликов - на 9 и 20 % соответственно. Концентрация же энергии в сухом веществе соответственно снизилась на 12 и 19 % у крольчат и на 21 и 24 % у взрослых животных.

Следует отметить, что возросшее потребление сена не компенсировало уменьшения количества концентрированных кормов в рационе, поскольку и у крольчат, и, в особенности, у взрослых животных опытных групп наблюдалось снижение поступления обменной энергии с кормом (до 19 %).


Таблица 8 - Фактическая поедаемость кормов кроликами при повышении уровня клетчатки в рационе

Показатели60-суточный молоднякВзрослые животныепревышение уровня клетчатки по сравнению с нормой, %10201020Концентраты30,026,762,754,4Сено 25,328,376,090,0Морковь 92,794,7112,3113,3Свекла 46,746,765,766,0В них содержится:Сухого вещества, г63,362,4138,6137,2Сырого протеина11,211,025,224,6Сырого жира2,52,35,85,4Сырой клетчатки7,78,322,925,5БЭВ37,236,174,371,0Сырой золы4,74,710,310,7Кормовых единиц, г61,958,5112,7103,2Обменной энергии, МДж0,660,611,171,12Переваримого протеина, г8,98,217,216,8В % от сухого вещества:Сырого протеина17,717,718,017,9Сырого жира4,03,84,24,0Сырой клетчатки12,213,317,018,6БЭВ58,657,953,451,7Сырой золы7,47,37,47,8Тем не менее, поедаемость сена взрослыми кроликами составляла всего 63-75 % суточной дачи, и обеспечить для них намеченные в опыте уровни клетчатки оказалось более сложной задачей, чем для молодняка, проявившего большую пластичность к изменению характера питания.

Вероятно, фактором, сдерживающим потребление сена, является то, что его измельчение зубным аппаратом и последующее переваривание

требует по сравнению с другими кормами дополнительных энергетических затрат и нецелесообразно, особенно для взрослых животных (вне репродуктивного периода), характеризующихся сравнительно невысокими пищевыми потребностями.

С этой точки зрения сокращение потребления можно расценивать как ресурсосберегающую тенденцию, имеющую адаптивное значение.

Следует также отметить, что снижение потребления корма по мере повышения содержания в нем клетчатки отмечено только при традиционном типе кормления кроликов (Калугин Ю.А., 1980). При кормлении же животных гранулированными комбикормами, в составе которых клетчатка присутствует в виде травяной или сенной муки, их поедаемость, напротив, увеличивается (Морозова К.Н., 1974). В данном случае дополнительных затрат на обработку грубых ингредиентов не требуется, и клетчатка выступает лишь в роли балласта.

Избирательность в потреблении сена, отмеченная нами ранее, на рационах с высоким уровнем клетчатки прослеживалась наиболее отчетливо. И молодняк и взрослые кролики в первую очередь поедали наименее грубые фракции корма, содержащие большее количество доступных питательных веществ. Значительно хуже использовалась длинностебельчатая часть - соломины злаков, покрытые прочной кутикулой.

Наблюдаемое явление, на наш взгляд, носит компенсаторный характер и направлено на максимизацию извлечения питательных веществ из сравнительно труднопереваримого корма.

Повышение уровня клетчатки в рационе подопытных кроликов вызвало некоторое снижения потребления сухого вещества, протеина, жира и безазотистых экстрактивных веществ в расчете на единицу живой массы (табл. 9).


Таблица 9 - Потребление питательных веществ на рационах с повышенным уровнем клетчатки в расчете на единицу живой массы, г/кг

Показатели60-суточный молоднякВзрослые животныеПревышение уровня клетчатки по сравнению с нормой, %10201020Сухое вещество49,548,730,229,9Сырой протеин8,78,65,55,4Сырой жир1,91,81,31,2Сырая клетчатка6,06,55,05,6БЭВ29,128,216,215,5Сырая зола3,73,72,22,3

Относительное же потребление сырой клетчатки по сравнению с контролем заметно увеличилось: у крольчат 1 и 2 группы на 25 и 35 %, у

взрослых животных - на 8 и 22 % соответственно. В итоге подопытный молодняк потреблял приблизительно в 1,2 раза больше клетчатки на 1 кг массы тела, чем взрослые кролики.

Для выяснения общих закономерностей физиологии пищеварения определенный интерес представляют данные, полученные при питании животных контрастными по биохимическому составу кормами, находящимися на границе обычного кормового диапазона.

Для проведения подобных исследований нами была сформирована группа взрослых кроликов-аналогов в количестве 10 особей.

Опыт проводился методом периодов. В первом периоде единственным кормом животных являлось зерно овса, (другие концентрированные корма оказались неприемлемы в физиологическом отношении, так как вызывали острые расстройства пищеварения), во втором - свежая луговая трава, в третьем - сено луговое. Учет поедаемости осуществлялся при свободном доступе к корму. Контролем в опыте служили животные, получавшие типовой рацион (табл. 4).

Полученные данные представлены в таблице 10.


Таблица 10 - Фактическая поедаемость различных кормов взрослыми кроликами за сутки

ПоказателиЗерно овсаТрава луговаяСено луговоеКорм натуральной влажности, г119,2480,9149,1В нем содержится:сухого вещества, г102,6153,9125,4сырого протеина12,819,712,2сырого жира4,24,52,8сырой клетчатки13,548,842,8БЭВ67,466,858,0сырой золы4,614,09,9кормовых единиц, г116,8101,071,6обменной энергии, МДж1,511,430,97переваримого протеина, г10,515,46,9В % от сухого веществасырого протеина12,512,89,7сырого жира4,12,92,2сырой клетчатки13,231,734,1БЭВ65,743,446,3сырой золы4,59,17,9

Как свидетельствуют данные таблицы, потребление сухого вещества на травяном рационе по сравнению с контролем несколько увеличилось, а на сенном и зерновом, напротив, уменьшилось на 8 и 25 % соответственно.

Что же касается отдельных питательных веществ, то на всех монокомпонентных рационах отмечалось заметное снижение потребления сырого протеина, жира и безазотистых экстрактивных веществ.

Но если при кормлении травой и тем более зерном эта тенденция компенсировалась более высокой доступностью и полноценностью поглощаемых нутриентов, то на сенном рационе она приводила к существенному уменьшению поступления обменной энергии. Величина данного показателя в этом случае была в 1,4 раза ниже, чем в контроле, и, судя по всему, не превышала уровня, необходимого для поддержания жизни.

Особенно наглядно отмеченные закономерности потребления различных питательных веществ иллюстрирует динамика поступления их в расчете на единицу живой массы (табл. 11).


Таблица 11 - Потребление питательных веществ при кормлении различными кормами в расчете на единицу живой массы, г/кг

ПоказателиЗерно овсаТрава луговаяСено луговоеСухое вещество22,433,527,3Сырой протеин2,84,32,6Сырой жир0,91,00,6Сырая клетчатка2,910,69,3БЭВ14,714,512,6Сырая зола1,03,12,2

Как видно из представленных данных, потребление сырого протеина в расчете на единицу живой массы на зерновом рационе снизилось по сравнению с контролем (табл. 7) на 50 %, сырой клетчатки - в 1,6 раза.

Столь же невысокая величина потребления сырого протеина отмечена при кормлении кроликов сеном, что, учитывая сравнительно низкое качество белков этого корма, является крайне негативным обстоятельством. Существенно (в 1,3 раза) уменьшилось на сенном рационе и поступление безазотистых экстрактивных веществ.

В то же время на сенном и, особенно, на травяном рационах резко возросло по сравнению с контролем потребление сырой клетчатки на единицу живой массы - в 2 и 2,5 раза соответственно.

Для оценки величины поступления питательных веществ необходимо учитывать и количество потребленных в процессе копрофагии цекотрофов.

Копрофагия представляет собой нормальный физиологический акт, характерный для зайцеобразных и некоторых других животных - голых землекопов (Hill W.C.O et al, 1957), мешетчатого гофера (Boley R.D. et al., 1969), шиншиллы (Bjornhag G. et al., 1977), нутрии (Gosling F., 1979), бобра (Шидловская Н.К., 1960).

При копрофагии поедается эвакуат слепой кишки. Впервые копрофагия у кроликов описана Моро (1882). В дальнейшем цекотрофы были зарегистрированы в желудке (Madsen H., 1939; Taylor E.L., 1939). Эден (1940) обнаружил, что мягкие фекалии богаты микробным протеином (около 30%).

В настоящее время считается, что мягкие фекалии зайцеобразных представляют собой содержимое слепой кишки, транзитом прошедшее через ободочную кишку, а твердый кал образуется из содержимого слепой кишки благодаря избирательному отбору грубых частиц, в то время как мелкие частицы и микроорганизмы возвращаются в слепую кишку.

Большинство исследователей считает, что важнейшая роль копрофагии заключается в обеспечении животных микробным белком (Наумова Е.И., 1976).

По нашим данным общая масса микроорганизмов, потребляемых кроликами с мягкими фекалиями в сутки, может достигать 20 г (данные получены путем центрифугирования цекотрофов).

Однако не только путем копрофагии происходит снабжение животного симбионтными аминокислотами. Некоторая часть их образуется при автолизе погибших микроорганизмов и вероятно всасывается в слепой кишке.

Об этом свидетельствует значительный прирост свободных аминокислот при инкубации чистых культур бактерий при 38?С, зарегистрированный в наших опытах.

Благодаря копрофагии кролики обеспечиваются также некоторыми витаминами, поскольку микроорганизмы продуцируют витамины группы В и К. В мягких фекалиях по сравнению с твердыми уровень ниацина и рибофлавина выше в 3-4 раза, пантотеновой кислоты - в 6 раз, витамина В12 - в 2-3 раза (Kulwich R. et al, 1953).

Еще одно значение копрофагии состоит в накоплении в мягких фекалиях зольных элементов. В основном это гидрокарбонаты калия и натрия. Количество сырой золы в мягких фекалиях значительно выше, чем в других отделах ЖКТ.

Поскольку натрий является лимитирующим компонентом для всех растительноядных млекопитающих, то поедание мягких фекалий, по нашему мнению, представляет собой компенсаторный механизм, сохраняющий этот элемент.

Состав мягких фекалий при кормлении кроликов полнорационным гранулированным комбикормом обстоятельно изучен (Калугин Ю.А. с соавт., 1974). В расчете на сухое вещество в них содержится 30-33 % сырого протеина, 2,3-2,4 % сырого жира, около 17 % сырой клетчатки, 38-40 % БЭВ и 9-10 % зольных элементов.

В наших опытах содержание в сухом веществе мягких фекалий сырого протеина, жира, клетчатки, БЭВ и золы на типовом рационе (концентратная смесь, сено, корнеплоды) составило 23,8; 2,3; 19,5; 46,3 и 8,1 %, на зерновой диете - 20,1; 2,7; 19,6; 46,6 и 11,0 %, на сенной - 22,0; 1,6; 20,8; 46,7 и 8,9 %, на травяной - 26,0; 2,9; 15,9; 44,0 и 11,2 % соответственно.

На зимнем рационе за сутки с мягкими фекалиями выделялось 16,7 г сухого вещества, на летнем (концентратная смесь, трава луговая) - 26,1 г.

Влажность цекотрофов по нашим данным составляет 73,2-75,4 %. Количество микроорганизмов - 37,4 млрд./г, в то время как количество микроорганизмов в твердых фекалиях не превышает 14,2 млрд./г.

Количество мягких фекалий, выделяемого растущими кроликами массой 2,3 кг за сутки в среднем составляет 56,7 г (натуральная влажность). В опыте использовались пластиковые ошейники, предотвращающие копрофагию. Кормили животных вволю гранулированными кормами. Цекотрофы выделялись преимущественно с 5 до 15 часов, в то время как обычные твердые фекалии - с 19 до 6 часов (Калугин, 1980). При ограниченном кормлении больше всего твердых фекалий выделялось с 10 до 22 часов (в первые часы после кормления животных), мягкие же фекалии выделялись в основном спустя 8-10 часов после кормления.

Несколько иные результаты получены в наших опытах на взрослых животных (массой 4,5 кг) при ограниченном кормлении в 7 и 19 часов рационом, состоящим из сена, концентратов и корнеплодов.

Общее количество выделенных за сутки мягких фекалий составило 66,8 г. При этом было отмечено 2 пика их выделения - с 0 до 3 часов и с 11 до 13 часов. Твердые фекалии наиболее обильно выделялись с 18 часов, что связано с повышением общей и, в том числе, пищевой активности кроликов в этот период суток.

Промежуток между кормлением и началом интенсивного выделения цекотрофов составлял, таким образом, 4-5 часов. Опыты с маркировкой корма инертными частицами подтвердили, что именно за такой промежуток времени основная часть потребленного корма достигает слепой кишки.

Обобщая полученный фактический материал необходимо подчеркнуть, что на ранних этапах постнатального онтогенеза (12 - 13-суточный возраст) первыми потребляемыми кроликами растительными кормами являются корнеплоды (или свежая зеленая масса) и мелкостебельчатое сено. При этом потребность крольчат в незаменимых нутриентах и энергии удовлетворяется, преимущественно, за счет молока.

С момента полного перехода молодняка к фитофагии и до двухмесячного возраста сочные корма продолжают оставаться в числе наиболее поедаемых. Позднее, по мере повышения темпов роста и снижения эффективности пристеночного пищеварения, все большее значение в питании крольчат начинают приобретать концентрированные корма.

Интенсификация ростовых процессов сопровождается повышением потребности молодняка в энергии и пластических веществах и приводит к увеличению потребления корма, достигающего максимума в трехмесячном возрасте. При этом величина поступления всех питательных веществ, в том числе, клетчатки, в расчете на единицу живой массы крольчат существенно превышает значения, наблюдаемые у взрослых животных.

Необходимостью удовлетворения трофических потребностей растущего молодняка объясняется и большая, чем у взрослых кроликов «толерантность» его к кормам с высоким содержанием клетчатки.

В отличие от молодняка, пищевые потребности взрослых животных сравнительно невелики и увеличение в их рационе доли сена, требующего дополнительных затрат энергии на переваривание, приводит к снижению потребления корма вплоть до уровня, необходимого для поддержания жизни.

Сокращение потребления грубого корма, а также предпочтение тех его фракций, которые относительно богаты доступными питательными веществами и содержат наименьшее количество клетчатки, направлены на преодоление негативного влияния этого компонента и имеют, на наш взгляд, адаптивное значение.

Снижение потребление корма наблюдается и на другом, противоположном полюсе возможного кормового диапазона, при питании животных зерном, но уже по иной причине - вследствие высокой доступности и полноценности питательных веществ зерна.

Последовательность и скорость поедания различных кормов кроликами зависят от содержания в них доступной энергии. В первую очередь и с большей скоростью поедаются более питательные корма.

Наконец, следует отметить, что посредством цекотрофии кролики удовлетворяют потребность в сыром протеине в среднем на 14 %.


3.2 Морфологическое развитие органов пищеварения в онтогенезе как определяющий фактор эффективности симбионтного пищеварения


Прежде чем перейти к рассмотрению вопросов, касающихся симбионтного пищеварения, следует остановиться на особенностях морфогенеза слепой кишки, тесно связанных с ее функциональными возможностями и необходимых для количественной оценки вклада ферментативной и синтетической активности микрофлоры в пищеварительные процессы.

Наиболее важным показателем, характеризующим степень морфологического развития слепой кишки (а, следовательно, и ее роли в пищеварении), является вместимость, а точнее количество содержимого, заключенного в этом органе. Данный показатель может быть определен объемным или массовым способом.

В предварительных опытах нами было установлено, что объем слепой кишки, измеренный общепринятым методом (путем заполнения водой) весьма значителен и у взрослых кроликов достигает 500 мл, что, несомненно, обусловлено высокой эластичностью ее стенок.

Между тем, взвешивание предварительно извлеченного из слепой кишки химуса показало, что его фактическое количество гораздо меньше и редко превышает 200 г. Поэтому в настоящих исследованиях использовался массовый показатель, более адекватно характеризующий вместимость этого органа.

В ходе онтогенеза у кроликов за весьма короткий (в отличие от крупных млекопитающих-фитофагов) промежуток времени происходит глубокая морфофункциональная перестройка пищеварительной системы, связанная с переходом от молочного питания (биохимически равноценного хищничеству) к питанию растительными кормами.

Для более полной характеристики этих изменений нами оценивалась не только динамика роста слепой кишки, отражающая специализацию животных к перевариванию клетчатки, но и желудка, органа, в котором осуществляется предварительная обработка белковых и концентрированных компонентов пищи.

Для изучения степени морфологического развития слепой кишки и желудка в зависимости от возраста нами в 1997-2003 гг. были убиты 15-, 30-, 45-, 60- и 90-суточные крольчата, а также взрослые животные - по 30 особей-аналогов из каждой возрастной группы.

Убой производился в различное время - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час (каждый час по 5 животных каждого возраста). После обескровливания слепая кишка и желудок извлекались из брюшной полости и взвешивались вместе с содержимым на электронных весах с точностью до 0,1 г.

Затем слепая кишка освобождалась от содержимого, промывалась водой и вновь взвешивалась. По разнице масс наполненной и опорожненной слепой кишки судили о количестве находящегося в ней химуса. Полученные данные в пределах каждой группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Результаты исследований приведены в таблице 12.

Как показывают данные таблицы, у сосущих крольчат более развит желудок, его масса в 15- и 30-суточном возрасте превышала массу слепой кишки в 6,6 и 2,6 раза соответственно (р<0,001).


Таблица 12 - Масса желудка, слепой кишки и ее содержимого у кроликов различного возраста


Масса, гВозраст, сутки1530456090взрослыеЖелудок13,2 ±0,6227,1 ±1,4647,7 ±3,1954,2 ±2,1193,5 ±8,93188,3 ±19,87Слепая кишка2,0 ±0,2710,3 ±1,1439,3 ±2,8462,8 ±4,63111,6 ±7,5229,7 ±21,23Содержимое слепой кишки0,1 ±0,035,6 ±0,3229,5 ±1,9446,1 ±2,1779,4 ±5,80176,8 ±14,37

Полость желудка у 15-суточных крольчат была заполнена белыми пищевыми массами - створоженным молоком с отдельными включениями частиц сена, а у 30-суточных - преимущественно растительными кормами и цекотрофами, сосредоточенными в районе свода и занимающими около ¼ всего объема органа.

Сравнительно ранний морфогенез желудка объясняется тем, что единственным кормом крольчат на первых этапах является молоко, основная нагрузка по перевариванию белковых компонентов которого ложится на этот орган.

В отличие от желудка, инициатором развития слепой кишки выступает преимущественно клетчатка - единственный компонент корма, не подвергающийся перевариванию в вышележащих отделах пищеварительного тракта, поэтому интенсивный морфогенез ее начинался несколько позднее - при увеличении в составе потребляемой пищи доли кормов растительного происхождения (Chiou P.W.S. et al., 1994).

Так, у крольчат 15-суточного возраста слепая кишка по существу находилась в зачаточном состоянии: она имела беловатую окраску, и в ее ампуле присутствовало ничтожное количество химуса, различимого только благодаря содержанию в нем желчных пигментов.

Лишь с началом потребления заметного количества растительных кормов (20-25-суточный возраст) темпы развития этого органа кардинально изменились.

У 20-суточного молодняка было зарегистрировано появление регулярной копрофагии, что свидетельствует о достаточной наполненности слепой кишки и ритмичном ее функционировании уже с этого возраста. Слепая кишка 30-суточных животных содержала свыше 5 г химуса, имела характерную буровато-оливковую окраску, а ее масса с содержимым (по сравнению с величиной показателя вначале опыта) увеличилась в значительно большей степени - в 5 раз (р<0,01), чем масса желудка - в 2 раза (р<0,001).

Высокая скорость роста слепой кишки сохранялась и в дальнейшем. Ее масса у крольчат 45- и 60-суточного возраста возросла по сравнению с предыдущими возрастными группами в 3,8 (р<0,001) и 1,6 (р<0,01) раза соответственно, в то время как масса желудка за эти же периоды увеличилась только в 1,7 (р<0,01) и 1,1 раза.

В итоге, в двухмесячном возрасте масса слепой кишки превысила массу желудка, и достигнутое между ними соотношение сохранялось почти на том же уровне на протяжении всей последующей жизни животных.

Несколько иные результаты были получены Калугиным (1974). У 15-суточных крольчат масса слепой кишки сходна с нашими данными, в дальнейшем же в 30-, 45- и 60-суточном возрасте ее масса с содержимым соответствовала 21,8; 75,7; 137,0 г. Более высокие темпы развития органов в этой работе отмечены также в отношении желудка.

Что же касается массы слепой кишки и желудка у взрослых животных, то они были несколько ниже зарегистрированных нами, и составили 207,0 и 157,4 г соответственно.

Вероятно, эти расхождения связаны со временем убоя кроликов и возможным опорожнением желудка после кормления и слепой кишки в результате копрофагии.

Более отчетливое представление о сравнительном морфогенезе желудка и слепой кишки можно составить на основании относительных показателей их масс - в расчете на единицу живой массы (табл. 13). Для наглядности их динамика приведена также в графической форме (рис. 3).


Таблица 13 - Масса желудка и слепой кишки в расчете на единицу живой массы

Масса, г/кгВозраст, сутки1530456090взрослыеЖелудок42,6 ±1,4351,1 ±3,2447,7 ±1,7642,3 ±2,9741,7 ±0,6441,0 ±2,74Слепая кишка6,4 ±0,1219,4 ±1,4639,3 ±1,9449,1 ±2,7849,8 ±2,4750,0 ±3,65

Рис.3 - Масса желудка (1) и слепой кишки (2) в расчете на единицу живой массы у кроликов различного возраста


Как свидетельствуют представленные нами данные, развитие слепой кишки в изучаемый период времени было более интенсивным, чем желудка.

Ее относительная масса у 30-, 45 и 60-суточных крольчат возросла по сравнению с аналогичными значениями показателя у молодняка предыдущих возрастных групп в 3; 2 и 1,2 раза соответственно (р<0,001; р<0,01; р<0,05) и уже к двухмесячному возрасту приблизилась к величине, наблюдаемой у взрослых животных.

Что же касается желудка, то в 30-суточном возрасте его относительная масса достигла максимально возможных значений. При этом величина данного показателя увеличилась по сравнению с предыдущей возрастной группой в 1,2 раза (р<0,02). Затем наблюдалась некоторая инволюция размеров желудка и у 60-суточных крольчат величина показателя вновь снизилась в 1,2 раза. В дальнейшем масса желудка увеличивалась пропорционально живой массе.

То есть, прогрессивное развитие слепой кишки заканчивается в возрасте двух месяцев, а желудка - в 30-суточном возрасте.

В связи с этим возникает вопрос о соответствии размеров пищеварительного тракта животных на последующих этапах онтогенеза количеству потребляемого корма.

Ведь как было установлено нами, молодняк 3-4 месячного возраста, у которого развитие слепой кишки и желудка, органов, депонирующих около 80% всех находящихся в желудочно-кишечном тракте пищевых масс, уже закончено, отличался максимальной потребностью в энергопластических веществах и, соответственно, наибольшей величиной потребления корма (большей даже, чем у взрослых животных).

Графики, изображенные на рисунках 4 и 5 наглядно демонстрируют отставание в развитии желудка и слепой кишки с возрастом (линейная зависимость) от темпов роста потребления корма (экспоненциальная зависимость).


Рис. 4 - Суммарная масса желудка и слепой кишки с содержимым в зависимости от возраста кроликов


Рис. 5 - Потребление сухого вещества кормов в зависимости от возраста кроликов


Некоторая задержка в развитии пищеварительного тракта приводит к тому, что его вместимость на определенных этапах онтогенеза перестает соответствовать возросшей величине потребления корма.

Особенно отчетливо это несоответствие проявилось у 90-суточных крольчат, которые потребляли в 2,5 раза больше корма, чем 60-суточные, тогда как вместимость желудка и слепой кишки у них возросла лишь в 1,7 раза.

Как будет показано далее, эта особенность является причиной значительного увеличения скорости прохождения корма по желудочно-кишечному тракту у трехмесячного молодняка, что в сочетании со сравнительно грубым измельчением пищи зубами предполагает ухудшение условий для ферментации клетчатки и неизбежное снижение эффективности использования корма.

Действительно, если учесть, что содержание клетчатки в химусе слепой кишки в среднем составляет 4,5 %, то на основании полученных нами данных по потреблению кормов, нетрудно рассчитать, что слепая кишка двухмесячных крольчат вмещает в себя около 2 г клетчатки (30 % суточного поступления ее с кормом), а трехмесячных - 3,5 г - лишь 20 % суточного поступления.

Таким образом, до 15-суточного возраста слепая кишка кроликов как полостной орган не функционирует, - непереваренные остатки пищи не заполняют ее просвета, а транзитом проходят через ампулу в ободочную кишку.

Единственным органом, депонирующим значительные количества корма, в этом возрасте является желудок. Масса желудка с содержимым в расчете на единицу живой массы достигает максимума в возрасте одного месяца, а затем снижается (у взрослых кроликов в 1,2 раза), что находится в полном соответствии с характером питания молодняка и подтверждается данными других авторов (Калугин Ю.А., 1974).

С момента перехода крольчат к фитофагии морфологическое развитие слепой кишки существенно ускоряется. Через 5 суток после отъема ее относительная масса уже равна массе желудка, а через 15 - приближается к значениям, наблюдаемым у взрослых животных.

Однако морфогенез желудка и слепой кишки - органов, депонирующих основную массу потребленной пищи, несколько отстает от увеличивающегося в ходе онтогенеза количества поедаемого корма.

Это приводит к тому, что в 90-суточном возрасте (характеризующимся наибольшим потреблением корма), скорость прохождения пищевых масс по желудочно-кишечному тракту значительно выше, чем у взрослых животных, что существенно снижает возможности молодняка по перевариванию богатых клетчаткой растительных кормов, требующих более длительного времени ферментации.


3.3 Скорость и порядок продвижения кормов по пищеварительному тракту кроликов


Скорость прохождения корма по желудочно-кишечному тракту является важной характеристикой, необходимой для корректной оценки данных физиологических и биохимических исследований в области пищеварения. Особенно это относится к растительноядным млекопитающим, в том числе, к кроликам, у которых эффективность переваривания клетчатки, наиболее медленно ферментируемого компонента, а, следовательно, и других питательных веществ во многом зависит от продолжительности пребывания корма в слепой кишке.

Скорость прохождения пищи по пищеварительному тракту кроликов изучалась и отечественными и зарубежными исследователями с помощью жидких, твердых маркеров и радиоактивных изотопов. Однако данные полученные этими методами не полностью раскрывают возрастные особенности, скорость прохождения корма по ЖКТ в зависимости от уровня клетчатки и при монопитании.

По данным Лапласа (1977), через 30 мин после дачи с кормом радиоактивного изотопа 141Се лишь 21% его дозы оставалось в желудке, а через 60 мин. 27,6% изотопа сконцентрировалось в слепой кишке. Жидкие маркеры быстро покидали желудок, через час там оставалось только 32,4% введенной в организм дозы, твердые же оставались в желудке значительно дольше, причем, чем больше были их линейные размеры, тем выше оказывалось и время задержания.

В слепую кишку поступало из желудка через 4 часа около 60% жидкого маркера, через 8 - 81,5%, а через 12 часов их количество начинало уменьшаться. Твердые частицы поступали в слепую кишку только через 4 часа, а максимум их выхода приходился на 8-12 часов после введения.

В литературе имеются также данные, что увеличения уровня клетчатки ускоряет скорость эвакуации пищи из пищеварительного тракта. Так, при содержании в рационе 14,7% клетчатки скорость эвакуации достигает 7 ч, а при содержании 29,4% - 6,2 часа. (Калугин Ю.А., 1980).

Зарубежные исследователи считают, что скорость прохождения корма по кишечнику удобнее всего регистрировать по массе слепой кишки в расчете на единицу массы тела, этот показатель дает достаточно адекватное представление о времени задержания пищевых частиц в слепой кишке в зависимости от содержания нейтрально-детергентной клетчатки в корме (Gidenne T., 1992; Garcia J., 1997).

Влияние уровня клетчатки в рационе на скорость прохождения кормов по желудочно-кишечному тракту изучалось нами в 1998-2001 гг. в рамках научно-хозяйственного опыта на крольчатах 60-суточного возраста и взрослых животных (содержащихся в виварии) методом групп (по 5 особей в каждой).

Для маркировки кормов - концентратной смеси и сена, применялся 5% водный раствор основного фуксина, хорошо прокрашивающий зерновые чешуи и поверхность злаковых соломин. При этом учитывалось время, когда маркированная пища начинала поедаться животными и время появления в фекалиях первых окрашенных частиц. Полученные результаты приведены в таблице 14.


Таблица 14 - Время появления первых окрашенных частиц в фекалиях кроликов после дачи маркера на рационах с различным уровнем клетчатки, ч

Возраст животных60 сутокВзрослыеСодержание клетчатки в сухом веществе, % 10,912,213,315,517,018,62,4±0,152,3±0,102,2±0,213,0±0,312,7±0,122,6±0,08

Как свидетельствуют представленные данные, клетчатка является фактором, повышающим кинетическую и эвакуаторную активность кишечника. При увеличении содержания этого компонента в рационе на 2-3 % и у молодняка и у взрослых животных наблюдалась отчетливая тенденция к ускорению выведения маркированных частиц с фекалиями.

Аналогичные результаты получены зарубежными исследователями (Sakaguchi E. et al., 1987; Gidenne T., 1993). При этом пищевые массы несколько задерживаются в желудке, но значительно быстрее проходят тонкий кишечник (Gidenne T., 1998; Garcia J. et al, 1996; Perez A.L., 1994).

К сожалению, данный метод, удобный для экспресс - определения скорости прохождения первых порций корма, не позволяет оценить общую продолжительность пребывания маркера в пищеварительном тракте.

Водорастворимый фуксин при длительной задержке в пищеварительном тракте окрашивает смежные, немаркированные частицы корма, со временем окраска бледнеет, а затем становится и вовсе неразличимой. Кроме того, фуксин не пригоден для маркировки корнеплодов и свежей травы.

Для устранения этого препятствия в дальнейших опытах был применен твердый инертный маркер - частички пластиковой пленки, разрезанной ножницами на мелкие (от 3 до 0,25 мм в длину) фрагменты (Наумова Е.И. с соавт., 1996).

Изучение возрастных особенностей скорости прохождения корма по желудочно-кишечному тракту с помощью твердого маркера осуществлялось на 10 крольчатах-аналогах 45-, 60- и 90-суточного возраста.

Опыты проводились методом периодов. Маркер в количестве 2 г перемешивался с небольшим количеством корма, обеспечивающим полное и по возможности быстрое его поедание.

Регистрировалось время появления первых окрашенных частиц в фекалиях и общая продолжительность выведения маркеров из желудочно-кишечного тракта (до полной их эвакуации). Отсчет временных интервалов производился с того момента, когда маркированный корм начинал поедаться животными (табл. 15).

Как показывают представленные данные, величина временного интервала между началом поедания маркированной пищи и появлением первых окрашенных частиц в фекалиях у 60-суточных крольчат при применении кусочков пластиковой пленки почти не отличалась от соответствующих значений, полученных с помощью фуксина.

Это свидетельствует о том, что инертные маркеры, хотя и не деградируют в размерах, в отличие от частиц пищи, все же достаточно адекватно отражают скорость продвижения корма по желудочно-кишечному тракту.

Судя по данным таблицы, скорость прохождения корма по пищеварительному тракту с возрастом молодняка заметно возрастает.


Таблица 15 - Скорость прохождения корма по пищеварительному тракту у кроликов различного возраста, ч

ПоказателиВозраст, сутки456090Единичные частицы маркеров в фекалиях 2,7±0,132,5±0,182,1±0,20Продолжительность выведения маркеров58,6±2,5452,4±3,4846,3±3,26

Так, у крольчат 90-суточного возраста продолжительность выведения маркеров с фекалиями уменьшилась по сравнению с 45-суточными в 1,3 раза (р<0,02). В такой же степени сократился и интервал времени с момента начала поедания маркированной пищи до появления в фекалиях первых единичных частиц маркера (р<0,05).

Вероятнее всего, ускорение прохождения корма по пищеварительному тракту с возрастом крольчат объясняется существенным увеличением его потребления в расчете на единицу живой массы (табл. 7).

В другом опыте, проведенном на 9 взрослых кроликах-аналогах с хронической фистулой слепой кишки, с помощью твердого маркера была изучена скорость и порядок продвижения различных кормов по желудочно-кишечному тракту на контрастных по химическому составу рационах.

Опыт проводился методом периодов в условиях вивария. В 1 периоде эксперимента все подопытные животные находились на типовом рационе, во 2, 3 и 4 периодах - на зерновом (овес), травяном и сенном рационах соответственно. Продолжительность предварительного периода между сериями опыта составляла 18 суток. В это время животные получали те же корма, которые в дальнейшем использовались в опыте. Кормление осуществлялось дважды - в 7 и 19 ч.

Маркер (мелкие кусочки пластиковой пленки) в количестве 5 г перемешивался с 20 г корма, что обеспечивало полное поедание маркированной пищи в течение 15-20 мин. Для лучшего его прилипания к корму, корнеплоды предварительно измельчались, а концентраты, трава и сено обрабатывались мелассой.

Продолжительность периода прохождения маркера через пищеварительный тракт определялась с момента начала поедания маркированного корма до момента появления его в слепой кишке и фекалиях.

Корма смешанного рациона маркировались в опыте поочередно. Маркер вводился с одним из кормов, и только после полной эвакуации его из пищеварительного тракта маркировался другой вид корма. Скорость прохождения кормов определялась как при утреннем, так и при вечернем кормлении.

Для определения содержания маркеров в слепой кишке через равные промежутки времени производился отбор проб содержимого этого органа. Химус отбирался в количестве 3 г и для лучшей визуализации маркеров отмывался на почвенных ситах. Полученные пробы высушивались до постоянной массы, взвешивались на аналитических весах с точностью до 0,001 г, обрабатывались дихлорэтаном до полного растворения пластиковых кусочков и вновь взвешивались.

Общее количество маркеров в слепой кишке устанавливалось расчетным путем, исходя из их содержания в пробе и того, что масса содержимого этого органа у кроликов - величина относительно постоянная и в среднем составляет 176,8 г.

Использование в качестве объекта фистульных животных, а для маркировки кормов - пластиковой пленки позволило установить количественные показатели, характеризующие скорость и последовательность продвижения различных кормов в желудке и тонком кишечнике, время ферментации основной части потребленного корма в слепой кишке и общую продолжительность пребывания пищи в желудочно-кишечном тракте.

Основные результаты исследований сведены в таблице 16.


Таблица 16 - Скорость продвижения корма по пищеварительному тракту у кроликов на различных рационах

ПоказательВремя появления маркеров после кормления, часРационтиповойзерновойтравянойсенной зерносеносвеклаВ слепой кишке:единичные частицы1,3±0,101,2±0,082,3±0,161,6±0,031,4±0,062,1±0,15максимальная концентрацияначало9,3±0,244,5±0,1710,0±1,347,1±0,564,5±0,275,2±0,33продолжительность27,4±1,9634,7±2,5125,3±1,4039,5±1,48В фекалиях:единичные частицы3,6±0,223,3±0,264,4±0,384,3±0,133,2±0,253,5±0,14массовая эвакуацияначало9,7±0,505,5±0,4511,3±0,5610,1±0,764,8±0,356,2±0,71продолжительность12,5±1,0920,4±1,4515,7±1,289,3±0,04Общая продолжительность пребывания маркера в пищеварительном тракте75,2±2,56110,7 ±5,4660,3 ±1,9792,5 ±3,25

Как показывают данные таблицы, при содержании кроликов на типовом рационе быстрее всего эвакуировались из желудка и достигали слепой кишки маркеры, поглощенные с сеном. Концентрация их в химусе стремительно нарастала, и уже через 2 часа после начала поедания маркированного корма в слепой кишке скапливалось 15 %, а через 4-5 часов - свыше 50 % общего количества захваченных с пищей маркеров.

Концентрированные и сочные корма рациона задерживались в желудке на более продолжительное время. Через 5 часов в слепой кишке обнаруживалась только шестая часть маркеров, поступивших в пищеварительный тракт с зерновым кормом и 10% - с корнеплодами, а наибольшее содержание их в химусе (около 30-35 %) регистрировалось лишь спустя 9-10 часов после кормления.

Наблюдаемая последовательность эвакуации пищевых масс из желудка явно не соответствовала порядку естественного потребления кормов - при свободном выборе пищевых объектов, большинство кроликов (как и другие млекопитающие) сначала поедали более концентрированные и легкопереваримые корма, а в последнюю очередь - сено.

Вскрытие интактных животных через 1, 2, 3, 4 и 5 часов после кормления показало, что это несоответствие объясняется анатомическими особенностями желудка, определяющими характер его заполнения и продвижения пищевых масс.

Потребляемые вначале кормления корнеплоды и зерно сосредотачиваются в слепом мешке и на длительное время блокируются порциями пищи, поступающей в желудок позднее. В итоге сено, поедаемое в последнюю очередь, заполняет пилорическую часть и быстрее эвакуируется в кишечник.

