"Отряды смерти" СС

Введение


Они носили черную форму одежды, держали нацию в страхе и присягали фюреру в вечной верности. На их фуражках был изображен череп с костями - так называемая «мертвая голова», которую их дивизии пронесли по всей Европе. Их высшим символом были сдвоенные руны «зиг» - «победа», и они уничтожили миллионы людей.

Все сферы жизни немецкой нации были под их неусыпным контролем. Им подчинялись полиция и спецслужбы. Они оккупировали ключевые позиции в сельском хозяйстве, здравоохранении и науке. Им удалось просочиться в традиционную твердыню дипломатии и захватить командные высоты в бюрократии.

Они назывались «охранными отрядами национал-социалистской немецкой рабочей партии» или «шутцштаффельн», сокращенно - СС (по первым буквам слов). Они ощущали себя, «сектой нового типа, со своими собственными формами и обычаями».

Эта организация была самим террором. Она совершала массовое уничтожение людей. Он, как никакая другая структура в империи Гитлера, олицетворяла убийственную утопию о сверхчеловеке. СС в полной мере воплощают наиболее эффективный и опаснейший властный инструмент диктатуры национал-социализма. В течение нескольких лет «отряды охраны» превратились из малозаметной личной охраны в государство в государстве Гитлера, в государстве рабов.

«Твоя честь - твоя верность» - под этим лозунгом Генриха Гиммлера члены СС должны были, как «пожарная команда» безжалостно эксплуатировать пленных и подневольных рабочих, хладнокровно убивать людей в составе мобильных эскадронов смерти в концлагерях и, позднее, на фронтах [15, с. 10]. Осуществлять холокост по приказу Гитлера в нацистском государстве оказалась в состоянии только одна структура, а именно СС.

Непосвященному не дано было заглянуть во внутренний мир тайной секты СС. Она оставалась для простых сограждан такой же непостижимой, как орден иезуитов, против которого СС официально боролась, однако при этом подражала ему до мельчайших деталей. Руководители «черного ордена» сознательно поддерживали в народе чувство страха.

«Тайная государственная полиция - гестапо, уголовная полиция и служба безопасности - СД окутаны таинственным политико-криминальным ореолом», - восторгался шеф полиции затем службы безопасности обергруппенфюрер СС Райнхард Гейдрих [28, с. 16]. Сам же «магистр черного ордена» рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер признавался не без самодовольства: «Я знаю, что в Германии есть некоторые люди, которым становится плохо, когда они видят наш черный мундир, мы понимаем это и не ожидаем, чтобы нас любили» [29, с. 13].

Люди чувствовали, что некая тайная организация разбросала над рейхом огромную тончайшую сеть, однако разглядеть ее были не в состоянии. Немцы могли слышать лишь чеканный шаг черных колонн по асфальту городов и деревень.

Сотни тысяч агентов и информаторов службы безопасности ежечасно контролировала даже мысли сограждан. В университетах и на производстве, в крестьянских хозяйствах и на государственной службе вылавливалась всякая представлявшая интерес информация и перекачивалась затем в берлинский центр.

Даже самые видные руководители третьего рейха не могли себе позволить заглянуть за кулисы «черной секты».

«Я ничего не знал о деятельности СС. Вообще посторонний человек вряд ли способен что-либо сказать о гиммлеровской организации» [8, с. 144], - признавался в 1945 году Герман Геринг.

Только падение третьего рейха сбросило завесу тайны с империи «черного ордена». В качестве обвиняемых в подготовке войны и совершении других тяжких преступлений скамью подсудимых Международного военного трибунала в Нюрнберге заняли люди, долгие годы руководившие охранными отрядами.

Секретные досье СС, которые, к сожалению, до сих пор не в полной мере используются большинством исследователей, способны пролить свет на многочисленные конфликты внутри эсэсовской иерархии. Архивы рассказывают о том, как один унтерштурмфюрер СС собирал компромат на группенфюрера СС Готтлоба Бергера, который, в свою очередь, писал доносы на своих коллег, обвиняя их в потворстве католической церкви [28, с. 17].

Загадочным, необъяснимым, не поддающимся человеческой логике видится мир охранных отрядов. Напротив, вполне логичными кажутся аргументы, которыми оперируют иные ученые и публицисты, пытаясь объяснить феномен СС.

Истинная история СС никогда не подчинялась какому бы четкому плану, скорее, она протекала по велению случая и сложившихся обстоятельств. История СС, как и история любого тайного ордена, - это история идеалистов и преступников, честолюбцев. К тому же, изучение данной темы важно для понимания тех колоссальных масштабов убийств, которые происходили в 20-30-е гг. XX в. в Германии, а позднее и за ее пределами. Занимаясь рассмотрением предпосылок формирования, а также последующей деятельности СС предоставляет исследователю возможность раскрыть и глубину влияния данного ордена-организации на все сферы жизни жителей тогдашней Германии и порабощенных Третьим Рейхом народов. Важно также отметить, что аппарат СС являлся, образно говоря, «руками Гитлера», которые послушно исполняли любой приказ своей головы, своего фюрера. Поэтому изучение деятельности СС проливает ряд интересных фактов на жизнь самого А. Гитлера, что позволяет взглянуть на его портрет не прямо, а косвенно, через деятельность СС.

Исходя из важности рассматриваемой проблемы, автором при написании работы была поставлена цель: исследовать особенности образования и деятельности СС в период с 1925 по 1939 гг.

Для достижения цели, автором были сформулированы следующие задачи:

. Рассмотреть предпосылки формирования СС;

. Проследить динамику становления и деятельности СС до 1933 г.;

. Рассмотреть структуру формирования аппарата террора во главе СС;

. Охарактеризовать карательную политику СС до 1939 г.


1. Характеристика источников и историографический обзор

карательный отряд война отечественный

К вопросу историографии проблемы, исследуемой в данной курсовой работе, следует отметить, что в целом проблематике, которая освещает историю фашистской Германии, в историографии уделялось немало внимания. Это объективно, так как события, связанные с этим режимом повлияли на ход всей истории. Фашизм показал всю свою ужасную сущность. Поэтому чтобы подобного не повторилось, необходимо помнить о его особенностях и методах воздействия, как на массы, так и на каждого человека в отдельности.

Монографий, статей, различного рода изданий, которые повествуют о Второй мировой войне множество. Однако большинство исследователей вплотную касаются вопросов стратегии, вооружения, личностей правящей нацистской элиты. Но проблема образования и деятельности СС в период с 1925 по 1939 гг. в основном освещается в контексте с исследованием внутренней политики в нацистской Германии.

В периодизации проблематики курсовой работы можно выделить этапы развития историографии.

Начальный этап - это собственно время, пребывания фашистов у власти в Германии в 1933-1945 гг.

В характеристике развития этого историографического периода, а также представленных источников, следует отметить тот факт, что все документы, исследовательские работы нацистов, были подвержены идеологизации и имели цель аргументировать и обосновывать действия нацистов в отношении различных слоев населения страны, особенно тех, которые находились в оппозиции НСДАП. Исключительное предпочтение отдавалось массовизации идеологии национал-социализма. Если учитывать цель идеологии и философии нацизма, - консолидация нации без присущего католицизму индивидуализма-то можно дать оценку и вектору пропаганды нацистской Германии. Такие же соображения в оценке рассматриваемого периода высказывают такие исследователи как И.П. Дементьев и А.И. Патрушев «Историческая наука в ХХ веке. Историография истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки» [11].

В общем, этот период - период накопления и первых попыток систематизации материала - закончился с падением рейха.

С 1945 года можно вести отсчет другому периоду в историографии проблемы. Этот период можно охарактеризовать как действенный и продуктивный. Множество различных авторов, как западных, так и советских занимались исследовательской работой, тематика которой соприкасалась с вопросами исследования различных сторон деятельности «Третьего рейха». Кроме того, многочисленные современники и участники событий после войны писали свои мемуары, издававшиеся в 60-70-е годы прошлого века в которых с достаточной степенью правдивости проливали свет на важные обстоятельства повседневной жизни фашистской германии. В данного рода источниках приводится также авторский анализ происходивших событий. С историографической точки зрения для лучшего понимания данного периода хороша работа Л.А. Мерцаловой «Германский фашизм в новейшей историографии ФРГ» [18]. Автор приводит анализ ряда источников (воспоминаний, мемуар) по истории немецкого фашизма, написанных лидерами нацистского движения.

На современном этапе развития исторической мысли исследовательская деятельность, направленная на изучение истории нацистской Германии и в целом Второй мировой войны, не прекращается, а еще более детально рассматривается. Тем более что в последнее время все больше, в разных странах, появляется групп, считающих нацизм благоприятным явлением. Это, к сожалению, является мрачной тенденцией современного общества.

Конечно же, в описании источников и литературы важно, прежде всего, упомянуть книгу, которая является первоисточником при исследовании практически любой проблемы, связанной с Германским нацизмом. Это «Майн кампф» [7] («Моя борьба»), написанная одним из идеологов и «главным нацистом» - Адольфом Гитлером. Работа важна еще и потому, что являлась настольной книгой для многих немцев периода фашистской диктатуры в Германии. Кроме того, эта книга становилась своеобразной «Библией» для нацистов и новой протестантской церкви.

За исключением Библии, ни одна книга не продавалась в таких количествах в период нацистского правления, когда немногие семьи чувствовали себя в безопасности, не выставив книгу на почетное место у себя в доме. Считалось почти обязательным - и, безусловно, разумным - дарить «Майн кампф» жениху и невесте к свадьбе, а школьнику по окончании школы любого профиля [18, с. 86].

Анализируя источники по рассматриваемой теме, следует также отметить: документы, содержащиеся в таком собрании, как: «СС в действии» [26]. Данный сборник документов содержит многие материалы, раскрывающие самые ужасные фашистские преступления против человечества. В книге собраны секретные директивы нацистских фюреров и приказы эсэсовских главарей, донесения СД, гестапо и отчеты зондеркоманд, дневники эсэсовских палачей, тайные планы и открытее высказывания всяких фюреров и лейтеров Третьего рейха.

Так, в частности, приводимый в работе документ от 29 мая 1933 г. о «Допросе политических заключенных, производящихся СА и СС» повествует об особой роли организаций СА и СС в карательном механизме недавно пришедшей к власти нацистской партии. Исходя из текста документа можно сделать вывод о том, что качество допросов, как и меры, которые предпринимались данными организациями для получения необходимой им информации, были высокоэффективными.

Важно отметить множество различного рода мемуарной документалистики по исследуемой в курсовой работе проблеме. Среди таких можно указать воспоминания: Мартина Бормана «Письма» [4], Гейнца Гудериана «Воспоминания солдата» [9], Г. Раушнинга «Говорит Гитлер. Зверь из бездны» [23]; В. Шелленберга «Мемуары» [30], Отто Штрассера «Гитлер и я» [33].

Вышеперечисленные документальные собрания не в полной мере относятся к курсовому проекту, однако, история нацизма должна исследоваться объемно и комплексно, включая в себя проблему не только социального характера, но и внешнеполитического. Во-первых, потому, что нацизм - это общее опасное явление и все его проявления, будь то военные действия, внутренняя политика являют собой единое целое. Поэтому важно исследовать не только проблемы образования и деятельности СС в Германии в 1925-1939 гг., но и воспоминания значимых персоналий эпохи «Третьей Империи», которые, кстати, напрямую влияли на собственно зарождение и дальнейшее развитие СС, сначала в составе СА, а после упразднения СА, как самостоятельной организации с обширным аппаратом террора.

