Расчет приточных и вытяжных систем вентиляции с механическим побуждением

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет

Кафедра истории России


Курсовая работа

Дипломатические отношения между Россией и Францией в 1801-1811 годы во взглядах российских историков


Казань 2008

ВВЕДЕНИЕ


Темой моей курсовой работы является «Дипломатические отношения между Россией и Францией во взглядах российских историков».

Значимость моей темы в том, что, это покажется удивительным, в огромной историографии о первом консуле и императоре французов странным образом выпала одна из ключевых тем - «отношения между Наполеоном и Россией» (в том числе и дипломатические), хотя именно в России Бонапарт и потерпел самое сокрушительное военно-политическое поражение, предопределившее падение его империи. Безусловно, русская кампания не была обойдена вниманием ни в России, ни за рубежом. И всё же согласитесь, темы «Военная кампания» и «Отношения с Россией» - не одно и тоже. Практически Русская кампания заслонила собой гораздо более широкую тему отношение Бонапарта к России с 18 брюмера 1799г и вплоть до его ссылки на Св. Елену в 1815г.

По этому с научной точки зрения актуальность моей работы будет в том, что я изучив труды различных историков попробую составить обобщенную и объективную картину развития дипломатических отношений в период с 1801до начала войны 1812г. Подобная работа была уже проведена В.Г. Сироткиным в его работе «Дуэль двух дипломатий России и Франции » вышедшей в 1966 г. Но я хочу сразу отметить, что в отличие от этой работы моя работа носит ещё историографический характер, и в ней я использовала труды историков вышедших позже данного издания. Моя работа может послужить также опорой при составлении нового учебника по истории дипломатии. Сейчас в качестве учебника выступает труд «Истории дипломатии» под редакцией Зорина от 1959г., является одной из основных книг по истории дипломатии и в наше время.

Лично для меня эта тема актуальна ещё и потому что она затрагивает два очень ярких и интересных направления: тема личности в истории (Наполеона и Александра I) и дипломатию со всеми её интригами и тонкостями. На мой взгляд, эти темы будут актуальны всегда и будут привлекать внимание общественности.

Источниками моей работы выступают труды российских историков. Это и наиболее известные в нашей стране биографии Наполеона Бонапарта, написанные Тарле Е.В. (1936) и Манфредом А.З.(1971) отношения Наполеона к России трактуется сквозь тему Отечественной войны 1812г. В своем историографическом обзоре на эти монографии современный историк Сироткин В.Г. называет одной из причин такой трактовки то, что оба автора испытывали большое воздействие трудов А. Сореля и А. Вандаля, а также по своим исходным концептуальным позициям были франкофилами, сторонниками франко-русского союза.* Кроме этого я использовала работу Е.В. Тарле «Континентальная блокада»(1958) я использовала её для оценки дипломатии России в этот период и по данному вопросу. Так же я использовала Сироткина В.Г «Дуэль двух дипломатий»(1966) и «Наполеон и Россия»(2000) о первой книге уже я говорила, поэтому лишь отмечу, что во второй работе он развивает проблемы первого труда и обобщает их уже без «советского» подтекста. Большое внимание я уделила такому изданию как «История внешней политики России в первой половине XIX века»(1995) это коллективный труд мною изучался лишь раздел по моей теме. По этому я отмечу его автора это Сытин А.Н.. Здесь для меня играло роль большое количество фактического материала на основе, которой я систематизировала свою работу. Я также хочу выделить еще один мой источник это монография Троицкого Н.А. «Александр и Наполеон» (1994) в ней приведено очень хорошее описание меж личностных отношений между двумя императорами, в том числе охарактеризованы их дипломатические переговоры. Разумеется, этим мой круг источников не ограничивается, я использовала также труды: Сахаров А.Н. «Александр I» 1998; Тарле Е.В. «Талейран» 1960; «Российские самодержавцы 1801-1917гг» 1994г; «Истории дипломатии» под редакцией Зорина от 1959г. и т.д.

Литературой для своей темы я практически не нашла, если не считать учебника по «Историографии СССР после Великой октябрьской революции» под ред. Иллерицкого В.Е. и Кудрявцева И.А. от 1971г. Весь материал относительно моей темы можно заключить в одной фразе «В такой-то период советской истории возрос интерес к теме Отечественной войны 1812 года». В более современном учебнике по историографии даны лишь биографии историков и перечень их основных трудов. Другой литературы к своей теме я не нашла.

Объектом моего исследования является история дипломатических отношений между Россией и Францией в период с 1801года до начала отечественной войны 1812г.

Предметом моей работы является историография дипломатических отношений между Россией и Францией в указанный период.

Целью моей работы является изучение взглядов российских историков на развитие дипломатических отношений между Россией и Францией в период с 1801 до 1812года, точнее до момента начала войны 1812г.

Исходя из цели, я ставлю перед собой следующие задачи:

Изучить дипломатические отношения между Россией и Францией их развитие и проблемы в 1801-1804гг. А также взгляды российских историков на эти проблемы.

Изучить дипломатические отношения между Россией и Францией их развитие и проблемы в 1805-1807гг. А также взгляды российских историков на эти проблемы.

Изучить дипломатические отношения между Россией и Францией их развитие и проблемы в 1807-1812гг. А также взгляды российских историков на эти проблемы.

Структура же моей работы такова: она состоит основной части - она состоит из глав и параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения.

ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ФРАНЦИЕЙ В ПЕРИОД С 1801 ДО 1804 ГОДА


Политика «свободы рук»


В этот период Россия в своей внешней политике начинает осуществлять концепцию «Свободы рук», т.е. политика отказа от военных союзов, провозглашение независимости внешне политического курса и линии на сохранение европейского равновесия*.

Но это не было единственным решением: предлагались и другие варианты. Здесь возникает одна из первых проблем моего доклада. Это определения позиции России в отношениях с другими странами, в особенности с Англией и Францией. Напомню, что в марте 1801г. Петербург находился в состоянии разрыва дипломатических отношений с Лондоном и союза с Парижем. Кроме того, в окружении царя существовали различные точки зрения на будущую внешнюю политику России.

Итак, как же рассматривают эту проблему отечественные историки.

У Е.В. Тарле мы вообще не найдем даже упоминания об этом вопросе. Впрочем такая же ситуация и в «Истории дипломатии» под редакцией Зорина от1959г. Лишь немногим больше мы найдем информации у А.Манфреда, который указывая на ряд достаточно мелких фактов пытается доказать достаточно дружественное отношение Александра I к Наполеону. Например, присутствие на коронации АлександраI близкого человека Наполеона Бонапарта - Дюрока. Совершенно другой поход к этому вопросу мы видим в монографии Сироткина В.Г. «Наполеон и Россия» (2000г) и «Истории внешней политики России первой половины XIX века (от войн России против наполеона до парижского мира 1856г)» (1995г) где эта тема рассмотрена А.Н. Сытиным.

Сироткин относительно этого вопроса рассматривает, как шли споры по этому вопросу, кто какие взгляды отстаивал. Так он пишет, что относительно этого вопроса Александр I сразу поручил лидерам двух аристократических фракций в русской дипломатии - «англофилу» графу Н. Панину, и «франкофилу» графу В. Кочубею, - подготовить письменные рекомендации (доклады) о стратегии внешней политики России после смерти Павла. Задание было выполнено. Панин представил обширный доклад « о политической системе российской империи» в июле1801г., Кочубей зачитал свой доклад на заседании «негласного комитета» 25 августа 1801г. Первый доказывал срочную необходимость возврата к военно-политическому союзу с Англией против Франции. Кочубей же предлагал вернуться к политике «свободных рук». Характерно, что ни один из них даже не ставили вопроса о сохранении Павловского союза с Бонапартом. К.т. они ставили отныне Францию в один ряд с буржуазной Англией и предлагали вернуться к дореволюционной политике поочерёдного выбора союзников. Панин был убежден в союзе с Англией, Кочубей не исключал возможность союза с Англией.

На мой взгляд, Сироткин слишком категорично разделяет два этих варианта, и с большим преобладанием фактологического материала. Иная картина у Сытина там доминируют оценочные моменты этих споров, также, мне кажется, этот автор менее радикален. И у него более полная картина событий. Итак, его оценка. Император и приближенные к нему члены «негласного комитета» видели лучший способ сохранения мира в отказе от союзных договоров и коалиций, участие в которых могло бы втянуть в страну в вооруженный конфликт. Сам Александр I выступал летом 1801 года даже за отказ от торговых договоров, считая их лишними. Разумеется, вскоре этот вариант был оставлен как утопический.

