Языковые средства выражения категории вежливости в художественном тексте

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО «КубГУ»)

Кафедра общего и славяно-русского языкознания


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ) РАБОТА

Языковые средства выражения категории вежливости в художественном тексте


Работу выполнил (а) А.С. Потапова

Научный руководитель

д-р филол. наук, проф. Ю.П. Нечай


Краснодар 2013

Содержание


Введение

. Категория вежливости в отечественной и зарубежной лингвистике

.1 Категория вежливости в отечественной лингвистике

.2 Категория вежливости в зарубежной лингвистике

1.3 Понятие национального характера в межкультурной коммуникации

1.4 Способы выражения вежливости в разных языках

. Языковые средства выражения категории вежливости в художественном тексте

.1 Вежливость как система коммуникативных стратегий

.2 Негативная вежливость и языковые средства ее выражения в русском и английском языках

2.3 Позитивная вежливость и языковые средства ее выражения в русском и английском языках

2.4 Сопоставительный анализ коммуникативного поведения героев в художественных текстах оригинала и перевода

Заключение

Список использованных источников

Введение


В настоящее время в языкознании отмечается повышенный интерес к проблеме языка и культуры. Постепенно наука о языке становится также и наукой о человеке, о структуре его ментальноcти, о способах его взаимодействия с окружающим миром и с другими людьми.

Постулат о том, что люди, говорящие на разных языках и принадлежащие к разным культурам, по-разному воспринимают мир, является общепризнанной и уже не требует доказательств. Эта мысль - основа лингвокультурологии и этнопсихолингвистики. Поэтому в последнее время, когда факт о невозможности успешной коммуникации без знания культуры является очевидным, стали особенно актуальными вопросы, связанные с соотношением культуры и языка. Исследователи разных направлений и областей знаний пришли к выводу, что культура отражается в сознании человека и определяет особенности его коммуникативного поведения (В. фон Гумбольдт, А.А. Потебня, И.А. Бодуэн де Куртенэ, Л.С. Выготский, Н.Д. Арутюнова, Е.М. Верещагин, A.А. Залевская, В.Г. Костомаров, Ю.Н. Караулов, В.И. Карасик, А.А. Леонтьев, И.Ю. Марковина, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин, В.И. Шаховский, А. Вежбицкая, Т.В.Ларина и др.).

Сегодня, благодаря расширению межкультурных контактов, участниками коммуникации все чаще становятся представители разных лингвокультурных общностей. Их успешное общение предопределяется не только владением языком, но и знанием национально-культурной специфики речевого и неречевого поведения, доминантных особенностей коммуникации, знанием социально-культурных норм, национальных систем вежливости. Незнание всех данных категорий может стать причиной неудач и провалов в межличностном общении и привести к возникновению конфликтных ситуаций.

Вежливость представляет собой категорию коммуникативного сознания и является отражением национального менталитета. Она является неотъемлемым компонентом межкультурной коммуникативной компетенции, который регулирует коммуникативное поведение людей. Знание национальных особенностей данной категории - ключ к пониманию многих особенностей коммуникативного поведения народа, игнорирование которых затрудняет общение и порождает многочисленные стереотипы.

Настоящее дипломное исследование посвящено изучению категории вежливости и средств ее выражения в языке романа Колин Маккалоу «Поющие в терновнике» и его перевода.

Актуальность настоящего исследования определяется возрастанием роли межкультурной коммуникации ввиду расширения границ международного сотрудничества, формированием новых требований к качеству межкультурного коммуникативного процесса, потребностью систематизации и обобщения существующих в науке знаний о средствах реализации категории вежливости.

Объектом настоящего исследования является категория вежливости.

В качестве предмета исследования выступают особенности средств выражения категории вежливости в рамках диалога художественного текста.

Целью настоящей работы является изучение и сопоставление основных стратегий и языковых средств выражения категории вежливости в русской и английской коммуникациях.

Поставленная цель определила объем необходимых для решения задач:

обобщение научных работ, посвященных изучению категории вежливости;

характеристика позитивного и негативного типов вежливости и средств ее выражения;

выявление языковых средств выражения категории вежливости в художественном тексте;

сопоставительный анализ коммуникативного поведения русских и англичан в однотипных ситуациях общения.

Методологической базой исследования послужили идеи и концепции таких ученых как П. Браун, С. Левинсон (1978, 1987), Дж. Лич (1983), рассматривающих природу категории вежливости; исследования В.И. Карасика (1992, 2002), Н.И. Формановской (1989), посвященные изучению речевого акта, языка социального статуса, проблем этикета; Т.В. Лариной (2003, 2009), посвященные изучению категории вежливости, и др.

Методы исследования. Помимо общенаучных методов - индукции, дедукции, анализа, синтеза, в ходе исследования в качестве основных использовались: метод лингвистического описания, метод сравнительно-сопоставительного анализа, дискурсивный анализ, метод статистического анализа.

Практическим материалом послужили диалогические построения, отобранные методом сплошной выборки из романа Колин Маккалоу «Поющие в терновнике» и их перевод на русский язык, сделанный Н. Галь.

Единицами анализа выступают средства реализации вежливости в дискурсе, которые в обобщенном виде можно назвать сигналами вежливости (помимо языковых средств, они включают степень экспрессивности, повторы, количество реплик и другие проявления вежливости).

Объем картотеки выборки составляет 150 (75 - английских и 75 - русских) единиц анализа.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней обобщены стратегии и особенности средств выражения категории вежливости и их реализация в художественном тексте (на примере романа К. Маккалоу «Поющие в терновнике»), а также выявлены предпочтительные языковые средства и коммуникативные стратегии для русскиих коммуникантов.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в том, что оно обобщает существующие в науке представления о наборе языковых средств выражения категории вежливости, раскрывает изменения параметров выбора данных языковых средств в речи мужчин и женщин разных лингвокультур. Данная дипломная работа углубляет и систематизирует знания о категории вежливости как важнейшем элементе человеческого общения, рассматривает средства, служащие для ее реализации в статике (языке) и в динамике (в речи), в художественном тексте.

Практическая ценность работы состоит в том, что ее обобщения и результаты могут быть рекомендованы к широкому применению на семинарских занятиях по проблемам теории языка, сопоставительного языкознания, современного английского и русского языков, культуры речевого общения.

Структура работы. Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения и Списка использованных источников.

1. Категория вежливости в отечественной и зарубежной лингвистике


.1 Категория вежливости в отечественной лингвистике

вежливость лингвистика межкультурный коммуникация

Вступая в общение, люди не только обмениваются информацией, но и выражают различное отношение друг к другу. В высказывании, адресованном партнеру по коммуникации, говорящий способен передать любовь, дружелюбие, неприязнь, в том числе и разные оттенки такого отношения: от подчеркнутого уважения до демонстративного неуважения. Все случаи проявления уважительного и доброжелательного отношения к партнеру по коммуникации объединяются понятием «вежливость».

Вежливость как один из обязательных элементов общения попадает в сферу интересов различных наук: философии, прагматики, лингвистики, психологии, этнографии, культурологии и др.

С этимологической точки зрения слово «вежливый» является собственно русским и восходит к существительному вежа или вежь «знаток», суффиксального производного от ведать «знать», с помощью суффикса -лив- [33, с. 285]. Очевидна историческая связь прилагательного вежливый со словами ведун, вежливец (диал.), вежевуха (устар.), ведать, сведущий. По данным этимологических словарей, первоначально лексема вежливый имела значение знающий, сведущий [34, т. 1, с. 138; 36, с. 285].

В основных толковых словарях современного русского языка лексема вежливый определяется следующим образом: «учтивый, соблюдающий приличие (в словах и поступках), проявляющий воспитанность» [3, с 314]; «соблюдающий правила приличия; учтивый» [19, с. 56]; «соблюдающий правила приличия, воспитанный, учтивый» [20, с. 61]; «соблюдающий правила приличия, учтивый» [13, с. 70].

В отечественной лингвистике категории вежливости довольно продолжительное время не уделялось достаточного внимания. Только в последние годы XX века возрос интерес к проблеме речевого поведения, к поведенческим моделям в контексте культур и нормам ведения беседы. Это объясняется стремлением лингвистов исследовать социально уместное поведение коммуникантов, показать, как культура отражается на стиле поведения говорящего, его манере общения, на таких аспектах поведенческой компетенции, как вежливость, уважение или социально приемлемое поведение. В исследованиях Р. Ратмайр, Н.И. Формановской, Т.В. Лариной, В.И. Карасик, Е.А. Земской можно найти описание отдельных аспектов категории вежливости, анализ предшествующего опыта зарубежных исследователей, новую трактовку данной категории.

В работах отечественных лингвистов достаточно широкое освещение получил речевой акт извинения, совершаемый в коммуникативной ситуации, состоящей обычно из трех компонентов:

а) человека, нанесшего ущерб (говорящего);

б) пострадавшего (адресата извинения);

в) принесенного ущерба.

Однако в различных ситуациях побуждение к извинению будет зависеть от характера ситуации и времени, прошедшего с момента причинения ущерба до самого извинения [23, с. 43-45].

Внимание многих отечественных лингвистов привлекает также оформление вопросительного речевого акта с точки зрения вежливости (С.Г. Агапова, Е.И. Беляева). Такой интерес вызван, прежде всего, тем, что вопрос трудно отнести к вежливым речевым актам, так как, спрашивая, говорящий задает стиль взаимодействия, побуждая слушающего к ответу. Вопрос может поставить собеседника в затруднительное или неловкое положение, если он не хочет или не может дать на него ответ в данный момент [1].

В языке существуют различные средства и приемы, служащие для реализации категории вежливости в вопросах. Наименее вежливой формой оформления данного речевого акта будет повелительное вопросительное высказывание с предикатами речи, которое влечет за собой угрозу лицу собеседника. Категоричность побуждения смягчается использованием некоторых вежливых конструкций.

Более сильной формой смягчения императивного оформления вопросительного высказывания считается общий вопрос с неинвертированным порядком слов, так называемый декларативный вопрос. В нем содержится скрытое побуждение слушающего определить достоверность сообщаемой информации.

Вариантом корректного вопроса будет выражение коммуникативного намерения в виде просьбы или отдельного высказывания. Смягчить речевой акт вопроса могут также абсолютные маркеры категории вежливости, например, «пожалуйста» [2].

В лингвистической литературе большой интерес вызывает изучение разделительного вопроса. Е.Н. Малюга считает, что для правильного определения функционального аспекта разделительного вопроса необходимо знать не только профессию говорящего и его отношение с окружающими, но и учитывать культурные стереотипы представителя данной культуры. В отношении употребления разделительных вопросов мужчинами и женщинами Е.Н. Малюга придерживается мнения, что в женской речи разделительные вопросы используются с положительными значениями, а в речи мужчин в основном с отрицательными [17].

В отечественной лингвистике также рассматриваются с точки зрения их вежливого представления такие речевые акты, как совет, просьба и констатация. Так, косвенное оформление просьбы поможет повысить уровень общения, так как даст возможность говорящему высказаться, не оказывая влияния на собеседника [6].

Косвенное оформление речевых актов комплимента привлекает к себе внимание отечественных исследователей главным образом в культурно-сопоставительном плане. Комплимент определяют как одобрение, высказываемое бескорыстно, в отличие от лести. Речевой акт комплимента подразумевает совершение двух действий: комплимент и ответная реакция на комплимент. Такие речевые акты принципиально различаются в зависимости от дистанции между собеседниками. Ответом на комплимент может быть улыбка, благодарность, кивок. Открытая похвала часто вызывает смущение собеседника или воспринимается как стремление что-то получить [22, с. 150-154].

В отечественной лингвистике вежливость определяется как тип социального взаимодействия, в основе которого лежит уважение к личности партнера. В результате предъявляются определенные требования к поведению членов общества. Человек должен принимать во внимание интересы партнера по коммуникации, его мнение и желания. Вежливость является одним из наиболее важных принципов, стабилизирующих разговор, способствующих успешной реализации намерений людей при взаимодействии.

Категория вежливости в общении сравнивается со степенью близости участников коммуникации. Если дистанция между собеседниками слишком велика, надо говорить проще, а если слишком сократилась, необходимо перейти к более формальному стилю.

Определить, что такое вежливость в межкультурном аспекте чрезвычайно сложно. Традиционно принято считать, что вежливость - это проявление уважения к другому человеку. Ее связывают с такими понятиями, как почтительность, галантность, корректность, учтивость. При этом под уважением понимается признание достоинств личности, внимание по отношению к другому человеку.

Вежливость в понимании отечественных лингвистов представляет собой сложное социально-культурное явление, определяемое социально-культурной организацией общества и отражающее межличностные отношения между говорящим, слушающим и людьми, о которых идет речь.

Формы категории вежливости не являются самостоятельными системами. Они изменчивы, отражают историческое время и социальный статус применения. Формы категории вежливости ситуативны, то есть зависят от той или иной ситуации общения: официальной или неофициальной.

Так как вежливость тесно связана с основными принципами социально-культурной системы общества и межличностными взаимоотношениями, то в антропологической, социально-психологической и лингвистической литературе ее анализ проводится на фоне социальной дистанции и дистанции власти.

