Военные очерки И. Эренбурга 1941 года в контексте перестройки работы печати в военное время

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Гуманитарный факультет

Кафедра культурологии и журналистики


КУРСОВАЯ РАБОТА

ВОЕННЫЕ ОЧЕРКИ И. ЭРЕНБУРГА 1941 ГОДА В КОНТЕКСТЕ ПЕРЕСТРОЙКИ РАБОТЫ ПЕЧАТИ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ


Выполнила

Попова Екатерина Васильевна


КИРОВ, 2013

Оглавление


Введение

Глава 1. Перестройка работы советской прессы в военное время

.1 Формирование чувства патриотизма посредством журналистского слова

.2 Журналисты военной поры

Глава 2. Публицистика Ильи Эренбурга в период начала Великой Отечественной войны

.1 Судьба И. Эренбурга в период Великой Отечественной войны

.2 Проблематика очерков Ильи Эренбурга начала войны

.2.1 Зверство фашистов на оккупированной территории

.2.2 Гитлеровцы

.2.3 Примеры героизма советских людей

Заключение

Библиографический список


Введение


Великая Отечественная война явилась самым трудным испытанием для Советского государства. С первых дней она стала всенародной борьбой за свободу и независимость нашего народа, который и внес решающий вклад в разгром фашистских врагов. Длившаяся почти четыре года война увенчалась величайшей победой, в достижении которой невозможно приуменьшить роль советской журналистики.

Актуальность исследования определяется памятью тех лет и временем, которое невозможно забыть и выкинуть из сердца. Советские журналисты и писатели кровью и словом уверенно шли к победе, зачастую немногие смогли выстоять в этом нелегком бою. Илья Эренбург - один из тех смелых властителей слова, кто своей деятельностью формировал патриотизм, чувство непобедимости и силы в народе. Его военные очерки служат историческим документом, реально показывавшим масштабы Великой Отечественной войны. Победа над фашистами не обошлась без его участия. Опыт советской печати в годы войны представляет интерес для современности.

Объект изучения - личность и творчество журналиста Ильи Эренбурга как одного из наиболее ярких представителей поколения советских военных журналистов.

Предмет исследования - очерки и эссе И. Эренбурга, созданные в начале Великой отечественной войны, в условиях перестройки советской печати на военные рельсы.

Обзор литературы. Для написания данной курсовой работы я использовала исследования Александра Рубашкина: «Публицистика Ильи Эренбурга против войны и фашизма» и «Эренбург: Путь писателя». Кроме того, были использованы воспоминания редактора «Красной звезды» Давида Ортенберга, лично знакомого с Ильей Эренбургом, объединенные в книгу «Время не властно». Для получения информации о жизни военных корреспондентов мною была использована книга В. А. Шошина «Писатели-корреспонденты на фронтах Великой Отечественной войны». Также я познакомилась с очерками Ильи Эренбурга в книге «Война».

Цель работы - показать силу журналистики в период Великой Отечественной войны, рассмотреть ее на конкретных примерах, оценить вклад журналистского пера в победу.

Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

Øизучить специфику развития печати и журналистского слова в период Великой отечественной войны;

Øохарактеризовать образ военного корреспондента той поры;

Øизучить творческий и жизненный путь Ильи Эренбурга;

Øрассмотреть проблематику очерков И. Эренбурга 1941 года, отметить их роль в формировании чувства патриотизма, в мобилизации сил народа для отпора захватчикам.

Методы исследования. При написании данной курсовой работы использовались следующие методы: культурно-исторический, биографический, герменевтический.

Структура работы. Курсовая работа включает Введение, Главы I-II, Заключение, Библиографический список.

журналист эренбург война фашист

Глава 1. Перестройка работы советской прессы в военное время


.1 Формирование чувства патриотизма посредством журналистского слова


В конце 1930-х гг. мировое сообщество стало свидетелем двух развивающихся тенденций. Первая отражала возраставшую агрессию фашистской Германии, другая - утверждение в СССР власти тоталитаризма и диктатуры И. Сталина. Идея сталинизма проводилась в широкие массы и подготавливала население к предстоящей войне. Однако идеологическая роль в подготовке народа к войне возлагалась на журналистику. Все ее развитие и совершенствование в предвоенные годы было связано с усилением идеологического воздействия на рабочих, крестьян, интеллигенцию. Требовалось настроить народ на борьбу, развить его мощь и силу духа.

июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Усилия советской журналистики были направлены на укрепление оборонной мощи страны. В такой экстремальной ситуации органам власти надо было незамедлительно пересмотреть всю структуру печати. Николай Петрович Попов в своей работе писал: «Чтобы сформировать широкую сеть военных печатных органов, партия вынуждена была пойти на резкое сокращение общей партийно-советской печати, на значительное ограничение ее тиражей и периодичности». Подвергались закрытию гражданские отраслевые и местные периодические издания, закрывались старые и создавались новые центральные органы печати. «Число центральных газет уменьшилось более чем вдвое: из 39 осталось лишь 18. Перестали выходить Черная металлургия, Машиностроение, Уголь, Нефть, Легкая промышленность и др. Правда, издававшаяся на шести полосах, с 30 июня 1941 г. стала выходить на четырех полосах». Война требовала быстрой координации действий и незамедлительной ответной реакции на происходящие события. «29 июня ЦК изложил план военных действий. В нем содержались меры и по изменению работы СМИ в военное время». Теперь важнейшей задачей газет стало разъяснение народу характера войны. СМИ были полностью подчинены требованиям времени. Возросла роль центральных изданий. Давид Иосифович Ортенберг точно подмечает факты: «Всего в годы Великой Отечественной войны в Красной Армии и на флоте выходило 5 центральных газет. Они были рассчитаны на средний и старший офицерский состав. Ведущей в советской военной прессе продолжала оставаться Красная звезда, редакция которой с началом военных действий была укреплена новыми силами». Резко возросла роль «Правды».

На первый план выдвигалась пропаганда и патриотизм советских войск. Издания «кричали» о всеобщем объединении перед лицом неприятеля. В таких условиях советская журналистика была призвана обличать замыслы врага в отношении советского народа, раскрыть его планы. Пресса из номера в номер пропагандировала идею защиты Отечества и любви к нему, отстаивание своих прав и свобод на мировой арене государств. Н.И. Румянцев отмечает, что «военная печать была мощным оружием сражавшейся армии, коллективным пропагандистом, агитатором и организатором армейский масс». Надежда и вера - вот, что надо было народу, вздрагивающему от звона гранат и свиста пуль. С первых дней войны жанры публицистики, призванные описывать жизнь людей на фронте и в тылу, их переживания, потери и чувства, их отношение, размышления о войне, заняли главное место на страницах периодической печати, радио, а главное - в сердцах людей. Русский человек перед лицом врага не трусит, он верит в победу и добьется ее любой ценой - вот центральная тема писателей и журналистов военного времени.

Быстрыми темпами развивалась военная и фронтовая пресса. Предпринимаемая перестройка преследовала цель создать на фронте массовую солдатскую печать. Военная пресса умело разъясняла народу справедливые цели войны, освещала деятельность государства в борьбе с врагом, подвиги воинов, воспитывала их в духе отваги и бескорыстной любви к Родине, помогала овладевать воинским мастерством, вселяла уверенность в победе. Фронтовые газеты стали выходить с самого начала войны. «Объем их оставался постоянным - четыре полосы половинного формата центральной газеты, рассчитаны они были на бойцов, сержантов и младших офицеров. В 1942 г. издавалось 13 фронтовых газет». Они выходили на разных языках. Это укрепляло боевой и командный дух народа и солдат. Газеты постоянно разъясняли народу значение дисциплины в бою, что без нее нельзя добиться победы. Каждый выпуск номера - незаменимый наглядный материал, применяемый на практике. Печать учила воинов воевать, бить врага. И.А. Портянкин пишет, что «если подвиг героя заслуживал более широкого освещения, то газеты ему обычно посвящали или передовую статью, или обстоятельную корреспонденцию» .

Рост военной печати потребовал пополнения ее журналистскими кадрами. В связи с этим были призваны в армию и направлены во фронтовую печать квалифицированные журналисты из гражданских газет. Типографии газет получили специальное оборудование. Все это давало возможность выпускать полноценные типографские издания. Однако военным газетам пришлось работать в тяжелой обстановке, которая царила в то нелегкое время. Стоит отметить, что сначала часть военных журналов недооценивала врага: публиковалось много материалов общего характера. И.А. Портянкин отмечал, что «некоторые газеты недооценивали противника и говорили о достижении победы над ним, как о деле сравнительно легком, не требующем особенно больших усилий и жертв». Когда советский народ увидел, что над Родиной нависла серьезная угроза, тогда беспечность стала исчезать. «Газеты стали со всей прямотой говорить об опасности, которую нес нашей Родине фашизм, призывали воинов к железной стойкости и самоотверженности в борьбе с гитлеровскими захватчиками».

