Современные СМИ в условиях "информационного шума"

Министерство образования и науки Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «СЫКТЫВКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Институт дополнительного профессионального образования


Современные СМИ в условиях информационного шума


Сыктывкар 2014

Содержание


Введение

Глава 1. Журналистика в условиях «информационного шума»

.1 Основные функции журналистики

.2 Влияние современных технологий на развитие СМИ

.3 Современные медиа и новые функции журналистики

Глава 2. Новые функции и форматы современных культурных СМИ

.1 Трансформация функций кинокритики

.2 Функции и форматы современной музыкальной журналистики

.3 Мультимедийное будущее журналистики и медиа в целом

Заключение

Список использованной литературы


Введение


Актуальность данной работы заключается в том, что, сегодня проблема информационного шума в современных СМИ реальна и имеет тенденции к обострению. Современный человек не способен воспринять и осознать всю ту информацию, которая была накоплена тысячелетиями, но главная проблема в том, что он не в состоянии воспринять и ту информацию, которая мощным потоком несется на него в данный момент. По мнению культуролога М.Н. Эпштейна, можно предвидеть наступление времени, когда только исключительные индивиды будут в состоянии соответствовать уровню информационного развития цивилизации. Потом, отмечает он, отстанут и они, и цивилизация понесется вперед - «уже не просто никем не управляемая, но и никем в целом не воспринимаемая, - как вихрь, проносящий мимо кучи пыли и какие-то непонятные обломки» [8]. Между человеком и человечеством становится все меньше общего, так что смысла лишается сама корневая связь этих двух слов.

Если материальное производство человечества отстает от его же материальных потребностей, то с появлением интернета, утверждает ученый, человечество как производитель информации стало катастрофически отставать от себя самого как потребителя. Отдельный человек просто не в состоянии воспринять весь этот океан информации, который к тому же непрерывно растет, и нуждается в сокращении, или скорее, фильтрации этой информации.

Сегодня информационное пространство, в котором живет человек, вмещает в себя такую массу информации, которую сознательно проанализировать невозможно. Тем не менее, информация же, на которую человек не обращает внимания, всё равно соприкасается с его мозгом, проходя напрямую в подсознание. Такое явление называется «информационный шум». Это своего рода «спам», избыточная информация, присутствующая в современных медиа, которую человек, зачастую, не только не может, но и не хочет воспринимать.

В интернете, безусловно, есть информация. Доступная и качественная. Но вопрос в том, как ее найти? Найти можно все что угодно, но каким образом проверить качество найденной информации? Всемирная Сеть сделала доступными для всех и каждого средства производства и распространения информации, и теперь количество этой информации растет в геометрической прогрессии. Эта проблема на сегодняшний день более чем актуальна, и она продолжает обостряться. Это значит, что современным СМИ необходимо искать уже не саму информацию, которая фактически обесценилась, а в первую очередь новые способы ее подачи.

Объектом данного исследования является проблема «информационного шума» в современных СМИ.

Предмет исследования - трансформация СМИ под влиянием «информационного шума», а также возможные пути решения данной проблемы.

Целью работы является показать основные функции журналистики, их развитие в условиях растущего уровня «информационного шума» и развития технологий СМИ.

Следовательно, будут даны понятия общих функций журналистики, «информационного шума»», описаны проблемы, связанные с этим явлением, а также процессы трансформации современных медиа, возникновение новых форматов и изменение их функций (мы рассмотрим их на примере музыкальной журналистики и кинокритики).

Задачи исследования:

  1. Рассмотреть основные функции журналистики;
  2. Рассмотреть различные проблемы, вызванные развитием информационных технологий;
  3. Раскрыть саму проблему «информационного шума»;
  4. Рассмотреть развитие и современные аспекты таких видов журналистики, как музыкальная журналистика и кинокритика;
  5. Исследовать и выявить современные и возможные будущие пути развития медиа.

Гипотеза: Главным вопросом является перестройка форматов современных СМИ в соответствии с запросами общества и условиями переизбытка производимой и воспроизводимой информации. Это возможно, при условии трансформации современных медиа таким образом, что они перейдут из горизонтальной модели распространения информации, где информация спускается сверху вниз, в вертикальный формат, при котором производитель и потребитель находятся на одном уровне, и происходит двусторонний обмен информацией.

В работе использованы следующие методы исследования:

Анализ литературы

Анализ интернет-источников

Изучение и обобщение отечественной и зарубежной практики

Научная новизна работы обусловлена тем, что проблема «информационного шума» стала актуальна, в особенности в России, сравнительно недавно и до конца не осмыслена. Значительная часть СМИ до сих пор остаются на уровне развития XX века.

Практическое применение этой работы связано с выявлением новых форматов и функций журналистики.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.


Глава 1. Журналистика в условиях «информационного шума»


.1 Основные функции журналистики


Функции журналистики - это ее способ функционирования в обществе, совокупность ее задач и обязанностей. И одна из главных составляющих функций журналистики - это ее цель.

Цель - этот конкретный, ожидаемый результат, и добиться его можно с помощью эффективно используемых средств. И здесь возникает вопрос: Каковы цели и желаемые результаты журналистской деятельности?