Другая более реалистичная концепция будущей внешней политики была высказана графом Н.П. Паниным, возглавлявшим Коллегию иностранных дел. Он соглашался в поддержании мира, но с системой союзных договоров, обеспечивающих России подобающую ей роль в Европе и позволяющих предотвратить попытки сломать равновесие. Наиболее приемлемыми он считал союзы с Англией, Австрией и Пруссией. Этот вариант определяет стратегию внешней политики на значительный период времени. Политика «Свободных Рук» не более чем временная тактика, диктовавшаяся реальной обстановкой политических сил в Европе. Победоносное для Франции завершение войны против второй коалиции, мир с Австрией в феврале 1801г не только укрепил положение самого наполеона, но и сделал Францию одной и наиболее сильных держав Европы в военно-политическом отношении. Это противоречило интересам России. Русскому правительству предстояло, сохранив за страной положение великой державы и роль арбитра в международных делах, избежать участия в англо-французском конфликте, восстановить дружеские отношения с Великобританией и не поссориться с наполеоном. При этом русская дипломатия рассчитывала, балансируя между Англией и Францией, добиться от первой уступок в вопросах, связанных с мореплаваньем и проблемами Восточного Средиземноморья, а от второй - снижения активности на континенте.

Объединив эти две монографии, мы получим наиболее полную картину этого вопроса. Различия между этими авторами не существенны, они как бы дополняют друг друга. Отсутствие этой информации у Е.В. Тарле и А. Манфреда объясняется: во-первых - спецификой монографии, - по которым я работала - это биографии самого Наполеона, а во-вторых - специализируются на всемирной истории, а не на истории России. Отсутствие материала в «Истории дипломатии» также объясняется спецификой книги, сталинской трактовкой событий начала XIX века, о которых речь пойдет позднее.


Действия Российской дипломатии в 1801-1804 г.


Это подписание в Петербурге англо-русской морской конвенции 17 июня 1801г. и подписание первого мирного договора между Россией и Францией после Революции, и как приложения к нему секретной дипломатической конвенции 8-10 октября 1801г. Наличие последнего факта имеется во всех рассматриваемых мною книгах. А первый чётко звучит не везде.

Так Тарле рассматривает наличие русско-французского договора как плюс Франции в переговорах с Англией. Такая же практически картина просматривается и в «Истории Дипломатии» там явно подчёркивается важность русско-французского договора (его практически детально разбирают), а о русско-английском не говорится ни слова. Манфред: « Бонапарт, по всей видимости, переоценил ситуацию. Он недостаточно принимал во внимание, что русское правительство улучшает отношения, не только с Францией, но и с Англией и Пруссией. У Бонапарта возникает мысль о создании могучей континентальной коалиции, - Франция, Россия, Пруссия. Идея союза не была беспочвенной на заседании негласного комитета при Александре I 24 марта (5 апреля) 1802г Кочубеем этот вопрос поднимался. И позиция царя была в целом благоприятной».* В этом очень ясно прослеживается позиция автора. По версии Сироткина это были лишь шаги со стороны России к участию в мирной передышке Европы 1801-1804гг. по первому договору она отказывалась от союза, как с Бонапартом, так и с Англией. А по второму, особенно по секретной конвенции, шел раздел «сфер влияния» в Европе и совместном дипломатическом урегулировании спорных вопросов, главным образов в Германии и Италии. Причем этот договор, по мнению Сироткина, являлся безусловной дипломатической победой Бонапарта. Так как Россия отныне обязывалась не участвовать в антинаполеоновских коалициях, и лишала французских эмигрантов-роялистов русских субсидий. Сытин же, на мой взгляд, достаточно объективно оценивает обстановку. Он не преувеличивает ни один из фактов, также указывает на то, что Россия в первую очередь оговаривала свои личные интересы об установлении мира в Балтийском бассейне и восстановления отношений с Англией. Кроме того, Сытин указывает, что Россия в результате первых внешнеполитических мероприятий сумела выйти из состояния военного конфликта с Англией, восстановить дружеские отношения с Австрией, не ухудшив при этом отношений с Францией и Пруссией. Это был несомненный успех русской дипломатии. И я в этом вопросе с ним полностью согласна.

Впрочем в французском направлении переговоры шли не так удачно. Прежде всего, было объявлено, что Россия готова поддерживать хорошие отношения с любым государством, независимо от формы его правления. Так и против Франции не будет предприниматься ни каких мер, до тех пор пока она уважает права и достоинство союзников Росси. АлександрI предполагал договорится с Францией о установлении военного равновесия в Европе, закрепив его рядом договоров. Предполагалось, что они стабилизируют обстановку в Италии, Германии, Ближнем Востоке. Россия была бы гарантом этих соглашений, это усилило бы её роль в Европе. Наполеон же настаивал на двустороннем договоре, не касавшемся общеевропейского положения. Переговоры длились полгода и завершились выше указанным договором 1801г. По ней русские надежды не оправдались, не оправдались. Зато уже иной характер носила секретная конвенция. Она устанавливала, что и Россия и Франция будут совместно решать проблемы Италии и Германии. Франция обязывалась начать мирные переговоры с Турцией при посредничестве России. Впрочем, уже довольно скоро стало ясно, что Наполеон условия конвенции соблюдать не собирается. И сам факт подписания договора с Россией он использует для давления на Англию, в переговорах по заключению мирного договора в Амьене 27 марта 1802г.

Дальнейшие события, о которых пойдет речь, не рассматривались в монографиях советского периода. По этому я считаю нужным лишь упомянуть о них со ссылкой на автора, т.к. ни у Сытина, ни у Сироткина не встречается дискуссии по этому поводу. Различие лишь в том, что один делает акцент на проблемы центральной Европы, а второй на балканский вопрос.

Следует отметить, что пока Англия и Франция были заняты конфликтом между собой, не смотря на подписание мирного договора, интересы России сосредоточились на центральной Европе. (Политика именно в этом направлении лучше всего рассмотрена у Сытина.) Как мы помним, Австрия и Пруссия были соседями России, от взаимодействия с ними зависела безопасность границ империи. И, следовательно, главной задачей, которую ставило правительство Александра I, было стремление создать из германских государств барьер на пути агрессии наполеоновской Франции. Особо острым был вопрос о сохранении целостности Австрии, и не допустить уничтожения её как реальной политической силы. Позднее в таком же положении окажется и Пруссия. В 1801-1803гг внешнеполитическая концепция России наиболее ярко воплотилась в решении вопроса об индемнизациях (imdemniser -вознаградить) и в ходе австро-баварского конфликта из-за территории, прилегавшей к реке Инн. Первая проблема была связана с с присоединением левого берега Рейна к Франции по условиям Люневильского мирного договора, подписанного между Австрией и Францией в феврале 1801года. Поскольку владения имперских князей были расположены чересполосно, потери понесли и те князья, не воевавшие с Наполеоном. Возникла необходимость компенсировать им потери, вознаградить их. В этот спор были втянуты практически все государства. Россия так же участвовала в нем, хотя и пыталась превратить вопрос во внутрегерманский. В итоге в этом вопросе стала очевидной утопичность надежд Александра I и его приближенных на создание единого блока германских государств, дружественных России. Предложение вовсе устраниться от переговоров по этому вопросу, так же не встретило поддержки. Франция успешно срывала попытки российской дипломатии локализовать решение вопроса в рамках двусторонних переговоров. В итоге Франция добилась в сентябре 1802г подписания франко-прусско-баварского договора, гарантировавшего безопасность Баварии и направленного против Австрии. Это свидетельствовало о том, что после подписания мирного договора с Англией, Франция практически перестает считаться с интересами России и проводит линию на её вытеснение из ряда держав правомочных решать проблемы региона. Зимой 1802-1803 гг стало ясно, что Франция укрепила свои позиции в Германии, а Россия не добилась поставленных перед собою задач. Нарушая условия многих мирных договоров 1801г, Наполеон прямо или установлением профранцузской администрации присоединил Парму, остров Эльбу; образованны были королевство Этрурия и Итальянская республика во главе с самим Наполеоном. Французские войска вступили в Швейцарию, агенты Наполеона активизировались на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Кроме того, вот-вот должна была разразиться война с Англией. В Россию из Лондона вновь были направлены предложения о военном союзе. И АлександрI последний раз попытался выступить посредником в этом конфликте, надеясь оттянуть начало вооруженной борьбы. Было предложено взять спорный остров Мальту под своё покровительство, и добиться от Франции гарантий неприкосновенности Италии, Германии и Турции. Мирная инициатива России была обречена на неудачу.