В тылу врага работа также шла полным ходом: газеты и листовки заполняли подпольные временные издательства. В 1943-1944 гг. число изданий партизанской прессы было чуть больше двухсот пятидесяти. «Только на оккупированной территории Белоруссии, справедливо считавшейся в годы войны Партизанской республикой, издавалось 162 газеты, в том числе республиканских - 3, областных - 14, межрайонных и районных - 145». Из партизанских изданий на оккупированной территории наибольшей популярность пользовались газеты «За Советскую Украину», «За Советскую Молдавию», «Красный партизан», «Партизан Украины» и другие.

В годы войны незаменимым элементом жизни стало радиовещание. Начиная с самых первых радиопередач о событиях на фронте, выпуски завершались патриотическими призывами, в которых звучала уверенность в скорой победе. «Неизменными стали по радио передачи Письма на фронт и Письма с фронтов Отечественной войны. В них было использовано свыше двух миллионов писем, благодаря которым более 20 тысяч фронтовиков нашли своих близких, эвакуированных в восточные районы страны».

В начале войны было создано Советское информационное бюро (Совинформбюро). В задачи Совинформбюро входила «оперативная и правдивая информация не только для советских людей, но и для зарубежных стран». Свою первую военную информацию бюро опубликовало 25 июня 1941 года: были напечатаны сводки Главного Командования Красной Армии за два дня боев. Позже сводки с фронта стали ежедневными. В утреннем выпуске освещались события минувшей ночи, а в вечернем анализировались и оценивались результаты боевых действий за день. Совинформбюро располагало военными корреспондентами на всех фронтах. «Имелись представители на важнейших участках сражений от центральных органов печати и ТАСС».

Совинформбюро стало незаменимым источником информации в годы войны. Сообщения информационного бюро строились по определенной схеме. «Сначала подводились итоги боев по направлениям, затем назывались цифры уничтоженной техники и живой силы противника, затем потери советских войск». С первого же дня бюро освещало боевые эпизоды и подвиги красноармейцев. Миллионы людей по всей стране, затаив дыхание, нервно вслушивались в сводки о положении на фронте, о мужестве и героизме советских воинов. Бюро пропагандировало патриотизм и ратовало за победу в бою. Кроме такого рода сообщений Совинформбюро подготавливало итоговые документы о ходе военных действий, публиковало информацию о патриотических начинаниях в тылу, проводило пресс-конференции для советских и иностранных журналистов.

При Совинформбюро была образована литературная группа неравнодушных, горячо любящих свое Отечество и жаждущих мирной жизни людей. В ее работе участвовали многие советские писатели и журналисты. Среди них: В. Катаев, Б. Полевой, К. Симонов, Н. Тихонов, А. Толстой, А. Фадеев, К. Федин, К. Чуковский, М. Шолохов, И. Эренбург и другие. В Совинформбюро также сотрудничали немецкие писатели-антифашисты В. Бредель и Ф. Вольф. Советские писатели с честью выполнили свой патриотический долг. Их военная работа, выступления и публицистика внесли огромный вклад в дело патриотического воспитания воинов.

Благородная и возвышенная задача воспитания уверенности в силе и победе заставляла работников печати искать наиболее действенные формы пропаганды и агитации. Постепенно у журналистов определяются жанры: «яркая подборка, короткая пропагандистская или публицистическая статья, памфлет, военный очерк, обращение к воину, письмо».

Писатели, драматурги, журналисты, поэты и публицисты встали со всем советским народом на защиту своего Отечества. Публицистика военной поры, столь разнообразная по форме и индивидуальная по творческому восприятию, раскрыла бескорыстное мужество, любовь и преданность советского человека своей Родине.


.2 Журналисты военной поры


Антисоветская гитлеровская пропаганда на временно оккупированной территории требовала перестройки всей журналистики, укрепления ее кадров квалифицированными работниками. В этой связи в редакции газет, радиовещания и агентств были направлены сотни советских писателей. Писатели с искренним желанием выполняли свой воинский долг, нередко рискуя жизнью. Чтобы помочь журналистам, которые пришли из гражданских газет и не имели военной подготовки, правильно сориентироваться в тяжелых условиях, «ЦК ВКП (б) приняло постановление О работе на фронте специальных корреспондентов (август 1941) и О работе военных корреспондентов на фронте (сентябрь 1942)».

Жизнь военного корреспондента была не из легких. Война застала врасплох большую часть литературного общества. По-разному встретило литераторов начало войны, но их реакция на него была единой. Сергей Борзенко, фронтовой корреспондент газеты «Знамя Родины», о войне узнал 22 июня утром во время прогулки. Уже 23 июня с редакцией газеты он выехал на фронт. 22 июня в «Правду» пришел Алексей Фадеев, он услышал о начале войны по радио и поспешил в редакцию для работы на поле боя. Николай Денисов в первый день войны отправился фронт. 23 июня 194 года началась публицистическая деятельность Ильи Эренбурга военного периода. Свою главную задачу публицист видел в воспитании у народа ненависти к тем, кто посягнул на его жизнь, кто желает его поработить, уничтожить. Не один он стремительно шел на защиту Отечества - писатели и журналисты бросали гражданскую работу и уходили на войну. Стремление на фронт было повсеместным. «Роль спецкоров начала стремительно возрастать», - писал В.А. Шошин.

Задача корреспондента - разведать обстановку и добыть информацию. Бывало и так, что военкор платил за это жизнью. Гибель в бою - самый главный риск на пути военного корреспондента. Однако военкоры не думали о своей жизни, они думали о газете, о людях, о степени важности и о своем долгом перед Родиной. Многие погибли за свободу, за Родину, отдав свои последние минуты за правое дело народа. Среди них А. Гайдар, Ю. Крымов, Б. Лапин, В. Ставский - всего 225 человек. «Литература военных лет была не просто хроникой сражений и летописью пережитого - она сражалась, сражалась мужественно и беззаветно».

Полная опасностей работа писателей в качестве военных корреспондентов позволяла им находиться в самой гуще боевых действий, давала жизненный материал для произведений. Фронтовые корреспонденты могли выезжать в боевые части только по пропускам, которые выдавались штабом. С такими пропусками ездили в войска М. Шолохов, К. Паустовский, А. Бек и другие. «Во время войны, во фронтовых условиях, корреспондентский корпус действовал как спешенная мотопехота. Появился специальный термин пешкоры». Корреспонденты участвовали в десантах, летали на боевых самолетах, однако больше - пешком, ползком и по-пластунски. Фронтовые журналисты исполняли свой долг. Еще одна важная задача была на плечах «носителей правды»: «нужно было не просто подготовить хорошо написанный материал, его необходимо было сделать быстро! Срочно! Чтобы он успел попасть уже в следующий номер». Нередко материал дописывался в экстремальных условиях: под пулями, в окопах и землянках, среди изуродованных бойцов. «Поезд-редакция, землянка, блиндаж, палатка, раскинутая в прифронтовом лесу, случайная хата при дороге, пустое помещение районной редакции в пустом прифронтовом городе - стали местом писательского жилья, рабочим кабинетом и журналистским клубом» . Среди пуль, шума гранат, танковой пыли и павших солдат текла жизнь военкора. День в бою, вечер или даже ночь в укрытии, где при тусклом свете писались слезные и «сильные» заметки.

В.А. Шошин точно подмечает: «Журналисты на переднем крае, под огнем врага… Как и все фронтовики. Но в дополнение к бомбежкам, обстрелам, пулеметному огню - нервное сверхнапряжение, вызванное необходимостью в нечеловеческих условиях срочно готовить материал в очередной номер нетерпеливо и требовательно ждущей фронтового слова газеты. Да еще постоянные неполадки с передачей текста в редакцию, когда, казалось, телефонная трубка начинала плавиться в руке». Военный корреспондент Л. Коробов пересекал линию фронта пять раз. А. Фетисов, как и другие, передавал материалы в газету почти ежедневно. Писать приходилось в совершенно любых условиях. Но всегда главной задачей было вовремя передать написанный материал. Работа фронтового корреспондента оказалась действительно разнообразной: выпуск номера фронтовой газеты, обработка материала, внеочередной боевой эпизод, который требует немедленного литературного отклика, выступление в агитбригаде, редактирование и предварительный просмотр готового материала. Журналист пишет всегда: когда он участник в сражении и когда он свидетель событий.