Так, например, в «Письмах» М. Бормана [4] можно встретить краткую личностную характеристику Г. Гиммлера на рубеже 20-30-х гг. XX в., в которой автор отмечает ряд особенностей Гиммлера, в частности: «безликость», дружелюбие. Однако, в то же самое время, Борман считал Гиммлера «человеком не большого ума» [4, с. 109].

Анализируя «Воспоминания» Г. Гудериана [9] по отношению к Гиммлеру, можно сделать заключение о том, что Гиммлер обладал высокой степенью упорства и работоспособности, что позволило ему в будущем добится головокружительных результатов, как в карьерном росте, так и в росте «Черного ордена», фюрером которого он стал.

Г. Раушнинг в работе «Говорит Гитлер. Зверь из бездны» [23] показал часть из абсурдных и лишенных какого-либо здравого смысла высказываний А. Гитлера по отношению к СС и руководителям данной организации. Так, например, в переписке с Э. Ремом Гитлер отмечал, что имеет достаточно острую необходимость в охранных отрядах для охраны партийных собраний. Однако под данными мероприятиями Гитлер видел большее - прежде всего, личную охрану, а также наличие собственной, никому кроме него не подчинявшейся, преданной ему организации-ордена для последующих воплощений в жизнь его и никого другого личных планов в отношении прихода его к власти. Несмотря на многие недостатки Гитлера, он являлся хорошим «трибуном» и мог увлечь толпу за собой. Ему лишь не хватало близких повинующихся ему людей, которых он нашел в лице СС.

Рассматривая «Мемуары» Шеленберга [30] опять же можно убедиться в ошибочности взглядов лидеров нацистов по отношению к фигуре Г. Гиммлера, которые явно его недооценивали, особенно на начальном этапе формирования аппарата Третьего рейха. Автор «Мемуар», сравнивая личности М. Бормана и Г. Гиммлера явные предпочтения в интеллекте и умении оказывать «должное впечатление» отдавал М. Борману. Это следует учитывать с целью большего понимания тех качеств Г. Гиммлера, которые укладывались в созданную им формулу: «Казаться немного большим, чем есть на самом деле», что являлось очень хорошим для сыщика и мастера разветвленного в будущем аппарата террора во главе СС.

И, наконец, высокие организаторские способности и несгибаемое стремление в достижении собственных целей, отмечал в своих «Воспоминаниях» и О. Штрассер, который в отличие от упомянутых выше нацистских лидеров сумел разглядеть в Гиммлере тот «черный, разрушающий потенциал», который в ближайшем будущем раскрылся в полной мере.

Работы российских исследователей занимающихся рассмотрением проблем, связанных с немецким фашизмом, а также затрагивающих вопросы, раскрываемые в курсовой работе, можно разделить на несколько групп:

Первая группа - это работы общего плана, в которых фашизм рассматривается многогранно, и как идеология, и как политика, и как режим, который принес много страданий, как немцам, так и всему человечеству в целом. К таким работам можно отнести: Б.Н. Бессонов «Фашизм: идеология, политика» [1], А.С. Бланк «Из истории раннего фашизма в Германии» [3]; А.А. Галкин «Германский фашизм» [5], «Тоталитаризм в Европе XX века. Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления» [27]. Рассмотрению воспитательной теории и практике в «Третьем рейхе» посвящено исследование Д.М. Проэктора «Фашизм: путь агрессии и гибели» [22], который проанализировал процесс становления педагогических взглядов. Хочется также отметить в его работе высокую степень анализа психологических составляющих фашистской идеологии и их конкретного влияния на широкие массы населения, особенно на молодежь, как наиболее податливую часть населения, которой в «СС» отводилось особое значение.

Вторая группа - работы по истории Германии, в которых хорошо раскрыта тематика фашизма в этой стране и которые помогают лучше ориентироваться в систематизации имеющегося материала. А информация, касающаяся образования и деятельности «СС» в Германии в 20-30-е гг. XX в. лаконично и блоками представляет собой отдельные небольшие статьи. К таковым относятся: Ж. Дроз «История Германии» [12]; Г.Л. Розанов «Очерки новейшей истории Германии (1918-1933 гг.)» [24].

Третья группа - работы историографического содержания. Они охватывают период послевоенного изучения фашизма историками ФРГ и характеризуются хорошей источниковой базой и объективностью. К ним относится работа Л.А. Мерцаловой «Германский фашизм в новейшей историографии ФРГ» [18].

Четвертая группа - исследования, посвященные собственно особенностям образования, формирования и деятельности «СС».

Следует отдельно отметить работы: К. Грюнберга «Гитлер. СС - черная гвардия Гитлера» [8]; К. Залесского «Охранные отряды НСДАП» [13]; Г. Кноппа «СС. Черная инквизиция» [15]; Д.Е. Мельникова, Л.Б. Черной «Империя смерти. Аппарат насилия в нацистской Германии» [17], Хене Х. «Черный орден СС. История охранных отрядов» [28].

Так, в частности, в исследовании Г. Кноппа приводится более 1000 свидетельств тех, кто пострадал от рук эсэсовцев или был причастен к деятельности Черного ордена.

На основе собственных исследований, личных дневников представителей правящей верхушки фашистской Германии и откровений жертв нацистского террора, воссоздается всесторонняя картина общественной и политической жизни Европы времен Третьего рейха.

Книга К. Залесского открывает серию энциклопедий, посвященной преступной деятельности спецслужб гитлеровской Германии. В издании приводится самая полная информация о структуре, руководителях, атрибутике и способах уничтожения пленных, а также гестапо с СД.

В исследовании К. Грюнберга помимо глубоко изложенного теоретического материала по истории формирования и деятельности СС, приводятся также фактологические числовые сведения, касающиеся динамики роста данной организации как накануне прихода нацистов к власти, так и в период Третьего рейха. На основе анализа этих данных можно сделать вывод о том, что стремительный рост СС в Германии в 1930-1934 гг. был обусловлен специальной секретной политикой, проводившейся Гитлером и его окружением по блокированию и последующему упразднению СА, растворению данной организации, как бесперспективной и вынашивающей отличные от Гитлера взгляды на окружавшую его действительность, в молодом, «идейном» организме СС.

В работе А.И. Патрушева «Германия в XX веке» [20], предложена современная концепция новейшей истории Германии, разработанная на основе анализа новых историографических направлений. Подробно рассматриваются проблемы массового национального сознания и культуры. Принципиально новыми и исключительно важными для исторического образования являются материалы по холокосту (1933-1945).

При анализе зарубежных работ немалый интерес представляет книга К.Г. Юнга «Психология нацизма» [36]. Труд представляет собой историю германского фашизма, начиная с возникновения нацистской партии и кончая разгромом гитлеровского рейха во второй мировой войне. Широко используя секретные документы государственных учреждений и различных ведомств Германии, материалы конференций и совещаний, записи доверительных переговоров нацистского руководства, дневники дипломатов, политиков и генералов, архивы МИДа, Германии, штабов верховного командования вермахта (ОКВ), сухопутных войск (ОКХ), военно-воздушных (ОКЛ) и военно-морских (ОКМ), воспоминания лиц из окружения Гитлера, показания обвиняемых и свидетелей на Нюрнбергском процессе, автор представленного издания освещает узловые проблемы возникновения, становления, развития и крушения нацистской Германии и фашизма как общественного явления в целом. Лишь в нескольких местах, по словам Юнга, он прибегает к догадкам - там, где не оказалось документов. Но такие случаи автор старается оговаривать.

Работа выдержана в традициях умеренно-консервативной западной историографии с ее неприятием многих реалий советского общества. Вместе с тем объективная позиция автора способствует яркому и убедительному раскрытию фашизма и большой роли в его экспансии «СС», как порождения империализма, смертельной угрозы существованию цивилизованного человечества.

Заслуживают внимания и такие исследования таких авторов, как: В. Мазер «История «Майн кампф»: факты комментарии, версии» [16], Л.И. Гинцберга «Ранняя история нацизма. Борьба за власть» [6]. Так, например, в работе Л.И. Гинцберга, отмечаются причины усиления баварского офицерского корпуса на мюнхенской политической сцене в начале 20-х гг. XX в., дается характеристика деятельности одного из создателей СА - Э Рема.

Период Веймарской республики в истории Германии явился временем расцвета либеральных и социально-демократических течений. В то же самое время - это очень сложный этап в истории Германии, к сожалению окончившийся глубоким экономическим кризисом, который начался раньше, чем мировой. Фашизм и национализм в Германии одержали победу в результате глубокого экономического упадка страны в связи с поражением в Первой мировой войне, а также нарастанием реваншизма, что также являлось прямой посылкой крайне неблагоприятных последствий Первой мировой войны для Германии.

Именно вышеперечисленным явлениям и посвящены работы К. Биска «История повседневной жизни в Веймарской республике» [2]; А.Р. Давлетова «НСДАП и разрушение партийно-государственной структуры Веймарской республики (1930-1933)» [10].

В курсовой работе было использовано и такое обобщающее издание, как «История Европы» [14]. Нельзя сказать, что данное издание содержит много информации о деятельности СС в Германии в 20-30-е гг. XX века, однако оно помогает лучше систематизировать имеющийся материал и вводит в атмосферу времени интересующей исследователя проблемы.

Спор историков о национал-социалистической диктатуре, и роли «СС» в этой диктатуре, продолжается и в наше время. Такова природа этого сложного явления XX века. Поток литературы о ней не иссякает, это видно по российскому и белорусскому книжному рынкам. Сам процесс исследования истории нацизма на постсоветском пространстве был сложным и зигзагообразным, претерпел серьезные изменения, прошел определенные этапы и становился еще более многоликим. Менялись времена, менялось и продолжает изменяться и восприятие нацизма в общественном историческом сознании.

Однако, все же, целый ряд вопросов необходимо подвергнуть определенной степени пересмотра и анализа. Поэтому есть необходимость вновь вернуться к изучению образования и деятельности «СС» в период с 1925 по 1933 гг.


2. Предпосылки формирования СС


Истоки возникновения СС неразделимы с историей зарождения самого нацистского движения в послевоенную весну 1919 года, когда добровольческим отрядам (фрайкорам) и частям рейхсвера удалось изгнать красное руководство Баварии.

Именно в этот период на политической сцене появляется нацистское движение. Невольным создателем национал-социализма суждено было стать мюнхенскому историку, профессору Карлу Александру фон Мюллеру. Он поддерживал тесные контакты с националистически настроенным офицерством, захватившим в то время мюнхенскую политическую арену. Фактическим же создателем нацистского движения стал Адольф Гитлер, как агент контрразведки в Мюнхене. Он установил в 1919 году контакт с небольшой шовинистской группой, которая взяла на вооружение антикапиталистическую идеологию, действуя под названием Немецкая рабочая партия (ДАП) [13, с. 24].

Уже в январе 1920 года ДАП, насчитывавшая в своих рядах всего 64 члена, избрала Гитлера своим главным пропагандистом, утвердила подготовленную при его участии новую партийную программу, а также предложенное австрийцем новое название партии - национал-социалистская немецкая рабочая партия (НСДАП) [7, с. 93].

К этому времени Карла Майра (являлся начальником отдела, отвечавшего за пропаганду и работу с прессой в штабе IV военного округа, дислоцированного в Баварии), ушедшего на пенсию, сменил невысокий, плотный офицер, выделявшийся гладко выбритым массивным черепом, покрытым шрамами лицом и вдавленным носом. Именно этому человеку было предопределено судьбой запустить Гитлера, уже уволенного из армии, в сферы большой политики. Звали его капитан Эрнст Рем.

Являясь холодным прагматиком, Рем рассматривал Баварию, как некую последнюю «ячейку порядка», которую следовало всемерно укреплять, чтобы использовать в качестве трамплина для «штурма Берлина - оплота революции» [6, с. 35].

