"История Булгарии" как источник по истории уламы Поволжья и Приуралья в XVIII в.

Содержание


Введение

Литература татар по истории XVII-XVIII вв.

Таджетдин Ялсыгул Аль-Башкорди

Основные труды. Таварих-и Булгария

"Таварих-и булгари" как источник по истории уламы Поволжья и Приуралья в XVIII в.

Муслими и его "Таварих-и Булгария"

Заключение

Список используемой литературы

история булгария татарин

Введение


Источниковедение истории народов Поволжья и Приуралья периода феодализма разработано крайне слабо. Этому весьма важному вопросу до сих пор не посвящено ни одного монографического исследования, в котором на основе марксистской методологии давалась бы научная оценка большому комплексу источников как на западноевропейских языках, в том числе славянских, так и на языках восточных, включая татарский. И если из этого чрезвычайно богатого комплекса сведений отдельные разделы его, например, некоторые русские, европейские и частично арабо-персидские памятники более или менее научно освоены, то тюркоязычные исторические материалы, в особенности на татарском языке, изучены совершенно недостаточно. Следует отметить, что и некоторые давно известные науке татарские памятники, в отличие от случайных замечаний путешественников или внешних наблюдателей, привлекаются очень редко, поверхностно, порою ошибочно. А следовало бы ожидать обратное: ведь давно известно, что автохтонно-национальные источники обладают рядом преимуществ.

Жанр "таварих" ("историческая хроника") был довольно популярен с давних времен. До наших дней сохранились свыше 50 списков различных авторов. "Таварих-и" (памятники средневековой литературы на арабском, персидском и татарском языках) наряду с историей в них имеются сведения по Исламу, географии, астрономии, философии.

Одним из авторов "Таварих-и Булгария" ("История Булгарии") является Хисамуддин ибн Шарафуддин аль-Муслими. Согласно тексту, рукопись была создана в местности Ташбильге (ныне Алькеевский район РТ). Книга состоит из двух частей: "Диковинки сотворения" и "О последователях и последовательницах (сподвижниках) Пророка Мухаммада (мире ему и благословление Аллаха) из жителей Булгара", а также хатимы (заключения) - подробного рассказа о Тимуре и его разрушении Булгара.

Литература татар по истории XVII-XVIII вв.


Средневековая татарская историческая литература или почти не представлена сколько-нибудь удовлетворительными образцами, или же имеющиеся памятники носят, мягко говоря, слишком "своеобразный" характер, несвойственный типично историческим сочинениям. Однако, татарский народ около тысячи лет владел стабильной письменностью, имел развитый литературный язык, наконец, являясь дифференцированным в классовом отношении обществом, продолжительное время имел свое государство.

Первым на этот вопрос попытался ответить К. Фукс. В предисловии к своей "Краткой истории города Казани", отмечая отсутствие татарских исторических рукописей, он писал, что они "или истреблены огнем при взятии Казани, или, что также вероятно, увезены бежавшими тогда в Бухарию знатными татарами".

Несколько позднее И.Н. Березин также попытался выяснить причины отсутствия исторических сочинений у татар. В качестве причин такого отсутствия он перечислил целый ряд явлений, как-то: многочисленные войны на территории Казанского ханства, бесконечные междоусобицы, отдаленность Казанского ханства от культурных центров мусульманского Востока и т.д. И если к ним присовокупить, по его словам, "равнодушие казанских татар к истории своих предков, мы действительно получим те самые выводы, которые представляет литература Казанского царства - отсутствие подлинных татарских летописей".

По мнению Шигабутдина Марджани "ослабленное из-за постоянных войн, из-за отрицательных последствий внутренних распрей, Казанское государство не было в состоянии заботиться о науках, просвещении, воспитании подданных и о составлении научных сочинений, подлинных историй"; а те, которые когда-либо и были, погибли в дальнейшем из-за отсутствия книгопечатания. Но Марджани в своих рассуждениях не был последователен, даже подвергал свои же слова сомнению, заявляя, что "если когда-то у них процветало древо науки, то сколько событий и бедствий они не пережили бы, все же до нас дошли бы хоть некоторые остатки ее".

Более широкими были взгляды Ризаутдина Фахрутдинова. Так он видел причину отсутствия исторических рукописей не только в результатах завоеваний и восстаний, он добавлял сюда я последствия многочисленных пожаров, миссионерских погромов. Среди завоеваний он особое место уделял монгольскому нашествию, разбойничьей политике ханов-чингизидов.

