Когнитивно-прагматические характеристики террористического дискурса

Содержание


Введение

Глава 1. Язык в антропоцентрической научной парадигме

.1 Познавательно-коммуникативная деятельность человека

.1.1 Виды компетенций в лингвистике общения

.2 Соотношение "текст-дискурс"

.2.1 Сущность дискурса

.2.2 Типология дискурса

.2.3 Жанры дискурса

.3 Когнитивная база дискурса

.3.1 Язык и знание

.3.2 Формы представления знаний

.3.3 Когниотип в системе репрезентации знаний

.4 Выводы

Глава 2. Когнитивное представление предметной области "терроризм"

2.1 Терроризм как социальное явление

.2 Когниотипическое представление предметной области "терроризм"

2.3 Анализ вербального воплощения когниотипа предметной области "терроризм"

.4 Выводы

Глава 3. Тексты предметной области "терроризм" в свете типологических и речежанровых характеристик

.1 Жанровая вариативность текстов предметной области "терроризм"

3.1.1 Жанр информационного сообщения

.1.2 Жанр аналитического рассуждения

.1.3 Жанр описания

.1.4 Жанр официальных документов

.2 Особенности тектовой деятельности предметной области "терроризм". Террористическй нарратив

.3 Выводы

Заключение

Список использованной литературы

Список источников


Введение


Интенсивное развитие современной лингвистики привело к появлению большого числа работ, отличающихся нетрадиционным подходом к одной из основных проблем языкознания - о соотношении мысли и слова. В центре лингвистического описания ставится языковая личность и вербальная реализация ее отношений к окружающему миру. В эту непрерывно расширяющуюся область исследования входит проблематика данной диссертационной работы.

В исследовании текстовой объективации предметной сферы деятельности интегрируются достижения социолингвистики, лингвистики текста, когнитивной лингвистики, нарративного анализа, стилистики и риторики. Данные указанных наук взаимопересекаются и позволяют рассматривать текст с различных точек зрения, при этом речь идет о тексте в ситуации общения, то есть дискурсе.

Предпосылки текстуальной деятельности - когнитивные, лингвистические и др. определяют тип коммуникации, ведут к формированию ряда компетенций, из которых когнитивная рассматривается как ведущая. Описание когнитивных процессов и структур представляет особую значимость. Распределение знаний по предметным областям (ПО) предполагает наличие различных подходов, которые имеют общую точку соприкосновения - знания.

Теория дискурса является одним из наиболее развивающихся направлений коммуникативной лингвистики: типы, жанры, категории дискурса изучены еще недостаточно. Террористический дискурс еще не был объектом лингвистического изучения. Вышесказанное предопределило актуальность данного исследования.

Научная новизна представленной работы заключается в анализе террористического дискурса и выделении следующих жанров: информационного сообщения, аналитического рассуждения, описания, официальных документов. Дана его комплексная социолингвистическая и структурно-семантическая характеристика. Основываясь на концепции Е. Шейгал, нами сформулированы основные черты террористического нарратива, который представляет собой совокупность дискурсных образований разных жанров, сконцентрированных вокруг определенного террористического события.

Актуальностью рассматриваемых в работе проблем и новизной предлагаемых решений определяется теоретическая значимость работы, которая заключается в концептуализации понятия "когниотип терроризм" как примера когнитивных отношений, регулирующих человеческую деятельность и служащих ее когнитивной базой в процессе порождения и понимания текстов.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут найти применение в практике профессиональной деятельности юристов, а также в процессе вузовской подготовки по разделам, посвященным теории дискурса, лингвистики текста, когнитивной лингвистике, психолингвистике, социолингвистике, теории интерпретации текста.

Целью данного исследования является проведение когнитивно-прагматического анализа субстанционально-процессуальных свойств текстов в ПО "терроризм" и комплексная характеристика террористического дискурса для выявления его жанровой специфики.

Данная цель определила постановку задач исследования:

  1. Определить понятия "террористический дискурс", "террористический нарратив" и установить их место в концептуальном поле теории дискурса.
  2. Установить факторы формирования области знания в текстах террористической направленности в процессе выявления их когнитивно-прагматических характеристик.
  3. Создать когниотип "терроризм" как комплекс знаний о терроризме, существующих в отечественном и англо-американском социумах.
  4. Построить классификацию жанров террористического дискурса.
  5. Охарактеризовать языковые и текстуальные особенности жанров террористического дискурса на английском и русском языках.

Для решения поставленных задач применялись следующие методы исследования: дедуктивный метод, общенаучный метод понятийного моделирования, метод текстуального анализа, метод когниотипического моделирования.

Методологической и философской основой работы послужило большое количество глубоко разработанных концепций языковой картины мира, когнитивного подхода к систематизации единиц языка и речи, ведущих свои корни от лингвофилософской теории В. фон Гумбольдта.

Данное исследование опирается на работы таких ученых, как Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, А.Г. Баранов, М.М. Бахтин, Г.И. Богин, А. Вежбицка, В.Г. Гак, В.З. Демьянков, Т.А. ван Дейк, В.А. Звегинцев, А.Е. Кибрик, Е.С. Кубрякова, Дж. Лакофф, М. Минский, Т.М. Николаева, Б.А. Серебренников, Ч. Филлмор, У. Чейф, В.И. Шаховский, Е.И. Шейгал, А.Д. Шмелев и других.

Объектом анализа является террористический дискурс, представленный русскими и английскими текстами террористической тематики с 1995 по 2001 гг. В качестве предмета исследования рассматриваются когнитивные и прагматические характеристики террористического дискурса.

Материалами исследования являются тексты террористической тематики (на русском и английском языках) за период с 1995 по 2001 гг., опубликованные в русских и англо-американских газетах и журналах, а также тексты на английском и русском языках, полученные по электронной почте и международной сети Интернет. Всего было проанализировано около 800 текстов отечественных источников, а также 750 текстов англо-американских источников. Общий объем анализируемого материала составил 7625 словоупотреблений по русским текстам и 9880 словоупотреблений по английским текстам. Отбор материала производился приемом сплошной выборки текстов из специализированных рубрик.

Положения, выносимые на защиту:

  1. В системе типов дискурса выделяется террористический дискурс, который представляет собой совокупность текстов предметной области "терроризм", взятых в ситуации общения. Террористический дискурс представлен массивом текстов о совершенных террористических актах, информированием об исполнителях и жертвах, сопутствующих обстоятельствах, последствиях контртеррористических действий, общественным мнением, а также анализом причин и выводами. Любой текст, удовлетворяющий данным требованиям, является текстом о терроризме.
  2. Когниотип "терроризм" отражает структурированные комплексные знания социально-культурного уровня в данной ПО. Он состоит из трех компонентов: пропозиционального, модального, текстуального и является ментально-лингвистической базой порождения и понимания текстов.
  3. В террористическом дискурсе выделяются речевые жанры: информационного сообщения, аналитического рассуждения, описания, официальных документов. При этом ряд остается открытым. Тексты выделенных жанров совпадают по тематике и отличаются по композиционной структуре и стилистическим особенностям.
  4. Русский и английский террористический дискурсы различаются рядом параметров: в жанре информационного сообщения - по функциям заголовка и оценочной коннотации; аналитического рассуждения - нейтральностью лексики и использованием метафорических средств языка; в официальных документах - по клишированности композиции, безличности изложения, императивности, модальным конструкциям и набору клишированных фраз.
  5. Совокупность дискурсных образований разных жанров, сконцентрированных вокруг определенного террористического акта, образует террористический нарратив - своеобразный сверхтекст, объединенный общностью содержания и персонажей. Важной чертой в нем выступает вариативность эмпатической идентификации в текстах разных авторов.

Результаты исследования получили апробацию на международной научной конференции "Global English for Global Understanding" (Москва, 2001 г.), на заседаниях научно-исследовательской секции "Язык и речь" (Краснодарский юридический институт МВД РФ), на ежегодных научных конференциях преподавателей Краснодарского юридического института (1998 - 2001 гг.).Публикации по теме, содержащие основные положения исследования, включают пять работ.

Цели и задачи работы определили ее объем и структуру. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей список использованных и цитируемых научных трудов отечественных и зарубежных авторов, список источников исследования.


Глава 1. Язык в антропоцентрической научной парадигме


.1 Познавательно-коммуникативная деятельность человека


Человеческая жизнь - система сменяющих друг друга видов деятельности, включенных в систему отношений общества, что и представляет ее особое своеобразие (Леонтьев, 1977: 81-82). Деятельность - специфическая человеческая форма отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование в интересах людей. Можно выделить следующие основные виды деятельности: предметно-практическую, познавательную, коммуникативную и проектно-конструктивную (Лекторский, 1985: 4). Первые три вида деятельности взаимосвязаны и взаимообусловлены и очень часто протекают параллельно, совмещаясь во времени. Главное, что отличает одну деятельность от другой, состоит в различии предметов деятельности. Именно предмет деятельности придает ей определенную направленность. Однако человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действий или цепи действий. Например, трудовая деятельность существует в трудовых действиях, учебная деятельность - в учебных действиях, деятельность общения - в актах общения и т. д. (Леонтьев, 1977: 102-104).

Говоря о коммуникативной деятельности, представляется целесообразным раскрыть ее основные понятия - коммуникация, функции коммуникации, коммуникативная деятельность и коммуникативный акт как единица коммуникативной деятельности.

Коммуникация (лат. communicativ, or communico - делаю общим, связываю, общаюсь) - общение, обмен мыслями, сведениями, идеями и т. д. - специфическая форма взаимодействия людей в процессе их познавательно-трудовой деятельности (ЛЭС: 233).

К. Менг определяет коммуникацию как вид деятельности, "состоящий в производстве и восприятии языковых знаков и обеспечивающий специфическую смену между экстериоризацией духовной деятельности и обратным превращением экстериоризованной духовной деятельности в содержании сознания" (Менг, 1983: 222).

Е.С. Кубрякова указывает, что "процессы передачи информации получили название коммуникации … Коммуникативное поведение - поведение общественное. Этим определяется специфика человеческой коммуникации" (Кубрякова, 1986: 14). Основная социальная функция коммуникации состоит в том, что она обеспечивает предметно-практическую деятельность либо как овладение этой деятельностью, либо как ее планирование и координацию (Каменская, 1990: 10).

Вполне очевидно, что человеческое общение многогранно и исследуется разными науками: лингвистикой, психо- и социолингвистикой, психологией, социологией, семиотикой и теорией коммуникации. Каждая из этих наук вносит определенный вклад в уточнение понятий "язык" и "речь", являющих собой основу общения между людьми.

В языкознании проблема разграничения понятия "язык" и "речь" вызвала многолетнюю дискуссию. Мнение по этому вопросу высказали в своих работах В. Гумбольдт (1984), Г. Штейнталь (1979), А.А. Потебня (1989), Н.В. Крушевский (1975), И.А. Бодуэн де Куртенэ (1963) и многие другие. Попытку теоретического разъяснения такого разграничения предприняли Ф. де Соссюр (1990) и Л.В. Щерба (1974).

Язык возникает на определенной стадии человеческого развития и становится источником особого вида деятельности, духовной по своим истокам, материальной по воплощению, речемыслительной по природе. Обретая язык и овладевая всеми его механизмами, люди получают в свое распоряжение мощное средство общения и абстрактного мышления; они развивают способность оперировать любыми идеальными объектами вне сферы их практического применения или наличия (Лурия, 1979: 12, 28).

Исходя из современных общепринятых определений, язык понимается как система звуковых знаков, стихийно возникшая в человеческом обществе для целей общения. К единицам языка относятся слова. За ними исторически закреплены не те или иные конкретные мысли и чувства, а общенародные значения, сочетая которые люди получают базу формирования и средство выражения конкретных мыслей и чувств. Думая, люди "сливают" определенные единицы языка со своими мыслями и чувствами. В результате и возникает речь, или язык в действии (Леонтьев, 1968: 30).

Речь вплетена в жизнь человека и существует как неотъемлемое звено ее многочисленных проявлений; как деятельность она нередко подчинена деятельности более высокого порядка (Леонтьев, 1968: 31). Если язык мы признаем исторически возникшим сложным знаковым механизмом общения, то речью надо называть последовательность знаков языка, построенную по его законам, из его "материала" и в соответствии с требованиями выражаемого конкретного содержания (мыслей, чувств, настроений и т. д.) (Рождественский, 1990: 21).

Введением в науку термина "речь" признается тот очевидный факт, что общее (язык) и частное (речь) едины и вместе с тем различны. Средства общения, взятые в отвлечении от какого бы ни было конкретного их применения, мы называем языком. Те же самые средства общения, конкретно примененные, т. е. вступившие в связь с конкретным содержанием (мыслями, чувствами), мы называем речью. Средства общения в возможности - язык. Те же средства в действии (реализации) - речь. Общее (язык) выражается и осуществляется в частном (речь). Отдельное, частное (речь) - это одна из многих конкретных форм общего (языка).

В процессе общения в соответствии с потребностями коллектива из речи отбираются такие ее элементы, которые могут служить всем, - они и становятся фактами языка. Такие элементы речи редко имеют одного автора - они возникают одновременно во многих "местах", потому что определенная общественная потребность улавливается сразу многими и язык многим же подсказывает, какие его средства могут быть по-новому введены в речь. Из речи отдельных людей очень немногое может попасть в язык, да и то в результате действия общей потребности в каком-то новом средстве языка.

В изучении круга вопросов, относящихся к различению языка и речи, многое уже сделано. Разграничение между языком и речью составляет главное содержание теоретических работ А. Гардинера. Так, он противопоставляет язык как явление внеиндивидуальное и "постоянное" речи как явлению, зависящему от субъективного фактора и, следовательно, меняющемуся. А. Гардинер рассматривает традиционные категории и единицы языка, а также теорию предложения. Отдельные единицы располагаются им в разных планах - языка или речи, и, в частности, предложение он относит к явлениям речи. "Предложение - пишет он, - есть единица речи" (Гардинер, 1932: 47). Эту же точку зрения разделял А.И. Смирницкий (Смирницкий, 1954: 18).

Л. Ельмслев посвятил проблеме языка и речи специальную работу полагая, что язык и речь можно рассматривать:

как схему, т. е. как чистую форму, определяемую независимо от ее социального осуществления и материальной манифестации;

как норму, т. е. как материальную форму, определяемую в данной социальной реальности, но независимую от деталей манифестации;

как узус, т. е. как совокупность навыков, принятых в данном социальном коллективе и определяемых фактами наблюдаемых манифестаций.

Л. Ельмслев предлагает заменить разграничение между языком и речью различием между схемой и узусом, что поднимает лингвистику до семиологического уровня (Ельмслев, 1996: 264-389).

В защиту тесной связанности языка и речи высказываются многие лингвисты. Так, Ф. де Соссюр считает, что "оба эти предмета тесно между собой связаны, и друг друга взаимно предполагают: язык необходим, чтобы речь была понята и производила все свое действие; речь, в свою очередь, необходима для того, чтобы установился язык; исторически факт речи всегда предшествует языку. …Явлениями речи обусловлена эволюция языка: наши языковые навыки видоизменяются от впечатлений, получаемых при слушании других. Таким образом, устанавливается взаимозависимость между языком и речью: язык одновременно и орудие и продукт речи" (Ф. де Соссюр, 1977: 99).

После этого доказательного рассуждения Ф. де Соссюр неожиданно высказывает мысль об абсолютном разграничении языка и речи: "Но все это не мешает тому, что это две вещи совершенно различные". Эти последние разграничения и противопоставления последовательно выводятся из основного - между языком и речью. Таким образом, получается замкнутый логический круг (Ф. де Соссюр, 1977: 99). Ф. де Соссюром вводится третий термин для обозначения этого единого по своей сущности явления - "речевая деятельность" (Ф. де Соссюр, 1977: 99).

Речевая деятельность является видом деятельности (наряду с трудовой, познавательной, игровой и др.). Понятие речевой деятельности в этом значении рассматривается в работах Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева (Выготский, 1996; Леонтьев, 1969). Согласно данной концепции, речевая деятельность психологически организована подобно другим видам деятельности, т. е. с одной стороны, характеризуется предметным мотивом, целенаправленностью, эвристическим характером, с другой - состоит из нескольких последовательных фаз (ориентировка, планирование, реализация плана). Применительно к речевой деятельности эти фазы и составляющие их операции впервые выделены

Л.С. Выготским (ЛЭС, 1990: 412).

Ф. де Соссюр говорил о том, что речевая деятельность - не лингвистическое, а скорее психическое явление (Ф. де Соссюр, 1977: 102). В речевой деятельности осуществляется взаимодействие языка и речи, но она представляет лишь психический субстрат этого взаимодействия. В трактовке Ф. де Соссюра речевая деятельность выступает как полная совокупность всех фактов о языке (Ф. де Соссюр, 1977: 103).

Однако представители современной лингвистики придерживаются несколько иного мнения. Так, А.А. Леонтьев разграничил понятия язык, речь и речевая деятельность (Леонтьев, 1968). Е.С. Кубрякова рассматривает термины "речь" и "речевая деятельность" как синонимичные, полагая, что "речевая деятельность - это деятельность, в ходе которой используется язык. Дело лингвиста объяснить и показать, как языковые ресурсы реализуются говорящими в актах речи и какие именно составляющие языковой системы характеризуют отдельные этапы речевой деятельности" (Кубрякова, 1986: 10). Иными словами, языковая система выступает объектом исследования. И.А. Зимняя разграничивает языковую систему и языковой материал: "это разные аспекты единственно данной в опыте речевой деятельности" (Зимняя, 1978: 23).

Так же как и язык, речевая деятельность многоаспектна. Однако с каких позиций ни рассматривался бы данный вид деятельности, в центре внимания остается языковая личность, человек, порождающий и воспринимающий высказывание. Так, в психолингвистике все сконцентрировано на говорящем: анализируется его путь от мысли к слову и те механизмы, которые им пускаются в действие: исследуется то, как он строит речь, разворачивает ее; делается попытка воссоздать весь процесс вербализации его замысла и даже превербальные этапы этого процесса. В говорящем интересует то, адекватно или нет, выбрал он языковые средства для достижения поставленной цели, соблюдены ли им условия истинности высказывания и т. п. Внимание акцентируется на принципах коммуникативного сотрудничества и тех выводах, которые слушающий может извлечь из сказанного (Кубрякова, 1986: 15).

Для характеристики номинативного аспекта речевой деятельности представляется существенным выдвижение речевого акта в качестве своеобразной единицы речевой деятельности не только в целях адекватного описания порождения речи в ее превербальных этапах, но и на стадии зарождения замысла речи (Кубрякова, 1986: 18). Речевой акт является целенаправленным речевым действием, совершаемым в соответствии с принципами и правилами речевого поведения, принятыми в данном обществе. Речевой акт является также единицей нормативного социоречевого поведения, рассматриваемой в рамках прагматической ситуации.

Проблематике речевого акта уделялось много внимания в лингвистических концепциях В. Гумбольдта (1984), Ш. Балли (1972) и др., но основы теории речевого акта были заложены английским философом Дж. Остиным (1962). По мнению этого ученого, в речевом акте участвуют говорящий и адресат, выступающие как носители определенных, согласованных между собой социальных ролей или функций. В состав речевого акта входит обстановка речи и тот фрагмент действительности, которого касается его содержание. Как считает Дж. Остин, выполнить речевой акт значит произнести членораздельные звуки, принадлежащие общепонятному языковому коду; построить высказывание из слов данного языка по правилам его грамматики; снабдить высказывание смыслом и референцией, т. е. соотнести с действительностью, осуществить речение; придать речению целенаправленность, превращающую его в иллокутивный акт (Остин, 1962: 35). Дж. Остин ввел понятие иллокутивной силы, которая включает наряду с иллокутивной целью, объединяющей речевые акты в классы, ее интенсивность, способ достижения цели, особенности зависимой пропорции и другие индивидуальные условия употребления конкретных речевых актов (Остин, 1962).

Дж. Р. Серль выделяет в речевом акте акт произнесения, пропозициональный акт, осуществляющий референцию и предикацию; иллокутивный акт, реализующий целеустановку говорящего. Некоторые иллокутивные цели могут быть достигнуты мимикой, жестами (Серль, 1987).

При классификации речевого акта учитывается иллокутивная цель, психологическое состояние говорящего, направление отношений между пропорциональным содержанием речевого акта и положением дел в мире, отношение к интересам говорящего и адресата.

Дж. Серль выделяет следующие основные классы речевых актов: информативные речевые акты; сообщения (репрезентативы); акты побуждения (директивы); акты принятия обязательств (комиссивы); акты, выражающие эмоциональное состояние (экспрессивы); акты-установления (декларативы) (Серль, 1987).

Характеристика речевого акта обычно дается через его сопоставление с пропозицией. Одна и та же пропозиция способна входить в разные речевые акты. Понимание речевого акта предполагает правильную интерпретацию его иллокутивной силы, которая взаимодействует с пропозицией. Пропозиции характеризуются условиями истинности. Аналогом требования истинности является требование искренности, которое связывает речевой акт с намерениями говорящего, а через них - с состояниями его сознания (интенциональными состояниями): просьбы соответствуют желаниям и нуждам говорящего, сообщения - эпистемическим состояниям, выражения чувств - тем или другим эмоциям. Согласование речевого акта с интенциональными состояниями признается обществом обязательным для речевых действий (ЛЭС, 1990: 413).

Из вышесказанного можно сделать вывод, что человек, будучи по своей природе существом социальным, не может жить вне связи с другими людьми: он должен советоваться, делиться мыслями, чувствами, сопереживать, искать понимания и т. д. Началом связи с другими людьми является общение (коммуникация), реализуемое посредством речи через коммуникативные акты. Коммуникативные акты (акты речи) связаны с личностью говорящего и личностью слушающего через язык. Акты речи связаны также с практикой предыдущих поколений, говоривших на том же языке, и с опытом человечества, говорившего на родных языках.

Акты общения составлены как из известных и сходных единиц, так и из новых. Все множество актов общения группируется по сходству и различию единиц, их составляющих. Большие группы актов общения, связанные культурной исторической преемственностью, называют языками.

Языки, как исторически цельные и связанные культурной преемственностью группы актов общения, подразделяются на отдельные акты общения со своей организацией (стихи, поэмы, повести, романы и т. д.).

Поскольку разделение труда и обмен информацией постоянно расширяются, в актах общения должны называться все новые предметы и действия с ними, по поводу которых происходит общение. Так общение необходимо становится общением с помощью имен - слов, называющих предметы. Таким образом, язык - это членораздельные акты общения с помощью имен. Приобретенное языком свойство именовать вещи делает возможным использование имени как орудия мысли.

С помощью актов речи можно прогнозировать, исследовать свойства объектов, фантазировать о них, устанавливать общность мыслей и направлять чувства. Так акты речи становятся выразителями индивидуальной мысли, а в случае их общезначимости - общественного сознания. Коммуникативные акты состоят из коммуникативной деятельности или содержат в себе коммуникативную деятельность как существенную составную часть и реализуются посредством языка, речи и речевой деятельности, что в совокупности и есть лингвистика общения или язык в действии. В центре этого взаимодействия находится общающаяся личность (Баранов, 1992: 7), познавательно - коммуникативная деятельность, которой проявляется в порождении и понимании текстов актов речи (язык в действии). По мнению А.Е. Кибрик, язык в действии - это текстовая деятельность, вплетенная в другие виды деятельности. В соответствии с целью нашего исследования представляется целесообразным проследить, исходя из вышеуказанных положений, как происходит реализация предметной сферы деятельности, в нашем случае, - "терроризм".


1.1.1 Виды компетенций в лингвистике общения

Пришедшее в научную среду осознание того факта, что исследование языка в действии (лингвистика общения) не может быть успешным в рамках традиционных лингвистических рассмотрений, выдвинуло на первый план ряд проблем, одной из которых является проблема различных компетенций, как форм актуализации жизненного опыта субъекта общения, а также вопросы особенностей организации этого опыта в интеллекте, вопросы моделирования опыта - поиск формализмов, отвечающих онтологии текстовой деятельности (Кибрик, 1992: 34).

Говоря о компетенциях, выделяют, с одной стороны, когнитивную, перцептивную, ситуативную, социальную компетенции (Кибрик, 1992: 35), а с другой - языковую (грамматическую, лексическую и пр.) и коммуникативную, ориентированные на порождение и понимание текстов. В исследовании естественного интеллекта произведена экстраполяция достижений из области когнитивной психологии и программ искусственного интеллекта. Это, прежде всего, привело к раскрытию роли когнитивной компетенции как ведущей в познавательно-коммуникативной (текстовой) деятельности индивида (Баранов, 1995).

В антропоцентрической научной парадигме человек рассматривается как система обработки информации. Здесь, как отмечает А.Г. Баранов, основой текстовой деятельности выступает индивидуальная когнитивная система (ИКС) субъекта общения, включающая различные виды знаний, подразделяемые на субстанциональные и процессуальные, или декларативные и процедурные (Баранов, 1995). Данные знания могут быть организованны в различные когнитивные структуры - схемы, фреймы, планы, скрипты, сценарии (Schank and Kass, 1988; Jansson, 1988).

Рассматривая особенности ИКС, следует выделить ее расчлененность по предметным областям, причем ИКС каждого индивида характеризуется определенным набором предметных областей. Понятие предметной области включило в проблематику лингвистики общения типологическую рубрикацию массива текстов. Для этого, как считает А.Г. Баранов, важно осуществить типологический подход, в котором выделяют параметры, определяющие принадлежность текста к определенному типу (Баранов, 1993: гл. 5). Предлагается различать четыре текстотипа: тексты межличностного общения; информационные; научные; художественные.

Данные текстотипы подразделяются на субтипы. Параметрами разбиения послужили модальные характеристики текстов: интенциональность, достоверность, референциальный статус. Указанные модальные характеристики действуют в семиотической рамке: "Я - Здесь - Сейчас" (Баранов, 1993). Исследователи текстовой деятельности выявили еще один уровень типологии текстов - речевые жанры (Бахтин, 1979: 237), что позволяет отразить расчлененность массива текстов по предметным областям, которых существует великое множество.


1.2 Соотношение "текст - дискурс"


При всем многообразии подходов к изучению текста, их объединяет одна общая идея: текст - это законченное речевое целое. Текст обладает определенной структурой и должен отвечать определенным критериям текстуальности. М.М. Бахтин определяет текст следующим образом: "Текст (письменный и устный) - есть первичная данность всего гуманитарно-философского мышления. Текст является той непосредственной действительностью, из которой только и могут исходить эти дисциплины и это мышление. Где нет текста, там нет и объекта для исследования и мышления" (Бахтин, 1979: 281).

Эта мысль, высказанная М.М. Бахтиным, стала программной для области языкознания, которую сегодня называют теорией дискурса. Именно дискурс - текст, взятый в его функционально-прагматической целостности, является основной формой общения и определяется как объект и как предмет исследования лингвистики текста.

Следует отметить, что помимо установления, изучения единиц текста, анализа парадигматических, синтагматических и межуровневых связей внутри объекта исследования, возникает необходимость осуществлять всестороннее рассмотрение коммуникативной ситуации, в которой происходит порождение и восприятие текста, т. е. его реализация.

Центральная роль в ситуации общения принадлежит коммуникантам. На необходимость изучать язык в процессе речевой деятельности, учитывать явления, происходящие при порождении и восприятии текста, различные роли адресанта и адресата указывали ученые - представители психологического и коммуникативного подхода к изучению языка. Но ситуацию общения можно исследовать и с точки зрения прагматики. Участники коммуникации могут рассматриваться в соответствии со своими статусными, ролевыми и личностными характеристиками. Данный аспект изучения не оставляет без внимания и обстоятельства реализации текста: хронотип, канал, режим, тональность, код, сферу общения. Совокупность всего многообразия характеристик ситуации, в которой находится текст, и составляет среду его существования. Вовлечение характеристик такого рода в сферу лингвистического исследования создает оппозицию "текст - дискурс", где текстом считается независимое, изолированное, обособленное от ситуации, законченное речетворческое произведение. Под дискурсом понимаем текст, находящийся в ситуации реального общения. Представляется целесообразным дать более подробное описание теории дискурса, сущности, типологии жанров и когнитивной базы.


.2.1 Сущность дискурса

Истоки теории дискурса и методов его анализа следует искать в исследованиях языкового употребления (немецкая школа П. Хартмана), в социолингвистическом анализе коммуникации (американская школа Э. Щеглова, Г. Закса), в моделировании порождения речи, описании этнографии коммуникации и в антропологических исследованиях (А. Греймас, Е. Лондовский и др.). З.З. Харрис пытался распространить дистрибутивный метод с предложения на связный текст. Е. Косериу также употреблял термин "linguistica del texto" (Косериу, 1977). Таким образом, анализ дискурса и лингвистика текста в то же время образуют отожествляемые области лингвистики. В конце 70-х, начале 80-х гг. наметилась тенденция к их размежеванию из-за постоянной дифференциации понятий "текст" и "дискурс". Под текстом теперь понимается абстрактная конструкция, под дискурсом - различные виды ее актуализации, рассматриваемые с точки зрения ментальных процессов (Т.А. ван Дейк, 1989).

Понятие "дискурс" в современной лингвистике трактуется неоднозначно. Существует четыре основных подхода к пониманию дискурса.

В рамках первого подхода, дискурс трактуется как речь или как общение. Представители данного подхода: Т.А. ван Дейк (2000); Р. Водак (1997);

М.Я. Макаров (1998); Ю.С. Степанов (1995) - решают методологические задачи противопоставления формального и содержательного понимания языка. Понятие "дискурс" используется для того, чтобы перенести центр тяжести лингвистического анализа на социальные факторы общения. Е.С. Кубрякова отмечает: "Дискурс начинает пониматься как сложное коммуникативное явление, не только включающее акт создания определенного текста, но и отражающее зависимость создаваемого речевого произведения от значительного количества экстралингвистических обстоятельств - знаний о мире, мнений, установок и конкретных целей говорящего как создателя текста" (Кубрякова, 2000: 13-14).

В данном подходе устанавливаются отличия между языком, речью, речевой деятельностью и дискурсом. Если речь является родовым понятием по отношению к речевой деятельности и дискурсу, то речевая деятельность трактуется как процесс производства и восприятия речи. В этом случае дискурс рассматривается как разновидность речи, как дискурсивная речь, т. е. речь, построенная по правилам грамматики и стилистики, развивающая ту или иную мысль говорящего (пишущего). Дискурс, как последовательное изложение, является одним из видов речевой деятельности.

Исследования В.Г. Борботько представляют второй подход (Борьботько, 1998), выделяющий рекурсивные и дискурсивные высказывания. Если рекурсивные высказывания не добавляют ничего нового к тому, что было сказано ранее, то дискурсивные высказывания отличаются содержательно-информативной новизной.

