История создания централизованного государства на Руси в XIV-XV веках

Оглавление


Введение

Глава 1. Мнения о роли личности Дмитрия Донского в исторической науке

.1 Историография эпохи Дмитрия Донского XIV-XIX вв.

.2 Историческая наука о Дмитрии Донском и Куликовской битве в XX в.

Глава 2. Дмитрий Донской как государственный деятель

.1 Борьба за объединение Северо-Восточных русских земель и княжеств

.2 Борьба с Тверью

Глава 3. Внешнеполитическая деятельность Дмитрия Донского

.1 Взаимоотношения с Ордой и Литвой

.2 Куликовская битва и её значение

3.3 Поход Тохтамыша

Глава 4. Семья и потомки Дмитрия Донского

Заключение

Список источников и литературы

Приложение


Введение


Российское централизованное государство сложилось в XIV-XV вв. Именно в этот период на территории современной России произошел закономерный этап в развитии общества, находящегося на стадии развитого и позднего феодализма. Данный прогрессивный этап принято называть централизацией. Объединение земель и образование русского единого государства произошло под влиянием комплекса предпосылок, из которых можно выделить экономические, социально-политические и внешнеполитические. В России преобладающее влияние имели социально-политические и духовные факторы, в отличие от стран Западной Европы, где в основании объединения лежало развитие товарно-денежных отношений и установление экономических связей между отдельными областями. Процесс централизации проходил в три этапа, в результате которых возникло единое Российское государство, с огромной территорией, объединившей центр Восточной Европы и ее север. Территория формировалась из многонациональных и многочисленных народностей, объединенных общей исторической памятью и схожими идейно-культурными укладами в общественной жизни. Создание единого государства способствовало возникновению благоприятных условий для развития экономической жизни, в том числе обеспечивало равенство всех русских земель в торговле и привлечение на Русь специалистов во всех областях науки и ремесел, а так же позволило укрепить обороноспособность страны и освободиться от монголо-татарского ига.

История Российского государства полна примеров выдающихся личностей, которые сыграли немаловажную роль в развитии нашей страны. От одного поколения к другому передаются былины и сказания о великих людях, выдающихся государственных деятелях и народных героях русской земли, боровшихся с ее врагами и укреплявших ее мощь и единство.

На рубеже ХIII-ХIV вв. политическое дробление Руси достигло своего апогея. Только на Северо-Востоке появилось 14 княжеств, которые продолжали делиться на уделы. К началу ХIV в. возросло значение новых политических центров: Твери, Москвы, Нижнего Новгорода, тогда как многие старые города пришли в упадок, так и не восстановив свои позиции после нашествия. Великий князь Владимирский, будучи номинальным главой всей земли, получив ярлык, практически оставался правителем только в собственном княжестве и не переезжал во Владимир. Великое княжение давало ряд преимуществ: князь, получивший его, распоряжался землями, входившими в состав великокняжеского домена и мог раздать их своим слугам, он контролировал сбор дани, как «старейший» представлял Русь в Орде. Что в итоге, поднимало престиж князя, увеличивало его власть. Именно поэтому, князья отдельных земель вели ожесточенную борьбу за ярлык. Основными претендентами в XIV в. были тверские, московские и суздальско-нижегородские князья. В их противостоянии и решалось, каким путем будет происходить объединение русских земель. На рубеже ХIII-ХIV вв. преобладающие позиции принадлежали Тверскому княжеству.

Историки по-разному объясняют причины превращение Москвы из захудалого в самое сильное в экономическом и военно-политическом отношении княжество Северо-Восточной Руси. Некоторые преимущества заключались в географическом положении: через Москву проходили важные торговые пути, она обладала сравнительно плодородными землями, притягивающими к себе трудовое население и бояр, была защищена от набегов отдельных монгольских отрядов лесами. Но схожие условия существовали и в Твери, стоявшей на Волге и находившейся еще дальше от Орды. Москва являлась духовным центром русских земель.

Главную роль сыграла политика московских князей и их личные качества. Сделав ставку на союз с Ордой и продолжив в этом отношении линию Александра Невского, осознав роль церкви в условиях отхода Орды от политики веротерпимости, московские князья первой половины ХIV в. использовали все средства для достижения поставленных целей. В итоге, унижаясь перед ханом и жестоко подавляя антиордынские выступления, скопидомничая, обогащаясь и по крохам собирая русскую землю, они сумели возвысить свое княжество и создать условия как для объединения земель, так и для вступления в открытую борьбу с Ордой. Большую роль сыграло и то, что в результате соглашательской политики Калиты и его сыновей Московская земля несколько десятилетий не знала монгольских набегов. Московским правителям, к тому же, долгое время удавалось сохранять единство княжеского дома, что спасало Москву от бед внутренних усобиц.

Если на первом этапе Москва лишь стала наиболее значительным и сильным в экономическом и военно-политическом княжеством, то на втором этапе она превратилась в бесспорный центр как объединения, так и борьбы за независимость. Власть московского князя усилилась, началась активная борьба с Ордой, иго постепенно ослабевало. Внук Ивана Калиты Дмитрий Иванович (1359-1389 гг.) в 9 лет оказался во главе Московского княжества.

Имена великих предков свято чтятся в нашей стране. Мужественные образцы их служат символом справедливости в борьбе против иноземных поработителей, и вдохновляет народ на героические ратные подвиги во имя чести и независимости Родины.

Государственная и полководческая деятельность Дмитрия Донского была посвящена объединению русских княжеств в единое государство и борьбе за свержение татаро-монгольского ига. Его мужественный образ олицетворяет собой лучшие черты характера русских людей, и готовность на любые жертвы в борьбе за свободу Родины.

Борьба, которую возглавил Дмитрий Донской, решала судьбу не только русской нации. Русский народ, приняв на себя удары татаро-монгольских захватчиков, обеспечил мир и культурное развитие народом Западной Европы.

Н.Г. Чернышевский утверждал: «Нет, не завоевателями и грабителями выступают в истории политической русские, как гунны и монголы, а спасителями от ига монголов, которое содержали они на мощной вые своей, не допустив его до Европы, быв стеной ей…».

Боярство и духовенство, будучи заинтересованы в расширение владений Московского князя, сплотились вокруг него и активно поддерживали политику собирания земель вокруг Москвы.

Но, то был еще первоначальный этап создания Русского централизованного государства. Только при княжении внука Ивана Калиты, Дмитрии Ивановиче, Московское княжество стало настолько сильным, что русские смогли, открыто выступить против своих поработителей и нанести им решительный удар.

Мы традиционно черпаем знания из нашей истории, которая изобилует примерами «трудных времен» и сильных личностей, оказавшихся способными достойно выдержать выпавшие на их долю испытания и послужить Отечеству. Среди таких людей выделяется великий московский князь Дмитрий Иванович Донской, проживший всего 39 лет, но успевший оставить о себе память как о победителе Мамая. Позднее, в труднейшие моменты отечественной истории, связанные с отражением внешней агрессии, правители и народ неоднократно обращались к его образу. Так было в Отечественную войну 1812 г., так было и в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.

Таким образом, объектом исследования является история создания централизованного государства на Руси в XIV-XV вв.

Предмет исследования - роль Дмитрия Донского как полководца и государственного деятеля в объединении русских земель и свержении татаро-монгольского ига.

Для подготовки данной исследовательской работы была проведена большая работа с литературой.

О Дмитрии Донском написано немало. В первую очередь это летописные записи и повести конца XV-XVIII вв., известия родословцев, житие. В последующие столетия о нем было создано множество литературных произведений: повести и романы писателей, сочинения поэтов и музыкантов, картины живописцев и научных трудов: работы ученых-историков, публицистов, фольклористы, литературоведы. В том числе к этой теме обращались такие именитые ученые-историки, как В.О. Ключевский, С.М. Соловьев, С.Ф. Платонов (в рамках исследования полного курса истории России).

Кроме того привлекались труды известных историков прошлого и современности В.А. Кучкина, Н.М. Карамзина, Н.И. Костомарова, Л.Н. Гумилева и других. Работа В.А. Кучкина «Дмитрий Донской» является жизнеописанием Дмитрия Донского. Исследование Н.М. Карамзина эмоционально и содержательно, большой интерес представляют его оценки деятельности Дмитрия Ивановича Донского. В книгу «Предания веков» вошли избранные главы из «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина (1766-1826). Писатель в этом произведении показал различные важные события политической, гражданской и культурной жизни России, происходившие на протяжении семи веков; создал галерею характеров русских людей: князя, крестьян, полководцев, героев многочисленных сражений «за землю русскую».

В книге Л.Н. Гумилева «От Руси до России» русская история излагается с точки зрения теории пассионарности, созданной ученым. Эта последняя работа, подготовленная Л.Н. Гумилевым к печати, - результат глубокого, многостороннего изучения автором этнической истории нашей страны. Книга фактически продолжает и дополняет его предыдущее исследование «Древняя Русь и Великая степь <#"justify">В другой работе Гумилева, «Древняя Русь и Великая степь», проводится полномасштабное исследование взаимоотношений русского государства и кочевно-удельной степи. «Древняя Русь и Великая Степь» - несколько отличается от классических трудов по истории России. Его особенность заключается в интерпретации рассматриваемой эпохи с точки зрения той теории, основоположником которой был Лев Николаевич. Это пассионарная теория этногенеза. Ее характерной особенностью было рассмотрение исторического процесса как взаимодействия развивающихся этносов с окружающим ландшафтом и другими этносами. Одним из ключевых понятий в этой теории было понятие пассионарности - избытка биологической энергии, толкающей ее обладателей на действия, противоречащие простым биологическим потребностям и преследующие абстрактные цели.

Чрезвычайно интересна точка зрения автора на такие ключевые моменты как взаимоотношения Древней Руси и хазарского каганата, упадок Древней Руси в XIII веке, взаимоотношения Руси и Золотой Орды, развитие русского западничества. Эта работа демонстрирует возможности альтернативных подходов к истории, подвергающих сомнению объективность первоисточников, ищущих новые возможности в понимании событий далеких времен.

В монографии Гумилева «Древняя Русь и Великая Степь» немало спорных моментов и оригинальных идей. По тому периоду времени, который рассматривает Гумилев, к сожалению, осталось очень мало источников. И поэтому Лев Николаевич додумывает те обстоятельства, которые не сохранились в источниках. Отсюда, проверить историческую достоверность некоторых интерпретаций Гумилева чрезвычайно трудно, однако стоит выделить некоторые тенденции в творчестве этого исследователя.

В монографии В.В. Каргалова проводится исследование военной деятельности Дмитрия Донского. Книга Ю.М. Лощица - исторический роман-хроника о Дмитрии Донском и его времени, в нем содержится большое количество фактологического материала. Она получила превосходный отклик профессиональных ученых-историков.

Жизнь Дмитрия Донского, его подвиги (особенно Куликовское сражение) всегда являлись объектом пристального внимания и изучения в различных сферах политической, дипломатической и научной жизни русского общества XV-XX вв. До сих пор данная тема не потеряла своей актуальности, и целью данного исследования является воссоздание исторического портрета великого князя Дмитрия Донского как правителя и военного полководца.

Задачи исследования:

1.Проанализировать литературу, посвященную жизни и правлению Дмитрия Донского.

2.Рассмотреть личность Дмитрия Донского.

.Дать оценку одному из важнейших исторических событий русской истории - Куликовской битве.

Данная исследовательская работа ограничена хронологическими рамками XV века. Это связано с тем, что именно в этот период жил и занимался военно-политической деятельностью князь Дмитрий Иванович.

Кроме литературы в нашем исследовании использованы важные исторические источники: «Повесть о битве на реке Пьяне», «Повесть о битве на реке Воже», «Пространная летописная повесть о Куликовской битве», «Сказание о Мамаевом побоище», «Слово о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского». В этих произведениях (кроме последнего) описываются военные действия, происходившие между Русью и Ордой. донской монгольский полководец куликовский

Повесть о битве на реке Пьяне - летописная повесть о сражении суздальско-нижегородских и пришедших им на помощь московских войск с ордынской ратью на реке Пьяне в августе 1377 г.; сражение окончилось разгромом русских войск и гибелью суздальского княжича Ивана Дмитриевича. Первоначальный текст П. читается в Летописце Рогожском и Летописи Симеоновской и, судя по цитатам Н.М. Карамзина, идентичен с рассказом в Летописи Троицкой. Рассказ имеет характер острой сатиры, направленной против «небрежения», проявленного русскими военачальниками, знавшими о приближении татар, но не принявшими никаких мер: «Поведоша им царевича Арапшу на Волчьи воде. Они же оплошишася и небреженьем хожаху, доспехи своя вскладоша на телеги..., а ездять порты своя с плечь спускав, а петли ростегав, аки роспрели: бяше им варно; а где наехаху в зажитьи мед или пиво, испиваху... по истине за Пьяною пьяни».

«Повесть о битве на реке Воже» летописная повесть о сражении русской (московской и суздальско-нижегородской) рати под предводительством великого князя Дмитрия Ивановича Донского с ордынской ратью под предводительством Вегича на реке Воже в августе 1378 г.; сражение окончилось победой русских войск. Темник Мамай, фактически правивший в это время Ордой, ответил на поражение на Воже нападением на Рязанскую землю и походом 1380 г., окончившимся Куликовской битвой. Первоначальный текст П. читается в Летописце Рогожском и Летописи Симеоновской и, судя по цитатам Н.М. Карамзина, читался в Летописи Троицкой. Также, как и «Повесть о битве на реке Пьяне» содержит в себе прежде всего описание данных исторических событий, безоченочно.

«Пространная летопись о Куликовской битве»: обширный документ, повествующий об этом сражении; он был создан непосредственно после самого события. «Сказание о Мамаевом побоище» написано через несколько десятилетий после битвы и содержит наиболее полные сведения о ней. Из всех произведений «куликовского» цикла это самый подробный и сюжетно-увлекательный рассказ о битве на Куликовом поле в 1380 г. С. сообщает целый ряд подробностей как о подготовке к Куликовской битве, так и о самом сражении, не зафиксированных другими источниками. Так, например, только в Сказании обстоятельно рассказано о действиях засадного полка серпуховского князя Владимира Андреевича, которые решили исход боя в пользу великого князя Московского Дмитрия Ивановича Донского, только в нем перечисляются купцы-сурожане, отправившиеся вместе с московским войском на поле Куликово и. приводятся подробные данные об «уряжении» (расстановке, дислокации) полков во время подготовки к сражению и в ходе битвы.

В «Слове о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского» содержится краткий, во многом не точный рассказ о жизни московского князя, однако в нем присутствуют важные выводы о деятельности великого князя. Биографические сведения о Дмитрии Донском и исторические данные мало интересуют автора. В начале подчеркивается преемственность Дмитрия по отношению к великому князю Владиру I и то, что он «сродник» святых князей Бориса и Глеба. Упоминаются битва на Воже и Мамаево побоище. Как в этих частях «Слова о житии», так и в других, где подразумеваются какие-то конкретные события; ведется не столько рассказ о них, сколько дается их обобщенная характеристика. Основное же содержание «Слова» - похвальные тирады Дмитрию и философские, весьма сложные размышления автора о величии князя.

Методологическая база исследования основывается на принципе объективности и принципе историзма, т.к. главной целью любого исторического исследования является получение объективных знаний о прошлом человечества. Для достижения этого требуется всесторонний учет исторических фактов, адекватность исследовательских подходов, позволяющих получать истинные знания об объекте. Принцип историзма призывает изучать объект, явления истории в развитии, конкретной исторической обусловленности и индивидуальности. Исследователь всегда должен учитывать непрерывные изменения, а, следовательно, раскрывать противоречивость явления, его количественное и качественное развитие.


Глава 1. Мнения о роли личности Дмитрия Донского в исторической науке


1.1 Историография эпохи Дмитрия Донского XIV-XIX вв.


Более 600 лет минуло со времени Куликовской битвы, но память о ней пережила столетия. Грандиозное сражение, происшедшее 8 сентября 1380 г. у впадения в Дон правого его притока - реки Непрядвы и закончившееся сокрушительным разгромом золотоордынских войск Мамая русской ратью под предводительством московского великого князя Дмитрия Ивановича, произвело огромное впечатление на современников. Очевидно, уже вскоре после битвы были сделаны записи о событиях 1380 г. Со временем эти записи оформились в летописные рассказы, известные в науке под общим названием «Летописная повесть» о Куликовской битве, хотя по размерам и по содержанию они имеют различия.

Списки погибших в бою князей, воевод, видных бояр зафиксировали поминальные ("животные") книги - синодики. Упоминания о битве на Дону попали в княжеские грамоты, в родословные записи, разрядные книги, в записи на рукописных книгах.

В первые же десятилетия, если не в первые годы, после Куликовской битвы создаются и специальные произведения, прославляющие победу русского оружия над полчищами Мамая. Это - и упомянутая «Летописная повесть» о Куликовской битве, и знаменитая поэтическая «Задонщина», в новых исторических условиях возродившая идеи, форму и стиль не менее знаменитого «Слова о полку Игореве». Это и одно из самых популярных и распространенных произведений древнерусской литературы - «Сказание о Мамаевом побоище». Существуя первоначально в огромном количестве списков, оно сравнительно рано, уже в XVII в., было напечатано: особая редакция его текста была включена в третье издание «Синопсиса» (1680). Отзвуки Куликовской победы можно найти в панегирическом «Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича», в житии Сергия Радонежского (начало XV в.), где рассказывается об участии его в событиях 1380 г. (благословении им Дмитрия Ивановича на борьбу с Мамаем, посылке в поход монахов - воинов Пересвета и Осляби).

О Куликовской битве, ее реликвиях, о Дмитрии Донском как храбром полководце, защитнике Руси от «нечестивого» Мамая упоминается в связи с более поздними событиями в различных памятниках русской письменности XV-XVII вв. Например, летописи напоминают о победе Дмитрия Донского над Мамаем, рассказывая о походе Ивана III на Новгород и Шелонской битве 1471 г.; под 1480 г. в ряде летописей помещено послание епископа Вассиана Рыло тому же Ивану III с призывом к активной обороне против нашествия Ахмата на Русь со ссылкой на пример Куликовской битвы; при описании взятия Казани сообщается о том, что при войске Ивана IV находились «животворящий крест» и икона Богоматери, «иже бе на Дону» с Дмитрием Донским. Рассказы о Куликовской битве вошли в хронографы, в «Степенную книгу», в «Синопсис», в кратком изложении в «Скифскую историю» А.И. Лызлова (1692), а также в различные рукописные и печатные сборники.

Куликовская битва нашла свое отражение и в фольклоре, русском; и южнославянском. Отзвуки ее имеются и в сочинениях иностранных авторов XV - начала XVI вв.

С возникновением исторической науки в России (XVIII в.) Куликовская битва, естественно, привлекла внимание авторов исторических сочинений как выдающееся событие русской истории, она становится уже объектом исследования, хотя на первых порах еще ограниченного.

Так, уже в начале XVIII в. А.И. Манкиев в главе VII своего сочинения «Ядро Российской истории», написанного им в 1715 г., утверждал, что великий князь Дмитрий Иванович «не хотев в омерзелом Татарском подданстве быть... иго... с себя сшибить умыслил». После победы Дмитрия над ордынским мурзой Бегичем «у реки Вяжи» (Вожи), «о той победе своих войск сведав, Мамай, - пишет далее Манкиев, - сам по совету Князя Литовского Ягелы и Князя Рязанского Олега, собравшись со всеми своими силами, пошел в Русь против Князя Димитрия Иоанновича, намерясь его вовсе разорить; но Князь Димитрий тому забежал, и не хотя неприятеля до самой утробы государства Рускаго допустить, собрав войска, с Руси под своею областию бывшей реку Дон перешел и у реки Непрядвы с Мамаем встретившись в Сентябре месяце, и бившись, славную победу на Куликовом поле над Татарами одержал, что на несколько верст поле Татарскими трупием от Русских побитым, было покрыто». В довольно лаконичном изложении А.И. Манкиев сумел высказать свое понимание стратегического плана Дмитрия Донского и, отмечая большое значение «славной» победы, не впадал в какие-либо преувеличения (определяя размеры поля боя лишь в «несколько верст»).