"Потомки Чингиз-хана, - писал он, полемизируя с Абулгазы-ханом, - не служили культуре, наукам и просвещению; они не восстанавливали и сотой доли того, чего сами разрушали" при нашествии на цивилизованные страны. Последствия такого варварства, по мнению ученого, наблюдаются и в истории казанских татар. Однако Р. Фахрутдинова смущала и другая сторона вопроса: хотя в течение целого века после восстания Пугачева мусульмане Поволжья и Приуралья жили в относительном покое, мире, они также не смогли создать чего-либо существенного в области исторической литературы.

Вопрос об отсутствии татарских исторических сочинений и остался открытым, так как правильное объяснение его связано с научным пониманием социальной сущности писаной истории в классовых обществах. Необходимо также различать особенности идейно-политического назначения исторической литературы на разных этапах развития общества и выявить те конкретные социально-политические условия, объективные стимулы, без которых она не могла бы существовать и развиваться нормально. Выяснению отдельных моментов этих проблем и посвящаются нижеследующие страницы. Но необходимо подчеркнуть, что из-за слабой разработанности этих вопросов вообще и, данные наблюдения являются предварительными, а выводы, следовательно, носят постановочный характер, и они относятся прежде всего к исторической литературе феодального общества.

Таджетдин Ялсыгул Аль-Башкорди


Таджетдин Ялсыгул Аль-Башкорди (настоящее имя - Ялсыгулов Таджетдин Ялсыгул-улы, так же известен как Таджеддин Ялчыгул ал-Булгари, башк. <#"center">Основные труды. Таварих-и Булгария


"Таварих-и Булгария" написана Таджетдином Ялсыгулом в 1805 году. Ялсыгул при её создании использовал различные исторические сведения из "Чингизнаме", "Таварих-и даваир", "Фархангнама" и других. Исследователь произведения "Таварихи Булгария" Миркасым Усманов <#"justify">Упоминание Кул Гали в "Таварих-и Булгария"

Наиболее резонансный сюжет родословной - биография некоего Кул-Али упоминаемого в "Дафтар-и Чингиз-наме" как одного из четырёх билярских беков, казненных Аксак Тимуром. Ялчигул записывает этого персонажа в свою родословную, попутно сделав того правнуком булгарского Абдуллы-хан, автором поэмы "Кисса-и Юсуф" и современником монгольских завоеваний.

Упоминание Сократа и Александра Македонского в "Таварих-и Булгария"

В числе предков Ялсыгула оказывается и Сократ <#"justify">Другие работы

Также он является автором книги "Послание Газизе" ("Рисаля-и Газиза", 1795 год), пропагандирующей исламское право и мораль. В данной книге Аль-Башкорди дал комментарии и толкование на языке тюрки <#"center">"Таварих-и булгари" как источник по истории уламы Поволжья и Приуралья в XVIII в.


"Таварих-и Булгари" - одна из наиболее важных работ татарской историографии в допросветительский период, то есть до середины 19 в. Эта работа сохранилась в большом количестве копий по сравнению с другими татарскими историческими трудами этого периода, что показывает, что она была одной из наиболее популярных исторических работ того времени среди уламы Поволжья и Приуралья. Ценность содержащихся в ней исторических материалов резко критиковалась как нетрадиционалистами Ш. Марджани и Р. Фахрутдиновым, так и историками, писавшими в советское время. Данное сообщение касается, прежде всего, оценки возможности использования этой работы в качестве исторического источника. Хотя критическое отношение к пониманию данной работы вышеупомянутых историков обосновано и продуктивно, но анализ работы в ее историческом контексте может преобразовать "Таварих-и Булгари" в богатый источник наших знаний по социальным, историческим и политическим, одним словом, религиозным представлениям "допросветительной" уламы Поволжья и Приуралья. Действительно, эта работа ясно отражает многие чаяния и идеи уламы Поволжья и Приуралья в период после основания Мусульманского Духовного Управления (1789 г.).

