Денежная система Руси

Введение


Денежная система на Руси имееет более чем тысячелетнюю историю. В своём развитии денежная система пережила множество реформ, которые были направлены реформаторами на повышение стабилизации обращения денег и увеличении эффективности экономического развития государства. Монетный чекан начинает свою историю на территории Руси с Х столетия.

Для изучения отдельных исторических периодов, монеты выступают как важный и, в тоже время, оригинальный исторический источник. «Отражение целого круга идей и понятий в изображениях и надписях, имена и даты, встречающиеся на монетах, их художественные и эпиграфические данные, материал и техника изготовления, вес - как элемент метрологии, счет денег и зависимость между монетами различных достоинств (монетные системы), отношения между монетами различных государств, монетные реформы - все это делает монеты очень благодарным материалом для разностороннего изучения экономической и политической истории народов, их материальной и духовной культуры».

Первый прообраз денег возникает у кочевых народов. Денежной единицей выступал скот, который стал основным предметом обменных операций. В том, что скот был на то время основной формой стоимости, можно убедиться при переводе древнерусских и латинских названий денег. Слово pecunia, что в переводе с латинского обозначает «деньги», имеет происхождение от слова pecus - скот. К примеру, в поэмах Гомера можно встретить меру стоимости в один бык. За сто быков можно было приобрести доспехи из золота. Скот считали по головам. Современные слова «капитализм» и «капитал» происходят от латинского слова сaput, что в переводе обозначает «голова». Слово «скотъ» на Руси имело несколько значений (домашние животные, богатство, деньги). Казна называлась «скотьницей», а казначей - «скотьникъ».

На начальном этапе своего развития деньги существовали только в форме товарных денег. Появлению денег предшествовали трудности непосредственного обмена продуктами труда на ранних этапах экономического развития, когда производители получили первые излишки своих продуктов и хотели их обменять. Сделать это было довольно-таки тяжело: желание производителей различных продуктов по обмену не совпадали. Например, владелец овечьих шкур хотел выменять их на соль, но владелец соли желал приобрести топор. Постепенно участники обмена пришли к выводу, что среди товаров, которые обмениваются, есть такие, которые чаще всего ищут. Этот продукт всегда можно легко обменять на необходимый в данный момент. Например, в определенной местности таким продуктом был скот.

«На протяжении очень значительного времени человеческого развития бартер неизменно служил единственным средством обмена товаров и услуг. Из этого следует, что историческое развитие денег и финансов с относительно древних времён и поныне, недалеко выходит за рамки изучения бартера в целом. Соответственно мы знаем больше о существовании бартера с деньгами, нежели мы знаем о самом бартере в течение продолжительных, безденежных веков предыстории «

Стоит заметить, что деньгами выступал не только скот. Первобытными деньгами в своё время выступали: соль, рыба, шкуры, ткани, меха, чай, бусы, чёрный перец и другие предметы. Наиболее часто в качестве первобытных денег встречались раковины мелкого моллюска - каури. Средством обмена каури являлось у многих народов мира (в том числе и на Руси). Среди островных народов Тихого океана раковины этого моллюска выполняли роль денег вплоть до ХХ столетия.

Первый большой раздел общественного труда, когда земледелие отделилось от животноводства, создал предпосылки для превращения оборота в регулярный процесс. Быстро рос объем товаров, поступавших на рынок, и каждый из них мог выразить свою стоимость в целом ряде эквивалентов.

По мере формирования регулярного рынка товаропроизводителям все больше времени потребовалось для поиска товара - эквивалента. Это обусловило выделение из общего ряда товаров одного, который был самой большой ценностью и стал играть роль всеобщего эквивалента. Но на разных рынках в качестве всеобщего эквивалента могли выступать различные товары.

Новый уровень в развитии обмена был достигнут, когда сформировались межтерриториальные рыночные связи и на рынке появились субъекты, которые производили продукцию только для продажи. У этих субъектов возникает необходимость сохранять и накапливать часть созданной продукции. При таких условиях стало необходимым как можно продолжительнее закрепление роли всеобщего эквивалента за одним товаром. Поэтому общая форма стоимости переросла в денежную, а товар, за которым надолго закрепились роль всеобщего эквивалента, стал деньгами.

В то же время были сформированы требования, которые предъявлялись к денежному товару:

износостойкость;

портативность;

стабильность;

однородность;

делимость;

узнаваемость.

По мере популярности обменных операций, человечество пришло к выводу, что наиболее рациональным товаром, выполняющим функции денег, являются благородные металлы.

Переход развития производства на более высокую ступень, стал толчком к возникновению чеканной монеты.

Самыми древними считаются монеты из электры - сплава серебра и золота. Впервые они появились в Лидии (852-685 гг. до н.э.).

Самыми тяжёлыми монетами считаются шведские медные монеты прямоугольной формы. Эти монеты выпускались в XVIII столетии и весили до 20 кг.

Самыми лёгкими металлическими монетами считаются непальские серебряные деньги, датированные 1740 годом. Имея размер 2 на 2 миллиметра, монеты весили всего 0,014 грамма. Иногда монету распиливали на несколько частей, чтобы рассчитаться за небольшие покупки.

Самой дорогой была индийская золотая монета номиналом в 200 мохуров, отчеканенная в 1654 году. При весе 2,177 кг, диаметр у неё был 136 мм. Посмотреть на монету сегодня можно в Британском музее в Лондоне.

Преимущество металлических денег перед другими формами более примитивных средств обмена состояло в том, что металлические деньги имели высокую износостойкость. Такие деньги можно было хранить длительное время, при этом не волнуясь, что деньги «испортятся». Имея большой вес при малом объёме, металлические деньги были более удобны при транспортировке. И, наконец, такие деньги очень легко делились, что позволяло проводить мелкие торговые операции.


1. Денежное дело в Русском государстве в XVI-XVII вв.


Если посмотреть на период XVI-XVII вв. в России, то можно сказать, что очень слабо велась добыча серебра. К концу XVII в. объём добытого серебра, поставки которого, в основном, велись из Сибири, составлял несколько пудов в год. Такой объём не мог покрыть всех потребностей такого большого государства, как Россия. Но чеканить монеты нужно было в полном объёме. В качестве сырья использовались иностранные монеты и серебро в слитках. Такое сырьё (иностранные монеты и серебро в слитках) в Россию попадало в результате обменных операций на товары.

Не имея собственных серебряных рудников в достаточном количестве, Московское правительство в качестве денежного металла обычно использовало иностранную серебряную валюту (рейхсталеры, называвшиеся русскими ефимками), получая из перечеканки в русские деньги мелких достоинств дополнительный доход. Любский ефимок принимался в казну за 49-50 коп., а вычеканенные из него русские деньги по номинальмому достоинству соответствовали 64 коп. Таким образом, доход от перечеканки составлял 28%. Между тем, серебряные рублевые ефимки, выпущенные в 1654 г., соответствовавшие при том же весе металла 100 коп., давали доход от перечеканки в 100%. Такое же повышение курса было у серебряных четвертков, приравнивавшихся 25 коп.

Значительно более высокий доход должка была принести операция с выпуском медных денег. По предположению, из 1 фунта меди должно было выходить медных монет общей суммой в 10 руб., тогда как рыночная цена фунта красной меди в это время составляла около 12 коп. Рыночная стоимость меди, заключенной в 1 рубле медных монет, составляла всего 1,2% их номинальной стоимости. Поэтому производившийся в 1663 г. после возврата к серебряной денежной системе обмен I рубля медью на 2 серебряные деньги почти соответствовал рыночному соотношению в стоимости серебра и меди.