Социальная дистанция проявляется наиболее четко среди малознакомых людей. Здесь ролевое поведение характеризуется взаимной осмотрительностью, формальностью. Вежливость на социальной дистанции заключается в формальном выражении. При этом происходит намеренное сглаживание речи, что скрывает истинное положение дел. Настоящее отношение говорящего к слушающему является намеренно завуалированным и понимается только из контекста и ситуации.

Вежливость на персональной дистанции (в отношениях друзей) допускает прямое и косвенное выражение, однако первое более приемлемо в оформлении просьб и извинений. Невежливым на данной дистанции будет считаться выражение негативного отношения к собеседнику.

Отечественные лингвисты сходятся во мнении с зарубежными учеными в том, что устройство человеческих взаимоотношений основано на полярных действиях, которые совершаются собеседниками в процессе взаимодействия: сближении и отдалении. Для сокращения дистанции используются стратегии «позитивной» вежливости. Для выражения уважения, независимости прибегают к стратегиям «негативной» вежливости [10].

Стратегии «негативной» вежливости получают большее освещение в исследованиях в области межкультурной коммуникации. Однако некоторые лингвисты придерживаются мнения, что оба типа вежливости должны рассматриваться одинаково, так как они включают основные приемы, используемые людьми в повседневном общении. Это равновесие может варьироваться в зависимости от конкретной коммуникативной ситуации и типа культуры. Для успешного общения собеседникам необходимо сделать правильный выбор маркеров выражения категории вежливости в соответствии с социокультурными установками и ожиданиями партнера.

Таким образом, вежливость в языке - термин, традиционно используемый для обозначения разнообразных средств языкового выражения социальных отношений между собеседниками и людьми, о которых идет речь. Эти социальные отношения могут быть многообразными и не сводятся только к вежливости в обиходном смысле этого слова.

Многие сложности межкультурной коммуникации возникают именно из-за неумения собеседников взаимодействовать, т.е. выражать свое отношение друг к другу в соответствии с нормами данного общества и конкретными ожиданиями партнера. Это связано с тем, что в разных культурах существуют свои нормы и традиции, свое понимание вежливости.


.2 Категория вежливости в зарубежной лингвистике


В зарубежной лингвистике, в которой традиционно категория вежливости рассматривается в рамках предложения и фразы, в настоящее время исследователи стремятся изучать ее на уровне дискурса [43].

В последние годы в зарубежной лингвистике существуют различные определения вежливости, которые можно разделить на четыре основные группы:

вежливость как поведение, направленное на избежание конфликта и обеспечение успешной коммуникации [37; 41];

вежливость как поведение, соответствующее определенным социальным установкам;

вежливость как внимание к чувствам других;

вежливость как оценка адресатом поведения говорящего как вежливого [43].

Наиболее распространенным в лингвистической теории является определение вежливости как поведения, направленного на избежание конфликтов и обеспечение успешной коммуникации между собеседниками. Это определение исходит из понимания вежливости как набора способов, направленных на построение гармоничных отношений между людьми. Именно поэтому данное определение служит выражению основной цели вежливости - улучшению процесса коммуникации [39].

Еще одним определением вежливости является ее понимание как поведения, соответствующего принятым социальным нормам, т.е. подразумевается наличие определенных норм, связанных с ожиданиями собеседников. Некоторые нормы налагаются обществом, другие определяются в процессе взаимодействия. Таким образом, это определение указывает на нормативную и условную, соответствующую традициям природу вежливости.

Третий подход к понятию вежливости включает ее понимание как внимания к чувствам других. Подобный подход подразумевает, что в процессе взаимодействия необходимо заботиться о социальном статусе собеседника и о социальных отношениях, установить удобную для всех дистанцию, помнить о социальных нормах [Там же].

В конце XX века появился четвертый подход к определению вежливости как оценки слушающим поведения говорящего как вежливого. Данный подход подразумевает, что решающим фактором для употребления форм вежливости в беседе становится не поведение говорящего или его намерения, а их оценка слушающим.

Широкое освещение в зарубежной лингвистике получает и классификация вежливости. В научной литературе описывается множество попыток систематизировать стратегии вежливости на два подтипа. По традиции, восходящей к работе П. Браун и С. Левинсона «Вежливость: некоторые универсалии языкового использования» [36] выделяются два вида вежливости: «негативная» и «позитивная» вежливость. Эти виды определяются двумя основными желаниями: желанием не испытывать помех в своих действиях и желанием получить одобрение.

«Позитивная» вежливость служит для усиления положительного имиджа собеседника: говорящий выражает свою симпатию и солидарность с адресатом. Основные примеры «позитивной» вежливости - это проявление внимания, комплименты, создание атмосферы внутригрупповой идентичности, стремление избежать разногласий.

«Негативная» вежливость служит для сохранения независимости личности, потребности в неприкосновенности ее территории и границ. Она предполагает наличие социальной дистанции и неловкости в общении. Основные примеры «негативной» вежливости - это сдержанность, официальность и выражение уважения.

Стратегии «позитивной» и «негативной» вежливости направлены на достижение собеседниками коммуникативных целей и порождаются такими факторами, как «процесс понимания» и «процесс желания». В соответствии с теорией Б. Хилла и С. Иде «понимание» - это лингвистическая стратегия, с помощью которой говорящий автоматически подбирает подходящие для данной ситуации выражения [5; 10; 11; 32].

В данном исследовании мы будем придерживаться именно этой классификации вежливости и подробно рассмотрим ее основные виды и языковые средства их реализации во второй главе нашей работы.

Большое влияние на разработку теории вежливости оказали труды Г. Грайса и его «принцип Кооперации», основная цель которого заключается в привнесении ясности. Существуют различные точки зрения на роль данного принципа в процессе коммуникации. Некоторые авторы, например, Р. Лакофф и др. рассматривают данный принцип как одно из правил вежливости, другие же, например, П. Браун, С. Левинсон придерживаются мнения, что нарушение «принципа Кооперации» является критерием для ее существования.

В разработке теории вежливости концепты «лицо» и «акт, угрожающий лицу» также занимают значительное место [5; 10; 11; 32]. Понятие «лица» рассматривается, с одной стороны, как образ участника коммуникации, его имидж, с другой стороны, как его территория, включающая не только личное пространство говорящего, его время, «оболочку» (тело и одежду), но и когнитивное пространство.

«Ликоугрожающие акты» не представляют собой какого-либо отклонения от нормы или проявления враждебности. Это естественная и важная часть нормального человеческого диалога. Люди достаточно часто вынуждены не соглашаться с чужим мнением (угроза положительному лицу) или создавать определенные обязательства (угроза негативному лицу). Единственный возможный способ разрешить такую ситуацию - совершить «ликоугрожающий акт». В большинстве случаев такие разногласия незначительны, но уладить их можно, только создав угрозу «лицу» собеседника.

Так как «ликоугрожающие акты» очень распространены, и так как угроза рассматривается как негативное явление в процессе коммуникации, люди используют множество различных стратегий, чтобы смягчить или завуалировать негативное содержание своих высказываний. Критика, несогласие, перебивание, давление, сообщение какой-либо информации, создание неловкого положения и т.д. - все это, как правило, включают в себя «ликоугрожающие акты». Простой запрос информации, например, времени, угрожает лицу: спрашивающий тем самым выражает некоторое право на получение доступа ко времени и вниманию слушающего. Совершая «ликоугрожающие акты», говорящий обычно использует языковые средства выражения категории вежливости, смягчающие неприятный смысл высказывания.

«Лицо» представляет собой социальную ценность, которой обладает каждый член общества. Это самоуважение индивида, положительный образ самого себя. Люди используют лингвистическое, поведенческое и жестикулярное выражение своих мыслей, чтобы представить свое «лицо» окружающему миру. Они стремятся создать определенное представление о себе для других, выглядеть компетентными в своих ролевых исполнениях, вести себя соответствующим образом.

«Лицо» социально присутствует в каждом взаимодействии, предполагая тем самым, что любому человеку может быть приписано потенциально бесконечное количество лиц. «Лица», другими словами, больше похожи на маски, выданные нам для исполнения различных ролей.

В лингвистической литературе выделяется два типа «лица»: «позитивное» и «негативное».

«Негативное лицо» - это основное требование человека на пространство, личные права на недоступность и независимость.

«Позитивное лицо» - это желание каждого члена общества, заключающееся в том, чтобы его действия были одобрены и желательны, по крайней мере, для некоторых окружающих его людей [Там же].

Одной из самых распространенных тем в англо-американских лингвистических исследованиях является вопрос о двойственной природе вежливости. Существуют два вида стратегий, раскрывающие ее смысл:

солидарность/сдержанность;

ассертивность/аккомодация; уклонение/избегание.

Главная цель стратегии «солидарность» - выразить солидарность, общаясь с адресатом на одном уровне. Основная цель стратегии «сдержанность» - передать уважение, используя соответствующий образ общения. Необходимо заметить, что при взаимодействии эти стратегии оцениваются положительно независимо от собеседников. Хотя Браун, Гилман и некоторые другие ученые и не использовали термин «вежливость», именно в их работах впервые рассматриваются два типа языкового употребления, оба из которых выполняют положительную функцию при взаимодействии.

Говоря о втором понятии двойственной природы вежливости, основанной на стратегиях «аккомодации/ассертивности» и «уклонении/избегании», можно сказать, что в первом случае говорящий обращает особое внимание на собеседников, относительно того, как он относится к ним, и как он будет их воспринимать в предстоящем взаимодействии. Сюда включается то, что должно быть сделано - приветствия, приглашения, комплименты, незначительная помощь.

С другой стороны, стратегии уклонения заставляют человека сохранять дистанцию и не вторгаться на частную территорию.

Таким образом, наши наблюдения позволяют констатировать, что в настоящее время, когда наблюдается интенсивное сближение многих народов и культур, в зарубежной лингвистике отмечается проявление повышенного интереса ученых к исследованию и разработке концепций вежливости, изучение характеристик ее нарушений, ее языкового выражения, влияния гендерного фактора на использование показателей категории вежливости в речи.


1.3 Понятие национального характера в межкультурной коммуникации


Когда говорят о том или ином народе, часто используют понятие национальный характер. Встречается оно и в работах по межкультурной коммуникации, при этом термин этот так до конца не определен и вызывает большие споры. Часто в него вкладывают самый разный смысл: одни авторы подразумевают темперамент, другие обращают внимание на личностные черты, третьи - на ценностные ориентации, отношение к власти, к труду и т. д. [31]. Концепция «национального характера» так никогда и не была сформулирована в более или менее общепринятом виде [14, с. 93].

В настоящее время не только существуют разные точки зрения на то, что такое национальный характер, но и подвергается сомнению само его существование. Возможность столь широкого обобщения ставится под сомнение, поскольку, как известно, в мире не существует даже двух одинаковых людей. Кроме того, какую бы черту национального характера одного народа мы не выделяли, она может поблекнуть по сравнению с характером другого и т.д. Образно об этом сказал М. Любимов: «Сдержанность англичан покажется разболтанностью угрюмому финну, а английский практицизм изумит прытких американских бизнесменов своей беспомощностью. Нечего и говорить, как будет плеваться педантичный немец, услышав о точности англичан. Таким образом, любая черта национального характера относительна и познается лишь в сравнении. Национальный характер - лишь бойкая увертюра к сложной симфонии, которой является личность, каждого из нас невозможно вогнать в научную матрицу, все мы неповторимы и сугубо индивидуальны» [15, с. 49].

Так правомерно ли говорить о национальном характере англичан или русских? Т.Г. Стефаненко предупреждает, что, если и рассматривать национальный характер как некое расплывчатое понятие, в которое исследователь в зависимости от своих методических и теоретических взглядов включает те или иные психологические особенности, отличающие один народ от другого, необходимо исходить из следующих принципов: а) характер этноса - не сумма характеров отдельных его представителей, а фиксация типических черт, которые присутствуют в разной степени и в разных сочетаниях у значительного числа индивидов; б) речь должна идти не о наборе тех или иных черт, а о степени их выраженности и о специфике их проявления; в) черты характера можно понять лишь в соотнесении с общей системой ценностей, зависящей от социально-экономических и географических условий, от образа жизни народа и его религиозных верований [31].

Данные принципы представляются чрезвычайно важными. Отсутствие четких критериев описания приводит к тому, что встречаемые в современной литературе национальные характеристики того или иного народа носят размытый, аморфный и весьма эклектичный характер, а сами национальные черты часто являются не чем иным, как этническими стереотипами.

Вместе с тем в основе многих называемых характеристик лежат особенности коммуникативного поведения, предопределяемые типом культуры, социокультурными отношениями и ценностями. Так, среди черт характера русских называются общительность, открытость, дружелюбие, солидарность, доброжелательность, человеколюбие, терпимость, гостеприимство, романтизм, преобладание нравственных ценностей над правовыми, интуиции над логикой, пессимизм, сердечность, эмоциональная нестабильность, иррационализм и др., а среди англичан - сдержанность, уравновешенность, тактичность, изысканная вежливость, изящество манер, внутреннее самоуважение, чувство собственного достоинства, приветливость, предупредительность, замкнутость, отчужденность, терпимость, невмешательство в чужие дела, снобизми др. [8; 26; 21]. Следовательно, большинство из перечисленных черт выделено на основе специфики коммуникативного поведения, и их можно объяснить, исходя из изложенных выше особенностей культуры, культурных ценностей, социально-культурной организации общества, особенностей менталитета и другими факторами.

