Деятельность научно-производственного объединения "Факел"

1. Рождение «Факела»


1.1 Предпосылки появления НПО «Факел»


НПО «Факел» был создан 8 июля 1966 г. и просуществовал до 1971 г. В литературе отражено основное противоречие социально-политической жизни СССР второй половины 1960-х гг. между общей линией на свертывание относительных свобод «оттепели» и временным всплеском либерализма, связанным с определенным замешательством партийно-бюрократических структур верховной и местной власти.

В историографии существует неоднозначная оценка этого периода. Безусловно, это один из самых ярких, хотя и плохо изученных периодов в истории России и СССР. Большинство исследователей не расходятся во мнении, что со смещением Хрущева в партии и государстве происходит постепенное усиление консервативных тенденций и переход к застою, как в экономике, так и социально-политической и культурной сферах. Основная проблема возникает при оценке степени резкости консервативного поворота, при решении вопроса о том существовал или нет некий период «инерции» политического режима и сохранения наследия «оттепели».

Достаточно распространенным является представление о решающей роли в консервативном повороте такого рубежа, как середина 60-х гг. В такой интерпретации отстранение Хрущева, трактуемое как реакционный переворот, и означает начало «застойного» периода. Кузнецов И.С. утверждает, что «более приемлемой представляется точка зрения, что решающий сдвиг в сторону консерватизма произошел несколько позднее, так как в первые послехрущевские годы сохранялся определенный реформаторский импульс». Также, в коллективном труде «На пороге кризиса» отмечено: «более сильное влияние на развитие советского общества первоначально оказывала тенденция к обновлению общественных структур, а затем (особенно отчетливо с конца 60-х гг.) тенденция к консервации.

Евгений Григорьевич Водичев утверждает, что «косыгинская» экономическая реформа 1965 г., происходившая уже после отставки Н.С. Хрущева, во многом продолжала политику «оттепели» и была сведена на нет неоконсерваторами уже во второй половине 60-х гг.» В связи с этим автор заметил, что «есть все основания продлить хрущевское десятилетие до конца 60-х гг.». По мнению Е.Г. Водичева «полоса либерального развития в стране завершилась лишь после начала активной борьбы с диссидентским движением, а все точки над «и», были расставлены после интервенции в Чехословакию».

Ф. Бурлацкий представляет вторую половину 60-х годов как время острой борьбы между группировками властвующей элиты. Такая ситуация не могла не вызвать некоторое «замирание» политической эволюции государства, а следовательно, временное сохранение тенденций предшествующей «оттепели»».

В. Шляпентох отметил, что, бюрократическая машина постоянно нуждается в рычагах сверху, а когда «политика сверху не ясна, члены аппарата должны продвигаться очень осторожно, принимая минимальные решения и ожидая контр-распоряжений от вышестоящих органов», отсюда на некоторое время возникает т.н. «замирание». Таким образом, замешательство в высших кругах власти дало определенную свободу молодежной инициативе, что вполне подтверждается ситуацией, сложившейся в Академгородке.

История деятельности НПО «Факел» доказывает, что действительно период «инерции» имел место. Возникновение «Факела» стало возможным благодаря проведению в жизнь «косыгинской реформы». Так, после 1968 г. наступил консервативный поворот в истории НПО (было предпринято несколько попыток со стороны ЦК комсомола закрыть «Факел», ЦК ВЛКСМ обвинило фирму в том, что она ведет частнопредпринимательскую деятельность). А 14 марта 1970 г. окончательно определился консервативный поворот (распоряжением Щелокова о закрытии счета советского райкома комсомола для операций, связанных с деятельностью НПО «Факел»).

Переход наиболее развитых стран мира к постиндустриальной стадии развития качественно изменил роль науки в обществе, наука приобрела вполне самостоятельную производственную роль. В СССР, в главных отраслях промышленности - основы экономики - индустриализация была завершена. Следовательно, перед страной встала задача перехода к новой стадии общественного развития. Научно-техническая революция определяла для науки и технологии одну из ключевых ролей в решении экономических проблем, наука становилась одним из важнейших факторов развития производства.

В 50-е годы происходил рост экономического потенциала страны за счет реализации экстенсивного народнохозяйственного развития. Особенность экономической ситуации 60-х-70-х гг. определялась тем, что постепенно оказались на грани исчерпания источники экстенсивного роста экономики, т.е. значительно сузились возможности привлечения в народное хозяйство дополнительных трудовых и материальных ресурсов. Это обстоятельство ставило в повестку дня вопрос о переориентации экономического курса с экстенсивного на интенсивный путь.

По утверждению доктора экономических наук Г.И. Ханина «с начала 60-х гг. в народном хозяйстве СССР стал наблюдаться стабильный спад экономического роста. Он утверждает, что этот спад с полным основанием можно связать с проблемами научно - технического прогресса, поскольку в промышленности в основном продолжал сохраняться довоенный станочный парк, и использовались довоенные технологии».

Потребности в переменах носили объективный характер, «разовые» решения перестали срабатывать, экономика нуждалась в новых принципах управления и новых методах проведения этих принципов в жизнь.

В конце 50-х - начале 60-х гг. в общественном сознании шел процесс переоценки «устаревших и ошибочных представлений на социализм». В 60-х гг. не было ни одного научного или общественно-политического печатного органа, так или иначе, не обсуждавшего перспективы развития народного хозяйства, вопросы будущей хозяйственной реформы, необходимость реорганизации существующего хозяйственного механизма ориентированного на интенсивные факторы роста. Как отметил лидер СО АН академик М.А. Лаврентьев, «успех в соревновании государств с различным общественным строем существенно будет определяться тем, насколько эффективно организованны научные исследования, подготовка научных кадров, насколько быстро достижения науки и техники будут внедряться в массовое производств». По мнению Е.Г. Водичева, выход на стадию постиндустриального развития требовал усиления связи науки с производством и ликвидации принципов администрирования в экономике.

Что же тормозило развитие научно-технического прогресса? Академик Г.И. Марчук, заместитель председателя президиума СО АН утверждал, что самой острой проблемой в системе «наука - промышленность» является внедрение, переход научного открытия в сферу материального производства. Темпы развития фундаментальных наук ускорились, выявилась необходимость обращать особое внимание на укрепление базы прикладных разработок. Именно это, как показывал опыт СО АН, стало узким местом, сдерживающим научно - технический прогресс. До внедрения доводилось лишь 50-60 процентов работ, прошедших стадию научных изысканий. Остальные либо вообще не использовалось, либо осваивалось столь медленно, что устаревало еще на пути к производству.