Ученые обсуждают, переводят, публикуют (в целом или по частям)"Таварих-и Булгари" с середины 19 в. И с тех пор, как отмечал М.А. Усманов, эта работа является предметом продолжающейся полемики, фактически, в ней очень мало того, что не вызывает споров. Автор данного сочинения, в большинстве рукописей, назывет себя Хисам ад-Дин ибн Шараф уд-Дин ал-Булгари Муслими. Он сообщает, что происходит из деревни Таш Бильге и написал свой труд во второй половине 16 в. Споры относительно этой работы сосредоточены вокруг вопроса: может ли быть принята эта дата и авторство буквально. М.А. Усманов разделяет спорящих на три основные категории. Первые две категории состоят из тех ученых, которые, принимая с большей или меньшей вероятностью авторство и время, указанное автором работы, полагают нужным и возможным использовать работу как источник 16 в. по истории Волжской Бултарии. Среди ученых, которые придерживались этой точки зрения, были такие как П.А. Пономарев, Х. Хисматуллин, В.В. Вельяминов-Зернов, И.Н. Березин, М.Г. Худяков и другие. Третья категория состоит из тех ученых, которые отвергали возможность признания этой работы в качестве документа 16 в. Один из этих ученых - Шигаб уд-Дин Марджани, писавший в последней четверти 19 в., был первым строгим критиком этой работы. Показывая различные хронологические и текстуальные противоречия этой работы, Марджани категорически отвергал ее как полностью составленную из лжи, сфабрикованной татарскими и башкирскими муллами.

В 1920-х гг. Али Рахим брал датировку - 16 в. под вопрос, ссылаясь на сильное османское влияние, обнаруженное в языке работы. Наиболее глубокое изучение этого сочинения принадлежит М.А. Усманову. Ссылаясь на заключения Марджани и других исследователей, а также вводя свои текстологические выводы, Усманов утверждает, что эта работа была написана, вероятно, на рубеже 18-19 вв.

"Таварих-и Булгари" в своих списках делится на три основные части. Первые две названы макалат, а последняя - хатима. Кроме того, имеется вступление и короткое заключение. Первая макалат состоит из десяти глав (фасл). Эти главы посвящены различным предметам, таким как: (1) время и счет времени, (2) арабские дни недели и события исламской истории, которые составляют специфику этих дней, (3) арабские месяцы, (4) моря мира, (5) диковинки мира, (6) семь слоев земли, (7) семь "климатов", (8) реки Поволжья и Приуралья, (9) чудесные горы, (10) знаменитые источники в исламском мире.

Вторая макалат состоит из шести глав. Эти главы описывают: (1) Булгар перед их цивилизацией и обращение в ислам тремя сподвижниками Пророка (сахабами), (2) булгарских последователей этих сахабов, (3) последователей этих сахабов, из окружающих Булгар мест и булгарских наследников сахабов, (4) булгарских женщин, ставших последовательницами сахабов, (5) шейхов и святых из Булгара и их могилы, (6) гадания по счастливым и несчастливым звездам. Эта последняя глава ранее, как представляется, была частью первой макалат.

Хатима содержит рассказ о походах Аксак-Тимура (Тамерлана). Представляя его как слугу Бога, в рассказе описываются войны Тимура против Чингисхана в Китае, против Надир шаха в Средней Азии, против Бекчура хана в Булгарии и против Ивана Васильевича в России.

Тема, заявленная в работе, может помочь лучшему пониманию социальных и религиозных представлений автора (или авторов) и прояснить некоторые причины написания работы. В этом смысле рассказ об обращении в ислам заслуживает особого внимания. В этом рассказе говорится, что оно было совершено в 9 г. х. (630/1 г.) тремя сподвижниками (сахабами), посланными Пророком Мухаммедом. Автор описывает обращение как противоборство, в котором сахабы, успешно вылечив дочь булгарского хана от болезни, тем самым добились обращения в ислам хана и его народа. Фактически варианты этой же легенды были записаны в Булгаре арабским путешественником ал-Гарнати в 12 в. Элементы этой легенды сохранились в татарских и башкирских преданиях не ранее 19 в. К тому же мотив противоборства виден в рассказах об обращении других тюркских народов, таких как хазары, киргизы и могулы Центральной Азии. В булгарской легенде, включенной в "Таварих-и Булгари" сообщается, что обращение булгар стало результатом действий Пророка Мухаммеда, что только усиливает его важность в глазах мусульманских читателей.