Мы придерживаемся точки зрения ученых, которые отказываются от понятия национальный характер и считают, что объектом изучения должны быть ментальность как «система взаимосвязанных представлений, регулирующих поведение членов социальной группы» [31, с. 140], и еще шире - менталитет (или традиционное сознание), который этнологами определяется как «система мировоззрения, основанная на этнической картине мира, передающаяся в процессе социализации и включающая в себя представления о приоритетах, нормах и моделях поведения в конкретных обстоятельствах» [14, с. 228]. Через описание этих представлений может быть описана культурная традиция, присущая народу.

Такой подход позволяет посмотреть вглубь проблем, связанных с национально-культурными особенностями коммуникации, увидеть их корни.


.4 Способы выражения вежливости в разных языках


Способы выражения вежливости в разных языках сильно зависят от структуры тех обществ, в которых эти языки функционируют, и от принятых в них моделей социального поведения. Имеются и структурные различия: в одних языках (например, японском, корейском и др.) имеются специальные грамматические категории вежливости, тогда как в других (в том числе во всех языках Европы) они отсутствуют, во всяком случае, при стандартной трактовке грамматики. Однако имеются и достаточно общие закономерности выражения вежливости, причем часто одни и те же способы выражения социальных отношений существуют в генетически не связанных и не контактирующих между собой языках. Как указывают П. Браун и С. Левинсон, связанные с выражением вежливости языковые знаки, как правило, непроизвольны и непосредственно отражают общественные закономерности и установления.

Положительная вежливость отражается в особых способах речи со «своими» и о «своих», отличными от речи с «чужими» и о «чужих». Нередко включение собеседника в единую группу с говорящим достигается с помощью употребления особого языка или особой разновидности языка. Это могут быть особые арго или жаргон, непонятные «чужим». Это может быть диалект или местная разновидность языка; на нем говорят со «своими», а при общении с «чужими» используется литературный язык; это характерно для Японии, ряда территорий распространения немецкого языка, в том числе для Австрии и немецкой части Швейцарии, а также и для многих других территорий в самых различных регионах мира. Национальные меньшинства могут использовать в этой роли свой родной язык, непонятный для большинства окружающих, тогда как при разговоре с «чужими» разных национальностей они употребляют доминирующий язык данной страны или территории: английский в США, русский в России и др. Для выражения положительной вежливости широко используются различные умолчания, или, точнее, непроговаривания, основанные на общем знании: по известному замечанию Л.Н. Толстого, очень близкие друг другу члены семьи могут обходиться при общении минимумом слов. К другим обычным способам выражения положительной вежливости относятся использование специальных формы обозначения, именования и особенно обращения, например, употребление терминов родства (например, брат или отец) в отношении лиц, не являющихся родственниками; уменьшительно-ласкательная лексика; специальные частицы; особые интонационные контуры и др. Сюда можно отнести и обращение «на ты» в ряде западноевропейских языков (французский, немецкий и др.) и отчасти в русском, указывающее на включение собеседника в единую группу с говорящим, а также конструкции, включающие себя и собеседника в единую деятельность вроде русского Давай (-те)... В области грамматики сюда могут быть отнесены имеющиеся в ряде языков личные формы инклюзива (выражающие значение «мы с тобой/с вами») в противоположность формам эксклюзива (со значением «мы без тебя/без вас»).

Выражение отрицательной вежливости очень во многих языках связано с теми или иными способами оказания внимания собеседнику или третьим лицам, нередко с одновременным этикетным «принижением» говорящего. Как правило, отрицательная вежливость бывает более формализованной, чем положительная: существует определенный набор стандартных этикетных формул, позволяющих говорящему не задеть чувства собеседника и проявить свое умение пользоваться принятыми в обществе правилами вежливости. Достаточно универсальными являются особые формы и конструкции, используемые при прямом обращении к собеседнику: приказе, просьбе, совете и т.д. Очень часто правила этикета не допускают использования повелительных форм, исключая случаи очень малой социальной дистанции, обращения человека более высокого статуса к говрощему менее высокого статуса и экстремальных ситуаций. Предпочитаются косвенные способы обращения: в самых разных языках применяются отрицание, вопрос, сослагательное наклонение, пассив и т.д. Ср. рус. Откройте дверь! и Не могли бы Вы открыть дверь? (в последнем примере, наряду с использованием особой формы обращения «на вы», в письменном языке представлена еще и «орфографическая вежливость», проявляющаяся в написании этого вы с большой буквы). Нередко в самых разных языках для большей вежливости используются разные лексические, а иногда и грамматические средства, снижающие категоричность высказывания. Также используется эллипсис (опущение каких-то слов и выражений), но он основан не на общности знаний говорящего и собеседника, как в случае позитивной вежливости, а на стремлении избегать именования того, что может быть неприятно для собеседника; средством выражения отрицательной вежливости могут служить и некоторые виды эвфемизмов.

Для отрицательной вежливости очень значимы иерархические отношения в обществе: жесткие правила этикета в отношении высших обычно снимаются

при обращении к низшему или в речи о низшем. Отношения «высший - низший» могут быть связаны с социальной иерархией, с возрастом, нередко с полом (мужчины социально выше женщин, однако в определенных социокультурных условиях может практиковаться и этикетная инверсия этого принципа, представленная, например, в обращениях типа Леди и джентельмены; последовательная «политкорректность» пытается изгнать признаки иерархии полов из языка в принципе, рассматривая этикетную инверсию как замаскированную дискриминацию, социальной ролью в данный момент (полицейский или врач при исполнении обязанностей воспринимается как высший, ср. ситуации «полицейский у стоматолога» и «стоматолог, остановленный за превышение скорости»), психологическим состоянием и пр.

Следует отметить, что семантика категории вежливости и правила ее употребления достаточно сложны и не всегда подробно описаны даже в языках с не слишком развитыми системами форм вежливости. Так, простое обиходное представление о вежливости не объясняет, например, некоторые случаи выбора форм обращения в русском языке, ср. обращение «на ты» к Богу (единственно возможное) и, до определенного времени, к царю или наличие таких нетривиальных вариантов сочетания обращений «на ты» или «на вы», с одной стороны, и по имени или по имени и отчеству с другой, как «вузовское вы» (Вы, Петя... при обращении преподавателя к студенту) и «номенклатурное ты» (Ты, Петр Петрович...).

Таким образом, языковые средства выражения отрицательной вежливости используются в любых обществах, играя важную роль в поддержании иерархических отношений и во взаимоотношениях людей. Однако в разных обществах они играют неодинаковую роль, что создает трудности при освоении чужих языков и правил языкового общения.

2. Языковые средства выражения категории вежливости в художественном тексте


.1 Вежливость как система коммуникативных стратегий


Разное содержание концепта «вежливость» в национальном сознании англичан и русских проявляется в особенностях их коммуникативного поведения, в разных коммуникативных действиях, совершаемых в однотипных ситуациях общения, в выборе разных коммуникативных стратегий и языковых средств, при помощи которых реализуются поставленные цели [10; 11].

В своем исследовании мы рассматриваем вежливость как коммуникативную категорию. Под коммуникативными категориями понимаются самые общие «коммуникативные понятия, упорядочивающие знания человека об общении и нормах его осуществления» [28, с. 5; 29]. Коммуникативные категории отражают коммуникативное сознание человека, они содержат концептуальные знания о коммуникации, а также нормы и правила общения.

Среди коммуникативных категорий, регулирующих коммуникативную деятельность, исследователи выделяют общение, толерантность, коммуникативную неприкосновенность, коммуникативную оценочность, коммуникативное давление и др. [27; 35].

На наш взгляд, одной из важнейших коммуникативных категорий, обеспечивающих и организующих общение, является категория вежливости.

Как отмечает Т.В. Ларина, «при определении вежливости следует исходить из цели вежливого поведения» [10; 11, с. 152-153], которая, по мнению В.И. Карасик, заключается в том, чтобы «убедить партнера в добром отношении к нему и вызвать ответное доброе отношение» [7, с. 83]. Поэтому вежливое поведение можно определить как демонстрацию доброго отношения к собеседнику, проявление расположенности, доброжелательности и симпатии. При этом следует иметь в виду, что способы демонстрации доброго отношения к собеседнику могут быть различными. Они, как правило, определяются типом культуры, социально-культурными отношениями и ценностями. Таким образом, «содержанием категории вежливости является национально-специфическая система коммуникативных стратегий и тактик, нацеленных на гармоничное общение» [10].

Вежливость тесно связана с этикетом, однако они полностью не совпадают. Речевой этикет отражает вежливость; вежливость включает в себя этикет, но вежливость, как правило, шире этикета. Этикет - это свод коммуникативных норм и правил. Вежливость - это система коммуникативных стратегий и тактик, используемых в реальном общении и нацеленных на достижение гармонии и взаимопонимания. Вежливость включает в себя все то, что способствует бесконфликтному общению, несмотря на тот факт, что какие-то из ее элементов могут не являться (на определенном этапе или в конкретной коммуникативной ситуации) нормой, закрепленной этикетом, т.е. можно быть вежливым невежливым образом.

В связи с вышесказанным можно предложить следующее определение вежливости:

«Вежливость - национально-специфическая коммуникативная категория, содержанием которой является система ритуализованных стратегий коммуникативного поведения (языкового и неязыкового), направленных на гармоничное, бесконфликтное общение и соблюдение общественно-принятых норм при интеракциональной коммуникации (установлении, поддержании и завершении межличностного контакта)» [Там же].

«Коммуникативная стратегия - обусловленные коммуникативной целью общие стереотипы построения процесса коммуникативного воздействия в зависимости от условий общения и личности коммуникантов» [30, с. 11].

«На речевом уровне коммуникативная стратегия представляет собой соотнесение речевых действий с целью коммуникации и общепринятыми языковыми средствами, при помощи которых она реализуется. Следовательно, вербальная (речевая) вежливость представляет собой систему коммуникативных стратегий и обслуживающих их общепринятых языковых средств» [11, с. 155-156].

Коммуникативная стратегия отличается гибкостью и динамикой и в ходе общения подвергается постоянной корректировке [16], поэтому вежливость представляет собой гибкую систему стратегий. Следовательно, коммуниканты в процессе общения могут корректировать свое коммуникативное поведение путем выбора тех или иных коммуникативных стратегий и языковых средств.

Следует сразу же отметить, что вежливость имеет относительный характер, конкретное ее содержание является национально-специфичным. Эта специфика проявляется не только через особенности употребления разных этикетных формул, но, в первую очередь, через разные коммуникативные стратегии, коммуникативные действия, направленность которых определяется социально-культурными параметрами: типом социальных отношений и господствующими культурными ценностями.

Сопоставительный анализ коммуникативных действий, совершаемых представителями разных лингвокультур в одинаковых ситуациях общения, позволяет выявить наиболее типичные коммуникативные стратегии для каждой из них и на их основе сформулировать рекомендации, или коммуникативные правила, которыми следует руководствоваться при общении с представителями другой лингвосоциокультуры.


2.2 Негативная вежливость и языковые средства ее выражения в русском и английском языках


Негативная вежливость, по определению П. Браун и С. Левинсона [11], является основой уважительного поведения. Негативная вежливость представляет собой набор общепринятых стратегий, направленных на то, чтобы продемонстрировать собеседнику признание его независимости, личной автономии, минимизировать прямое воздействие на него. Основная цель данных стратегий - социальное дистанцирование, создание коммуникативных барьеров, границ, демонстрация наличие дистанции между собеседниками, что показывает взаимное уважение.

Стратегии отдаления

П. Браун и С. Левинсон в своей известной работе «Вежливость: некоторые универсалии языкового использования» (1987) приводят все основные стратегии вежливости отдаления и сближения. Основываясь на их труд, назовем основные стратегии негативной вежливости [5; 10; 11]: а. Косвенность выражения; б. уклончивость при выражении вопроса; в. предоставление слушающему выбора совершать или не совершать действие; г. минимизация собственных предположений о желании адресата; д. представление речевого «угрожающего лицу» акта как общее правило; е. извинение.

Языковые средства реализации стратегий отдаления

Стратегии отдаления характерны прежде всего для так называемых «опасных» речевых актов, или «угрожающих лицу речевых актов» [5], то есть таких, где затрагиваются интересы адресата. Среди них - приказ, просьба, совет, угроза, предупреждение. Рассмотрим языковые средства выражения основных из них - просьбы, приглашения, совета - как в русской, так и в английской коммуникациях [11].

а) Средства выражения просьбы в русской коммуникации.

В русском языке существует большое количество речевых моделей, с помощью которых может быть выражена просьба. Однако, как правило, употребляются прямые (императивные конструкции) и косвенные высказывания (вопросы).

