Явление омонимии в английском языке


Явление омонимии в английском языке


Введение


Изучение языка как системы знаков предполагает особое внимание к явлению омонимии. Проблема омонимии является частью более общей проблемы соотношения формы и содержания в языке, что делает ее глубокое теоретическое изучение необходимым. Необходимость изучения омонимии вызывается также и потребностями прикладной лингвистики. Этой проблемой занимались многие ученые-языковеды. В отечественном языкознании ей уделяли внимание В.В. Виноградов, А.И. Смирницкий, И.С. Тышлер, О.С. Ахманова и многие другие. Из зарубежных авторов следует особо отметить Ш. Балли, Л. Блумфилда и Уильямз.

Данная дипломная работа представляет собой изучение явления омонимии в английском языке.

Актуальность этой темы велика, т.к. по сей день остаются спорные вопросы относительно явления омонимии. Открытым на сегодняшний день остается вопрос о месте и роли омонимов в языке, все еще ведутся споры о необходимости их использования в речи, высказываются разные мнения о необходимости и неизбежности их употребления.

Степень исследованности проблемы не достаточно глубокая. Отсутствует четкая классификация омонимов, нет универсального определения самого понятия, существуют разногласия по поводу самого явления омонимии.

В настоящей работе будет сделана попытка привести точки зрения разных исследователей и сделать вывод о значимости омонимов в современном английском языке.

Объектом исследования являются тексты преимущественно художественной литературы, словари омонимов русского и английского языков и словарь ложной омонимии.

Предметом исследования явились сами омонимы, их изменение с течением времени, переход из одного раздела в другой, их разновидности и подклассы.

Целью дипломной работы является изучение соотношений лексических и лексико-грамматических омонимов современном английском языке, частота их употребления в речи и литературе.

В работе ставятся следующие задачи:

  1. изучить какое место занимает омонимия в современном английском языке.
  2. проследить возникновение омонимов и их изменение, определить устойчивость омонимии как лингвистического явления.
  3. изучить явление "столкновения омонимов".
  4. проанализировать классификации омонимов для осуществления цели исследования.
  5. определить частотность употребления омонимов в английском языке, на примере лексического контекста.

Новизной работы является классификация омонимов, выведенная по результатам сопоставительного анализа уже существующих и, на примере художественной литературы, определение количества омонимов, которые приходятся на каждую категорию.

Практическая ценность работы состоит в применении на практике полученных результатов: при составлении учебных пособий, подготовки лекций и семинаров, а также при дальнейшем, более глубоком, изучении денной темы.

Данная дипломная работа состоит из двух разделов, каждый из которых имеет параграфы. Объем работы составляет 87 страниц вместе со списком библиографического материала в количестве 107 источников. В работе представлены таблицы и диаграмма.


Раздел 1. Омонимия как свойство языка


1.1 Роль и место омонимов в английском языке


Вопрос об омонимии издавна привлекал к себе лингвистов и философов. Иногда отмечалось, что наличие омонимии противоречит логичности языка, единству знака и значения, основному "закону языкового знака". [10;с.31-40] Интерес к изучению омонимов, их происхождению и развитию в отдельных языках, а также в семьях и группах родственных языков, к изучению функций омонимов, их типов и условий их сохранения и употребления в том или ином языке то разгорался, то ослабевал и даже угасал в разные периоды истории науки о языке. "В настоящее время, - свидетельствует академик В. В. Виноградов, - проблеме омонимии придается очень большое значение в самых разнообразных лингвистических концепциях и в самых различных областях лингвистического исследования. [19;c.3]. Круг вопросов, связанных с омонимией, очень широк: способы разграничения и выделения омонимов - семантические, морфологические, словообразовательные, синтаксические - на основе различий в формах сочетаемости, реакция языка на омонимию, утрата слов в силу омонимии, устранение омонимии путем лексических заимствований, нерегулярные, обусловленные омонимией изменения звуковой формы слов, преобразования морфологического состава слов для избежания омонимии, новообразования в приемах сочетания морфем и слов, порождаемых "борьбой" омонимов, задерживающее действие фразеологических выражений при отмирании омонимов, степень "терпимости" различных языков к омонимии, явления аттрактации или контаминации при омонимии, дифференциация значений у омонимов и омонимических форм, структурные различия между омонимией и полисемией, пределы возможности омонимии в системе знаков и многое другое.

В языкознании изучение проблемы омонимии, начатое еще в эпоху позднего средневековья (в ХVI и XVII вв.), велось не только с лексико-семантической, но и со структурно-грамматической, а также со словообразовательной точек зрения. Еще в первой четверти XIX в. И. Ф. Калайдович в своем "Опыте правил для составления русского производного словаря" выдвигал как основу разграничения омонимов (наряду с признаками семантической разъединенности или несоединимости значений) различия в формах синтаксической сочетаемости (например, для глаголов - в управлении) и в способах образования производных слов. Так, тот же Калайдович предлагал считать разными словами - вследствие противопоставленности их грамматических свойств - также три глагола заговорить: "I. Заговорить - "начать говорить" - требует вин. вещи и не имеет страдательного причастия. II. Заговорить - "разговором утомить" - требует винительного лица и родительного с предлогом до (заговорить его до обмороку). III. Заговорить - "заворожить" - требует или вин. вещи с родительным предлогом от или винительного лица и употребляется в страдательном причастии (заговорить ружье, заговорить кого от чего, ружье заговорено)".

Необходимость изучения омонимии вызывается также и потребностями прикладной лингвистики. По словам Малаховского Л.В.: "Омонимия есть проявление того особого свойства языкового знака, благодаря которому разным обозначаемым могут соответствовать тождественные означающие" [42;c.3] В силу этого омонимия представляет собой определенную помеху в процессе коммуникации. Часто слушающий оказывается в затруднении, - какое из нескольких разных значений, выражаемых данной языковой формой, будет правильным для четкого понимания. Затруднения могут возникать не только у слушающего, как отмечала, например, О.С.Ахманова, но и у говорящего, который стремится строить высказывание так, чтобы оно могло быть понято однозначно. [8;c.145] Омонимия вносит трудности и в процесс усвоения иностранного языка, когда учащийся сталкивается с тем, что одна и та же языковая форма может иметь совершенно разные значения. Анализируя их, мы приходим к пониманию того, что это существенно затрудняет восприятие иностранного текста или сообщения.

Не меньше трудности вызывает омонимия и при построении систем автоматической переработки текста, а также в лексикографической работе - при определении границ между отдельными словами, при разработке способов представления омонимов в словаре, при выборе единиц счета частоты словаря и т.п.

Работа по составлению толковых и переговорных словарей, по созданию эффективных программ автоматического перевода текста и по совершенствованию методики преподавания языков - как иностранных так и родного, - все это требует углубленного исследования проблем омонимии, изучения ее внутренних закономерностей, определения места, которое она занимает в общей системе языка.

Изучение омонимии представляет большой интерес также в связи с широко развернувшейся работой по статистическому изучению лексики и в связи с использованием омонимов в экспериментальных психолингвистических и психологических исследованиях.

Однако, несмотря на то, что исследование омонимии ведется уже давно, сделано в этой области в силу ряда причин еще очень мало. К настоящему времени омонимия оказалась изученной значительно слабее, чем такие смежные явления, как полисемия, синонимия или антонимия. До сих пор нет четкого определения основных понятий омонимии. Не упорядочена терминология, нет классификации, которая адекватно отражала бы характер смысловых отношений между разными классами омонимов, не изучены качественные характеристики омонимических рядов.

Наиболее общее определение омонимов, пригодное для любого языкового уровня, приводит Ш. Балли. Он рассматривает омонимы как языковые знаки, имеющие тождественные означающие, но разные означаемые.[10;c.189]

В сборнике "Лексикология английского языка" авторы указывают: "До тех пор, пока различные значения одного и того же слова в современном языке сохраняют между собой семантическую связь и группируются вокруг единого смыслового центра, лишь в большей или меньшей степени отдаляясь от него, можно говорить о различных значениях единого слова, в том случае, если семантическая связь со стержневым и другими значениями в слове утрачена, можно говорить о разных словах-омонимах." [36; c.25]

Такие лингвисты, как Виноградов, Смирницкий, среди омонимов различают омографы, - т.е. слова, у которых совпадает написание, а произношение не совпадает, например, bow [bau] (кланяться), bow [bou] (лук, смычок), и омофоны, т.е. слова с различным написанием, но с одинаковым произношением, например key [ki:] (ключ), quay [ki:] (набережная), bear [beэ] (медведь), bare [beэ] (голый) и другие.

И. С. Тышлер, в своей статье к предисловию словаря омонимов современного английского языка, выделяет еще полные омонимы, т.е. слова, у которых совпадает и написание, и произношение: light - "светлый" и light - "легкий". Он также указывает на то, что в структурном отношении состав омонимики того или иного языка неоднозначен. В одних случаях совпадают все (грамматически тождественные) формы слов-омнимов - полные омонимы: scale - "чешуя" и scale - "лестница"; в других - слова-омонимы совпадают только в части своих форм, грамматически тождественных: (to) lie - "лежать" и (to) lie - "лгать" или различных - sea - "море" и (to) see - "видеть" - частичные омонимы. [67;c.8]

Следует, однако, отметить, что эта научная терминология еще не закрепилась. Так, например, английский лингвист Бриджз называет омофонами два или несколько слов различного происхождения и значения, имеющих одинаковое произношение при одинаковом или различном написании. [81;c.75] Е. Р. Уиллиамз пользуется одним термином - омонимы, не проводя никаких разграничений. [107;c.46]

В словаре лингвистических терминов находим такое определение омонимов: "Омонимы (равнозвучные слова) англ. homonyms, фр. homonymes, нем. Homonyme. Две (или более) разные языковые единицы, совпавшие по звучанию (т.е. в плане выражения). Рус. тушь -туш, ключ (в замке) - ключ (родник), фр. sain - saint, sein - ceint - seint; англ. can - can, mat - mat. Автор подразделяет омонимы на абсолютные (или полные), грамматические, исторические (этимологические), производные (синтаксические), простые и частичные". [9;c.287-288]

В книге "Введение в языкознание" Реформаторский А.А. дает свое определение омонимам: "Омонимы определяются как слова, одинаковые по звучанию, но различные по значению" и приводит примеры из разных языков - русские брак - плохая работа, брак - супружество, немецкие - Lied - песня и Lid - веко, французские nu - голый и nue - облако, английские fair - красивый, справедливый и fair - ярмарка. Для того, чтобы отличить омонимию от полисемии, Булаховский Л.А. указывает на то, что омонимы должны иметь совершенно различные значения. [16;c.46] Впрочем, это справедливо лишь в том случае, если под значением следует понимать не только лексическое, но и грамматическое значение слова. Не делая такой оговорки, авторы пособия "Лексикология английского языка" Е.Ф. Ворно, М.А. Кащеева, Е.В. Малишевская дают следующее определение омонимов: "Омонимами называются слова, имеющие одинаковую форму, но не имеющие ничего общего друг с другом по звучанию" [21;c.24-26], а буквально через страницу приходят в противоречие с этим определением, называя омонимами слова work (работа) и to work (работать), которые явно имеют "что-то" общее друг с другом по значению.

К разряду омонимов обычно относя не только слова в совокупности всех своих форм, но и отдельные словоформы разных слов. Некоторые западные лингвисты, стремясь к большей точности определений, определяют омонимы, не употребляя термина "слово". (Впрочем, для многих современных зарубежных лингвистов характерна тенденция заменять старые термины новыми). Так, например, Балли, дает следующее определение омонимов: "Омонимами называются два знака, имеющие тождественные означающие и различные означаемые". [10;c.24] Под данное определение можно подвести даже случаи употребления слова, различающиеся лишь контекстуальным значением; таким образом, устраняется граница между омонимией и полисемией. Это обстоятельство делает определение Балли, как утверждает Шайкевич А.Я., практически непригодным. [71;c.127]

Шире и полнее всего можно определить омонимы как любые отрезки речи с одинаковым звучанием, но совершенно разным значением. Под такое определение омонимов подошли бы и случаи омонимии морфем (корней, аффиксов и т.д.) и случаи омонимии сочетаний слов. [24;c.61] Однако такое широкое определение, фактически правильное, по мнению Тышлер И.С., практически нецелесообразно, так как оно затмевает тот факт, что основной единицей словаря, основным объектом лексикологии является слово. [67; c.59] Вышеупомянутое определение омонимов по существу близко к определению Блумфилда: "Различные языковые формы, которые имеют одну и ту же фонетическую форму (и поэтому различаются только своим значением) называются омонимами", который фактически растворяет понятие "слово" в понятии "морфема" (между тем, в качестве примеров омонимов Блумфилд дает именно слова, а не морфемы). [80;c.145]

Это не значит, что такое широкое определение омонимов совсем лишено смысла. Явления, охватываемые этим определением, можно называть не омонимами, а омонимическими морфемами, омонимическими словосочетаниями и т.д. Особенно важны омонимичные сочетания в изучении французского языка, где отсутствуют резкие границы слова, а следовательно, большую роль приобретают сочетания слов. "Тогда как во французском языке les zоnes и les aunes произносятся совершенно одинаково [lezò:n], английский язык может различать a name [эname] и [an aim] [эneim]",- пишет Пасси. [97;c.22]

В данной работе мы согласимся с мнением А.Я. Шайкевич и будем придерживаться следующего рабочего определения омонимов:

Омонимами называются слова и словоформы одинакового звучания, но совершенно разного значения (понимая под значением не только лексическое, но и грамматическое значение). [71;c.127]

Омонимы объединяются в омонимические группы, каждая из которых может состоять из двух или более омонимов. Так в английском языке омонимической группе с произношением [po:t] насчитывается семь омонимов следующих значений: 1)порт, гавань, 2)портвейн, 3)иллюминатор, амбразура, 4)держать оружие по диагонали перед собой, 5)осанка, 6)левый борт, 7)поворачивать налево.

Как доказала И.П. Иванова, каждая омонимическая группа представляет собой маленькую систему в языке. Слова-омонимы, входящие в такую систему, определенным образом связаны друг с другом. Значения одного из этих омонимов до какой-то степени зависят от изменений значений другого омонима. В результате семантического развития близких по значению омонимов, один из них может войти в состав значений другого, т.е. два омонима сольются в одно слово. В других случаях столкновение значений омонимов может привести к тому, что один из этих омонимов исчезнет из языка. Одним словом, омонимическая группа характеризуется многообразными связями между входящими в эту группу омонимами.

В русской и западноевропейской литературе термин "омоним" иногда употребляется в очень широком смысле. В своей статье "Об омонимии и смежных явлениях" академик В.В. Виноградов дает такое определение омонимам: "Омонимы - разные по своей семантической структуре, а иногда и по морфологическому составу, но тождественные по звуковому строю во всех своих формах слова". [19;c.5] Он также отмечает, что термин "омонимы" применяется как синоним слова "омофония". В то время, как омофония - понятие гораздо более широкое, чем омонимия. Оно охватывает все виды единозвучий или созвучий - и в целых конструкциях, и в сцеплениях слов или их частей, в отдельных отрезках речи, в отдельных морфемах, даже в смежных звукосочетаниях. Термин "омофония" следует применять к разным словам, к разным лексическим единицам, совпадающим по звуковой структуре во всех своих формах. [19;c.3] Поэтому таких выражений, нередко встречающихся в русской и западноевропейской лингвистике, как "синтаксическая омонимия", "морфологическая омонимия" и т.п., лучше всего избегать. Нельзя также смешивать с омонимами разные виды речевых созвучий. Они в разных стилях речи могут выполнять очень разнообразные функции. Эти функции до сих пор мало изучены как в стилистике литературной и народной - разговорной речи, так и в стилистике художественной литературы и устно-поэтического творчества. [19;c.4-5]

Классификация омонимов по материалам английского языка была разработана в отечественном языкознании. Автор ее - профессор А.И. Смирницкий - преодолел характерное для зарубежных исследователей неразграничение разных видов омонимов: он указал на различие между омонимией полной и частичной, лексической и лексико-грамматической.