В.Н. Татищев в третьей части своей «Истории Российской» помещает большой рассказ о Куликовской битве. В основу этого рассказа автором положено «Сказание о Мамаевом побоище» в варианте Никоновской летописи. Но это уже не простой пересказ «Сказания», подобный тому, который имелся, например, в Синопсисе. Татищевым начисто удалены все фантастические и «богословские» элементы, а также сравнения с персонажами древней истории. Словом, им сделана попытка рационалистически осмыслить некоторые сообщения «Сказания», особенно о военных действиях. Он, например, связывает привлечение купцов-сурожан к походу с необходимостью материального обеспечения войска; невозможность для полка «правой руки», успешно оборонявшегося от атакующих татар, перейти в наступление объясняет тем, что в этом случае оголился бы правый фланг основных сил русского войска - большого полка. Интересно, что Татищев критически подходит к указанным в Никоновской летописи цифрам численности войск, радикально их уменьшая: вместо 200 тысяч - 20, вместо 400 тысяч - 40. Вообще рассказ В. Н. Татищева о Куликовской битве и событиях, с ней связанных, заслуживает специального исследования.

Большое значение Куликовской битвы признавал М.В. Ломоносов. В «Кратком летописце» он отмечал, что Дмитрий Донской Мамая «дважды в Россию с воинством не допустил и в другой раз победил совершенно». Специально «началу сражения с Мамаем» предполагал Ломоносов посвятить одну из «живописных картин из Российской истории». Ему был знаком довольно широкий круг источников, освещающих Куликовскую битву («Летописная повесть», «Сказание о Мамаевом побоище» - по Никоновской летописи и Синопсису, Лицевой летописный свод XVI в.) и «История Российская» В.Н. Татищева; на них он опирался, создавая свою трагедию «Тамира и Селим», центральной темой которой, как известно, является Куликовская битва.

И.Н. Болтин в своих «Примечаниях» на «Историю» Леклерка, касаясь событий 1380 г., также критически подходит к некоторым показаниям источников. Он пишет, например, что вслед за «многими летописями» Леклерк преувеличивает численность войск Дмитрия Ивановича. Опираясь на показания «других летописей, рукописных», на «продолжение истории Татищевой», Болтин называет цифру «поболее 200000», отмечая, что «сие изчисление подтверждается соображением обстоятельств предыдущих и последующих битв». «О количестве Татарских войск на сражении бывших, - продолжает Болтин, - также достовернаго известия не обретается, а чаятельно, что их было больше Русских. Таким образом, Болтин, продолжая в изучении Куликовской битвы традиции Татищева и Щербатова, стремился критически подходить к известиям источников об этом событии и, в частности, положил начало продолжающимся до сих пор спорам о численности войск, участвовавших в битве на Дону.

В начале XIX в. в связи с возрастающей угрозой агрессии Наполеона, а затем с событиями Отечественной войны 1812 г. интерес к военному прошлому и, в частности, к Куликовской битве сохраняется и даже оживляется. Это находит свое выражение в сочинениях самого различного характера. Среди них следует выделить «Историю государства Российского» Н.М. Карамзина. Сама битва, впрочем, описывается историком в общем традиционно. Как и Стриттер, он отмечает, что окончательно ликвидировать иго не удалось, Дмитрий Донской не мог развить успеха «и разгромить Орду в ее Волжских Улусах», так как она была еще очень сильна, что «поход в Ордынские степи осенью представлял огромные трудности для русского войска, понесшего большие потери и имевшего много раненых». Но в целом, подобно своим предшественникам, Карамзин высоко оценивает значение Куликовской битвы, ставя ее в один ряд с Ледовым побоищем и Полтавской битвой. Как всегда, у Карамзина сильную сторону представляют его «примечания» с критическим разбором использованных отечественных и иностранных источников, круг которых он существенно расширил. Карамзин различает две версии рассказа о Куликовской битве: достоверную (представленную Ростовской и другими летописями) и «баснословную» (в Синопсисе и Никоновской летописи, т. е. «Сказании о Мамаевом побоище»). Во второй он отмечает явно недостоверные известия, критикуя Щербатова и Стриттера за повторение «сих сказок», но и не отвергая «некоторых обстоятельств вероятных и сбыточных». Обстоятельно рассматривает Карамзин свидетельства источников об участии новгородцев в Куликовской битве, а также данные двух немецких хроник. В «примечаниях» даются хронологические, генеалогические, метрологические, историко-географические комментарии.

В 20-е годы XIX в. продолжается публикация книг и статей о Куликовской битве и Дмитрии Донском. Примечательно, что историческому сражению пристальное внимание уделяли декабристы, внеся существенный вклад в изучение и интерпретацию событий 1380 г. Широко известно стихотворение К.Ф. Рылеева «Дмитрий Донской» из цикла «Думы», опубликованное в 1825г., где национально-освободительные мотивы звучат как призыв к освобождению и от социального гнета («Летим - и возвратим народу... Святую праотцев свободу И древние права граждан», «За вольность, правду и закон!»).

В 1827 г. была опубликована работа Н.С. Арцыбашева «Дмитрий Донской». Автор использовал широкий круг источников: опубликованные к этому времени летописи (Архангелогородскую, Львовскую, Никоновскую, Новгородские) и одну рукописную (Псковскую), акты, историко-географические материалы, известия иностранцев, родословец (рукописный), предшествующую литературу (в частности, «Историю государства Российского» Карамзина). Как представитель «скептического» направления в русской историографии Арцыбашев стремился критически подойти к показаниям источников, отмечая имеющиеся разночтения в летописях, отдельные ошибки (например, у того же Карамзина); в его «примечаниях» к основному тексту имеются полезные наблюдения и замечания генеалогического, терминологического, топографического и тому подобного характера. Источниковедческие выводы Арцыбашева не утешительны. «Обстоятельства сей войны, - пишет он, - так искажены витийством и разноречием летописцев, что во множестве переиначек и прибавок весьма трудно усмотреть настоящее». Это, однако, не мешает ему вести прагматический, охватывающий события с 1361 по 1389 г. рассказ, не очень, впрочем, оригинальный в своей основе по сравнению с работами Стриттера и Карамзина.

В 1833 г. вышел в свет V том «Истории русского народа» Н.А. Полевого. Описывая события 1380 г., автор подчеркивает, что Дмитрий Иванович Московский проявил решительность в борьбе с Ордой, что серьезную помощь ему оказали Владимир Андреевич Серпуховской и Сергий Радонежский; Н.А. Полевой осуждает тех князей, которые уклонились от этого похода. Изложение событий ведется в романтическом духе. Но Н.А. Полевому не чужд и критический подход к источникам. Их анализ он, как и многие его предшественники, ведет в примечаниях, где помещены и комментарии конкретного характера (рассуждения о численности войск у Дмитрия и Мамая и т.п.). Критерий достоверности у Полевого - наличие данного известия «во всех» источниках.

Прославлению монархического строя уже тогда противостояло ясно выраженное революционно-демократическое понимание роли народных масс в истории и, в частности, в Куликовской битве. В.Г. Белинский в своей статье «Взгляд на русскую литературу 1846 года» (опубликовано в 1847 г.), полемизируя со славянофилами и М.П. Погодиным, писал, что «Димитрий Донской мечом, а не смирением предсказал татарам конец их владычества над Русью».

А.И. Герцен отмечал выдающуюся роль Москвы в деле освобождения от «варварского ига», связывая знаменитое событие национально-освободительной борьбы с необходимостью борьбы за освобождение от социального гнета.

Н.Г. Чернышевский и Н.А. Добролюбов, подобно Белинскому и Герцену, также интересовались битвой на Дону в плане извлечения уроков из истории национально-освободительного движения. Отсюда публицистическая заостренность ряда их высказываний о событиях 1380 г. и критика церковно-религиозной окраски «Сказания о Мамаевом побоище». Вместе с тем революционные демократы высоко оценивали Куликовскую битву как выдающееся событие русской истории, решающая роль в котором принадлежала народным массам Руси.

С.М. Соловьев в третьем томе своей «Истории России», повествуя о событиях, связанных с Куликовской битвой, и о самом ее ходе, ведет изложение сдержанно, строго, без эмоционального нажима, стремясь точно следовать показаниям источников. Соловьев рассматривает Куликовскую битву как величайшее сражение, сравнивая ее по значению с Каталаунским и Турским побоищами, которые спасли Западную Европу от гуннов и «аравитян». Куликовская битва, по Соловьеву, «носит одинакий с ними характер... отчаянного столкновения Европы с Азией». Но эта победа, отмечает Соловьев, граничила с тяжким поражением из-за больших людских потерь, понесенных русским воинством.

К 1880-1890-м годам относятся многочисленные публикации на рассматриваемую тему в связи с 500-летием со дня смерти Дмитрия Донского и Сергия Радонежского. Все они, как правило, носили сугубо популярный по форме и официально монархический по содержанию характер. Подобные сочинения выходили и в конце XIX - начале XX в.

В дореволюционное время Куликовская битва оценивалась и с точки зрения уровня развития военного искусства. Начало изучению этого аспекта темы положил еще В.Н. Татищев. В книге Н.С. Голицына «Русская военная история» кроме общеизвестных сведений дается подробная характеристика поля боя в военно-тактическом отношении, конкретно рассматриваются маршруты движения противников к Куликову полю и ход самой битвы. Пониманию хода событий помогают приложенные чертежи и сравнительные планы Куликова поля в 1380 г. и в 70-е годы XIX в.

В целом в области изучения Куликовской битвы в досоветской историографии можно констатировать пристальное внимание и дворянской, и буржуазной науки к этой теме (это внимание, кстати, оживилось в связи с первыми научными публикациями текстов «Сказания о Мамаевом побоище» - в 1829 и 1838 гг., и «Задонщины» - в 1852 г., а также с юбилейными датами 1880, 1889 и 1892 гг.). Существенные успехи были достигнуты историками (совместно с представителями филологических наук) в выявлении, накоплении и расширении круга источников по истории Куликовской битвы, в критической оценке степени их достоверности, классификации и источниковедческом анализе. Восстановлены политическая обстановка накануне битвы, ход самого сражения, сделаны попытки определить его историческое значение. Полезный вклад в изучение конкретного хода военных действий в 1380 г. был внесен представителями дореволюционной военно-исторической науки.


.2 Историческая наука о Дмитрии Донском и Куликовской битве в XX в.


В обращении советской исторической науки к изучению героической национально-освободительной борьбы русского народа в далеком прошлом, в частности Куликовской битвы, огромную роль сыграли Постановление ЦК ВКПб) и СНК СССР от 16 мая 1934 г. и другие руководящие материалы, нацеленные на улучшение исторического образования и развитие советской исторической науки.

Важное значение для изучения взаимоотношений Руси с Золотой Ордой и героической борьбы русского народа против иноземного ига имеет изданное в 1940 г. исследование А. Н. Насонова «Монголы и Русь». Хотя сама Куликовская битва подробно автором не рассматривается, но тщательное изучение золотоордынской политики в отношении Руси и борьбы русского народа против гнета золотоордынских феодалов дало ценный материал для понимания предпосылок и значения Куликовской победы. А.Н. Насонов справедливо подчеркивает решающую роль народных масс. «Подъем, охвативший массы, - пишет он, - объясняет нам успех в подготовке и проведении операции, завершившейся полным разгромом войск Мамая».

В 1937-1941 гг. был опубликован ряд брошюр и статей (в журналах и газетах) о Куликовской битве, Дмитрии Донском и Куликовом поле. Не отличаясь новизной фактического материала, но написанные с позиций исторического материализма, они по-новому освещали героическое прошлое русского народа, его борьбу против иноземных захватчиков и, несомненно, сыграли важную роль в военно-патриотическом воспитании советского народа в предвоенные годы.

Большое число публикаций о Куликовской битве и Дмитрии Донском наряду с другими подобными изданиями относится к периоду Великой Отечественной войны. Трудно переоценить значение этих, более чем скромных по оформлению, напечатанных на газетной бумаге тоненьких книжечек, звавших к борьбе, к подвигам, к победе.

В первое послевоенное десятилетие продолжали выходить брошюры и статьи научно-популярного характера (особенно в связи с 575-летием Куликовской битвы), отражающие, в общем, уровень научной разработки темы того времени.

Из историков в послевоенное время большое внимание уделил Куликовской битве М.Н. Тихомиров. В своих книгах «Древняя Москва» и «Средневековая Москва в XIV-XV веках» и в двух специальных статьях о Куликовской битве. М.Н. Тихомиров в значительной мере по-новому рассматривает ряд весьма существенных исторических и источниковедческих вопросов, интенсивно привлекая новый материал источников. В числе этих вопросов - экономические предпосылки активизации борьбы русского народа против ига Золотой Орды, социальный состав русского войска, разгромившего полчища Мамая на Куликовом поле (убедительно показано, что основная масса воинов состояла из трудового люда, крестьян и ремесленников), степень участия в войске отрядов из разных русских земель, роль Москвы и москвичей в. Куликовской битве, позиция рязанского князя Олега, стратегические и тактические замыслы Мамая и русского командования, уточнение хронологической последовательности событий, действий противоборствующих сторон, ход самой битвы, ее военные, политические и внешнеполитические результаты и международное значение. В этих трудах М.Н. Тихомирова имеются ценные источниковедческие наблюдения о времени составления «Задонщины», ее авторе, о сравнительной достоверности известий различных летописных сводов и т.д., а также критические замечания по адресу имеющейся литературы и источников, сохранивших известия о Куликовской битве. В «Древней Москве» дается яркая характеристика Дмитрия Донского как политического деятеля и полководца.

Специальную главу посвятил Куликовской битве в своей фундаментальной монографии «Образование Русского централизованного государства» Л.В. Черепнин. Глава начинается с определения источниковой базы, в основе которой памятники Куликовского цикла. Автор приводит их классификацию, принятую в литературе, высказывает свое мнение о времени возникновения «Летописной повести» о Куликовской битве (характеризуя разные версии этой повести и прослеживая эволюцию ее текста по различным летописям), «Задонщины» и «Сказания о Мамаевом побоище», об их взаимоотношении. Большое внимание уделяет Л.В. Черепнин анализу идейной направленности различных версий повествования о Куликовской битве, отмечая, что на содержание и характер этих повествований наложили свой отпечаток разные политические тенденции, существовавшие в среде русских феодалов. Л.В. Черепнин рассматривает развитие событий, завершившихся сражением на Куликовом поле, по этапам, критически анализируя варианты известий разных источников, степень их достоверности. Так, рассматриваются вопросы о целях похода Мамая на Русь, о составе его войска, о привлечении к походу Ягайло и Олега Рязанского (позицию последнего Л.В. Черепнин считает «двойственной»), вопросы о том, население каких русских земель приняло участие в Куликовской битве, о социальном составе войска Дмитрия Ивановича (этому последнему вопросу Л.В. Черепнин уделяет особо пристальное внимание, расширяя аргументацию М.Н. Тихомирова). Высоко оцениваются деловитость и быстрота в организации похода московским правительством, действия русских разведывательных отрядов. Описание хода самой битвы, выводы историка относительно деятельности и роли Дмитрия Донского и его сподвижника Владимира Серпуховского также основаны на критическом сравнительном анализе различных версий источников. Глава о Куликовской битве составляет часть монографии Л.В. Черепнина, и ее содержание органически вытекает из предыдущих глав, характеризующих социально-экономическое и политическое развитие Руси, активизацию ее борьбы с Ордой в предшествующее битве на Дону время. Все это, естественно, подчеркивает важное значение Куликовской битвы, которую Л.В. Черепнин справедливо считает «переломным моментом в борьбе Руси за свою независимость, в образовании Русского централизованного государства».

В книге И.Б. Грекова «Восточная Европа и упадок Золотой Орды» представляет интерес освещение международной обстановки, сложившейся в Восточной Европе в эпоху Куликовской битвы, а также характеристика автором древнерусских литературных произведений, отразивших сложную политическую борьбу как в русских землях, так и между Русью и соседними государствами. В числе этих произведений и памятники Куликовского цикла, по поводу источниковедческой характеристики, датировок, литературной истории и идейной направленности которых И. Б. Греков полемизирует с другими авторами, в особенности с филологами.

Огромным импульсом для усиления внимания к истории Куликовской битвы послужило ее 600-летие, исполнившееся в сентябре 1980 г. и широко, с большим подъемом отмеченное в нашей стране. В Колонном зале Дома Союзов в Москве состоялось торжественное заседание, посвященное славной дате, прошли научные конференции в Москве, Туле, Калуге и других городах, были организованы лекции, выставки (в Государственном Историческом музее, Третьяковской галерее и т.д.). К юбилею появились многочисленные публикации: книги, статьи, очерки, заметки, литературные произведения о Куликовской битве и ее эпохе. Столь большое внимание к событию далекого прошлого - свидетельство роста исторического самосознания и культуры советского народа, его глубокого, горячего интереса к героическому трудовому и боевому прошлому нашей страны. Вместе с тем 600-летний юбилей Куликовской битвы - это и своего рода подведение итогов изучения советской наукой знаменательного события, комплексной разработки важной исторической проблемы учеными разных специальностей.

В юбилейный год появилось много публикаций исследовательского и научно-популярного характера по истории Куликовской битвы и правлении Дмитрия Донского: книги и статьи В.Н. Ашуркова, Л.Г. Бескровного, В.И. Буганова, И.Б. Грекова, С.З. Зарембы, В.В. Каргалова, А.Н. Кирпичникова, А.И. Клибанова, В.А. Кучкина, Ю.М. Лошица, B.В. Мавродина, В.Т. Пашуто, В.Я. Петренко, Р.Г. Скрынникова, Г.А. Федорова-Давыдова, А.Л. Хорошкевич, Ф.М. Шабульдо, В. Агеева, М.Т. Белявского, С. Голицына, В.А. Ляхова и А.М. Анкудиновой, А.П. Новосельцева, А.М. Шамаро и др.

Целый ряд вышедших в 1980 г. статей посвящен исследованию различных конкретных вопросов истории Куликовской битвы и ее времени. Так, детальному изучению состояния военного дела на Руси в XIV в. посвящены статьи А.Н. Кирпичникова и М.Г. Рабиновича, оружию и доспехам русских и ордынских войск - статья М.В. Горелика, отражению Куликовской битвы в изобразительном искусстве, ее влиянию на духовную культуру Руси - статьи А.А. Амосова, И.П. Болотцевой, Н.С. Борисова, К. Матусевича, С. Ямщикова, памятникам, воздвигнутым в честь победы, и памятным местам, связанным с ней - статьи В.Н. Ашуркова, А. Брагина, Г. Я. Мокеева и В.Д. Черного, М.И. Ростовцева, Л. Тудоси, А.И. Шкурко.

Существенный вклад в изучение литературных и фольклорных произведений внесен филологами. При их активном участии издан сборник научно-исследовательских статей «Куликовская битва в литературе и искусстве». В юбилейных номерах журналов и в различных сборниках, в изданиях текстов памятников Куликовского цикла и факсимильных и сувенирных изданиях их списков (в том числе лицевых) опубликованы статьи, переводы и комментарии к этим памятникам Д.С. Лихачева, Л.А. Дмитриева, А.С. Елеонской, В.В. Колесова, А. Курилова, В.В. Кускова, статьи Е.С. Отина о топонимике Куликова поля.