«Цели у журналиста могут быть разными. Это и повседневный заработок, и реализация себя как творческой личности, возможно, это желание стать известным и влиятельным… целей может быть много, но все они вторичны. Это побочные цели, которые не имеют смысла, если не реализуются первичные, глубинные цели. Сущностные цели», - отмечает Е.П. Прохоров [6:54].

Конечно, любые СМИ выходящие на рынок реализуют себя с экономической точки зрения, но экономическая функция не является сущностной. Ею является информационная функция. Ее задача - обслуживание массовой аудитории и социальных институтов. Если журналистика не достигает своей цели, не находит своих адресатов, то она не может реализовать вообще никаких целей, не говоря уже о побочных. Поэтому так важны два вопроса сущностной сферы журналистики: «Кому?» и «Зачем?». И если на ответ «кому?» можно ответить исходя из целевой аудитории, массовой аудитории и социальных институтов, то на вопрос «зачем?» ответ не столь прост.

Социальное предназначение журналистики - это обеспечение жизнедеятельности массовой аудитории и социальных институтов с опорой на их информационные потребности. Журналисту необходимо ясно осознать место журналистики в обществе, ее роль, выработать представление о «первичных» функциях и тогда будет возможно решение «вторичных» функций, связанных с реализацией личностных задач.

Функциональное пространство журналистики очень широко и продолжает расширяться, это связано с повышением роли информации в жизни современного общества, которое уже практически вступило в «информационную эру», и ростом значения массовой информации. Современные специалисты приписывают журналистике множество ролей - это и познание окружающего мира, и выработка ценностных ориентаций, и социализация личности. Так же это и распространение культуры.

Исходной функцией журналистики всегда была коммуникативная функция, отсюда и название Mass Media, то есть - «средства массовой коммуникации»

«Возможно, коммуникативная функция, кажется чисто технической, но полностью реализуется она лишь при содержательном наполнении, - пишет Е.П. Прохоров. - Она заключается не только в установлении контакта между журналистикой и массовой аудиторией, но в знакомстве массовой аудитории с журналистикой как с носителем информации, занимающим определенную позицию. Таким образом, устанавливается двусторонний контакт и журналистика адекватно и оперативно реагирует на запросы и потребности аудитории. Журналистика с помощью этой связи дает аудитории своего рода «картину мира», которая удовлетворяет потребностям аудитории» [6:55].

Обратная связь журналиста и аудитории сегодня осуществляется посредством интернета. Но тут скрывается новая проблема. Раз люди способны свободно выражать свое мнение в интернете, выставляя его на обозрение, грубо говоря, всей планеты, по крайней мере, той ее части, что подключена к сети, то почему бы им самим не начать создавать для себя собственное информационное пространство? Сотворить свою картину мира для себя и для всех, кого она будет устраивать? Социальные сети, блоги, сайты, онлайн-газеты и журналы - все это результат того явления, в результате которого журналистика перестает быть монополистом, единственным институтом который влияет на общественное мнение, ценности и так далее. «Информационный взрыв» или как это явление чаще называют, «информационный шум» - результат того, что в теории теперь каждый может стать «журналистом», и вследствие этого у журналистики появляется новая функция (не то что бы ее не было, но теперь важность этой функции значительно возрастает) - аналитическая.


.2 Влияние современных технологий на развитие СМИ


На Земле 7 млрд. человек. Из них около 2 млрд. человек подключены к интернету. По историческим меркам это практически мгновенное пополнение цивилизации огромным количеством людей, которые могут без особого труда сообщить о своем мнении неограниченному кругу лиц. И это притом, что за всю историю едва набиралось 200-300 млн авторов.

Конечно, все эти люди могут быть авторами лишь в теории, ведь они с доступом в интернет не получили высокого уровня грамотности и писательского таланта. Хотя это вряд ли помешает им высказывать свое мнение, поэтому правильно будет назвать их не авторами, а публикаторами.

Количество авторов неизбежно сравняется с количеством читателей. Возникает авторствующая публика, и своим появлением нарушает привычную картину распространения массовой информации.

Почти каждый человек сейчас имеет при себе все средства для того, что бы создавать какой либо информационный контент: фотографии, видео, аудиозаписи, тексты. Исследуя этот феномен, медиа-аналитик А. Мирошниченко пишет: «Технологии рождают абсолютно новый вид связей - теперь все то, что может быть узнано одним, не просто может быть, но обязательно будет узнано всеми. Если раньше лишь журналист мог узнать что-то особенное, разнюхать там, куда взору общественности не проникнуть, то теперь об этом может сообщить публикатор, который сам находится в этой скрытой структуре» [5]. Людям не нужно спрашивать кого-либо, ждать чьего-то одобрения, что бы высказать свое мнение всем.