Если не считать расходов, связанных с чеканкой монет, то обший доход от денежной операции должен был составить: 223 405 руб. от перечеканки серебряных ефимок и 3952 000 руб. от выпуска медных денег, всего округленно 4 175 000 руб. Эта огромная сумма приблизительно в два раза превосходила общий государственный бюджет в последней четверти XVI столетия.

Впоследствии, после изъятия медных денег из обращения, правительство следующим образом определяло цель денежной реформы: «с прошлого 164 г. указали мы, великий государь, нашим ратным всяких чинов людям и кормовым на раздачу делать медные деньги к серебряным в прибавку, и давать на наше жалованье и в корм против серебряных денег ровно, а с гостей и со всяких чинов людей поборы были немногие''.

Изучая налоговую политику этого периода, мы действительно видим, что выпуск медных денег позволил правительству почти не прибегать к чрезвычайным сборам. Десятая деньга собиралась весною и осенью 1654 г. в самом начале войны, когда правительство еще не развернуло в полном объеме чеканку новой монеты и испытывало сильнейший недостаток в денежных средствах.

До XVIII века как такового единого государственного монетного двора не существовало. У кого было достаточное количество серебра, тот имел право чеканить монеты. Государство также принимало участие в чеканке монет, но доля таких монет на общем фоне была довольно-таки мизерной. Хотя монеты, отчеканенные государственным денежным двором, были более высокого качества.

После Смутного времени, когда польско-шведские интервенты уменьшением веса копейки расшатали денежное хозяйство государства, право свободной чеканки начинают ограничивать. Теперь государство сосредоточивает производство монеты в своих руках. А в определенный момент вообще становится выгоднее продавать серебро государству, нежели делать из него копейки.

Примерно в это же время закупка серебра и чеканка монет частными лицами была запрещена. Это отныне стало монопольным правом государства. Денежные дворы в Новгороде и Пскове закрываются вообще, монета чеканится лишь в Москве.

Однако частные лица, владевшие запасом серебра в виде талеров, считали, видимо, что в мире нет ничего постоянного, что любой запрет можно переждать. Поэтому талеры хранили до лучших времен.

В крупных торговых городах того времени (Новгороде, Ростове-Ярославском и целом ряде других) были найдены крупные клады талеров того времени.XVII вв. оказались плодотворными в плане материала для исследований. В кладах тех времён археологи находят монеты разного номинала и разных государств. Исследователи удивляются, как наши предки умело ориентировались в этом разнообразии монет. Плюс к этому, классификация денег (рубли, копейки, деньги, полушки и алтыны) была на порядок больше, нежели классификация современных денег. Тем временем, наши предки, которые и понятия не имели о компьютерах и калькуляторах, вели успешный учёт денежных операций. Помощником в подсчётах денежных операций выступали счёты. Эти счёты существенно отличались от современных. В XVII веке счёты заменил «досчатый счёт». Историки предполагают, что конструкцию русские умельцы позаимствовали у татар, которые, в свою очередь, пользовались китайским суанланом (китайскими счётами).

«Бухгалтеры» тех времён пользовались специально составленными таблицами, которые позволяли приводить дроби, которые появлялись при подсчёте сумм, к общему знаменателю. Все эти подсчёты вызывали некоторые неудобства при проведении денежных операций. В XVI веке была внедрена десятичная структура нового рубля, что существенно облегчило взаиморасчеты. Все эти нововведения были опубликованы в московском руководстве для торговых людей - в «Торговой книге».

В интернете можно найти достаточное количество обширных публикаций о денежном обороте и ценах на некоторые товары исследуемого периода:

«Мы с вами легко можем допустить, что те мелкие монетки, которые были распространены в XVI-XVII вв. (копейка, деньга, полушка), хранили во рту. Действительно, ведь они столь малы по размеру, что могут напомнить семечки. Но какова же была покупательная способность этой, казалось бы, мелочи? Чтобы это представить, давайте выясним, например, цены на съестные припасы в Москве в 1601 г. Четверть ржаной муки (около 4 пудов, т.е. 64 кг) обходилась покупателю в 30 копеек, пуд коровьего масла - в 60 копеек. Рыба продавалась возами, пудами, бочками, рогожами, пучками; а вот штуками - лишь иногда, причем она была на любой вкус - свежая, соленая. Пуд семги стоил 37 копеек, воз - около 10 рублей. Две бочки белуги, причем не местного улова, а привезенные с севера, стоили 10 рублей 25 алтын. Всегда в цене были осетры, 105 длинных осетров стоили 35 рублей, таким образом, цена одной штуки составляла примерно 30 копеек.

Заморские, т.е. импортные товары, стоили, конечно, дороже. Одна голова сахара, например, оценивалась в 4 гривны. Это 40 копеек. Один лимон (вот уж поистине заморский фрукт!) стоил 1,5 копейки. Продавали их, как и в наше время, на штуки. И это действительно высокие цены. Сравните: четырехлетний бычок стоил на базаре менее 1 рубля, т.е. дешевле 100 копеек.

Но в обиходе, конечно, требовались и одежда, и обувь, и посуда, и ремесленные изделия, и украшения. На базаре существовали специальные так называемые кафтанные ряды. Там можно было купить самые разные зимние вещи. Были, например, шубы из овчины всего лишь за 30 - 40 копеек. А вот для людей побогаче - шубы на соболях, да еще крытые бархатом. Эти стоили уже до семидесяти рублей.

Сложным было положение покупателя да и продавца, если назначенную цену (довольно большую) платили мелкими монетами. Ну, представьте себе, что вам надо заплатить 8 рублей копейками за шапку «лисью горлатку». Надо отсчитать 800 копеек! А если у вас в кошельке, кроме копеек, еще и полушки, деньги? Покупатели часто в таких случаях заранее готовили необходимую сумму дома, заворачивая ее в бумажку или лоскуток ткани.»


2. Денежная реформа Елены Глинской


Первая треть ХVI в. была временем экономического и политического подъема страны. В этот период страна не переживала каких-либо социальных или общенациональных потрясений. С приходом к власти Елены Глинской, после смерти Василия III, противоборство родового боярства и княжеской власти начало усиливаться.

Гонения фальшивомонетчиков коренным образом не решали проблем русского денежного хозяйства. Необходимо было менять тактику и предпринять реальные шаги к искоренению данного явления. Среди денежной массы было много «порченных», обрезанных денег. Вне всякого сомнения, основной причиной реформы было растущее производство товаров и стремительное увеличение всероссийского рынка.

Основная задача реформы Елены Глинской была ликвидировать плачевное состояние оборота денег, от которого несла ущерб казна, которая была вынуждена принимать неполноценные стертые и обрезанные монеты, так и на упрочение денежной системы во всей стране.

В основе унифицированной системы денежных знаков был положен рубль (68г серебра), копейка (0,68г), деньга (0,34г), полушка (0,17г). Итак, один рубль равнялся 100 копейкам или 200 деньгам или 400 полушкам. Полушка составляла одну четверть копейки. Эти монеты просуществовали около 200 лет до 1718 г. А свой вес 0,68г. копейка сохранила 100 лет и только в начале XVII столетия, польские и шведские пришельцы стали выпускать легковесную копейку русского образца 0,56 и затем 0,48 г.