Таким образом, в области изучения Куликовской битвы и ее эпохи сделано многое, особенно советскими учеными в последние годы, включая юбилейный 1980 г. Однако необходимо и дальнейшее исследование ряда проблем как исторического, так и источниковедческого характера.


Глава 2. Дмитрий Донской как личность и государственный деятель


.1 Борьба за объединение Северо-Восточных русских земель и княжеств


После разгрома Северной Руси монголо-татарами и смерти великого владимирского князя Юрия Всеволодовича <../../../WINDOWS/Temp/spis34.htm> (1188-1238), старшим в роде остался Ярослав Всеволодович <../../../WINDOWS/Temp/spis36.htm> (1190-1246), который и стал великим князем.

В 1243 году Батый <../../../WINDOWS/Temp/mong2.htm>, вернувшись из западного похода на р. Волгу, вызвал к себе великого князя Ярослава Всеволодовича. Сопротивляться было бесполезно - большая часть Руси была опустошена и обессилена Батыевым погромом. Ярослав поехал в ставку и получил ярлык на великое княжение, признав вассальную зависимость Руси от Золотой Орды <../../../WINDOWS/Temp/orda.htm>.

Нашествие Батыя было первым, но далеко не последним вторжением монголо-татар в пределы Руси. Русские княжества еще не успели залечить раны, полученные от нашествия Батыя, как на них обрушились новые походы кочевых завоевателей. При помощи таких походов ханы пытались укрепить свое государство на Руси. Подвергаемой все новым и новым нападениям стране было трудно собирать силы для решительного отпора завоевателям. Постоянные княжеские усобицы давали ханам Золотой Орды поводы для вмешательства в русские дела, часто монгольские отряды приходили по прямому приглашению князей, которые использовали их в междоусобных войнах.

12 октября 1350 г. в семье звенигородского князя произошло долгожданное событие: у Ивана и его жены родился сын, окрещенный Дмитрием в честь праздновавшегося 26 октября святого Дмитрия Солунского. Отчество Александры, в 1345 г. обвенчанной на Иване Ивановиче, в летописях не упоминается. Существует мнение, что имя матери Дмитрия редко встречается потому, что она была не княжеского рода. Её происхождение так и осталось бы неизвестным, если бы не один документ, скреплённый печатью её сына и составленный между 1363 и 1374 годами: «…а приказал есмь его блюсти дяде своему Василью тысяцькому; а через сию грамоту кто что на нем возьмет, быти ему в казни». Лощиц пишет, что в то время слово «дядя» употреблялось только в прямом смысле: как брат матери либо отца. Тогда остается предположить, что Василий Васильевич Вельяминов приходился дядей Дмитрию Ивановичу. Но некоторые историки считают, что Вельяминов назван дядей, так как он стал воспитателем Дмитрия Ивановича после смерти отца.

Само упоминание рождения Дмитрия в летописях говорит о значительности события - в них попадало далеко не все и не обо всех. Однако эта запись могла быть сделана уже после того, как князь прославился. У Дмитрия было мало шансов стать великим князем: перед ним должны были править его отец, дядя, и два сына Симеона Гордого. Все карты перемешала эпидемия.

Очаг легочной чумы зародился в Китае, с караванами добрался до Месопотамии, расползлась по Синей и Золотой Ордам, затем достигла Крыма и с генуэзскими купцами появилась в Италии. На Руси первой жертвой в 1352 стал Псков, активно торговавший с немецкими землями. Окольцевав Междуречье, пандемия достигла Москвы. Одной из первых жертв стал митрополит Феогност, скончавшийся 11 марта 1353 г., затем умерли маленькие сыновья Симеона (Иван и Семен), а 26 апреля скончался и он сам. 6 июня умер второй дядя Дмитрия Ивановича - серпуховский князь Андрей.

После смерти Симеона Гордого, в обход завещания последнего (по которому все земли и богатства доставались его жене, в расчете на то, что Мария Александровна сумеет взрастить двух сыновей и передать им верховную власть в Московском княжестве) власть захватил Иван Иванович. Он лишил вдову главных владений: Коломну с тремя волостями, Можайск со всеми волостями и право на сбор тамги (торгового налога). После поездки в Орду (ее ханам нужен был именно такой великий князь: тихий и покорный) Ивана Ивановича возвели 25 марта на стол великого княжения во Владимире.

ноября 1359 г., в возрасте 33 лет, скончался Иван Иванович. Перед смертью он написал завещание, по которому Дмитрию Ивановичу доставалась большая часть его владений: Можайск со всеми волостями, Коломна без волостей, часть отошедших к Москве рязанских земель, треть доходов и повинностей с жителей Москвы. Однако учитывая, что остальные московские династии владели 60 московскими волостями, ясна сравнительная малочисленность великокняжеских владений Дмитрия Ивановича. Это могло грозить политической нестабильностью внутри Московского княжества. Но оставалось великое княжение, власть над которым московские князья не выпускали из рук со времен Ивана Калиты. Обладание великим княжением укрепляло положение князя как среди собственного княжеского дома, так и среди других княжеских династий. Однако для правления в нем необходимо было получить ханский ярлык. И весной 1360 г., как только позволила погода, в Орду отправилась делегация московских бояр с девятилетним Дмитрием Ивановичем. В Орде, вступившей в период феодальной раздробленности, шли смуты, названные русским летописцем «великой замятней», и продлившиеся около 20 лет. «Замятня» началась еще в 1357 г., когда хан Джанибек, по известиям русских летописей сошедший с ума, был задушен собственным сыном Бердибеком.

Согласно теории пассионарности, к этому моменту монгольский этнос уже вступил в акматическую фазу. Резко возросло количество людей, жаждущих власти, наживы. Многочисленные беки и эмиры готовы были поддержать того, кто больше заплатит или пообещает заплатить. Чингизиды забыли о былом братстве. Теперь братья - это лишь соперники в борьбе за власть. Даже тот, кто не хочет резни, вынужден убивать, чтобы не быть убитым. Бердибек не был ни убийцею, ни злодеем. Он просто успел убить своих братьев, прежде чем они его. Однако через два года и он был убит. В 1359 г. ханом стал Кульна, сумевший продержаться на троне пять месяцев. Убив его, престол занял Ноуруз. Ему то и отдали москвичи дары, предназначенные Кульне. В это же время появились и другие князья. Хану предстояло выбрать, кому отдать ярлык на великое княжение. Возраст Дмитрия Ивановича сыграл против него: хан, видя князя «оуна соущна и млада возрастом», предложил ярлык на Владимир нижегородскому князю Андрею Константиновичу. Но последний отказался, так как считал, что великое княжение все равно придется отдать московскому князю, как только он подрастет, и передал ярлык своему брату Дмитрию-Фоме Константиновичу, суздальскому князю. 22 июня 1360 Дмитрий Константинович был посажен на владимирский стол.

Для Москвы это было большим поражением: в другие руки уходили доходы и земли, которые москвичи уже привыкли считать своими. Этот год был неудачным для Москвы еще по двум причинам: новый хан восстановил Галицкое (Галича Мерское) княжество, до этого находившееся под контролем Москвы, а ростовскому князю были переданы московские владения в Ростове.

В 1361 г. в Сарай отправилось новое московское посольство, намереваясь получить великое княжение у Хырза, нового хана, севшего на престол после убийства Ноуруза. Однако и в этот раз москвичам не улыбнулась удача. Везением можно считать только то, что посольство успело выбраться из Орды до новой вспышки междоусобной борьбы. Хызра зарезал собственный брат, престол на две недели перешел к старшему сыну зарезанного. Его убил Оду-мелик, процарствовавший месяц. Орда раскололась на несколько государств. После некоторой стабилизации положения на престоле оказался хан Мюрид. В 1362 г. к нему отправились из Москвы киличеи (полномочные послы) с просьбой передать ярлык московскому князю

Естественно было для нового хана отменить решение старого: ярлык был отдан Дмитрию Ивановичу. Как зачастую и до этого, московские князья смогли предложить хану больше «выход».

Московский летописец с удовлетворением замечает, что «Принесоша ярлыкъ княжение великое по отчине и по дедине князю великому Дмитрею Ивановичю Московьскому». Московскому князю не исполнилось тогда и 12 лет. Однако суздальский князь не собирался уступать великое княжение Дмитрию Ивановичу. Он укрепился в Переяславле, однако московское правительство собрало значительные военные силы из полков великого князя и дружин его братьев: родного Ивана и двоюродного Владимира. Формально рать возглавлял Дмитрий вместе с братьями. Это был его первый военный поход. Испугавшись сил москвичей Дмитрий Суздальский не решился вступить в вооруженную борьбу, укрылся во Владимире, а затем бежал в отчинный Суздаль.

Шестого января Дмитрий въехал во Владимир, где был посажен на великокняжеский стол.

В этот момент москвичам показалось, что мамаева Орда сильнее сарайской и они решили заручиться поддержкой хана мамаевой Орды Абдуллаха. «Пустое лукавство» - стараясь угодить обоим ханам, москвичи теряли милость хотя бы одного. Сношения Дмитрия Ивановича с враждебной Мюриду мамаевой Ордой зародили у Дмитрия Суздальского надежду на помощь Сарая. Он в сопровождении татарского отряда въехал во Владимир. Через неделю, собрав полки, москвичи вынудили суздальского князя бежать в его отчину, затем осадили Суздаль на несколько дней, но дело кончилось миром. Дмитрий Суздальский отказался от великого княжения в пользу московского князя.

Москвичи продолжали экспансию: их полки изгнали из Галича местного князя, а во главе Ростовского и Стародубского княжеств поставили угодных себе правителей.

В следующем году Дмитрия Ивановича постигли тяжелые утраты: 23 октября 1364 г. умер его младший брат Иван, а 27 декабря скончалась их мать - великая княгиня Александра.

В том же году суздальский князь решил вернуть себе Владимир и отправил своего сына Василия к хану Азизу, утвердившемуся в Орде в 1364 г., с просьбой о ярлыке на великое княжение. Ярлык он получил, но в это время у него начались проблемы в собственном княжестве: в 1363 г. старший из суздальских Константиновичей нижегородский князь Андрей отошел от власти. По древнерусским нормам его удел (Нижний Новгород) должен был перейти к следующему по возрасту брату Андрея - суздальскому князю Дмитрию-Фоме. Однако в городе уже утвердился Борис, младший из Константиновичей. Суздальский князь решил отдать ярлык Дмитрию Ивановичу, однако взамен выпросил у него военную помощь, чтобы вернуть Нижний Новгород. По заключенному договору Дмитрий Суздальский признавал себя младшим братом Московского и навсегда отказывался от великого княжения. После этого Москва попыталась уладить конфликт между Константиновичами миром, но ни один из братьев не хотел добровольно отказаться от Нижнего Новгорода. Тогда Дмитрий Иванович дал войска старшему Константиновичу. Тот, присоединив к собственным полкам московские, выступил к Нижнему Новгороду. У Бережца, близ впадения Клязьмы в Оку, Дмитрия Константиновича встретил Борис. Но военное превосходство московско-суздальских полков было очевидно. Борису пришлось уступить Нижний Новгород.

Этот эпизод позволил из врага сделать союзника. До 1382 г. Дмитрий оставался сторонником Москвы. 18 января 1366 г. политический союз был скреплен браком: Дмитрий Иванович женился на младшей дочери Дмитрия суздальского Евдокии.

Незадолго перед этим произошел разрыв с Великим Новгородом. В очередной раз отличились новгородские ушкуйники: они начали грабить заодно с ордынскими русских купцов. В 1366 г. они напали на Нижний Новгород, где ограбили и чужеземных, и русских купцов. У Москвы было одно верное средство против Новгорода: в нем не хватало своего хлеба, его закупали в южных русских землях и по рекам доставляли в город. Дмитрий Иванович перекрыл речные пути из Новгорода, чтобы перекрыть каналы поставки хлеба, и арестовал новгородского боярина Василия Даниловича с сыном Иваном. Конфликт был урегулирован в 1367 г. Новгородцы прислали к великому князю послов с «поклономъ» и дарами, приняли наместника, а Дмитрий Иванович в ответ освободил боярина с сыном.

Неспокойные границы, конфликты с соседями и пожар, уничтоживший значительную часть Москвы и сильно повредивший дубовый Кремль, заложенный еще в 1339 г. Иваном Калитой, заставили принять Дмитрия Ивановича решение построить новый, каменный Кремль. В 1367 г., в два сезона, строительство было законченно. Это была первая каменная крепость на Руси (исключая северные, новгородские и псковские, земли) со времен нашествия Батыя. Она должна была символизировать возросшую мощь и богатство Московского княжества.


2.2 Борьба с Тверью


Еще до совершеннолетия Дмитрия Ивановича московские бояре от его имени распоряжались судьбой удельных князей. В 1363 г. они стеснили ростовского князя и выгнали князей Галицкого и Стародубского из их волостей. Одной из первых почувствовала стремление Москвы к уничтожению удельного порядка Тверь. Как заметил тверской летописец «надеяся на свою великую силу, князи Русьскыи начаша приводити въ свою волю, а которыи почалъ неповиноватися ихъ воле, на тыхъ почали посягати злобою».

Князь Михаил, сын Александра Михайловича, казненного по проискам Ивана Калиты в Орде в 1339 г. был самым опасным противником Москвы из-за родовой ненависти к московским князьям, предприимчивого упрямого и крутого характера. Княжа сначала в Микулине, он овладел Тверью и назвался великим князем тверским. Его дядя Василий Михайлович Кашинский, верный Москве, был вынужден уступить тверской престол Михаилу.

Между ними возник спор за владение умершего князя Семена Константиновича, завещавшего свое владение Михаилу. Так как дело по завещанию касалось церкви, его разбирал тверской епископ Василий и решил в пользу Михаила. Митрополит Алексей, горячий сторонник Москвы призвал Василия в Москву, где последний потерпел большие «протори». Между тем Василию кашинскому послали из Москвы рать на помощь, и Василий отправился силой выгонять своего племянника из Твери. Но у Михаила Александровича также был могучий покровитель, его литовский зять, великий князь Ольгерд женатый на сестре Михаила Иулиянии. Кашинский и Москвичи не взяли Твери, успели лишь разорить окрестные села, как внезапно явился Михаил с литовской помощью. Дядя и стоявший за ним племянник князь Иерений уступили во всем Михаилу и «целовали крест» повиноваться ему. Однако Иерений тотчас же бежал в Москву и умолял московского князя распорядиться тверскими уделами.

Так как решить дело грубой силой не удалось, москвичи прибегли к хитрости: митрополит Алексей и великий князь пригласили «любовно» Михаила приехать в Москву на независимый суд. Митрополит уверил его пастырским словом в безопасности. Михаил приехал: его взяли под стражу и разлучили с боярами, которых также заточили. Однако Дмитрий Иванович не смог воспользоваться этим поступком, а напротив, повредил себе. Вскоре из Орды прибыли послы: неизвестно, требовали ли они освобождения Михаила или же москвичи боялись, что татарам будет неприятен этот эпизод, но Михаил был выпущен. Однако его принудили «целовать крест» на том, чтобы повиноваться московскому князю. Москва тем временем овладела Городком, принадлежавшим Твери, и послала туда князя Иеремия со своим наместником.

Михаил, посоветовавшись с великим литовским князем, обратился за великим ярлыком в Орду. Михаил был первым князем, лично обратившимся с просьбой о великом ярлыке к Мамаю, поэтому темник, не долго думая, отдал ему ярлык. К тому же помня старую науку Узбек-хана, о том, что владимирский ярлык - игральная кость, и зная Михаила, Мамай мог предположить, что если «кость» достанется тверскому князю, то без драки он ее не выпустит. Русский улус стал объединяться вокруг московского князя, и пора было внести в него раздоры, чего Мамай и достигал, отдавая ярлык Михаилу.

апреля 1370 г. он вернулся в Тверь с ярлыком и тем же ордынским послом Сары-Хожей. Мамай также предлагал ему войско, но Михаил побоялся заслужить ненависть населения. Дмитрий Иванович и на этот раз не собирается отдавать великого княжения. Более того, жители Владимира с волостями целовали крест на том, чтобы подчиняться Дмитрию Ивановичу несмотря на Ордынские ярлыки. Когда же от Сары-Хожи поступило оскорбительное приглашение во Владимир на венчание Михаила, то Дмитрий Иванович ответил: «Къ ярлыку не еду, а въ землю на княжение на великое не пущаю, а тебе послу путь чистъ». Тогда Сары-Хожа отправился в Москву, где был осыпан честью и дарами. Ему настолько понравилось в Москве, что он решил помочь ему получить ярлык на великое княжение, чтобы отблагодарить за дары и в надежде на новые.

Но борьба с Михаилом не затихала ни на минуту. Последний посадил своих наместников в ряд городов великого княжения, вроде бы контролируемых Дмитрием Ивановичем. Появились и другие проблемы: летом 1371 г. новгородские ушкуйники ограбили Кострому, принадлежащую Москве; в конце того же года возник конфликт с рязанским князем Олегом, к счастью быстро решенный; в начале апреля 1372 г. Михаил захватил Дмитров, так же принадлежащий Москве, а литовская рать Кейстута и Андрея Полоцкого - Переяславль; 31 мая Михаил с особой жестокостью разорил принадлежащий союзному Москве Новгороду Торжок, предварительно разбив ушкуйников (правда, этот эпизод, прямо не коснувшийся Москвы, сыграл ей на руку, так как Новгород стал непримиримым врагом Твери).

Противостояние с Михаилом закончилось в 1374 г. 16 января они заключили соглашение, по которому тверской князь уступал занятые им территории великого княжества, вносил выкуп за сына и признавал себя младшим братом Дмитрия Ивановича, то есть отказывался бороться за ярлык на великое княжение, и московский князь отпускал Ивана домой. Таким образом, Дмитрий Иванович в конце концов добился своей цели, хоть это и не просто ему далось.

Московский князь действовал быстро и решительно. Не прошло и двух недель, как он собрал в Волоке Ламском огромную рать. В походе против тверского князя приняли участие 13 из 16 князей Северо-Восточной Руси (три не участвовавших князя владели второстепенными уделами в своих княжествах), князья оболенский, тарусский, брянский, новосильский, один из смоленских, а также Новгород Великий, горевший желанием отомстить за поражение под Торжком и потому собравший рать всего за три дня. 1 августа это войско взяло Микулин, отчину Михаила, и опустошила близлежащие волости. 5 августа рать подошла к Твери. Соорудив примет к деревянным стенам кремля и изготовив туры, полки Дмитрия и союзных ему князей 8 августа пошли на приступ. Однако вылазка Михаила Александровича, уничтожившего туры и побившего много врагов, спасла Тверь от немедленного взятия. Тогда Дмитрий Иванович перешел к осаде. Через три недели Михаил вынужден был капитулировать. Согласно подписанному 1 сентября 1375 г. договору, он навечно отказывался от Владимирского великого княжения, признавал свою вассальную зависимость от Дмитрия Ивановича (то есть признавал себя его младшим братом), обязывался не выступать против союзников московского князя, воевать против Литвы, если последняя покусится на русские земли. Кашинское княжество становилось полностью независимым от Твери. Все захваченное Дмитрием Ивановичем и его союзниками во время войны оставалось за ними. Консолидация сил русских княжеств, сокрушительное поражение, нанесенное ими Твери, принятие Михаилом тверским унизительных условий договора от 1 сентября 1375 г. означали крупнейший дипломатический, военный и политический успех Дмитрия Ивановича.

Таким образом, можно сделать вывод, что начало княжения Дмитрия Ивановича было не менее героическим, чем его дальнейшие подвиги для Российского государства. После того, как он добился от тверского князя Михаила мира, в котором он признавал себя «братом молодшим» великого князя Дмитрия, уже никто из князей Северо-Восточной Руси не осмеливался оспаривать первенство Москвы.