А.Г. Баранов, Е.А. Попова, Е.В. Ковшикова противопоставляют дискурс тексту по признакам динамики и статики (Баранов (1993); Попова (1995); Ковшикова (1997)). А.Г. Баранов выделяет три уровня идеализации текста: актуальный текст, виртуальный текст и текстотип (Баранов, 1993: 81). Актуальный текст (текст в контексте общения) понимается во многих исследованиях как дискурс, а виртуальный текст, т.е. текст в изоляции от контекста общения, понимается как текст (Баранов, 1993). Текстотип (по А.Г. Баранову) - это набор правил порождения и понимания текстов. М.М. Бахтин считает, что текстотип соотнесен с концептом текста в языковом сознании. Текст трактуется как статичное завершенное произведение, рассматриваемое вне ситуации общения, а дискурс - как динамическое, завершенное и обусловленное речевое событие. Этот подход выражен в определении Н.Д. Арутюновой: "Дискурс - это "речь, погруженная в жизнь"" (Арутюнова, 1990: 137). В таком понимании дискурс - это текст плюс коммуникативно значимые обстоятельства, в которых этот текст актуализируется. Дискурс в таком случае рассматривается как последовательность речевых актов, как коммуникативное взаимодействие участников общения, как совокупность вербальных и невербальных действий. Рассматривая дискурс с позиции отношения между участниками коммуникации, В.И. Карасик выделяет личностно-ориентированное и статусно-ориентированное общение (Карасик, 1998: 189).

Мы говорим о личностно-ориентированном общении, если собеседник нам хорошо известен, и он интересует нас во всей полноте своих характеристик (Карасик, 1998: 189). В случае статусно-ориентированного общения коммуниканты реализуют себя в ограниченном наборе ролевых характеристик, выступая в качестве представителей определенных групп людей (начальник, подсудимый, клиент, пациент, учитель, коллега и т. д.). Личностно-ориентированный дискурс представлен в двух основных разновидностях: бытовой и бытийный, статусно-ориентированный дискурс - в нескольких типах институционального общения, выделяемых на основании функционирующих в обществе социальных институтов (Карасик, 1998).

В основе диалогического подхода лежит положение о том, что диалог - это основная форма дискурса, обладающая определенными особенностями, имеющая свою структуру; число участников диалога может быть более двух. Определение единиц, составляющих диалог, является предметом исследования целого ряда авторов: Н.Ю. Шведовой, Л.С. Маркиной, В.Г. Борботько,

Т.М. Дридзе и др. Но, ни одна из рассмотренных нами классификаций не отражает всего многообразия типов дискурса. По этой причине были составлена классификация, в которой сделана попытка рассмотреть типы дискурса.


.2.2 Типология дискурса

Дискурс - это сложное образование, имеющее три измерения: участники коммуникации, ситуация общения и сам текст. Поэтому при построении типологии дискурса необходимо учитывать три уровня классификации. Ведущей среди трех, по нашему мнению, является категория участников общения, т. к. именно они являются создателями текста.

На первом уровне классификации типов дискурса выделяется личностный и институциональный дискурс. Участники личностного дискурса проявляют качества своей личности, в то время как институциональный дискурс требует от коммуникантов общения клишированного типа, проходящего в соответствии с нормами данного социума в общественных институтах.

Следующий уровень классификации предполагает дальнейшее уточнение и конкретизацию указанных двух типов дискурса. Личностный дискурс в зависимости от цели общения можно подразделить на художественный (самовыражение говорящего) и обиходный (удовлетворение практических потребностей говорящего) (Борботько, 1981).

Реализация обоих типов дискурса происходит в различных коммуникативных ситуациях.

Для определения типов институционального дискурса необходимо учитывать цель коммуникации. В нашем исследовании это может быть обмен информацией по случаю совершения террористического акта; обсуждение произошедшего с целью предупреждения следующего террористического акта и т. д. и прототипные характеристики ситуации общения, основными из которых на данном уровне является место (больница, аэровокзал, школа и пр.).

Таким образом, представляется возможным выделить, применительно к современному социуму: политический, административный, юридический, военный, педагогический, медицинский, деловой, рекламный, спортивный и др. виды дискурса (Карасик, 1998: 190). Что касается нашего исследования, мы выделяем террористический дискурс.

В каждом из перечисленных выше видов институционального дискурса реализуются свои, отличные от других коммуникативные ситуации.

Важно отметить, что институциональный дискурс исторически изменчив - исчезает общественный институт как особая культурная система и, соответственно, растворяется в смежных видах дискурса свойственный исчезающему институту дискурс как целостный тип общения. По мере изменения этнических ценностей социума, меняются нормы и виды институционального дискурса. Таким образом, институциональный дискурс - это специализированная клишированная разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга, но должны общаться в соответствии с нормами данного социума. Дальнейшее дробление типов дискурса происходит в зависимости от формы проявления языка (устный и письменный), от способа общения (массовый или индивидуальный), от тона или регистра речи (высокий, нейтральный, сниженный), от степени эмоциональности, спонтанности, степени клишированности языковых форм, свернутости текста и других признаков (Карасик, 1998: 192). Так, в рамках террористического дискурса выделяются цели совершения террористического акта, участь нападавших, жертвы, место, время и дата совершенного события, орудия преступления, противоборствующие силы и т. д. На данном уровне выявляются признаки самого текста с учетом характеристик участников и ситуации общения. Здесь имеет место дальнейшая жанровая конкретизация внутри дискурса выделенного типа.

Проанализировав массив текстов ПО "терроризм", являющихся объектом нашего исследования, мы выделяем террористический дискурс как один из видов дискурса и его основные жанры.

Террористический дискурс по нашим данным, еще не был, предметом специального лингвистического изучения. С позиций социолингвистики, выделение этого типа дискурса представляется вполне обоснованным, поскольку терроризм, к сожалению, стал одной из самых глобальных проблем человечества, требующей определенного взаимодействия отдельной личности, общественности, СМИ, властей и т. д. для создания дальнейших мер по предотвращению этого грозного и устрашающего фактора современности. В основе вышеуказанных видов взаимодействия лежит общение, которое реализуется в террористическом дискурсе.

Рассмотрение конститутивных признаков террористического дискурса показало, что его целью является констатация совершенного террористического акта, информирование об исполнителях и жертвах, сопутствующих обстоятельствах, последствиях контртеррористических действий, общественном мнении, а также анализ причин и выводы.

Любой текст, удовлетворяющий данным требованиям, является текстом о терроризме. Внутри террористического, как и любого другого дискурса существует жанровая вариантность.

Была предпринята попытка построить иерархию жанров массива текстов по терроризму, основываясь на идее М.М. Бахтина, выделившего три фактора, создающих в своей совокупности целостное единство высказывания - речевой жанр. Речь идет о следующих факторах:

а) предметно-смысловая исчерпанность;

б) речевой замысел или речевая воля говорящего;

в) типические композиционно-жанровые формы завершения (Бахтин, 1979: 255).

Предметно-смысловая исчерпанность в текстах по терроризму задается одним из конститутивных признаков террористического дискурса, его целью. Именно рассмотрение проблемы "терроризм" и является предметом и содержанием текстов, относящихся к террористическому дискурсу. Однако текст, в котором не исчерпана тема или не решена поставленная задача, не перестанет быть текстом, вербализующим рассматриваемый дискурс, его жанр сохранится.

Речевой замысел или речевая воля говорящего также определяется основной целью террористического дискурса. В рамках этой цели участники террористического дискурса решают конкретные задачи: 1) получение новой информации о теракте (обмен мнениями); 2) нахождение верного решения (обсуждение, "мозговой штурм"); 3) отстаивание своего или критика чужого мышления (полемика); 4) фиксирование окончательных результатов по делу.

Два первых фактора, выделяющие речевые жанры (РЖ), являются скорее определяющими на уровне типа дискурса, а третий фактор - "типические формы завершения" - объединяет в себе все факторы жанра террористического дискурса.


1.2.3 Жанры дискурса

Языкознание ХХ в. обогатилось появлением трех теорий коммуникации - теории речевых актов (ТРА), теории речевых жанров (ТРЖ) и теории языковых игр (ТЯИ), в задачу которых входило изучение и систематизация единиц речи. Каждая из них по-своему отражает фрагменты действительности, связанные с взаимодействием субъектов в обществе. Все они построены на идее единства коммуникативной и некоммуникативной человеческой деятельности.

Наряду с уже упомянутой ТРА нами рассматривается теория языковых игр (ТЯИ) и теория речевых жанров (ТРЖ).

Теорию языковой игры ученые рассматривают как философское осмысление коммуникации. Так Л. Витгенштейн считает, что вся коммуникативная деятельность как игра строится по определенным правилам и стратегиям (Витгенштейн, 1994: 75-319). Игра объединяет все действия участников игрового пространства, направленные на преобразование действительности (Романов, Романова 1999: 3). Языковые игры (ЯИ) могут быть описаны как сценарии, фреймы и схемы и более близки к разговорной речи, характеризуются гештальтностью и прототипичностью и строятся по законам традиции. Так как ТЯИ не является лингвистической, а в большей мере философской, многие положения остались на уровне предположений, и поэтому требуют более детальной разработки. ЯИ очень разнообразны, и объединяются в семьи, например, на основании принципа "семейного сходства". Такой подход приближает теорию игр (ТИ) к процессу общения.

В основу ТРЖ положен коммуникативно-деятельностный подход, в соответствии, с которым за единицу речевой деятельности принимается текст, обладающий целостностью и смысловой завершенностью. Текст, в свою очередь, принадлежит определенной ПО, имеет свои композиционные и стилистические особенности. Эти черты в соединении с речевым замыслом субъекта относят текст к тому или иному речевому жанру, который являет собой один из уровней типологии текстовой деятельности (Бахтин, 1979: 237).

Классическим определением жанра в литературоведении считается следующее: "жанр: литературный (от французского ganre - род, вид), исторически складывающийся тип литературного произведения (роман, поэма, баллада и т. д.); в теоретическом понятии в жанре обобщаются черты более или менее общиной группы произведений" (ЛЭС, 1987: 10).

Есть и другие определения: "Жанр - историческая категория, представляющая собой диалектическое единство - исторически устойчивый род, проявляющийся в исторически изменчивых разновидностях" (Троянская, 1986: 17).

Н.М. Разинкина считает жанром "разновидность функционально-речевого стиля, определяемую тремя факторами: а) формой построения; б) характером наличной информации; в) эмоциональной окраской этой информации" (Разинкина, 1976: 85).

Л.А. Кочетова под жанром понимает группу текстов, "которые используются для решения конкретной коммуникативной задачи в конкретных условиях общения" (Кочетова, 1998: 58).

Н.А. Якубова называет жанром "организованную форму практического использования языка, выработанную и кодифицированную практикой речевого общения" (Якубова, 1977: 152).

М.П. Брандес указывает, что "жанр - это апробированная, закрепленная традицией форма речевого воплощения функции практического назначения содержания произведения. В жанрах реализуется цель, т. е. практическое назначения языка" (Брандес, 1983: 28-29).

"Если под типом дискурса мы понимаем класс текстов, традиционно используемых для достижения определенных коммуникативных целей в типовых условиях общения, характеризующихся определенной композиционной структурой, то жанром мы считаем класс текстов, традиционно используемых для достижения определенных коммуникативных целей в конкретных условиях общения. Таким образом, тип дискурса есть инвариант по отношению к конкретным формам своего существования, жанрам. Жанр, в свою очередь, выступает инвариантом текстов, обладающих определенной коммуникативной целью и использующихся в конкретных условиях общения" (Синдеева, 1982: 27).

М. Бахтин, сопоставляя речевые жанры с формой высказывания, рассматривает их как единицу языкового общения: "…говорящему даны не только… формы общенародного языка…, но и обязательные для него формы высказывания, т. е. речевые жанры" (Бахтин, 1979: 259), "мы отливаем нашу речь по определяемым жанровым формам. Эти речевые жанры даны нам почти так же, как нам дан родной язык" (Бахтин, 1979: 257); "… речевые жанры приходят в человеческое сознание вместе с языком. Научиться говорить значит научиться строить высказывание. Мы говорим высказываниями, а не отдельными словами и предложениями" (Бахтин, 1979: 257). М.М. Бахтин полагает, что речевые жанры строятся из высказываний - единиц речевого общения субъектов. Являясь таковым, высказывание строится из слов, словосочетаний, предложений, т. е. из единиц языка и как единица общения характеризуется четкостью границ, целостностью и смысловой завершенностью. Объем высказывания по М. Бахтину может варьироваться от однословной реплики до многотомного романа, т. к. и то и другое имеют начало и конец. Началу предшествует высказывания других субъектов, по окончании следует ответная реакция реципиента. Именно завершенность высказывания дает возможность ответа.

Высказывание обладает смыслом и значением, актуализированным в конкретной деятельности индивида. Смысл формируется в сознании коммуникантов и определяется ситуацией общения.Всякое высказывание индивидуально. Исходя из этих позиций, оно имеет свою окраску, диктуемую контекстом и обладает такими общими характеристиками, как тематическое содержание, языковой стиль, композиционное построение. Все эти моменты определяются сферой использования языка.

М.М. Бахтин разграничивает "предложение" и "высказывание" (Бахтин, 1979: 245). Он разделяет эти понятия как единицы разной природы. Концепция М.М. Бахтина направлена на вторичные речевые жанры. Для него "потеряны" первичные "высказывания". Он отмечает, что "односторонняя ориентация на первичные жанры приводит к вульгаризации всей проблемы" (Бахтин, 1979: 239).

Речевым жанрам свойственна прототипичность. Прототип жанра принадлежит ИКС субъекта и служит образцом при порождении и понимании текстов. Прототип не имеет временных и пространственных характеристик и реализуется в текстах. Тексты располагаются в поле жанра, где центральное место остается за прототипом. Прототип позволяет упорядочить весь массив текстов.

Важными теоретическими положениями концепции М.М. Бахтина, на наш взгляд, являются:

функциональный подход к описанию речевых жанров;

текстовая направленность речевого жанра;

деление жанров на первичные (простые) и вторичные (сложные);

наличие жанров не только в художественной литературе, но и в литературе любой сферы деятельности, соответственно, необозримое количество жанров;

интертекстуальность речевого жанра и интерперсональность высказывания.

Следует отметить, что при рассмотрении понятия "речевой жанр" нет единообразия.

Так, Г.И. Богин определяет РЖ как "исторически сложившиеся виды произведений речи, имеющие форму, порожденную задачами представления действительных и альтернативных миров в речевых произведениях, возникающих в типичных для данного народа ситуациях общения в соответствии с их назначением в личной и общественной жизни представителей этого народа" (Богин, 1997: 12). Некоторые лингвисты соотносят термин "речевой жанр" с термином "речевой акт" (РА), считая их аналогами (Шмелева, 1997; Арутюнова, 1990).

Следует отметить, что жанры очень разнообразны и соответствуют различным видам деятельности человека. Кроме того, в каждой сфере деятельности существует целый "репертуар" РЖ, увеличивающийся вместе с развитием данной сферы. Сюда относятся и бытовой диалог, и команда, и деловые документы, и публицистика, и научная деятельность, и литературные жанры, а также такие жанры, как беседа, рассказ, извинение, приказ, благодарность, приветствие и т. д. Ученые не оставляют попыток систематизировать жанры речи. Существующие классификации либо дают слишком общее представление (М.М. Бахтин, 1996, В.В. Дементьев, 1997), либо охватывают лишь часть текстовой деятельности (Н.Д. Арутюнова). Наиболее приемлемым, на наш взгляд, является разделение типологии РЖ, разработанная А.Г. Барановым.

Опираясь на теорию речевых жанров М.М. Бахтина, А.Г. Баранов предлагает следующие разновидности РЖ:

первичные (простые) речевые жанры близкие речевым актам;

первичные (сложные) речевые жанры, равные диалог-тексту;

вторичные (простые) речевые жанры - функционально-смысловые элементарные тексты: описание, повествование и др.;

вторичные (сложные) речевые жанры-тексты, включающие низшие речевые жанры в трансформированном виде (Баранов, 1997: 338-340).

Первичные простые жанры охватывают диалогические тексты, входящие в сферу межличностного общения. Предметные области могут быть самыми различными. Первичные сложные жанры представляют собой длящиеся диалоги, в которых можно выявить коммуникативные ходы, шаги и их композиционные схемы. Вторичные простые жанры - есть вербальная реализация различных ситуаций, событий и их эмоциональная оценка. К данному виду жанров относятся тексты-описания, повествования, рассуждения. Они характеризуются однородностью в когнитивном и модальном планах. Вторичные сложные жанры состоят из совокупности текстов первых трех видов, преобразованных и трансформированных по определенным схемам. Внутри текста вторичного сложного жанра можно проследить отношение "жанр - текстотип".

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что теоретической базой наших дальнейших рассуждений является концепция теории РЖ, разработанная М.М. Бахтиным и продолженная в работах А.Г. Баранова. Основываясь на этой теории, мы исследуем вторичные простые и сложные РЖ с целью выявления специфических особенностей РЖ ПО "терроризм" и описания отношения "жанр - текстотип" с позиций теории дискурса.

Жанр дискурса представляет собой конкретизацию типа дискурса, количество жанров является хоть и большим, но измеримым. Но в живом общении часто происходит смешение жанров и образование их промежуточных форм. Возникновение смешанных жанров происходит из-за многомерности объекта исследования. По этой причине представляется невозможным построение полной и всеобъемлющей классификации типов дискурса, которая бы учитывала абсолютно все его характеристики.

Говоря о жанровой принадлежности дискурса, В.И. Карасик считает, что "жанрово-стилистические категории дискурса позволяют адресату отнести тот или иной текст к определенной сфере общения на основании сложившихся представлений о нормах и правилах общения, об условиях уместности, о типах коммуникативного поведения" (Карасик, 1998: 189). Эти категории характеризуют тексты в плане их соответствия функциональным разновидностям речи (стилевая принадлежность, жанровый канон, клишированность, вариативность, степень компрессии) (Карасик, 1998: 187). В процессе создания текста автор, в зависимости от коммуникативной ситуации, определяет тот или иной стереотип, канон, исходя из которого, он осуществляет свой замысел. Речь идет о выборе стиля, в рамках которого речетворческое произведение "отливается" в определенный жанр. Внутри-жанровая вариативность представляет тексту возможность дальнейшего развития в пределах выбранного направления (Карасик, 1998: 188).

Подобно функциональному стилю, каждый тип дискурса обладает своим набором жанров, характеризующих речь человека в типичных ситуациях общения (Бахтин, 1976).

В данном исследовании мы принимаем определение речевого жанра, данное В.И. Карасиком: "жанровый канон-стереотип порождения и восприятия речи в специфических повторяющихся обстоятельствах" (Карасик, 1998: 192).


.3 Когнитивная база дискурса


1.3.1 Язык и знание

Проблема соотношения языка и мышления давно привлекает ученых разных областей знания: философов, психологов, лингвистов (Гальперин, 1977; Лурия, 1979; Панфилов, 1971; Серебренников, 1977 и др.). Так, на основании лингвистики и психологии начала складываться новая комплексная дисциплина о мыслительной деятельности человека (cognitive science, или когитология), включающая наряду с лингвистикой логику, психологию, философию, вычислительную математику. Эти науки ставят своей целью создание новых инструментов познания в исследовании мыслительных процессов.

Сторонники когнитивного направления лингвистических исследований считают, что принципиальных различий между знаниями о мире и знаниями о языке не существует: знания о мире опосредованы знаниями о языке (Сильдмяэ, 1987; Баранов, 1988 и др.). Язык рассматривается в неразрывной связи с процессом познания, что является основой функционирования языка и считается, что языковая компетентность людей носит не лингвистический, а познавательный характер (Сильдмяэ, 1987: 25).Результатом познания окружающей действительности являются знания, которые объективируются (вербализируются) при помощи языка. Вполне очевидно, чтобы понять суть взаимоотношений знаний и языка, целесообразно более подробно остановиться на понятии "знания".

Обычно знание определяется как обладание опытом и пониманием, на основании которых можно строить суждения и выводы, обеспечивающие целенаправленное поведение. Знание воспроизводится в языковой форме (Звегинцев, 1982: 73).Так, по определению В.А. Звегинцева, знание - это проверенный практикой результат действительности, верное ее отражение в мышлении человека. Для человека текст является источником получения знаний. Язык в виде речи служит средством выражения мыслей, в том числе и знаний о значении слов. С помощью мыслей описываются значения слов. На уровне сознания находятся не значения слов, а описания этих значений в виде познавательных структур, т. е. мыслей. От познавательной структуры текстов к знаниям - таков путь формирования знаний (Сильдмяэ, 1987). Сформировавшиеся на основе текстов знания состоят из 2-х частей: из того, что слово само обозначает в каждом конкретном случае, и из того, чем обозначаемое слово может быть для других.

Знания подразделяются на обыденные и научно-специальные (Сильдмяэ, 1987: 90). Автор указывает, что обыденными являются те знания, которыми человек оперирует в своей повседневной деятельности. Научные знания представляют собой научные обобщения, будучи выраженными, в виде категорий, закономерностей конкретной специальности. Специальные знания зависят от объекта специальности. Специальные знания можно подразделить на 4 группы: знания о природном, физическом мире; социальные знания; знания о человеке; знания о количествах. Все знания взаимно переплетаются.Как отмечает Ю.Г. Панкрац, обсуждаемые в связи с процессами речемыслительной и интеллектуальной деятельности человека типы знаний принято, прежде всего, подразделять на вербальные и невербальные, или на лингвистические и энциклопедические (Панкрац, 1992: 79).

Убедительное теоретическое обоснование неразрывности языковых и неязыковых знаний, а тем самым и необходимость их параллельного исследования дает С.Д. Кацнельсон (Кацнельсон, 1972: 110). Он отмечает, что механизмы языка спарены с механизмами сознания, а элементами или единицами индивидуального сознания являются значения, в первую очередь, практические и житейские знания, составляющие жизненный опыт индивида. Языковые знания - это знания особого рода, они служат "средствами активизации элементов сознания и их словесного выражения в процессе формирования мысли и речи. Процесс порождения речи тесно переплетается с процессом порождения мысли, образуя единый речемыслительный процесс, осуществляемый механизмами речевого мышления". (Кацнельсон, 1972: 115).

Язык является одним из средств познания, передающим то, как происходит познание человеком мира, окружающей его действительности (Сильдмяэ, 1990: 132). Преобладающая часть языковых явлений обозначает именно язык действительности, но при этом их следует интерпретировать в других категориях познания (знаний), т. е. в категориях, в которых люди познают действительность. Основными познавательными категориями являются концепты и их связи, которые образуют определенные познавательные структуры, составляющие индивидуальные когнитивные системы (ИКС) субъектов общения и являют собой постоянно развивающиеся системы знаний и верований (Баранов, 1988: 10). А.Г. Баранов выделяет в ИКС две ступени - базисную и периферийную.

Базисная ступень представляет собой сеть концептуальных единиц, которые обозначают классы объектов, связи, процессы, стратегии деятельности и пр. Эта основа субъективной картины мира и являет собой когнитивный базис, который формируется в двух блоках:

) блок мыслительных схем, отражающих аксиомы действительности в двух кодах - образном и концептуальном;

) блок концептуально-семантических схем (тезаурус), отражающих вербальную информацию.

Автор указывает, что базисная ступень имеет двухчастное строение: когнитивное ядро и уровень моделей.

Периферийная ступень ИКС актуальна и индивидуальна. Состояние этой ступени определяется когнитивным базисом (ядром и моделями), с одной стороны, и текущим состоянием - с другой. Именно здесь, как отмечает А.Г. Баранов, протекают различные процедуры переработки информации и образуются новые познавательные (когнитивные) структуры.

Формы отношения языка к знанию по У. Чейфу подчинены двум основным процессам: субконцептуализации и вербализации (Чейф, 1983: 71). Указывается, что исходной величиной, воспринимаемой человеком, является эпизод. Если он не доступен прямому и непосредственному выражению, осуществляется процесс субконцептуализации или расчленение эпизода на мельчайшие концепты. В итоге субконцептуализации возникают конкретные концепты, которые в своей совокупности и образуют данный конкретный эпизод. Эти конкретные концепты подвергаются категориальной классификации и образуют родовые концепты. Следующим этапом процесса является вербализация родовых концептов (подведение их под существующие в языке слова).

Как вполне справедливо отмечает И. Сильдмяэ, в соотношении "язык - знание" необходимо четко различать два аспекта. Говоря о каком-либо языковом явлении в грамматических категориях (падеж, части речи, предлоги и т. п.), мы остаемся на уровне описания языка. Если же мы говорим о том, что обозначается этими языковыми явлениями в действительности, следует пользоваться соответствующими категориями его познания. При помощи этих категорий мы поднимаемся на уровень описания действительности. В одном случае мы имеем дело с языковой структурой, в другом - со структурой действительности и ее познанием (Сильдмяэ, 1987: 90). Как сама действительность, так и ее познание имеет две стороны: с одной стороны, мы познаем различные объекты действительности, а с другой - самые разнообразные связи между ними. Определенную ясность вносит познавательное рассмотрение естественного языка в качестве одного из средств познания. Совершенно очевидно, что язык используется в форме речи для передачи знаний. Этой функцией языка объясняется появление соответствующих слов и грамматико-языковых форм. Сформировавшись, грамматические правила начинают определять, как то или иное можно выразить. За каждым словом (как за лексической единицей) стоит существенный пласт знания.

Итак, в настоящий момент в лингвистической науке происходит существенный методологический сдвиг, обусловленный многопараметрическими взаимосвязями между мыслями, языком и деятельностью человека, многоаспектностью функционирования языка в процессе познания, коммуникации и деятельности людей. В результате смены научных воззрений, начавшейся в 70-е гг., внимание лингвистов сконцентрировалось на когнитивных аспектах языка. "Язык мыслится не как некоторая имманентная система, но как система, составляющая конституитивное свойство человека, формирующаяся в фундаментальных своих чертах под влиянием его общего биологического и нейрофизиологического устройства и тесно связанная с мышлением и духовно-практической деятельностью человека, его личностью и знанием о мире" (Харитончик, 1992: 98).

Отличительной чертой когнитивного подхода к языку стало понимание того, что язык - небольшая часть целостного явления, которое мы стремимся познать, и что для его познания необходимо привлечение знаний о мире, социального контекста высказываний, способов взаимодействия и организации всех типов знаний, а также всей деятельности человека (Герасимов, 1988: 6).


1.3.2 Формы представления знаний

Обращение к вопросу о формах представления знаний важно потому, что прежде, чем научиться естественному языку, надо понять, каким образом представляются знания в той изначальной когнитивной системе, которой является естественный язык (Минаев, 1987: 52-61).

В последние годы стало обычным противопоставление двух подходов к анализу формы (структуры) представления знаний. А. Пайвио защищает гипотезу двух форм кодирования, подчеркивая, что вербальные и невербальные знания представляют собой две разные символические системы. Согласно другой точке зрения, как языковые, так и неязыковые знания репрезентируются в человеческой памяти единой пропорциональной формой. Как отмечает Н.Д. Арутюнова, современная логика, а вслед за ней и лингвистика, часто прибегают к понятию пропозиции (Арутюнова, 1976, 1981). "Под пропозицией или логическим суждением подразумевалась определенная форма мысли, утверждающая или отрицающая нечто о предметах действительности" (Арутюнова, 1976: 23-24). Пропозиция как единица репрезентации понимается как ментальная структура.

По мнению некоторых ученых, все хранимые в памяти типы информации носят характер пропозиций (Anderson, Bower, 1973: 275). По своему содержанию пропозиция передает некоторое утверждение о мире; вся информация поступает в память в виде наборов пропозиций. Считая предикацию ведущей функцией языка, а отношения между субъектом и предикатом - отражающими способ, посредством которого человек познает окружающий мир, пропозиция трактуется как субъектно-предикатная конструкция (Anderson, Bower, 1973: 276). Ю.Н. Караулов отмечает связь пропозициональных структур и фреймов (Караулов, 1987: 194).

В определении понятия "фрейм" не существует единого подхода. Так, известный американский ученый в области искусственного интеллекта М. Минский сравнивает фреймы со зрительными представлениями: статичные фотографии (фрейм "комната"), динамичные сценарии, включающие описание события ("путешествие на поезде"), фиксация одного момента из последовательности событий ("приход гостей") (Минский, 1979: 7-21). М. Минский называет фреймом "структуру данных предназначенных для представления стереотипной ситуации" (Минский, 1979: 7-21) и выделяет четыре типа фреймов: поверхностные синтаксические фреймы; поверхностные семантические фреймы; тематические фреймы; повествовательные фреймы.

Р. Шенк, Ю. Чарняк, И. Уилкс рассматривают большие и маленькие фреймы (Шенк, 1975; Чарняк, 1983; Уилкс, 1983). Р. Шенк называет "большие" фреймы "сценариями". Они описывают формальные объекты и являются структурой данных относительно некоторой темы (Шенк, 1975). Ч. Филлмор дает интерпретацию фреймов как "сцен", "схем" и "моделей" (Филлмор, 1988: 24). В числе структур поля Филлмор выделяет контрастивные множества и таксономии (антонимы и гиперогипонимические ряды). Контрастивные множества - различные типы семантических оппозиций, в которых члены оппозиций не даны говорящему вне самой оппозиции и поэтому, зная значение одного из членов группы, можно понять значение остальных ее членов. Таксономии характеризуются отношениями, основанными на родо-видовой концептуальной общности их конституентов (составляющих). В общей типологии структур семантических полей Ч. Филлмор (1988) выделяет парадигму. Парадигма - это группа слов, имеющих один общесемантический принцип и отличающихся друг от друга другими признаками, каждый из которых участвует в различении более чем одной пары слов.

К другим типам структур поля Ч. Филлмор относит циклы ("утро - день - вечер - ночь"); цепи (множество слов, соединенных каким-либо ранговым отношением); сеть, которая строится на основе нескольких простых отношений (термины родства) (Филлмор, 1988).

Некоторые исследователи отождествляют понятие "фрейм", "схема" и "модель". Одним из определений термина "фрейм" является "общее родовое обозначение набора понятий типа: схема, сценарий, когнитивная модель".

Так А.Г. Баранов считает, что фреймы, картины, сценарии образуют когнитивные модели, которые являются "инвариантами познавательной деятельности индивида" (Баранов, 1997). По его мнению, индивидуальные когнитивные системы основываются на определенных познавательных структурах со своими концептами и категориями. Необходимо подчеркнуть, что когнитивные модели, отражающие субъективный опыт индивида, распределяются по нормативно-ценностным системам (Баранов, 1988).

Однако, когнитивная модель, рассматриваемая как простая концептуальная схема, выступает в качестве эталона при формировании языковой категории и представляет собой схематизированный зрительный и ментальный образ, стоящий за языковыми явлениями (Беляевская, 1996: 26).

В нашем исследовании в формировании когнитивной модели непосредственное участие будут принимать лингвистические конструкты, которые представлены терминами ПО "терроризм".

Исходя из вышеизложенного, для построения когнитивной модели, отражающей ПО "терроризм", необходимо выявить концептуальную картину действительности, т. е. фреймовые структуры, которые отражают концептуальное представление о всей предметной области. Различные когнитивные структуры (фреймы, сценарии, скрипты, схемы и др.) являются инвариантами познавательной деятельности индивида, отражают различные стереотипные ситуации и объективируются посредством языка в дискурсе.