Императивные конструкции более употребительны. Они могут смягчаться маркером вежливости «пожалуйста», которое имеет более сильное прагматическое значение, чем английское слово «please». Императивная конструкция с данным маркером будет звучать уже не так категорично и требовательно. Таким образом, в большинстве случаев русское высказывание со словом «пожалуйста» будет рассматриваться не как приказ, а как вежливая просьба [10; 11]:


Вы циничная женщина! Может быть, поэтому вы мне так нравитесь, миссис Карсон.

Меня зовут Мэри. Пожалуйста, зовите меня просто Мэри. [С. 33]

Также в русской коммуникации при выражении просьбы часто используются косвенные высказывания:

Меня ждут в Большом доме, - сказал он. Мэри Карсон услышала его голос прежде, чем кто-либо из прислуги, - он обошел дом кругом, рассчитав, что с парадного хода легче попадет в отведенную ему комнату.

Ну нет, в таком виде вы не войдете, - сказала она ему с веранды.

Тогда сделайте одолжение, дайте мне несколько полотенец и мой чемодан. [С. 48]


Однако такие конструкции для русских коммуникантов звучат формально. Как правило, подобные конструкции не употребляются при общении людей, равных по социальному статусу, кроме того, данные конструкции в некоторых ситуациях общения могут принимать ироничный оттенок. Поэтому, можно сказать, что данные конструкции употребляются только при официальном общении.

Побудительные высказывания в русском языке смягчает также вежливое местоимение «вы» или форма глагола второго лица множественного числа, а также часто используемые стимулы: будьте любезны, сделайте (дайте...); не могли бы Вы сделать (дать...); сделай (дай...), сделайте (дайте...), пожалуйста; слышь, ты, сделай (дай...); Вас не затруднит сделать (дать...); мне хочется попросить тебя сделать (дать...), например:


Отправиться в Рим и смотреть, как празднует победу Ральф де Брикассар? Да я скорее умру!

Мэгги, Мэгги! Конечно, вы разочарованы, но зачем же отводить душу на нем и на родном сыне? Вы же однажды признали, что сами во всем виноваты. Так смирите свою гордыню и поезжайте в Рим, сделайте милость. [С. 279]


В русской коммуникации функцию смягчения также несет замена личного местоимения «я» на местоимение «мы», или местоимения «твой» на «наш». В такой форме выражается и сочувствие, и участие, и сопереживание.

Еще одним способом передачи просьбы является употребление вопросительных высказываний, однако они встречаются в русской коммуникации значительно реже, чем в английской.

Таким образом, можно сделать вывод, что для русской коммуникации характерен прямой способ выражения просьбы, т.к. при данном речевом акте преобладают императивные высказывания. Косвенные выражения могут употребляться, но достаточно редко и в основном при официальном общении. Следовательно, в русской коммуникации стратегия «косвенность выражения» употребляется редко.

То же самое можно сказать и о стратегиях «предоставление слушающему выбора» и «минимизация собственных предположений относительно желания адресата совершить действие». Основной способ реализации данных стратегий - вопрос, но вопрос, как мы отметили выше, нехарактерен для русской коммуникации при выражении просьбы.

Также в русской коммуникации достаточно часто используются такие фразы, как я тебя очень прошу, я вас убедительно прошу, будьте добры и др., т.е. для русской коммуникации практически нехарактерны модификаторы со значением сомнения.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что оказание воздействие на адресата не является в русской культуре нарушением коммуникативных норм.

б) Средства выражения просьбы в английской коммуникации.

Для английской коммуникативной культуры свойственно уважение личной независимости каждого, поэтому давление на собеседника неприемлемо. В связи с этим английские коммуниканты используют различные способы смягчения своего высказывания.

В английском языке имеется набор многочисленных моделей для выражения просьбы: уклончивые выражения, модификаторы и смягчающие средства. Основным же способом выражения просьбы является употребление косвенного высказывания, например:

the lady pricked her mount with an impatient spur and cantered across the soggy ground, reining to a halt in front of Meggie, Frank and Father Ralph to bar their progress. The leg in its polished black boot hooked round the saddle was unhooked, and the lady sat truly on the side of her saddle, her gloved hands extended imperiously. «Father! Be so kind as to help me dismount»!

А потом эта дама нетерпеливо пришпорила коня, проскакала галопом по размокшему полю и остановилась как раз перед Мэгги, Фрэнком и отцом Ральфом, преграждая им путь. Перекинула ногу в черном лакированном сапожке через седло и, сидя уже совсем боком, на самом краешке, повелительно простерла руки, затянутые в перчатки:

Отец Ральф! Будьте столь любезны, помогите мне спешиться! [С. 53]

Наиболее распространенным способом выражения просьбы в английской коммуникации является вопрос с модальными глаголами can/could, will/would. Выбор глагола влияет на степень вежливости высказывания: высказывание с глаголом would является более вежливым, чем с could. Условное наклонение, выражающее гипотетичность, предположительность, также увеличивает косвенность высказывания, следовательно, и степень вежливости, например:


«Could you find out which week Luke cooks, Luddie? Or is there any way I could find out, if you can't»?

«Oh, she's apples», he said cheerfully. «I've got my branches on the old grapevine. I'll find out».

Людвиг, а вы не можете узнать, в какую неделю он на кухне? Или мне самой можно как-то разведать?

Молодец девочка! - сказал он весело. - Ничего, у меня есть свои источники. Я разведаю. [С. 193]


Также достаточно широко употребляются в английской коммуникации уклончивые выражения с глаголом wonder, например:


«I'm Archbishop Ralph de Bricassart, His Holiness's Legate in Australia. I understand you have a Mrs. Luke O'Neill staying with you»?

«Yes, sir». Ralph? Ralph? Was this Ralph?

«I'm a very old friend of hers. I wonder if I might see her, please»?

Я архиепископ Ральф де Брикассар, легат его святейшества папы в Австралии. Насколько я знаю, у вас живет жена Люка О'Нила?

Да, сэр.

Ральф? Ральф?! Так это и есть Ральф?!

Я ее старинный друг. Скажите, нельзя ли мне ее повидать? [С. 170]

Прошедшие формы этого же глагола (например, I wondered, I was wondering и др.) делают совет, просьбу еще более нерешительными:

«I hate being on my best behavior», - she confided. «It brings out the absolute worst in me. I can feel Dane's horrors from here without even looking at him».

«I was wondering how long it was going to last», - said Dane, not at all put out.

Терпеть не могу быть благонравной, - призналась она. - Во мне сразу просыпаются самые зловредные качества характера… Дэн, конечно, уже от меня в ужасе, я, и не глядя на него, это чувствую.

Я только гадал, надолго ли хватит твоего благонравия, - ничуть не смущаясь, отозвался Дэн. [С. 269]


Подобные формулы, как правило, несвойственны русскому языку, так как представители данной культуры не стремятся снизить свое влияние на собеседника. Для русского человека такие модели звучат слишком официально, напыщенно и непонятно.

Таким образом, можно сделать вывод, что для английской коммуникации характерно выражение просьбы с помощью косвенных вопросительных и повествовательных высказываний. В подобных высказываниях снижается категоричность, давление на адресата, следовательно, увеличивается степень вежливости, т.е. реализуется стратегия «косвенность выражения». Также английские коммуниканты, выражая просьбу в форме вопроса, тем самым предоставляют слушающему выбор, совершать или не совершать это действие и одновременно демонстрируют свою неуверенность в том, что адресат может и хочет совершить действие, к которому его побуждают. Таким образом, реализуются одновременно две стратегии отдаления: «предоставление слушающему выбора совершать или не совершать действие» и «минимизация собственных предположений о желании адресата».

в) Средства выражения приглашения в русской коммуникации.

Наиболее распространенным способом выражения приглашения в русской коммуникации является употребление прямых высказываний. Как правило, употребляются императивные повествовательные и вопросительные высказывания, т.е. русские коммуниканты не стремятся дать выбор слушающему, как это делают английские коммуниканты, они выражают свои намерения прямо с помощью вопросов и императивов, например:


Витторио, вы нездоровы? - с тревогой спросил Ральф, осторожно взялся за хрупкое запястье, нащупывая пульс.

Нисколько. Пустяки, минутная боль. Садитесь, садитесь. [С. 262]


Косвенные высказывания практически не употребляются русскими говорящими, более того, подобные высказывания в русской коммуникативной ситуации могут быть восприняты как неискренние.

Для русского говорящего, делающего приглашение, важна, в первую очередь, уверенность в том, что слушающий также в нем заинтересован, желает провести совместно время, поэтому чем более прямо звучит приглашение, тем больший прагматический эффект оно имеет [11].

В русской коммуникативной ситуации данные приглашения звучали бы, скорее, следующим образом:


Мы пойдем, дорогая, не будем мешать. Уж, наверно, вам с архиепископом есть, что порассказать друг другу. - Энн оперлась на руку мужа, пальцем поманила сиделку: та изумленно разглядывала священника, будто глазам своим не верила. - Пойдемте, Нетти, выпейте с нами чаю. Если вы понадобитесь Мэгги, его преосвященство вас позовет. [С. 172]


Отмеченные выше стратегии негативной вежливости в русской коммуникации практически не используются, т.к. предпочтение отдается прямому приглашению, которое реализуется через императивные высказывания. Слушающему, как правило, не предоставляется возможности не совершать действие. Напротив, используются дополнительные средства давления на адресата. Вопрос о том, хочет ли адресат совершить действие, не ставится. Таким образом, в русской коммуникации стратегии «косвенность выражения» и «предоставление слушающему выбора совершать или не совершать действие» практически не реализуются. Данные факты свидетельствуют о том, что в русской коммуникативной культуре прямое воздействие говорящего на адресата является допустимым.

г) Средства выражения приглашения в английской коммуникации.

Английские приглашения чаще всего делаются в форме вопроса. Это позволяет оформить высказывание косвенно, ограничить воздействие на собеседника, предоставляет ему право выбора: принимать или нет данное приглашение. Русские коммуниканты не пользуются подобными формами приглашения, о чем мы ранее упоминали. Более того, вежливые английские приглашения могут расцениваться русскими коммуникантами как неискренние и даже фальшивые. Приведем пример типичного английского приглашения, в котором могут употребляться стандартные модальные глаголы can/could или will/would:


«Send everyone to bed, my dear. It's a lot easier to deal with this sort of thing when you're fresh. I'll make sure Mrs. Carson isn't angry».

«Would you like something to eat, Father»?

«Good Lord, no! I'm going to bed».

Отошлите всех спать, дорогая миссис Смит, - на ходу сказал он экономке. - За такую работу лучше приниматься со свежими силами. Я уж позабочусь, чтобы миссис Карсон не рассердилась.

Хотите что-нибудь перекусить, ваше преподобие?

Боже упаси! Я иду спать. [С. 85]

Как мы отмечали ранее, от выбора модального глагола зависит степень вежливости приглашения.

Также выбор форм оформления приглашения зависит и от того, будет ли приглашение приемлемым или нет. Если приглашение приемлемо, то прямая форма не будет восприниматься как невежливый акт. Но в том случае, когда приглашение может оказать недопустимое воздействие на собеседника, то говорящий прибегает к косвенной форме высказывания, используя упомянутые выше модальные глаголы:


«How about coming over to my place for coffee and whatever»? - she asked, looking down at Dane. «The two of you»? - she added reluctantly. Justine shook her head positively, her eyes lighting up at a sudden thought. «No, thanks, I can't. You'll have to be content with Dane».

Может, зайдете ко мне, выпьете кофе и еще чего-нибудь? - предложила Марта, глядя сверху вниз на Дэна. - Я вам обоим говорю, - нехотя прибавила она.

Джастина решительно покачала головой, в глазах ее вспыхнула некая невысказанная мысль.

Нет, спасибо, мне некогда. Придется тебе удовольствоваться одним Дэном [С. 259].


То же самое касается и речевого акта предложения. Если человек не уверен, будет ли собеседнику приятно предложение о помощи, то лучше применить более вежливую форму.

В английской коммуникации наименее вежливыми считаются повелительные вопросительные высказывания с предикатами речи, например:


«Please, Father, please! I can't tell you»!

«Oh, Meggie! Youre of little faith! You can tell me anything, anything under the sun. <…> You must tell me what the matter is, my love, because if anyone can help you, 1 c. As long as I live I'll try to help you, watch over you. If you like, a sort of guardian angel, better by far than that chunk of marble above your head». He took a breath and leaned forward. «Meggie, if you love me, tell me»!

Пожалуйста, не спрашивайте, пожалуйста! Не могу я вам сказать!

Ох, Мэгги! Маловерка! Мне ты можешь сказать все на свете. <…> Ты должна сказать мне, что случилось, милая, ибо если кто может тебе помочь, так это я. Пока я жив, всегда буду стараться помочь тебе, оберечь тебя. Если угодно, я твой ангел хранитель - и куда более надежный, чем этот кусок мрамора у тебя над головой. - Отец Ральф перевел дух и наклонился к девочке. - Мэгги, если ты меня любишь, скажи мне, что случилось! [С. 73]


Подобные высказывания допустимы лишь при общении родных или близких людей. В других случаях данная форма будет считаться невежливой. Однако категоричность подобных высказываний можно смягчить с помощью тех же модальных глаголов, о которых говорилось выше:

heard a car, the thump of the brass ram's head on the front door, heard voices murmuring, her mother's tones, footsteps. Not Justine, so what did it matter?