Позже академик В.В. Виноградов предложил классификацию омонимов современного русского языка, в которой раскритиковал некоторые положения классификации профессора А.И. Смирницкого. [19;c.10]

Среди лингвистов всего мира до сих пор идет спор о роли омонимов в языке. Одни утверждают, что это явление закономерное и нисколько не мешает развитию языка. Другие же склонны думать, что омонимия - это явление случайное и даже вредное и со временем оно изживет себя. Таким образом возникает вопрос о закономерности сохранения возникших омонимов в результате фонетических, семантических изменений, а также вследствие заимствования или словообразования и удержания их в языке на более или менее длительный отрезок времени.

Появившиеся омонимы поступают в распоряжение носителей языка и начинают функционировать в речи наряду с другими словами, подчиняясь тем же законам. Правда, у омонимов вследствие возможности "столкновения", омонимического конфликта, больше шансов выпасть из языка, чем у слов, не находящихся в отношениях формального тождества с другими словами. Но даже если принять, что из числа омонимов, непрерывно возникающих в языке, сохраняются не все, а лишь какая-то часть, то и в этом случае наличие омонимов в языке будет обязательным. Следовательно, как считают Виноградов, Пассек, Раевская, Тышлер и др., для любого естественного языка омонимия представляет собой явление не случайное, а закономерное.

Как отмечает Ю.С. Маслов, "именно в широком распространении омонимии и состоит одно из важных отличий всякого естественного языка, складывающегося стихийно на протяжении веков и тысячелетий, от … искусственных "семантических систем", созданных по произволу человека". [43;c.202]. Возражая С.Ульману, можно сказать, что если бы даже и был обнаружен язык без омонимов или если бы какой-либо коллектив избрал в качестве средства общения некий искусственный язык, лишенный омонимиии, то в процессе естественного развития этого языка омонимы в нем неминуемо появились бы (как это произошло, например, в языке эсперанто).

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что омонимия является неизбежным, закономерным результатом стихийного развития языка и, следовательно, представляет собой абсолютную лингвистическую универсалию.

Из этого следует, что омонимия не может рассматриваться, как "дефект" языка, а представляет собой одно из его фундаментальных свойств, которое должно приниматься во внимание во всех теоретических концепциях языкознания, а также при решении различных прикладных задач.

Такие ученые, как Бархударов, Арнольд, Мороховский, Соболева, исследовавшие вопрос об омонимах, считают, что, несмотря на орфографические различия, слова-омонимы находятся в постоянной борьбе, в которой более незаменимое слово одерживает победу и закрепляется в словарном составе, а другие постепенно вытесняются. При появлении слов-омонимов в разных языках наблюдается стремление как-то оттенить омоним во избежание двоякого смысла. Так, к французскому слову pomme (яблоко) присоединилось выражение de terre (земли) для обозначения понятия pomme de terre (картофель). Два английских прилагательных омонима light (светлый) и light (легкий) приобрели уточняющие их придатки light-coloured (светлый) (антоним dark - темный) и light-weight (легкий) (антоним heavy - тяжелый). Иначе из предложения типа "he put on a light gray coat" было бы неясно, какое пальто он надел, так как можно дать двоякий перевод прилагательного омонима light: "он надел светлое серое пальто" и "он надел легкое серое пальто". Или возьмем такой пример: фразу "She admired the fashionable negligence of his suit of smooth, light cloth" можно перевести двояко: "Она восхищалась модным, свободным покроем его костюма из мягкого светлого материала", или "…из мягкого, легкого материала".

Процесс коллизии омонимов обостряется и усугубляется тем, что иногда омонимы обозначают понятия одной категории или относящиеся к одной сфере деятельности.

В связи с этим С. Ульман упоминает, что в одном из диалектов Франции существовали одинаковые слова для обозначения понятий "петух" и "кот", что в условиях крестьянского хозяйства было очень неудобно и привело к замене одного из слов новым, отличным от другого слова.

Иногда омонимы относятся к понятиям, смешение которых может быть весьма неудобным. Например, два английских слова омофона относятся к понятиям, связанным с женщинами: queen - (королева) и quean - (распутница). Поскольку подобное сходство давало в устной речи повод к двусмысленности, то второй омоним quean вытеснен в литературе теперь почти повсеместно словом hussy (распутница). Такие омонимы, ведущие к нежелательным ассоциациям, особенно подвержены опасности исключения из словарного состава, как сейчас это происходит в Америке со словом ass (осел), которое постепенно заменяется словом donkey. Возможно, что в дальнейшем замена будет угрожать и слову blessed в одном из приобретенных им значений, так как сейчас оно одновременно означает "благословенный" и "проклятый".

В книге С. Ульмана "Слова и их употребление" приведен пример вытеснения из словарного состава слова near в значении "почка" (орган), так как при употреблении с неопределенным артиклем a near оно являлось омонимом к слову, также обозначающему орган тела - an ear - (ухо), что было неудобно для обиходного языка, где два органа не должны называться одинаково. [103; c.45] В современном языке понятие "почка" обозначается словом kidney.

Английский лексиколог Дж.Ор (J.Orr) считает, что постепенная замена глагола flee глаголом fly (летать) происходила вследствие наличия омонима flea(блоха).

Отмечается также коллизия слов gate (вход, ворота) и старого слова gate (улица). В результате борьбы слово gate в значении "улица" было вытеснено. Возьмем другой пример: в староанглийском языке было два глагола let сначала с небольшими различиями в форме, а затем с полным совпадением форм в одну с противоположными значениями "разрешать" и "препятствовать". В результате коллизии одно из значений, а именно "препятствовать", исчезло, сохранившись лишь как имя существительное во фразеологическом обороте "without let or hindrance" (беспрепятственно).

Анализируя омонимы, С. Ульман приходит к выводу, что некоторые из парных слов-омонимов эмоционально окрашены. Так, можно проследить общность звука и значения в глаголе to ring (звенеть, звонить), который в сочетании своих согласных передает звук звонка, тогда как существительное ring - (кольцо) не имеет эмоциональной окраски, потому что ничего общего между его звучанием и значением нет.

Работы зарубежных лингвистов содержат богатый иллюстративный материал, относящийся к выявлению и учету омонимов, а также к вопросам их коллизии. Однако недостатком таких работ является то, что в них не показано взаимоотношение исследуемых слов во всей системе языковых явлений. Например, Бриджз делает вывод о возможном исчезновении глагола know (знать) в результате воздействия слов-омофонов, но он не учитывает при этом всей сложности системы языка. [81;с.15] Его опасения опровергаются, во-первых, тем, что омонимичные формы глагола know совпадают со словами, относящимися к другим частям речи, а по законам синтаксических связей в английском языке никакого смешения значения глагола, прилагательного, существительного, наречия быть не может. Во-вторых, совпадение звучаний имеется не во всей парадигме глагола know (формы known, knowing, а также производные слова никаких омонимов не имеют), т.е. вышеприведенные примеры омонимов глагола know относятся к явлению, называемому в языкознании частичной омонимией. Взяв любые примеры, можно доказать, что не может получиться двойственного смысла в предложениях типа: "Two noes make a yes - (два отрицания равны утверждению); the boys nose was snub - (нос у мальчика был курносый); he knows it - (он знает это); she knew my brother - (она знала моего брата); his new suit was brown - (его новый костюм был коричневый) и т.д.

Аналогичных случаев немало в английском языке. Например, можно подобать не меньшее число омонимов также и к глаголу see (видеть), в ряде его форм: see и sea - море; sees - видит; seize - хватать; saw - видел и saw - пила; seen - увиденный и scene - сцена. Подобная омонимия весьма частое явление в языке.

Встречаются созвучные пары слов, члены которых относятся к одной и той же части речи. При этом для одного из этих слов не характерно употребление во множественном числе - [´pi:s] "мир", "покой", в то время как его омоним [´pi:s] "кусок" имеет и форму единственного числа, и форму множественного числа. То же можно сказать и о [´?e] "воздух" и "внешний вид", [´tr?st] "доверие" и "трест", [?ien] "железо" и "утюг" и др. Наконец, могут встречаться случаи, когда оба омонима употребляются в обоих числах, причем совпадение омонимов произошло в формах, не являющихся тождественными в отношении числа. Так, в слове [´kru:z] "команды, экипажи" звук [z] является суффиксом множественного числа, а в созвучном ему [´kru:z] "морское путешествие" [z] входит в состав основы.

Нередко омонимы совпадают в формах настоящего времени: [´ri?] "звенеть, звучать" и "окружать кольцом", но различаются в формах прошедшего времени: [´r??] "звонил - а", [´r??] - 2-е причастие и [´ri?gd] "окружал кольцом".

Омонимия большого количества пар (групп) слов в английском языке объясняется тем, что один и тот же звук изображается различными буквосочетаниями: [´?:] or - oar - ore - awe; [´ai] i - eye - ay; [´rait] write - right - wright - rite; [´si:z] seas - sees - sieze, и т.д. Не следует, однако думать, что все эти расхождения удерживаются из-за омонимии. Причины, надо полагать, более общего характера: ведь в основе английской орфографии лежит исторический принцип.

Так, принятые в американском варианте английского языка небольшие особенности орфографии, несколько лучше передающие некоторые звуки на письме, до сих пор не введены в Англии. Но в ряде случаев встречается графическое различие слов, ставших омонимами в связи с расщеплением многозначного слова: [´b?:n] - born "рожденный" и borne "носимый"; [´t?n] - tun "большая бочка" и ton "тонна"; [´flaue] - flour "мука" и flower "цветок"; [´kænves] - canvas "холст", "парусина" и canvass "выпрашивание голосов перед выборами"; [stori] - story "рассказ" и storey "этаж". В данном случае подчеркивается наличие двух слов под одной звуковой оболочкой.

Приведем пример, иллюстрирующий роль орфографии в различении омонимов: The [´o:rel] method можно понимать двояко: 1)метод (развития) речевых навыков; 2)метод (развития) слуховых навыков. Поскольку оба метода применяются при обучении иностранному языку, перед нами явная двусмысленность, которая устраняется традиционным написанием: 1)The oral method - метод (развития) речевых навыков; 2) The aural method - метод (развития) слуховых навыков.

В очень многих случаях созвучные слова различаются по написанию и относятся к разным частям речи: [´bai] buy - bye - by; [e´laud] aloud - allowed; [´ouvesi:] oversea - oversee; [´nouz] nose - knows; [´aue] our - hour и т.д.

Немалое число омонимов имеют разное написание и различаются категорией числа: [´fi:t] feet - feat; [´bits] bitts - bits; [´gaiz] guise - guys; [´læt?iz] laches - latches и др. Наконец, встречаются омонимы (но довольно редко), в дифференциации которых действуют даже три фактора: различное написание, различные части речи и неодинаковое числовое значение [´rouz] rose "роза" - rows "ряды" - rose "встал"; [´bri:t?iz] breches "бриджи" - breeches "казенные части" - breaches "пробивает брешь (орудие)". В заключение хотелось бы подчеркнуть, что вопрос о положительной или отрицательной роли омонимов в языке не может быть решен в отрыве от системы языка вцелом. Весьма развитая по сравнению с другими языками и постоянно растущая омонимия в современном английском языке связана с историческими условиями его развития. Если омонимы не нарушают коммуникативной четкости высказывания, то они могут сосуществовать в языке длительное время. Если же коммуникативная четкость нарушается, то язык стремится восстановить равновесие своих единиц внутренними путями, то ли через частое употребление синонимов, ведущее в конечном итоге к вытеснению омонима, то ли через создание разницы в акценте (´permit - пропуск, per´mit - позволять; ´concrete - конкретный, con´crete - бетон), то ли какими-либо другими средствами. Какой именно путь избирается в том или ином случае, это определяется конкретными системными отношениями в языке.

1.2 Возникновение омонимов в английском языке


История развития английского языка показывает, что этот язык особенно сильно подвергался фонетическим изменениям. В связи с постепенной редукцией многих неударных слогов, в нем образовалось значительное количество односложных слов. Лингвистическими исследованиями установлено, что чем больше в языке кратких слов, тем больше случаев омонимии.

Исследуя омонимы английского языка, Е.Р. Уиллиамс отмечает сильное влияние французского языка еще до нормандского завоевания и в последующие за этим периоды.

Это влияние осуществлялось через светские круги, судебные инстанции, религию и торговые связи. Пир тесном языковом контакте новые слова-заимствования иногда вытесняли старые слова того же значения, но имеющие омонимы. Например, слово французского происхождения to cover (закрывать) вытеснило слово heal (в древне-английском языке helan - закрывать), имеющее омофон heel (пята). В современном английском языке остался глагол heal со значением "исцелять", "залечивать". [106.]

Возникновение омонимов объясняется разными причинами.

По свидетельству Малаховского Л.В. наиболее частая причина - это совпадение по форме двух или нескольких отдельных слов, которые произошли из разных источников и в процессе исторического развития языка слились в одинаковую звуковую форму.

Примером образования полных омонимов по данной причине может служить слово sound в трех его значениях:

а) sound, a (здоровый). Слово ирландского происхождения соответствует немецкому слову gesund (здоровый);

б) sound, n (звук). Слово восходит к французскому слову son (звук), с последующим присоединением корневого гласного;

в) sound, n, v, (зонд, прибор для измерения глубины). Слово произошло в результате заимствования от французского глагола sonder (измерять глубину) и видимо существует историческая связь между этим словом и четвертым значением слова sound (узкий, водный проток), имеющимся в германских языках.

Процесс совпадения орфографической формы и звуковой оболочки может происходить также в словарном составе данного языка помимо заимствованных слов. Например, древнеанглийские слова weod (сорняк) и wo?d (одежда) не были омофонами. В XVIII в. при стирании различия среднеанглийского закрытого е и открытого е указанные слова стали омонимами. Однако, слово weed (одежда) утратило широкое применение и стало архаизмом, и в современном языке существует только слово weed (сорняк). К омонимам такого типа можно отнести berry (ягода) и bury (хоронить) и многие другие.

Другой причиной возникновения омонимов является утрата связи между значениями одного многозначного слова в процессе развития слов-омонимов по разным направлениям.

Шведский лингвист Стефан Ульман установил прямую первоначальную зависимость таких слов-омофонов: flower (цветок) и flour (муха). Первоначально слово выражало понятие "пыльца", т.е. тончайшая и совершеннейшая часть растения (flower). Это понятие было перенесено на пищевой продукт и стало означать муху. В дальнейшем развитие слов пошло по разным направлениям, произошло переосмысление первоначального их значения, появилось различие в их написании, и к настоящему времени грань смысловой зависимости стерлась.