Глава 3. Внешнеполитическая деятельность Дмитрия Донского


.1 Взаимоотношения с Ордой и Литвой


Одновременно с борьбой с Тверью князь Дмитрий Иванович вел активную внешнюю политику.

Первый поход литовского князя Ольгерда на Москву был вызван жалобой Михаила в 1368 г. Костомаров пишет, что Москва своей неуклюжей политикой наела на Русь врага дотоле не посягавшего на нее. Однако, скорее всего у Ольгерда к тому времени уже были широкие планы подчинения русских земель. Одним из доказательств этого служат его попытки овладеть г. Ржевом. Он был не столько важен с экономической точки зрения, сколько своим стратегическим положением: путешествие по рекам было самым удобным, и получить выход к речным путям было очень важно. К Волге же особенно, ключом к которой и являлась Ржева. Ольгерд рвался и к Оке, уже почти подмяв под себя черниговско-северский и брянское княжества. Но русские тоже знали цену рекам и потому пытались отвоевать Ржеву, и она чуть не каждый год переходила из рук в руки .

В начале 1368 г. Москвичи снова отняли у Ольгерда Ржеву. Сетования тверского князя упали на благодатную почву. Собрав значительные силы литовских князей, Михаила тверского и полки Смоленского княжества Ольгерд поздней осенью 1368 г. выступил против Дмитрия Ивановича. Как всегда он воспользовался фактором неожиданности. Ольгерд славился умением тихо подкрадываться к противнику: «Велика рать, но ходи, как тать». Московская стража, отвыкшая от опасности, проворонила литовские полки. Сдалась пограничная Холхола, захвачен Оболенск. Москвичи собрать полки не успели, пришлось послать против Ольгерда лишь тех воинов, которые находились в самой Москве. На р. Тросне (к востоку от Волоколамска) 21 ноября 1368 г. Ольгерд наголову разбил сторожевой полк, возглавляемый воеводами Дмитрием Мининым и Онкифом Шубой. От плененных москвичей он узнал, что великий князь сидит в Москве, а новых полков еще не успел собрать. Получив эти сведения, Ольгерд тут же пошел на Москву. Чтобы не дать противнику строевого леса из которого легко наделать щитов, лестниц и приметов, а также не оставить врагу готового жилья на случай осады москвичи сожгли посады. Ольгерд поняв, что сходу кремль не взять на четвертый день снял осаду. Однако уходя литовцы грабили и сжигали все, что не могли унести. Летописец записал, что подобного разорения на Москве не было с нашествия Батыя.

В Москве не намеревались прощать вину русских подстрекателей и союзников Ольгерда, приложивших руку к опустошению ее земель. Летом 1369 г. Дмитрий Иванович послал московский и волколамские полки «наказывать» великого князя смоленского Святослава Ивановича. Положение Смоленского княжества было незавидно: хотелось жить в мире с Москвой, но Ольгерд не раз принуждал его князей действовать в своих интересах. В том числе и ходить на Москву. За участие Святослава Ивановича смоленского в походе на Москву митрополит Алексей наложил на Святослава отлучение от церкви. Тем же летом большое войско ушло и на Брянск, старинный удел Смоленского княжества, но уже более десяти лет им управляли ставленники Ольгерда. Пришла очередь Тверского княжества. Но он попытался упредить события и отправил к Дмитрию Ивановичу своего епископа Василия (по жалобам кашинских князей, обижавшего тех, кто не угоден Михаилу тверскому.). Однако в ответ на свои речи епископ заслужил лишь попреки от митрополита в том, что он малодушно держит во всем сторону сильнейшего и творит неправедный суд. С этим и был отпущен епископ. И тут же Дмитрий Иванович отправил в Тверь послов с объявлением Михаилу, что мира между ними отныне нет. Последний 23 августа отправляется за помощью в Литву. В тот же день москвичи начали войну. 1 сентября боевые действия возглавил Дмитрий Иванович. 7 сентября московские полки берут г. Зубцов и грабят волости.

В это время «замятня» в Орде привела к тому, что русские князья перестали бояться ордынских ханов. Поэтому когда Михаил с татарским послом Сары-Хожей возвратились на Русь, то оказалось, что Дмитрий Иванович перекрыл нерльский водный путь, ведущий из Твери во Владимир, чтобы не допустить Михаила до великого княжения. Доброжелатели Михаила предупредили его о постах, и тверской князь спасается в Литве. Там ему удается получить помощь Ольгерда, и 26 ноября последний начинает новый поход. 6 декабря литовский князь подступает к Москве с теми же союзниками и снова не решается ее осадить. Правда, под Москвой задержались уже не на три, а на восемь дней.

К новой Литовщине Москва уже была готова: и разведка предупредила, и пограничные города были защищены. Три дня Ольгерд потерял, пытаясь взять Волок Ламский, и в результате потерял одно из своих любимых преимуществ - внезапность нападения. Да и ощущение было такое, что Ольгерда заманивают в ловушку: сильные рати в Москве и у Перемышля, в тылу - володские и можайские полки, да еще за Окой собирались полки Олега Ивановича рязанского и Владимира Дмитриевича Пронского. Испугавшись многочисленных врагов, Ольгерд попытался примириться с Дмитрием Ивановичем: он послал Московскому князю послов. Ответ московского князя больно кольнул самолюбие Ольгерда: Москва откладывала вопрос о вечном мире и была согласна лишь на перемирие до Петрова дня (то есть на полгода).

Примирение с Литвой было скреплено браком двоюродного брата московского князя Владимира Андреевича на дочери Ольгерда Елене в начале 1372 г., вскоре после возвращения из Орды Дмитрия Ивановича.

Но и Дмитрию Ивановичу необходимо было отправиться в Орду. Он не был там уже 10 лет, а Мамай между тем набирал силу, и не считаться с ним было уже опасно. Могущественный темник уже начинал гневаться на непослушного улусника. 15 июня 1371 г. Дмитрий Иванович отправился к Мамаю. До Оки проводил его митрополит Алексей.

В Орде Дмитрий Иванович «многы дары и великы посулы подавалъ Мамаю и царицамъ и княземъ, чтобы княжениа не отъняли». Этого вполне хватило, чтобы вернуть благосклонность темника и ярлык на великое княжение. Признание ордынского суверенитета дорого обошлось Дмитрию Ивановичу: упал его престиж, поскольку он «прииде изъ Орды съ многыми должникы, и бышеть отъ него по городам тягость даннаа велика людемъ».

Между тем 12 июня 1372 г. тверской князь вместе с Ольгердом снова пошел воевать Москву. Однако этот поход оказался еще неудачнее предыдущих. Противники встретились у Любутска. Быстрой атакой москвичи разбили сторожевой полк литовской рати, и Ольгерд отступил за овраг. По другую сторону встало московское войско. Тот, кто решился бы атаковать, нашел бы могилу на дне оврага. Ольгерду, чтобы не потерпеть позора поражения, пришлось заключить с Дмитрием Ивановичем мир. Это была последняя литовщина.

В целом в 1371-1373 гг. Дмитрий Иванович испытал значительно больше трудностей в столкновениях с противниками, чем 1367-1370 гг. Объясняется это, скорее всего, тем, что согласие на уплату выхода отвратило от московского князя не только низы населения, несшие основные тяготы по уплате дани Орде. На этом фоне стали заметнее успехи его соперников, главным из которых оставался Михаил, стремившийся подчинить себе всю территорию великого княжения. Чтобы пресечь его активность, московский князь в 1372 г. послал в Орду киличеев (послов, знавших татарский язык) выкупить старшего сына Михаила Ивана. Последний был удержан в Орде за долги. Татары назначили огромную сумму выкупа - «тьму рублевъ» (10 000), а рубль тогда весил полфунта. Тем не менее, в ноябре того же года Иван был привезен в Москву, где содержался на дворе митрополита. Москвичи небезосновательно надеялись, что наличие столь высокого заложника у них заставит Михаила пойти на уступки.

Мамай навел порядок у себя в столице и смог, наконец, заняться русским улусом. Летом 1373 г., видимо, в отместку за захват Рязанью некоторых ордынских владений, Мамай двинулся на это княжество. Татры пожгли города, «а людии многое множество плениша и побиша». Дмитрий Иванович с войском стал на левом береге Оки. Князь не допустил ордынцев на свои земли, но не пытался защитить рязанцев. Вскоре эта тактика стала привычной для московских князей.

Расправившись с внутренними врагами, московский князь резко изменил отношение к Мамаю. Летописец заметил, что «князю великому Дмитрию Московьскому бышеть розмирие съ Тотары и съ Мамаемъ». Так как военных столкновений в 1374 г. не было, «розмирие», скорее всего, выразилось в отказе от уплаты дани. Одновременно с этим предпринимались меры к усилению обороноспособности княжества. Близ Оки была возведена крепость Серпухов, усилившая оборону пограничного окского левобережья. А в конце года Переяславле собрался «съездъ великъ» всех русских князей. Судя по последовавшим событиям, Дмитрию Ивановичу удалось на этом съезде собрать коалицию против Мамая.

Действенность союза проявилось уже в следующем, 1375 году. В тот год в Нижний Новгород прибыли ханские послы. Послы грабили и оскорбляли народ и князя. Дмитрий Суздальский дозволил народу умертвить послов, с коими было более тысячи воинов. Главный из них, Сарайка, вместе с отборной дружиной был заключен в крепость. Восстание было поднято епископом Дионисием. Через год по его же наущению народ расправился с пленниками. Мамай не мог стерпеть такой наглости. К тому же по Ясе (монгольскому законодательству, созданному Чингисханом) он обязан был отомстить за убийство послов. Мамай послал войско опустошить пределы Нижегородского княжества. «Розмирие» 1374 г. стало перерастать в открытое вооруженное противостояние. А к осени 1375 г. у Дмитрия Ивановича возникла новая проблема. 17 сентября 1374 г. умер воспитатель князя московский тысяцкий В.В. Вельяминов. Должность тысяцкого была очень высокой и к тому же выборной. В отсутствие князя в руках тысяцкого сосредоточивалась вся гражданская и военная власть. Замещавший князя тысяцкий становился могущественнее многих удельных князей. Эта выборная должность мешала самодержавию князя и не нравилась окружавшим князя боярам, желавшими быть единственным окружением князя. Должность тысяцкого в роду Вельяминовых передавалась по наследству. Старший сын Вельяминова Иван стал добиваться места отца. Получив отказ, он вместе с Некомантом сурожанином (сурожане - купцы, торговавшие с Ордой и итальянскими колониями в Крыму и на Азовском море) в феврале 1375 г. бежал из Москвы в Тверь. Михаил решил воспользоваться конфликтом Дмитрия Ивановича с боярином. Он отправил перебежчиков в Орду просить себе ярлыка на великое княжение, а сам отправился в Литву просить ее помощи в борьбе с Москвой. Мамай отдал ярлык послам тверского князя, так как не мог больше терпеть самоуправства Дмитрия Ивановича, и 13 июля Некомант привез Михаилу ярлык. Тверской князь, надеясь на поддержку Литвы и Орды, тут же послал к Дмитрию московскому послов с уведомлением о расторжении мира. Одновременно он послал войска, чтобы захватить Торжок и Углич.

Ответные действия Орды и Литвы повоевавших осенью 1375 г. запьянские волости Нижегородского княжества, Смоленское княжество и даже захвативших Новосиль, лишь в малой степени поколебали достижения московского великого князя.


3.1 Куликовская битва и ее значение


Летом 1376 г. Дмитрий Иванович «ходилъ за Оку ратию стерегася рати Тотарьское». Московский князь перешел к тактике активной обороны, не ждал их под стенами городов, но сам выходил навстречу. Главная линия обороны проходила по реке, ее называли просто «берег». Русские полки стояли на протяжении 180 верст, от Коломны до Калуги. А еще дальше, за Окой, тянулась линия засек и сторожевых разъездов. Но в тот год ордынцы так и не появились. В том же году московский князь попытался отобрать у Ольгерда уступленную тому по соглашению 1372 г. Ржеву, но поход на нее Владимира серпуховского закончился неудачно. Зато очень удачно начался следующий год. В марте московско-нижегородская рать осадила подчиненный Мамаю город Булгар и заставила его капитулировать. В Булгаре были поставлены верные русским князям наместник (даруга) и таможенник, а войска с контрибуцией в 5000 рублей возвратились домой.

На западных границах было спокойнее. В 1377 г. умер великий князь Ольгерд и начались трения между его сыном Ягайло и другими родичами. Ягайло было некогда заниматься русскими землями, он еще только наводил порядок в Литве. В том же году псковичи приняли у себя отъехавшего от Ягайло его брата Андрея Ольгердовича Полоцкого. «Прия его» и великий князь Дмитрий Иванович. Переход полоцкого князя на сторону Москвы ослаблял позиции Ягайло Активность Литвы временно снизилась.

В следующем году Москву постигла тяжелая утрата: 12 февраля 1378 г. скончался митрополит всея Руси Алексей. Он всегда помогал Дмитрию Ивановичу достигнуть цели. Нельзя точно сказать помогал ли Алексей Дмитрию в его начинаниях, или Дмитрий последовательно проводил в жизнь политику митрополита. Но скорее всего митрополит был главою правительства еще с княжения Ивана Красного. Между Дмитрием и Алексеем установился союз «трона и алтаря», и московский князь желал также сотрудничать с церковью в дальнейшем. Он хотел видеть на митрополичьем столе своего духовника Михаила (Митяй). Митяй был высок, красив, с окладистой бородой, звучным голосом, а главное -- хорошо образован: «грамоте гораздъ, пети гораздъ, чести гораздъ, книгами говорити гораздъ, всеми делы поповьскими изященъ». Образованность Митяя производила особенно большое впечатление на великого князя, который, к сожадению, не умел ни читать, ни писать. Алексей же хотел отдать митрополичий стол Сергию Радонежскому. Перед смертью он отдал Сергию свой крест с мощами и велел принять стол. Сергий взял крест, но от митрополичества отказался, видя, что Дмитрий Иванович не желает видеть его на этом посту.

Летом 1378 г. Мамай, «собравъ воя многы», под командованием темника Бегича послал их разорять русские земли. Дмитрий Иванович, изменив обычной тактике, перешел Оку и встал у Вожи, правого окского притока, недалеко от столицы Рязанского княжества. Бегич, видимо, не ожидал появления московских полков в пределах Рязанского княжества. Несколько дней он нерешительно простоял у реки. Московский князь, заманивая татар в ловушку, «уступил берег». Ордынское войско атаковало, даже не успев полностью переправиться. Большой полк выстоял. Передовые сотни ордынцев начали заворачивать коней, на них напирали вновь переправившиеся, все смешалось. Тогда с трех сторон ударили русские полки. Ордынцы побежали к реке, многих убили, другие утонули. Погибло пять ордынских мурз, в том числе сам Бегич. Битва на реке Воже стала первой в истории битвой, выигранной русскими у ордынцев.

Узнав о поражении Бегича, Мамай пришел в ярость. Чтобы хоть как-то отомстить русским, он собрал войска и изгоном двинулся на Рязанское княжество (то есть налегке, без обоза и осадных орудий). Олег Рязанский оказался не готов к отпору и бежал за Оку. Татары взяли стольный Переяславль Рязанский, разграбили его и подожгли. Опустошив села и волости, захватив множество пленных, они ушли.

Кровопролитные столкновения 1377-1378 гг. между союзом русских княжеств, возглавлявшихся Дмитрием Ивановичем, и мамаевой Ордой ослабили их силы. Обе стороны нуждались в передышке. К тому же Мамай понял, что мелкой ратью Руси не покорить и собирал войска со всех концов своих владений. Поэтому в 1379 г. никаких военных действий между Ордой и Русью не велось.

В конце июля 1380 г. в Москву стали поступать сведения о начавшемся походе Мамая на русские земли. Для этого он собрал крупные силы, к собственным присоединив наемные отряды «бесермены и армяне, фрязы (генуэзцы или венецианцы) и черкесы, и буртасы». Всего же в ордынском войске могло насчитываться по оценкам разных историков 150-200 тыс. человек. Кроме того Мамай заключил союз с Литовским великим князем Ягайло, который с 30-50 тысячами человек двинулся к русским рубежам.

Неустойчивую позицию здесь занимал Олег Рязанский, пославший уверения в дружбе и Мамаю, и Дмитрию Ивановичу. Также он сообщал каждому из противников о передвижении другого. Рязанского князя можно понять: не помоги он, Мамаю его земля стала бы первой жертвой похода, но не хотелось идти против московского князя.

Мамай не скрывал, что хочет не просто повторить поход Батыя, а в отличие от него остаться на Руси.

Однако Русь была уже не та, что при хане Батые. Москва стала признанным политическим и военным центром страны. Изменилось и русское войско. Его ядром был «двор» великого князя и многочисленные хорошо вооруженные московские полки. К ним примыкали полки «подручных» князей. По призыву Дмитрия Ивановича собрались рати Коломенская, Звенигородская, Можайская, Переяславская, Владимирская, Юрьевская, Муромская, Мещерская, Стародубская, Суздальская, Городецкая, Нижегородская, Костромская, Углицкая, Ростовская, Ярославская, Моложская, Галицкая, Бежецкая, Белозерская, Устюжская, Новоторжская… Такому большому войску не подходила прежняя организация. Теперь войско было разделено на шесть полков: добавились сторожевой (самый слабый), передовой и засадный полки. Боевой строй стал более глубоким и гибким, чего не ожидали ордынцы. Выдвинутые вперед на Куликовом поле сторожевой полк не допустил до основных сил конных лучников, передовой полк сбил темп атаки ордынской конницы, а засадный полк переломил ход события. Куликовская битва отличалась от других битв того времени еще тем, что в ней принимало участие большое количество пехоты. Например, в сражениях на р. Пьяне и на р. Возже сражались только конные войска. Русское войско было очень хорошо вооружено и экипировано. У пехоты главным оружием были длинные крепкие копья (таранного действия). Конники по прежнему в основном были вооружены прямыми русскими мечами (120-140 см.), а также саблями. Русское войско выходило на бой «цветно и доспешно».

Âîéíà ñ ìîãóùåñòâåííîé Îðäîé ãðîçèëà Ðóñè íåèñ÷èñëèìûìè áåäàìè. Íèêòî íå ìîã ïðåäâèäåòü åå èñõîäà. Ýòî ïîðîæäàëî íåóâåðåííîñòü. Íî ñðåäè òðåâîãè è íåóâåðåííîñòè ðîñëà îò÷àÿííàÿ ðåøèìîñòü äîâåñòè áîðüáó äî êîíöà. Íàðîä íå æåëàë áîëüøå æèòü íà êîëåíÿõ, òðåáîâàë îòêàçà îò îñòîðîæíîé ïîëèòèêè ïîêîðíîñòè Îðäå, êîòîðóþ êíÿçüÿ ïðîâîäèëè ñî âðåìåí Èâàíà Êàëèòû.