Что означает термин «внедрить»? В ноябре 1969 г. в Академгородке проходил республиканский семинар «Наука - производству». Там, на пресс-конференции ведущих ученых СО АН СССР Н.А. Чинакал (член-корреспондент АН СССР, директор Института горного дела) на вопрос, что такое внедрение ответил, что это «существенное превращение науки в производительные силы».

Как отметил, Е.Г. Водичев термин «внедрить» означает «встроить в производственную деятельность некий посторонний элемент». По его мнению, «для советской экономической модели это не только терминологические изыскания, именно так и обстояло дело на практике». Как известно, научная политика вырабатывалась в рамках центральных партийно-государственных органов и руководящих инстанций соответствующих ведомств. Вследствие этого научные учреждения оказывались разделенными многочисленными ведомственными перегородками, а связи между отдельными секторами науки были заблокированы. Естественно, что переход к научно-индустриальному производству требовал интеграции усилий многих исследователей и научных коллективов. В основном, это были междисциплинарные проблемы, решить которые было невозможно в рамках традиционных монодисциплинарных научных учреждений. Таким образом, ограничения, определяемые существующей системой, были фундаментальны. Стратегически они загоняли и науку, и все общество в тупик, переводя стрелки от движения в направлении постиндустриального развития.

А.М. Казанцев (первый директор НПО «Факел») в «Отчете о деятельности НПО «Факел» (июль 1966 - декабрь 1967 гг.) выделяет еще одну проблему. «При решении любой крупной научной проблемы решается ряд частных задач, имеющих прикладное значение уже сегодня. Этот, так называемый «побочный продукт» крупных научных работ, который обычно не может быть эффективно использован специалистами заводов и отраслевых НИИ без привлечения авторов - научных работников исследовательских институтов, в частности Академии наук. Однако, широкое участие сотрудников академических институтов в работах по внедрению научных разработок в промышленность невозможно, во-первых, потому, что характер работ академических институтов не совпадает с опытно-конструкторскими работами и работой отраслевых НИИ, во-вторых, потому, что решение прикладных работ в академических институтах может отрицательно сказаться на решении главных научных проблем. Наиболее рациональным вариантом решения этой проблемы, по-видимому, было бы привлечение научных работников как консультантов в работе специализированных организаций, занимающихся конструктивным оформлением, доработкой научных идей до уровня, позволяющего использовать их в народном хозяйстве». То есть, по мнению автора, создание фирм-посредников решает эту проблему.

Итак, сам характер производства научно-индустриального типа требовал наличия замкнутого научно-производственного цикла, обеспечивающего быстрое и эффективное использование результатов научной деятельности. К сожалению, в Новосибирском Академгородке организаций, обеспечивающих функционирование подобного цикла, еще не было. Жесткость научных структур, высокие внутриинституциональные и межведомственные барьеры - вот что серьезно тормозило развитие НТП.

На страницах газеты «За науку в Сибири» на протяжении 60-х гг. фактически в каждом номере, почти на каждой странице научные сотрудники ставили эти проблемы и предлагали способы их решения. Были развернуты целые дискуссии, участники пытались осмыслить противоречия сложившегося хозяйственного механизма, ответить на вопросы - почему не снимается с повестки дня проблема внедрения новой техники, почему предприятие слабо заинтересовано в модернизации своей работы. В обсуждении приняли участие самые широкие слои общественности, в результате общественное сознание пришло к идеи о необходимости изменения общей экономической ситуации путем совершенствования работы механизма «наука - производство».

В Директивах XXIII съезда КПСС подчеркивалось, что главной целью для всей страны является: «Ускорить научно - технический прогресс на основе широкого развития научных исследований, быстрого использования их результатов в производстве и внедрения в промышленность». Этому вопросу и был посвящен пленум Советского райкома КПСС в апреле 1967 г. На нем был заслушан доклад первого секретаря райкома В.П. Можина. Он отметил, что «в настоящее время рост производства, темпы технического прогресса в народном хозяйстве все в большей степени зависят от уровня науки, от того, в какой степени питает она практику новыми идеями, новой техникой и технологией. Задача заключается в том, чтобы в максимальной мере использовать возможности, заложенные в науке, интенсифицировать научный поиск, ускорить внедрение законченных научных исследований в производство. Институты нашего научного центра решают фундаментальные проблемы, однако развитие фундаментальных исследований не исключает, а предполагает теснейшую связь с практикой, с производством». В.П. Можин призывал «искать новые эффективные перспективные формы решения проблемы устранения разрыва между теоретическими исследованиями и их технологической, конструкторской разработкой».

В результате, очевидной стала необходимость перемен во взаимодействии науки и производства, теперь прямо ставился вопрос о внесении значительных корректив в сложившуюся систему организации научной деятельности. Но складывалась парадоксальная ситуация - в советских условиях, когда отсутствовала конкурентная среда, в экономике не создавалось объективных стимулов для использования нововведений. Как отметил, Е.Г. Водичев «возникала потребность в создании каких-то искусственных механизмов распространения инноваций».

Как утверждает, С.С. Малетин «с середины 60-х проблема практической реализации научных достижений стала в СО АН СССР выдвигаться на первый план. В условиях начатой в стране экономической реформы СО АН СССР, имевшее большое количество законченных разработок, рассчитывало на расширение сотрудничества с промышленностью. Именно тогда начинается поиск новых форм и методов организации научно-производственных связей». Но, экономические эксперименты сводились, в основном к распространению хозрасчета на деятельность научных учреждений.

Начиная с середины 60-х гг., важным направлением деятельности СО АН СССР являлось совершенствование хоздоговорной формы связи его научных учреждений с организациями и предприятиями промышленности. Хоздоговор, после перевода решением правительства в 1961 г. научно-исследовательских организаций промышленности и ряда других отраслей на хозрасчет, стал основной формой прямых экономических отношений академических учреждений и промышленных предприятий. Предпринятый шаг был обусловлен ухудшением экономического положения и сокращением финансирования науки за счет средств государственного бюджета. Таким образом, эта акция была направлена на то, чтобы сблизить науку и производство и гораздо больше ориентировать научные учреждения на обеспечение потребностей народнохозяйственного комплекса.

Е.Т. Артемов отметил, что «за период с 1961 по 1970 гг. наибольшее распространение получила практика прямых связей академических институтов с отраслевыми научными организациями и промышленными предприятиями. Они координировались в рамках планов научно-исследовательской работы и внедрения Сибирского отделения. Доминирование этой формы взаимодействия академической науки с производством определялось, прежде всего, характером исследований, которые вели ее учреждения. Не вызывало сомнений, что прямые связи академических институтов с отдельными предприятиями и организациями не могут обеспечить практической реализации их растущего научного задела. Ситуация особенно обострилась ко второй половине 60-х годов. Росло количество невнедренных разработок». Практическое применение получило не более 30-50% предложенных работ. Кроме того, как отмечает данный автор, связи с отдельными предприятиями нацеливали ученых на проведение большого числа разработок частного характера, это приводило к распылению сил ученых. По мнению автора, «необходимо было создать такие организационные условия, которые позволили бы обеспечить нарастающий поток нововведений в народнохозяйственную практику».