Если свести воедино все летописные известия о реформе и учесть все коррективы, внесённые в датировку летописных записей областными сводами, получится следующая картина. В феврале - марте 1535 г. в Московском государстве началось проведение монетной реформы. Возможно, летописи этой датой означают только рассылку на места царских указов о начале проведения реформы.

В проведении денежной реформы Елены Глинской можно говорить о трех этапах: 1535, 1536 и 1538.

Первый этап ученые историки связывают с мартовским указом 1535 г. о повелении Новгородскому и Псковскому монетным дворам приступить к чеканке денег - новгородок по новой стопе. Исполнение этого указа фактически началось в Новгороде 20 июня 1535 г. Но еще мартовский указ 1535 г. содержал обоснование причин реформы. Отмечалось, что фальшивомонетчики подмешивали в серебро недрагоценные металлы, применяли всякие хитрости. В летописи сказано, что Великий князь повелел «те новые деньги накрепко беречи, чтоб безумнии человеци ни мало их не исказили и стары б злы обычаи оставили, и на покаяние пришли и начата делати новые деньги месяца нюня 20 день»…

Для надзора за работой на монетном дворе была назначена группа лиц, под руководством московского купца и умельца Богдана Семеновича-Курюкова. Монетная стопа была значительно снижена:из гривенки стали чеканить 300 денег, когда ранее при Иване III чеканили 260.

Изменилось и название денег: раньше рублевая гривенка первоначально делилась на 200 денег, теперь же на 100 копеек.

Новгородкой называлась московская серебряная монета - деньга, которая чеканилась с конца XV в. весом в новгородскую деньгу. Новгородская деньга была тяжелее московской.

После указов 1535 г. «новгородка» получила новое название, она стала называться копейка, т.к. на монете был изображен всадник с копьем. Самое раннее сообщение Воскресенской летописи не называет ещё нового номинала - копейка, или деньга копейная - и указывает только на чеканку монет по трёхрублёвой стопе. Название «деньга копеёная» появляется в более поздних записях. Можно предположить, что копеёка была не самым первым номиналом, выпущенным в начале реформы. Копейке предшествовали какие-то иные монеты, чеканившиеся тоже по трехрублёвой стопе.

Первоначально деньга содержала 0,787 г. серебра, после реформы её вес снизился. Копейка = 0,68 г. Деньга заменила московки и стала равняться 0,34 г. серебра. Снижение веса денег было узаконено потому, что фактически из-за массовой порчи денег вес их упал, а восстановление прежнего веса денег принесло бы убытки держателям неполноценной монеты

И вот, чтобы не ущемлятъ интересов торгового люда, а также, чтобы сохранить доход казне от экономии металла при чеканке, вес копейки установлен в 0,68 г.

В этой связи интересны данные о реальной ценности денег. По документам Волоколамского монастыря в 1532 г. наименьшая денежная рента с выти (выть включала 2-3 крестьянских семьи) равнялась 24 деньгам.

К началу 70-х гг. XVI века во владении этого монастыря сложилась шкала денежных окладов с выти: 24, 50, 100, 150 и 200 денег. Нормы выше рубля (200 денег) не существовало. Ренту в 100 - 200 денег, т.е. полтину или один рубль платили небольшие селения.

Летописные сообщения приводят так же некоторые данные о порядке запрещения старых денег в ходе реформы Елены Глинской. В сообщении Московских летописей 1535 года говорится о «заповедении» денег «поддельных и обрезанных». В Новгородских летописях, без уточнення номинала денег, так же говорится о запрещении «резаных» денег. Вологодская летопись 1536 г. точно отмечала, что «заведаны» были «старые лены и новгородки». А два года спустя в 1538 г. та же летопись указывает, что запрещены были «старые деньги московки».

Таким образом, в первую очередь изымались из денежного обращения резанные и низкопробные монеты, затем наступил черед «старых новгородок», и уж на завершающем этапе реформы были запрещены «старые московки». Возможно, что последние как более мелкие номиналы могли еще некоторое время участвовать в денежном обороте наряду с новыми монетами, с которыми они были более сопоставимы но весу.

Денежная реформа Елены Глинской в ряду социально - экономических явлении первой половины XVI века представляла собой весьма знаменательное событие. Ее историческое значение заключалось не только в том, что она за короткий срок покончила со старыми монетами, но и оформила и закрепила национальную десятичную денежную систему. Реформа Глинской явилась естественным результатом развития и завершення веками существовавших в русских землях, счётно - денежных понятий.


3. Денежная реформа Алексея Михайловича


Между городскими восстаниями 1648-1650 гг. и восстанием Разина в 1668-1671 гг. лежит 18-летний промежуток, обычно характеризующийся как время относительного спокойствия внутри и очень напряженной борьбы на внешнем фронте; в течение 13 лег (1654-1667 гг.) шла война за Украину. Однако при изучении этого периода всегда возникает вопрос, насколько открытые классовые выступления в конце 40-х и в начале 70-х гг. были изолированы друг от друга? Можно ли считать, что 50-е и 60-е годы были действительно временем устойчивого внутреннего положения Московского государства? В исторической литературе нет ответа на этот вопрос. При изучений рассматриваемого времени преимущественно останавливались на двух его крайних хронологических гранях, совпадающих с яркими событиями открытой классовой борьбы. В течение всего промежуточного периода можно отметить лишь одно крупное выступление - так называемый «медный бунт» 1662 г. Историческая традиция очень давно, со времени Григория Котошихина, бывшего его очевидцем, рассматривала восстание в Москве 25 июля 1662 г. как случайный и изолированный эпизод, вызванный обесценением медных денег. Обычно о нем говорилось вскользь в общих курсах русской истории, хотя еще в 1890 г. А. Зерцалов опубликовал интересные и ценные материалы, составляющие часть следственного дела. Причина недостаточного внимания к московскому восстанию 1662 г. заключается отчасти в его относительно скромном размере по сравнению, например, с городскими восстаниями 1648-1650 гг.; с другой стороны, известное влияние не могла не оказать и недостаточная разработанность социально-экономической истории этого периода.

Если считать обесценение медных денег, сопровождавшееся угрожающим ростом цен и наступлением голода, основной причиной выступления низших слоев московского посадского населения, то и в этом случае правильное понимание событий 25 июля 1662 г. возможно только после привлечения более широкого исторического материала, относящегося к расстройству денежного обращения, и предварительного изучения влияния денежного кризиса на народное хозяйство и на экономическое положение различных классов населения. Между тем научную разработку денежной реформы Алексея Михайловича нельзя признать удовлетворительной даже в отношении фактической истории. Причина этого заключалась в бедности и малосодержательности документальных источников и в большой зависимости от сообщений Котошихина и Мейерберга, содержащих ряд неточностей. До последнего времени не был известен даже год выпуска медных денег. В. Берх, один из первых писавший об этой операции, отнес начало обращения медных денег к 1657 г. К этому же году относит начало новой денежной системы А. Брикнер, автор специальных исследований о медных деньгах.

Вследствие этого для правильного понимания происхождения и назначения денежной реформы необходимо обратиться к характеристике общего экономического и финансового положения страны перед началом войны.