.3.3 Когниотип в системе репрезентации знаний

Для выделения из массива текстов концептов определенной предметной области (в данном случае - "терроризм") нами рассматривается когниотип. Этот термин был предложен А.Г. Барановым (Баранов, 1995, 1997) и понимается как ментально-лингвистический фрейм, как ментально-лингвистическая модель - база данных для порождения и понимания массива текстов конкретной ПО в их жанровой спецификации (Баранов, 1999: 35). Иными словами, когниотип - это комплекс данных о конкретной, предметной области, который реализуется в текстовой деятельности автором в процессе порождения текста и читателем (реципиентом) в процессе понимания текста. Комплекс когниотипов создает когнитивный фон, единый для автора и читателя текста, принадлежащих к одному социуму. Каждый социум имеет свою собственную, исторически сложившуюся неповторимую культуру, которая представляет собой набор определенных стереотипов, правил и конвенций. Они определяют все виды деятельности членов конкретного социума, что сказывается на процессах порождения и понимания текстов (Айзенк, 1995: 112).

Когниотип представляет собой некую макроструктуру, когнитивное содержание которой имеет определенную, предметную область, и которая состоит из некоторого набора микроструктур, представляющих более подробное распределение данных о конкретной ПО. Говоря о характерных чертах когниотипа можно отметить, что когниотип принадлежит к определенной ПО, существует в тематической композиции, имеет языковое выражение, соотнесенное в подсознании субъекта общения с данной ПО и сферой деятельности, строится как ментально-лингвистическая модель декларативных знаний, дополняется процедурными знаниями (Баранов, 1997: 9, 10).

Процесс построения когниотипов основывается на подсознательном восприятии актуального мира, в отличие от объективных знаний. Объективные знания обусловлены процессом подсознательного сканирования актуального мира во всех его видах. Когниотипические знания - это результат вторичного, семиотического восприятия окружающего мира (Баранов, 1997). Благодаря своей двойственной структуре, когниотип служит основой текстовой деятельности. Все составляющие когниотипа отбираются на основе анализа массива текстов, относящихся к одной предметной области.

В системе взаимодействия материальных и идеальных структур когниотип является связующим звеном, т. к. он нейтрализует объективность универсальных знаний и субъективность авторской реализации стереотипных данных о предметной области. Стереотипы материализуются в процессе человеческой деятельности, структурируют ментальную систему человека при помощи языка и связывают мышление и культуру.

Таким образом, когниотип - это фрейм, отражающий инвариантные ментально-лингвистические характеристики массива текстов определенной ПО. Выделяют следующие черты когниотипа:

принадлежит к строго очерченной ПО, что позволяет представить его в тематической цельности и завершенности;

обладает тематической композицией;

представлен набором языковых выражений, соотнесенных в подсознании субъекта общения с данной предметной областью и сферой деятельности;

строится как ментально-лингвистическая модель декларативных значений (о мире и языке);

дополняется процедурными знаниями (стратегии, конвенции, правила) высших уровней текстотипичности.

По мнению А.Г. Баранова, статус когниотипа определяют декларативные знания об определенной ПО в меру их "распакованности" в когниотипических ассоциациях языковых выражений (когниотипические поля) (Баранов, 1988). Когниотипические поля организованы в парадигматические ряды, которые образуют синтагматические последовательности, что является предпосылками линейного развертывания текста в содержании которого выделяются следующие компоненты: пропозициональный, модальный и текстуальный (Баранов, 1988: 34).

Таким образом, можно сделать вывод, что когниотип - это трехкомпонентная структура, которая соответствует трем компонентам семантического представления текста:

пропозициональному, отражающему "предметные знания" - объекты и их связи;

модальному, отражающему процедурные знания;

текстуальному, отражающему батареи лингвистических выражений (когниотипических полей), которые служат заготовками для создания текста.

Мы рассматриваем теорию когниотипа как научный конструкт, при помощи которого мы будем исследовать данную ПО.


Выводы по главе I


Общественный характер трудовой деятельности человека и необходимость коллективного знания обусловили появление специфических форм взаимодействия людей: общение, обмен мыслями, сведениями, идеями и пр. Основными составляющими коммуникативной деятельности являются: язык, речь, речевая деятельность, которые реализуются в речевых актах, что в совокупности и есть лингвистика общения.

Лингвистика общения являет собой язык в действии, в центре которого стоит общающаяся личность, реализующая свою познавательно-коммуникативную деятельность, результатом которой является текст. Совокупность всего многообразия характеристик ситуации, в которой находится текст, и составляет среду его существования. Текст, находящийся в ситуации реального общения, являет собой дискурс. Социолингвистический анализ дискурса предполагает обращение к стандартным жанрам определенных типов дискурса. К числу таких типов относятся: политический, рекламный, педагогический, научный, медицинский и другие разновидности общения, закрепленные в их жанровом многообразии в соответствии со сложившейся в обществе системой норм поведения в определенных сферах деятельности. Предметом нашего изучения является террористический дискурс.

Террористический дискурс - это массив текстов, описывающий ПО "терроризм" и реализующийся в вербальных текстах с целью описания, информирования, анализа. В порождении и понимании текстов, являющих собой дискурс, ведущую роль играет когнитивная компетенция субъекта общения, исходя из чего, основой текстовой деятельности выступает индивидуальная когнитивная система (субъекта общения). ИКС каждого индивида характеризуется определенным набором предметных областей, что позволяет выявить текстотип, субтип и речевые жанры. Именно жанр относится к базовому когнитивному уровню, где протекают основные ментальные процессы текстовой деятельности, структурируется, осваивается и используется основная часть знаний.

В этом аспекте становится возможным описание характеристик языкового воплощения концептов предметной сферы в жанрово-специфической текстовой деятельности, исходя из концепций когнитивной лингвистики, которая рассматривает язык в неразрывной связи с процессом познания. Основными познавательными категориями являются концепты и их связи, которые образуют определенные познавательные структуры, составляющие индивидуальные когнитивные системы субъектов общения и являют собой постоянно развивающиеся системы знаний и верований (Баранов, 1988).

Принципиальных различий между знаниями о мире и знаниями о языке не существует. Знания, накопленные человеком в процессе познавательной деятельности, объективируются при помощи языка и представлены в виде различных когнитивных структур (фреймы, сценарии, скрипты, модели, схемы, когниотипы и др.). Когнитивные структуры отражают конвенциональные концептуальные знания о каком-либо концепте и являются когнитивной основой порождения и понимания дискурса.

Базовым инструментом анализа нашего исследования выступает когниотип как ментально-лингвистический конструкт, проявляемый в реализации когниосемиотического принципа восстановления информации о конкретном явлении на основе анализа массива текстов определенной предметной направленности.


Глава 2. Когнитивное представление предметной области "терроризм"


.1 Терроризм как социальное явление


Прежде чем составить когниотип предметной области "терроризм" и дать его описание с лингвистической точки зрения, представляется целесообразным раскрыть определение понятия терроризм, как это представлено в справочной и научной литературе.

В наши дни во многих странах мира террор стал одним из факторов политической действительности. Сегодня в мире насчитывается более 500 различных террористических формирований, их число постоянно растет. Терроризм превратился в одну из главных угроз безопасности мирового сообщества. Убийства глав государств и государственных деятелей, банкиров и предпринимателей, представителей прессы, массовая гибель людей при взрывах на транспорте и в общественных местах, все это вызывает у мировой общественности не только ужас и страх, но и требование положить конец такому произволу и насилию.

Не является исключением и Россия. За последнее десятилетие терроризм в нашей стране приобрел особенно большие масштабы. В результате террористических актов ежегодно погибает более 50 тысяч человек. Произошли существенные трансформации в вооружении и тактике действий террористов, поставившие не мало задач перед органами внутренних дел и службами безопасности других ведомств. Если в 70-80-е гг. террористами являлись в подавляющем большинстве случаев фанатики-одиночки, нередко с психическими отклонениями (например, 50% "хайджекеров" - захватчиков самолетов), то к началу 90-х годов стали возникать целые группы, готовившиеся к ведению вооруженной, по сути дела террористической борьбы за достижение своих политических целей. Важное место среди них занимали преступные группы - боевые ответвления организованной преступности, насчитывающие, по мнению экспертов, до 200-300 тысяч "бойцов", что вполне сопоставимо с численностью сотрудников в правоохранительных органах, призванных вести борьбу с ними (Хлобустов, 1999: 154).

С начала войны в Чечне, Россия фактически впервые вошла в конфронтацию с исламским миром, где чрезвычайно мощны фундаменталистские силы, не исключающие и физическое уничтожение противника. Последнее обстоятельство стало новым долгосрочным фактором, влияющим на развитие и распространение терроризма в современной России. "Расползание" терроризма во многих странах заставило мировое сообщество принимать соответствующие меры. В марте 1996 г. в египетском курортном городке Шармаш-Шейхе на юге Синая состоялась встреча руководителей более 20 государств с участием Президентов США, Франции и России, а также Канцлера ФРГ. В августе в Париже прошло совещание министров иностранных дел и руководителей служб безопасности четырех держав - Франции, США, Великобритании и России с вопросом о выработке коллективных мер против международного терроризма. 7 марта 1996 г. Президент России подписывает указ "О мерах по усилению борьбы с терроризмом", а 10 июля издает указ "О необходимых мерах по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью в г. Москве и Московской области". Однако особую озабоченность вызывает у руководства страны, видных политических деятелей и рядовых граждан ситуация в Северо-Кавказском регионе, где к настоящему времени сложился один из наиболее конфликтных регионов России. Северный Кавказ в первой половине 90-х гг. занимал 1 место в России по количеству террористических актов. Здесь переплелись все типы терроризма - государственный и оппозиционный, национальный и религиозный, политический и уголовный, групповой и индивидуальный. Проявились многие его формы - массовые убийства и геноцид по отношению к некоренному населению, насилие, грабежи и мародерство, захваты транспортных средств, оружия и заложников, запугивание мирного населения и боевые действия на собственной территории, ожесточение социальной среды целого субъекта Федерации.

Наблюдается тенденция устойчивого роста терроризма. Число убитых в результате террористических актов неустанно растет, а в последние годы стало увеличиваться в арифметической прогрессии.

-90-е г.г. нынешнего столетия продолжили беспрецедентное развитие политического терроризма. Под "политическим терроризмом" в широком смысле рассматриваются все проявления террористической активности. В узком смысле под политическим терроризмом подразумевается борьба, направленная на предотвращение или принятие решений, относящихся к государственному устройству.

Террористические акты становятся все более жестокими, трудно предотвратимыми, часто направляются непосредственно против личности. Выходя за национальные рамки, терроризм становится элементом международных отношений. В наше время он представляет опасность не только для жизни людей, но и угрожает миру, порядку, стабильности. К традиционным для терроризма акциям и целям сегодня добавляются такие, которых раньше не было. Среди них можно выделить следующие:

стремление уничтожить демократические системы, что является стимулом для возникновения тоталитарных и авторитарных политических режимов;

стимулирование межнациональных, гражданских и религиозных войн, которые могут широко распространиться или превратиться в крупные военные конфликты;

обращение к средствам массового поражения.

Террористические акты стали тщательно готовиться, 90% из них достигают своей цели. Не исключено, что в недалеком будущем терроризм может стать важным катастрофическим фактором. И это не случайно. По оценкам опроса общественного мнения более 20% опрошенных относят терроризм к ряду самых острых проблем (Киреев, 1995: 34).

Немаловажным фактором, отличающим терроризм 70-х гг. от терроризма 90-х, является исламизация. Как считает один из исследователей международного терроризма Е.Г. Ляхов, наиболее питательной средой появления терроризма в наши дни становится не идеология, а национальные, этнические и религиозные интересы, в частности, мусульманский фундаментализм (Ляхов, 1991: 37).

По данным западных спецслужб число исламских террористических организаций выросло с 13 в 1968 г. до 100 в 1995 г., а общее число активных членов организации, способных совершать террористические акты, составляет около 50 тыс. человек (Полонский, Григорьев, 1995).

Политический терроризм - это теория и практика политического поведения, отражающая устойчивую невозможность или нежелание противоборствующих сторон прийти к согласию на основе взаимных уступок и учета политических интересов друг друга, исходящая из ложной перспективы достижения политических целей путем одностороннего насилия или угрозы его применения, а также осуществления террористических актов, расчитанных на запугивание населения, шантаж и дискредитацию власти. На поверхности политический терроризм часто выглядит как насильственные вооруженные акции, планируемые и осуществляемые с достаточной периодичностью полулегальными или нелегальными группами, имеющими своей целью посредством нагнетания страха оказать давление на власть и добиться определенных результатов.

Итак, каковы корни и психология террора? Терроризм появляется, когда общество переживает глубокий кризис, в первую очередь - кризис идеологии и государственно-правовой системы. В таком обществе возникают различные оппозиционные группы - политические, социальные, национальные, религиозные - для которых становится сомнительной законность существующей власти и всей системы управления. Если такие группы придут к выводу, что не могут добиться своих целей законным путем, они пытаются достигнуть желаемого через насилие, т. е. террор. При этом моральным оправданием убийств оппозиция будет считать, разумеется, высокую важность и чистоту своих целей.

На ранних стадиях терроризм, как в случае "Народной воли" или захвата боевиками "Тупак Амару" японского посольства в Перу, чаще всего выбирает своим объектом непосредственных истинных или воображаемых виновников своих "бед" - политических лидеров или представителей власти.

Однако, как показывает последний перуанский "эксперимент", такой терроризм сегодня мало эффективен. Шансы добиться цели невелики.

Одновременно террористы быстро осознают ряд особенностей нашего времени:

власть сильно зависит от выборов и, следовательно, от общественного мнения;

есть мощные СМИ, "падкие" на "террористические сенсации" и способные мгновенно формировать массовое общественное мнение;

люди в большинстве стран отвыкли от политического насилия и боятся его.

Поэтому сегодня самые ходовые и эффективные методы террора - насилие не в отношении представителей власти, а против мирных, беззащитных и, что крайне важно, не имеющих отношения к "адресату" террора людей, с обязательной демонстрацией результатов террора через СМИ. И только через общественное мнение, как через передаточный механизм - лидерам стран. И, наконец, предъявление через те же СМИ обществу и лидерам мотивов террора и условий его прекращения.

Главное условие такого террора - бурная реакция СМИ. Современный террор имеет полем боя телеэкран, и не зря в таких акциях террористы, прежде всего, требуют не выкуп, а тележурналистов. Цель - воздействие на общество, чтобы уже оно предъявило ультиматум своим лидерам.

Типичный пример такой технологии - Буденовск. Объект атаки - больница, роддом. Хорошо оплаченная истерика в СМИ, особенно - НТВ. Мелькающие на телеэкране заложники, рассказывающие о "добром отношении к ним террористов". Заявления о том, что Басаева можно понять, поскольку "вся семья его погибла под русскими бомбами", и вообще он "борец за свободу своего народа". Шок для всей страны. Черномырдин, капитулирующий перед требованиями террористов.

При этом, разумеется, СМИ тщательно обходят молчанием, что:

демонстрируемые только что освобожденные из рук террористов, люди испытывают "синдром заложника", когда заложники через некоторое время начинают чувствовать себя более привязанными к террористам, чем к спасателям;

"синдром заложника" обычно испытывают только 20% заложников, т. е. подбор персонажей для репортажа ведется целенаправленно и в интересах террористов, что однозначно говорит о том, на кого в данном случае работают СМИ;

Басаев еще до "гибели всей семьи под бомбами" сотнями расстреливал безоружных беженцев в Абхазии, а его "погибшая семья" спокойно загорает на Кипре;

Буденновск выбран потому, что там проходит магистральный газопровод, за безопасность которого Газпром-Черномырдин сдаст что угодно.

Таким образом, по сравнению с прошлым веком появляется совершенно новый элемент терроризма - СМИ - как бы специальный передаточный механизм ("ретранслятор") между террористами и адресатами террора.

Длительное нахождение членов террористических групп в конспиративной обстановке при интенсивной террористической тренировке, включающей и специальные (ведущие к "зомбированию") технологии психологической обработки, приводят к появлению специфической среды, которую, по аналогии с уголовной средой, можно назвать терросредой (ТС) с особым типом сознания людей, составляющих эту среду.

Это, во-первых, примитивное, черно-белое, "религиозно-фанатическое" мировосприятие, практически никогда не анализирующее конечные цели и результаты террора.

Во-вторых, ощущение своего превосходства над "простыми смертными" отменяет или уменьшает разборчивость в средствах террора.

В-третьих, малая чувствительность в отношении своих и чужих страданий, при высокой готовности убивать и умирать, и высокой террористической тренированности.

В отличие от простых уголовников, терросреда непременно объявляет себя лидером понимания и защиты неких высших идеалов или интересов ("Свободу Украине!") и как бы берет на себя обязательство воплотить их в жизнь. Для формулировки и заявления обществу этих идеалов в каждой ТС имеется группа "интеллектуалов-теоретиков" - первичный идеологический центр, вокруг которого и организуются боевые террористические формирования.

Одновременно оппозиционным группам населения дают понять, что в обмен на обязательства, взятые на себя ТС, эти группы тоже должны взять на себя обязательство поддержки террористов. Возникает своеобразная круговая порука, позволяющая лидерам терросреды требовать от указанных групп финансирования, снабжения, укрывательства, поставки рекрутов и т. п. Этим в террор прямо или косвенно втягиваются уже большие группы населения, создающие его социальную базу и затрудняющие создание в обществе сопротивления терроризму.

Такая терросреда, состоящая из идеологического центра, боевых формирований и социальной базы, - уже достаточно эффективный инструмент в руках тех, кто ее контролирует. Но это еще не та угроза, которую признают одной из главных проблем современности.

Исследование проблемы терроризма ведется на уровне государственных и общественных организаций, научных институтов, секретных служб, военных ведомств и органов охраны общественного порядка.

Трудности в изучении терроризма как явления начинаются уже с его определения. В западной литературе существует около ста определений терроризма (Шмидт, 1987: 88). По мнению многих специалистов, терроризм представляет собой специфическую форму вооруженного насилия. "Угроза применения насилия, - утверждает Б. Дженкинс, - индивидуальные акты насилия или кампания насилия, возбуждающие чувство страха, могут быть определены как терроризм" (Дженкинз, 1975: 1).

"Терроризм, - утверждает Б. Крозье, директор лондонского института по изучению конфликтов, - есть мотивированное насилие с политическими целями" (Крозье, 1979). "Терроризм, - конкретизирует эту мысль полковник швейцарского генерального штаба Г. Дэникер, - это систематическое запугивание правительств, кругов населения и целых народов путем единичного или многократного применения насилия для достижения политических, идеологических или социально-революционных целей и устремлений" (Деникер, 1974). Наконец, в книге "Терроризм: теория и практика", изданной в США в 1979 г., терроризм определяется как "угроза использования насилия для достижения политической цели посредством страха, принуждения или запугивания". Иногда определения терроризма бывают слишком широкими. Одно из них, данное официальными государственными органами США, гласит, например, что "террористическими могут быть названы группы, стремящиеся к свержению определенных политических режимов, к навязыванию своих национальных или групповых интересов, к подрыву международного правопорядка как к своей конечной цели (Лазарев, 1993: 76).

Другой специалист-терролог Р. Клаттербах объявляет терроризм современной формой гражданской войны, которую ведут, с одной стороны, "государственные служащие, дипломаты, официальные лица, бизнесмены и администраторы - борцы передовой линии, представители цивилизации" и террористы, стремящиеся эту цивилизацию разрушить, с другой, такая "новая война", по мысли автора, "похожа на старинную, когда битва могла быть выиграна простым единоборством, поскольку впечатляющее убийство или пленение одного вселяет ужас в сердца миллионов других и таким путем позволяет террористам достигать их целей" (Клаттербах, 1978).

Из российских ученых-правоведов наиболее емкое понятие терроризма, на наш взгляд, дает И.И. Карпец: "Терроризм - это международная или внутригосударственная организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушений на убийства, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т. д. Терроризм может сопровождаться разрушением и разграблением зданий, малых помещений и иных объектов" (Ляхов, 1991: 22).

Понятие "терроризм" раскрывается в словарях следующим образом:

Terrorism, n. - A system of government by terror; intimidation., n. - Use of violence and intimidation, esp. for political purposes (OALD, 1974: 893)., n. - The use of violent action (e.g. bombing, killing) for political purposes: an act of terrorism (OWD, 1997: 643)., n. - The systematic use of terror esp. as a means of coercion (ОWD, 1974: 705)., n. - Prec. And-ism. Method of government by inspiring terror by acts of brutality and savagery (WUD, 1970: 1541)., n the use of violence or the threat of violence to obtain political demands., n: the systematic use of terror esp. as a means of coercion - terrorist, adj or n - terroristic., n

  1. the act of terrorizing; use of force or threats to demoralize, intimidate, and subjugate, esp.
  2. the demoralization and intimidation produced in this way - terror-ist n., adj, - terror. Istic adj. (WNWDAL, 1972: 1469).

Terror, n Lat. "great fear, dread, alarm"; see under terrible. 1. Extreme, overwhelming, fear. 2. Person or thing, which inspires terror: Cromwell was a terror to his countrys foes. Phs. the king of terrors, death; the Reign of Terror, the Terror, the period from May 1793 to July 1794 of the French Revolution, characterized by countless executions. 3. (colloq). A trouble - some, imaginable person; a pest, a nuisance: a perfect terror, a holy terror., n

  1. : a state of intense fear
  2. a: one that inspires fear: scourge

b: a frightening aspect (the ~ s of invasion): a cause of anxiety: worry: violence (as bomb - throwing) committed by groups in order to intimidate a population or government into granting their demands. Syn see fear - terrorless (WNCD, 1983: 1218)(terar), n

  1. intense fear
  2. a) a person or thing causing intense fear
  3. b) the quality of causing such fear; terribleness
  4. a program of terrorism or a party, group, ect. Resorting to terrorism
  5. (colloq) a very annoying or unmanageable person, esp. a child; nuisance; pest.

Terror (tera), n

extreme fear: the people ran from the enemy in terror

  1. a look of sheer terror on his face: I have a terror of insects.
  2. Someone or something that causes extreme fear: the criminal was the terror of the neighborhood.
  3. Violent action for political purposes: terrorism: The resistance movement started a campaign of terror.
  4. An annoying person, esp. a child: Your sons a real terror! Cant you control him?

Terrorist, n. - One who rules by intimidation (HSD: 747)., n. Terror and-ist. One who practices, or believes in, terrorism. (WUD, 1970: 1541)., n someone who uses violence to obtain political demands (LDELC, 1992: 1366).

Отечественные словари и справочники дают следующие определения понятия "терроризм":

Терроризм - насильственные действия (преследования, разрушения, захват заложников, убийства и др.) с целью устранения, подавления политических противников, конкурентов, навязывания определенной линии поведения.

Терроризм Политика и тактика террора. Террорист. Сторонник и участник актов индивидуального террора. (Соколова:) Мой сын не мог покушаться на жизнь человека… он не террорист! Он, конечно, революционер, как все честные люди в России. М. Горький, "Последние". (СРЯ, 1984: 359).

Террор (лат. Terror страх, ужас)

Террор - политика устрашения, подавления политических противников насильственными методами (преследованием, убийствами и т. д.) (лат. Terror - страх, ужас). Фашистский террор.

Терроризировать 1. Устрашить (устрашать) террором, насилием. (Крыльцов:) принадлежал к партии народовольцев и был даже главою дезорганизационной группы, имевшей целью терроризировать правительство так, чтобы оно само отказалось от власти и призвало народ. Л. Толстой "Воскресенье".

. Разг. Привести (приводить) в страх, смятение, запугать (запугивать) кого-либо. (Курков:) Зорина налетела на меня, терроризировала, и я в обалдении подписал ее акт. Лавренев, "Мы будем жить!".

Терроризировать (фр. Terroriser лат.) - 1) преследовать, угрожая расправой, насилием; 2) запугивать, держать в состоянии страха (СИСВ, 1997: 473)

Мы разделяем мнение о том, что "понятие "террор" соотносится с политическими силами, находящимися у власти, опирающимися на силовые структуры, армию, различные спецслужбы и т. д., то есть являющимися объективно более сильной стороной в конфликте и противоборстве. Понятие "терроризм" следует относить к оппозиционным силам, выступающим против "истеблишмента" и объективно являющимся стороной более слабой" (Буянова, 2001: 51).

Однако, несомненно и то, что терроризм - это каждый организованный акт насилия или угрозы, посредством насилия, который вызывает террор и страх, акты убийства, захвата заложников, самолетов и кораблей, автобусов, а также бомбардировки с целью достижения определенных целей (политических, личных, религиозных и др.).

Из вышесказанного очевидно, что терроризм являет собой одну из сфер негативной предметной деятельности человека. Как и любой вид предметной деятельности, он характеризуется набором концептов и понятий, которые объективируются при помощи языка.


.2 Когниотипическое представление предметной области "терроризм" и её лексическая наполняемость


Рассматривая когниотип как средство объективации знаний, мы представили предметную сферу деятельности человека "терроризм" посредством составляющих ее концептов. В основу построения когниотипа социо-культурного уровня были положены тексты, раскрывающие содержание и описывающие фактический материал исследуемой сферы деятельности следующим объемом: англо-американские источники - 750; отечественные источники - 800.


Тематическая схема когниотипа "терроризм"

ПредсобытияСобытиеПостсобытиеКризис идеологии государственно-правовой системы Идеолого-экономическая база террора, терросреда Передаточный механизм - средства массовой информации (СМИ) между террористами и адресатами террораВид, формы терроризма Виды теракта Субъект действия (заказчики, исполнители) Объект действия Условия (место, дата, время) Инструмент или орудие преступления Последствия (жертвы, участь нападавших) Источники информации Очевидцы Противодействие терроризмуОтветственность Достижение цели, для осуществления которой был произведен террористический акт

При рассмотрении вербального воплощения концептов ПО "терроризм" используется русский и английский язык с целью раскрытия системы языковых выражений тем.

КОНЦЕПТ ПРЕДСОБЫТИЕ

Кризис идеологии государственно-правовой системы

Причины:

  1. оппозиционные группы - политические, социальные, национальные, религиозные
  2. сомнение в законности существующей власти и всей системы управления
  3. национальные, социальные, религиозные идеи
  4. establishing an independence home land based on Marxism principles - установление на родине независимости, основанной на марксистских принципах
  5. a power struggle within the organization - борьба за власть внутри организации
  6. to overthrow the Government - свергнуть правительство
  7. establishing an Islamic Palestine state in place of Israel - установление исламского палестинского государства на месте Израиля
  8. conflict of interest - конфликт интересов.

Идеолого-экономическая база террора, терросреда

  1. воздействовать на общество, чтобы оно предъявляло ультиматум своим лидерам
  2. вовлечь большую массу людей, для которых либо цели террора столь велики, что оправдывают любые средства, либо они столь неразборчивы в средствах, что готовы реализовать любую мерзость
  3. "возвышенные мотивы"
  4. религиозно-фанатическое мировосприятие
  5. желание ощущать свое превосходство над "простыми смертными"
  6. малая чувствительность в отношении своих и чужых страданий
  7. высокая готовность убивать и умирать
  8. общественно-политическая ситуация
  9. политический кризис
  10. внутриполитическая обстановка
  11. дестабилизация
  12. объявлять себя лидером понимания и защиты неких высших идеалов и интересов и брать на себя обязательство воплотить их в жизнь
  13. "экономически оформившийся" терроризм
  14. "отмывать" деньги
  15. захватывать "черную" и "серую" экономику
  16. ввиду переменчивости международной ситуации - интернационалы, чтобы быть устойчивыми, должны иметь для своих участников четкие и яркие постоянные цели, долговременные идеалы, оправдывающие грязные средства
  17. a "deep crisis" and the aim is to get out of its situation by carrying out a terror attack - глубокий кризис и цель - выйти из этой ситуации путем терракта;
  18. struggle for independence - борьба за независимость
  19. to promote an independent Islamic state - способствовать развитию независимого исламского государства
  20. to overthrow the secular Algerian regime - свергнуть светский алжирский режим
  21. economic boycott - экономический бойкот
  22. internal conflicts - внутренние конфликты.

Передаточный механизм между террористами и адресатами террора

СМИ:

  1. телевидение
  2. радио
  3. Интернет
  4. различные печатные издания
  5. media - средство коммуникации (телевидение, радио, пресса)
  6. information technologies - информационные технологии
  7. telecommunication - телекоммуникация
  8. Reuter - Рейтер (информационное агенство)
  9. AP - Ассошиейтед пресс (информационное агенство)
  10. CNN - информационное агенство.

Способ передачи информации:

  1. TV-аппаратура
  2. Радиоаппаратура
  3. интернет-сеть
  4. аудио и видео аппаратура
  5. почта
  6. телетайп
  7. телефакс
  8. письменные послания и т. д.
  9. Internet - Интернет
  10. fax - факс.

КОНЦЕПТ СОБЫТИЕ

Вид, формы терроризма

Виды терроризма.

Политический терроризм.

  1. частно-политический терроризм
  2. фобократия
  3. political terrorism - политический терроризм.

Социальный терроризм.

а) левый терроризм:

  1. марксизм
  2. ленинизм
  3. троцкизм
  4. социализм
  5. анархизм
  6. геваризм
  7. маоизм
  8. кастроизм
  9. Red Brigades - Красные бригады
  10. Combat Communist Cell (CCC) - Боевые коммунистические ячейки
  11. Shining Path movement - движение Сияющих Троп
  12. Maoism - Маоизм
  13. Khmer Rouge - Красные кхмеры;

б) правый терроризм:

  1. боевые группы легальных организаций
  2. Neo-fascists - неофашисты
  3. Neo-nazi - неонацисты
  4. Jhirinovskys extreme right Liberal Democratic Party - экстремистская правая либерально-демократическая партия Жириновского.

Национальный терроризм осуществляется по этническому признаку:

а) сепаратистский терроризм:

  1. национально-политические группы;

б) национально-освободительный терроризм;

в) репрессивный национальный терроризм:

  1. Ку-Клукс-Клан
  2. "Черные Пантеры"
  3. Abu Sayyaf Group - группа Абу Саяф

Территориально-сепаратистский терроризм:

  1. Техасские сепаратисты в США
  2. Irish Republicanism - Ирландские республиканцы
  3. Basgue nationalism - Бакский национализм
  4. Loyalist - лоалисты
  5. ETA (Spain) - этническая террористическая организация (Испания)
  6. "Amateur" group - группировка "Профессионал"

Религиозный терроризм:

а) Исламский терроризм:

  1. мусульмане сунниты
  2. сикхи
  3. иудеи (Ках, Кахане)
  4. протестантские группировки в США
  5. радикальные ваххабиты
  6. проиранские шиитские организации
  7. radical group - радикальная группа
  8. religionsly motivated terror - религиозный террор
  9. Sikx - сикхи
  10. Tamil - тамилы
  11. Kashmiri extremist - кашмирские экстремисты
  12. Islamic Fundamentalist movements:

Hamas - ХамасJihad - Исламский джихад Islamic groups - Палестинские Исламские группировки

Islamic fundamentalist Rejectionists - Исламские фундаменталистские реакционерыSalvation Front (FIS) - Исламский фронт освобождения Islamic Group (GIA) - Вооруженная исламская группировка

Palestian Rejectionist groups - Палестинские реакционные группировки

в) Сектантский терроризм

  1. Банда Мэксона (США)
  2. АуМ Синрике (Япония)
  3. Abu Syyaf Group - группа Абу Саяф
  4. Abu Nidal rganization (ANO) - организация Абу Нидал
  5. Al-Gamaat al-Islamiyya (Islamic Group, IG) - исламская группировка Аль-Гамаат

"Мировоззренческий" терроризм:

  1. экологический
  2. противодействие абортам
  3. феминистский
  4. environmentalism - движение за охрану окружающей среды
  5. antirabortion campaigners - компании против абортов
  6. Hunt Retribution Sguard (HRS) - движение против истребления животных
  7. animal rights campainers - компании по защите прав животных
  8. animal rights extremists - экстремисты, борящиеся за права животных
  9. struggle for the Ethical Treatment of Animals - борьба за этическое лечение животных
  10. issue-group extremists - экстремисты, отстаивающие насущные вопросы
  11. issue-group motivated terrorism - терроризм, преследующий определенные цели

Уголовный терроризм:

  1. рэкет
  2. диверсии
  3. систематически осуществляющиеся захваты заложников с целью выкупа.