«Meggie», said Fee from the veranda entrance, «we have a visitor. Could you come inside, please»?

Она услышала - подъезжает машина, стучит молоток у парадной двери - бронзовая голова барана, доносятся невнятные голоса, голос матери, шаги. Не все ли равно, ведь это не Джастина.

Мэгги, - позвала Фиа, выглянув на веранду, - у нас гость. Может быть, войдешь в комнаты? [С. 307]


Таким образом, в английской коммуникативной культуре при выражении приглашения реализуются стратегии «косвенность выражения» (с помощью косвенных высказываний), «уклончивость при выражении вопроса» и «предоставление слушающему выбора совершать или не совершать действие» (с помощью модальных глаголов и условного наклонения).

д) Способы выражения совета в русской коммуникации.

Для русской коммуникативной культуры косвенные формы совета, направленные на смягчение воздействия на собеседника, не являются типичными, поскольку русский говорящий, как правило, не воспринимает совет как акт, способный создать угрозу для лица собеседника, поставить его в неловкое положение. Поэтому в русской коммуникации более широко распространены императивные высказывания, побуждающие собеседника к определенному действию:


Хэл сейчас умер, - сказала Мэгги. Стюарт очнулся от глубокой задумчивости, поднял голову.

Так лучше, - сказал он. - Ведь это покой. В дверях появилась Фиа, Стюарт поднялся, подошел к матери, но не коснулся ее.

Ты, наверно, устала, мама. Иди ляг, я разожгу у тебя в спальне камин. Иди, иди ляг [С. 67].


Также в русской коммуникации нередко употребляются модальные конструкции со значением гипотетичности, выраженной при помощи частицы бы. Благодаря наличию данной частицы в высказывании, прямолинейность совета несколько снижается:


Лион поморщился.

Хорошо бы немного обдуманней выбирать слова, когда задаешь вопросы немцу, Джастина. Нет, я не считаю себя избранником судьбы, и это очень плохо, когда политик такое о себе возомнит. Может быть, в редчайших случаях оно и верно, хотя я сильно в этом сомневаюсь, но в основном большинстве такие люди навлекают и на себя, и на свою страну неисчислимые бедствия [С. 316].


Возможно также для выражения совета употребление вопросительных высказываний, однако они встречаются не так часто, как предыдущие способы реализации совета:


Это на тебя дождь подействовал, мама. Уж наверно дождь. Какое счастье, что всюду опять растет трава и лужайки наши опять зазеленели! Правда, счастье?

Да, конечно. Но ты мне не ответила. Почему бы тебе не развестись с Люком и не выйти снова замуж?

Церковь не допускает развода [С. 222].


Однако в последнее время в русской коммуникации можно наблюдать тенденцию принятия западных правил общения. Это выражается, в первую очередь, в употреблении косвенных высказываний, снижающих степень воздействия на слушающего:


Ее зовут Мэгенн, - сердито буркнул Фрэнк, он сразу возненавидел этого на удивление рослого статного красавца.

Мэгенн - мое любимое имя. - Отец де Брикассар выпрямился, но руку Мэгги не выпустил. - Вам лучше сегодня переночевать у меня, - сказал он, ведя Мэгги к машине. - Завтра утром я отвезу вас в Дрохеду; это слишком далеко, а вы только с поезда [С. 40].


Таким образом, можно сделать вывод, что в русской коммуникации более распространенным является императивный способ выражения совета, который характеризуется отсутствием смягчения воздействия на слушающего и даже его усилением. Поэтому, при выражении совета в русской коммуникации используются те же стратегии, что при выражении приглашения и просьбы.

е) Способы выражения совета в английской коммуникации.

Для английской коммуникативной культуры совет является «угрожающим лицу» речевым актом [10; 11, с. 246], который может расцениваться как навязывание собеседнику воли говорящего. Поэтому английские коммуниканты стараются смягчить совет различными средствами.

Смягчение может осуществляться с помощью модальных глаголов should/ought to, употребляющихся, как правило, при дружеском совете:


«Go easy, Anne! I haven't deserted Meg; she's safe and she's not starving. What's the matter with you»?

«I'm sick of the way you treat your wife, that's what! For the love of God, Luke, grow up, shoulder your responsibilities for a while! You've got a wife and baby! You should be making a home for them be a husband and a father, not a bloody stranger»!

Полегче, Энн! Я же не бросил Мэг, она цела и невредима и не помирает с голоду. Чего вы разъярились?

Мне тошно смотреть, как вы обращаетесь с женой, вот чего! Ради всего святого. Люк, станьте, наконец, взрослым человеком, вспомните хоть на время о своих обязанностях! У вас жена и ребенок. Дайте им дом, будьте мужем и отцом, а не чужим дядей, черт вас побери! [С. 182]


В приведенном примере глагол should смягчает обязательность совета. Однако в русском варианте мы уже не видим модального глагола и смягчения, высказывание употребляется в повелительном наклонении, что говорит о том, что подобные средства нехарактерны для русского языка.

В английской коммуникации совет может также выражаться при помощи вопросительной конструкции Why don't you… / Почему бы … [18], также чаще всего употребляемой для дружеского совета:

, Bob handed over the keys to the new Rolls without a murmur; he had stared at Luke for a moment without speaking, then grinned. «I never thought of Meggie going to a dance, but take her, Luke, and welcome! I daresay she'd like it, the poor little beggar. She never gets out much. We ought to think of taking her, but somehow we never do».

«Why don't you and Jack and Hughie come, too»? Luke asked, apparently not averse to company. Bob shook his head, horrified.

Ошарашенный Боб безропотно отдал ключи от новенького «роллс-ройса», минуту молча смотрел на Люка, потом широко улыбнулся.

Вот не думал, что Мэгги станет ходить на танцы, но отчего ж, веди ее. Люк, милости просим! Я так думаю, малышке это понравится. Она, бедняга, нигде не бывает. Нам бы самим додуматься, а мы хоть бы раз ее куда-нибудь свозили.

А почему бы и вам с Джеком и Хьюги тоже не поехать? - спросил Люк, словно вовсе не прочь был собрать компанию побольше.

Боб в ужасе замотал головой [С. 132-133].


Еще одним из распространенных способов выражения совета в английской коммуникации являются высказывания с средствами субъективной модальности I think/я думаю, I suppose/я предполагаю, I guess/я полагаю, I assume/я предполагаю [18] и др. C помощью данных выражений говорящий может снять с себя ответственность за достоверность высказывания, за его объективность, например:


«Meggie, sometimes things just don't happen the way you want them to. You ought to know that. We Clearys have been taught to work together for the good of all, never to think of ourselves first. But I don't agree with that; I think we ought to be able to think of ourselves first. I want to go away because I'm seventeen and it's time I made a life for myself. But Daddy says no, I'm needed at home for the good of the family as a whole. And because I'm not twenty-one, I've got to do as Daddy says».

В жизни не все выходит так, как нам хочется, Мэгги, ты это запомни. Нас, Клири, всегда учили - трудитесь все вместе на общую пользу, каждый о себе думайте в последнюю очередь. А по-моему, это не правильно, надо, чтоб каждый мог сперва подумать о себе. Я хочу уехать, потому что мне уже семнадцать, пора мне строить свою жизнь по-своему. А папа говорит - нет, ты нужен семье дома. И я должен делать, как он велит, потому что мне еще не скоро будет двадцать один [С. 26].


Таким образом, несмотря на то, что в английской коммуникации совет может быть выражен с помощью императивных конструкций, наблюдается тенденция употребления совета в косвенной форме. В связи с этим в речевых актах совета реализуются те же стратегии отдаления, что и при выражении просьбы и приглашения: «косвенность высказывания», «предоставление слушающему выбора совершать или не совершать действие» и «минимизация собственных предположений о желании адресата.


.3 Позитивная вежливость и языковые средства ее выражения в русском и английском языках


Основная цель позитивной вежливости - это сближение собеседников, устранение дистанции и границ между ними, установление взаимопонимания и сотрудничества. По мнению П. Браун и С. Левинсона, высказанного в работе

«Вежливость: некоторые универсалии языкового использования», «лингвистическая реализация позитивной вежливости во многих отношениях представляет собой вербальное поведение близких людей, которые в повседневном общении проявляют интерес друг к другу» [11, с. 305]. Однако позитивная вежливость имеет свою особенность, которая заключается в преувеличении, обычно отсутствующем при повседневном общении близких людей и являющимся неотъемлемой часть английской коммуникации.

П. Браун и С. Левинсон считают стратегии сближения своего рода «социальным ускорителем (катализатором)». Используя его, коммуниканты сокращают существующую между ними дистанцию [Там же].

Стратегии сближения.

П. Браун и С. Левинсон называют пятнадцать стратегий сближения [5; 10; 11], которые, по их мнению, не только являются наиболее типичными для английской коммуникации, но и носят универсальный характер. Мы назовем лишь важнейшие из них: а) необходимость замечать слушающего, уделять внимание ему, его интересам, потребностям; б) необходимость преувеличения интереса, симпатии к собеседнику; в) стремление к утверждению общей точки зрения, мнения, отношения; г) обращение по имени; д) поиск согласия.

Языковые средства реализации стратегий сближения.

Стратегии сближения так же, как и стратегии отдаления, связаны с определенными речевыми актами. Как правило, это акты, где выражается отношение, чувства говорящего к происходящему. Среди них - благодарность, извинение, приветствие, прощание, комплимент, похвала, поздравление и др. Рассмотрим языковые средства выражения форм обращений и основные коммуникативные акты позитивной вежливости - благодарность и извинение - как в русской, так и в английской коммуникациях [10].

а) Средства выражения благодарности в русской коммуникации.

Благодарность - один из наиболее распространенных способов выражения вежливости. Она предполагает выражения признательности говорящего за действие, совершенное слушающим, за его внимание, услугу.

В русской коммуникации благодарность, как правило, выражается при помощи маркеров спасибо, спасибо большое, остальные формы, например, благодарю вас..., используются обычно на формальном уровне ведения беседы, например:


С этой новой Мэгги он не сумел поздороваться легко и просто.

Прошу садиться. - Он напряженно указал ей на кресло.

Благодарю вас, - последовал такой же чопорный ответ.

Лишь когда она села и он сверху окинул всю ее взглядом, он заметил, что у нее отекли ноги, опухли щиколотки [С. 301].

Русское слово спасибо может передавать различные оттенки значений: от пустой благодарности, выраженной для поддержания вежливого тона разговора, до искренней благодарности за оказанное внимание или услугу:

Хочешь, Фриц завтра отвезет тебя в аэропорт?

Нет, спасибо, могу доехать и на такси, - нелюбезно ответила Джастина. - Не хочу тебя лишать его услуг.

У меня завтра весь день разные заседания, так что, уверяю тебя, Фриц мне не понадобится.

Я же сказала, возьму такси! Лион поднял брови [С. 319].


Благодарность в русской коммуникации, как правило, не является знаком внимания и расположенности по отношению к слушающему, поэтому она выражается сдержанно, кратко и только тогда, когда имеется действительный повод для благодарности, например, оказанная услуга, помощь или подарок:


Не знаю, как вас благодарить, Энн.

Пф-ф, за что это?

За то, что вы прислали ко мне Ральфа. Уж наверно вы понимали, что после этого я уйду от Люка, за это вам тоже спасибо огромное. Вы даже не представляете, что это для меня! Я ведь уже собиралась на всю жизнь остаться с Люком. А теперь вернусь в Дрохеду и оттуда ни на шаг! [С. 191]


Таким образом, русские коммуниканты выражают благодарность кратко, сжато, не использют преувеличение и гиперболизацию, поэтому такие стратегии позитивной вежливости, как «необходимость замечать слушающего, уделять внимание ему, его интересам, потребностям» и «необходимость преувеличения интереса, симпатии к собеседнику» в русском акте благодарности не реализуются.

б) Средства выражения благодарности в английской коммуникации.

Благодарности в английской коммуникации отводится важное место. Она является одним из средств демонстрации взаимного уважения, проявления вни-мания.

Как правило, английские говорящие благодарят чаше, чем русские. Это касается всех сфер общения: от обслуживания в магазине до ведения важных официальных переговоров, причем англичане часто благодарят без видимой на то причины.

Самыми распространенным средствами выражения благодарности в английском языке являются фразы thank you, thanks / спасибо, you're welcome, that's all right, that's ok / все хорошо, no problem / нет проблем [18], not at all и др., которые, как правило, обладают нейтральной стилистической окраской:

own hand went out timidly, and very lightly smoothed the straight black hair out of his eyes; it was as close as she could bring herself to a caress. «Good night, Frank, and thank you».shadows wheeled and darted before the advancing light as Fee moved silently through the door leading into the front part of the house.

Мать несмело протянула руку, осторожно, едва касаясь, отвела со лба сына и пригладила прямые черные волосы; трудно было бы ждать от нее ласки нежнее.

Спокойной ночи, Фрэнк, спасибо тебе.

Выйдя из кухни, Фиа неслышно пошла по дому, и от ее лампы по стенам кружили и метались тени [С. 10].