Таким образом, с самого начала хоздоговорной деятельности выяснилось, что академические институты были в ней мало заинтересованы. Как отмечал доктор экономических наук Г.А. Лахтин - «основная причина коренилась в самом порядке заключения хоздоговоров. Согласно принятому положению научным организациям возмещались все их затраты только по ходу выполнения работ, т.е. предметом оплаты являлся не конечный результат, а процесс разработки. После завершения работы, независимо от результата, договорные отношения исчерпывались. Таким образом, научные организации не участвовали в распределении прибыли, полученной в результате использования их разработок. Существенным недостатком этого порядка заключения хоздоговоров было и то, что институты были лишены возможности использовать получаемые по хоздоговорам средства для увеличения фонда заработной платы и численности исполнителей, для материального поощрения и других целей. Вследствие этого, научные организации не были заинтересованы ни в увеличении объема хоздоговорных работ, ни в повышении качества своих разработок».

Введение хозрасчета не обошлось без значительных издержек, они порождались самим характером экономических отношений в производственной сфере. В силу того, что переход на выпуск качественно новых типов продукции всегда связан с временным снижением количественных показателей производства. Промышленные предприятия не старались получать от НИУ какие-либо принципиальные новшества, требующие относительно больших сроков разработки и значительных финансовых затрат. В результате Институтам поручались частные проблемы технического и технологического характера, во многом работа НИУ на основе хозяйственных договоров стала уподобляться деятельности заводских лабораторий. Такая работа приводила к недоиспользованию потенциала НИУ, ограничивала их научные перспективы. Итак, «промышленные предприятия отказывались браться за реализацию технических и технологических нововведений. Но, у промышленников находились значительные аргументы в свое оправдание, они обвиняли научные учреждения в том, что они предлагают для внедрения недоработанные технологии, машины и механизмы». На пленуме Советского райкома КПСС в марте 1967 г. выступил В.П. Можин. В докладе он отметил, что «наука призвана давать еще больший эффект. Научные связи с предприятиями Новосибирска и Новосибирской области должны и могут быть улучшены. Однако, не все институты используют свои возможности для оказания помощи промышленным предприятиям Новосибирска. Следует отметить также, что нередки случаи, когда предложения ученых не встречают поддержки у руководителей предприятий». В связи с этим Можин заявил «необходимо искать новые перспективные формы связи науки с производством, которые решили бы эту проблему».

В результате в СО АН хозрасчет не вызвал особого энтузиазма. Сказывалось скептическое отношение к нему многих исследователей, научных сотрудников. На страницах газеты «За науку в Сибири» эта проблема очень хорошо прослеживается. Уже с середины 1960-х установившиеся хоздоговорные отношения подвергались критике со стороны сибирских ученых. Одновременно высказывались предложения по их изменению. Предложения оставлять часть прибыли в распоряжении научных учреждений высказывались в 1965 г. сибирскими учеными на ряде конференций, посвященных вопросам взаимодействия науки и производства. Член-корреспондент АН СССР Н.А. Чинакал в начале июля 1966 на конференции «Пути повышения эффективности научного труда» предложил ввести добровольный порядок заключения хоздоговоров и создать возможности использования поступивших средств для развития материальной базы институтов и экономического стимулирования. Доктор технических наук А. Жирнов отметил, что «распространение и внедрение новой техники в производство связано с определенными трудностями. Существуют противоречия между характером научных разработок и возможностями их реализации. Противоречия возникают на производстве потому, что внедрение новых научных результатов требует существенных перемен, ломки технологических процессов, пересмотра производственных норм. В то же время производству приходится ритмично выполнять план. Внедряя новый результат научной работы, производственники не могут отвечать за конечный результат - получится или не получится. В свою очередь руководители научно-исследовательского предприятия не вмешиваются в дела производства. Так, появляется «ничейная земля»». По мнению автора «нужно стимулировать, повышать материальную заинтересованность не только на производстве, но и в научной лаборатории, в институте. Нужно пересмотреть систему хоздоговоров». А. Жирнов считает, что «освоение «ничейной земли» возможно с помощью создания промежуточных организаций, опытных конструкторских бюро».

Что касается критики учеными организации научной деятельности в стране, в этой связи интересную тенденцию отметил Е.Г. Водичев. Он утверждает, что «поле подобной критики вновь сужается, а открытые формы все чаще заменяются латентными. В то же время происходит отработка направлений, по которым критиковать систему организации науки становится не только желательно, но и необходимо. Ведущее место среди созданного набора штампов занимает критика недостаточно эффективной связи науки с производством и, соответственно, призывы к укреплению взаимодействия этих двух отраслей, поскольку наука de facto рассматривается как одна из отраслей народного хозяйства». Это действительно так, при анализе газеты «За науку в Сибири» за период 1966-1972 гг., я выяснила, что обсуждение проблемы внедрения на ее страницах является приоритетным.

В газете «За науку в Сибири» было опубликовано выступление Н.А. Чинакала на научной конференции, где он заявил, что «коммунистическая партия на XXIII съезде КПСС поставила задачу превращения науки в непосредственную производительную силу. В связи с этим объем исследований ежегодно будет возрастать. Число научных работников будет увеличиваться. Однако оно не может расти безгранично». В связи с этим, по мнению автора, «нужна очень большая и серьезная перестройка все нашей работы, как по организации научных исследований, так и по внедрению их в народное хозяйство». По мнению, Чинакала «необходимы материальные и моральные стимулы, так как работа ученого по внедрению требует много сил и времени, между тем за это ученые не получают никакого поощрения. Наоборот, нередко они рискуют своим авторитетом, а иногда даже вызывают подозрение в том, что занимаются решением несерьезных проблем». Чинакал утверждает, что необходимо «поощрять исследователей не столько за звание и должность, сколько за проделанную работу». Также автор остановился на такой проблеме «порой квалифицированные специалисты выполняют несвойственную им работу лаборантов. Много времени отнимают у научных работников всякого рода заседания и общественные поручения». Чинакал в выступлении на конференции отметил, что «необходимо найти пути ликвидации всего того, что мешает работе ученых. Снять излишние барьеры на пути науки - значит ускорит научно-технический прогресс».