Так, например, в английском языке слова metal (металл) и mettle (пыл, нрав) оцениваются зарубежными лингвистами как варианты одного и того же слова, но по их мнению, правописание явилось мощным фактором нарушения исторической связи между этими вариантами. В подтверждение этой ранее существовавшей связи С.Ульман приводит пример из Шекспира, который знал родство этих слов: "See, whether their basest metal be not moved!" (Трагедия "Юлий Цезарь"). Видимо, в данных словах Шекспир употребил слово metal в значении "нрав" ("характер"), так как контекст показывает, что о металле, даже метафорически речи здесь идти не может. Русские переводчики Шекспира не приняли во внимание развитие одного из значений слова в слово-омоним с последующим изменением правописания и перевели эту фразу следующим образом: в издании А.Ф. Маркса, С.-Петербург 1895г. переводчик А.Л. Соколовский дал совершенно искаженный перевод: "Мы проняли дрянную эту сволочь" и в примечании пояснил: "В подлиннике "their basest metal", - т.е. их низкий металл, в смысле ничтожества натуры ремесленников".

Существует несколько путей возникновения омонимии. Рассмотрим вопрос возникновения омонимов в результате фонетических изменений.

Как известно, в ходе своего исторического развития звуковая структура английского языка претерпела значительные изменения, обусловившие односложность очень многих слов, в большинстве своем являющихся одновременно корневыми.

Эта особенность языка получила яркое отражение в составе омонимики: 9/10 всех омонимов (по Большому Оксфордскому словарю) являются односложными словами. [100]

Еще в конце древнеанглийского периода началось всеобщее ослабление гласных звуков, стоявших в конце слова в безударной позиции, в результате чего (-а, -е, -u, -o) совпали в (-е), а в XV в. в послеударных слогах отпал конечный -e[e]. В результате этого фонетического изменения, оказавшего громадное влияние на всю фонетическую структуру языка, стали созвучными многие ранее различные слова, как, например:

  1. sunu (сын) и sunne (солнце) > (´sun);
  2. ear (колос) и ear (ухо) > (´er);
  3. yerd (двор) и yerde (жердь) > (´yerd) и т.д.

В конце среднеанглийского периода совпадают дифтонги (ai) и (ei) в едином [ei], вследствие чего становятся омонимичными такие слова, как vail (уступать) и veil (покрывало), vain (тщетный) и vein (вена), wait (ожидать) и weight (вес), way (дорога) и weigh (взвешивать) и т.д.

В конце XVI - первой половине XVIII веков происходит самое значительное изменение звуковой системы английского языка эпохи образования национального литературного языка - т.н. "великий сдвиг гласных", характерная особенность которого заключалась в сужении долгих гласных звуков и дифтонгизации самых узких.



Среднеанглийское долгое ? через ряд промежуточных ступеней - (æ >?) переходит в (ei), в который переходит также дифтонг (ei).

Благодаря этому, появляется много омонимичных слов: vale (долина) - vail (уступать) и veil (покрывало); gate (ворота) и gate (походка); plane (плоскость) и plain (ясный); sale (продажа) и sail (парус); vane (флюгер) и vain (тщетный), а также vein (вена); raze (разрушать) и raise (поднимать); ale (пиво) и ail (болеть); brase (паять) и braise (тушить мясо); bale (кипа, тюк) и bail (залог); pane (оконная рама) и pain (боль); tale (рассказ) и tail (хвост); waste (пустыня) и waist (талия) и др.

Вследствие совпадения в долгом (i) среднеанглийских долгих гласных звуков - закрытого (?) и открытого (?), также появляется большое число омонимичных пар, как, например: wean (отнимать от груди) и ween (думать - поэт.); weak (слабый) и week (неделя); reave (похищать) и reeve (крепить канат); peal (трезвон) и peel (снимать кору); beat (бить) и beet (свекла) и т.д. и т.п.

Из ряда других фонетических изменений, последовавших после сдвига гласных, можно отметить отдаление звука (k) в начальном положении (перед -n-), что привело к совпадению таких слов, как:(вязать чулки) и nit (гнида); know (знать) и no (нет); knight (рыцарь) и night (ночь); knead (месить тесто) и need (нуждаться); knows (знает) и nose (нос) и т.д.

Далее, в конце XVII столетия происходит упрощение сочетания (wr-) в (r), что приводит к появлению большого числа омонимичных пар:(растяжение мускула) и rick (стог); wrung (скрученный) и rung (2 причастие от гл. ring); wrack (водоросль) и rack (кормушка); wreck (крушение) и reck (обращать вимание на что-л.); write (писать) и right (правый); wrap (завертывать) и rap (легкий удар); wring (скручивать) и ring (звонить) и т.д.

В начале XVIII ст. происходит вокализация и исчезновение звука (r-) (перед согласными и в конце слова), вследствие чего совпали такие парыф слов, как:

lord (лорд) и laud (хвала); roar (реветь) и raw (сырой); more (больше) и maw (пасть); father (отец) и farther (дольше).

Во второй половине XVIII ст. озвончается глухое (wh) в (w-), что приводит к совпадению некоторого числа слов:

white (белый) и wight (существо); whine (вой) и wine (вино); whet (точить) и wet (мокрый); which (какой) и witch (ведьма); whale (кит), wale (полоса, рубец) и wail (вопль).

Во второй половине XVIII ст. (h-) перестает произноситься в начальном положении (перед гласными), вследствие чего совпало небольшое число весьма употребительных слов:

hour (час) и our (наш); heir (наследник) и air (воздух, внешний вид).

И, наконец, к середине XX ст. наметилась определенная тенденция к стяжению дифтонга [oe] в [o:], в связи с чем совпадают в своем звучании такие слова, как:

paw - pour - pore; saw - soar; floor - flaw; mour - morn; shore - shaw и др. Но следует иметь в виду, что различение []:] и []c] наблюдается еще и у лиц старшего поколения, в то время, как молодежь в Англии этого различия не делает и произносит [o:].

Следующий способ возникновения омонимии произошел в связи с контрактацией.

Явление контрактации распространено, главным образом, в устной речи и встречается чаще всего в словах латино-французского происхождения. В художественной литературе сокращения встречаются сравнительно реже, чем в специальной. Больше всего их приходится на военную и техническую литературу. [66;c.15]

Этим вопросом занималась Соболева Н.А. Согласно ее исследованиям, можно заключить, что по своей структуре сокращения в английском языке весьма разнообразны, но их можно подразделить на следующие виды:

  1. Сокращение слева привело к омонимии со старым (односложным) словом, например:

fan - "энтузиаст" (от fanatic), "болельщик", fan - "веер", "веять";

flue - "грипп" (от influenza), flue - "пушок",

rep - "повторение" (от repetition), rep - "репс" (материал),

prop - "предложение" (от proposition), prop-"подпорка", "опора";

  1. Сокращение одного слова привело к омонимии с другим, также сокращенным словом, например:

spec - "размышление", "спекуляция" spec - "очки" (от spectacles),

(от speculation),- "авангард" (от ,vanguard), van - "фургон" (от caravan),

и др.

  1. Сокращения из начальных букв основных слов одного словосочетания стали омонимичными с сокращениями из начальных букв основных слов другого словосочетания, например:

MP - "член парламента" MP - "военная полиция"

(от Member of Parliament), (от Military Police),- "Соединенные штаты" US - "вооруженные силы"

(от United States), (от United Services),- "воздух-воздух" (ракета) AA- "Американская армия"

(от air-to-air) (от American Army),

"Австралийская армия"

(от Australian Army),

"зенитный" (от anti-airecraft),"союзное командование" AA - "действующая армия"

(от Allied Command) (от Acting Army).

Сюда же можно отнести и те немногие случаи, когда омонимичными стали сочетания буква-цифра (с каждой стороны), например:

А1 - "первоклассный", "превосходный", А1 - "годен к несению военной

"1-й класс в судовом регистре Ллойда". службы", "отдел личного состава" и др.

Также рассматривается возникновение омонимов в связи с распадом полисемии.

Главной проблемой при исследовании семантических (гомогенных) омонимов является проблема разграничения полисемии и омонимии, ибо трудно сказать точно, где кончается полисемия и начинается омонимия.

Согласно словарю лингвистических терминов под редакцией Ж. Марузо, полисемия - это наличие разных лексических значений у одного и того же слова. [42;c.535]

Первым, кто обратил внимание на возможность образования новых слов в связи с распадом полисемантизма, был известный французский лингвист Ш. Балли, а также его соотечественник А. Сэше. [77;c.64] Крупнейший ученый академик В.В. Виноградов разработал теорию семантического словопроизводства, т.е. образования новых слов путем изменения значения в результате дифференциации производных значений слов. Эта теория вызвала к себе большой интерес и была перенесена в лексико-графическую практику. Но оказалось, что пользование этим критерием не исключало субъективного подхода, свидетельством чему было малообоснованное увеличение числа омонимов, появившихся в наших словарях (русского языка и русско-иностранных), разнобой между ними и даже в пределах одного и того же словаря. Это говорило об известной искусственности новых омонимов, а еще в большей мере о том, что составители не имели вполне надежного критерия. [65;c.26]

На эти недостатки обратил внимание В.И. Абаев, высказавший мнение о необходимости вернуться к старому пониманию термина омонимия, как слов разного значения и происхождения, которые никогда не составляли единства и случайно объединились в своей звуковой оболочке. [1;c.35]

Впоследствии стало ясно, что необходимо тщательно изучить явление полисемии для того, чтобы можно было обобщить предпосылки, которые могут при определенных строго индивидуальных условиях привести к омонимии.

Далее мы предлагаем несколько бесспорных фактов, иллюстрирующих расщепление одного слова на два, происшедших в результате распада былого семантического единства, что нашло свое закрепление в их правописании.

Возьмем такую пару созвучных слов, как story - "рассказ" и storey - "этаж", омонимичность которых совершенно бесспорна: оба эти слова восходят к ранне-среднеанглийскому story (писалось также storie). [99;c.349]

За достоверность этой этимологии говорит следующее: слово story "рассказ" в течение нескольких столетий употреблялось наряду со словом history "история", [100;c.1041-1042] оба эти слова имели одинаковое смысловое значение и различались только по написанию (даже теперь слово story имеет такие значения, как "история", "предание", "сочетание", "выдумка", "сказка", и др. [100;c.1042] В XIII ст. слово story выступало в значении "рисунок" или "скульптура", отражавших исторические события. В этом, а также в более широком значении [100;c.1042]: "рисунок", "скульптура" вообще, но обязательно содержащие фигуры, слово употреблялось вплоть до XVIII ст.

Как известно, в средние века у англо-норманской знати существовал обычай украшать дома сценками в виде рисунков или скульптур на исторические или легендарные сюжеты, причем, эти рисунки располагались ярусами; чаще всего рисунками разукрашивались окна или стены внутри дома, а скульптурными фигурами оформлялась фасадная часть дома. Знаменательно, что рисунки на один сюжет могли охватывать даже 8 окон в ряд, но никогда не шли вверх. Рисунки на другой сюжет располагались ярусом выше.

Из лингвистического энциклопедического словаря видно, что глагол (to) story означал "писать красками", а также "гравировать". Неудивительно, что в дальнейшем, когда появляется все больше и больше многоэтажных домов, за "этажом" закрепляется название story. [38;c.240]

Заканчивая рассмотрение развития звукового комплекса [´stоri] следует особо подчеркнуть следующее: в начале XIX в., когда развитие градостроительства принимает широкий размах, все чаще наблюдается, что [´stоri] в значении "этаж" пишется storey.

Можно привести еще несколько примеров, где дифференциация, введенная в написание, свидетельствует об окончательном расщеплении некогда единого слова на два.

Так, в древнеанглийском языке мы находим слово tunne, которое в среднеанглийскую эпоху пишется tonne. Но уже в XVI-XVII вв. в написании этого звукового комплекса намечается дифференциация, вызванная тем, что при своем дальнейшем развитии звуковой комплекс [´t?n] приобрел также значение "тонна" (старое значение "большая бочка"). В результате с 1648г. за [´t?n] в значении "большая бочка" сохраняется старое написание tun, а за [´t?n] в значении "тонна" закрепляется написание ton.

Этот же принцип был использован и в случае со звуковым комплексом [´kæenen], за которым теперь закреплены два различных слова. 1.Канон. 2.Пушка. Первое, более старое слово, сохранило исконное написание - "canon", а второе получило дополнительную букву и пишется "cannon". Это различие в графическом оформлении окончательно утвердилось с начала XIX ст.

Графическая дифференциация была применена и в ряде других случаев, как, например, born - "рожденный" и borne - причастие прошедшего времени глагола (to) bear - носить, приводить,

birth - рождение, происхождение, berth - (мор.) койка, (ж.-д.) спальное

начало, место; якорная стоянка; должность,

casque - ист. поэт. Шлем cask - бочонок, бочка,

coin - монета quoin - угол здания, угловой камень.

Некоторые омонимы произошли в результате полисемантизма слов в различные периоды истории языка.

Древнеанглийское craft имело значения: 1.Сила, мощь. 2.Ловкость, хитрость и 3.Ремесло, профессия.

В первой четверти XVI ст. первоначальное значение "сила", "мощь" вышло из употребления. В текстах второй половины XVIII в. выступает еще и в новом значении, отличном от остальных, а именно "суда". [100;c.1128-1129] Появление craft в этом значении довольно неожиданно и должно было явиться результатом резкого сдвига в развитии старых значений.

Известно, что это новое значение появилось, прежде всего, в среде рыбаков, моряков, вследствие чего объяснение представляется весьма вероятным: промежуточным здесь должно быть значение "суда малой мощности".

Это предположение подтверждается тем, что первое время в текстах XVII ст. cлову "craft" этом значении неизменно предшествует определение "small" - "малые"; в действительности этим словом - "craft" - обозначались рыбачьи суда и вообще мелкие суда каботажного плавания. Это обстоятельство позволяет нам отнести появление слова "craft" в значении "суда" к более раннему периоду, а именно к началу XVIст., когда слово "craft" употреблялось еще в значении "сила".

Несколько позже, в XVIIIст. слово "craft" употреблялось еще в значении "сила".

Несколько позже, в XVIIIст. cлово "craft" выступает уже в значении не только мелких судов, но судов всех типов и, таким образом, становится собирательным термином для судов всех типов. [100;c.1128-1129] До этого в английском языке не было собирательного слова для судов, а известно, что еще в древнеанглийском было до 27 слов, обозначавшие различные типы судов. [88;c.52]

Заслуживает внимания и то, что "craft" - "ловкость", "ремесло" выступает и в других формах, как, например: "crafty" - "ловкий", "хитрый"; "craftily" - "хитро", "ловко"; "craftsman" - "мастер", "ремесленник"; "craftsmanship" - "мастерство". Тогда как словообразовательные возможности "craft" - "суда" в силу присущего ему смыслового значения сведены до минимума. Это в какой-то степени означает то, что "craft" - "суда" осознается как обособившееся слово.

Другой пример. В английском языке слово "frank" - "франк" появляется в эпоху владычества норманов-французских завоевателей, прибывших из страны франков. В более ранние периоды английской истории это слово не обнаружено. [100;c.511]

Развитие этого слова на английской почве тесно связано с жизнью норманов, составлявших господствующие слои английского общества того времени. Этим и объясняется то, что при развитии феодальных отношений в Англии слово "frank" - "франк" нашло свое использование в передаче различных понятий, отношений, явлений, отражавших феодальные отношения, характерные для феодализма.