Правительство Алексея Михайловича в первые же годы выступило с широкими агрессивными и колонизационными планами, следствием которых было переустройство армии, с развертыванием новых формирований стрелецких, драгунских, рейтарских и солдатских полков. Из-за границы прибывают сотни военных специалистов из числа безработных шведских, голландских и английских офицеров. Производятся большие закупки оружия и военного снаряжения.

Изыскивая средства, необходимые для покрытия расходов, правительство Алексея Михайловича обратилось к усилению косвенною обложения н к системе мероприятий, имевших целью содействовать развитию крупного купеческого капитала и укрепить экономическое положение высших слоев посадского и торгового населения. К ним относились: городская реформа, сопровождавшаяся уничтожением особых феодальных прав на городской территории, реформа таможенного обложения, в которой уже в это время выступают развившиеся впоследствии тенденции протекционизма, отмена тарханов, уничтожение мелких сборов, откупов, лишение привилегий иностранного купечества.

Первый опыт замены прямого обложения косвенным был произведен в 1646 г. введением нового повышенного налога на соль, который по первоначальному предположению должен был заменить мыт, стрелецкие и ямские деньги. Как известно, эта попытка перехода к косвенному обложению кончилась пашой неудачей.

В острые моменты финансовых затруднений Московское правительство обычно прибегало к экстраординарным сборам в виде единовременного налога в определенном процентном размере на капиталы и имущество («пятинные деньги»), а также к повышению прямых поземельных налогов. В начале кампании 1654 г. прямые поземельные налоги были оставлены без изменений..Пятинные деньги», по сообщению Котошихина, сначала собирались в размере двадцатой деньги, потом десятой деньги «не по один год», а в 1662 и 1663 гг. производился сбор «пятой деньги» серебром.

К сожалению, Котошихин не приводит более точных данных о времени этих сборов. По документальным источникам устанавливается первый сбор десятой деньги с 20 марта 1654 г., то есть непосредственно после начала войны. Сбор производился с торговых и посадских людей, по их скаскам и по окладу с животов их и с промыслов». Одновременно производился сбор «ратным людям на жалованье» по полуполтине со двора в церковных, дворянских и дворцовых землях и по 4 алтына с деньгою- с крестьянских и бобыльских дворов бояр, окольничих и думных людей. Следующий сбор десятой деньги, коснувшийся на этот раз и крестьян, последовал осенью этого же года.

Сборы десятой деньги и ратным людям на жалованье, а также остальные поступления в приказы, происходили крайне медленно. С 20 марта по 1 нюня сборы десятой деньги и ратным людям на жалованье дали 35 000 руб., из которых первые 5000 руб. были посланы в поход 22 мая. На требование царя тотчас прислать к нему в поход 100 000 руб. «или сколько зберетца больши или меньши» и везти их «наспех» бояре, ведавшие в отсутствии царя Москву, могли выслать 2 июня только 30 000 руб. В четвертях (Новгородской, Владимирской, Галицкой, Костромской и Устюжской) в это время денег в сборе совсем не было, а в Новой четверти были только 3000 руб. на московские расходы.

Документальные материалы, относящиеся к денежной реформе, позволяют с большой подробностью представить историю первых двух месяцев выпуска новых монет.

Указ о выпуске новых серебряных денег последовал 8 мая 1654 г., когда было велено перечеканить 893 620 немецких ефимков в русские деньги такого же размера; для этого надлежало сбить на ефимках немецкие клейма «наглатко» и «учинить на ефимках чеканы против денег». Повидимому, тогда же последовал указ о выпуске медных полтинников, полуполтинников, алтынников и гривенников. Из донесения Аф. Нарбекова, заведывавшего денежным двором, посланного царю в первых числах июня 1654 г., следует, что именно деньги этих достоинств было велено сделать из 10 000 пудов меди, причем из одного фунта меди должно было выходить медных монет по номинальной цене на 10 руб.

По сделанному в Москве расчету из фунта должно было выйти: «20 полтинников, весу в них по 5 золотников без четы в ефимке, 40 полуполтинников, весу по полтретья золотника без получетверти в полу - ефимке, 100 гривенников, весу в гривеннике доведетпа меныии золотника, 333 алтынника с третью, весу доведетпа в алтыниике против серебреных 5 денег». В этом расчете не был принят во внимание угар металла, что несколько понижало вес выпускаемых монет. И действительно, средний вес медного полтинника в музейных собраниях составляет 388,3 долей (вместо 460,8 долей). Во всяком случае, мнение историка И. Кауфмана о том, что вес вновь выпущенных монет был случайным, является совершенно ошибочным, так же как и предположение, что крупные медные монеты были умышленно сделаны относительно легче медных монет мелких достоинств, при сравнении одной к той же номинальной ценности.

Первые образцы медных алтынников были показаны царю в селе Воробьево под Москвой, где он остановился, направляясь в армию 19-21 мая. Царь одобрил образцы, и после этого была вычеканена первая пробная партия алтынников. До конца мая на заведение оборудования денежного двора и на поденный корм мастерам и ярыжным было израсходовано 150 руб. 13 ал. 2 д.

Таким образом, момент начала денежной операции должен быть отнесен к маю 1654 г., т.е. к самому началу войны. Решение о выпуске новых серебряных и медных денег было принято или одновременно, или с небольшим промежутком времени. Во всяком случае, разработка образцов и подготовка к производству денежного двора для выпуска новых серебряных и медных монет производилась в одно время. История первых двух месяцев существования Нового денежного двора, поспешность и вместе с тем полная неподготовленность к денежной операции могут служить указанием на то, что денежная реформа была задумана незадолго до появления указа о начале чеканки новых монет, вероятно, не раньше апреля, и была связана с отмеченными выше затрудниниями финансового характера.

Выпуск малоценных медных монет, номинальная стоимость которых резко отличалась от стоимости заключенного в них металла, представляет исключительное явление среди финансовых и экономических мероприятий Московского правительства, хотя к извлечению прибыли посредством порчи серебряной монеты оно неоднократно прибегало в течение XVI-XVII вв. Еще в 1535 г. пониженная денежная стопа была установлена в 3 рубля из гривенки серебра в 48 золотников. Дальнейшее понижение веса монет произошло, провидимому, в конце царствования Василия Шуйского. При Михаиле Федоровиче, в 1613 г. и позже, была принята стопа в 4 руб. из гривенки серебра. После 1616 г., но не позже 1626 г. вес монеты был еще понижен, и стопа была доведена до 41/, руб.

Однако само Московское правительство хорошо понимало принципиальную разницу, существовавшую между понижением веса серебряных монет и выпуском монет с принудительным курсом из материала, представлявшего ничтожную рыночную стоимость. В последнем случае они обращались в неразменные денежные знаки, наиболее частым видом которых являются кожаные и бумажные деньги. Об этом говорили московские бояре в 1620 г. английскому посланнику Джону Мерику, отвечая на жалобу об уменьшении веса русских монет: «После царя Федора Ивановича, в Московском государстве учинилась смута, многое разорение и земли запустение, царская казна разграблена, а служивых людей умножилось и жалованья дать нечего; государи христианские пограничные помощи не подали-так поневоле деньги стали делать легче, чтоб государство было чем построить и служилых людей пожаловать. Да и не новое то дело: во многих государствах то бывало в воинское время, не только золотые или деньги бывали дороже и легче прежнего, - во многих государствах торговали медными или кожаными деньгами, и теперь медными деньгами торгуют мало не везде; а как скоро которое государство поисправится, то опять и деньги поправляются, а укоризны в том нет никакой».