Терроризм в специфических областях:

  1. ядерный терроризм
  2. genn terrorism - генный терроризм
  3. computer terrorism - компьютерный терроризм
  4. bio-terrorism - биологический терроризм
  5. chemical and biological terrorism - химический и биологический терроризм.

Формы терроризма:

Внутренний терроризм.

  1. спецтерроризм.

Международный терроризм.

Виды теракта

Диверсия:

  1. взрывать (взрывать жилые помещения, взрывать заминированный автомобиль, взрывать жилой многоэтажный дом)
  2. распылять отравляющие газы
  3. специальные технологии психологического воздействия
  4. пожар
  5. стрельба, перестрелка
  6. авария
  7. to open fire on - открыть огонь по
  8. violence - насилие
  9. bombs detonated electronically - бомбы с электронными детонаторами
  10. to set off a bomb - установить большую бомбу
  11. to fire - открыть огонь
  12. to crash - крушить
  13. poison - яд
  14. to drive of speed into the crowded market - заехать на скорости в переполненный людьми рынок
  15. slaughter - резня, кровопролитие
  16. massacre - резня
  17. shooting - стрельба
  18. bombing - бомбардировка
  19. explosion - взрыв
  20. mining - минирование
  21. car bombs - автомобиль начиненный взрывчаткой.

Похищение:

  1. Похищение людей
  2. Kidnapping - похищение.

Покушения и убийства

  1. убивать
  2. покушаться
  3. to kill - убивать
  4. to murder - убивать
  5. to assassinate - совершать убийство по политическим мотивам.

Ограбление (экспроприация).

Захват средств передвижения:

  1. захватить авиатранспорт
  2. захватить корабль
  3. захватить поезд
  4. захватить автобус
  5. to hijack - захватить авиатранспорт
  6. to skyjack - захватить самолет.

Захват зданий

Нанесение незначительного ущерба здоровью и имуществу

Кибертерроризм:

  1. причинять вред компьютерным сетям, базам данных
  2. уничтожать информацию.
  3. Ciber terrorism - кибертерроризм.

Субъект действия

  1. субъект
  2. террорист
  3. исполнитель
  4. главарь бандформирования
  5. garrila - партизан
  6. exstremist - экстремист
  7. killer - убийца
  8. hitman - убийца, бандит
  9. ganman (америк. разг.) - бандит, убийца
  10. suicide bomber - "камикадзе"
  11. bomb-maker - террорист-подрывник
  12. bombing sponsors - заказчики, "спонсоры"
  13. sponsorship of international terror - "спонсоры" международного террора.

Обобщающе-квалифицирующие названия лиц:

а) Обобщающие номинации:

  1. человек
  2. люди
  3. men - люди
  4. person - человек
  5. people - люди;

б) Оценочно-квалифицирующие номинации лиц:


вандалы злоумышленники молодчики боевики.

  • Название лиц по внешним признакам:
  • По половозрастному состоянию:

молодая женщина неизвестная женщина молодой мужчина мальчик подросток девушка юноша child - ребенок woman - женщина man - мужчина unknown woman - неизвестная женщина old man - старик.

Название лиц по связям, отношениям, по соотнесенности с кем-либо, чем-либо:

а) Названия лиц по родству, породнению:


дед муж отец отчим вдова дядя сын сестры зять wife - жена husband - муж father - отец sons - сыновья mother - мать daughter - дочь;

б) Названия лиц по социальным, религиозным связям, контактам:


коллега работники служащие спутник член группировки религиозные секты идеологические секты "АуМ Сенрике" секта "Красные бригады" группа интеллектуалов-теоретиков "Сендеролуминосо" - Перуанское движение ливанское движение "Хесболлах" цейлонское движение "Тигры освобождения Тамил Ислама" террористы Талибана фашистский "Черный интернационал" радикально-исламский "Интернационал Джихада" радикально-экологический "Зеленый интернационал" "Арийское язычество" христианская "Ливанская фаланга" радикальные исламисты буддийские структуры "красные кхмеры" neighbour (s) - соседи girlfriend - подруга member(s) - член(ы) "sister group" - "сестринская группировка" Islamic extremists - исламские экстремисты Taliban - движение Талибан Kashmiri militant group - вооруженная Кашмирская группа Egypts largest militant group - самые большие египетские военизированные группы Foreign Terrorist Organization - международная террористическая организация colleague - коллега Palestinian national leadership - Палестинское национальное сообщество Tupac Amaru revolutionary movement (MRTA) - революционное движение Тупак Амару;

в) Названия лиц по отнесенности к территории, местонахождению, месту жительства:


житель уроженец жительница гражданин граждане обитатели горожане чеченец местные исламисты этнические чеченцы турецкие националисты техасские сепаратисты Britons - британцы Palestinians - палестинцы Foreigners - иностранцы Frenchman - француз Georgian - грузин Israelitians - израелитяне.Названия лиц:

а) по социальным и ситуативным состояниям, свойствам:


преступник милиционер депутат студент безработные дипломированные специалисты грабители начальник рецидивист простые уголовники продавшиеся чиновники моджахеды группа экстремистов крестьяне civilians - гражданские люди journalists - журналисты driver - водитель officers - офицеры tourists - туристы teacher - учитель leader - лидер.

б) группа лиц по социально-экономическому состоянию, положению:


банкир коммерсант businessman - предприниматель owner - хозяин;

в) названия лиц по состояниям, обусловленным отношениями господства и зависимости:


подчиненный заместитель chief - начальник assistant - подчиненный;

г) названия лиц по социальным нормам, установлениям, обязанностям:


полковник капитан старший лейтенант бывший министр обороны спецслужбы различных государств schoolboy - школьник student - студент graduator - выпускник;д) по профессии: летчик инженер строитель учитель эксперт врач engineer - инженер physical training teacher - учитель физкультуры chemist - химик.

Имена собственные:


Мухат Лайпанов Шейх Омар Обдел Рахман Наири Уманян Басаев Ahmad Awadallah - Ахмад Авадалах Ibrahim Magadmeh - Ибрагим Магамед Brothers Babayan - братья Бабаян.

Объект действия

Обобщающе-квалифицирующие названия лиц:

Обобщающие номинации:


человек люди население man - человек residents - жители people - люди person - человек persons - люди judicial figures - юридические лица.

Название лиц по общим физическим, физиологическим и внешним признакам:

а) по физиологическому состоянию:


труп тела трупы раненые corps - труп body - тело sufferer - страдалец;

б) по половозрастному состоянию:

Таблица

молодая женщина мужчина молодой мужчина дети ребенок молодежь девочка мальчик неизвестная женщина child - ребенок baby - младенец woman - женщина women - женщины young people - молодые люди teenager - подросток.

Названия лиц по связям, отношениям, по соотнесенности с кем-либо, чем-либо:

а) названия лиц по родству, породнению:


жена муж дочь отец отчим братья сестры wife - жена husband - муж father - отец sons - сыновья mother - мать daughter - дочь brother (s) - брат(ья) nephew - племянник causin - двоюродный брат sister - сестра;

б) названия лиц по социальным связям, контактам:


подруга работники служащая спутник член сотрудник neighbour (s) - сосед boyfriend - друг enemy - враг fans - болельщики;

в) названия лиц по отнесенности к территории, местонахождению, месту жительства:


граждане США обитатель краснодарец граждане Европы граждане России житель жительница обитатели гражданин жильцы дома граждане горожане москвич африканец уроженец Palestinian people - палестинцы Britons - британцы Spaniards - испанцы Foreigners - иностранцы Germans - немцы Frenchman - француз Affrican - африканец Chinese - китаец Israel civilians - израильские граждане Israelis - израелитяне Europeans - европейцы Jewish settlers - еврейские поселенцы.

Названия лиц по социальным и ситуативным состояниям, свойствам:


Российские миротворцы пострадавший участники олимпийских игр пассажиры депутат западные туристы греческие туристы немецкие туристы предприниматель жертва(ы) заложники заложник(ца) 100 expatriate men and women - 100 высланных из страны мужчин и женщин driver - водитель passanger (s) - пассажир(ы) pilot - пилот detectives - следователи tourists - туристы victim - жертва victims - жертвы stewardess - стюардесса teacher - учитель.а) группа лиц по социально-экономическому состоянию, положению:


Президент республики политические лидеры представители власти предприниматель хозяин министр энергетики министр информации businessman - предприниматель owner - хозяйн queen - королева;

б) названия лиц по состояниям, обусловленным отношениями господства и зависимости:


подчиненный заместитель chief - начальник assistant - подчиненный;

в) названия лиц по социальным нормам, установлениям, обязанностям:


майор военнослужащие офицеры органов безопасности курсант военные наблюдатели ООН Российский офицер colonel - полковник sergeant - сержант;

г) названия лиц по профессии:


журналист экономист юрист врач милиционер detective - следователь lawyer - юрист doctor - врач pilot - пилот motorist - моторист.

Имена собственные:


Аркадий Гукасян Михаил Зарубян Леонард Петросян Сергей Иванов Джефри Шиллинг Вазген Саркисян Rabbi Shlomo Raanan - Раби Хиомо Раон Udalova Olga - Ольга Удалова Phedorova Anna - Анна Федорова.

Условия (место, дата, время)

Место:

  1. Россия
  2. Москва
  3. Буденовск
  4. Чечня
  5. Таджикистан
  6. Кизляр
  7. Северная Африка
  8. Мюнхен
  9. США
  10. Махачкала
  11. Верхний Египет
  12. Афганистан
  13. Первомайское
  14. улица Гурьянова
  15. Пушкинская площадь
  16. центральный рынок Грозного
  17. Старопромысловский район Грозного
  18. автобус
  19. Каширское шоссе
  20. подвал жилого восьмиэтажного дома
  21. торговый зал
  22. Tel-Aviv - Тель-Авив
  23. Jerusalem - Иерусалим
  24. Jewish settlements - еврейские поселения
  25. Areas under Israele control - территории под контролем Израиля
  26. garage - гараж
  27. restaurant area - территория ресторана
  28. northern town of Afula - северный город Афула
  29. samarian village of Marka - самарианская деревня Марка
  30. on the terrace of the "Apropo" restaurant - на террасе ресторана "Апропо"
  31. in the Mahare Yehuda market - на рынке Махан Яхуда
  32. Hebron - Хеброн
  33. near Allenby Street - около улицы Аленбай
  34. Jerusalem Hills - Иерусалимские холмы
  35. a bus stop near sbs home - автобусная остановка возле дома
  36. at the Central bus station - на центральной автобусной остановке
  37. school bus - школьный автобус
  38. regional school - региональная школа
  39. in the market - на рынке
  40. crowded market - переполненный людьми рынок
  41. in an unoccupied building - пустое здание
  42. Mineralnie Vody - Минеральные воды
  43. Stavropol territory - Ставрополье
  44. Basilan Province - провинция Базилан
  45. Tokyo subway - токийское метро
  46. autonomous regions of northern Spain - отдельные регионы Северной Испании
  47. subjects of the Russian Federation - субъекты РФ.

Дата

  1. 15 ноября 1999 г.
  2. 15 декабря 1999
  3. 22 февраля 2000 г.
  4. 9 сентября 1999 г.
  5. January 14, 1998 - 14 декабря 1998 г.
  6. March 30, 1998 - 30 марта 1998 г.
  7. April 6, 1998 - 6 апреля 1998 г.
  8. June 29, 1998 - 29 июня 1998
  9. July 30, 1997 - 3 июля 1997
  10. September 4, 1997 - 4 сентября 1997.

Время

  1. Ночью
  2. в ночное время
  3. 5 часов утра
  4. на рассвете
  5. 12 часов дня
  6. в полдень
  7. 2 часа ночи
  8. near future - в ближайшем будущем
  9. recently - за последнее время
  10. in the morning - утром
  11. at 3 p.m. - в 3 часа дня
  12. in the evening - вечером
  13. night time - ночное время
  14. In late November - в конце ноября.

Инструмент или орудие преступления

Холодное оружие

  1. нож
  2. кинжал
  3. топор
  4. knife - нож
  5. axe - топор
  6. dagger - кинжал.

Огнестрельное оружие

  1. гранатометы
  2. пулеметы
  3. автоматы
  4. пистолет Макарова
  5. 9 миллиметровый парабеллум
  6. gun - ружье
  7. hand grenades - ручная граната
  8. submachine gun - автомат
  9. machine gun - пулемет
  10. light machine gun - ручной пулемет
  11. medium machine gun - станковый пулемет.

Взрывные устройства

  1. маломощное взрывное устройство с часовым механизмом
  2. взрывчатка
  3. бомбы большой мощности
  4. мина
  5. фугас
  6. тротило-гексагеновая смесь
  7. заминированный автомобиль
  8. гексоген
  9. две упаковки пластида
  10. 10 детонаторов
  11. сотовый телефон, выполняющий роль электродетонатора
  12. ручная граната
  13. 1 кг тротила
  14. бутылка с зажигательной смесью
  15. mine - мина
  16. trotyl - тротил
  17. dynamite - динамит
  18. acetone - ацетон
  19. alcohol - алкоголь
  20. active mine - активная мина
  21. land mine - наземная мина
  22. high-teck mine - высокотехнологичные мины
  23. 700 kilos of explosives - 700 кг взрывчатки
  24. car bombs - заминированная машина
  25. detonated bombs - управляемая бомба
  26. large quantities of explosives - большое количество взрывчатки
  27. small-scale bombs - маломощные заряды
  28. Molotov coctail - Коктейль Молотова (бутылки с зажигательной смесью).

Оружие массового поражения

  1. отравляющие вещества
  2. бактериологическое оружие
  3. ядерное оружие
  4. миниатюрные атомные бомбы
  5. hydrogen bomb - водородная бомба
  6. atom bomb - атомная бомба
  7. chemical warfare - химическое оружие

Последствия

Жертвы

а) Количество:

  1. один
  2. несколько
  3. масса
  4. сотни
  5. двести пятьдесят два
  6. hundreds - сотни
  7. hundreds of civilians - сотни граждан
  8. five - пять
  9. several - несколько;

б) по физиологическому состоянию:

  1. быть раненым (легко, тяжело)
  2. остаться живым
  3. быть убитым
  4. быть контуженным
  5. пострадать
  6. быть забитым насмерть
  7. быть убитым в затылок
  8. быть найденным мертвым
  9. to be kidnapped - быть похищенным
  10. to be killed - быть убитым
  11. to be stolen - быть украденным
  12. to be shot dead - скоропостижно скончаться
  13. dead man - мертвец
  14. to be injured - быть раненным
  15. killing of 15 persons - убийство 15 людей
  16. civilian massacres - массовые убийства гражданских лиц
  17. to be seriously injured - быть тяжело раненным
  18. to be moderately injured - иметь ранение средней тяжести
  19. to be light injured - быть легко раненным
  20. to be critically wounded - быть раненным критически
  21. to fall into an ambush - попасть в засаду
  22. the deaths of hundreds - смерь сотен
  23. to have serious severe wounds - получить серьезные ножевые ранения
  24. to be stabbed to death - умереть от ножевых ран
  25. to be found with slited throat - быть найденным с перерезанным горлом;

в) по психическому состоянию:

  • находиться в шоковом состоянии
  • быть напуганным
  • сойти с ума
  • испытывать чувство "синдрома заложника"
  • находиться в бессознательном состоянии.

Участь нападавших:

  1. скрыться
  2. быть задержанным
  3. умереть от полученных в результате взрыва ран
  4. разыскиваться
  5. быть освобожденным из под стражи
  6. быть схваченным полицией
  7. быть найденным мертвым
  8. быть застреленным в упор
  9. уйти безнаказанно
  10. быть взятым в плен
  11. быть убитым
  12. быть расстрелянным ответным огнем
  13. to be arrested - быть арестованным
  14. to be interrogated - быть допрошенным
  15. to be revealed - быть выявленным
  16. to be accused - быть обвиненным
  17. to be killed - быть убитым
  18. to be unconscious - быть в бессознательном состоянии
  19. to be wounded - быть раненым
  20. wanted men - разыскиваемый человек
  21. to be in hiding - быть в розыске
  22. to be detained - быть задержанным
  23. to be released - быть отпущенным
  24. serving 15 months in jail - провести 15 месяцев в тюрьме
  25. to remain on trial - предстать перед судом.

Источники информации

О террористическом акте:

  1. СМИ, телевидение
  2. радио
  3. очевидцы
  4. the media - средства коммуникации (телевидение, радио, пресса)
  5. radio - радио
  6. eye-witness - очевидцы.

Между террористами и лицами, которые должны выполнить требования террористов:

  1. телевидение
  2. телефон
  3. радиосвязь
  4. television station - телевизионная станция
  5. TV programs - телепрограммы
  6. Local radio - местное радио.

Очевидцы.

  1. прохожие
  2. жители соседних домов
  3. случайно оказавшиеся рядом лица (прохожие)
  4. оставшиеся в живых заложники
  5. захваченные в плен террористы
  6. сотрудники антитеррористических подразделений
  7. witness - очевидец
  8. neighbors - соседи
  9. member of anti-terrorist group - член антитеррористической группы
  10. young woman - молодая женщина.

Противодействие террористам

Силовые структуры и специальные подразделения, находящиеся в их составе:

а) Министерство обороны

  1. разведка и спецназ ГРУ
  2. ВДВ
  3. отряд "Роса"
  4. морская пехота;

б) ФСБ

  1. отряд "Вымпел", "АЛЬФА";

в) МВД

  1. СОБР
  2. ОМОН
  3. РУБОП;
  4. Militia - милиция
  5. Moscow militia services - московские милицейские службы

г) Министерство юстиции

  1. спецназ ГУИН МЮ РФ "АКУЛА"
  2. судебный пристав по ОУПДС (обеспечение установленного порядка деятельности судов);

д) чиновники исполнительной власти

  • Moscow authority - московские власти;

е) частные охранные предприятия;

ж) антитеррористический центр при правительстве РФ

  1. "АЛЬФА" и ее региональные подразделения;

з) Внутренние войска

  1. спецназ ВВ
  2. отряд специального назначения "Русь";

и) Международное сообщество и международные организации:

  1. нормы международного права
  2. конвенция
  3. Парламентская ассамблея
  4. интернациональные миротворческие силы
  5. Интерпол
  6. ООН
  7. International community - международное сообщество.

Характеристика лиц, участвующих в антитеррористических мероприятиях:

а) по воинскому званию:

  1. рядовой (матрос)
  2. ефрейтор (старший матрос)
  3. мл. сержант (старшина второй статьи)
  4. сержант (старшина первой статьи)
  5. ст. сержант
  6. старшина (главный корабельный старшина)
  7. прапорщик (мичман)
  8. мл. лейтенант
  9. лейтенант
  10. ст. лейтенант
  11. капитан (капитан-лейтенант)
  12. майор (капитан 3 ранга)
  13. подполковник (капитан 2 ранга)
  14. полковник (капитан 1 ранга)
  15. генерал-майор (контр-адмирал)
  16. генерал-лейтенант (вице-адмирал)
  17. генерал-полковник (адмирал флота)
  18. верховный главнокомандующий (президент)
  19. sergeant - сержант
  20. junior sergeant - младший сержант
  21. colonel - полковник
  22. lieutenant - лейтенант
  23. senior lieutenant - старший лейтенант
  24. junior lieutenant - младший лейтенант
  25. captain - капитан
  26. Army sergeant - пехотный сержант
  27. General - генерал;

б) по военным специальностям:

  1. стрелок
  2. механик-водитель (БТР, БМП, БМД, танк)
  3. снайпер
  4. Marine guard officer - офицер морской охраны
  5. Law enforcement officer - офицер полиции
  6. Americas security officer - офицер американской службы безопасности;

в) по должностям:

  1. оперуполномоченный
  2. ст. оперуполномоченный
  3. участковый инспектор
  4. кинолог
  5. командир группы
  6. командир взвода
  7. командир роты
  8. командир отряда
  9. командир батальона
  10. командир полка
  11. начальник управления
  12. начальник УВД города
  13. начальник УВД края
  14. operative - оперативный работник
  15. field-criminalist - эксперт-криминалист
  16. inspector - инспектор
  17. bobby-handler - кинолог.

Частные лица, участвующие в антитеррористических мероприятиях:

  1. охотники
  2. егеря
  3. рыбохрана.

Способы противодействия:

  1. мирное сотрудничество
  2. межгосударственные отношения
  3. мировое содружество
  4. agreement - соглашение
  5. to call to cooperate - призывать к сотрудничеству
  6. diplomatic channels - дипломатические каналы
  7. ratification - ратификация
  8. meeting - встреча по вопросам о борьбе с терроризмом
  9. anti-terrorist pact - анти-террористическое соглашение
  10. concession - уступка
  11. public work - общественная работа.

КОНЦЕПТ ПОСТСОБЫТИЕ

  1. Ответственность:
  2. уголовная (9 лет тюремного заключения, пожизненное заключение, смертная казнь)
  3. административная (штраф)
  4. моральная (осуждение жителями, потерпевшими, очевидцами)
  5. to bring a criminal action - возбуждать уголовное дело
  6. to be condemned - быть приговоренным
  7. to be condemned for 5 years - быть приговоренным к 5-тилетнему сроку
  8. to be convicted by a French court - быть осужденным французским судом.
  9. Достижение цели:
  10. водрузить над зданием чеченский флаг
  11. уничтожить взрывом железнодорожный мост
  12. прервать железнодорожное сообщение с населенными пунктами
  13. разрушить переднюю панель первого подъезда
  14. разбить стекла соседних домов
  15. разрушить балконы соседних домов
  16. поджечь автомобиль
  17. поджечь банк
  18. to draw swastika on the wall - нарисовать свастику на стене
  19. to stop millenium celebrations - прервать празднование миллениума
  20. to break the panes - разбить стекла (домов)
  21. to fire the banks - поджечь банки
  22. arson of the car - поджог автомобиля
  23. to conduct a series of bombings - провести ряд взрывов.

Следует отметить, что не все темы когниотипа нашли выражение в рассмотренном английском террористическом дискурсе, что можно, по-видимому, объяснить различным подходом к классификации рассматриваемого явления или отсутствием темы в дискурсе (например: захват зданий, нанесение ущерба здоровью и имуществу, силовые структуры и специальные подразделения, находящиеся в их составе, и пр.), меньшей экспрессивностью английского языка (например: оценочно-квалифицирующие номинации лиц).

В блоках субъект действия и объект действия наблюдается совпадение тем. Это объясняется тем, что наименование субъекта (заказчик и исполнитель) и объекта могут совпадать: (например: "предприниматель" может быть и субъектом (заказчиком) теракта и объектом).


.3 Анализ языкового воплощения когниотипа ПО "терроризм"


Анализ рубрик когниотипа "терроризм" показал, что терроризм - это событие, участники которого совершают действия, нарушающие закон и нормы морали и поэтому, оно связанно с такими понятиями как насилие, запугивание, страх, война, смерть, плен, суд, расстрел, уничтожение и т.д.

Концептуальная схема когниотипа "терроризм" - это набор языковых выражений, выявленных в результате анализа тематического и повествовательного фреймов "терроризм" и расположенных в схеме без учета композиционных, контекстуальных связей. Концептуальная схема объединяет те семантические единицы, или узлы, когниотипа "терроризм", выбор которых определяется его соотношением с повествовательным фреймом "терроризм". Языковое воплощение когниотипа "терроризм" - это лексические группы, каждая из которых отражает определенный блок когниотипа "терроризм". Концептуальная схема "терроризм" детализирует концепт "теракт".

На первом уровне концептуальной схемы расположены концепты "предсобытие", "событие", "постсобытие". "Предсобытие" и "постсобытие" тесно связаны с концептом "событие".

На втором уровне представлены все основные концепты, составляющие блоки. Например, блок "событие" наполняют концепты "вид, формы терроризма", "виды теракта", "субъект действия", "объект действия", "условия", "инструмент или орудие преступления", "последствия", "источники информации", "очевидцы", "противодейстие терроризму". Концепты, составляющие блоки когниотипа вербализуются посредством языковых выражений

Языковое заполнение всех блоков когниотипа "терроризм" имеет свои особенности.

Террористический акт являет само по себе событие, оказывающее большое эмоциональное воздействие на все слои социума. Вполне оправдано наличие синонимических рядов слов, называющих целый спектр эмоций, вызываемых терроризмом (презрение, негодование, замешательство, смятение, ненависть и пр.).

Единицами, воплощающими концепты терроризма являются:

  • слова: взрыв, атака, боевик, террорист, bomb, extremist, murder, assassin [ср.: бомба, экстремист, убийца, наемный убийца]);
  • сложные слова (спецтерроризм, терророфобия, антитеррор, банд-формирования, интернационалисты, спецслужбы, gunman, bombmaker [ср.: бандит, подрывник]);
  • словосочетания (чеченские повстанцы, методы террора, военизированные организации, диверсионно-террористический акт, контртеррористическая операция, suicide bomber, terror activity, religiously motivated terrorism, sponsorship of international terror [ср.: подрывник-смертник, террористическая деятельность, терроризм на религиозной основе, финансирование международного террора]).

Однако преобладающим способом наименования концептов описываемого когниотипа следует признать словосочетания, выделенные в исследуемом корпусе. Словосочетания распределяются по трем основным видам:

. Глагольные (выстрелить в упор, свергнуть правительство, застрелить в затылок, raise fear, to conduct a series of bombing [ср.: возбудить страх, произвести серию бомбандировок]).

. Субстантивные (угон самолета, главарь бандформирования, захватчики самолета, bomb-attack, wave of terror, terrorist garilla leaders, rebel chief [ср.: бомбовая атака, волна террора, руководители террористических партизанских группировок, командир боевиков]).

. Атрибутивные (чеченская война, антикоптский терроризм, массовая резня, террористическая деятельность, военизированная организация, terrorist leaders, assassin plot, condemned rebel leaders [ср.: главари террористов, заговор убийц, осужденные лидеры боевиков]).

Именование процессуальности идет за счет глагола (убить, захватить, взорвать, заминировать, уничтожить, attack, assasinate [ср.: атаковать, совершить убийство по политическим мотивам]) и глагольных сочетаний с существительными (убить в затылок, выстрелить в упор, забить насмерть, взорвать дом, take hostage, supply safe house [ср.: брать в заложники, предосталять убежище]).

Предметность выражена существительными (террор, насилие, убийство, horror, struggle, poison, mining [ср.: ужас, борьба, яд, минирование]).

Квалификативность реализуется через прилагательное и причастие (террористический, безжалостный, отвоеванный, взорванный, detonated, convicted [ср.: взорванный, признаный виновным]).

Количество компонентов в сочетании определяется коммуникативным заданием, диктуемым самой областью отражаемой действительности (в нашем случае ПО "терроризм"). Для выделения предмета, явления и т.д. из класса или ряда ему подобных возникает необходимость в использовании дополнительного признака или признаков, соотносимых с предметом, явлением, концептом и т.д. Нерасчлененный признак обычно выражается одним компонентом (массированная атака), расчлененный ведет к увеличению состава компонентов (широкомасштабная массированная конртеррористическая операция; suspected bombing plot, year-end terrorist attacks [ср.: подозрение о готовящемся взрыве, террористические атаки в конце года]). Поэтому номинация концептов с высокой степенью дискретизации признака или разнопризнаковых осуществляется, как правило, при помощи словосочетаний.

Атрибутивный член выступает в качестве смыслоразличительного компонента, выделяя понятие, обозначенное языковым выражением по одному или нескольким дополнительным признакам семантики, которых позволяет распределить словосочетания в следующие группы:

  1. локативные - по месту совершения действия (чеченская война, палестинский след, деятельность техасских сепаратистов, терроризм мусульман-суннитов, деятельность протестантских группировок в США, Palestinian national leadership, Tupac Amaru revolutionary movement [ср.: Палестинское национальное руководство, революционное движение Тупак Амару]).
  2. cубъектные - по соотнесенности с лицом (субъектом), участвующим в процессе (атака боевиков, terrorist attacks [ср.: атаки террористов]).
  3. квалификативные - специфицирующие субъект и объект действия, в нашем случае терроризм, помимо существительных в препозиции используются прилагательные: терроризм (политический, социальный, территориально-сепаратистский, религиозный, уголовный); формы терроризма (внутренний, международный); масштабы и интенсивность (беспрецедентный, жуткий, огромный, сенсационный); морально-этическая оценка со стороны наблюдателя (нечеловеческий, ужасный).
  4. ономастические - наименование боевых группировок по имени главаря (моджахеды, Hamas group, ETA terrorist group [ср.: группировка Хамас, террористическая группа ЕТА]).

Однако, одно и тоже понятие о предметах и явлениях окружающей действительности, в зависимости от коммуникативного задания, можно представить с разных позиций: движения, динамики, процесса - глагол, предметности - существительное, квалификативности - прилагательное, причастие (to attack the hospital, attack of the hospital, attacked hospital (hospital attacked by… [ср.: атаковать больницу, атака больницы, атакованная больница, больница, атакованная…]).

Исходя из того, что составляющими любой деятельности являются субъект и объект действия, то мы остановились на подробном исследовании номинативного заполнения блоков "субъект" и "объект" действия когниотипа "терроризм" на русском и английском языках. В результате анализа наименований лиц, выделены классы номинаций лиц, характерные для блоков "субъект", "объект" действия.

Обобщающе-квалифицирующие названия лиц. Как английские, так и русские номинации лиц, служат для наименования большого количества участников террористического акта (человек, люди, person, people [ср.: человек, люди]).

Оценочно-квалифицирующие названия лиц. Данные номинации относятся к инициаторам и исполнителям террористического акта, содержат эмотивную коннотацию и отмечаются в русскоязычных текстах (вандалы, злоумышленники, молодчики). Это, по-видимому, объясняется эмоциональностью, присущей русскоговорящим (Тер-Минасова, 2000: 153).

В английских текстах эмотивные номинации лиц встречаются реже, и их появление связано с темой текста.

Названия лиц по общим физическим, физиологическим и внешним признакам. По физиологическому и психическому состоянию тела (убитый, мертвый, раненый, сошедший с ума, чувство "синдрома заложника"; dead man, wounded, injured [ср.: мертвый, раненый, травмированный]). Данные номинации называют жертв.

По половозрастному состоянию (женщина, мужчина, молодая женщина, неизвестная женщина, подросток, девушка; old man, teenager, child, young people [ср.: старик, подросток, ребенок, молодые люди]). Это либо единственная информация о субъекте, либо читателя не считают нужным информировать более конкретно. Иногда такие номинации лиц уточняются определениями (неизвестная женщина, женщина-чеченка, unknown woman, Egyptian people [ср.: неизвестная женщина, египтяне]).