Лишенные былого элитарного статуса бывшие фронтовики в шатком, презираемом всеми новом общественном устройстве, называемом демократией, порожденной ноябрьской революцией, усмотрели корень всех бед, постигших родину и лично их. Они начали всерьез подумывать о возвращении утраченных социальных позиций, о воссоздании былой боевой мощи империи, уничтоженной союзниками в 1918 году.

И такой исторический шанс они получили. Именно в Баварии в результате победы над коммунистами военные на непродолжительное время оказались у власти. После разгона советской республики резко вырос статус человека в военной форме. В итоге баварский офицерский корпус, сильно потрепанный социал-демократами и лишь на словах поддержанный правокатолической баварской народной партией (БНП), стал играть ведущую роль на мюнхенской политической сцене [6, с. 36].

Вскоре Рем начинает организовать на территории Баварии систему вооруженной гражданской самообороны. Причиной являлось, то, что по условиям Версальского договора численность личного состава и вооружение германской армии строго ограничивались. Оставшиеся 7 пехотных и 3 кавалерийские дивизии рейхсвера практически не имели необходимых в случае войны резервов. Военные, в том числе и Рем, видели выход из создавшегося положения в образовании параллельно официальному рейхсверу подпольной армии - так называемого «черного рейхсвера» [24, с. 68].

Рему, а также его приближенным за короткий промежуток времени удалось создать самую мощную в истории Германии организацию гражданского ополчения из числа местных жителей - баварский «айнвонервер». Параллельно шел процесс интенсивного вооружения данного ополчения всевозможными средствами вооружения.

Однако уже летом 1921 года в истории баварского «гражданского ополчения» была поставлена жирная точка. Под нажимом представителей западных держав-победительниц имперское правительство объявило «айнвонервер» вне закона. Эрнст Рем не только лишился собственной вооруженной силы, но и потерял влиятельных покровителей. В итоге его «армия» сократилась до немногочисленной разрозненной кучки «бойцов» из осколков всевозможных фрайкоров и других ультраправых полувоенных формирований.

В 1921 году Гитлер стал вождем (фюрером) Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП). [8, с. 225-226]. В это же время Эрнстом Ремом были созданы первые отряды партийных боевиков - СА (штурмовые отряды), их деятельность была направлена на защиту партийных собраний НСДАП от выступлений на них противников партии, особенно коммунистов. Так же, в обязанности этих отрядов входила защита лидера партии - Адольфа Гитлера [28, с. 26].

Однако очень скоро Гитлер убедился, насколько формальна была «преданность своему фюреру» со стороны штурмовиков, как и вообще его власть над СА. Беспрекословно штурмовики подчинялись только своим командирам - ставленникам Рема и Эрхардта (капитан 3-го ранга, возглавлял остатки штаба 2-й морской бригады, отличался крайне радикальными настроениями. Его «штаб» явился «ядром» СА). Не разделяли они и взглядов Гитлера на предназначение и функции штурмовых отрядов. Фюрер НСДАП, например, видел в СА лишь удобный инструмент для осуществления политической пропаганды: штурмовики могли оперативно оклеить весь город нацистскими предвыборными плакатами, легко одержать победу в «пивных баталиях», очаровать впечатлительных сограждан своими парадами и построениями. Главари же СА желали, чтобы их детище воспринималось как настоящее воинское формирование. Да и на самом деле баварские военные власти стали относиться к СА со всей серьезностью, учитывая штурмовые отряды в своих мобилизационных планах.

Чтобы создать противовес группировке Эрхардта, Гитлер назначил на должность командующего СА героя летчика Первой мировой войны, кавалера ордена «Пур-ле-мерит» («За заслуги») капитана Германа Геринга. В начале 1923 года новый глава штурмовиков учредил главное командование СА, сформированное по образу и подобию штаба армейской дивизии и включавшее должности командующих пехотой и артиллерией [20, с. 169].

Однако Гитлер интуитивно чувствовал, что внутри партии формируется сила, подчиняющаяся чужим приказам. Так, например, в информационном бюллетене №2, издаваемом главным командованием СА, был напечатан следующий пассаж: «Ортсгруппенфюреры (руководители местных штурмовых отрядов) готовы полностью поддержать вождя СА, если он возложит на себя лишь функции «трибуна» [22, с. 74].

Так обозначился конфликт, которому суждено было сотрясать нацистское движение вплоть до физической ликвидации Рема и его соратников. Начинался период беспощадной борьбы между вожаками СА и партократами. Уже тогда Гитлеру удалось предвосхитить надвигающуюся опасность: он решил создать собственную преторианскую гвардию, способную защитить его от своенравных штурмовиков.

В марте 1923 года появилась структура, ставшая зародышем будущего «черного ордена». А начиналось все так: несколько «старых борцов» поклялись Гитлеру защищать его от внешних и внутренних врагов даже ценой собственной жизни. Они назвали себя «штабсвахе» - «охрана штаба» [13, с. 59].

Именно тогда впервые на нацистской партийной форме появилась черная расцветка будущих СС. Гвардейцы фюрера решили внести в свое обмундирование элементы, отличающие их от общей массы штурмовиков. Кроме серо-зеленых фронтовых мундиров, цивильных ветровок защитного цвета они стали носить черные лыжные кепки с серебристым изображением «мертвой головы», а красное поле нарукавной повязки со свастикой обшили по краям черной лентой.

Жизнь штабной охраны не была долгой: уже через два месяца капитан Эрхардт порвал с Гитлером и забрал своих людей. Тогда фюрер создал новую охранную структуру, назвав ее «штосструпп» («ударный отряд») «Адольф Гитлер». Возглавил новое подразделение торговец канцтоварами и казначей партии карликоподобный Иосиф Берхтольд, его заместителем назначили Юлиуса Шрека (один из руководителей СС, личный шофер Гитлера, с 1934 г. - бригадефюрер СС в группе сопровождения Гитлера) [35, с. 35, с. 471].

Ежедневно члены этого отряда встречались в мюнхенской пивной «Торброй». Следует отметить, что принадлежали они к иной социальной группе, чем штурмовики Рема и Эрхардта, происходя в своей массе из мелкобуржуазных кварталов и рабочих окраин Мюнхена и его предместий и занимаясь в основном ремесленничеством. Если среди них и встречались офицеры, то исключительно - лейтенанты запаса.

«Боевое крещение» отряд получил во время неудавшейся попытки государственного переворота в Мюнхене 8-9 ноября 1923 года, который устроил Гитлер с целью установления власти «временного имперского правительства». Дорогу путчистам преградил тогда залп полиции. Погибло 16 нацистов и среди них пятеро из «Ударного отряда Адольф Гитлер». [8, с. 227].

Начальнику СА Герману Герингу, который был тяжело ранен, и Йозефу Бертхольду удалось скрыться в Австрии. Деятельность НСДАП, СА и «Ударного отряда Адольф Гитлер» была запрещена, организаторы путча брошены в тюрьму [8, с. 227].

Рема условно выпустили на свободу и уволили из армии. Арестованный Гитлер назначил его командиром нелегальных СА. Рему удалось завербовать в СА около 30 тысяч ветеранов войны, у Гитлера же до его ареста насчитывалось всего 2 тысячи членов СА которые лишь формально находились под его влиянием [3, с. 71].

Таким образом, ситуация складывалась не в пользу Гитлера: пока он находился в тюрьме, число членов СА, подчинившихся Рему, возросло в 15 раз. Возможность контроля над ними со стороны Гитлера была ограничена до минимума. Когда освобожденный досрочно Гитлер покидал в декабре 1924 года тюрьму в Ландсбере, назревал новый конфликт по поводу подчинения СА. Гитлер не хотел ничего слышать о независимых штурмовых отрядах. Рем же твердо стоял на своем, доказывая, что партократ не может командовать солдатом, и дело Гитлера - оставаться «трибуном».

Однако Рем так и не понял, что Гитлер уже принял решение - не допускать создания СА, пока он не будет полностью уверен, что никогда впредь люди в форме штурмовиков не будут навязывать ему свою волю. В конце концов, он разошелся с Ремом.

Бывшему основателю СА не оставалось ничего другого, как послать 30 апреля 1925 года Гитлеру прощальную записку:

«В память о тяжелых и прекрасных часах, проведенных вместе, сердечно благодарю тебя за товарищеское отношение и прошу не лишать меня твоей дружбы» [29, с. 97]. Лишь спустя месяц Гитлер соизволил ему ответить, причем весьма своеобразным способом. Он поручил своему секретарю сообщить Рему следующее: «Никакой военной организации г-н Гитлер впредь создавать не намерен. И если в свое время он и пошел на подобный шаг, то лишь по настоянию некоторых господ, которые в итоге предали его. Сегодня же он нуждается только в охране партийных собраний, как до 1923 года» [23, с. 217].

Час рождения «черного ордена» приближался. Старые штурмовые отряды ремовско-эрхардтского стандарта были заменены СС. Их задачей стало находиться постоянно рядом с Гитлером, укреплять авторитет партии, беспрекословно выполнять все приказы фюрера.

«Я сказал себе тогда, - вспоминал Гитлер позже, - что мне необходима такая личная охрана, которая, будь она даже и немногочисленной, должна быть мне безоговорочно преданной, чтобы охранники, если потребуется, были готовы пойти за меня даже против собственных братьев. Лучше иметь всего 20 человек, при условии, разумеется, что на них можно полностью положиться, чем на бесполезную толпу» [21, с. 123].

Естественно, рядовые партийцы получили иную версию о причинах образования СС, которая со временем вошла во все учебники истории третьего рейха. Заключалась она в следующем: в связи с тем, что СА все еще находились под запретом, в феврале 1925 года вновь воссозданная партия сформировала службу самоохраны, призванную защитить ее от террора со стороны политических противников. Умалчивалось, конечно, и о том, что Гитлер сознательно оттягивал воссоздание штурмовых отрядов. Дело в том, что запрет СА совсем не распространялся на всю территорию Германии, наоборот, в северо-западной части страны отряды СА росли и крепли. Другое дело, что они отказывались признать своим вождем сомнительного мюнхенского фюрера.

Тогда-то Гитлер и решил воспользоваться сложившейся ситуацией для создания собственной «лейб-гвардии». В апреле 1925 года он приказал ветерану «штосструппа» Юлиусу Шреку, сформировать новую охрану штаба. Через несколько недель эта группа получила свое новое название - «шутцштаффель» («охранный отряд»). Первых эсэсовцев Шрек нашел там же, где ранее набирал личный состав для «штабсвахе» и «штосструппа» - среди завсегдатаев пивной «Торброй». Первоначально охранный отряд состоял лишь из восьми человек, частично уже послуживших в «штосструппе». Сохранилась и старая униформа. Нововведением стала общепартийная коричневая рубашка, сменившая серо-зеленый френч, а также черный галстук (отряды СА при коричневой рубашке носили галстуки коричневого же цвета) [28, с. 89].

Таким образом, основными предпосылками формирования организации СС, явились следующие:

Øпротиворечия между Гитлером и руководством СА по поводу главенства в партии и, соответственно, ее единства;

Øразница в социальной принадлежности будущих эсэсовцев и штурмовиков;

Øв СС Гитлер видел силу, способную сохранять партию как единое целое, зажать ее железными обручами и ликвидировать возникновение любого недовольства партийным руководством. Ведь НСДАП никогда не была партией единства;

Øнеудачи, связанные с Мюнхенским «пивным путчем» и как следствие потребность Гитлера в качественной охране.

Теперь история СС становилась его историей, хроника их дел - его хроникой, список преступлений охранных отрядов - его преступлениями.


3. Становление и деятельность СС (до 1933 г.)