Помимо физической боли, спецкор переживал тяжелые муки во время поражений и отступлений, когда ему приходилось объяснять измученному читателю, что это лишь временные меры, что победа будет за нами. Многие писатели и журналисты участвовали в боях и сражениях, которые затем описывали. Пример тому Георгий Соколов. Днем он участвовал в сражениях, а ночью - писал об этом. Поэтому каждая его строка была искренней и правдивой, каждое слово точно улавливало происходящие события. Каждый новый очерк - это жизнь, которая уже неотделима от самого корреспондента. Александра Гитович ежедневно был на передовой, удержать его на пункте полка было делом безнадежным. Рисковали все.

В годы Великой Отечественной войны очень ценились фотокорреспонденты и кинооператоры. Они отправлялись на передовую и снимали из окопов, из-за танков, развалин, из кабины самолета и из окна горящего здания. В тяжелой обстановке, однако, не отменялись законы профессионального мастерства. Вместо своей безопасности и сохранности жизни корреспонденты заботились о правильной позиции и техническом качестве отснятого материала. Фотокорреспонденты рисковали собой ради одного яркого снимка, кинооператоры - ради крупных планов сражений. Они днями и ночами просиживали на крышах домов для широкого и полноценного кадра. Иногда приходилось работать даже на заминированном поле. От операторов требовалась максимальная оперативность не только в съемке, но и в присылке материала и его качестве.

Многие военкоры имели воинские звания, прежде служили в войсках. Это очень помогало в работе тогда, когда нужно было писать на конкретно-профессиональные темы по определенной военной отрасли. Константин Симонов был одним из наиболее подготовленных в военно-профессиональном отношении, он хорошо знал военное дело и искусство боя. Он рос и воспитывался в семье кадрового офицера. Перед войной писатель дважды учился на курсах военных корреспондентов при Военной академии имени М.В. Фрунзе и Военно-политической академии. В военные годы он работал корреспондентом газеты «Красная звезда», постоянно находясь в действующей армии. Через свои очерки и прозу он показывал увиденное и пережитое как им самим, так и тысячами других солдат. Писатель показывал реальную сторону войны. М.А. Шолохов, автор актуальных военных публицистических очерков и статей, также участвовал в военной жизни. На войне он носил должность полкового комиссара, а затем полковника. В июле 1941 года Михаил Александрович был направлен на фронт, работал спецкором «Правды» и «Красной звезды».

Очерки Бориса Лихарева поддерживали в воинах победный дух и учили их тому, что должен знать и уметь настоящий солдат: как соорудить укрытие, как замаскироваться, как правильно хранить оружие, стрелять и многое другое. Тяжело было тем журналистам, которые об армии имели смутное представление. Однако боевая готовность не угасала в их сердцах, и они учились на ходу: как обороняться, пользоваться гранатой, на каком расстоянии стрелять и др. В.А. Шошин отмечал, что «слово не знаем из фронтового обихода спецкоров выводилось решительно».

Жизнь и деятельность фронтового корреспондента была ответственной и опасной. Чтобы писать в условиях войны, нужно не только сильно любить свое Отечество и людей, живущих в нем, нужно быть смелым, сильным, выносливым, обладать багажом знаний и уметь учиться на ходу.

Война сделала из журналистов и писателей солдат, забрала многие жизни, поменяла мировоззрение людей. Многие погибли на поле боя. На плечах спецкоров была вся публицистическая работа и связь с гражданской жизнью. Их эссе, очерки и заметки ценились на вес золота. Военный материал писателей-журналистов помог исследователям дать адекватную и правдивую оценку периода войны. Этот материал - память непростых будней корреспондента во время столь тяжелого времени. Михаил Шолохов писал: «Слово художника было на вооружении армии и народа. Была у них одна задача. Лишь бы слово служило народу, лишь бы оно держало под локоть нашего бойца, зажигало и не давало угаснуть в сердцах советских людей жгучей ненависти к врагам и любви к Родине».


Глава 2. Публицистика Ильи Эренбурга начала Великой Отечественной войны


.1 Судьба И. Эренбурга в период Великой Отечественной войны


Илья Григорьевич Эренбург родился 27 января 1891 года в Киеве. Детство он провел в родном городе, затем его семья переехала в Москву. Именно в Москве и начинается его деятельность. Жизнь Илья Эренбурга не была спокойной и равномерной. С юношеских лет он встал на сторону революционного движения. В 1908 году был арестован, эмигрировал в Париж, где продолжал революционную работу, но впоследствии отошел от нее и занимал в первые послереволюционные годы противоречивую позицию. В Париже началась его публицистическая деятельность. В 1911 году он выпустил сборник стихов «Я вижу», в 1913 году - «Будни» и др. Он был свидетелем гражданской войны в Испании, жил в Берлине, Париже. Словом, Эренбург объездил весь мир, не раз своими глазами видел то, о чем писали в учебниках по истории, участвовал во множестве конгрессов, конференций, дискуссий, дружил с известными писателями и деятелями культуры, военачальниками, дипломатами, учеными и политиками. Людей поражал его пылкий ум, любознательность и активное участие в событиях, имевших мировое значение. Путь Эренбурга был сложным. Но он искал, не боялся отвергать то, во что верил прежде, если находил в жизни свидетельства своей неправоты. «Писатель пришел к твердому убеждению, что искусство - это оружие в борьбе за лучший мир и более совершенного человека, что художник не может не быть борцом».

К началу Великой Отечественной войны писатель обладал практическим знанием революционной работы, познакомился со знаменитой киевской тюрьмой, выдержал жизнь эмигранта, давно уже писал стихи. 22 июня 1941 года застало Эренбурга в разгаре работы - он завершал свой роман «Падение Парижа». Илья Григорьевич пришел в «Красную звезду» по приглашению редакции 25 июня сорок первого года. В этот же день он написал первую статью на военную тему, которая называлась «Гитлеровская орда». С этого времени началась публицистическая деятельность Ильи Эренбурга военного периода. Военная публицистика Эренбурга - отражение войны, ее характера и чувства народа. Журналист выбрал главную тему - фашисты и их разоблачение. Из воспоминаний Д. Ортенберга: «С тех пор в течение почти четырех лет каждый вечер, который Эренбург проводил в Москве, он работал у нас, в редакции, выстукивая одним пальцем на своей Короне очередную статью в номер». Кроме «Красной звезды» Илья Григорьевич писал для «Правды», «Известий», «Знамени», «Комсомольской правды», писал для фронтовых, армейских газет и других изданий.

В военное время публицистика Эренбурга достигла небывалых высот. Эренбург вступил в бой быстро и резво. «Его статьи лета сорок первого - не комментарий к сводке, в которой одно направление сменяло другое, но существенное дополнение». Сводки говорили, что на нас идет наступление. Эренбург же разъяснял: кто угрожает советскому союзу, конкретно указывал на врага - Гитлер, Геббельс, Гиммлер и остальные фашисты. Писатель разоблачал, высмеивал, был конкретен и неутомим в своих материалах.

Он призывал других писателей в газету, просил их думать, как сильнее и быстрее разбить врага. Война наложила черную печать на сознание и на сердце публициста. Война заставила думать только о ней. На войне решается судьба литературы и искусства так же, как и будущее всего человечества. А. Рубашкин отмечал, что «Эренбург считал, что каждый человек должен сражаться. Оружие писателя - перо. И только равнодушный может промолчать в такие минуты». Эренбург пропагандировал новые отношения между писателем и его солдатской аудиторией - отношения активные, при которых слово равнялось оружию. Сила его выступлений и статей не только в гневном отношении к войне, но и в их убедительности. Его статьи содержали не только личные впечатления, но и подлинные факты, свидетельства, встречи.

Эренбург работал много, быстро, без устали. Писал он для газеты почти ежедневно. «В своих статьях он убедительно и беспощадно разоблачал идеологов и практиков немецкого фашизма, до конца обнажая его суть». В первые месяцы войны это было особенно необходимо. Эренбург вел разговор с бойцами через газеты и получал отклики, регулярно выступал по радио. Особенно бережно Илья Эренбург относился к письмам фронтовиков. Он сам вскрывал конверты и прочитывал с небывалой жадностью каждое письмо. «Никогда в жизни, - вспоминал Эренбург первые месяцы войны, - я так много не работал, писал по три-четыре статьи в день…». Бойцы делились с писателем своими бедами, проблемами и понимали, что он не только ответит, но и поможет. Писали также и зарубежные читатели, для которых Эренбург систематично отправлял долгожданный материал.