Ìíîãèì êíÿçüÿì ïðèøåëñÿ ïî ñåðäöó ïðèçûâ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à: «Áðàòüÿ ìîè, êíÿçüÿ ðóññêèå, âñå ìû ãíåçäî âåëèêîãî êíÿçÿ Âëàäèìèðà Êèåâñêîãî! Íå ðîæäåíû ìû íà îáèäó íè ñîêîëó, íè ÿñòðåáó, íè êðå÷åòó, íè ÷åðíîìó âîðîíó, íè ïîãàíîìó ýòîìó Ìàìàþ! »

 20-õ ÷èñëàõ ñåíòÿáðÿ Ìàìàé íàìåðåâàëñÿ ñîåäèíèòüñÿ ñ ßãàéëî â ðàéîíå ð. Íåïðÿäâû è âìåñòå èäòè íà Ìîñêâó. Îäíàêî Äìèòðèé Èâàíîâè÷ óçíàâ î íàøåñòâèè íåìåäëåííî íà÷àë «ñîáèðàòü âîèíñòâî ìíîãî è ñèëó âåëèêóþ, ñîåäèíÿÿñü ñ êíÿçüÿìè ðóññêèìè è êíÿçüÿìè ìåñòíûìè». Âñå âîéñêà äîëæíû áûëè ê 31 èþëþ ïðèáûòü â Êîëîìíó. Îò «ÿçûêà» ñòàëî èçâåñòíî î ïëàíå Ìàìàÿ. Ìåäëèòåëüíîñòü Ìàìàÿ ïîçâîëèëà Äìèòðèþ Èâàíîâè÷ó ñîáèðàòü ïîëêè. Ïî ïîäñ÷åòàì èñòîðèêîâ ñîáðàííûå âîéñêà ñîñòàâëÿëè íå ìåíåå äâóõ òðåòåé âñåõ âîçìîæíûõ âîåííûõ ñèë Ðóñè. Äìèòðèé Èâàíîâè÷ âûøåë íàâñòðå÷ó Ìàìàþ â «ïîëå». Íàèáîëåå êîðîòêèé ïóòü ëåæàë ÷åðåç âëàäåíèÿ Îëåãà Ðÿçàíñêîãî. Íî ÷òîáû íå ïîäòîëêíóòü åãî ê ñîþçó ñ Ìàìàåì, âîéñêà îáîøëè Ðÿçàíñêîå êíÿæåñòâî.

Íî êàê íå ñïåøèë Äìèòðèé Èâàíîâè÷, îí óñïåë ïîñåòèòü èçâåñòíîãî ñâîèì áëàãî÷åñòèåì Ñåðãèÿ Ðàäîíåæñêîãî, íàñòîÿòåëÿ Òðîèöå-Ñåðãèåâîé ëàâðû.

Æèâ åùå áûë îñíîâàòåëü ýòîé ñâÿòûíè Ìîñêîâñêîé çåìëè Ñåðãèé Ðàäîíåæñêèé; åãî áëàãîñëîâåíèÿ è ñïðàøèâàë Äìèòðèé. Ïðåïîäîáíûé óñòðîèë òðàïåçó â ñâîåì ìîíàñòûðå äëÿ êíÿçÿ è äëÿ òåõ, êòî ïðèáûë òîãäà ñ íèì. Çà òðàïåçîé ñòîÿëà ñâÿòàÿ âîäà. Âåðíûé ïðàâîñëàâíîìó ñìèðåíèþ, ïðåäïî÷èòàâøèé ëó÷øå çîëîòîì è ñåðåáðîì îòäåëàòüñÿ îò âðàãîâ, ÷åì îòâàæèâàòüñÿ íà êðîâîïðîëèòèå, çà ñòîëîì Ñåðãèé ñêàçàë âåëèêîìó êíÿçþ: «Ïî÷òè äàðàìè è ÷åñòüþ íå÷åñòèâîãî Ìàìàÿ. Ãîñïîäü óâèäèò òâîå ñìèðåíèå è âîçíåñåò òåáÿ, à åãî íåóêðîòèìóþ ÿðîñòü íèçëîæèò».

Ñòàðåö èñïîëíèëñÿ âäîõíîâåíèåì è ïðîðî÷åñêè ñêàçàë âåëèêîìó êíÿçþ: «Ãîñïîäü Áîã áóäåò òåáå ïîìîùíèê è çàñòóïíèê, Îí ïîáåäèò è íèçëîæèò ñóïîñòàòîâ òâîèõ è ïðîñëàâèò òåáÿ».

Óòðîì 6 ñåíòÿáðÿ ðóññêèå ïîëêè âûøëè ê Äîíó íåïîäàëåêó îò óñòüÿ Íåïðÿäâû.  òîò äåíü íà âîåííîì ñîâåòå áûëî ðåøåíî ïåðåïðàâèòüñÿ ÷åðåç Äîí. Ïîëå ìåæäó Íåïðÿäâîé è Äîíîì áûëî î÷åíü óäîáíî äëÿ ðóññêèõ, òàê êàê ñ òðåõ ñòîðîí áûëî îãðàíè÷åíî ðåêàìè Íåïðÿäâà, Äîí, Íèæíèé Äóáíÿê è ëåñîì, ïîýòîìó òàòàðû íå ìîãëè èñïîëüçîâàòü ñâîþ èçëþáëåííóþ òàêòèêó îõâàòà ïðîòèâíèêà êëèíüÿìè òÿæåëîé êîííèöû èëè óäàðà â òûë. Îáùàÿ ïåðåïðàâà ÷åðåç Äîí íà÷àëàñü 7 ñåíòÿáðÿ. Âåëèêèé êíÿçü ïðèêàçàë ðàçðóøèòü ìîñòû, ÷òîáû âñåëèòü óâåðåííîñòü âîèíîâ è íå ïîçâîëèòü ëèòîâöàì óäàðèòü â òûë.  äåíü áèòâû ê âåëèêîìó êíÿçþ ïðèáûë ãîíåö ñ áëàãîñëîâåíèåì ðóññêîìó âîéñêó îò Ñåðãèÿ Ðàäîíåæñêîãî.

Âñþ íî÷ü ïîëêè ïðîñòîÿëè â áîåâîì ïîðÿäêå, ÷òî áûëî î÷åíü âàæíî, òàê êàê â óòðåííåì òóìàíå ðàññòàâèòü âîéñêà áûëî òðóäíî. Óòðîì 8 ñåíòÿáðÿ ïðîòèâíèêè âïåðâûå óâèäåëè äðóã äðóãà. Äìèòðèé Èâàíîâè÷ îáúÿâèë, ÷òî áóäåò ñðàæàòüñÿ íà «ïåðâîì ñòóïå, êàê ïðîñòîé âîèí». Äìèòðèé Èâàíîâè÷ õîòåë îïåðàòèâíî óïðàâëÿòü âîéñêàìè è çàîäíî âîîäóøåâèòü ïðîñòûõ ðàòíèêîâ.

 íà÷àëå áèòâû îðäûíöû ïîïðîáîâàëè óäàðèòü ñèëüíûìè êîííûìè êðûëüÿìè, íî ïîëå áûëî ñëèøêîì óçêî äëÿ ôëàíãîâûõ óäàðîâ (4-6 êì). Èçìåíèâ ïëàí áîÿ, Ìàìàé óñèëèë öåíòð «ôðÿæñêîé» ïåõîòîé. Îäíàêî ñõâàòêå ãëàâíûõ ñèë ïðåäøåñòâîâàë ïîåäèíîê ðóññêîãî âèòÿçÿ èíîêà Àëåêñàíäðà Ïåðåñâåòà ñ îðäûíñêèì áîãàòûðåì Òåìèð-Ìóðçîé. Öåðêîâíèêè ïðåäàëè ïîäâèãó ÷èñòî ðåëèãèîçíóþ îêðàñêó, íî íà ñàìîì äåëå Àëåêñàíäð Ïåðåñâåò áûë ïðîôåññèîíàëüíûì âîèíîì-äðóæèííèêîì, õîòÿ è ñëóæèë Ñåðãèþ Ðàäîíåæñêîìó.  ïîåäèíêå ïîãèáëè îáà áîãàòûðÿ.

Ïîñëå ýòîãî â áîé âñòóïèëè ãëàâíûå ñèëû. Ñòîðîæåâîé ïîëê áûë ïî÷òè ïîëíîñòüþ óíè÷òîæåí. Ïåðåäîâîé ïîëê òîæå ïîíåñ î÷åíü áîëüøèå ïîòåðè. Íàòèñê ñìîã îñòàíîâèòü ëèøü áîëüøîé ïîëê. Îäíàêî ïîòåðè ðóññêèõ áûëè îãðîìíû. Âñêîðå áîé ïðåâðàòèëñÿ â ìàññó ñðàæåíèé ìåæäó ìåëêèìè ãðóïïàìè ïðîòèâíèêîâ. Òóò ïðåèìóùåñòâî áûëî íà ñòîðîíå òàòàð: îäèíî÷íûõ ïåõîòèíöåâ êîííûå îðäûíöû ëåãêî èçðóáàëè ñàáëÿìè, à åñëè ãðóïïà ðóññêèõ ïåõîòèíöåâ îáðàçîâûâàëà «åæèê», ñî âñåõ ñòîðîí îãîðîäèâøèñü êîïüÿìè, òî îðäûíöû ðàññòðåëèâàëè èõ èç ëóêîâ. Îäíàêî èìåííî áîëüøèå ïîòåðè ñïàñëè ðóññêîå âîéñêî îò ïîëíîãî ðàçãðîìà: êîííèöà íå ìîãëà ïåðåäâèãàòüñÿ ïî òåëàì. Îðäûíöû, ïîòåðïåâ íåóäà÷ó â öåíòðå, ïîïûòàëèñü ñíà÷àëà ñìÿòü, à ïîòîì âûìàíèòü âïåðåä ëîæíûì îòñòóïëåíèåì ïðàâûé ôëàíã ðóññêèõ âîéñê. Íî èìè êîìàíäîâàë îïûòíûé Àíäðåé Îëüãåðäîâè÷, êîòîðûé íå äàë ñåáÿ îáìàíóòü. Òîãäà Ìàìàé íàíåñ óäàð ïî ïîëêó ëåâîé ðóêè. Òàòàðàì óäàëîñü ïðîðâàòüñÿ ñêâîçü ñòðîé ðóññêèõ âîéñê.  òûëó ó îñíîâíûõ âîéñê îêàçàëñÿ áîëüøîé îòðÿä îòáîðíîé òÿæåëîé êîííèöû. Îðäûíñêàÿ êîííèöà ðàçâåðíóëàñü è ïîíåñëàñü ïî íàïðàâëåíèþ ê áîëüøîìó ïîëêó.  ýòî âðåìÿ èì â òûë óäàðèë çàñàäíûé ïîëê. Ýòî è ðåøèëî èñõîä áèòâû. Åùå ÷åðåç ïîë÷àñà áåæàë ñàì Ìàìàé. Íàåìíèêè, óâèäåâ åãî áåãñòâî, îñòàâèëè ïîëå áèòâû. Îñòàâøèåñÿ â îäèíî÷åñòâå òàòàðû íå ìîãëè ñäåðæàòü íàòèñêà ðóññêèõ âîéñê. Ðóññêàÿ êîííèöà ïðåñëåäîâàëà îðäûíöåâ ïî÷òè 50 êì. Ñïàñëèñü ëèøü íåìíîãèå.

Ðàçãðîì Ìàìàÿ ñðàçó èçìåíèë âñþ âîåííóþ îáñòàíîâêó. Îëåã Ðÿçàíñêèé, îïàñàÿñü ìåñòè âåëèêîãî êíÿçÿ, ñ ñåìüåé îòïðàâèëñÿ â Ëèòâó. Ðóññêèå ïîëêè íå ïðåñëåäîâàëè åãî, òàê êàê äîãíàòü ëèòîâñêîå âîéñêî áûëî òðóäíî, äà è íåêîìó: óáèòî èëè ðàíåíî áûëî ïî÷òè 75% ðóññêèõ ðàòíèêîâ. Ïîãèáëî 12 êíÿçåé è 483 áîÿðèíà-âîåâîäû, ÷òî ñîñòàâëÿëî îêîëî 60 % âñåõ çíàòíûõ áîÿð. Äìèòðèé Èâàíîâè÷ òîæå ïîñòðàäàë: «… è íàáðåëè íà âåëèêîãî êíÿçÿ, èçáèòîãî è èçðàíåííîãî âñåãî è óòîìëåííîãî, ëåæàë îí â òåíè ñðóáëåííîãî äåðåâà áåðåçîâîãî». Âîñåìü äíåé âîéñêî ñòîÿëî íà ïîëå áèòâû, «íà êîñòÿõ», õîðîíÿ ìåðòâûõ è îïðàâëÿÿñü îò ðàí.

Ïî ñëó÷àþ ïîáåäû, ãîâîðèò ëåòîïèñåö, áûëà íà Ðóñè ðàäîñòü âåëèêàÿ, íî áûëà è ïå÷àëü áîëüøàÿ ïî óáèòûì íà Äîíó; îñêóäåëà ñîâåðøåííî âñÿ çåìëÿ ðóññêàÿ âîåâîäàìè, è ñëóãàìè, è âñÿêèì âîèíñòâîì, è îò ýòîãî áûë ñòðàõ áîëüøîé ïî âñåé çåìëå Ðóññêîé. Ýòî îñêóäåíèå äàëî òàòàðàì åùå êðàòêîâðåìåííîå òîðæåñòâî íàä êóëèêîâñêèìè ïîáåäèòåëÿìè.


.3 Ïîõîä Òîõòàìûøà


Âåðíóâøèñü â Îðäó, ðàçúÿðåííûé Ìàìàé ñðàçó æå íà÷àë íàáèðàòü âîéñêà, ÷òîáû äâèíóòüñÿ íà Ðóñü èçãîíîì. Íî â ýòî âðåìÿ èç-çà Âîëãè ïðèøåë ñ âîéñêîì Òîõòàìûø, äàâíèé âðàã è ñîïåðíèê âåëèêîãî òåìíèêà. Ïîñëåäíåìó ïðèøëîñü ïîâåðíóòü ïîëêè ïðîòèâ Òîõòàìûøà. Íî ïîñëå ïîðàæåíèÿ, íàíåñåííîãî Ìàìàþ ðóññêèìè, îí íå ñìîã ñïðàâèòüñÿ ñ âðàãîì. Ëèøèâøèñü âîéñêà è ãîñóäàðñòâà, òåìíèê áåæàë â Êðûì, ê «ôðÿãàì». Ïîñëåäíèå óáèëè òåìíèêà ÷òîáû çàâëàäåòü åãî êàçíîé. ×åðåç ãîä â Ëèòâå ïðîèçîøåë ïåðåâîðîò, ê âëàñòè ïðèøåë Êåéñòóò, äÿäÿ ßãàéëî. Îí îïèðàëñÿ íà ñèëû, çàèíòåðåñîâàííûå â ñîþçå ñ Ìîñêâîé. Äìèòðèé Èâàíîâè÷ ïî âîçâðàùåíèè ñ Êóëèêîâà ïîëÿ óñòàíîâèë êîíòðîëü íàä ìíîãèìè âîëîñòÿìè Ðÿçàíñêîãî êíÿæåñòâà.  1381 ã. îí çàêëþ÷èë äîãîâîð ñ Îëåãîì, ïî êîòîðîìó ïîñëåäíèé ïîëó÷àë íàçàä ñâîå êíÿæåñòâî, íî íå ìîã áîëåå âåñòè ñàìîñòîÿòåëüíîé ïîëèòèêè â îòíîøåíèÿõ ñ Îðäîé è Ëèòâîé. Âñêîðå ïîñëå 1380 ã. ìîñêîâñêèé êíÿçü ïðèñîåäèíèë ê ñâîèì âëàäåíèÿì Áåëîçåðñêîå êíÿæåñòâî, ñòàðøèå êíÿçüÿ êîòîðîãî ïàëè â Êóëèêîâñêîé áèòâå.

Ìåæäó òåì âîçíèêíîâåíèå íà ìåñòå ìàìàåâîé Îðäû áîëåå îáøèðíîãî ãîñóäàðñòâà Òîõòàìûøà òàèëî â ñåáå îïàñíîñòü äëÿ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à è äðóãèõ ðóññêèõ êíÿçåé. Ïîáåäà íà Êóëèêîâîì ïîëå îáîøëàñü î÷åíü äîðîãî, è òðåáîâàëèñü ãîäû, ÷òîáû âîñïîëíèòü ïîòåðè. Ïîýòîìó, êîãäà Òîõòàìûø âîçâåñòèë î ñâîåé ïîáåäå íàä Ìàìàåì, èõ îáùèì âðàãîì, è î ñâîåì âîöàðåíèè, âñå ðóññêèå êíÿçüÿ, ïðèçíàâàÿ åãî âëàñòü, ïîñëàëè ê íåìó ñâîèõ ïîñëîâ ñ ïîäàðêàìè. Ñ íîâîé Îðäîé áûëè óñòàíîâëåíû ìèðíûå îòíîøåíèÿ.

Ñî âðåìåíåì Òîõòàìûø íà÷àë ïðîÿâëÿòü èíòåðåñ ê äåëàì ðóññêîãî óëóñà. Îí îòêàçàëñÿ ïîâèíîâàòüñÿ ñâîåìó áûâøåìó ïîêðîâèòåëþ Òàìåðëàíó è òåïåðü ãîòîâèëñÿ ê âîéíå ñ íèì. Îäíàêî, ó÷èòûâàÿ ïå÷àëüíûé îïûò Ìàìàÿ, îí ãîòîâèë ïîõîä â òàéíå. Êðîìå òîãî, îí ðåøèë èäòè íà Ðóñü èçãîíîì.

Äìèòðèé íå îæèäàë íàïàäåíèÿ Òîõòàìûøà. Áûñòðî ñîáðàòü âîéñêà åìó íå óäàëîñü. Äà è ñîáðàòü èõ áûëî òðóäíåå, ÷åì â 1380 ãîäó. Òîãäà áîðüáà øëà ïðîòèâ Ìàìàÿ, ìîãóùåñòâåííîãî, íî òåìíèêà. Òåïåðü òðåáîâàëîñü áèòüñÿ ñ ÷èíãèçèäîì, çàêîííûì õàíîì, êîòîðîìó ðóññêèå êíÿçüÿ ïðèíîñèëè âàññàëüíóþ ïðèñÿãó. Óæå â ñèëó ýòîãî íå âñå êíÿçüÿ ìîãëè îòêëèêíóòüñÿ íà ïðèçûâ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à. Äà è ó ñàìîãî êíÿçÿ íå âñå ñî çäîðîâüåì áûëî áëàãîïîëó÷íî î ÷åì ñâèäåòåëüñòâóåò îäíî èç ïîñëàíèé òîãî âðåìåíè, ñîäåðæàùåå ñîâåò «èñêàòè ïîëçû ñâîåìó ñïàñåíèþ, èæå è çäðàâèþ». Î÷åâèäíî, âî âðåìÿ Êóëèêîâñêîé áèòâû êíÿçü áûë ñèëüíî êîíòóæåí. Îáîðîíà Ìîñêâû áûëà âîçëîæåíà íà âíóêà Îëüãåðäà áîÿðèíà Îñòåÿ è ìèòðîïîëèòà Êèïðèàíà. Îäíàêî â ñàìîì ãîðîäå âîéñê áûëî ìàëî. 23 àâãóñòà Òîõòàìûø ïîäîøåë ê Êðåìëþ. Ìîñêâà áûëà öåëèêîì ñîææåíà, ïî÷òè âñå æèòåëè ïîãèáëè. Âçÿâ Ìîñêâó, õàí ïîñëàë îòðÿäû âîåâàòü äðóãèå ãîðîäà, ïðèíàäëåæàùèå Äìèòðèþ. Òàòàðû âçÿëè è ñîæãëè Ïåðåÿñëàâëü, îïóñòîøèëè âîëîñòè Þðüåâà è Âëàäèìèðà, õîäèëè ê Çâåíèãîðîäó, Ìîæàéñêó, Äìèòðîâó. Íî èçãîí -- ýòî ëèøü ãðàáèòåëüñêèé íàáåã, è âîåâàòü ñåðüåçíî, íåñÿ áîëüøèå ïîòåðè, Òîõòàìûø íå õîòåë. Ïîýòîìó, âñêîðå ïîñëå ðàçãðîìà ñèëüíîãî îðäûíñêîãî îòðÿäà ó Âîëîêîëàìñêà Âëàäèìèðîì Ñåðïóõîâñêèì, äâîþðîäíûì áðàòîì Äìèòðèÿ, Òîõòàìûø íà÷àë îòñòóïëåíèå. Ïî ïóòè îðäûíöû âçÿëè Êîëîìíó, à, âñòóïèâ íà Ðÿçàíñêóþ çåìëþ, îãðàáèëè è åå, óâåäÿ ñ ñîáîé ìíîæåñòâî ïëåííûõ.