С момента достижения максимально возможной концентрации маркеров в химусе слепой кишки, устанавливалось относительно стабильное их содержание, поддерживаемое равномерным поступлением и эвакуацией содержимого.

Такое равновесие сохранялось примерно 12-15 часов, после чего наблюдалось постепенное снижение концентрации маркеров и через 27,4 часа (у отдельных особей от 20 до 33 часов), их количество составляло всего 10%. Таким образом можно считать, что на типовом рационе ферментация основной массы корма в слепой кишке заканчивается через сутки.

Поскольку содержимое этого органа, в отличие от желудка, интенсивно перемешивается, заметной разницы в длительности пребывания в нем маркеров, введенных с различными кормами, не отмечено.

В фекалиях единичные маркеры обнаруживались приблизительно через 2 часа после появления первых окрашенных частиц в слепой кишке, а еще через 2-7 часов, в зависимости от вида корма, наблюдалась массовая их эвакуация. Однако уже спустя 10 - 15 часов количество маркеров в фекалиях резко снижалось, несмотря на то, что содержание их в слепой кишке оставалось на достаточно высоком уровне.

Фракционирование химуса и фекалий позволило установить, что с фекалиями в первую очередь выводятся крупные частицы (1-3 мм в диаметре), а более мелкие - (до 0,5 мм) задерживаются в слепой кишке на более продолжительное время.

Данная закономерность является, очевидно, следствием того, что крупные частицы сильнее раздражают рецепторы слизистой оболочки кишечника и рефлекторно усиливают его моторику.

Выведение маркеров с фекалиями на типовом рационе продолжалось у взрослых кроликов в общей сложности около 75 часов. То есть в 1,3; 1,4 и 1,6 раза дольше, чем у 45-, 60- и 90- суточных крольчат соответственно (р < 0,01; р < 0,001; р < 0,001).

Это объясняется значительно меньшим потреблением корма в расчете на единицу живой массы у взрослых животных, а также большей вместимостью органов пищеварения и обеспечивает им известное преимущество при переваривании клетчатки - наиболее медленно ферментируемого компонента.

На зерновом рационе время первого появления маркеров в слепой кишке и фекалиях, а также начало интенсивной их эвакуации отличалось от типового рациона незначительно. Вместе с тем, существенно (в 1,6 и 1,5 раза соответственно) увеличились продолжительность массового выведения маркеров с фекалиями (р < 0,02) и общее время пребывания маркированной пищи в пищеварительном тракте (р < 0,01). Этот результат объясняется сравнительно малой поедаемостью зернового корма и, вероятно, высокой переваримостью его компонентов.

Значительно большее потребление сухого вещества при кормлении животных луговой травой способствовало увеличению скорости прохождения пищи. В итоге несколько сократилось время переваривания основной массы корма в слепой кишке и, достоверно (р < 0,02), продолжительность пребывания пищевых масс в желудочно-кишечном тракте.

На сенном рационе существенно увеличилась по сравнению с контролем длительность ферментации корма в слепой кишке (р < 0,01), а также в пищеварительном тракте в целом (р < 0,05), несмотря на более быструю, чем на других рационах, эвакуацию основной массы крупнодисперсных частиц с фекалиями.

Обобщая изложенное, необходимо отметить, что скорость продвижения корма по желудочно-кишечному тракту у крольчат определяется, главным образом, величиной его потребления.

Увеличение потребления сухого вещества в расчете на единицу живой массы с возрастом молодняка приводит к соответствующему ускорению прохождения корма. На изучаемый показатель у молодых животных оказывает также влияние вместимость пищеварительного тракта, изменяющаяся в ходе его морфогенеза.

У взрослых кроликов, содержащихся на различных рационах, отмечена та же закономерность - чем выше потребление корма, тем интенсивнее эвакуаторные процессы и, соответственно, оборот пищевых масс через пищеварительный тракт. Наблюдаемая зависимость изображена на рисунке 6.

Рис. 6 - Зависимость между величиной потребления корма и скоростью его эвакуации из ЖКТ


Этот факт свидетельствует о том, что удовлетворение трофических потребностей животных может осуществляться двумя принципиально различными способами. Либо за счет наиболее полного извлечения питательных веществ в ходе длительной ферментации сравнительно небольшого количества корма, либо «неэкономным» путем - за счет увеличения потребления корма и оборота пищевых масс через желудочно-кишечный тракт.

Скорость прохождения корма зависит также от линейных размеров его частиц - чем меньше их диаметр, тем продолжительнее время пребывания в пищеварительном канале. Аналогичные данные получены зарубежными исследователями (Laplace J.P. et al., 1977).

По мере увеличения уровня клетчатки (доли сена) в рационе и у молодняка, и у взрослых кроликов наблюдается тенденция к усилению эвакуаторных процессов (Lebas F. et al., 1977).

Однако это справедливо только для рационов, содержащих достаточное количество питательных веществ в виде концентратной смеси и более или менее удовлетворяющих потребности животных.

При кормлении сеном в качестве единственного корма, длительность его пребывания в пищеварительном тракте напротив, возрастает. Вполне вероятно, что ускорение прохождения корма при повышении уровня клетчатки связано с тем, что сено, скормленное в составе рациона менее качественно пережевывается животными, а крупные частицы, как уже было показано, эвакуируются быстрее мелких.

Скорость и порядок продвижения кормов по желудочно-кишечному тракту имеет важное адаптивное значение в питании кроликов.

Очередность поедания кормов и определенная последовательность заполнения желудка приводят к тому, что большая часть зерновых частиц надолго оседает в слепом мешке желудка, тогда как основное количество съеденного сена не попадает в преджелудок, а сосредотачивается в слепой кишке, задерживаясь там, на продолжительное время.

Такое депонирование пищевых масс в обособленных отделах пищеварительного тракта способствует увеличению потребления корма, и, что более существенно, обусловливает продолжительную микробную ферментацию богатых клетчаткой компонентов в слепой кишке.

Кроме того, при такой последовательности заполнения желудка, пища подвергается предварительной обработке, существенно облегчающей дальнейшее ее переваривание.

Локализующиеся в преджелудке зерновые корма частично ферментируются под действием собственных гидролаз (автолиз), энзимов слюны, и, возможно, микроорганизмов, а также ферментов привносимых с цекотрофами. Частицы грубых кормов, поступающие в пилорическую часть желудка, отличающуюся повышенной кислотностью сока, мацерируются, разрыхляются, а входящая в их состав клетчатка насыщается влагой.

Еще одним механизмом, направленным на максимизацию извлечения питательных веществ является более длительная задержка труднопереваримых кормов в слепой кишке отчетливо прослеживаемая при кормлении кроликов однородной грубой пищей.

Наконец, немаловажное значение имеет сепарация волокон клетчатки при образовании фекалий. При этом частицы большего размера покидают пищеварительный тракт, а более тонко измельченная и, следовательно, легкоферментируемая фракция, остается в слепой кишке (Bjornhag G., 1987).


3.4 Редукция частиц корма в пищеварительном тракте кроликов


Редукция частиц пищи в пищеварительном аппарате кролика обусловливается воздействием ферментов слюнных желез, желудка и тонкого отдела кишечника (эндогенная ферментация) и гидролаз, продуцируемых населяющей толстый кишечник микрофлорой (симбионтная ферментация).

Эффективность этого процесса при питании растительными кормами зависит, прежде всего, от степени измельчения пищи зубами, поскольку лизис целлюлозы осуществляется преимущественно на поверхностях разломов, лишенных кутикулы.

Кроме того, тщательное предварительное измельчение корма значительно увеличивает ферментационную поверхность и время пребывания корма в кишечнике (мелкие частицы, в отличие от крупных, эвакуируются позднее), обеспечивает частичное разрушение оболочек растительных клеток и высвобождение питательных веществ протопластов.

По данным зарубежных авторов, чем меньше размер потребляемых животными частиц, тем больше переваримость корма, но при этом возрастает и время ферментации частиц в слепой кишке (Laplace J.P., 1977). Однако, минимальная концентрация больших частиц в корме (свыше 0,315 мм) должна составлять не менее 20%, что необходимо для нормализации процессов пищеварения (Nicodemus N. et al, 1997).

Нами были изучены степень измельчения корма зубным аппаратом в зависимости от возраста кроликов и редукция частиц пищи в желудочно-кишечном тракте взрослых животных, находившихся на различных рационах.

Степень измельчения корма зубами у молодняка изучалась в 2001-2003 гг. на 4-х группах крольчат-аналогов 30-, 45-, 60- и 90-суточного возраста, по 18 животных в каждой.

Все подопытные крольчата (в том числе, 30-суточные, находившиеся под самкой) получали зимний типовой рацион. Кормление осуществлялось дважды в сутки - в 7 и 19 часов.

Убой подопытных животных производился в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час (каждый час по 3 особи каждого возраста). Содержимое желудка освобождалось от цекотрофов и отмывалось на почвенных ситах с размером ячеек 1; 0,5 и 0,25 мм. Фракции высушивались и взвешивались на аналитических весах.

Полученные данные в пределах каждой возрастной группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Полученные результаты представлены в таблице 17.


Таблица 17 - Количество частиц разного размера в желудке кроликов в зависимости от возраста, %

Размер частиц, ммВозраст, сутки30456090> 125,7±1,2821,3±1,2717,8±0,7547,5±4,020,5- 147,3±2,3446,3±2,6551,0±2,4037,4±2,560,25-0,527,0±0,9632,4±2,1531,2±1,2515,1±0,13

Как свидетельствуют данные таблицы, переход молодняка от смешанного типа питания (молоко и растительные корма) к фитофагии сопровождался улучшением степени измельчения корма зубами - у отсаженных от самки 45-суточных крольчат доля крупных частиц в содержимом желудка по сравнению с 30-суточными несколько снизилась, а мелких, напротив, увеличилась.

Наиболее качественно пережевывали корм крольчата двухмесячного возраста, по-видимому, уже прошедшие период предварительной адаптации к растительной пище.

Количество крупных частиц у них в желудке было в 1,4 раза ниже, чем у сосущих крольчат (р<0,05). Наблюдаемая закономерность имеет приспособительный характер и, очевидно, является следствием меньшей доступности и полноценности питательных веществ в кормах растительного происхождения.

У молодняка трехмесячного возраста качество измельчения пищи зубами вновь снизилось. Доля крупных частиц при этом возросла по сравнению с аналогичным показателем у двухмесячных крольчат в 2,6 раза (р<0,02), а мелких - вдвое уменьшилась (р<0,01). Причина этого явления заключается в увеличении размеров тела, и, следовательно, зубной поверхности, а также в большем потреблении крольчатами данной возрастной группы концентрированных кормов.

Для определения степени измельчения корма зубным аппаратом и последующей деградации частиц в желудочно-кишечном тракте взрослых животных были проведены опыты на 72 кроликах-аналогах, разбитых на группы по 18 особей.

Первая группа (контроль) находилась на типовом рационе. Вторая, третья и четвертая группы получали в качестве единственного корма соответственно зерно (овес), траву луговую и сено луговое.

Сбор фекалий и не съеденных кормов осуществлялся в течение пяти суток, определялось их общее количество, и отбирались средние пробы, после чего все животные были убиты с целью фракционирования содержимого пищеварительного тракта.

Убой производился в различное время - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час (каждый час по 3 животных из каждой группы). Фракционирование проводилось путем отмывания на почвенных ситах с тем же размером ячеек, что и для молодняка. Сепарировались содержимое желудка, освобожденное от цекотрофов, химус слепой кишки и фекалии.

Фракции высушивались, взвешивались, и количество частиц разного размера выражалось в процентах от сухого вещества, а для содержимого желудка и фекалий приводилось к абсолютным величинам с учетом массы съеденного корма и выделенных фекалий.

Полученные данные в пределах каждой группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Соотношение частиц разного размера в пищеварительном тракте взрослых кроликов в зависимости от условий кормления приведено в таблице 18.

Представленные данные показывают, что взрослые кролики существенно грубее измельчают корм зубами по сравнению с 60-суточными крольчатами. На типовом рационе количество крупных частиц в желудке у них было вдвое больше, а количество мелких - примерно во столько же раз меньше (р<0,02; р<0,01).


Таблица 18 - Количество частиц различного размера в пищеварительном тракте и фекалиях кроликов на разных рационах, %

Размер частиц, ммРационтиповойзерновойтравянойсеннойВ желудке> 152,8±3,4744,9±2,5936,4±2,6520,3±1,020,5-136,9±1,2328,9±1,3436,4±0,2736,0±2,160,25-0,510,3±0,1826,2±1,0527,2±1,7643,7±2,98В слепой кишке> 132,1±1,2839,1±1,4744,8±2,0217,1±0,760,5-130,6±3,0120,8±0,8234,6±3,1644,5±2,930,25-0,537,3±2,5040,1±1,6520,6±0,2538,4±0,12В фекалиях> 146,2±1,4640,7±2,0858,3±2,3722,7±1,610,5-133,5±2,0538,9±1,9223,6±0,7248,7±2,780,25-0,520,3±1,3320,4±1,3418,1±1,4628,6±0,53

Однако при питании взрослых животных однородной грубой пищей (сенной рацион), качество пережевывания корма существенно возросло и даже несколько превысило показатели, наблюдаемые у крольчат двухмесячного возраста.

Это обстоятельство свидетельствует о том, что биохимический состав корма является решающим фактором, определяющим степень его измельчения зубами.

Необходимо также подчеркнуть, что у взрослых кроликов степень измельчения корма зубами при питании сеном была значительно выше, чем

при других условиях кормления. В этом случае количество мелких частиц в желудке было в 4 раза выше, чем на типовом рационе (р<0,01), а крупных - в 2,6 раза ниже (р<0,02), причем волокна более 2 мм длиной встречались сравнительно редко.

Поскольку сено является одним из самых труднопереваримых кормов, этот факт следует рассматривать как важнейшую пищевую адаптацию, обеспечивающую максимизацию извлечения питательных компонентов.

Несколько хуже измельчались зеленые части растений, при этом количество крупных частиц в желудке было в 1,8 раза больше, чем на сене и среди них обнаруживались длинные (в отдельных случаях до 3 - 5 см), частично пережеванные волокна. Аналогичные наблюдения представлены Калугиным (1980).

Еще больше возросла доля крупных и снизилась доля средних и мелких частиц на зерновом рационе. При этом основу крупной фракции в желудке составляли покрытые жесткой упругой кутикулой зерновые чешуи, к перетиранию которых зубной аппарат кроликов сравнительно слабо приспособлен и частицы эндосперма.

На типовом рационе в составе крупной фракции преобладали частицы кормовой свеклы и зерна. Более того, в присутствии этих высокопитательных кормов существенно ухудшилось качество пережевывания сена, - заметно возросло количество частиц 2-4 мм длиной.

Приведенные данные наглядно иллюстрируют тесную взаимосвязь между степенью измельчения пищи зубами и ее питательностью.

Чем выше содержание в корме доступных нутриентов и энергии, тем более грубой предварительной обработке он подвергается. Однако менее тщательное пережевывание сочных и концентрированных кормов не снижает обеспеченности животных необходимыми питательными веществами, о чем свидетельствуют величины поступления обменной энергии (табл. 10), а оказывает, скорее, благоприятное влияние, так как сокращает время, затрачиваемое на обработку пищи в ротовой полости - скорость поедания этих кормов в 2-3 раза выше, чем сена.

Дальнейшая редукция кормовых частиц в пищеварительном тракте кроликов осуществляется под действием собственных и микробных ферментных систем.

Как свидетельствуют представленные данные, в слепой кишке относительное содержание крупных волокон по сравнению с желудком заметно сократилось при одновременном увеличении доли мелкой, а на сенном рационе - средней фракции.

Исключение составил травяной рацион, на котором содержание крупных частиц в химусе возросло по сравнению с желудком в 1,2 раза, а мелких - снизилось в 1,3 раза.

В составе фекалий содержание длинных клетчатковых волокон по сравнению с контролем было в 1,3 раза выше у животных, находившихся на травяном рационе (р<0,05) и вдвое ниже на сенном (р<0,01).

Обращает на себя внимание тот факт, что на всех рационах доля крупной фракции в фекалиях выше, чем в химусе слепой кишки, в то время как содержание мелких частиц, демонстрирует прямо противоположную динамику.

По всей видимости, причина этого явления заключается в сепарации химуса в ободочной кишке, при которой частицы большего диаметра «упаковываются» в фекальные шарики, а менее грубая фракция возвращается в слепую кишку для дальнейшей ферментации (Bjornhag G., 1987).

В связи с этим, анализ относительных показателей количества частиц различного размера в желудке и фекалиях недостаточен для оценки степени их редукции под действием эндогенных и микробных гидролаз.

Более полное представление об этом процессе можно составить по абсолютным показателям содержания частиц - в расчете на сухое вещество съеденного корма и выделенных фекалий (табл. 19).

Данные таблицы свидетельствуют о том, что на типовом рационе наилучшим образом редуцировались частицы крупного и среднего диаметра, количество которых в фекалиях снизилось в 2,8 (р<0,01) и 2,7 (р<0,02) раза соответственно.


Таблица 19 - Количество частиц различного размера в желудке и фекалиях кроликов на разных рационах, г

Размер частиц, ммРационтиповойзерновойтравянойСеннойВ желудке> 163,4±2,8740,4±1,7749,1±4,4522,3±1,430,5-144,3±3,4126,0±2,0049,1±1,7939,6±2,560,25-0,512,4±0,2623,6±1,4836,7±0,2548,1±0,34В фекалиях> 122,5±1,3416,3±1,1225,6±1,3615,4±0,260,5-116,3±0,6215,6±0,8710,4±0,1533,1±0,200,25-0,59,9±0,078,2±1,008,0±0,0319,4±1,51

При кормлении зерном в существенной степени сократилась масса крупной - в 2,5 (р<0,01) и мелкой - в 2,9 раза (р<0,02) фракций.

Сравнение качественного состава пищевых масс, находящихся в желудке и непереваренных остатков позволяет предположить, что на обоих рационах наиболее интенсивной деградации подвергались сравнительно легкопереваримые частицы.

На типовом - эндосперма зерна и кормовой свеклы (доля волокон сена в фекалиях возросла при этом более чем вдвое), на концентратном - эндосперма (фекалии в этом случае состояли почти исключительно из остатков зерновых чешуй).

На травяном и сенном рационах все частицы армированы клетчаткой, поэтому степень их редукции являлась индикатором эффективности расщепления этого компонента.

Однако если при кормлении сеном деградировали преимущественно частицы меньшего размера, количество которых в фекалиях сократилось в 2,5 раза (р<0,01), то на траве, редукция затрагивала как мелкие, так и средние частицы. Количество их снизилось при этом в 4,6 (р<0,001) и 4,7 раза (р<0,01) соответственно, что свидетельствует о более интенсивной ферментации клетчатки травы.

Подытоживая полученный фактический материал, следует отметить, что в онтогенезе качество пережевывания корма кроликами определяется характером питания, а также размерами животных и их зубного аппарата.

Меньшие размеры последнего позволяют крольчатам ранних возрастов при тех же затратах времени существенно тщательнее пережевывать корм по сравнению с взрослыми животными.

При переходе молодняка от смешанного типа питания (молоко и растительные корма) к фитофагии, степень измельчение корма зубами увеличивается, что компенсирует снижение доступности и биологической полноценности его компонентов.

Наиболее тщательное предварительное измельчение кормов отмечено у крольчат двухмесячного возраста. В дальнейшем, по мере увеличения в рационе молодняка доли концентратов (трехмесячный возраст), качество обработки пищи зубами снижается.

Степень редукции частиц корма в пищеварительном тракте взрослых животных также зависит от соотношения в нем трудно- и легкоусвояемых компонентов (Gidenne T., 1994). Эта зависимость отчетливо проявляется уже на этапе предварительного измельчения корма зубами, - чем ниже его питательность, тем больше степень измельчения.

Только таким образом - за счет тонкого первичного измельчения корма происходит удовлетворение потребности животных в энергопластических веществах при кормлении однородной грубой пищей (сеном).

Увеличение ферментируемой поверхности и времени пребывания корма в желудочно-кишечном тракте при этом облегчают переваривание клетчатки и дальнейшее усвоение питательных веществ.

Иная картина наблюдается в том случае, когда сено скармливается совместно с корнеплодами и зерном (типовой рацион). Степень измельчения сена зубами и дальнейшая редукция его частиц при этом резко снижаются, а удовлетворение потребности животных в питательных веществах осуществляется, преимущественно, за счет более концентрированных составляющих рациона.

По мере повышения в кормах концентрации питательных веществ и энергии, качество измельчения их зубами ухудшается.

Однако не всегда этот фактор следует рассматривать как негативный. Менее тщательное пережевывание травы и корнеплодов, например, компенсируется значительно более эффективной, чем у сена последующей редукцией кормовых частиц, содержащих сравнительно легкорасщепляемые формы клетчатки.

То же можно сказать и в отношении зерна, периферическая локализация клетчатки которого не снижает доступности значимых компонентов корма, сосредоточенных в эндосперме.

Более грубая обработка пищи в ротовой полости при скармливании кроликам сочных и концентрированных кормов, в том числе, в составе смешанного рациона, не только не затрудняет удовлетворения их трофических потребностей, но и обеспечивает ряд преимуществ - снижение энергозатрат, ускорение темпов поедания и увеличение количества потребляемой пищи.


3.5 Прецекальное симбионтное пищеварение у кроликов


Принято считать, что у моногастричных животных с железистым желудком и постоянным сокоотделением микробное преобразование компонентов пищи в этом органе невозможно (Георгиевский В.И., 1990). Даже в полностью лишенном пищеварительных желез и покрытом ороговевшим эпителием желудке большой песчанки - типичного растительноядного грызуна не обнаруживается целлюлозолитической активности (Наумова Е.И. с соавт., 1994).

Однако облигатные симбионты (преимущественно лактобациллы) обнаружены в желудке свиней (Федий Е.М., 1948; Карпусь Н.М., 1972). Есть также сообщения о присутствии в желудке лошади бактерий, обладающих заметной целлюлозолитической активностью (Шлыгина И.Н., 1973).

У кроликов же кислотность желудочного сока по данным Дегтярева В.П. (1974) существенно выше, чем у других изученных в этом отношении фитофагов и колеблется в пределах 1-2 рН. Между тем, вследствие ритмичной копрофагии, когда кролики поедают эвакуат из слепой кишки в виде фекальных шариков, обладающих значительными буферными свойствами и содержащих около 109 - 1010 бактерий, роль микробной ферментации в желудке может представляться весьма вероятной. Кроме того, по данным Калугина Ю.А. (1980) кролик постоянно выделяет в спокойном состоянии 1-2 мл слюны в час с рН около 8.5. Снижению кислотности желудочного сока способствуют и буферные свойства пищи.

Поэтому в более ранних исследованиях высказывалось мнение, что желудок кроликов благодаря копрофагии заселяется бактериями, способствующими расщеплению клетчатки (Eden A., 1940), и по характеру биохимических процессов подобен рубцу жвачных (Watson J.S., 1954).

Последующие эксперименты, демонстрирующие буферные свойства цекотрофов, жизнеспособность и метаболическую активность бактерий их населяющих (Griffits M. et al., 1963), казалось бы, отчасти подтвердили это предположение. В частности в последней работе авторы в условиях in vitro добились продукции молочной кислоты из цекотрофов, выделенных из желудка.

В другой работе (Калугин Ю.А., 1995) обращено внимание на длительность сохранения целостности оболочки фекальных шариков в условиях желудка (9 ч) и поддержании в них рН на уровне 5.8-6.1 по меньшей мере в течение 3 часов.

Тем не менее, данные, полученные морфологическими и гистохимическими методами (Наумова Е.И., 1974) , свидетельствуют о невозможности развития бродильных процессов в желудке, топография основных и обкладочных клеток которого в местах скопления фекальных шариков (в районе свода или «слепого мешка») предполагает быструю гибель и дальнейшее переваривание находящихся в них микроорганизмов

Кроме того, по нашим данным в цекотрофах содержится не более 6% клетчатки, остальные же соединения являются в основном структурными компонентами самих бактериальных клеток, что делает невозможным продолжение ферментативных процессов аналогичных наблюдаемым в слепой кишке.

Существует возможность переваривания отдельных фракций клетчатки и в тонком кишечнике. По ходу кишечника количество секретируемого сока уменьшается. Из изолированного участка двенадцатиперстной кишки длиной 6-8 см в течение часа выделялось 3,3 мл сока, переваривающая сила которого по Метту составляла по яичному белку - 2,8, желатину - 9,0, крахмалу - 12,3 мм. Из изолированного отрезка подвздошной кишки за час выделилось всего 0,5-0,9 мл сока с рН 7,1-7,6. (Леонтюк С.В., 1945).

Таким образом, в дистальном участке тонкого кишечника, казалось бы, должны создаваться условия для бурного развития микрофлоры. Однако этого не происходит, концентрация ЛЖК на этом участке не превышает 0,9 мМ. Объясняется это явление по-видимому тем, что мономеры, образуются на заключительных этапах пищеварения в ультрапорах гликокаликса и недоступны для микроорганизмов с их диффузным способом питания (Елецкий Ю.К. с соавт., 1979).

Только в подвздошной кишке, перед впадением ее в слепую, нами были обнаружены бактерии в количестве 9,28 млрд./г химуса, то есть около 25% от численности в слепой кишке. Причем видовой состав их заметно отличался от симбиоценоза последней. Преобладающее развитие получали представители родов Peptococcus и Lactobacillus. Кроме того, бактериальные процессы в подвздошной кишке не могут иметь решающего значения вследствие быстрого прохождения химуса.

Однако в опытах зарубежных исследователей было показано, что в желудке и тонком кишечнике переваривается до 0.43 нейтрально-детергентной клетчатки NDF (Gidenne T. et al., 1989; Merino J.M. et al., 1992), до 0.19 сырой клетчатки (Yu B. et al, 1987) и до 0.17 полисахаридов некрахмальной природы (Gidenne T., 1992).

Частично эти результаты объясняются авторами за счет ксиланаз и пектиназ микробного происхождения, обнаруженных в этих органах (Marounek M. et al, 1995). В-частности, в желудке и тонком кишечнике кроликов обнаружены пектиназы и ксиланазы (Marounek M. et al, 1995).

Однако Рамос (1995) in vitro наблюдал тот же уровень снижения нейтрально-детергентной клетчатки при обработке корма соляной кислотой и пепсином, а затем панкреатическими ферментами (Ramos M.A., 1995)

И все же более вероятно наличие симбионтного пищеварения в желудке, особенно в те периоды, когда происходит потребление цекотрофов.

По данным Beauville с соавт. (1964) концентрация пепсина в желудочном соке, полученном из фундальной части утром не превышала 3,7 мкг в 1 мл, а вечером, при отсутствии копрофагии достигала 209 мкг. В антральном же отделе активность этого фермента в утренние и вечерние часы составляла 182 и 398 мкг соответственно.

Лишение копрофагии приводило к тому, что в обоих отделах желудка активность пепсина была приблизительно одинаковой. По нашим данным активность пепсина желудочного сока после получасовой инкубации с гомогенатом мягких фекалий (в соотношении 2:1) снижалась, по меньшей мере, на 60%.

Цекотрофы также существенно уменьшают кислотность желудочного сока, поскольку содержат много натрия и калия в виде Na2HPO4 и KH2PO4 и их суспензия действует как раствор фосфатного буфера силой 0,13 М. Показатель рН содержимого фундального и кардиально-пилорического отделов желудка до копрофагии были равны 2,0 и 1,9. С момента потребления мягкого кала величина рН в кардиально-пилорической части повысилась до 3,2-3,5, а затем снизилась до 2,3; в то время как в фундальной части повысилась до 4,2-4,6 и оставалась в указанных пределах в течение 2 часов (Beauville M., 1972).

Для изучения особенностей пищеварения в желудке нами были прооперированы 5 взрослых кроликов на предмет наложения хронической фистулы желудка. Опыты проводились в условиях вивария. Животные находились на зимнем типовом рационе, включающем концентратную смесь, сено луговое и корнеплоды. Кормление производилось дважды в сутки: в 7 и 19 часов.

Цекотрофы, скапливающиеся в вершине свода желудка, сохраняют целостность оболочек, а рН их содержимого, по меньшей мере, в течение 3 часов остается в пределах 5,8-6,1, что делает возможным продолжение бродильных процессов, аналогичных наблюдаемым в слепой кишке.

Но цекотрофы сравнительно бедны субстратом: входящие в их состав протеины и углеводы являются в основном структурными компонентами самих бактериальных клеток, а содержание клетчатки не превышает 6%.

Поэтому канюли вживлялись не в кардиальную часть желудка, а несколько каудальнее - в верхнефундальную область, где, по нашим наблюдениям, осуществляется контакт цекотрофов с частицами легкоферментируемых корнеплодов и зерновых кормов, поедаемых большинством кроликов в первую очередь и оттесняемых сюда вновь поступающими в желудок порциями пищи.

Так как вертикальная послойность содержимого фундуса сохраняется при хорошей наполненности желудка не менее 5 часов, именно на этом участке микробиальные процессы могут иметь наибольшее значение.

В ходе исследований особое внимание уделялось характеристикам эндогенного и симбионтного пищеварения - содержанию соляной кислоты и пепсина, численности микрофлоры и активности неспецифичных для желудка ферментов.

Оказалось, что на протяжение суток в их динамике прослеживаются 6 периодов равной продолжительности, различающиеся как уровнем, так и направленностью изменений изучаемых показателей. При шестикратном анализе фистульных проб (в середине каждого периода, т.е. в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 ч), закономерности суточной ритмики пищеварительных процессов выявлялись особенно рельефно. Этой схемы взятия проб мы и придерживались в дальнейшей работе.

Проведенными исследованиями установлено, что большое количество поедаемых при копрофагии мягких фекалий (90-130 г в сутки), высокая бактериальная их обсемененность (37,4±2,24 млрд./г), а также, в некоторой степени, поступление микроорганизмов с кормом, обеспечивают постоянно возобновляемую инокуляцию желудка, о масштабах которой можно судить по результатам бактериоскопического анализа (табл. 20).

Представленные данные свидетельствуют о том, что численность микроорганизмов в 1 г фундального содержимого весьма значительна и в среднем соответствует величине, характерной для лабораторных культур.

В суточной динамике показателя некоторое снижение отмечалось после кормления животных, когда в фистульных пробах преобладали частицы пищи. Но уже спустя 3-4 часа, с момента появления в пробах цекотрофов, содержание бактерий увеличивалось в 2,5-2,8 раза (р<0,02, р<0,01) и оставалось на довольно высоком уровне (50-60% от плотности микробной популяции слепой кишки) до следующего кормления.

Однако, несмотря на наличие капсул у 80% поступающих в желудок микроорганизмов, далеко не все они сохраняют жизнеспособность в его агрессивной среде. В периоды интенсивной секреции донных желез отмирают даже наиболее устойчивые из них.

Так, в ранние утренние и вечерние часы (3-4 часа, предшествующие каждому кормлению), когда на фоне частичного опорожнения желудка кислотность и пептическая активность фундального сока достигали максимума, пробы содержимого у двух из пяти животных, отличавшихся меньшей поедаемостью кормов, демонстрировали полную стерильность.

Из неспецифичных ферментов в этой фазе желудочного пищеварения, характеризующейся преобладанием эндогенных процессов, лишь амилаза проявляла заметную активность. Высокая адаптированность к кислоте указывает на микробное ее происхождение (оптимум рН для животной амилазы соответствует 6,9).

Что же касается протеаз, то наблюдаемые в эти часы пики их активности были обусловлены, по всей видимости, влиянием пепсина.


Таблица 20 - Характеристики фундального пищеварения

ПоказателиЧасы суток159131721Численность микроорганизмов, млрд./г18,3±2,3015,1±3,518,6±0,5221,2±1,3513,9±2,536,5±1,49рН содержимого4,20±0,5091,97±0,2792,84±0,5024,52±0,1811,94±0,2162,38±0,212Свободная соляная кислота, титр.ед.2,8±1,3242,4±3,546,8±1,41-45,7±6,0810,0±1,77Общая кислотность, титр.ед.173,0±12,02157,5±16,81147,0±28,90186,0±17,28161,4±15,66105,6±13,25Пепсин, мкг/мл100,0±23,57278,7±35,04127,7±25,9333,3±1,36370,0±28,68203,5±19,77Амилаза, мг крахмала/30 мин·г18,5±1,5211,5±0,9210,8±0,7325,4±1,9815,6±1,6112,7±2,16Целлюлаза, мкМ/мин·г(·10-4 )5,0±1,32--12,7±4,24--Уреаза, мкг азота аммиака/мин·г3,8±0,63-2,1±0,324,9±0,68--Протеазы, мкг глицина/ мин·г21,6±2,0128,0±2,6715,4±1,8423,5±1,3130,2±3,5225,8±1,56ЛЖК, мМ/100 г5,1±0,413,2±0,463,6±0,536,1±0,933,1±0,282,8±0,53

Менее жесткие, но в целом малоблагоприятные для функционирования бактерий условия складывались в желудке и после кормления животных. Концентрации свободной соляной кислоты и пепсина в фундальном соке вследствие разбавления и буферных свойств корма снижались (по сравнению с исходными значениями на 80 (р<0,01) и 50% (p<0,02) соответственно) до уровня, недостаточного для гибели вегетативных форм, но все еще оказывающего выраженный бактериостатический эффект.

При посеве проб, взятых в это время на глюкозно-целлобиозный агар (Bryant M.P. et al., 1961) и среду по прописи Питмана и Брайанта с добавлением 10 % отцентрифугированной жидкой фракции содержимого желудка, отмечен рост кокков и граммпозитивных палочек, суммарная численность которых в 1 г содержимого составляла 103 - 105.

На средах Гисса смешанная культура этих микроорганизмов энергично сбраживала с образованием кислоты и газа глюкозу и лактозу, медленнее - мальтозу, сахарозу, маннит и крахмал. Между тем, in vivo признаки их жизнедеятельности обнаруживались далеко не всегда, а инкубирование содержимого желудка с равным объемом 2%-ного раствора глюкозы в бродиметрах Эйнгорна сопровождалось выделением весьма незначительных количеств газа.

Иная картина наблюдалась в период массового появления в желудке цекотрофов - после полуночи и, особенно, в дневные часы: соляная кислота в фундальном соке отсутствовала, содержание пепсина снижалось в 8 раз (р<0,001), значение рН увеличивалось более чем вдвое (р<0,01). Существенно интенсифицировалось газообразование в бродиметрах (0,15-0,20 мл/г содержимого в час), прекращающееся после обработки инкубата неомицином.

На данной стадии пищеварения в желудке преобладали гидролитические процессы микробного характера. При этом наряду с амилазой, активность которой возросла в 1,5-2 раза (р<0,05, р<0,01), в содержимом определялись такие типично бактериальные ферменты как целлюлаза и уреаза.

Активность указанных ферментов (в порядке перечисления) составила в ночные часы 27, 10 и 42, в дневные - 37, 25 и 55% от соответствующих значений, зарегистрированных в слепой кишке.

Учитывая то обстоятельство, что концентрация пепсина в желудочном соке, установленная методом Туголукова, была низкой, а величина рН значительно превышала оптимальный для этого фермента уровень (1,5-2,0), сравнительно высокую протеолитическую активность содержимого также следует отнести на счет протеаз микроорганизмов.

Образующиеся в ходе гидролиза низкомолекулярные соединения подвергались брожению, сопровождавшемуся накоплением в содержимом лактата (до 0,84 мМ/100 г), являющегося, по-видимому, основным для данной метаболической ситуации конечным продуктом и способствовали росту численности отдельных кислототолерантных форм бактерий. Среди них преобладали представители родов Lactobacillus и Peptococcus (108- 1010 клеток в 1 г содержимого).

Уменьшив степень разведения инокулируемого материала до 103 - 104, удалось идентифицировать также Bacteroides, Bifidobacterium, Clostridium, Veilonella, но эти микроорганизмы находились, судя по всему, в угнетенном состоянии и их вклад в ферментативные процессы был менее существенным. Поэтому наблюдаемый в это время почти двукратный прирост концентрации ЛЖК происходил, по всей видимости, преимущественно за счет диффузии их из цекотрофов.

Таким образом, дважды в течение суток (в общей сложности около 8 часов) в фундусе происходят процессы симбионтной ферментации отдельных компонентов пищи: растворимых сахаров, крахмала, протеинов, в существенно меньшей степени - клетчатки.

Это становится возможным благодаря резкому снижению содержания в пищеварительном соке соляной кислоты и пепсина, связанному либо с поступлением в желудок большого количества цекотрофов, либо с периодичностью секреции донных желез.

В пользу первого предположения свидетельствуют факты, указывающие на высокую буферную емкость и пепсинингибирующую способность мягких фекалий в условиях in vitro.

Так, для уменьшения величины рН 1 г их гомогената на единицу, требовалось затратить 0,8-1,0 мл 0,1 н раствора соляной кислоты. Активность пепсина желудочного сока после получасовой инкубации с гомогенатом (в соотношении 2:1) снижалась, по меньшей мере, на 60%.

Подтверждение угнетающего влияния цекотрофов на эндогенное пищеварение получено в опыте с использованием специальных пластиковых ошейников, предотвращающих копрофагию (табл. 21).