Эренбург не был спецкором газеты и не имел воинского звания. Он не был военнообязанным и ни за одним из военкоматов не числился - его «забраковали» еще со времен первой мировой войны, когда он хотел записаться добровольно на фронт. Сам про себя писатель говорил: «Рядовой, необученный». С этим возникали небольшие проблемы, когда писатель выезжал на фронт. Штатский костюм вызывал подозрение до тех тор, пока в нем не признавали писателя. Поэтому Эренбурга одевали в военную шинель, которой журналист очень гордился.

Его не хотели пускать в боевые части, потому что редколлегия слишком дорожила им. Д. Ортенберг вспоминает, что «Эренбург все время рвался на фронт, но я его сдерживал. Все-таки был он уже немолод, а то, что он писал, было настолько ценно и важно, что вряд ли кто упрекнул бы штатского писателя за относительно тыловой образ жизни. Упрекнул бы только один человек - он сам». И все же Эренбургу удавалось бывать на разных фронтах и не попадать в критические ситуации. В сентябре 1941-го вместе с редактором Д. Ортенбергом писатель ездил на фронт, беседовал с солдатами, участвовал в допросе пленных, встречался с Генералом. Он ездил на места сражений, рассчитывал позиции, подмечал главное и самое незаметное. Впечатления, увиденные факты и яркость образов давали возможность Илье Григорьевичу писать такой материал, каким зачитывались все, кто имел представление о войне и переживал за Родину. Он точно подмечал количество танков, раненых, расположение оружий, изучал местность - ничего не ускакивало от его пытливого и жадного взгляда. «Эренбург выскакивает из машины и присоединяется то к раненым, то к группе наших бойцов, спешащих на фронт, то ходит по пепелищам, где бродят вернувшиеся жители в поисках того, что осталось от их домашнего очага».

Во время таких «обходов» писатель записывал и подмечал все нужное в маленьком блокнотике. Большинство увиденного Эренбург держал в памяти, и только в редакции перед машинкой его мысли плавно перетекали в буквы на желтоватой бумаге. Его статьи вырезались, их читали всей ротой, хранили и перечитывали еще несколько раз. Из воспоминаний Д. Ортенберга: «В редакции мы понимали, что ни один читатель, а тем более в боевых условиях, не читает всю газету от корки до корки. Но мы знали, что, если под статьей стоит подпись И. Эренбург, она обязательно будет прочитана всеми». То, что делал Эренбург, сразу поступало на все участки громадного фронта.

Самые радостные для Эренбурга - встречи с нашими бойцами. Он беседовал с воинами, интересовался военным духом и настроением солдат, выслушивал прогнозы на ближайшие сражения, нередко высказывал свою точку зрения по поводу военной ситуации. Автор задавал вопросы не только как журналист, чтобы записать какой-то факт. Это были беседы равных людей, закаленных одной целью - победой над врагом и полный разгром вражеской армии. «Наш Илья» - так называли фронтовики Илью Эренбурга. С каждым солдатом Эренбург беседовал как с родным братом, вслушивался в его боль и давал совет. После таких встреч писатель ходил воодушевленный, полный свежих сил писать строчки, пронзающие сердца солдат.

Публицист успевал посылать свои корреспонденции и для зарубежного читателя. Эти статьи вошли в одноименный сборник «Летопись мужества», который вышел почти через 20 лет после окончания войны. Они передавались через Совинформбюро и телеграфные агентства. Публицистика сделала Эренбурга известным писателем в Англии. Она привлекала большие массы читателей к его роману «Падение Парижа».

Илья Эренбург старался успеть везде: ездил на фронт, писал ночами в укрытии статьи, мало спал, делил радости и горе с солдатами и народом, накапливал военные знания и радовался успехам на войне. Он стремился успеть сделать больше и побывать везде. За это усердие и доброе сердце его любили как на гражданке, так и в тылу.

«10 мая статьей Утро мира, опубликованной в Правде, завершил Эренбург свой военный подвиг». Но душа его еще была на войне, он понимал, что много еще не сказано, многое надо пролить на свет. Память ужасных лет требовала коренной перестройки мировоззрения писателя: хотелось отойти от тех событий. Публицист писал стихи, а от него ждали привычных всем статей. «Мало кто заметил эти стихи», - пишет А. Рубашкин. Конец сороковых - начало пятидесятых писатель называет самым трудным временем для литературы и народа. Автор восстанавливает себя в литературе, не забывает и про военную прозу. Люди учились жить заново в новой свободной стране. Эренбург пытался помочь себе и другим, дать надежду и веру в лучшую жизнь до войны, во время войны и после войны.


.2 Проблематика очерков Ильи Эренбурга начала войны


Эренбург был среди немногих публицистов, которые уже летом сорок первого видели, что война будет долгой и жестокой, поэтому его строки прямо писали об опасности, о предстоящем трудном пути. Эренбург сразу вступил в бой. «К октябрю сорок первого года, за сто дней войны, Эренбург написал более девяноста статей и памфлетов». За годы войны было опубликовано около 1,5 тысяч статей и памфлетов писателя, составивших четыре тома под общим названием «Война». Тема войны с фашистами для писателя - продолжение предвоенной публицистики: автор знал изнанку врага и умел грамотно подавать ее читателю.

Среди множества очерков, заметок и статей, написанных Эренбургом в военные годы, около тридцати посвящены месту литературы и искусства на войне. В произведениях «Долг искусства», «Сила слова» ярко выражен настрой автора. Илья Эренбург отмечал, что писатель должен нести ответственность за свои слова, за свою работу, он отвечает за написанные строки жизнью. «Лишь писатель-воин, человек бесстрашия и духовной твердости, будет услышан на фронте».

Военная публицистика Эренбурга - отражение войны, ее характера и чувств народа. А. Рубашкин подмечает, что «ни на одном этапе войны не преуменьшал Эренбург силы врага». Под «обстрелом» пера Илья Эренбург выхватывал главное: фашисты - враги, но враги сильные. Эренбург лучше других знал фашистов, видел их в Испании, в измученной Франции и фашистском Берлине и с огромной убедительностью рассеивал даже самые малые иллюзии в отношении гитлеровской Германии и ее армии. «Свою главную задачу публицист видел в воспитании у народа ненависти к тем, кто посягнул на его жизнь, кто желает его поработить, уничтожить».

О деяниях фашистов на советской земле журналист писал с лета 1941 года. Сначала он опирался на документы, зачем писал то, что видел своими глазами, проехав по освобожденной земле. Нередко писал со слов бойцов или просто мирных жителей, вовлеченных в эту кровавую битву за свободу.

Примеров, подтверждающих, что у Эренбурга был оригинальный «почерк», можно привести из любой статьи писателя, а не только памфлета. В октябре - ноябре 1941 г. в «Красной звезде» читатель видел статьи писателя: «Выстоять», «Дни испытаний», «Мы выстоим», «Им холодно», в которых Эренбург писал о неизбежном разгроме фашистов.

Публицистика Эренбурга содержала неопровержимые факты о зверствах захватчиков, свидетельские показания, ссылки на секретные документы, приказы немецкого командования, личные записи убитых и пленных немцев. Ни разу за всю войну публицист не покидал серьезного тона. Писатель не мог писать сотни своих статей без чувств, живущих в его сердце, без наглядных документов, которые присылали ему бойцы. Но совсем иначе звучат его передовые строки после увиденного в бою, после лиц раненых солдат, после испуганных глаз и беспомощных взглядов.

Писатель разоблачал врага и представлял его в сатирическом свете. Для каждого немца он находил точные характеристики и клички. Эренбург первый пустил в употребление в речи кличку «фриц», она означала презрение. Это выражало непонимание со стороны союзников. Однако писатель нигде не преуменьшал тяжести войны и силы противника. В его памфлетах и очерках военного периода просачивается утверждение во имя подлинной справедливости и гуманизма. Публицист мог свысока смотреть на немецких мошенников, потому что говорил и писал от имени наших бойцов. В глазах русского солдата гитлеровцы - не люди, а низкие существа без сердца. Через изображение одного фашиста Илья Эренбург шел к раскрытию всей природы гитлеровского мира в целом. Эренбург своими памфлетами защищал человека от этой «низости» и бездушия. Писатель не мог сдерживать себя, когда горели города и села, когда гибли дети и старики, когда надо не писать, а кричать о зверствах и истязаниях фашистов. Очерки и памфлеты были пропитаны духом этой истины. Эренбург сам видел детские трупы и говорил об этом нашим бойцам. Цель его очерков - клеймить гитлеровцев, ратовать за свободу и поддерживать военный боевой дух. «Кто они?» или «Бешеные волки» - памфлет, написанный в начале июля 1941 года, раскрывал моральный облик фашизма, обличал механизм его армии. В первые годы это было необходимым для русской армии. Нужно было показать подлинную природу немецких фашистов, разоблачить их культ непобедимости и дать полное представление о враге и его планах. Писателю нужно было научить солдат смело смотреть на врага, понимать опасность, но не опускать руки. Сатира, послужившая каркасом для облика фашистов, стала двигательным толчком в армейских рядах. «Так, не очерком, не корреспонденцией о ходе боевых операций - оружием сатиры начал Эренбург громить немцев».