На страницах газеты «За науку в Сибири» была помещена статья, где цитируются выступление некоторых участников партийной конференции Советского района, которая состоялась 14 января 1966 г. (секретаря РК ВЛКСМ С.П. Рожновой, секретаря партбюро Института математики Н.Г. Загоруйко). На конференции был отмечен ряд серьезных недостатков в научно-организационной работе: «дирекции институтов проявляют активность в увеличении штатов, но мало занимаются повышением их качественного состава. Ведущие научные сотрудники перегружены общественными поручениями». В связи с этим на конференции прозвучали призывы «бороться за эффективность исследований - повышать требования к научным работникам, всячески содействовать внедрению научных предложений в практику, решительно убирать барьеры между наукой и производством». Таким образом, на партийной конференции была поставлена проблема взаимодействия науки и производства и принято решение всячески содействовать улучшению этого взаимодействия.

В газете «За науку в Сибири» в рубрике «Резервы науки» была также помещена статья В.А. Коптюга (в то время - заведующий лабораторией Института органической химии, доктор химических наук). Автор писал о необходимости проведения комплексных исследований, по его словам «именно такого рода плодотворное содружество позволит в ближайший период найти новые, эффективные методы и эффективно использовать их в научных исследованиях и народном хозяйстве». Коптюг отметил, что «наука сейчас превратилась в производственную силу общества. Старые методы исследования часто уже не позволяют нам получать нужную информацию, и решающим делом становится освоение новых методов. По существу, вопрос сейчас стоит так: кто будет иметь новые методы, дающие качественно новую информацию, тот и будет впереди. Синтетические работы по старым методам, как правило, лишь наращивают объем фактического материала, а освоение новых методов исследования позволяет делать резкие скачки в изучении органических процессов и использовании их в промышленности. Ведь создание и освоение новых методов исследования, возможно только при содружестве многих наук. Химики-органики широко используют, например, методы, пришедшие в органическую химию из физики. У нас в Академгородке - особенно благоприятные условия для работ в этом направлении».

В статье «Ближайшие резервы» отмечалось, что «малая эффективность науки - следствие ее плохой организации, начиная с элементарных основ. Громадное количество времени высококвалифицированных специалистов - докторов и кандидатов наук уходит на техническую работу, которую не хуже могут выполнить люди со средним образованием. Такая организация работы - атавизм. Уверен, что одно лишь освобождение старших научных сотрудников от несвойственных им функций повысило бы эффективность научной работы не менее чем вдвое». По утверждению автора, «вторым резервом является взаимодействие наук. Сплошь и рядом видишь, что работа не дала нужных результатов из-за слишком узкого, одностороннего подхода к теме».

В «Литературной газете» была помещена статья кандидата химических наук С. Кара-Мурзы под названием «Идея рождена! Что дальше?». Здесь автор выделил несколько проблем, решение которых необходимо для налаживания работы системы научная разработка - производство. Автор отметил, что «в современных условиях существует необходимость узкой специализации работы ученого, она вызвана громадным объемом накопленных знаний, но также существует объективная необходимость - комплексного подхода к решению проблем. В результате это противоречие превращается в организационное и даже социальное. Выглядит это обычно так: ученый втиснут в рамки узкоспециализированного подразделения - лаборатории, сектора, и отделен организационными барьерами, как от других специальностей, так и от других эшелонов общей работы». Автор выделил еще одну проблему: позиция руководителя под началом, которого находится автор идеи, часто недоброжелательна. Бесспорно, даже чисто теоретическая работа над «посторонней» идеей отвлекает силы ученого, и такое отношение руководителя объяснимо». В связи с этим «возникает новая проблема: как довести идею до потребителя? как перевести идею с языка своей специальности на язык потенциального потребителя?». Автор статьи считает, что «узкому специалисту решить эти проблемы очень трудно. Поэтому ему нужна помощь». По мнению Кара-мурзы, «для эффективного продвижения идей совершенно необходимы люди, играющие роль «защитника идеи»». Именно в таком качестве и выступил «Факел». Как «защитник идей» создателей он всячески способствовал реализации этих идей на практике.

Доктор экономических наук В. Соминский также отметил, что «НТР, развивающаяся в нашей стране высокими темпами, и невиданными масштабами, требует коренных изменений в организации науки и применении новой техники. Для повышения эффективности работы научных организаций представляется весьма важным обеспечение их гибкой структуры. Речь идет о том, чтобы структура приспособлялась к тематике, а не тематика к застывшей структуре отделов и лабораторий. Отсюда возникает необходимость в формировании временных проблемных групп. После решения задачи группа распадается, формируется новая, в новом составе. Именно такой принцип наиболее благоприятствует привлечению талантливых людей, их сплочению на решение поставленной задачи». Автор выделил еще одну «очень острую проблему» - это «оплата труда научных сотрудников и научно-вспомогательного персонала». Также о последней проблеме говорит кандидат технических наук, заведующий лабораторией конструирования и моделирования геолого-геофизической аппаратуры (Институт геологии и геофизики СО АН СССР) Жданов С. в статье «Время и новая техника». Он отметил, что «система премирования работников лабораторий, требуется разработать новое положение, стимулирующее работу сотрудников институтов по созданию и внедрению новой техники».

Кандидат технических наук А. Мархасин в статье «Достижения теории - в практику» отметил, что «отставание, либо вообще отсутствие внедрения в практику достижений науки, недостаток средств и специалистов - вот те проблемы, которые необходимо решать». Кандидат химических наук, заместитель директора Института неорганической химии Б. Пищевицкий в статье «Идея - внедрение» отметил, что «любое новшество связано с ломкой устоявшегося технологического режима, для предприятия вопрос не простой - болезненный. Ведь от момента получения лабораторного успеха до его практического осуществления путь не малый».

Академик Г. Боресков отметил, что «основной задачей Института катализа является проведение фундаментальных исследований, создание теории катализа. Но ясно, что вести теоретические исследования без решения практических задач неправильно. Тем не менее, я бы не сказал, что с вопросом внедрения все благополучно. В целом имеется очень много недостатков с внедрением нового. Нужно преодолеть всю систему, которая задерживает продвижение нового. Необходимо создать организацию, которая решала бы вопросы внедрения».

Итак, научные сотрудники СО АН на страницах газеты «За науку в Сибири», «Литературной газеты» отмечали ряд проблем, которые тормозят процесс внедрение научных достижений в производство. В основном авторы выделили нескольких причин - загруженность высококвалифицированных специалистов несвойственной для них работой, необходимость проведения комплексных исследований, необходимость введения премирования за создание и внедрение новой техники. Также авторы утверждают, что необходимо создание организаций-посредников, которые бы решали проблему внедрения. Как отметил, Н.А. Чинакал «вопросы повышения эффективности труда в науке все в большей степени привлекают внимание крупных ученых и широко освящаются в прессе».