Еще одной характерной для английской благодарности особенностью является экспрессивность и преувеличение, которые выражаются в употреблении англичанами различных интенсификаторов [11, с. 343]: thank you very much / спасибо большое / thank you so much / thank you so very much / огромное спасибо / many thanks / I'm grateful to... [21] и др.


«It isn't for any of us to say how long we'll live», - said Meggie. «Jussy, thank you so much for telling me yourself, for phoning».

«I couldn't bear to think of a stranger breaking the news, Mum. Not like that, from a stranger. What will you do? What can you do»?

Никто из нас не знает, долго ли нам жить. Большое тебе спасибо, Джасси, что позвонила, что сама мне сказала.

Мне невыносимо было думать, что тебе скажет кто-то чужой, мама. Немыслимо услышать такое от чужого. Что ты теперь будешь делать? Что ты можешь сделать? [С. 299]


Необходимо отметить, что из всех интенсификаторов только прилагательное grateful, как правило, более предпочтительно для подчеркивания значительности оказанной услуги:


«Go away for a while, Meggie. Rest and eat and sleep and stop fretting. Then maybe when you come back you can somehow persuade Luke to buy that station instead of talking about it. I know you don't love him, but I think if he gave you half a chance you might be happy with him».spoke again. «I'll go. I'm very grateful to you for thinking of it; it's probably what I need. But are you sure Justine won't be too much trouble»?

Уезжайте, Мэгги. Отдыхайте, ешьте, спите и перестаньте изводить себя. Может быть, когда вернетесь, вы сумеете уговорить Люка взять и купить эту самую ферму. Я знаю, вы его не любите, но, может быть, если он даст вам хоть малейшую возможность, вы еще станете с ним счастливы.

Я поеду, - снова заговорила Мэгги. - Большое вам спасибо, что вы это придумали, наверно, мне это необходимо. Только ведь вам будет так хлопотно с Джастиной… [С. 176]


В английском общении нередко благодарность усиливается с помощью различных оценочных реплик, комплиментов, которые в большинстве случаев содержат прямую оценку качеств собеседника.

Таким образом, является очевидным тот факт, что при выражении благодарности английские коммуниканты учитывают интересы слушающего, что является реализацией стратегии «необходимость замечать слушающего, уделять внимание ему, его интересам, потребностям». Также английские говорящие часто преувеличивают, активно показывают свою симпатию к говорящему, что является реализацией стратегии «необходимость преувеличения интереса, симпатии к собеседнику».

в) Средства выражения извинения в русской коммуникации.

Извинение также является одним из важнейших речевых актов. Его основная функция - заверить адресата в том, что его заметили, его уважают и хотят поддерживать с ним бесконфликтные отношения.

Русские коммуниканты для выражения извинения пользуются, как правило, следующими речевыми формулами: прости (-те), извини (-те), прошу прощения:


Ничто не дрогнуло в лице сестры Агаты, только рот стал совсем как сжатая до отказа пружина да кончик трости немного опустился.

Это еще что? - отрывисто спросила она Боба, словно перед нею появилось какое-то неведомое и до крайности отвратительное насекомое.

Извините, сестра Агата, это моя сестренка Мэгенн [С. 14].

К кардиналу де Брикассару вошел его секретарь.

Простите, что беспокою вас, ваше высокопреосвященство, но вас хочет видеть какая то дама. Я объяснил, что идет конгресс, что вы очень заняты и никого не можете принять, но они сказала, что будет сидеть в вестибюле, пока у вас не найдется для нее времени [С. 300].


«В русском извини (-те) выражается просьба извинить, которая направлена на адресата и содержит побуждение модифицировать его отношение к говорящему. Отреагировать на эту просьбу адресат может с большей или с меньшей степенью готовности» [10; 11, с. 354-355].

Содержащееся в выше обозначенных формулах побуждение к действию может быть усилено с помощью таких интенсификаторов: Ради Бога! / Ради Христа!

В официальной речи возможно упостребление следующих формул: примите мои (наши) извинения / приношу (приносим) свои извинения.

Русским коммуникантам для выражения извинения необходим повод, они не будут извиняться без повода, как это часто делают английские коммуниканты:


Да, это не совсем обычно… может даже взволновать, понимаю. А вот и чай! - Он с удовольствием следил, как на столике расставляют все, что полагается, потом предостерегающе поднял палец. - Нет-нет! «Хозяюшкой» буду я сам. Как вам налить, Дэн?

Так же как Ральфу, - ответил Дэн и покраснел до ушей. - Простите, ваше высокопреосвященство, я нечаянно оговорился! [С. 263]


Таким образом, можно сказать, что русские извинения являются менее экспрессивными, выражаются только при наличии действительного повода для извинения. В русской коммуникации, как правило, приносит извинение тот, кто нарушил какое-либо правило, а не оба участника коммуникации.

г) Средства выражения извинения в английской коммуникации.

В английском языке используются следующие формулы извинений: (I'm) sorry / еxcuse mе / рardon (I beg your pardon)/извини (-те) / прости (-те) [18], а также формулы с apology, apologies, apologize, regret.


«Well, Robert Cleary, why are you late»? - Sister Agatha barked in her dry, once Irish voice.

«I'm sorry, Sister», - Bob replied woodenly, his blue green eyes still riveted on the tip of the quivering cane as it waved back and forth.

Ну, Роберт Клири, почему вы опоздали? - отрывисто рявкнула сестра Агата, в голосе ее не осталось и следа былой ирландской мягкости.

Простите, сестра Агата, - без всякого выражения сказал Боб, все еще не сводя голубовато зеленых глаз с тонкой, подрагивающей в воздухе трости [С. 14].


Однако частотность и сфера употребления данных формул существенно различается.

Извинения с глаголами apology, apologies, apologize в устной речи употребляются крайне редко. Их основная задача - «подчеркнуть формальность отношений, а также избежать неоднозначности, то есть выразить извинение эксплицитно» [11, с. 348]. Подобные извинения можно встретить в публичных объявлениях (например, в случае задержки самолета, проведения ремонтных работ, изменения работы магазина и т.д.), крайне редко - вне публичных объявлений:

their door, she leaned for a moment against the wall. Rain loved her. But when she tried to phone his room the operator informed her he had checked out, returned to Bonn. No matter. It might be better to wait until London to see him, anyway. A contrite apology via the mail, and an invitation to dinner next time he was in England.

Выйдя от них, она на мгновенье прислонилась к стене. Лион ее любит. Но когда она попыталась ему позвонить, телефонистка сказала - абонент выехал в Бонн.

Неважно. Пожалуй, так даже лучше - подождать до Лондона и уже там с ним встретиться. Извиниться по почте, покаянным письмом, и пригласить вместе поужинать, когда он в следующий раз попадет в Англию [С. 288].


Самым широко употребляемым способом выражения извинения в английском языке является формула (I'm) sorry. Она применяется в различных сферах общения [Там же].

Данная формула имеет два варианта реализации: Im sorry/sorry. Английский коммуникант употребляет первую формулу в том случае, когда хочет выразить искреннее извинение. Вторая формула является более ритуализированной, употребляется, как правило, в функции сигнала о внимании к говорящему:


«I'm sorry for swearing, Mum, but when I think of that blasted Dago giving her lice to Meggie, I could go into Wahine this minute and tear the whole filthy greasy cafe down»! - he exploded, pounding his fist on his knee fiercely.

Извини за ругань, жена, но ведь это надо же, чтоб Мэгги завшивела из-за паршивой итальяшки! - взорвался Пэдди и яростно стукнул себя кулаком по колену. - Прямо хоть сейчас пойти в Уэхайн и разнести в щепки их поганое кафе! [С. 21]

«Use a plate for the biscuits, Justine, don't put them out in their barrel», - said Meggie automatically, - «and for pity's sake don't dump the whole milk can on the table, put some in a proper afternoon tea jug».

«Yes, Mum, sorry, Mum», - Justine responded, equally mechanically.

Выложи печенье на тарелку, Джастина, не ставь на стол всю миску, - машинально заметила Мэгги. - И весь кувшин молока тоже не ставь, ради бога, налей, как полагается, в молочник.

Да, мама, хорошо, мама, - так же машинально откликнулась Джастина. [С. 246]


Формула excuse mе чаще всего употребляется для привлечения внимания при обращении, а также для обращения внимания на какое-то негативное действие:


«It seems to me only men do a lot of things, and especially if they're good things, enjoyable things».

«Well, excuse me»! - said Luke stiffly. «Here was I thinking you might like a bit of a change, which was why I brought you. I didn't have to, you know! And if you're not grateful I won't bring you again».

Мне кажется, на свете много такого, чем занимаются одни лишь мужчины, особенно если это весело и доставляет удовольствие.

Ну уж извини, - сухо отозвался Люк. - Я думал, тебе приятно будет малость развлечься, потому тебя сюда и взял. Мог, знаешь ли, и не брать! А раз ты не ценишь, больше не возьму [С. 160].


В английском языке существует достаточно большое количество разнообразных средств, служащих для усиления извинения и убеждения слушающего в истинности и искренности чувств говорящего: very, so, awfully, terribly и др.:

Justine crossed the room, knelt, and laid her forehead on his lap. «Rain, I'm so sorry for all the years, and I can't atone», - she whispered. He didn't rise to his feet, draw her up with him; he knelt beside her on the floor.

«A miracle,» - he said. She smiled at him

Джастина пересекла комнату, опустилась на колени и уткнулась лбом в колени Лиона.

Ливень, я так виновата, - прошептала она. - Мне нет прощенья за все эти годы.

Он не встал на ноги и не поднял ее, но опустился рядом с нею на колени.

Это чудо, - сказал он. Джастина улыбнулась ему [С. 321].


Также в английских извинениях выделяется формула Im afraid, которая употребляется не только в значении извинения, но и при выражении сомнения, неуверенности говорящего.

Английские формулы извинения являются в большей степени десемантизированными. Часто они являются не выражением сожаления, а формальным знаком внимания.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что англичане извиняются чаще русских коммуникантов и делают это чаще и даже в тех случаях, когда повод для извинения отсутствует. Также в английской коммуникативной культуре извинение - это не только выражение сожаления, но и часто употребляемый знак внимания по отношению к адресату, формальный маркер вежливости. Таким образом, в речевом акте извинения английские коммуниканты реализуют основные стратегии позитивной вежливости: «необходимость замечать слушающего, уделять внимание ему, его интересам, потребностям», «необходимость преувеличения интереса, симпатии к собеседнику» и «стремление к утверждению общей точки зрения, мнения, отношения».

д) Формы обращения в русской коммуникации.

Обращение связано с этикетом и с системой вежливости самым теснейшим образом. С помощью формул обращения мы можем узнать о социальном статусе собеседников и статусной дистанции между ними, о типе взаимоотношений между вступившими в контакт людьми. Вся данная информация непостредственным образом связана с системой вежливости, обуславливает особенности ее реализации в тексте, поэтому подробное рассмотрение форм обращения в рамках нашего исследования вполне логично.

Самыми распространенными являются обращения на «ты» и на «вы». Выбор той или иной формы обращения зависит от степени знакомства коммуникантов и характера взаимоотношений между ними, статусно-ролевых позиций партнеров и обстановки общения [11]. Как правило, «ты» употребляется при обшении близких и равных собеседников, «вы» - при коммуникации неравных. Иными словами «ты»- маркер интимности и равенства, «вы» - дистантности и неравенства. В связи с этим омжно сказать, что для русской коммуникативной культуры весьма актуально противопоставление по признакам «свой - чужой» и «равный - неравный».

Русская культура, как было сказано выше, характеризуется большим уровнем статусной дистанции, чем английская. Поэтому для русской коммуникации обращение на «ты» или по имени к человеку, старшему по социальному статусу или возрасту, считается фамильярным и не допускается. Для этих случаев предусмотрено обращение с помощью местоимения вы и имя-отчества слушающего.

Также для русской коммуникации характерно обращение на «вы» к незнакомому человеку. Для этого могут использоваться формулы извините за беспокойство, скажите, пожалуйста... и др. Менее вежливыми в данном контексте являются обращения с использованием слов девушка, молодой человек, женщина, дама, мужчина, которые имеют широкое и не всегда уместное употребление:


Не смей рассказывать папе, что ты сюда совалась, - сказал сестре Фрэнк.

Если не возражаете, может быть, на этом закончим нашу прогулку? - предложил священник. - Я думаю, всем нам не помешает отдохнуть и выпить горячего чаю у меня дома. - Он легонько ущипнул Мэгги за кончик носа. - А вам, молодая особа, не помешает еще и хорошенько вымыться [С. 56].


При менее формальных отношениях в русском языке употребляется обращение на «ты», которое может реализовываться с помощью различных средств. Самым распространенным из них является обращение по имени, которое демонстрирует, как правило, близкий характер отношений. При этом могут употребляться различные формы имени: как полное имя, так и в уменшительно-ласкательной форме, например:


Джастина пожала плечами.

Ну, а где еще я могу орать, выть и вопить, если не на сцене? Мне ничего такого не позволят ни здесь, ни в школе, нигде! А я люблю орать, выть и вопить, черт подери совсем!

Но ведь ты так хорошо рисуешь, Джасси! Почему бы тебе и правда не стать художницей, - настаивала Мэгги [С. 243].