Так, свободное держание по установленной ренте называется frankferm. Владение, сдаваемое в аренду, называется frankfee. Фригольдер - свободный держатель - называется franklin.

Важнейшая привилегия, по которой лорд-манор мог беспрепятственно устанавливать овчарни на любом поле своего поместья, в которых его арендаторы обязаны были содержать своих овец, называется frank-fold. [100;c.513]

Свадьба, благодаря которой супруги удерживали землю, полученную женой от ее отца или других родственников и имели право на передачу этой земли своим потомкам, называлась frank mariage [100;c.514] Наряду с развитием рассмотренных выше разнообразных вариаций поместного значения слова "frank", дальнейшее развитие последнего приобретает одновременно другое направление, отразившее различные оттенки рыцарских идеалов. Не надо забывать, что эпоха нормандского завоевания совпадает с началом эпохи рыцарства, крестовых походов, которые породили известные традиции. Отсюда становится понятным тот сдвиг, который произошел в значении слова "frank".

Наряду с сохранением старого поместного значения, появляются значения "искренний", "открытый", "откровенный", "прямой", и др. Нетрудно обнаружить, что употребление этого слова в новом значении должно иметь место прежде всего среди людей, составлявших господствующие круги английского общества XII, XIII веков, которые считали себя носителями лучших человеческих качеств.

Обособление эти двух значений достигло своего апогея в эпоху развития феодализма.

С наступлением капиталистического строя происходит коренная ломка в производственных отношениях, в связи с чем слово "frank" в поместном значении уже с середины XVIII века совершенно выходит из употребления

Что касается слова "frank" в значении этнического имени, то оно сохранилось в качестве исторического термина - "франк" и является, таким образом, омонимичным по отношению к слову "frank" - откровенный.

Рассмотрим еще один пример.

В современном английском языке имеют широкое хождение слова "pound" - "фунт" и "pound" - "фунт стерлингов". Между тем, в ранне-древнеанглийском мы находим только одно слово, а именно "фунт" как меру веса. [100;c.351] "Pound" - "фунт стерлингов" появляется в середине X ст. и был тогда… денежным названием для действительного фунта серебра, но когда золото вытеснило серебро в качестве меры стоимости, это же самое название стало применяться к количеству золота, составлявшему, быть может, 1/15 фунта или даже меньше, в зависимости от отношения между стоимостью золота и серебра. Фунт, как денежное название и обычное весовое название данного количества золота, теперь разделились. А это означает, что между "pound" - "фунт" и "pound" - "фунт стерлингов" вряд ли ощущается связь по линии их смыслового значения.

Становление омонимов может являться результатом различного развития смысловой стороны слов, соотносящихся по конверсии.

В некоторых случаях отдельные значения слов, соотносящихся по конверсии, обнаруживают склонность к выделению в лексико-грамматические омонимы. [62;c.36]

Проявляется это следующим образом:

С одной стороны, у существительного одно из созначений устарело и вышло из употребления, а соответствующее ему значение в системе глагола сохранилось и стало стержневым. С другой стороны, у глагола устарело и вышло из употребления значение, ставшее основным, ведущим у существительного. В результате wage(s) - "зарплата" и (to) wage - "вести (войну)" предстали в качестве лексико-грамматических омонимов.

Система значений существительного оказалась значительно более развитой, чем у глагола, которому недостает подавляющего большинства значений, наличествующих у существительного: state - "государство" и (to) state - "заявлять".

Глагол развил совершенно новые значения, в связи с чем он выступает омонимом по отношению к существительному (от которого исходит): (to) cotton - "ладить", "дружить", "понимать"; и cotton - "хлопчатобумажная ткань".

Выше были рассмотрены случаи, когда слова, соотносящиеся по конверсии, совпадают в своих формах (а также в общем падеже мн.ч. и 3л.ед.ч. наст.врем.). Эта особенность, характерная для английского языка, хорошо известна.

В связи с этим заслуживают внимания те немногие случаи, когда у слов, связанных конверсией, появляется (другой) суффикс.

Рассмотрим некоторые примеры.

1.Так, наряду с существительным trust - "доверие" имеется глагол trust - "доверять". В конце прошлого столетия система значений существительного обогатилась еще одним - "трест". Однако соответствующее значение в глаголе - "трестировать" оформляется иначе - trustify.

2.Существительное glory имеет такие значения: "слава", "триумф", "великолепие", "ореол" и др. Глагол glory - "гордиться", "торжествовать". А значения "прославлять", "восхвалять", "окружать ореолом" оформляется - glorify.

Основные значения industry - 1.трудолюбие и 2.промышленность. Первому значению соответствует прилагательное industrious, второму - industrial.

Дают ли эти расхождения основание считать, что значения 1. "доверие" и "трест"; 2. "слава" и "триумф"; 3. "трудолюбие" и "промышленность" выделились в слова-омонимы? Ответ на этот вопрос наталкивается на определенные трудности.

Ведь тресты очень часто именуются Companies on trust, т.е. "компании (основанные) на доверии".

Еще явственнее семантические связи между "славой" и "триумфом". Лишь в третьем примере становление омонима представляется более или менее убедительным.

Рассмотрим словообразовательные и морфологические признаки становления омонимов.

А) Тенденция к обособлению одного из значений полисемантического гнезда и к образованию слова-омонима нередко сопровождается изменениями словообразовательного характера, например:

a club - "дубинка", a club - "клуб" (отпочковавшееся

значение),

clubs - "дубинки", clubs - "клубы",

clubbing - "избиение дубинкой", clubable - "общительный",

"любящий клубное общество",

"достойный быть членом клуба",

clubman - "член клуба",

clubwomanlaw - "кулачное право", club-law - "устав клуба",

club-shape - "утолщенный

на одном конце в виде дубинки",

club-land - "название части Лондона,

где сосредоточены главные

аристократические клубы",

(to) club - "бить дубинкой", (to) club - "собираться вместе",

"устраивать складчину",

(he) clubs - "(он) бьет" (he) clubs - " (он) устраивает

складчину".

Такой пример, по мнению академика В.В. Виноградова, свидетельствует о полном становлении омонимов.

Б) Стремление к выделению одного из значений в исключительно редких случаях приводит к преобразованию морфологического состава слова.

За звуковым комплексом [gu:s] скрываются -

.goose - "гусь", сохранивший форму множественного числа чередованием корневого гласного - geese;

.goose - "портновский утюг" (метафорический перенос значения по внешнему сходству), который образует свою форму множественного числа по господствующему типу - gooses.

Происходит отталкивание, вызванное, очевидно, желанием избежать полной омонимии.

(Сюда еще можно отнести staff - "штаб" и "5 нотных линеек". Мн.ч. соответственно staff, staves).

Итак, весьма развитая по сравнению с другими языками омонимия в современном английском языке связана с историческими условиями его развития (в первую очередь его звуковой структуры).

Приостановить рост числа омонимов в английском языке нельзя: проведение различия между омонимами - а) перенесением акцента (как в русском языке: за´мок и ´замок и др.) и б) средствами грамматического рода (как в немецком языке: der Leiter - die Leiter и др.) - в связи с наличием моносиллабизма, а также строго фиксированного ударения и отсутствием категории грамматического рода, невозможно.

Становление омонимов в связи с распадом полисемии - факт бесспорный. Подобные омонимы, однако, немногочисленны и составляют примерно 1,5% омонимики английского языка.


1.3 Столкновение омонимов в английском языке


Вопрос о судьбе омонимов был впервые затронут в работах известного французского диалектолога Жильерона и его последователей (Доза, Рок и др.). [90,91]

Изучая областные французские говоры, Жильерон обнаружил исчезновение из языка в некоторых районах страны ряда слов; исследовав это явление, он установил, что эти слова вышли из употребления потому, что вследствие определенных фонетических изменений они совпали по звучанию с другими словами. Это обстоятельство привело Жильерона к следующему выводу: совпадение по звучанию губительно для слов.

Приведем некоторые случаи "выпадения" слов, ставшие классическими примерами действия омонимии. Латинское слово mulgere - "доить", сохраненное на юге Франции, всюду исчезло на севере, заменившись словами traire, tirer и др.

Жильерон объясняет это тем, что muglere, превратившись в moudre, составило бы невыносимую омонимию к moudre - "молоть" (происходящему от латинского molere). [90;c.12]

Другим примером является gallus - "петух", и cattus - "кот", которые в Гасконской области должны были бы совпасть в одинаковой звуковой форме (gat). Эта омонимия была устранена здесь заменой слова gattus другими, как faisan, vicaire и др.

Третий пример - слова clavus - "гвоздь" и clavis - "ключ" в центре и на юге Франции, т.е. там, где они должны были, изменяясь фонетически, совпасть в одном звуковом комплексе (klau), избежали омонимии тем, что слово clavus было заменено производным clavel, которое затем, в свою очередь, было вытеснено другими (французскими) словами. Эти и подобные им примеры рассматриваются Жильероном, Роком, Доза как случаи нетерпимой омонимии, когда при полной неразличимости слов - омонимов одно из них обычно исчезает и заменяется другим.

Надо иметь в виду, однако, что наряду с правильными замечаниями об отталкивании омонимов, Жильерон и его последователи выдвинули концепцию, в соответствие с которой омонимия объявлялась "патологией", требующей "терапии".

Первые работы, посвященные этому вопросу на материале английского языка, имели место в Германии. Профессор Хольтхаузен и его ученики (Хелекен, Оффе, Обердорф и Тайхерт) провели исследования по вопросу об исчезновении слов из английского языка, в чем они, следуя Жильерону, усмотрели действие омонимии. [88;c.95] Но они недостаточно внимания уделили поискам доказательств хронологической и территориальной согласованности между омонимией и исчезновением слов, вследствие чего собранный ими материал нуждается в тщательной дальнейшей обработке.

Наибольший резонанс вызвала вышедшая в Англии в 1922 году работа Бриджза (поэт и филолог). В которой он поставил ряд вопросов, связанных с условиями существования омонимов в современном английском языке. [81;c.42]

Признавая наличие большого числа омонимов в языке, Бриджз рассматривал их как "зло", "несчастье", по природе своей являющейся "саморазрушительной силой". Несчастье, по его мнению. Состоит в том, что вследствие своей "неясности", "двусмысленности" слова, созвучные с другими, имеют тенденцию становиться архаическими, что приводит к обеднению языка. Отправной точкой всех этих рассуждений является следующий тезис: "Эти слова, если их употреблять вне контекста, имеют неясное, двусмысленное значение". [81;c.3]

Это основное "теоретическое" положение Бриджза оказало значительное влияние на многих лингвистов стран английского языка, повторяющих доводы Бриджза о неясности, двусмысленности, присущей омонимам. [81;c.35,36]

Члены омонимических пар, относящиеся к разным частям речи, не могут вступать между собой в борьбу хотя бы потому, что по законам синтаксических связей никакого смешения между ними быть не может. Уместно вспомнить, что Жильерон исключал возможность столкновения подобных омонимов. Такого же мнения придерживается и крупнейший советский исследователь Л.А. Булаховский. [15;c.49]

Наиболее суровой критике Бриджз подвергся со стороны другого исследователя Жильероновской концепции Е.Р.Уильямз, посвятившая свою докторскую диссертацию исследованию вопроса об исчезновении слов из английского языка в связи со столкновением омонимов: "Доказательства того, что омонимы представляют собой беспокоящий недостаток в языке, должны быть научными и конкретными и не могут быть основаны на обобщениях". [106;c.42]

Исследование Уильямз, бесспорно, является самым серьезным и добросовестным трудом, посвященным рассматриваемому вопросу. Однако в своих выводах. Ей удалось привести ряд убедительных примеров из истории английского языка. Однако в своих выводах она отмечает, что в исчезновении слов повинен не один фактор, а целый ряд: причины социального характера, утрата аффиксов, трудное произношении, влияние эвфемизма и др.; причем из всех этих факторов омонимия, по ее мнению, является наименее важной, так как она встречается реже всего. [106;c.18-20] Более того, Уильямз, поставившая себе целью продемонстрировать здравость теории столкновения омонимов, в итоге проведенного исследования пришла к следующему заключению: "Исчезновение слов из английского языка вследствие столкновения омонимов вцелом является исключением". [106;c.3]

Надо отметить, что Уильямз внесла известную ясность в теорию столкновения омонимов (применительно к фактам английского языка). [106] После опубликования ее труда (1944г.) роль омонимии в архаизации и исчезновении слов из английского языка стала оцениваться более осторожно. Только Д. Орр, исследуя опрос о беспокоящем влиянии омонимии, все еще исходит из какой-то нормы. При этом он жалуется на автоматизм языка и считает, что это может привести к разрушению самой сущности речи. [96;c.64]

Не разделяя в целом теории, согласно которой язык обязательно стремится освободиться от омонимов, являющихся будто бы "больными словами" ("Das kranke Wort"), "досадным неразличением того, что должно различаться", [52;c.61] "своеобразным дефектом языка",[25;c.39] мы в то же время должны отметить, что истории английского языка известно более или менее достоверных случаев столкновения омонимов.

Рассмотрим некоторые примеры.

В среднеанглийском периоде ввиду значительной омонимии в системе личных местоимений 3-го лица ед. и мн. числа исконно английское слово ?i (?eo, he) было вытеснено бытовавшим в языке соответствующим (скандинавским) диалектным вариантом they - "они" (также their - "их" и them - "им").

Наряду с отказом от одного из омонимов (во мн. числе - описанный выше случай), произошло отклонение в звучании у омонима в ед. числе: имеется в виду she. (Впрочем, история появления этого местоимения долгое время считалась загадкой. Исследователи склонны и этот случай объяснить скандинавским влиянием). [86;c.55]

Взаимоотношение значений совпавших по значению слов приобретает иногда большую роль. Имеются в виду те исключительно редкие случаи, когда употребление омонима отягощается неприятными ассоциациями.

Так, новый период в связи с совпадением закрытого долгого (?) и открытого долгого (?) в (i:), как уже упоминалось выше, стали созвучными queen и quean. Когда в слове quean произошел сдвиг смыслового значения, пребывание этих двух слов под одной звуковой оболочкой оказалось неудобным (поражает исключительная стойкость и живучесть этого омонима: на его "архаизацию" ушло целое столетие и даже больше).

Случай совершенно исключительный: ибо, как правило, элиминируются не те слова, которые не принято произносить в обществе, созвучные им "безобидные".

Именно такая картина наблюдается в последнее время в американском варианте английского языка, где омонимы [´kоk] и [´æs] вытесняются (соответственно) синонимами rooster и donkey. Можно привести еще несколько примеров. Но в огромном большинстве случаев нет почти никакой возможности установить, действительно ли омонимия приводит к "выпадению" слов из языка, так как трудно уловить хотя бы несколько убедительных случаев. В то же время, очень многие слова, вышедшие из употребления, никогда не были омонимами и, тем не менее, перестали обслуживать общество. Из этого следует, что омонимию нельзя рассматривать, как "пагубную" силу: омонимы - такой же продукт языкотворчества, как и слова - неомонимы.

Рассмотрим вопрос об омонимах и словарном составе.

Как известно, английский язык богат омонимами. Чем же объяснить, что язык "мирится" с таким положением, которое одни лингвисты считают "патологией", другие - "злом", "несчастьем", а третьи - "нежелательным явлением"?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо обратиться к омонимике английского языка, изучить ее состав с точки зрения применения, употребления слов-омонимов в речи.