В следующей главе, во второй макалат, далее описывается продолжительность исламского обучения перечисленных в ней булгар, которые получили знания от одного из сахибов. В ней также говорится о распространении ислама среди башкирских и мишарских племен, также как в других районах Поволжья и Приуралья, и последователях сахабов из этих земель. Таким образом, исламское наследие мусульманских общин в Поволжье и Приуралье исходит из Булгара, от сахабов и, в конечном итоге, от Пророка Мухаммеда. В другой части автор перечисляет известных ученых из Булгар и их важнейшие работы, то есть усиливает связи мусульман Поволжья и Приуралья с исламским миром в целом. Другая глава, которая представляет интерес, обращается к теме распространения суфийского учения в Поволжье и Приуралье. Здесь автор описывает булгарских шейхов и их среднеазиатских учителей. В этой части и среднеазиатские, и булгарские суфисты излагают свое учение, восходящее к Ходже Ахмеду Ясави. Это особенно достойно внимания, так как в конце 18 в. в суфизме Поволжья и Приуралья стал господствовать орден Накшбаидийа.

Хатима дает представление об отношениях и взглядах уламы Поволжья и Приуралья. В этом рассказе Тимур начинает свои походы в Китай, где он убивает неверного Чингиз-хана. Находясь в Китае, Тимур получил повеление от Бога направиться в Бухару и убить Надир-шаха, чьи кызылбашские войска угнетали суннитскую общину Средней Азии. Тимур двинулся в Среднюю Азию и по пути остановился в городе Туркестан, где к нему во сне обратился Ходжа Ахмед Ясави и побуждал идти на Бухару, чтобы убить Надир-шаха. Тимур освобождает города Средней Азии и в конце концов, в Мешхеде, убивает Надир-шаха. После того, Тимур повелением Хизра наступает на Стамбул и убивает Султана Махди, так как он и его улама пили кофе, курили табак, занимались мужеложством, уклонялись от чтения молитв и притесняли тех из улама, которые выступали против этого. После безуспешных попыток добиться раскаяния султана, Тимур с помощью Али Кошчи успешно штурмует Стамбул и убивает султана Махди и его уламы. Затем Тимур идет в Дагестан, чтобы встретиться с Тафтазани, который находился в городе Эндери. Оттуда направляет Тимура в поход на Булгар, население которого использовало открытие ухищрения, чтобы уклоняться от своих священных мусульманских обязанностей. Тимур подошел под стены города и начал длительные переговоры с улама Булгара, но, в конце концов, он обстреливает город, разрушает стены, убивает улама и захватывает в плен женщин. Тогда же Тимур изгоняет из города оставшихся жителей, и булгары расходятся, чтобы основать новые поселения. Далее, Тимур решает возглавить газа ("священную войну") против неверных русских из Москвы. Он доходит до Владимира, где Хизр снова является к нему и говорит Тимуру, что Бог не хочет, чтобы он завоевал русских и что это обращение их в ислам должно состояться только во время появления Махди. Поэтому Тимур повернул обратно в Булгар и окончательно вернулся в Самарканд.

На первый взгляд, описанные события могли бы вызывать сомнения в ценности работы как исторического источника, как это отмечает Ш. Марджани. Однако, содержание "Таварих-и Булгари" дает информацию по дате составления этой работы и в результате помогает получить целый ряд сведений об интеллектуальном климате внутри уламы Поволжья и Приуралья. Данный анализ содержания работы подтверждает предположения М.А. Усманова, что она была написана в конце 18 в. Как нам кажется, в коротком заключении хатима, одним из центральных событий работы, является конфликт Тимура с Надир-шахом, исторической личностью, погибшем в 1747 г. Кроме того, хатима отражает многие изменения, которые переживала улама Поволжья и Приуралья в течение 18 в. Это столетие было периодом крутых перемен в этой социальной группе. Улама тяжело переживала подавление русскими многочисленных башкирских и крестьянских восстаний, в которых ее члены часто играли руководящую роль. Стоит также отметить, что улама страдала от политики христианизации русского правительства, которая приводила к разрушению мечетей и обращению мусульман в христианство. Однако, учреждение Мусульманского Духовного Управления в 1789 г. изменило как отношение улама к русскому правительству, так и роль улама внутри мусульманской общины, резко увеличив ее авторитет и дав возможность занять руководящую роль среди мусульманской общины Поволжья и Приуралья.