Ìîñêîâñêîå êíÿæåñòâî ïîíåñëî áîëüøèå ïîòåðè, âïåðâûå çà ìíîãèå äåñÿòèëåòèÿ åãî ðàçîðèëè òàòàðû.

Âçÿòèå Ìîñêâû Òîõòàìûøåì îáîäðèëî äàâíèõ íåäðóãîâ Äìèòðèÿ. Îñåíüþ 1382 ã. îòïðàâèëñÿ ê õàíó Áîðèñ Êîíñòàíòèíîâè÷, ðàññ÷èòûâàÿ ïîëó÷èòü Íèæíèé Íîâãîðîä. Óçíàâ, ÷òî 5 èþëÿ 1383 ã. ñêîí÷àëñÿ Äìèòðèé- Ôîìà, Òîõòàìûø îòäàë ÿðëûê íà Íèæíèé Íîâãîðîä Áîðèñó.  ýòîì æå ãîäó èçìåíèëàñü îáñòàíîâêà è â Ëèòâå. ßãàéëî çàìàíèë ñâîåãî äÿäþ âåëèêîãî êíÿçÿ ëèòîâñêîãî Êåéñòóòà â ëîâóøêó, àðåñòîâàë åãî, à ÷åðåç íåñêîëüêî äíåé ñëóãè ßãàéëî çàäóøèëè åãî. ßãàéëî âíîâü ñòàë âåëèêèì ëèòîâñêèì êíÿçåì.

Òîãäà æå íåóãîìîííûé òâåðñêîé êíÿçü Ìèõàèë, íàðóøèâ äîãîâîð 1375 ã. îòïðàâèëñÿ â Îðäó ïðîñèòü ÿðëûê íà âåëèêîå êíÿæåíèå. Îðäà ðåøèëà èñïîëüçîâàòü êîíôëèêò ìåæäó êíÿçüÿìè â ñâîþ ïîëüçó.  Ìîñêâó ïðèáûë õàíñêèé ïîñîë Êàðà÷à. Îí îáúÿâèë Äìèòðèþ Èâàíîâè÷ó, ÷òî Òîõòàìûø, ñòðàøíûé â ãíåâå, óìååò è ìèëîâàòü ïðåñòóïíèêîâ â ðàñêàÿíèè. Âåëèêèé êíÿçü áûë âûíóæäåí îòïðàâèòü â Îðäó ïîñîëüñòâî âî ãëàâå ñî ñâîèì ñûíîì Âàñèëèåì. Ïîñîëüñòâó óäàëîñü îòñòîÿòü ÿðëûê, íî ýòî îáîøëîñü î÷åíü äîðîãî. Ðóñü ñòàëè ïîñåùàòü ïîñëû, òðåáîâàâøèå äàíè.  1389 ã. ñ òîé æå öåëüþ âî Âëàäèìèð ïðèáûë «ëþòûé», ïî âûðàæåíèþ ëåòîïèñöà, ïîñîë Àäàø.  ñëåäóþùåì ãîäó «âåëèêàà äàíü òÿæêàà» áûëà ñîáðàíà ñî âñåõ âëàäåíèé ìîñêîâñêîãî êíÿçÿ, ïðè÷åì íå òîëüêî ñåðåáðîì, íî è çîëîòîì, à åãî òîãäà íà Ðóñè áûëî î÷åíü ìàëî. Ñ êàæäîé äåðåâíè òðåáîâàëîñü ïî ïîëòèíå ñåðåáðîì. Òàê êàê òîãäà äåðåâíè çà÷àñòóþ íàñ÷èòûâàëè âñåãî äâà-òðè äîìà, âûïëàòèòü äàíü áûëî òÿæåëî. Çîëîòî áðàëè ñ ãîðîäîâ.  êà÷åñòâå ãàðàíòèè âûïëàòû äàíè õàí îñòàâèë ó ñåáÿ â çàëîæíèêàõ Âàñèëèÿ. Ìèõàèëó äîáèòüñÿ âåëèêîãî êíÿæåíèÿ íå óäàëîñü. Åäèíñòâåííûì ðåçóëüòàòîì åãî ïðåáûâàíèÿ â Îðäå ñòàëî âîññòàíîâëåíèå òâåðñêîãî ñóâåðåíèòåòà íàä Êàøèíñêèì êíÿæåñòâîì.

Íåñìîòðÿ íà âñå ýòî, ïîëîæåíèå Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à áûëî óñòîé÷èâî. Äîêàçàòåëüñòâîì ýòîãî ìîæåò ñëóæèòü òî, ÷òî ïðè íåì íà÷àëè ÷åêàíèòü ìîíåòó. Ýòîò ôàêò ãîâîðèò îá óñèëåíèè òîðãîâûõ ñâÿçåé â ïîäâëàñòíûõ ìîñêîâñêîìó êíÿçþ çåìëÿõ è î äîñòàòî÷íîì êîëè÷åñòâå ñåðåáðà ó Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à.  çíàê ïîä÷èíåíèÿ îðäûíñêèì õàíàì íà îáðàòíîé ñòîðîíå ìîíåòû ïîìåùàëèñü àðàáñêàÿ íàäïèñü ñ áëàãîïîæåëàíèåì Òîõòàìûøó. Òàêæå, áëàãîäàðÿ ýòîé íàäïèñè, ìîíåòà ìîãëà îáðàùàòüñÿ â âîñòî÷íûõ çåìëÿõ. Åñòü åùå îäíî äîêàçàòåëüñòâî óñòîé÷èâîñòè ïîëîæåíèÿ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à.  îïèñè àðõèâà Ïîñîëüñêîãî ïðèêàçà 1626 ã. ïðèâåäåíî êðàòêîå ñîäåðæàíèå îäíîãî íåñîõðàíèâøåãîñÿ äîêóìåíòà.  íåé ïðÿìî ãîâîðèòñÿ, ÷òî ïðåäïîëàãàëñÿ áðàê ìåæäó ñòàðøåé äî÷åðüþ Äìèòðèÿ è ßãàéëî ñ îáÿçàòåëüñòâîì ïîñëåäíåãî ïåðåéòè â ïðàâîñëàâèå è áûòü â «âîëå» âåëèêîãî êíÿçÿ. Ýòî ñîãëàøåíèå áûëî çàêëþ÷åíî äî æåíèòüáû ëèòîâñêîãî âåëèêîãî êíÿçÿ íà íàñëåäíèöå ïîëüñêîãî ïðåñòîëà ßäâèãå â 1386 ãîäó. Ñàì ýòîò ôàêò ïîêàçûâàåò íàñêîëüêî âûñîê áûë àâòîðèòåò ìîñêîâñêîãî âåëèêîãî êíÿçÿ â Âîñòî÷íîé Åâðîïå äàæå ïîñëå íàøåñòâèÿ Òîõòàìûøà. Äîãîâîð ñ Óëüÿíîé Àëåêñàíäðîâíîé, ìàòåðüþ ßãàéëî, áûë çàêëþ÷åí, ñêîðåå âñåãî, â ïåðâîé ïîëîâèíå 1383 ã., êîãäà ëèòîâñêèé âåëèêèé êíÿçü óáåäèëñÿ â íåâîçìîæíîñòè ñîçäàíèÿ àíòèìîñêîâñêîé êîàëèöèè, è ïîíÿë, ÷òî åãî ãëàâíîé çàäà÷åé ÿâëÿåòñÿ óäåðæàíèå çà ñîáîé âåëèêîêíÿæåñêîãî ñòîëà â Âèëüíî.

Ïîëîæåíèå ìîñêîâñêîãî âåëèêîãî êíÿçÿ ñòàíîâèëîñü âñå ïðî÷íåå.  ôåâðàëå 1388 ãîäà, âîñïîëüçîâàâøèñü òåì, ÷òî ïðîòèâ íèæåãîðîäñêîãî êíÿçÿ Áîðèñà Êîíñòàíòèíîâè÷à âûñòóïèëè åãî ïëåìÿííèêè Äìèòðèé ðåøèë ðàñïðàâèòüñÿ ñî ñòàðûì íåäîáðîæåëàòåëåì. Îí äàë ïëåìÿííèêàì âîéñêà, ñ ïîìîùüþ êîòîðûõ Âàñèëèé è Ñåìåí èçãíàëè Áîðèñà èç Íèæíåãî Íîâãîðîäà. Îí âíîâü âûíóæäåí áûë äîâîëüñòâîâàòüñÿ îò÷èííûì Ãîðîäöîì. Âëèÿíèå ìîñêîâñêèõ êíÿçåé â ñàìîì âîñòî÷íîì ðóññêîì êíÿæåñòâå ìåäëåííî, íî âåðíî ðîñëî.

Âëàñòü Äìèòðèÿ óïðî÷èâàëàñü è âíóòðè ìîñêîâñêîãî êíÿæåñòâà.  ôåâðàëå 1389 ãîäà Äìèòðèé íàðóøèë äîãîâîð îò 1372 ã. ñî ñâîèì áëèæàéøèì ñîðàòíèêîì è äâîþðîäíûì áðàòîì Âëàäèìèðîì Àíäðååâè÷åì è çàõâàòèë ïðèíàäëåæàùèå ïîñëåäíåìó Äìèòðîâ è Ãàëè÷. Âëàäèìèð âçäóìàë ïðîòåñòîâàòü. Òîãäà Äìèòðèé àðåñòîâàë åãî ñòàðåéøèõ áîÿð, è Âëàäèìèð âûíóæäåí áûë ïîä÷èíèòüñÿ. 25 ìàðòà ìåæäó ðîäè÷àìè áûëî çàêëþ÷åíî íîâîå ñîãëàøåíèå, îïðåäåëÿþùåå ñîñòàâ âëàäåíèé Âëàäèìèðà. Íè Äìèòðîâà íè Ãàëè÷à ñðåäè íèõ óæå íå áûëî. Âåñíîé 1389 ã. Äìèòðèé ñèëüíî çàáîëåë. Ìåæäó 13 è 16 àïðåëÿ îí ñîñòàâèë çàâåùàíèå, â êîòîðîì îïðåäåëèë, êàêèå çåìëè, äîõîäû è äðàãîöåííîñòè äîëæíû ïîëó÷èòü åãî íàñëåäíèêè - 5 ñûíîâåé è æåíà. Åñëè ñðàâíèòü òî, ÷òî îí çàâåùàë ñâîèì íàñëåäíèêàì ñ òåì, ÷òî ïîëó÷èë 30 ëåò íàçàä, òî íàëèöî îãðîìíîå ïðèðàùåíèå. Âî-ïåðâûõ, îí âïåðâûå âêëþ÷èë â ñîñòàâ ñâîèõ çåìåëü áûâøåå Âëàäèìèðñêîå âåëèêîå êíÿæåñòâî. Òàêæå, îí äîáàâèë ê ñâîèì âëàäåíèÿì çåìëè â Âîëîãäå, Òîðæêå è Âîëîêîëàìñêå, êðîìå òîãî ãîðîäà Äìèòðîâ, Ãàëè÷, Óãëè÷, Áåëîîçåðî, Êàëóãà, Ìåäûíü, Ðæåâó. Âñå ýòè çåìëè îí êóïèë èëè îòâîåâàë ó ñâîèõ âðàãîâ. Áîëüøàÿ ÷àñòü ïåðå÷èñëåííûõ çåìåëü çàâåùàëàñü ñòàðøåìó ñûíó Âàñèëèþ, áåæàâøåìó èç Îðäû è ëèøü 19 ÿíâàðÿ 1388 ã. âåðíóâøåìóñÿ â Ìîñêâó.

Ýòî çàâåùàíèå óñòàíàâëèâàëî è êà÷åñòâåííóþ ãðàäàöèþ ìåæäó âëàäåíèÿìè ñòàðøåãî ñûíà - âåëèêîãî êíÿçÿ - è âëàäåíèÿìè åãî áðàòüÿìè óäåëüíûìè êíÿçüÿìè.  ñëó÷àå ñìåðòè îäíîãî èç ìëàäøèõ ñûíîâåé åãî âëàäåíèÿ äåëèëèñü ìåæäó îñòàëüíûìè. Íî óäåë ñòàðøåãî ñûíà íå äåëèëñÿ: îí öåëèêîì ïåðåõîäèë ê ñëåäóþùåìó ïî ñòàðøèíñòâó ñûíó, à óäåë ïîñëåäíåãî, â ñâîþ î÷åðåäü, äåëèëñÿ ìåæäó îñòàëüíûìè.

Äìèòðèé Äîíñêîé ñêîí÷àëñÿ âñêîðå ïîñëå ñîñòàâëåíèÿ ñâîåãî çàâåùàíèÿ, ïðèìåðíî â ïîëîâèíå äåñÿòîãî âå÷åðà (ïî ñîâðåìåííîìó ÷àñîèñ÷èñëåíèþ) 19 ìàðòà 1389 ã.

Òàêèì îáðàçîì, ìîæíî ñäåëàòü âûâîä, ÷òî êíÿæåíèå Äìèòðèÿ Äîíñêîãî èìåëî îãðîìíåéøåå çíà÷åíèå. Áëàãîäàðÿ åìó âîçðîñ ìåæäóíàðîäíûé àâòîðèòåò Ðóñè è ðîëü Ìîñêâû êàê ïðèçíàííîãî öåíòðà îáúåäèíåíèÿ ðóññêèõ çåìåëü è áîðüáû ñ èíîçåìíûìè çàõâàò÷èêàìè.


Ãëàâà 4. Ñåìüÿ è ïîòîìêè Äìèòðèÿ Äîíñêîãî


Ñåìåéíàÿ æèçíü ìîñêîâñêîãî êíÿçÿ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à ñëîæèëàñü óäà÷íî. Êíÿãèíÿ Åâäîêèÿ áûëà åìó õîðîøåé æåíîé. Îíà äåëèëà ñ íèì ðàäîñòè è òðåâîãè òîãî ìÿòåæíîãî âðåìåíè. Åé ñëó÷àëîñü âìåñòå ñ ìàëûìè äåòüìè îñòàâàòüñÿ çàëîæíèöåé â îõâà÷åííûõ ñìóòîé ãîðîäàõ, óõîäèòü íà çàãíàííûõ ëîøàäÿõ îò òàòàðñêîé ïîãîíè, òîìèòüñÿ â îæèäàíèè ðîêîâûõ èçâåñòèé ñ ïîëÿ ñðàæåíèÿ.

Ñóäüáà ýòîé æåíùèíû áûëà òåñíî ñâÿçàíà ñ Ìîñêâîé.  ïÿòíàäöàòü ëåò Åâäîêèþ âûäàëè çàìóæ çà ìîñêîâñêîãî êíÿçÿ Äìèòðèÿ. È ýòîò áðàê èìååò ñâîþ äðàìàòè÷åñêóþ ïðåäûñòîðèþ. Ðîäèòåëè Åâäîêèè - ñóçäàëüñêèé êíÿçü Äìèòðèé Êîíñòàíòèíîâè÷ è åãî æåíà Àííà - ïîñòàðàëèñü âîñïèòàòü äî÷ü â ñîîòâåòñòâèè ñ ïðàâèëàìè áëàãî÷åñòèÿ XIV â. Äåòñòâî êíÿæíà ïðîâåëà â Ñóçäàëå, ÿâëÿâøåìñÿ âòîðûì ïî çíà÷èìîñòè ïîñëå Âëàäèìèðà êóëüòóðíûì è ðåëèãèîçíûì öåíòðîì Ðóñè.

 1360 ã. ñóçäàëüñêèé êíÿçü ïîëó÷àåò ÿðëûê íà âåëèêîå êíÿæåíèå, è âñÿ ñåìüÿ ïåðåáèðàåòñÿ âî Âëàäèìèð. Íî Äìèòðèþ Êîíñòàíòèíîâè÷ó íå óäàëîñü çàêðåïèòüñÿ çäåñü íàäîëãî. Åãî 10-ëåòíèé ñîïåðíèê - ìîñêîâñêèé êíÿçü Äìèòðèé Èâàíîâè÷ ïðè ïîääåðæêå ìèòðîïîëèòà Àëåêñèÿ ñìîã óáåäèòü çîëîòîîðäûíñêîãî õàíà Ìàìàÿ âåðíóòü ÿðëûê Ìîñêâå. Êîãäà ê Âëàäèìèðó ïîäîøëî áîëüøîå âîéñêî âî ãëàâå ñ þíûì êíÿçåì, Äìèòðèé Êîíñòàíòèíîâè÷ ðåøèë âåðíóòüñÿ â Ñóçäàëü. Îòäàâ ìîñêâè÷àì Âëàäèìèð áåç áîÿ, ñóçäàëüñêèé êíÿçü ïðèîáð¸ë â ëèöå Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à âåðíîãî ñîþçíèêà, ñ êîòîðûì è ïîðîäíèëñÿ. Áðàê Åâäîêèè è Äìèòðèÿ èìåë áîëüøîå çíà÷åíèå è äëÿ Ìîñêâû, ñêðåïëÿÿ ñîþç Ìîñêîâñêîãî è Ñóçäàëüñêîãî êíÿæåñòâ.

ÿíâàðÿ 1366 ã. 16-ëåòíèé Äìèòðèé Èâàíîâè÷ âåí÷àëñÿ ñ Åâäîêèåé â Êîëîìíå, òàèíñòâî áðàêà ñîâåðøèë ìèòðîïîëèò Àëåêñèé. Áðàê ñóçäàëüñêîé êíÿæíû è ìîñêîâñêîãî êíÿçÿ îêàçàëñÿ óäà÷íûì. Àâòîð æèòèÿ êíÿçÿ Äìèòðèÿ òàê îïèñûâàåò æèçíü âåëèêîêíÿæåñêîé ÷åòû: «…Äèìèòðèé èìåë æåíó, è æèëè îíè â öåëîìóäðèè. Êàê è æåëåçî â îãíå ðàñêàëÿåòñÿ è âîäîé çàêàëÿåòñÿ, ÷òîáû áûëî îñòðûì, òàê è îíè îãí¸ì Áîæåñòâåííîãî Äóõà ðàñïàëÿëèñü è ñëåçàìè ïîêàÿíèÿ î÷èùàëèñü». Íåñìîòðÿ íà èñïûòàíèÿ: ìîðîâóþ ÿçâó, ïîæàð Ìîñêâû, ëèòîâñêîå íàïàäåíèå, îïàñíîå ïóòåøåñòâèå Äìèòðèÿ â Îðäó è, íàêîíåö, íàøåñòâèå õàíà Ìàìàÿ ñóïðóãàì óäàëîñü ñîõðàíèòü ò¸ïëûå ñåìåéíûå îòíîøåíèÿ. Åâäîêèÿ ðîäèëà 8 ñûíîâåé è 4 äî÷åðåé. Ïåðâåíåö Äàíèèë è ñûí Ñåì¸í óìåðëè â ìëàäåí÷åñòâå, Èâàí ñêîí÷àëñÿ â 1393 ã., íå îñòàâèâ ïîòîìñòâà. Çàòî îñòàëüíûå ñûíîâüÿ - Âàñèëèé (íàñëåäíèê âåëèêîêíÿæåñêîãî ïðåñòîëà), Þðèé, Àíäðåé, ϸòð è Êîíñòàíòèí âûðîñëè êðåïêèìè, ýíåðãè÷íûìè ëþäüìè.