Вскоре Шрек принялся создавать охранные отряды и за пределами Баварии. 21 сентября 1925 года он разослал региональным отделениям НСДАП свой циркуляр №1, в котором призвал организовывать отряды СС на местах. Партийным органам предлагалось формировать небольшие боеспособные элитные группы (командир и 10 подчиненных), только Берлину выделялась повышенная квота - 2 руководителя и 20 человек [13, с. 117].

Шрек внимательно следил за тем, чтобы в СС попадали только специально отобранные люди, соответствующие нацистскому представлению о сверхчеловеке. Набиралась в основном молодежь, то есть лица в возрасте от 23 до 35 лет. Новобранцы должны были обладать «отменным здоровьем и крепким телосложением». При поступлении им надлежало представить две рекомендации, а также полицейскую справку о проживании в течение последних 5 лет в данной местности. «Кандидатуры хронических пьяниц, слабаков, а также лиц, отягощенных иными пороками, - не рассматриваются», - гласили «Правила СС».

Шрек без устали призывал ускорить «объединение лучших и надежнейших членов партии для охраны и самоотверженной работы на благо движения». Главными задачами СС он объявил «охрану собраний, привлечение подписчиков и спонсоров для газеты «Фёлькишер беобахтер», а также вербовку новых членов партии».

Алоис Розенвик, начальник отдела вновь созданного высшего органа СС, так называемого главного руководства, заявлял на чисто нацистском жаргоне: «На наших черных фуражках мы носим черепа и кости в назидание нашим врагам и в знак готовности ценой собственной жизни защищать идеи нашего фюрера» [26. с. 114].

Тем временем в Мюнхен начали поступать победные донесения с мест. Так, в Дрездене эсэсовцам удалось предотвратить попытку взрыва на нацистском собрании, будто бы подготовленного коммунистами.

«После того как в «Мраморном дворце» объединенные отряды СС из Дрездена, Плауэна, Цвиккау и Хемница не только основательно избили коммунистов, но и повыкидывали некоторых из них из окон, - ни один марксист в Саксонии больше не посмеет потревожить наших собраний!» - рапортовал Розенвик [27, с. 249].

Уже в декабре 1925 года главное руководство СС могло доложить партии, что в ее распоряжении «имеется централизованная охранная организация численностью около 1000 человек». Хотя вскоре это число и сократилось до 200, СС стала первой структурной организацией НСДАП, занявшей серьезные позиции фактически на всей территории Германии.

В апреле 1926 года прибывший из австрийской эмиграции прежний командир «штосструппа» Берхтольд сменил Шрека на посту руководителя СС. После возвращения амнистированных участников «пивного путча» Гитлер возвел охранные отряды в ранг элитной организации. 4 июля 1926 года на Втором съезде партии в Веймаре фюрер вручил СС так называемое «знамя крови» - то самое полотнище, под которым 9 ноября 1923 года его колонны шли по Резиденцштассе на штурм демократии.

СС росла и набирала сил. Теперь Гитлер мог повторить попытку создать «свои» СА: он прекрасно понимал, что без такого инструмента не сможет пробиться к власти в Германии - стране, помешанной на партийных армиях и марширующих колоннах.

Однако лидеры большинства штурмовых отрядов за границами Баварии и Австрии продолжали с недоверием относиться к бывшему ефрейтору. Поэтому возникла необходимость в достаточно авторитетном человеке, способном объединить разрозненных междоусобицами региональных фюреров. И такого человека Гитлеру удалось найти в лице бывшего вождя северогерманского фрайкора капитана в отставке Франца Пфеффера фон Заломона.

Сложилась двойственная ситуация: Пфеффер - доверенное лицо нацистских вождей Северной Германии, еще не признавших в мюнхенском фюрере общенационального лидера, вошел в состав правления НСДАП как разведчик и одновременно надзиратель.

Гитлеру пришлось наделить Заломона значительными полномочиями. С 1 ноября 1926 года ему как верховному руководителю СА были подчинены все штурмовые отряды на территории Германии. Хотя Пфеффер и должен был безоговорочно выполнять все директивы партийного вождя, он мог по своему усмотрению заниматься организацией и строительством подчиненной ему структуры.

Союз с нацистами Северной Германии показался Гитлеру настолько важным, что он пошел на сокращение властных амбиций своего любимого детища - СС. В итоге охранные отряды перешли в ведение Пфеффера, однако их руководитель теперь он стал именоваться рейхсфюрером СС.

Командир «штосструппа» Берхтольд вскоре почувствовал опасность. Его элитное подразделение вполне могло попасть в зависимость от СА и партбюрократов. Дело в том, что его предшественника Шрека отвергли сами члены главного руководства СС. Уступчивое поведение шефа напоминало им футбольный мяч, летавший между партаппаратчиками и СА [27, с. 284].

«Мы пришли к выводу, - писал Гитлеру член руководства СС Эрнст Вагнер, - что Шрек не обладает качествами, необходимыми руководителю и организатору, а также не имеет веса, способного гарантировать СС положение элитного подразделения партии» [15, с. 94].

Вследствие усиления властных амбиций СА, Берхтольд подал в отставку. В марте 1927 года новым рейхсфюрером СС стал его заместитель Эрхард Хайден. Но и ему не удалось сохранить независимые позиции СС.

Своим приказом Пфеффер запретил руководителям охранных отрядов создавать свои подразделения в населенных пунктах, где СА была недостаточно сильно представлена. Им было позволено держать в общинах подразделения численностью, составляющей лишь 10% от списочного состава местных отрядов СА. В связи с этим к 1928 году численность СС достигла всего 280 человек.

Для СС действовал пароль: «Аристократия молчит!» Охранные отряды превратились в молчаливых попутчиков коричневых колонн штурмовиков, чеканивших шаг по мостовым германских городов. Лишь ужесточенные условия приема и доведенная до автоматизма дисциплина поддерживали в эсэсовцах чувство принадлежности к элите.

«СС никогда не участвует ни в каких дискуссиях на партийных собраниях или лекциях. То, что каждый член СС, присутствуя на подобных мероприятиях, не позволяет себе курить или покинуть помещение до окончания лекции или собрания, служит политическому воспитанию личного состава, - гласил приказ №1, подписанный рейхсфюрером СС Эрхардом Хайденом 13 сентября 1927 года [17, с. 134].

Любое появление охранных отрядов должно было демонстрировать, что СС - аристократия партии. «Эсэсовец - самый примерный член партии, какого можно себе представить», - говорилось в одном из наставлений руководства охранных отрядов. «Если СА - это пехота, то СС - гвардия», - гордо заявлял один из эсэсовцев [26, с. 121].

В своем послании правлению партии в Мюнхене земельный руководитель НСДАП округа Южный Ганновер и ведущий член народнического ордена скальдов Лудольф Хаазе изложил то, что, по его мнению, имело решающее значение для развития нацистского движения. После мюнхенского «пивного путча», считал он, партия распалась по той причине, что не обладала сплоченным «корпусом фюреров», а имевшееся руководство не имело сильного инструмента власти. Согласно Хаазе, восстановленная партия нуждалась во «внутреннем национал-социалистском ордене», в тайном обществе, всегда готовым встать на защиту партийного руководства и способным железной рукой сплотить движение. Своим письмом Хаазе фактически предвосхитил концепцию СС. Однако партбюрократы из Мюнхена не заинтересовались его письмом.

В январе 1929 года один из кабинетов дома №50 на мюнхенской Шеллингштрассе (штаб-квартира НСДАП) занял человек, мысливший так же, как ганноверский ландесфюрер. Именно в его личном архиве впоследствии и было найдено письмо Хаазе. Новый рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер решил воплотить в жизнь идеи Хаазе.

Взлет СС неразрывно связан с судьбой Генриха Гиммлера. Его сокровенный лозунг гласил: «Казаться немного большим, чем есть на самом деле». Едва ли кто мог предположить, что именно этот невзрачный человек станет самым могущественным «фюрером» Гитлера.

И действительно, высказывания нацистской верхушки того времени подтверждали незначительность фигуры Гитлера. Вот как о нем отзывался М. Борман: «Гиммлер казался мне безликим. Он не производил на меня глубокого впечатления. Всегда был дружелюбен, когда бывал у нас. Он оставлял приветливое, любезно впечатление» [4, с. 103].

Вальтер Шелленберг, шеф службы внешней разведки СС в своих мемуарах также отмечал: «Различия между соперниками были, как внешние, так и по характерам, очень велики. В то время как Борман походил на удачливого кабана в картофельном поле, Гиммлер в сравнении с ним напоминал аиста в салате» [30, с. 149].

Шеф СС не был интеллигентом, скорее нескладным, трусливым и нерешительным субъектом. Г. Гудериан в своих «Воспоминаниях» в отношении Гиммлера отмечал: «он приобрел авторитет не убедительностью своей личности, а путем целеустремленного упорства, направленного на последовательное усиление своей власти» [9, с. 207]. В доказательство, в дневнике О. Щтрассера от 28 апреля 1930 г. можно прочитать следующую краткую характеристику Г. Гиммлера: «Он не слишком умен, но усерден и исполнителен». Организаторские способности и сознательно создаваемый образ непреклонного службиста сделали его незаменимым исполнителем воли хозяина [33, с. 128].

В конце своей карьеры Гиммлер, будучи рейхсфюрером СС, шефом германской полиции, имперским министром внутренних дел и главнокомандующим войсками резерва, стал вторым после Гитлера могущественным человеком в Империи. Его идеалом был трезво мыслящий, готовый на самопожертвование насильник, его целью - воспитание человека такого типа. Своим подчиненным он внушал принципы честности и нравственности одновременно с насилием и массовым уничтожением людей, провозглашая бессердечие, как благодеяние, а жестокое убийство как силу.

В 1929 году охранные отряды подчинялись высшему руководителю СА Францу Пфефферу фон Заломону. Руководителям СС с большим трудом удавалось бороться против сложившегося в партии мнения, что предназначением будущего черного ордена является исключительно вербовка подписчиков на нацистские печатные издания.

Однако Гиммлер, несмотря на насмешки товарищей по партии, не собирался сдаваться. Он разработал амбициозную программу действий, направленную на быстрое увеличение численности охранных отрядов, а также на создание имиджа СС как элитной организации. В апреле 1929 года он направил Гитлеру и Пфефферу на утверждение проект постановления, фактически призванный придать охранным отрядам статус ордена.

С этого дня членом СС могло стать только лицо, соответствовавшее самым серьезным параметрам отбора.

Идея об «элите крови» быстро захватила умы бывших военных, студентов, прервавших учебу из-за инфляции, безработных мелких чиновников, метавшихся между фрайкорами и полувоенными союзами и надеявшихся найти выход из тупика в какой-то новой общественной формации. Согласно гиммлеровской концепции расовой элиты, этим людям было обещано вновь обрести родину, гарантировалось спасение от духовной смуты, возвращение социального престижа [36, с. 277].

Как в довоенные, так и в послевоенные годы элитарность относилась к сугубо социальным понятиям. К элите принадлежал тот, кто обладал собственностью, образованием или благородным происхождением. Для потерянного поколения фронтовиков путь в элиту был закрыт навсегда. Неспособность приспособиться к новым условиям существования и «военный синдром» вытолкнули их на обочину общества. Вместо традиционной сословной элиты Гиммлер предлагал создать новую: аристократию расы и идеологии. Она была готова стать пристанищем для всех униженных и оскорбленных.

И вскоре стал наблюдаться стремительный рост численности и авторитета СС.

