Европеизация России в первой четверти XVIII века и ее последствия. Цивилизационный раскол


Европеизация России в первой четверти 18 века и ее последствия. Цивилизационный раскол


Содержание


Введение

1.Европеизация культуры русского дворянства в петровскую эпоху

2. Цивилизационный раскол

Заключение

Список литературы


Введение


Проблема взаимодействия русской культуры с культурами европейских стран занимает все большее место в исследованиях ученых различных специальностей - историков, философов, культурологов, лингвистов, психологов. Связано это, прежде всего, с тем, что бурный рост новых технологий сделал возможным передачу информации на большие расстояния за очень короткое время. Это дало новые, доселе невиданные возможности потребителям информации знакомиться с достижениями культур разных народов и в то же время ярко высветило многие как позитивные, так и негативные стороны этого процесса. В настоящее время, когда возможности новых информационных технологий сделали процесс межкультурного общения чрезвычайно интенсивным, сами культурные заимствования в психологическом и социальном отношениях стали превращаться в трудный и зачастую разрушительный процесс. Более того, в этот процесс в условиях распространяющейся глобализации, которая является особенностью политического, экономического и культурного развития в начале XXI в., включаются самые широкие слои населения. Использование опыта взаимодействия культур при выборе новых способов общения между народами в современном мире имеет чрезвычайно важное значение, так как оно помогает избежать серьезных конфликтов, в основе которых почти всегда лежит непонимание и неприятие иной культуры.

Актуальность этой проблемы весьма усиливается в настоящее время, когда принципы отбора элементов иной культуры для восприятия и подражания, ритм их усвоения, даже сама реакция общества, иногда конструктивная, а часто' и враждебная, в значительной степени уже не определяется внутренними потребностями данного общества и естественным процессом взаимодействия культур, а зависит от причин, лежащих вне пределов культуры вообще, от внешних обстоятельств, над которыми заимствующая сторона практически не имеет контроля.

Сейчас, когда в России чрезвычайно актуальна проблема выбора социально-экономической и политической модели и путей ее построения, недостаточность наших знаний о структуре и механизме взаимодействия культур в исторической перспективе является одной из существенных причин неправильной оценки ситуации в области отношений между культурами вообще и субъектами, представляющими эти культуры, в частности. Следствием этого положения являются серьезные просчеты в практической деятельности, которых можно было бы избежать.

Все более интенсифицирующиеся контакты во всех сферах жизни - политической, экономической, социальной и собственно культурной, приводят к появлению идеи ценностного плюрализма, идеи формирования в обществе большей толерантности к людям, представляющим различные и зачастую очень отличающиеся друг от друга нормы культуры.

Тезис о единстве русской и европейской культур положен в основу культурной политики России на современном этапе. В частности, подчеркивается, что использование исторически сложившихся связей русского народа в области культуры с народами Европы является одним из важных способов преодоления разобщенности и противостояния государств на пути создания единого европейского сообщества. Россия на протяжении всего своего исторического развития часто обращалась к опыту западноевропейских стран. Многие европейские традиции были творчески переработаны и получили новое содержание на русской почве. Поэтому в значительной степени возрос интерес исследователей к проблеме взаимодействия культур. Сейчас как никогда актуален именно исторический анализ этого процесса, анализ, который предполагает наполненность теоретических построений исторической конкретикой, которая важна не только в качестве иллюстративного материала определенных постулатов, но и является ценным средством для более глубокого проникновения в сущность данного процесса, что позволяет прийти к новым оценкам и выводам.

Современная ситуация настоятельно требует изучения данного процесса в его исторической динамике, ибо если мы сумеем выявить и объяснить некие принципы и особенности этого процесса во временной ретроспективе, то мы поймем и осознаем то, что привело нас к сегодняшней ситуации в процессе взаимодействия культур и нам будет легче прогнозировать развитие этого процесса в будущем, так как контекст и логика предшествующих событий, могут наметить контуры событий предстоящих, показать основные тенденции и возможные последствия, как в ближайшем будущем, так и на отдаленную перспективу.

В русском обществе всегда существовал значительный интерес к достижениям иных культур, особенно культур стран Западной Европы, тех стран, с которыми у России издавна существовали торговые, дипломатические, военные отношения. Представители общественной мысли, публицисты, литераторы, ученые пытались осмыслить современные им явления этого сложного процесса и сделать определенные выводы, причем спектр мнений был достаточно широк: от полного признания полезности и необходимости восприятия русской культурой лучших достижений культур европейских стран до совершенного отрицания самой возможности каких бы то ни было культурных контактов вообще. Не прекращаясь ни на минуту, эта полемика приобретала очень высокий накал и большой общественный резонанс в переломные для России моменты: во время петровских преобразований, во время французской революции 1789-1793 гг., во время Отечественной войны 1812 г., во время реформ Александра II.

Целью реферата было рассмотрение процесса взаимодействия культур с точки зрения его непрерывной динамики, выявления ее разнообразных проявлений и степени интенсивности во времена реформ Петра Первого .

Эта цель определила задачи:

рассмотрение европеизации России при Петре первом;

Изучить причины, ход и последствия цивилизационного раскола в обществу.

В исторической науке утвердилась мысль о необходимости широкого знакомства общественности с достижениями дореволюционной историографии, и, таким образом формированию более объективного взгляда на российскую дореволюционную историческую науку, предпринимается переиздание сочинений выдающихся русских историков, уделявших в своем творчестве большое внимание как истории русской культуры, так и ее взаимодействию с культурами стран Запада - В.О. Ключевского, М.М. Богословского, П.Н. Милюкова, A.C. Лаппо-Данилевского.