Названия лиц по родству, породнению (жена, сын, муж, отец, отчим, дядя; parents, twins, husband, wife [ср.: родители, близнецы, муж, жена]).

Названия лиц по социальным связям, религиозным признакам (коллега, служащие, спутник, группа интеллектуалов-теоретиков, ливанское движение "Хесбаллах", радикальные исламисты, "черные пантеры"; girlfriend, neighbour, Islamic extremist, Egypts militant group [ср.: подруга, сосед, исламский экстремист, египетская военнизированная группировка]).

Названия лиц по отнесенности к территории, месту жительства (чеченец, африканец, москвич, граждане России, граждане США; foreigners, Spaniards, Britons, Israel civilians, Frenchman, etc. [ср.: иностранцы, испанцы, британцы, израильские граждане, француз, и т. д.]).

Названия лиц по социальным и ситуативным состояниям, свойствам (пострадавший, депутат, западные туристы, безоружные беженцы, Российские миротворцы; expatriate men and women, driver, pilot, tourist, passenger, etc. [ср.: высланные из страны мужчины и женщины, водитель, турист, пассажир и т.д.]). Среди них выделяются названия группы лиц по социально-экономическому состоянию, положению (Президент республики, политические лидеры, министр энергетики, business-man, owner, queen, etc. [ср.: бизнесмен, владелец, королева т.д.]); названия лиц по состоянимям, обусловленным отношениями господства и зависимости (начальник, подчиненный, заместитель, chief, assistant, etc. [ср.: начальник, помощник и т.д.]); названия лиц по социальным нормам, установлениям, обязанностям (майор, военнослужащие, курсант, военные наблюдатели ООН, colonel, sergeant, etc. [ср.: полковник, сержант и т.д.]); названия лиц по профессии (журналист, экономист, юрист, detective, lawyer, pilot, motorist, etc. [ср.: детектив, адвокат, летчик, моторист и т.д.]).

Высокая частотность ситуативных и социальных номинаций лиц в русском когниотипе обусловлена характерной для русских текстов анонимностью или неизвестностью субъектов, когда участник террористического акта называется либо по ситуативному состоянию, либо по предситуации. Наименование субъекта только по профессии указывает на то, что более конкретные номинации лиц не приводятся намеренно. Для английского когниотипа названия лиц по ситуативной роли в террористическом акте менее характерны, т.к. в большинстве случаев субъекты именуются подробно и необходимости в ситуативной номинации нет, т.к. сама тема "терроризм" задает жесткий набор ролей, знакомый читателю.

Субъекты могут быть определены социально-ситуативными номинациями для того, чтобы подчеркнуть, какое высокое положение человек занимает в обществе, и сделать описываемый террористический акт более значительным, сенсационным, что обусловлено требованиями жанра.

Имена собственные (Аркадий Гукасян, Джеффи Шиллинг, Мухат Лайпанов, Ibrahim Magadmeh, Brothers Babayan, Udalova Olga, Rabbi Shloto Raanan). Их появление связано с тем, что в текстах описывается действительность, реальная жизнь, касающаяся всех. Частотность имен собственных в английских текстах выше, чем в русских. Это объясняется протокольным характером изложения сведений о субъектах, присущим английским текстам о терроризме.

Специфика ПО предопределяет наличие разнообразной терминологии:

  • военной: военнослужащие, саперы, армейская рация, пулеметчик, снайпер, взрывотехник, авиация, объединенная группировка войск, широкомасштабная война; general troops, bullets, gun, commander, headquarter [ср.: основные подразделения, пули, огнестрельное оружие, командир, штаб].
  • политической: государственный деятель, мирное сотрудничество, политические игры, миротворцы, дестабилизация, светский режим, международное сотрудничество, конвенция, межнациональное противостояние; violation of national sovereignty, diplomatic chanels, economic boycott, statement, ratification, moratorium, bilateral accords, etc. [ср.: нарушение национального суверенитета, дипломатические каналы, бойкот, заявление, ратификация, мораторий, двустороннее соглашение, и т.д.].
  • юридической: государственное обвинение, в гражданско-правовом порядке, юридические лица, пожизненное лишение свободы, смертная казнь, органы внутренних дел, уголовный кодекс, Федеральный Закон, правовая основа, уголовные преступники; law-enforcement bodies, detainee, political crime, preventive custody, trial of terrorist, prosecutor general, inventor ministry, terrorism case, etc. [ср.: органы, обеспечивающие выполнение законов, задержанный, политическое преступление, предварительное заключение, суд над террористом, главный обвинитель, дело о терроризме, и т.д.].
  • медицинской: здравоохранение, лечение, переливание крови, скорая помощь, медицинская реабилитация, область сердца, ожоги, бинты, врач; therapeutic effect, blood, injury, ambulance, medical aid, medical team, pathologist [ср.: терапевтическое воздействие, кровь, травма, скорая помощь, медицинская помощь, медицинская бригада, паталогоанатом].

Наименования различных террористических организаций в русских текстах даются полностью на русском языке, а в скобках указана соответствующая английская абривиатура ("Движение за Исламское государство" (MIS), "Исламская группировка" (IG), "Вооруженная Исламская группировка" (AIG), Islamic Salvation Front (FIS)) [ср.: "Фронт спасения ислама"] или же дано полное английское наименование Авангард Завоевания (Vanguards of Conquest); Талаа ал-Фатх (Tallaa`al-Fateh).

Когниотип ПО "терроризм" имеющий концептуальную основу, универсален по своей структуре и отличается набором языковых выражений в русском и английском языках: при номинации лиц для русского языка характерна ситуативная и социальная номинация лиц, что не столь частотно в английском языке; частотность имен собственных в английском языке выше, чем в русском.

Рассмотренный выше когниотип представляет собой базу данных предметной области "терроризм" для передачи конкретной информации, связанной с тем или иным событием в форме текста.


Выводы по главе II


В современном мире наблюдается тенденция устойчивого роста терроризма, являющего собой одну из сфер негативной предметной деятельности человека. В основе террористической деятельности, как и любой другой лежат определенные мотивы, которые и обуславливают типы терроризма (государственный, оппозиционный, политический, национальный, религиозный и пр.) и его формы (насилие, захват транспортных средств, заложников, запугивание и др.). Отмечаются существенные изменения в целях и тактике действий. Кроме традиционных политических целей выдвигаются национальные, этнические, религиозные, меркантильные и пр. Фактически одиночки уступили место преступным группам и вооруженным бандформированиям. Возникла специфическая среда - терросреда с особым типом сознания людей, составляющих эту среду. Появился совершенно новый элемент терроризма - СМИ, которые воздействуют на общество через своеобразную вербальную интерпретацию террористических актов, являются связующим звеном между террористами и адресатами террора и формируют массовое общественное мнение. Поэтому исследование особенностей текстовой деятельности рассматриваемой предметной сферы представляется весьма актуальным и своевременным.

Будучи социальным, явление терроризм изучается с точки зрения различных наук, что привело к довольно разнообразной трактовке этого понятия, где общим является то, что это организованный акт насилия или угрозы для достижения в основном политических целей.

Как и любой вид предметной деятельности человека, сфера терроризма определяется составляющими ее концептами, которые представлены в схеме когниотипа "терроризм" в двух уровнях. На первом уровне расположены тесно связанные концепты "предсобытие", концепты "событие", "постсобытие". На втором уровне представлены все основные концепты и составляющие их блоки. Языковое воплощение всех блоков когниотипа "терроризм" имеет свои особенности. Преобладающим способом наименования концептов следует признать словосочетания, которые распределяются по трем основным видам: глагольные (освободить заложников, подозревать в убийстве, raise fear [ср.: возбудить страх]); субстантивные (угон самолета, holiday terror attacks, rebel chief [ср.: террористические акты в выходные дни, командир боевиков]); атрибутивные (террористическая деятельность, вооруженные повстанцы, condemned Rebel leaders [ср.: осужденные лидеры боевиков]).

Принимая во внимание идентифицирующий признак, атрибутивные словосочетания можно подразделить на локативные, субъектные, квалификативные, ономастические. Именуя основные концепты ПО "терроризм" рассмотренные лексические единицы не отличаются эмоциональной окрашенностью и экспрессивностью и выделяются из общего словаря по функциональному признаку: как группа слов, обслуживающих негативную сферу человеческой деятельности - "терроризм".

Анализ лексического заполнения блоков "субъект" и "объект" действия, позволил выделить классы номинаций лиц, среди которых наиболее частотной в русском языке является ситуативная и социальная номинация. Это обеспечивается анонимностью или неизвестностью субъекта действия (в нашем случае исполнитель террористического акта), что характерно для русского террористического дискурса.

В английском дискурсе субъекты именуются подробно и ситуативно-социальная номинация лиц не столь частотна. Частотность имен собственных в английском дискурсе выше, чем в русском, что можно объяснить протокольным характером изложения сведений о субъектах в английских текстах.

Рассматриваемая ПО "терроризм" в силу своей специфики втягивает в свою орбиту несколько предметных областей: политическую, военную, юридическую, медицинскую, которые реализуются в когниотипе, посредством соответствующих концептов, номинируемых при помощи терминов.

Вероятно, можно говорить и о терминологии "терроризма", имея в виду слова и словосочетания, именующие концепты только данной сферы деятельности человека.


Глава 3. Тексты предметной области "терроризм" в свете типологических и речежанровых характеристик


3.1 Жанровая вариантность текстов ПО "Терроризм"


Поскольку предметом нашего исследования является текст, погруженный в ситуацию реального общения, то прагматические характеристики ситуации коммуникации по данной ПО следует признать существенными при образовании жанров террористического дискурса. Речевые жанры, в первую очередь - это коммуникативные, ролевые и личностные характеристики участников, а так же условия, формы и обстоятельства общения. Основной задачей является выявление тех характеристик, которые позволяют нам отличить один жанр от другого в рамках одного и того же типа дискурса. Критериями при выявлении таких признаков послужили: объем текста, наличие определенного структурного образца и степень близости текста к существующему стандарту (структурность), а также способ его реализации (канал).

Следует отметить, что структура текста включает присутствие определенной композиционной формы, членение речетворческого произведения на шаблонные образования: заголовок (тема), зачин, информационная часть, выводы.

Иными словами, задачи, которые ставит перед собой адресант при создании текста определенной предметной области, а также характеристики ситуации и ее участников определяют выбор формы текста, которая характеризуется следующими признаками:

объемом - большой, средний, маленький;

структурой - клишированный, креативный (составленный в свободной форме, подчиненный только основной цели и задачам общения по данной ПО);

каналом - устный, письменный.

Справедливо отмечается, что "все аспекты организации текста (тема, композиция, стиль) пересекаются и комбинируются на уровне жанра" (Шейгал, 2000), поэтому конкретный анализ текстов, принадлежащих к одному жанру, поможет выявить способы организации текста внутри жанра и его лингвистические особенности. Наиболее важными характеристиками текста террористического дискурса с точки зрения формирования жанра являются особенности его структуры и стиля.

Рассмотрение отобранного текстового материала с вышеуказанных позиций дало возможность выделить следующую жанровую вариативность текстов ПО "терроризм": жанры информационного сообщения, аналитического рассуждения, описания, официальных документов.


3.1.1 Жанр информационного сообщения

В данном исследовании к жанру информационного сообщения относятся тексты, несущие информацию о происшедшем или готовящемся террористическом акте и состоящие из заголовка и основной части - краткого сообщения, в котором дается представление о развитии описываемых событий и их последовательности. На первый план выдвигается порядок протекания действий (процессов, явлений и т. д.). Каждое предложение текста фактического сообщения обычно выражает какой-либо этап, стадию в развитии действий.

Жанр информационного сообщения представлен вариативностью текстов краткого информационного сообщения brief-news items (сайты The Counter-Terrorism Chanel [ср.: антитеррористический канал] (английские тексты) и сайты Инциденты (русские тексты), встречающихся в компьютерном дискурсе и информационных текстах в газетах.

Компьютерные тексты жанра информационного сообщения

Тексты компьютерного дискурса на русском языке даны на сайте Инциденты и имеют небольшой объем (5-12 строк), вместо заголовка указывается дата и место происшествия.

20.07.2000Россия

Правоохранительные органы заявили, что им удалось задержать несколько групп чеченских террористов, предотвратив тем самым серию взрывов. Члены диверсионно-террористической группы планировали совершить взрыв в Ростове-на-Дону, Туле, Волгограде, Нижнем Новгороде и Москве. В столице террориста схватили при подготовке теракта на Курском вокзале.

(http: // terrorism, agava.ru / files / 2000 terror 07.htm)

11.07.2000Киргизия

В Киргизии разоблачена уйгурская сепаратистская организация "Уйгур озадлик ташхилаты" (Организация освобождения Уйгуров), в задачи которой входило проведение террористических акций на территории Китая. По сообщению властей республики арестовано более 10 членов организации, которые прошли боевую подготовку в Пакистане, Чечне и Афганистане. У арестованных террористов изъято большое количество оружия и боеприпасов, военных спецсредств, современных средств связи, паспортов США, Китая, Турции, Киргизии. Они были хорошо обеспечены явочными квартирами, оформленными на граждан Киргизии. Разоблачение этой группы позволило также раскрыть убийство руководителя уйгурской диаспоры Нигмата Баззакова, которое, как стало известно, совершил Ахадов Атабек.

(http: // terrorism, agava.ru / files / 2000 terror 07.htm)

Следует отметить, что содержание текстов выходит за рамки информационного сообщения о теракте, представлена также информация и о контртеррористических операциях. Тексты описываемого типа имеют относительно больший объем и традиционную структуру.

Указанные композиционные блоки имеют соответствующие установки: Начало (зачин) указывает тему информационного сообщения - разоблачена уйгурская сепаратистская организация. Основная часть предоставляет фактическую информацию - арестовано более 10 членов организации, изъято большое количество оружия и боеприпасов и пр., террористы были обеспечены явочными квартирами. Концовка, как бы подводя итог, сообщает результат проводимой операции - раскрыто убийство руководителя уйгурской диаспоры.

Выделены тексты компьютерного дискурса ПО "терроризм", в которых совмещены жанры информационного сообщения и аналитического рассуждения.

Рассмотрим еще один тип текста:

Нападение на ОМОН в Грозном

Место: Чечня, Грозный

Дата: 3.03.2000

Организация: неизвестно

Тип нападения: вооруженное нападение

Орудия нападения: гранатометы, пулеметы

Зона нападения: дорога вне города

Объект нападения: автоколонна

Жертвы: 20 убито

Количество нападавших: неизвестно

Участь нападавших: скрылись

В Чечне в результате нападения на отряд ОМОНа погибло до 20 бойцов. Нападение было осуществлено мобильным отрядом чеченских повстанцев и произошло в непосредственной близи от Грозного, в 10 км от штаба Объединенной группировки федеральных войск. В последующем было объявлено о задержании нескольких боевиков, участвовавших в нападении. (http: //www.ПОЛИГ2-ru.htm).

Структура текста являет собой три блока: заголовок - субстантивное словосочетание, вводящее тему информации - Нападение на ОМОН в Грозном; анкета - перечень концептов, составляющих теракт, причем количество пунктов анкеты расширяется или сужается в зависимости от полноты сообщаемой информации от 6 до 10 - место, дата, организация, тип нападения, зона нападения, жертвы, количество нападавших, участь нападавших.

Основная часть - текстовая реализация анкетных данных и рассуждение о мотивах совершенного теракта - проводимая армией и спецслужбами контртеррористическая операция.

Проиллюстрируем, как представлен данный жанр на примере английского текста, взятого из сайта The Counter-Terrorism Chanel.

Troubled Basque region begins 2000 with Molotov cocktail attack

AP, - Spains troubled Basque country kicked off the new millennium in familiar style with a Molotov cocktail attack on a Spanish Civil Guard barracks early today, a police spokesman said. One civil guardsman was treated at a hospital for minor burns from the attack, which involved about 35 Molotov cocktails and slightly damaged the barracks located just outside the city of Bilbao, aaccording to the spokesman. (#"justify">В вышеуказанном английском тексте композиционная структура соответствует композиции русского текста. Заголовок реализует свою основную функцию: настраивает адресата на определенную текстовую информацию, однако представляет собой в отличие от русских текстов простое распространенное предложение со сказуемым в Present Simple, выполняющим функцию сообщения. Например, Troubled Basque region begins 2000 with Molotov cocktail attack [ср.: Беспокойный баскский район начинает 2000 год атакой коктейлем Молотова]. Первое предложение - зачин - описывает произошедший теракт Spains troubled Basque country kicked off the new millennium in familiar style with a Molotov cocktail attack on a Spanish Civil Guard barracks early today [ср.: Беспокойная страна басков в Испании начала новое тысячелетие обычным образом, атакой казарм Испанской гражданской гвардии с применением бутылок с зажигательной смесью (так называемый коктейль Молотова)], основная часть - сообщает о последствиях One civil guardsman was treated at a hospital for minor burns from the attack, which involved about 35 Molotov cocktails and slightly damaged the barracks located just outside the city of Bilbao, aaccording to the spokesman [ср.: Один гвардеец прошел лечение в госпитале по поводу небольших ожогов, полученных в результате нападения, во время которого было использовано 35 коктейлей Молотова и слегка повреждены казармы, расположенные как раз за городом Бильбао, сообщил представитель], концовка (заключение) отсутствует.

Следует отметить, что весь отобранный массив русскоязычных текстов - первичные тексты. В корпусе английских текстов встречаются вторичные тексты, являющиеся пересказом события со ссылкой на первичный источник и определяющимися словами said, informed, interviewed [ср.: сообщения, проинформировал, проинтервьюировал].

Blast Destroys Eight-Story Moscow Building-Agency

Reuter, - An explosion destroyed an eight-story building on the Kashirskoye motorway in Moscow early Monday, the BBC quoted Russias Interfax news agency as saying. (#"justify">В приведенном тексте агенство Рейтер публикует информацию, полученную ВВС от российского информационного агентства ИНТЕРФАКС.

Grenade launched at UNICEF headquarters in northern Iraq

CNN, - A grenade was fired at UNICEF headquarters in northern Iraq on Thursday, the latest in a series of attacks on U.N. installations in the area, U.N. sources told CNN. Sources said before dawn on Thursday, a rocket-propelled grenade was launched at the building in the heavily guarded U.N. compound. The facility is located in Irbil, a part of northern Iraq that is controlled by a Kurdish faction friendly to the Iraqi government. (#"justify">Агенство CNN публикует информациою, полученную от официальных источников в ООН.

Рассматривая компьютерные тексты жанра информационного сообщения с позиций функциональной стилистики, следует отметить их принадлежность к стилю - brief-news items - краткие новости с основной функцией - информирование читателя. Факты сообщаются без каких-либо комментариев, и если и есть оценка, то, как правило, не эмоциональная. Язык сообщений стилистически нейтрален и имеет характеристики общелитературного языка. Однако, встречается эмотивная лексика Molotov cocktail attack [ср.: атака с применением бутылок с зажигательной смесью]. Но кроме этого имеются определенные лексические особенности. Если проанализировать лексический состав приведенных в работе текстов, то вполне очевидно, что ключевыми словами текстов является лексика, объективирующая основные концепты когниотипа ПО "терроризм": террористы, операция, федеральные силы, камикадзе, заминированный автомобиль, взорвать, погибло, ранено, взорвалась, смерть, уничтожить, сепаратистская организация, проведение террористических акций, член организации, военные спецсредства; взрывное устройство, querrillas, militant Hamas group, carry out bombings, arrested [ср.: партизаны, военная группировка Хамас, бомбить, арестованный].

Если проанализировать все тексты с точки зрения объективации в них концептов блоков когниотипа "терроризм": "предсобытие", "событие", пост"событие", то в текстах краткого информационного сообщения отсутствуют блоки "предсобытие" и "постсобытие", что подтверждается вышеприведенными примерами, называющими только концепты блока "событие".

Газетные тексты жанра информационного сообщения.

Тексты характеризуются определенной структурой: заголовок, основная часть, описание события и исследования проблемы, заключения (выводы).

Конструктивный принцип публицистики распространяется на все текстовые категории террористического дискурса (ТД), в том числе на коммуникационные блоки. Это относится к заголовкам. Информативность их содержания сочетается с экспрессивностью выражения, ведь особая функция заголовка - это функция рекламы текста (заголовок должен вызывать интерес и побуждать к чтению текста) (Матвеева, 1990:109). В заголовке выражаются все три функции текста - информативная, оценочная и эмотивная. Как следствие этого, заголовок представляет собой средоточие разнообразных приемов и способов достижения выразительности. Так, в заголовках активно используются разговорные конструкции, трансформация фразеологизмов, вопросительные конструкции. "Нападение на Российское консульство в Познани!", "Террорист Шамиль Басаев пойман!!!"; "Взрывы домов в Москве могли повториться?"; "На площади смеялись, пили пиво и продавали цветы. И только четверо все лежали на ступеньках…"; "Взрыв в Москве - жертв могло и не быть"; Is the Mans Terrorist Another Mans Freedom Fighter? [ср.: Является ли террорист, совершающий насилие над одним человеком, борцом за свободу другого человека?].

Заголовок информационного произведения - это информативно сильная единица текста, имеющая связи с его основным корпусом. Заголовок воздействующего типа получает обоснованную и четкую мотивировку, в том числе оценочную. Такое обоснование содержит весь текст, но особенно значимы в этом плане информационная часть (основная часть) и концовка. Заголовок связан с основной частью и концовкой, что характерно для публицистического текста.

ккДопросы в ФСБ по делу о взрыве в военкомате.

мая главный редактор "Экспресс-Хроники" Александр Подрабинек был допрошен в качестве свидетеля по делу № 608/97 в Московском управлении Федеральной службы безопасности (ФСБ). Дело касается взрыва бомбы осенью прошлого года в Останкинском военном комиссариате г. Москвы и закладки взрывного устройства в Черемушкинском военкомате весной этого года. В обоих случаях ответственность за теракт взяла на себя ранее неизвестная организация "Новая революционная альтернатива". 6 декабря прошлого года "Экспресс-Хроника" опубликовала декларацию этой группы "Заявление № 1" и комментарий Подрабинека под заголовком "С чего начинаются революции".

Уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ст. 205 ч. 1 УК РФ (терроризм). Следственную группу возглавляет Сергей Иванов. Ведший допрос следователь ФСБ майор Юрий Амелин интересовался работой газеты, ее источниками информации, контактами с пацифистскими организациями. Подрабинек отказался говорить об источниках информации газеты и каким-либо образом характеризовать деятельность "Антимилитаристской радикальной ассоциации" и "Антифашистского молодежного действия", о которых расспрашивал Амелин. Подрабинек отказался также предоставить следствию оригинал письма, полученного редакцией от "Новой революционной альтернативы". Руководитель следственной группы угрожал провести обыск в помещении редакции и передал главному редактору "Экспресс-Хроники" официальный запрос ФСБ с просьбой направить следствию материалы, послужившие основанием для написания в газете "Экспресс-Хроника" статьи о взрыве в Останкинском военном комиссариате г. Москвы.

После окончания допроса Подрабинек отказался выполнить требования следователя и дать подписку о неразглашении материалов предварительного следствия. (#/ usr/local/bin/htmltrans).

Заголовок предвосхищает содержание текста, информируя о виде теракта (военкомат), исполнителях и свидетелях теракта (допросы в военкомате), соответственно выделяя три вида информации. Основная часть текста раскрывает вышеуказанные информационные блоки, давая подробные сведения о допросе свидетеля Подрабинека. Тот факт, что это сообщение является целью данной статьи подтверждается текстовым объемом данной информации и выносом слова "допрос" на первое место в заголовке. Однако содержание этой информации не вполне соответствует заголовку и не оправдывает ожидание адресата, т. к. понятие "допрос" в рассматриваемом контексте ассоциируется с допросом правонарушителей, а в данном случае это допрос свидетеля.

Рассмотрим воплощение жанра информационного сообщения на примере текста, взятого из United Press International "Passengers may have saved third terror target" [ср.: Пассажиры могли бы спасти третью цель террористов].

Passengers may have saved third terror target, Sept. 12 (UPI) - Just minutes before his plane crashed Thomas Burnett phoned his wife, telling her the flight had been hijacked but that he and several other passengers were determined to "do something about it," the Pittsburgh Post-Gazette reported Wednesday.

"I love you honey," were Burnett's last word to his wife Deena, before United Flight 93 crashed about 60 miles southeast of Pittsburgh with 45 people aboard.don't know exactly what caused the plane to crash at 10 a.m. EDT, Tuesday, but it appears that Burnett, 38, of San Ramon, Calif., and several other passengers were determined to tackle the hijackers. [ср.: Пассажиры могли бы спасти третью цель террористов. Питтсбург, 12 сентября (ЮПИ) - Всего за несколько минут до крушения самолета Томас Бернетт позвонил своей жене, рассказав ей, что самолет был захвачен и что он и другие пассажиры решили "что-нибудь предпринять", - сообщила в среду "Питтсбургская газета".

"Я люблю тебя, дорогая", - были последние слова Бернетта, адресованные жене, прежде, чем "Юнайтид Флайт-93" разбился в 60 милях к югу от Питтсбурга, имея на борту 45 человек.

Власти точно не знают, что явилось причиной крушения самолета в 10 часов утра во вторник по восточному поясному времени, но оказывается, что Бернетт, 38, из Сан-Рамона, Калифорнии и несколько других пассажиров решили удержать угонщиков самолета…]

(#"justify">Заголовок мотивирует тему сообщения, но оставляет решение проблемы открытым ("Passengers may have saved third terror target" [ср.: Пассажиры могли бы спасти третью цель террористов]). Основная часть текста исследует проблему, обосновывает причину ее возникновения (Just minutes before his plane crashed Thomas Burnett phoned his wife, telling her the flight had been hijacked but that he and several other passengers were determined to "do something about it," the Pittsburgh Post-Gazette reported Wednesday. "I love you honey," were Burnett's last word to his wife Deena, before United Flight 93 crashed about 60 miles southeast of Pittsburgh with 45 people aboard. [ср.: Всего за несколько минут до крушения самолета Томас Бернетт позвонил своей жене, рассказав ей, что самолет был захвачен и что он и другие пассажиры решили "что-нибудь предпринять", - сообщила в среду "Питтсбургская газета". "Я люблю тебя, дорогая", - были последние слова Бернетта, адресованные жене, прежде, чем "Юнайтид Флайт-93" разбился в 60 милях к югу от Питтсбурга, имея на борту 45 человек. Власти точно не знают, что явилось причиной крушения самолета в 10 часов утра во вторник по восточному поясному времени, но оказывается, что Бернетт, 38, из Сан-Рамона, Калифорнии и несколько других пассажиров решили удержать угонщиков самолета…]).

Сравнивая, русский и английский тексты следует подчеркнуть, что при совпадении по композиционной структуре тексты различаются по функциям заголовка. В русском тексте выражена информативная функция текста, а в английском тексте - прагматическая.

С точки зрения функциональной стилистики рассматриваемого типа тексты можно отнести к информационному стилю или стилю массовой коммуникации (Арнольд, 1990: 265), имеющему следующие стилеобразующие характеристики:

ключевыми словами являются лексические единицы, называющие концепты ПО "терроризм": сепаратисты, террористы, нападения, убиты, ранены, бороться против правительства, взрыв, обстрел, нападение на блок-пост, взрывное устройство; separatist, Moslem rebels, wound, masive, violence, poison, slaughter, massacre, rebel [ср.: сепаратист, мусульманские боевики, раненый, насилие, яд, массовые убийства, резня, боевик];

большое количество военной, политической, юридической терминологии: разведка, взрыв, снаряд, гранатомет, ракетное оружие, политические руководители, парламент, государственная политика, судебный процесс, пожизненное заключение, обвинение, преступление и пр.; military buffer zone, soldiers, civilians, attacker, local official, government, political, leaders, electoral process, security Council meeting [ср.: военная буферная зона, солдаты, гражданские лица, атакующий, местные должностные лица, правительство, политические лидеры, процесс выборов, заседание Совета Безопасности];

нейтральная лексика и отсутствие оценочной конотации в русском тексте и эмоционально окрашенная лексика в английском тексте: scoundrel, bloody unforced attack , cocktail attack, death squad, jump-start peace process [ср.: негодяй, захлебнувшаяся в крови атака, атака с применением бутылок с зажигательной смесью, команда смертников, внезапное начало мирного процесса];

атрибутивная компрессия: self-proclaimed whites only group, knife-wielding man, dusk-to-down curfew [ср.: самопровозглашенная группа борьбы за исключительные права белых, человек с ножом, комендатский час на темное время суток];

газетные клише: правительственные силы, в ходе операции, выразить протест, в результате боя и т.д.; opinion poll, military coup, radical and extremist associations, breakdown of peace [ср.: опрос обществоенного мнения, военный переворот, радикальные и экстремистские группировки, нарушение мира];

простые распространенные предложения в русском тексте - Активистами политического крыла ЭТА - партии "Эри Батасуна" произведен ряд нападений вандалистического характера; Террористы из "Абу Сайяф" потребовали 10 миллионов долларов за освобождение американца Джефри Шиллинга; Правительственные войска отбили две атаки террористов Исламского Движения Узбекистан в районе перевалов Янгидован и Таро.

(#"justify">Порядок слов в вышеуказанных предложениях подчиняется так называемому правилу "five-w-and-h-pattern" (who-what-why-how-where-when) и реализуется по модели: Субъект действия + Действие (+объект) + Обстоятельство:

сложные предложения с развитой системой придаточных предложений в английском языке - Six civilians, inducing a woman and her two children, were wounded when an Israeli helicopter gunshot fired two missiles at a car in which the groups senior leader was travelling near the city of Tyre. [ср.: Шестеро гражданских лиц, включая женщину и ее двоих детей, были ранены, когда израильский вертолет выстрелил двумя реактивными снарядами по машине возле города Тир, в которой ехал руководитель группировки]. (#"justify">Итак, жанр информационного сообщения представлен небольшими по объему текстами, где на первый план выдвигается порядок протекания действия. Тексты, рассматриваемого жанра, характеризуются определенной структурой, в основном, стилистически нейтральным языком, наличием ключевых слов, вербализующих блок "событие" когниотипа ПО "терроризм" и рядом стилеобразующих признаков.


.1.2 Жанр аналитического рассуждения

Тексты жанра рассуждения - это аналитическое обобщение ситуации. Здесь дается не только фактуальная информация - описание события, места действия и времени протекания этого действия, но и концептуальная информация, т. е. "понимание", "система взглядов" - выражение мировоззрения автора (Матвеева, 1990: 84). Это тексты публичных выступлений и авторских статей, аналитических обзоров. Главная цель отравителя речи - сделать все возможное, чтобы адресат встал на его точку зрения, принял его систему оценок. В любом из текстов заключена важная информация о событии и коммуникативная функция в нем одна из ведущих.