Но далеко не всем хочется быть авторами, в действительности большинство предпочитает быть лишь оценщиками и распространителями. Настоящих авторов по-прежнему не так много. В число тех, кто создает контент входят, например, знаменитости. Только в отличие от обычного человека для знаменитости, отклик является основой бренда. Очень важно повысить за счет этого отклика собственную узнаваемость, закрепить за собой верную аудиторию. В этом плане знаменитость уже больше чем человек, но меньше, чем корпорация. Корпорация сейчас уже не создает ничего, кроме контента. Ее основная задача это сбор целевой аудитории под свой бренд. И если простые публикаторы конкурируют со старыми СМИ своим чудовищным охватом и скоростью распространения информации, то корпорации конкурируют со СМИ с помощью ресурсов и высокого медийного профессионализма [там же].

И пока что этот медийный профессионализм и является главным козырем СМИ. Так же это, пока еще, привычка общества, но она постепенно угасает. В то же время обучение публикаторов происходит очень быстро, так как они тоже конкурируют за читателя между собой.

Старые, традиционные СМИ могут видоизменяться и находить самые поразительные решения для улучшения себя до состояния изумительной красоты, но монополия закончилась. Классические СМИ уступают по всем параметрам. По охвату источников, интересов, тем, знаний, наличию ресурсов.

Но традиционные СМИ скорее не вымирают, они растворяются в системе гораздо большего масштаба, видоизменяются. Ведь важен не институт, а именно функция, и она то уж точно сохранится. Спрос на профессионализм и медийные навыки достигнет небывалых объемов.

Итак, огромное количество публикаторов, приводит к серьезным последствиям для медиабизнеса. Возникает вопрос - «как можно продать то, что в избытке?» Контент становится лишь приманкой, чтобы привлечь аудиторию. Информация была ценным ресурсом, человек охотился за информацией, теперь же, по словам А. Мирошниченко, информация сама охотится на потребителя. Все это неизбежно ведет к тому, что контент медиа становится бесплатным.

Его становится так много, что человек не уделяет условной его единице внимания. Чтение и просмотр становятся все короче. Эта проблема возникла еще до широкого распространения интернета. Все это приводит к тому, что количество людей, способных прочесть длинные тексты, будет сокращаться. Мы переходим к мультимедийному способу потребления информации, что привело к появлению новых форматов подачи контента.

«Например, такой новой формой становится инфографика, ее лозунг - «увидел и понял». Это не чтение, а восприятие картинки, ее главное преимущество - экономия времени. Человек может не заострять внимание на изображении и всё равно понять его, при этом потерь смысла не будет.

Другой быстрорастущий формат - видеоконтент. Сейчас любой прохожий по умолчанию обладает видеокамерой, средством монтажа и возможностью трансляции. Но в отличие от инфографики, видеоконтент необходимо смотреть полностью, что бы не терять смысл» [там же].

В таких условиях постоянного производства контента всеми кому не лень происходит его естественная инфляция. Эксклюзивность и оперативность информации уже не так важны. Важно внимание аудитории, количество публики и ее качество.

Андрей Мирошниченко в своей статье «Во что вовлекают человека новые медиа?» пишет о новых, развивающихся форматах медиа: «Очень важную роль играет навигация. Важно, как контент упакован, донесен и подан. Возникают различные форматы, которые и раньше встречались, но сейчас начинают доминировать: например, агрегация. Собрать то, что существует в инфопространстве, и донести до целевой аудитории под определенным соусом, в емкой упаковке, брикетированно, через удобную экосистему. Например, есть агрегаторский сайт Besttoday, он собирает из блогов все самое интересное по общественно-политической тематике и оказывает эту типично медийную услугу сжатия безразмерной картины мира в маленькую повестку дня. Там все разложено по полочкам, по темам, по категориям. Есть также формат кураторства. Это когда автор собирает что-то по теме и подает в виде подборок или ленты со своим очевидным авторским подбором. То же самое, что кураторство выставок» [4].

Другие форматы - это маппинг и таймлайн. Маппинг - нанесение смыслов на карту. На этом построены идеи проекта Ushahidi, когда есть карта, и какие-то смыслы мы наносим на эту карту. Их легко потреблять, это не линейный текст, а смысловая картинка, пригодная и для импринтинга, и для рассматривания. В онлайне можно еще прицепить дополнительную информацию - пояснение, видео или ссылку на страницу. Таймлайн - та же идея, но смыслы нанесены на линию времени. «Все эти новые форматы объединяет отказ от текстоцентризма, - утверждает А. Мирошниченко. - Для российской журналистики это шок. Когда им говоришь, что «текст уже не имеет прежнего значения», они зачастую не понимают. Они живут в парадигме, где заботились о «золотых перьях», где обсуждали авторский стиль, но при этом мало внимания уделяли заголовкам и лидам, то есть продаже текста. Для старой парадигмы СМИ главное - чтобы был хорошо написан текст. Стиль - это хорошо, но это теперь не ключевой вопрос. В среде миллионов свободных авторов обязательно найдутся сотни с хорошим стилем (и это, кстати, не всегда журналисты). Поэтому пусть будет какой-то текст, пусть будет более-менее грамотно написанный, где «-жи, -ши пишутся с буквой и»» [там же].

Конкуренция переместилась из сферы качества текста в сферу подачи и донесения. Статья больше не текст, а проект - как с точки зрения подготовки, так и с точки зрения оформления. Теперь важно, сделан ли проект интересно и как он показан публике. Инженерное и дирижерское мастерство приходит на смену литературному.