При ближайшем ознакомлении со списком омонимов оказывается, что во многих случаях омонимы занимают различное место в словаре: один компонент находится в сердцевине словарного состава, а другой - на периферии.

Разнести все омонимы по разным слоям словарного состава языка вряд ли возможно. Мы лишь приводим некоторые примеры: разумеется, их можно было бы привести значительно больше.

[´o:l] "весь", "вся", "все" [´big] - "большой, -ая, -ое"

и "шило", и "ячмень" (четырехразрядный),

[´':n] - "зарабатывать" [´taim] - "время" и "тимьян",

и "орлан-белохвост",

[´eit] - "восемь" и "островок", [´mlst] - "должен" и "муст" (вино),

[´ai] - "я" и "за (утвердительный [´greit] - "большой", "великий" и

голос при головсовании)", "решетка (каменная)",

[´paund] - "фунт" и "загон", [´ha:t] - "сердце" и "олень"(самец),

[´wen] - "когда" и [´wit] - "какой", "который" и

"жировая кишка", "ведьма",

[´kae?] - "деньги" (наличные) и "запас провианта, оставленный научной экспедицией для обратного пути".

Вряд ли здесь есть почва для борьбы между созвучными словами.

Однако имеется немало омонимических пар, члены которых могут быть отнесены к центральной, существеннейшей части лексики, используемой в повседневной речи бытового и делового общения.

[´k?pitl] - "столица" и "капитал", [´ko?krit] - "конкретный" и "бетонный",

[´fa:st] - "быстрый" и "прочный", [´keis] - "случай" и "ящик (футляр)",

[´pla:nt] - "завод" и "растение", [´ja:d] - "двор" и "ярд",

[´m?t?] - "спичка" и "матч", [´b??k] - "берег (реки)" и "банк",

[´pju:pl] - "учащийся" и "зрачок", [´neil] - "ноготь" и "гвоздь".

Здесь заслуживают внимания созвучные слова, которые могут употребляться в близких по смыслу, ситуации контекстах. Это тем более уместно, так как в связи с характерной для английского языка малой автономией отдельного слова, зависимость его от окружающих слов проявляется сильнее, чем в других языках.

Перейдем к вопросу о словесном окружении омонимов в тексте.

Подробнее этот вопрос в данной работе будет рассмотрен ниже. А сейчас хотелось бы заметить, что обычно члены омонимической пары довольно редко встречаются в одном контексте.

В одной ситуации могли бы встречаться омонимы [´toust] - "гренок" и "тост", например, на званом обеде, банкете. (Любопытно, что как соотносящиеся с ними и образованные от них по конверсии глаголы [´toust] - "приготовить гренки (поджаривать)" и "пить", "провозглашать тост", так и новые существительные [´touste] - "прибор для пожаривания гренок" и "лицо, провозглашающее тосты (тамада)" являются омонимами).

"Mr.Creakle, at whome of course I looked, shook his head without looking at me, and stopped up a sigh with a very large piece of buttered [´toust]."

"And when the wine came, he made me have a little, with a biscuit, and before I drank it, stand up and say, "Confusion to Brooks of Sheffild". The [´toust] was received with a great applause".

Совершенно очевидно, что если бы " a very large piece of buttered [´toust]" и "the [´toust] was received with a great applause" встретились в одной речевой конструкции, они бы не вызвали недопонимания, смешения - настолько различны по своей семантике окружающие их слова.

Следует отметить, что в ряде случаев созвучные слова различаются благодаря тому, что одно из них широко сочетается с предложными наречиями, чего за его омонимом не наблюдается.

Так, [´blou] "дуть" выступает в сочетании с предложными наречиями -

[´blou] about - "распространять известие (слух)",

[´blou] up - "взрывать", "взлетать на воздух", "увеличивать (портрет)",

[´blou] in - "пустить доменную печь",

[´blou] off - "транжирить деньги",

[´blou] over - "миновать" (о грозе, беде и т.п.),

[´blou] upon - "лишать свежести (интереса)".

При этом некоторые из указанных сочетаний могут рассматриваться как глагольно-адвербиальные фразеологические единицы. [55;c.203,227] Кроме того [´blou] - "дуть" входит в состав собственно идиом: (to) [´blou] a kiss - "послать воздушный поцелуй", [´blou] the coals (fire) - "разжигать (недовольство, страсть, ревность)". Его омоним [´blou] "цвести". Оба созвучных слова совпадают во всех своих формах, грамматически тождественных: [´blou], [´blouz], [´bloui?], [´blu:], [´blown].

Нередко бывает, что один компонент омонимической пары выражает действие, направленное обычно на человека, в то время, как его корреспондент передает действие, направленное на предмет.

[´taiе] - "утомлять (кого-либо)", "надоедать (кому-то)" и "надеть шину (колесо)",

[´heil] - "приветствовать (кого-то)" и "сыпаться градом (в прямом смысле)",

[´peidj] - "сопровождать (кого-то) в качестве пажа", "вызывать (кого-либо), выкликая фамилию" и "нумеровать страницу".

Существует мнение, что возникновение омонимов уменьшает количество языковых форм, что приводит некоторых авторов к выводу, что омонимия - явление полезное. Так, Э. Бюиссанс считает, что омонимия, так же, как и полисемия, служит на пользу говорящим. По мнению Ф.И. Маулера, омонимия содействует компактности языка, и это позитивное явление.

Такой подход к оценке роли омонимов в языке представляется односторонним. Омонимия, конечно, способствует компактности языка, но эта компактность достигается за счет ухудшения кодовых свойств языка. Поэтому считать ее позитивным явлением было бы невозможно.

Совершенно очевидно, что омонимия не может не снижать эффективности языка как средства общения. "Помехой для языка является все то, - пишет Э. Эман, - что нарушает его ясность и недвусмысленность, - это понятно и н6е требует особых доказательств. Поэтому и омонимия, которая ведет к путанице и недоразумениям, также воспринимается как помеха." Как считает А.А.Реформаторский, "омонимы во всех случаях - это досадное неразличие того, что должно различаться. Такого же мнения придерживались и другие авторы, в частности Васильева, Р. Бриджз, Орр, Джаггер, Кеннеди. Бриджз писал: "Чем больше в языке омонимов, тем хуже этот язык как научное и удобное орудие речи".

Однако значительно чаще встречаются высказывания противоположного характера. Авторы многих работ по омонимии и по общему языкознанию считают, что "практически язык обычно и не испытывает никаких неудобств от существования омонимов" и что "омонимия обычно не мешает пониманию, поскольку омонимы разграничиваются для слушающего контекстом и ситуацией". В этом отношении особенно характерно замечание Л.А.Булаховского о том, что "омонимия не настолько опасна, как можно думать, исходя из одних только общих соображений: из контекста обычно бывает ясно, какое именно значение имеет то или другое омонимное слово, и серьезно угрожающие пониманию случаи в практике языка возникают относительно редко".

Таким образом, мнение о том, что омонимия, хотя и нарушает "закон знака", трудностей в процессе общения не вызывает, стало в языкознании общим методом. Однако имеются факты, которые заставляют усомниться в справедливости этого мнения. Во-первых, все высказывания подобного рода носят чисто умозрительный характер и не подкрепляются данными наблюдений или экспериментов, основанных на объективной методике. Во-вторых, высказывания эти сами по себе противоречивы. Ведь если мы признаем, что для снятия неоднозначности, вызываемой омонимией, слушающему необходимо обращаться к контексту, то это уже означает, что омонимия задерживает процесс коммуникации, поскольку само обращение к контексту должно, очевидно, требовать от слушающего определенных усилий и, следовательно, некоторых временных затрат. В-третьих, мнение о том, что омонимия не затрудняет общения, встречается лишь в работах, рассматривающих омонимию главным образом в индоевропейских языках. Совсем по-иному оценивают роль омонимии в процессе коммуникации исследователи языков Юго-Восточной Азии, в которых она получила очень сильное развитие.

Рассмотрев в первом разделе вопрос о происхождении, столкновении и роли омонимов в языке, мы изложили взгляд многих ученых на эту проблему, сопоставили точки зрения лингвистов разных стран и даже разных эпох. Во втором разделе мы коснемся вопроса о классификации омонимов, также приведем несколько классификаций разных авторов и представим свою, на наш взгляд, самую оптимальную. В заключительной главе мы рассмотрим проблему омонимов в окружении контекста и предпримем попытку дать количественную характеристику употребления омонимов в речи.


Раздел 2. Омонимы и их использование в речи


2.1 Классификация омонимов


Несмотря на то, что изучение омонимии ведется уже давно, до сих пор не существует ни общего определения омонимов, ни сложившейся терминологии в этой области.

Существует много мнений относительно классификации омонимов. Обычно в учебной литературе выделяется четыре основных признака омонимии: два в плане выражения (тождество звучания и тождество написания) и два в плане содержания (различие лексических и различие грамматических значений). Но на фоне таких классификаций существуют и более развернутые (как, например, приводимая Ахмановой О.С.) и очень детальные и подробные (Щайкевич А.Я., Малаховский Л.В., Маслов Ю.С. и другие).

В словаре лингвистических терминов под редакцией О.С. Ахмановой мы находим такое определение омонимов: "Омонимы (равнозвучащие слова) англ. homonyms. Две (или более) разные языковые единицы, совпавшие по звучанию (т.е. в плане выражения). Рус. тушь - туш, ключ (в замке) - ключ (родник); англ. can -can, mat - mat." Далее дается их классификация: "Омонимы абсолютные (полные омонимы), англ. absolute (full) homonyms. Омонимы, в которых все составляющие их морфемы полностью совпадают по звучанию, совершенно расходясь по значению. Англ. mat - mat. Омонимы грамматические, англ. grammatical homonyms. Грамматические аффиксы, совпадающие по звучанию, но несовместимые по значению. Рус. -а в "стола" - а в "жена"; англ. -t в leapt - -t в shalt. Омонимы исторические (омонимы этимологические) англ. historical homonyms. Омонимы, возникшие вследствие звуковых изменений, происшедших в процессе развития звуковой системы языка, например англ rape "репа" - rape "насилие". Омонимы производные (омонимы синтаксические) англ. derived homonyms. Сложные и производные слова, омонимичность которых создается различием их внутреннего строения. Англ. axes pl. oт axe n. (топор) и axes pl. от axis n. (ось). Омонимы простые (омонимы корневые) англ. simple homonyms. Непроизводные (простые) слова, совпавшие по звучанию. Англ. club (клуб) - club (клюшка, бита). Омонимы синтаксические англ. syntactic homonyms. 1)Синтаксические модели, формально совпадающие при несовместимости их синтаксического содержания (значения). Пример: "Шли два студента: один - в пальто, другой - в университет". Омонимы частичные англ. partial homonyms. Омонимы, в которых не все составляющие их элементы (морфемы) совпадают по звучанию при различии значения. Пример: рус. засаливать к засолить - засаливать к засалить, англ. likes в likes and dislikes - likes в he likes". [9;c.28-288]

Однако такого мнения относительно классификации омонимов придерживаются далеко не все ученые. Основное положение, выдвинутое академиком В.В. Виноградовым в предложенной им классификации, гласит: "Омонимами… могут быть названы лишь такие лексические единицы, которые совпадают по своему внешнему звуковому облику во всех своих формах". [19;c.71] По классификации профессора А.И. Смирницкого это "полные лексические омонимы", когда омонимическими оказываются не изолированные случайные формы слов, а целые системы их форм, причем омонимия наблюдается именно между грамматически тождественными формами: единственное число mass - месса и mass - масса, мн.ч. masses - masses. [55;c.115]

Вместе с тем академик В.В. Виноградов допускает, что возможны переходные и смешанные случаи. По отношению к ним можно применить термин "частичная омонимия". [9;c.12] При этом, однако, акад. Виноградов к явлениям частичной омонимии относит лишь те случаи, когда совпадают не отдельные формы, а их значительная часть. Проф. А.И. Смирницкий очень четко проводил дифференциацию между омонимией полной и частичной, но в то же время относил к явлениям частичной омонимии совершенно различные случаи совпадения слов по их звучанию.

  1. [´lai] - "лежать" и "лгать" - совпадает несколько форм этих слов: [´laiz] - "лежит" и "лжет", [´laiiv] - "лежащий" и "лгущий".

("Частичная лексическая омонимия" в обеих классификациях);

  1. [´lait] - "свит" и "легкий", [´faund] - "основывать" и "нашел" - совпадают отдельные формы этих слов.

(По В.В. Виноградову - "омоформия", по А.И. Смирницкому - "лексико-грамматическая омонимия"). [55;c.169]

В связи с таким расхождением представляется необходимым подробнее рассмотреть состав лексико-грамматической омонимии.

Проф. А.И.Смирницкий под лексико-грамматической омонимией понимал совпадение слов в грамматически различных формах. [55;c.169] При этом он считал, что: а) если совпали слова, относящиеся к одной и той же части речи, то это простая лексико-грамматическая омонимия, например:

find - "находить" found - "основывать"

finds founds

found founded

finding founding

б) если совпавшие слова относятся к разным частям речи, то это сложная лексико-грамматическая омонимия, например:

light - "свет" light - "легкий"

lights lighter

lights lightest [55;c.169]

Но легко заметить, что между приведенными выше примерами простой лексико-грамматической омонимии (а) и сложной лексико-грамматической омонимии (б) в действительности нет принципиальной разницы, так как в обоих случаях совпадают лишь отдельные формы этих слов. Сравним также другие примеры, приведенные проф. А.И. Смирницким на простую и сложную лексико-грамматическую омонимию:

lay - "класть" и lay - "лежал",

bore - "нес" и bore - "бурав",

rose - "поднялся" и rose - "роза",

left - "оставил" и left - "левый",

где слова совпали только в изолированных формах и больше нигде не соприкасаются. [55;c.170-171] Из этого следует, что деление лексико-грамматической омонимии на простую и сложную вряд ли является оправданием. Не случайно в классификации В.В. Виноградова подобная омонимия рассматривается однопланово и притом как омоформия. [19;c.13]

Следует, однако, отметить, что в состав сложной лексико-грамматической омонимии проф. А.И. Смирницкий отнес и другие случаи совпадения слов, которые принципиально отличаются от рассмотренных выше примеров, а именно: совпадение в одних формах существительного, с одной стороны, и глагола - с другой. Так что нельзя недооценивать роль совпадения слов в их основных формах, что имеет большое значение в английском языке.

Ведь если слова принадлежат к разным частям речи, в данном случае к системе глагола, с одной стороны, и к системе имени существительного, с другой, и при этом совпадают по звучанию в своих основных формах, то это означает, что они совпадают также в формах 3л.ед.ч. наст. времени и общего падежа мн.ч. (а также в притяжательном падеже, если он имеется у данного существительного).

Именно такой пример мы находим у проф. А.И. Смирницкого, когда он относит к числу сложных лексико-грамматических омонимов:

[´b?е] "нести" и "медведь"; [´b?еz] "несет" и "медведи" (а также "медведя").

Как видим, с одной стороны, у глагола омонимическими оказываются две формы (что составляет в одних случаях 40%, а в других - даже 50%, в зависимости от того, является ли данный глагол "неправильным" или "правильным", а с другой стороны, у существительного омонимическими оказываются все формы (100%). Таким образом, к сложной лексико-грамматической омонимии отнесены слова, совпадающие в меньшинстве своих форм (light - light и др.), а также слова, совпадающие в большинстве своих форм (bear - bear).