В конце XVI и в первой половине XVII в. выпуск билонной медной монеты был широко распространен. Медные монеты чеканились между прочим и у ближайших соседей-в Польше и Швеции. Шведские медные талеры (плиты), называвшиеся у московских купцов «досками», ввозились в Россию как металл. Но особый интерес представляют те страны, в которых разрыв между номинальной стоимостью монеты и рыночной стоимостью заключенного в ней металла достигал такого размера, что фактически обращал медные монеты в денежные знаки, подобно кожаным или появившимся в начале XVIII в. бумажным денежным знакам. В первой половине XVII в. можно указать два таких примера-Испанию и Германию. В Испании чисто медные монеты в большом количестве появились с 1602 г.; они неоднократно извлекались из обращения и вновь выпускались с изменением ценности и чекана. В германских государствах в начале XVII в. сначала в Клеве, Аахене, Люнебурге, потом в Брауншвейгском государстве и, наконец, в Прирейнской области, Саксонии. Силезии, Богемии и Австрии, чеканилась медная монета, лишь сверху слегка прикрытая серебром; затем последние остатки серебра исчезли, и она стала чисто медной. В Австрии, в связи с выпуском малоценных денег, произошли события, напоминающие то, что впоследствии после выпуска медных денег произошло в Московском государстве, закончившись известным «медным бунтом» в Москве в 1662 г.: «крестьяне отказывались везти в город продовольствие, бунтовали и нападали на монетчиков, которых приходилось вооружать огнестрелным оружием; в Вене лишь с большим трудом удалось успокоить волнения. В результате пришлось частью монету изъять из обращения, частью понизить ее номинальную цену».

Таким образом, Московскому правительству были известны способы извлечения дохода в моменты острых финансовых затруднений посредством выпуска малоценных монет с принудительным курсом. Что касается непосредственных инициаторов денежной реформы 1654 г., то этот вопрос не может быть окончательно решен.

Если верить Мейербергу, записавшему в своих дорожных записках ходившие в Москве слухи, - главным инициатором выпуска медных денег был окольничий Федор Михайлович Ртищев. По этому поводу Мейерберг замечает, что Ртищев нажил «жестокую ненависть» и что «потому богу известно, какая еще будет его участь у народа, расположенного к мятежам по своей природе». Бывший в том же имперском посольстве вместе с Мейербергом Севастиан Главинич, также записавший слышанные им в Москве разговоры, называет в качестве инициатора денежной реформы патриарха Никона. К сожалению, у нас нет возможности проверить сообщения Мейерберга и Главнннча по документальным источникам.

Извлечение дохода путем выпуска легковесной и малоценной монеты достигалось в данном случае двумя различными средствами: повышением номинальной ценности серебряных денег (при том же весе металла) и выпуском медных денег по курсу серебряных, тогда как отношение рыночных цен серебра к меди в это время составляло 60:1. В выпуске серебряной монеты более высокого номинального достоинства правительство шло старым путем. Разница заключалась лишь в том, что раньше, при Василии Шуйском и Михаиле Федоровиче, при неизменной денежной единице менялось количество заключенного в ней серебра. В 1654 г. правительство не решилось на новое облегчение монет старых достоинств, а предпочло перейти к чеканке монет новых достоинств, использовав для этой цели давно сложившуюся номенклатуру (рубли и полтины), являвшуюся прежде не реальной, а счетной системой. Кроме того, выпуская монеты крупных достоинств, правительство могло рассчитывать на быстрое получение значительных сумм денег, в которых оно в это время особенно остро нуждалось. Между тем чеканка мелких монет на ту же сумму должна была потребовать большого времени.

Из изложенной истории возникновения денежной реформы следует, что и выпуск серебряных монет новых достоинств и выпуск медных монет следует рассматривать в тесной связи между собою, как операции, преследовавшие одни и те же цели. Выпуск новых серебряных монет, сопровождавшийся прекращением чекана старых серебряных денег, был по существу несколько замаскированным уменьшением московской денежной стопы, что давало возможность получить дополнительную прибыль от денежной операции. Однако при большом дефиците военного бюджета и пассивном балансе внешней торговли одна эта операция не могла удовлетворить всей потребности в денежных средствах. Этот недостаток предполагалось покрыть за счет дополнительного выпуска медных монет новых достоинств.

Для чеканки новых серебряных и медных монет был оборудован новый монетный двор, расположившийся в помещениях нового английского двора в Белом городе (около церкви Гребеневской божьей матери). Все оборудование, необходимое для производства, приходилось заводить вновь.

Первый проект производственного оборудования денежного двора принадлежал гостиной сотни Ивану Кириллову, который был допрошен в приказе Большой казны и обещал сделать снасти к «медному ефимочному делу», чтобы чеканить «подъемным молотом на пружине» медные полтинники, полуполтинники, гривенники и алтынники. Кроме того, необходимо было сделать плавильные и обжигальные горны и вороты, на которых волочили медь в проволоку. Однако изготовленные деревянные станы «по вымыслу» Ивана Кириллова оказались совершенно непригодными. После этого Иван Кириллов стал заводить «иные железные и деревянные снасти иными образцы». Эти неудачи создавали большое «мешканье», и до начала июня денежный двор фактически не мог приступить к чеканке новой монеты.

После первых неудач, по-видимому, очень раздражавших царя, требовавшею чеканить новые деньги «наспех днем и ночью», и по мере выпуска присылать их к нему в Дорогобуж, был изготовлен «по вымыслу» резчика Федора Майкова. Деревянный стан, а к стану «для поспешенья и опыту» был сделан подъемный молот с железным веретеном, облитый для тяжести свинцом. Молот поднимали воротом на векшах 6 человек. Но и на этом стане удалось отчеканить только 8 серебряных рублей и 20 медных полтинников, после чего на молоте свинец «оплыл», и он также оказался негодным для дальнейшей работы. Тогда было решено делать другой молот того же образца, но большой железный подъемный, с железным веретеном. 30 мая были готовы деревянные модели молота и наковальни, отосланные в приказ Большой казны. В Москве не было кузнецов, способных изготовить эти молоты. М. ГІронский писал царю, что «мастеров кому молоты делать всего два человека и те достаточно такова большего дела не дознают, а резцов кому резать маточники и подчищать чеканы одни человек… А которые, государь, были кузнецы делали язык к большому колоколу, и те по твоему государеву указу отпущены в Нижний». Между тем, по проекту Афанасия Нарбекова нужно было изготовить всего 20 станов с железными молотами весом по 15 пудов каждый. Заказ на 19 молотов по образцу с таким же количеством наковален был передан Тульскому железному заводу. С этим заказом в Тулу был послан Филимон Акема. «Образцовый молот» предполагалось изготовить к 4 июня. В то же время, не ожидая присылки заказанного оборудования из Тулы, московские кузнецы, изготовившие «образцовый молот», приступили к изготовлению в срочном порядке второго молота.