1.3 Современные медиа и новые функции журналистики


Еще одна проблема, вызванная огромным количеством людей, публикующих информационный контент, - это перегрузка внимания.

Фактически данные в сети - это огромная свалка информации, которая превращается в актуальную лишь по запросу. Так же большая часть этой информации это воспроизведенная информация. С точки зрения затрат времени и внимания, принимать новую информацию - дорого.

Эта проблема сегодня стоит особенно остро, поскольку каждый может коммуницировать с каждым. Это неизбежно ведет к перегрузке внимания.

В связи с этим возникает задача, которую знаменитый экономист и специалист в компьютерной науке Герберт Саймон обозначил как управление вниманием. Между переизбытком информации и недостатком внимания должна помещаться опосредующая смысловая конструкция.

«Становится все дороже производить новую информацию и все дешевле ее воспроизводить. Интернет позволяет по-новому решить проблему продаж. Он привлекает внимание покупателя подарками. Присутствие продукта в сети само по себе внимания не привлекает. Но Интернет предлагает столь богатый выбор, что большая часть времени потребителя уходит на отслеживание возможностей. Эволюция медиа и компьютерных технологий происходит без всякой оглядки на человеческие способности» [там же].

Мы непрерывно отправляем, получаем и сохраняем информацию, мы включены в мировую коммуникацию. Поэтому, чтобы не захлебнуться в информационном потоке, нам нужны техники отбора, фильтрации и оценки. Фильтр снижает сложность, поскольку некоторое количество информации он дисквалифицирует как шум.

В информационном потоке сложно выделить действительно важное, поскольку все происходящее могло принять другой оборот и отсутствует ответственный источник оценки происходящих событий. Всякое действие оказывается цепочкой рискованных предпочтений и случайных актов выбора.

Выбор - это регулируемая потеря информации. Ни один человек и ни одна система не смогли бы выжить под градом данных и опций. Поэтому нельзя обойтись без защиты восприятия, это значит - без незнания.

В конце концов, когда никто не в состоянии определить что действительно важно, то разумно отхватывать отовсюду понемножку. Если внимание сегодня - дефицит и приходится выбирать между скоростью и основательностью, то все говорит за скорость. Щелканье переключателем программ становится особым стилем восприятия или техникой селекции.

«Когда нет времени смотреть и видеть, необходим уже готовый к восприятию товар. Фотограф и оператор наделяются правами отбирать информацию - как автор отбирает ее в мире данных. Недостаток времени привел к тому, что приходится полагаться на первое впечатление. Поэтому недоверчивость - обратная сторона уступчивости. Чем больше информации, тем меньше мы готовы ее принять» [там же].

Из-за обилия контента сюжеты стереотипизируются.

«Стереотип, как известно, нужен для экономии усилия при восприятии нового. Так вот, теперь при восприятии стереотипизируются уже сами фамилии авторов, особенно наиболее ярких и плодовитых, становясь самостоятельными сообщениями. Из чего можно сделать вывод, что квант контента мельчает еще дальше: от анонса уже к фамилии автора», - отмечает А. Мирошниченко [там же]. Конечно, это в некотором смысле метафора, потому что такое мельчание на самом деле означает укрупнение восприятия, атрофию аналитичности, замену аналитических способностей синкретическими, если так можно сказать. Причина - конкуренция контента за наше внимание и время. Все это - последствия освобождения авторства и увеличения объемов дикорастущего контента.

Любопытно, что измельчание единицы контента распространяется и на другие форматы. Например, видео - это уже давно не фильм, а ролик. Формируется стандарт видеоролика.

Надо сказать, что еще долго старые СМИ будут играть важную роль верификации. Это все еще авторитетный источник, традиционно воспринимаемый как арбитр важности новостей (хотя этот арбитр своей ролью все время злоупотребляет). Но его ценность заключается не в нем самом, а в потребности людей получить однозначную картину. Соответственно, тут сохраняется некая ценность старых трансляционных СМИ. Но им придется учиться все более усложняющимся способам верификации. И рано или поздно, когда масштабы амбивалентности картины мира превысят ее размеры, старые СМИ и с этой функцией не справятся.

Сегодня задача СМИ - помочь человеку сформировать свое информационное пространство, сконцентрировать внимание на том, что соответствует его вкусам, требованиям, предпочтениям. Иногда даже помочь сформировать эти самые предпочтения. Поэтому так важна правильная подача информации, ее фильтрация и сортировка. Ориентация на определенного пользователя. Современные сервисы призваны подсказать, какая информация, музыка или видео могут вас заинтересовать.


Глава 2. Новые функции и форматы современных культурных СМИ


.1 Трансформация функций кинокритики


С появлением социальных сетей, а в частности Facebookа, как уже было упомянуто, появилась возможность высказаться для огромного количества людей. Что же теперь делать тем, кто зарабатывал собственным мнением на хлеб? Речь идет о профессиональной кинокритике. Нужна ли она сейчас, когда мнение можно составить на основе сотен рецензий? И это притом что совершенно случайные люди порой могут написать ничуть не хуже профессионала. Сейчас, несомненно, именно такой момент, когда профессия кинокритика должна себя переосмыслить, отыскать новые пути или вернуться к старым, но совершенно ясно, что ситуация в корне изменилась.