мая1803г начались военные действия на море между Англией и Францией. В результате под угрозой оказалась вся традиционная система политических и внешнеторговых отношений России, связанных с Балтийским морем и Северной Германией. Выходом из сложившейся ситуации мог быть лишь союз с Пруссией. На все предложения русских уполномоченных прусская сторона отвечала бесконечными проволочками. И параллельно вела переговоры с Францией о нейтралитете и гарантии не пропускать через свою территорию иностранные войска. Она фактически выступила против России, ибо только её войска могли пройти через территорию Пруссии для борьбы с Францией. Расчеты на этот союз были похоронены, хотя ни каких официальных заявлений сделано не было. Единственной возможной союзницей на континенте осталась Австрия.

Сироткин также указывает на проблемные вопросы Германии и Италии. Характеризует, что в Италии главная задача стояла в том, чтобы не допустить продвижения Франции на юг. Ведь гарантом независимости владений королевы обеих Сицилии выступал русский экспедиционный корпус генерала Бороздина, посланный ещё Павлом Петровичем и размещённый в Неаполе.

Кроме этих основных проблем для России совершенно неожиданным оказалось открытие Бонапартом «второго фронта» дипломатических отношений на Балканах. Это поставило все планы развития русско-французской черноморской торговли под вопрос.

Отправной точкой для наступления на Балканы стал франко-турецкий договор, заключённый в Париже 25 июня 1802г. Все попытки Наполеона восстановить дореволюционное влияние Франции в правительстве Константинополя, так и на Балканах, встретили самое решительное сопротивление со стороны России. Так как опасались, что высадка там французских войск приведет к немедленному распаду турецкой империи и потере всех стратегических позиций. Разногласия по «восточному вопросу» и проблемам в центральной Европе вызвали серьёзный кризис в отношениях двух стран, русская дипломатия уже очень серьёзно стала сомневаться в эффективности парижских соглашений 1801г. и всей стратегии политики «свободы рук». Совершенно неожиданно этот кризис обострился из-за расстрела герцога Энгиенского в марте 1804г., и намереньями Бонапарта стать «императором французов».

Мне хочется сразу отметить, что эти причины выше указанные вообще не указываются в советской историографии. Там причинами смены внешне политического курса указывается англо-французская война, вторжение фр. Войск в Ганновер и неудача русского посредничества между указанными странами. Там же даётся «новый курс» на создание оборонительных союзов европейских государств. Так в марте-апреле6 1804 г. были заключены конвенции о совместных действиях по обороне в основном с северными государствами.*

Окончательный разрыв между Россией и Францией был ускорен расстрелом герцога Энгиенского 21 марта 1804г., обвиненным в покушении на жизнь первого консула. Герцог был незадолго перед тем захвачен в своём замке французскими драгунами, перешедшими для этого в нарушение всех норм международного права границу Бадена. АлександрI протестовал против этого поступка Бонапарта, но в ответ получил из Парижа по существу чрезвычайно оскорбительную депешу, хотя внешне составленную Талейраном в весьма вежливой форме.

Последствия этого события прекрасно описаны в советской историографии. И все это можно кратко подвести к такой трактовке, кто лучше всех опишет эгоистичную обиду императора АлександраI и его лицемерную в последствии политику. Здесь хочется привести цитату и произведения Тарле «тот знаменитый ответ, который никогда не был забыт и не был прощен Александром, потому что более жестоко его никто никогда не оскорбил за всю его жизнь. Более ясно назвать публично и официально Александра Павловича отцеубийцей было невозможно. Личная ненависть к жестокому оскорбителю, вспыхнувшая в Александре, находила живейший отклик в общедворянских и общепридворных настроениях, о которых уже шла речь. Пытаясь расширить классовую базу своих воинственных предприятий и привлечь симпатии либеральных слоев общества, Александр, готовясь войти в третью коалицию, начал выражать громогласно и в письмах свое разочарование по поводу стремления Наполеона к единодержавию и по поводу гибели Французской республики. Это было плохо прикрытое лицемерие: Александр никогда, и ни в какой степени, не интересовался судьбой Французской республики, но он тонко и правильно уловил, что превращение Франции в самодержавную империю есть тоже обстоятельство, подрывающее моральный престиж Наполеона и во Франции и в Европе среди некоторой части общества, среди людей, для которых революция сохранила свое былое обаяние»

Теперь вернемся к нашему несчастному герцогу. В современной литературе этому событию не уделяется столь пристальное внимание. Оно трактуется лишь как дополнительный факт. И всё же одна из причин этого хорошая изученность этого момента в советский период.

И все-таки это событие послужило поводом к разрыву дипломатических отношений между Россией и Францией, ускорил создание 3-й коалиции.


ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ФРАНЦИЕЙ В ПЕРИОД С 1805 ДО 1807 ГОДА

антинаполеоновская коалиция


В сентябре в Лондон направляется личный представитель АлександраI Н.Н. Новосильцев. И 11 апреля переговоры завершились подписанием англо-русского союзного договора. Поскольку Наполеон нарушал интересы Австрии на Апеннинском полуострове, в августе 1805г к союзу присоединяется и Австрия, с которой ведутся переговоры ещё с1804-го года, на неё воздействовали угрозой выхода из борьбы Англии с её субсидиями и возможностью русско-прусского союза. По мнению В.Г. Сироткина, высказанному в монографии «Дуэль двух дипломатий», вторая половина 1804-го года и 1805 год были «золотым» временем англо-русских отношений. Александр I, наконец, сделал ставку на Англию полностью и разорвал дипломатические отношения с Францией.*

Параллельно шли переговоры с Пруссией, но её заманить в коалицию не удалось. Англия, Россия и Австрия принимали все усилия, чтобы присоединить Пруссию до начала войны. Австрия выражала готовность компромисса и территориальных уступок, а России даже угрожала силой. Но благодаря действиям французских дипломатов Пруссия сохранила к началу войны благожелательный по отношению к французам нейтралитет. Дания, сицилийское королевство официально не присоединялись, но были связанны договорами с Россией. Также осенью к коалиции присоединилась и Турция. Хочется отметить, что некоторые историки все же включают Пруссию в эту коалицию как на пример Сахаров в своем труде «Александр I». Он указал в составе коалиции всего лишь четыре страны Англию, Россию, Австрию и Пруссию*. Это, на мой взгляд, свидетельствует о недостаточной исследовании проблемы этим автором. Но это из-за того что целью его работы было не изучение проблем внешней и внутренней политики Александра, а изучение его личности.

Итак, к лету 1805г после присоединения к союзу Швеции сложилась 3-ья антинаполеоновская коалиция. Она отличалась от первых двух: и политически и в военном отношении она была сильнее предшествующих. Её участники отказались от реставраторских лозунгов. Официально объявив, что война не против Франции и французского народа, а против Бонапарта и его завоевательной политики.* Хорошую подготовку коалиции отмечают и остальные историки. Но в этом случае современные авторы отличаются меньшим количеством информации. Основной акцент во всей использованной мною литературе делается на последовавшие за этим военные события. Но несмотря на весь свой размах 3-ья антинаполеоновская коалиция оказалась очень не прочной из-за противоречий между союзниками, которые не были преодолены, их просто не принимали во внимание. Считалось, что победа над наполеоном сама решит все проблемы международных отношений. Противоречия эти были серьезными. Вот лишь некоторые из них:

Между Англией и Россией: различия в понимании сущности европейских проблем. Россия не желала полного устранения Франции от активной политической роли, видя в ней противовес британским амбициям. Лондон наоборот стремился ослабить Францию как можно больше, делая для этого все, что возможно.

Противоречия между Австрией и Россией возникли из-за разработки плана военных операций, который был поручен Австрии. Этот план был больше направлен не на действия против Наполеона, а на укрепление собственных территорий. Так основные войска Австрии были направлены в Италию, а по общей договоренности основные военные действия должны были проходить в Центральной Европе.