Нападение в Народном Собрании Армении 1999.10.27

Произошло около 16.15 по Московскому времени во время выступления в парламенте премьер-министра страны Вазгена Саркисяна. Группа вооружённых автоматами террористов в составе трёх человек проникла в зал заседания под видом журналистов и, приблизившись к трибуне, за которой стоял Саркисян, объявила, что происходящее - государственный переворот. Террористы открыли стрельбу по Саркисяну и находившимся здесь же парламентариям. В результате выстрела с расстояния одного метра премьер-министр был убит, как и спикер парламента Карен Демирчан, вице-спикеры Юрий Бакшиян и Рубен Мироян, министр энергетики Леонард Петросян (другие источники называют его министром по административным вопросам), и его заместитель Михаил Зарубян. Всего убитых - 8 человек, ещё около 30 ранены.

В дальнейшем события разворачивались следующим образом: террористы позволили покинуть здание парламента присутствовавшим на заседании журналистам и сотрудникам аппарата и, захватив в качестве заложников до 50 депутатов парламента и министров, забаррикадировались находящемся на первом этаже буфете. В настоящее время между террористами и представителями правительства идут переговоры. Поступило сообщение о том, что Президент Армении Качарян лично встретился с главарём террористов. В числе предъявляемых террористами требований - предоставление телеэфира.

Как предполагалось, террористы действовали от имени армянской партии "Дашнакцутюн", которая в своей истории прибегали к террористической деятельности. В начале девяностых "Дашканцутюн" была запрещена в Армении, т.к. подозревалась в организации заговоров против действовавшего в то время руководства страны. Сегодня основным объектом покушения был премьер-министр Саркисян, нападение на которого сопровождалось словами "покончить с кровопийцами, которые пьют нашу кровь". Немедленно были установлены личности двух террористов: это Наири Уманян - бывший журналист и активист студенческого движения, и его брат. Руководство "Дашканцутюн" отвергло свою причастность к организации теракта.

Благодаря умело проведённым переговорам террористы, которым была обещана безопасность и справедливый суд, освободили заложников и сдались полиции.

Власти Армении предъявили террористам: Наири и Карену Уманянам, Эдуарду Григоряну, Враму Галстяну и Деренику Беджаняну обвинение согласно статье "терроризм", по которой полагается от 10 до 15 лет тюрьмы или смертная казнь. В ходе расследования выдвинуто несколько версий: теракт рассматривали, как попытку спровоцировать антиправительственный путч, как первую стадию подготовленного, но неудавшегося государственного переворота, позже появился турецкий след. Одна из версий рассматривает случившееся как подготовленное убийство. В соответствии с последней версией, 10 ноября был арестован депутат парламента Мушег Мовсисян.

Правоохранительные органы Армении считают, что Мовсисян, неоднократно публично угрожавший Саркисяну, хотел таким образом отомстить за своего арестованного брата, полевого командира из Нагорного Карабаха. (#"justify">Можно отметить, что тексты жанра рассуждения ПО "терроризм" состоят из заголовка (темы), основной части (постановки проблемы) и заключения. В теме содержится основная мысль, в постановке проблемы - описание теракта. В заключительной части раскрывается исследование проблемы - анализ действий людей, которые пытаются решить проблему через насилие, выраженное в форме теракта; пути их нейтрализации; противодействующие силы; предпринятые меры по ликвидации сложившейся ситуации, т. е. пути разрешения проблемы и т.д. В заключительной части формулируются выводы - последствия теракта, участь нападавших и т. д.

Что касается стилистических особенностей, то в текстах данного типа часто используются вводно-модальные слова: с одной стороны; с другой стороны; во-первых; во-вторых; в общем; в целом; следовательно; итак; таким образом; наконец; подчинительные союзы: так как, потому что, если то, поэтому и др.

Трудности субъективного характера существуют по следующим причинам. Во-первых, терроризм как явление исследовался … Во-вторых, серьезное влияние на разработку понятие терроризма оказывают…; Авторы последних с завидной легкостью, с одной стороны, относят к терроризму… с другой стороны, явно террористические акты наряду с коррупционными деяниями признают разновидностями бандитизма; Поэтому одни исследователи не усматривают разницы между терроризмом и агрессией… и др. (Комиссаров, Емельянов, Террор, терроризм, "гос.терроризм"1999. С.34-35).

В английском террористическом дискурсе тексты жанра аналитического рассуждения представлены журналистскими статьями, а также аналитическими отчетами и обзорами сотрудников государственных антитеррористических институтов: института стратегических исследований США, канадской разведки по безопасности, ученых и аналитиков по проблеме международного конртерроризма.

Так, например, статья "Terrorism:How Vulnerable is the United States?" [ср.: Терроризм: насколько уязвимы Соединенные Штаты?] написана Стивеном Слауном и издана военным коллеждем института стратегических исследований США в мае 1995 г.

Тема рассматриваемого текста четко выражена информативным заголовком, который предопределяет проблему: насколько защищены США перед будущими угрозами и актами терроризма. Текст имеет рубрикацию, которая начинается с введения (Introduction), являющегося зачином и конкретизирующим проблемы, рассматриваемые во всей статье.

Затем идут аналитические рубрики, включающие основную часть, с заголовками, вводящими тему описания: The Analytical Framework [ср.: Аналитическая структура], The International Environment [ср.: Международное окружение], Technological/Operational Changes [ср.: технологические/операционные изменения], Changes in Terrorist Motivations and Goals [ср.: Изменения в террористических мотивациях и целях], How Vulnerable is the United States and what are the Terrorists Goals? [ср.: Насколько уязвимы Соединенные Штаты и каковы цели террористов?]. Статья завершается заключением (Conclusion) и библиографией (Endnotes).

Описывая стилеобразующие особенности текста на английском языке, следует отметить использование каламбура и метафоры как элемента образности:

If there is a "fog of war", there is probobly a more dense "smog of terrorism", … [ср.: Если существует "туман войны", то, возможно, существует и более густой "смог терроризма"…].

Counter-terrorism analysts must therefore peer through a very cloudy crystal ball when assessing the intensions, capabilities, and targets of existing and future terrorist groups. [ср.: Аналитики контртерроризма должны, однако, смотреть сковозь очень затуманенный хрустальный шар при оценке намерений, способностей и целей существующих и будущих террористических групп].

Finally, if indeed terrorism is "theater" and the people are the audience, the stage is changing. [ср.: И, наконец, если в действительности терроризм, это "театр", а люди это "публика", то сцена меняется].

В анализируемом тексте трудность предсказать будущие теракты, неясность ситуации вызывает ассоциации с другими представлениями, поэтому автор использует метафорические средства языка, лексику нетипичную для рассматриваемого дискурса: fog [ср.: туман], smog [ср.: смог], cloudy crystal ball [ср.: затуманенный хрустальный шар], theater [ср.: театр], audience [ср.: публика], stage [ср.: сцена]. Автор подчеркивает иностилевые слова, ставя их в кавычки и тем самым отсылает читателя к житейской ситуации (явление "чужого слова" (Григорьева, 2000: 97): "human jungle" [ср.: "человеческие джунгли"], "true believers" [ср.: "истинно верующие"], "good old days" [ср.: "старые добрые дни"], "Shake down the neighbourhood" [ср.: "сотрясти окресности"], "It cant happen here" syndrome [ср.: синдром "это не может здесь произойти"] и пр. Форма изложения безличная, что типично для научного стиля изложения. Вышеотмеченный фактор, а также неопределенность описываемой проблемы и стремление автора к объективности и аналитичности проявилось в использовании однообразных повторяемых модальных конструкций: is likely to be viewd [ср.: вероятно будет рассматриваться], could undertake [ср.: могли бы предпринять], may be small and not tied to any reorganized social or political movement [ср.: могут быть малыми, не связанными с каким-либо социальным или политическим движением], might be an effort [ср.: могло бы быть усилием] и пр.; что являет собой характерные признаки рассуждения.

Сравнивая особенности жанра аналитического описания в русском и английском языках, следует отметить следующие общие характеристики: индентичность структуры, безличность изложения. Стилеразличительными факторами являются: нейтральность лексики в русском тексте и использование метафорических средств языка в английском. Для английских текстов аналитического рассуждения типична рубрикация по разделам.


.1.3 Жанр описания

Описательные тексты ПО "терроризм" представляют адресату природу, местность, предметы, лица и пр. путем перечисления их признаков.

Разновидность описательных текстов определяет их лексическое наполнение. Так в текстах, где встречаются пейзажные, и портретные характеристики, часто используются конкретные слова: день, суббота, город, дачи, природа, автобус, девушка, рука, заграждения, мать и другие.

марта 1999 г. Суббота. День выдался тихий и солнечный. Уставшие от зимы краснодарцы старались выехать за город или просто провести день на природе.

В автобус вошли двое милиционеров.(Лимонов, 1999).

В портретных описаниях чаще других используются слова, характеризующие человека (рост, возраст, внешность в целом, состояние и т. д.).

…Приставив безжалостной рукой обрез к голове хрупкой 16-летней девушки, преступник…

…Никто не знал, что это оружие находится в опытной руке матерого бандита.

…Им оказался 33 летний Константин Романов, дважды судимый за разбой.

…Снайперы до боли в глазах наблюдают за террористами.

…Волнение полностью ушло, все максимально собрались.

…Бойцы переживают не меньше всех остальных.

…Обмякшее тело террориста падает на сиденье автобуса.

…На лицах заложников радость освобождения, женщина плачет…

(Лимонов Д. Штурм автобуса в Краснодаре//Федеральная служба безопасности, - 1999. - № 12.- С. 8-10).

Из формальных признаков необходимо отличить использование слов с пространственным значением (обстоятельств места): выехать за город; на природе, в городе, прибыть на местность; большое количество глаголов несовершенного вида прошедшего времени, указывающих на признаки описываемых явлений; признаки, которые имели место в прошлом в момент наблюдения за ними: он внезапно выхватил нож; нанес резаный удар, преступник заявил, автобус заблокировали, пробили колеса, был введен в действие, были подняты, вступили в переговоры.

Но, не всегда в описательных текстах используются сказуемые, выраженные глаголами несовершенного вида. Нередко даже в одном тексте могут использоваться сказуемые, выраженные разными формами.

Почувствовав себя в западне, бандит открыл огонь по милиционерам.

Прибыв на место, бойцы ознакомились с обстановкой.

Приняв спиртное и закусив, преступник…

Все максимально собраны.

Последнее было отфиксировано снайпером РОСО…

В это время остальной личный состав РОСО был поднят по боевой тревоге. (Лимонов, 1999)

В этих предложениях совершенное глагольное действие выражено краткими причастиями - почувствовав, прибыв, приняв, закусив; отфиксировано, был поднят и другие.

Структура описательных текстов во многом зависит от характера использования слов с пространственным значением. Так, в одних случаях к каждому обстоятельству места прикрепляется одно предложение, получается столько небольших предложений, сколько обстоятельств; в других - в одной фразе используется несколько обстоятельств места.

Отряд израильских самолетов направился в Кению, правительство которой, к счастью, разрешило заправку в Найроби. Там перевели раненых коммандос в самолет-госпиталь, где ими занялись врачи, а затем, пролетев над океаном и Красным морем, участники операции направились в Израиль... сержант Сурвин наблюдает за действиями…(Миллер, 1997: 402).

Здесь в одном тексте несколько обстоятельств, которые выступают как сильное средство связи предложений, составляющих текст-описание. Все глаголы в данном отрывке текста выражены формой прошедшего описательного (направился, разрешило, перевели, занялись).

Встречаются также тексты смешанного типа, которые нельзя отнести ни к описательным, ни к информационным, ни к текстам типа рассуждения, так как в них используются особенности всех видов текстов. Время (или место) может быть представлено описательно, а сами явления, события даются в повествовательном плане.

Штурм поезда Ассен Де Пунт, 1977

Когда слышишь о террористах и похищениях, перед глазами возникает аэропорт с крупными пассажирскими самолетами. Правда, иногда случаются захваты кораблей, даже автобусов, но похищение поезда? Поезд кажется малопривлекательной мишенью для террористов из-за строгой определенности направления железнодорожных путей и ограниченной возможности передвижений по ним. Тем не менее, пассажиры этого вида транспорта также могут стать заложниками, как и путешествующие на "Боинге" между континентами. Типичная террористическая операция планируется для достижения определенных целей взамен за освобождение заложников, а захватить их можно в самолете, посольстве, на корабле или в поезде. Все зависит от замысла и возможностей преступной группы. Именно поезд оказался наиболее подходящим для членов организации "Свободная молодежь Южно-молуккских островов" (СММО) в Голландии. (Миллер, 1997: 403).

В этом тексте предметами описания являются возможные места, где могут случаться террористические акты. Следовательно, такой текст можно назвать описательным.

Последнее предложение - именно поезд оказался наиболее подходящим для членов организации "Свободная молодежь Южно-молуккских островов" (СММО) в Голландии - представлено уже в повествовательной форме. Суть всей предшествующей части выражена здесь в местоимении: именно поезд оказался…

В текстах часто используются различные виды описаний при характеристике события, пейзажа, обстановки, действующих лиц-персонажей и др.

В течение пятнадцати секунд гибнут самые опасные террористы. Однако не все заложники послушались предостережения: двое растерянных людей не среагировали и погибли под перекрестным огнем. Одновременно через другой вход врывается вторая группа командос. Они быстро обыскивают комнаты для отдыха и в одной из них наталкиваются на двух террористов, в гражданской одежде - в руке одного из них граната на боевом взводе. Падая на землю, коммандос поражает его очередями из "Узи", Однако граната взрывается, убивает обоих террористов и ранит двух израильтян. В это же время другие коммандос ликвидируют угандийских солдат. Из предназначенных на захват главного здания десяти минут штурмовая группа затратила только три. (#"justify">Макротема - последствия совершенного террористического акта - захват заложников. В тексте описывается участь нападавших и действия противоборствующих сил.

Глаголы-сказуемые предложений данного текста несовершенного вида настоящего времени: гибнут, врывается, обыскивают, наталкиваются, падая, поражает, взрывается, убивает, ранит, ликвидирует и др. - указывают на действия героев и создают эффект присутствия.

Характеристика действующих лиц: самые опасные террористы; двое растерянных людей, террористы в гражданской одежде, в руке одного - граната, др. - позволяют нам четко и ярко представить происходящее. Временные рамки развязки события представлены в первом и последнем предложениях - в течении пятнадцати секунд; из предназначенных на захват главного здания десяти минут штурмовая группа затратила только три.

Порядок слов в предложениях данного описательного текста варьируется: в первом предложении - обстоятельство + сказуемое + подлежащее; во втором - подлежащее + сказуемое и так далее. Такое варьирование порядка слов является одним из способов отграничения описания одного явления от другого.

Текст описательного жанра на английском языке представляет статья Тома Масланда "Terrorist Most Wanted" [ср.: Разыскивается опасный террорист], опубликованная в журнале Nesweek в августе 1998 г. Заголовок статьи "Terrorist Most Wanted" и предтекст "The man investigators belive he may be behind the African bombings is rich, well protected and famous" [ср.: человек, как полагают следователи, который стоит за бомбардировками в Африке - богат, хорошо защищен и известен] вводят тему и предвосхищают содержание текста. Очевидно, что разыскивается опасный террорист. Наречие most [ср.: особо] в сочетании с клише wanted [ср.: разыскивается] несет в себе усилительную коннотацию, подчеркивая, что разыскиваемый террорист очень опасен. Определения rich, well protected, famous [ср.: богатый, хорошо охраняемый, известный], характеризующие разыскиваемого преступника дают возможность адресату предположить, что речь идет о жизнеописании известного террориста богача бен-Ладена. Бен-Ладен - неоднозначная, противоречивая фигура в мировом терроризме, что подчеркивается целым рядом эмоционально окрашенных словосочетаний, именующих этого преступника: worlds famous terrorist [ср.: всемирно известный террорист], VIP [ср.: очень важная персона], renegate Saudi heir [ср.: Саудовский наследник-ренегат], prime suspect [ср.: главный подозреваемый], mysterions leader [ср.: таинственный руководитель], hero [ср.: герой], agriculturist [ср.: земледелец], scoundrel [ср.: негодяй], dramatic figure [ср.: драматическая фигура], soft-spoken zealot [ср.: тихо разговаривающий фанатик]. За непримечательной внешностью: in white turban and robe, slim, soft spoken [ср.: в белом тюрбане и робе, худой, тихо разговаривающий] прячется драматическая фигура, угрожающая Америке апокалипсисом he issues apocaliptic threats against America[ср.: от него исходят угрозы апокалипсиса Америке].

Кроме вышеотмеченных факторов описательный жанр текста подчеркивает общеупотребительная лексика, раскрывающая происхождение и семью бен-Ладена: late father [ср.: покойный отец], royal family [ср.: королевская семья], son [ср.: сын], wives [ср.: жены], teenager [ср.: подросток], family bussines [ср.: семейный бизнес] и пр.; употребление Past Indefinite [ср.: прошедшее неопределенное] используемого для описания событий в прошлом; страдательные конструкции: he is well guarded [ср.: его хорошо охраняют], he is cornered [ср.: он загнан в угол]; личное местоимение he [ср.: он], воплощающее субъект описания. Жанр описания представляет фрагмент рассматриваемого текста и сочетается с жанром информационного сообщения.

Как показал материал исследования и представленный анализ, различий в жанрообразующих характеристиках русского и английского текста выявлено не было.

Таким образом, проанализировав массив описательных текстов ПО "терроризм", мы пришли к выводу, что для данного типа текстов в основном, характерно отсутствие динамики. Основная функция описательных текстов - запечатлеть какой-то момент действительности, даже образ предмета вместо простого его названия, описание предмета, явления в его естественной среде и т. д.

Следует отметить наличие очень незначительного количества текстов жанра - описания. В основном рассматриваемый жанр представляет фрагмент текста и реализуется в цельном тексте совместно с другими жанрами: жанром информационного сообщения или аналитического рассуждения.


.1.4 Жанр официальных документов

Официальные документы имеют две ориентации - на констатацию факта и на предписание. Будучи предназначенным для обслуживания деловых отношений в административной и правовой сферах, официально-деловой текст отражает некоторое положение дел в определенной сфере и нацеливает адресата на необходимые действия, вытекающие из этого положения (Матвеева, 1990: 62). Отношения между адресантом и адресатом - социально-ролевые, причем, прагматическая программа сводится к императивно-авторскому, волевому началу (Васильева, 1986: 8).

Следует отметить, что официально-деловой текст сконцентрирован не на динамике, а на структурной статике мысли. Логическая схема документа выражена в нем предельно ясно. По функционально-смысловой типологии официально-деловой текст - это текст-описание и (или) текст-предписание, по типу передаваемой информации преимущественно объективно-логического характера (Матвеева, 1990: 65).

В описываемой предметной сфере официально-деловые тексты представлены в уголовно-правовой литературе (Международные конвенции, Уголовный кодекс РФ, различные законы, указы, предписания и пр.).

Анализ текстового материала показал, что здесь находит выражение только существенная объективная информация, лишь косвенно отражается полемика, редко используется информация частного характера. За счет вышеуказанных факторов в официально-деловых текстах ПО "терроризм" ограничено использование эмоционально окрашенной лексики и наблюдается жесткая стандартизация применяемых языковых средств.

В композиционном отношении рассматриваемые тексты относятся к клишированным, т. е. к текстам со строго определенной композиционной структурой.

Заголовок обладает высокой значимостью, указывает тему целого текста. Жанровое обозначение в предтексте делового произведения представляет собой общепринятый лаконичный способ содержательной и прагматической ориентации адресата. Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка. Преступления против общественной безопасности. (Статья 205. Терроризм. (Уголовный Кодекс РФ, 1997: 123)); Конвенция о преступлениях и некоторых других деяниях, совершенных на борту воздушного судна (14 сентября 1963 г.); Международные конвенции по борьбе с терроризмом на воздушном транспорте; Закон о борьбе с терроризмом.

Основная часть носит также клишированный характер. Официально-деловой текст делится на выделенные частные тексты, снабженные нумерацией (чаще всего параграфом - §) или внутренними заголовками. Возможно сочетание двух приемов. Следует отметить, что абзацное членение текста, его рубрикация с использованием цифр и букв, шрифтовое выделение ключевых единиц текста, - все это в сочетании с последовательностью фрагментов, определяемой движением от рода к виду, от более важного к менее важному, делают прозрачной логическую схему текста. В результате, весь он в целом имеет дискретный, "рубленый" вид, но именно это входит в правила функционально-стилевой "игры" данного стиля. Названные средства в большинстве своем не являются исключительной принадлежностью официально-деловой речи, но только здесь они столь тщательно систематизированы, разработаны в деталях и употребляются не наряду со словесными средствами, а вместо них (Матвеева, 1990, 67). Для рассматриваемого жанра специфично абзацное выделение однородных и одно-порядковых явлений или действий (с использованием буквенных или цифровых индексов последовательности или без них), которые оформлены в тексте как широко распространенные члены предложения - Как государственное преступление терроризм охватывает:

а) применение насилия или угрозу его применения в отношении физических лиц или организаций;

б) уничтожение (повреждение) или угрозу уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающее опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Обязательным условием при этом является совершение указанных актов в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов;

в) посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести на такую деятельность (Закон о борьбе с терроризмом - 3 августа 1998 г.).

Дополнительная информация (в тех редких случаях, когда она необходима) подается как "текст в тексте", т.е. выносится за черту основного корпуса текста и снабжается внутренним заголовком Примечание - Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем.

. Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, - наказывается ограничением свободы на срок до трех, лет либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. (Закон о борьбе с терроризмом - 3 августа 1998 г.).

Группе частных текстов предпосылается неозаглавленное введение общего характера, в котором кратко формулируется основное содержание документа. Стандартная единица такого введения словосочетание "настоящий + жанровое обозначение данного текста": настоящий Закон, настоящий стандарт, настоящая инструкция, настоящее издание.

Официально-деловой текст не имеет заключения, а введение в нем вообще исключено. Обдуманный характер текста, логико-классифицирующий характер его развертывания, установка на отсутствие любых повторений являются причиной этого.

Официально-деловой текст имеет особую стилистическую окраску. Тон служебного документа характеризует нейтральность (в нем нет эмоциональных оттенков). Ему свойственна императивность. Она проявляется в использовании глаголов в форме настоящего времени со значением предписания, в форме будущего времени с модальными оттенками, кратких прилагательных (должен, обязан, необходим, подсуден, ответственен, наказывается и пр.). В деловом тексте преобладает безличность, констатация событий, и почти нет их описания.

При этом организация признается террористической, если хотя бы одно из ее структурных подразделений осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из руководящих органов данной организации (Закон о борьбе с терроризмом); Государство обязано принимать любое лицо, передаваемое командиром воздушного судна (ст. 13.2. Конвенции о преступлениях и некоторых других деяниях совершенных на борту воздушного судна); Государство, осуществляющее предварительное расследование, обязано сообщать о его результатах (ст. 13.5. Конвенции о преступлениях и некоторых других деяниях совершенных на борту воздушного судна).

Выбор языковых средств при составлении деловых текстов строго регламентирован. Используются слова, принятые в официально-деловой речи, закрепленные за ней в соответствии с синонимичными им словами и словосочетаниями других стилей: возлагать - поручать; осуществлять - делать; рекомендовать - советовать; обязать - заставить; приступить - начать; приказать - велеть; приоритетное (направление) - главное; перечень - список и др.

Жанр официальных документов английского террористического дискурса представлен меморандумом (Executive Memorandum) под заголовком "Combating Terrorism in the Wafe of the Oklahoma City Bombing" [ср.: Борьба с терроризмом в связи с бомбардировкой Оклахома Сити], разработанным Джеймсом Филипсом и принятым 26 апреля 1995 г., (см. #"justify">Это текст-предписание, отличительной чертой которого является подробное изложение фактической стороны рассматриваемого вопроса. Заголовок являют основу содержательной и прагматической ориентации адресата, а предмет определяет жанровую специфику. Основная часть отражает положение в данной сфере (описание теракта в Оклахома Сити и его последствий; антитеррористические меры, предпринятые Президентом и правительственными организациями, при использовании психологических форм террористической борьбы) и нацеливает адресата на необходимость определенных действий, которая воплощается в тексте через категории модальности: to do so, it should:Improve the gathering and sharing of intelligence on terrorist group… [ср.: для этого следует: совершенствовать сбор и взаимное предоставление информации по террористическим группировкам];

Congress should pass legislation that enables the U.S. government to deny visas to foreigners because of membership in terrorist groups…[ср.: Конгрессу следует принимать законы, которые дают возможность Конгрессу США отказывать в визах иностранцам из-за их членства в террористических группировках…].

Should [cр.: следует] выражает объективную модальность, определяемую рассматриваемым документом, и, что вполне закономерно для текстов данного типа, имеет большую частность употребления и указывает на рекомендательный характер предписания. Модальный глагол must [ср.: должен] реализует строгое предписание и поэтому встречается гораздо реже - Congressional appropriations committies mast take care to avoid weakening Americas defenses against terrorism…[ср.: Комитеты по ассигнованиям Конгресса должны быть осторожными, чтобы избежать ослабления Американской защиты против терроризма…].

Следует отметить, что конструкции с вышеуказанными модальными глаголами являют собой одну из стилеобразующих характеристик рассматриваемого жанра.

К стилистическим особенностям можно также отнести:

наличие логики, воплощающей основные концепты, рассматриваемой ПО Terrorism [ср.: терроризм], terrorist [ср.: террорист], bombing [ср.: бомбардировка], terrorist activity [ср.: террористическая деятельность], counterterrorist policy [ср.: контртеррористическая деятельность] и т. д.;

широкое использование терминологии различных ПО:

политической: President [ср.: президент], administration [ср.: администрация], State Department Office [ср.: отдел Государственного департамента], U.S. government[ср.: Правительство США], Congress[ср.: Конгресс] и пр.

юридической: Constitutional rights [ср.: конституционные права], immigration status [ср.: статус эмигранта], legislation [ср.: законодательство] и пр.

дипломатической: diplomatic contact [ср.: дипломатический контакт], deny visas [ср.: отказывать в открытии виз], bilateral and multilateral diplomatic contacts [ср.: двусторонние и многосторонние дипломатические контакты] и пр.;

наличие сложных синтаксических конструкций - The U.S. government now must develop a comprehensive counterterrorism policy that effectively neutralizes both threats without infringing on the constitutional rights of all Americans [ср.: Теперь правительство США должно развивать всестороннюю контртеррористическую политику, которая эффективно нейтрализует обе угрозы без посягательства на конституционные права всех американцев.] - Данное предложение являет собой сложное распространенное предложение с модальной конструкцией;

отсутствие клишированных фраз, типичных для прочих официально-деловых текстов (Указов, Постановлений, Законов и пр.);

наличие субъекта в изложении - President Bill Clinton has ordered the U.S. government to study ways of enhansing the defenses of federal facilities against terrorism [ср.: Президент Билл Клинтон приказал правительству США изучить направления укрепления охраны государственных объектов от терактов].

Следует отметить, что проанализированные русские и английские тексты хотя и воплощают один и тот же жанр, но имеют отличия стилеобразующего характера. Так рассмотренные русские уголовно-правовые документы имеют клишированную композицию, им характерна безличность изложения, императивность и набор клишированных фраз. Композиция официально-делового английского текста приближена к жанру описания и аналитического рассуждения, отмечается отсутствие клише, субъектность изложения, модальные конструкции и термины различных ПО.


3.2 Особенности текстовой деятельности ПО "терроризм"


Террористический нарратив

Р. Барт считает нарратив универсальной формой языкового существования: "рассказывание существует повсюду, во все времена, в любом обществе; рассказывать начали вместе с началом самой человеческой истории; нет, никогда и нигде не было народа, который не умел бы рассказывать…: повествование пренебрегает разницей между высокой и посредственной литературой; преодолевая национальные, исторические и культурные барьеры, оно присутствует в мире, как сама жизнь" (Барт, 1987: 387).

Структуралисты усматривают в нарративе отношения "язык - речь" и "синтагматика - парадигматика". Синтагматический подход к нарративу дает логически осмысленное построение последовательности событий по законам причинно-следственной связи или ассоциаций. В парадигматическом подходе, нарратив оперирует набором персонажей и обстоятельств "вне времени", соединяя их в событийно-темпоральные последовательности (Chatman, 1978).

Нарратив, или повествование, понимается как "весь текст этического произведения за исключением прямой речи персонажей; изображение действий и событий во времени, описании, рассуждении…" (Сапогов, 1987: 280).

Е. Шейгал выделяет политический дискурс и политический нарратив. Специфику политического дискурса составляет тот факт, что отнесенность к тому или иному звену базовой этической категории добра и зла в значительной степени рассматривается сквозь призму оппозиции "свой - чужой". Под политическим нарративом Е. Шейгал понимает совокупность дискурсных образований разных жанров, сконцентрированных вокруг определенного политического события, в котором находят отражение основные категории мира политического: субъекты (агенты) политики, политические ценности и диспозиции, политические действия и стратегии (Шейгал, 2000: 297). Е. Шейгал считает, что для политического нарратива характерна множественность изложений (множественность повествователей) и протяженность во времени, обусловленная, во-первых, тем, что сам жизненный сюжет может быть не завершен и развиваться на глазах у повествователей, и, во-вторых, тем, что сюжет, оказывается, настолько общественно значим, что его переживание растягивается во времени, стимулируя соответствующую коммуникацию. Разновидности политического нарратива, по определению Е. Шейгал, являются такие сложные коммуникативные события, как избирательная компания, компания протеста, и, конечно же, скандал.

Данное понятие политического нарратива коррелирует с понятием сверхтекста, выдвинутым Н.А. Купиной и Г.В. Битенской, которые определяют сверхтекст как "совокупность высказываний, текстов, ограниченную темпорально и локативно, объединенную содержательно и ситуативно, характеризующуюся цельной модальной установкой, достаточно определенными позициями адресанта и адресата, с особыми критериями нормального/анормального" (Купина, Битенская, 1994: 215). В понимании Е. Шейгал сверхтекст - это речевая реакция на политическое событие, ведущим признаком, которого является содержательное единство. Ему свойственна темпоральная ограниченность, хотя темпоральные рамки скандала определяются достаточно условно, т. к. скандал может тянуться долго и затихать постепенно. Кроме того, по мнению Е. Шейгал, вряд ли можно говорить о единстве его модальной установки и определенности позиции адресанта и адресата, поскольку в коммуникативную орбиту скандала или иного значимого политического события вовлекаются коммуниканты, представляющие разнообразные, в том числе противоположные, позиции (Шейгал, 2000: 300).

Исходя из концепции Е. Шейгал, в нашем исследовании мы выделяем террористический нарратив. Под террористическим нарративом понимается совокупность дискурсных образований разных жанров, сконцентрированных вокруг определенного террористического акта.

В представленной работе был рассмотрен террористический акт, произошедший 11 сентября 2001 года в Америке. Нами проанализировано более 300 текстов по данному террористическому акту, включающих тексты различных жанров: информационного сообщения, аналитического рассуждения, описания, официальных документов. Вся первоначальная информация проходила под эмоциональным заголовком "America under Attack" и являла собой тексты краткого информационного сообщения, дающие сжатую информацию о произошедшем:

В Нью-Йорке обрушились еще два здания.

В результате пожара рухнуло 47-этажное здание, входившее в комплекс Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

Как передает РИА "Новости", дом, который являлся зданием номер 7 комплекса, получил повреждения и загорелся после обрушения двух 110-этажных небоскребов в результате теракта.

Несколько ранее, по данным РИА, рухнуло здание меньшей этажности - номер 6, также входившее в комплекс. Однако подтверждения этой информации из других источников не поступало.