Эти новые, появившиеся после 1789 г., интересы улама и русских покровителей ясно отражены в "Таварих-и Булгари". Мусульмане Поволжья и Приуралья изображены как объединенные булгарским наследием. Чингиз-хан показан как неверный, что, таким образом, отрицает законность чингизидов, которые участвовали в башкирских восстаниях и "чингизизм" вообще. К русским предрассудкам, что христиане могут стать мусульманами, обращен эпизод, в котором Тимур повернул обратно от Владимира благодаря Хизру, и так как русские постоянно испытывали страх перед Османским влиянием на их мусульманские районы, османское правительство очернено в хатима как являющееся не совсем мусульманским и развращенным. Однако, интересы улама не были совершенно прагматичными. Несмотря на тот факт, что их община управлялась иноверцами, они хотели способствовать тому, чтобы мусульмане Поволжья и Приуралья стали более лучшими мусульманами, представляя судьбу Булгара как последствия их отхода от мусульманского правоверия. Подобно этому, они также подчеркивали исламские правоверные традиции среднеазиатских городов, таких как Хива, Бухара и Самарканд, а также исламские связи Булгара с этими районами. Это видно в рассказе о поражении Надир-шаха и в многочисленных ссылках на такие личности как Ходжа Ахмед Ясави и Али Кошчи.


Муслими и его "Таварих-и Булгария"


Рукописные списки сочинения под названием "Таварих-и Булгария" (Булгарская история), автором которого считается некий Хисамутдин бин Шарафутдин (Хисам аддин бин Шараф ад-дин) Булгари-Муслими, представлены в обильном количестве. Сейчас мы имеем около 45 наличных рукописных списков "Таварих-и Булгария". Если к ним присовокупить тексты изданий и количество тех рукописей, о которых имеются сведения в работах авторов XIX века, то можно это число довести до 60. Следовательно, это одно из наиболее распространенных татарских сочинений историко-литературного характера. Однако здесь необходимо указать, что среди доступных нам рукописей "Таварих" не обнаружен ни один список, датированный ранее 20-х годов XIX столетия.

В литературу "Таварих-и Булгария" вошла также очень поздно. Если не считать переложения отдельных легенд в работе К. Фукса, изданной в 1844 году к сожалению, без конкретного указания на источник, то впервые об этом памятнике сообщил И. Березин, который в 1846 году описал списки "Таварих". Еще несколько лет спустя отдельные главы из этого сочинения были опубликованы на русском языке в переводах А. Вагапова, того же И. Березина, В.В. Вельяминова-Зернова. Таким образом, лишь с 40-х годон XIX века началось интенсивное вторжение "Таварих" Муслими в литературу.

Начало публикации отдельных глав сочинения Муслими на татарском языке также связано с именем И.Н. Березина. В относительно полном виде сочинение было издано лишь в 1870 год и повторено в 1887, 1892 и 1902 годах. В советское время отдельные отрывки из него были включены в учебное пособие по татарской литературе.

Более интересна, однако, история изучения этого памятника и возникшая вокруг него полемика, которая продолжается доныне. Исходя из отношения того или иного автора к этому сочинению, исследователей его можно разделить на четыре основные группы.

Авторы, которые почти безоговорочно верили, что это произведение составлено в XVI в. и его сведения достоверны. К ним. кроме уже названных К - Фукса, А. Вагапова, В.В. Вельяминова-Зернова, этих пионеров в изучении истории татарского народа, относятся мало компетентные в вопросах источниковедения археологи-любители: К. Невоструев, В. Казаринов, С. Кузнецов, П. Пономарев и др.

Авторы, которые в той или иной степени сомневались в достоверности сведений Муслими, но из-за малочисленности автохтонных источников все же не решались отвернуться от материалов "Таварих-и Булгария". Кроме И.Н. Березина к ним следует отнести С.М. Шпилевского, П.Д. Шестакова, Н.Ф. Ка- танова, Г - Н. Ахмарова и др. Отнеся их к этой группе, следует учитывать не только цитирование ими известий "Таварих", но и их оценку его сведений.

Авторы, сурово критиковавшие "Таварих-н Булгария": X. Амирхан, Ш. Марджани, Р. Фахрутдинов, А. Рахим, Г. Ибрагимов.