культура цивилизационный раскол

1.Европеизация культуры русского дворянства в петровскую эпоху


В первой четверти XYIII века в России осуществляются преобразования, непосредственным образом связанные с европеизацией русской культуры. Следует отметить, что на протяжении всего XYII века наблюдалось активное проникновение западноевропейской культуры на Русь. Тем не менее, в петровскую эпоху изменяется направленность западноевропейского влияния, а новые идеи и ценности насильственно внедряются, насаждаются во все сферы жизнедеятельности русского дворянства - главного объекта преобразовательной политики Петра I. Такого рода ситуация во многом объяснялась государственными целями - Петру были необходимы достижения и опыт Европы для проведения, прежде всего, промышленной, административной, военной, финансовой реформ, для решения задач внешней политики. Успех этих реформ Петр связывал с формированием нового мировоззрения, перестройкой культуры и быта русского дворянства в соответствии с европейскими ценностями.

Считал ли сам Петр Европу образцовой и достойной подражания? Наверно нет, если вспомнить его многочисленные фразы, брошенные в ее адрес во время путешествий за границу и предание о словах, будто бы сказанных Петром и записанных Остерманом: Нам нужна Европа на несколько десятков лет, а потом мы к ней должны повернуться задом. Но так или иначе, Европа действительно была нужна не только Петру, но и всей России. В этой связи, можно говорить о европеизации как государственной программе преобразования русского общества. В середине декабря 1699 года Петр издал указ о перемене календаря, о праздновании 1 января нового года и столетнего века. Изменение календаря имело прямое отношение к европеизации, так как российский календарь приводился в соответствие с западным. Накануне состоялось знаменитое острижение бород и переодевание дворянства:сперва повелел монарх платью сему быть венгерскому, но потом сие отменил, а указал носить мужескому полу верхнее саксонское и французское, а камзолы и нижнее платье немецкое, и женскому немецкое.

В петровскую эпоху происходит утверждение абсолютизма, устанавливается государственный контроль за всеми сферами жизнедеятельности. Основные принципы идеологии российского абсолютизма были сформулированы Ф.Прокоповичем, который в своих сочинениях использовал идеи теории общественного договора Г.Гроция, С.Пуфендорфа и Т.Гоббса. Так, в Духовном регламенте объявлялось, что все члены Духовного Коллегиума назначаются государем и перед вступлением в должность каждый давал присягу государю. Данный документ подтверждает стремление монарха внушить своим подданным мысль о власти государя, охватывающей не только светскую, но и духовную область. Следует также добавить, что проект Духовного регламента Ф.Прокопович составлял по образцу протестантских духовных консисторий.

В 1721 году почти одновременно с принятием титула императора, Петр принял и титул отца отечества. Тем самым, он как бы объявил, что возглавил церковь, так как титул отца отечества мог быть применен только к архипастырю-архиерею и прежде всего к патриарху, а принятие Петром этого титула совпало с упразднением патриаршества. Теперь государство берет на себя контроль за духовной жизнью общества и ставит перед собой цель утверждения новых - европейских ценностей, противопоставляя их старым - традиционным. Петр стремился освободить государственную власть от церковно-религиозной опеки и именно поэтому направляет свои усилия на формирование гражданского культа, связанного с иным комплексом идей и противоположного по своему содержанию церковному культу.

Петра I можно считать основателем системы государственных праздников. Викториальные празднества сознательно строились им по образцу триумфов императорского Рима. Уже в 1696 году в торжествах по случаю побед русских войск под Азовом наметились основные элементы и составные части будущих празднеств, в которых легко просматривалась римская основа. По распоряжению Петра мастер Иван Салтанов со товарищи построил триумфальные ворота: громадные резные статуи Геркулеса и Марса поддерживали их свод, они были украшены незнакомыми для русской аудитории эмблемами и аллегориями. Петр учитывал то обстоятельство, что русские люди привыкли иметь дело с библейскими символами и новые аллегории и символы будут им непонятны. Поэтому велел перевести на русский язык и напечатать ряд икононического курса, снабженного рисунками.

По заданию Петра префект Славяно-греко-латинской Академии Иосиф Туробойский перед воздвижением триумфальных ворот по случаю взятия Нарвы обратился к православному читателю с пояснением их символики, которая происходит не от божественных писаний, но от мирских историй, не святыми иконами, но от историков преданными или от смехотворцев вымышленными лицами и подобляет от зверей, гадов, птиц, древес и прочих. Петр I, в своей попытке перевести мышление русских дворян в европейскую мифологическую систему, стремился сделать для них привычной античную мифологию. Свой первый сад он заселяет выписанными из Италии мраморными фигурами античных богов, бюстами императоров и героев. В Летнем саду он также размещает скульптуры, которые иллюстрировали басни Эзопа. Как отмечает С.Н. Шубинский император любил собирать здесь гуляющих и сам объяснял им смысл изображения басен. Огромную поддержку в реализации программы европеизации культуры русского дворянства Петр получал от иностранцев, проживающих в России. Еще в XYII веке Немецкая слобода, так называемая русская заграница, являлась местом куда стекалось большое количество иностранных мастеров. В петровскую же эпоху можно говорить об огромном наплыве иностранцев, начиная от таких выдающихся как Д.Трезини, Б.Растрелли с сыном, Ж.Леблон и заканчивая различного рода авантюристами, которые рассматривали Россию как место отхожего промысла. С помощью иностранцев, их опыта и знаний Петр стремился решить прежде всего экономические, технические, военные проблемы, но этим их сфера деятельности не исчерпывалась, так как они оказывали влияние на просвещение, образование, искусство, светскую жизнь дворянского общества.

Анализируя просветительскую роль иноземцев-пленных шведов, М.Богословский отмечал, что очевидно на долю этих пленных шведов в первой четверти XYIII века выпала такая же роль в русском обществе, какую в начале XIX века пришлось повторить французским эмигрантам, оставшимся в России после кампании 1812 года и сделавшимися гувернерами в помещичьих семействах и учителями в школах.