Всего в комплекс Всемирного торгового центра в Нью-Йорке входило 7 зданий, включая две главные башни.

Из-за пожара спасатели пока не могут приступить к разборке завалов, под которыми, как предполагается, погребены тысячи людей. (www.LENTA.RU: ТЕРАКТЫ В США: В Нью-Йорке обрушились еще два здания)

Вот как представлена хроника событий на сайте www.\\Летчики апокалипсиса.htm.

Хроника

Вот хроника дня (время нью-йоркское), повергшего в шок Америку и весь мир.

.45. В северную 110-этажную башню Всемирного торгового центра в нью-йоркском районе Манхэттен врезался самолет - предположительно "Боинг-767". На верхних этажах башни начался пожар.

.03. В южную башню центра врезался еще один "Боинг". Башня горит.

.18. Закрываются все аэропорты Нью-Йорка.

.21. Власти Нью-Йорка распорядились закрыть движение по всем мостам, тоннелям и крупным транспортным развязкам города.

.20. Президент Буш выступил с экстренным заявлением. Взрыв Всемирного торгового центра назван им несомненным террористическим актом.

.40. Всем самолетам, находящимся над территорией США, под угрозой перехвата приказано немедленно сесть в ближайшем аэропорту.

.45. Сообщается о падении самолета на здание Пентагона в Вашингтоне. Часть здания горит.

.00. Падает южная башня Всемирного торгового центра.

.05. Начата эвакуация Белого дома.

.10. Рушится часть здания Пентагона.

.29. Рушится северная башня Всемирного торгового центра. (www.LENTA_RU\\ТЕРАКТЫ В США В Пентагоне больше некого спасать.htm)

Tuesday's events

:30 p.m. (all times are EDT): bush addresses the nation, saying "thousands of lives were suddenly ended by evil" and asks for prayers for the families and friends of Tuesday's victims. "These acts shatter steel, but they cannot dent the steel of American resolve," he says. The president says the U.S. government will make no distinction between the terrorists who committed the acts and those who harbor them. He adds that government offices in Washington are reopening for essential personnel Tuesday night and for all workers Wednesday.

:54 p.m.: Bush arrives back at the White House and is scheduled to address the nation at 8:30 p.m.

:20 p.m.: The 47-story Building 7 of the World Trade Center complex collapses… (www.CNN_com - Chronology The day after - September 12, 2001.htm) [ср.: События вторника. Полная хронология события вторника.

.30 Буш обратился к народу, сказав, что "тысячи жизней неожиданно оборвались в результате зла" и произнес молитву, обращенную семьям и друзьям жертв вторника.

.54 Буш возвращается в Белый Дом и планирует обратиться к народу в 8.30

5.2047-этажное здание Всемирного Торгового Центра развития…].

Представленные тексты являют собой образец компьютерного дискурса, стиль brief-news items не имеют заголовка, т.к. идут под общим заголовком, основная функция - информирование читателя. Факты сообщаются без каких-либо комментариев, язык стилистически нейтрален, ключевыми словами является лексика, объективирующая основные концепты блока "событие" ПО "терроризм".

Далее следует более детальное описание произошедшего в текстах жанра описания.

Обстоятельства

Картина происшедшего прояснялась постепенно. В северную башню Всемирного торгового центра врезался "Боинг-767" авиакомпании "Америкэн Айрлайнс", следовавший рейсом № 11 из Бостона в Лос-Анджелес. На борту самолета находились 92 человека. В южную башню центра врезался самолет той же авиакомпании - "Боинг-757", летевший рейсом № 77 из Вашингтона в Лос-Анджелес. На его борту было 64 человека. Пентагон же подвергся воздушной атаке "Боинга-767" авиакомпании "Юнайтед Айрлайнс", этот самолет следовал рейсом № 175 из Бостона в Лос-Анджелес, на его борту находились 65 человек.

А под Питтсбургом упал "Боинг-747" "Юнайтед Айрлайнс". Он летел рейсом № 93 из Ньюарка (штат Нью-Джерси) в Сан-Франциско, на борту было 45 человек.

Тем временем факты мешаются со слухами.

(www.LENTA_RU\\ТЕРАКТЫ В США В Пентагоне больше некого спасать.htm)

Рейс 77 American Airlines: как они умирали

сентября, 19:42

О том, что чувствовали перед смертью пассажиры самолета, рухнувшего на Пентагон, они сами передали своим родственникам по телефону. The Washington Post пишет, что, пролетая над штатом Вирджиния, террористы позволили обреченным людям сделать последние звонки по мобильным телефонам.

Вооруженные ножами террористы согнали пассажиров и членов экипажа в задней части самолета. В числе захваченных была жена заместителя министра юстиции США Теодора Олсона, сотрудники Сената, три школьника и три учителя из Вашингтона, которые совершали образовательную экскурсию, семья из четырех человек, собиравшаяся в Австралию на двухмесячный отдых. Всем им дали указание позвонить и сообщить родственникам, что они сейчас умрут.

Барбаре Олсон, бывшему федеральному прокурору и известному телекомментатору, удалось дважды позвонить своему мужу. Ее последний вопрос был: "Что мне сказать пилоту?" Эти два разговора продолжались примерно по минуте. Во время первого звонка Барбара Олсон сказала мужу: "Наш самолет захвачен". Она рассказала, как террористы согнали пассажиров и пилота в заднюю часть самолета. Она не сказала ничего ни о количестве террористов, ни об их национальности.

(www_NTV_ru Рейс 77 American Airlines: как они умирали.htm)

Passengers voted to attack hijackers

PITTSBURGH, Sept. 13 (UPI) -- Passengers aboard the hijacked flight that crashed in a field in Pennsylvania Tuesday apparently decided to try to regain control of the plane, CNN reported, citing a partial transcript of cockpit conversations it obtained.report said that the passengers, through the use of cell phones, were aware of the attack against the World Trade Center and were talking about tackling the terrorists.

"Get out of here," someone shouted, through an open microphone in the cockpit. The microphone goes off and comes back on. Scuffling is heard and then somebody again shouts "Get out of here.", the microphone goes off, and then comes back on. Passengers hear a voice in broken English -- an Arabic accent, according to a source who heard the tape, CNN reported.

"There is a bomb on board. This is the captain speaking. Remain in your seat. There is a bomb on board. Stay quiet. We are meeting with their demands. We are returning to the airport."microphone goes off, and at that point, the United Flight 93 abruptly turns 180 degrees from its destination of California toward Washington.mother-in-law of passenger Jeremy Glick told CNN called New York state police on another phone and relayed messages to them. Glick said he saw three hijackers he described as Arabs. He said one of the hijackers "had a red box he said was a bomb, and one had a knife of some nature", Click's mother-in-law said.passenger, Thomas Burnett phoned his wife, telling her the flight had been hijacked but that he and several other passengers were determined to "do something about it," the Pittsburgh Post-Gazette reported Wednesday.

"I love you honey," were Burnett's last word to his wife Deena, before the plane crashed about 60 miles southeast of Pittsburgh with 45 people aboard.

(#"justify">Доклад сообщал, что пассажиры по средствам использования сотовых телефонов знали об актах, готовящимся против Всемирного Торгового Центра и сообщали о намерениях террористов.

"Убирайтесь отсюда" - кто-то кричал в открытый микрофон. Микрофон выключается и затем вновь включается. Слышна потасовка и затем вновь крики: "Убирайтесь отсюда". Вновь, микрофон выключается и затем включается. Пассажиры слышат голос на ломанном английском - как сообщило CNN, в соответствии с источником, который был слышен на пленке - Арабским акцентом.

"На борту бомба. Это говорит капитан. Оставайтесь все на своих местах. На борту бомба. Соблюдайте спокойствие. Мы выполняем их требования. Мы возвращаемся в аэропорт".

Микрофон выключается и в тот же момент авиалайнер United Ehglts 93 резко меняет курс на 180 градусов от Калифорнии в направлении к Вашингтону.

Теща пассажира Джереми Глика позвонила в полицию в полицию Нью-Йорка и передала им сообщение, полученное по телефону. Глик сказал, что он видел трех угонщиком самолета похожих на арабов. Он сказал, что "у одного из угонщиков была красивая коробка, в которой, по словам террориста, находилась бомба, у другого был нож".

Другой пассажир, Томас Бернест позвонил своей жене, сказав ей, что самолет захвачен, но, что он и несколько других пассажиров намеревались "сделать что-то по этому поводу", - сообщила Pittsburgh Post- Gazette в среду.

"Я люблю тебя, дорогая", - были последние слова Берна, сказанные его жене Дене, перед тем, как самолет потерпел крушение в 60 милях юго-восточной части Питтсбурга с 45 людьми на борту.].

Как показал анализ, приведенные выше тексты, являют собой вторичные тексты: информацию со слов пассажиров, которые находились на борту самолетов, захваченных террористами, и звонили по мобильным телефонам своим родственникам. Поэтому в текстах встречаются предложения с прямой и косвенной речью "адаптированная прямая речь" без каких-либо комментариев. Эмоциональность события предопределила появление эмоциональных заголовков, например: Рейс 77 American airlines: как они умирали. Лексический состав текстов являет собой языковое воплощение блока "событие" и объективируется нейтральной лексикой. Отмечается отсутствие оценочной коннотации и эмоционально окрашенной лексики. Детальное описание предопределило наличие сложных предложений с развитой системой придаточных предложений.

Тексты аналитического рассуждения

Преграда на пути преступников-самоубийц

Для отпора новым угрозам требуется унифицировать антитеррористическое законодательство ведущих государств.

сентября 2001 г. произошло невероятное событие: в Соединенных Штатах Америки - самой могущественной державе на планете - почти одновременно были захвачены четыре авиалайнера, которые затем послужили своего рода летающими минами для взрыва двух небоскребов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагона в Вашингтоне (четвертый самолет не долетел до цели - предположительно, здания американского конгресса). Специалисты сделали из происшедшего вывод: контрразведывательная работа по борьбе с международным терроризмом запущена и находится в неудовлетворительном состоянии даже в США.

Как готовится теракт

Во-первых, нужно разработать концепцию подобного рода операции, одним из условий успеха которой являлась идея использовать среднемагистральные "Боинги", имеющие схожие системы управления, весьма удобные для обучения будущих камикадзе. При этом, чем больше топлива в самолетах, тем мощнее будет "бомба" (баки использовавшихся для нападения воздушных судов были максимально заполнены для дальнего полета).

Во-вторых, требуется проведение тщательной разведки объекта террористической атаки: изучение режима работы, деятельности его персонала по всем направлениям. Затем готовится план операции, создается преступная группа, распределяются обязанности между ее членами. Составляется смета материально-финансовых затрат, необходимых для проведения теракта, и обеспечиваются источники непосредственного его финансирования. Только после этого приобретается оружие, средства проникновения на объект, транспорт, определяются маршруты выдвижения и сосредоточения террористов. Устанавливается управление действиями участников операции. Трудоустраиваются отдельные члены преступной группы, приобретаются документы и экипировка. Проводятся тренировочные занятия в условиях, максимально приближенных к реальным.

Противодействие

Однажды запущенный маятник политического террора остановить чрезвычайно сложно. Сегодня вполне реальной остается угроза того, что разного рода политические доктрины, сходные, по сути, с доктриной "пропаганды действием", проповедующие применение насилия для достижения поставленных целей, взяты на вооружение и начали активно проводиться в жизнь некоторыми экстремистски настроенными организациями.

Однако в мире накоплен и немалый опыт борьбы с терроризмом. Вот, например, элементы комплексной антитеррористической стратегии британских спецслужб:

бескомпромиссность по отношению к террористам;

введение различного рода санкций в отношении государств, поддерживающих террористов;

осуществление программы действий, направленной на проведение судебных процессов, пресечение террористических актов, ликвидацию подпольных сетей террористов;

оказание помощи правоохранительным органам иностранных государств в подготовке кадров для борьбы с терроризмом.

В апреле 1989 г. в целях укрепления безопасности гражданской авиации английскими спецслужбами были приняты дополнительные меры по контролю за пассажирами авиалиний. С этого времени на КПП предусматривались следующие меры контроля:

обязательная проверка ручной клади;

проведение обстоятельной беседы с пассажиром относительно приобретения тех или иных предметов (в процессе беседы проверяющие обязаны обращать внимание на внешний облик и поведение людей с целью выявления моментов, вызывающих подозрение).

В результате британским спецслужбам удалось добиться немалых успехов, хотя противник у них был сильный. На протяжении 1970-х гг. члены подпольной Ирландской республиканской армии (ИРА) вели активную террористическую деятельность в Ольстере, направленную главным образом против представителей административного и репрессивного аппарата Великобритании. Успехам террористов в те годы во многом способствовало отсутствие централизованного руководства в борьбе с терроризмом, слабое взаимодействие МИ-5, МИ-6, военной разведки и Special Branch североирландской полиции.

ИРА сумела довести до совершенства схемы создания мобильных боевых групп. Их ядро составляли 3-4 мужчины организатора и женщина исполнитель. Мужчины готовят акт и выводят женщину лишь на последнем этапе. Она может выступать "соло" или в паре с подходящим по возрасту мужчиной, играющим роль "супруга" или "бой-френда", и без всяких подозрений заложить бомбу, выйти на линию огня… (#"justify">Представленные тексты аналитического рассуждения являют собой сочетание фактуальной и концептуальной информации. Так, в тексте дается описание произошедшего теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года (фактуальная информация) и анализируется подготовка теракта и методы противодействия с точки зрения разработки унифицированного антитеррористического законодательства (концептуальная информация). Заголовок ("Преграда на пути преступников-самоубийц") и предтекст ("Для отпора новым угрозам требуется унифицировать антитеррористическое законодательство ведущих государств"), а также рубрикации предвосхищают содержание текста. Здесь представлены все три блока когниотипа "терроризм": "предсобытие" (рубрика "Как готовится теракт"), "событие" и "постсобытие" (рубрика "противодействие"). Так как рассматриваемый текст являет собой аналитический обзор, то язык характеризуется стилистической нейтральностью и наличием вводно-модальных слов и союзов типа: во-первых, во-вторых, затем, в результате, однако, только после этого, главным образом; безличных форм глагола; требуется, составляется, приобретается, устанавливается и пр.; субстантивных словосочетаний: бескомпромисность по отношению к террористам; обязательная проверка ручной клади и пр.

Analysis: A war, but with whom?RICHARD SALE, UPI Terrorism Correspondentmarked the most horrifyingly unexpected and savage terrorist attack in United States history, an attack that saw hijackers crash two airliners into the World Trade Center, a third into the Pentagon, and a fourth into the ground 80 miles outside Pittsburgh.

"These were definitely acts of war," Phil Stoddard, former president of the Middle East Institute and retired State Department official told United Press International shortly after the attacks.

"The next question is, whom do we attack in retaliation? It's a hard problem of counterintelligence."began lining up the candidates for review almost immediately.it Iraq, as some have suggested? At least three former CIA experts, one very senior, say no…(#"justify">"Это были определенно акты войны" - сказал Фил Стодарт, бывший президент института ушедший на пенсию служащим Государственного Департамента корреспонденту UPI после произошедших атак.

"Существует следующий вопрос, кого, мы атакуем в дальнейшем? Это большая проблема".

Аналитики начали выдвигать версии случившегося почти немедленно.

Был это Ирак, как некоторые преполагают? По меньшей мере, три бывших эксперта ЦРУ предполагают это и только один, старший по званию, сказал нет…].

Заголовок приведенного текста предопределяет его жанровую принадлежность и тематическую направленность: "Analysis: A war, but with whom?" [ср.: Война, но с кем?]. Статья являет собой журналистское расследование/анализ и поэтому содержит много вопросов общего типа на которые сам автор и дает краткий или развернутый ответ, а также цитируются высказывания политических деятелей в виде прямой или "адаптированной прямой речи". Зачин текста являет собой краткое описание происшедшего теракта - "событие", а основная часть - "постсобытие": возмездие за содеянное и на кого оно должно быть направлено. По этому вопросу высказываются различные точки зрения: это может быть Ирак, Иран, исламский терроризм во главе с бен-Ладаном и около 50 стран, связанных с присутствием бен-Ладана. В этом рассуждении прослеживается эмпатия, которая представляет собой идентификацию говорящего с участником или объектом сообщаемого события, изложение чего-либо с некоторой точки зрения (Языкознание. БЭС, 1998: 592). В связи с террористическими актами, произошедшими в Америке 11 сентября 2001 года в мире сложилась две основные точки зрения на причины происшедшего:

. Идентификация с жертвами террористического акта. США, члены мировой антитеррористической коалиции утверждают, что за взрывами стоит Усама бен-Ладен и его террористическая организация "Фатх", а также коалиция лиц и организаций его поддерживающая (движение "Талибан", оппозиция в Пакистане и т.д.).

. Идентификация с террористами (попытка объяснения причин и условий происшедшего). Эту точку зрения разделяют некоторые представители Иордании, стран Ближнего Востока, России, Великобритании, Чечни - наиболее антиамерикански настроенные слои общества и выражающие их мнение политические деятели (В.В. Жириновский, ЛДПР и т.д.). С точки зрения В.В. Жириновского (ЛДПР) теракты в США "связаны с наступлением новой эпохи, когда человечество не будет мириться" со стремлением Вашингтона установить мировое господство.

Чеченский сепаратист, террорист номер один в Российской Федерации Шамиль Басаев, на чьей совести сотни жизней не только военных, но и мирных граждан, во всем обвинил Россию. Он сказал, что за данными актами может стоять только государственная структура. Однако исходя из текста всего сообщения помещенного на сайте www.kavkaz-center принадлежащего чеченским сепаратистам, основная причина - отношения на Ближнем Востоке, а именно противостояние между Израилем и Палестиной.

Того же мнения придерживается и иорданский монарх Абдалла II, который сказал, что эти трагические события вряд ли произошли, если бы палестинская проблема была разрешена.

Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро также назвал причиной "оккупационную политику Израиля в отношении палестинцев".

Ниже приведены примеры текстов:

Bush Calls Attacks "Acts of War", Vows to Win

By Deborah Charles

WASHINGTON (Reuters) - President Bush (news - web sites) on Wednesday called the terror attacks in New York and Washington "acts of war" and vowed America would prevail as he asked Congress for emergency authority to spend whatever it takes to recover from the worst attack on U.S. soil.

"The deliberate and deadly attacks, which were carried out yesterday against our country, were more than acts of terror. They were acts of war," Bush said, just 26 hours after coordinated attacks on the World Trade Center and Pentagon (news - web sites) that are likely to have killed thousands... (#"justify">"Умышленные и смертельные атаки, которые произошли вчера против нашей страны, были больше чем акты террора. Они стали актами войны", - сказал Буш, спустя 26 часов после совершения атак во Всемирном Торговом Центре и Пентагоне, которые стали причиной гибели тысячи людей…].

Top Stories - Reuters - updated 5:06 PM ET Sep 12| AP | AP U.S. | The New York Times | ABCNEWSeptember 12 3:59 PM ET

Центр социологических исследований Гэллапа провел телефонный опрос среди взрослых американцев, посвященный вчерашним терактам' в США. Это первый опрос населения, сделанный сразу после трагедии. 70 процентов взрослых американцев уверены, что вчерашние события можно считать началом войны против Соединенных Штатов. (www.lenta_ru теракты в сша).

Среда, 12 сентября 2001 года

Шамиль Басаев выступил с заявлением в связи с атаками на США

Амир Высшего военного Маджлисул Шура моджахедов Шамиль Басаев выступил в среду со специальным заявлением в связи с воздушными атаками на Вашингтон и Нью-Йорк. Чеченский генерал в частности заявил.

"От имени моджахедов выражаю соболезнование родственникам и близким погибших американцев. Нам знакома та боль, которую сегодня испытывают американские граждане. Мы искренне сочувствуем им. Мы знаем, что такое боль утраты, так как в наши дома, практически каждый день, вот уже более двух лет врезаются российские ракеты и бомбы. Многомиллионная Америка потеряла десятки тысяч своих граждан. Миллионный чеченский народ потерял сотни тысяч.

Мы уверены, что за воздушными атаками на США не может стоять какая-то одна группа или даже несколько групп. За подобными терактами может стоять только государственная структура. Мы уверены, что за террористической атакой на вашу страну стоит Россия. Об этом говорят многие факты и сама организация терактов. Цель этой атаки - подорвать мощь Соединенных Штатов, дискредитировать идею ПРО и лишить ее статуса сверхдержавы. Мы так же считаем, что события в вашей стране могут быть следствием политики Израиля на Ближнем Востоке. Израиль слишком дорого обходится Соединенным Штатам". Амир Высшего военного Маджлисул Шура Абдаллах Шамиль Басаев (www.kavkaz-center События Шамиль Басаев выступил с заявлением в связи с атакой.htm).

Среда, 12, сентября 2001 года

Кавказ-Центр Новости

Любопытным в этой связи звучит заявление вице-спикера российской Госдумы В.В. Жириновского. Лидер ЛДПР считает, что теракты на территории США "связаны с наступлением новой эпохи, когда человечество не будет мириться" со стремлением Вашингтона установить мировое господство, сообщает РБК…

Атаки на США осуществили американские группировки?

Усама бен-Ладен категорически отрицает факт своего участия в террористических акциях против США. На вопрос одной из пакистанских газет о причастности к террористическим актам в США, бен-Ладен ответил отрицательно, сказав, что его "связей" просто не хватило бы на организацию таких крупномасштабных террористических действий. Кроме того, бен-Ладен сказал, что убежден - в терактах участвовали американцы, "только американской террористической группировке могли быть доступны все "нити", приводящие в действие машину террора". (#"justify">Абдалла II: причина терактов в США - "палестинский вопрос"

Иорданский монарх резко осудил теракты в американских городах и выказал готовность своей страны сотрудничать в розыске ответственных за эти преступления. Как считает Абдалла II, теракты в США вряд ли бы произошли, если проблемы Ближнего Востока и, в первую очередь палестинская, были бы разрешены.

Абдалла II фактически слово в слово повторил заявление министра иностранных дел Великобритании Джека Стро, который назвал причиной "американской трагедии" "оккупационную политику Израиля в отношении палестинцев".

РИА "Новости".

Произошедший 11 сентября 2001 г. теракт вызвал не только противоречивые мнения, но и побудил государственных деятелей, политиков, журналистов вернуться к вопросу контртеррористической борьбы и рассмотрению ее легитимного основания. Опубликован ряд статей, в которых интерпретируется законодательства различных стран, рассматривающие положения по борьбе с терроризмом:

…Для законодательств Италии, ФРГ и Франции характерны специальные законы, направленные на борьбу с актами антигосударственного и международного терроризма. Определенный интерес представляет опыт законодательной практики Италии. Так, закон от 15 февраля 1980 г. # 15 "О срочных мерах по охране демократического порядка и общественной безопасности" объявляет акты террора государственным преступлением, за которые предусматривается максимальный срок наказания. Положения закона применяются совместно с нормами итальянского уголовного кодекса. Однако в случае доказанности совершения террористического акта срок наказания (если это не связано с каторжными работами) увеличивается в два раза по сравнению с общеуголовным преступлением…

…Законодательство ФРГ содержит около десятка специальных законов, направленных на борьбу с терроризмом. Они действуют и как самостоятельные правовые документы, и как вносящие изменения и дополнения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство государства. Так, параграф 129 закона 1976 г. об изменениях и дополнениях УК и УПК ФРГ наряду с параграфом 264 Уголовного кодекса относит создание террористических групп к квалифицирующему составу преступления, обладающего повышенной общественной опасностью…

…Законодательство США предусматривает уголовную ответственность за отдельные проявления террористической деятельности. Он квалифицирует всё террористические акты в отношении иностранных должностных лиц и официальных гостей США (убийства, покушение и заговор с целью убийства, похищение) как чисто уголовные преступления. В то время законодательство некоторых субъектов федерации США (штаты Делавар, Калифорния, Арканзас и др.) законодательно определяет состав терроризма и закрепляет понятие терроризма…

…Отдельные страны юридически закрепляют нормативное содержание и механизм правового регулирования в сфере борьбы с терроризмом в форме чрезвычайного законодательства. В Великобритании в начале 1970-х гг. была проведена кодификация, в результате чего 29 ноября 1974 г. принят закон "О предупреждении терроризма". 25 марта 1976 г. английский парламент утвердил изменения к указанному закону, устанавливающие, в частности, дополнительные меры уголовной ответственности за финансирование террористической деятельности, за недонесение о готовящихся актах террора и укрывательство лиц, обвиняемых в терроризме…

…Новый этап усиления борьбы с террористической деятельностью и унификация национального законодательства в этой области связаны для Великобритании с принятием Европейской конвенции о пресечении терроризма. Закон (под тем же названием) 1984 г. ввел в действие на территории Соединенного королевства положения указанной Конвенции с уточнением ее содержания… (www.На повестке дня - супертерроризм.htm).

Вышеуказанные тексты относятся к жанру официально-делового текста, но имеют свои стилистические особенности: отсутствие общепринятой рубрикации в композиционной структуре т.к. представлены не законодательные акты, а их интерпритация, наличие нейтральной общеязыковой лексики и юридичекой терминологии.

Совокупность текстов, описывающих разные аспекты теракта призошедшего 11 августа 2001 года в Нью-Йорке и реализованных речевых жанров являют собой пример террористического нарратива.

Рассмотрим, как данное событие реализуется в иерархической структуре повествовательной схемы по А. Ван Дейку (Дейк 1989: 312).

Террористический нарратив (особенно теракт), по нашему мнению, не нуждается в Резюме и Приурочивании к ситуации. Он начинается с Осложнения - главного события - террористического акта. Теракт всегда случается неожиданно, что обеспечивает шоковый эффект окружающих. В дальнейшей коммуникации вокруг теракта информация о главном событии, которое перестает быть шокирующей новостью, постепенно переходит из сильной позиции в фоновую, а на первый план выдвигаются категории Развязки, Экспликация и Оценка. Причем категории Экспликации и Оценки являются более важными, чем просто сообщение (повествование) о теракте.

Тесно связанные категории Развязка и Заключение благодаря метафоре имеют оценочный характер: террористы понесли ощутимые потери; …потеряли возможность играть первую скрипку; выигрывать вчистую и др.

Краткие информационные сообщения реализуют преимущественно категорию Осложнение (Главное событие) в сочетании с категориями Развязка и Последствия.

В аналитических статьях актуализируются категории Комментария (Экспликация и Оценка) и Фон (социальный контекст). Аналитические статьи в экспликации Фона играют особую роль.

Опираясь на концепцию Е. Шейгал, можно отметить, что специфику террористического дискурса составляет тот факт, что отнесенность к тому или иному звену базовой этической категории добра и зла в значительной степени рассматривается сквозь призму оппозиции "свой - чужой" (Шейгал, 2000: 314). Поэтому, одни и те же персонажи нарратива воплощают образы: субъекты теракта, сам теракт как социальное явление - злодеи; объекты теракта, его жертвы, очевидцы, люди, противодействующие силы - олицетворения добра и справедливости. Таким образом, террористический нарратив представляет собой специфическое дискурсное образование. Террористический нарратив - это разновидность сверхтекста.

Основными характеристиками террористического нарратива являются:

общественная значимость сюжета;

двуплановость сюжета: денотативный прототип нарратива и сам нарратив как коммуникативное событие;

завершенность сюжета;

событие, которое совершается неожиданно, имеет негативные последствия;

комбинация первичных и вторичных текстов (дискурсов), отражающих событие и реакцию на событие;

множественность изложений и множественность повествователей.

Выводы по главе 3


Анализ текстов ПО "терроризм" с точки зрения выделения типологических и речежанровых характеристик позволил выявить жанрово-специфические особенности текстов в одной из негативных сфер человеческой деятельности, которой является ПО "Терроризм" и охарактеризовать языковые и текстуальные признаки рассмотренных речевых жанров.

Критериями для выделения речежанровых особенностей террористического дискурса явились такие аспекты организации текста как тема, композиция, стиль, разработанные М. Бахтиным.

Рассмотрение отобранного текстового материала с вышеуказанных позиций позволило говорить о следующей жанровой вариативности текстов ПО "Терроризм" в жанрах информационного сообщения, аналитического рассуждения, описания, официальных документов.

Жанр информационного сообщения представлен вариативностью текстов краткого информационного сообщения brief-news items, встречающихся в компьютерном дискурсе и информационных текстах в газетах, где на первый план выдвигается порядок протекания действий. Тексты отличаются разнообразием композиционной структуры. Так, тексты английского компьютерного дискурса типа brief-news items (краткие тексты), небольшие по объему (5-12 строк), представляют основную (информационную) часть. В них отсутствует заголовок и заключение. Тексты на русском языке характеризуются большим объемом и имеют традиционную структуру: заголовок, основная часть и заключение.

Язык кратких сообщений стилистически нейтрален и имеет характеристики общелитературного языка. Ключевыми словами текстов являются языковые выражения, объективирующие основные концепты ПО "Терроризм", причем, отмечается наличие блока "событие".

Газетные тексты жанра информационного сообщения характеризуются определенной структурой: заголовок, основная часть - описание события и исследование проблемы, и заключение (выводы). Следует отметить, что информативность заголовка сочетается с экспрессивностью выражения, что подчеркивает информационное содержание текста.

К стилеобразующим признакам в русских и английских текстах относится:

наличие ключевых слов, называющих концепты ПО "Терроризм";

представленность военной, политической, юридической терминологии.

Однако, для текстов на английском языке типично:

эмоционально окрашенная лексика;

атрибутивная компрессия и сложное предложение с развитой системой придаточных предложений.

Для текстов на русском языке характерно:

нейтральная лексика и отсутствие оценочной коннотации;

наличие газетных клише;

простые распространенные предложения.

Жанр аналитического рассуждения включает тексты, аналитического обобщения ситуации и сочетающие фактуальную и концептуальную информации. Это тексты публичных выступлений и авторских статей, аналитических обзоров. Главная цель отправителя речи - сделать все возможное, чтобы адресат встал на его точку зрения, принял его систему оценок. В любом из вышеуказанных текстов заключена важная информация о событии и коммуникативная функция в нем одна из ведущих. По композиционной структуре указанные тексты традиционны. Тексты состоят из заголовка (темы), основной части (постановки проблемы) и заключения. В заголовке содержится основная мысль, в постановке проблемы - описание теракта. В основной части раскрывается исследование проблемы, пути разрешения проблемы. В заключительной части формируются выводы - последствия теракта, участь нападавших и т. д.

Сравнивая особенности жанра аналитического рассуждения в русском и английском языках, следует отметить общие характеристики: идентичность структуры, безличность изложения. Стилеразличительными факторами являются: нейтральность лексики в русском тексте и использование метафорических средств языка в английском. Для английских текстов аналитического рассуждения типична рубрикация по разделам.

Что касается жанра описания, то данный тип реализуется в цельном тексте совместно с другими жанрами: жанром информационного сообщения или аналитического рассуждения. Как показал материал исследования и представленный анализ, различий в жанрообразующих характеристиках русских и английских текстов выявлено не было.

Жанр официально-делового текста воплощается в уголовно-правовой литературе, являющей собой тексты предписания. Здесь наблюдается жесткая стандартизация применяемых языковых средств и определенная композиционная структура (рубрикация, нумерация, шрифтовое выделение ключевых единиц). Тексты указанного жанра не имеют введения и заключения.