Итак, проблема внедрения оставалась нерешенной. В результате внедрение проводилось в основном на бумаге: либо на страницах научных отчетов, либо - ведомственных инструкций, которые, как правило, никто из производственников не видел.


1.2 Становление Факела»


Итак, кто стал инициатором создания молодежной внедренческой организации «Факел». Интересно, что в прессе прослеживается тенденция приписывания идеи создания объединения «Факел» райкому комсомола, а точнее первому секретарю РК ВЛКСМ В.Г. Костюку.

Так, в первой публикации о «Факеле» в газете «За науку в Сибири» в статье «Гореть ли «Факелу»» Всеволод Григорьевич Костюк заявил «НПО рождено комсомолом». Он отметил «не секрет, что в организации научно-исследовательских работ, и в системе подготовки научных кадров у нас еще много нерешенных проблем», «в районе крупные научные силы, студенты университета и политехникума». А «комсомол уже строит на Севере, целине - дома молодежи, спортивные сооружения, пионерские лагеря. Многие горкомы и обкомы комсомола финансируют такие стройки». Так, по словам Костюка «родилась идея создать хозрасчетное КБ при Советском райкоме». Таким образом, в статье не сказано о роли А.М. Казанцева в создании «Факела».

На страницах журнала «Вопросы изобретательства и рационализаторства» В.Г. Костюк представлен как главный автор идеи «Факела», здесь сказано, что именно райком комсомола «сопоставил проблемы, существующие в науке, и беды вузовские и решил, что стоит соединить эти далеко отстающие друг от друга звенья, и можно будет одним ударом разрубить гордиев узел всех бед». В этой статье даже имя А.М. Казанцева, основателя, инициатора «Факела» не упоминается. Специальный корреспондент газеты «Правда» А. Нуйкин проводит такую же идею. Безусловно «Факел» не смог бы возникнуть, если бы его не поддержал райком комсомола, но сама идея создания молодежной внедренческой фирмы принадлежала А.М. Казанцеву. Так, лишь в единственной статье за весь исследуемый период специальным корреспондентом газеты «Советская Россия» в 1967 г. было отмечено, что главная роль в организации «Факела» принадлежит его директору Александру Михайловичу Казанцеву.

Как зародилась идея «Факела» и как ее удалось реализовать. В устном интервью автору данной работы А.М. Казанцев рассказал, что создать внедренческую фирму планировал еще в студенческие годы. Будучи студентом НЭТИ, как будущий инженер, он понимал, что «должен изучать не только теорию, но и что-то практически делать, а лабораторные занятия были слишком примитивны, поэтому пытался найти себе применение». И А.М. Казанцев «нашел себе увлечение - ходил по заводам, брал темники, выяснял, что нужно сделать для завода и делал, так и зарабатывал этим, будучи студентом 3-го курс». Затем, когда стал старшим преподавателем в НЭТИ, попытался создать Студенческое конструкторское бюро (СКБ). У него возникла мысль - «студенты ничего не умеют делать, но они хотели бы, а в промышленности не хватает рабочей силы. Почему бы не сделать так - дать студентам работу, они бы выполняли элементарные функции, и ее как-то им оплачивали. Но как получить от организации-заказчика деньги и перечислить студентам - надо организовать СКБ и, соответственно, открыть счет в банке, чтобы на счет поступали деньги». А.М. Казанцев ходил по различным кафедрам НЭТИ и предлагал создать СКБ, «для начала я планировал сделать автоматическое устройство управления трамваем, кое какие еще у меня были изобретения, вдобавок, есть организации, которые готовы заплатить за эту работу». Александр Михайлович рассуждал так, «мы же строим социализм, а по Ленину социализм - это каждая кухарка может строить и управлять». В книге «Новосибирск 100 лет» отмечается, что « «Факел» был создан не на пустом месте, поначалу в НЭТИ было образовано Студенческое конструкторское бюро». Из интервью с Казанцевым я выяснила, что это утверждение ошибочно, «СКБ в НЭТИ так и не удалось создать. В результате я сбежал в СО АН СССР, и стал работать в ВЦ СО АН СССР».

Как отмечает наш собеседник « «Факелу» было организованно сопротивление просто ужасное и при создании и при его существовании». Все началось, как говорит Казанцев, с того, что в 1964 г. по всем комсомольским организациям прокатилась «волна за обновление комсомола». В интервью автору данной работы Александр Михайлович рассказал, что на комсомольском собрании в ВЦ СО АН СССР он предложил создать СКБ, так как в такой организации была большая необходимость. Например, ВЦ потребовалось срочно смонтировать вычислительную машину, а полупроводниковых ячеек не было, Опытный завод обещал сделать ячейки только через полтора года, так как план не позволял сделать это раньше, а. А.М. Казанцев предложил сделать их со студентами немедленно. Но возник вопрос, как использовать деньги ВЦ, тогда А.М. Казанцев обратился в НЭТИ, там сказали, что «фонд зарплаты ограничен, поэтому ничего нельзя сделать», он пришел в НГУ и там получил отказ, ему подсказали обратиться в колхоз, но оказалось что и там «нельзя, запрещено, все расписано, все против нормы, против здравого смысла».

Тогда А.М. Казанцев выступил на комсомольском собрании Сибирского Отделения АН СССР. Он заявил: «если мы комсомольцы, значит, мы должны выполнять комсомольский устав, если мы ничего не делаем, зачем формально существовать, я предлагаю организовать Студенческое Конструкторское бюро». В результате, его выбрали на районную комсомольскую конференцию, а затем на городскую и областную. В интервью автору данной работы А.М. Казанцев, выделил несколько фактов, которые не упоминаются больше ни в одном источнике. По его словам, «было организовано сопротивление возникновению «Факела» - имели место кое-какие подтасовки, вплоть до того, что были фиктивные члены конференции и поддельные протоколы, целый взвод или больше курсантов училища пришли в штатском и проголосовали, но мне несмотря ни на что удалось дойти до областной конференции». В этой связи, характерен еще один инцидент, о котором рассказал Казанцев. На районной конференции Казанцева выбрали делегатом на съезд комсомола, «но туда не допустили. Объяснили это так, уже есть делегат - лауреат Ленинской премии, молодой доктор наук». А.М. Казанцева вызвал секретарь райкома КПСС Р.Г. Яновский и сказал: «Саша, ты куда лезешь!» По словам А.М. Казанцева, Рудольф Григорьевич пригрозил собрать дополнительную конференцию и переизбрать делегата комсомольского съезда. Конференцию не собрали, собрали Пленум, в результате отправили этого молодого доктора наук, хотя кворума не было. Таким образом, Яновский не поддержал А.М. Казанцева с его идеей создания молодежной внедренческой фирмы.