В свое время у колыбели охранных отрядов стояли мелкие бюргеры типа подручного мясника Ульриха Графа и торговца канцтоварами Иосифа Бертхольда. Теперь в СС устремилась новая волна: обедневшие представители среднего класса и крупной буржуазии. Пришельцы привнесли в СС и свойственный менталитет, отличавшийся безусловной готовностью к борьбе и отсутствием всякой идеологии. «Новых эсэсовцев» выдавало их происхождение. Они были наследниками фрайкора, «люди, которых не отпускала война, которые несли войну в своей крови», - писал о них в 1930 году Ратенау Эрнст фон Заломон [10, с. 80].

Фрайкоровцы представляли собой своеобразную часть немецкого молодого поколения, относившегося с презрением к культуре и ожидавшего, что новая мировая война очистит народ от буржуазного лицемерия и сытости и приведет к отказу от «собственного Я». В душе фракоровцы продолжали ненавидеть буржуазный мир, в который стремилась основная масса СА.

И вот Генрих Гиммлер предложил им настоящую родину - элитный орден СС, и, начиная с 1929 года, они пошли в охранные отряды двумя волнами. К первой относились ветераны, не нашедшие себе места в новом обществе, вторую волну составили те, кто смог как-то адаптироваться в буржуазном обществе, но потерял свое положение в конкурентной борьбе свободного рынка. И это банкротство побудило их надеть форму СС.

Картина роста СС к середине 1933 г. выглядела следующим образом: январь 1929 года - 280 человек, декабрь 1929 года - 1000, декабрь 1930 года - 2727 человек. в декабре 1931 года - 14964, в июне 1932 года - 30 тысяч, в мае 1933 года - 52 тысячи [8, с. 245]. К тому же, бывшие фрайкоровцы из СА не возражали против перехода в СС, что также определило стремительный рост этой организации.

В Берлине появились анонимные листовки, направленные против «создания лейб-гвардии отдельных гражданских лиц, в частности руководства СС, за счет СА».

Гитлер примирил две партийные армии и даже помог Гиммлеру в его устремлениях, разделив в конце 1930 года СА и СС, отдав распоряжение: «Никто из командования СА не имеет отныне права отдавать приказы СС» [21, с. 138]. Охранные отряды стали, по сути дела, самостоятельными.

Их форма одежды также изменилась: черный цвет закрепился за СС, тогда как у СА он остался коричневым. Эсэсовцы теперь носили черные фуражки, черные галстуки, черные брюки и нарукавные повязки со свастикой в черной окантовке. На левом рукаве имелась арабская цифра, обозначающая номер соответствующего подразделения.

сентября 1930 года временно исполнявший обязанности начальника штаба СА Вагенер объявил всем заместителям командующего СА, что они должны «в обязательном порядке принести клятву верности фюреру партии и СА Адольфу Гитлеру» [15, с. 111]. В этой клятве говорилось о «беспрекословном и добросовестном выполнении всех приказов, зная, что руководство не потребует ничего противозаконного» [15, с. 111].

Фюрер Адольф Гитлер стал, таким образом, единовластным вождем национал-социалистской партии, имея в своем распоряжении СС как партийную полицию. И она понадобилась ему гораздо раньше, чем он предполагал, так как находились еще партийцы, не одурманенные его культом.

В эсэсовских территориальных округах были созданы секретные информационные отделы, которые должны были следить за противником как в самой партии, так и вне ее. Шеф СС Гиммлер доложил своему фюреру 10 октября 1931 года: «В некоторых городах отмечены случаи официального исключения опытных антифашистов из рядов коммунистической партии в целях их последующего внедрения в охранные отряды…» [8, с. 248].

С помощью бывшего обер-лейтенанта военно-морского флота Райнхарда Гейдриха, вступившего в том же году в партию и СС, Гиммлер создал пресловутую службу безопасности - СД.

Штурмфюрер (командир роты) СС Гейдрих оказался отличным сборщиком информации, и СС начала постепенно превращаться в важнейшую секретную службу партии. Да и Гитлер стал считать ее своей надежной личной охраной. 25 января 1932 года он назначил Гиммлера начальником службы безопасности.

Чем больше себя дискредитировали в глазах общественности руководители СА во главе с Ремом (скандалы, связанные с гомосексуализмом Рема и ряда его приблеженных), тем с большей надеждой взирали на организацию Генриха Гиммлера многие члены партии. 5 октября 1932 года Борман, обратившись к секретарю Гитлера, Рудольфу Гессу, сказал: «Посмотрите внимательнее на СС. Ведь вы знаете Гиммлера и его способности» [4, с. 119].

Да и вне партии у здравомыслящих людей стало складываться мнение, что 50-тысячная эсэсовская армия пуританцев, не знающих жалости и сострадания, готова дать отпор кучке опустившихся гомосексуалистов СА. Недаром Гиммлер провозгласил на совещании своего руководства 13 июня 1931 года: «Может быть, пройдут месяцы или недели до того момента, когда настанет время принятия решения. Мы будем там, куда нас направит наш фюрер» [8, с. 250].

Действительно, ждать долго СС не пришлось. Приближалось 30 января 1933 года, и на горизонте немецкой истории появились первые признаки «ночи длинных ножей».

карательный отряд война отечественный

4. Формирование аппарата террора во главе СС


Важнейшее значение для установления и упрочения открытой террористической диктатуры монополистического капитала имела перестройка государственного аппарата фашистской Германии. Основными элементами этой перестройки были: обеспечение монопольного положения национал-социалистской партии; отказ от буржуазно-демократических методов деятельности и переход к открыто насильственным, репрессивным методам; «очищение» государственного аппарата от демократических элементов, настроенных оппозиционно или могущих, по мнению фашистских главарей, стать в оппозицию по отношению к проводимому ими курсу; резкое усиление роли карательных и разведывательных органов; изменения в структуре, компетенции и взаимоотношениях государственных органов, уничтожившие все буржуазно-демократические государственно-правовые институты, установленные веймарской конституцией (права парламента, автономия земель, местное самоуправление, буржуазная законность и т.п.) [5, с. 352].

Непосредственная перестройка государственных органов проводилась с конца марта 1933 г. до начала 1935 г. В это время создавались главные звенья государственного аппарата и определялись все основы его деятельности. К числу важнейших законодательных актов, оформивших государственный строй фашистской Германии, относились: закон от 24 марта 1933 г. «О ликвидации нищеты народа и рейха» (закон о предоставлении правительству чрезвычайных полномочий); закон от 14 июля 1933 г. «Против образования новых партий», который карал как тяжкое преступление попытки создания других (кроме национал-социалистской) партий; закон от 1 декабря 1933 г. «Об обеспечении единства партии и государства»; закон от 30 января 1934 г. «О новом устройстве государства» (о ликвидации автономии земель); закон от 2 августа 1934 г. «О верховном главе государства»; положение от 30 января 1935 г. «О германских общинах» и некоторые другие [12, с. 233].

В результате перестройки государственного аппарата быстрым темпом происходило его сращивание с монополиями и национал-социалистской партией. Высшая власть сосредоточилась в руках фашистского правительства, в первую очередь Гитлера, получившего новый титул фюрера фашистской партии и государства, на практике равный титулам цезаря, императора.

Поворот от буржуазной демократии к фашистской диктатуре повлек за собой большие изменения в системе карательных и разведывательных органов и общее повышение их роли в механизме государства. В систему карательных и разведывательных органов вошли организации национал-социалистской партии: СА, СС и СД. Фашистское правительство объявило о полной поддержке штурмовых отрядов, возвело их в ранг вспомогательной полиции и заявило о единстве целей государства и СА. Так, газета «Эсэсовец» от 6 января 1934 г. писала: «Новая Германия не могла бы существовать без бойцов СА… То, что сделано до сих пор, а именно захват власти в государстве и уничтожение всех… последователей марксизма, либерализма, уничтожение этих людей - это только предварительная задача… к выполнению… больших национал-социалистских задач…» [1, с. 192].

СА стали важнейшим орудием борьбы с антифашистским движением, фашистское руководство запретило полиции вмешиваться в действия штурмовых отрядов, предоставив им полную свободу.

Особое место среди карательных органов фашистской Германии занимали отряды СС (в 1933 г. в них было 52 тыс. человек).

Нацистское руководство, ликвидировав всякие рамки, ограничивавшие деятельность карательных органов, использовало их для проведения открытого и неограниченного террора. В приказе министра внутренних дел Фрика указывалось: «Рейхсфюрер СС и начальник германской полиции могут принимать административные меры, необходимые для поддержания порядка и безопасности, даже если они выходят за законные пределы административных мер» [10, с. 105]. После прихода к власти фашисты перестроили полицейскую систему, затронув все стороны ее организации и деятельности. Главная задача полиции заключалась в том, чтобы осуществлять массовый террор и истреблять физически коммунистов и антифашистов.

В специальном приказе о применении полицией оружия, изданном Герингом в феврале 1933 г., говорилось: «Полицейским чиновникам, которые при исполнении своих обязанностей пустят в ход оружие, я окажу покровительство, независимо от последствий употребления оружия. Напротив, всякий, кто проявит ложное мягкосердечие, должен ждать наказания по службе. Всякий чиновник всегда должен помнить, что непринятие мер - больший проступок, чем допущенная ошибка при их проведении» [32, с. 68].

В распоряжении Геринга от 29 мая 1933 г. о «Допросе политических заключенных, производящихся СА и СС» говорилось: «Опыт показал, что допрос лиц, задержанных по подозрению в политических преступлениях или антигосударственных замыслах, членами обычной полиции во многих случаях не имел того успеха, который мог быть достигнут при допросе тех же лиц членами СА и СС. Учитывая особые обстоятельства, представляется целесообразным … передавать находящихся под охраной полиции арестантов для допроса по всей форме … тем учреждениям, которые будут заняты чинами СА и СС» [26, с. 92].

Фашистская партийно-государственная верхушка полностью подчинила своему произволу систему судебных органов, превратив их в орудие террора против коммунистов и антифашистов.

Для рассмотрения дел «политического» характера на территории, подведомственной областному (земскому) суду, создавались «исключительные суды». Упрощенный порядок судопроизводства превращал их в оперативные органы расправы с антифашистами.

Как создавались «исключительные суды» в фашистской Германии, можно видеть на примере так называемого «народного суда», учрежденного 24 апреля 1934 г. Этот суд создавался канцлером (по представлению министра юстиции) из двух членов и трех заседателей для разбора дел о государственной измене, которые до того рассматривались имперским судом. Порядок производства дел в «народном суде», по существу, не отличался от принятого в остальных «исключительных судах» [8, с. 260]. Съезд нацистской партии, состоявшийся в 1935 г., официально провозгласил окончательный отказ от либералистского исходного пункта старого уголовного законодательства «ни одного наказания без закона» и установил принцип «наказание за каждый проступок», означавший на деле оправдание и обоснование любых варварских методов фашистской юстиции и всей системы карательных органов, направленных на уничтожение людей, не угодных гитлеровскому режиму.

Повальный террор, тотальная слежка, всеобъемлющая фашистская пропаганда превратили Германию в настоящую казарму, а большинство немцев - в послушные существа, над которыми парил дух гитлеризма. Полиция, гестапо, ведомство Геббельса все делали для того, чтобы этот дух стал душой всего сущего в «третьем рейхе». Американский писатель Эптон Синклер, суммировав рассуждения одного из главарей фашистской Германии - Геринга, так выразил античеловеческие, антисоциальные стремления нацистов: «У нас есть специалисты по всем областям знания, «они годами вырабатывали для нас способы сломить волю тех, кто становятся нам поперек дороги» [5, с. 360].