Ненависть к фашизму - главная тема, которая проскальзывает через все строчки публицистики писателя. Эта ненависть разгорается по мере того, насколько лучше и ярче Эренбург видит врага. Эренбург не знал покоя, он постоянно растил и внушал эту ненависть солдату. В статье «Оправдание ненависти», написанной в конце мая 1942 года, писатель объяснял, чем порождено это чувство. Илья Григорьевич говорил, что война без ненависти безнравственна. Также он отмечает, что не нами порождена эта ненависть, он указывает на зачинщиков ненависти - фашистов. Автор считал, что не может быть общего языка с теми, кто так безжалостно убивает себе подобных, кто хочет превратить людей в рабов. Тема ненависти к фашистам - одна из главных тем публицистики предвоенных лет и военного времени Эренбурга.

Любовь к Родине - еще одна яркая тема военной прозы писателя. Эренбург вел разговор с бойцами о любви к Родине, говорил о дружбе всех народов. Именно подлинным родством и единой Родиной совершались героические поступки. Статьи «Судьба России», «О патриотизме» отражали веру писателя в народ, в народную силу для необходимой победы.

Многие писатели старались подражать набравшему популярность в военные годы писателю. Но журналистов ждала неудача. Чтобы повторить стиль Эренбурга - нужно быть Эренбургом с его жизнью, талантом. Писатель любил антитезу, сталкивал в своих статьях высокое и низкое, делал античный образ элементом военного быта. Чаще многих Эренбург во время войны обрывал фразу, стремясь передать напряженность событий. Кажется, что человек задыхается, так он потрясен и взволнован. Эти приемы сделали публицистику Эренбурга долгожданной, а слово писателя - вечно живым и действенным. Для конкретной статьи могли быть разные поводы, но главным поводом всегда была война с фашистами, требующая всепоглощающей отдачи во всех ее уголках земли. В одной статье публицист ограничивался комментарием, в другой приводилось сразу несколько фактов. Четкость и конкретность предложений давали полную картину увиденного: достаточно пары ярких фраз, пары маленьких предложений для открытия очередного дня.

Статьи Эренбурга содержали точную информацию о положении на советско-германском фронте - это тоже было очень важно, потому что многие органы печати не всегда точно изображали положение дел на театре военных действий, внушая своим читателям то пессимизм, то призрачные надежды - в соответствии с эгоистическими политическими интересами. Эренбург вдохновенно писал о крепости духа и доблести Красной Армии, о стойкости и труде тыла, о любви светских людей к свободе, их патриотизме и интернационализме. Труд и подвиг - вот два слова, которые характеризуют работу Ильи Эренбурга во время войны.

мая 1945 года в «Правде» писатель опубликовал статью «Утро мира», а через неделю в «Известиях» - «Победа человека». В статье прослеживались глубокие мысли об истоках нашей победы, о силе народной в его единении против вероломного врага. Именно этой статьей завершается военный период и огромный этап в жизни писателя и всех советских людей.


.2.1 Зверство фашистов на оккупированной территории

Трудно было представить весь тот ужас, что творил немец с русским народом и его собратьями. Илья Эренбург в своих очерках достоверно и точно описывает наглость и распущенность немецких «зверей». Очень подробно в очерке «Час начал», написанном 25 июня 1941 года, писатель передает дерзости гитлеровцев в Париже. «Я видел, как они обобрали Францию: пришли туда тощими и жирели у нас на глазах. Когда они входили в Париж, они не радовались - не до этого было - шли и ели, ели, ели. Напечатали фальшивые деньги - оккупационные марки, которые не имеют хождения в Германии, раздали их своим солдатам и все скупили в две недели. Денщики надрывались - таскали ящики, сундуки, кули всяческого добра, награбленного офицерами. Богатая Франция превратилась в пустыню». Немцы в Париже «навели» свой порядок. Людей они использовали в качестве живого транспорта, заставляли работать на себя. Автор приводит ужасающие факты: «Вот француз Дюкан - казнить: он слушал английское радио». Повсюду грабежи, расстрелы - немцы творят, что им вздумается. «Они убивают методично, аккуратно, изо дня в день». Эренбург показывает, насколько самоуверен, жаден и безнравственен враг. Везде этот враг хотел насадить свою идеологию и убить индивидуальность других стран. Фашисты - паразиты, которые разлагают все вокруг, уничтожают и порабощают все живое и человечное, что попадается на их пути. «Как только эти дикари ворвались в Париж, они составили список Отто - список французских книг, подлежащих уничтожению. В нем были французские и переводные романы, классики, стихи». Враги презирают все, что не имеет немецкого происхождения. Они разрушают вековую культуру и жизнь людей. Эренбург для характеристики врага использует точные метки: фашистские разбойники, современные дикари, оборотни, жалкие варвары. Также примечательно, что автор постоянно называет врагов местоимением «они», желая показать читателю массу, не имеющую своего мнения, идущую слепо за предводителем, подчиняясь его идеям. Такой контраст нужен для того, чтобы показать: у русского народа есть имя и свои герои, а немцы - безликие существа. Строки писателя передают ужас других стран. Эренбург пишет, как страдал народ, как его охватывало чувство ненависти к врагу. «Я проехал по Бельгии, по Голландии - то же зрелище - развалины и голодные бездомные люди». Повсюду разоренные страны, города, села… Автор с фактографической точностью передает на бумагу свои мысли, переживания: «Фашистские разбойники не только грабят - они мучают, убивают; это злая орда. Они знают, как унизить человека». Впечатления от увиденного «разрывают» сердце автора: «В Роттердаме немцы избивали дубинками детей, которые несли цветы на могилы жертв прошлогодних бомбардировок. В Моравской Остраве фашисты порезали бритвой лицо девушке - у нее нашли ленту с национальными чешскими цветами. Мне тяжело вспоминать об этих низких делах». Кроме увиденного, в очерках журналист записывает свои мысли, воспоминания. По его строчкам воссоздается картина того времени: духовное и физическое противоборство двух сил. Несмотря на весь ужас картин порабощения невинного народа, тон журналиста к концу становится уверенным: «Одиннадцатого ноября парижские студенты выбросили с третьего этажа фашистского офицера, который оскорбил француженку. Это было сигналом». Вот он - час. Час настал. Люди борются за свободу, за детей, за жизнь. Рассуждения автора прерываются картинами народного сопротивления. Поразительно: простым и доступным каждому солдату на фронте или жителю погибающей деревни языком автор повествует то, что человеку даже трудно представить. Предложения Ильи Эренбурга построены коротко, однако точно и конкретно. В строчках автора звучит вера в победу русского народа, в его духовную и физическую силу: «Мы не хотим для себя чужих земель, мы сражаемся за нашу землю, за нашу свободу, и зрелище нашего мужества наполнит надеждой сердца порабощенных Гитлером людей». Эта вера контрастирует с картинами гитлеровских злодеяний, однако она звучит ярче и сильнее.

В очерке, датированном 26 июня 1941 года, под названием «Гитлеровская орда» отважный журналист продолжает тему жестокости гитлеровцев. Эренбург пишет, что безнаказанности фашистов не было предела: «Они расстреливали беженцев на дорогах. Вокруг Парижа стоял трупный смрад - от убитых стариков, женщин, детей. Они расклеили в городе плакат. Он изображал немецкого солдата, защищающего женщину с детьми. На руках у солдата - грудной ребенок. На плакате было написано: Вот покровитель французского населения, а ниже: За повреждение плакатов - смертная казнь». Народ бежал, а они возвращали и порабощали. Они чувствовали себя героями. Жестокость, убийство, мертвые дети и женщины… Список их злодеяний автор будет продолжать в своей публицистике на протяжении всей войны и даже после нее. Эренбург пишет четко, без преувеличений. В конце каждого его очерка один вывод - мы не сдадимся, враг будет повержен. «Не для врага вызревают плоды, не для врага колосятся нивы. Для врага у нас не булки, а бомбы, враги живыми назад не уйдут».