Îáîñíîâàâøèñü â âåëèêîêíÿæåñêîì äâîðöå Ìîñêîâñêîãî Êðåìëÿ, Åâäîêèÿ ðàñòèëà äåòåé, çàáîòèëàñü î ìóæå è ðàäåëà çà êíÿæåñòâî. Ìîñêâè÷è îáðàùàëèñü ê íåé êàê ê ìàòåðè, çàñòóïíèöå âî âñåõ áåäàõ è íåñ÷àñòüÿõ. Êíÿãèíÿ íà ñâîè äåíüãè âîçâîäèëà ïîãîðåëüöàì äîìà, ìíîãî æåðòâîâàëà áîëüíûì è íèùèì, âìåñòå ñ ìóæåì ñòðîèëà áåëîêàìåííóþ Ìîñêâó.  ïåðèîä ñ 1367 ïî 1368 ãã. â öåíòðå ãîðîäà ïîäíÿëèñü ìîùíûå áåëîêàìåííûå ñòåíû è áàøíè, îòâå÷àâøèå âñåì ôîðòèôèêàöèîííûì òðåáîâàíèÿì òîãî âðåìåíè. Êðåìëü ñòàë ïåðâîé êàìåííîé êðåïîñòüþ íà ñåâåðî-âîñòîêå Ðóñè.

Íî áåäà óæå ñòîÿëà íà ïîðîãå, íàñòóïàëî âðåìÿ ïî÷òè íå ïðåêðàùàþùèõñÿ âîéí ñ Îðäîé, Ëèòâîé, êíÿæåñêèõ ìåæäîóñîáèö.  1368 è 1372 ãã. ëèòîâñêèé êíÿçü Îëüãåðä îïóñòîøàåò îêðåñòíîñòè Ìîñêâû, íî ãîðîä åìó íå ñäà¸òñÿ. Ìèõàèë Òâåðñêîé âíîâü çàÿâëÿåò î ñâîèõ ïðåòåíçèÿõ íà âåëèêîêíÿæåñêèé ÿðëûê è âåä¸ò îòêðûòóþ âîéíó ñ Äìèòðèåì. È Åâäîêèÿ ñîáèðàåò ìóæà â Îðäó. Îí åäåò ê õàíó, ÷òîáû åù¸ ðàç äîêàçàòü ñâîè ïðàâà íà Âëàäèìèðñêîå êíÿæåíèå.  1377 ã. ó ðåêè Ïüÿíû ðóññêèå òåðïÿò ïîðàæåíèå îò ìîíãîëüñêîãî âîéñêà Àðàïøè, à â ñëåäóþùåì 1378 ã. Äìèòðèé ðàçáèâàåò ìîíãîëîâ íà ðåêå Âîæå. Âîîäóøåâë¸ííûé óñïåõîì, êíÿçü ñòðåìèòñÿ îáúåäèíèòü ñèëû ðóññêèõ êíÿæåñòâ â áîðüáå ñ îðäûíñêèì õàíîì Ìàìàåì. È â ýòîì Åâäîêèÿ ïîääåðæèâàëà ìóæà, ïîìîãàëà åìó ñîáèðàòü ñîþçíèêîâ äëÿ ðåøèòåëüíîé ñõâàòêè ñ Îðäîé, ïîñûëàëà ïèñüìà îòöó, áðàòó, ðîäñòâåííèêàì, óáåæäàÿ íå ñêëîíÿòü ãîëîâû ïåðåä âðàãîì.

Ïðîâîäû ðóññêîãî âîéñêà, îòïðàâëÿâøåãîñÿ èç Ìîñêâû â ïîõîä ïðîòèâ òàòàð, îïèñàíû â «Ñêàçàíèè î Ìàìàåâîì ïîáîèùå», êîòîðîå äîíåñëî äî íàñ è ðå÷ü âåëèêîé êíÿãèíè Åâäîêèè.

ñåíòÿáðÿ 1380 ã. Äìèòðèé Èâàíîâè÷, êîìàíäóÿ ñîåäèí¸ííûì âîéñêîì 20 êíÿæåñòâ, íàíîñèò ïîðàæåíèå çîëîòîîðäûíñêîìó õàíó Ìàìàþ íà Êóëèêîâîì ïîëå. Ýòî ñòàëî êîíöîì ìèôà î íåïîáåäèìîñòè ìîíãîëîâ è íà÷àëîì âîçðîæäåíèÿ ðóññêîãî íàöèîíàëüíîãî äóõà. Êàê èçâåñòíî, çà ýòó ïîáåäó Äìèòðèé ïîëó÷èë ïðîçâàíèå Äîíñêîé.

Åâäîêèÿ â ñîïðîâîæäåíèè äâóõ ìàëîëåòíèõ ñûíîâåé - Âàñèëèÿ è Þðèÿ - âñòðå÷àåò ìóæà 1 îêòÿáðÿ â Ìîñêâå ó Ôðîëîâñêèõ (íûíå - Ñïàññêèõ) âîðîò. Áóäóùåìó âåëèêîìó êíÿçþ Âàñèëèþ I ýòà âñòðå÷à çàïîìíèëàñü íàäîëãî. Ìîñêâè÷è ÷åñòâîâàëè ïîáåäèòåëåé, îïëàêèâàëè ïîãèáøèõ, à âî äâîðöå áûë óñòðîåí ïðàçäíè÷íûé ïèð ñ ðóññêèì ðàçìàõîì. Ïî÷òè äâà ãîäà Ðóññêàÿ çåìëÿ ïðåáûâàëà â òèøèíå è ïîêîå. Îäíàêî â 1382 ã. íîâûé õàí Çîëîòîé Îðäû Òîõòàìûø äâèíóëñÿ íà Ìîñêâó. Ãîðîä áûë ðàçãðàáëåí: Êðåìëü, äâîðåö, öåðêâè, äîìà çíàòè, âñ¸ áûëî ïðåâðàùåíî â ðóèíû è ïåïåë. Îáðàäîâàííûé óñïåõîì õàí ðàñïóñòèë âîéñêî, ïîçâîëèâ åìó îáèðàòü îêðåñòíûå ãîðîäà. Âåðíóâøèñü äîìîé, Äìèòðèé Èâàíîâè÷ íå óçíàë ñâîåé ñòîëèöû, êîãäà-òî ïðåâîñõîäèâøåé ìíîãèå ãîðîäà êðàñîòîé è áîãàòñòâîì. Íàäî áûëî âîññòàíàâëèâàòü ãîðîä, ñòðîèòü äîìà, è îïÿòü âåðíàÿ Åâäîêèÿ îêàçûâàëà ïîìîùü ìóæó.

À èç Îðäû øëè òðåâîæíûå âåñòè - õàí âîçíàìåðèëñÿ îòäàòü ÿðëûê íà âåëèêîå êíÿæåíèå äàâíåìó ñîïåðíèêó Äìèòðèÿ - Ìèõàèëó Òâåðñêîìó. Ýòî îçíà÷àëî, ÷òî Äìèòðèþ Èâàíîâè÷ó òðåáîâàëîñü ñíîâà åõàòü â Ñàðàé. Íî äëÿ ìîñêîâñêîãî êíÿçÿ ïîåçäêà òóäà ìîãëà îêîí÷èòüñÿ ñìåðòüþ. Ïîýòîìó ïî ñîâåòó áîÿð ðåøåíî áûëî îòïðàâèòü â Îðäó íàñëåäíèêà - ñûíà Âàñèëèÿ. Ìîæíî ïðåäïîëîæèòü, êàêèì áûëî ñîñòîÿíèå ìàòåðè, îòäàþùåé 12-ëåòíåãî ñûíà â çàëîæíèêè. Òåì íå ìåíåå, Åâäîêèÿ êàê âåëèêàÿ êíÿãèíÿ íå ñòàëà ïðîòèâèòüñÿ òîìó, ÷òî áûëî íåîáõîäèìî äëÿ ñîõðàíåíèÿ ìîñêîâñêîé çåìëè. Òðè ãîäà ïðîâ¸ë â íåâîëå Âàñèëèé Äìèòðèåâè÷, íî â 1387 ã. îí âîçâðàòèëñÿ äîìîé. ßðëûê áûë ñîõðàí¸í çà ìîñêîâñêèì êíÿçåì, «íî ìèëîñòü Òîõòàìûøåâà äîðîãî ñòîèëà âåëèêîìó êíÿæåíèþ: êðîâîïèéöû îðäèíñêèå, íàçûâàåìûå ïîñëàìè, íà÷àëè ñíîâà ÿâëÿòüñÿ â åãî ïðåäåëàõ, è âîçëîæèëè íà îíîå âåñüìà òÿãîñòíóþ äàíü».

Æèçíü âåëèêîêíÿæåñêîé ÷åòû áûëà íåïðàçäíîé: Äìèòðèé Èâàíîâè÷ çàíèìàëñÿ ãîñóäàðñòâåííûìè äåëàìè, à Åâäîêèÿ õðàíèëà äîìàøíèé î÷àã. «Äìèòðèþ åäâà èñïîëíèëîñü ñîðîê ëåò: íåîáûêíîâåííàÿ åãî âçðà÷íîñòü, äîðîäñòâî, ãóñòûå ÷¸ðíûå âîëîñû è áîðîäà, ãëàçà ñâåòëûå, îãíåííûå, èçîáðàæàÿ âíóòðåííþþ êðåïîñòü ñëîæåíèÿ, ðó÷àëèñü çà äîëãîëåòèå». Êàçàëîñü, êíÿçü çäîðîâ è ñèë¸í, à âåñòü î åãî áîëåçíè ðàçíåñëàñü âíåçàïíî. ×òîáû óñïîêîèòü íàðîä, îáúÿâèëè, ÷òî îïàñíîñòü ìèíîâàëà. Îäíàêî Äìèòðèé, ïîíèìàÿ ñåðü¸çíîñòü çàáîëåâàíèÿ, íå íàäåÿëñÿ íà âûçäîðîâëåíèå. Îí ïîâåëåë íàïèñàòü äóõîâíîå çàâåùàíèå, â êîòîðîì îáúÿâèë èìÿ ñâîåãî íàñëåäíèêà, à îñòàëüíûì ïÿòåðûì ñûíîâüÿì ðàçäàë äðóãèå óäåëû. Âåëèêîé êíÿãèíå îòõîäèëè ïîìåñòüÿ è çíà÷èòåëüíàÿ ÷àñòü ìîñêîâñêèõ äîõîäîâ. ×åðåç íåñêîëüêî äíåé áîëüíîìó ñòàëî ëó÷øå, èçâåñòèå î ðîæäåíèè ñûíà Êîíñòàíòèíà, êàçàëîñü, âåðíóëî ñèëû êíÿçþ. Îí ïîæåëàë âèäåòü Åâäîêèþ ñ äåòüìè.  çàâåùàíèè Äìèòðèé íàêàçûâàë âåëèêîé êíÿãèíå «óêðåïëÿòü ÷àäà»: «…À âû, äåòè ìîè, ñëóøàéòåñü ñâîåé ìàòåðè âî âñ¸ì, èç å¸ âîëè íå âûñòóïàéòå íè â ÷¸ì. À êîòîðûé ñûí ìîé íå óìååò ñëóøàòü ñâîþ ìàòåðü, íå áóäåò â å¸ âîëå, íà òîì íå áóäåò ìîåãî áëàãîñëîâëåíèÿ…». Óìåð Äìèòðèé Èâàíîâè÷ 19 ìàÿ 1389 ã., òåëî åãî áûëî ïîãðåáåíî â Êðåìëå, â ñîáîðå Àðõàíãåëà Ìèõàèëà.

Ïî ïðàâèëàì òîãî âðåìåíè âäîâà âåëèêîãî êíÿçÿ äîëæíà áûëà ïðèíÿòü ïîñòðèã è óéòè â ìîíàñòûðü. Íî, âûïîëíÿÿ ïîñëåäíþþ âîëþ Äìèòðèÿ, Åâäîêèÿ îñòà¸òñÿ â ìèðó è òðóäèòñÿ íà áëàãî Ìîñêâû. Ýòî áûë íåëåãêî äëÿ íå¸, ïîñêîëüêó åé ïðåòèë ñâåòñêèé îáðàç æèçíè.

Åâäîêèÿ, ïðîæèâ 22 ãîäà â áðàêå è îâäîâåâ, ñòàëà ïîïå÷èòåëüíèöåé ñâîåé áîëüøîé ñåìüè. Õîòÿ íàñëåäíèêó Âàñèëèþ óæå èñïîëíèëîñü 17 ëåò, ïî çàêîíó äî æåíèòüáû îí íå ñ÷èòàëñÿ ñàìîñòîÿòåëüíûì. Îñòàëüíûå äåòè áûëè åùå ìåíüøå, è òîëüêî ñóäüáà ñòàðøåé äî÷åðè - Ñîôüè áûëà óñòðîåíà: â 1387 ã. îíà âûøëà çàìóæ çà ðÿçàíñêîãî êíÿçÿ Ô¸äîðà. Ïîìîùè è ñîâåòà â äåëàõ ãîñóäàðñòâà âåëèêàÿ êíÿãèíÿ ìîãëà îæèäàòü òîëüêî îò áîÿð. Ýòî ïðåêðàñíî ïîíèìàë è Äìèòðèé Èâàíîâè÷, êîãäà ïåðåä ñìåðòüþ çàïîâåäàë ñâîèì ïðèáëèæ¸ííûì: «Ñëóæèòå âåðíî ìîåé ñóïðóãå è þíûì ñûíîâüÿì: äåëèòå ñ íèìè ðàäîñòü è áåäñòâèÿ». Åâäîêèÿ Äìèòðèåâíà ôàêòè÷åñêè ñòàíîâèòñÿ ïðàâèòåëüíèöåé ñòðàíû, ïðåæäå òàêîé âûñîêîé ÷åñòè íà Ðóñè óäîñòîèëàñü òîëüêî êíÿãèíÿ Îëüãà ïîñëå óáèéñòâà äðåâëÿíàìè ñâîåãî ìóæà êíÿçÿ Èãîðÿ.

Ïî÷òè 20 ëåò Åâäîêèÿ Äìèòðèåâíà óïðàâëÿëà Ìîñêâîé è çà ýòî âðåìÿ óñïåëà ñäåëàòü íåìàëî. Èìåííî áëàãîäàðÿ åé Ìîñêâà óòâåðäèëàñü êàê Ïåðâîïðåñòîëüíûé ãðàä, à â XIV â. âîïðîñ î ñòîëèöå Ðóñè ñòîÿë î÷åíü ñåðü¸çíî. Ãëàâà Ðóññêîé Öåðêâè ìèòðîïîëèò Êèïðèàí ïîêèíóë ãîðîä èç-çà êîíôëèêòà ñ Äìèòðèåì Äîíñêèì, íî âåðíóòüñÿ íàçàä åãî óãîâîðèëà èìåííî Åâäîêèÿ óæå ïîñëå ñìåðòè êíÿçÿ, ïðîÿâèâ ïðè ýòîì íåçàóðÿäíûå äèïëîìàòè÷åñêèå ñïîñîáíîñòè.

Ïîñëå ïîëîæåííîãî ñðîêà òðàóðà, â 1391 ã. âåëèêàÿ êíÿãèíÿ æåíèëà ñòàðøåãî ñûíà Âàñèëèÿ íà äî÷åðè ëèòîâñêîãî êíÿçÿ Âèòîâòà - Ñîôüå. Ýòî îçíà÷àëî, ÷òî Âàñèëèé I ñòàë ñàìîñòîÿòåëüíûì ïðàâèòåëåì è óæå íå íóæäàåòñÿ â îïåêå ìàòåðè. Ïîâçðîñëåëè è äðóãèå äåòè. Þðèé, ïîëó÷èâøèé â óäåë îò îòöà Çâåíèãîðîä, ïðèíÿëñÿ îáóñòðàèâàòü ñòîëèöó ñâîåãî êíÿæåñòâà, íî çà ñîâåòîì ïî-ïðåæíåìó ïðèåçæàë ê ìàòåðè.  1397 ã. ïîäðîñøàÿ äî÷ü Àíàñòàñèÿ ñòàëà æåíîé Èâàíà Õîëìñêîãî, îäíîãî èç ñàìûõ çíàòíûõ êíÿçåé. Ïîñòåïåííî Åâäîêèÿ Äìèòðèåâíà îñâîáîäèëàñü îò çàáîò î ñâîèõ äåòÿõ, ïîñêîëüêó âñå îíè ñòàëè æèòü ñàìîñòîÿòåëüíî.

Æèçíü Åâäîêèè Ìîñêîâñêîé ñîåäèíèëà â ñåáå ïîäâèã ãðàæäàíñêîãî ñëóæåíèÿ ñâîåìó íàðîäó è ïðàâåäíîñòü â ñåìåéíîé æèçíè.  ìèíèàòþðàõ Ëèöåâîãî ñâîäà å¸ èçîáðàæàþò ñ öàðñêîé êîðîíîé íà ãîëîâå êàê çíàê äóõîâíîé âëàñòè è ìóäðîñòè. Âñïîìèíàÿ çàñëóãè å¸ ìóæà Äìèòðèÿ Äîíñêîãî è ñûíà Âàñèëèÿ I, íå ñëåäóåò çàáûâàòü, ÷òî ðÿäîì ñ íèìè âñåãäà áûëà âåðíàÿ æåíà è çàáîòëèâàÿ ìàòü. Æèçíåííûé ïóòü Åâäîêèè-Åâôðîñèíèè - ýòî îáðàç ëþáâè è ñàìîïîæåðòâîâàíèÿ íà âñå âðåìåíà.


Çàêëþ÷åíèå


Äìèòðèé Èâàíîâè÷ Äîíñêîé, âåëèêèé ìîñêîâñêèé êíÿçü, ïîáåäèòåëü Ìàìàÿ, «ñîáèðàòåëü çåìëè ðóññêàÿ» äåéñòâèòåëüíî îêàçàë îãðîìíîå âëèÿíèå íà âåñü õîä ðóññêîé èñòîðèè. Äìèòðèé Äîíñêîé - ÿð÷àéøèé ïîëèòè÷åñêèé è âîåííûé äåÿòåëü XIV âåêà. Èìåííî ïîä åãî êîìàíäîâàíèåì ðóññêèå âîéñêà âïåðâûå íàíåñëè ïîðàæåíèå ìîíãîëî-òàòàðàì íà ðåêå Âîæå, èìåííî îí ðàçáèë îãðîìíóþ ìàìàåâó ðàòü íà Êóëèêîâîì ïîëå.  åãî ïðàâëåíèå îêîí÷àòåëüíî îôîðìèëàñü âåäóùàÿ ðîëü Ìîñêâû â áîðüáå ðóññêîãî íàðîäà ïðîòèâ ìíîãî÷èñëåííûõ çàõâàò÷èêîâ. Äìèòðèé Äîíñêîé ñìîã ïîáåäèòü äðóãèõ ïðåòåíäåíòîâ íà ðîëü ïîëèòè÷åñêîãî öåíòðà Ðóñè: Ñóçäàëüñêîå è Òâåðñêîå êíÿæåñòâà. Ïîáåäà Ìîñêâû íàä Òâåðüþ áûëà ñòîëü âïå÷àòëÿþùà, ÷òî ñîïåðíèêîâ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à íå îñòàëîñü.