Главный вопрос для кинокритики, как утверждает М. Ратгауз, - «Кому сейчас вообще нужна кинокритика?» «В 2000 году компанией Sony был изобретен первый кинокритик, которого нет, - отмечает он. - Его назвали Дэвидом Мэннингом - в честь приятеля пиарщика Columbia Pictures - и приписали к крошечной газете в Коннектикуте, где человек с таким именем никогда не работал. Мэннинг был очень благожелателен, и цитаты из него появились на плакатах к таким заметным фильмам, как «История рыцаря» с Хитом Леджером и «Животное» с Робом Шнайдером. Примерно через год Newsweek обнаружил подделку, Sony проиграла суд и обещала выплатить по $5 каждому, кто поверил несуществующему эксперту, пошел на фильм и остался им недоволен. Рождается не критик, которого нет, а скорее его образ. Кинокритик становится символом, знаком» [7].

Для того, что бы разобраться, что случилось с кинокритикой, необходимо ответить на вопрос - а чем же собственно занимаются кинокритики?

Михаил Ратгауз выделяет три типа критиков. Во-первых, это критики, которые сознательно обслуживают индустрию. Во-вторых, критики, которые, вписываясь в индустриальную цепочку, занимают независимую позицию и как раз ее монетизируют. И, в-третьих, те, кто работает совсем вне индустриальных схем. Последние находятся на обочине индустрии и в некотором смысле даже на обочине профессии. Это те самые люди, которые занимаются кинокритикой как искусством.

Первый тип - это самый старый тип кинокритиков, и он подвергся максимальному влиянию течения времени. Критики данного типа когда-то были важными лицами. Посредниками во взаимодействии между фильмом и теми людьми, которые купят билет. Они не производят ничего кроме оценок, которые, в свою очередь, должны сподвигнуть потребителя заплатить за билет. Такой критик прямо работает на маркетинговую цепочку. Личных амбиций у него немного. Он - просто телескопическое расширение пиар-отдела студии, хотя у него другой работодатель, как правило, связанный с производителями и прокатчиками системой коррупционных отношений. Подобные кинокритики в чистом виде если и существуют сейчас, то тщательно маскируются под остальные типы.

Второй тип - это люди, которые работают в периодике в соответствии с графиком релизов, но при этом оставляют за собой «несколько строк» для свободного высказывания. Они и являются лицом профессии как таковой. Таких большинство, и данная группа самая влиятельная. Они тоже производят потребительские оценки, и их влияние отражается, хоть и косвенно, на кассовых сборах, предпринимались даже попытки измерить это самое влияние. Они влияют на индустрию, определяют тенденции, самые заметные лица в кинокритике из этой группы.

И наконец третий тип - это люди, которые пишут о кино, но никак не привязаны к дистрибуции, и соответственно могут думать и писать о кино когда им угодно. Строго говоря, это не профессионалы, а дилетанты (но не в том смысле, что они пишут плохо, а в том, что это занятие не их профессия), часто они живут на доходы от совсем другой деятельности [там же].

«В 1997 году Джеймс Уолкот, постоянный обозреватель Vanity Fair, написал один из первых некрологов кинокритике, которая, по его мнению, стала «культурной болезнью, групповым случаем хронической депрессии и низкой самооценки»» [там же]. С его точки зрения, по репутации кинокритика нанесло чудовищный удар постиндустриальное общество, для которого информация дороже чем вещь, услуги важнее, чем продукт, упаковка важнее того, что в ней. Маркетинговая цепочка крупнобюджетного американского кино превратилась в целую индустрию. «Парк Юрского периода» заработал больше не на билетах, а на игрушках, компьютерных играх, майках. Индустриальный вес критика как рычага маркетинга в этой цепочке равен нулю.

Но основным врагом профессионального кинокритика стала, как утверждает М. Ратгауз, сеть. Он приводит в пример слова знамеитого критика Роджера Эберта, который считал, что мы живем в замечательное время, потому что никогда еще такое количество людей не писало про такое количество фильмов. Эберт признавался, что жить на это дело уже нельзя. То есть нельзя сделать это профессией. Но можно любить кино и писать, писать и любить. Доступ в золотой век, который анонсирует Эберт, лежит через отказ от такого излишества, как личность» [там же].

Особенно гротескный характер оптимизм Эберта приобретал на фоне гигантского перепроизводства оценок и информации в сети, их гиперинфляции, полагает Михаил Ратгауз. Высокий статус кинокритики, скажем, в Советском Союзе подогревался информационной блокадой. Знание об увиденном где-то «Последнем танго в Париже» было золотым запасом. На качество критики это никак не влияло, но на статус критика вполне.