Еще одним способом обращения на «ты» является использование высказываний с терминами родства, например, сынок, дочка, тетя, дядя, бабушка, дедушка, мама, папа и др. Употребление подобных форм характерно при обращении детей к взрослым, родственникам, а также к тем, кто может считаться близкими друзьями семьи (в этом случае используется форма тетя/дядя и имя), например:


Дэн засмеялся.

Ничего подобного, это ты выдумываешь.

Нет, возненавидела!

Ничего подобного. Тетя Энн мне раз на Рождество рассказала, а ты не знаешь.

Чего я не знаю? - опасливо спросила Джастина.

Когда ты была маленькая, он поил тебя из бутылочки и укачал, и ты уснула у него на руках. Тетя Энн говорит, маленькая ты была ужасная капризуля и терпеть не могла, когда тебя брали на руки, а когда он тебя взял, тебе очень даже понравилось [С. 259].


Подобные обращения к людям, не считающимся родственниками, довольно широко употребляются и в повседневном общении, однако считаются фамильярными.

В русской коммуникации, в некоторых контекстах, среди людей одного социального класса возможны просторечные обращения типа браток, сестричка, сестренка, старик, приятель и др. Подобные обращения, как правило, не считаются грубым нарушением этикетных норм:


В десять утра Пэдди отвел сестру в лучший номер, каким располагала гостиница «Империал»; потом спустился в бар и у стойки увидел Фрэнка с огромной кружкой пива в руках.

Теперь я угощаю, старик, - весело сказал он сыну. - Мне придется отвезти тетю Мэри на торжественный завтрак, так надо подкрепиться, а то без мамы мне с этаким испытанием не справиться [С. 52].


Рассмотрев основные формы обращения в русской коммуникации, можно сделать выводы, что русское общение достаточно формально, ему присущи статусная, возрастная и социальная дистанцированность, выражающаяся в обращении на «вы» и по имени-отчеству к людям, старшим по социальному статусу и возрасту. Однако русские коммуниканты также широко используют неформальные способы обращения, что говорит о желании сближения собеседников друг с другом в процессе общения.

е) Формы обращения в английской коммуникации.

В английском языке отсутствуют формы обращения на «ты» и на «вы», поэтому англичане, обращаясь к незнакомому адресату, используют, как правило, «нулевую форму обращения», т.е. «обращение без прямого указания адресата» [10; 11]. Подобные формулы обычно содержат форму excuse me, которая используется для привлечения внимания.

Еще одним способом обращения к неизвестному адресату является употребление в высказывании формул sir и madam, которые помогают установить контакт с человеком. Также данные формулы могут употребляться при общении людей разного социального статуса, служа именно для того, чтобы подчеркивать имеющиеся различие. Однако в настоящее время подобные формулы встречаются в речи все реже. Сейчас их можно услышать лишь при разговоре с клиентами в сфере обслуживания и при обращении учеников к учителю-мужчине.


«You'll try for us, Herr General? Please, you must! I was in Athens some years ago», - said Archbishop Ralph quickly, leaning forward, his eyes charmingly wide, a lock of whitesprinkled hair falling across his brow; he was well aware of his effect on the general, and used it without compunction. «Have you been in Athens, sir»?

«Yes, I have», - said the general dryly.

Но вы попробуете вступиться за нас, генерал? Прошу вас, вы должны попытаться! - быстро заговорил архиепископ Ральф, он подался вперед в кресле, взгляд широко раскрытых глаз завораживал, прядь чуть посеребренных сединой волос упала на лоб; он отлично понимал, как действует на генерала его обаяние, и без зазрения совести этим пользовался. - Знаете, несколько лет назад я ездил в Афины. Вы бывали в Афинах, сэр?

Да, был, - сухо ответил генерал [С. 214].


Для обращения к незнакомому человеку могут использовать и неформальные формулы boy, (fellow) / парень, mate / приятель, luv (love), buddy, guys / парни [21] и др.:

enormous line of taxis waited outside the iron shed on the wharf; Meggie gaped round-eyed, for she had never seen so many cars in one place at one time. Somehow Paddy packed them all into a single cab, its driver volunteering to take them to the People's Palace. «That's the place for youse, mate», - he told Paddy. «It's a hotel for the workingman run by the Sallies».

За огромным железным навесом пристани ждала нескончаемая вереница такси; Мэгги изумленно раскрыла глаза, никогда еще она не видела такого множества автомобилей сразу. Пэдди кое-как втиснул все семейство в одну машину, шофер которой вызвался отвезти их в Народный дворец.

Место для тебя в самый раз, приятель, - пояснил он. - Вроде гостиницы для рабочего человека, а хозяйки там из Армии спасения [С. 38].


При обращении к знакомому человеку используется, как правило, именная формула: обращение по имени или по фамилии. Также возможно обращение Mr/Mrs+фамилия. Подобная формула характерна при официальном общении, при обращении учителя к ученику, начальника к своему подчиненному, к людям, старшим по возрасту:

eyes lifted to her face, twinkling.

«My dear Mrs. Carson! That's not a very Catholic sentiment».

«But the truth. He was a drunken old sot, and I'm quite sure God will rot his soul as much as the drink rotted his body».

Отец Ральф вскинул на нее весело блеснувшие глаза.

Дорогая миссис Карсон! Вы высказываете не слишком христианские чувства!

Зато говорю правду. Старик был отъявленный пропойца, и я уверена, господь Бог сгноит его душу, как выпивка сгноила его тело [С. 30].


Также для английского языка являются характерными обращения к детям, родственникам, друзьям с помощью уменьшительных форм имени:


«You're nothing to write home about»! - he snapped nastily; she had really hurt.

«No, that I'm not sticks and stones, Pete. You can't hurt me with words. And there are plenty of men who will shag anything if it's a virgin».

Не такое уж ты сокровище! - злобно огрызнулся Питер: она его ударила очень больно.

Верно, не сокровище, Пит. Меня такими шпильками не проймешь. И на свете полным-полно охотников до любой девчонки, была бы только нетронутая [С. 247-248].


Нетипичны для английской коммуникации обращения к посторонним людям с помощью терминов родства, например, mum, dad, grandpa и др. Подобные формулы употребляются исключительно по отношению к родственникам, например:

sighed. «Well, for what earthly good it will do you, child, you have my blessing on your enterprise».

«Ta, Nanna, I appreciate it».

«Then kindly show your appreciation in a concrete fashion by finding your uncle Frank and telling him there's tea in the kitchen, please». Justine went off, and Meggie stared at Fee.

«Mum, you're amazing, you really are». Fee smiled.

Фиа вздохнула.

Что ж, девочка, в добрый путь, благословляю тебя, только много ли пользы будет от моего благословения…

Спасибо, бабушка, очень тебе признательна.

Тогда будь добра, докажи свою признательность делом - поищи дядю Фрэнка и скажи ему, что в кухне готов чай.

Джастина вышла; Мэгги во все глаза глядела на мать.

Честное слово, мама, ты просто изумительна. Фиа улыбнулась [С. 247].


Подводя итог, можно сказать, что для английской коммуникации характерна демонстрация равенства, выражающаяся в стремлении коммуникантов обращаться друг к другу по имени в разных коммуникативных ситуациях: при обращении начальника к подчиненному, студента - к преподавателю и др. Подобная неформальность в обращении является реализацией стратегий позитивной вежливости.


.4 Сопоставительный анализ коммуникативного поведения героев в художественных текстах оригинала и перевода


Материал, анализируемый в данном разделе, собран в результате сплошной выборки из романа Колин Маккалоу и его перевода, выполненного Н. Галь. Нашему анализу были подвергнуты следующие ситуации: «приглашение на обед», «уход из гостей», «просьба о какой-либо помощи».

В данных ситуациях рассматривались также ответные реплики. В целом было рассмотрено 6 типов реплик-реакций коммуникантов.

Объектом анализа выступают речевые действия, совершаемые английскими и русскими коммуникантами в одних и тех же ситуациях общения, а также реализуемые при этом коммуникативные стратегии и сами речевые формулы их реализации.

Анализ полученного материала свидетельствует о том, что коммуникативные действия, совершаемые английскими и русскими коммуникантами в одних и тех же ситуациях общения, имеют ряд различий.


«Приглашение на обед».Gough was just sitting down to his dinner, but came into the parlor when the maid told him who had called.

«Father, will you eat with us? Corned beef and cabbage with boiled potatoes and parsley sauce, and for once the beef's not too salty».

«No, Harry, I can't stay. I just came to tell you Mary Carson died this morning».

Гарри Гоф как раз садился ужинать, но, услыхав от горничной, кто его нежданный посетитель, вышел в приемную.

Не угодно ли отужинать с нами, ваше преподобие? У нас солонина с капустой и отварным картофелем под соусом из петрушки, и в кои веки не слишком соленая.

Нет, Гарри, спешу. Я только заехал сказать вам - сегодня утром скончалась Мэри Карсон [С. 89-90].


В данном примере мы видим традиционную английскую косвенную форму приглашения «will you eat with us?» («не хотите ли пообедать с нами?» - перевод наш). Однако модальный глагол «will», употребленный в этой фразе, выражает меньшую степень вежливости, чем глагол «would», который мог бы быть употреблен в данном случае. Этот факт говорит о том, что собеседники знакомы друг с другом и, возможно, имеют приятельские отношения, что позволяет употребить менее косвенную форму вопроса.

Однако в переводе Н. Галь мы видим совершенно другой вариант перевода: «Не угодно ли отужинать с нами, ваше преподобие?». Приглашение к обеду (ужину) переведено на русский язык в более вежливой форме, которая подчеркивает социальную дистанцию между собеседниками: приглашающий по социальному статусу (в данном случае статус определяется саном) стоит ниже, чем тот, кого приглашают. Дистанцию подчеркивают фраза «ваше преподобие», хотя в английском варианте употреблено слово «Father» (в данном случае «Святой Отец» - традиционное обращение к служителю церкви; перевод наш), и сама устаревшая форма приглашения «не угодно ли отужинать». Подобная дистанцированность между собеседниками является характерной чертой коммуникативного поведения русских собеседников, что и отразил переводчик в своем варианте перевода. Этот факт в очередной раз свидетельствует о том, что статусная дистанция в английских социальных отношениях меньше, чем в русских, что в английской коммуникации нет существенных различий между тем, как обращаются к «своим» и как к «чужим».

Как правило, отвечая на приглашение, английские коммуниканты употребляют в своем ответе свое отношение к приглашению, его оценку и благодарность за приглашение. Но в данном примере все эти элементы отсутствуют. Приглашенный дает краткий однозначный ответ, в котором отсутствует не только оценка приглашения, но и благодарность за него: «No, Harry, I can't stay». Настолько явный отказ от приглашения не характерен для английской культуры, поскольку, как правило, англичане стараются сгладить свой отказ. То же самое характерно и для русской культуры. Поэтому каких-либо существенных различий в английском и русском коммуникативном поведении героев данный ответ в примере не выделяет.

Таким образом, сопоставительный анализ коммуникативного поведения англичан и русских в данной ситуации общения свидетельствует о том, что в целом английские и русские коммуниканты, отвечая на приглашение, ведут себя примерно одинаково: они благодарят, выражают свое эмоциональное отношение к факту приглашения и обещают прийти. Твердый отказ, как правило, неприемлемен, но больше характерен для русских коммуникантов. Также мы еще раз убедились в том, что статусная дистанция в английских социальных отношениях меньше, чем в русских. Английские коммуниканты могут одинаковыми фразами приглашать как близких друзей и родственников, так и людей, стоящих на другом уровне социальной иерархии. Это нехарактерно для русских коммуникантов.


«Уход из гостей».

«I must go», she [Justine] said, putting down her empty glass. She had not been offered a second beer; one was apparently the limit for ladies. «Thanks for listening to me blather».

Мне пора. - Она [Джастина] отставила пустой стакан. Второго ей не предлагали, очевидно, дамам больше одной порции пива не положено. - Спасибо, что слушали мою болтовню [С. 288].


Прощание, как правило, сопровождается большим количеством речевых формул с разной семантикой, которые присущи как английским коммуникантам, так и русским. В данном примере реализуется одна из таких формул, содержащая благодарность за уделенное время: «Thanks for listening to me blather» («Спасибо, что слушали мою болтовню» - перевод Н. Галь). В примере используется стандартная форма благодарности «Thanks» («спасибо» - перевод Н. Галь). Но, как правило, в английском прощании содержится более одной оценочной реплики. Это означает, что в среднем английские коммуниканты используют по две оценочных реплики, т.е. они проявляют явную тенденцию к преувеличению оценки через ее повторение, а также использование экспрессивных языковых средств, усиливая, таким образом, свою благодарность. Также могут звучать ответные реплики, среди которых можно выделить комплимент, благодарность за визит, повторное приглашение, желание продолжения контактов. В данном примере представлен тот малораспространенный для английских коммуникантов вариант, когда в прощании используется всего одна реплика. Подобный ответ больше характерен для русских коммуникантов, которые часто употребляют одиночные реплики в данных коммуникативных ситуациях и проявляют большую сдержанность в оценке проведенного в гостях времени. В этом состоит основное отличие русских коммуникантов от английских, хотя в целом их поведение похоже: благодарность хозяевам, оценка обеду (вечеру), приглашение к себе с ответным визитом, выказывание желания дальнейших контактов.