В петровскую эпоху русская знатная молодежь отправлялась за границу с учебными целями. Незадолго до выезда в чужие края известного Великого посольства была отправлена в Италию и Голландию партия молодежи из лучших боярских фамилий для изучения навигационной науки. И уже в 1717 году в одном только Амстердаме числилось 69 русских навигаторов. Молодые люди также посылались Петром и для изучения юриспруденции, медицины и изящных искусств.

После первого путешествия за границу Петр задался целью перенести в Россию европейские институты, обычаи, формы общения и развлечений, мало задумываясь о том, что они не имели здесь органичной предыстории. Более того, как отмечает В. М.Живов, те способы, которыми Петр внедрял европейскую цивилизацию, говорят о том, что преобразователь требовал от своих подданных преодолеть себя, демонстративно отступиться от обычаев отцов и дедов и принять европейские установления как обряды новой веры .

Действительно, еще при первом путешествии за границу Петр покупает там заспиртованных уродов массу раритетов и курьезных диковин. А после второго путешествия он окончательно приходит к мысли организовать в России музей, где можно было бы выставить на обозрение подобного рода экспонаты. Для создания музея Петр прибег к усердию своих подданных и указом 1718 года обязал их приносить родившихся уродов, также найденных необыкновенных вещей во всех городах к губернаторам и комендантам. Кунсткамера открылась для посетителей в 1719 году, но русские люди не спешили посещать музей, так как согласно традиции уроды считались сатанинским отродьем. Петр же настаивал на том, чтобы его подданные переломили себя и прибегал как к объяснениям, так и к угрозам. В указе он объяснял, что уроды не являются порождением дьявола, а рождаются от повреждения внутренняго также от страха и мнения матерняго во время бремени. На тех же подданных, которые не хотели поверить в объяснения императора и порвать с традицией, преобразователь воздействовал с помощью угроз: А ежели кто против сего указа будет таить, на таких возвещат; а кто обличен будет, на том штрафу брать вдесятеро против платежа за оныя. Во время пребывания Великого посольства в Лейдене Петр посетил Анатомический театр и вернувшись в Россию учредил подобного рода зрелище в Москве. Еще в лейденском театре Петр обратил внимание с каким отвращением его спутники взирают на зрелище разрезаемого трупа и в наказание за неумение быстро усвоить европейские нормы заставил их рвать мускулы трупа зубами. В московском Анатомическом театре Петр принуждал присутствовать на подобного рода спектаклях многих бояр. Как сообщает И.Корб в 1699 году медик Цоппот начал Анатомические упражнения в присутствии Царя и многих бояр, которых побудил к этому Царский приказ, хотя такие упражнения и были им противны.

В целях европеизации быта, общения и развлечений дворянства Петром был создан и полуофициальный орган всешутейший собор. Коллегию пьянства или сумасброднейший, всешетейший собор возглавлял князь-папа или всешумнейший и всешутейший патриарх московский, кокуйский и всея Яузы. Князь-папа имел огромный штат, состоящий из 12 кардиналов, отъявленных пьяниц и обжор, епископов, архимадритов и других духовных чинов. Петр сам написал устав для данной коллегии, в котором до мельчайших подробностей были определены чины избрания и разные степени пьяной иерархии. Первейшей заповедью ордена было напиваться каждодневно и не ложиться спать трезвыми. У собора, целью которого было славить Бахуса питием непомерным, был свой порядок пьянодействия Служения Бахусу и честного обхождения с крепкими напитками. Следует отметить, что в названиях должностей, иерархии и заповедях собора четко прослеживается связь с католичеством и европейской символикой. Вероятно, Петр такого рода институт, подобно Кунсткамере и Анатомическому театру, также заимствовал у Европы. Так, С.Ф. Платонов обратил внимание на то, что в оценке всешутейшего собора не следует упускать из виду, что такого рода забавы имели место и в европейских странах.

Анализируя процесс европеизации культуры русского дворянства, нельзя обойти вниманием и вопрос относительно восприятия самими дворянами европейской культуры, которая активно насаждалась и внедрялась в их жизнь. Как сами русские дворяне воспринимали европеизацию? Что считалось для них главным критерием европеизированного быта?

Следует отметить, что в петровскую эпоху не было реального сближения культуры и быта русских дворян с западноевропейским укладом жизни. По наблюдениям Ю.М.Лотмана европеизация воспринималась русскими дворянами субъективно, поскольку главным критерием европеизированного быта у них считалось отличие от крестьянской жизни. Для русского дворянина быть европейцем означало изменить одежду, прическу, манеры, т.е. отгородиться от крестьянской жизни. И это можно было сделать путем обучения европейской культуре.

Русским дворянам нелегко давалось такое обучение, так как они родились и выросли еще в допетровской Руси и воспитывались в соответствии с традиционными ценностями. Поэтому русский дворянин в петровскую эпоху оказался у себя на родине в положении иностранца, которому во взрослом состоянии искусственными методами следует обучаться тому, что люди обычно получают в раннем детстве непосредственным опытом.

Петр понимал, что обучить своих подданных новому языкус помощью одних только угроз и указов невозможно, поэтому под его непосредственным руководством выходили пособия и руководства по обучению правильному поведению. С этой целью распространялась книга Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению. Изучение данного текста интересно с точки зрения выявления противоречий между традиционными и новыми ценностями и рассмотрения процесса адаптации на русской почве европейской культуры. Так, книга внушала, что благовоспитанный молодой человек должен отличаться тремя добродетелями: приветливостью, смирением и учтивостью. Чтобы пользоваться успехом в обществе, он должен владеть иностранными языками, уметь танцевать, ездить верхом, фехтовать, быть красноглаголивым и начитанным и т.д. В заключение перечислялись 20 добродетелей, которые украшают благородных девиц. Интересно, что наряду с вышеизложенными рекомендациями давались и следующие советы: обрежь свои ногти, да не явятся, якобы оные бархатом обшиты… Не хватай первой в блюдо и не жри, как свинья…Не сопи, когда яси, Ногами везде не мотай, не облизывай перстов, не грызи костей. Зубов ножом нечисти… Часто чихать, сморкать и кашлять не пригоже…. Подобного рода соединение несопоставимых рекомендаций и советов очень характерно для культуры петровской эпохи и показательно при выявлении ее противоречий.