По мнению, Александра Михайловича «власти рассудили так, какие комсомольские мероприятия не пропадали, они же возникали и исчезали и это исчезнет, потешится дитя на этом дело и закончится», так и появился «Факел».

По утверждению Казанцева у «Факела» было много противников. Такого же мнения придерживался сотрудник «Факела» Александр Радов. Так, он отметил, что на начальной стадии работы «Факела» многие директора институтов были против работы своих сотрудников в фирме. «Они не пускали на работу в «Факел», как появлялось свободное время, подбрасывали ребятам столько дел, что им было не до фирмы или отсылали куда-нибудь - хотя бы на картошку. Сколько было драм, к нам рвались, а их не пускали».

В статье И.И. Коршевера, (в те годы он входил в состав бюро райкома комсомола) помещена очень интересная характеристика А.М. Казанцева, автор высказал свои впечатления от его выступления на комсомольской конференции Советского района в декабре 1965 г. «По внешним своим признакам он мог бы вполне быть воспринят как традиционный комсомольский лидер - вожак и трибун, энергия и воля. Но то, что он говорил, было настолько свежо и нетривиально, что обратило на себя внимание всего комсомольского актива. А.М. Казанцев рассматривал хозяйственную деятельность комсомола как путь к реализации обсуждавшихся изменений в комсомоле. Он говорил: Вы хотите клубов? где взять деньги на аренду помещения?…Вы хотите спорта? А на что купить инвентарь?…Вы хотите туризма? - Заработайте на поход или на экскурсию. Ничего у нас не получится на скудном пайке обкомовского бюджета, да и друзей у нас там маловато. И вообще, не к лицу побираться молодым людям, обладающим квалификацией и энергией. Доведите ваши изделия и программы до товарного вида, продайте их заинтересованному заводу или НИИ - и мы решим две проблемы одновременно: проблему комсомола и проблему внедрения».

Итак, необходимо отметить особую роль А.М. Казанцева в создании «Факела», только благодаря его характеру, целеустремленности, энтузиазму, хорошим организаторским способностям и умению убеждать, он встретил широкую поддержку и возникновение «Факела» стало возможным. Специальным корреспондентом газеты «Советская Россия» Ю. Шпаков отметил, что «без энергии молодого инженера, без его неугомонности научно-студенческая фирма могла не родиться вообще».

Павел Волин отметил, что « «Факел» возник на пустом месте - он не имел материальной базы, штатов, но зато было другое, не менее важное, которое иной раз может с лихвой восполнить материальное. Во-первых, энтузиазм, жажда поиска, неуемное желание дерзать и созидать; во-вторых, а может, это и есть, во-первых, знания, ум, идеи. Последнее даже нельзя, строго говоря, считать нематериальным. В эпоху НТР самые ценные, действительно незаменимые ресурсы - знания, способности, природные дарования человека. Нематериальные результаты труда - продукция человеческого мозга, таланта, интеллекта, выраженная в открытиях, изобретениях, научно-технических идеях, подчас ценнее самих машин и заводских стен, ибо открывает новые возможности создания материальных и духовных богатств. Вот эти, неосязаемые возможности молодежных коллективов и давали «чудеса» в виде проектов, технических решений и других вполне реальных предметов».

Игорь Иосифович Коршевер выделяет несколько факторов способствующих созданию «Факела». Во-первых, он отмечает, что «началом «Факела» можно считать комсомольскую конференцию Советского района в декабре 1965 г.», где А.М. Казанцев выступил с идеей создания фирмы «Факел» и получил поддержку. «Тогда инициаторы движения за «обновление комсомола» одержали на конференции организационную победу. Это был тот редкий в советской истории случай, когда на короткий период молодежь и комсомол оказались вместе. Весь состав нового районного бюро райкома комсомола (В.Г. Костюк, С. Рожнова, А.М. Казанцев, Г. Аношин, И. Яковкин, И.И. Коршевер и др.) стал «реформаторским»». На конференции первым секретарем райкома комсомола был избран В.Г. Костюк, а И.И. Коршевер был избран в бюро нового райкома комсомола ответственным за работу с научной молодежью. По мнению, И.И. Коршевера благодаря тому, что к власти пришли «реформаторы» реализация идеи А.М. Казанцева стала реальной.

Во-вторых, по мнению Игоря Иосифовича «изначально общественные устремления молодежных лидеров имели, в конечном счете, ту же направленность, что и план М.А. Лаврентьева - создание современного научного центра, способного принять вызов научно-технической революции - научного центра постиндустриального типа». То есть И.И. Коршевер утверждает, что инициаторы создания «Факела» и М.А. Лаврентьев были единомышленниками, что способствовало, как созданию, так и в дальнейшем укреплению позиций «Факела» в Академгородке.

Интересная точка зрения у И.И. Коршевера по поводу того, почему М.А. Лаврентьев не просто поддержал «Факел» - «государственный муж, обремененный многими заботами, мог часами беседовать с «мальчишками» Костюком, Казанцевым, а впоследствии с их преемниками». Что же его привлекало в столь экстравагантной деятельности молодежного «Факела». И.И. Коршевера отмечает, что, «столкнувшись с реалиями «полуфеодального окружения» российской провинции того времени, авторы проекта по созданию «научного комплекса постиндустриального типа» поняли, что первоначальный его вариант грешит отсутствием целостности, что в нем не были продуманы некоторые аспекты. Таким образом, идеологи проекта довольно быстро осознали, что для реализации эффективной научной деятельности субъекты научного процесса нуждаются в адекватной среде, и что стандартными советскими схемами - привилегированными пайками, ранжируемыми номенклатурным «табелем о рангах» - здесь не обойдешься. Нужен специфический микросоциум, поддерживающий важные факторы научного процесса, - межнаучное и вненаучное общение, - а для того, чтобы это все создать на ровном месте, необходимы были элементы гражданской самоорганизации и относительной экономической независимости». Следовательно, по мнению автора, такие структуры, как «Факел» всесторонне поддерживались и поощрялись.

По этому же вопросу интересна точка зрения Е.Г. Водичева. Он отмечает, что «демонстрируемая руководством новосибирского научного центра заинтересованность в народнохозяйственном внедрении результатов научной деятельности, предпринимавшиеся ими попытки сформировать оригинальную и эффективную систему взаимодействия науки и практики», все это изначально было направлено на обеспечение «хорошего имиджа Академгородка». Водичев утверждает, что «любые достижения, удачные эксперименты служили неким аргументом для оправдания колоссальных затрат на строительство научного центра, обеспечение его существования и развития». В связи с этим, по мнению Водичева, поддержка «Факела» со стороны М.А. Лаврентьева была предсказуема.