Англичане в большей степени, чем русские, реализуют такие стратегии позитивной вежливости, как «внимание к собеседнику», «преувеличение интереса, симпатии к слушающему», «предлжение подарков», «многословность».

Русские более сдержанны как в выражении благодарности, так и в оценке, а также в демонстрации своих эмоций и отношений, их ответы не столь многословны.


«Просьба о помощи».

«I knew something was wrong! I've felt that something was wrong for a long time, but of late my worry's become an obsession. I had to come and see for myself. Please, let me see her! If you wish for a reason, I am a priest».had never intended to deny him.

«Come along, Your Grace, through here, please».

<…>

«Ralph, help me», - she said. kissed her hand passionately, then held it to his cheek.

«Always, my Meggie, you know that»

Я знал, знал, что с нею что-то случилось! Давно это чувствовал, а в последнее время тревожился до безумия. Я должен был приехать, убедиться своими глазами. Пожалуйста, позвольте мне повидать ее! Хотя бы потому, что я священник.

Энн вовсе и не думала ему отказывать.

Идемте, ваше преосвященство. Сюда, пожалуйста.

<…>

Помоги мне, Ральф, - сказала она. Он пылко поцеловал ее руку, потом прижал к своей щеке.

Я всегда готов тебе помочь, моя Мэгги, ты же знаешь [С. 169].


Просьба - «побудительный речевой акт, предполагающий действие, совершаемое слушающим в интересах говорящего, при этом у исполнителя действия есть свобода выбора относительно того, совершать это действие или нет, то есть имеется прагматическая опция» [10].

Поскольку просьба содержит в себе угрозу как для объекта коммуникации, так и для ее субъекта, то просьба расценивается как «опасный» речевой акт. Основной способ соблюдения вежливсоти в рамках данного акта - сглаживание говорящим изначальной «невежливости» просьбы, которая заключается в том, что в ней «совмещается, с одной стороны, волеизъявление говорящего, а с другой - побуждение к действию адресата» [11, с. 203]. Данные факты обусловливают реализацию просьбы с помощью стратегий отдаления.

В данном примере употребляются следующие формы просьбы: «Please, let me see her!» («Пожалуйста, позвольте мне повидать ее! - перевод Н. Галь) и «Ralph, help me» («Помоги мне, Ральф» - перевод Н. Галь). В указанных формах просьба выражена прямо в виде императивных высказываний.

Императив является самым прямым способом выражения желания говорящего и практически не оставляет слушающему возможности не совершать действие. Без модификатора он встречается в английской коммуникации крайне редко. Даже в сочетании с «please» он не является достаточно вежливым средством выражения побуждения. Употребление императивов для выражения просьбы допускается в неформальном общении при очень близких отношениях (среди друзей или членов семьи). Только этим фактом может быть оправдано употребление формы «Ralph, help me» («Помоги мне, Ральф» - перевод Н. Галь), поскольку между героями давние близкие отношения, основанные на доверии и любви. Этой же причиной объясняется ответная реплика «Always, my Meggie, you know that» («Я всегда готов тебе помочь, моя Мэгги, ты же знаешь» - перевод Н. Галь), поскольку, хотя для английской коммуникации весьма характерны ответы типа «аlways» («всегда», «всегда готов» - перевод наш), фразы «my Meggie» и «you know that» («моя Мэгги» и «ты же знаешь» - перевод Н. Галь) носят довольно личный характер и употребляются только при общении близких людей. Употребление же формы «Please, let me see her!» («Пожалуйста, позвольте мне повидать ее! - перевод Н. Галь) обусловлено, скорее всего, сильным эмоциональным состоянием героя. Но следует сказать, что подобные формы просьбы не являются распространенными и наиболее вежливыми в английской коммуникации. В ней явно выраженное предпочтение отдается косвенным способам выражения просьбы. Вежливость косвенных высказываний объясняется тем, что они облегчают слушающему возможность отказа, предоставляют возможность не совершать действие, к которому его побуждают. Императив же является основным способом выражения просьбы в русском языке. Императивные высказывания с ядром - повелительным наклонением - в нем наиболее частотны.

В представленном выше примере формы просьбы для русского языка («Пожалуйста, позвольте мне повидать ее!», «Помоги мне, Ральф» - перевод Н. Галь) являются более вежливыми, чем соответствующие формы («Please, let me see her!», «Ralph, help me») для английского, поскольку слово «пожалуйста» имеет в русском языке более сильное прагматическое значение, чем английское «please». Как правило, слово «пожалуйста» смягчает категоричность высказывания, переводит его в просьбу. Помимо «пожалуйста», эффективным средством усиления вежливости императивного высказывания является обращение на «Вы», а также обращение к собеседнику по имени. В формах «Пожалуйста, позвольте мне повидать ее!», «Помоги мне, Ральф» (перевод Н. Галь) мы видим использование всех вышеперечисленных средств смягчения императива для русского языка.

Таким образом, оба языка имеют богатый набор языковых средств выражения просьбы, однако используются они по-разному. Основное различие в способах выражения просьбы в английской и русской коммуникации касается употребления императива. Императивные конструкции являются преобладающим способом выражения просьбы в русском языке. Если в русской коммуникации императивные высказывания (с модификаторами) считаются, с точки зрения вежливости, нейтральными, в английской они являются показателем низкого уровня вежливости и характерны для неформального общения.

Заключение


Результаты наших наблюдений позволяют заключить, что вежливость действительно представляет собой важнейшую категорию коммуникативного сознания, она является основой, регулирующей коммуникативное поведение людей. Знание ее национальных специфических черт ведет к пониманию коммуникативного поведения народа и дает возможность избежать конфликта. Игнорирование их затрудняет общение и порождает недопонимание.

Анализ текста романа К. Маккалоу «Поющие в терновнике» свидетельствует о том, что существуют различные языковые средства для выражения категории вежливости в английском и русском языках, а также подтверждает тот факт, что коммуникативное поведение англичан и русских отлично друг от друга.

В нашем исследовании мы охарактеризовали и обобщили основные типы и стратегии вежливости: негативной и позитивной, а также установили, что английская и русская вежливость имеют разную направленность. Английская вежливость направлена на собеседника и выполняет большую коммуникативную функцию. Для английской коммуникации характерна косвенность высказываний, стремление говорящего всячески смягчить воздействие на слушающего. Но в то же время, для английского общения характерна неформальность, акцент, как правило, делается на равенство, поэтому можно сделать вывод, что английские коммуниканты с успехом употребляют в своем общении стратегии как негативной, так и позитивной вежливости.

Русская же вежливость в большей степени замыкается в субъекте (в основе - соблюдение правил приличия) и несет большую этическую нагрузку, акцент, как правило, делается на равенство. Для русского стиля коммуникации характерна значительная статусная дистанция между коммуникантами, формальность. Поэтому следует следующий вывод: русские коммуниканты непоследовательно и нерегулярно используют в своем общении стратегии позитивной и негативной вежливости.

Проведенный анализ также подтверждает тот факт, что коммуникативное поведение русских представляется более естественным и менее ритуализованным. Русские коммуниканты основной акцент делают на соблюдение баланса между вежливостью и искренностью. Чрезмерная вежливость воспринимается русскими негативно. Английские коммуниканты, напротив, строго следуют коммуникативным предписаниям - активно используют многочисленные знаки внимания в адрес собеседника, с одной стороны, и подчеркивают уважение его личной автономии, с другой.

Существенная социальная дистанция, разделяющая английских коммуникантов и проявляющаяся в наличии зоны личной автономии, куда вход строго запрещен, не позволяет оказывать прямое воздействие на адресата. Англичане используют целую систему коммуникативных стратегий, направленных на минимизацию коммуникативного давления, предпочитают косвенное, завуалированное выражение побуждения. Эта тенденция проявляется во всех побудительных речевых актах, включая те, которые предполагают действие в пользу адресата (приглашение, совет), а также действие, обязательное для исполнения (команда, требование).

Меньшая социальная дистанция, то есть близость отношений, характерная для русской культуры, позволяет собеседникам использовать прямой стиль коммуникации. При таком типе взаимоотношений категоричность, императивность не являются угрозой или помехой гармоничным отношениям и не нарушают принципов вежливости, характерных для русского коммуникативного поведения.

Анализ фактического материала подтверждает мысль о том, что в языке романа К. Маккалоу «Поющие в терновнике» отражены все основные черты английского (коммуникативная косвенность, непрямолинейность, уклончивость, коммуникативная некатегоричность, коммуникативная субъективность, гиперболизированная оценочность, коммуникативная неформальность (демократичность), коммуникативная поддержка собеседника) и русского коммуникативного поведения (допустимость оказания прямого коммуникативного давления на адресата, коммуникативная естественность, меньшая регламентированность коммуникативного поведения, как прямолинейность, однозначность, категоричность, эмоциональность, приоритетность содержания).

Таким образом, в работе были рассмотрены, проанализированы и обобщены основные стратегии и языковые средства выражения категории вежливости, которыми пользуются русские и английские коммуниканты, выявлены наиболее предпочтительные для каждой культуры средства и стратегии, а также были рассмотрены особенности реализации данных стратегий в художественном тексте.

Итак, знание стратегий вежливости, а также базирующихся на них ком-муникативных доминантах, формирующих национальный стиль вербальной коммуникации, является важнейшей составляющей межкультурной коммуникативной компетенции.

Список использованных источников


1.Агапова С.Г. Основы межличностной и межкультурной коммуникации. Ростов н/Д., 2004.

2.Беляева Е.И. Принцип вежливости в речевом общении способы оформления декларативных высказываний в английской разговорной речи // Иностранные языки в школе. - 1985. - № 2. - С. 13-16.

.Большой академический словарь русского языка. В 17-ти т. Т. 2. / под ред. К. Горбачевич. М., 2005.

.Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1997.

5.Горловко Е.В. Лингвистическая вежливость [Электронный ресурс] // Elita-tium. 2011. URL: <#"justify">24.Реброва П. В. Способы выражения согласия/несогласия в русском языке на примере коммуникативного акта просьбы // Молодой ученый. - 2012. - №3. - С. 262-265.

25.Рябцева Н.К. Mental Vocabulary in a Cognitive Perspective / Н. К. Рябцева // Вопросы филологии. - 2001. - №2 (8). - С. 16-25.

26.Сергеева А.В. Русские. Стереотипы поведения, традиции, ментальность / А. В. Сергеева. М., 2004.

.Стернин И.А. Коммуникативные аспекты толерантности. Воронеж, 2001.

.Стернин И.А. Коммуникативное поведение и межкультурная коммуникация // Русское и китайское коммуникативное поведение. - 2002. - Вып. 1. - С. 5-9.

.Стернин И.А. Русское коммуникативное сознание // Русское и финское коммуникативное поведение. - 2002. - Вып. 3. - С. 5-13.

.Стернин И.А. Очерк английского коммуникативного поведения. Воронеж, 2003.

.Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: учеб. для вузов. М., 2004.

32.Тюрина, С. Ю. Принцип вежливости в теории и практике межкультурной коммуникации [Электронный ресурс] // Международный научно-практический (электронный) журнал «Inter-culrur@l-net». 2006. Вып. 5. URL: <http://www.vfnglu.wladimir.ru/Rus/NetMag/v5/v5_ar05.htm>

.Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. / под ред. Б. А. Ларина. - 2-е изд. - Т. 1. М., 1986.

.Черных П. Я. Историко-этимологическнй словарь современного русского языка: В 2 т. / П. Я. Черных. - 3-е изд, стереотип. - М., 1999.

.Шаманова М.В. К изучению категории общение в русском сознании / М. В. Шаманова // Язык и национальное сознание. - 2002. - Вып. 3. - С. 56-62.

.Brown P. Universals in language usage: Politeness phenomena / P. Brown, S. Levinson // Questions and politeness: Strategies in social interaction // Eds Goody E.N. Cambridge, 1978.

.Brown P. Politeness: Some universal in language usage / P. Brown, S. Levinson. - Cambridge, 1987.

.Carter R. Exploring Spoken English / R. Carter, M. McCarthy. - Cambridge, 1997.

.Haugh M. Revisiting the conceptualization of politeness in English and Japanese / M. Haugh // Multilingua, 2004. - № 23 - PP. 85-109.

.Holmes J. Women's Language: A Functional Approach / J. Holmes // General Linguistics. - 1984. - № 24/3. - PP. 149-178.

.Lakoff R. Language and Women's Place. New York, 1975.

.Leech G. Principles of Pragmatics. London, 1983.

.Mills S. Gender and Politeness. Cambridge, 2003.

.Mullany L. Linguistic politeness and sex differences in BBC Radio 4 broad-cast interviews [Электронный ресурс] // School of English. University of Leeds, 1999. URL: <http://www.leeds.ac.uk/linguistics/WPL/WP1999/mullany.pdf>


Теги: Языковые средства выражения категории вежливости в художественном тексте  Диплом  Английский
Просмотров: 8477
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Языковые средства выражения категории вежливости в художественном тексте
Назад