«Молодые друзья» Александра I разработали грандиозные план установления англо-русско-австрийского господства в Европе. Он состоял из двух неравных частей. В первой, «теоретической», содержались проекты политического переустройства Европы в случае победы коалиции над Францией (на это же указывает Троицкий, приводя конкретные факты). Но для 1804-1805 гг важнее была вторая, «практическая», часть этих проектов - конкретные пути установления господства Англии, России и Австрии в Европе, а также определение места в новой системе «европейского равновесия». Они были определены в основном документе коалиции «Англо-русской союзной конвенции о мерах к установлению мира в Европе» от 11 апреля 1805 года.

Но в 1805 году с этими проектами вышел большой конфуз. Так как, несмотря на все союзные договора и почти миллионную армию, Бонапарт в двух битвах - при Ульме 20 октября и Аустерлице 2 декабря 1805 года - начисто опрокинул все эти грандиозные планы. Поражение франко-испанской эскадры при Трафальгаре 21 октября от английского флота не изменила обстановку в континентальной Европе. «Солнце Аустерлица» взошло для Наполеона надолго. *

декабря 1805 года в Прессбурге (Братиславе) Бонапарт продиктовал Австрии мир, больше походившей на капитуляцию. Для России самым тяжелым последствием по этому договору стало передача в руки Наполеона Истрии и Далмации, т.е. провинции на Западных Балканах. В один день с таким трудом построенная система обороны Балкан для России рухнула.

Уже после этого Александр I на заседании Государственного Совета высказал свою надежду на выход из военной катастрофы при Аустерлице дипломатическим путем с наименьшими потерями. В этом Сироткин усматривает элементы будущего союза с Францией в Тильзите. После вышеуказанного заседания Совета четких решений по внешней политике принято не было. Но негласно была принята тактика выжидания.

О содержании споров во время данного заседания мы сможем прочитать в обеих работах Сироткина. Он же утверждает, что последующая тактика должна называться не иначе как «выжидательная». Причиной этому было то, что русскому правительству было не известно о намерениях Наполеона Бонапарта, в столь усилившегося после Аустерлица. Возникла необходимость восстановить дипломатические отношения с Францией. В Париж был отправлен П. Я. Убри в качестве российского уполномоченного.

Другую точку зрения на выбранную тактику указывает Троицкий в своей работе «Наполеон и Александр I». «Как не тяжел был удар по иллюзиям Александра при Аустерлице, царь все еще тешил себя мыслью о вековой непобедимости русской армии и считал возможным скорый реванш, особенно в союзе с армией Фридриха Великого, силу которой Наполеон еще не испытал на себе. По-видимому, кроме военных и государственных соображений в Александре говорило чувство мести к Наполеону». * Далее Троицкий делает акцент на лицемерной и двойственной политике Александра I в тот момент, в чем впрочем, автор полностью солидарен с советскими историками.

Но вернемся к российскому уполномоченному во Франции и тому, что же происходило на тех переговорах. В описании этих событий я опиралась на монографию Сироткина «Дуэль двух дипломатий» поскольку лучше чем он дипломатическую борьбу никто из историков более позднего времени не описывал. Хотя отмечу, что ссылки на него встречаются у многих последующих авторов. Итак, что же мы имеем к моменту отправки Убри во Францию. Формально Россия и Франция находились в состоянии войны, а противоречия между ними еще больше обострились, особенно в балканском направлении. Причем не только в результате Прессбурского мира, но и, в довольно скором после Аустерлица, признании Турцией Франции как своей союзницей. Следует отметить, что уже в декабре 1806 года после оккупации российскими войсками Молдавии и Валахии Турция объявила войну России.

Но и до этого между Россией и Францией был ряд других дипломатических проблем. Проявились они в дипломатии Убри. Сироткин в «Дуэли двух дипломатий» отмечает, что основным вопросом в России было сохранение позиции России на Балканах. И только при этом условии мог быть заключен мир с Францией. Менее четко были сформулированы позиции относительно других вопросов, касающихся Центральной Европы. Было лишь ограничение: Убри в общей форме не предписывалось подписывать каких-либо договоров, касающихся свободы торговли ганзейских городов и целостности Дании и Швеции. Но в тоже время основной задачей Убри была разведка планов Наполеона.

Переговоры между ним и Толераном долго ни к чему не приводили. В итоге Талейран отказался вести с русским послом переговоры, назначим в место себя ген. Кларка. На дипломатическом языке того времени это означало выражение недоверия к представителю другой страны и грозило срывом переговоров. Это поставило русского уполномоченного в тупик. Ему ничего не оставалось, как подписать 20 июля 1806 года проект франко-русского мирного договора. По нему восстанавливались дипломатические и торговые отношения России и Франции; Россия сохраняла Ионические острова, (они были окружены французской территорией); Турция была защищена от вторжения французских войск, но не решали Балканского вопроса. Александр I решил отказаться от ратификации этого договора. По замечанию Сироткина, в отличие от Троицкого, миссия Убри была первой репетицией официальных франко-русских переговоров, за кулисами которых каждая их сторон вела тайную борьбу за союзников на случай новой войны.*

И со старыми союзниками возникали проволочки. Так, например, весной 1806 года в Петербурге остро встал вопрос русско-английского союза. Так как после смерти У. Пита, возникла возможность подписания англо-французского мирного договора. Мир между Англией и Францией был в высшей степени нежелателен для России. Поскольку лишь действия британского флота сдерживали соблазны Наполеона усилиться на Балканах. Слабая российская эскадра на Средиземном море не смогла бы в одиночке помешать переброске французских войск в Далмации. Александр I считал необходимым укрепить союз с Англией.*

Но основные усилия правительство Александра I прилагало на континенте в направлении союза с Пруссией. Это же пытались добиться и французы. Пруссия же стремилась к созданию франко-русско-прусского союза, разумеется, в этом она успеха не добилась. Наполеону же в начале 1806 года еще удавалось сохранить Пруссию своей союзницей. Как отмечает Сироткин: «Пруссия не только обещала стать союзником Франции, но и передавала часть своей территории Баварскому Королевству по Венскому франко-прусскому договору от 15 декабря 1805 года. За это Наполеон пообещал Пруссии Ганновер, наследственное владение английских королей».*

Впоследствии в феврале 1806 года по настоянию Наполеона Пруссия должна была занять эту территорию своими войсками. Это усилило разногласие между Пруссией и Англией, чего собственно и добивался Наполеон. Таким образом, в мае 1806 года вместо объединения своих возможных союзников Россия оказалась перед фактом морской войны между ними. Но уже летом 1806 года созданием Рейнского союза Наполеон оттолкнул Пруссию от себя. Это послужило толчком к созданию 4-ой коалиции.

антинаполеоновская коалиция


К осени 1806 года в Петербурге начали понимать, что медлить с образованием IV коалиции нельзя. Выбор между концентрацией главных усилий между западом и югом пал на запад самим ходом событий. Пруссия неудержимо шла на конфликт с Францией. Все действия наполеона толкали Пруссию к скорейшему началу военных действий. Поэтому формирование IV коалиции шло весьма схоже с формированием III коалиции. По версии Сытина цели у воюющих сторон и между союзниками были различны. Вступая в борьбу в 1806г, Россия не только выполняла свой союзнический долг и боролась за сохранение Пруссии, она сражалась за свои непосредственные интересы. На карту была поставлено уже не равновесие в Европе как в 1805г, а само положение России как великой европейской державы. Ей было просто необходимо ликвидировать угрозу со стороны наполеона, предотвратить восстановление Польши под эгидой Франции, добиться прекращения поддержки Турции и Персии французской дипломатией (с которыми Россия в это же время вела войну). Главной целью наполеона в этой войне было заставить Россию присоединиться к континентальной блокаде и использовать её, если не для военного, тог для экономического разгрома Англии. Россия стремилась к объединению стран и была инициатором этого процесса. Но её союзники по-прежнему не могли объединиться и видели в союзе только способ решения своих внешнеполитических задач. Кроме этого Пруссия начала военные действия до окончательного формирования коалиции. В результате Наполеон Бонапарт разгромил в одиночестве Пруссию, к которой союзники не успели прийти на помощь, затем он начал отодвигать российские войска к границе. Во время летней кампании 2 июля 1807г российские войска потерпели поражение у Фридланда и отступили за Неман.