В этих условиях колебания изучаемых показателей в значительной степени нивелировались, а среднесуточные их значения достигли уровня, свойственного пилорическому отделу: на 37% снизился рН содержимого, в 1,9 раза возросло содержание в фундальном соке пепсина, в 2 раза - соляной кислоты.

Доля последней в общей кислотности составила 28,7% (против 11,5 при копрофагии).

Существует также возможность симбионтного пищеварения в тонком кишечнике. Однако только в дистальной части подвздошной кишки нами были обнаружены бактерии в количестве 9,28 млрд./г химуса, то есть около 25% от численности в слепой кишке. Причем видовой состав их заметно отличался от симбиоценоза слепой кишки. Преобладающее развитие получали представители родов Peptococcus и Lactobacillus.

Поэтому бактериальные процессы в подвздошной кишке не могут иметь решающего значения, особенно если учесть весьма высокую скорость прохождения химуса в ней.


Таблица 21 - Некоторые показатели фундального пищеварения при предотвращении копрофаги

ПоказателиЧасы суток159131721РН содержимого1,81±0,1621,43±0,0982,20±0,3701,50±0,1321,75±0,2152,50±0,173Свободная соляная кислота, титр.ед.37,8±3,7253,3±6,2026,7±3,3143,2±2,6645,6±3,9415,4±1,97Общая кислотность, титр.ед.146,5±10,13131,6±12,00122,5±17,46137,4±13,78128,3±15,25107,8±8,32Пепсин, мкг/мл344,3±41,05386,0±28,75325,8±56,02352,6±29,59435,0±64,88317,4±18,37

Обобщая изложенное, необходимо отметить, что чередование эндогенного и симбионтного типов ферментации в фундальном отделе желудка кроликов является закономерным, обусловленным суточными ритмами копрофагии процессом.

Периодическое поступление цекотрофов и, вместе с ними, микробных гидролаз из слепой кишки расширяет диапазон деполимеризуемых в желудке субстратов, а также создает приемлемые условия для жизнедеятельности некоторых микроорганизмов, тем самым частично удовлетворяя потребность животных в продуктах бактериального синтеза.

Анатомические особенности желудка и раздельное поступление различных кормов при его заполнении обеспечивают длительную задержку в фундусе наиболее легкоферментируемых компонентов рациона, что существенно увеличивает функциональное значение рассмотренных процессов.


3.6 Симбионтное пищеварение в слепой кишке кроликов


3.6.1 Возрастные особенности пищеварения в слепой кишке

Микроорганизмы начинают заселять пищеварительный тракт кроликов с первых дней их самостоятельной жизни. У большинства однодневных крольчат в кишечнике уже обнаруживаются лактобациллы, кокки и бактероиды, а их общее количество может составлять 15 тысяч клеток в 1 мл. химуса (Анакина Ю.Г. с соавтю, 1978).

В молочный период, несмотря на воздействие антимикробных факторов молока, и факторов, вырабатывающихся в желудке сосущих крольчат (Canas Rodriguez A. et al., 1966), наблюдается быстрый рост численности бактерий, которая уже к концу первой недели жизни молодняка приближается к 1 млрд. При этом в составе микрофлоры обнаруживаются Gastrobacilli, стафилококк и спорообразующие аэробы (Christ-Vietor M., 1973).

У крольчат месячного возраста по данным литературы количество симбионтов в химусе слепой кишки почти достигает характерного для взрослых животных уровня.

Аблигатные симбионты кроликов являются строгими анаэробами, не образующими спор, и не могут долгое время находиться во внешней среде, поэтому возникает вопрос о способе инокуляции симбионтов у молодняка. Ранее считалось, что молодые крольчата получают микроорганизмы при поедании цекотрофов матери.

Однако последующие исследования опровергли это мнение. Заселение специфической микрофлорой происходило и при предотвращении копрофагии, правда, более медленными темпами.

В настоящее время предполагается, что инокуляция происходит уже в половых путях самки (Kovacs M. et al, 2002).

Поскольку основная роль микрофлоры слепой кишки заключается в ферментации клетчатки, наибольшее внимание в наших исследованиях уделялось целлюлозолитической активности бактерий слепой кишки.

Целлюлозолитическая активность химуса слепой кишки кроликов изучалась у молодняка, находившегося на различных рационах. При этом применялся метод in vitro (Чурлис Т.К., 1958).

В настоящем исследовании применен другой метод изучения целлюлозолитической активности - вискозиметрический, позволяющий определить начальную активность основного фермента целлюлазного комплекса - эндоглюканазы.

Эксперимент по изучению процессов симбионтного пищеварения в возрастном аспекте проводился на молодняке 30-, 45- (момент отъема от самки), 60- и 90-суточного возраста, сформированного в группы по 18 особей-аналогов в каждой.

Все животные, в том числе, самки с сосущими крольчатами, находились на зимнем типовом рационе, составленном в соответствии с нормами кормления и включающем сено луговое, концентратную смесь и корнеплоды. Для взятия химуса слепой кишки в различное время (в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час) осуществлялся убой подопытных крольчат - каждый час по 3 животных каждого возраста.

В содержимом слепой кишки определяли численность микроорганизмов по методу Брида; величину рН - потенциометрически; ЛЖК - методом паровой дистилляции в аппарате Маркгама; азот общий - по Къельдалю; активность амилазы - фотометрически по Асатиани; протеаз - методом Уголева; эндоглюканазы (целлюлазы) - вискозиметрически (Клесов А.А. с соавт., 1980); уреазы - по Самнеру и Соммерсу с последующим определением аммиака по Расселу; липазы - титрометрическим методом Альтгаузена.

Полученные данные в пределах каждой группы усреднялись по 6 животным, убитым в различное время и подвергались статистической обработке.

Результаты представлены в таблице 22. В качестве контроля в таблице приводятся также данные по взрослым кроликам, которые получали типовой рацион. Взятие проб химуса слепой кишки у взрослых животных осуществлялось через фистулу в те же часы суток, что и у крольчат.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что численность бактерий в слепой кишке молодняка почти достигает характерного для взрослых животных уровня не в месячном, как считает ряд авторов (Анакина Ю.Г. с соавт., 1978; Калугин Ю.А., 1980), а уже в 15-суточном возрасте и составляет 30,6 млрд. в 1 г химуса натуральной влажности (против 36,5 млрд./г у взрослых).


Таблица 22 - Показатели пищеварения в слепой кишке кроликов в зависимости от возраста

ПоказателиВозраст, сутки30456090взрослыеСодержание сухого вещества, %24,6 ±1,5024,4 ±2,0722,2 ±1,5220,6 1,5919,8 ±1,37Численность микроорганизмов, млрд./г СВ197,2 ±12,34178,6 ±15,58174,5 ±8,50177,1 ±13,10184,3 ±16,1Из них, %: Грампозитивных палочек1 кокков2 10,0 ±1,85 15,1 ±0,55 14,8 ±1,44 13,8 ±1,36 17,3 ±1,26 8,6 ±0,47 26,4 ±1,73 9,5 ±0,68 29,2 ±1,67 9,3 ±0,27Активность ферментовАмилазы, мг крахмала/ 30 мин × г42,4 ±3,9646,4 ±2,7831,6 ±1,2764,2 ±1,6568,3 ±0,73Эндоглюканазы, мкМ/мин · г (·10-3)1,0 ±0,074,3 ±0,253,7 ±0,284,8 ±0,365,1 ±0,54Протеаз, мкг глицина/мин · г 16,0 ±0,6520,7 ±2,0410,5 ±0,8016,3 ±1,4817,3 ±1,34Уреазы, мкг азота аммиака/ мин · г 3,6 ±0,054,2 ±0,315,3 ±0,447,5 ±1,058,9 ±0,73Липазы, ед. (мл 0,1 н. р.-ра NaOH)0,7 ±0,060,8 ±0,100,7 ±0,031,5 ±0,121,6 ±0,24Показатели метаболизмаРН5,6 ±0,935,9 ±0,376,2 ±0,866,4 ±0,156,5 ±0,10ЛЖК, мМ/100 г сухого вещества28,5 ±2,6450,4 ±3,5934,2 ±1,4336,7 ±1,8237,6 ±0,79Азот общий, % от сухого вещества4,1 ±0,335,2 ±0,643,9 ±0,253,8 ±0,343,8 ±0,42

Примечание:

  1. от общего количества палочковидных форм.
  2. от общего количества бактерий.

Быстрый рост бактериальной обсемененности у молодняка обусловлен, вероятно, разнообразием поступающих в пищеварительный тракт субстратов в связи со смешанным питанием крольчат, начавших потреблять наряду с молоком растительные корма.

Одной из причин высокой численности бактерий в этой возрастной группе могло быть также меньшее содержание в химусе влаги. В литературе имеются указания на то, что при убое животных происходит быстрое всасывание воды из содержимого желудочно-кишечного тракта.

Хотя в наших опытах на взрослых животных этот факт не нашел достоверного подтверждения, и разница в содержании сухого вещества в химусе, полученном при убое и через фистулу, не превышала аналитической ошибки, но для крольчат, которые отличаются высокой всасывающей способностью кишечника (вследствие относительно большей его поверхности), полностью игнорировать влияние этого фактора нельзя.

Следует также отметить, что с возрастом кроликов концентрация сухого вещества в содержимом слепой кишки обнаруживала отчетливую тенденцию к снижению.

Величина данного показателя у 30-суточных крольчат была в 1,2 раза выше, чем у взрослых животных, что по всей видимости объясняется большей относительной поверхностью пищеварительного тракта молодняка, обеспечивающей лучшие условия для всасывания жидкости из химуса.

У крольчат месячного возраста, потреблявших наряду с молоком растительные корма, численность микроорганизмов-симбионтов по сравнению с предыдущей возрастной группой существенно увеличилась и количество их в расчете на сухое вещество химуса, и даже превысило (на 7 %) значения, наблюдаемые у взрослых кроликов.

Это объясняется смешанным характером питания молодняка, разнообразием субстратов, поступающих в пищеварительный тракт, и, вероятно, более энергичным, чем у взрослых животных, всасыванием метаболитов, угнетающих жизнедеятельность симбионтов.

Наряду с численностью, изменялся с возрастом и качественный состав микрофлоры.

Так, у 30-суточных крольчат количество грампозитивных видов от общего числа палочковидных форм бактерий было почти втрое ниже, чем у взрослых кроликов (р<0,02). Преобладающим компонентом симбиоценоза при этом являлись грамотрицательные анаэробные палочки рода Bacteroides, которые, судя по всему, одними из первых заселяют пищеварительный тракт кроликов.

Многочисленны в этом возрасте также представители рода Peptococcus, что связано с продолжающимся потреблением молока, но их количество резко убывало уже через 15 суток после перевода крольчат на растительный тип питания, характеризующийся менее благоприятным соотношением аминокислот.

Доля кокковых форм в общем составе флоры оставалась незначительной и в дальнейшем. У взрослых животных она была в 1,6 раза меньше, чем у 30-суточных (р<0,02) и за редким исключением не превышала 10%.

Изменения рассмотренных выше показателей носили более или менее регулярный характер, что же касается энзиматической активности химуса слепой кишки, то она демонстрировала более сложную динамику.

Сравнительно невысокие величины ферментативной активности зафиксированы у крольчат 30-суточного возраста, слепая кишка которых начала функционировать относительно недавно (около 10 суток).

У молодняка этой группы активность амилазы оказалась ниже, чем у взрослых животных в 1,6 раза (р<0,05), эндоглюканазы - в 5 раз (р<0,02), уреазы - в 2,5 раза (р<0,02), липазы - в 2,3 раза. Только активность протеаз была достаточно высокой, что свидетельствует о поступлении части белков молока в слепую кишку.

Однако к 45-суточному возрасту, судя по энзиматической активности химуса, слепая кишка почти достигает максимума функционального развития, возможного для молодняка.

При этом активность эндоглюканазы, протеаз и уреазы возросла по сравнению с предыдущей возрастной группой в 4,3 (р<0,01); 1,3 и 1,2 раза соответственно.

Активность эндоглюканазы (основного фермента, обеспечивающего гидролиз целлюлозы) была не многим ниже, чем у трехмесячного молодняка, а активность протеаз даже превышала величину, наблюдаемую у взрослых животных.

Очевидно, это объясняется тем, что симбиоценоз слепой кишки 45-суточного молодняка приобретает достаточную специфичность, адаптированную к смешанному молочно-растительному питанию.

Сравнительно низкие значения активности отмечены лишь для амилазы и липазы вследствие того, что крольчата этой группы потребляли сравнительно мало зерновых кормов, богатых соответствующими субстратами.

В 45- суточном возрасте содержание ЛЖК и общего азота в химусе слепой кишки также достигало максимальных значений.

Однако при полном переводе животных на растительные корма (60-суточный возраст), численность микроорганизмов, активность ряда ферментов, концентрация ЛЖК и общего азота заметно снизились. При этом активность амилазы и протеаз была даже ниже, чем у 30-суточных крольчат.

По-видимому, это происходило вследствие усиленной абсорбции нутриентов в вышележащих отделах пищеварительного тракта, все еще сохраняющих характерное для мелких животных соотношение объема и поверхности всасывания.

Кроме того, крольчата этого возраста отличались более тонким измельчение пищи зубным аппаратом, что также способствовало ее усвоению в тонком кишечнике. При этом питательная среда для роста симбионтов слепой кишки значительно обеднялась.

Окончательное становление функциональных возможностей слепой кишки, уже на фоне растительного питания происходило у трехмесячного молодняка. Значения всех изученных показателей в этом возрасте приближались к величинам, зарегистрированным у взрослых животных.

Таким образом, в онтогенезе темпы морфологического и функционального развития слепой кишки у кроликов не вполне совпадают. Быстрое морфологическое развитие слепой кишки наблюдается с 20 до 45-суточного возраста, затем темпы роста этого органа снижаются.

Наибольшее развитие функциональных возможностей при смешанном питании наблюдается к 45 суточному возрасту. Вероятно, это связано с относительно высокой поверхностью пристеночной области у животных малого размера, что обеспечивает более энергичный отток метаболитов, тормозящих жизнедеятельность и развитие симбионтов.

В дальнейшем численность микроорганизмов, активность ферментов и даже концентрация конечных продуктов микробного метаболизма снижались.

Наиболее отчетливо данная закономерность прослеживалась у крольчат 60-суточного возраста, у которых относительный размер слепой кишки приближался к величине, наблюдаемой у взрослых животных. Низкая численность симбионтов в химусе в этот период могла быть также связана с более высокой скоростью прохождения корма по пищеварительному тракту.

На более поздних стадиях онтогенеза показатели симбионтного пищеварения демонстрировали тенденцию к увеличению и к 3-месячному возрасту жизни крольчат приближались к величинам, характерным для взрослых животных.


.6.2 Видовой состав симбиоценоза слепой кишки

В настоящее время не вызывает сомнений, что основная роль микроорганизмов-симбионтов у всех растительноядных млекопитающих состоит в расщеплении клетчатки - самого труднопереваримого пищевого субстрата.

Целлюлозолитические микроорганизмы обнаружены не только у жвачных животных, но и в слепой кишке бобра, растительноядных гоферов, свиньи, слепых отростках у кур (Boley R.B. et al., 1969; Hoover W.H. et al., 1972; Николичева Т.А., 1979; Николичева Т.А., 1980). Не составляют исключения и кролики.

Отсутствие эндогенных целлюлаз в кишечном соке кролика установлено еще вначале прошлого столетия (Scheunert A., 1906; Hoesslin H. et al., 1910). Позднее в химусе слепой кишки и фекалиях этих животных идентифицированы типичные целлюлозорасщепляющие виды бактерий (Butirivibrio fibrisolvens, Ruminococcus flavefaciens), присутствующие и в пищеварительном тракте других млекопитающих, в том числе, в преджелудках жвачных животных (Sijpesteijn A.K., 1948; Brown D.W. et al., 1960; Курилов Н.В. с соавт., 1971). Поскольку морфология и биохимия выделенных форм детально изучены в связи с прегастральным пищеварением у жвачных, представленные результаты представляются вполне убедительными.

Целлюлозолитические бактерии гидролизуют целлюлозу и, как правило, гемицеллюлозу и пектин. Этот процесс осуществляется при непосредственном контакте с субстратом. Основные продуцируемые бактериями ферменты, целлюлазы, катализируют разрыв 1,4-гликозидных связей целлюлозы с присоединением молекул воды. По современным представлениям целлюлазный комплекс состоит, по меньшей мере, из четырех типов различных карбогидраз. Эндоглюканазы атакуют исходный субстрат, приводя к высвобождению целлолигосахаридов различной степени полимеризации и некоторого количества целлобиозы. Экзоглюкозидазы воздействуют на целлолигосахара с образованием глюкозы. Целлобиогидролазы расщепляют олигосахара до целлобиозы, и, наконец, целлобиаза завершает гидролиз образовавшихся дисахаридов до глюкозы (Coughlan M.P. et al., 1979; Синицын А.П. с соавт., 1981).

Помимо клетчатки симбионты слепой кишки кроликов имеют большое значение и в переваривании других субстратов, поскольку сок слепой кишки почти не содержит ферментов, а незначительное количество гидролаз, поступивших из вышележащих отделов пищеварительного тракта, интенсивно инактивируется микрофлорой (Анакина Ю.Г. с соавт., 1977).

Образующиеся в ходе микробного гидролиза мономеры сбраживаются до летучих жирных кислот, однако закисления химуса не происходит (рН колеблется от 5,1 до 7,4), отчасти за счет всасывания продуктов брожения, а также потому, что лимфоидные образования -дивертикул и аппендикса выделяют в просвет слепой кишки щелочный секрет, создающий благоприятные условия для функционирования микрофлоры (Williams J.A. et al., 1961).

По данным Синельникова (1950) за сутки из аппендикса выделяется от 19,2 до 84, из дивертикула - от 7 до 12 мл сока, рН которого колеблется от 8,1 до 9,4. Сок аппендикса и дивертикула содержит небольшое количество амилазы и липазы и не содержит протеолитических ферментов. Слепая кишка также выделяет пищеварительный сок с рН 7,0-7,3 в количестве 0,6-0,8 мл/час, почти лишенный пищеварительных ферментов.

В экскретах лимфоидных образований содержится большое количество лимфоцитов. Исследованиями Синельникова с сотрудниками установлено, что лимфоциты играют существенную роль в распределении различных микроорганизмов по ходу кишечника (Синельников Е.И., 1950; Синельников Е.И. с соавт., 1953).

В дальнейшем было показано, что лимфоциты при разрушении выделяют лейкины, избирательно влияющие на микрофлору и регулирующие ее состав (Allen L., 1967).

В плане родового и видового состава микроорганизмов-симбионтов слепой кишки в литературе имеются существенные разногласия.

Так, по одним данным, кишечная микрофлора кроликов представлена преимущественно грамположительными бактериями-аэробами типа Bacillus subtilis, вероятно эти авторы использовали методы восстановления сред не достаточные для культивирования облигатных анаэробов.

В других исследованиях сообщается, что преобладающими микробами в слепой кишке является Е. Coli и Streptococcus.

Наконец, некоторые исследователи обнаруживают в цекальной флоре большое количество представителей рода Lactobacillus (Калугин Ю.А., 1980)

По разным данным общая численность микроорганизмов в химусе слепой кишки кроликов составляет около 1-10 млрд./г. Содержатся и инфузории родов Levanderella, Blepharoplanum, Enterophrya (Корperi A.J., 1929), которые обнаружены у диких кроликов, но никогда не встречались в пробах химуса, взятого нами у одомашненных животных.

Несмотря на возможное присутствие в микрофлоре простейших, главенствующая роль в ферментации пищи и синтезе белка принадлежит бактериям.

Наиболее подробно и точно состав анаэробной флоры кроликов рассмотрен в монографии Тимошко (1990). По ее данным в слепой кишке кроликов преобладают Bacteroides (4 млрд) Peptococcus (200 млн), Bifidobacterium (63 млн), Eubacterium (400 тыс).

Дрожжи, стрептококки, энтеробактерии и стафилококки обнаруживаются в значительно меньшем числе.

К сожалению, данные по видовому составу микрофлоры в литературе весьма скудны, обычно приводится лишь материал по количественному соотношению указанных выше родов бактерий.

Между тем, именно видовые особенности определяют интенсивность симбионтной ферментации, соотношение метаболитов и количество микробиального белка, влияют на эффективность усвоения кормов и, в конечном счете, на пищевую специализацию животных.

Приводимые в литературе материалы получены преимущественно культуральными методами, на основе которых трудно составить адекватное представление о динамике численности микроорганизмов в зависимости от возраста и состава рациона.

Это обстоятельство связано с тем, что микроорганизмы-симбионты кроликов далеко не однородны по своему составу и принадлежат к различным таксономическим группам, требующим для своего роста и развития соответствующих питательных сред, а также строгого анаэробиоза.

Считается, что культурально можно выделить лишь 15-20% от общей численности кишечной флоры.

Существенным недостатком культуральных методов является также значительная вариабельность получаемых данных. В связи с этим, мы в своих исследованиях применили также метод прямой микроскопии с дифференцированным окрашиванием мазков.

Окрашиванием по Грамму и подсчетом под микроскопом различных форм нами было установлено, что у взрослых кроликов количество палочковидных форм бактерий составляет около 90,7%, кокков - 9,3%, граммположительных палочек - 29,2%, граммотрицательных - 70,8%. Иодофильные микроорганизмы составляют не более 11,4%, спорообразующие - всего 0,5%.

При выращивании на МПА и среде Сабуро нами было выяснено, что численность аэробных бактерий в химусе слепой кишки не высока. Преобладают Bacillus subtilis - 1.56 млн./г, концентрация B. Mesentericus составила 0.74 млн./г, а B. Megaterium - 0.038 млн./г.

Суммарное содержание грибной микрофлоры не превышало 30% от общего состава аэробов. Соотношение грибной микрофлоры для представителей родов Aspergyllum, Penicillum, Fungus и Saccharamices составило 43,7; 36,4; 15,3; 1,2% соответственно.

Названные выше микроорганизмы, являясь аэробами, не изменяют ферментативного статуса слепой кишки, но, возможно, являются компонентами, перевариваемыми в желудке при цекотрофии, как и кокцидии.

Кроме того, в слепой кишке кроликов в небольших количествах содержатся такие микроорганизмы как Cl. perfringens - 30 кл./г, Proteus vulgaris - 200 кл./г. Cl. putrificum и Cl. sporogenes - 0,2-0,5 тыс./г.

Нами был идентифицирован также Сl. Butiricum, численность которого не превышала 102-103 кл./г, обладающий способностью азотфиксации. Однако в присутствии множества органических и неорганических соединений азота, данная способность, по-видимому, реализуется далеко не в полной мере.

Существенная большая роль в ферментации некоторых питательных веществ (преимущественно мономеров), дошедших до слепой кишки и образующихся в ней под действием других микроорганизмов, принадлежит E. coli, и Enterococcus faecalis содержание которых достигало в наших опытах 4.6 млн./г и 12.5 млн./г соответственно. Большое количество Е.Coli по сведению Ковалевского (1974) препятствует кокцидиозу.

Наконец, нами были выделены и изучены некоторые облигатные анаэробы содержимого слепой кишки.

Среди них наибольшее значение на наш взгляд представляют бактероиды. Их общее количество достигает по нашим данным 109/г. Такого же мнения придерживаются и зарубежные исследователи (Smith H.W., 1965). Согласно другим данным (Fonty G. et al., 1979; Fekete S., 1989) численность Bacteroides еще выше и составляет 109 -1011/г.

Один из выделенных нами видов представляет собой грамнегативную неподвижную палочку 0.9 х 4 мкм, часто овальной формы. Инкапсулирована. Колонии на твердой среде имели вид двояковыпуклой линзы, 3-3,5 мм в диаметре. На глюкозной среде микроб образовывал янтарную, муравьиную и уксусную кислоты. Не склонен к газообразованию. Ферментировал глюкозу, сахарозу, лактозу, крахмал, пектин, ксилозу. Не расщеплял целлюлозу, гуммиарабик, маннитол. Не редуцировал нитраты, индол, каталазу, сероводород не образовывал, желатину не разжижал.

На основании этих данных, исследуемый микроорганизм причислен нами к виду Bacteroides ruminicola. Аналогичный вид выделен из преджелудков жвачных животных (Bryant M.P. et al, 1958).

Другой вид имел клетки овальной формы с более интенсивным окрашиванием на полюсах, размером 0,5 х 2,3 мкм. В целлобиозном агаре колонии были около 2 мм в размере, двояковыпуклые. Ферментировал целлюлозу, целлобиозу, пектин, мальтозу. Крахмал и ксиланы не ферментировались. Основными продуктами ферментации являлись уксусная и янтарная кислоты. Способен мигрировать через агар. Численность этой бактерии значительно ниже и, как правило, не превышает 104/г.

Исследуемый микроорганизм по культуральным, морфологическим и биохимическим особенностям весьма сходен с Bacteroides succinogenes, который обнаруживается также в рубце жвачных животных (Sijpesteijn A.K., 1948).

Существенная роль в расщеплении клетчатки, пектинов и крахмала принадлежит виду Butyrivibrio fibrisolvens, выделенному нами из химуса слепой кишки кроликов.

Клетки этого микроорганизма представляли собой слабоизогнутые граммнегативные палочки с заостренными концами размером 0.5 х 3-4 мкм. На глюкозном бульоне наблюдалось формирование длинных цепочек. Рост на этой среде сопровождался хлопьевидным осадком и небольшим помутнением.

Колонии на агаризированной среде были кремовой окраски, звездчатой, либо более сложной формы - из нескольких пересекающихся дисков. Индол, каталазу и сероводород микроб не образовывал, нитраты не редуцировал. Ферментировал целлюлозу, целлобиозу, глюкозу, лактозу, сахарозу, мальтозу, крахмал, салицин, ксилан и пектин. Не сбраживал трегалозу, маннитол, глицерол. Продуктами ферментации являлись масляная, муравьиная и молочная кислота, водород, углекислый газ.

Указанный микроорганизм был обнаружен в фекалиях кроликов, а также у жвачных и других растительноядных млекопитающих. (Brown D.W. et al., 1960; Курилов Н.В. с соавт., 1971).

При пересеве начавшейся ферментироваться фильтровальной бумаги со среды Хангейта на среду Скотта и Дехорити нами был выделен микроорганизм, занимающий промежуточное положение между Ruminococcus flavefaciens и Ruminococcus albus.

Его клетки представляли собой йодофильные сферические (диаметром 0,9-1 мкм или 0,8-2 мкм) слабо граммпозитивные или грамвариабельные стрептококки, образующие капсулы и располагающиеся, как правило, попарно или короткими цепочками.

На целлобиозном агаре они образовывали мелкие 2-3 мм в диаметре колонии в форме двояковыпуклой линзы, беловатой или слабо желтой окраски. Декстрин, лактоза, мальтоза, ксилоза, сахароза ими не ферментировалась, глюкоза сбраживалась двумя штаммами из 5 выделенных, целлюлоза, целлобиоза и ксилан - всеми штаммами.

На целлобиозном бульоне главными продуктами ферментации была уксусная и муравьиная кислоты, сукцинат и водород. Выделение газов сопровождалось развитием газовых трещин на плотных средах.

На целлюлозном агаре образовывались ацетат и этанол, углекислый газ и в меньшем количестве - водород. Каталазу, индол, сероводород и аммиак данный штамм не продуцировал, не редуцировал нитраты.

По комплексу культуральных и биохимических характеристик выделенный микроорганизм занимает промежуточное положение между типами albus и luteum может быть причислен к Ruminococcus flavefaciens (Аyers W.A., 1958).

Следует отметить, что несмотря на обеднение химического состава химуса питательными веществами в вышележащих отделах пищеварительного тракта, значительная часть микробной популяции слепой кишки не обладает целлюлазной активностью.

Эти микроорганизмы быстро используют целлобиозу и глюкозу, образуемые целлюлозоразлагающими видами. Высокая эффективность поглощения ими этих веществ, вероятно, объясняет их преобладание над целлюлозорасщепляющими формами.

Количество молочнокислых бактерий в симбиоценозе значительно ниже перечисленных выше форм или они недостаточно хорошо выделяются. Нами были определены такие формы как Lactobacillus fermenti, acidophilus, brevis, salivarius. Аналогичные результаты для других видов животных получены Таракановым (1972).

Кроме молочнокислых микроорганизмов в химусе присутствуют также бифидобактерии, численность которых довольно высока - 105/г. В основном это Bifidobacterium thermophilum и pseudolongum. Количество бифидобактерий, обнаруженных другими авторами в кале кроликов достигает значительно больших величин, чем получены нами и составляет 1010/г. (Круглова Н.М., 1983).

Среди микроорганизмов, расщепляющих продукты брожения мономеров, в частности, молочную кислоту, нами определена Megasphaera elsdenii - граммнегативные кокки размером 1,5 х 1,7 мкм, попадающие в поле зрения парами или небольшими цепочками. Колонии дисковидные по 3-4 мм в диаметре, светло-коричневой окраски.

Данная бактерия ферментировала мальтозу, сахарозу, глюкозу, лактат с образованием газа, не сбраживала лактозу, целлобиозу, декстрин, инулин, крахмал. Основные продукты брожения лактата - ацетат, пропионат, бутират.

Обнаружены также не идентифицированные бактерии рода Methanogenes, преобразующие муравьиную кислоту в метан. Их количество не превышало 100 кл./г.

Таким образом, видовой состав микроорганизмов слепой кишки сходен с таковым в преджелудках жвачных животных. Основная роль в переваривании поли- и мономеров принадлежит при этом группе микроорганизмов, расщепляющим глюкозу, целлобиозу, крахмал, азотистые соединения и отдельные фракции клетчатки (преимущественно гемицеллюлозы и пектин).

Значительно меньшее количество микроорганизмов слепой кишки способно ферментировать целлюлозу.


3.6.3 Пищеварение в слепой кишке в зависимости от уровня клетчатки в рационе

Известно, что переваривание клетчатки у кроликов происходит только под действием микробных гидролаз, главным образом в слепой кишке. От эффективности гидролиза клетчатки во многом зависит переваримость других, более значимых компонентов корма.

Кроме целлюлозы, бактерии слепой кишки гидролизуют также белки и легкопереваримые углеводы (Гущина Н.Н., 1968; Павлова Т.Е., 1968). В зависимости от качества пищи, поступающей в пищеварительный тракт, изменяется и количество заселяющих его симбионтов.

Механизмы, лежащие в основе симбионтного переваривания клетчатки и пищевой адаптации кроликов к изменению биохимического состава кормов, изучались как отечественными, так и зарубежными исследователями (Леберганц Я.З., 1975; Калугин Ю.А., 1981; Bellier R. et al., 1995; Debray L. et al., 2000; Garcia J. et al., 2002 и др.).

Однако до сих пор не ясно, как целлюлозолитическая активность микроорганизмов слепой кишки связана с переваримостью этого компонента и как данные показатели коррелируют с переваримостью прочих нутриентов. Не дали адекватных результатов и опыты, проведенные нами ранее (Лактионов К.С. с соавт., 2000).

В связи с этим нами был поставлен новый эксперимент по изучению влияния различных уровней клетчатки в рационе на ферментативную активности химуса слепой кишки и переваримость различных питательных веществ у крольчат и взрослых животных.

Эксперимент ставился на 2 группах молодняка двухмесячного возраста и 2 группах взрослых кроликов-аналогов по 5 особей в каждой. Подопытные животные первых групп находились на рационах с уровнем клетчатки на 10% выше нормы. В рационах вторых опытных групп содержание клетчатки превышало норму на 20 %.

Намеченные уровни клетчатки обеспечивались путем изменения соотношения концентратов и сена в рационе и подбирались эмпирически с учетом фактической поедаемости кормов.

Контролем в опыте служили животные соответствующего возраста, находившиеся на рационах с нормальным содержанием клетчатки. Результаты исследований представлены в таблице 23.

Как показывают данные таблицы, при увеличении уровня клетчатки в рационе у взрослых животных несколько повысилось содержание сухого вещества в химусе слепой кишки. Численность же бактерий и у молодняка и у взрослых кроликов изменялась весьма незначительно и не регулярно.

У крольчат наблюдалось увеличение количества граммпозитивных палочек в составе симбиоценоза - величина данного показателя у животных 1 и 2 группы возросла по сравнению с контролем на 13 и 29 % соответственно, а у взрослых животных - увеличение доли кокков в общем количестве бактерий на 4 и 25 % соответственно.


Таблица 23 - Показатели пищеварения в слепой кишке молодняка и взрослых животных на рационах с различным уровнем клетчатки

Показатели60-суточные крольчатаВзрослые животныеСодержание клетчатки в рационе, %10,912,213,315,517,018,6Сухое вещество, %22,2 ±1,5222,0 ±1,3423,1 ±1,7622,3 ±2,3323,8 ±1,8925,5 ±1,56Численность бактерий, млрд./ г 28,0 ±1,7828,3 ±1,5330,4 ±1,9426,5 ±2,1124,9 ±0,7126,8 ±1,22Из них, %: Грампозитивных палочек кокков17,3 ±1,26 8,6 ±0,4719,7 ±1,80 8,2 ±0,9822,4 ±1,66 9,5 ±0,6128,0 ±1,76 10,3 ±0,57 23,6 ±2,06 10,8 ±1,0029,9 ±1,23 13,0 ±2,15 Целлюлозолитическая активность, %4,7 ±0,385,3 ±0,485,7 ±0,967,0 ±1,607,3 ±1,678,5 ±1,20рН6,2 ±0,866,3 ±0,256,4 ±0,366,3 ±0,256,4 ±0,076,5 ±0,32ЛЖК, мМ/100 г 7,6 ±0,997,6 ±0,278,3 ±1,119,4 ±0,4610,3 ±0,478,9 ±0,39Общий азот, % 0,8 ±0,090,9 ±0,071,2 ±0,070,5 ±0,080,6 ±0,040,7 ±0,01

Однако в целом, различия применяемых в опыте рационов не вызвали закономерных изменений состава биоценоза, что свидетельствует о высокой его стабильности.

Средние значения целлюлозолитической активности у крольчат 1 и 2 групп были выше, чем у контрольных соответственно на 13 и 21 %, а у взрослых животных - на 5 и 21 %, что, видимо, свидетельствует об адаптивных изменениях биоценоза слепой кишки и предполагает рост титра целлюлозолитических бактерий.

Не достаточно полно раскрывают влияние изучаемого фактора на состояние симбионтного пищеварения и биохимические показатели химуса слепой кишки, изменение которых преимущественно носило характер слабовыраженной тенденции.

Так, содержание сухого вещества в химусе слепой кишки у крольчат изменялось на протяжении опыта не закономерно, а у взрослых животных наблюдалась некоторая тенденция к увеличению показателя, который у кроликов 1 и 2 группы был выше, чем в контроле соответственно на 4 и 11 %.

Более четкая закономерность прослеживалась в динамике показателя рН, значения которого и у молодняка и у взрослых кроликов несколько увеличивались по мере повышения уровня клетчатки в рационе, что явилось следствием уменьшения поступления легкосбраживаемых углеводов и снижения кислотообразования в слепой кишке.

Под влиянием изучаемого фактора в химусе слепой кишки изменялось также содержание общего азота. У крольчат 1 и 2 опытных групп содержание азота по сравнению с контролем увеличилось на 14 и 38 % соответственно, а у взрослых животных - на 7 и 16 %.

Наблюдаемое увеличение происходило, по всей видимости, за счет большего поступления в слепую кишку азотистых веществ сена, малодоступных для гидролиза, а также за счет азота эндогенного происхождения, выделяемого кишечником для нормализации и всасывания протеинов низкого качества.

Увеличение уровня клетчатки в рационе оказало влияние также на содержание в химусе подопытных животных ЛЖК, которое у крольчат 1 и 2 и у взрослых кроликов 1 группы было несколько выше, чем в контроле.

Летучие жирные кислоты - главный продукт микробного брожения и величина их концентрации может быть использована как косвенный показатель деятельности микроорганизмов. Бутират в основном используется в толстом кишечнике и является фактором роста слизистой ободочной кишки. Ацетат усваивается главным образом в печени, где происходит липо- и холестериногенез. Считается, что за счет ЛЖК кролики обеспечивают до 12% суточной энергии (Калугин Ю.А., 1980; Vernay M., 1987; Chiou P.W.S. et al, 1994).

Таким образом, изучаемый фактор оказал некоторое влияние на энергетическое питание животных.

Однако у животных 2 группы, находившихся на рационе, содержащем 18,6 % клетчатки, величина показателя вновь снизилась, что, по-видимому, свидетельствует об угнетающем действии указанного уровня на бродильные процессы.

Как показали исследования зарубежных авторов, увеличение уровня клетчатки в рационе с 14,7 до 29,4% повысило концентрацию ЛЖК в химусе всего на 4% (Hoover W.N. et al., 1972).

Таким образом, вследствие высокой стабильности изученных показателей, наблюдаемые изменения в большинстве случаев были незначительны и носили характер тенденции.

В связи с этим возникла необходимость в проведении дополнительных экспериментов, осуществленных на фистульных животных, в которых нами были применены рационы с более широким диапазоном содержания клетчатки.