Прямые или косвенные защитники древнего происхождения и достоверности сведений "Таварих" и его популяризаторы: К. Насыров, Б. Яфаров, X.Г. Гимади, В.Ф. Каховский, X. Хисматуллин и др.

Необходимо отметить, что все указанные критики Муслими, несмотря на насыщенность их работ фактами, несмотря на правильность занятых ими позиций, все же не смогли довести дело до конца. Они, за исключением А. Рахима, ограничивались лишь отрицаниями, не подкрепляя их достаточными утверждениями. Так, например, первые три автора не ставили вопроса о датировке "Таварих" Муслими. И все они - Ш. Марджани, X. Амирхан, Р. Фахрутдинов и А. Рахим - не затронули таких принципиальных проблем: причина и условия появления сочинения, причины его успеха, мотивы, заставившие автора встать на путь мистификации. Не до конца были выявлены и установлены подлинные и мнимые источники "Таварих", что оставляло место для маневров позднейших прямых или косвенных защитников Муслими.

Почему произошел за 20 лет такой поворот на 180 градусов? Кроме уже отмеченных двух причин (малочисленность или неизученность татарских источников и незавершенность в научном отношении критики "Таварих"), имела место и третья причина - она заключается в мнимом совпадении этногенетических воззрений Муслими и сторонников "древности" его сочинения. На это указывал, между прочим, и сам X.Г. Гимади, неоднократно называя "зиаментальным тот факт", что многие татарские писатели прошлого, в том числе и автор "Таварих-и Булгария", называли себя "Булгари" - булгарскими.

Книга состоит из введения, двух частей, которые автор назвал "статьями" (макала) и довольно объемистого заключения (хатима). О структуре в общем плане нет надобности говорить подробно, так как она хорошо описана археографами.

Во введении автор называет себя и дату приступления к составлению своего сочинения - 958/1551 год. Местом жительства назван аул Ташбилги "в окрестностях Булгара". Говоря о причине составления сочинения, автор пишет, что к нему он приступил после своего возвращения из медресе ученейшего Тафтазани по просьбе булгарских старейшин, которые просили его написать на тюркском языке житие последователей и сподвижников Мухаммеда.

ПЕРВАЯ СТАТЬЯ. Она носит название "Диковинки сотворения" и состоит из десяти разношерстных как по содержанию, так и по объему глав: о времени, о днях недели, о месяцах, о диковинках мира, о космографии, о частях света и морях, о реках, о фантастичных горах, об удивительных источниках.

ВТОРАЯ СТАТЬЯ. - "О последователях и последовательницах [сподвижников Мухаммеда] из жителей Булгара".

Макала начинается с главы, в которой представлен следующий рассказ. Во время царствования Айдар-хана в Булгар пришли три сподвижника (сахаба) Мухаммеда, которых он послал с миссионерскими поручениями, снабдив их чернильницей, посохом и чалмой. Их имена: Абд ар-Рахман бии Зубайир, Зубайир бин Джа'да и Талха бин Усман. Во время прибытия этих сподвижников в Булгаре насчитывалось 520 домов, а население его было огнепоклонниками. Однажды, как говорится в предании, заболела параличом дочь хана Туй-бике. По предложению вазира Бараджа хан приглашает арабов. Медики-миссионеры требуют банного веника из молодой березы. Но взять ее зимою негде. Тогда и сподвижники показали чудо: в чернильницу воткнули посох, надели чалму, прочли молитву - и из посоха выросла стройная береза. Веник готов, готова и баня. Попарилась царевна и вылечилась; сама прибежала домой. И все булгарцы, увидев такое чудо, сразу перешли в ислам. Через три года двое из сподвижников уехали в Аравию, а оставшийся Зубайир бин Джа'да женился на Туй-бике и встал во главе местных мусульман. Умер он ровно через 25 лет.

Заключение, то есть "хатима", посвящено описанию доблестнейших "завоеваний Его высочества Аксак-Тимура и о разрушении им города Булгара".