При анализе Юности честное зерцало… просматривается одна из основных целей европеизации:Младые отроки должны всегда между собой говорить иностранными языками, дабы тем навыкнуть могли, а особливо когда им что тайное говорить случится, чтоб слуги и служанки дознаться не могли и чтоб их от других незнающих болванов распознать. Из данной цитаты видно, что для русских дворян иностранное должно стать нормой и владение иностранными языками повышали социальный статус человека. Дворянство становилось привилегированным сословием и Петр как бы санкционировал отгороженность дворян от крестьянской жизни, подтверждая своими наставлениями правильность выбора ими главного критерия европеизированного быта.

В петровскую эпоху еще не было, да и не могло быть понимания внутренних рычагов развития культуры западноевропейских стран и русские дворяне видели лишь ее внешнюю сторону. Об этом свидетельствуют и слова самого преобразователя, сказанные на торжестве при спуске нового корабля: через несколько лет мы будем в состоянии унизить соседние страны, доведя свою родину до высочайшей точки славы. Именно поэтому Петру некогда было ждать, когда его подданные осознают и воспримут преимущества западноевропейской культуры. Не случайно, все новые формы быта, общения и развлечений насильственно внедрялись преобразователем в жизнь его подданных и носили обязательный характер. Участие дворян в различных действах, которые не соответствовали их традиционным нормам и представлениям были необходимыми знаками лояльности, готовности перевоспитываться и создавать себя по установленному Петром образцу. Следование же и постижение этого образца приобретали специфическую окраску: русские дворяне стремились стать европейцами,но делали это с ярко выраженным русским акцентом.

Так, Петр потребовал от женщины вступления в общественную жизнь, забывая, что она не совсем готова к этому и не может сразу же, в один момент, расстаться с домостроевским укладом жизни. Преобразователю некогда было вникать в женскую психологию, но тем не менее он проявил заботу о женщине, указав ей как одеваться, говорить, сидеть и вообще себя вести. В первое время на ассамблеях, как отмечает С.Н.Шубинский, русские боярыни и боярышни были смешны и неуклюжи, затянутые в крепкие корсеты, с огромными фижмами, в башмаках на высоких каблуках, с пышно расчесанною большей частью напудренною прическою, с длинными шлепами, или шлейфами, они не умели не только легко и грациозно вертеться в танцах, но даже не знали, как им стать и сесть. С.Н.Шубинский также делает замечания по поводу кавалеров, которые были под стать дамам и отличались чрезвычайной неловкостью.

Новая манера развлечений воспринималась как европеизированная лишь субъективно, но под влиянием вина или гнева маска спадала и старое дедовское, не в лучшем его проявлении, выходило на поверхность. Можно сказать, что европеизация в петровскую эпоху носила не только внешний характер, но, как это не парадоксально, она усилила проявление негативных черт культуры допетровской Руси. Новая наука была для русских дворян тяжела и непривычна и очень часто вызывала инстинкты противоположного направления. Обходительность и вежливость по приказу и принуждению, не ставшие внутренней потребностью, порождали непристойность и грубость. К тому же и самому Петру порой не хватало необходимых качеств, которые он, обучая новой культуре, требовал от других. Взявшись распоряжаться танцами на ассамблеях, он часто пускался в тяжелые шутки: ставил в ряды танцующих самых дряхлых стариков, дав им в партнерши молодых дам и сам становился в первой паре. Все танцующие кавалеры должны были повторять движения государя. Ф.Берхгольц отмечал, что царь выделывал такие каприоли, которые составили бы честь лучшим европейским балетмейстерам того времени. Между тем, набранные им старые танцоры путались, задыхались, многие валились на пол, а Петр начинал все сначала и …объявил, что если кто теперь собьется, тот выпьет большой штрафной стакан. Подобного рода шутки имели место практически во всех развлекательных мероприятиях императора.

Таким образом, составить полное представление о таком сложном явлении, как европеизация культуры русского дворянства в петровскую эпоху, можно при условии выявления целей европеизации и анализа единства ее объективных / реальные факты / и субъективных / восприятие русскими дворянами европейской культуры / черт и отвечая на вопрос, каким образом европейская культура преломлялась на русской почве.


. Цивилизационный раскол


Личность Петра I (Великого) всегда привлекала пристальное внимание, как его современников, так и потомков. Историки, социологи, литераторы в многочисленных работах по истории России и царствованию дома Романовых дают ему иногда совершенно различные характеристики. Тем не менее, все они находят свое единство, когда утверждают, что Петр Великий «вытравил» из самодержавия его полурелигиозный и патриархальный характер, сосредоточил в своих руках всю полноту власти, превратив народную монархию в абсолютистскую, не ограниченную никакими конституционными нормами, существующими на практике какими-либо соперничающими институтами или сильными социальными структурами. Он устранил и старую феодальную аристократию, и традиционный Боярский Совет (Дума), и национальную ассамблею (Земской Собор), и, что особенно важно, независимую церковь, при всем при этом, не решив вопрос о престолонаследии. Поэтому-то после смерти Петра российский абсолютизм в своих внутренних делах постоянно пытался решить две проблемы - престолонаследия и управления жизнью нации при отсутствии демократических начал в управлении.