В очерке «Коричневая вошь» Эренбург пишет о том, как немцы прогоняли несчастных жителей со своих земель. Их наглости нет предела. «Это не люди! Это - вошь! Коричневая вошь!». Насколько ярко автор дает характеристику врагу: немец-вошь лезет в каждый уголок, в каждый дом и отвоевывает пространство. Польша, Франция, Чехословакия остались без населения. Все дома переходят в собственность немецких генералов, лейтенантов, солдат. «Тех, кто осмелился протестовать против выселения, гитлеровцы повесили на площадях - в назидание. Те, что остались, обращены в рабов». Народ в страхе голодает, умирает на улицах, а в это время вошь съедает на обед по курице на человека в дорогих ресторанах. Они переименовывают улицы, насилуют детей, убивают матерей, грабят, разоряют города и страны, но одно они не уничтожат никогда - народный дух сопротивления. «Они ползут, чтобы сожрать нас. Их надо уничтожить».

Очерки Эренбурга образны, насыщенны, в них автор умело «рисует» увиденное и пережитое на фоне пейзажных зарисовок без приукрасов и преувеличений. Описание злодеяний врага перекликается с лирическими воспоминаниями автора о себе, о других. Очерки Эренбурга - своеобразный поток воспоминаний и происшествий, которые автору не дают покоя. Это «листки» жизни, написанные кровью и несущие в себе силу тяжелой войны.

Очерк «Париж под сапогом фашистов» наиболее ярко передал авторские впечатления от парижской оккупации. Немцы зверели и наглели на глазах. Они внушали людям новую культуру - немецкую, новую идеологию, новые правила. Людей ежедневно хватали и расстреливали под разнообразными предлогами: кто-то не говорил по-немецки, кто-то казался укрывателем врагов, кто-то просто не поздоровался с немецким капитаном. «Фашисты унижали гордый город. Они маршировали по площади Конкорд, по прекрасной площади, о которой Маяковский написал: Эта площадь оправдала б каждый город, и пели: Французы - дикие свиньи. А мы их заколем! А мы их заколем! Мы умеем коптить окорока». Названия памфлетов и очерков Эренбурга зачастую не только отражают содержание, но и составляют основу, стержень всего произведения. Само название - это уже проблема. Немцы - «сапог», ненужный и ужасный, который давит ногу русскому народу. Это давление ощутимо и невозможно.

Эренбург видел, как пал Париж. Автор отмечает, что он пал не потому, что были непобедимы немцы. Он пал потому, что Францию захватила измена и малодушие. Однако автор акцентирует, что народ сопротивляется, что он не пал духом, а борется за свободную жизнь. «Они сносили памятники французским полководцам. Они повсюду повесили свои флаги с отвратительным пауком - свастикой». Показывая бесчинства врага, Эренбург желает «зарядить» русских воинов силой духа, требует ответной реакции на происходящее. Сколько радости и веры в человека прослеживается в очерках, где публицист рассказывает о военных действиях в тылу врага, о борьбе народа с ним! Картины протеста против фашизма - самые яркие в публицистике Ильи Григорьевича.

Эренбург сам рассказывает об увиденном на военном пути и повествует об этом ужасном времени со слов других бойцов и мирных жителей. Его публицистика становится ярче и точнее благодаря военным документам и спискам. В военной прозе Ильи Эренбурга - вся истина периода войны. Эти кровавые буквы запечатлели ужасное дело - произвол фашистов, их слепые надежды на захват всего мира. В очерках писателя содержатся подлинные факты жестокостей гитлеровцев. Публицист рассказывает, что чувствуют и как живут мирные жители под «покровительством» немецких «правителей», как они дают отпор врагу. В строках писателя слышится яростный протест в адрес захватчиков. Эти строчки несут огромную информацию, огромную силу духа. Эренбург не устает в каждой статье, в каждом очерке повторять одно и то же: «Мы знаем, что эта война будет трудной, не на жизнь - на смерть. Но мы знаем также, что мы не уступим. Враги ищут на нашей земле легкой поживы, они найдут смерть».

В очерках, посвященных зверству фашистов, Эренбург приводит много диалогов мирных жителей. Показывая их отношение к войне и врагу, писатель выявляет несгибаемость народа под силой противника. Эренбург выявляет реакцию на произвол гитлеровцев, он отмечает, что народ не сдается. Автор использует пример противопоставления, контраста: храброму бойцу противопоставляется жестокий холодный немец. Также и в рассуждениях автора слышится тревога и боль от варварства врагов и одновременно с этим - уверенность в своем народе. «Рисуя» жестокость немцев и их всепоглощающую ненависть к другим, автор верит в освободительный характер этой войны и патриотизм бойцов и простых жителей.


.2.2 Гитлеровцы

Враг наступал, в его руках была военная машина всей Европы. Он раздавил национальное достоинство всех народов словом и действием. Поэтому у Эренбурга возникла потребность разоблачить и унизить врага, объявившего себя сверхчеловеком, высмеять его слабости и пороки, показать ярко и обличительно его стороны. Следовало укрепить чувство патриотизма и национальной гордости. Начинают появляться памфлеты и очерки, открывающие правдивые стороны гитлеровской банды.

«Кто они» или «Бешеные волки» - очерк Эренбурга, написанный 6 июля 1941 года. Данный очерк - характеристика не только главарей фашизма, но и той армии, которая напала на невинные страны и города. В самом начале войны это было необходимо как для бойцов, так и для остального народа.

Эренбург, описывая личность Гитлера, ярко и образно показывает читателю пороки «завоевателя» и нелицеприятные факты из биографии врага: «В далекие идиллические времена Адольф Гитлер увлекался невинным делом - живописью. Таланта у Гитлера не оказалось, и его забраковали как художника». Писатель повторяет, что это не сверхчеловек, это опасный преступник, который, однако, не имеет никаких достоинств, кроме умения хорошо лгать: «Его страсть - ложь. Он лжет ежечасно, лжет дипломатам и своим подручным, лжет, когда пишет и когда говорит - он не может не лгать». Вся карьера и статус Гитлера выросли изо лжи. Его опора - ложь. Ложь эта привела его и к краху. «Человек среднего роста, с усиками, с мутными глазами, никогда не глядящими на собеседника. У него хриплый неприятный голос, в своих речах он переходит на лай. Говорит он истерически, потрясает кулаками, входя в раж, выплевывает скороговоркой длинные заклинания. Это шаман особого типа - хитрый и расчетливый». После этих строчек возникает вопрос: «И вот это сеятель войны? Это сверхчеловек?» В строчках Ильёй Эренбургом показан не суровый завоеватель, а мелочный и жалкий человек, которому не дали должной любви и ласки в детстве. Эренбург дает оценку Гитлеру: неудачливый живописец, дурной комедиант. Это жестокий и низкий человек, который никак не годится на роль властителя мира. Писатель своими строчками призывает к тому, что пора избавиться от культа непобедимости Гитлера и его армии. Гитлер ввел в заблуждение народы и овеял свое имя дымкой завоевателя. Пора рассеять эту дымку и увидеть настоящую сущность главаря банды. Он не уважает свой народ, он предал своих друзей. Он мстителен и злобен. Но не непобедим. Да, он силен, однако победить его можно. «С начала войны он лишился сна. Его глаза стали еще мутнее. Гитлер производит впечатление буйно помешанного». Эренбург в каждой строчке показывает главного врага запуганным, потерявшим контроль человечишкой, у которого есть только одно - большая ненависть к России и русскому народу. В очерке Эренбурга звучит презрение к несостоявшемуся художнику, разоблачение его идеальности, снижение планки силы врага. Гитлер уязвим, Гитлера можно победить, несмотря на его вооруженную армию - вот, что хочет донести автор до читателя. Народу пора перестать бояться врага. Надо смотреть на него обличительно, открывая его истинную натуру.

Точно также Илья Эренбург раскрывает истинную сущность Маршала Германа Геринга, сподвижника Гитлера. Его страсть - деньги и имущество. Автор отмечает его запасливость. Ярким сравнением Эренбург свергает вниз второго опасного врага: «Спесив, как индюк. Обожает деньги. Он чрезвычайно тучен». Перед нами предстает не враг, а индюк. Животное - этим словом писатель показывает во врагах отсутствие человеческого начала. Животные инстинкты, животное поведение - это сверхсильный враг? Геринг деятель, жаждущий легкой наживы. Его страсть - деньги. «Он поджег рейхстаг и обвинил в поджоге коммунистов. Он запретил опыты над животными». Низко и обличительно звучат факты из жизни врага. Сухость и бездушность их поражает автора.