По воле всевышнего, как торжественно пишет Муслими, в 862/1458 году "Его высочество Аксак-Тимур" уничтожил много городов и стран, так как много стало на земле разного разврата. Тимур родился в ауле Алмалы вблизи города Тахт-и Сулайман (Престол Соломона), на восточной границе Китая, правителем которого был упрямый язычник Чингиз-хан. Тимур убил его, а ханом назначил его сына Турумтайа. Когда Тимур собирался завоевать Пекин, ниспослан был богом Илья-пророк (Хызыр-Ильйас), который велел идти-на Бухару, где правоверных суннитов притеснял кызылбашский Надир-шах. По пути Тимур заехал в Туркестан и дал много добра его хану Нугайбаку, чтобы тот построил мавзолей Ахмаду Йассави, который во сне благословил действия Тимура. Надир-шах бежит из Бухары, правителем Бухары назначается султан Мурад, сын убитого Надиром Селим-хана. Через год Тимур убивает самого Надира.

Исходя из всего изложенного, можно заключить, что перед нами "историческое" сочинение, в котором лживые сообщения и анохронизмы представлены в таком грандиозном количестве и с такой поразительной систематичностью, что не остается никакой точки опоры для оговорок, будто эти искажения - позднейшие наслоения или результат фантазии. Наслоениями называются такие добавления, которые не составляют канву - основу текста и которые можно в той или иной степени отслаивать. Исторической фантазией могут считаться такие повествования, в которых прошлые события искажаются позднейшими авторами, но не наоборот. А что останется от "Таварих", если начнем последовательно удалять из него, так сказать, "наслоения и фантазии"? Почти ничего. Ибо и те рассказы, что все-таки "остаются", не принадлежат ему самому.

В таком случае, естественно, благоразумнее иметь дело с самими источниками Муслимы, но не с его переложениями их.

Заключение


Еще первые иностранные ученые, которые в семантику этнонима татар включали всех восточных нерусских, позже - всех тюрков, обращали внимание на то, что эти татары состоят из различных народов: вогульских татар (манси), абаканских татар, чулымских татар, казахских татар и т.д. Среди них ученые-путешественники еще в XVII в. отмечали наличие булгаро-татар, т.е. булгарских татар. Это было первое в истории применение этнонима булгаро-татары.

Булгарское происхождение казанских татар было известно татарской интеллигенции XVII-XVIII вв. Об этом говорит появление двух трудов по истории булгар в конце XVIII и начале XIX в. Это "Таварих-и Булгария" Хисамутдина бин Шарафутдина Булгари-Муслими и "Тарих наме-и Булгар" Таджутдина Ялчыгулова. Они написаны в традиционном жанре "родословная тюрок", где происхождение булгар по традиции родословных писаний ретроспективно доводится до пророков и Адама.

История изучения этногенеза татар в XIX веке характеризуется тем, что этноним татар в России начали применять в узком смысле, т.е. в его семантику включали только татар Урало-Поволжья, крымских, литовских, добруджинских. Появились историки, изучающие этногенез только казанских татар или иногда татар Урало-Поволжья.

Список используемой литературы


1.Булгаков Р.М., Ильясова Г.Р. Наука об истории башкирского литературного языка и место в ней Тажетдина Ялсыгулова и его произведения "Рисалаи Газиза" // Статья в ж. "История науки и техники", № 9 (спецвыпуск № 4), 2008 г. <http://www.rusoil.net/pages/3106/int%20%E2%84%964.pdf>

.Галяутдинов И.Г. "Тарих нама-и булгар" Таджетдина Ялсыгулова / И.Г. Галяутдинов; АН СССР, Урал. отд-ние, Башк. науч. центр, Ин-т истории, яз. и лит. - Уфа: Башк. кн. изд-во, 1990. - 238 с.

.Макаров Г.М. Ислам и некоторые аспекты изучения татарской музыкально-инструментальной культуры // Исламо-христианское пограничье: Итоги и перспективы изучения. Сб. материалов междунар. науч. семинара "Христиано-исламское пограничье: история, современность и перспективы" (Казань,26-29 окт. 1993г.) - Казань: 1994, С. 192.

."Сборник летописей", "Дафтар-и Чингиз-наме", "Таварих-и Булгария". Татарские шаджара. - Казань: Изд-во Казанского государственного университета, 1972. - 223 с.

.Новая волна в изучении этнополитической истории Волго-Уральского региона / Под ред. К. Мацузато. - Саппоро: Центр славянских исследований, 2003. - С.16-51.


Теги: "История Булгарии" как источник по истории уламы Поволжья и Приуралья в XVIII в.  Курсовая работа (теория)  История
Просмотров: 2826
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: "История Булгарии" как источник по истории уламы Поволжья и Приуралья в XVIII в.
Назад