Проводя изменения, реформы в России западного типа хаотично и непоследовательно, Петр I всю силу данных реформ направил на усиление государства, доведя его до абсолютистской формы, по своей цивилизационной сущности - восточной. Этого не понимают сегодняшние «западники», с упоением ведущие общие разговоры о прогрессивности петровских преобразований, двинувших Россию. Но куда? По определению В.О. Ключевского, петровские преобразования привели к цивилизационному расколу русского общества, и это его особое состояние, определили исторический путь России за последние более, чем два с половиной века. Проблема цивилизационного раскола стоит перед нашим государством давно и до сих пор не утратила своей актуальности. Сейчас Россия завершила очередной этап своего развития, в обществе ведутся дискуссии об интеграции России в Европу, и цивилизационный раскол проявляет себя с новой силой.

Впрочем, основные признаки раскола русского общества наметились еще до Петра, получили свое воплощение в церковном расколе и в результате реформ патриарха Никона выделилось и отмежевалось от православной церкви старообрядчество. В любом обществе существуют социокультурные противоречия. Раскол же подразумевает столкновение и размежевание культур. Основа для такого раскола, с очевидностью проявившегося в XVII - XVIII вв., заложена была намного раньше - еще с принятием христианства и образованием Русского государства. С одной стороны. Русь принимает христианство в византийской форме; ей свойственна высокая духовность, стремление к соборности, поклонение правителю как наместнику бога на земле - это типично восточные черты. С другой стороны, христианство - религия, возникшая на Востоке, но ставшая духовной основой западного типа развития, что во многом ориентировало Россию на Запад и создало базу для включения ее в европейское сообщество - несмотря на то, что России, в отличие от Киевской Руси, было присуще множество восточных черт. Далее необходимо помнить о сложном и своеобразном географическом и геополитическом положении того месторазвития Русского государства, которое в последствии стало историческим полем жизнедеятельности наших предков. Это стык Востока и Запада, где процесс формирования русского этноса происходил под влиянием разнонаправленных цивилизационных факторов. То есть предпосылки цивилизационного раскола русского общества существовали уже изначально и периодически сказывались на том или ином отрезке исторического пути России.

Окончательно оформившийся цивилизационный раскол нашего общества в XVII веке во многом определялся еще и тем, что, как писал В.О. Ключевский, в это время менялось наше отношение к западноевропейскому миру, в котором в XVI и XVII вв. на развалинах феодального порядка создались большие централизованные государства; одновременно с этим и народный труд вышел из тесной сферы феодального поземельного хозяйства, в которую он был насильственно заключен прежде. Благодаря географическим открытиям и техническим изобретениям распространению новой трудовой этики, в рамках которой труд рассматривался не как наказание, а как призвание, перед народами Запада открылся широкий простор для деятельности, началась усиленная работа на новых поприщах и новым капиталом. Политическая централизация и городской, буржуазный индустриализм, вели к значительным успехам, в развитии теории и практики народного хозяйства, а технические достижения обеспечивали экономический подъем, создание торговых флотов, расцвет фабричной промышленности, рост торгового оборота и кредита. Россия не участвовала во всех этих процессах, растрачивая свои силы и средства на внешнюю оборону и на кормление Двора, правительства, привилегированных классов, с духовенством включительно, ничего не делавших и неспособных что-либо сделать для экономического и духовного развития народа. Поэтому в XVII в. она отставала от Запада, больше, чем в начале XVI в. Западное влияние вышло из чувства национального бессилия, а источником этого чувства была все очевиднее вскрывавшаяся в войнах, в дипломатических сношениях, 4 торговом обмене скудость собственных материальных и духовных средств перед западноевропейскими, что вело к сознанию своей отсталости.

«В правительственной среде и в обществе появляются люди, которых гнетет сомнение,...они теряют национальное самодовольство и начинают оглядываться по сторонам, искать указаний и уроков...на Западе, все, более убеждаясь в его превосходстве....Так на место падающей веры... является уныние, недоверие к своим силам, которое широко растворяет двери иноземному влиянию». Как видим -история повторяется! Сегодняшние процессы в нашем обществе - ярчайшее тому подтверждение. В основе цивилизационного раскола, по мнению того же В.О. Ключевского, находится и противоречие между западным влиянием и господствующим в России дотоле влиянием - восточным и византийским. «Между обоими этими влияниями можно заметить существенную разницу. Греческое влияние было принесено и проводилось церковью и направлялось к религиозно-православным целям. Западное влияние проводилось государством, и призвано было первоначально для удовлетворения материальных потребностей. Однако, захватывая всего человека, оно не «успело захватить всего общества: с такой поглощающей силой оно подействовало лишь на тонкий, вечно подвижный и тревожный слой, который лежит на поверхности нашего общества».

Модернизация, начатая Петром I, во многом определила характер будущих преобразовательных процессов. Она проводилась при сохранении и даже усилении корпоративного начала и государства с абсолютной властью в лице монарха. Более того, в условиях, когда государство осуществляло мобилизацию средств для модернизации, заведомо снижая уровень жизни народа, применяло масштабное насилие, коллективизм даже усилился - он помогал выживать под таким мощным прессом. Это была единственная форма социальной защиты человека. Предпосылок для утверждения индивидуалистической традиции практически не было, она распространялась медленно, только в высших слоях общества. При всем том, преобразования привели к появлению светского государства, светской культуры и образования, предпринимательства и элементов рыночных отношений, которые способствовали формированию новой личности с иной ментальностью, складывалась европейски ориентированная часть общества. В итоге в петровскую эпоху начался цивилизационный раскол русского общества. Как писал В.Л. Ключевский, вместо того, чтобы обществу объединить свои усилия и направить их на решение важнейших задач, стоявших перед ним, в нем произошел раскол на «почву» и «цивилизацию», который сохранился на протяжении всего последующего времени и стал причиной глубоких противоречий и катаклизмов. Укажем, что преобладающим был, конечно же, почвенный уклад, а цивилизационный был чрезвычайно мал и создан был, по сути дела, азиатским, восточным способом.