Опыты проводились на 10 взрослых кроликах с хронической фистулой слепой кишки методом периодов продолжительностью по 16-18 суток каждый. Животные находились на зимних рационах, состоящих из концентратов, сена и корнеплодов и содержащих в 1, 2, 3, 4, 5 периодах опыта 12,8; 14,4; 16,0 (контроль); 17,6 и 19,2 % клетчатки соответственно.

Указанные уровни клетчатки достигались изменением соотношения в рационе концентратов и сена. Химус слепой кишки отбирался для анализа через фистулу 6 раз в сутки - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час.

Численность бактерий, количество кокков и грампозитивных палочек определялись по методу Брида с фиксированных и окрашенных по Грамму мазков; начальная активность основного фермента целлюлазного комплекса - эндоглюканазы - вискозиметрическим методом in vitro (Клесов А.А. с соавт., 1980); рН - потенциометрически; ЛЖК - методом паровой дистилляции в аппарате Маркгама; общий азот - по Къельдалю; белковый - по разнице между общим и небелковым азотом после осаждения белков раствором трихлоруксусной кислоты; азот мочевины - колориметрическим методом Беляева и Калмыкова; азот аммиака - по Расселу.

Кроме того, определялась суммарная целлюлозолитическая активность микрофлоры методом in vivo. Данные проведенных исследований представлены в таблице 24.

Как показывают результаты исследований, уровень клетчатки в рационе оказал определенное влияние на содержание в химусе слепой кишки сухого вещества, которое несколько уменьшалось по мере увеличения в рационе доли грубых кормов.

Вероятно, это связано с усилением секреции пищеварительных соков в ответ на поступление более труднопереваримых пищевых компонентов и необходимостью нормализации состава химуса.

Изменился также количественный и качественный состав микрофлоры слепой кишки. По мере повышения уровня клетчатки численность микроорганизмов в расчете на сухое вещество химуса несколько увеличивалось, а количество грампозитивных палочек и кокков в их составе снижалось. Причем количество кокков при увеличении уровня клетчатки с 12,8 до 16% уменьшилось достоверно (р<0,01).

Следует также отметить, что у кроликов, получавших типовой рацион, содержащий 16 % клетчатки суммарная численность бактерий в расчете на натуральный химус составила 36,5 млрд./г, что почти вдвое выше, чем в содержимом рубца жвачных, но значительно ниже, чем в слепых отростках у кур. При пересчете же на сухое вещество, концентрация бактерий в рубце жвачных превышает таковую величину у кроликов на 30 %. (Тараканов Б.В. с соавт., 1977; Тараканов Б.В. с соавт., 1978; Николичева Т.А., 1980).


Таблица 24 - Показатели пищеварения в слепой кишке взрослых кроликов на рационах с различным уровнем клетчатки

ПоказателиСодержание клетчатки, %12,814,4 16,0 17,619,2Сухое вещество, %20,8 ±1,3520,0 ±1,7019,8 ±1,3718,2 ±1,4218,1 ±1,26Численность бактерий, млрд./ г СВ216,8 ±17,42189,6 ±20,27182,5 ±15,45234,7 ±8,95238,4 ±17,45Из них, %: Грампозитивных палочек кокков31,2 ±2,56 14,4 ±1,0530,7 ±1,98 10,9 ±1,1029,2 ±1,67 9,3 ±0,2730,5 ±2,33 8,2 ±1,0225,1 ±1,87 8,6 ±0,16Целлюлозолитическая активность (in vitro), мкМ/г·мин (·10-3) (in vivo), %4,4±0,1 16,6 ±1,244,8±0,4 14,8 ±1,345,1±0,5 11,8 ±1,496,2±0,3 9,3 ±0,556,6±0,4 8,9 ±0,79РН6,1 ±0,096,3 ±0,116,5 ±0,106,5 ±0,146,6 ±0,13ЛЖК, мМ/100 г СВ35,8 ±2,3936,5 ±1,1637,6 ±0,7942,8 ±1,0538,5 ±1,25Общий азот, % от СВ3,6 ±0,323,5 ±0,313,8 ±0,423,9 ±0,374,1 ±0,25Белковый азот, % от общего азота65,3 ±3,1463,0 ±0,2863,4 ±2,3464,8 ±0,9665,1 ±2,75Азот мочевины, % от общего азота2,0 ±0,122,3 ±0,072,5 ±0,162,8 ±0,233,2 ±0,15Азот аммиака, % от общего азота5,2 ±0,245,4 ±0,205,5 ±0,345,7 ±0,055,6 ±0,42

Изучаемый фактор оказал заметное влияние и на целлюлозолитическую активность кишечного симбиоценоза.

По мере повышения уровня клетчатки в рационе с 12,8 до 19,2%, величина начальной активности эндоглюканазы, определяемой методом in vitro, увеличилась на 50% (р<0,01) и обнаруживала прямую, почти линейную зависимость от содержания клетчатки.

Показатель же суммарной целлюлозолитической активности в условиях in vivo по мере увеличения уровня клетчатки демонстрировал прямо противоположную динамику. При увеличении уровня клетчатки с 12,8 до 19,2%, его величина снизилась почти в той же мере (р<0,001).

Наблюдаемый факт можно объяснить либо угнетением целлюлозолитических бактерий, вследствие меньшего поступления необходимого для них лейцина, изолейцина, лицина, метионина, биотина, гистидина, фолиевой кислоты, витамина В6, необходимых для их жизнедеятельности (Курилов Н.В. с соавт., 1971), либо увеличением содержания лигнина, инактивирующего целлюлазы (Brenil C. et al., 1985), либо, наконец, чрезмерным накоплением в химусе высших целлолигосахаридов (нерастворимых продуктов начального гидролиза клетчатки), которые могли оказать субстрат-ингибирующее действие на другие ферменты целлюлазного комплекса - экзоглюкозидазы.

Однако, по нашим данным численность целлюлозолитических бактерий (в особенности, представителей рода Bacteroides) на рационах с высоким уровнем клетчатки значительно возрастала, а различий в величине энзиматической активности in vivo при кормлении кроликов высоколигнизированной соломой и полусинтетическим кормом, включающем аналогичное количество целлюлозы в виде фильтровальной бумаги, не отмечено. Поэтому наиболее вероятным представляется последнее предположение.

Кроме того, изучение кинетики активности целлюлазного комплекса вискозиметрическим методом показало (рис. 7), что чем выше уровень клетчатки в рационе, и, соответственно, начальная активность (определяемая, главным образом, эндоглюканазой), тем в меньшей степени увеличивается она по мере инкубации реакционной смеси, когда снижение вязкости происходит в основном под влиянием эндоглюкозидаз.


Рис. 7 - Кинетика ферментов целлюлазного комплекса в зависимости от содержания клетчатки в рационе


Это наблюдение также является подтверждением ингибирования суммарной активности целлюлаз избытком субстрата.

Обращает на себя внимание тот факт, что наиболее отчетливое снижение суммарной энзиматической активности химуса в условиях in vivo наблюдалось со 1 по 4 период опыта (р<0,05), при последующем же увеличении содержания клетчатки, этот эффект был менее выраженным. По всей видимости это связано либо с компенсаторными изменениями видового состава целлюлозолитических бактерий либо их переориентацией на более доступные субстраты.

Выявленная эмпирическая зависимость между активностью и концентрацией клетчатки в рационах с высокой степенью точностью (R2 = 0,97) аппроксимируется степенной функцией y = 1272,3 x -1,69.

Следует также отметить, что на наш взгляд методика определения активности целлюлаз в условиях in vivo, несмотря на ее трудоемкость, наиболее пригодна для решения физиологических задач.

Данные, полученные этим методом достоверно коррелируют с коэффициентами переваримости клетчатки различных рационов и отдельных кормов (r = 0,938, р< 0,01). Взаимосвязь между этими двумя показателями изображена на рисунке 8.

Вместе с тем, метод in vitro остается пока единственным стандартизированным методом для определения целлюлозолитической активности в малых объемах исследуемого материала или в случае низкого содержания в нем ферментов. С его помощью можно также изучать особенности кинетики ферментов целлюлазного комплекса.


Рис. 8 - Зависимость переваримости клетчатки от целлюлозолитической активности в слепой кишке

Влияние изучаемого фактора прослеживалось также в показателях биохимических процессов, происходящих в слепой кишке кроликов.

По мере снижения содержания в корме легкопереваримых углеводов, величина рН увеличивалась вследствие уменьшения интенсивности бродильных процессов и количества образующихся кислот.

Более сложную динамику демонстрировал показатель содержания в химусе ЛЖК, зависящий как от интенсивности бродильных процессов, так и от скорости всасывания кислот.

По мере увеличения концентрации клетчатки в рационе содержание ЛЖК в слепой кишке увеличивалось (вероятно, за счет роста величины рН и, следовательно, скорости их всасывания) и достигало максимума при 17,6%. Но дальнейшее увеличение уровня клетчатки приводило к снижению содержания ЛЖК.

Повышение в рационе подопытных животных доли грубых кормов, качество и, соответственно, доступность протеина которых существенно ниже, чем у зерновых, сопровождалось некоторым увеличением показателей азотистого обмена в слепой кишке.

Соединения азота, не усвоенные в вышележащих отделах пищеварительного тракта, подвергались интенсивной микробной трансформации, о чем свидетельствует накопление в химусе конечных метаболитов (аммиака и мочевины) и, при достаточном поступлении легкоферментируемых углеводов (1-3 периоды опыта), использовались для синтеза микробиального белка.

Однако, дальнейшее снижение сахаропротеинового соотношения (4-5 периоды), привело к уменьшению содержания в химусе общего азота, угнетению синтетической активности бактерий и эффективности утилизации небелковых форм азота.

Подводя итог изложенным фактам и соображениям, следует отметить, что пищевые массы, поступающие в распоряжение симбионтов слепой кишки, представляют собой сравнительно однородный субстрат для ферментации, поскольку легкопереваримые компоненты корма более или менее полно извлекаются в вышележащих отделах пищеварительного тракта.

Только этим можно объяснить относительную стабильность состава химуса, численности микрофлоры, концентрации метаболитов и фракций азота на рационах близкой структуры, различающихся лишь уровнем содержания клетчатки.

Тем не менее, проведенные исследования позволили установить, что при увеличении уровня клетчатки в рационе происходит достоверное увеличение величины активности эндоглюконазы (очевидно, за счет изменения качественного состава симбиоценоза слепой кишки в сторону повышения содержания целлюлозорасщепляющих форм).

Однако это приводит не к возрастанию суммарной целлюлозолитической активности химуса, а к ее снижению, поскольку избыток субстрата (целлолигосахаридов), образующихся при атаке клетчатки эндоглюконазой, тормозит активность экзоглюкозидаз, завершающих процесс ее гидролиза.


3.6.4 Пищеварение в слепой кишке кроликов при монопитании

Как было показано выше, на рационах близкой структуры показатели цекального пищеварения сохраняют относительную стабильность. Их динамика при изменении биохимического состава корма, как правило, носит характер тенденции и не всегда позволяет выявить основные закономерности симбионтных процессов.

Даже скармливание сравнительно контрастных по биохимическому составу кормов с последующим определением активности целлюлозолитических ферментов не вполне разрешает данный вопрос.

Представляется, что более интересные результаты даст эксперимент с применением монопитания (отдельных, находящихся на границе обычного кормового диапазона кормов).

В связи с этим, нами на 5 взрослых кроликах с хронической фистулой слепой кишки методом периодов были проведены дополнительные опыты продолжительностью по 16-18 суток каждый.

В первом периоде опыта животные находились на зерновой диете. Во 2 и 3 периодах кролики в качестве единственного корма получали соответственно сено и траву луговую. В качестве контроля принят типовой рацион, состоящий из концентратов, сена и корнеплодов и содержащий 16% клетчатки.

Химус слепой кишки отбирался для анализа через фистулу 6 раз в сутки - в 1, 5, 9, 13, 17 и 21 час. Численность бактерий, количество кокков и грампозитивных палочек определялись по методу Брида с фиксированных и окрашенных по Грамму мазков.

Кроме этого в настоящем опыте нами исследовалась и численность отдельных групп бактерий, гидролизующих различные субстраты.

Подобные эксперименты, несмотря на очевидное значение для понимания функциональной роли микрофлоры, в особенности, в отношении расщепления клетчатки, в литературе весьма немногочисленны.

Данная задача решалась культуральными методами с использованием анаэробной техники Хангейта (Hungate R., 1969).

Количество молочнокислых, амилолитических, лактатферментирующих и использующих мочевину бактерий подсчитывали методом «roll tube culture», соответственно на средах Рогозы, Хамлина, Кистнера и Долгова (Тараканов Б.В., 1972; Humlin L.J. et al., 1956; Долгов И.А., 1987); целлюлозолитических и протеолитических - методом предельных разведений на среде Хангейта (Hungate R., 1950) и лакмусовом молоке.

Для разведения использовали раствор Дейтча (Doetsch R.N. et al., 1952). Вместо рубцовой жидкости, применяемой в оригинальных средах, использовали осветленный центрифугированием химус слепой кишки (1 часть химуса: 4 части воды), вносимый в среды в количестве 10%.

Косвенным показателем брожения в слепой кишки, а следовательно и переваривания клетчатки, служит показатель рН.

Однако взаимоотношения этого показателя со степенью деградации клетчатки пока не выяснены. Ни концентрация, ни тип сены люцерны в стандартных рационах не привели к изменению рН (Pote L.M. et al, 1980; Champe V.A. et al., 1983; Gidenne T. et al, 1991; Garcia J. et al, 1995). При значительной же замене зерна люцерновым сеном и соломой наблюдалось увеличение величины рН (Bellier R. et al., 1996).

С другой стороны, увеличение в рационе доли сахарной свеклы повысило кислотность химуса (Garcia J. et al, 1992, 1993; Carabano R. et al, 1997). рН химуса в нашем опыте определяли потенциометрически.

Еще одним показателем, характеризующим интенсивность процессов брожения в слепой кишке является концентрация ЛЖК, которая определялась нами методом паровой дистилляции в аппарате Маркгама с последующей разгонкой кислот на газовом хроматографе.

Регистрировались также показатели азотистого обмена: общий азот - по Къельдалю; белковый - по разнице между общим и небелковым азотом после осаждения белков раствором трихлоруксусной кислоты; азот мочевины - колориметрическим методом Беляева и Калмыкова (1971), и активность различных ферментов: амилазы - фотометрически (Асатиани В.С., 1965); протеаз - методом Мура и Стейна в модификации Уголева (1969), основанном на учете количества освобожденных L-аминокислот по реакции с нингидрином (субстрат - казеин по Гаммерстену); уреазы - по Самнеру и Соммерсу с последующим определением аммиака по Расселу; эндоглюканазы - вискозиметрически, по начальной скорости уменьшения относительной вязкости раствора карбоксиметилцеллюлозы (Клесов А.А. с соавт., 1980); липазы - титрометрическим методом Альтгаузена.

Определялась также суммарная целлюлозолитическая активность микрофлоры методом in vivo. Результаты исследований приведены в таблицах 25, 26 и 27.

Таблица 25 - Бактерии слепой кишки

ПоказателиРационТиповой (контроль)зерновойсеннойтравянойСухое вещество (СВ), %19,8±1,3723,6±2,2917,2±1,1517,5±0,55Общая численность бактерий, млрд./ г В расчете на сухое вещество36,5±3,08 182,5 ±15,4541,5±2,97 172,9 ±21,3827,6±3,15 165,4 ±16,7237,2±1,29 218,7 ±18,41Из них, %:Грампозитивных палочек29,2 ±1,6732,5± 1,24 20,8 ±1,3641,3 ±2,27Кокков9,3±0,2717,0±1,185,1±0,5417,1±1,74Из них, млн./гМолочнокислых4,3±1,09 25,1±3,752,9±0,969,7±1,20Амилолитических237,1 ±17.431860,4 ±213,81109,3 ±6,5222,6 ±5,34Целлюлозолитических6,7±0.530,5±0,6810,8±1,3321,0±3,42Лактатферментирующих197,4 ±12,64146,6 ±15,3885,2 ±10,50102,5 ±8,19Протеолитических80,4 ±10,63107,6 ±25,3135,8 ±2,5759,0 ±7,45Использующих мочевину54,2 ±4,7096,2 ±11,327,5 ±1,5715,8 ±2,06

Как свидетельствуют данные таблицы 25, самая низкая численность бактерий (в расчете на сухое вещество) зарегистрирована на сенной диете, характеризующейся наименьшей доступностью питательных компонентов вследствие медленной ферментации клеточных оболочек.

В составе биоценоза при этом достоверно уменьшилась по сравнению с контролем доля граммположительных палочек (р<0,02) и кокков (р<0,01), то есть тенденция, наблюдаемая при повышении уровня клетчатки в рационе, в данном случае проявилась в виде отчетливой закономерности.

На зерновом корме, несмотря на значительно большую концентрацию в нем энергии и переваримых питательных веществ, содержание симбионтов в химусе слепой кишки также было ниже чем в контроле, очевидно, вследствие обеднения видового состава. Преимущественное развитие при этом получили более кислототолерантные кокковые формы бактерий (в основном представители рода Peptococcus). Их численность достоверно (р<0,01) увеличилась и превысила значения, наблюдаемые у 30-суточных крольчат.

При кормлении свежей зеленой массой, содержащей большое количество растворимых углеводов, главным образом глюкозы, фруктозы и сахарозы, общее количество микроорганизмов возросло по сравнению с контрольным значением в 1,2 раза, доля граммпозитивных палочек - в 1,4 (р<0,02), кокков - в 1,8 (р<0,01) раза.

Что же касается соотношения в симбиоценозе слепой кишки отдельных групп бактерий, гидролизующих различные субстраты, то, как показывают представленные данные, его состав у кроликов, свиней и кур имеет много общего (Николичева Т.А., 1979; Тараканов Б.В. с соавт., 1982; Николичева Т.А., 1980).

Из особенностей следует указать на существенно более низкое содержание амилолитических, лактатферментирующих и молочнокислых форм.

Последние выделялись в заметном количестве только у трех из пяти животных, главным образом, на зерновой диете.

Сравнительно невелика была численность и целлюлозолитических видов. Другие авторы также обращают внимание на тот факт, что из слепой кишки кроликов выделяется большее количество микроорганизмов способных расщеплять гемицеллюлозу и пектин, чем целлюлозу (Jehl N. et al, 1995; Marounek M. et al, 1995; Boulahrout A. et al, 1991).

Эти данные полностью согласуются с переваримостью отдельных фракций клетчатки у кроликов (Gidenne T., 1996).

Обращает на себя внимание также высокая лабильность смены симбионтов у кроликов при изменении характера питания, что, вероятно, и обусловливает довольно широкий кормовой диапазон этих животных.

Так, на концентратной диете, несмотря на меньшую общую численность микрофлоры в расчете на сухое вещество по сравнению с типовым рационом, содержание молочнокислых бактерий в химусе возросло в 5 раз (р<0,01), амилолитических - почти в 8 раз (р<0,01), протеолитических и использующих мочевину - соответственно в 1,3 и 1,8 (р<0,05) раза. Количество же целлюлозолитических бактерий снизилось в 13,4 раза (р<0,01).

Иная картина наблюдалась при кормлении животных свежей зеленой массой - существенно уменьшилось по сравнению со смешанным рационом количество амилолитических и использующих мочевину бактерий (соответственно в 10 (р<0,001) и 1,6 (р<0,01) раза), В то же время численность целлюлозолитических микроорганизмов возросла в 3 раза (р<0,02).

На сенной диете численность амилолитических и протеолитических бактерий снизилась по сравнению с контролем в 2 раза (р<0,01 и р<0,02), расщепляющих мочевину - в 7 раз (р<0,001).

Невысокое поступление легкосбраживаемых углеводов подавляло жизнедеятельность основных продуцентов молочной кислоты, что и обусловило двукратное уменьшение числа лактатферментирующих форм (р<0,01).

Полученные данные хорошо согласуются с величинами активности отдельных ферментов, содержанием в химусе метаболитов и азотистых соединений (табл. 26, 27).

Так, на сенной диете, содержащей по меньшей мере 29 % клетчатки в расчете на сухое вещество, активность целлюлаз оказалась выше, чем на смешанных рационах, содержащих 17,6 и 19,2 % клетчатки и приближалась к величине, зарегистрированной в контроле.


Таблица 26 - Активность ферментов химуса слепой кишки

ПоказателиРационТиповой (контроль)зерновойсеннойтравянойАмилаза, мг крахмала/30 мин × г68,3 ±0,73124,8 ±9,8652,9 ±0,5334,2 ±0,25Протеазы, мкг глицина/мин · г 17,3±1,3425,7±3,4615,6±0,9518,8±1,75Уреаза, мкг азота аммиака/мин· г 8,9±0,737,6±1,273,9±0,155,6±0,52Липаза, ед. (мл 0,1 н р-ра NaOH)1,6±0,243,2±0,310,7±0,050,8±0,12Эндоглюканаза (начальная активность in vitro), мкМ/г·мин (·10-3)5,1±0,543,0±0,157,2±0,705,4±0,19Целлюлазы (суммарная активность in vivo), %11,8±1,497,6±0,6910,1±0,8616,9±1,03

Очевидно, это свидетельствует о наличии компенсаторных механизмов, позволяющих животным адаптироваться к питанию труднопереваримыми клетчатковыми кормами, и объясняется увеличением численности целлюлозорасщепляющих бактерий в составе симбиоценоза, а также изменениями секреторных функций пищеварительного тракта, направленными на нормализацию биохимического состава химуса и удовлетворение потребностей в питательных веществах как симбионтов, так, в конечном счете, и самого хозяина.

Достоверно меньшая (в 1,7 раза ниже, чем в контроле) величина показателя зафиксирована на зерновой диете, способствующей развитию бактерий, сбраживающих в основном легкодоступные углеводы и конкурирующих с целлюлозолитическими.

Напротив, при кормлении животных свежей зеленой массой, целлюлозолитическая активность симбионтов существенно увеличилась, вероятно, вследствие большего поступления в слепую кишку биологически значимых компонентов травы. При этом количество амилолитических и протеолитических бактерий, как и активность соответствующих ферментных систем, находились в прямой зависимости от поступления данных субстратов с кормом. Аналогичная закономерность наблюдалась также в отношении липолитической активности.


Таблица 27 - Показатели метаболизма в слепой кишке

ПоказателиРационТиповой (контроль)зерновойсеннойтравянойрН6,5±0,105,8±0,197,1±0,156,2±0,05ЛЖК, мМ/100 г сухого вещества37,6±0,7933,7±1,1733,4±2,0349,3±1,35% состав:уксусная72,3±3,2860,7±2,5683,6±2,1276,2±1,82пропионовая8,7±0,6213,9±0,796,8±0,349,5±0,63масляная19,0±1,0725,4±1,4310,6±0,0514,3±0,75Общий азот, % от сухого вещества3,8±0,423,2±0,21 3,5±0,174,2±0,24Белковый азот, % от общего азота63,4±2,3464,2±1,2360,4±1,6766,7±2,60Азот мочевины, % от общего азота2,5±0,161,1±0,04 3,3±0,092,3±0,25Азот аммиака, % от общего азота5,5±0,345,1±0,464,6±0,375,2±0,07

Более сложную динамику демонстрировали показатели активности целлюлазы, зависящие от особенностей метаболического фона в слепой кишке и уреазы, определяемые углеводно-протеиновым соотношением поступающих в этот орган питательных веществ.

Активность амилазы и липазы на концентратной диете увеличилась вдвое, а целлюлазы, напротив, уменьшилась в 1,7 раза. Очевидно, это объясняется подавлением популяции целлюлозорасщепляющих видов бактериями, использующими легкосбраживаемые углеводы и обладающими более высоким потенциалом роста.

Повышенное поступление в слепую кишку энергетических компонентов корма способствовало интенсификации бродильных процессов, а также реутилизации небелковых форм азота - аммиака и мочевины (концентрация последней в химусе составила 8,73 мг % против 18,41 на смешанном рационе).

На травяной диете активность амилазы и липазы уменьшилась в 2 раза, а суммарная активность целлюлаз возросла в 1,4 раза.

Быстрый лизис оболочек растительных клеток сопровождался высвобождением питательных веществ протопластов, не усвоенных в вышележащих отделах пищеварительного тракта.

Являясь богатой средой для бактерий не обладающих способностью гидролизовать сложные субстраты, они обеспечили увеличение общего количества цекальных микроорганизмов, которое в расчете на сухое вещество возросло в 1,2 раза, концентрации белкового азота и усиление ферментативных процессов.

На сенной диете снизилась активность уреазы и липазы - в 2,3 раза и наблюдалось угнетение бродильных процессов (концентрация ЛЖК в этом случае не превышала 33,4±2,03 мМ в расчете на 100 г сухого вещества химуса, что на 11% меньше, чем в контроле).

Несмотря на возросшее количество целлюлозолитических организмов (в 1,6 раза) и активность эндоглюканазы, суммарная целлюлозолитическая активность обнаруживала тенденцию к снижению, вследствие субстратного ингибирования экзоглюкозидаз. Существенно снизилось содержание в химусе белкового азота и увеличилось - азота мочевины.

Для сравнения с нашими данными, приводим результаты опытов Калугина (1980) по соотношению фракций азотистых веществ в химусе слепой кишки на типовом рационе при кормлении гранулами, содержащими 16,2% сырого протеина и 14,6% сырой клетчатки. Концентрация общего азота при этом в жидкой части составила 980 мг%, небелкового азота - 370, белкового азота - 610, аммиачного - 54 и азота мочевины - 24 мг%.

Максимальная концентрация ЛЖК (в 1,3 раза выше, чем в контроле), зарегистрирована на травяной диете, минимальная - на зерновой и сенной диетах.

При изменении диеты существенно менялось не только количество, но и соотношение между отдельными кислотами брожения. Так, на зерновой диете концентрация уксусной кислоты была самой низкой.

В то же время значительно увеличилась по сравнению со смешанным рационом доля масляной (являющейся продуктом сбраживания протеинов) и пропионовой кислоты, продуцируемой микроорганизмами из лактата.

Напротив, на сенной диете, богатой клетчаткой, основной кислотой брожения являлась уксусная, содержание же пропионовой и, в особенности, масляной кислот достоверно снижалось.

Близкие закономерности в динамике кислот брожения отмечены и для других животным, в том числе, с прегастральной ферментацией, с той лишь разницей, что у кроликов, в отличие от жвачных концентрация масляной кислоты во всех случаях преобладала над пропионовой. Аналогичная особенность характерна также для бобра (Hoover W.N. et al., 1972).читается, что помимо клетчатки в продукции ЛЖК участвуют крахмал и непереваренный в вышележащих отделах пищеварительного канала белок (после дезаминирования аминокислот), а также ферменты, однако относительный вклад этих источников неизвестен (Fraga M.J. et al, 1984; Garcia J. et al, 1996; Motta-Ferreira W. et al, 1996; Carabano R., 1997).

По данным этих авторов концентрация ЛЖК в химусе колебалась на разных рационах от 3,2 до 8,9 мМ/100г, росла по мере повышения клетчатки, но лигнизированные корма сильно угнетали эту тенденцию.

Выход ЛЖК при брожении клетчатки с малым содержанием лигнина не превышает 25% от общего их количества, в основном сбраживаются пектины, а также эндогенные материалы (ферменты, слущенный эпителий слизистой, муциноподобные вещества) (Chiou P.W.S. et al, 1994). У кроликов вовсе не получавших пищу содержание ЛЖК в слепой кишке составляло 1,8 мМ/100г. (Vernay M. et al., 1975).

Обобщая полученный материал, следует отметить, что кормление кроликов биохимически контрастными и различными по соотношению отдельных нутриентов диетами, сопровождается существенными изменениями качественного состава симбиоценоза и, соответственно, типа ферментации. Очевидно, именно высокая лабильность кишечной микрофлоры обеспечивает этим животным широкие адаптационные возможности при изменении характера питания.

На концентратной диете в слепой кишке развиваются преимущественно бактерии, сбраживающие крахмал, что вызывает закисление химуса и создает неблагоприятную метаболическую ситуацию для целлюлозолитических микроорганизмов.

Однако при этом наблюдаются более высокие величины ферментативной активности (за исключением целлюлаз) и лучшие показатели азотистого обмена, поскольку кормление концентратами обусловливает высокую интенсивность как эндогенной (преобладающей при данном типе питания), так и микробиальной ферментации некоторых компонентов корма - легкосбраживаемых углеводов, азотистых соединений и липидов.

Аналогичный эффект достигается и при кормлении зеленой массой, но уже преимущественно за счет симбионтных механизмов - увеличения целлюлозолитической и синтезирующей активности кишечного биоценоза, за счет высокого содержания в корме легкосбраживаемых сахаров и легкоперевариваемой клетчатки.

На смешанном рационе, сбалансированном по содержанию различных питательных компонентов, соотношение различных групп бактерий, эндогенных и симбионтных ферментативных процессов, а также метаболический фон в слепой кишке сравнительно уравновешены.

Следует подчеркнуть, что в этих условиях целлюлозолитическая активность микрофлоры по сравнению с концентратным рационом резко возрастает, но, по мере дальнейшего увеличения уровня клетчатки, начинает снижаться, вследствие избыточного накопления в химусе продуктов ее дезагрегации.

При кормлении животных сеном, целлюлозолитическая активность микроорганизмов вновь приближается к значениям, наблюдаемым на смешанном рационе, что является следствием увеличения содержания в симбиоценозе целлюлозорасщепляющих форм.

Однако сенную диету, ввиду низких показателей цекального пищеварения, можно рассматривать лишь как поддерживающую, тем более, что малая усвояемость питательных веществ не компенсируется в данном случае увеличением потребления корма. Поэтому питание исключительно грубым кормом находится, по всей видимости, на границе кормового диапазона кроликов.

Что же касается вегетирующих частей растений, то они, по нашим наблюдениям, являются более приемлемой пищей, обеспечивающей высокую ферментативную активность симбионтов и рост их биомассы, которая потребляется животными при копрофагии. Но, в качестве единственного, этот вид корма является явно недостаточным для промышленного кролиководства.


3.6.5 Суточная динамика показателей пищеварения в слепой кишке

Исследованиями в области пищеварения у жвачных животных установлена строгая периодичность микробиальных процессов в рубце, зависимость показателей, характеризующих уровень ферментативной и биосинтетической активности бактерий от времени, прошедшего с момента кормления (Курилов Н.В. с соавт., 1971; Козлов А.С., 1991).

Практически не изучена суточная динамика показателей пищеварения у животных с кишечным типом симбионтной ферментации, в том числе, у кроликов, а данные литературы по этому вопросу носят противоречивый характер (Калугин Ю.А., 1980).

Так, Калугиным (1980) не отмечено закономерных колебаний в концентрации ЛЖК в химусе слепой кишки в 9 часов, когда происходит продуцирование мягкого кала и в 16 часов, когда выделяется твердый кал.

С целью изучения суточной динамики показателей пищеварения в слепой кишке, нами были проведены опыты на 5 взрослых кроликах с хронической фистулой слепой кишки, находившихся на зимнем типовом рационе, включающем концентрированные корма, сено и корнеплоды.

Кормление животных осуществлялось в 7 и 19 ч. Пробы химуса слепой кишки для анализа отбирались 8 раз в сутки. Суммарная продолжительность эксперимента - 12 суток.

Численность микроорганизмов определялась методом Брида с фиксированных и окрашенных мазков; рН химуса - потенциометрически; концентрация ЛЖК - методом паровой дистилляции в аппарате Маркгама; общий азот - по Къельдалю; белковый - по разнице между общим и небелковым азотом после осаждения белков раствором трихлоруксусной кислоты; азот мочевины - колориметрическим методом Беляева и Калмыкова (1971); аммиачный азот - по Расселу; активность амилазы - фотометрически (Асатиани, 1965); протеаз - методом Мура и Стейна в модификации Уголева (1969), основанном на учете количества освобожденных L-аминокислот по реакции с нингидрином (субстрат - казеин по Гаммерстену); целлюлазы - вискозиметрически, по начальной скорости уменьшения относительной вязкости раствора карбоксиметилцеллюлозы (Клесов А.А. с соавт., 1980).

Полученные данные представлены в таблице 28.

Результаты исследований свидетельствуют о том, что динамика процессов пищеварения в слепой кишке имеет выраженную суточную периодичность.

Так, в 4 и 13 ч в химусе слепой кишки наблюдалось снижение концентрации сухого вещества - на 7 и 14 % (р<0,05) соответственно, численности микроорганизмов - в 1,5 (р<0,01) и 1,3 раза (р<0,01) и увеличение величины рН - в обоих случаях на 6 % (р<0,05), по сравнению с соответствующими значениями показателей, зарегистрированными в 1 и 10 ч.

Уменьшение количества бактерий сопровождалось снижением активности амилазы (на 5 и 16 % (р<0,01) соответственно) и протеаз - на 6 (р<0,01) и 16 % (р<0,001), а также изменением показателей азотистого обмена.


Таблица 28 - Суточная динамика показателей пищеварения в слепой кишке кроликов

Показатели Часы суток1471013161922Сухое вещество, %20,4 ±0,519,0 ±0,920,0 ±0,121,2 ±0,718,2 ±0,5*18,5 ±1,019,8 ±0,120,9 ±0,3рН6,2 ±0,16,6 ±0,1*6,5 ±0,046,3 ±0,116,7 ±0,0*6,5 ±0,066,4 ±0,036,3 ±0,08Бактерии, млрд./г36,2 ±1,424,5 ±0.7 ***28,3 ±1,335,7 ±0,9 ***26,7 ±1,1 ***28,0 ±0,129,4 ±1,632,9 ±1,2ЛЖК, мМ/100 г СВ39,7 ±1,140,3 ±2,237,5 ±2,232,0 ±1,141,2 ±2,3*36,2 ±3,235,8 ±2,137,8 ±1,2Азот общий, % от СВ4,4 ±0,23,7 ±0,1*3,8 ±0,13,9 ±0,13,4 ±0,2*3,5 ±0,33,9 ±0,33,8 ±0,1Азот белковый64,3 ±0,362,9 ±0,3*63,4 ±0,164,0 ±0,162,2 ±0,2 ***63,1 ±0,263,6 ±0,363,8 ±0,1Азот мочевины2,1 ±0,02,7 ±0,1 ***2,2 ±0,1*2,4 ±0,13,2 ±0,2 **2,6 ±0,1*2,3 ±0,12,4 ±0,2Азот аммиака5,6 ±0,25,0 ±0,2*5,3 ±0,15,5 ±0,34,8 ±0,26,5 ±0,1 ***5,8 ±0,25,1 ±0,3Амилаза, мг крахмала/30 мин × г71,9 ±1,468,2 ±0,569,6 ±2,472,2 ±1,760,7 ±0,8 ***63,4 ±1,465,6 ±2,775,0 ±2,0*Протеазы, мкг глицина/мин · г 17,6±0,116,5 ±0,1 ***17,3 ±0,1 ***18,5 ±0,115,5 ±0,1 ****16,4 ±0,117,7 ±0,118,8 ±0,1Целлюлаза, мкМ/мин · г (·10-3) 5,3 ±0,26,3 ±0,2*5,9 ±0,2 5,3 ±0,1 4,4 ±0,1 ***4,2 ±0,14,6 ±0,14,5 ±0,2Примечание:

* - р < 0,05, **- р < 0,02, ***- р < 0,01, ****- р < 0,001.

При этом содержание общего азота в химусе понизилось на 16 (р<0,05) и 13 % (р<0,05) соответственно. Доля белкового азота - на 2 (р<0,05) и 3 % (р<0,01) (основная часть этой фракции представлена азотом микроорганизмов). Аммиака (конечного продукта микробного метаболизма) - на 11 (р<0,05) и 13 %.

Уменьшился также распад мочевины - ее доля возросла на 28 (р<0,01) и 33 % (р<0,02). Некоторое увеличение концентрации ЛЖК в эти периоды времени не является следствием интенсификации бродильных процессов, а скорее связано с ухудшением условий для их всасывания при повышении величины рН.

Наблюдаемое снижение показателей пищеварения было связано, на наш взгляд, с поступлением в слепую кишку основной массы потребленного в утреннее и вечернее кормление сена, частицы которого раньше других кормов достигают этого органа, а также с усилением секреции соков дивертикула и аппендикса, повышающих рН и разбавляющих химус.

Не исключена также возможность влияния копрофагии, имеющей строгую суточную ритмичность. При массовом образовании цекотрофов эвакуируется около 1/3 содержимого слепой кишки, взамен которого из тонкого кишечника поступает более влажный и содержащий существенно меньшее количество бактерий химус.

В дальнейшем (с 4 до 7 и с 13 до 16 ч), по мере роста численности бактерий, ферментативная активность симбиоценоза в большей или меньшей степени увеличивалась и усиливалась интенсивность трансформации азотистых веществ. Доля мочевины в составе общего азота при этом уменьшалась, а аммиака, напротив, возрастала.

Наконец, при поступлении в слепую кишку основной массы потребленных зерновых кормов, которое по нашим данным начинается спустя 9-10 ч после кормления, наблюдалась ассимиляция микроорганизмами азотистых веществ, в том числе, аммиака, содержание которого в расчете на общий азот с 16 до 22 ч имело тенденцию к снижению.

Одновременно отмечалось увеличение численности микрофлоры и прирост белкового азота. Максимальные значения этих показателей регистрировались в 1 ч ночи.