История первого месяца существования нового денежного двора, призванного осуществить крупнейшую реформу денежной системы, хорошо показывает полную неподготовленность к ней и чрезвычайную примитивность техники. М. Промский в ответ на нетерпеливые указы из царской ставки писал, что «поспешить, государь, в том ефиночном деле нельзя, потому что всякий завод заводитца внове». Серебряные рубленые ефимки начали делать одним молотом с 4 июня, серебряные ефимочные четвертки - с 7 июня. Первые 4 четвертка были посланы царю для образца 8 июня. В то же время была упрощена техника чекана. Серебряные четвертки было велено выделывать путем простого рассечения ефимка на 4 части. Первые медные алтынники. показанные царю еще в с. Воробьево, были сделаны «на обрез», т.е. края были обрезаны по форме круга. После утверждения их царем была выпущена в мае первая опытная партия подобных алтынников. Из 1 пуда 1 фн. 91 зол. меди вышло 8542 алтынника общим несом в 25 фн. 42 зол. по номинальной стоимости 256 руб. 8 алт. 4 д. При производстве угорело 54 зол. металла, и осталось обрезков и крох на 15 фн. 91 зол. Имевшийся один обрез часто портился, а новые обрезы не могли быстро изготовить. Поэтому, принимая во внимание медленность чеканки и большой отход металла на обрезки и крохи, боярин М.П. Пронскнй решил перейти на обычную технику чекана из круглой проволоки. Весь дальнейший выпуск медной монеты мелких достоинств происходил уже старым обычным способом - «против денежного образца». Производство медных алтынников было налажено между 7 и 16 июня.

Не меньшие хлопоты, чем заведение нового оборудованиями техника производства, доставляли поиски необходимых мастеров, кузнецов, резчиков и рабочих других необходимых специальностей. К середине июня на денежном дворе работало только 20 рабочих, в том числе 10 присланных со старого денежного двора и 10 вновь набранных из вольных гулящих людей. Еще хуже обстояло дело с квалифицированными мастерами. На весь люд был только один резчик, который не успевал подчищать чеканы и резать новые. Афанасий Нарбеков жаловался, что «ефимком… рублевым в деле чинитца мешкота для того, что от молотового бою чеканы портятца и на ефимках чекан ставитца не справчиво, а резец только один человек, чеканов резать, и похищать некому, а иных резцов сыскать не мочно».

«Таким образом, в начале работы нового денежного двора заметно преобладал выпуск серебряных четвертков, техника изготовления которых была наиболее проста и не требовала почти никакого оборудования. Выпуск медных полтинников, полуполтинников и гривенников задерживался отсутствием нужных молотов и других снастей. Производство монет этих достоинств началось не раньше июля.

С переходом на выпуск новой серебряной и медной монеты была прекращена чеканка серебряных денег старого образца. 2 июня в государевой грамоте, присланной из похода, указывалось переделать в русские деньги слитое ранее серебро и, кроме того, слить еще для этой цели 100 пудов серебра. Вычеканенные деньги на сумму 40ООО руб. царь требовал прислать в том же месяце в Брянск в полк к кн. А.Н. Трубецкому для выдачи кормовых денег полковникам, начальным людям и солдатам. Днем раньше был прислан указ, в котором предлагалось призвать гостя Кирилла Босово, заведывавшего в это время старым денежным двором, и говорить ему от имени государя «с осудом» на медленный выпуск серебряных денег, угрожая, что «за его нераденье быть ему в тюрьме». Одновременно указывалось не сливать больше ефимков и все имевшиеся у него ефимки отослать на новый денежный двор. В другое грамоте, подтверждавшей сделанное распоряжение о спешной переработке слитого ранее серебра вместе с 100 пудами нового серебра в деньги старого образца, сообщалось: «а достольные ефимки, что есть на Казенном дворе в погребе и что из долгу возмут велети б отдавать Офонасыо Нарбекову и велети б то серебро переделать в ефимки и в четвертки, рассекая на четверо ефимок, хотя будет и не круглы». Указ о дополнительном выпуске серебряных денег старого чекана был вызван медленностью в заведении и освоении производства новых монет, что лишний раз подчеркивает чрезвычайно острую нужду в деньгах в первые месяцы войны вследствие полного отсутствия денежного резерва. По-видимому, это было последней операцией на старом денежном дворе, после которой выпуск денег старого чекана окончательно прекратился и сам денежный двор был закрыт на 9 лет.

Появление серебряных четвертков, получавшихся путем рассечения ефимка на четыре части было обязано, как мы видели, затруднениям, связанным с чеканкой серебряных рублей, и стремлению возможно больше упростить и ускорить технику производства. Вполне естественно было перейти от рассечения ефимков к выпуску их с наложенным штемпелем, указывающим на изменение номинальной цены. Такие «ефимки с признаки» появились в конце 1654 г. или в начале 1655 г.

Приведенные документальные данные о ходе монетной операции позволяют проверить рассказ Котошихина, который до последнего времени был единственным источником сведений о порядке выпуска новых серебряных и медных монет. Котошихин делит всю операцию на три этапа. Сначала «для пополнения казны и для поспешения ратным людям на жалованье» были выпущены серебряные рублевики одинакового размера с Любскими ефимками, рублевые четверти (четвертки) и ефимки с царскими печатями («ефимки с признаки»), а также медные полтинники размером в ефимок. Из рассмотренного нами материала мы можем вывести заключение, что первоначальный проект ограничивался серебряными рублевыми ефимками нового чекана. Что касается медных монет, то их предполагалось выпускать четырех разных достоинств, одновременно с серебряными рублевыми ефимками (полтинники, полуполтинннки, алтынники и гривенники). Затруднения, связанные с чеканкой монет крупных достоинств, заставили перейти сначала к рассечению ефимков на четыре части, а потом к наложению на них особого клейма. Таким образом, Котошихин, правильно относя начало денежной реформы к первому году войны, в изложении подробностей смешал вместе разновременные события.

Следующий этап денежной реформы Котошихин начинает с выпуска медных грошевиков, алтынников и копеек. Как мы установили, медные алтынники начали чеканиться первыми, одновременно с медными полтинниками и серебряными рублевыми ефимками. Что касается грошевиков и копеек, то они действительно появилась несколько позже. Первое упоминание о медных грошевиках и копейках мы встретили в документе от 3 июня 1655 г.

Наконец, третьим этапом реформы Котошихин считает переход к мелким медным деньгам. По-видимому, они действительно появились позже монет других достоинств. Во всяком случае, они чеканились одновременно с грошевиками и двуденежками (копейками) на Новгородском и Псковском денежных дворах в сентябре 1655 г.

Переход от выпуска монет одних достоинств к выпуску монет других достоинств Котошихин объясняет волнениями и нежеланием населения принимать новые деньги. По его словам, когда были выпущены серебряные рублевики, четверги и медные полтинники, крестьяне, увидев, что деньги делаются «худые», «неровные и смешанные», перестали подвозить продовольствие в города, отчего началась дороговизна на все продукты. Царь, убедившись, что «в тех деньгах не учало быти прибыли, а смута начала быть большая», велел в Москве, Пскове, а потом и Куконаузе (Кокенгаузен) делать на денежных дворах медные алтынннки, грошевики и копейки. Но между крестьян «потому ж была смута». И только после выпуска мелких медных денег население успокоилось и в первое время принимало их наравне с серебряными.