Существенно возрастала роль разведывательных органов в подавлении сопротивления эксплуатируемых масс и осуществлении агрессивных внешнеполитических замыслов германского империализма. Для достижения своих целей фашисты выдвинули разведку на первый план среди других звеньев государственного механизма. Создание новой системы разведки стало важнейшей практической задачей нацистов. Это объяснялось тем, что тотальный шпионаж наиболее полно отвечал планам монополистической буржуазии и самому существу фашистской диктатуры, исключительной по своей реакционности и агрессивности. Планы создания системы разведки обсуждались в Мюнхене на совещании верхушки нацистской партии еще в середине 1932 г. После прихода фашистов к власти эти вопросы были поставлены в ряд первоочередных.

Реорганизация разведывательного аппарата Германии представляла собой неотъемлемую часть общего процесса фашизации политической надстройки, в частности государственного аппарата. В основу ее были положены те же принципы, которые характеризовали организацию и деятельность всего государственного аппарата фашистской Германии: тотальность, несвязанность законом и т.п.

Создание фашистского разведывательного аппарата происходило в 1933-1935 гг. путем реорганизации разведки веймарского периода и образования новых служб. В эти годы сложились основные звенья разведывательного аппарата, вполне отчетливо проявились важнейшие фашистские принципы его организации и деятельности [2, с. 150]. Особую роль в системе государственной разведки фашистское руководство отводило политической полиции. В результате целого ряда мероприятий политическая полиция была превращена в широко разветвленный, централизованный аппарат, наделенный карательными функциями. В апреле 1933 г. указом Геринга в Пруссии была создана государственная тайная полиция (гестапо). Она объявлялась высшей полицейской властью, подчинялась министерству внутренних дел и должна была решать задачи политической полиции. В последующем гестапо превратилось в исключительный по своему положению орган. Согласно указу Геринга от 30 ноября 1933 г. гестапо подчинялось только премьер-министру Пруссии. В марте 1934 г. районные управления гестапо отделились от местных властей и получили независимость от всех других государственных органов. При этом руководящие органы общей полиции были обязаны действовать в соответствии с директивами гестапо [5, с. 361-362]. В дальнейшем гестапо стало одним из управлений главного управления имперской безопасности Германии.

В борьбе с авангардом рабочего класса и антифашистскими силами гестапо на основании декрета президента Гинденбурга от 28 февраля 1933 г. широко использовало превентивный арест и заключение в концентрационные лагеря коммунистов и прогрессивных лиц.

Деятельность гестапо была не чем иным, как легализованным произволом и расправой. Гестаповцы бросали в концентрационные лагеря не только коммунистов и антифашистов, но и лиц, не угодных нацистскому режиму, всех инакомыслящих для их последующего физического уничтожения или превращения в рабов.

На службу фашистам был призван один из «старых» разведывательных органов Германии - отдел контрразведки военного министерства (абвер), возглавляемый адмиралом В. Канарисом. Еще в дофашистский период этот отдел начал заниматься не только контрразведкой, но и разведкой. К 1935 г. абвер превратился в основной разведывательный центр фашистского государства, предназначенный для ведения шпионажа и совершения диверсионных и террористических актов в СССР, а также в капиталистических странах [14, с. 375].

Абвер создал свою агентурную сеть в государственном аппарате, различных общественных организациях многих стран, а также в армейских штабах (даже в разведывательных и контрразведывательных органах).

Таким образом, с приходом фашистов к власти в январе 1933 г., ими фактически был сформирован аппарат террора во главе с мощной организацией штурмовых отрядов «СА», деятельность которых, несколько отличалась от позднее широко развернутой «работы» со стороны «СС». Главное отличие заключалось лишь в том, что «СА» боролись за идею национал-социализма, выступая против антифашистов, коммунистов и евреев, а «СС» и «СД» эту идею довели до крайней точки радикализации, что привело к созданию обширного, массового аппарата террора в Третьем Рейхе и его быстрой эволюции по сравнению с «СА». Итак, более идейная, сплоченная не только общими взглядами, но и мистическими обрядами, «расовой чистотой» организация, «аристократия Третьего Рейха» сначала как зерно произрастала на благодатной почве «СА», а в нужный момент просто поглотила ее выжав из нее все возможное, использовав эту организацию, как трамплин на пути к достижению своего успеха.


5. Карательная политика СС до 1939 г.


Еще до прихода Гитлера к власти на счету «СА» были многочисленные нападения на рабочие митинги и демонстрации, организация побоищ в рабочих кварталах, похищения, избиения и убийства активистов рабочего и особенно коммунистического движения. Однако особенно развернулись штурмовые отряды после назначения Гитлера рейхсканцлером. В первые же дни после создания кабинета министров с участием национал-социалистов на «СА» была возложены функции вспомогательной полиции. Этот формальный акт, засвидетельствовав безнаказанность погромщиков из штурмовых отрядов, развязал волну коричневого террора, которого не знала не только Германия, но ни одно цивилизованное государство.

Преследования политических противников и всех «неугодных» лиц приняли массовый характер. Штурмовики врывались в квартиры активистов рабочего движения и демократически настроенных деятелей прежнего режима, вытаскивали их на улицу, избивали, подвергали унижениям. Сводились личные счеты: ликвидировались недруги, соперники, кредиторы. Начались массовые преследования по расовому признаку - предпосылка последующего массового уничтожения еврейского населения [34, с. 183].

Стали возникать концентрационные лагеря, превратившиеся впоследствии в неотъемлемую составную часть нацистского режима. Их создавали всюду, где только находилось помещение, пригодное для тюремных целей. Список организованных штурмовиками в 1933 г. наиболее крупных концентрационных лагерей, приводимый, насчитывает 26, из них 3 в самом Берлине. Однако к этому количеству следует относить только крупные. Практически в первые месяцы 1933 г. концентрационным лагерем была почти каждая казарма штурмовых отрядов.

После того как первая волна террора спала, нацистские власти, напуганные бурной реакцией мировой общественности, грозившей подорвать и так еще непрочные позиции фашистского режима, попытались снять с себя ответственность за него, объявив наиболее отвратительные эксцессы результатом «подстрекательской деятельности» пробравшихся в «СА» «враждебных национал-социализму элементов». Для видимости некоторые наиболее усердствовавшие в зверствах штурмовики были изгнаны из «СА». В действительности же волна террора была результатом сознательно планировавшейся политики нацистского правительства и преследовала две основные цели. Во-первых, она должна была создать в стране атмосферу паники, парализовать противников фашизма, обеспечив тем самым благоприятные условия для стабилизации власти национал-социалистского правительства. Только в такой атмосфере нацистская партия и могла в кратчайший срок осуществить унификацию всего государственного аппарата. Во-вторых, она должна была дать выход накопившимся страстям сторонников национал-социализма, ждавших «реальных результатов» от прихода к власти своей партии. Возможность безнаказанного сведения политических и личных счетов с одной стороны, отвлекала массы штурмовиков от социальных требований, а с другой - крепко связывала их с нацистским режимом, непосредственными участниками преступлений которого они тем самым становились [25, с. 77].

Однако в качестве орудия постоянного, организованного террора, в котором нуждались фашистские власти, «СА» использовать было трудно. Для этого они были чересчур многочисленными. Это был не только инструмент, но и своеобразная массовая организация со своими специфическими требованиями и устремлениями.

Участие в терроре временно отвлекло штурмовиков от интересовавших их социальных проблем, но заставить забыть о них не могло. Уже летом 1933 г. недовольство политикой правительства, не спешившего с реализацией своих обещаний, особенно в социальной области, и всячески подавлявшего антикапиталистические настроения, проявлявшиеся в рядах партии и, прежде всего в штурмовых отрядах, приняло острые формы. В середине года произошли бунты в штурмовых отрядах Берлина, Гамбурга, Франкфурта-на-Майне, Дрездена, Эссена, Дортмунда, Касселя, Кенигсберга и Фрейбурга. В связи с этим национал-социалистскому руководству пришлось предпринять экстраординарные меры. Началась массовая чистка штурмовых отрядов. В августе 1933 г. были распущены все отряды «СА» во Франкфурте. В одном только Берлине из «СА» было исключено 3870 человек. Всего же к концу 1933 г. из «СА» было изгнано около 200 000 человек [17, с. 222]. Некоторые из них вскоре оказались в тех самых концентрационных лагерях, которые они создавали своими руками.

Уже первая чистка серьезно ослабила значение штурмовых отрядов как главного инструмента фашистского террора. Однако наиболее сильный удар по ним нанесли события 30 июня 1934 г., завершившиеся физическим уничтожением почти всей их верхушки. После этой Варфоломеевской ночи фактическое значение «СА» в иерархии нацистских организаций постоянно падал. Главным инструментом государственно организованного террора стала выросшая в недрах, штурмовых отрядов организация, получившая широкую известность как «СС».

Еще до того как НСДАП стала правящей партией, «СС», благодаря изощренной тактике Гиммлера, сумевшего завоевать особое доверие «фюрера», присвоили себе двойственные функции. С одной стороны, они выступали в роли хранителя расовой чистоты НСДАП, главного источника формирования нацистской элиты. В этой связи особое значение получило созданное Гиммлером в рамках «СС» так называемое «Расовое и поселенческое управление» («Рассе унд Зидлугнсамт»). С другой, они во все большей степени превращались в своеобразную внутреннюю партийную полицию, в задачи которой входила борьба против «подрывной деятельности» в самой партии, то есть против оппозиционных партийных групп [17, с. 223].

Для осуществления этой функции Гиммлером была создана собственная контрразведка, маскировавшаяся первоначально под «службу информации и печати» («ИЦ - Динст» и «ПИ - Динст»), а затем получившая известность как «служба безопасности» («Зихерхайтсдинст» СД).

«Заслуги» «охранных отрядов» перед Гитлером, особенно в полицейской и контрразведывательной области, позволили Гиммлеру сразу же после захвата нацистами власти начать напрямую влиять на государственные органы полиции. Уже в апреле 1933 г. имперский фюрер «СС» был назначен начальником политической полиции Баварии. Вскоре после этого Гиммлеру было поручено создание политической полиции в других немецких землях. Исключение составляла Пруссия, где политическая полиция находилась в руках Геринга как прусского премьер-министра. Однако в апреле 1934 г. Гитлер, вопреки желанию Геринга, назначил Гиммлера его заместителем на посту начальника Управления тайной государственной полиции Пруссии. В результате к середине 1934 г. в руках имперского фюрера «СС» оказалась сконцентрированной вся полицейская власть в стране [15, с. 143]. Тем самым были заложены основы того практически неограниченного влияния, которым вскоре стали пользоваться «СС» в «третьей империи».

Важнейшее значение для дальнейшего укрепления позиций «СС» имела роль, которую сыграла эта организация в событиях 30 июня 1934 г. Приняв решающее участие в расправе над руководителями штурмовых отрядов, «СС» не только продемонстрировали свою преданность Гитлеру, готовность безоговорочно выполнить любое его распоряжение, но и одним ударом расправились со своим главным соперником в борьбе за господствующие позиции. Непосредственным результатом этого был указ Гитлера от 13 июля 1934 г., согласно которому «в ознаменование огромных заслуг» «СС» «охранные отряды» были выделены из состава «СА» и объявлены самостоятельным подразделением национал-социалистской партии.

Уже к 1933 г. «СС» представляли собой разветвленную организацию, ветви которой проникали во все отрасли государственной и общественной жизни.

К этому времени они насчитывали около 165 тыс. членов. В начале 1937 г. в «СС» состояло 210 тыс. человек, а к началу войны - около 260 тыс. [19, с. 156].

Основу организации составляли три главных управления, символизировавших три основные сферы деятельности «СС» - общее Главное управление, Главное управление по расовым и поселенческим вопросам и Главное управление государственной безопасности.

Общему Главкому управлению подчинялись созданные к тому времени три группы эсэсовских соединений: «общие отряды» («Альгемейне СС»), «караульные отряды» («СС - Вахфербенде») или, как их иначе называли «отряды мертвой головы» («Тотенкопффербенде») и «отряды для поручении» («СС - Ферфюгунгструппе») [31, с. 155].