«Доктор Геббельс с виду похож на отвратительную обезьяну: крохотного роста, гримасничает, кривляется». Еще один из шайки гитлеровцев показан в строках Эренбурга животным. Автором в очередной раз подчеркивается животное начало руководителей погромов во всем мире. Обличительное перо писателя неотрывно «выплескивает» на строки смешные и ужасные факты завоевателей. Животные захватили мир. Сам факт этого автором используется для того, чтобы понять и увидеть невозможность такой правительственной верхушки, чтобы народ поверил в себя и в свои силы, пошел на врага с уверенностью в своей победе.

Один за другим сторонники Гитлера подвергались критике острого и язвительного пера публициста: философ Альфред Розенберг, глава тайной полиции Генрих Гиммлер, дипломат Фон Риббентроп. Эренбург каждого врага разоблачает перед читателем, показывает его сущность, цели и намерения. Замечателен факт: писателю удалось точно подметить, что в победу своей нации многие из банды «зверей» не верят. Какая может быть сила у немецкого отряда, когда ее главари скрывают друг от друга деньги, спят с оружием в руках и надеются только на себя?

Данный очерк Ильи Эренбурга - зеркало, отражающее гнилую сущность каждого предводителя гитлеровцев, сущность животного, которое не может управлять миром, которое живет легкой наживой, деньгами и развлекается расстрелами и казнями. Эренбург «сдирает» дымку непобедимости и сверхсильности главарей, детально описывает их звериную сущность, клеймит врагов острым словом и яркой кличкой. Автором определяется контраст и главная тема очерка: русский человек - Человек с большой буквы, а фашисты - звери. В их руках обманутый ими немецкий народ. В их руках техника. В коротких и четких фразах Эренбург подмечает главное: «С ними незачем спорить, их надо уничтожить, как свору бешеных волков. Они вышли из своего леса, кинулись на наши города. Волков надо истребить. Их не спасут ни танки, ни сейфы в Рио-де-Жанейро».

Очерк «Людоед» (6 июля 1945 г.) раскрывает всю темную личность Адольфа Гитлера. Эренбург открывает его прошлое. Строки писателя повествуют читателю, как главарь банды сломал и подчинил себе Германию. «Прекрасную технику Германии, трудолюбие и организованность ее народа Гитлер обратил на одно - на разбой. Он убеждает молодых немцев, отрезанных от мира, лишенных всечеловеческой культуры, в том, что Германия должна владеть Землей. Манию величия он сделал общеобязательным заболеванием». Эренбург открывает глаза на сущность Гитлера, на его истинные намерения. Автор не упускает из виду ни одного примечательного факта из жизни врага. Перед нами предстает полностью раскрытая личность с ее вкусами, интересами и целями. Разоблачая главаря банды, Эренбург показывает корень гитлеровской армии. Автор указывает на бесчеловечность Гитлера даже к своему народу. Такой человек не может владеть миром. Такого человека ждет только тюрьма или погибель даже от собственного собрата. Эренбург показывает, что все начинания врага ведут к неоспоримому краху. Исход войны Эренбургом заранее просчитан. Все, что есть у немцев - это техника. У нас - сила духа, смелость, воля, постоянно растущий патриотизм. Очерки Эренбурга морально поддерживали народ, давали ему силу и веру в себя.

В очерке «Фабрика убийц», написанном 4 августа 1941 года, Эренбург раскрывает процесс создания армии в гитлеровской стране. Фашисты используют детей в качестве подрастающего оружия, чтобы через несколько лет превратить их в себе подобных. Писатель приводит ужасающие факты: «Все дети в Германии принадлежат Гитлеру. В десять лет мальчики и девочки приносят присягу: Перед лицом господа бога обязуюсь беспрекословно повиноваться фюреру». Гитлеровцы забирают детей у родителей, не спрашивая и не интересуясь ничем. Им важно только одно: вырастить солдата-убийцу. Деторождение здесь подобно производству различных предметов - бракованное утилизируют. «В десять лет родители должны сдавать своих детей людоеду. За утайку ребенка полагается штраф или тюрьма». Эренбург отмечает, что даже свой народ гитлеровцы ни во что не ставят. Они отстраняют всяческими способами родителей от детей ради искусно подготовленного бойца. Дети отбираются на основе наследственной предрасположенности и расовой принадлежности. Писатель раскрывает читателю процесс становления гитлеровской армии и отмечает, что не все дети рады такой привилегии. Эренбург пишет, что все запуганы и беспрекословно подчиняются своему предводителю. Гитлер хотел вырастить молодежь, перед которой содрогнется мир, молодежь требовательную и жестокую. Он хотел, чтобы она походила на молодых диких зверей. Эренбург пишет, что Гитлер уничтожил немецкую любовь и семью, точно также он хотел уничтожить и семью советскую. Гитлеровцам удалось внушить миллионам немцев пренебрежение к людям другого происхождения, лишить солдат моральных тормозов, превратить работящий народ в «факельщиков», сжигающих деревни, устраивающих охоту на стариков и детей. Публицист вскрывает потаенные механизмы гитлеровской армии, выявляет полное безразличие гитлеровцев к собственному народу и презрение к чистой любви. Для них нет ничего святого, главное - цель, которую оправдают даже жизни детей.

В очерках, разоблачающих истинную сущность гитлеровцев, Илья Эренбург приходит к главному выводу: немцев можно уничтожить, хоть они содержат в себе страшную силу. Все вместе они - сила, однако взятый отдельно каждый участник гитлеровской банды - жалкий и кровожадный человек, беспокоящийся только о своих проблемах. Они напустили на себя амплуа неприступности. Да, они сильны, у них есть техника, но это все, что у них есть. Врага можно победить, хоть для этого и надо постараться.

2.2.3 Примеры героизма советских людей

Война, начатая фашистской Германией, не походила на прежние войны: она не только губила и калечила тела, она искажала душевный мир людей и народов. Эренбург верил в силу русского народа. У него есть неоспоримое преимущество перед врагом - сила духа и патриотизм, который «держал» на себе города и села. Горе нашего народа обратилось на врага. Публицист стал свидетелем великих подвигов и поступков во имя Родины.

Немало строк было написано о героизме нашего народа. Сотни детей, женщин и стариков работали на армию. Женщины лечили раненых, обеспечивали армию съестными припасами, дети ходили на разведку, старики изготавливали оружие. На борьбу вставали все.

В очерке «10 октября 1941 года» автор приводит строки, заставляющие гордиться русским народом и сопереживать ему. «Вчера я был на военном заводе. Я видел почерневшие от усталости лица: работают, сколько могут. По нескольку суток не уходят с завода». Каждый человек давал свою помощь, на какую он бы способен. Автор прослеживает, как все стремятся помочь бойцам: «Вчера в институте керамики девушки рисовали на фарфоре цветы. Вдруг одна встала: Нужно учиться кидать гранаты, бутылки с горючим. Ее все поддержали». Очерки Эренбурга хранят в себе память сильных русских людей. В строчках автора прослеживается боль и гордость за свой народ. Чувствуются сильные эмоции, когда автор повествует: «Сейчас мне рассказали о судьбе связиста Печонкина. Он был на наблюдательном пункте возле Гжатска, продолжал работать. Израсходовав все патроны и гранаты, он передал по проводу: Работать дольше нет возможности. Немцы напирают со всех сторон. Иду врукопашную. Живым не сдамся». Эренбург акцентирует внимание на таких событиях. Погибать за Родину считалось жизненным долгом - никто не задумывался о побеге или укрытии. Все стояли до смертного конца. Подвиги русских людей заставляли смелее и упорнее идти на врага, мстить за падших. Рядом с лирическими отступлениями и воспоминаниями о детстве автор вводит подвиги тех, кто пал за свободу. «Мы мало знаем о героизме людей, никак не рожденных для того, чтобы стать героями, о подвигах, которые рождались непроизвольно от простейших и в то же время прекраснейших добродетелей - от верности, от чести, от любви к Родине, к соотечественникам, к правде». В строках автора заключена сильная вера в победу нашего бойца и простого деревенского жителя. Именно они заставили содрогнуться гитлеровскую армию и позорно бежать под обстрелами пуль и гранат. В очерках можно проследить личность автора в отношении к событию и поступку. В подвиге героев нет отвлеченных рассуждений, все подкреплено собственным авторским опытом.