В отношении войны 4 коалиции против Наполеона мне бы хотелось выделить ещё одну проблему, рассмотренную Сироткиным в его выше указанных работах. В них он называет военную компанию 1806 -1807гг. репетицией войны 1812г. Так он указывает, что для Бонапарта это была «Первая польская компания», в то время как поход 1812г стал «Второй польской компанией». Россия так же в этот период разрабатывала тактику действий против наполеоновских войск. Разрабатывались такие меры как: 1) создание народного ополчения, или первая попытка придать войне патриотический характер; 2)использование влияния церкви, т.е. анафема синода против Наполеона, как центр пропагандной войны; 3) и конечно это разработка тактики, т.е. попытка растянуть силы французов и не дать им генерального сражения как при Аустерлице.* Также автор поднимает ещё одну дискуссионную проблему это использование Бонапартом в пропагандийских целях так называемого «Завещания Петра Великого» дискуссия разворачивалась по поводу достоверности данного источника, но поскольку этот вопрос очень спорный многие историки обходят его стороной. Сироткин же приводит доводы в пользу того, что это все-таки фальшивка.

Весной и летом 1807 года все больший вес приобретают факторы, побуждающие к резкому изменению тактики. Общие цели и основополагающие принципы российской внешней политики оставались прежними, но международная и внутренняя обстановка требовала перемен. Предпосылки этого складывались ещё во время кампании 1807 года но реализованы были в Тильзите.

российский французский дипломатический

Тильзит


году для России острой стала необходимость скорейшего прекращения войны с Наполеоном. Причины этого российские историки называют разные. Сытин предлагает: необходимость временной передышки для последующей борьбы; опасались вторжения французских войск на территорию России; и были даже сторонники идеи союза с Францией как наиболее надежного средства от её агрессии. А также ещё ряд причин: разгром Пруссии, нерешительность Австрии, война с Турцией, решение Англией лишь своих экономических проблем, военные неудачи, угроза международной изоляции, давление приближенных, общая усталость от войны и финансовые трудности. Сироткин в своих работах выделяет такие факторы: сохранение социальной стабильности в империи; бездействие ряда союзников, т.е. Англии и Швеции.

Итак, в силу выше указанных причин 21 июня 1807 года было подписано перемирие (ратифицированное 23 июня), а затем пришла очередь мирных переговоров. Встреча двух императоров состоялась 25 июня 1807г на Немане, на плоту. Сытин утверждает, что основа противоречий в тот момент состояла не в том, нужен ли мир, а в вопросе о степени политического сближения двух государств и размерах взаимных уступок.

Позиция Александра I заключалась в следующем: отказ Россией от союза с Англией и признание изменений, которые произошли в Европе, что является достаточными уступками Франции; взамен добиться не вмешательства Франции в русско-турецкие отношения и сохранение прусского государства во главе с его императором.

Иными были цели Наполеона Бонапарта. Он надеялся добиться союзных отношений с Россией. Он был необходим ему для завершения своих завоеваний на западе, в первую очередь на Пиренейском полуострове, для беспрепятственной, а лучше совместной борьбы против Англии. И как минимум ему было необходимо присоединение России к континентальной блокаде.

На первом этапе удалось добиться раздела вопросов о заключении мира и образования союза. Но дальше развернулась острая политическая борьба. Наполеон открыто предложил раздел европейских владений Турции и жестко потребовал ликвидацию Пруссии. Александр же заявил, что не заинтересован в разделе турецких владении, и предложил компромиссный вариант - разделение сфер влияния на Балканах с учетом интересов Австрии. На предложение сохранить хотя бы в урезанном виде Пруссию, Наполеон ответил предложением восстановления Польши путем возвращения ей ряда территорий. Польский, турецкий и прусский вопросы стали тем рычагом, с помощью которого наполеон сумел склонить перевес в свою пользу.

Александру пришлось смириться с тем, что вне рамок союзного договора Наполеон не примет ни каких условий. Единственным утешением стало то, что было подписано два документа открытый мирный договор и секретный союз, что лишало Бонапарта возможности использовать его в пропагандистских целях. По условиям мирного договора Россия соглашалась уступить ряд прусских земель. Признавала создание герцогства варшавского. Она соглашалась на посредничество в англо-французских переговорах. Франция становилась посредником в подписании мирного договора между Россией и Турцией. В отдельных секретных статьях договорах Россия обязывалась передать Франции бухту Каттаро и Ионические острова.

Подписанный одновременно союзный договор предусматривал, во-первых, совместные действия обоих держав против всякой враждебной им третьей державы; во-вторых, посредничество России при заключении англо-французского мирного договора и обязательство в случае отказа Англии подписать мир порвать с ней «до конца 1807 года и присоединиться к континентальной блокаде»; в-третьих, посредничество Франции в русско-турецком конфликте, а в случае совместной войны против Турции - раздел её европейских провинций, за исключением Румелии и Константинополя.

По мнению Сытина: русской дипломатии не удалось в полном объеме отстоять свои позиции. Но и оценивать Тильзитские соглашения как «унизительный» мир, тем более сравнивать их Брестским договором было бы не верно. Дипломатический дебют Александра I не был столь неудачен и не в какое сравнение не идет по тяжести последствий с миром в Брест-Литовске. Так самая тяжелая для Росси позиция о разрыве с Англией была в известной степени редуцирована. Россия выражала готовность присоединиться к континентальной блокаде, но лишь при условии образования антианглийского союза скандинавских государств. Кроме того, текст соглашения не содержал каких-либо ограничений для нейтральной торговли России, под флагом которой могла нарушаться блокада. А статьи, касающиеся совместных военных действий, в каждом отдельном случае предусматривали составление определённых конвенций регулирующих «помощь» каждой стороны.*

Можно согласиться с мнением В.Г. Сироткина о том, что Россия реально признала и уступила Наполеону в Тильзите лишь то, что и так было им завоевано.* Что касается обязательств союзниц на будущее, то каждая из сторон имела широкую возможность их толкования. Россия сохранила внешне политическую независимость и возможность возобновления борьбы. Переступив через возмущение общества, привыкшего к громким победам российского оружия, приняв на себя величайшую ответственность за такой более чем непопулярный шаг, каким был Тильзитский мир, Александр I не изменил своим идеалам. Для него союз с Наполеоном был лишь изменением способов борьбы против него. Но в этот период все же на ведущие посты в России были назначены сторонники мира с Францией.

Подобную же точку зрения отстаивает и современный автор Сахаров, который называет тильзитскую встречу дуэлью двух крупнейших политиков. В которой Александр I не только не проиграл, но и превзошел французского гения. Он сумел в силу своего политического и дипломатического таланта встать вровень с победителем.* Отмечу, что практически вся монография Сахарова изобилует такими, мягко скажем, не объективными оценками.

Очень интересна оценка этого мира, приведенная Е.В. Тарле в его Наполеоне. Оба императора в течение всего этого времени были неразлучны, и Наполеон всячески стремился подчеркнуть свое полное расположение к бывшему врагу, а нынешнему союзнику. Когда 9 июля Наполеон и Александр произвели вместе смотр французской и русской гвардии и затем, расцеловавшись перед войсками и массой собравшихся у Немана зрителей расстались. То в этот момент еще никто, кроме обоих императоров и их ближайших сановников, не знал огромной перемены, которая произошла в мировой ситуации за эти несколько тильзитских дней.* Что-то очень похожее мы встречаем практически у всех советских авторов.

И ещё одно небольшое добавление к данному параграфу моего исследования самое яркое и детальное описание данной встречи мы найдем у Троицкого. Но так как его мнение схоже с историками, на которых я в большей степени опиралась, т.е. с Сытиным и Сироткиным, я не вижу необходимости останавливаться здесь более подробно.


ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ФРАНЦИЕЙ В ПЕРИОД С 1807 ДО 1812 ГОДА


От Тильзита до Эрфурта


Для начала в разборе этого вопроса рассмотрим частично, как к Тильзиту отнеслись в России. Поскольку мимо этого вопроса пройти нельзя, так как он имел огромное значение на последующее развитие дипломатических отношений. Самые яркие и интересные факты по этому вопросу мы найдем у Троицкого. Он передает обстановку не столько с политической стороны, сколько дух того времени. А дух он показывает как крайнее не приятие Тильзита. Все общество по нему как будто отвернулось от царя, царили антинаполеоновские и даже заговорческие настроения. Центром этой атмосферы называется обычно вдовствующая императрица Мария Федоровна. Троицкий ссылается, указывая двойственную природу царя на то, что он, выбирая посла во Францию, выбрал человека явного врага профранцузских настроений, а именно П.А. Толстого. Который, воспользовавшись, случаем, дела все, что возможно, чтобы привести к разрыву союза между Францией и Россией. Причину этого назначения усматривает Троицкий в том, что в лице этого посла планировался стойкий защитник интересов России, к сожалению, было недооценено его солдафонство. Тогда становиться понятно, почему уже через год Александр I заменяет его столь же ревностным франко-ненавистником, но прекрасным дипломатом А.Б. Куракиным *

Александр I выделяет две стороны своего внешнеполитического курса: дипломатическое противостояние наполеоновской Франции в рамках «тильзитской системы» и решение проблем на границах России. Таких проблем две: одна связана с борьбой с Турцией, другая - со Швецией. По условиям Тильзитского мира Наполеон принимал на себя обязательства выступить посредником в урегулирование русско-турецкого конфликта. Как не старалась Россия отклонить это посредничество и свести конфликт к двусторонним отношениям, «услугу» пришлось принять. Боевые действия были приостановлены, а французские и русские дипломаты повели бесконечные переговоры о разделе европейских владений Турции. Но Россия не могла не участвовать в их обсуждении, если не хотела допустить усиления влияния Франции на Балканах, да и в самом Константинополе. Что касается Наполеона, то он под предлогом посредничества старательно разжигал реваншистские настроения в Стамбуле и стремился лишь к тому, что бы Россия как можно глубже увязла в турецких делах.

Переговоры с Россией о разделе европейских владений Турции имели для французской дипломатии еще одно цель - они должны были заинтриговать Австрию. В Вене действительно опасались что, Россия и Франция разделят между собой османские владения на Балканском полуострове, оставив Австрию в стороне. Это, в конечном счете, должно было нейтрализовать последнюю и обеспечить Бонапарту спокойный тыл в его борьбе с Англией и завоевание Пиренейского полуострова.

Сходную цель преследовала французская дипломатия, когда в Тильзите провоцировала войну России со Швецией, союзницей Англии. Александр I хотел присоединить Финляндию. Он опасался образования, чуть ли не в окрестностях Петербурга, чего-то подобного герцогству Варшавскому. Нельзя не учитывать и того, что присоединение Финляндии, как и присоединение Дунайских княжеств, должно было компенсировать в глазах общественности военные и дипломатические неудачи 1805-1807гг и доказать, что союз с Францией может принести хотя бы частичные выгоды России.

Скоротечная война с Испанией не удалась. Теперь французский император как никогда нуждался в союзе с Россией. Ему необходимо было продемонстрировать нерушимость этого союза всем европейским государствам, и в первую очередь Австрии, мечтавшей воспользоваться затруднениями французов в Испании и еще раз попытать военного счастья.

Александру I тоже нужна была личная встреча с Наполеоном как своего рода разведка и проба дипломатических сил. В Петербурге хотели добиться формального признания Францией присоединения к России Финляндии и Дунайских княжеств. Оставляя проблемы отношений России со Швецией и борьбы за Финляндию в стороне, Наполеон попытался в очередной раз привлечь Александра I к реализации масштабных завоевательных программ на Ближнем и Среднем Востоке. Наполеон хотел двинуться через Малую Азию на завоевание Индии. С целью обсудить эти вопросы, французский император пригласил российского императора на личную встречу.

Но российский император не спешит, оттягивая свидание под предлогом неотложных дел. Лето 1808 года главной задачей Петербурга является удержание Австрии от вступления в войны с Францией. Австрию было необходимо сохранить как государство и как будущего союзника. Определённое время и усилия понадобились государю на то, что бы убедить придворные круги и вдовствующую императрицу Марию Фёдоровну в необходимости сохранения союза с Францией и его личной встречи с Наполеоном.

Ясным становилось, что время работает на Россию. Оттягивая начало переговоров, российский император недвусмысленно давал понять, что ожидает уступок с французской стороны. Выражалась готовность встретиться, но одновременно выдвигались условия: согласие Наполеона на переход дунайских княжеств к России и его обещание не способствовать росту территории Герцогства Варшавского.

Восточный вопрос обсуждал российский министр иностранных дел Н.П. румянцев и французский посол в Петербурге А. Коленкура. Эти переговоры закончились провалом. Коленкур поставил условием перехода к России дунайских княжеств и Болгарии, закрепление за Францией всей западной части Балканского полуострова.

Неудача переговоров дала возможность опять отложить встречу. Политические затруднения Наполеона возрастали. Жажда борьбы и реванша проявилась в Австрии. В германских государствах и в Италии также крепли антифранцузские силы. Недовольство распространилось повсюду - от светских гостиных до ремесленных мастерских.

В Париже понимали необходимость показать готовности к уступкам. 8 сентября 1808г Наполеон подписал конвенцию с Пруссией о сокращении контрибуции, о сроках её выплаты и о выводе войск из королевства. В то же время Александр согласился на встречу, боясь войны Австрии с Францией. Это было единственной возможностью охладить Австрию.

Переговоры в Эрфурте открылись 27 сентября 1808года и продолжались до 14 октября. Наполеон сделал все, что бы продемонстрировать свое могущество как на Александра I так и на других монархов Европы. Поддавить и подчинить чужому величию волю российского императора не удалось.

Ни одна проблема не получила в Эрфурте определённого решения. Александру I удалось добиться лишь того, что вопросы о судьбе Бесарабии, Молдавии, Валахии и Финляндии были признаны вопросами двусторонних отношений России с Турцией и Швецией. Наполеон выразил готовность признать те изменения, которые будут иметь место в результате их переговоров. По всем остальным проблемам (Англия, Австрия, Пруссия, герцогство варшавское, укрепление континентальной блокады и союз между Россией и Францией) конвенция, подписанная в Эрфурте, была как бы сбором статей союзного договора в Тильзите. Решения по ним формулировались весьма туманно, то по-прежнему давало обеим сторонам возможность произвольного толкования своих обязательств. В Эрфурте произошло еще одно знаменательное событие. Бывший министр иностранных дел Франции Талейран, игравший на переговорах роль консультанта Наполеона, тайно предложил Александру I свое сотрудничество на будущее.

Интересна точка зрения Сахарова на итоги Эрфуртской встречи. Он утверждает, что она принесла России не сравненный успех. Это признание российских завоеваний и согласие пойти на уступки союзнице России Пруссии. А взамен лишь обещание выступить против Австрии в случае войны. Нам с этой точкой зрения тоже придется считаться. Относительно предательства Талейрана то и это по Сахарову исключительно заслуга Александра I.*

В итоге Эрфуртская встреча и подписанная императорами секретная конвенция лишь ненадолго отсрочили решительное столкновение. И нисколько не устранили возрастающих противоречий, которые маскировались показным радушием и сердечностью. В результате этой встречи Наполеон реально достиг одного - выиграл какое-то время на завершение испанской войны.


Континентальная блокада


В 1809 году произошла война между Австрией и Францией. Россия делала все, что бы отклониться от союзнических обязательств. И стремилась не вредить австрийцам, которые потерпели поражение от наполеона. Эта война вызвала кризис в русско-французских отношениях. Наполеон понял, что не получит от России ни какой поддержки. Французский император перестал ценить союз с Россией.

На время для разрыва ещё не наступило. Наполеон нужен был хотя бы формальный союз с Россией. И от части ради поддержания видимости союза он заставил Австрию передать России Восточную Галицию. Противоречия между двумя империями усиливались. В Петербурге боялись полного восстановления Польши и требовали от Наполеона обещания прекратить её укрепление, которое французский император давать не собирался, а на оборот подстрекал Польшу к независимости. Одновременно он пытался, как можно дольше продлить войну России с Турцией.

К политическим противоречиям добавились и экономические. В первую очередь это касалось соблюдения условий континентальной блокады. Сама мысль блокировать все порты Европы для проникновения английских судов была утопией. Навязывая другим государствам Европы эту систему, он не учитывал национальных интересов этих стран. Правда, некоторые виды промышленности на континенте начали процветать, но это не меняло основную картину.