Каждая из перечисленных групп имела особую структуру и особые задачи.

«Общие отряды» были своего рода клубом «нацистской элиты», пребывание в котором открывало неограниченные возможности продвижения вверх по чиновничьей государственной и партийной лестнице. Из числа членов «общих отрядов» вербовались офицеры для полиции и других карательных органов. Члены «общих отрядов» назначались на руководящие должности в многочисленные «общественные» организации, созданные национал-социалистами. Сам факт членства в «СС» расчищал путь для успешной деловой карьеры, так как свидетельствовал, что за спиной данного человека стоит столь мощная и влиятельная организация.

Для простых обывателей вступление в «общие отряды» было связанно со сложной и длительной процедурой. Член организации гитлеровской молодежи, пожелавший попасть в «общие отряды», после тщательной проверки его расовой, физической и политической пригодности объявлялся по достижении 18-летнего возраста «претендентом». После испытательного срока он принимался в отряд в качестве кандидата и проходил там военно-спортивную подготовку. Затем он призывался на военную службу и только после демобилизации и прохождения дополнительного испытательного срока, во время которого он подвергался идеологической обработке, окончательно зачислялся в полноправные члены «СС» [28, с. 219].

Для представителей правящих классов, занимавших видные общественные или экономические позиции, путь в «общие отряды» был предельно облегчен. Для многих из них было достаточно лишь изъявить желание, чтобы не только быть зачисленным в «общие отряды», но и получить звание почетного офицера «СС». Носителю такого звания оно было весьма выгодно, ибо представляло собой официальное подтверждение прочности его положения в нацистском обществе. Для «СС» раздача такого рода званий открывала широкую возможность осуществления через своих людей надзора за деятельностью всех ответвлений государственного аппарата.

Обязанности членов «общих отрядов» были необременительны. Пребывание в них считалось общественной деятельностью и не требовало отрыва от основной работы. Отряды занимались различными видами военно-спортивной подготовки (в том числе автомобильным и конным спортом), участвовали в парадах, проводили сборы. Но главная их задача состояла, разумеется, не в этом. Принеся клятву Гитлеру на безоговорочную верность и объявив целью своей жизни беспощадное истребление всяческой крамолы, каждый член «общих отрядов», чувствуя себя представителем особого ордена, призванного «царить и княжить», сам по себе становился активным носителем террора. Не ожидая директив, он в любое время, на работе и вне работы, следил за поведением окружающих, давил на них своим присутствием, широко пользуясь в то же время правом привлекать карательные органы. В случае «необходимости» (демонстраций, забастовок, волнений) «общие отряды» могли быть быстро мобилизованы и брошены против «внутреннего врага» [28, с. 220].

Эсэсовские «отряды для поручений» были малочисленнее «общих отрядов». Первоначально они насчитывали 4-5 тыс. человек, а к началу войны - 18 тыс. В отличие от последних они представляли собой профессиональные полицейские соединения, отличавшиеся от обычной военизированной полиции лишь своим привилегированным положением. Главной задачей «отрядов для поручений» считалось обеспечение порядка на «внутреннем фронте», особенно. В военных условиях. По сути же дела, это было личное войско. Гитлера, его гвардия, которой он давал самые щекотливые и самые грязные задания.

Существование третьей группы - «караульных отрядов» («отрядов мертвой головы») было тесно связано с созданной нацистским руководством системой стационарных концентрационных лагерей [15, с. 167].

Уже после первых чисток, проведенных в штурмовых отрядах, и особенно после событий 30 июня 1934 г., охрана концентрационных лагерей, созданных в первые месяцы фашистского господства, была изъята из рук штурмовиков и передана эсэсовцам. В результате управление концентрационными лагерями превратилось в одну из главных задач, стоявших перед «СС», и неразрывную составную часть их деятельности.

Передача концентрационных лагерей под эгиду «СС» сопровождалась рядом организационных изменений. Масштабы этой формы террористической, репрессивной деятельности были значительно расширены, импровизацию, порожденную взрывом страстей, заменила холодная, продуманная система массового уничтожения людей, которой был придан официальный характер.

Первым образованным «СС» крупным концентрационным лагерем был лагерь в Дахау (близ Мюнхена). Его создателем и первым начальником явился штандартенфюрер «СС» Эйке, сыгравший впоследствии крупную роль в организации других фабрик смерти.

Осенью 1934 г. в рамках общего Главного управления было создано Управление инспектора «караульных отрядов» и концентрационных лагерей, которому было поручено развертывание сети концлагерей и обеспечение их охраны. На пост начальника управления был назначен тот же Эйке. В ведение управления были переданы уже существовавшие к тому времени концлагеря Дахау, Заксенхаузен (близ Ораниенбурга), Папенбург с подчиненными ему «рабочими лагерями» Эстервеге, Ной-Зуструм, Бергермоор и Ашендорф-Фюльсбюттель (около Гамбурга), Лихтенбург (Силезия), Моринген (Рурская область) и Колумбиахауз (Берлин). Впоследствии некоторые наиболее мелкие лагеря были ликвидированы и зместо них созданы крупные, в том числе печально известные Бухенвальд, Флоссенбург, Маутхаузен, Равенсбрюк, а после начала войны - лагеря уничтожения: Освенцим, Майданек, Тремблинка и другие [17, с. 256].

«Караульные отряды» были созданы для обеспечения охраны концентрационных лагерей Они также представляли собой профессиональные полицейские войска, рядовой состав которых вербовался преимущественно из лиц, прошедших военную службу, а офицерский - из бывших офицеров кайзеровской армии и рейхсвера. Основным условием найма в «караульные отряды» было беспрекословное подчинение приказам вышестоящих начальников и крайняя жестокость по отношению к заключенным. Сознательно насаждавшийся в «караульных отрядах» культ насилия в сочетании с гарантированной безнаказанностью во всем, что касалось жизни и смерти узников, привел к расцвету в «караульных отрядах» крайних форм садизма.

Из личного состава «караульных отрядов» формировалась администрация и внешняя охрана лагерей. Лица, не занятые в лагерях, проходили военную подготовку.

Постепенно «караульные отряды» превратились в мобильные полицейские части, которые, по-прежнему выполняя функции лагерной охраны, одновременно готовились к подавлению внутренних беспорядков, подобно «отрядам для поручений». К началу 1937 г. в «караульных отрядах» насчитывалось 8-9 тыс. человек, разделенных на три полка (штандарта): «Верхняя Бавария», «Бранденбург» и «Тюрингия». После аншлюсса Австрии был создан четвертый штандарт - «Остмарк» [17, с. 258].

Первоначально «войска СС» формировались на добровольной основе. Позднее, ввиду больших потерь и недостатка в добровольцах, нацистские власти начали направлять в эсэсовские части и мобилизованных. В ходе военных действий пришлось также отказаться от тщательного расового отбора. Из 400-500 тыс. добровольцев, насчитывавшихся в «войсках СС», примерно 200 тыс. составляли иностранные фашисты, среди которых далеко не все могли похвалиться чистотой германской арийской крови.

Создание «войск СС» еще больше укрепило позиции этой организации в системе фашистской диктатуры, ибо предоставляло в ее распоряжение мощные вооруженные силы.

Не менее, важную роль в механизме фашистской диктатуры играло Главное управление государственной безопасности («СД»). Провозглашенное указом Гесса от 9 июня 1934 г. единственной разведывательной службой национал-социалистской партии, оно превратилось вскоре во всепроникающую систему тотального шпионажа как внутри страны, так и за границей. В состав «СД» была включена Государственная тайная полиция (гестапо). В ведение Главного управления государственной безопасности входила организация диверсионной, подрывной деятельности за границей, основанная, в частности, на использовании сочувственных нацизму настроений среди немецких национальных меньшинств в других странах. Параллельно военной разведке «СД» создало разветвленный аппарат военного шпионажа.

Вся Германия была покрыта сетью тайной агентуры. На любом предприятии, в любом учреждении, в любой организации, не исключая и органы НСДАП, имелись агенты: либо так называемые доверенные лица («Ф-лейте») - члены НСДАП, выполнявшие функции по слежке без какого-либо вознаграждения, либо просто шпики («А-лейте» и «Ц-лейте»), получавшие постоянную или «сдельную» оплату [5, с. 364].

Их донесения, обобщавшиеся в центральном аппарате (в частности, в III управлении Главного управления государственной безопасности), использовались, во-первых, для принятия репрессивных мер - в этом случае они передавались гестапо, во-вторых, для составления сводок о моральном состоянии и настроениях населения (содержание этих сводок принималось во внимание при политических решениях нацистского руководства, а также при определении главных направлений в пропагандистской деятельности) и, в-третьих, для составления секретных досье на всех более или менее известных политических, общественных и других деятелей. Последнее обеспечивало руководителям «СД» и соответственно «СС» особо большое влияние. Располагая компрометирующим материалом почти на всех видных партийных и государственных чиновников «третьей империи», они имели возможность, прибегая к шантажу, добиваться всех своих целей.

Наряду с сетью агентов Главное управление государственной безопасности имело собственные формирования - «отряды СД», существовавшие наряду с другими формированиями «СС».

Таким образом, карательная политика СС до 1939 г. характеризовалась материальным формированием в рамках Третьей империи разветвленного, систематизированного аппарата и структуры террора. Сама же политика террора проводилась как в отношении евреев, антифашистов и коммунистов, так и в среде самой НСДАП, с целью устранения предполагаемых конкурентов на единственное место вождя партии, а также фюрера всей страны. В результате была создана система концентрационных лагерей, куда попадали даже те, кто участвовал в их организации. Государственная машина в нацистской Германии была организована таким образом, что фюрером был каждый на свом месте и поэтому имел широкий спектр карательных, а также принудительных прав и полномочий в отношении своих подчиненных, особенно если те могли являться, по мнению таких «фюреров», опасными для распространения идей гуманизма, антифашизма и коммунизма.


Заключение


СС и СД (от нем. Schutzstaffeln [SS], - «охранные формирования» и Sicherheitsdienst des Reichsführers-SS [SD], - «служба безопасности имперского вождя СС»), являлись главными репрессивно-карательными учреждениями гитлеровской Германии, в ведении которых находилось «окончательное решение» еврейского вопроса. СС возникли в 1923 г. в рамках штурмовых отрядов (Sturmabtielungen [SA]) как небольшая группа личных телохранителей А. Гитлера. С 1929 г., когда их возглавил Г. Гиммлер, они стали формироваться как охранные подразделения, обеспечивающие безопасность всего нацистского руководства. СД были созданы Г. Гиммлером в 1931 г. как внутренняя служба безопасности нацистской партии, призванная следить за чистотой партийных рядов и предотвращать проникновение в них чуждых и враждебных элементов. Во всесильную организацию политического террора, готовую безотказно и эффективно выполнять любые поручения нацистской партии, СС превратились после установления в Германии нацистского режима в январе 1933 г. и объединения с СД в марте 1934 г. Решающую роль в становлении СС как главной опоры нацистского режима сыграл А. Гитлер, который не доверял традиционным государственным институтам (в том числе армии, политической и уголовной полиции). Гитлер считал, что даже после тотальной чистки этих институтов они не смогут стать безотказным орудием проведения намечаемого им политического курса.