Блогеры, которые построили конкурирующие информационные каналы и узурпировали у кинокритика тип сообщения, поставили под сомнение его «уникальное предложение». Фигура арбитра прекрасного сильно поблекла от увеличения числа арбитров. Цифровая обработка упразднила всю сложность доступа к специальным знаниям. Торренты обесценили единицу отдельного фильма. Поэтому появляется критик-куратор больших и малых фестивалей. Критик-куратор сохраняет свои прежние функции и перенимает новые. Как и прежде, он арбитр. Поскольку он не может воздействовать на дистрибуцию, которая перестала брать его в расчет, он становится дистрибьютором сам. Он меньше пишет и больше говорит. Свою работу он доставляет практически на дом непосредственно тем, кто в ней заинтересован. В определенном смысле его акции и выступления не меньше, если не больше, нужны ему самому. Потому что он физически удостоверяется, что его работа кому-то нужна [3].

«Задачей современного кинокритика в итоге становится отслеживание перспективы, как кино переходит в новое качество, обретает новую форму с новыми способами производства и потребления, соответствующими текущему моменту» [7].

Непрофессиональное кино youtubeа, интерактивное, компилятивно-клипово-сетевое (пример тому победитель конкурса на самый короткий фильм ужасов «Whos there?» на YouTube). Именно сейчас эта задача гораздо важнее, чем 15 лет назад (когда объявили о закате критики) - когда технологий, которые могли все изменить, еще не было видно. Быть проводником в белом шуме. Конечно есть списки, есть сервисы, подсказывающие, что посмотреть. И все же списки очень быстро исчерпываются, а сервисы пока дают довольно усредненные рекомендации. В общем, нужен эксперт, готовый разгребать информационные завалы; проводник, готовый сопроводить и направить в обход проторенных путей.

Хотя есть мнение, что единственный достойный выход из ситуации - возвращение к авторской, субъективной журналистике, которая навязывает читателю свой собственный взгляд на вещи.


.2 Функции и форматы современной музыкальной журналистики


В противоположность журналистике кино, музыкальной критике, как выяснилось, не только не хватает критики, она в ней остро нуждается на данный момент. С приходом интернета музыкальные поиски подавляющего числа людей уперлись в навигацию сайта. Но что есть машина? Она не может узнать вас, угадать ваш вкус, точно подобрать именно то, что вам может понравиться, основываясь на ваших вкусах. Как бы это банально не звучало, у машины нет души.

Человек истосковался по живому советчику, по человеку. По тем магазинам, куда вы могли придти и побеседовать с человеком, который разбирается в том, что продает. Уж он-то точно знает, что вам нужно. Технологии в этом плане нас сильно подвели. Хотя проблема не в том, что человек, который сам не знает точно, чего ищет, с большим трудом сможет найти что-нибудь, что удовлетворит его вкусам с помощью фильтров. Все большее число специалистов, да и простых слушателей задается вопросом: а что, если технологии - вовсе не решение проблемы подавления «информационного шума»? Эта тоска по человеку прорывается то и дело, принимая порой самые наивные формы - как в музыкальном сервисе Tastekid, назвавшем свой фильтрационный механизм «Эмми» и представившем его в виде нарисованной девочки, которая будто бы сама по-дружески предлагает пользователю обратить внимание на того или иного артиста. Всем ясно, что за советами Эмми стоит все тот же машинный анализ, а все же иметь дело с человеческим существом - пусть и вымышленным - многим оказывается куда приятнее, чем с рекомендациями, выведенными списком в углу экрана.

«А еще лучше, когда тем кто облегчит ваш поиск становится реальная фигура с именем и авторитетом в музыкальном мире. Лицом навигационного сервиса The Filter становится Питер Гэбриел - известный английский музыкант. Конечно, сам сервис - типичная система-гибрид, но этот легендарный муздеятель представляет его в публичном пространстве, рассуждая о двух волнах цифровой революции: «Первая волна - это свобода выбора, вторая - свобода от выбора», - и вот уже кажется, что это не технологии, а он сам с помощью The Filter дает эту свободу слушателям» [8].

Автор книги «Cult of the Amateur» Эндрю Кин вызывал покупателей на финальных распродажах перед закрытиями последних из могикан - музыкальных магазинов, торгующих компакт-дисками. «Чего вам будет не хватать? - спрашивал он. - Ведь выбор в интернете на порядки больше». «Продавцов, - отвечали ему среди прочего, - местных консультантов, которые действительно любят музыку, действительно знают ее и всегда готовы помочь…»

Людям, как оказалось, нравится прислушиваться к тому кто разбирается в вопросе, авторитету, эксперту. Никакие фильтры, пусть даже сделанные идеально и в техническом плане и в плане дизайна, не заменят человека.

Машина не может заменить человека (во всяком случае пока), как пишет Кин: «Искусственный интеллект - плохая замена вкусу. Никакая программа не может вызвать того безоговорочного доверия, которое мы испытываем к кинорецензиям Найджела Эндрюса (Financial Times), А.О. Скотта (New York Times), Энтони Лейна (New Yorker) или Роджера Эберта (Chicago Sun-Times) - вдумчивым, талантливым, подкрепленным десятилетиями обучения и опыта. Никакой алгоритм не предоставит ни литературного анализа, который есть в текстах Лондонского и Нью-Йоркского книжных обозрений, ни тех музыкальных знаний, что можно найти в обзорах журналов RollingStone, Jazziz или Gramophone» [цит. по: 8].