Основным источником по этой проблеме, безусловно, является монография Е.В. Тарле «Континентальная блокада», но отмечу, что в данной работе он рассматривает не столько дипломатические отношения этих стран, а влияние на них экономической политики Франции. Но безусловно проблема взаимоотношений этих стран в период континентальной блокады рассматривается во всех изученных мною источниках. Различия лишь в объеме материала и моментов, на которые делает акцент тот или иной автор. Так на пример более четко и конкретизировано, рассмотрены все факторы, влияющие на экономику России в труде А.Н. Сытина ниже они перечислены. А ведь многие моменты не нашли отражения в труде Е.В. Тарле.

Россия, чью территорию не затрагивали военные действия 1805-09гг, чувствовала непосильный груз государственного долга, недавних военных расходов и прекращения торговли с Англией. Положение усугублялось ещё и тем, что войны в бассейне Балтийского моря и контроль, установленный французами над Ганзейскими городами, значительно сузили сферу балтийской торговли, а война с Турцией повлекла практически полное прекращение торговли черноморской. Если добавить к этому войну с Персией, парализовавшей торговлю с Кавказом и средней Азией, то станет ясно, что даже экономически континентальная блокада была для России неприемлема. Из-за этого Россия, по сути, присоединилась к блокаде лишь ко времени Эрфуртского свидания. Помимо того Наполеон фактически перекрыл для России возможность получения иностранных займов. При росте расходов на военные нужды это означало ещё один удар по хозяйству страны. Развитие торговых связей с Францией успехов не принесли. На становление широкой сухопутной торговли ни у одной из сторон не было средств, морская торговля в больших масштабах была невозможна из-за господства на морях английского флота.*

Можно сделать вывод о том, что союз двух империй не опирался на экономическую основу. А без этого он был обречен, оставаться кратковременным политическим компромиссом. Безусловно, Франция пыталась заменить морскую торговлю с Англией торговлей континентальной, но здесь существовал ряд сложностей. На этом моменте делает акцент В.Г. Сироткин в своей работе «Наполеон и Россия». В ней он утверждает, что основное внимание концентрируется на втором этапе континентальной блокады (1810-1811гг), когда началась открытая таможенная война между Россией и Францией. О попытках торговли в 1807-1809гг практически не говориться*. Я с этим не согласна, поскольку в монографии Е.В. Тарле этот пункт имел достаточно хорошее, на мой взгляд, освещение. Тарле выделяет следующие последствия континентальной блокады, которые влияли на торговлю французами: 1) скудность французского капитала; 2) некоторые стесняющие торговлю пункты в законодательстве России; 3) падение русского курса рубля. Континентальная блокада не столько разрушила торговые связи России и Англии, сколько внесла беспорядок в саму систему российской внешней торговли. Развитие нейтральной торговли было потому одной из мер, позволяющих избежать экономического краха. Но именно поэтому нейтральная торговля подрывала систему всей блокады, которая к 1810 году выявила свою неэффективность, Наполеон повел против этой торговли отчаянную борьбу. В августе 1810 года он провозгласил так называемый трианонский тариф, согласно которому конфискации и уничтожению подлежали все колониальные товары, то есть сырьевые продукты из любой страны или колонии мира. Наполеон требовал принятия от России аналогичного постановления. Это значило бы закрыть последний путь легальной торговли, т.е. обратить всю тяжесть блокады против самой себя. На что Россия была естественно не согласна.

Однако, уже в сентябре 1810 года в России был подготовлен указ, направленный на развитие с нейтральными странами на Балтийском и Белом морях. Предполагалось упростить правила торговли. 31 декабря 1810 года был принят новый тариф, а на следующий день - «Положение о нейтральной торговле на 1811 год». Новый тариф существенно повышал ввозные пошлины, снижал или отменял пошлины на вывозимые товары. Разрешался доступ в российские порты судов всех стран, кроме английских. По оценке Сироткина, это положение было открытым вызовом трианонскому тарифу. До этих пор России и Франции удавалось избегать прямых столкновений, прикрываясь ссылками на туманные статьи Тильзитского трактата. Здесь же я хочу выделить ещё такую проблему, которую рассматривал в своем выше указанном труде Е.В. Тарле, как то что сам Наполеон выписывал для части торговцев лицензии на торговлю с Англией, чем получается сам нарушал блокаду. На все же протесты российских дипломатов он отвечал ссылками на то, что это торговля односторонняя и продаются только французские товары. Этот момент не нашёл отражения у других историков.*

Ещё в своем историографическом исследовании я хочу привести мнение ещё двух историков относительно этой проблемы. Первый к чьему мнению я хочу обратиться это А.З. Манфред. Он, ценивший умение Наполеона «и при дерзновенности замыслов всегда оставаться трезвым в расчетах», признавал идею континентальной блокады химерой, не отвечающий основным принципам развития того времени. Второй историк это Троицкий он уже несколько отходит от таких крайних суждений по этому вопросу. Он видит здесь не сплошную химеру, а по наполеоновски дерзновенную, в целом, как позже выяснилось, обреченная на неудачу, но не лишенная трезвого расчета, попытка опередить свое время*. Ссылается он при этом на современную экономически унифицированную Европу.


Дипломатическая подготовка к войне


Международная обстановка в канун войны 1812 года складывалась для России крайне неблагоприятно. Фактически страна оказалась в изоляции. Противостояние с Францией влияло на все другие внешние вопросы политики - польский, отношение с Австрией и Пруссией, с германскими государствами, Турцией, Швецией. По всей протяженности западных границ русской дипломатии сталкивалась либо с личными противниками, рассчитывающими на реванш, либо с государствами, находившимися в зависимости от Наполеона. Все преимущества стартовой позиции были в начале на стороне Франции, которые, правда, она увязла в войне с Испанией.

Война со Швецией закончилась в марте 1809 года. По ней Россия присоединила к себе Финляндию и Аландские острова. В Швеции произошел государственный переворот, наследным принцем был выбран наполеоновский маршал Ж. Б. Бернадот. Россией это было воспринято, как победа наполеоновской дипломатии. Однако действительность оказалась сложнее, она готовила сюрприз Наполеону и Александру. Бернадот не разделял политические убеждения Наполеона и лично был настроен против него. Александр сумел склонить Бернадота к выступлению против Наполеона, пообещав ему содействие в присоединении Норвегии.

Важную роль играл польский вопрос, о котором говорилось ранее. Он обострился летом 1810 года, когда в герцогство Варшавское начались значительный поставки французского оружия. С этого времени в течение двух лет Наполеон непрестанно готовился к войне.

Важное место в его планах занимала Турция. Этот вопрос после Эрфуртского свидания затянулся, потом вовсе затух. А русско-турецкая война продолжалась. К концу 1810 года русские войска закрепились на правом берегу Дуная. Начался заключительный этап войны, характеризовавшийся сочетание военных действий и мирных переговоров. Переговоры в Бухаресте проходили в сложных условиях. Французские и австрийские дипломаты делали все возможное, чтобы предотвратить заключение мира. Россию поддерживала Пруссия, предложившая свои посреднические условия и Швеция. Осенью 1811 года переговоры были сорваны турецкой стороной. Но в октябре 1811 года, после решительной победы русской армии под Рущуком переговоры возобновились. И 28 мая 1812 года в Бухаресте был подписан мир.

Дипломатическая тактика России в отношении Франции накануне войны состояла в том, чтобы не подавать повода к разрыву, не позволить считать себя зачинщиком столкновения. Вместе с тем Россия ревниво оберегала свое равноправное положение в становившемся уже формальном союзе, не давая Наполеону требовать большего, чем Россия должна была исполнить по точному смыслу заключенных договоров. Если, однако, Наполеон нарушал какие-либо пункты соглашений, из Петербурга следовал протест. Говоря о дипломатии в период после Эрфурта нельзя не упомянуть о «брачных хлопотах Наполеона» в отношении российских принцесс: Анны Павловны и Екатерины Павловны. Причины такого выбора наполеона все историки указывают одни и те же. Для примера приведу цитату Е.В. Тарле: «Тут ход его мыслей оказался крайне быстр и вполне ясен: смотрины невест должны были быть короткими, по существу дела долгих поисков быть не могло. На свете, кроме великой Французской империи, есть три великих державы, о которых стоит еще говорить: Англия, Россия и Австрия. Но с Англией - война не на жизнь, а на смерть. Остаются Россия и Австрия; Россия, бесспорно, сильнее Австрии, которую он же, Наполеон, только что страшно разбил уже в четвертой (за 13 лет) войне против нее. Значит, нужно начинать с России, где были две великие княжны, сестры Александра. Какую именно брать, это было дело третьестепенное, ведь все равно Наполеон ни одной из них никогда не видел».* В обоих случаях ему был мягко дан от ворот поворот. Екатерину Павловну поспешно выдали замуж. А относительно Анны Павловны, которой было в тот период 16 лет, просили подождать до её совершеннолетия, что было равносильно отказу. Причины этих отказов различные историки называют совершенно разные. Они соглашаются между собой лишь в одном, любой из этих браков был крайне не выгоден для России. Эта проблема с брачными хлопотами Наполеона резко ухудшила русско-французские отношения. Союз великих держав вступил в фазу кризиса.