Вдвое меньше времени требовалось для достижения сходных значений показателей в утренние часы (уже в 10 ч общая численность микроорганизмов и содержание белкового азота в химусе приблизились к максимуму), поскольку в этот период в слепую кишку интенсивно поступают частицы концентрированных кормов, потребленных в вечернее кормление.

Таким образом, в суточной динамике показателей симбионтного пищеварения в слепой кишке кроликов при традиционном типе кормления можно выделить три периода: ферментативный (гидролиз структурных компонентов пищи), промежуточный, когда происходит активная трансформация образовавшихся продуктов, и синтетический - быстрый рост биомассы микроорганизмов.

Их чередование обусловлено последовательностью поступления частиц различных кормов в слепую кишку, изменением секреторной активности органа и копрофагией.

Основная масса богатых энергией концентратов, стимулирующих процессы биосинтеза, достигает слепой кишки значительно позднее грубых кормов - только через 10 ч после кормления. Вследствие этого в дневное время возникает разрыв между ферментативной и синтетической фазой, по-видимому, приводящий к потере части энергии корма, питательных и биологически-активных веществ.

Поскольку основная функция микрофлоры слепой кишки - ферментация клетчатки, следует обратить внимание на то, что наиболее высокая активность целлюлаз отмечается в ночное время, существенно меньшая - днем. Разница в величине показателя в 4 и 16 ч высоко достоверна (р< 0,001).

Не случайно в практике кролиководства наибольшую долю суточной дачи грубого корма рекомендуется скармливать в вечернее кормление.

Обобщая изложенное, следует отметить, что суточная динамика показателей пищеварения в слепой кишке кроликов определяется периодичностью копрофагии и последовательностью поступления различных кормов в этот орган, связанной со скоростью их прохождения по вышележащим отделам пищеварительного тракта.

Контрастность метаболической ситуации в слепой кишке, разобщенность ферментативных и синтетических процессов ухудшает использование питательных веществ кормов. Существенно большая стабильность показателей пищеварения наблюдалась при скармливании животным полнорационной кормосмеси предложенной нами рецептуры (патент Ru № 2172590 С1 7А 23К 1/00, 1/14 от 17.01.2000). Оптимальное соотношение и равномерное поступление различных кормов при этом обеспечивали увеличение численности цекальных бактерий и их целлюлозолитической активности в 1,5 раза.

Суммируя имеющийся фактический материал, необходимо подчеркнуть, что характер процессов, протекающих в слепой кишке, зависит от степени морфофункционального развития этого органа и пищеварительной системы в целом, биохимического состава и величины потребления корма, размера его частиц, скорости и порядка продвижения пищевых масс по желудочно-кишечному тракту.

Наибольшая роль в этих процессах принадлежит микроорганизмам-симбионтам, которые обнаруживаются на самых ранних стадиях постнатального онтогенеза.

Уже у крольчат 15-суточного возраста, у которых слепая кишка как полостной орган еще не функционирует, их численность приближается к величинам, наблюдаемым у взрослых животных. В основном это грамотрицательные палочки рода Bacteroides и развивающиеся на белковых субстратах, поступающих с молоком, представители рода Peptococcus.

Морфогенез слепой кишки начинается с момента постепенного перехода крольчат к фитофагии, поскольку клетчатка, входящая в растительные корма, является единственным компонентом, достигающим этого органа в почти неизменном виде.

Наиболее бурный рост слепой кишки наблюдается с 20- до 45-суточного возраста, и уже у двухмесячных крольчат ее относительная масса почти соответствует величине, зарегистрированной у взрослых кроликов. Столь быстрое морфологическое развитие слепой кишки объясняется тем, что молодняк после отъема потребляет в расчете на единицу живой массы наибольшее количество клетчатки (больше даже, чем взрослые животные). Высокая интенсивность роста, а, следовательно, и потребность в энергопластических веществах, вынуждает крольчат к большему потреблению относительно бедных ими растительных кормов.

Однако темпы морфологического и функционального развития слепой кишки не вполне совпадают. Так, почти полное завершение морфогенеза у двухмесячных животных сопровождается существенным снижением всех показателей пищеварения.

Помимо быстрого увеличения объема органа, немаловажное значение при этом имеет также ухудшение условий для оттока бактериальных метаболитов и обеднение биохимического состава химуса (вследствие полного перехода крольчат на растительное питание, увеличения степени измельчения пищи зубами и относительно высокой поверхности всасывания в вышележащих отделах пищеварительного тракта).

Формирование функциональных особенностей слепой кишки происходит на более поздних стадиях онтогенеза и сопровождается рядом преобразований кишечного симбиоценоза, а также изменением ее секреторной и всасывательной активности, на что указывает увеличение содержания влаги в химусе с возрастом.

Окончательное становление функциональных возможностей слепой кишки происходит, судя по активности бактериальных ферментов, величине рН химуса, содержанию в нем ЛЖК и общего азота, в трехмесячном возрасте.

В этом же возрасте, по-видимому, завершается формирование видовой специфичности симбиоценоза слепой кишки, по крайней мере, нами не было найдено заметных различий в качественном составе микрофлоры у трехмесячных и взрослых животных при микроскопировании.

У взрослых кроликов, содержащихся на типовом рационе, микрофлора представлена преимущественно палочковидными формами бактерий, количество которых в среднем составляет 90,7% от общего числа видов (из них граммнегативные - 70,8%, граммпозитивные - 29,2%), численность иодофильных организмов составляет 11,4%, кокков - не более 9,3%, спорообразующих - всего 0,5%.

В родовом отношении преобладающими в составе микрофлоры являются Bacteroides (нами идентифицированы виды ruminicola и succinogenes), Peptococcus и Bifidobacterium (thermophilum и pseudolongum).

Значительно в меньшем числе представлены бактерии кишечной группы - E. coli, Enterococcus faecalis и Lactobacillus (fermenti, acidophilus, brevis, salivarius).

Из целлюлозолитических видов кроме Bacteroides succinogenes, обнаруживаются также Butirivibrio fibrisolvens и Ruminococcus flavefaciens. Продуктами брожения указанных бактерий являются ацетат, бутират, сукцинат, формиат, лактат, двуокись углерода и водород.

Однако в химусе содержится очень незначительное количество молочной кислоты, а муравьиная полностью отсутствует, что, несомненно, связано с деятельностью Megasphaera elsdenii, сбраживающей лактат до уксусной, пропионовой и масляной кислот и бактерий рода Methanogenes, преобразующей муравьиную кислоту в метан.

У взрослых животных, с завершением формирования симбиоценоза слепой кишки, показатели пищеварения в этом органе зависят, главным образом, от условий кормления.

Увеличение уровня содержания клетчатки в рационе кроликов на 10-20% почти не оказывает влияния на показатели пищеварения в слепой кишке. Их изменения при этом носят характер слабовыраженной тенденции, что свидетельствует о высокой стабильности рассматриваемых процессов.

Тем не менее, применение рационов с более широким диапазоном концентрации клетчатки позволило установить, что повышение ее уровня приводит к увеличению показателя рН, содержания влаги (за счет активизации экскреторной функции, направленной на нормализацию состава химуса), ЛЖК, общего азота (вследствие снижения его переваримости) и конечных продуктов азотистого обмена - аммиака и мочевины. Численность бактерий на рационах, содержащих от 12,8 до 16% клетчатки снижается, а при дальнейшем повышении ее уровня - возрастает.

Увеличение уровня клетчатки в рационе сопровождается почти линейным ростом активности эндоглюконазы - фермента, действующего на начальных этапах гидролиза целлюлозы.

Что же касается суммарной целлюлозолитической активности симбиоценоза в условиях in vivo, то влияние изучаемого фактора приводило к ее снижению.

Наиболее вероятно, механизм этого явления состоит в чрезмерном накоплении в химусе продуктов дезагрегации клетчатки (целлолигосахаридов), угнетающих активность экзоглюкозидаз (завершающих процесс ферментации) по субстратному принципу.

Особенно отчетливо данный эффект проявляется на рационах, содержащих от 12,8 до 17,6% клетчатки в сухом веществе. Однако при дальнейшем повышении уровня, угнетение энзиматической активности становится значительно менее выраженным.

Увеличение доли граммнегативных палочек в составе микрофлоры позволяет предположить, что наблюдаемая стабилизация обусловлена повышением численности целлюлозорасщепляющих форм и, возможно, тех из них, которые способны использовать промежуточные продукты гидролиза клетчатки.

Более существенные изменения симбионтных процессов наблюдаются у кроликов при скармливании им отдельных кормов. При этом тенденции, выявленные на рационах с различным уровнем клетчатки, проявляются в виде отчетливой закономерности.

Так, на сенной диете отмечается значительное снижение по сравнению со смешанным рационом общей численности микрофлоры, доли граммположительных палочек и кокков, количества амилолитических, протеолитических, лактатферментирующих и расщепляющих мочевину бактерий, активности уреазы и липазы, концентрации в химусе белкового азота (при увеличении азота мочевины), и ЛЖК.

Изменяется и соотношение кислот брожения: возрастает доля уксусной и уменьшается - пропионовой и, особенно, масляной кислоты.

В то же время, при кормлении животных сеном увеличивается численность ферментирующих целлюлозу организмов и активность эндоглюканазы, а суммарная целлюлозолитическая активность, несмотря на то, что сено содержит по меньшей мере 29% клетчатки, близка к величине, наблюдаемой на типовом рационе и превышает значения, регистрируемые на смешанных рационах с 17,6 и 19,2% клетчатки в сухом веществе.

Противоположная картина наблюдается на зерновой диете. На фоне сравнительно невысокой общей численности микроорганизмов, существенно увеличивается доля кокковых форм, количество молочнокислых, амилолитических, протеолитических и использующих мочевину бактерий, активность амилазы и липазы.

Повышенное поступление в слепую кишку легкосбраживаемых углеводов способствует реутилизации аммиака и мочевины, закислению химуса, ускорению всасывания ЛЖК (в составе которых увеличивается доля масляной и пропионовой кислот), снижению числа бактерий расщепляющих клетчатку и их энзиматической активности.

При кормлении свежей зеленой массой, заметно возрастает общее количество микроорганизмов, доля граммпозитивных палочек и кокков, численность целлюлозолитических бактерий и их ферментативная активность, концентрация в химусе кислот брожения. Сравнительно невелико содержание амилолитических и использующих мочевину бактерий, активность амилазы и липазы.

Помимо возраста и условий кормления на динамику показателей симбионтного пищеварения в слепой кишке влияет последовательность прохождения различных кормов по желудочно-кишечному тракту, а также секреция пищеварительных соков и выделение мягких фекалий, имеющие строгую суточную периодичность.

Более длительная задержка зерна и корнеплодов в желудке приводит к разобщению ферментативных и синтетических процессов. Метаболическая ситуация в слепой кишке при этом напоминает ту, что складывается при питании отдельными кормами.


3.7 Переваримость питательных веществ у кроликов в зависимости от возраста и условий кормления


Результирующими показателями эффективности как эндогенного, так и симбионтного пищеварения является переваримость питательных веществ кормов. Переваримость питательных веществ в зависимости от возраста кроликов изучена нами методом групп (по 5 особей в каждой) традиционным методом. Результаты исследований сведены в таблице 29.

Из приведенных данных следует, что крольчата 45-суточного возраста отличались наибольшей переваримостью сухого вещества (73,2 %), что в 1,2 раза выше, чем у взрослых животных (р<0,01).


Таблица 29 - Переваримость питательных веществ в зависимости от возраста

ПоказателиПринято с кормом, гПереварено, гВ % от принятогоВозраст, сутки456090взрослые456090взрослые456090взрослыеСухое вещество38,355,6139,7136,828,039,992,981,273,2 ±1,0571,7 ±1,3766,5 ±1,8559,4 ±1,03Сырой протеин6,210,927,525,25,28,920,918,179,5 ±0,6881,7 ±1,0476,2 ±0,6272,0 ±0,73Сырой жир1,62,36,95,91,42,05,64,989,2 ±0,3686,3 ±0,9481,5 ±0,6582,0 ±1,02Сырая клетчатка4,76,116,421,20,71,93,04,514,5 ±2,8131,7 ±2,7718,2 ±2,7921,2 ±2,07БЭВ22,531,678,574,118,724,259,250,083,3 ±1,4476,6 ±1,6375,4 ±3,3767,5 ±0,49Сырая зола3,04,210,410,42,02,34,13,766,4 ±3,2854,9 ±5,4439,3 ±1,3535,9 ±2,55

Этот факт подтверждается данными, опубликованными в литературе, и объясняется высокой всасывающей поверхностью кишечника молодняка, меньшей наполненностью пищеварительного тракта химусом и преобладанием пристеночного типа пищеварения над полостным (Уголев А.М. с соавт., 1964; Калугин Ю.А., 1974, 1980).

На достаточно высоком уровне переваримость сухого вещества сохраняется и у крольчат двухмесячного возраста. Однако в дальнейшем, морфофункциональная перестройка пищеварительного тракта, увеличение

потребления кормов в расчете на единицу живой массы и, соответственно, скорости их прохождения, приводили к ухудшению использования питательных веществ.

У молодняка трехмесячного возраста коэффициент переваримости сухого вещества был достоверно (р<0,05) ниже, чем у двухмесячного, а у взрослых животных этот показатель, несмотря на сравнительно малое относительное потребление корма, имел самое низкое в опыте значение, вероятно, вследствие увеличения содержания клетчатки в рационе и уменьшения в них доли легкопереваримых концентрированных кормов.

Из всех компонентов сухого вещества корма лучше всего подопытные животные всех возрастов переваривали сырой жир, на что указывают и другие исследователи (Перельдик Д.Ш., 1960; Беседина Г.Г., 1975). При этом наибольшая переваримость сырого жира была отмечена у 45-60-суточных крольчат. К трехмесячному возрасту, величина этого показателя заметно снижалась (р<0,02) и в дальнейшем не претерпевала существенных изменений.

Переваримость безазотистых экстрактивных веществ достигала максимума также у 45-суточных животных, а к двухмесячному возрасту заметно снижалась, и этому не препятствовало некоторое увеличение поедаемости концентратной смеси двухмесячными крольчатами. У взрослых же кроликов коэффициент переваримости БЭВ был в 1,1 раза ниже, чем у двухмесячных (р<0,01).

Переваримость сырого протеина кормов имела с возрастом аналогичную динамику. Некоторое увеличение значения коэффициента у крольчат двухмесячного возраста по сравнению с 45-суточными можно объяснить большим развитием у них слепой кишки и, соответственно, большим потреблением хорошо переваримого микробного белка при копрофагии.

Переваривание зольных элементов с возрастом в наших опытах была четко связана с интенсивностью ростовых процессов у животных. Наиболее высоким использованием сырой золы отличались крольчата 45-60-суточного возраста (66,4 и 54,9 % соответственно).

У молодняка трехмесячного возраста, со значительно меньшей энергией роста, усвоение зольных веществ снизилось в 1,4 раза (р<0,05) и оставалось на почти таком же уровне у взрослых животных.

Труднее всего переваривалась подопытными животными всех возрастов сырая клетчатка. Весьма низкий коэффициент переваримости этого компонента зафиксирован в 45-суточном возрасте - 14,5 %, что в абсолютном выражении соответствовало всего 0,7 г переваримой клетчатки в сутки на голову, что свидетельствует о неприспособленности пищеварительного тракта отсаженных крольчат к перевариванию грубых кормов.

Однако, процесс адаптации к фитофагии осуществляется быстро, поскольку уже через 15 суток, значение коэффициента увеличилось в 2,2 раза (р<0,01) и достигло 31,7 %, превысив даже (в 1,5 раза) величину, зафиксированную у взрослых животных (р<0,01). Значение показателя в абсолютном выражении составило 1,9 г в сутки на голову.

Столь значительному росту переваримости клетчатки во многом способствовало повышение степени измельчения пищи зубами, наблюдаемое в этом возрасте.

У животных трехмесячного возраста коэффициент переваримости клетчатки существенно снизился (р<0,01), а количество переваренной клетчатки в сутки на голову несколько увеличилось (до 3 г), но в значительно меньшей степени, чем в предыдущей возрастной группе.

Переваримость клетчатки у взрослых кроликов была почти такой же, что и у 90-суточных и достоверно ниже, чем у 60-суточных. Однако при этом взрослые животные переваривали в среднем в 1,5 и 2 раза больше клетчатки в сутки на голову, чем, соответственно, трех- и двухмесячные, что, несомненно, связано с увеличением целлюлозолитической активности кишечного симбиоценоза, объема слепой кишки и снижением скорости прохождения корма по желудочно-кишечному тракту.

Изменения переваримости питательных веществ в расчете на единицу живой массы кроликов в ходе онтогенеза (табл. 30) почти полностью соответствовали динамике относительных величин потребления корма и определялись, по всей видимости, интенсивностью роста и потребностью животных в энергопластических составляющих рациона.

Таблица 30 - Переваримость питательных веществ у молодняка в расчете на единицу живой массы, г/кг

ПоказателиВозраст, сутки456090120взрослыеСухое вещество28,031,241,537,217,7Сырой протеин5,26,99,48,03,9Сырой жир1,41,62,52,11,1Сырая клетчатка0,71,51,31,20,9БЭВ18,718,926,424,210,9Сырая зола2,01,81,81,60,8

При этом наибольшие значения показателей зарегистрированы в трехмесячном возрасте. Лишь клетчатка эффективнее усваивалась 60-суточными крольчатами.

По мере снижения энергии роста, уменьшалась и эффективность переваривания нутриентов, а у взрослых животных, потребность которых в питательных веществах направлена, преимущественно, на поддержание жизни была заметно ниже, чем у молодняка.

Существенное влияние на доступность питательных веществ рациона оказывает уровень содержания клетчатки в сухом веществе. Трудности его нормирования заключаются в том, что клетчатка необходима кроликам для нормального протекания процессов пищеварения, излишние же ее поступления заметно снижают усвоение более значимых нутриентов.

По данным зарубежных исследователей, применение кормов с низким содержанием клетчатки, как правило, приводит к удорожанию рациона. Кроме того, этот компонент необходим для регуляции скорости прохождения корма по ЖКТ и нормализации состава кишечного симбиоценоза (De Bias C. et al, 1998).

С другой стороны, при увеличении содержания клетчатки в рационе переваримость всех его составляющих снижается (Sugisaki A. et al., 1960). Так, повышение уровня этого компонента на 1% сопровождалось снижением переваримости органического вещества на 1,2-1,5%.

Этот эффект зарубежные исследователи объясняют повышенным поступлением лигнина, вызывающим уменьшение высоты ворсинок в тощей и подвздошной кишке и снижение как ферментативной, так и абсорбционной активности пищеварительного тракта. Они придерживаются мнения, что именно лигнин является также причиной ускорения эвакуаторных процессов (Perez J.M. et al, 1994).

Очищенная клетчатка не имеет такого влияния, в отличие от очищенного лигнина (Chiou P.W.S. et al, 1994).

Кроме того, фенольные фракции (присутствующие, например, в побочных продуктах переработки винограда) уменьшают степень использование белка в подвздошной кишке (Merino J.M. et al., 1992).

Высказывалось также предположение, что снижение переваримости питательных веществ связано с уменьшением концентрации в химусе слепой кишки аммиака и ограничением прироста биомассы бактерий. Такая тенденция наблюдалась на рационах с использованием оливковых листьев в качестве источника грубого корма (Delgado-Perty M. et al, 1998).

Высокое содержание клетчатки заметно угнетает и процесс ее собственного переваривания. По степени переваримости клетчатки различные корма можно расположить в следующей последовательности (в направлении убывания): кормовая свекла, обезвоженная люцерна, сено люцерны, шелуха подсолнечника (Gidenne T., 1998; Garcia J. et al, 1996; Perez J.M., 1994).

Данные авторы предполагают, что количество поступающей в слепую кишку клетчатки не является фактором ограничения бродильных процессов, поскольку пребывание ее там относительно недолгое. За это время расщепляются преимущественно пектины и гемицеллюлозы.

В целом же, по данным зарубежных источников кролики переваривают около 2/3 клетчатки различных кормов. (Gidenne T., 1992; Merino J.M. et al., 1992). Существенное значение при этом имеет размер кормовых частиц (Laplas J.P et al., 1977; Gidenne T., 1993; Garcia J. et al, 1996).

В наших опытах влияние содержания клетчатки в рационе на переваримость питательных веществ изучалась на 60-суточных крольчатах и взрослых животных при превышении ее уровня на 10 и 20% по сравнению с типовым. Полученные результаты представлены в таблице 31.

Как показывают данные таблицы, увеличение уровня клетчатки в рационе, как у молодняка, так и у взрослых животных привело к существенному снижению переваримости сухого вещества и отдельных его компонентов.

Так, лучше всего переваривали сухое вещество крольчата контрольной группы, находившиеся на рационе, содержащем 10,9% клетчатки.

Переваримость сухого вещества у крольчат 1 группы, рацион которых содержал 12,2% клетчатки снизилась на 5, а у крольчат 2 группы (13,3% клетчатки в рационе) - на 15% (р<0,01).

Столь же сильное негативное влияние изучаемый фактор оказал на усвоение безазотистых экстрактивных веществ. Коэффициент их переваримости у крольчат 2 группы был ниже, чем у контрольных на 12% (р<0,01).

Угнетающее действие повышенных уровней клетчатки на переваримость сырого протеина проявилось в меньшей степени. Тем не менее разница в значениях коэффициента у животных контрольной и 2 группы достоверна при р<0,05.

Практически не изменился коэффициент переваримости сырого жира, величина которого у крольчат 2 группы была лишь на 2% меньше, чем в контроле.

Недостоверным было также влияние изучаемого фактора на переваримость зольных веществ, хотя величина данного показателя снижалась в опыте весьма существенно.


Таблица 31 - Переваримость питательных веществ у молодняка и взрослых кроликов при превышении уровня клетчатки в рационе по сравнению с нормой на 10 и 20%

ПоказателиПринято с кормом, гПереварено, гВ % от принятого60-суточныевзрослые60-суточныевзрослые60-суточ-ныевзрослые10%20%10%20%10%20%10%20%10%20%10%20%Сухое вещество63,362,4138,6137,243,238,776,969,968,2 ±2,3862,1 ±0,4655,5 ±0,7150,9 ±1,37Сырой протеин11,211,125,224,68,98,217,216,879,5 ±1,0374,1 ±2,5568,4 ±0,7468,4 ±1,59Сырой жир2,52,45,95,42,12,04,64,183,2 ±1,2984,7 ±1,3077,9 ±1,5876,2 ±0,91Сырая клетчатка7,78,322,925,52,12,04,13,627,6 ±4,8623,8 ±2,2717,7 ±1,5014,1 ±1,90БЭВ37,236,174,371,027,924,747,842,475,2 ±1,9068,4 ±0,1967,3 ±1,9159,7 ±1,28Сырая зола4,74,710,310,72,11,93,23,045,1 ±5,0541,1 ±5,3731,1 ±2,5027,9 ±0,25

Увеличение уровня клетчатки в рационах взрослых животных оказало на переваримость питательных веществ аналогичное влияние.

Так, коэффициент переваримости сухого вещества у кроликов контрольной группы, находившихся на рационах, содержащих 15,5% клетчатки составил 59,4%.

У животных 1 группы (17% клетчатки в рационе), величина этого показателя уменьшилась на 7, а 2 группы (18,6% клетчатки в рационе) - на 16%. Разница в величине показателя у кроликов контрольной и 2 группы достоверна при р<0,01.

Существенно угнеталось также использование безазотистых экстрактивных веществ, коэффициент переваримости которых в 1 и 2 группах снизился по сравнению с контролем соответственно на 5 и 13% (р<0,01).

Менее выраженным было влияние изучаемого фактора на переваримость сырого протеина, сырого жира и сырой золы.

Коэффициенты переваримости этих компонентов у кроликов 2 группы снизились по сравнению с контролем на 5; 7,7 (р<0,02) и 28 % (р<0,02).

Влияние уровня клетчатки в рационе на переваримость сухого вещества кормов изображено на рисунке 9. Нами получено уравнение регрессии с высокой степенью достоверности (R2 = 0,97) позволяющее рассчитать переваримость сухого вещества на типовых зимних рационах, содержащих различное количество клетчатки (долю сена). Его вид y = -2,5924x + 99,106.

Особый интерес представляет влияние уровня клетчатки на ее собственную переваримость.

Анализ экспериментальных данных свидетельствует о существенном снижении коэффициента переваримости клетчатки, средние значения которого у крольчат 1 и 2 группы были меньше, чем у контрольных на 15 и 33 % соответственно, а у взрослых животных - на 20 и 51%.

Однако разница в обоих случаях оказалась не достоверной, поскольку в пределах групп наблюдался значительный разброс величин показателя (коэффициент вариации достигал 30,5 %).

Что же касается переваримости клетчатки в абсолютном выражении (г в сутки на голову), то ее величина у крольчат опытных групп, потреблявших большее количество клетчатки с кормом была даже выше, чем у контрольных. Однако такая динамика показателя возможна, по всей видимости, только при сравнительно низких уровнях содержания клетчатки в рационе (в пределах 11-13%).


Рис. 9. Переваримость сухого вещества кроликами в зависимости от уровня клетчатки в рационе


У взрослых же кроликов, уровень клетчатки в рационах которых был более высоким и соответствовал в контрольной, 1 и 2 группах 15,5; 17,0 и 18,6%, негативное влияние изучаемого фактора проявилось не только в относительном, но в абсолютном показателе переваримости клетчатки.

Так, если контрольные животные переваривали в среднем по 4,5 г клетчатки в сутки на голову, то у кроликов 1 и 2 групп переваримость клетчатки снизилась соответственно на 11 и 25% (до 4,0 и 3,6 г).

Зависимость между содержанием клетчатки в рационе и коэффициентом ее переваримости представлена на рисунке 10. Эта зависимость с высокой степенью достоверности аппроксимируется линейной функцией вида y = -2,1561x + 54,127.

Можно выделить несколько причин, предположительно влияющих на снижение переваримости питательных веществ по мере повышения уровня клетчатки в рационе.

Одна из них заключается в том, что с увеличением доли грубых кормов в рационе, содержание и качество питательных веществ в нем снижаются, что само по себе затрудняет их гидролиз и последующее всасывание в пищеварительном тракте животных.


Рис. 10 - Влияние уровня клетчатки в рационе на коэффициент ее переваримости кроликами


Другая причина состоит в уменьшении переваримости самой клетчатки (за счет ингибирования целлюлаз избытком субстрата) и, следовательно, доступности содержимого клеток для действия пищеварительных ферментов. Это предположение представляется наиболее вероятным, поскольку между показателями переваримости сухого вещества и сырой клетчатки существует прямая линейная связь (рис. 11).

Кроме того, угнетающее влияние клетчатки на переваримость питательных веществ в известной степени обусловлено ускорением эвакуаторных процессов.

Переваримость питательных веществ при скармливании различных кормов в отдельности изучена нами на взрослых кроликах при свободном доступе к корму. Результаты исследований приводятся в таблице 32.

Как свидетельствуют представленные данные, наибольшая переваримость сухого вещества была зарегистрирована на зерновой диете - на 23 % выше (р<0,01), чем на типовом рационе.

При этом заметно увеличились коэффициенты переваримости безазотистых экстрактивных веществ, сырого жира и протеина. В тоже время, коэффициент переваримости клетчатки снизился в 3,3 раза, а сырой золы - на 27 % (р<0,05).

Не многим ниже оказались значения переваримости сухого вещества и его органических компонентов при кормлении животных свежей травяной массой, но, в отличие от зерновой диеты, коэффициент переваримости клетчатки при этом увеличился по сравнению с типовым рационом вдвое (р<0,01), а величина абсолютного показателя - в 5 раз.

Значительно хуже кролики переваривали компоненты сенного рациона. Коэффициенты переваримости сухого вещества, сырого протеина, жира и БЭВ в этом случае снизились по сравнению с контролем на 28 (р<0,02), 22 (р<0,001), 38 (р<0,01) и 40 % (р<0,001) соответственно (в абсолютном выражении - в 1,5; 2,5; 1,4 и 2 раза).

Переваримость сырой клетчатки уменьшилась почти вдвое (р<0,05). Лишь переваримость сырой золы существенно возросла: в относительном выражении - на 44% (р<0,02), в абсолютном - в 2 раза.

Рис. 11 - Зависимость между показателями переваримости сухого вещества и сырой клетчатки


Таблица 32 - Переваримость питательных веществ у взрослых кроликов при монопитании

ПоказателиПринято с кормом, гПереварено, гВ % от принятогоРационзерновойтравянойсеннойзерновойтравянойсеннойзерновойтравянойсеннойСухое вещество102,6153,9125,475,094,954,573,1 ±2,2661,7 ±1,8743,5 ±3,89Сырой протеин12,819,712,210,515,46,981,9 ±2,0878,1 ±1,0956,2 ±1,46Сырой жир4,24,52,83,63,61,485,3 ±6,9580,5 ±2,5851,3 ±4,42Сырая клетчатка13,548,842,81,922,44,914,3 ±2,7145,8 ±3,6511,4 ±2,50БЭВ67,466,858,049,948,123,374,0 ±3,5772,0 ±2,3440,1 ±2,38Сырая зола4,614,09,91,25,47,326,1 ±1,5738,6 ±3,1552,1 ±2,64

Скармливание различных кормов (концентратной смеси, сена и кормовой свеклы) в составе полнорационной кормосмеси изготовленной предложенным нами способом увеличило коэффициенты переваримости клетчатки и сухого вещества на 25 и 14% соответственно.

Для изучения вклада симбионтного и эндогенного процессов в суммарную переваримость нутриентов нами был применен метод инертного маркера, задаваемого животным в виде мелкодисперсного порошка оксида кремния, тщательно перемешанного с полнорационной измельченной кормосмесью, составленной по нормам кормления и состоящей из концентрированных кормов, сена лугового и кормовой свеклы, измельченных до размера частиц 1, 3 и 5 мм соответственно (количество маркера - 5 % от сухого вещества кормосмеси). В качестве объекта исследований использовались 24 взрослых кроликa породы советская шиншилла. Предварительный период опыта продолжался 18 суток. Кормление кроликов двукратное - в 8 и 20 часов. Через 5 суток, после определения величин сумарной переваримости корма, все животные были убиты с целью извлечения химуса из дистального участка подвздошной кишки (протяженностью 5 см). Убой производился в 0, 3, 6, 9, 12, 15, 18 и 21 час, каждый раз по 5 животных. Пробы химуса усреднялись по животным забитым в разное время, проводился химанализ химуса и определялся прирост концентрации маркера, по которому судили о степени переваривания различных копонентов. При этом предполагалось, что в желудке и тонком кишечнике ферментация осуществляется преимущественно эндогенными ферментами, а в слепой кишке - симбионтами.

Результаты исследований сведены в таблице 33. Суммарная переваримость сухого, органического вещества, сырого протеина, сырого жира, сырой клетчатки, БЭВ и сырой золы рациона составила соответственно 66,8; 69,3; 73,1; 80,4; 21,2; 80,9 и 35,5 %.

Как свидетельствуют данные таблицы, под действием эндогенных ферментов в желудке и тонком кишечнике переваривается свыше 50 % органического вещества, вклад же симбионтных ферментов слепой кишки в общую переваримость нутриентов таким образом не мнигим превышает 16 %. При этом наиболее полно ферментируются и усваиваются такие компоненты органического вещества как сырой жир и безазотистые экстрактивные


Таблица 33 - Переваримость компонентов рациона в различных отделах пищеварительного тракта

ПоказателиПоступило, гПереварено, гВ % от принятогос кормомв слепую кишкув желудке и тонком кишечникев слепой кишкев желудке и тонком кишечникев слепой кишкеСухое вещество118,758,760,019,250,5±2,3416,3±2,57Органическое вещество109,751,758,018,052,9±1,2616,4±1,83Сырой протеин21,914,57,48,633,8±0,7839,3±3,50Сырой жир5,11,23,90,276,5±3,113,9±1,06Сырая клетчатка18,417,21,22,76,5±0,0514,7±1,67БЭВ64,318,845,56,570,8±2,3110,1±0,53Сырая зола9,07,02,01,222,2±1,5413,3±0,07

вещества. Значительно ниже показатель для сырого протеина, хотя это связано не столько с низкой переваримостью, сколько с наличием остаточного азота эндогенного происхождения. Кроме того, относительно большая переваримость протеина в слепой кишке обусловлена синтетической активностью населяющей ее микрофлоры - бактериальный белок более усвояем, по сравнению с растительным.

Обращает на себя внимание высокая переваримость клетчатки в желудке и тонком кишечнике - 6,5 % от общего поступления, что составляет около 30 % от всей переваренной клетчатки. Этот факт можно объяснить только сохранением в условиях желудка активности ферментов целлюлазного комплекса, продуцируемых микрофлорой слепой кишки, и попадающих сюда при цекотрофии. Не исключена также возможность ферментации отдельных фракций клетчатки (пентозанов, ксиланов и пектинов) и других легкогидролизуемых органических веществ микроорганизмами, развивающимися в желудке благодаря цекотрофии.

Наблюдаемый механизм рециркуляции симбионтных гидролаз является уникальным для млекопитающих, и филогенически возник у фитофагов относительно прохладных областей, не впадающих в зимнюю спячку и обитающих в биотопах, бедных концентрированными зерновыми кормами.

Для определения активности эндогенных гидролаз при отсутствии симбионтных ферментных систем в переднем отделе пищеварительного тракта был поставлен аналогичный эксперимент с предотвращением поедания цекотрофов с помощью пластикового ошейника с внешним диаметром 35 см и внутренним - 7 см.

Результаты эксперимента сведены в таблице 34.

Как показывают данные таблицы, лишение кроликов копрофагии приводит к снижению суммарных показателей переваримости корма. Переваримости сухого и органического вещества более чем на 5 %, сырого протеина - на 10 %, сырой клетчатки - на 12,8 %, БЭВ - на 2 %, сырой золы - на 4,8 %. Главным образом данный эффект связан с отсутствием вторичной ферментации части пищевых масс, а также потерей легкопереваримого бактериального протеина и минеральных компонентов цекотрофов.

В то же время несколько уменьшились и показатели ферментации в желудке и тонком отделе кишечника: по органическому веществу - на 2,9 %, сырой клетчатке - более чем на 5 %, сырому протеину - на 4,7 %, БЭВ - на 1,7 %, что в абсолютном выражении составляет 4,6; 1,0; 1,2 и 2,3 г соответственно. В расчете на величины потребления это соответствует 3,9; 5,4; 5,5 и 3,6 %. Этот результат свидетельствует о том, что данная часть питательных веществ переваривается под действием микробных гидролаз.


Таблица 34 - Переваримость компонентов рациона в различных отделах пищеварительного тракта при лишении копрофагии

ПоказателиПоступило, гПереварено, гВ % от принятогос кормомв слепую кишкув желудке и тонком кишечникев пищеварительном тракте в целомв желудке и тонком кишечникев пищеварительном тракте в целомСухое вещество115,560,155,470,948,0±2,9661,4±1,76Органическое вещество106,753,353,468,250,0±3,7263,9±1,94Сырой протеин21,315,16,213,429,1±1,2462,9±2,34Сырой жир5,01,23,84,076,0±3,5380,0±0,17Сырая клетчатка17,917,70,21,51,1±0,088,4±1,55БЭВ62,519,343,249,369,1±2,4878,9±1,28Сырая зола8,86,82,02,722,7±1,6530,7±0,50

Обобщая изложенное, следует отметить, что уровень переваримости кормов в целом соответствует изменяющейся с возрастом потребности животных в энергопластических веществах. Достигается это различными адаптационными и регуляторными механизмами.

На ранних стадиях постнатального онтогенеза высокие значения переваримости обеспечиваются лучшими условиями для мембранного пищеварения за счет значительно большей относительной поверхности кишечника.

У крольчат двухмесячного возраста, более или менее адаптированных к питанию растительными кормами, существенно возрастает степень измельчения пищи зубами.

Позднее показатели переваримости снижаются, и потребность животных в нутриентах удовлетворяется за счет увеличения потребления корма и предпочтения более концентрированных его составляющих.

Что же касается клетчатки, то ее переваримость, прежде всего, зависит от степени морфологического развития слепой кишки (абсолютный показатель увеличивается параллельно объемному росту органа), качества измельчения корма зубами и скорости прохождения пищевых масс по желудочно-кишечному тракту.

У взрослых животных, после окончательного формирования слепой кишки, переваримость клетчатки зависит, главным образом, от биохимического состава корма, влияющего на жизнедеятельность кишечного симбиоценоза. Причем, при различных уровнях клетчатки в рационе, характер этого влияния определяется различными механизмами.

Так, низкое содержание клетчатки в корме, богатом легкосбраживаемыми углеводами (зерновая диета), угнетает целлюлозолитические бактерии вследствие неблагоприятного метаболического фона и закисления химуса.

Снижение же переваримости при увеличении уровня клетчатки в рационах с более физиологичным соотношением углеводов, обусловлено чрезмерным накоплением в химусе продуктов дезагрегации клетчатки, ингибирующих целлюлазы.

Повышенное содержание клетчатки в рационе и у молодняка и у взрослых животных приводит к более или менее существенному снижению показателей переваримости всех питательных веществ.