Думается, что вряд ли можно отнести совпадение слов типа ("нести" и "медведь") к явлению омоформии: ведь совпадает по звучанию около 2/3 всех форм этих слов (5 из 8).

Но вместе с тем следовало бы предостеречь и против отнесения к омонимии ("сложной лексико-грамматической") случаев совпадения слов, связанных с конверсией, как, например, fall - "падать" и "падение".

Омонимичность этого типа неоднократно подчеркивалась проф. А.И. Смирницким. Однако в подобных случаях нет омонимии потому, что это близкие по своей семантической структуре слова, и омонимия в таких случаях, как правило, имеет место в суффиксах. Например, А.Я.Шайкевич считает, что это не лексико-грамматическая, а грамматико-лексическая омонимия. [71;c.141]

Необходимо заметить, что в отдельных, довольно редких случаях, развитие семантики в парах слов, соотносящихся по конверсии, может привести к омонимии слов, например: long - "длинный" и "тосковать", "страстно желать чего-то"; state - "состояние", "государство" и "констатировать", "заявлять"; cotton - "хлопок", "бумажная ткань" и "подружиться", "ладить", "понимать"; wage - "зарплата" и "вести (войну)".

В данном случае не так важно, принадлежат ли слова, совпавшие по звучанию, к одной и той же части речи, как их "удельный вес" в парадигмах формы. Не случайно все исследователи говорят о полной и частичной омонимии (Ахманова, Тышлер, Малаховский, Виноградов, Смирницкий, Шайкевич, Маслов и другие). Совершенно очевидно, что они при этом исходят из количественной стороны.

В связи с этим нужно отметить, что в классификации акад. В.В. Виноградова это обстоятельство учтено наиболее полно. Мы имеем в виду его концепцию об омоформии. Если в парадигмах совпадают только единичные формы, говорить об омонимии, хотя бы и частичной, представляется мало обоснованным. Особенно это относится к русскому языку с его развитыми системами склонения и спряжения.

Совсем иное положение мы наблюдаем в подобных случаях в современном английском языке, где имеется весьма ограниченная грамматическая аффиксация. В связи с этим, при совпадении по звучанию отдельных форм удельный вес их составит:


Существительное - существительноеpause - "пауза" pause - "лапы" feat - "подвиг" feet - "ноги"50% 40%Существительное - глаголwood - "лес" would mind - "разум" mined - "минировал" bread - "хлеб" bred - "вскормил" must - "вино" must - "должен" nose - "нос" knows - "знает" 50% 33% 40% 66% около 30%Существительное - прилагательноеfrank - "франк" frank - "откровенный" elder - "бузина" elder - "старшие" earnest - "задаток" earnest - "серьезный"40% 50% 66%Существительное - местоимениеeye -"глаз" I - "я" hymn - "гимн (религиозный)" him - "его, ему" sum - "сумма" some - "некоторый"33% 40% 66%Существительное - наречиеdown - "пух" down - "вниз" ware - "изделие" where - "где"66% 66%Существительное - служебные словаknot - "узел" not - "не" inn - "гостиница" in - "в" weather - "погода" whether - "ли"66% 66% 66%Глагол - глаголbuild - "строить" billed - "целовались" (клювиками) found - "основывать" found - "нашел"25% 25%Глагол - прилагательноеsaw - "пилить" soar - "болезненный" left - "покинул" left - "левый" blew - "дул" blue - "синий" bear - "носить" bare - "голый" fast - "поститься" fast - "скорый"25% ок. 30% 25% 25% ок. 30%Глагол - местоимениеmine - "минировать" mine - "мой"25% (33%)Глагол - числительноеwon - "выиграл" one - "один"33%Глагол - наречиеhear - "слушать" here - "здесь" sow - "сеять" so - "так" threw - "бросил" through - "через"40% 33% 33%Глагол - служебные словаbuy - "покупать" by - "предлог" know - "знать" no - "нет" but - "возражать" but - "кроме"40% 33% 40%Прилагательное - наречиеeven - "ровный" even - "даже"50%Местоимение - неизменяемое словоI - "я" ay - "утвердительный голос" (при голосовании)33%Числительное - наречиеtwo - "два" too - "также"66%Наречие - наречиеtoo - "также" too - "слишком"100%

Из приведенных нами примеров видно, что при совпадении только отдельных форм омонимия составляет в одних случаях 25%, в других - 30%, в третьих - 40-50%, в четвертых - 66%.

Совершенно очевидно, что положение об омоформии вряд ли может быть применено в таких случаях.

В связи с этим нам представляется целесообразным разграничение различных видов омонимии английского языка проводить на другой основе. Если слова омонимичны не во всех формах, то необходимо принять в качестве разграничительной линии совпадение по звучанию половины форм.

Таким образом, когда слова будут совпадать в половине и большей части своих форм, омонимия будет неполной, когда слова будут совпадать в меньшей части своих форм, омонимия будет частичной.

В нашей работе будем придерживаться следующей разработанной нами классификации омонимов:

  1. При совпадении (по звучанию) всех форм у слов данного звукового комплекса - омонимия полная

(bight - "бухта" и bite - "укус"

bights bites);

  1. При совпадении 50% форм и больше - омонимия неполная

(to lie - "лежать" и to lie - "лгать"

lies lieslying/lain lied)

  1. При совпадении менее 50% форм - омонимия частичная

(nose - "нос" to know - "знать"

noses knows

knowing

knew

known)

Считаем целесообразным в нашей работе привести еще одну, более развернутую, классификацию омонимов английского языка, которая также в значительной мере основывается на известной классификации А.И. Смирницкого, но где более глубоко рассмотрен вопрос лексической омонимии и проведена более глубокая дифференциация между лексико-грамматическими и грамматико-лексическими омонимами.

В основу классификации тех или иных явлений может быть положен один или несколько признаков. Самыми простыми являются классификации по одному признаку. Две классификации одних и тех же явлений, но по разным признакам, в совокупности образуют сложную классификацию - классификацию по двум признакам. Еще более сложными являются классификации по трем признакам. Вопрос заключается лишь в том, чтобы правильно выбрать признаки классификации и приложить мерку того или иного признака ко всем классифицируемым явлениям.

Само определение понятия "омоним" должно указать нам пути, по которым следует идти при решении этой проблемы. Из определения омонимов, приведенных в разделе I данной работы, можно выделить три основных, конституирующих признаки омонимов:

  • общность звучания (или шире - общность формы),
  • различие значения (или шире - содержания),
  • отнесение омонимов к словам или словоформам.

Классификации, построенные согласно этим признакам, и будут наиболее важными, наиболее существенными.

Обратимся к первому признаку. Некоторые авторы в понятие формы включают не только звучание, но и написание. (Например, Е.Ф.Ворно, М.А.Кащеева, Е.В.Малишевская, И.А.Потапова). В таком случае классификация омонимов представляется в следующем виде: 1)полные омонимы - слова, разные по значению, но совпадающие по написанию и произношению: mite - "подушка" и mite - "клещ"; 2) частичные омонимы, включающие омофоны - слова, совпадающие по звучанию, но различающиеся в написании: tear - "слеза" и to tear - "рвать". Именно эта классификация обычно приводится в практических учебниках языка, поскольку она удобна в преподавании. Однако с научной точки зрения такая классификация неубедительна, так как неубедительна сама основа классификации - взгляд на форму слова как на соединение звучания и написания. Дело в том, что письмо - явление вторичное по отношению к звуковому языку.

Как же можно классифицировать омонимы согласно первому признаку - общность формы (-звучания)? Представляется возможным разделить все омонимы на две большие группы: фонематические и фонетические. У фонематических омонимов состав фонем одного слова полностью совпадает с фонемным составом другого слова: Plane - самолет и Plane - чинар. Большинство омонимов относится к этой группе.

Фонетические омонимы представляют полное тождество друг с другом с аккустически-артикулярной (фонетической) точки зрения, однако, при фонологическом анализе наружу выступает различие фонемного состава этих омонимов. Теоретически такое положение возможно лишь в одном случае - при существовании слабой позиции, в которой дифференциальные признаки двух или более фонем исчезают, противопоставление этих форм нейтрализуется. К фонетическим омонимам следует отнести английские омонимы типа paw (лапа) и pour (лить), raw (сырой) и roar (ревешь), saw (пила) и sore (больной) и т.п. При определенных условиях (перед гласным следующего слова) на конце слов, имеющих в орфографии r, звучит r.

По признаку различия в значении все омонимы делятся на три неравные группы. Прежде всего, выделяются лексические омонимы, т.е. омонимы, различающиеся только лексическим значением, при полном совпадении грамматического значения однозвучных форм: oar (весло) и ore (руда), bill (алебарда) и bill (билль) - формы общего падежа, to meet (встречать) и to mete (мерить) - формы инфинитива.

Прямую противоположность лексическим омонимам представляют собой грамматические омонимы, т.е. омонимы, различающиеся только своим грамматическим значением, но абсолютно тождественные по своему лексическому значению (следовательно, грамматические формы одного и того же слова): sheep (овца) ед.ч. и sheep (овцы) мн.ч.

Между этими двумя крайними типами располагаются все остальные омонимы, которые можно условно назвать лексико-грамматическими. Любая пара лексико-грамматических омонимов обнаруживает различие, большее или меньшее, как в лексическом, так и в грамматическом значении.

Следуя Е.И. Шендельс [72;c.16], можно выделить в грамматической омонимии случаи внешней грамматической омонимии, т.е. омоформы, входящие в парадигмы разных грамматических категорий слова, и случаи внутренней грамматической омонимии, т.е. омоформы (he) were (он был бы) и (we) were (мы были), где разница заключается в грамматическом значении числа и наклонения.

Примеры внутренней грамматической омонимии: sheep (единственное и множественное число). При внутренней грамматической омонимии омоформы различаются лишь в пределах одной грамматической категории (падежа или числа, или лица и т.д.).

Среди лексико-грамматических омонимов прежде всего можно выделить простые лексико-грамматические омонимы, т.е. омонимы, принадлежащие к одной и той же части речи: maze - лабиринт (общий падеж) и Mays - мая (притяжательный падеж), to fell (валить) и fell (упал).

Лексико-грамматические омонимы, относящиеся к разным частям речи, называются сложными лексико-грамматическими омонимами: to bear - нести (глагол), bear - медведь (существительное) и bare - голый (прилагательное), must - должен (глагол) и must - сусло (существительное).

Тип лексико-грамматических омонимов не представляет собой систему однородных явлений. У различных пар лексико-грамматических омонимов на первый план выступает то различие лексического значения, то различие в значении грамматическом.

Среди однокорневых сложных лексико-грамматических омонимов выделяют группу грамматико-лексических омонимов, т.е. омонимов, у которых различие грамматического значения явно превалирует над различением лексического значения. Эти омонимы особенно характерны для английского языка с его конверсией, чрезвычайно употребительным способом словообразования.

Рассмотрим несколько примеров грамматико-лексических омонимов. В английском языке почти от каждого не особенно длинного существительного можно образовать по конверсии глагол, который станет грамматико-лексическим омонимом к существительному: patch (заплата) и to patch (делать заплаты), steel (сталь) и to steel ((покрывать сталью), dupe (простофиля) и to dupe (обманывать). Грамматико-лексическими омонимами в английском языке могут быть не только глагол и существительное, но и существительное и прилагательное: dummy (манекен, болван) и dummy (подставной), прилагательное - наречие: daily (ежедневный) и daily (ежедневно) и т.д.

Остается рассмотреть еще один основной признак классификации омонимов. В зависимости от того, совпадают ли по звучанию отдельные формы разных слов или по звучанию совпадают слова в совокупности всех своих форм, можно различать омонимы полные и частичные.

Полными омонимами называются слова, совпадающие друг с другом по звучанию во всех своих формах: saw (пила) и saw (поговорка). Частичные омонимы совпадают по звучанию лишь в части своих форм: brake (тормозить) правильный глагол и break (ломать) неправильный глагол.

Итак, согласно трем основным признакам, указанным выше, омонимы можно делить на 1) фонетические и фонематические; 2) лексические, лексико-грамматические, грамматико-лексические и грамматические; 3)полные и частичные.

Интересно, как соотносятся друг с другом эти три классификации. Первая классификация не связана внутренне с двумя другими. Что касается второй и третьей, то они тесно переплетаются друг с другом.

Лексические омонимы могут быть как полными, так и частичными. Чем разнообразнее формы словоизменения в пределах одной и той же части речи, тем менее возможностей для полной лексической омонимии. Так, если в древнеанглийском языке с 8 типами склонения существительных, с 10 типами спряжения глагола частичные омонимы составляли 45% общего числа лексических омонимов, то к настоящему времени в результате сокращения форм словоизменения и унификации типов словоизменения их удельный вес сократился до 1%.

Остальные лексико-грамматические омонимы, как правило, могут быть только частичными. Найдено всего несколько примеров лексико-грамматических полных омонимов: our (наш) и hour (час). Грамматико-лексические омонимы чаще всего бывают частичными. К полным грамматико-лексическим омонимам относятся, прежде всего, неизменяемые слова-омонимы. Сюда же относятся некоторые изменяемые слова: hard - тяжелый (прилагательное) и hard - тяжело (наречие), long - длинно (наречие) и long - длинный (прилагательное).

Представляет интерес проблема полной грамматической омонимии. Действительно, может ли существовать слово, все формы которого омонимичны друг другу? Не является ли такое слово неизменяемым, т.е. не имеющим никаких форм? Принципиально говоря, такая полная грамматическая омонимия возможна. Примером такой омонимии в английском языке может служить личное местоимение you. Это местоимение ничем не отличается по своему значению от остальных личных местоимений, следовательно, оно должно иметь те же грамматические формы (падеж), что и остальные личные местоимения. Таким образом, слово you существует в двух омонимичных друг другу падежах.

Описанную выше классификацию омонимов можно представить в таблице:


Полная омонимияЧастичная омонимияГрамматическая омонимияYou ("I saw you" - объектный падеж) You ("You saw me" - именительный падеж)Sheep ("One sheep" - единств. число) Sheep ("Many sheep" - мн. число)Грамматико- лексическая омонимияСложная омонимияThe - артикль The - союз ("the more, the better")Patch (заплата - существительное) To patch (делать заплаты - глагол)Лексико- грамматическая омонимияоOur (наш) Hour (час)Bear (медведь) Bare (голый)Простая омонимияFell (упал - от глагола to fell) To fell (валить)Лексическая омонимияSaw (тела) Saw (поговорка)To wear (носить - неправильный глагол) To ware (беречься)

Как видно из таблицы, все омонимы делятся на полные и частичные, но только грамматические не подразделяются на сложные и простые. Более того, лексико-грамматические и грамматико-лексические омонимы чаще всего бывают частичными.

В современном английском языке преобладают полные лексические омонимы, примерно 48-50% ([´skeil] "чешуя" и "масштаб") и частичные, сложные лексико-грамматические омонимы, примерно 45% ([´rouz] "роза" и "встал"). На частичные, лексические омонимы ([´dai] "красящее вещество" и "игральная кость") и простые, лексико-грамматические омонимы ([´lei] "лежал" и "класть") приходится 5-7% (почти поровну).