Очерк «Презрение к смерти» передает храбрость людей города Витебска. «Немцы сбросили в девяти километрах от города десант - сорок танков, мотоциклистов. В городе был пивоваренный завод. В течение суток тысячи бутылок были наполнены воспламеняющейся жидкостью. Смельчаки поползли к танкам. Девятнадцать танков было уничтожено. Кидали бутылки в мотоциклистов. Для этого нужно много отваги - подойти вплотную. Нашлась отвага». Партизанские отряды атаковали немцев ежечасно. Народ не жалел ни сил, ни средств для уничтожения врага. Оборонительные народные силы сдерживали немцев. Автор неустанно отмечает, что подвиги людей вырастали на костях и крови. Однако никто не колебался. Немцы пытали, убивали партизан, но это не остановило русского человека. Это давало болезненный стимул к достижению тяжелой и кровавой победы.

Чувство нераздельности с народными героями сопровождало публицистику Эренбурга на протяжении всего военного времени. Душа писателя жила победой и болью за смерти близких ему людей. Очерк от «12 ноября 1941 года» продолжал тему героизма и храбрости людей. «Вчера возле Волоколамска погиб еврей Рабинович. Я его знал. Это был близорукий болезненный юноша. Он изучал старый провансальский язык, переводил средневековых поэтов. На войну пошел добровольцем - в ополчение. Его мать говорила: Он слабый, простудится... Раненный в плечо, Рабинович со связкой гранат дополз до немецкого танка, взорвал танк и погиб вместе с ним». Болью по ушедшим и гордостью за храбрость народа в борьбе с врагом отмечена публицистика Ильи Эренбурга. Его строки хранят воспоминания побед и горестей народной жизни. В очерке «Победа Человека», написанном 8 января 1944 года и ставшим обобщением темы героизма советских людей, И. Эренбург пишет: «Забудем на час о границах, возьмем в обнаженном виде человеческие ценности и, глядя на наши прекрасные победы, с полным правом скажем: это победа человека».


Заключение


Великая Отечественная война унесла много жизней и многому научила, закалила характер, как бойцов, так и публицистов, ставших военными корреспондентами. Война изменила всю систему работы советской печати, мобилизовав её на формирование патриотизма и отпор врагу. Для развития широкой сети военных печатных органов, партия пошла на сокращение общей гражданской печати и ограничение ее тиражей. Ведущим изданием в советской военной прессе стала газета «Красная звезда». Возросло число партизанских газет. Все силы военкоров были направлены на получение сведений о военных действиях и о передвижении врага. Жизнь военного журналиста была сложна: статьи писались в местах сражения, в промежутках между перестрелками. На первое место выдвигался материал, способствовавший росту патриотизма в бойцах, укреплению его веры в победу и ненависти к врагу.

Отечественная журналистика военного периода многим обязана Илье Эренбургу. Это была не просто литературная работа, а борьба за гуманистические идеалы и свободу. Немало статей Эренбург написал за время войны. Его Публицистика читалась каждым солдатом и доходила даже в отдаленные военные точки. Очерки Эренбурга 1941 года раскрывали характер происходящего, настраивали народ на борьбу и способствовали усилению патриотизма. В очерках «Бешеные волки» и «Людоед» писатель указывает на главарей гитлеровской банды: Гитлер, Геббельс, Гиммлер. Публицист раскрывает планы врагов, показывает читателю их промахи и слабые места. Автор сравнивает гитлеровцев с животными, называя их свиньями и индюками, показывает их аморальность. Данные очерки рассчитаны на знакомство с фашистами, усиление ненависти к врагу и на рассеивание мифа о его непобедимости. Эренбург использовал яркие образы, антитезу, сравнения и язвительные характеристики. Этот материал помогал народу узнать слабые места гитлеровцев.

Зверства фашистов - тема, занимающая большую часть военной публицистики писателя начала войны. Очерк «Париж под сапогом фашистов» показывает безнаказанное поведение немцев. Эренбург описывал деяния фашистов в оккупированных странах, опираясь на собственные впечатления и рассказы пострадавших. Простыми словами автор передавал непростое положение людей. Это были самые тяжелые очерки военной поры. Однако каждый материал заканчивался одним выводом: «Немцы сильны, они разрушили все и насадили свою идеологию, но победа будет за нами».

Отдельную группу занимают очерки, посвященные теме героизма. Солдаты, женщины, дети и старики - все боролись за свободу и работали без перерыва на отдых и сон. Писатель отмечал, что в народе содержится физическая и духовна сила. В очерке «Презрение к смерти» автор отмечает героизм простых людей. Очерки от «12 ноября» и «10 октября» 1941 года показывают, что народ не сдается, он борется и добьется победы. Эренбург показывает нравственное превосходство русского человека перед фашистами.

Строчки Ильи Эренбурга оказали сильное влияние на народ: патриотизм рос, прибавлялась вера в свою силу. Ранняя военная публицистика писателя определила характер войны и задала тон борьбы с врагами, морально помогала бойцам выстоять. Неопровержимые факты зверств захватчиков, трудовые будни людей, патриотизм русского народа - все это нашло отражение в военных летописях писателя.

Военная журналистика 1941 - 1945 годов в лице Ильи Эренбурга способствовала победе русского человека в борьбе гитлеровскими захватчиками. Его публицистика 1941 года - наглядный исторический материал, живое свидетельство современника и горячего патриота своей страны.


Список использованной литературы


1.Бендерский, В.В., Хмылёв, В.Л. История отечественных средств массовой информации [Текст] / В.В. Бендерский, В.Л. Хмылёв - Томск: Изд-во ТПУ, 2006. - 100 с.

.Борзунов, С. Подвиг, отлитый в строки. Повести о журналистах [Текст] / С. Борзунов - М.: 1974. - 176 с.

.Киреев, M. Воспоминания об Илье Эренбурге [Электронный ресурс] / М. Киреев // http://www.modernlib.ru/books/erenburg_ilya_grigorevich/vospominaniya_ob_ile_erenburge/read/

.Кузнецов, И.В. История отечественной журналистики (1917-2000) [Текст] / И.В. Кузнецов - М.: Флинта: Наука, 2002. - С. 61 - 69.

.Кузнецов, И., Попов Н. Советская печать в годы Великой Отечественной войны [Текст] / И. Кузнецов, Н. Попов - Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика, № 2. 1975. - С. 5 -17.

.Никулина, Н.Ю., Сорока, З.Н. Советское информационное бюро в годы Великой Отечественной войны [Электронный ресурс] / Н. Ю. Никулина, З.Н. Сорока // http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Gurn/Article/Nik_SovInfB.php

.Овсепян, Р.П. История новейшей отечественной журналистики. Под редакцией Я.Н. Засурского [Текст] / Р.П. Овсепян - М.: Изд-во МГУ, 1999. -С. 58 - 82.

.Ортенберг, Д.И. Время не властно [Текст] / Д.И. Ортенберг - М.: 1975. С. 78 - 105.

.Ортенберг, Д.И. Это останется навсегда [Текст] / Д. Ортенберг - М.: 1984. - 19 с.

.Полевой, Б. С удостоверением «Правды» [Текст] / Б. Полевой - М.: 1982. - 14 с.

.Попов, Н.П., Горохов Н.А. Советская военная печать в годы Великой Отечественной войны [Текст] / Н.П. Попов, Н.А. Горохов - М.: 1981. - С. 14 - 41.

.Портянкин, И.А. Советская военная печать [Текст] / И.А. Портянкин - М.: 1960. - С. 174 - 179.

.Рубашкин, А. Илья Эренбург: Путь писателя [Текст] / А. Рубашкин - М.: 1990. - 389 с.

.Рубашкин, А. Публицистика Ильи Эренбурга против войны и фашизма [Текст] / А. Рубашкин - М.: 1965. - С. 246 - 272.

.Румянцев, Н.И. Журналистика в военной шинели [Текст] / Н.И. Румянцев - Военно-исторический журнал, № 6. - Изд-во Мин. Обороны РФ, 2011. - 25 с.

.Шошин, В.А. Писатели-корреспонденты на фронтах Великой Отечественной войны [Текст] / В.А. Шошин - СПб.: 2006. - С. 112- 173.


Теги: Военные очерки И. Эренбурга 1941 года в контексте перестройки работы печати в военное время  Курсовая работа (теория)  Журналистика
Просмотров: 17265
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Военные очерки И. Эренбурга 1941 года в контексте перестройки работы печати в военное время
Назад