Кроме того, названный автор отмечает, что в Новосибирском научном центре в эти годы происходят важные изменения - «начинает переосмысливаться опыт создания самого научного комплекса, не только на уровне теории, но и актуальной практики. Эксперимент с созданием научно-реализационного объединения «Факел» как раз и стал одним из проявлений подобной критики - формировалось звено, призванное компенсировать появляющиеся в академгородковской практике элементы научного консерватизма и монополизма сложившихся научных школ, а также преодолевать дисциплинарные и институциональные границы между отдельными учреждениями научного центра».

А.М. Казанцев выделяет несколько «благоприятных факторов», которые способствовали возникновению НПО «Факел». По мнению автора, это «атмосфера творчества и энтузиазма, которую создал М.А. Лаврентьев в СО АН». Это первый секретарь Советского райкома партии В.П. Можин, поручившийся своим партбилетом за то, что в деятельности НПО «Факел» не будет ничего криминального. В интервью автору данной работы А.М. Казанцев заметил, что «люди типа Г.И. Марчука, типа М.А. Лаврентьева величайшая редкость, они способны руководствоваться здравым смыслом, они не бояться парадоксов, а стремятся к ним, помощь которую они оказали «Факелу» была очень значительной. Так, Г.И. Марчук первый рискнул заключить с «Факелу» договор на изготовление ячеек. А М.А. Лаврентьев лично решал проблемы, которые стояли на пути у «Факела»».

По утверждению Казанцева это был «здравый смысл» управляющего Советским районным отделением Госбанка и управляющего Новосибирским областным отделением. Но большего всех, по мнению автора, рисковали своей репутацией и карьерой второй и третий секретари ЦК ВЛКСМ Юрий Владимирович Торсуев и Борис Николаевич Пастухов. «Для Торсуева любой скандал с «Факелом» мог закончиться последним из многих строгих выговоров. Их он получил за организацию «несвойственной комсомолу» хозяйственной деятельности и за то, что он никак не хотел мириться с зазорной практикой попрошайничества, т.е. телефонных и письменных просьб к главным бухгалтерам местных организаций перечислить на счета РК, ГК и ОК ВЛКСМ «немножко денежек». Еще один строгий выговор Торсуев получил за организацию студенческих строительных отрядов, без которых трудно проводить платные концерты и прочее».

А.М. Казанцев в интервью автору данной работы отметил, что В.Г. Костюк сыграл решающую роль в создании «Факела», «Костюк солидарен со мной был, поддержку оказал с самого начала». Характерно, что те немногочисленные статьи в поддержку НПО «Факел», которые были опубликованы в начальный период существования объединения, фактически все принадлежали именно В.Г. Костюку, в них он положительно оценивал деятельность НПО, поддерживал молодежную инициативу.

На комсомольской конференции Советского района в декабре 1965 г., А.М. Казанцев выделил, еще один «благоприятный элемент», способствующий возникновению «Факела». Он отметил: «еще недавно подобная деятельность комсомола на уровне райкома была бы лишена всякого смысла, но новые экономические принципы («косыгинская реформа»), которые для повышения материальной заинтересованности субъектов хозяйствования разрешают предприятиям из оплачиваемых за выполненные работы средств образовывать прибыль, могут послужить реальным фундаментом для социально обоснованной хозяйственной деятельности комсомола».

В интервью автору данной работы Александр Михайлович отметил, что «Аганбегян был можно сказать зачинателем «Факела», после его выступлений идея «Факела» появилась. Абел Гезевич приходил на комсомольское собрание, или просто на собрание молодежи и рассказывал в течение полутора, двух часов, что твориться в нашей экономике, из-за того, что все по рукам повязано, все жестко. Он говорил, если верить статистике, то каждый год у нас прирост посевных площадей увеличивается, значит, мы засеять должны были все вплоть до территории Канады. Если верить статистике, то у нас зерна должно быть столько то и другие примеры, короче говоря - все ложь. Откуда он взял такие статистические данные непонятно. Но это все всех будоражило. Идея, какая, что вся наша экономика связана, повязана, надо развязать руки». По словам Казанцева, Аганбегян создал благоприятную атмосферу для возникновения «Факела», благодаря ему идея «Факела» была поддержана научным сообществом.

Итак, как трактуется причина создания НПО «Факел» при Советском райкоме ВЛКСМ в «Положении о НПО «Факел»». «Перемещение центра тяжести исполнительной и законодательной власти от государственных органов к общественным, неуклонное возрастание роли общественных организаций - объективная закономерность. Это - с одной стороны, следствие роста культурного уровня советского общества, его способностей решать задачи, бывшие раньше привилегией узкой группы государственных служащих, с другой стороны - это следствие роста экономической базы общества, обуславливающее расширение сферы руководителей и организаторов».

В связи с этим утверждением необходимо отметить, что в программе КПСС было обозначено, что «…всестороннее развитие и совершенствование социалистической демократии, активное участие всех граждан в управлении государством, в руководстве хозяйственным и культурным строительством, - таково главное направление развития социалистической государственности в период строительства коммунизма. В процессе дальнейшего развития социалистической демократии произойдет постепенное превращение органов государственной власти в органы общественного самоуправления».

Последнее утверждение смело можно было трактовать, как всестороннюю поддержку властями любых начинаний направленных на обеспечение самостоятельности народа. Таким образом, идея создания хозрасчетной фирмы при общественной организации, казалось, вполне вписывалась в существующую государственную систему. Райком комсомола рассматривал «Факел» в первую очередь как возможность обеспечить самостоятельность, независимость райкома ВЛКСМ. Далее в Положении отмечено, что «в решении такой сложной проблемы, как преобразование социалистической государственности в общественное коммунистическое самоуправление, особо важную роль приобретает вопрос о выборе правильных форм и методов работы, поскольку экономические и социальные последствия этого выбора очень велики. Для комсомола эта проблема имеет свои специфические особенности, т. к. именно в его рядах воспитывается поколение, которое будет жить, работать и управлять общественными делами при коммунизме». В связи с этим райком комсомола отметил, что «специфика Новосибирского Академгородка, заключается в том, что здесь решается большой круг сложных научных проблем, имеющих важное народнохозяйственное значение, причем к решению этих задач широко привлечена молодежь, составляющая значительный процент населения. Эта особенность обусловила своеобразие форм комсомольской и молодежной работы, проводимой здесь. Это Советы молодых ученых, физико-математические, химические и т.п. олимпиады среди школьников, молодежные кафе-клубы, спортивные, творческие объединения молодежи при комсомольских организациях, а теперь и «Факел» при райкоме комсомола. Все это - плоды общественной активности молодежи, стихийного социального эксперимента, который идет в Академгородке с первых дней его существования и который, в настоящее время, перешагнул уже за его границы». Итак, здесь «Факел» представлен как специфическая форма комсомольской работы, социальный эксперимент, метод достижения «коммунистического самоуправления», ведь средства заработанные организацией, обеспечат самостоятельность и независимость комсомольских организаций района.