Тоска по авторитету профессионала разлита в воздухе - и вот уже гибрид MediaUnbound пытается совместить традиционные навигационные алгоритмы с экспертным отбором, а ресурс MOGко множеству своих автоматических фильтров добавляет штатных редакторов, пытаясь подражать хоть отчасти тем же Rolling Stone и Jazziz. Из этого следует, что кроме навигации, важна все-таки еще и критика.

Поэтому критика, как и журналистика, вряд ли исчезнет, журналистика как способность журналиста находить сенсации, главная функция журналиста [2]. Умение сделать из информации интересную историю, сюжет. Люди могут делать умопомрачительные вещи, но рассказывать о них они просто не умеют, и потому потребность в репортерах будет всегда. Хотя рецензии на альбомы не имеют с этим ничего общего, для этого даже не обязательно быть журналистом, что-то заканчивать, нужна просто уверенность и немного грамотности. Длинные же рецензии профессионалов, как отмечает критик Александр Горбачев, уже мало кто читает, просто потому что музыку проще и быстрее самому отыскать и послушать или даже спросить людей которые в ней разбираются напрямую. К тому моменту как рецензия увидит свет, те для кого она предназначена уже составят собственное мнение о продукте. Поэтому такие рецензии обычно приурочены к официальной дате выхода альбома.


.3 Мультимедийное будущее журналистики и медиа в целом


Учитывая все вышесказанное, можно подвести некоторый итог касательно будущего журналистики.

Скорее всего, классические журналы о музыке либо совсем прекратят свое существование, или утекут в сеть. Это касается абсолютно всей специализированной на чем-либо журналистики: музыка, кино, и т.д. В живых останутся разве что издания, которые специализируются на совсем уж узких темах, например на субкультурах, какой-нибудь авангардной музыке, кино, которое не подпадает ни под одну категорию, короче говоря - на чем-то действительно особенном. И само собой необходимым критерием является качество письма, мысли. Профессионализм, креатив и талант просто необходимы современным бумажным изданиям. Сейчас уход изданий в сеть уже никого не шокирует, да и самим изданиям это больше не грозит потерей аудитории, что было бы вполне реальной проблемой в России каких-нибудь 5-10 лет назад.

Теперь в журналистике важнее уже не оперативность, не эксклюзив, а аналитика, подача материала. Умение отделить зерна от плевел, очистить информацию и донести ее самую важную часть до целевой аудитории. К сожалению, современная журналистика в общих масштабах, особенно в России далека от этих идеалов. Создается впечатление, что для некоторых людей в мире журналистики век информационных технологий не наступал вовсе. Конечно, причин такой неконкурентоспособности может быть много: отсутствие средств, профессионалов, контроль со стороны власти, и т.д. Подобные издания обречены даже не на исчезновение, но скорее на забвение, их судьба - быть затерянными в информационном потоке.

Как бы то ни было, всемирная паутина разрастается, и скорость роста информационного потока в котором очень легко потеряться не только отдельному человеку, но даже целым медиа, продолжает расти год от года. С развитием технологий вполне вероятно, что любые события будут известны всем в считанные секунды, после того как произойдут.

Бороться за свежесть новостей становится бессмысленно, поэтому необходимы новые способы доставки и подачи этой самой информации. Медиа вынуждены эволюционировать, ведь нельзя требовать деньги только за сам факт своего существования. Старый, привычный цикл производства информации, изменился. Как изменились и ее источники, никогда ранее журналистика не опиралась в таких объемах на контент, полученный от непрофессионалов.

Что касается смены форматов, то теперь, для каждой из частей аудитории необходим свой формат. Нет такого формата, который понравится всем без исключения.

Для кого-то хороши новости в иконографике, такие люди не хотят читать информацию, они хотят видеть ее.

Кому-то важно авторитетное мнение, как в случае с музыкальными медиа, новости от людей, которые разбираются в вопросе.

Для людей с рациональным складом ума подойдут рейтинговые новости, а для тех, кто вовсе не может прожить и минуты без новостей есть СМС и «Твиттер»

К слову о сокращении разрыва между событием и его освещением профессионалами в СМИ, имея компьютер помощнее и хорошее интернет соединение уже сейчас практически каждый способен вести свой стрим, то есть - практически прямой эфир, с небольшой задержкой. Теоретически такое можно провернуть даже с мобильного устройства. Если говорить о перспективе СМИ в условиях, когда мир начинает информировать себя сам, когда каждый человек, по сути, сможет быть ходячим СМИ, что остается профессиональным СМИ как самостоятельной структуре? Превратиться в фабрики по фильтрации новостей?