2.2 Омонимы и лексический контекст


В ходе своего исторического развития звуковая структура и грамматический строй английского языка претерпели значительные изменения, обусловившие односложность очень многих слов, в большинстве своем являющихся одновременно корневыми. Важно при этом иметь в виду, что роль их в языке чрезвычайно велика благодаря их большой употребительности. Эта особенность языка получила яркое отражение в составе омонимики: из 2549 слов-омонимов, по данным Большого Оксфордского словаря, 2286, или 89%, являются односложными словами (двухсложных слов-омонимов насчитывается 230, или 9,1%, а трехсложных 24, или 0,9%). Таким образом, в отличие от современного русского языка, в современном английском языке подавляющая масса омонимов относится к сфере непроизводных слов: [´о:l], [´ai], [iе], [´auе], [´pen], [´p?nt], [´poul], [´poust] и т.д. и т.п. Эти же факторы обусловили (вместе с позднейшими фонетическими изменениями) совпадение по звучанию 1370 различных по этимологии слов, или 93% всех омонимов.

Следует иметь в виду, что в процессе общения число возможным омонимических вариаций (комбинаций) может быть значительно большим. Так, за звуковым комплексом [´poul] скрывается всего 6 созвучных слов: pole "столб" - (to) pole - "подпирать шестами"; pole - "полюс", "поляк"; poll - "голосование" - (to) poll "проводить голосование". В действительности здесь возможно использование 13 омонимических вариаций (комбинаций), в которых примут участие 26 лексических и лексико-грамматических омонимов:

  1. "полюс" - "голосовать",
  2. "полюс" - "голосование",
  3. "полюс" - "поляк",
  4. "полюс" - "столб",
  5. "полюс" - "подпирать шестами",
  6. "столб" - "голосование",
  7. "столб" - "голосовать",
  8. "столб" - "поляк",
  9. "поляк" - "голосовать",
  10. "поляк" -"голосование",
  11. ""поляк" - "подпирать шестами",
  12. "подпирать шестами" - "голосование",
  13. "подпирать шестами" - "голосовать".

В связи с этим заслуживает внимания то обстоятельство, что в составе омонимики английского языка преобладают группы созвучных слов (а не пары). Итак, мы насчитываем по Большому Оксфордскому словарю омонимических групп с 3 созвучными словами 292 (2 варианта, иногда 3), с 4 созвучными словами - 139 (4 варианта, иногда 5, редко 6), с 5 созвучными словами - 64 (8 вариантов, иногда 9), с 6 созвучными словами - 16 (13 вариантов), с 7 созвучными словами - 3 (19 вариантов), с 8 созвучными словами - 2 (25 вариантов), с 9 созвучными словами -1 (33 варианта). Созвучных пар слов всего 326.

Как же, в связи с таким большим числом омонимов в языке, решается проблема дифференциации омонимов в окружении контекста. Ведь Р.Бриджз, специально занимавшийся этим вопросом, утверждает, что в английском языке имеется от 1600 до 2000 слов-омофонов. Если считать предельный запас слов в разговорной речи образованного человека в Англии от 3000 до 5000 слов, то процент омофонов оказывается очень большим.

Вопрос влияния контекста на идентификацию значения омонимов не было, как таковое, явлением исследования. В лингвистике можно встретить лишь отдельные общие замечания о том, что контекст ликвидирует омонимию, что омонимия не такая уж и опасная, так как слова живут в связной речи, в предложении. Из контекста обычно бывает ясно, какое именно значение у того или иного омонима; случаи, которые действительно угрожали правильному пониманию, в речевой практике встречаются сравнительно редко. Высказывалось и противоположное мнение. Так, А.А. Реформаторский считает, что "омонимы во всех случаях - это жалкое неразличение того, что должно различаться. Поэтому позитивную роль омонимы играют только в каламбурах и анекдотах, где как раз необходима "игра слов", а в остальных случаях омоним - только помеха взаимопониманию" [52.;c.60]

В нашей работе мы рассмотрели отношения слова-омонима и контекста. Хотим ответить на все такие вопросы: зависит ли значение омонима от контекста? Если зависит, то в какой мере и как? Если не зависит, какая в этом случае роль контекста относительно омонима?

В литературе можно выделить два направления. Одни - рассудительные автономисты - считают, что значение слова не всегда зависит от лексического окружения и что слово может претендовать на относительную автономию. Другие - контекстуалисты - утверждают, что слово приобретает значение только в контексте. К крайним контекстуалистам можно отнести, например, американского ученого Г. Уолпола, который писал: "A symbol has meaning only in its context". [104;с.105]

Опровергал существование слова независимо от контекста также Л. Ельмолеев, который считал, что "в абсолютной изоляции каждый знак не имеет ни единого значения; смысл есть только в комбинации лингвистической формы и контекста. [30;c.424] В литературе языкознания более распространены контекстуальные идеи.

Как же зависит слово-омоним от контекста? Значение омонима, который существует как потенциал в системе языка, актуализируется в речи, то есть в контексте. Неправильным было бы утверждать, что контекст или ситуация речи не имеют значения для правильного понимания фонетического комплекса. Каждый, что переводил с иностранного языка или кому приходилось толковать изолированные слова, знает, что нельзя говорить о независимости слова-омонима от контекста. Без контекста установить значение омонима невозможно. Это признают множество исследователей. Зависимость омонима от контекста можно доказать экспериментально. Когда вам предложат изолированное слова, например, англ. bank, то вы не знаете, что имеется в виду - "банк" или "насыпь". Но если дать пару слов: account-bank, snow-bank, первое слово ограничивает ассоциации, вызванные другим словом, до определенной сферы. Как показал С. Ульман, значение омонима по сравнению с переносным значением слова и многозначным словом максимально зависит от контекста. Если нарисовать шкалу зависимости слова от контекста (по увеличению роли контекста), то омонимы будут стоять на вершине этой шкалы. [103;c.62-63]

Какова же роль контекста относительно омонима? Некоторые ученые утверждают, что в случае многозначности слова, под которым понимают полисемию и омонимию, элементы контекста уточняют, детерминируют значение исследуемого элемента. Действующий элемент контекста называют знаком выбора или детерминатором значения исследуемого элемента. [76;c.14] Такое определение роли контекста, по нашему мнению, относится больше к полисемии, а не к омонимии. Касательно омонимии более правильным было бы согласиться с мнением Л. Антала, который писал: "Контекст не детерминирует, не устанавливает значение омонимичной формы, так как у нее уже было свое значение прежде, чем появилось активное окружение. Словесное окружение только показывает, какой знак мы можем принять… Для слушающего словесное окружение указывает на необходимое значение, на основании предварительно известных значений, которые предваряли контекст. Окружение дает только необходимую ориентацию, а не "создает" значение. [80;c.64] Таким образом, элемент контекста, который помогает узнать и идентифицировать значение омонима, мы называем семантическим индикатором или показателем значения омонима.

Приведем примеры.

"Mine is a long and sad tale!" said the Mouse, turning to Alice, and sighing… It is a long tail, certainly", said Alice, looking down with wonder at the Mouses tail; "but why do you call it sad?" [82;c.62] (Обыграны омонимы tale - рассказ и tail - хвост).

"I had not!" cried the Mouse, sharply and very angrily. "A knot!" said Alice… "Oh, do let me help to undo it." [82;c.64] (Омонимы not - не и knot - узел).

"But they were in the well", Alice said to the Dormouse, not choosing to notice this last remark. "Of course they were," said the Dormouse - "well in". [82;c.115] (Омонимы well - колодец и well - полностью, как следует).

"Of course it is", said the Duchess, who seemed ready to agree to everything that Alice said; "there is, a large mustard mine near hear. And the moral of it is - "The more there is of mine, the less there is of yours." [82;c.134] (Омонимы mine - рудник и mine - мой, моего).

"Why, there they are!" said the King triumphantly, pointing to the tarts on the table. "Nothing can be clearer than that. Then again - "before she had this fit" - you never had fits, my dear, I think?" he said to the Queen… "Then the words dont fit you", said the King… [82;c.172] (Омонимы fit - приступ и fit - годиться).

Here the Red Queen began again. "Can you answer useful questions?" she said. "How is bread made?" "I know that!" Alice cried eagerly. "You take some flour - " "where do you pick the flower?" the White Queen asked. "In a garden, or in the hedges?" (Омонимы flour - мука и flower - цветок).

"Well? It isnt picked at all", Alice explained: "Its ground - " "How many acres of ground?" said the White Queen. [83; c.184] (Омонимы ground - молотый, молоченный и ground - земля).

Однако каламбуры строятся также и на стилистическом использовании разных значений одного и тог же слова.

Так, в романе Голсуорси "Серебряная ложка" имеется следующее место:

  • "Mr.Michael Mont, M.P.?"
  • "Yes."
  • "Mrs.Michael Mont at home?"
  • "I think so. What do you want?"
  • "I must see her personally, please."
  • "Who are you from?"
  • "Messrs. Sottlenhite and Stark; a suit."
  • "Dressmakers?"
  • The young man smiled/
  • "Come in." said Michael, "Ill see if shes at home."
  • Fleur was in the parlour.
  • "A young man from some dressmakersfor you, dear,"
  • "Mrs. Michael Mont? In the suit of Ferrar against Mont - libel. Goodbye, madam." [89;c.342-343]

Желая придать максимально возможный эффект давно назревшей развязке, писатель столкнул два различных предметно-логических значения слова suit - "костюм" и "тяжба", но наметившаяся двусмысленность была устранена заключительным предложением.

Весьма редко созвучные слова встречаются в одном и том же предложении. Например: "But David Grief was a true [´s?n] of the [´s?n] and he flourished in all its ways." [94;c.97] И без привлечения предыдущих или последующих предложений ясно, что в первом случае речь идет о человеке, а во втором - о светиле.

У Диккенса в романе "Оливер Твист" каламбур построен на использовании производного и основного значений звукового комплекса [´b]:d] - "правление" и "стол": "Bow to the board", said Bumble, Oliver brushed away two or three tears that were lingering in his eyes; and seeing no board but the table, fortunately bowed to that." [85;c.38] В специальной литературе вопрос о том, имеем ли мы здесь полисемию или омонимию, дебатируется давно и остро. Брэли, Блумфилд и другие считают, что board давно распалось на несколько омонимов. [79;с.432-433] Большой Оксфордский словарь относит этот пример к числу неясных, спорных. [100;c.952] Но подавляющее большинство лексикографических источников рассматривает его как многозначное слово. [101]

Рассмотрим примеры употребления омонимов в каламбурах. Каламбур (англ. pun) - стилистический оборот, игра слов, основанная на комическом обыгрывании созвучных слов или словосочетаний с несовместимыми значениями. [46;c.95] Каламбур строится на полисемии, омонимии, омографах, шуточной этимологизации слов и т.д. Вот как описывает технику создания каламбура народно английское стихотворение:

орфографический слово омоним английский

A pun is the lowest of witdoes not tаx brain a bit,merely takes a word thats plainpicks one out that sounds the samesome letters may be changedothers slightly disarranged,to the meaning gives a twist,must delights the humoristsample now may help to showway a good pun ought to go.

"It isnt the cough that carries you offs the coffin they carry you off in."


Объединение несовместимых понятий, построенное на созвучии слов, приводит к смысловому абсурду и создает комический эффект.

Есть несколько видов каламбура по Мороховскому:

  1. игра слов, основанная на полисемии: A lank, strong, red-faced man with a Wellington beak and small, fiery eyes tempered by flaxen lashes, sat on the station platform at Los Pinos swinging his legs to and fro. At his side sat another man, fat, melancholy and seedy, who seemed as a reversible coat-seamy on both sides.
  2. на полной или частичной омонимии:

Diner: Is it customary to tip the waiter in this restaurant?: Why-ah-yes, sir.: Then hand me a tip. Ive waited three - quarters of an hour.

  1. на созвучии, т.е. на омофонных лексических элементах:

The soldiers were not vindictive. […] They were not crushed by defeat or beyond that point. They carried on. People sneer at the expense of "carry on". So like carrion, you know. All right, let them sneer. (R Aldington).

На основе приведенных примеров и полученной классификации можно определить частотность употребления омонимов в английском языке на примере лексического контекста.

В современном английском языке преобладают полные лексические омонимы, примерно 46% ([´skeil] - "чешуя" и "масчштаб") и частичные, сложные лексико-грамматические омонимы, примерно 40% ([´rouz] - "роза" и "встал"). На частичные, лексические омонимы ([´dai] - "красящее вещество" и "игральная кость") и простые, лексико-грамматические омонимы ([´lei] - "лежал" и "класть") приходится 5-7% (почти поровну). Реже встречаются грамматико-лексические, примерно 3-4%, и грамматические - 2%.


КлассификацияПроцентное соотношениеПолные лексические46%Сложные лексико-грамматические40%Частичные лексические5%Простые лексико-грамматические7%Грамматико-лексические4%Грамматические2%


Тезис о положительной роли, которую "омонимы играют только в каламбурах и анекдотах, где как раз нужна "игра слов", в прочих же случаях омонимы - только помеха пониманию" убедительно опровергается толковыми словарями современного английского языка, содержащими частоты нескольких десятков тысяч наиболее распространенных слов, полученных путем статической обработки огромного числа текстов преимущественно художественной прозы.

Учитывая, что критикуемая нами точка зрения нашла отражение не только в научной литературе, но и в учебной, мы считаем необходимым дать список омонимов, входящих в первую по частотности употребления тысячу слов современного английского языка.

Несколько слов о структуре текста.

Высокочастотные омонимы даны в списке первыми. Цифры слева указывают порядковый номер, а справа - к какой тысяче по частотности относится одинаково звучащее слово. Буквенные сокращения показывают этимологию омонимов, находящихся в первой тысяче: а - английский, г - голландский, гр - греческий, двн - древненемецкий, л - латинский, ск - скандинавский, ф - французский. Тире справа поясняет, что данный омоним не входит в число наиболее часто встречающихся 20 тысяч слов английского языка. [101] Вопросительный знак означает, что "национальное происхождение" данного омонима неизвестно.




Итак, как видно из примеров, реализация значения омонима не зависит от контекста, в то время как значение полисемичного слова детерминируется контекстом. Это и есть разница между омонимией и полисемией в контекстологичном аспекте. Нарушения общения не происходит, потому что омонимы различаются целым рядом факторов, прежде всего лексико-семантического характера, грамматического, графического и, наконец, в очень многих случаях, их сочетания.

Из приведенного списка видно, что только в первой - самой высокочастотной по употребительности в речи - тысяче слов современного английского языка имеется 254 омонима (25,4%). Это убедительно свидетельствует в пользу того, что омонимы служат средством обмена мыслями, опытом, средством познания действительности и выражения чувств.

Использование их для каламбуров представляет собой частный случай, исключение. В качестве каламбуров в равной мере могут выступать и многозначные слова.

Одной из отличительных черт, свойственных английскому языку, является его большая многозначность. Слово в современном английском языке отличается весьма малой автономией, в связи с чем его понимание во многих случаях оказывается возможным только в контексте, размеры которого могут варьироваться от сочетания нескольких слов до двух, трех и более абзацев.

Роль контекста в раскрытии того или иного лексического значения слова признается всеми. Но при этом выявилось принципиальное расхождение среди авторов. Некоторые ученые полагают, что слово приобретает значение только в контексте - вне предложения, вне контекста слов нет. Разумеется, слово, взятое отдельно, изолированно от других, имеет зачастую смутное, расплывчатое значение, так как отсутствует связь с конкретной окружающей действительностью. Верно также, что и лексическое значение слова и его грамматическое значение исчерпывающим образом раскрываются лишь в связной речи. Но делать из этого вывод, что вырванное из связи слово мертво, мы считаем неправомерным. Ученые, с разных позиций отрицающие реальность значений отдельных, изолированно взятых слов, тем самым отрицают присущую слову относительную самостоятельность.