Рассказ Котошихина о недоверии населения к новым деньгам подтверждается многочисленными царскими указами о приеме серебряных и медных денег нового чекана, подкрепленными угрозами ослушникам «быть в опале и в наказанье». Первый известный нам указ этого рода относится к августу 1654 г. и касается только серебряных денег новых достоинств - ефимков (рублевиков), полуефимков (полтинников) и четвертин (четвертков). Можно было думать, что указ последовал не в результате отказа от приема этих денег, а в качестве информационного сообщения, предупреждающего возможность таких случаев. Но в сохранившемся черновом отпуске этого указа есть зачеркнутая фраза, заставляющая предполагать, что правительство уже в это время встретилось с затруднениями подобного рода: «а как государева служба минетца и им те ефимки и полуефимки и четвертины ефимошные приносить в государеву казну, а им по государеву указу из государевы казны учнут выдавать мелкие деньги». В марте 1655 г. последовал новый указ, который уже определенно говорил о том, что не только торговые люди, но и собственные агенты правительства в московских приказах и в таможенных избах отказывались принимать как медные, так и серебряные деньги новых достоинств (серебряные рублевые ефимки и четвертки, медные полтинники, полуполтинники, гривенники и алтынники). Указ предписывал принимать эти деньги «за свои государевы долговые деньги к в таможни за всякие государевы пошлины» и торговым людям ими торговать без всякого сомнения.

Необходимо отметить, что недоверчивое отношение встречали не только медные деньги, но и серебряные деньги новых достоинств. Население отлично понимало искусственное повышение курса серебряных денег, так как ефимок «без признак» продолжал приниматься за 50 коп., а простым наложением штемпеля ценность его увеличивалась до 64 коп., т.е. почти на 30%.

Известную роль, вероятно, играл и общий консерватизм московского населения ко всякой перемене формы и размера монет. В качестве примера можно указать на неудачную попытку Василия Шуйского выпускать золотую монету. Наконец, при существовавших ценах монеты крупных достоинств, вероятно, затрудняли мелкую торговлю крестьян и низших слоев посадского населения, так как требовали размена.

Открывая в 1654 г. военные действия против Польши, Московское правительство не могло предполагать, что оно начинает длительную тринадцатилетнюю войну, осложненную участием Швеции и Крыма. Поэтому монетная реформа мыслилась как кратковременная экстраординарная мера. Это подтверждается организацией нового денежного двора, создававшегося наспех, без учета размера производства и перспектив его развития. Все дальнейшее расширение, переход на круглосуточную работу, наем новых мастеров, устройство денежных дворов Пскове и Новгороде-все это производилось в той мере, в какой ведение войны предъявляло новые и новые требования к денежным средствам. Новый денежный двор в первый год войны не успевал удовлетворять эти требования, и правительство должно было обратиться к старым методам покрытия чрезвычайного государственного бюджета. О напряженности финансового положения свидетельствует переписка, сохранившаяся в делах Разрядного приказа по поводу высылки денег в армию.

Одновременно с устройством новых монетных дворов в Пскове и Новгороде происходило расширение Московского денежного двора. О его позднейшем размере, перед прекращением чекана медных монет, можно судить по описи, произведенной в сентябре 1662 г. Б это время денежная мануфактура, на которой чеканились медные монеты, представляла собою значительный комплекс каменных и деревянных построек, расположенных на территории бывшего Нового английского двора. В его глубине находилась плавильня с 3 плавильными печами и горнами. Поступавшая в производство медь предварительно рассекалась на наковальне железными зубилами. Сплавленные слитки меди подвергались затем обработке в кузнечном сарае, где стояли 40 кузнечных горнов и 80 наковален. Кованая медь переходила к волочильщикам, тянувшим из нее проволоку. Эта работа проводилась на 28 волочильных станах. Приготовленная проволока поступала в «боевые казенки», где бойцы на стулах с большими наковальнями расплющивали ее ударом чекана таким образом, что получались гладкие овалы. Наконец, последняя операция состояла в накладывании штампа, чем занимались чеканщики или денежные мастера в мастеровых казенках на стулах с малыми наковальнями. Для накладывания штампа употреблялись особые чеканы. Работа волочильщиков, бойцов и чеканщиков производилась в 7 каменных палатах и 7 деревянных избах. Каждая из них подразделялась на несколько (от 2-х до 4-х) казенок или чуланов, представлявших собою мастерские, в которых производилась определенная работа бойцов или чеканщиков.

Помимо производственных помещений на дворе находился ряд других построек хозяйственного или административного назначения. В особом сарае на 5 дубовых столах производился перебор готовых денег. В другом сарае изготовлялись гладкие чеканы. В сарае было 6 горнов, у каждого из которых было по наковальне и по 2 больших молота. Центром административного управления служила приказная изба. В ней находился гость, заведовавший денежным двором. Материалы и инвентарь хранились в нескольких казенных палатах. В одной из них производилась выдача по весу меди в плавильню и прием готовых денег. Наконец, в особой избе помешались караульные стрельцы.

В соответствии с процессом производства рабочие денежного двора делились на указанные выше специальности: кузнецов, волочильщиков, бойцов, чеканщиков и подметчиков или подкладчиков. Последние служили помощниками при старостах и денежных мастерах. В организационно-производственном отношении все рабочие делились на артели, носившие название станиц. Каждая станица включала в себя все специальности, необходимые для полного производства, начиная с плавления меди и кончая выпуском готовых монет. В 1662 г. станица состояла из старосты, выбиравшегося чеканщиками, 3 - 4 кузнецов, 2 волочильщиков, 4-5 бойцов и 8-10 чеканщиков. Соотношение между различными специальностями определялось трудоемкостью соответствующих операций; так, например, проволока, приготовленная волочильщиками, требовала двойного числа бойцов; в свою очередь работа чеканщиков по трудоемкости была в два раза больше работы бойцов и приблизительно в 4 раза больше работы волочильщиков. Таким образом, в организации работы строго выдерживался принцип технического разделения труда. Подразделение рабочих на станицы во главе с выборным старостой вызывалось, по-видимому, требованиями учета металла и изготовленных из него денег, так как староста выдавал станице определенное количество меди, проходившей затем все стадии обработки, и принимал по весу и по числу монеты, приготовленные из выданной меди. Этим создавалась круговая ответственность станицы за целость денежного металла и устранялась необходимость особого контроля на отдельных этапах производства.

Критический перелом в обращении медных денег произошел в конце 1658 или в начале 1659 г. Он выразился в появлении лажа на медные деньги, сначала небольшого, потом быстро возраставшего. Одновременно с увеличением лажа происходил рост цен, особенно значительный на хлеб. На рынке образовались две цены-на «белые» и «красные» деньги. Затем стал обнаруживаться все больший недостаток в основных продуктах питания. Наконец, в 1662-1663 г. разразилась настоящая финансовая катастрофа, до основания потрясшая всю экономическую систему государства.

Царским указом 15 июня 1663 г. было велено медные деньги. отставить» и закрыть денежные дворы в Москве, Новгороде и Пскове. С этого же дня возобновлялись работы по выпуску серебряных денег на старом Московском денежном дворе. Все налога и пошлины надлежало взыскивать исключительно серебряными деньгами. Запрещалось также пользоваться медными деньгами как орудием обмена при торговых сделках Другим указом от 26 июня того же года было запрещено держать у себя медные деньги, не превращая их в слитки металла. С 1 июля устанавливался двухнедельный срок в Москве и месячный срок в городах для обмена медных денег на серебряные из расчета - 2 серебряные деньги за 1 рубль медными монетами, что составляло всего 1%. Это соотношение было близко к соотношению рыночной стоимости серебра и меди.