Исторический маятник влечет расколотое общество из одного состояния в другое. Россия сочетает в себе оба типа динамики - циклический и линейный, но господствует в обществе модифицированный инверсионный цикл, восстанавливающий вновь то, что уже было, однако восстанавливающий лишь в некотором смысле, лишь отчасти, ограниченно и неполно.

Две цивилизации, фантастически оплетенные в типе одной страны, означают, по меньшей мере столько же типов ментальности, систем нравственности, основных политических культур, хозяйственных систем и т.д. Расколотое общество - особое общество, преобразующее любые воздействия извне и изнутри самим фактом раскола. Фактически, это означает необходимость постоянного учета не только «либеральных» элементов культуры, коих в России всегда было мало, но и основного массива общества, так называемой, «почвы». Сплав двух цивилизаций порождает особую «промежуточную» цивилизацию». И только поняв цивилизационную специфику нашего общества, как «промежуточную», мы перестанем настаивать на типологическом единстве российского и западного обществ. Достижения индустриальных форм труда, массового промышленного производства, культуры, искусства, недостаточно, чтобы объединить общество.

Понимание капитализма как одного из этапов «либеральной» цивилизации, к которой, якобы, движется Россия, означает, что российское общество остается до сих пор докапиталистическим. Капитализм, который исторически развивался в стране, никогда не проникал до общественных глубин. Для постоянного воспроизведения того или иного хозяйственного, экономического, социального порядка решающей для общества является деятельность основной части населения («почвы»). Элиты («цивилизация»), и тем более остальные меньшинства, обладают ограниченными возможностями, по сравнению с поступками большинства. Например, начиная с отмены крепостного права, с ростом рыночных отношений, ведущих к обнищанию и разорению основной массы крестьян - общинников, усиливалось сопротивление данному процессу с их стороны и фиксировались прежние дорыночные отношения.

А элита («цивилизация») в России до сих пор считает народ быдлом, которое можно повести куда угодно, просчитываясь тем самым в своих реформаторских ожиданиях, еще больше усиливая раскол в обществе. Есть экономическая категория измерения глубины социального раскола общества, так называемый, «коэффициент децильности». Так вот, в России наших дней он зашкаливает за тридцать раз в уровне доходов и жизни между полярными группами. А социально опасным считается уже десятикратное различие. Они (элита) не могут понять, что российская деревня («почва») до сих пор по сути дела остается докапиталистической, несмотря на беспрецедентную по глубине освободительную реформу 1861 года, а затем столыпинские реформ начала XX века. Наряду с островками становящихся капиталистических отношений в деревне, в несоизмеримо больших, по сравнению с ними, масштабах росло сопротивление этим отношениям, нарастала мощнейшая волна уравнительной справедливости (многовековая форма и образ жизни российского крестьянина-общинника). Именно она смела российское дооктябрьское государство, и способствовало установлению советской власти. Не подобное ли сейчас мы наблюдаем с добавлением ностальгии по старым советским временам. Работа ведется на прежнем социальном материале, ибо новых социальных образований «преобразования» не воспроизводят (так и нет «среднего класса»), а неимоверно углубляют раскол общества на полярные социальные группы сверхбогатых и сверхбедных, по сути, нищих, заталкивая в ряды последних основную часть российского населения, соответственно своему положению сопротивляющегося проводимым реформам. Вожди большевизма смогли использовать социальную энергию самого массового слоя населения крестьян, чтобы его же руками подавить более самостоятельную и склонную к предпринимательству часть землевладельцев. Осуществили руками этой же крестьянской России, изгоняемой с земли в города, индустриализацию, проведенную за счет того же крестьянства, обираемого до нитки, доводимого до голодной смерти в деревне. Индустриализация на добуржуазной основе, реализованная в Советской России - уникальное явление в мировой истории, показавшее новые возможности, пути и формы модернизации общества «смешанного» цивилизационного типа.

Раскол, по-видимому, мог возникнуть только в таком большом цивилизационно разноликом обществе, как российское. А в большом сложном обществе требования к эффективности принимаемых решений особенно высоки. Специфика значимого решения в условиях раскола заключается в том, что чаще всего оно одностороннее, не преодолевает раскол, взвешенно не учитывает интересы других групп, не выходит за рамки условий, средств и целей, способствующих ослаблению раскола. Потому то подобные общества (особенно наша Россия), существуют лишь постоянно опровергая себя, периодически стремясь занять то ту, то другую крайнюю позицию, постоянно «разоблачая» ложь во вчерашней правде. В любой момент только один полюс отождествляется с научной истиной и одновременно с народной правдой, справедливостью. История России вся пронизана «хромающими решениями». Любое значимое решение отменяется, не успев реализоваться, все решается как исключение, разрешенное запрещается, все сказанное и записанное опровергается, чтобы утверждаться, и утверждается, чтобы быть опровергнутым. Хромающие решения в буквальном смысле слова - несчастье России. Оно выражается в периодических переходах от реформ к контрреформам и обратно, в постоянном балансировании законодательных, исполнительных органов между противоположными решениями. Цивилизационный раскол русского общества сформировал и неповторимую политическую специфику истории страны. Она проявляется, прежде всего, в периодически возникающем двоевластии, которое в скрытом виде существует постоянно, но время от времени выплескивается на поверхность в самых разнообразных формах. Корни его в совластии племен и государства, веча и князя, сельского мира и царской администрации. Например, во времена Ивана Грозного мы видим земщину и опричнину; сам Петр I допускал два правительства, действовавшие перекрестно, с пересекающимися взаимно компетенциями. В феврале 1917г. оба уклада породили свои органы власти: «почва» - Советы, «цивилизация» - Временное правительство. И в дальнейшем, в советский период, двоевластие получает форму дуализма партии и государства. Каждая из форм двоевластия несла определенную отколотую от целого функцию. Двоевластие - результат двух мощных, исключающих друг друга стремлений расколотого общества: с одной стороны, сохранить догосударственные формы жизни, хозяйственную и политическую автономию, а с другой - обеспечить интеграцию общества, главным образом, административными средствами. Историческое наследие двоевластия лишь указывает на неразрешенность этой проблемы и сегодня. Попытки формирования правового государства, определенные шаги к которому общество делало в период либеральных реформ Александра II, а также после февраля 1917 года, привели к уродливым формам, где каждая из властей пыталась воплотить в себе власть в целом. Стремление к разделению властей приводило и приводит сегодня к конфликту между властями, так как происходит не на почве культуры, способной к консенсусу, диалогу.