Ýòîò èñòîðè÷åñêèé ïåðèîä ÿâèëñÿ íà÷àëîì ïðåîäîëåíèÿ ôåîäàëüíîé ðàçäðîáëåííîñòè Äðåâíåé Ðóñè. Åùå ïðè íåñîâåðøåííîëåòíåì êíÿçå áîÿðå íà÷àëè ïðèñîåäèíÿòü ê ìîñêîâñêèì âëàäåíèÿì äðóãèå êíÿæåñòâà, íàïðèìåð, Ñòàðîäóáñêîå. Äìèòðèé Èâàíîâè÷ ïðîäîëæèë ýòó ïîëèòèêó: íåêîòîðûå êíÿæåñòâà îí ïðîñòî «ïðèâîäèë â ñâîþ âîëþ», íåêîòîðûå (êàê Áåëîçåðñêîå) ïðèñîåäèíÿë ê ñâîèì âëàäåíèÿì. È ñàìîå ãëàâíîå, ïî-âèäèìîìó åìó óäàëîñü ñîçäàòü âîåííûé ñîþç ðóññêèõ êíÿçåé. Èìåííî ó÷àñòíèêè ýòîãî ñîþçà 8 ñåíòÿáðÿ 1380 ã. âûøëè íà Êóëèêîâî ïîëå. Íà÷àëî ñêëàäûâàíèÿ åäèíîãî ãîñóäàðñòâà ïîçâîëèëî îòðàçèòü íàïàäåíèÿ âðàãîâ, ïîáåäà íà Êóëèêîâîì ïîëå ñîâåðøåííî èçìåíèëà õàðàêòåð âçàèìîîòíîøåíèé ñ Îðäîé. Ìîñêîâñêèå êíÿçüÿ äàæå ñòàëè ñ÷èòàòü Âëàäèìèðñêîå âåëèêîå êíÿæåñòâî ñâîåé îò÷èíîé è íå ïðîñèëè ó õàíà ÿðëûêà, ïåðåäàâàëè êíÿæåñòâî ïî íàñëåäñòâó.  ðåçóëüòàòå äåÿòåëüíîñòè Äìèòðèÿ Äîíñêîãî óäàëîñü íà âðåìÿ ëèêâèäèðîâàòü óãðîçó ñî ñòîðîíû Ëèòâû. Îäíî âðåìÿ âåëèêèé êíÿçü ëèòîâñêèé ßãàéëî äàæå ñîáèðàëñÿ âñòóïèòü â ñîþç ñ Ðóñüþ. Ïðè Äìèòðèè Èâàíîâè÷å çíà÷èòåëüíî óâåëè÷èëàñü òåððèòîðèÿ ìîñêîâñêîãî êíÿæåñòâà çà ñ÷åò êàê êóïëåííûõ, òàê è çàâîåâàííûõ çåìåëü.

Íà ïðîòÿæåíèè ìíîãèõ ëåò Äìèòðèé Èâàíîâè÷ äîáèâàëñÿ óïðî÷íåíèÿ ñâîåé âëàñòè. Ñ ýòîé öåëüþ îí óñòðàíèë ìåøàâøóþ åäèíîâëàñòüþ âûáîðíóþ äîëæíîñòü òûñÿöêîãî. Óêðåïëåíèå «âåðòèêàëè âëàñòè» è âåäåíèå ïîáåäîíîñíûõ âîéí áûëî íåâîçìîæíî áåç ñèëüíîé è ìíîãî÷èñëåííîé àðìèè. Óâåëè÷èëîñü çíà÷åíèå âîåííîãî «äâîðà», óæåñòî÷èëèñü ñàíêöèè çà ïåðåõîä áîÿð ê äðóãèì ñþçåðåíàì, òðåáîâàíèÿ ê ñëóæèëûì ëþäÿì.

È ìíîãèå èç ýòèõ äîñòèæåíèé ñòàëè âîçìîæíû áëàãîäàðÿ äåÿòåëüíîñòè «âåëèêîãî êíÿçÿ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à, çà ïîáåäó íà Êóëèêîâîì ïîëå ïðîçâàííîãî Äîíñêèì».

Îäíàêî íåëüçÿ ïðèïèñûâàòü òîëüêî ìîñêîâñêîìó êíÿçþ âñå ýòè äîñòèæåíèÿ. Ë.Í. Ãóìèëåâ è Í.È. Êîñòîìàðîâ ñêëîííû ñ÷èòàòü áîëüøóþ ÷àñòü ïîñòóïêîâ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à âûðàæåíèåì íàäåæä è îæèäàíèé åãî îêðóæåíèÿ. È ñ ýòèì òðóäíî íå ñîãëàñèòüñÿ: åùå äî ñîâåðøåííîëåòèÿ âåëèêîãî êíÿçÿ åãî îïåêóíû-áîÿðå íà÷àëè ïðèñîåäèíÿòü ê ìîñêîâñêèì âëàäåíèÿì íåêîòîðûå óäåëüíûå êíÿæåñòâà. Äìèòðèé Äîíñêîé îòïðàâèëñÿ â Îðäó è ïîëó÷èë ÿðëûê íà âåëèêîå êíÿæåíèå áëàãîäàðÿ õëîïîòàì ìèòðîïîëèòà Àëåêñåÿ è ñâîåãî áîÿðñêîãî îêðóæåíèÿ. Ãóìèëåâ ïèøåò, ÷òî òàêàÿ àêòèâíîñòü è âåðíîñòü áîÿð îáúÿñíÿåòñÿ òåì, ÷òî îíè ïðèøëè ñëóæèòü ìîñêîâñêîìó êíÿçþ èç ðàçíûõ çåìåëü, è ïîòîìó èìåëè ëèøü îäèí îáùèé èíòåðåñ - æàæäó íàæèâû. Îäíàêî èõ ìàòåðèàëüíîå áëàãîïîëó÷èå çàâèñåëî öåëèêîì îò ïëàòû êíÿçÿ, à ïîòîìó îò åãî áîãàòñòâà. Ê òîìó æå ñëóæèòü ñèëüíîìó êíÿçþ êóäà ïðåñòèæíåé, ÷åì áåäíîìó è ñëàáîìó.

Ìèòðîïîëèò Àëåêñåé îêàçàë îñîáåííî ñèëüíîå âëèÿíèå íà Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à. Îí ôàêòè÷åñêè áûë ïðàâèòåëåì ñòðàíû ïðè íåñîâåðøåííîëåòíåì êíÿçå, è îêàçûâàë ñèëüíîå âëèÿíèå íà Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à äî ñàìîé ñâîåé ñìåðòè â 1378 ãîäó.

Ñìåíîé îêðóæåíèÿ âåëèêîãî êíÿçÿ ìîæíî îáúÿñíèòü è ïåðåìåíû íàïðàâëåíèÿ åãî ïîëèòèêè, à òàêæå ñïîñîáîâ äîñòèæåíèÿ öåëè: èíîãäà îí íå ñòåñíÿëñÿ íàðóøàòü äîãîâîðû (íàïðèìåð, äîãîâîð ñî ñâîèì äâîþðîäíûì áðàòîì Âëàäèìèðîì Àíäðååâè÷åì), èíîãäà íå íàíîñèë ïîñëåäíåãî óäàðà ïî÷òè ïîáåæäåííûì âðàãàì (íå ïðèñîåäèíèë çåìëè ßðîñëàâñêîãî êíÿæåñòâà ê ñâîèì âëàäåíèÿì). Íà÷àëî æå óíè÷òîæåíèÿ óäåëüíîãî ïîðÿäêà, ñêîðåå âñåãî, ìîæíî ïðèïèñàòü âëèÿíèþ áîÿð, êîòîðûì ýòî ïðèíåñëî ñàìûå áîëüøèå âûãîäû. Ïîäòâåðæäåíèåì ýòîãî ñëóæèò òîò ôàêò, ÷òî Äìèòðèé Èâàíîâè÷ ïîä äàâëåíèåì áîÿðñòâà âñÿ÷åñêè ïðèòåñíÿë ñëàáûõ ïðàâèòåëåé äðóãèõ âåëèêèõ êíÿæåñòâ, íî íå òðîãàë óäåëüíîãî ïîðÿäêà â ñîáñòâåííîì (î÷åâèäíî ïîòîìó, ÷òî óäåëüíûå êíÿçüÿ â Ìîñêîâñêîì âåëèêîì êíÿæåñòâå ïðèõîäèëèñü åìó ðîäñòâåííèêàìè è ìîãëè îêàçûâàòü âëèÿíèå íà Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à îáðàòíîå âëèÿíèþ áîÿð).

Íàâåðíîå, ãëàâíàÿ çàñëóãà Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à ýòî òî, ÷òî îí íå òîðîïèë ñîáûòèÿ, ïðîâîäèë íåîáõîäèìûå ïðåîáðàçîâàíèÿ, êàê òîëüêî íàçðåâàëà íåîáõîäèìîñòü â íèõ. Îí æèë â ðóñëå ñîáûòèé, ñâîåâðåìåííî ðåàãèðîâàë íà íèõ. Ìîñêîâñêîìó êíÿçþ óäàëîñü òî, ÷òî óäàåòñÿ íåìíîãèì -- îí ñóìåë ñîáðàòü âîêðóã ñåáÿ îïûòíûõ, êîìïåòåíòíûõ ñîâåòíèêîâ.

 ïðàâëåíèå Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à Äîíñêîãî ïðîèçîøëè ñòîëü âàæíûå äëÿ íàøåé ñòðàíû ñîáûòèÿ è ïðåîáðàçîâàíèÿ, ÷òî åãî íå çàáûâàþò è ïî ñåé äåíü. Åãî èìåíåì íàçâàëè òàíêîâóþ êîëîííó, ñîçäàííóþ íà ñðåäñòâà ïðèõîæàí ïðàâîñëàâíîé öåðêâè â ãîäû Âåëèêîé Îòå÷åñòâåííîé âîéíû. 1980 ã. òîðæåñòâåííî ïðàçäíîâàëîñü 600-ëåòèå ñî äíÿ Êóëèêîâñêîé áèòâû.  èþíå 1988 ã. Ïîìåñòíûé Ñîáîð Ðóññêîé Ïðàâîñëàâíîé Öåðêâè ïðè÷èñëèë ê ëèêó ñâÿòûõ «áëàãîâåðíîãî Âåëèêîãî êíÿçÿ ìîñêîâñêîãî Äìèòðèÿ Äîíñêîãî». Ïàìÿòü î íåì ïåðåæèâåò âåêà.


Ñïèñîê èñïîëüçîâàííûõ èñòî÷íèêîâ è ëèòåðàòóðû


1.Àðöûáàøåâ Í. Äìèòðèé Äîíñêîé. // Âåñòíèê Åâðîïû, 1827, N Õ, ñ. 9-12.

2.Äóõîâíûå è äîãîâîðíûå ãðàìîòû âåëèêèõ è óäåëüíûõ êíÿçåé XIV-XVI ââ. Ïîäãîòîâëåíî ê ïå÷àòè Ë.Â. ×åðåïíèíûì. Ì.-Ë.: Èçäàòåëüñòâî Àêàäåìèè íàóê ÑÑÑÐ, 1950. - 450 ñ.

.Ïîâåñòü î áèòâå íà ðåêå Âîæå. Âîèíñêèå ïîâåñòè Äðåâíåé Ðóñè. - Ë.: Ëåíèçäàò, 1985. - 495 ñ.

.Ïîâåñòü î áèòâå íà ðåêå Ïüÿíå. Âîèíñêèå ïîâåñòè Äðåâíåé Ðóñè. - Ë.: Ëåíèçäàò, 1985. - 495 ñ.

.Ïîâåñòü î Ìàìàåâîì ïîáîèùå. Âîèíñêèå ïîâåñòè Äðåâíåé Ðóñè - Ë.: Ëåíèçäàò, 1985. - 495 ñ.

.Ïðîñòðàííàÿ ëåòîïèñíàÿ ïîâåñòü î Êóëèêîâñêîé áèòâå. Âîèíñêèå ïîâåñòè Äðåâíåé Ðóñè. - Ë.: Ëåíèçäàò, 1985. - 495 ñ.

.Ñëîâî î æèòèè è î ïðåñòàâëåíèè âåëèêîãî êíÿçÿ Äìèòðèÿ Èâàíîâè÷à, öàðÿ ðóññêîãî. Æèòèÿ ñâÿòûõ. - Í.: Íîâîñèáèðñêîå êíèæíîå èçäàòåëüñòâî, 1991.

1.Áàëàøîâ Ä.Ï. Ñâÿòàÿ Ðóñü. - Ì.: ÀÑÒ, 2008. - 356 ñ.

2.Áåëèíñêèé Â.Ã. Ñîáðàíèå ñî÷èíåíèé â òðåõ òîìàõ. Ò.III. - Ì.: ÎÃÈÇ, 1948. - 340 ñ.

.Ãîëèöûí Í.Ñ. Ðóññêàÿ âîåííàÿ èñòîðèÿ. ×àñòü I. Äî Èîàííà III. - Ì.: ÏÐÅÑÑ, 2004. - 601 ñ.

.Ãîðñêèé À.Ä. Êóëèêîâñêàÿ áèòâà 1380 ã. â èñòîðè÷åñêîé íàóêå // Êóëèêîâñêàÿ áèòâà â èñòîðèè íàøåé Ðîäèíû (ìàòåðèàëû þáèëåéíîé íàó÷íîé êîíôåðåíöèè). Ì.: Èçä.-âî Ìîñêîâñêîãî óíèâåðñèòåòà, 1983. - Ñ. 244-269.

.Ãðåêîâ Á.Ä. Âîñòî÷íàÿ Åâðîïà è óïàäîê Çîëîòîé Îðäû. - Ì.: Íàóêà, 1975. - 521 ñ.

.Ãóìèëåâ Ë.Í. Îò Ðóñè äî Ðîññèè. - Ì.: Ì.: Àéðèñ-ïðåññ, 2003. - 318ñ.

.Äìèòðèé Äîíñêîé / Ïîä ðåäàêöèåé À. Â. Êàðàñåâà, Ã. È. Îñüêèíà. Ì.: Âå÷å, 1950. - 198 ñ.

.Êàðàìçèí Í.Ì. Èñòîðèÿ ãîñóäàðñòâà Ðîññèéñêîãî. Â 12 ò. - Ì.: ÝÊÑÌÎ, 2012.

.Êàðàìçèí Í.Ì. Ïðåäàíèÿ âåêîâ. - Ì.: Ïðàâäà, 1988. - 768 ñ.

.Êàðãàëîâ Â.Â. Ïîëêîâîäöû X-XVI ââ. - Ì.: ÄÎÑÀÀÔ, 1986 - 334 ñ.

.Êîíäðàòüåâ È.Ê. Ñåäàÿ ñòàðèíà Ìîñêâû. Ì.: Îìåãà, 1996. - 230 ñ.

.Êîñòîìàðîâ Í. È. Ðóññêàÿ èñòîðèÿ â æèçíåîïèñàíèÿõ åå ãëàâíåéøèõ äåÿòåëåé. Ò. 1. - Ðîñòîâ-íà-Äîíó: Ôåíèêñ, 1998. - 608 ñ.

.Êóëèêîâñêàÿ áèòâà â ëèòåðàòóðå è èñêóññòâå. Ñáîðíèê ñòàòåé. - Ì.: Íàóêà, 1980. - 284 ñ.

.Êó÷êèí Â.À. Äìèòðèé Äîíñêîé. Âîïðîñû èñòîðèè, 1995 - ¹ 5/6.

.Ëîìîíîñîâ Ì.Â. Êðàòêèé ðîññèéñêèé ëåòîïèñåö ñ ðîäîñëîâèåì. - ÑÏá.: Èçäàíèå Èìïåðàòîðñêîé Àêàäåìèè íàóê, 1794. - 700 ñ.

.Ëîùèö Þ.Ì. Äìèòðèé Äîíñêîé. Ðîìàí-ãàçåòà, 1989, ¹ 9-10.

.Ìàíêèåâ À.È. ßäðî Ðîññèéñêîé èñòîðèè. - Ì.: ÎÍÈÊÑ, 2009. - 357 ñ.

.Ìèòÿåâ À.Â. Ãåðîè÷åñêèå ñòðàíèöû èñòîðèè Ðîäèíû IX-XVIII ââ. Ì.: Ïðîñâåùåíèå, 1991. - 303 ñ.

.Íàñîíîâ À.Í.. Ìîíãîëû è Ðóñü. - Ì.: Èçäàòåëüñòâî Àêàäåìèè Íàóê ÑÑÑÐ, 1988. - 178 ñ.

.Îðëîâ À. Ñ., Ãåîðãèåâ Â. À., Ãåîðãèåâà Í. Ã., Ñèâîõèíà Ò. À. Èñòîðèÿ Ðîññèè. - Ì.: ÏÁÎÞË, 2001. - 520 ñ.

.Ïîëåâîé Í.À. Èñòîðèÿ ðóññêîãî íàðîäà. - Ì.: Âå÷å, 2008. - 544 ñ.

.Ïóøêàð¸âà Í.Ë. Æåíùèíû Äðåâíåé Ðóñè. Ì.: Íàóêà, 1989. - 350 ñ.

.Ðûëååâ Ê.Ô. Äóìû. - Ì: Ïðàâäà, 2011. - 228 ñ.

.Ñîëîâüåâ Ñ.Ì. Ñî÷èíåíèÿ:  18 êí. Êí.1: Èñòîðèÿ Ðîññèè ñ äðåâíåéøèõ âðåìåí. Ò.1-2 - Ì.: Ãîëîñ, 1993. - 768 ñ.

.Ñóêíåâè÷ È.À. Áèòâà íà ïîëå Êóëèêîâîì. - Ì.: Ìîëîäàÿ ãâàðäèÿ, 1977. - 176 ñ.

.Ñàõàðîâ À.Ì. Îáðàçîâàíèå è ðàçâèòèå ðîññèéñêîãî ãîñóäàðñòâà â ÕIV- ÕVII â. - Ì.: Âûñøàÿ øêîëà, 1969. - 244 ñ.

.Òàòèùåâ Â.Í. Èñòîðèÿ Ðîññèéñêàÿ. ×.1. - Ì.: ÀÑÒ, 2003. - 415 ñ.

.Òèõîìèðîâ Ì.Í. Äðåâíÿÿ Ìîñêâà. XII-XIV ââ. - Ì.: Ìîñêîâñêèé ðàáî÷èé, 1992. - 215 ñ.

.Òèõîìèðîâ Ì.Í. Ñðåäíåâåêîâàÿ Ìîñêâà â XIV-XV ââ. - Ì.: Èçäàòåëüñòâî Ìîñêîâñêîãî óíèâåðñèòåòà, 2004. - 292 ñòð.

.Òîí÷ó Å. Ðîññèÿ - æåíñêàÿ ñóäüáà. Âåê X-XIX. ÑÏá.: Êðîíà, 2004. - 404 ñ.

.×åðåïíèí Ë.Â. Îáðàçîâàíèå Ðóññêîãî öåíòðàëèçîâàííîãî ãîñóäàðñòâà. - Ì.: Èçäàòåëüñòâî ñîöèàëüíî-ýêîíîìè÷åñêîé ëèòåðàòóðû, 1960. - 889 ñ.

.Øèøîâ À.Ã. Ðóññêèå êíÿçüÿ. - Ðîñòîâ-íà-Äîíó: Ôåíèêñ, 1999. - 402 ñ.


Ïðèëîæåíèå


Âåëèêèé êíÿçü ìîñêîâñêèé Äìèòðèé Äîíñêîé. Ðîñïèñü Ãðàíîâèòîé ïàëàòû.


Ïîðòðåò èç "Òèòóëÿðíèêà" 1672 ã. Âåëèêèé êíÿçü Äìèòðèé Èâàíîâè÷


Ñêàçàíèå î Ìàìàåâîì ïîáîèùå. Ðóññêîå âîéñêî âûñòóïàåò â ïîõîä


Ìèíèàòþðà èç ñêàçàíèÿ î Ìàìàåâîì ïîáîèùå

Ðàçìåùåíî íà Allbest.ru


Теги: История создания централизованного государства на Руси в XIV-XV веках  Диплом  История
Просмотров: 20193
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: История создания централизованного государства на Руси в XIV-XV веках
Назад