Законы денежного обращения были совершенно неизвестны московским экономистам XVII в. Поэтому основная причина упадка медных денег - переполнение рынка денежными знаками, которое в основном было создано напряженной работой 3 больших денежных дворов в течение почти 9 лет, - так и не была ими понята. В их представленииосталось убеждение, что верховная власть в лице московского царя способна сообщить денежным знакам любое ценностное выражение. Реформа была скомпрометирована худыми, воровскими деньгами, подорвавшими доверие к медной денежной системе. Эта причина упадка медных денег была выставлена в официальном сообщении по поводу возвращения к серебряному обращению: медные деньги «одешевили» воры-фальшивомонетчики.

Подводя итог изучению экономического положения различных слоев московского населения накануне восстания в столице в 1662 г. и в последующее ближайшее время, когда еще остро ощущались последствия хозяйственной разрухи, голода и обесценения медных денег, мы приходим к следующим результатам: в наиболее тяжелом положении под ударами кризиса оказались средние и низшие слои торгового и ремесленного населения посадов, на расстроенное хозяйство которых обрушилась тяжесть налогов 1662-1663 гг. Разорение довершила отмена медных денег, лишавшая эту часть населения последних оборотных средств. В результате произошло частичное или полное обнищание, сопровождавшееся сокращением размеров торговли и пауперизацией части ремесленного и торгового населения, отбрасывавшей их в сторону плебейских элементов города. Очень близко к этому населению стояли мелкие служилые люди (стрельцы, пушкари и др.), испытывавшие двойное влияние торгового застоя и денежного кризиса: в качестве людей, связанных с торговлей и промыслами, и в качестве людей, получавших жалованье в обесцененной денежной системе. Вполне естественно было ожидать именно среди этой части населения (мелких и отчасти средних торговых и посадских людей, а также стрельцов и других мелких служилых людей) роста возбуждения и обострения классовой борьбы. Как мы видели выше, и дворянство, и крупное купечество не только относительно легко перенесли денежный кризис, но частично использовали его в своих экономических интересах. Эксплуатация мелкого слоя посадских людей со стороны купеческого капитала в условиях хозяйственной разрухи принимала более тяжелые формы, что еще сильнее углубляло противоречия между зажиточными слоями посадского населения и мелкими торговыми людьми и ремесленниками.

В период развития кризиса, вызванного расстройством денежного обращения (1661-1662 гг.), мы наблюдаем многочисленные проявления нарастающего возбуждения в стране, охватившего крестьян, мелкие и средние слои посадского населения и частично армию, грозившую военным бунтом. В большинстве случаев это движение носило еще пассивный характер, выражаясь в разброде посадского населения, в отказе принимать медные деньги, в неуплате пошлин, в бегстве из полков на театре военных действий и в укрывании беглых в тылу. Однако после изучения экономического положения низших слоев населения не может оставаться сомнения, что все эти разрозненные проявления классовой борьбы готовы были слиться и принять более активные формы. Взрыв произошел в самой столице, где 25 июля 1662 г. вспыхнуло открытое восстание, которое стало толчком к более активным действиям со стороны простого люда по всему государству.

Хозяйственная разруха 60-х годов сыграла главную роль во вспышке крестьянско-казацкого восстания во главе со Степаном Разиным.

Так бесславно завершилась денежная реформа Алексея Михайловича. Но какой бы неудачной она ни была, за ней все же просматривается совершенно правильное намерение приступить к созданию более стройной монетной системы. Однако удалось это лишь сыну Алексея Михайловича - Петру Великому.


Заключение

реформа денежный глинская исторический

По историческим и политико-экономическим причинам, включая такие, как практическое отсутствие частной собственности на землю в том виде, как это было на Западе, недостаточная мотивация к рыночным отношениям, отсутствие контрактации, спрос и предложение средств платежа высокой пробы складывались преимущественно в верхних слоях общества, в то время, как большинство населения было лишено возможности широко пользоваться деньгами в виде монет. Бартерные сделки составляли основу экономических обменов при дополняющей роли монет или серебряных слитков, служивших в основном традиционными символами власти, богатства и торговли.

В XVI-XVII вв. Россия еще значительно отставала от Западных стран в организации финансовых институтов и денежных инструментов, которые требовались для быстрого экономического развития, основанного на частной собственности и предпринимательстве нового класса буржуазии, опиравшегося на денежный капитал. Банковские учреждения практически отсутствовали в России при том, что ортодоксальная церковь, с ее огромными возможностями аккумулирования средств, но с весьма расточительными ритуалами, церемониями и аттрибутами, пропагандой аскетизма и широкой благотворительностью среди масс бедняков, не практиковала создание своих собственных кредитных учреждений и не стимулировала формирование состоятельного класса предпринимателей. Значительно позже церковь благосклонно относилась к богатейшим слоям общества и меценатам, в основном промышленникам и купцам, которые щедро финасировали такие искусства и занятия, как живопись, музыка, театр, литература, медицина, но также и саму церковь.

За исключением уникальной чеканки некоторых по-настоящему замечательных образцов серебряных и золотых монет великого Киевского княжества, которая, к слову, не играла заметной экономической роли) и, позднее царских монет, на протяжении веков наблюдалась тенденция многообразия и нестабильности собственной монетной чеканки и обращения монет на Руси, что только подчеркивало роль денег в форме монет как символов разрозненной власти, могущества, богатства и торговли, однако, с неким грубоватым, необязательным, незаконченным и поспешным стилем исполнения, присущим местному чеканному делу. Отмечалась какая-то постоянная черта нестабильности и несоблюдения размерности монет, отсутствия единообразия их формы и внешнего вида, что только подчеркивало их вспомогательную, дополнительную роль в бартерным товарообмене.


Список ссылок


1.Леонтьева Г.А., Шорин П.А., Кобрин В.Б. Ключи к тайнам Клио: Кн. Для учащихся и студентов. - М.: Просвещение, 1994. - С. 258.

2.Глин Дэвис. История денег. - Издательство Уэлльского Университета, Кардифф, 1994 - С. 9

3.Собрание государственных грамот и договоров, ч. 4, №33, 1654.

4.Банковское дело - о банках, о кредитах, о прцентах, о деньгах и финансах / История денежного обращения/МОНЕТЫ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА XVI-XVII ВВ: сайт 2009. URL: #"justify">5.Полное собрание русских летописей (ПСРЛ), IV, Л., 1929.

6.Колычева Е.И. Аграрный строй России XVI в. - М.: Наука, 1987, с. 114-115.

.В. Берх - Царствование царя Алексея Михайловича. - СПб: Издание И. Слёнина ч. 1, с. 117.

8.О России в царствование Алексея Михайловича. Современное сочинение Григория Котошихина. Издание 3. СПб, 1884, с. 136.

9.Отписка М. Пронского к царю в поход. Разрядный приказ, Севский стол, ст. №157.

10.О России в царствование Алексея Михайловича. Современное сочинение Григория Котошихина. Издание 2. СПб, 1884, с. 1178

.Разрядный приказ, Московский стол, ст. №854.

12.Разрядный приказ, Московский стол, ст. №867.


Теги: Денежная система Руси  Контрольная работа  История
Просмотров: 48260
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Денежная система Руси
Назад