Трагизм российского раскола особенно ярко проявляется при проведении реформ. Реформа, требующая объединения народа вокруг некоторого общего принципа, общей идеи превращалась, как правило, в контрреформу. Например, глава правительства П.А. Столыпин в свое время считал (впрочем, также поступили и нынешние, так называемые, «реформаторы»), что не следует ставить в зависимость от доброй воли крестьян момент ожидаемой реформы, поскольку народ темен и неизвестно, когда он дозреет до понимания ее настоятельной необходимости. Практически, данная точка зрения лежала в основе всех российских реформ. Поэтому многое из того, что в динамике страны кажется ошибками вождей, капризами исторической случайности и т.д., объясняется общественным размежеванием. А их взаимодействие должно базироваться на принципах взаимодополнительства и взаимосогласованности. Еще И.С. Киреевский, говорил, что сколько бы ни искали возвращения Русского или введения Западного быта, - ни того, ни другого исключительно ожидать не можем, а поневоле должны предполагать что-то третье, которое должно возникнуть из взаимной борьбы двух враждующих начал. Следовательно, вопрос о том, какой из двух элементов полезнее, не правомерен. Не который из двух, подчеркивает он, а какое направление они должны получить, чтобы действовать на пользу России.

Конечно же, вопрос о подобном синтезе сегодня чрезвычайно актуален, ибо как никогда актуальна проблема: каким образом провести успешную модернизацию в России национального российского образца. Но здесь возникает опасность «дурного синтеза Востока и запада» в России, в результате которой может возникнуть синтетический образ русской «Азиопы», как по аналогии с «Евразией» назвал Россию историк П.Н. Милюков. Потому-то русская мысль постоянно задавалась вопросом: где гарантии, что данный синтез будет непременно независимым? Не превратиться ли Россия, постоянно выбирая между Западом и Востоком, в гоголевское «ни то, ни се, а черт знает что». Потому не случайно Н.Я. Данилевский писал о том, что еще Петр I хотел сделать прививку европейской цивилизации к русскому дичку, в итоге которой ни самобытной культуры не возросло на русской почве, ни чужеземного его не усвоилось и не проникло далее поверхности общества. Л. Н. Гумилев вообще говорил о том, что механический перенос в условиях России западноевропейских традиций дал мало хорошего. Ведь российский суперэтнос возник на пятьсот лет позже. И мы, и европейцы всегда данное различие ощущали, осознавали и за «своих» друг друга не считали. Поскольку мы на 500 (пятьсот) лет моложе, то как бы мы ни изучали европейский опыт, мы не можем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы.

Таким образом, реформы Петра I имел масштабные и долговременные последствия, выразившиеся в том, что произошла европеизация России в смысле приравнивания русского государства и общества к европейской модели. Напротив, проблемы, с которыми она сталкивается вплоть до наших дней, объясняется именно тем, что европеизации не случилось, но социальное тело России было расколото на две части: высшие слои в значительной степени приблизились к европейским стандартам жизни, а остальные 4/5 преимущественно сельского населения остались, по сути, стороне от этого. Более того, даже язык в этих двух укладах был разный: «почва» говорила на русском, «цивилизация» на французском. Раскол пронизывал и пронизывает все российское общество, и его проявления и следствия, многогранны. Вся их совокупность - уникальное явление в мировой истории, что и позволяет говорить о специфике России, выходящей по своей значимости на цивилизационный уровень.


Заключение


Русское общество всегда с большим интересом относилось к процессу взаимодействия культур, особенно к его негативным последствиям. Этот интерес, главным образом, проявлялся в полемике, которая протекала на страницах трудов общественных деятелей, публицистов, литераторов. Ее основное содержание заключалось в осмыслении тех изменений, которые нес с собой этот процесс как для России в целом, так и для представителей различных общественных групп, прежде всего, дворянства, в частности. Формы этой полемики были чрезвычайно разнообразны, простираясь от ярких обличительных высказываний церковных деятелей до завуалированной критики на страницах периодической печати. Иногда эта полемика носила характер стихийного протеста, иногда являлась результатом четко продуманных и умело организованных действий. Петровские реформы положили начало переходу от древнерусской культуры к культуре нового времени. Главное содержание петровских реформ составили секуляризация и европеизация русской культуры, что разрушило ее целостность и породило в ней сложные неоднозначные процессы. Петровские реформы расчленили некогда единую синкретичную «культуру - веру» на культуру и на веру, то есть на две культуры: культуру светскую и религиозную (духовную). При этом религиозная часть культуры уходила на периферию, а новообразовавшаяся светская культура укоренилась в центре. Реформы изменили основные установки в концепции мира русского человека. На место красоты была поставлена польза, приоритета слова - приоритет вещи, церковной книжности - светская книжность, плетению словес (литературный стиль) - деловое письмо.

Петровские реформы принесли немыслимые для традиционной русской культуры явления: библиотеки, общедоступный театр, кунсткамеру, академии наук, парки, парковую скульптуру, дворцовую архитектуру. Преодолевая статичность русская культура начала проникаться принципом историзма: история отныне не стала восприниматься как застывшая вечность, как предопределение, а стала рассматриваться как результат деятельности людей, итог их сознательных поступков, как поступательное движение мира от прошлого к будущему.