Поражение Австрии в войне с Наполеоном и Швеции с Россией, поставило Англию в положение полной международной изоляции. Стало ухудшаться ее экономическое положение из-за континентальной блокады. Уже в сентябре 1811 года письмо принца-регента Англии попало в руки Александра I, в нем говорилось о желании скорейшего мира и объединения против Франции. Через полгода Александр определил позицию в отношении условий мира с Англией, хотя неофициальный переговоры начались почти сразу. В роли посредника выступала сначала Испания, а затем Швеция. Испания параллельно также искала союза с Россией.

Но в центральной Европе успех принадлежал французской дипломатии. Её союзниками официально выступали Австрия и Пруссия. Союз между Пруссией и Австрией не произвел в Петербурге сильного впечатления. Он даже несколько облегчал дело. Александр I мог уже не заботиться об интересах бывшей союзницы. Больше поразило известие о франко-австрийском союзе. До этого надеялись на нейтральность Австрии. Но к этому союзу Австрию подтолкнуло усиление России на Балканах. Но здесь важно отметить, что перед самым вторжением наполеоновских войск Австрия заверила Россию, что действия австрийских войск будут по возможности ограничены. И неофициальные связи с ней сохранялись. Несомненным успехом российской дипломатии стали тайные соглашения с Австрией и Пруссией. Ей фактически удалось нейтрализовать усилия Наполеона по созданию единой коалиции европейских государств против России.

На кануне войны двусторонние отношения между Россией и Францией накалялись. Тильзитский договор нарушался сторонами и вызывал взаимные претензии, как на пример ольденбургский вопрос, переговоры о котором были безрезультатны. 27 апреля 1812г российский посол выставил не реальные условия для развития союза. Но это уже не имело значения, так как наполеоновские войска стали сосредотачиваться на самых границах российской империи в герцогстве Варшавском.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В ходе работы был сделан ряд выводов. Первый и самый важные из них это то, что дипломатические отношения между Россией и Францией периода с 1801 до 1812г. нельзя оценивать однозначно. Они очень сложны и запутанны. Об одной и той же проблеме могут говорить различные иногда даже противоположные факты. И на основе этого различные российские историки выдвигают различные точки зрения, дают свою отличную оценку происходящим событиям.

При изучении дипломатические отношения между Россией и Францией в 1801-1804гг. Разобраны проблемные вопросы такие как: переход во внешней политики России от союза с Францией к политике «свободных рук», оценка действий российской дипломатии в период с1801-1804гг. различными российскими историками.

При изучении дипломатические отношения между Россией и Францией в 1805-1807гг. Разобраны следующие проблемы: перемена в политике «свободных рук» к действиям по формированию антинаполеоновских коалиций; создание III и IV коалиций дипломатические отношения в период их деятельности; дипломатическая борьба между Россией и Францией в период подписания Тильзитского мира.

При изучении дипломатические отношения между Россией и Францией в 1807-1812гг. Рассмотрены были такие проблемы как: дипломатия между Россией и Францией в период от Тильзита до Эрфурта, охлаждение отношений между странами; дипломатическая борьба в рамках континентальной блокады; Дипломатическая подготовка к войне 1812г.

В рамках изучения проблем проявилась эволюция взглядов российских историков на ту или иную проблему в зависимости от того временного периода когда был написан их труд. Так на пример многие советские историки брали за образец монографию Е.В. Тарле «Наполеон» вышедшую в 1936г и одобренную Сталиным.* Открыто о своих противоречия с ним они не заявляли, они конечно развивали свои взгляды в работах но лишь по какой-то одной определённой проблеме. Так сделал на пример В.Г. Сироткин в «дуэли двух дипломатий» 1966г. Первым трудом, который официально соперничал с «Наполеоном» Тарле стал труд А.З. Манфреда «Наполеон Бонапарт» 1971г. Который написал свой труд с использованием новых источников в основном художественной литературе. Но в этих двух работах трактовка идет через призму войны 1812г и личности Наполеона. Что впрочем естественно исходя из цели их работ. Также в этих работах делается акцент на важность и нежность союза России и Франции и то, что данный союз распался, виноваты исключительно внешние и экономические факторы. Остальные работы советских историков в большинстве озвучиваю идеи, прозвучавшие в этих монографиях.

В работах начала 1990-х гг. основной напор делается на личность Александра как реформатора, и на различные дипломатические интриги. Эти труды не всегда отличаются объективным подходом, как например труд Сахарова А.Н. «Александр I», в этих работах часто можно встретить много «грязи» которую искали во всех событиях абсолютно, но в них очень много новых фактов которые у историков советского времени мы не встретим. Эти факты были почерпнуты ими из трудов историков ещё до революционной России.* Ярчайшим примером такой работы является труд Троицкого «Наполеон и Александр».

Работы изданные ближе к современности отличаются более спокойным характером, объективностью и тактом. От этого они приобретают большую значимость. Примером такой работы может служить книга Сироткина В.Г. «Наполеон и Россия».

Таким образом, можно сделать вывод, что тема Отношений Наполеона и России всегда вызывала, и будет вызывать интерес у историков. Как бы хорошо она не была изучена, всегда найдутся проблемные моменты достойные изучения или другой интерпретации.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


1.«История внешней политики России в первой половине XIX века. - М.: Международные отношения, 1995г. - 447с.

.Ионина Н.А. 100 Великих узников. - М., «Вече», 2003г. - 544с

.Истории дипломатии /под редакцией Зорина в 2-х томах/Т.1. - М.: Госполитиздат, 1959г. - 839с.

.Манфредом А.З. Наполеон Бонапарт / 5-е изд./ - М.: Мысль, 1989г. - 733с.

.Российские самодержавцы 1801-1917гг. - М.: Международные отношения 1994г. - 398с.

.Сахаров А.Н. Александр I - М.: Наука, 1998г. - 380с.

.Сироткин В.Г Дуэль двух дипломатий Россия и Франция в 1801-1812гг. - М.: Наука, 1966г. 208с.

.Сироткин В.Г Наполеон и Россия. - М.: Олма-Пресс, 2000г. -380с

.Тарле Е.В. Наполеон. - Ростов на Дону: Феникс, 1936 г. - 509с.

.Тарле Е.В. Нашествие наполеона на Россию 1812г. - Ростов на дону: Феникс, 1994г. - 385с.

.Тарле Е.В. Сочинения: Континентальная блокада. Т.3. - М.: Изд. АН СССР, 1958г - 654с.

.Тарле Е.В. Талейран - М.: Мысль, 1988г. - 307с

.Троицкий Н.А. Александр и Наполеон - М.: Высшая школа, 1994г.- 304с.

.#"justify">.Историографии СССР после Великой октябрьской революции /под ред. Иллерицкого В.Е. и Кудрявцева И.А. - М.: Высшая школа, 1971г. - 445с.

.Историография истории России после 1917г: учеб. для студентов вузов /под ред. М.Ю. Лячаевой/. - М.: Владос, 2004г. - 382с.

.Кацва Л.А. История Отечества: справочник для студентов ВУЗов. - М.: АСТ-ПРЕСС, 2001г. - 848с.

.Дипломатический словарь. Т.2 - М.: Высшая школа 1994г., 450с.


Теги: Расчет приточных и вытяжных систем вентиляции с механическим побуждением  Курсовая работа (теория)  Строительство
Просмотров: 8826
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Расчет приточных и вытяжных систем вентиляции с механическим побуждением
Назад