В желудке и тонком кишечнике симбионтно переваривается 6 % органического вещества (от общего количества, переваренного в пищеварительном тракте), 25,6 % сырой клетчатки, 7,5 % сырого протеина и 4,4 % БЭВ.

Общий вклад симбионтного пищеварения в ферментацию нутриентов составляет: 20,6 % (от величины поступления) для органического вещества, 20,1 % для сырой клетчатки, 44,7 % для сырого протеина и 13,7 % для БЭВ.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Проведенные исследования показали, что на ранних этапах постнатального онтогенеза (12 - 13-суточный возраст) первыми потребляемыми кроликами растительными кормами являются корнеплоды (или свежая зеленая масса) и мелкостебельчатое сено. Позднее, по мере повышения темпов роста, все большее значение в питании крольчат начинают приобретать концентрированные корма. Потребление корма достигает максимума в трехмесячном возрасте. При этом между величинами поступления сухого вещества и клетчатки наблюдается линейная зависимость.

Увеличение уровня клетчатки (доли сена) в рационе приводит к избирательности в поедании его компонентов и к сокращению потребления, особенно у взрослых кроликов (вплоть до уровня, необходимого для поддержания жизни). Снижение потребление корма наблюдается и на другом, противоположном полюсе возможного кормового диапазона - при питании животных зерном.

Последовательность и скорость поедания различных кормов кроликами зависят от содержания в них доступной энергии. В первую очередь и с большей скоростью поедаются более питательные корма.

Величина потребления корма в расчете на единицу живой массы является важнейшим фактором, влияющим на скорость продвижения корма по желудочно-кишечному тракту у молодняка. Увеличение потребления сухого вещества в расчете на единицу живой массы с возрастом приводит к соответствующему ускорению прохождения корма.

У взрослых кроликов, содержащихся на различных рационах, отмечена та же закономерность - чем выше потребление корма, тем интенсивнее эвакуаторные процессы и, соответственно, оборот пищевых масс через пищеварительный тракт. Наблюдаемая зависимость имела линейный характер и четко прослеживалась на всех используемых в опыте рационах.

По мере увеличения уровня клетчатки (доли сена) в рационе и у молодняка, и у взрослых кроликов наблюдается тенденция к усилению эвакуаторных процессов. Однако при кормлении сеном в качестве единственного корма, длительность его пребывания в пищеварительном тракте напротив, возрастает.

Помимо величины потребления корма на длительность пребывания пищи в пищеварительном тракте оказывает влияние степень ее измельчения зубами и эффективность последующей редукции частиц, поскольку мелкие частицы задерживаются в ЖКТ на более продолжительное время.

Качество пережевывания зависит, прежде всего, от биохимического состава корма, а также от размеров животного и, соответственно, его зубного аппарата. Меньшие размеры последнего позволяют крольчатам ранних возрастов при тех же затратах времени существенно тщательнее пережевывать корм.

При переходе крольчат от смешанного типа питания (молоко и растительные корма) к фитофагии, степень измельчение корма зубами увеличивается, что компенсирует снижение доступности и биологической полноценности его компонентов. Однако и для молодняка и для взрослых кроликов характерна особенность - чем выше питательность корма, тем больше скорость его поедания и грубее обработка зубным аппаратом.

Биохимический состав и величина потребления корма, размер его частиц, скорость и порядок продвижения пищевых масс по желудочно-кишечному тракту обусловливают характер процессов, протекающих в слепой кишке, и степень морфофункционального развития этого органа.

Как показали наши исследования, уже у крольчат 15-суточного возраста, у которых слепая кишка как полостной орган еще не функционирует, численность бактерий в ее содержимом приближается к величинам, наблюдаемым у взрослых животных. В основном это грамотрицательные палочки рода Bacteroides и представители рода Peptococcus.

Наиболее бурный рост вместимости слепой кишки наблюдается с 20- до 45-суточного возраста, и уже у двухмесячных крольчат ее относительная масса почти соответствует величине, зарегистрированной у взрослых кроликов. Однако темпы морфологического и функционального развития слепой кишки не вполне совпадают. Так, почти полное завершение морфогенеза у двухмесячных животных сопровождается существенным снижением всех показателей пищеварения.

Формирование функциональных особенностей слепой кишки происходит на более поздних стадиях онтогенеза и сопровождается рядом преобразований кишечного симбиоценоза, а также изменением ее секреторной и всасывательной активности. Окончательное становление функциональных возможностей слепой кишки происходит, судя по активности бактериальных ферментов, величине рН химуса, содержанию в нем ЛЖК и общего азота, в трехмесячном возрасте.

В этом же возрасте, по-видимому, завершается формирование видовой специфичности симбиоценоза слепой кишки. У взрослых кроликов, содержащихся на типовом рационе, микрофлора представлена преимущественно палочковидными формами бактерий, количество которых в среднем составляет 90,7% от общего числа видов (из них граммнегативные - 70,8%, граммпозитивные - 29,2%), численность иодофильных организмов составляет 11,4%, кокков - не более 9,3%, спорообразующих - всего 0,5%.

В родовом отношении преобладающими в составе микрофлоры являются Bacteroides (нами идентифицированы виды ruminicola и succinogenes), Peptococcus и Bifidobacterium (thermophilum и pseudolongum). Значительно в меньшем числе представлены бактерии кишечной группы - E. coli, Enterococcus faecalis, Lactobacillus (fermenti, acidophilus, brevis, salivarius), Megasphaera elsdenii, азотфиксатор Clostridium butiricum и представители рода Methanogenes.

Из целлюлозолитических видов кроме Bacteroides succinogenes, обнаруживаются также Butirivibrio fibrisolvens и Ruminococcus flavefaciens.

У взрослых животных, с завершением формирования симбиоценоза слепой кишки, показатели пищеварения в этом органе зависят, главным образом, от условий кормления.

Увеличение уровня содержания клетчатки в рационе кроликов на 10-20% почти не оказывает влияния на показатели пищеварения в слепой кишке. Их изменения при этом носят характер слабовыраженной тенденции, что свидетельствует о высокой стабильности рассматриваемых процессов.

Тем не менее, применение рационов с более широким диапазоном концентрации клетчатки позволило установить, что повышение ее уровня приводит к увеличению показателя рН, содержания влаги, ЛЖК, общего азота, аммиака и мочевины. Численность бактерий на рационах, содержащих от 12,8 до 16% клетчатки снижается, а при дальнейшем повышении ее уровня - возрастает.

Увеличение уровня клетчатки в рационе сопровождается почти линейным ростом активности эндоглюконазы - фермента, действующего на начальных этапах гидролиза целлюлозы. Что же касается суммарной целлюлозолитической активности симбиоценоза в условиях in vivo, то влияние изучаемого фактора приводило к ее снижению.

Более существенные изменения симбионтных процессов наблюдаются у кроликов при скармливании им отдельных кормов. При этом тенденции, выявленные на рационах с различным уровнем клетчатки, проявляются в виде отчетливой закономерности.

Так, на сенной диете отмечается значительное снижение по сравнению со смешанным рационом общей численности микрофлоры, доли граммположительных палочек и кокков, количества амилолитических, протеолитических, лактатферментирующих и расщепляющих мочевину бактерий, активности уреазы и липазы, концентрации в химусе белкового азота (при увеличении азота мочевины), и ЛЖК. Изменяется соотношение кислот брожения: возрастает доля уксусной и уменьшается - пропионовой и, особенно, масляной кислоты.

В то же время, при кормлении животных сеном увеличивается численность ферментирующих целлюлозу организмов и активность эндоглюканазы, а суммарная целлюлозолитическая активность близка к величине, наблюдаемой на типовом рационе.

Противоположная картина наблюдается на зерновой диете. На фоне сравнительно невысокой общей численности микроорганизмов, существенно увеличивается доля кокковых форм, количество молочнокислых, амилолитических, протеолитических и использующих мочевину бактерий, активность амилазы и липазы.

Повышенное поступление в слепую кишку легкосбраживаемых углеводов способствует реутилизации аммиака и мочевины, закислению химуса, ускорению всасывания ЛЖК (в составе которых увеличивается доля масляной и пропионовой кислот), снижению числа бактерий расщепляющих клетчатку и их энзиматической активности.

При кормлении свежей зеленой массой, заметно возрастает общее количество микроорганизмов, доля граммпозитивных палочек и кокков, численность целлюлозолитических бактерий и их ферментативная активность, концентрация в химусе кислот брожения. Сравнительно невелико содержание амилолитических и использующих мочевину бактерий, активность амилазы и липазы.

Помимо возраста и условий кормления на динамику показателей симбионтного пищеварения в слепой кишке влияет последовательность прохождения различных кормов по желудочно-кишечному тракту, а также секреция пищеварительных соков и выделение мягких фекалий, имеющие строгую суточную периодичность.

Более длительная задержка зерна и корнеплодов в желудке приводит к разобщению ферментативных и синтетических процессов. Метаболическая ситуация в слепой кишке при этом напоминает ту, что складывается при питании отдельными кормами.

Помимо слепой кишки симбионтные процессы переваривания пищи имеют место в желудке. Чередование эндогенного и симбионтного типов ферментации в фундальном отделе желудка кроликов является закономерным, обусловленным суточными ритмами копрофагии процессом.

Периодическое поступление цекотрофов и, вместе с ними, микробных гидролаз из слепой кишки расширяет диапазон деполимеризуемых в желудке субстратов, а также создает приемлемые условия для жизнедеятельности некоторых микроорганизмов, тем самым частично удовлетворяя потребность животных в продуктах бактериального синтеза.

Изученные особенности пищеварения у кроликов в зависимости от возраста и условий кормления определяют величины суммарных показателей переваримости нутриентов и позволяют выявить ряд механизмов, обеспечивающих адаптацию этих животных к изменению характера питания.

На ранних стадиях постнатального онтогенеза высокие значения переваримости обеспечиваются лучшими условиями для мембранного пищеварения за счет значительно большей относительной поверхности кишечника.

У крольчат двухмесячного возраста, более или менее адаптированных к питанию растительными кормами, существенно возрастает степень измельчения пищи зубами.

Позднее показатели переваримости снижаются, и потребность животных в нутриентах удовлетворяется за счет увеличения потребления корма и предпочтения более концентрированных его составляющих.

Что же касается клетчатки, то ее переваримость, прежде всего, зависит от степени морфологического развития слепой кишки (абсолютный показатель увеличивается параллельно объемному росту органа), качества измельчения корма зубами и скорости прохождения пищевых масс по желудочно-кишечному тракту.

У взрослых животных, после окончательного формирования слепой кишки, переваримость клетчатки зависит, главным образом, от биохимического состава корма, влияющего на жизнедеятельность кишечного симбиоценоза. Причем, при различных уровнях клетчатки в рационе, характер этого влияния определяется различными механизмами.

Так, низкое содержание клетчатки в корме, богатом легкосбраживаемыми углеводами (зерновая диета), угнетает целлюлозолитические бактерии вследствие неблагоприятного метаболического фона и закисления химуса.

Снижение же переваримости при увеличении уровня клетчатки в рационах с более физиологичным соотношением углеводов, обусловлено чрезмерным накоплением в химусе продуктов дезагрегации клетчатки, ингибирующих целлюлазы.

Повышенное содержание клетчатки в рационе и у молодняка и у взрослых животных приводит к более или менее существенному снижению показателей переваримости всех других нутриентов.

Анализируя имеющийся фактический материал, необходимо подчеркнуть, что одним из важнейших факторов, определяющим эффективность процессов симбионтного пищеварения у кроликов является степень морфофункционального развития слепой кишки.

Морфогенез этого органа в постнатальном онтогенезе происходит быстро и связан с ранним потреблением растительной пищи, которая начинает поедаться крольчатами 12-13-суточного возраста (предпочтение при этом отдается корнеплодам, свежей зеленой массе и мелкостебельчатому сену).

Между тем, на 15 сутки после рождения слепая кишка как полостной орган еще не функционирует, а наиболее быстрый рост ее вместимости отмечается с 20-суточного возраста, когда потребление растительных кормов становится регулярным. В этом же возрасте фиксируются первые проявления ритмичной копрофагии.

У 45-суточных крольчат, питание которых до этого носило смешанный характер (молоко и растительные корма) масса слепой кишки с содержимым была на 21% меньше массы желудка. Однако с момента полного перехода молодняка к фитофагии ситуация кардинально меняется, и уже в 60-суточном возрасте ее масса превышает массу желудка, а в расчете на единицу живой массы достигает величины, наблюдаемой у взрослых животных.

Столь быстрые темпы развития объясняются тем, что двухмесячные крольчата, потребность которых в нутриентах вследствие интенсивного роста и снижения эффективности пристеночного пищеварения довольно значительна, потребляют в 1,4 раза больше пищи в расчете на единицу живой массы, чем взрослые кролики, а также проявляют определенную толерантность к кормам с повышенным содержанием клетчатки.

При этом сочные и грубые компоненты рациона продолжают оставаться в числе наиболее поедаемых, а высокая переваримость питательных веществ и даже клетчатки (в 1,5 раза больше, чем у взрослых животных) обеспечивается весьма тонким измельчением корма в ротовой полости, чему способствуют меньшие размеры тела и, соответственно, зубной поверхности.

Но не всегда достигнутый объем слепой кишки достаточен для оптимального протекания микробиальных процессов. Так, у молодняка трехмесячного возраста, трофические потребности которого в связи с продолжающимся ростом и снижением оплаты корма существенно возрастают, возможности слепой кишки по депонированию пищи не соответствуют величине ее потребления. В результате в 1,2 раза по сравнению с двухмесячными крольчатами увеличивается скорость прохождения корма по желудочно-кишечному тракту, что в сочетании с менее тщательным пережевыванием пищи (вследствие большего потребления концентрированных кормов в составе рациона) приводит к резкому снижению переваримости питательных веществ.

Объемный рост слепой кишки гетерохронен с ее функциональным развитием. Так, уже у крольчат 15-суточного возраста численность бактерий приближается к величине, отмеченной у взрослых животных (преобладают представители родов Bacteroides и Peptococcus), а в 30-суточном - даже превышает ее, что объясняется разнообразием поступающих в слепую кишку субстратов, и более энергичным (вследствие большей относительной поверхности) всасыванием метаболитов, угнетающих жизнедеятельность симбионтов.

При этом доля кокков в общем составе биоценоза составляет 15,1 %, что в 1,4 раза выше, чем у взрослых животных, а число палочковидных форм соответственно ниже, причем, главным образом, за счет грамположительных видов, доля которых уменьшается почти втрое (10%).

У 45-суточных крольчат активность некоторых ферментов и концентрация в химусе ЛЖК и азотистых соединений достигает максимума для молодняка, но при полном переходе животных к фитофагии (60-суточный возраст) показатели симбионтного пищеварения вновь снижаются. Помимо быстрого роста объема слепой кишки и обеднения биохимического состава химуса, немаловажное значение при этом имеет также усиление секреторной активности органа, о чем свидетельствует увеличение содержания в химусе влаги.

Окончательное формирование функциональных возможностей слепой кишки происходит в трехмесячном возрасте. В этом же возрасте устанавливается и видовая специфичность кишечного симбиоценоза.

У взрослых кроликов характер симбионтных процессов в слепой кишке зависит, главным образом, от биохимического состава корма.

Применение рационов с различным соотношением зерна и сена (вплоть до скармливания этих кормов в отдельности) показывает, что повышение уровня клетчатки приводит к закономерному снижению доли грампозитивных палочек и кокков в составе симбиоценоза, увеличению показателя рН, концентрации в химусе общего азота (вследствие меньшей переваримости протеина) и конечных продуктов азотистого обмена - аммиака и мочевины (за счет угнетения микробного синтеза).

Содержание клетчатки в рационе оказывает определяющее влияние и на целлюлозолитическую активность микрофлоры. Увеличение ее уровня сопровождается линейным ростом активности эндоглюканазы - фермента, действующего на начальных этапах гидролиза целлюлозы.

Что же касается суммарной целлюлозолитической активности симбиоценоза в условиях in vivo, то влияние данного фактора приводит к ее снижению, вследствие чрезмерного накоплении в химусе продуктов дезагрегации клетчатки (целлолигосахаридов), угнетающих активность экзоглюкозидаз (завершающих процесс ферментации) по субстратному принципу.

Особенно отчетливо этот эффект проявляется на рационах, содержащих от 12,8 до 16 % клетчатки в сухом веществе. Однако при дальнейшем повышении уровня (с 16 до 19,2 %), угнетение энзиматической активности становится значительно менее выраженным, а на сенной диете, несмотря на то, что сено содержит по меньшей мере 29 % клетчатки, ее величина даже превышает значения, регистрируемые на рационах с 17,6 и 19,2 % клетчатки.

Зная величину данного показателя на основании выведенного нами уравнения регрессии можно с высокой степенью достоверности рассчитать коэффициенты переваримости клетчатки любых рационов и отдельных кормов (y = 0,3162x2 - 4,3678x + 29,224, R2 = 0,9935).

При увеличении содержания клетчатки в рационе наблюдается также ряд общефункциональных адаптивных изменений в трофической системе. Это и предпочтительное поедание наименее грубых пищевых объектов, и снижение потребления труднопереваримого корма вплоть до уровня, необходимого для поддержания жизни, на фоне низкой потребности в энергопластических веществах (у взрослых животных вне репродуктивного периода), и усиление эндогенной секреции (направленное на нормализацию состава химуса), и увеличение степени измельчения корма зубным аппаратом, и большая продолжительность ферментации мелкодисперсных грубых компонентов в слепой кишке (наблюдаемая на сенной диете).

Тем не менее, переваримость питательных веществ корма при этом снижается в среднем на 2,6 % на каждый «лишний» процент клетчатки в рационе. Причина этого явления заключается на наш взгляд не только в угнетении цекального симбиоценоза, но и в усилении эвакуаторных процессов, способствующих выбросу наряду с малопереваримыми крупными частицами и мелкодисперсной фракции, в том числе, микроорганизмов.

Предложенное нами уравнение регрессии с высокой степенью точности позволяет рассчитать переваримость сухого вещества корма в зависимости от переваримости клетчатки (y = 1,3323x + 30,685, R2 = 0,9799).

При монопитании соотношение между бактериями, использующими различные субстраты, активность соответствующих ферментных систем и метаболическая ситуация в слепой кишке в целом изменяются весьма существенно.

Так, на сенной диете отмечается многократное (в 2-7 раз) снижение по сравнению с типовым рационом количества амилолитических, протеолитических, лактатферментирующих и расщепляющих мочевину бактерий, активности амилазы, протеаз, липазы и уреазы, численность же целлюлозолитических форм заметно увеличивается.

В составе ЛЖК возрастает доля уксусной и уменьшается - пропионовой и, особенно, масляной кислот.

Противоположная картина наблюдается на зерновой диете, приводящей к закислению химуса и преимущественному развитию бактерий, сбраживающих легкодоступные субстраты.

Биохимический состав кормов оказывает и опосредованное влияние на процессы симбионтного пищеварения. Так, корма, содержащие больше доступной энергии в расчете на сухое вещество, поедаются в первую очередь и с большей скоростью.

При этом анатомическое строение желудка и характер его заполнения откладывают определенный отпечаток на их дальнейшее продвижение по пищеварительному тракту - они скапливаются в районе слепого мешка и надолго задерживаются там, чему способствует также менее тщательное измельчение их зубным аппаратом - следствие быстрого потребления. Менее же питательные грубые корма поступают в пилорический отдел, раньше покидают желудок и быстрее достигают слепой кишки.

Указанные особенности потребления пищи, с одной стороны, имеют адаптивное значение - легкопереваримые концентрированные и сочные корма частично гидролизуются ферментами, привносимыми в желудок с мягкими фекалиями и симбионтами (жизнедеятельность которых поддерживается буферными и пепсинингибирующими свойствами цекотрофов), а грубые подвергаются предварительной мацерации в высококислой среде пилорического отдела, и сбраживаются в слепой кишке (задерживаясь там до 30 часов).

С другой стороны, эти же особенности обусловливают выраженную суточную периодичность и разобщенность ферментативных и синтетических процессов в слепой кишке, а также снижение качества пережевывания сена, скармливаемого вместе с концентратами в составе смешанного рациона.

В желудке и тонком кишечнике симбионтно переваривается 6 % органического вещества (от общего количества, переваренного в пищеварительном тракте), 25,6 % сырой клетчатки, 7,5 % сырого протеина и 4,4 % БЭВ.

Общий вклад симбионтного пищеварения в ферментацию нутриентов составляет: 20,6 % (от величины поступления) для органического вещества, 20,1 % для сырой клетчатки, 44,7 % для сырого протеина и 13,7 % для БЭВ.

Значение цекального эндосимбиоценоза в питании кроликов не исчерпывается, однако, ферментацией пищи. Микрофлора частично удовлетворяет потребность животных в незаменимых нутриентах, в частности, в протеине. Обеспечивается это с помощью копрофагии, автолизом бактерий и последующим всасыванием образующихся продуктов в слепой кишке и, возможно, деятельностью азотфиксирующих бактерий. В слепой кишке на типовом рационе содержится около 20 % - в абсолютном выражении 7,5 г микробной массы (в расчете на сухое вещество) и 3,7 г микробного белка. Однако лишь половина этого количества потребляется животными вновь с цекотрофами (3,5 и 1,7 г соответственно), а с твердыми фекалиями ежесуточно выделяется соответственно 1,5 и 0,6 г. Следовательно, ежесуточный прирост бактериальной биомассы составляет около 5 г, белка - 2,5 г.

Несколько выше показатели потребления биомассы и белка при цекотрофии на травяной диете - 5,2 и 2,6 г соответственно, что связано с большей продукцией цекотрофов (44 % от массы твердых фекалий), но, тем не менее, эти величины несопоставимы с количеством нутриентов, поступающих с пищей. Нет никаких убедительных оснований считать копрофагию и способом обеспечения кроликов витаминами или другими продуктами бактериального синтеза, поскольку многие растительноядные животные, у которых отсутствует преджелудочная бродильная камера (в том числе, гораздо мельче кроликов по массе), вполне обходятся без этого акта.

Судя по всему, копрофагия является, прежде всего способом транспортировки бактериальных целлюлаз, продуцируемых в слепой кишке, в желудок и тонкий кишечник, где они отсутствуют. Целлюлазы, как показали наши исследования, способны функционировать в широком диапазоне рН, проявляют стойкость к эндогенным гидролазам и гидролизуют около 25 % всей переваримой клетчатки еще в желудке и в тонком отделе кишечника. Не случайно, при лишении кроликов копрофагии наиболее существенно снижается переваримость именно этого компонента.

Видимо только этот, связанный с копрофагией, механизм позволил кроликам (как и другим зайцеобразным умеренного пояса), не впадая в зимнюю спячку, довольствоваться грубыми остатками прошлогодней растительности и корой деревьев.

В заключение следует отметить, что в целях ускорения объемного роста и функционального развития слепой кишки сосущие крольчата должны иметь свободный доступ к корму. Наиболее предпочтительными для них кормами являются корнеплоды, свежая зеленая масса (на ранних стадиях вегетации) и мелкостебельчатое сено хорошего качества.

После отъема от самки желательно, чтобы молодняк был обеспечен теми же кормами. Учитывая, что крольчата зачастую проявляют избирательность при поедании того или иного корма, целесообразно их в этот период кормить вволю.

На наш взгляд, повышенный уровень клетчатки в рационе молодняка влияет на степень использования питательных веществ корма не столь негативно, как у взрослых животных. Для предотвращения снижения прироста живой массы в концентратную смесь для крольчат вводятся жмыхи масличных культур, гороховая дерть и корма животного происхождения.

Для кормления молодняка трехмесячного возраста целесообразно применять рационы концентратного типа с содержанием клетчатки 12-13 % (в расчете на сухое вещество).

Если на производстве имеется возможность приготовления кормосмесей, грубые корма, входящие в их состав, целесообразно предварительно измельчить до размеров частиц 0,5 мм. Помимо того, что этим обеспечивается увеличение поверхности ферментации, полнее высвобождаются питательные вещества протопластов растительных клеток, и возрастает время пребывания корма в пищеварительном тракте, появляется дополнительный мелкодисперсный балластный материал, выполняющий «склеивающую» функцию при формировании фекалий.

Депрессии пищеварения вследствие повышенного содержания клетчатки в рационе (преобладание грубых кормов над концентрированными) в ряде случаев удается избежать обогащением его протеином (с учетом аминокислотного состава), витаминами и минеральными веществами. Примерные суточные рационы для кроликов в условиях Орловской области приведены в приложении 4.

При кормлении кроликов следует придерживаться порядка естественного потребления кормов - вначале поедаются сочные и концентрированные корма, затем грубые. Однако экономически более целесообразным является скармливание тех же кормов в предварительно измельченном виде в составе полнорационной смеси предложенной нами рецептуры. Расчет экономической эффективности использования кормосмеси приведен в приложении 5.


ВЫВОДЫ


. Эффективность пищеварения в слепой кишке кроликов зависит от степени ее морфофункционального развития, количества и биохимического состава потребляемого корма.

. В постнатальном онтогенезе кроликов прослеживаются следующие этапы морфофункционального развития слепой кишки:

с 20- до 45-суточного возраста - интенсивный морфогенез органа, обусловленный высоким (в 1,3 раза больше, чем у взрослых кроликов) потреблением корма в расчете на 1 кг живой массы, и сравнительно медленное функциональное развитие. При одинаковой численности микроорганизмов в 1 г химуса, доля грамположительных форм в составе симбиоценоза была вдвое ниже, а кокков в 1,5 раза выше, активность бактериальных ферментов - амилазы, целлюлазы и уреазы соответственно в 1,5; 1,2 и 2 раза ниже, чем у взрослых животных. Переваримость сырой клетчатки при этом составила 14,5 % (против 21,2 % у взрослых);

с 46- до 60-суточного возраста - морфогенез СК заканчивается, ее масса с содержимым достигает величины, характерной для взрослых животных (50 г/кг), метаболическая активность цекальной микрофлоры остается низкой. Тщательное пережевывание пищи в этом возрасте (доля мелких частиц 0,25-0,5 мм в желудке была втрое больше, чем у взрослых кроликов) обеспечило более высокую суммарную переваримость клетчатки (в 1,5 раза выше, чем у взрослых кроликов);

с 61- до 90-суточного возраста установлено окончательное становление цекальной микрофлоры и ее энзиматической активности. Существенное увеличение количества потребляемого корма (свыше 50-60 г/кг) приводило к ускорению его прохождения по желудочно-кишечному тракту (в 1,3 раза по сравнению со взрослыми кроликами) и снижению использования структурных углеводов (коэффициент переваримости клетчатки составил 18,2 %).

. Разработанная методика определения целлюлозолитической активности цекальной микрофлоры в условиях in vivo (на животных с фистулой слепой кишки) позволяет получать более точные результаты по использованию кроликами структурных углеводов. Данные, полученные этим методом, положительно коррелируют с коэффициентами переваримости клетчатки различных рационов и отдельных кормов (r = 0,94, р< 0,01).

. Увеличение потребления пищи при общепринятом режиме кормления и у молодняка и у взрослых кроликов приводит к сокращению времени ее ферментации в желудочно-кишечном тракте. Данная зависимость выражается уравнением: y = 0,073x2 - 7,7191x + 244,9.

. Более питательные корма поедаются в первую очередь и с большей скоростью - скорость потребления сухого вещества сена, травы, корнеплодов и зернового корма (содержащего соответственно 0,64; 0,93; 1,21 и 1,49 МДж обменной энергии в 100 г) составляет 12,6; 26,2; 30,7 и 41,3 г/ч. Это определяет последовательность продвижения пищи по желудочно-кишечному тракту. Концентрированные корма сосредотачиваются в кардиальной части желудка, задерживаясь на 8-9 часов, чему способствует более грубая обработка их зубным аппаратом вследствие быстрого потребления. Грубые корма поедаются позднее, поступают в пилорический отдел и покидают желудок через 4 - 5 часов.

Такая последовательность приводит к тому, что легкопереваримые корма частично гидролизуются ферментами, привносимыми в желудок с мягкими фекалиями и симбионтами, жизнедеятельность которых поддерживается буферными и пепсинингибирующими свойствами цекотрофов, а грубые подвергаются мацерации в высококислой среде пилорического отдела и сбраживаются в слепой кишке, задерживаясь там около суток.

При традиционном типе кормления указанные физиологические особенности обусловливают выраженную суточную периодичность и разобщенность ферментативных и синтетических микробных процессов в слепой кишке с неизбежными потерями энергии, а также снижение качества пережевывания грубого корма, скармливаемого совместно с концентратами, что обосновывает необходимость разработки полнорационных кормосмесей с учетом степени измельчения кормовых частиц.

. При повышении в корме доли структурных углеводов отмечаются следующие изменения в трофической системе:

предпочтительное поедание наименее грубых кормов, уменьшение потребления корма взрослыми животными вплоть до уровня, необходимого для поддержания жизни, увеличение степени измельчения пищи зубным аппаратом;

увеличение численности бактерий в химусе слепой кишки преимущественно за счет грамотрицательных палочковидных форм, величины рН, концентрации ЛЖК и конечных продуктов азотистого обмена - аммиака и мочевины;

снижение суммарной активности ферментов целлюлазного комплекса в условиях in vivo вследствие субстратного ингибирования, что связано с увеличением активности экзоглюконазы (действующей на начальных этапах гидролиза) и чрезмерным накоплением в среде целлолигосахаридов, угнетающих активность экзоглюкозидаз, завершающих процесс. Особенно отчетливое снижение (в 1,4 раза) наблюдается на рационах, содержащих от 12,8 до 16 % клетчатки в расчете на сухое вещество;

существенное снижение коэффициента переваримости сухого вещества (y = -2,5924x + 99,106).

. На зерновой диете в составе цекальной микрофлоры процент молочнокислых и амилолитических бактерий возрастает по сравнению с типовым рационом в 5 и 8 раз соответственно, активность субстрат-зависимых ферментов амилазы и липазы - вдвое. Содержание целлюлозолитических бактерий снижается в 13,4 раза, а их активность - в 1,7 раза. Метаболические процессы характеризуются закислением среды, активной реутилизацией конечных продуктов азотистого обмена - аммиака и мочевины, изменением профиля брожения. При этом в составе ЛЖК возрастает доля пропионовой и масляной кислот. Конкурентное вытеснение целлюлозорасщепляющих бактерий приводит к снижению переваримости клетчатки в 1,5 раза.

На сенной и травяной диетах численность отдельных групп бактерий, их энзиматическая активность и метаболические показатели в слепой кишке в целом имеют противоположную динамику по сравнению с аналогичными показателями на зерновой диете, что находит отражение в величинах суммарной переваримости питательных веществ.

. В составе цекальной микрофлоры кроликов при традиционном типе кормления преобладают грамотрицательные палочковидные неспорогенные анаэробные бактерии, склонные к образованию капсул. Наиболее высока численность представителей родов Bacteroides - 109 кл./г, Peptococcus - 108 кл./г, бактерий кишечной группы (E. coli и Enterococcus faecalis) и Bifidobacterium -105-106 кл./г. Значительно меньше количество целлюлозолитических видов (Bacteroides succinogenes, Ruminococcus flavefaciens, Butyrivibrio fibrisolvens), Lactobacterium (fermenti, acidophilus, brevis, salivarius), Megasphaera elsdenii, Clostridium butyricum, представителей Methano-genes.

. Суммарные показатели симбионтных гидролаз в переваривании питательных веществ составляют для органического вещества, сырой клетчатки, сырого протеина и БЭВ соответственно 29,7 %; 94,8 %; 61,2 % и 16,9 % от величины общей переваримости.

. Прирост микробной биомассы в слепой кишке взрослых кроликов на традиционных рационах (в пересчете на сухое вещество) составляет около 5 г в сутки, в том числе белка - 2,2 г. При цекотрофии потребляется 1,6 г белка (9 % от суточного потребления диетарного протеина).

. Цекотрофы, потребляемые при копрофагии, являются естественными пробиотиками, обеспечивающими рециркуляцию бактериальных ферментов и инокуляцию желудка микрофлорой. Благодаря этому в желудке и тонком кишечнике усваивается дополнительно около 6 % переваримого органического вещества, 25 % переваримой клетчатки, 7,5 % переваримого протеина и 4,4 % БЭВ.


ПРАКТИЧЕСКИЕ Предложения


На основе результатов исследований предлагаются:

  1. Метод определения целлюлозолитической активности микрофлоры у кроликов in vivo (заявка на патент).
  2. Уравнение регрессии для прогнозирования переваримости питательных веществ кормов в зависимости от содержания в них клетчатки.

3. Способы подготовки кормов к скармливанию для кроликов от отъема до 120-суточного возраста, позволяющие увеличить переваримость питательных веществ по сравнению с традиционным способом скармливания на 12 % и дающие экономический эффект за период выращивания в размере 1,1 рубля в расчете на голову.

. Способ приготовления полнорационной смеси (патент № 2172590), позволяющий увеличить поедаемость корма и певаримость сухого вещества по сравнению с традиционным способом скармливания соответственно на 8 и 14% и дающий экономический эффект за период выращивания от отъема до 120-суточного возраста в размере 5,9 рублей в расчете на голову.

. Рекомендации по кормлению кроликов (Орел, 2009).


Cписок литературы


1.Абдуллаев П.Х. // Кролиководство и звероводство. - М.- 1962.- №10. - С. 7 (цит. по Ю.А. Калугину).

. Александрова В.С. К технологии изготовления гранулированных комбикормов / В.С. Александрова // Кролиководство и звероводство. - М., 1978. №1.- С. 13-14.

. Анакина Ю.Г. Микробиологическая и биохимическая характеристика пищеварительных процессов у кроликов / Ю.Г. Анакина, В.И. Астраханцев // Сб. науч. труд. НИИПЗиК. - М., 1978. № 17. - С. 143-147.

. Андреева В.С. Витамины в рационах самцов / В.С. Андреева, К.Н. Морозова // Кролиководство и звероводство.- М., 1977. №6.- С. 20.

. Асатиани В.С. Новые методы биохимической фотометрии / В.С. Асатиани / - М.: Наука, 1965.

. Астраханцев В.И. Изучение пищеварительных ферментов у кроликов / В.И. Астраханцев, Э.И. Дроздова // Сб. науч. труд. ВНИПЗиК. - М, 1977. - Т. 16. - С. 64-68.

. Ататекян Г.А. Мицелий гриба - ценный протеиновый корм для молодняка кроликов / Г.А. Ататекян, З.Н. Авакян, Г.Г. Асланян // Кролиководство и звероводство.- М., 1976. №4.- С. 23.

. Бабунидзе О.Е. Об использовании крупки в кормлении кроликов / О.Е. Бабунидзе, В.С. Александрова // Кролиководство и звероводство. - М., 1996. №1. - С. 8-9.

. Балакирев Н.А. Цеолиты в кормлении кроликов / Н.А. Балакирев, В.С. Александрова // Кролиководство и звероводство. -М., 1997. №2.- С. 16.

. Балакирев Н.А. Современное состояние животноводства России / Н.А. Балакирев // Вестник ОрелГАУ.- Орел, 2008. - №5 (14). - С. 30-31.

. Баранчихина В.В. Особенности динамики роста и переваримость питательных веществ кормов у беркширских и мангашлыкских свиней / В.В. Баранчихина // Вопросы кормления и обмена веществ у сельскохозяйственных животных: сб. науч. трудов. - Киев, 1963.- С. 83-86.

. Барнард Е. Сравнительная биохимия и физиология пищеварения / Е. Барнард // Сравнительная физиология животных. - М.: Мир. - 1977. - Т. 1. - С. 285-348.

. Беседина Г.Г. // Труды НИИПЗиК.- 1969. №8. - С. 213 (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Беседина Г.Г. Влияние добавок жира на рост и продуктивность кроликов / Г.Г. Беседина // Кролиководство и звероводство.- М., 1975. № 2. - С. 20-21.

. Беседина Г.Г. Влияние добавок жира на продуктивность основного стада и рост молодняка кроликов / Г.Г. Беседина // Сб. науч. трудов НИИПЗК.- М., 1976.- Т 14. - С. 104-113.

. Будная М.В. Активность целлюлозорасщепляющей микрофлоры рубца крупного рогатого скота при кормлении животных рационами различного состава. / М.В. Будная // Автореф. дисс…канд. биол. наук. - Краснодар, 1963. - 23 с.

. Вакуленко И.С. Методические особенности проведения обменных опытов по кормлению кроликов / И.С. Вакуленко // Нове в методах зоотехн. досл. - Харьков, 1992. - Ч. 2. - С. 91-97.

. Вакуленко И.С. Кормление кроликов гранулами / И.С. Вакуленко, В.В. Мирось // Кролиководство и звероводство. - М., 1985. №1. - С. 15-16.

. Гаврилова Т.А. // Ученые записки Казанского вет. ин-та. - Казань, 1965. - Т. 95. - С. 177 (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Георгиевский В.И. Физиология сельскохозяйственных животных / Георгиевский В.И.- М.: Агропромиздат.- 1990.- 512 с.

. Георгиевский В.И. // Известия ТСХА. - М., 1975. № 1.- С. 164 (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Горшков Г.И. Метаболические реакции пищеварительной системы овец после скармливания лугового сена (по тестам углеводно-жирового обмена) / Г.И. Горшков, Л.Н. Аристархова, Ф.Ф. Лазарева / - Свердловск, 1971. - С. 33-46.