Возможно, будущее есть у такого формата, как медийная кросс-платформа, когда одни медиа объединяются с другими. Примером тому является попытка объединения сериала и онлайн-игры. Этот проект под названием «Defiance» результат сотрудничества телеканала SyFy и компании Trion Worlds разработавшее многопользовательскую игру. Смысл в том, что две эти части одного проекта неразрывно связаны таким образом, что события, на которые игроки влияют в игре, непременно отражаются в сериале. Это вовлечение человека в создание, вместо простой трансляции. Таким образом, игроки непосредственно влияют на мир сериала. Попытку такого объединения, пожалуй, можно назвать удачной, но лишь на половину. Здесь скорее важна идея. Идея создания «одного экрана, который будет управлять всем» путем объединения игровых консолей и телевидения, к которому так стремятся все производители от Apple до Microsoft. И на этом фоне идея шоу, которое можно будет не только смотреть, но и активно менять его, участвовать в нем, выглядит все более заманчивой.

Про мультимедийные форматы, так же рассказывает А. Мирошниченко: «Еще одним мультимедийным форматом, который в свою очередь является трансформацией длинных форматов, таких как репортаж, является Сноуфолл/Snowfall. Изначально это такой проект The NewYork Times, рассказывающий о туристах попавших под лавину. Это был длинный репортаж, который сочетал в себе слайды, аудио и видео ролики. Все вместе это образовывало целостный медиапроект» [4].

Аналогичный проект сделала «Лента.ру» в 2013 году. Этот проект назывался «Конец Советов» и представлял собой большую мультимедийную историю разделенную по хронологии. Несмотря на большое количество текста, такой формат становится больше проектом, нежели текстом как таковым. Формат может и обречен на трансформацию в нечто иное, из-за больших объемов, но пока он еще развивается.

Подводя итог, надо сказать, что и новые медиа могут быть бумажными, а старые запросто могут быть онлайновыми, их разница не в этом. Разница между ними в том, что, старые медиа транслируют информацию сверху вниз, то есть они вертикальны, а новые медиа горизонтальны, они находятся на одном уровне с аудиторией, уровень вовлечения здесь максимальный. Двустороннее взаимодействие - вот будущее медиа.

журналистика кинокритика информационный медиа


Заключение


Последние десятилетия активное развитие информационных технологий привело к тому, что трансформировалась социокультурная реальность. Новейшие информационные технологии ворвались в нашу жизнь, изменив ее навсегда. Теперь технологии уже нельзя рассматривать как нечто, принадлежащее исключительно миру техники. Все это привело к зарождению абсолютно новых видов медиа, возникновению новых видов СМИ и трансформации старых.

Цель работы была рассмотреть основные функции журналистики, основные тенденции их развития в условиях «информационного шума» и развития современных технологий медиа. А также рассмотреть новые, современные форматы медиа, и изменение функций СМИ сегодня.

В ходе работы, были решены следующие задачи:

  1. Рассмотрены основные, а также новые функции журналистики.
  2. Выявлены и рассмотрены проблемы современных СМИ в условиях «информационного шума»
  3. Раскрыта сама проблема информационного шума.
  4. Рассмотрено развитие и трансформация современных культурных СМИ на примере кинокритики и музыкальной журналистики.
  5. рассмотрены пути развития современных СМИ через создание новых форматов медиа.

Подводя итог, можно сделать вывод, что двустороннее сотрудничество между производителями контента и его потребителями активно развивается. Поскольку информация теперь может быть произведена любым человеком, подключенным к всемирной паутине, люди фактически превращаются в самостоятельные медиа и современным СМИ не остается ничего иного как поменять принципы своего взаимодействия с аудиторией. В результате чего возникают современные форматы, когда на смену вертикальной системе приходит горизонтальная. Человек сам вовлекается в создание контента вместе с профессиональными СМИ с помощью социальных сетей, микроблогов, совместных проектов нескольких медиа. Которые в свою очередь черпают контент из непрофессиональных источников, полируют информацию, полученную таким образом, отсекают все лишнее и подают ее в красивой упаковке.

Информационные технологии продолжат развиваться, сеть интернет пополняется ежегодно неисчислимым количеством пользователей, которые сами по себе потенциальные создатели контента. Дальнейшее развитие новых медиа будет зависеть уже не от того, как будут развиваться информационно-коммуникационные технологии, а от расширения доступа к компьютерам, к мобильным технологиям, интернету.


Список литературы


1. Больц Н. Азбука медиа. М.: Издательство «Европа», 2011.

. Горбачев А. Будущее музыкальных медиа. // Lookatme.ru: интернет-издание, 2010.

. Корецкий В. Окормлять и обслуживать. // Сеанс: интернет-издание, 2010.

. Мирошниченко А. Во что вовлекают человека новые медиа? // Slon.ru: интернет-издание, 2011.

. Мирошниченко А. Взрыв медиа: как жить, когда 2 миллиарда читателей превращаются в писателей. // Forbes.ru: интернет-издание, 2011.

6. Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. Учебное пособие (5-е издание) 2003. - 368с.

7. Ратгауз М. Кому еще нужна кинокритика? // Сеанс: интернет-издание, 2012.

. Стракович Ю. Ностальгия по эксперту. // Colta.ru: интернет-издание 2013.

. Эпштейн М.Н. Информационный взрыв и травма постмодерна. // Русский журнал: интернет-издание, 2004.


Теги: Современные СМИ в условиях "информационного шума"  Курсовая работа (теория)  Журналистика
Просмотров: 7147
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Современные СМИ в условиях "информационного шума"
Назад