СС были задуманы как принципиально новый тип властной структуры; их назначение, структура, принципы отбора кадров, идеологические и психологические установки, символика должны были воплощать идеалы и цели нацистского режима и, прежде всего, его расистскую идеологию. Нацистские лидеры сделали из СС партийную элиту, членство в них стало знаком отличия и почета - многие миллионы немцев считали эсэсовцев воплощением силы и мужества, рыцарями без страха и упрека, лучшими сынами германской расы. До 1940 г. членство в СС было исключительно добровольным (массовый приток добровольцев не прекращался до последних дней Третьего рейха), и далеко не каждый член нацистской партии принимался в их ряды. Член СС должен был обладать безупречным расовым происхождением (документально подтвержденным по крайней мере с конца XVIII в.), кроме того, была желательна «арийская» внешность; от членов СС требовались доказательства беззаветной преданности фюреру и расовой идее, готовность ни перед чем не останавливаться для выполнения любых приказов начальников, хорошие физические данные и устойчивая психика. Престиж СС был столь высок, что многие руководители государственных ведомств (например, И. фон Риббентроп (министр иностранных дел в Третьем Рейхе), Г. Геринг («наци №2») и многие другие), крупные банкиры, промышленники, инженеры, ученые и т.д. считали за честь носить присвоенные им особые эсэсовские генеральские и офицерские звания (обергруппенфюрер - генерал СС, штандартенфюрер - полковник, оберштурмбанфюрер - подполковник, штурмбанфюрер - майор, штурмфюрер - лейтенант и т.д.) [35, с. 243].

Политический курс нацистского режима все больше не соответствовал нормам международного права и всей европейской христианской культурной традиции, нацистские лидеры все чаще поручали СС такие практические акции, которые, кроме них, никто не был готов выполнить.

Масштабы деятельности СС и СД непрерывно увеличивались, быстро росла их численность - с 280 человек в 1929 г. до 52 тыс. в 1933 г., несколько сотен тыс. в 1939 г. Одновременно происходило все более полное подчинение СС и СД государственных структур, отвечающих за внутреннюю и внешнюю безопасность (полностью не удалось подчинить только армию). В 1933 г. глава СС Г. Гиммлер возглавил также мюнхенскую полицию, в апреле 1934 г. - гестапо Пруссии, в июне 1936 г. - всю полицейскую систему Третьего рейха. Параллельно этому шло расширение прерогатив СД, своеобразной элиты внутри СС: в июне 1936 г. любимец А. Гитлера и Г. Гиммлера, шеф СД с момента ее создания Р. Гейдрих стал главой полиции безопасности Третьего рейха. В сентябре 1939 г. поглощение государственных структур партийными (в том числе СС и СД) завершилось созданием Главного имперского управления безопасности (РСХА - Рейхсзихерхайтсхауптамт) во главе с Гейдрихом. РСХА, объединившее под одним началом гестапо и СД, вошло в структуру министерства внутренних дел, оставаясь в то же время одним из важнейших подразделений СС (и в том, и в другом качестве оно подчинялось Г. Гиммлеру) [16, с. 211]. РСХА были переданы целиком функции и полномочия по устранению любых, в том числе потенциальных противников нацистского режима и расовой идеологии, в число которых были включены лица, подозреваемые в государственной измене (особенная бдительность проявлялась по отношению к журналистам, некоторым церковным деятелям и бывшим членам запрещенных ненацистских партий и профсоюзов), а также все представители «низших и неполноценных» рас и, прежде всего, евреи. «Окончательное решение» еврейского вопроса не могло быть задумано и осуществлено без СС и СД и сформированного в них человеческого типа - идейных и поэтому безжалостных и хладнокровных убийц, а зачастую просто садистов, для которых нацистская идеология служила удобным оправданием их преступных наклонностей.

С момента установления нацистского режима в Германии все антиеврейские акции поручались только ведомству Гиммлера. СС и СД направляло и контролировало начатый еще в 1933 г. процесс вытеснения евреев из гражданской, политической, экономической, культурной и других сфер жизни. Эти же карательные органы следили за соблюдением Нюрнбергских законов, которые фактически лишали евреев элементарных человеческих прав. Непосредственно СД и Гейдриху было поручено спровоцировать по всей Германии 9 ноября 1938 г. волну «стихийных» еврейских погромов (как, например трагически известные события «Хрустальной ночи»). В ведении СС и СД была и проводившаяся до начала Второй мировой войны кампания по очищению от еврейского присутствия всей территории Великой Германии, как нацисты стали называть после аншлюса Австрии (март 1938 г.) объединенную страну. Одним из главных организаторов принудительной еврейской эмиграции, сопровождавшейся конфискацией почти всего имущества изгоняемых евреев, был А. Эйхман.

В исключительном ведении СС находились лагеря смерти: ведомству Гиммлера было доверено их проектирование, строительство, охрана, а затем и обеспечение их бесперебойной работы. Научные и проектные институты, входившие в систему СС (среди них, наряду с институтом «расовой гигиены», были и инженерно-технологические, химические, медико-биологические и другие), разрабатывали наиболее эффективное и дешевое оборудование и химические средства для быстрого умерщвления людей. РСХА четко и организованно обеспечивало доставку в лагеря смерти евреев из европейских стран, контролировавшихся гитлеровской Германией. Специально созданные в 1934 г. подразделения СС «Мертвая голова» охраняли лагеря смерти. Главное административно-хозяйственное управление СС - ВФХА, в ведении которого находились лагеря, разработало и установило режим максимальной рационализации конвейера смерти - сначала уничтожались дети, беременные женщины, больные и старики; было введено обслуживание узниками тех операций процесса умерщвления людей, которыми гнушались не только сами эсэсовцы, но и их подручные из населенных оккупированных стран; из трудоспособных узников перед их уничтожением выкачивались все силы рабским трудом; утилизировались личные вещи и даже останки жертв (золотые коронки, волосы, нередко кожа, пепел из печей крематориев). Как правило, только тем врачам и ученым, у которых были офицерские, а иногда и генеральские эсэсовские звания, доверялись медико-биологические эксперименты над узниками концентрационных лагерей, главным образом евреями.

Изученная в курсовой работе деятельность таких организаций, как СА, СС и СД характеризуется как преступная и крайне бесчеловечная, направленная на уничтожение всяких, даже простейших, общепринятых норм права и морали.


Список источников и литературы


1 Бессонов Б.Н. Фашизм: идеология, политика [Текст]: [научное издание]. - 2-е изд. - М.: Луч, 1995. - 324 с.

Биск К. История повседневной жизни в Веймарской республике [Текст]: [научное издание]. - М.: Наука, 1992. - 388 с.

Бланк А.С. Из истории раннего фашизма в Германии [Текст]: [научно-популярный очерк]. - М.: МГУ, 1978. - 315 с.

Борман Мартин Письма [Текст] / М. Борман. - М.: Центрполиграф, 2006. - 235 с.

Галкин А.А. Германский фашизм [Текст]: [научное издание]. - М.: Наука, 1967. - 573 с.

Гинцберг Л.И. Ранняя история нацизма. Борьба за власть [Текст]: [научное издание]. - М.: Вече, 2004. - 369 с.

Гитлер А. «Майн кампф» (Моя борьба) [Текст]. - Ашхабад, 1992. - 733 с.

Грюнберг К. Гитлер. СС - черная гвардия Гитлера [Текст]: [научное издание]. - М.: Наука, 1995. - 411 с.

Гудериан Гейнц Воспоминания солдата [Текст]: [воспоминания Г. Гудериана]. - Смоленск: Русич, 1999. - 446 с.

Давлетов А.Р. НСДАП и разрушение партийно-государственной структуры Веймарской республики (1930-1933) [Текст] / А.Р. Давлетов // Политические и государственные структуры стран Западной Европы и Америки в новое и новейшее время. - Днепропетровск, 1979. - С. 74-107.

Дементьев И.П., Патрушев А.И. Историческая наука в ХХ веке. Историография истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки [Текст]: [историографический очерк]. - М.: Аспект Пресс, 2007. - 432 с.

Дроз Ж. История Германии [Текст]: [научное издание]. - М.: АСТ, 2005. - 457 с.

Залесский К. Охранные отряды НСДАП [Текст]: [научное издание]. - М.: Яуза, Эксмо, 2005. - 656 с.

История Европы. В 4-х томах [Текст]: [очерк истории европейских государств и событий] / Под общ. ред. М.А. Покровкого. - Т.4.: Новейшее время. - М.: Просвещение, 1988. - 464 с.

Кнопп Г. СС: Черная инквизиция [Текст]: [научное издание] / Пер. с нем. А. Чикшева. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. - 284 с.

Мазер В. История «Майн кампф»: факты комментарии, версии [Текст]: [анализ «Майн кампф»]. - М.: Вече, 2007. - 416 с.

Мельников Д.Е., Черная Л.Б. Империя смерти. Аппарат насилия в нацистской Германии [Текст]: [научное издание]. - М.: Наука, 1987. - 404 с.

Мерцалова Л.А. Германский фашизм в новейшей историографии ФРГ [Текст]: [историографический очерк]. - Воронеж, 1990. - 205 с.

Национал-социалистическая партия Германии. Съезд (1937, Нюрнберг) [Текст]: [документы съезда НСДАП в Нюрнберге в 1937 г.]. - М.: Соцэкгиз, 1937. - 211 с.

Патрушев А.И. Германия в XX веке [Текст]: [научное издание]. - М.: Дрофа, 2004. - 432 с.

Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера [Текст]: [собрание документально зафиксированных речей Гитлера]. - Смоленск: Русич, 1993. - 297 с.

Проэктор Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели [Текст]: [научное издание]. - М.: Наука, 1989. - 582 с.

Раушнинг Г. Говорит Гитлер. Зверь из бездны [Текст]: [научное издание]. - М.: Наука, 1993. - 499 с.

Розанов Г.Л. Очерки новейшей истории Германии (1918-1933 гг.) [Текст]: [научное издание]. - М.: Международные отношения, 1957. - 470 с.

Розенберг А. Миф XX века [Текст] / А. Розенберг // Кубань. - 1993. - №3-4. - С. 74-101.

СС в действии [Текст]: Документы о преступлениях СС / Пер. с нем. Под ред. О. Гацихо. - М.: Прогресс, 1969. - 624 с.

Тоталитаризм в Европе XX века. Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления [Текст]: [научное издание]. - М.: Инфра-М, 1996. - Вып. 2. - Сер. Россия - Германия - Европа. Исследования, публикации. - 467 с.

Хене Хайнц. Черный орден СС. История охранных отрядов [Текст] / Пер. с нем. Ю.Д. Чупрова, О.И. Лемехова. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. - 542 с.

Черная Л.Б. Коричневые диктаторы [Текст]: [научное издание]. - М.: Инфра-М, 1992. - 390 с.

Шелленберг В. Мемуары [Текст] / В. Шеленберг. - Мн.: Аверсэв, 1998. - 427 с.

Шенаев В.Н. Банки Германии накануне и в период фашистской диктатуры [Текст]: [научное издание]. - М.: МГУ, 1963. - 289 с.

Ширер У. Взлет и падение Третьего Рейха [Текст]: [история Германии под властью фашистов]: В 2-х томах. - Т.1. - М.: Просвещение, 1991. - 541 с.

Штрассер Отто Гитлер и я [Текст]: [воспоминания Отто Штрассера]. - М.: Яуза, 2005. - 320 с.

Шульце Хаген Краткая история Германии [Текст]: [исторический обзор]. - М.: Весь мир, 2004. - 256 с.

Энциклопедия Третьего Рейха [Текст]: [энциклопедия]. - М.: АСТ, 1996. - 521 с.

Юнг К.Г. Психология нацизма [Текст] / К.Г. Юнг // К.Г. Юнг о современных мифах. - М.: Международные отношения, 1994. - 493 с.


Теги: "Отряды смерти" СС  Курсовая работа (теория)  История
Просмотров: 44066
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: "Отряды смерти" СС
Назад