Петровские реформы носили противоречивый характер, это было обусловлено тем, что одна часть страны еще находилась в средневековье, а другая шагнула в новое время. Посланные на обучение за границу молодые дворяне (прообраз будущей интеллигенции) составляли очень тонкий слой европейско-образованных реформаторов во многом оторванных не только от большинства населения, но и от жизни своего класса.

Помимо социо-культурного раскола, порожденного секуляризацией, петровские реформы заложили еще две конфронтации в русском обществе:

между просвещенным меньшинством и непросвещенным большинством;

между прозападнически настроенными реформаторами и их противниками.

Петровские реформы были противоречивы не только по своим последствиям, но и противоречивы внутренне, парадоксально, европеизируя Россию Петр довел до крайности именно те элементы государственности и культуры, которые сближали Россию именно со странами восточной деспотии. Внешняя демократизация жизни на самом деле служила укреплению абсолютизма восточно-демократического типа, особенно ярко это проявилось в политике по отношению к дворянству, которую можно характеризовать как зарегламентированную и бюрократизированную. Русский дворянин был не более свободен, чем его крепостной крестьянин. Это явление получило название демократизации несвободы: речь идет о том, что русское дворянство испытывало на себе прессинг государства не в меньшей, а может быть даже в большей степени, чем остальное население страны. А поскольку русское дворянство стремилось к освобождению, то на определенном историческом этапе понятие дворянства и свободы совпадало (князь Болконский в «Войне и мире», Суворов и Кутузов, И.А. Крылов). Таким образом благодаря петровской политике в отечественной культуре наметилась еще одна тенденция конфронтации: центростремительная (русское самодержавие во всех направлениях) и центробежная (деятели русской культуры, выражавшие тенденцию освобождения).

Русская культура XVIII века развивалась в атмосфере нестабильности: это дворцовые перевороты, реформы и контрреформы, интриги, фаворитизм и т.д. Лишь с началом царствования Екатерины II наступил период консолидации сил просвещенного дворянства (правящая + духовная элита). Это особенно ярко отразилось в Русском Просвещении. В России получают распространение идеи Вальтера, Руссо, деизм, масонство, но Русское Просвещение отличалось от западноевропейского тем, что в основном среди русских просветителей (Дмитрий Фонвизин, Николай Новиков, Александр Радищев) не получили распространение материалистические и атеистические идеи.


Список литературы


Неистовый реформатор. М.: Фонд Сергея Дубова, 2000. С. 9-104.

Алексеев H.H. Русский народ и государство. М.: Аграф, 2008. - 640 с.

Ю.Арнольдов А.И., Баллер Э. Философские проблемы культуры. М.: всесоюзное общество «Знание», 2008. 16 с.

Боборыкин П. Английское влияние в России // Северный вестник, № 10, 2005. С. 177-185.

Данилевский. Россия и Европа. СПб.: т-во «Общественная польза», 2001.-542 с.

Дриссен Й. Царь Петр и его голландские друзья. СПб.: Образование и культура, 1996. - 172 с.

Корнилович А.О. Нравы русских при Петре Великом. СПб., A.C. Суворин, 2001.-88 с.

Лаппо-Данилевский A.C. История русской общественной мысли и культуры XVII XVIII вв. - М.,: Наука, 2000. - 293 с.

Литвинов C.B. Взаимодействие русской и польской культур (XVII век) // Запад и Восток: традиции, взаимодействие, новации. Владимир, 2000

Литвинов C.B. Взаимодействие русской культуры с культурами западноевропейских стран в царствование Петра // Исторические науки, №3, 2007. С. 54-58.

Литвинов C.B. Первая половина XVII века - новый этап во взаимодействии русской культуры с культурами западноевропейских стран // Современные гуманитарные исследования, №3 (16), 2007.С. 278-283.

Межуев В.М. Культура и история. М.: Политиздат, 2007. 197 с.

Мезин С.А. Цивилизация России Петром I: два взгляда // Просвещение и развитие цивилизации в России. Саратов, 2001. С. 251-256.

Павленко М.А. Западники 40-х гг. о европейской цивилизации // Проблемы отечественной истории. Волгоград, 1994. С. 32-38.

Платонов С.Ф. Москва и Запад в XVI-XVII веках. JL: Сеятель, 1925.- 150 с.

Россия и внешний мир. Диалог культур. М.: ИРИ РАН, 1997. 286 с.

Россия и Европа в XIX-XX веках. Проблема взаимовосприятия народов, социумов, культур. М.: ИРИ РАН, 1996. 286 с.

Россия между востоком и Западом: традиционные и современные концепции. М.: ИНИОН, 1994. 214 с.

Трубецкой Н.С. Европа и человечество // Трубецкой Н.С. Наследие Чингис-хана. М.: Аграф, 2000. С. 29-92.

Цветаев Д.В. Обрусение западноевропейцев в Московском государстве. Варшава. Тип. Варшавского учебного округа. 1903. 23 с.

Цветаев Д.В. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. Историч. Исследование Дм. Цветаева. М., Универси-тетск. Тип., 1890. 782 с.

Цветаев Д.В. Россия и Западная Европа в их взаимных отношениях. Варшава, тип. Окружного штаба, 1904. 20 с.

Чугров C.B. Россия и Запад. Метаморфозы восприятия. М., Наука, 1993.-143 с.

Шмурло Е.Ф. Восток и Запад в Русской истории. Юрьев, тип. К Матисена, 1895. 37 с


Теги: Европеизация России в первой четверти XVIII века и ее последствия. Цивилизационный раскол  Реферат  История
Просмотров: 40151
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Европеизация России в первой четверти XVIII века и ее последствия. Цивилизационный раскол
Назад