Следует подчеркнуть тот неоспоримый факт, что если бы слова не обладали значением, создание словарей - толковых, двуязычных, специальных и т.д. - было бы невозможно и бессмысленно (они наполнялись бы мертвыми словами, пустыми звуками); процесс общения, передачи опыта, обмен мыслями не могли бы успешно осуществляться. Из этого следует, что переоценивание контекста совершенно не оправдано.


Выводы


Данная дипломная работа является самостоятельным исследованием научной проблемы явления омонимии в современном английском языке.

Входе работы было проанализировано большое количество материала по данной теме, изучены работы как ученых занимающихся этой проблемой, так и таких признанных авторов в области языкознания как В.В. Виноградова, А.И. Смирницкого, Л.С. Бархударова и многих других. При написании работы были использованы и источники зарубежной литературы. Использовались научные труды шведского профессора Ульмана, французского исследователя Ш. Балли и многих британских и американских авторов, таких как Блумфилд, Уилбямз и др.

В работе проанализированы точки зрения многих авторов по этой проблеме. Сопоставлены разные мнения касательно этого явления и сделан вывод о том, что омонимы не затрудняют общения и не являются помехой как для слушающего, так и для говорящего. Язык, практически, не испытывает никаких неудобств от существования омонимов и они обычно не мешают пониманию, поскольку омонимы разграничиваются для слушающего контекстом и ситуацией.

В ходе работы был сделан вывод, что слово хоть и зависит от контекста и взятое изолированно от других, имеет зачастую смутное, расплывчатое значение, но говорить, что вырванное из связи слово мертво, мы считаем неправомерно.

Результатом работы явилась классификация омонимов, выведенная по результатам сопоставительного анализа уже существующих и, полученное на примере художественной литературы, определение количества омонимов, которые приходятся на каждую категорию.

В работе выполнены все поставленные задачи:

  1. изучено место, занимаемое омонимами в современном английском языке. Сделан вывод, что омонимия - это закономерное явление, и оно является неизбежным при развитии любого языка.
  2. прослежено возникновение омонимов и их изменение с течением времени. Мы определили, что омонимия - это устойчивое лингвистическое явление.
  3. изучено явление "столкновения омонимов" и определили, что хотя оно и имеет место в языке, но встречается довольно редко.
  4. проанализированы различные классификации омонимов и на основании полученных данных, выведена новая классификация для осуществления цели исследования.
  5. определена частотность употребления омонимов на примере лексического контекста и сделан вывод о том, что омонимы довольно распространены в речи.

Данная тема не достаточно изучена на сегодняшний день. Эту проблему можно рассмотреть в следующих аспектах: появление новых омонимов в английском языке, уделить внимание разным видам омонимов и аббревиатуре, определить роль омонимов в процессе коммуникации.


Список литературы


  1. Абаев В.И. О подаче омонимов в словарях // Вопросы языкознания.- 1957.- №3.- с.34-38.
  2. Адмони В.Г. Основы теории грамматики.- М.-Л.: Наука, 1964.- 430с.
  3. Антрушина Г.Б. Лексикология английского языка.- М.:Высшая школа, 2001.-222с.
  4. Арбекова Т.И. Лексикология английского языка: Парктический курс.- М.:Высшая школа, 1977.- 246с.
  5. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка.- М.:Книга, 1959.- 306с.
  6. Арнольд И.В. Семантическая структура слова в современном английском языке и методика ее исследования (На материале имени существительного).- Л.:Прогресс, 1966.- 190с.
  7. Ахманова О.С. О принципах и методах лингвостилистического исследования.- М.:Изд-во Московского университета, 1966.- 224с.
  8. Ахманова О.С. Лексикология английского языка.- М.:Книга,1966.- 230с.
  9. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов.- М.:Книга, 1966.- 980с.
  10. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка: Пер. с фр. - М.:Прогресс,1955.- 236с.
  11. Бархударов Л.С. Очерки по морфологии современного английского языка.- М.:Прогресс,1975.- 185с.
  12. Блумфилд Л. Язык.- М.:Прогресс, 1968 - 392с.
  13. Бонк Н.А., Копиит Г.А., Лукъянова Н.А. Учебник английского языка. Ч 1.- М.: Высшая школа, 1983.- 280с.
  14. Будагов Р.А. Введение в науку о языке.- М.:Книга, 1958.- 430с.
  15. Булаховский Л.А. Из жизни омонимов //Русская речь.- 1928.- №3.- С.47-60.
  16. Булаховский Л.А. Введение в языкознание. Ч.II.- М.:Высшая школа, 1953.- 930с.
  17. Вавилов Н.А. Некоторые принципы классификации омофонов// Грамматические и лексико-семантические исследования.- Калинин: Изд-во университета.- 1975.- С.20-25.
  18. Виноградов В.В. Краткий словарь лингвистических терминов.- М.:Прогресс,1995.- 824с.
  19. Виноградов В.В. Об омонимии и смежных явлениях// Вопросы языкознания.- 1960.- №5.- С.3-17.
  20. Виноградов В.В. Русский язык.- М.: Просвещение,1947.- 240с.
  21. Вопросы языкознания, 1957, 1958: Лексикографический сборник.- М.:1960.- 99с.
  22. Ворно Е.Ф., Кащеева М.А., Малишевская Е.Ф. Лексикология английского языка.- Л.: Высшая школа,1955.- 140с.
  23. Воронцова Г.Н. Очерки по грамматике английского языка.- М.: Прогресс,1960.- 160с.
  24. Галкин - Федорчук Е.М. Современный русский язык. Лексика.- М.:Прогресс, 1954.- 265с.
  25. Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка.- М.:Просвещение,1952.- 340с.
  26. Головин Б.Н. Введение в языкознание.- М.:Высшая школа, 1973.- 173с.
  27. Задорожный М.И. О границах полисемии и омонимии.- М.:Высшая школа,1971.- 240с.
  28. Иванова И.П. Об историческом рассмотрении омонимии // Проблемы сравнительной филологии.- 1981.- №1.- С.204-210.
  29. Иванова И.П., Бурлакова В.П., Поченцов Г.Г. Теоретическая грамматика современного английского языка.- М.:Высшая школа, 1948.- 280с.
  30. Ильин Б.А. Современный английский язык: Теоретический курс.- М.:Высшая школа, 1948.- 485с.
  31. Исследования по английской лексикологии: Сб.науч.ст.- М.:Прогресс, 1971.- 144с.
  32. Калугина В.В., Каушанская В.Л., Ковнер Р.Л. Грамматика английского языка.- Л.:Прогресс, 1963.- 199с.
  33. Конецкая В.П. Исследования лексических омонимов // Исследования по английской лексикологии.- 1961.- №2.- С.84-110.
  34. Кухаренко В.А. Интерпретация текста.- М.:Прогресс, 1979.- 256с.
  35. Лексикология английского языка // Под ред. Н.Н.Амосовой.- М.:Учпедгиз, 1995.- 218с.
  36. Лингвистические исследования 1972: Сб. статей.- М.:Высшая школа, 1973.- 360с.
  37. Лингвистическая терминология и прикладная топономастика: Сб.статей.- М.: Наука,1964.- 135с.
  38. Лингвистический энциклопедический словарь/ Гл.ред. В.Н.Ярцева.- М.:Книга,1990.- 345с.
  39. Малаховский Л.В. О возможностях сравнительно-типологического исследования омонимии// Проблемы семантики.- М.:Наука, 1974.- С.272-278.
  40. Маалховский Л.В. Теория лексической и грамматической омонимии.- Л.:Поргресс, 1990.- 235с.
  41. Малаховский Л.В. Структура английской омонимики и ее отражение в словарях // ИЯШ.- 1978.- №1.- С.81.
  42. Марузо Ж. Словарь лингвистических терминов.- М.:Наука, 1960.- 826с.
  43. Маслов Ю.С. Введение в языкознание.- М.: Наука, 1975.- 420с.
  44. Маулер Ф.И. Грамматическая омонимия в английском языке.- Орджоникидзе, 1977.- 143с.
  45. Маулер Ф.И. Грамматическая омонимия в современном английском языке.- Ростов, 1983.- 136с.
  46. Мороховский А.Н., Воровьева О.П., Лихошерст Н.И. Стилистика английского языка.- К.:Высшая школа, 1991.- 272с.
  47. Новый англо-русский словарь:Ок.160000 слов и словосочетаний/ В.К.Мюллер, В.Л.Дашковская, В.А.Каплан и др.- 4-е изд., стер.-М.: Русский язык, 1997.- 880с.
  48. Новый Большой англо-русский словарь: В 3т./ Ю.Д.Апресян, Э.М.Медникова, А.В.Петрова и др./ Под общ. рук. Ю.Д.Апресяна и Э.М.Медниковой.- 3-е изд., стер.- М.: Русский язык, 1999.- 832с.
  49. Пассек В.В. К омонимии словоизменительных суффиксов (окончаний) в английском языке // Вопросы языкознания.- 1960.- №5.- С.80-84.
  50. Процессы развития в языке: Сб.статей.- М.: Изд-во ВПШ и АОН, 1959.- 196с.
  51. Раевская Н.М. Лексикология английского языка.- К.:Высшая школа, 1973.- 304с.
  52. Русская филология. Украинский вестник.- Харьков:Фолио, 1995.- 52с.
  53. Реформаторский А.А. Введение в языкознание.- М.:Наука, 1967.- 345с.
  54. Смирницкий А.И. Некоторые замечания по английской омонимике/ ИЯШ.- 1948.- №5.- С.10-15.
  55. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка.- М.:Наука, 1956.- 386с.
  56. Словарь иностранных военных сокращений /Под ред.М.П.Егорова.- М.:-Военное издательство МОСССР, 1961.- 224с.
  57. Соболева Н.А. Словообразовательная полисемия и омонимия.- М.:Прогресс,1980.- 188с.
  58. Современный русский язык. Лексикология /Под ред. Л.А.Новикова.- М.:Высшая школа,1987.- 340с.
  59. Соловьева Н.К. Лексикология современного английского языка.- Минск: Наука, 1973.- 130с.
  60. Стилистика английского языка.- М.:Наука,1991.- 115с.
  61. Стилистика разговорной речи в иностранных художественных произведениях: Межвузовский сб.науч.трудов.- Ростов н/Д:РГПИ,1987.- 131с.
  62. Супрун Н.И. Омонимы в речи // Учен.зап. Горьк.гос.пед.ин-та иностр.языков, 1967.- С.76-77.
  63. Трнка Б. Замечания об омонимии //Пражский лингвистический кружок: Сб.статей.- М.:Наука, 1976.- С.147-149.
  64. Тышлер И.С. К вопросу о судьбе омонимов (на материале современного английского языка) // Вопросы языкознания.- 1960.- №5.- С.80-84.
  65. Тышлер И.С. Словарь омонимов современного английского языка.- Саратов: И-во Саратовского ун-та, 1963.- 200с.
  66. Тышлер И.С. Слвоарь лексических и лексико-грамматических омонимов.- Саратов: Из-во Саратовского ун-та, 1975.- 348с.
  67. Тышлер И.С. Омонимия в современном английском языке.- Саратов, 1988.- 186с.
  68. Фалькович М.М. К вопросу об омонимии и полисемии // Вопросы языкознания.- 1960.- №5.- С.85-88.
  69. Филин Ф.П. Вопросы омонимии.- М.:Наука,1960.- 60с.
  70. Холодович А.А. Проблемы грамматической теории.- Л.:Наука,1979.- 406с.
  71. Шайкевич А.Я. О принципах классификации омонимов// Процессы развития в языке.- 1959.- С.125 - 143.
  72. Шендельс Е.Н. О грамматической омонимии // ИЯШ.- 1968.- №6.- С.15-25.
  73. Эльянова Н.М., Лейн М.Д. Некоторые трудности английского языка// Лексический справочник.- Тбилиси: Сакартвело.- 1963.- 58с.
  74. Язык и стиль зарубежной литературы// Вестник Львовского политехнического института.- 1982.- №164.- 120с.
  75. Aldrige I. The Hunter. Editura Didactica si Pedagogica. Bucuresti, 1966.
  76. Allen R.L. The Structure of Weaning.- Jn: Proceeding of the 9th International Congress of Linguists. 1962.- 230p.
  77. Bally Ch. Traite´ de stylistique francaise. Vols. 1-2. Heidelberg, 1919. Vol.1
  78. Bally Ch.Alb. Se´chehaye´. Actes du I Congres de linguistique a la Hay, 1928.- 308p.
  79. Bradley H. The Making of English.- London, 1946.- 403p.
  80. Bloomfield L. Language. New York, 1933.
  81. Bridges R.S. On English Homophones // Society for Pure English. Oxford, 1922.
  82. Carrol Lewis. Alice in the Wonderland. Moscow, 1967.
  83. Carrol Lewis. Through the Looking-glass. Moscow, 1966.
  84. Dickens Ch. David Copperfield // III F.Iaques ed. G.Hogarth.- London etc.: Collins, 1971.- 234p.
  85. Pickens Ch. Oliver Twist. Moscow, 1987.
  86. Dieth Eugen. A geographical Contribution to the "She Puzzle": English studies, Vol XXXVI, №5, 1955.
  87. Dreiser Th. Titan. Moscow, 1956.
  88. Fernald J. Historic English. New York, 1967.
  89. Galsworthy J. The Silwerspoon. Moscow, 1956.
  90. Gillie´ron J., Roques T. Etudes de ge´ographie linguistique. Paris, 1912.
  91. Gille´ron J. et Roques. Revue de philologie et de Literature, Paris, 1910.
  92. Jespersen O. Grohth and Structure of the English language. New York, 1949.
  93. Jespersen O. Monosyllabism.- Linguistica. Selected Papers in English, French and German. Copenhagen, 1933.
  94. London J. A son of the Sun. Moscow, 1948.
  95. Nida E. The Identification of Morphemes.- Language, 1948.- 435p.
  96. Orr J. Words and Sounds in English and French, Oxford, 1953.
  97. Passy P. Petite phone´tique compare´e, Leipzig, 1922.- 122p.
  98. Ross A.S. The Fundamental Definitions of the Theory of Language.- Acta Linguistica. Vol. IV, f.3. Copenhagen, 1944.- 102p.
  99. The Advanced Learners Dictionary of Current English by Horby A.S., Gatenby E.V., Wakefield H. Oxford, 1958.
  100. The Oxford English Dictionary. Oxford, 1933.
  101. Thorndike English Dictionary.- Third Impression: London, 1961.
  102. Thorndike Century Senior Dictionary by E.L.Thorndike. New York. 1941.
  103. Ullmann S. Words and their use.- N.Y. Philosophical Library, 1951.
  104. Walpole H.P. Semantics. The Nature of Words and their Meaning.- New York, 1941.
  105. Weekley. A. Concise etymological dictionary of Modern English, 1924.
  106. Williams E.R. The Conflict of Homonums in English. New Haven, 1944.
  107. Zipf K.G. General Psycology. Provincetown, Mass., USA. 1945.

Теги: Явление омонимии в английском языке  Диплом  Английский
Просмотров: 47614
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Явление омонимии в английском языке
Назад