23. Гущин Н.Н. Протеолитические бактерии, выделенные из рубца и слепой кишки овец / Н.Н. Гущин // Бюл. ВНИИФБиП.- Боровск, 1968. - Вып. 2. - № 6. - С. 65-68.

24. Дегтярев В.П. Опыт изучения ферментации углеводов у жвачных животных / В.П. Дегтярев // Тезисы докладов конференции Сев. НИИЖ. -Бишкуль, 1970.

25. Дегтярев В.П. Возрастные и видовые особенности активности пищеварительных ферментов у жвачных животных / В.П. Дегтярев // Автореф. дисс… доктора биол. наук. - М., 1974. - 33 с.

26. Демченко Н.П. Сорго в составе гранул / Н.П. Демченко, Э.М. Храмцова // Кролиководство и звероводство. - М., 1985. №3. - С. 9.

. Дмитроченко А.П. Влияние уровня и соотношения питательных веществ в рационах на продуктивность животных и использование кормов / А.П. Дмитроченко // Биологические основы повышения использования кормов. - М.: Колос, 1967.

. Долгов И.А. Численность и ферментная активность некоторых групп микроорганизмов в разных отделах пищеварительного тракта ягнят / И.А. Долгов // Вопросы физиологии и питания овец. - М.: Колос, 1981. - С. 65-68.

. Духин И.П. Процессы пищеварения у молодняка крупного рогатого скота в связи с возрастом и условиями корления / И.П. Духин // Автореф. дисс… доктора биол. наук. - Дубровицы, 1974. - 40 с.

. Елецкий Ю.К. Ультраструктурные и молекулярные основы транспорта веществ через щеточную кайму энтероцита тонкой кишки / Ю.К. Елецкий, А.Ю. Цибульский // Успехи современной биологии. - М., 1979. - Т. 82. - № 2. - С. 304-320.

. Изучение микрофлоры преджелудков у жвачных (Методические указания). ВНИИФБиП. - Боровск, 1977. - 92 с.

. Изучение пищеварения у жвачных (Методические указания). ВНИИФБиП. - Боровск, 1979. - 140 с.

. Калашников А.П. Кормление молочного скота / А.П. Калашников / - М.: Колос, 1978. - 255 с.

. Калугин Ю.А. Физиологическое значение копрофагии зайцеобразных и грызунов / Ю.А. Калугин // Зоол. журн. - М., 1974. - Т. 53. - Вып. 12. - С. 1840-1847.

. Калугин Ю.А. Рост и развитие органов пищеварения кроликов при кормлении их полнорационными гранулированными кормами // Ю.А. Калугин // Сб. науч. трудов ВНИИПЗиК. - 1974. - Т. 13. - С. 121-129.

. Калугин Ю.А. Влияние разных рационов на переваримость питательных веществ и обмен азота у крольчих / Ю.А. Калугин // Сб. науч. трудов ВНИИПЗиК. - 1978. - Т. 17. - С. 24-27.

. Калугин Ю.А. Физиология питания кроликов / Ю.А. Калугин / - М.: Колос, 1980. - 173 с.

38. Калугин Ю.А. Снова об уровне клетчатки / Ю.А. Калугин // Кролиководство и звероводство. - М., 1981. № 1. - С. 18.

39. Калугин Ю.А. Копрофагия / Ю.А. Калугин // Кролиководство и звероводство. - М., 1995. № 4. - С. 11-12.

. Калугин Ю.А. Хвоя в рационе / Ю.А. Калугин, И.А. Лучкина // Кролиководство и звероводство. - М., 1979. №6 - С. 23.

. Калугин Ю.А. Химический состав двух видов кала кроликов / Ю.А. Калугин, Ю.И. Раецкая // Проблемы пушного звероводства и кролиководства: Сб. науч. трудов. - М., 1976. - Т. 14. - С. 113-119.

. Карпусь Н.М. Углеводы корма и их роль в питании свиней / Н.М. Карпусь / - Киев, 1972. - 64 с.

. Карпухина Е.Г. Янтарная кислота - стимулятор для кроликов // Е.Г. Карпухина, М.С. Найденский // Кролиководство и звероводство. - М., 1997. № 3. - С. 8-9.

. Клесов А.А. Ферменты, гидролизующие целлюлозу: Активность и компонентный состав целлюлазных комплексов из различных источников / Клесов А.А. // Биоорг. Химия.- М.- 1980.- т. 6 - С. 1225-1242

. Клесов А.А. Влияние лигнина на ферментативный гидролиз лигноцеллюлозных материалов / А.А. Клесов // Биотехнология. - М., 1985. № 3. - С. 106-112.

. Ковалевский К.Л. // Ветеринария. - М., 1974. №6 - С. 46 (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Козлов А.С. Обмен азотистых веществ и пути повышения их использования у крупного рогатого скота / А.С. Козлов // Дисс. на соискание уч. степени д. б. н. - Бишкуль, 1991. - 453 с.

. Котенкова Е.В. Карликовые кролики как лабораторные животные: использование в эксперименте для изучения формирования индивидуального запаха в онтогенезе / Е.В. Котенкова // Животные в городе: Материалы 2-ой научно-практической конференции. - М., 2003. - С.231-233.

. Котенкова Е.В. Формирование индивидуального запаха в онтогенезе у кроликов / Е.В. Котенкова, В.И. Крутова // Териофауна России и сопредельных территорий. 7 съезд Териологического общества. Материалы международного совещания. - М., 2003. - С.177.

. Круглова Н.М. Бифидобактерии в желудочно-кишечном тракте кроликов / Н.М. Круглова // Клеточное содержание норок, лисиц, соболей, песцов, нутрий и кроликов: Сб. науч. труд. НИИПЗК.- 1983. № 29. - С. 223-227.

. Куликов Н.Е. Потребность молодняка в минеральных веществах / Н.Е. Куликов, Е.Н. Морозова, В.С. Александрова // Кролиководство и звероводство.- М., 1985. № 1. - С. 14.

. Кулько К.С. Корма и кормление кроликов / К.С. Кулько // Кролиководство и звероводство. - М., 1990. № 6. - С. 38-40.

. Курилов Н.В. Роль микроорганизмов в питании жвачных: Обзор литературы / Н.В. Курилов, О.Н. Грызлова, В.Ф. Лищенко /- М., 1968.

. Курилов Н.В. Физиология и биохимия пищеварения жвачных животных / Н.В. Курилов, А.П. Кроткова / - М.: Колос., 1971 - 432 с.

. Курилов, Н.В. // Труды МВА. - 1957. № 20. - С. 158-162 (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Курилов Н.В. Использование физиологических и биохимических методов в изучении пищеварения жвачных / Н.В. Курилов // Новые методы и модификации биохимических и физиологических исследований в животноводстве: Сб. науч. трудов. - Боровск, 1972. - С. 96-105.

. Курилов Н.В. Превращение углеводов в преджелудках и глюкозообразование у жвачных животных / Н.В. Курилов, А.М. Матеркин, С.Я. Щеголев // Физиолого-биохимические проблемы питания с.-х. животных: Сб. науч. трудов. - Боровск, 1973. - Т. 12. - С. 120-126.

. Лактионов К.С. Влияние целлюлолиза у кроликов на переваримость кормов / К.С. Лактионов, О.И. Лактионова, А.С. Козлов // Информационный листок № 195-99. - Орел: ЦНТИ. - 1999 - 3 с.

. Лактионов К.С. Активность микроорганизмов-симбионтов у кроликов / К.С. Лактионов, А.С. Козлов // Кролиководство и звероводство. - М., 2000. № 3. - С. 7-8.

. Лактионов К.С. Изучение скорости прохождения различных кормов по пищеварительному тракту кролика (Oryctolagus cuniculus) / К.С. Лактионов // Зоологический журнал. - М., 2004. - Т. 83. - № 12. - С. 1526-1529.

. Лактионов К.С. Физиология питания кроликов и пути повышения степени использования кормов. Монография / К.С. Лактионов / - Орел: Издательство Орел ГАУ. - 2007. - 164 с.

. Лебедев П.Т. Методы исследования кормов, органов и тканей животных / П.Т. Лебедев, А.Т. Усович / - М.: Россельхозиздат. - 1969 - 476 с.

. Лебедева М.Н. Современные аспекты нормы и патологии кишечной микрофлоры / М.Н. Лебедева, Г.И. Гончарова, Н.Н. Лизько // Микр., эпидем. и иммун. - 1974. № 9. - С. 36.

. Леберганц Я.З. Потребность кроликов в энергопластических веществах / Я.З. Леберганц // Кролиководство и звероводство. - М., 1975. № 4. - С. 8-9.

. Леберганц Я.З. О физиологической потребности кроликов в клетчатке / Я.З. Леберганц // Кролиководство и звероводство. - М., 1975. № 6. - С. 10-12.

. Леонтюк С.В. Основные показатели пищеварения кроликов // Диссерт. - М., 1945 (цитируется по Калугину Ю.А., 1980).

. Лифанов Н.М. Влияние типов кормления на некоторые процессы рубцового пищеварения и обмена веществ у растущих овец / Н.М. Лифанов // Сб. науч. работ аспирантов ВИЖ. - Дубровицы, 1970. - С. 17-18.

. Макарова Г.В. Стимуляторы роста кроликов / Г.В. Макарова, Н.С. Русакова // Кролиководство и звероводство. - М., 1978. № 1. - С. 12.

. Меркурьева Е.К. Биометрия в селекции и генетике сельскохозяйственных животных / Е.К. Меркурьева / - М.: Колос. - 1970.

. Методы анализа пищеварительных ферментов (Методические указания). ВНИИФБиП. - Боровск, 1987 - 44 с.

. Методы общей бактериологии. Т. 1. - М.: Мир. - 1983.

. Морозова К.Н. Рост молодняка кроликов при скармливании гранулированных комбикормов с различным содержанием травяной муки / К.Н. Морозова // Сб. науч. трудов НИИПЗиК. - Т. 12. - 1973. - С. 66-73.

. Морозова К.Н. Состав и калорийность привеса у кроликов на гранулированных кормах разного состава / К.Н. Морозова // Сб. науч. трудов НИИПЗиК. - Т. 14. - 1976. - С. 90-98.

. Морозова К.Н. Обмен веществ энергии у растущих кроликов при кормлении гранулированными комбикормами разного состава / К.Н. Морозова // сб. науч. трудов НИИПЗиК. - Т. 17. - 1978. - С. 33-42.

. Морозова К.Н. Добавки к рациону / К.Н. Морозова, Ю.Г. Анакина // Кролиководство и звероводство. - М., 1980. №2. - С. 22-23.

. Морозова К.Н. Соломенная мука в рационе кроликов / К.Н. Морозова, Ю.А. Калугин // Сб. науч. трудов НИИПЗиК. - Т. 13. - 1974. - С. 109-117.

. Наумова Е.И. Копрофагия у зайцеобразных и грызунов в свете микроскопического и гистохимического строения пищеварительного тракта / Е.И. Наумова // Зоол. журнал. - 1974. - Т. 53. - Вып. 12. - С. 1848-1855.

. Наумова Е.И. Пути специализации пищеварительной системы потребляющих клетчатку млекопитающих (Rodentia, Lagomorpha) к обеспечению организма пищевым белком / Е.И. Наумова // Журн. общ. биол. - 1976.- Т. 37. - № 2. - С. 276-285.

. Наумова Е.И. Функциональная морфология пищеварительной системы грызунов и зайцеобразных / Е.И. Наумова / - М.: Наука. - 1981 - 261 с.

. Наумова Е.И. Стратегия утилизации волокнистой пищи грызунами / Е.И. Наумова, Г.К. Жарова, М.В. Холодова // ДАН. 336. - № 3.- 1994. - С. 425-427.

. Наумова Е.И. Экспериментальное исследование скорости и динамики продвижения разных кормов по пищеварительному тракту большой песчанки / Е.И. Наумова, В.В. Кучерук // Известия РАН. - 1996. №6. - С. 716-724.

. Николичева Т.А. Микрофлора и метаболические процессы в пищеварительном тракте птиц при различных условиях кормления / Т.А. Николичева // Биохимия и животноводство: Сб. науч. труд. ВНИИФБиП. - Боровск, 1979. - Т. XXII. - С. 127-135.

. Николичева Т.А. Влияние кормосмесей с БВК и гидролизными дрожжами на микрофлору пищеварительного тракта свиней / Т.А. Николичева // Кормовые дрожжи в рационах сельскохозяйственных животных: Сб. науч. труд. ВНИИФБиП. - Боровск, 1980. - Т. XXIII. - С. 82-91.

. Нортроп Д. Кристаллические ферменты / Д. Нортроп, М. Кунитц, Р. Херриот / - М., 1950.

. Озол А.Я. Переваривание углеводов в различных отделах тонкой кишки у цыплят / А.Я. Озол // Биохимия и физиология питания животных. - Рига: Знатнее. - 1972. - С. 75-83.

. Огай В.О. Гранулы из рапса / В.О. Огай, А.Д. Богомолов // Кролиководство и звероводство. - М., 1987. № 1. - С. 15.

87. Павлова Т.Е. Пропионовокислые бактерии рубца и слепой кишки овец / Т.Е. Павлова // Бюлл. ВНИИФБиП. - Боровск, 1968. - Вып. 2. - № 6. - С. 69-73.

88. Патент 2172590 Российская Федерация, С1 7А 23К 1/00, 1/14. Способ приготовления кормосмесей / К.С. Лактионов [и др.]; заявитель и патентообладатель Орловский государственный университет. - № 2000101730; заявл. 17.01.2000; опубл. 27.08.2001, бюл. № 24. - 4 с.

89. Помытко В.Н. Использование связывающих веществ при гранулировании полнорационных кормосмесей для кроликов / В.Н. Помытко, В.С. Александрова // Сб. науч. трудов НИИПЗиК. - 1976. - Т. 14. - С. 99-104.

90. Помытко В.Н. Соломенная мука - дополнительный источник корма / В.Н. Помытко, К.Н. Морозова, Ю.А. Калугин // Кролиководство и звероводство. - М., 1975. № 5. - С. 25-26.

91. Помытко В.Н. Применение синтетического лизина в кормлении ремонтных самок кроликов / В.Н. Помытко, К.Н. Морозова, Е.А. Раззоренова // Сб. науч. трудов НИИПЗиК. - 1976. - Т. 14. - С. 85-90.

. Помытко В.Н. Синтетические аминокислоты в рационах кроликов / В.Н. Помытко, К.Н. Морозова, Е.А. Раззоренова // Сб. науч. трудов НИИПЗиК. - 1978. - Т. 17. - С. 13-18.

. Практикум по микробиологии / под ред. Н.С. Егорова /. - М.: Изд. Моск. ун-та. - 1976 - 307 с.

. Пшеничный П.Д. О методах выращивания высокопродуктивного скота / П.Д. Пшеничный // Вопросы физиологии с.-х. животных. - М.: Изд. АН СССР. - 1957. - С. 112-117.

95. Проссер Л. Питание / Л. Проссер // Сравнительная физиология животных. - М.: Мир. - 1977. - Т. 1. - С. 241-284.

. Раззоренова Е.А. Потребность в питательных веществах / Е.А. Раззоренова, К.Н. Морозова // Кролиководство и звероводство. - М., 1980. № 5. - С. 12-13.

. Раззоренова Е.А. На полнорационных гранулах / Е.А. Раззоренова // Кролиководство и звероводство. - М., 1987. № 6. - С. 16.

. Разумов М.И. Симбиоз ретикулярных клеток с Bacterioides в лимфоидных фолликулах кишечника кроликов / М.И. Разумов, В.Г. Геймберг // Архив патологии. - 1962. № 4. - С. 24.

99. Растимешина С.В. Уровень протеина в рационах растущих кроликов при введении синтетических аминокислот / С.В. Растимешина, Е.А. Раззоренова // Сб. науч. тр. НИИПЗиК. - 1983. - Т. 29. - С. 128-133.

100. Ритце В. Разведение, кормление и содержание свиней / В. Ритце / -М.: Колос. - 1968.

. Роуз Э. Химическая микробиология / Э. Роуз / - М.: Мир. - 1971 - 286 с.

. Рютова В.П. Антибиотики в кролиководстве / В.П. Рютова, Л.Е. Гришина // Кролиководство и звероводство. - М., 1986. №4. - С. 4-5.

. Самнер Д.Е. Химия ферментов и методы их исследования / Д.Е. Самнер, Г.Ф. Сомерс /- М.: Изд. ИЛМ. - 1948.

. Самхаришвили М.Д. Корм для кроликов из кроличьего навоза / М.Д. Самхаришвили // Кормовые культуры. - М., 1990. № 6. - С. 42.

. Синельников Е.И. Физиологическое значение червеобразного отростка у кролика / Е.И. Синельников // Труды Одесского гос. ун-та. - 1950. - Т. 3. - № 2. - С. 33-39.

. Синельников Е.И. Бактерицидное действие лимфоцитов, полученных из лимфы и лимфатических образований на бактериальную флору кишечника / Е.И. Синельников, К.Л. Ивкина, Л.А. Семенюк // Труды Одесского гос. ун-та. - 1953. - Вып. 6. - С. 177-191.

. Синещеков А.Д. Биологические основы повышения использования кормов / А.Д. Синещеков // Животноводство. - 1965. № 7.

. Синицын А.П. Сравнительная роль экзо-1,4-?-глюкозидазы и целлобиазы при ферментативном гидролизе целлюлозы / А.П. Синицын, А.А. Клесов // Биохимия. - М., 1981. - Т. 46. - С. 202-213.

. Справочник по клиническим лабораторным методам исследования. - М.: Медицина. - 1975.

. Спруж Я. Полнорационные рассыпные комбикорма с травяной мукой / Я. Спруж // Кролиководство и звероводство. - М., 1974. № 5. - С. 17-18.

. Сысоев В.С. Приусадебное кролиководство / В.С. Сысоев / - М.: Росагропромиздат. - 1990. - 190 с.

. Тараканов Б.В. Выделение и идентификация молочнокислых бактерий рубца жвачных / Б.В. Тараканов // Новые методы и модификации биохимических и физиологических исследований в животноводстве. - Боровск, 1972. - Вып. 2. - С. 92-95.

. Тараканов Б.В. Микрофлора пищеварительного тракта цыплят при скармливании ферментных и антимикробных добавок / Б.В.Тараканов, И.А. Долгов, Н.Н. Гущин, Т.А. Шавырина // Физиология и биохимия питания моногастричных животных: Сб. науч. труд. ВНИИФБиП. - Боровск, 1977. - Т. XVII. - С. 128-134.

. Тараканов Б.В. Формирование и метаболическая активность целлюлозолитической микрофлоры в рубце коров при разных уровнях клетчатки в рационе / Б.В. Тараканов, Т.А. Николичева // Биохимические основы высокой продуктивности сельскохозяйственых животных: Сб. науч. труд. ВНИИФБиП. - Боровск, 1978. - Т. XIX. - С. 63-71.

. Тимошко М.А. Микрофлора пищеварительного тракта молодняка сельскохозяйственных животных / М.А. Тимошко / - Кишинев: Штиинца. - 1990 - 190 с.

. Томмэ М.Ф. Переваримость кормов / М.Ф. Томмэ, Р.В. Мартыненко, К. Неринг / - М.: Колос. - 1970.

. Утехин Б.П. Процессы пищеварения у свиней при скармливании грубых и сочных кормов / Б.П. Утехин, Е.Н. Бакеева // Вопросы кормления и разведения свиней. - М., 1953. - С. 25-41.

. Уткин Л.Г. Рационы для кроликов / Уткин Л.Г. // Кролиководство и звероводство.- М.- 1998.- №5.- С. 25-41.

. Файтельберг Р.О. // Труды Одесского ун-та. - 1955. - Вып. 45. - № 7. - С. 259 (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Федий Е.М. Функциональные и морфологические изменения желудочных желез поросят в эмбриональный и подсосный периоды / Е.М. Федий // Вестник животноводства. - 1948. - Вып. 4.

. Уголев А.М. Энтериновая (кишечная гормональная) система / А.М. Уголев // Трофологические очерки. - Л.: Наука. - 1978.

. Уголев А.М. Исследование пищеварительного аппарата у человека / А.М. Уголев, Н.Н. Иезуитова, Ц.Г. Масевич, Т.Я. Надирова, Н.М. Тимофеева / - Л.: Наука. - 1969.

. Уголев А.М. // Бюлл. экспер. биол. и мед. - 1964. № 8. - С. 15 (цит. по Ю.А. Калугину, 1980).

. Уткин Л.Г. Рационы для кроликов / Л.Г. Уткин // Кролиководство и звероводство. - М., 1998. № 5. - С. 25-41.

. Чурлис Т.К. О методике определения активности расщепляющей целлюлозу микрофлоры преджелудков у крупного рогатого скота / Т.К. Чурлис // Кормление сельскохозяйственных животных. - М., 1958. - С. 470-475.

. Шидловская Н.К. Копрофагия у бобров / Н.К. Шидловская // Труды Воронеж. гос. заповедника. - 1960.- Вып. 9. - С. 221-226.

. Шлыгина И.Н. Целлюлозолитическая активность желудочно-кишечного тракта лошади / И.Н. Шлыгина // Новое в технологии коневодства. - Дубровицы., 1973. - С. 108-115.

. Эйткен Ф. Кормление кроликов / Ф. Эйткен, У. Уилсон / - М.: Колос. - 1966 - 136 с.

. Аyers W.A. Nutrition and physiology of Ruminococcus flavefaciens / W.A. Аyers // J. Bacteriol. - 1958. - Vol. 76. - N 5. - Р. 504-509.

. Allen L. Lymphatic and lymphoid tissues / L. Allen // Ann. Rev. Physiol. - 1967. - Vol. 29. - P. 197-224.

. Aspinall O.G. Chemistry of cell-wall polysaccharides / O.G. Aspinall // J. Press (ed), The biochemistry of plants, a comprehensive treatise. - Vol. 3 carbohydrates: structure and function. Academic press. - 1980.

132. Beauville M. Recherches sur la secretion gastriqere chez le lapin / M. Beauville // These doct. sci., natur. Univ., Paul Sabatier Toulouse. - 1972 (цит. по Ю.А. Калугину, 1980).

. Beauville М. Existence dune secretion gastrique continue chez le lapin / M. Beauville, P. Raynaud // J. Physiol. - 1964. - Vol. 56. - P. 287-288.

134. Bellier R. Incidence of the source of fibre on the caecal fermentation pattern in the growing rabbit / R. Bellier, T. Gidenne // Ann. Zootech. - 1995. - Vol. 44. - P. 187.

. Bellier R. In vivo study of circadian variations of the caecal fermentation pattern in postweaned and adult rabbits / R. Bellier, T. Gidenne, M. Vernay, M. Colin // J. Anim. Sci. - 1995. - P.28-135.

. Bellier R. Consequences of reduced fibre intake on digestion, rate of passage and caecal microbial activity in the young rabbit / R. Bellier, T. Gidenne // Br. J. Nutr. - 1996. - Vol. 75.- N 3. - P. 353-363.

. Bennegadi-Laurent N. Nutritional and sanitary statuses alter postweaning development of caecal microbial activity in the rabbit / N. Bennegadi-Laurent, T. Gidenne, D. Licois // Comp. Biochem. Physiol. - 2004. - Vol. 139. - P. 293-300.

. Bergman E.N. Energy contributions of volatile fatty acids from the gastrointestinal tract in various species / E.N. Bergman / - Physiol. Rev. 70. - 1990. - N. 2. - P. 567-590.

139. Bias E. Effect of two diets with varied starch and fibre levels on the perfomancec of 4-7 weeks old rabbit / E. Bias, C. Cervera, J. Fernandes-Carmona // World Rabbit Sci. - 1994.- N 2. - P. 117-121.

140. Billard G. Note sur les ferments hydrolisant les hydrats de carbon chez Helix pomatia / G. Billard / - Compt. Rend. Soc. Biol. - 1914. - Vol. 76.- P. 566.

. Bjonhan G. Demonstration of coprofagy in somе rodents / G. Bjonhan, L. Sjoblom // Swed. J Agr. Res. - 1997. - Vol 2. - P. 100-113.

142. Bjornhag G. Separation and delay of contents in the rabbit colon / G. Bjornhag // Swed. J. Agric. Res. - 1972. - N 7. - P. 105-114.

143. Bjornhag G. Demonstration of coprophagy in some rodents / G. Bjornhag, L. Sjoblom // Swed. J. Agr. Res. - 1977. - Vol. 7. - N 2 .- P. 100-113.

144. Bloodgood R.A. Specific associations of prokaryotes with symbiotic flagellate Protozoa from the hindgut og the termite Reticulitermes and the wood-eating roach Cryptocercus / R.A. Bloodgood, T.P. Fitzharris // Cytobios. - 1976.- Vol. 17. - N 66. - P. 103-122.

145. Boley R.B. Cellulolytic bacteria and reingestion in the plaints pocket gofer, Geomys bursarius / R.B. Boley, T.E. Kennerly / - 1969. - Vol. 50. - N 2. - P. 348-349.

. Boni P. Esteblishment of the indigenous microbial flora of the intestines in the course of the evolution of vertebrates / P. Boni, P. Battaglini // Experentia. - 1964. - Vol. 20. - N 9. - P. 504.

147. Bonnafous R. Variations in the density of microorganisms in the colon of the domestic rabbit / R. Bonnafous, P. Raynaud // Experientia. - 1970 - Vol. 26. - P. 52-53.

148. Boulahrout A. Establishment, couts and identification of the fibrilytic microflora in the digestive tract of rabbit. Ifluence of feed cellulose content / A. Boulahrout, G. Fonty, P. Gouet // Current Microbiology. - 1991. - Vol. 22. - P. 21-25.

. Boyton L. The occurence of a cellulose in the ship-worm. // J. biol., chem. - 1932 - Vol. 75. - P. 613 (цит. по А.А. Имшанецкому, 1953).

. Brenil C. Limitation of using the D-glucose oxidase peroxidase method for measuring glucose derived from lignocellulolosic substrates / C. Brenil, J. N. Saddler // Biotechnol. - 1985. - Vol. 7. - N 3. - P. 1891-196.

. Brown D.W. Distribution of Butirivibrio fibrisolvens in nature / D.W. Brown, W.E. Moore // J. Dairy Sci. - 1960. - Vol. 43. - P. 1570-1574.

. Bryant M.P. Bacteroides ruminicola n. sp. аnd Succinimonas amylolityca the new genus and species. Species of cuccinic acid producing anaerobic bacteria of the bovine rumen / M.P. Bryant // J. Bact. - 1958. - Vol. 76. - N 1. - P. 15-23.

. Bryant M.P. An improved non-selective culture medium for ruminal bacteria and its use in determining diurnal variation in numbers of bacteria in the rumen / M.P. Bryant, J.M. Robinson // J. Dairy Sci. - 1961. - Vol. 44. - N 8. - P. 1446-1456.

. Canas - Rodriguez A. The identification of the antimicrobial factors of the stomach content of sucking rabbits / A. Canas - Rodriguez, H.W. Smith // J. Biochem. - 1966. - P. 79-82.

. Carabano R. Effect of protein sourse in fibrous diet on perfomance and digestive parameters of fattering rabbits / R. Carabano, M.J. Fraga, J.C. De Bias // J. of Applied Rabbit Research. - 1998. - Vol. 12. - S. 201-204.

. Carabano R. Effect of diet on composition of caecal contents and on excretion and composition of soft and hard feces of rabbits / R. Carabano, M.J. Fraga, G. Santoma, J.C. de Blas // J. Anim. Sci. - 1988. - Vol. 66. - P. 901-910.

. Carabano R. Substitution of sugar beet pulp for alfalfa hay in diets for growing rabbits / R. Carabano, W. Motta, J.S. De Bias, M.J. Fraga // Anim. Feed Sci. Technol. - 1997. - Vol. 65. - P. 249-256.

. Carabano R. The Digestive System of the Rabbit / R. Carabano, J. Piquer // W: C. de Blas and J. Wiseman (ed.): The Nutrition of the Rabbit. Commonwealth Agricultural Bureau. - Wallingford UK. - 1998. - P. 1-16.

. Champe V.A. Response of early weaned rabbits to source and level of dietary fibre / V.A. Champe, D.V. Maurice // J. of Anim. Sci. 56. - 1983. - P. 1105-1114.

. Cheeke P.R. Rabbit Feeding and Nutrition / P.R. Cheeke // Academic Press. - Orlando.- Florida. - 1987.

. Cheeke P. R. Nutrition and Nutritional Diseases / P. R. Cheeke // In: P. J. Manning, D. H. Ringler and C. E. Newcomer (ed.) The Biology of the Laboratory Rabbit. Academic Press. - New York, 1994. - P 321.

. Cherbut C. Motor effects of short-chain fatty acids and lactate in the gastrointestinal tract / C. Cherbut // Proc Nutr Soc. - 2003. - N 62. - P. 95-99.

. Chesson A. Dietary fiber. In: Stephen A.M. (ed) Food Polysaccharides and their Applications / A. Chesson /- Marcel Dekker. - New York. - 1995. - P. 547-576.

164. Chiou P.W.S. Effects of different components of dietary fiber on the intestinal morphology of domestic rabbits / P.W.S. Chiou, B. Yu, C. Lin // Comp. Biochem. Physiol. - 1994. - Vol. 108. - P. 629-638.

165. Christ-Vietor M. Undersuchungen Uber die Darmflora vor Jung Kaninchen in abhangig keit von alter und Ernahrung / M. Christ-Vietor / - Dissert. - 1973.

. Coats D.A. Secretion by the parotid glands of the sheep / D.A. Coats, D.A. Denton, J.R. Gording, R.D. Wright // J. Physiol. - 1956. - Vol. 131. - P. 13.

. Colin M. Effekt surla crossace du lapin de la supplementation en L-lisine et D-metionine de regimes vegetaux sinpliftes / M. Colin // Ann. Zootechn.- 1975. - Vol. 24. - N 3. - S. 465-474.

. Colin M. Threonine : In essential amino acid not frequently used until now in rabbit feeds formulation / M. Colin, N. Ghezal-Triki // A review. World Rabbit Sci. - 2001. - Vol 9. - N 3. - P. 109-114.

. Colin M. Le lapin dans le monde / M. Colin, F. Lebas // Assoc. Fr. Cuniculture Ed. - Lempdes. - France. - 1995.The rabbit meat is distinguished by its high quality and outstanding taste, and it contains more protein and polyunsaturated acids and less fat (below 10 %), cholesterol and sodium compared to red meat and poultry, which are consumed the most often [53].

. Coughlan M.P. Cellulose and cellulasis, food for thought, food for future / M.P. Coughlan, M.A. Folan // J. Biochem. - 1979. - Vol. 10. - P. 103-108.

. Dahlqvist A. Assay of intestinal disaccharidases / A. Dahlqvist // Analit. Biochem. - 1968. - Vol. 22. - P. 99-107.

. De Bias C. A review on the energy value of sugar beet pulp for rabbits / C. De Bias, R. Carabano // World Rabbit Sci. - 1996.- N 4. - P. 33-36.

. De Bias C. Role of fiber in rabbit diets / C. De Bias, J. Garcia, R. Carabano //Ann. Zootechn. - 1998.

. De Bias J. C. Feed formulation / J. C. De Bias, G.G. Mateos // in: De Bla Wallingford. - UK. - 1998. - P. 241-253.

. De Bias C. Fiber and starch levels in fattening rabbit diets / C. De Bias, G. Santoma, R. Carabano, M.J. Fraga // J. Anim. Sci. - 1986. - Vol. 63. - P. 1897-1904.

. Debray L. Digestive effency before and after weaning according to the dietary starch|fiber ratio / L. Debray, T. Gidenne, L. Fortun-Lamothe, P. Arveux // 7th World Rabbit Congress.- Valencia (Spain), World Rabbit Sci., 8 supplement 1C. - 2000. - P. 167-174.

. Dehority B.A. Volatile fatty acid requirements of cellulolytic rumen bacteria / B.A. Dehority, H.W. Scott, P. Kowaluk // J. Bacteriol. - 1967. - Vol. 94. - P. 537-543.

178. Delgando-Pertynez M. Effect of different drying system for the conservation of olive leaves on their nutritive value for ruminants / M. Delgando-Pertynez, A. Chesson, G.J. Provan, A. Garido, A. Gomes-Cabrera // Ann. Zootech. - 1998. - Vol. 47. - P. 141-150.

179. Demeyer D. I. Quantitative aspects of microbial metabolism in the rumen and hindgut / D. I. Demeyer // In: Rumen microbial metabolism and ruminant digestion. (Edit. Jouany J.-P.). - INRA. - Paris. - France. - 1991. - P. 217-237.

. Doetsch R.N. Techniques employed in cultural investigations if the bacteriology of bovine rumen contents / R.N. Doetsch, R.Q. Robinson, J.W. Shaw // J. Anim. Sci. - 1952. - Vol. 11. - N. 3. - P. 536-544.

. Eden A. Coprofagy in the rabbit / A. Eden // Nature. - 1940. - Vol. 145. - N 3662 - P. 36-37.

. Emaldi O. A note on the total viable counts and selective enumeration of anaerobic bacteria in the cecal content, soft and hard feces of rabbit / O. Emaldi, F. Crociani, D. Mateuzzi // J. Appl. Bacteriol. - 1979. - Vol. 46. - P. 169-172.

. Emaldi O. A note on the total viable counts and selective enumeration of anaerobic bacteria in the cecal content, soft, and hard feces of rabbit / O. Emaldi, F. Crociani, D. Mateuzzi, V. Proto // J. Appl. Bacteriol. - 1979. - Vol. 46. - P. 169-172.

. Escalona B. Characterization of in situ fibre digestion of several fibrous feedstuffs / B. Escalona, R. Rocha, J. Garcya, R. Carabano, J.C. de Blas // Anim. Sci. - 1999. - Vol. 68. - P. 217-221.

. Fekete S. Recent findings and future perspectives of digestive physiology in rabbits / S. Fekete // A Rev. Acta Vet. Hung. - 1989. - Vol. 37. - P. 265-279.

. Fernandes-Carmona, J. Fеeding ryegrass hay to growing rabbits / J. Fernandes-Carmona, C. Cervera, J. Moya, J.J. Pascual // World Rabbit Sci. - 2001. - Vol. 9. - N 3. - P. 95-99.

. Fonty G. Effect of milk composition on the gastrointestinal microflora of artifically reared young rabbit / G. Fonty, P. Gouet, Y. Riou // Ann. Biol. Anim. Biochim. Biophys. - 1979. - Vol. 19. - P. 567-571.

. Fortun-Lamothe L.. Interactions between gut microflora and digestive mucosal immunity, and strategies to improve digestive health in young rabbits / L. Fortun-Lamothe, S. Boullier // Proc. 8th World Rabbit Congress, Puebla, Mexico: World Rabbit Sci. Assoc. - 2004. - P.1035-1067.

. Forsythe S.J. Nitrogen metabolism by the microbial flora of the rabbit caecum / S.J. Forsythe, D.S. Parker // Journal of Applied Bacteriology. - 1985. - N 58 .- P.363-369.

. Forsythe S.J. Urea turnover and transfer to the digestive tract in the rabbit / S.J. Forsythe, D.S. Parker // Br. J. Nutr. - 1985. - N 53. - P.183-190.

. Fraga M.J. Protein Digestion. W: C. de Blas and J. Wiseman (ed.) The Nutrition of the Rabbit. / M.J. Fraga / - Commonwealth Agricultural Bureau. - Wallingford. - UK. - 1998. - P. 39-53.

. Fraga M.J. Effect of amounts of fibre and protein in the diet on growth and digestive traits of rabbits / M.J. Fraga, C. Barreno, R. Carabano, J. Mendez, J.C. de Bias // An. Inst. Nac. Invest. Agrar. - Ganadera. - 1984. - Vol. 21. - P. 91-110.

. Fraga M.J. Effect of type of fiber on the rate of passage and on the contribution of soft feces to the nutrient intake of finishing rabits / M.J. Fraga, A.P. Perez, R. Carabano // J. Anim. Sci. - 1991. - Vol. 69. - P. 1566-1574.

. Garcia J. Estudio de distintas fuentas fuentes de fibra en la alimentacion del conejo / J. Garcia // PhD Thesis, Universidad Politecnica de Madrid. - 1997.

. Garcia J. Effect of type of lucerne hay on caecal fermentation and nitrogen contribution through caecotrophy in rabbits / J. Garcia, J.C. De Bias, R. Carabano, P. Garcia // Reprod. Nutrit. Development. - 1995. - Vol. 35. - P. 267-275.

. Garcia G. Substitution of barley grain by sugar-beet pulp in diets for finishing rabbits. 2. Effect on growth performance / G. Garcia, J.F. Galvez, J.C. De Bias // J. of Applied Rabbit Research. - 1992. - Vol. 15. - P. 1017-1024.

. Garcia G. Effect of substitution of sugarbeet pulp for barley in diets for finishing rabbits on growth perfomence and on energy and nitrogen efficiency / G. Garcia, J.F. Galvez, J.C. De Bias // J. of Anim. Sci. - 1993. - Vol. 71. - P. 1823-1830.