Следует отметить, что проанализированные русские и английские тексты хотя и воплощают одни и тот же жанр, но имеют отличия стилеобразующего характера. Так, рассмотренные русские уголовно-правовые документы имеют клишированную композицию, им характерна безличность изложения, императивность и набор клишированных фраз.

Совокупность рассмотренных жанров являет собой террористический дискурс. Совокупность дискурсных образований вокруг определенного террористического акта представляет собой террористический нарратив - своеобразный сверхтекст, объединенный общностью содержания и персонажей. Для террористического нарратива (ТН), характерна множественность изложений одного события. Основными признаковыми особенностями ТН являются: общественная значимость сюжета, негативность события и завершенность сюжета, комбинация первичных и вторичных текстов, множественность изложений. Важной чертой в нем выступает вариативность эмпатической идентификации в текстах разных авторов.


Заключение


Лингвистика общения являет собой язык в действии, в центре которого стоит общающаяся личность, реализующая свою познавательно-коммуникативную деятельность, результатом которой является текст. В нашем исследовании под текстом мы понимаем часть террористического дискурса, взятую в реальном процессе его функционирования. Совокупность всего многообразия характеристик ситуации, в которой находится текст, и составляет среду его существования. Социолингвистический анализ дискурса предполагает обращение к стандартным жанрам определенных типов дискурса. К числу таких типов относятся: политический, рекламный, педагогический, научный, медицинский и другие разновидности общения, закрепленные в их жанровом многообразии в соответствии со сложившейся в обществе системой норм поведения в определенных сферах деятельности. Объектом изучения в данной работе является террористический дискурс.

Террористический дискурс - это совокупность текстов различных жанров в ситуации общения в ПО "Терроризм". В порождении и понимании текстов ведущую роль играет когнитивная компетенция субъекта общения, исходя из чего, основой текстовой деятельности выступает индивидуальная когнитивная система (ИКС) субъекта общения. ИКС каждого индивида характеризуется определенным набором предметных областей, что позволяет выявить в текстовой деятельности текстотип, субтип и речевые жанры. Именно жанр относится к базовому когнитивному уровню, где протекают основные ментальные процессы текстовой деятельности, структурируется, осваивается и используется основная часть знаний.

В этом аспекте становится возможным описание характеристик языкового воплощения концептов предметной сферы в жанрово-специфической текстовой деятельности, исходя из установок когнитивной лингвистики, которая рассматривает язык в неразрывной связи с процессом познания. Основными познавательными категориями являются концепты и их связи, которые образуют определенные познавательные структуры, составляющие индивидуальные когнитивные системы субъектов общения и являют собой постоянно развивающиеся системы знаний и верований (Баранов, 1988).

Знания, накопленные человеком в процессе жизнедеятельности, объективируются при помощи языка и представлены в виде различных когнитивных структур (фреймов, сценариев, скриптов, моделей, схем, когниотипов). Когнитивные структуры отражают конвенциональные концептуальные знания и являются когнитивной основой порождения и понимания дискурса.

Базовым инструментом анализа в данном исследовании выступает когниотип как ментально-лингвистический конструкт, проявляемый в реализации когниосемиотического принципа восстановления информации о конкретном явлении на основе анализа массива текстов определенной предметной направленности. Когниотип ПО "Терроризм" - это ментально-лингвистический фрейм социо-культурного уровня, лежащий в основе порождения и понимания текстов, объединенных темой "Терроризм". Он состоит из трех компонентов: пропозиционального, модального, текстуального.

На первом уровне концептуальной схемы расположены концепты "предсобытие", "событие", "постсобытие".

На втором уровне представлены все основные концепты, составляющие соответственные блоки. Например, блок "событие" наполняют концепты "вид, формы терроризма", "виды теракта", "субъект действия", "объект действия", "условия", "инструмент или орудие преступления", "последствия", "источники информации", "очевидцы", "противодействие терроризму". Концепты, составляющие блоки когниотипа, вербализуются посредством языковых выражений.

Именуя основные концепты ПО "терроризм", рассмотренные языковые выражения не отличаются эмоциональной окрашенностью и экспрессивностью и выделяются из общего словаря по функциональному признаку: как группа слов, обслуживающих негативную сферу человеческой деятельности - "терроризм".

Анализ лексического заполнения блоков "субъект" и "объект" действия, позволил выделить классы номинаций лиц: обобщающе-квалифицирующие, оценочно-квалифицирующие, названия лиц по общим физическим, физиологическим и внешним признакам, по половозрастному состоянию, по родству, породнению, по социальным связям, религиозным признакам, по отнесенности к территории, месту жительства, по социальным и ситуативным состояниям, свойствам. Среди них наиболее частотной в русском языке является ситуативная и социальная номинация, и это характерно для русского террористического дискурса. Это объясняется анонимностью или неизвестностью субъекта действия (в нашем случае исполнителя террористического акта).

В английском дискурсе субъекты именуются подробно и ситуативно-социальная номинация лиц не столь частотна. Частотность имен собственных в английском дискурсе выше, чем в русском, что можно объяснить протокольным характером изложения сведений о субъектах.

Рассматриваемая ПО "терроризм" в силу специфики втягивает в свою орбиту несколько предметных областей: политическую, военную, юридическую, медицинскую, которые реализуются в когниотипе посредством соответствующих концептов, номинируемых при помощи терминов.

Рассмотренный когниотип представляет собой базу данных предметной области "терроризм" для передачи конкретной информации, связанной с тем или иным событием, в форме текста.

Анализ текстов ПО "терроризм" с точки зрения выделения типологических и речежанровых особенностей позволил выявить жанрово-специфические характеристики текста в одной из негативных сфер человеческой деятельности и охарактеризовать языковые и текстуальные признаки рассмотренных речевых жанров.

Критериями для выделения речежанровых особенностей террористического дискурса явились такие аспекты организации жанра как тема, композиция, стиль.

Рассмотрение отобранного текстового материала с вышеуказанных позиций дало возможность выделить следующую жанровую вариативность текстов ПО "терроризм": жанр информационного сообщения, жанр аналитического рассуждения, жанр описания, жанр официальных документов. При этом ряд остается открытым.

Тексты выделенных жанров совпадают по тематике и отличаются рядом стилеобразующих параметров в русском и английском языках: в жанре информационного сообщения - информативностью заголовка в русском языке и наличием оценочной коннотации в английском; в жанре аналитического рассуждения - нейтральностью лексики в русском языке и использованием метафорических средств языка в английском; жанр официальных документов характеризуется клишированностью композиции, безличностью изложения, императивностью в текстах на русском языке, наличием модальных конструкций и набора клишированных фраз в английском.

Основываясь на предложенной концепции Е. Шейгал, мы выделяем террористический нарратив, который представляет собой совокупность дискурсных образований вокруг определенного террористического акта. В представленной работе был рассмотрен террористический акт, произошедший 11 сентября 2001 года. Нами проанализировано более 300 текстов по данному террористическому акту, включающих тексты различных жанров: информационного сообщения, аналитического рассуждения, описания, официальных документов.

Важной чертой в террористическом нарративе выступает вариативность эмпатической идентификации в текстах разных авторов.

Совокупность текстов, описывающих разные аспекты теракта, произошедшего 11 августа 2001 г. в Нью-Йорке и реализованных речевых жанров являют собой пример террористического нарратива.

Таким образом, террористический нарратив представляет собой специфическое дискурсное образование. Террористический нарратив - это разновидность сверхтекста.

Основными характеристиками террористического нарратива являются:

общественная значимость сюжета;

двуплановость сюжета: денотативный прототип нарратива и сам нарратив как коммуникативное событие;

завершенность сюжета;

событие, которое совершается неожиданно, имеет негативные последствия;

комбинация первичных и вторичных текстов (дискурсов), отражающих событие и реакцию на событие;

множественность изложений и множественность повествователей.

Результаты данного исследования могли бы способствовать исследованию дискурсов ряда других ПО с целью рассмотрения соответствующих им нарративов в сравнительном плане и выделения типологии нарратива предметной деятельности человека с присущими ему стилеобразующими признаками.


Список использованной литературы


1.Айзенк Ю. Интеллект: Новый взгляд // Вопросы психологии. - 1995. - № 1. - С. 111-131.

2.Апресян Ю.Д. Лексическая семантика: синонимические средства языка. - М., 1974.

.Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка: (Стилистика декодирования): Учеб.пособ. - 3-е изд. - М.: Просвещение, 1990. - 300 с.

.Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. М., : Сов. энциклопедия, 1990. С. 136-137.

.Базина М.П. Английский язык как учебный предмет и средство общения. - М.: ЧеРо, 1999. - 112 с.

.Баранов А.Г. Текст в функционально-прагматической парадигме. - Краснодар, 1988. - 90 с.

.Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. - Ростов н/Д, 1993. - 182 с.

.Баранов А.Г. Динамические тенденции в исследовании текста // Stylistika, vol/ VI. Opole, 1997. - С. 54-69.

.Баранов А.Г. Когниотипичность жанра // Общие проблемы теории жанров. - Саратов: Изд-во "Колледж", 1997. - С. 5-48.

. Баранов А.Г. Когниотипичность текста (к проблеме уровней абстракции текстовой деятельности) // Жанры речи. - Саратов, 1997. - С. 4-12.

. Барт Р. Введение в структурный анализ повествовательных текстов//Зарубежная эстетика и теория литературы XIX-XX вв. Трактаты. Статьи. Эссе. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. - С. 387-425.

. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. - М., 1979.

. Бахтин М.М. Проблема речевых жанров. Проблема текста. - М., 1996.

. Богин Г.И. Речевой жанр как средство индивидуализации // Жанры речи. - Саратов, 1997.

. Борботько В.Г. Элементы теории дискурса. Изд. Чечено-Ингуш. ун-та. - 1981. - 113 с.

. Буянова Н.А. О соотношении понятий "террор" и "терроризм" // Язык в мире и мер в языке. Материалы Международной научной конференции. - Сочи. Карлсруэ. Краснодар, 2001. - С. 51-53.

. Васильева А.Н. Курс лекций по стилистике русского языка. Научный стиль речи. - М., 1976. - 158 с.

. Вайнрайх У. О семантической структуре языков // Новое в лингвистике. М., 1970. - С. 52-57.

. Вежбицка А. Речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. - М., 1985. - Вып. 16.

. Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи. - Саратов, 1997.

. Водак Р. Язык. Дискурс. Политика // Пер. с англ. и нем.; ВГПУ. - Волгоград: Перемена, 1997. - 139 с.

. Воронович В.А., Плетнев Ю.К. Категория деятельности в историческом материализме. - М.: Знание, 1975. - 64 с.

. Витгенштейн Л. Философские исследования. М.: Гнозис, 1994. - 207 с.

. Выготский Л.С. Мышление и речь. - М.: Лабиринт, 1996. - 415 с.

. Газов-Гинзберг А.М. Был ли язык изобразителен в своих истоках? - М., 1965. - 168 с.

. Гак В.Г. Человек в языке // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. - М., 1999.

. Гальперин А.Я. Языковое сознание и некоторые вопросы взаимоотношения языка и мышления // Вопросы философии. - М. , 1977. - № 4. - С. 96-101

. Гальперин И.Р. Стилистика английского языка. - М., 1981. - 334 с.

. Гаспаров Б. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. - М., 1996. - 352 с.

. Гвишиани Н.Б. Язык научного общения. - М., 1986. - 280 с.

. Герасимов В.И. На пути к когнитивной модели языка // Новое в зарубежной лингвистике. - Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. - М., 1988. - С. 5-11.

. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. - М., 1984. - 310 с.

. Дейк Т.А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989. - 312 с.

. Дементьев В.В. Фактические и информативные коммуникативные замыслы и коммуникативные интенции: проблемы коммуникативной компетенции и типология речевых жанров // Речевые жанры - Саратов: Изд-во "Колледж", 1997. - С. 34-44.

. Демьянков В.З. Конвенции, правила и стратегии общения (интрепретирующий подход к аргументации). -1982. - Т. 41. - Вып. 4.

. Демьянков В.З. Интерпретация, понимание и лингвистические аспекты их моделирования на ЭВМ. - М., 1989.

. Динсмор Дж. Ментальные пространства с функциональной точки зрения // Язык и интеллект. М.: Прогресс, 1996. С. 385-411.

. Емельянов В.П. Проблема ответственности за международный терроризм // Гос-во и право. - 2000. - № 1 - С. 70-77

39. Звегинцев В.А. Теоретическая и прикладная лингвистика. М.: Просвещение, 1967. - 368 с.

40. Звегинцев В.А. Язык и знание // Вопросы философии. - 1982. - № 1. - С. 71-81.

. Зильберман Л.И. Структурно-семантический анализ текста. - М., 1982. - 163 с.

42. Каменская О.Л. Текст и коммуникация. М., 1990. 152 с.

43. Карасик В.И. О категориях дискурса // Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты: Сб. науч. тр. ВГПУ; СГУ, Волгоград: "Перемена", 1998. - С. 238.

. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. - 263 с.

. Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972. - 216 с.

. Кибрик А.Е. Очерки по общему и прикладным вопросам языкознания (Универсальное, типовое и специфическое в языке) М.: Изд-во Моск ун-та, 1992. - 336 с.

. Киреев М.П. Психологические корни и правовые оценки // Гос-во и право. - 1995. - № 12. - С. 65-69.

. Кубрякова Е.С. Номинативный аспект речевой деятельности. М.: Наука, 1986. - 158 с.

. Ковшикова Е.В. Категория коммуникативной точности (на материале текстов деловых писем): Автореф. дис. …канд. филол. наук. Волгоград, 1997. - 20 с.

. Косериу Е. Современное положение в лингвистике//Известия АН СССР.- СЛЯ. - 1977. - № 6. - С. 45-47.

. Кочетова Л.А. Жанровые характеристики рекламного дискурса // Языковая личность: системы, нормы, стиль. - Волгоград: "Перемена", 1998. С. 58-59.

. Кубрякова Е.С. Номинативный аспект речевой деятельности. - М.: Наука, 1986. - 158 с.

. Кубрякова Е.С. О понятиях дискурса и дискурсивного анализа в современной лингвистике // Дискурс, речь, речевая деятельность: функциональные и структурные аспекты: Сб. обзоров. М.: ИНИОН, 2000. С. 7-25.

. Купина Н.А., Битенская Г.В. Сверхтекст и его разновидности // Человек-Текст-Культура. - Екатеринбург: Ин-т развития регион. образования, 1994. - С. 214-233.

. Лазарев В.В. Методологические основы и методический потенциал теории речевых актов // Речевые акты в лингвистике и методике: Сб. науч. тр. - Пятигорск: Изд-во ПГПИИЯ, 1986. - С. 61-63.

. Лакофф Дж. Когнитивная семантика // Язык и интеллект. М.: Прогресс, 1996. С. 143-184.

. Лакофф Дж. Лингвистические гештальты // Новое в зарубежной лингвистике. - Вып.10. - М., 1981. - С. 350-368.

. Ленекер Р. Основания когнитивной грамматики. - М., 1987. - 240 с.

. Леонтьев А.А. Объект и предмет психолингвистики и ее отношение к другим наукам о речевой деятельности. - В кн.: Теория речевой деятельности. М., Наука, 1968. С. 31-37.

. Леонтьев А.А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания. М., 1969. - 254 с.

. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. - М.: Смысл, 1997. - 287 с.

. Лимонов Д. Штурм автобуса в Краснодаре // Федеральная служба безопасности. - 1999. - № 12. - С. 8-10.

. Лурия А.Р. Язык и сознание. - М., 1979. - 319 с.

. Ляхов Е.Г. Терроризм и межгосударственные отношения. - М, 1991. - 290 с.

. Макаров М.Л. Интерпретивный анализ дискурса в малой группе / Тверск. гос. ун-т. - Тверь, 1998. - 200 с.

. Мальцев В.Н. Ответственность за терроризм // Рос. юстиция. - 1994. - № 11. - С. 35-39.

. Матвеева Т.В. Функциональные стили в аспекте текстовых котегорий. -Свердловск. - 1990. - 172 с.

. Мегентесов С.А., Хазагеров Г.Г. Очерк философии субъективно-презентативных форм в языковом и культурно-историческом пространстве. - Ростов н/Д: Изд-во Ростов. ун-та, 1995. - 109 с.

. Менг К. Семантические проблемы лингвистического исследования компетенции // Психолингвистические проблемы семантики. - М.: Наука, 1983. - С. 221-231.

. Минаев Б.К. Проблема представления знаний в компьютерных системах: Материалы "Круглого стола" // Вопросы философии. - М., 1987. - № 1. -С. 52-61.

. Минский М. Фреймы для представления знаний. - М.: Энергия, 1979. - 151 с.

. Николаева Т.М. Лингвистика текста. Современное состояние и перспективы//Новое в зарубежной лингвистике. - М., 1978. - Вып. 10.

. О защите конституционных прав и свобод граждан при осуществлении мер по борьбе с преступностью: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22. 06. 1994 г. - № 141-1 // Юрид. газета. - 1996. - № 12. - С. 28-31.

. О мерах по усилению борьбы с терроризмом: Указ Президента России // Рос. газ. - 1996. - 12 марта. - С. 4-5.

. О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской республики: Указ Президента России № 2137 // Рос. газ. - 1994. - 14 дек. - С. 3-4.

. О мероприятиях по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской республики и в зоне осетино-ингушского конфликта: Указ Президента России // Рос. газ. - 1994. - 14 декабря. - С. 4-5.

. О некоторых мерах по преодолению последствий осетино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 г.: Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ // Рос. газ. - 1993. - 27 нояб. - С. 5-6.

. О положении в Чеченской Республике: Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ // Рос. газ. - 1994. - 14 дек. - С. 6-7.

. Панкарц Ю.Г. Пропозициональная форма представления знаний. - М., 1992. - 185 с.

. Полонский В., Григорьев А. Джихад всему меру // Общая газета. - 1995. - № 17. - С. 7-8.

. Попов Д. С терроризмом не надо бороться. Его надо уничтожать // Юрист, 1999. - № 38. - С. 3-4.

. Попова Е.А. Культурно-языковые характеристики политического дискурса (на материале газетных интервью). Автореф. дис. … канд. филол. наук. - Волгоград, 1995. - 20 с.

. Разинкина Н.М. Некоторые общие проблемы функционально-речевого стиля // Особенности стиля научного изложения. - М., 1976. - С. 118-123.

. Рождественский Ю.В. Общественная сущность языка // Лекции по общему языкознанию. - М.: Высш. шк., 1990. - С. 36-40.

. Романов А.А., Черепанова И.Ю. Суггестивный дискурс в библиотерапии. - М.: Лилия ЛТД, 1999. - 128 с.

. Серебрянников В.В. Война в Чечне: причины и характер // Социально-политический журнал. - 1995. - № 3. - С. 12-15.

. Серль Дж. Природа интенциональных состояний. - М., 1987. - 75 с.

. Сильдмяэ И.Я. Знания (Когитология) // Таллин, 1987. - 112 с.

. Сильдмяэ И.Я. Познавательная сущность языка // учен. Зап. Тарт. ун-та. - 1990. - Вып. 903. - С. 129-138.

. Синдеева Т.И. Некоторые особенности композиционно-речевой организации жанра научная рецензия // Функциональные стили и преподавание иностранных языков. - М.: Наука, 1982. - 359 с.

. Смирницкий А.И. Объективность существования языка. Изд. МГУ, 1954. - 55 с.

. Соссюр Ф. де Заметки по общей лингвистике. - М., 1990. - 86 с.

. Соссюр Ф. де Курс общей лингвистики. - В кн.: Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. - М.: Прогресс, 1977. - 274 с.

. Спиркин А.Г. Происхождение языка и его роль в формировании мышле ния - В сб.: Мышление и язык. - М., 1957. - С. 3-74.

. Стеркин А.Г. Происхождение языка и его роль в формировании мышле ния: в сб.: Мышление и язык. - М., 1957. - С. 3-74.

. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. - М., 2000. - С. 262-263.

.Степанов Ю.С. Язык и метод / К современной философии языка. - М.: Изд-во "Языки русской культуры", 1998. - 184 с.

.Троянская Е.С. Полевая структура научного стиля и его жанровых разновидностей // Общие и частные проблемы функциональных стилей. - М., 1986. - С. 35-41.

.Уилкс И. Анализ предложений англ. яз. (ч.2) // НЗЛ. - Вып. XII: Прикладная лингвистика. - М., 1983. - С. 318-327.

100.Филлмор Ч. Об организации семантической информации в словаре // НЗЛ. - Вып. XIV: Проблемы и методы лексикографии. - М., 1983. - С. 54.

101.Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания // НЗЛ. - Вып. XXIII: Когнитивные аспекты языка. - М., 1988. - С. 52-92.

.Харитончик З.А. Способы концептуальной организации зананий в лексике языка // Язык и структура представления знаний: Сб. научно-аналитических обзоров. - М., 1992. - С. 98-123.

.Хлебников И. Терроризм в современном мире // Юрид. газ. - 1998. № 21-22.

.Хлобустов О. Стратегия противодействия терроризму в России // ЮГ - 1999. - № 41. - С. 3, 14.

.Чарняк Ю. Умозаключения и знания (ч.1-2) // НЗЛ. - Вып. XII. Прикладная лингвистика. - М., 1983. - С. 171-317.

.Чейф У.А. Память и вербализация прошлого опыта // НЗЛ. - Вып. XII. Прикладная лингвистика. - М., 1983. - С. 35-73.

.Шаховский В.И. Котегоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. - Воронеж, 1987.

.Шенк Р., Абельсон Р. Сценарии, планы и знания // Труды 4-й Международной объединенной конференции по искусственному интеллекту. - М., 1975. - С. 85-88.

.Шейгал Е.И. Семантика политического дискурса: Монография / Инс-т языкознания РАН. - Волгоград, 2000. - 368 с.

.Ширлев А.Ф. К вопросу о понятии "речевая деятельность". - В кн.: Психолингвистичное исследование. - М., 1978. - С. 6-24.

.Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. - М., 1973.

.Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи. - Саратов: Изд-во "Колледж", 1997. - С. 88-98.

.Штофф В.А. Моделирование и познание. - Минск, 1974. - С. 24-29.

.Шубин Э.П. Языковая коммуникация и обучение иностранным языкам. - М., 1972. - С. 35-46.

.Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. - Л.: Наука, 1974. - 146 с.

.Яковенко Н.Э. Когнитивно-прагматический подход к пониманию текста (когниотип внешности). Автореф. … дис. канд. филол. наук. - Краснодар, 1998. - 180 с.

.Якубова Н.А. О некоторых особенностях семантико-синтаксической организации жанра научного доклада // Научная литература. Язык, стиль, жанры. - М., 1977. - С. 137-153.

.Ярмолинец Л.Г. Игровая спортивная терминология в современном английском языке: Автореф. … дис. канд. филол. наук. - Одесса, 1985.

119.Andor J. On the Psychological Relevance of Frames // Quademi di semantics, - Vol. VI - №2. - December, 1985. P.212-221.

.Arbib M.A. In Search of the Persona: Philosophical Explorations in Cognitive Science. - Amherst, 1985. XII. - 235 p.

.Austin J. How to Do Things with Words. Oxford, 1962. - 190 p.

.Beaugrande R. de L Dresslet W. Introduction to Text Linguistics. Singapore, 1988. - P. 41-70.

.Bühler K. Sprachtheorie, Jena, 1934. - 96 p.

.Chomsky N. Aspects of the Syntax. Camb. (Mass.), 1965. - 123 p.

.Gardiner A. The Theory of Speech and Language. Oxford, 1932.

.Givon T. Prototypes: Between Plano and Wittgenstein // Noun classes and categorization: Proc. Of a Symposium on categorization and noun classification, Eugene, Oregon, October 1983. - A.; Ph.: Benjamins, 1986. P. 77-102.

.Jenkins B. "International Terrorism: A New Mode of Conflikt". Los Angeles, 1975. - 156 p.

.Halliday M.A.R. Introduction to Functional Grammar. London, 1985. - 126 p.

.Halliday M.A.R. Language and Social Interpretation of Language and Meaning. London: Arnold, 1978. - 256 p.

.Hauptmeier H.Sketches of Theories of Genres // Poetics №16, 1987. - P. 41-48.

.Hudson R. Some Basic Assumptions about Linguistic and Non - Linguistic Knowledge // Quaderni di semantica, 1988. Vol. VI. N.2 - P. 284-287.

.Lacoff G. Women, Fire L Dangerous Things: What Categories Reveal about Mind. - Chicago, 1987. - 57 p.

.Lektürekolleg zur Textlinguistik. Bd. 1. Einführung, F.a. M., 1974. - 25 p.

.Morris C.W. Writings on the general the Hague, 1971. - Syntax and semantics, V.3. - Speech acts, N.Y. - S.F. - L., 1975.

.Paivio A. Mental representations: A dual coding approach.-N.Y., 1986.-332 p.

. Paltridge B. Working with Genre: A Pragmatic Perspective // Journal of Pragmatics. 1995. V.24. - P. 112-117.

.Parret H. Regualarities, Rules and Strategies // Journal of Pragmatics. 1984. V.8. - P. 84-92.

.Rosch E. Natural categories // Cognitive Psychologie, 1973. N4. - P. 328-350.

.Schank R.L. Kass A. Knowledge Representation in People and Mochines // Meaning and Mental Representations, Bloomington, 1988. - P. 55-60.

.Schmidt S.J. Towards a Constructive Theory of Media Genre // Poetics, 1987. N 16.

.Seal J. Speech Acts. An Essay in the Philosophy of Language. Cambridge, 1969. - 354 p.

.Michael Swan. Practical English Usage. International Students Edition 1996. p.p. 151-156.

. Text and Technology. In Honour of John Sinclair Philadelphia, 1993. - 320 p.

.Jansson C.C. A Top-down, Abductive and Schemata - based Approach to Text Comprehension: an A I Perspective from Yale // The First Nordic Conference on Text Comprehension in Man and Machine. Stockholm, 1988. - P. 48-54.

.Ventola E. The structure of Social Interaction. London, 1987. - 143 p.

.Vendler Z. Say wheet you think, в кн.: Studies in thought and language, Tucson, 1970. - P. 37-42.

.Wilkinson P. Political Terrorism. London, 1974. - 280 p.

.Statement by Chairman of the Inderdepartment Groug on terrorism (Sayre) Before a Subcommittee of the House Appropriations Committee. Washington. March 18. 1992. - 78 p.

.Somid A., Jongman A. Political terrorism. - Oxford - New York, 1988. - P. 47-61.

.Poland J.M. Understanding Terrorism. Englwood Olifis. New Jersey, 1988. - 110 p.

.Klattenbak R.P. Living with terrorism. London, 1978. - 154 p.

.Damker G. Antiterror - strategie. Stuttgart, 1974. - 230 p.

.Crozier B. Time to Get Tought with Terrorists Readers Digest. Plesentville, 1979. - 194 p.

.Chatman S.B. Story and Discourse: Warrative Structure in Fiction and Film. - Ithaca (N.Y.): Cornell University Press, 1978. - 277 p.


Список источников исследования


Интернет-сайты

1.http://www.ict/org.il/spotlight/det.cfm?id=487

2.http://www.ict/org.il/home.cfm

.http://www.state.gov/www/global/terrorizm/1999report/

.http://www.ict.org.il/spotlight/det.cfm?id=50

5.e-mail us at letter@detnews.com

.http://www.gao.gov/new.items/ns 00085.pdf

.info@www.gao.gov

.http://www.gao.gov/

.http://www.gao.gov.

.http://www.rferl.org

. Fighting Terrorism: How Democracies Can Defeat Domestic and International Terrorists, by Benjamin Netanyahu, Farrar, Straus and Giroux, 148 p.

12. http://www.kavkaz-center.Пресса Александр Розенштейн-"Я-русский офицер израильского спецназа"

13. http://www.CNN-com-HiJackers "knew what they were doing"-september 12, 2001.htm лингвистика дискурс когниотип речежанровый

. http://www.CNN-com-Cronology The day after - september 12, 2001.htm

. http://www.NTV.ru\\Рейс 77 American Airlines: как они умирали.htm

16. http://www.Lenta.ru\\Теракты в США В Пентагоне больше некого спасать.htm

. http://www.Lenta.ru\\Тер…: Талибы согласились выдать бен-Ладена, если его вину докажут.htm

. http://www.Lenta.ru\\Теракты в США\Удар по Кабулу нанесла авиация Масуда.htm

. http://www.Lenta.ru/terror/2001/09/12/Kabul/

. http://www.Lenta.ru/terror/2001/09/12/track/

. http://www.Lenta.ru/terror/2001/09/12/q8/

. http://www.Lenta.ru/terror/2001/09/12/halt/

. http://www.Lenta.ru/terror/2001/09/12/Laden/

. http://www.Lenta.ru/terror/2001/09/12/pentagon/

. http://www.Lenta.ru/internet/2001/09/12/akamai/

26. http://www.Missile Defense Debate Resumes.htm

. http://www.ПОЛИГ2-ru.htm

28. http://www.Мир религий.htm

29. http://www.Major Leque Games Called Off for Second Day.htm

Журналы

  1. Newsweek, January 22, 1996, p. 18-19.
  2. Newsweek, March 18, 1996, p. 15-17.
  3. Newsweek, April 8, 1996, p. 22-25; p. 30.
  4. Newsweek, May 27, 1996, p. 16-18.
  5. Newsweek, August 5, 1996, p. 13-15.
  6. Newsweek, March 24, 1997, p. 22-23.
  7. Newsweek, May 5, 1997, p. 16-19.
  8. Newsweek, June 2, 1997, p. 19.
  9. Newsweek, June 16, 1997, p. 24-25.
  10. Newsweek, August 11, 1997, p. 20-22.
  11. Newsweek, January 19, 1998, p. 30-31.
  12. Newsweek, February 1998, p. 12-13.
  13. Newsweek, August 17, 1998, p. 8-9, p. 12, p. 13-15, p. 16-17.
  14. Newsweek, August 24, 1998, p. 14-16.
  15. Newsweek, August 31, 1998, p. 22-24.
  16. Newsweek, September 14, 1998, p. 11.
  17. Newsweek, September 21, 1998, p. 7.
  18. Newsweek, November 23, 1998, p. 37.
  19. Newsweek, November 30, 1998, p. 3.
  20. Newsweek, January 11, 1999, p. 12-15.
  21. Newsweek, January 30, 2000, p. 57.

Список лексикографических источников их сокращений

1. Лингвистический энциклопедический словарь//Под ред. В.Н. Ярцевой М., 1990. (ЛЭС)

. Лингвистический энциклопедический словарь. М., : Сов. энциклопедия, 1990. С. 136-137. (ЛЭС)

. Annandale C. Home Study Dictionary. Peter Haddock. 1993. (HSD).

3.Hornby A.S. Oxford Advanced Learners Dictionary. Oxford University Press. 1974. (OALD).

4.The Merriam-Webster Dictionary. A Merriam - Webster. 1974 (MWD).

.Wehmeier S. Oxford Wordpower Dictionary. Oxford University Press. 1997. (OWD).


Теги: Когнитивно-прагматические характеристики террористического дискурса  Диссертация  Английский
Просмотров: 11155
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Когнитивно-прагматические характеристики террористического дискурса
Назад