. Garcia G. Effect of the substitution of sugar beet pulp for barley grain in diets for finishing rabbits on growth performance and on energy and nitrogen effeciency / G. Garcia, J. Galvez, C. de Bias // J. Anim. Sci. - 1993. - Vol. 71. - P. 1823-1830.

. Garcia J. Identification of the main factors that influence caecal fermentation traits in growing rabbits / J. Garcia, T. Gidenne, L. Falcao-e- Cunha, C. de Bias // Anim. Res. - 2002. - Vol. 51. - P. 165-173.

. Garcia J. Prediction of the nutrinitive value of lucerne hay in diets for growing rabbits / J. Garcia, R. Carabano, L. Perez-Alba, C. De Bias // Anim. Feed Scienc. аnd Texnol. - 1996. - Vol. 54. - P. 77-88.

. Garcia G. Prediction of the nutritive value of lucerne hay in diets for growing rabbits / G. Garcia, L. Perez-Alba, C. Alvarez, R. Rocha, M. Ramnos, C. de Bias // Anim. Feed Sci. аnd Technol. - 1995. - Vol. 54. - P. 33-44.

. Gidenne T. Evolution nycthémérale des produits de la fermentation bactérienne dans le tube digestif du lapin en croissance. Relations avec la teneur en lignine de la ration / T. Gidenne // Ann. Zootech. - 1986. - Vol. 35. - P. 121-136.

203. Gidenne T. Effet de laddition dun concentre riche en fibre dans une ration a base de foin, distribuee a deux niveaux alimentaires chez la lapin adulte . Mesures de digestibilite / T. Gidenne // Reprod. Nutr. Develop. - 1987. - Vol. 27. - P. 801-810.

. Gidenne T. Effect of fibre level, particle size and adaptation period on digestibility and rate of passage as measured at the ileum and in the faeces in the adult rabbit / T. Gidenne // Br. J. Nutr. - 1992. - Vol. 67 - P. 133-146.

. Gidenne T. Measurement of the rate of passage in restriced-fed rabbits: effects of dietary cell wall level on the transit of fibre particles of different sizes / T. Gidenne // Anim. Feed. Sci. аnd Technol. - 1993. - Vol. 42. - P. 151-163.

. Gidenne T. Effets dune reduction de la teneur en fibres alimentaires sur le transit digestif du lapin. Comparaison et validation de modeles dajustement des cinetiques dexcretion fecale des marqueurs / T. Gidenne // Repr. Nutr. Develop. - 1994. - Vol. 34. - P. 295-306.

. Gidenne T. Effect of fibre level reduction and gluco-oligosaccharide addition on the growth performance andcaecal fermentation in the growing rabbit / T. Gidenne // Anim. Feed Sci. Technol. - 1995. - Vol. 56. - P. 253-263.

. Gidenne T. Nutritional and ontogenic factors affecting rabbit caeco-colic digestive physiology / T. Gidenne // In: Proc. 6th Wld Rabbit Congress. - Vol. 1. - Toulouse: Lebas F. (ed). Association Francaise de Cuniculture Lempdes. - 1996. - P. 16-28.

. Gidenne T. Consequences digestives de lingestion de fibres et damidon chez le lapin en crroissace: vers une meilleure definition des besoins / T. Gidenne // INRA Prod. Anim. - 1996. - Vol. 9. - N 4. - S. 243-254.

. Gidenne T. Caeco-colic digestion in the growing rabbit: impact of nutritional factors and related disturbances / T. Gidenne // Livest. Prod. Sci. - 1997. - N 51. - P. 73-88.

211. Gidenne T. Étude in vivo de lactivité fermentaire caecale chez le lapin. Mise au point et validation dune nouvelle technique de cannulation caecale [In vivo study of caecal fermentation in the rabbit Validation of a new technique for caecal cannulation] / T. Gidenne, R. Bellier // Reprod. Nutr. Dev. - 1992. - S. 365-376.

212. Gidenne T. Flow and passage rate stadies at the ileal level in the rabits / T. Gidenne, Y. Ruckebusch // Reproduct., Nutrition and Developv. - Vol. 29. - P. 403-412.

. Gidenne T. Fibre digestion and rate of passage in the rabbit: effect of particle size and level of lucerne meal / T. Gidenne, B. Carre, M. Segura // Anim. Feed Sci. Technol. - 1991. - Vol. 32. - P. 215-221.

214. Gidenne T. Evolution circadienne du contenu digestif chez le lapin en croissance. Relation avec la caecotrophy / T. Gidenne, F. Lebas // W: Finzi A. (ed.) Proceedings of the 3 rd Congress of World Rabbit Sci. Assoc. 2. - Rome. - 1984.- S. 494-591.

215. Gidenne T. Effects de la nature de la lignocellulose sur la digestion et les performances zootetechniques du lapin en croissance / T. Gidenne, O. Madec, P. Arveux // 7emes J. Rech. Cunicole Fr. - Lyon. - 1998. - P. 151-154.

. Gidenne T. Effect of dietary starch origin on digestion in the rabbit. Stаrch hydrolysis in the smoll intestine, cell wall degradation and rate of passage measurements / T. Gidenne, J.M. Perez // Anim. Feed Sci. Technol. - 1993. - Vol. 42. - P. 249-257.

217. Gidenne T. Effect of dietary starch origin on digestion in the rabbit - 2. Starch hydrolysis in the small intestine, cell wall degradation and rate of passage measurements / T. Gidenne, J.M. Perez // Anim.Feed Sci.Technol. - 1993. - Vol. 42. - P. 249-257.

. Gidenne T. Conseequenes dune deficicience en fibres alimentaires sur la digestion et le transit: premiers results chez le lapin adulte / T. Gidenne, V. Pinheiro, L. Falcao-e-Cunha // 7emes - J. Rech. Cunicole Fr. - Lyon. - 1998. - P. 147-150.

219. Gidenne T. Flow and passage rate studies at the ileal level in the rabbit / T. Gidenne, Y. Ruckebusch // Reproduction, Nutrition and Development. - 1989. - Vol. 29. - P. 403-412.

. Gidennе T. Adaptation digestive du lapin a la teneur en constituants parietaux du regime / T. Gidennе, F. Scalabrini, C. Marchais // Fnnales de Zootechnnie. - 1995. - Vol. 40. - S. 73-84.

221. Gidenne T. Microbial activity in the caecum of the rabbit around weaning: impact of a dietary fibre deficiency and of intake level / T. Gidenne, N. Jehl, M. Segura, B. Michalet-Doreau // Anim. Feed Sci. Technol. - 2002. - Vol. 99. - P. 107-118.

. Gidenne T. Effect of cereal sources and processing in diets for the growing rabbit. I. Effects on digestion and fermentative activity in the cecum / T. Gidenne, M. Segura, A. Lapanouse // Anim.Res. - 2005. - Vol. 54. - P. 55-64.

. Griffiths M. The role of the soft pellets in the production of lactic acid in the rabbit stomach / M. Griffiths, D. Davies // J. Nutr. - 1963. - Vol. 80. - N 2. - P. 171-180.

. Gouet P. Evolution de la microflore digestive du lapin holoxénique de la naissance au sevrage / P. Gouet, G. Fonty // Ann. Biol. Anim. Biochim. Biophys. - 1973. - Vol. 13. - P. 733-735.

. Gutierrez I. Effect of levels of starch, fibre and lactose on digestion and growth performance of early-weaned rabbits / I. Gutierrez, A. Espinosa, J. Garcia, R. Carabano, C. de Bias // J. Anim. Sci. - 2002. - Vol. 80. - P. 1029-1037.

. Heckmann G. Versuche uber den Eiweis und Rarfase gehalt in Allein furter fur lungmistkaninchen / G. Heckmann, A. Mehner // Arch. Geflugelzucht kleintier. Kund. - 1970. - Vol. 19. - S. 1.

. Hill W.C.O. Fild and laboratory studies on the naked mole rat, Heterocephalus glaber / W.C.O. Hill, A.M. Porter, R.T. Bloom // Proc. Zool. Soc. - London. - 1957. - Vol. 128. - N 4. - P. 455-514.

. Hoesslin H. Uber die Zersetrung des Cellulose durch den Inhalt des Coecums des Pferdes / H. Hoesslin, E. Lesser // Ztschr. Biol. - 1910. - Vol. 54. - S. 47.

. Homrani A. Veriation qualitatives et quantitatives des acides biliares dans la bille vesiculaire du lapin en function de la teneur en parois cellulaires du regime / A. Homrani, G. Demoux // Reproduct. - Nutr. Developpem. - 1988. - Vol. 28. - S. 155-156.

. Hoover W.H. Fiber digestion in the beaver / W.H. Hoover, S.D. Clarke // Nutrition. - 1972. - Vol. 102. - N 1. - P. 9-16.

. Hoover W.N. // Nutr. - 1972. - Vol. 102. - N 3. - P. 375 (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Humlin L.J. Culture and physiology of a starch digesting bacterium (Bacteroides amylophilus n. Sp.) from the bovine rumen / L.J. Humlin, R.E. Hungate // J. Bact. - 1956. - Vol. 72. - P. 548-554.

. Hungate R.E. The anaerobic mesophilic cellulolytic bacteria / R.E. Hungate // Bact. Rev. - 1950. - Vol. 14. - P. 1-50.

. Hungate R.E. The rumen and its microbes / R.E. Hungate // Academic Press. - New York. - 1966.

. Hungate R.E. A roll tube method for cultivation of strict anaerobic / R.E. Hungate // In: Methods in Microbiology. Academic Press Inc. - New York. -1969. - Vol. 3. - P. 117-132.

. Jehl N. Replacement of starch by digestible fibre in the feed for the growing rabbit. Consequences on microbial activity in the caecum and on incidence on digestive disorders / N. Jehl, T. Gidenne // Anim. Feed Sci. Technol. - 1996 (in press).

. Jehl N. Measurement of the bacterial fibrolytic activity in the caecum and in the soft faeces on the rabbit / N. Jehl, T. Gidenne, J.F. Le Roux // Proc. 6th World Rabbit Congress. - Toulouse. - Frence. - 1996. - Vol. 1. - P. 199-204.

. Jehl N. Comparatie fibrolitic activiti of diferent microbial populations from rabbit caecum and bovine rumen / N. Jehl, C. Martin, P. Noziere, T. Gidennne, B. Micchalet-Doreau // Annales de Zootechnie. (abstract).

. Jenkins J. R. Feeding Recommendations for the House Rabbit / J. R. Jenkins // Veterinary Clinics of North America: Exotic Animal Practice. W.B. Saunders Company. - Philadelphia. - 1999. - Vol. 2. - P 143.

. Kopperi A.J. Uber die nicht-pathogene Protozoenfauna des Blinddarmes einiger Nagetiere / A.J. Kopperi // Ann. Zool. Soc. Zool-Bot. Fennical Vanamo. - 1929. - Vol. 3. - N 2. - S. 1-90.

. Korniewicz A. Pasze tradycyjne i mieszanka pe?noporcjowa wzbogacona w t?uszcz roslinny w tuczu jagniat [Conventional feed and complete feeds supplemented with vegetable fat in lamb fattening] / A. Korniewicz, B. Paleczek, H. Czarnik-Matusewicz, A. Sieradzka // Rocz. Nauk. Zoot. - 1999. - Vol. 26. - P.215-229.

. Kovacs M. Effect of double nursing and early weaning on the development of the caecal microflora in rabbits / M. Kovacs, T. Gyarmati, S. Szendroz // J. Hungarian Veterin. - 2002. - Vol. 124. - P. 742-748.

. Kulwich R. The effect of coprophagy on the excretion of B vitamins by the rabbit / R. Kulwich, L. Strugilla, P.B. Pearson // J. Nutr. - 1953. - Vol. 49. - N 4. - P. 639-645.

. Laplace J.P. Le Transit digestif chez le lapin. Influence de la finesse de broyage des consttituants dun aliment granule / J.P. Laplace, F. Lebas // Ann. Zootechn. - 1977. - Vol. 26. - P. 413-420.

. Lebas F. Nutrition and pathology / F. Lebas, T. Gidenne, J.M. Perez, D. Licois // in: de Bias C., Wiseman J. (eds.). - The nutrition of the rabbit, Common-wealth Agricultural Bureau. - Wallingford. - UK. - 1998. - P. 197-213.

. Lebas F. Growth and digestive transit in the rabbit. Variation determined by physical form, composition and crude fiber content of the feed / F. Lebas, J.P. Laplace // Ann. Biol. Anim. Bioch. Biophys. - 1977. - Vol. 17. - P. 535-553.

. Lemaire J. Labeling of a glucose binding protein in rabbit intestinal brush border membrane / J. Lemaire, D. Maestracci // Canad. J. Physiol. and pharmacol. - 1978. - Vol. 56. - N 5. - P. 760-770.

. Leng E. Tages hitmische Vorgange im Blinddarm des Kaninchens in Beziehung zur Bildung und Abgabe von Coecotrophe / E. Leng // Diss. Hohenheim - 1974.

. Madsen H. Does the rabbit chew the cud? / H. Madsen // Nature. - 1939. - Vol. 143. - N 3632. - P. 981-982.

. Marounek M. In vitro caecal fermentation of nitrogenous substrates in rabbits / M. Marounek, V. Skrivanova, D. Du Kova // J. Agric Sci. - 2000. - Vol. 135. - P. 437-442.

. Marounek M. Distribution of activity of hydrolytic enzymes in the digestive tract of rabbits / M. Marounek // Br. J. Nutr. - 1995. - Vol. 73. - P. 463-469.

. Marounek M. Monensin has no effect on growth and metabolism of Megasphaera elsdenii / M. Marounek, S.J. Vovk, V. Skrivanova // Folia Microbiol. - 1993. - Vol. 38. - P. 383-386.

. Marounek M. Didgestive organs, caecal metabolites and fermentation pattern in coypus (Myocastor coypus) and rabbits (Oryctolagus cuniculus) / M. Marounek, M. Skrivan, P. Brezina, I. Hoza // Acta Vet. Brno. - 2005. - Vol. 74. - P. 2-7.

254. McDougall. Plant cell walls as dietary fibre: range, structure, processing and function / G.J. McDougall, I.M. Morrison, D. Stewart, J.R. Hillman // Journal of the Science of Food and Agriculture. - 1996. - Vol. 70. - P. 133-150.

255. Mcwethy S.J. Purification and some properties of an extracellular -amylase from Bacteroides amylophilus / S.J. Mcwethy, P.A. Hartman // J. Bacteriol. - 1977. - N 129. - P. 1537-1544.

. McNitt J. I. Rabbit Production / J. I. McNitt, P. R. Cheeke, N. M. Patton, S. D. Lukefahr // Interstate Publishers. - Inc. - Danville. - IL. - 1996.

. Merino J.M. Effect of type of fibre on ileal and cecal digestibility / J.M. Merino, R. Carabano // Proc. 5th congress of the World Rabbit Science Assoc., 25-30 july, Corvallis, Oregon, USA. - J. Appl. Rabbit Res. - 1992. - Vol. 15. - P. 931-937.

. Merino J.M. Efecto de la cecotrofia sobre la composition quimica de la digesta y sobre la digestibiidad ileal / J.M. Merino, R. Carabano // ITEA 24. - 2003. - P. 657-659.

. Morisse J.P. Alimentation et modifications du milieu intestinal chez le lapin (AGV, NH3, pH, flore) / J.P. Morisse, E. Boilletot, R. Maurice // Recl. Med. Vet. - 1985. - Vol. 161. - P. 443-449.

. Morisse M.J. Inclusion of grape pomace, in substitution for lucerne hay, in diets for growing rabbits / M.J. Morisse, R. Carabano // Animal Science. - 1996. - Vol. 63. - P. 167-174.

. Morot C. Des pelotes stomacales des leporides / C. Morot // Mem. soc. centr. med. et vet. - 1882. - Vol. 12. - P. 147.

. Motta Ferreira W. Inclusion of grape pomace, in substiltution for alfalfa hay, in diets for growing rabbits / W. Motta Ferreira, M.J. Fraga, R. Carabano // Anim. Sci. - 1996. - Vol. 63. - P. 167-174.

. Nicodemus N. Effecto del tamano de particula sobre la productividad en conejos / N. Nicodemus, J. Garcia, R. Carabano, J. Mendez, C. de Bias // ITEA. - 18. - 1997. - P. 181-183.

. Okerman L. Diseases of Domestic Rabbits / L. Okerman / - 2nd ed. Blackwell Scientific Publications: Oxford. - 1994.

. Pacini N. Microflora ciecale del coniglio e diete proteiche / N. Pacini, R. Zanchi, M. Corti // Riv. Coniglicoltura. - 1986. - Vol. 13. - N 6. - P. 39-41.

. Padilha M.T. Relationships between microflora and caecal fermentation in rabbits before and after weaning / M.T. Padilha, D. Licois, T. Gidenne, B. Carre, G. Fonty // Reprod. Nutr. Dev. - 1995. - Vol. 35. - P. 375-386.

. Padilha M.T. Caecal microflora and fermentation pattern in exclusively milk-feed young rabbits / M.T. Padilha, D. Licois, T. Gidenee, B. Carre, P. Coudert, F. Lebas // Reprod. nutr. dev. - 1999. - Vol. 39. - P. 223-230.

. Parigi-Bini R. I fabbi sogninutritive edi fattori di zarionamento del coniglio / R. Parigi-Bini // Conigliocultura. - 1970. - N 7. - S. 9-17.

. Perez J.M. Replacement of digestible fiber by starch in the diet of the growing rabbit - II. Effects on performance and mortality by diarrhea / J.M. Perez, T. Gidenne, I. Bouvarel, P. Arveux, A. Bourdillon, C. Briens, J. Le Naour, B. Messanger, L. Mirabito // Ann. Zootec. - 2000. - Vol. 49. - P. 369-377.

. Perez J.M. Apports de lignins and contecst du rabbit en croissance / J.M. Perez, T. Gidenne, F. Lebas, Y. Caudron, P. Aureux, A. Bourdillon, J. Duperray, B. Messager // Annal. Zootechn. - 1994. - Vol. 43. - P. 323-332.

271. Perez J.M. Digestibilite et valeus energetique des luzernes dehydratees pour le lapin: innfluence de leur composition chimique et de la leur technologie de preparation / J.M. Perez // In: Viemes Journess de la Recherche Cunicole, La Rochelle. - Vol. 2. - P. 3555-364.

272. Piattoni F. In vitro study of the age-dependent caecal fermentation pattern and methanogenesis in young rabbits / F. Piattoni, D. Demeyer, L. Martens // Reprod. Nutr. Dev. - 1996. - Vol. 36. - P. 253-261.

. Piattoni F. Fasting effect on in vitro fermentation pattern of rabbit caecal contents / F. Piattoni, D. Demeyer, L. Maertens // Wld Rabbit Sci. - 1997. - N 5. - P. 23-26.

. Piattoni F. Age dependent variation of caecal contents composition of young rabbits / F. Piattoni, L. Martens, D. Demeyer // Arch. Tierernahr. - 1995. - № 48. - P. 347-355.

. Pote L.M. Utilization of diets high in Lucerne meal by weanling rabbits / L.M. Pote, P.R. Cheeke, N.M. Patton // J. of Applied Rabbit Research. - 1980. - N 3. - P. 5-10.

. Preiffer C.J. The antral clear cell - a new cell type discovered in the pyloric-antral mucosa of the ferret / C.J. Preiffer, J. Weibel // J. Ultrastruct. Res. - 1969. - Vol. 29. - N 5/6. - P. 550-562.

. Prohaszka L. Antibacterial effect of volatile fatt acids in enteric E. Coli infection of rabbits / L. Prohaszka // Zentrabl Veterin. Reihe. - B 27. - 1980. - P. 631-639.

. Puget A. Anatomie microscopique de lappareil digestif dOchotona rufescens / A. Puget, M.C. Voisin // Acta anat. - 1973. - Vol. 84. - P. 267-281.

. Ramos M.A. Aplication de tecnicas enzimaticas de digestion in fibra in vitro a la valocarcion nutritiva de piensos para conejos / M.A. Ramos // PhD Tesis. -Universidad Compluentense de Madrid. - 1995.

. Rémésy C. Metabolism of short-chain fatty acids in the liver / C. Rémésy, C. Demigne, C. Morand // W: Cummings J.H., Rombeau J.L., Sakata T. (ed.) Physiological and clinical aspects of short-chain fatty acids. - Cambridge University Press. - 1995. - P.171-190.

. Riggs J.A. Cellulose-disgesting bacteria from the gut and burrows of hopmomys bottae / J.A. Riggs, E.H. Studitr // Aimal. - 1966. - Vol. 47. - P. 720.

. Sakaguchi E. Comparicon of fibre digestion and digesta retention time between rabbits, guinea pigs, rats and hamsterrs / E. Sakaguchi, H. Iton, S. Uchida, T. Horigame // Br. J. Nutr. - 1987. - Vol. 58. - P. 149-158.

. Sharma M.P. Immunochemical studies of cellulases from severel strains of Ruminococcus Flavefaciens / M.P. Sharma // Ph. D. Thesis. - North Carolina Snate University Raleigh. - 1968. - P. 1-112.

. Scheunert A. Beitrage zur Kenntniss der Celluloseverdauung und des Enzymgehaltes des Coecalsekrets / A. Scheunert // Ztschr. Phisiol. Chemie. - 1906. - Vol. 48. - S. 9.

. Scott H.W. Vitamin requirements of several cellulolytic rumen bacteria / H.W. Scott, B. A. Dehority // J. Bacteriol. - 1965. - Vol. 89. - N 5. - P. 1169-1175.

286. Selvendran R.R. Dietary fiber: chemistry, analysis and properties / R.R. Selvendran, B.J.H. Stevens, M.S. Du Pont, // In: Chixhester, CO. (ed.) Advances in Food Research. - Academic Press. - New York. - 1987. - P. 117-212.

287. Short D.G. A new pelleted diet for rabbits and guinea pigs / D.G. Short, L. Gammamage // J. Anim. Techn. Association. - 1959. - N 9. - P. 62-69.

. Sijpesteijn A.K. Cellulose-decomposition bacteria from the rumen of cattle / A.K. Sijpesteijn // Thesis University of Leiden. - 1948.

. Sirotek K. Isolation and characterization of rabbit cecal pectinolytic bacteria / K. Sirotek, M. Marounek, V. Rada, V. Benda // Folia Microbiol. - 2001. - Vol. 46. - P. 79-82.

. Sirotek K. Isolation, identification and characterization of rabbit cecal mucinolytic bacteria / K. Sirotek, E. Santos, V. Benda, M. Marounek // Acta Vet. Brno. - 2003. - Vol. 72. - P. 365-370.

. Slade L.M. / L.M. Slade, H.F. Hintz // J. Anim. Sci. - 1989. - Vol. 28. - N 6. - P. 842.

. Smith H.W. The development of the flora of the alimentary tract in young animals / H.W. Smith // J. Pathol. Bacteriol. - 1965. - Vol. 90. - P. 495-513.

. Smith H.W. Observations of the flora of the alimentary tract of animals and factors effecting its composition / H.W. Smith // J. Path. Bact. - 1965. - Vol. 89. - P. 95-122.

. Smith H.W. The faecal bacterial flora of animals and man: its development in the young / H.W. Smith, W.E. Crabb // J. Path. Bact. - 1961. - Vol. 82. - P. 53-66.

. Southern H.N. Coprophagy in the wild rabbit / H.N. Southern // Nature. - 1940. - Vol. 154. - N 3668. - P. 242.

. Stevens C. E. Comparative Physiology of the Vertebrate Digestive System / C. E. Stevens, I. D. Hume // 2nd ed. Cambridge University Press: Cambridge. - United Kingdom. - 1995.

. Straw T.E. Bacteria of the rabbit gut and their role in the health of the rabbit / T.E. Straw // J. Appl. Rabbit res. - 1988. - Vol. 11. - P. 142-150.

. Sugisaki A. // Jap. J. Zootech. -1960. - Vol. 38. - N 1. - P. 18. (цит. по Калугину Ю.А., 1980).

. Taylor E.L. Does the rabbit chew the cud? (Feces Produced at night are swallowed and redigested) / E.L. Taylor // Nature. - 1939. - Vol. 143. - N 3632. - P. 982-983.

. Thracker E.J. Coprophagy in the rabbit / E.J. Thracker, C.S. Brandt // J. Nutr. - 1955. - Vol. 55. - N 3. - P. 375-385.

. Van Soest P.J. Nutritional ecology of the rumenant / P.J. Van Soest // Cornell Univ. Press. - Ithaca, N.Y. - 1994 - 476 p.

. Van Soest P.J. Methods for dietary fiber, neutral detergent fibber and non-starch polysaccharides in relation to animal nutrition / P.J. Van Soest, J.B. Robertson, B.A. Lewis // J. of Dairy Sci. - 1991. - Vol. 14. - P. 3583-3597.

. Van Soest P.J. Origin and utilisation of volatile fatty acids and lactate in the rabbit: influence of the faecal excretion pattern / P.J. Van Soest, M. Vernay // Br. J. Nutr. - 1987. - Vol. 57. - P. 371-381.

. Vassalo G. Light and electron microscopie identification of several types of endocrine cells in the gastro-intestinal mucosa of the cat / G. Vassalo, E. Solcia, C. Capella // Ztschr. Zellforsch. - 1969. - Bd. 98. - N 3. - S. 333-356.

. Vernay M. Origin and utilization of volatile fatty acids and lactate in the rabbit: influence of the faecal excretion pattern / M. Vernay // Br. J. Nutr. -1987. - Vol. 57. - P. 371-381.

. Vernay M. Repartition des acides gras volatils dans le fibre digestif du lapin domestique. 2. Lapins soumis au jeune / M. Vernay, P. Raynaud // Annal. Recherches Veterinar. - 1975. - Vol. 6. - S. 369-377.

. Vovk S.J. Concentration of microbial metabolites in the gastrointestinal tract of broiler rabbits / S.J. Vovk, V. Skrivanova, M. Marounek // Anim. Physiol. - 1994. - Vol. 39. - N 1. - P. 33-37.

. Watson J.S Reingestion in the wild rabbit, Oryctolagus cuniculus (L.) / J.S. Watson // Proc. Zool. Soc. Lond. - 1954. - Vol. 124. - N 3. - P. 615-624.

. Watson J.S. Reingestion in the hare Lepus europaeus Pall / J.S. Watson, R.H. Taylor // Sci. - 1955. - Vol. 121. - N 3139. - P. 314.

. Wallace R.J. Toxicity of volatile fatty acids at rumen pH prevents enrichment of Escherichia coli by sorbitol in rumen contents / R.J. Wallace, M.L. Falconer, P.K. Bhargava // Curr. Microbiol. - 1989. - Vol. 19. - P. 277-281.

. Williams J.A. Composition and source of secretion from limphoid aggregations in the rabbit gut / J.A. Williams, W.O. Griffen, A. Sharma, O. Wangensteen // Brit. J. Exp. Pathol. - 1961. - Vol. 42. - N 2. - P. 153-157.

. Yajima T. Sensory mechanism for short-chain fatty acids in the colon / T. Yajima // W: Cummings J.H., Rombeau J.L., Sakata T. (ed.) Physiological and clinical aspects of short-chain fatty acids. Cambridge University Press. - 1995. - P. 209-221.

. Yu B. A study of rabbit T-type cannule and its ileal digestibilities / B. Yu, P.W.S. Chiou, Ch.L. Young, H.H. Huang // J. of the Chinese Society of Anim. Sci. - 1987. - Vol. 16. - P. 73-81.

. Zawadzki W. Model fermentacji w tre ci jelit slepych królików in vitro [Pattern conditions of caecal fermentation in rabbits in vitro] / W. Zawadzki, A. Po?ozowski // Zesz. Nauk. AR Wroc. Wet. - 1997. - Vol. 57. - P. 106-113.

. Zomborsky-Kovacs M. Some physiological properties of the digestive tract in traditionally reared and exclusively milk-fed young rabbits / M. Zomborsky-Kovacs, T. Gyarmati, T. Parizs, Z. Szendro, I. Kametler, A. Toth // World Rabbit Sci. - 8 (Suppl. 1 C). - 2000. - P. 499-506.


ПРИЛОЖЕНИЯ


Приложение 1


Химический состав и питательность кормов, используемых в опытах

КормСодержание в 1 кг кормакормовых единицсухого вещества, гсырого протеина, гсырого жира, гсырой клетчатки, гБЭВ, гсырой золы, гКонцентратная смесь1,115830,8205,158,242,7467,762,5Зерно овса0,981861,2114,036,2114,6560,036,4Сено луговое0,481840,681,118,5287,3387,566,2Трава луговая0,196218,930,69,151,4108,819,0Морковь 0,138118,410,92,012,084,29,3Свекла кормовая0,123124,913,02,09,093,97,0

Химический состав химуса слепой кишки кроликов на различных рационах (в % от сухого вещества)

ПоказателиРационтиповойсено луговоезерно овсатрава луговаяСырой протеин23,722,120,126,0Сырой жир2,31,62,72,8Сырая клетчатка20,820,719,615,9БЭВ45,146,746,644,1Сырая зола8,18,911,011,2

Химический состав фекалий кроликов на различных рационах (в % от сухого вещества)

ПоказателиРационтиповойсено луговоезерно овсатрава луговаяСырой протеин12,66,27,57,3Сырой жир1,91,71,91,5Сырая клетчатка30,143,824,844,8БЭВ43,548,358,631,7Сырая зола11,94,57,214,6Приложение 2


Рецептуры растворов и питательных сред для анаэробных бактерий


Раствор Дейтча

ИнгредиентКонцентрация, г/л(NH4)2 SO40,5K2HPO 40,5KH2PO40,2CaCl20,05MgSO40,05NaCl1NaHCO34Цистеин солянокислый0,1Твин-800,1

Среда для всех групп бактерий

ИнгредиентКонцентрация, %Глюкоза 0,05Целлобиоза 0,05Крахмал 0,05K2HPO 4 (0,3 % раствор)7,5Смесь растворов KH2PO4-0,3%, (NH4)2 SO4-0,6%, NaCl-0,6%, MgSO4-0,06%, CaCl2-0,06%7,5Рубцовая жидкость40Агар 2Na2CO35Смесь растворов цистеина и H2S2

Среда для целлюлозолитических бактерий

ИнгредиентКонцентрация, %Целлюлоза 1Na2HPO 40,11NaH2PO40,11KCl0,043MgSO40,03CaCl20,004Na2SO40,015Na2CO30,2FeSO4 · 7H2O0,044Мочевина 0,13Рубцовая жидкость10

Среда для амилолитических бактерий

ИнгредиентКонцентрация, г/л(NH4)2 SO40,5K2HPO 40,2KH2PO40,5CaCl20,1MgSO40,1NaHCO35Крахмал растворимый5Агар 20Цистеин солянокислый0,7Рубцовая жидкость400

Среда для Bacteroides

ИнгредиентКонцентрация, г/лГлюкоза 3(NH4)2 SO40,45MgSO40,02KH2PO40,9NaCl0,9MnSO40,01Na2CO34Гемин0,001Триптиказа2Цистеин солянокислый0,5Рубцовая жидкость400

Приложение 3


Примерные рационы для кроликов


Зимний рацион для взрослых холостых кроликов

ИнгредиентыКоличествоКонцентратная смесь, г85Сено луговое, г60Свекла кормовая, г180В них содержится:Кормовых единиц, г142Сухого вещества, г142,8Сырого протеина, г25,9Переваримого протеина, г18,7Сырой клетчатки, г21,5Кальция, г2Фосфора, г1,1Железа, мг31,1Меди, мг3,1Цинка, мг10,7Марганца, мг7,6Каротина, мг1,8Витамина Д, МЕ100Витамина Е, МЕ9,3Поваренной соли, г0,9

Летний рацион для взрослых холостых кроликов

ИнгредиентыКоличествоКонцентратная смесь, г70Трава луговая200В них содержится:Кормовых единиц, г124Сухого вещества, г128,6Сырого протеина, г24,9Переваримого протеина, г17,6Сырой клетчатки, г25,8Кальция, г1,7Фосфора, г1Железа, мг28,6Меди, мг2,2Цинка, мг6,5Марганца, мг6,2Каротина, мг11Витамина Д, МЕ90Витамина Е, МЕ16,1Поваренной соли, г0,7

Зимние рационы для крольчат

ИнгредиентыКоличествоВозраст молодняка, дней456090120Ремонтный молодняк старше 120 днейЖивая масса, кг.1,0 1,72,4 3,03,23,8Концентратная смесь4070100130110125Сено луговое3055751008595Свекла кормовая90160230300260280В них содержится:Кормовых единиц, г.70122178227196224Сухого вещества, г.70,4123176229194220Сырого протеина, г.12,822,43241,635,240Переваримого протеина, г9,216,1233025,328,7Сырой клетчатки, г10,618,626,634,629,333,3Кальция, г11,82,63,42,93,3Фосфора, г0,50,91,31,71,41,6Железа, мг15,326,838,349,842,147,8Меди, мг1,52,63,74,84,14,6Цинка, мг5,39,313,317,314,616,6Марганца, мг3,76,59,312,110,211,6Каротина, мг0,91,62,332,52,8Витамина Д, МЕ5090130170140160Витамина Е, МЕ4,6811,414,812,514,2Поваренной соли, г0,40,711,31,11,2

Приложение 4


Расчет экономической эффективности от использования в сельском хозяйстве результатов научно-исследовательской работы

«Симбонтное пищеварение кроликов и пути повышения использования углеводов кормов»

  1. Аннотация расчетов.

При рассчете экономической эффективности результатов научно-иследовательской работы исходили из того, что основными показателями эффективности были показатели живой массы подопытных кроликов от рождения до 120-суточного возраста, количество и стоимость кормов, затраченных на выращивание молодняка, а также другие прямые и накладные расходы.

Стоимость прироста живой массы кроликов подопытных групп за минусом стоимости израсходованных кормов на его получение и других затрат и составляет экономическую эффективность результатов научно-исследовательской работы.

  1. Характеристика обоснованного объекта.

Расчеты экономической эффективности результатов исследований проводились согласно данным таблиц 4, 6, 27 диссертационной работы и таблицы 1 настоящего приложения, а также данным бухгалтерского расчета себестоимости выращивания молодняка кроликов породы советская шиншилла в ОАО «Агрофирма Мценская» Мценского района Орловской области за 2005-2006 г. от отъема до 120-суточного возраста.

Как следует из данных результатов научно-хозяйственного опыта, кролики первой контрольной группы, получавшие традиционный рацион, кролики второй опытной группы, получавшие сено в измельченном виде (размер частиц около 0,5 мм) и кролики третьей опытной группы, получавшие полнорационную кормосмесь разработанной нами рецептуры

Продолжение приложения 5

потребляли за время выращивания следующее количество кормов соответственно: концентратной смеси - 6,52; 5,74 и 5,60 кг, сена - 3,26; 2,87 и 2,80 кг, корнеплодов - 13,72; 12,10 и 11,80 кг. Живая масса крольчат 1, 2 и 3 групп при отъеме составляла 0,98; 1,02 и 0,99 кг соответственно. Прирост живой массы за время выращивания до 120-суточного возраста составил 2,62; 2,60 и 2,63 кг соответственно.


Таблица 1 - Расход кормов на выращивание крольчат от отъема до 120- суточного возраста и их стоимость

КормаГруппа123Количество корма, кгСтоимость кормов, руб.Количество корма, кгСтоимость кормов, руб.Количество корма, кгСтоимость кормов, руб.Концентратная смесь6,5232,65,7428,75,6028,0Сено3,262,02,871,82,801,7Корнеплоды13,726,912,106,111,805,9Итого41,536,635,6

  • Общие затраты средств на выращивание кроликов 1, 2 и 3 групп от отъеа до 120-суточного возраста с учетом стоимости кормов, заработной платы, амортизации помещений, расходов на транспорт, стоимости электроэнергии, медикаментов, а также накладных расходов составили соответственно: 70,6; 62,2 и 60,5 рублей.
  • Характеристика базы сравнения

При рассчете экономической эффективности научно-исследовательской работы базовым вариантом служили показатели себе

Продолжение приложения 5

стоимости выращивания кроликов 1 группы, условия кормления которых соответствовали принятым в хозяйстве.


Таблица 2 - Показатели экономической эффективности

Наименование показателейЕд. изм.Значение показателейБазовый вариантНовый вариант1 группа2 группа3 группаСтоимость 1 кг прироста живой массыруб.26,923,923,0Снижение себестоиости%10088,885,5

  1. Основные факторы экономической эффективности

Расход средств на выращивание кроликов 2 и 3 опытных групп по сравнению с контролем снизились на 11,2 и 14,5 % соответственно. Учитывая, что прирост живой массы кроликов от времени отьема до 120-суточного возраста составил при этом 2,60 и 2,63 кг соответственно, экономический эффект при выращивании одного кролика 2 и 3 групп составляет 1,1 и 5,9 руб.

Вывод

Измельчение сена в рационе растущих кроликов до размера частиц 0,5 мм и скармливание кормов в составе полнорационной кормосмеси разработанной нами рецептуры позволяет получить экономический эффект при выращивании одного кролика в размере 1 и 5,9 рубля соответственно.


Теги: Симбионтное пищеварение у кроликов и пути увеличения использования углеводов кормов  Диссертация  Сельское хозяйство
Просмотров: 18124
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Симбионтное пищеварение у кроликов и пути увеличения использования углеводов кормов
Назад