На страницах газеты «За науку в Сибири» В.Г. Костюк высказал точно такую же идею. В статье «Молодежь и убежденность» Всеволод Григорьевич отметил, «в настоящее время на передний план выходит развитие непосредственной демократии, форм общественного самоуправления, в связи с требованиями времени. Поэтому необходимо расширять юридические права комсомола, укреплять его материальную базу». «Факел» должен был помочь райкому комсомола стать самостоятельной общественной организацией.

Итак, научно-технический прогресс определял для науки ключевую роль в решении экономических проблем. Но на пути внедрения научных достижений в практику было множество преград - ведомственные перегородки, монодисциплинарность традиционных научных учреждений, монополизм сложившихся научных школ и др. На страницах газет и журналов ученые критиковали существующую систему организации науки - на первое место выдвигалась проблема взаимодействия науки и производства. В результате дискуссии ученые пришли к выводу, что необходимо создать организацию-посредника, осуществляющую внедрение научных достижений в практику. Эта организация должна была учесть все недостатки существующей системы внедрения. В Академгородке были все необходимые условия для возникновения подобной организации. Возникновение хозрасчетной внедренческой фирмы «Факел» стало возможно благодаря той атмосфере демократичности, которая царила в Академгородке второй половины 60-х. и «косыгинской реформе» для которой был характерен поиск наиболее эффективной системы и принципов управления народным хозяйством, именно в это время шли различные эксперименты, направленные на совершенствование экономики страны. Смысл этой реформы заключался в том, что для повышения материальной заинтересованности субъектов хозяйствования разрешалось предприятиям из оплачиваемых за выполненные работы средств образовывать прибыль. В результате проведенной реформы, создание хозяйственной фирмы типа НПО «Факел» стало возможным. «Факел» был создан при райкоме комсомола, вследствие чего он был вневедомственный, что позволяло ему проводить междисциплинарные исследования, фирма получила возможность формировать независимую научно-техническую политику, вдобавок его финансовая деятельность была неподконтрольна банку и др.


2. Основные направления деятельности НПО «Факел»


2.1 Научно-производственная деятельность НПО «Факел»

факел объединение наука организация

8 июля 1966 г. на бюро Советского райкома ВЛКСМ был утвержден проект Комсомольского конструкторского бюро и его директором назначен А.М. Казанцев.

октября 1966 г. на заседании Президиума СО АН была одобрена инициатива Советского райкома ВЛКСМ по организации Конструкторского бюро на общественных началах. Здесь в поддержку ККБ выступил М.А. Лаврентьев и представитель райкома партии Б.П. Белянин. Последний отметил, что «райком обсуждал эту тему и ввиду того, что в комсомоле трудности с заинтересованностью молодежи, была просьба к Сибирскому отделению поддержать инициативу, чтобы повысить тонус». Заседание Президиума постановило «усилить вовлечение в работу Конструкторского бюро учащихся старших классов школ Академгородка и студентов НГУ, а также поручить Ученому секретарю Сибирского отделения совместно с Советским райкомом ВЛКСМ и руководством Конструкторского бюро рассмотреть организационные вопросы деятельности КБ, а также оказать содействие в организации научного руководства деятельностью КБ».

Интересно, что на заседании Президиума СО АН СССР и речи не шло об общих проблемах содействия научно-техническому прогрессу - вопрос обсуждался в контексте достаточно частной темы - привлечении молодежи к научному творчеству. Так А.М. Казанцев свое выступление на заседании посвятил вопросу занятости студентов в ККБ. Он отметил, что «основная масса участников ККБ - это студенты, в качестве рабочей силы и под научным руководством сотрудников Академии наук, в основном младших научных сотрудников. Студенты используются как вспомогательная рабочая сила, чтобы младших научных сотрудников освободить от вспомогательной работы. Ведь, 80% времени научных сотрудников тратится на работу, которую могут выполнять неквалифицированные работники. Например, монтаж, наладочные работы, мелкие слесарные работы, подготовка алгоритма вместе с сотрудниками математического института».

ККБ было переименовано в НПО лишь 27 декабря 1966 г. Необходимо отметить, что во многих историографических и архивных источниках указано, что НПО «Факел» было организованно 8 июля 1966 года. В связи с этим надо уточнить, что 8 июля было создано ККБ на общественных началах. Впоследствии, множество комиссии, которые проверяли деятельность «Факела» утверждали, что Президиум утвердил лишь ККБ на общественных началах, а не хозрасчетную фирму. Но на самом деле на заседании Президиума СО АН СССР 7 октября 1966 г. Казанцев отметил, что «часть заработанных средств выделяется на премирование», также Александр Михайлович заметил, что «чисто на общественных началах многого не сделаешь». То есть изначально речь шла о работе не на «общественных началах» (то есть бесплатно, как общепринято трактуется этот термин), а за определенную «вознаграждение». Что касается мнения, М.А. Лаврентьева по этому вопросу, то он отметил, что «личная заинтересованность нужна, но лучше укладываться в существующую систему, но раз уж это сделано и дает определенный экономический эффект, вдобавок это не копание картошки или участие в работе на стройке, было бы полезно это дело поддержать». Таким образом, участники заседания в полной мере осознавали, что речь шла о хозрасчетной фирме при райкоме комсомола.

Итак, «Факел» был создан при райкоме ВЛКСМ, так как в Уставе комсомола было прописано, что комсомол может для финансового поддержания своей уставной деятельности создавать новые хозяйственные подразделения, деятельность которых неподконтрольна обычным советским финансово-хозяйственным органам, а только специальным внутренним контрольно-ревизионным органам партии и комсомола, и при этом свободна от уплаты налогов. В результате, удивительным образом «Факел» сумел найти свою «законодательную нишу» его деятельность не была официально разрешена, но и не подпадала ни под какие запретительные инструкции.

Остановимся на основных особенностях присущих НПО «Факел». Объединение базировалось на идее привлечения широкого круга исследователей (главным образом - молодых учёных Новосибирского научного центра и студентов Новосибирского университета) для проведения комплексных междисциплинарных исследований и ускорения производственного внедрения разработок СО АН СССР. Это позволяло легко выходить за стены монодисциплинарных институтов, типичных для советской науки, преодолевать рамки отдельных научных дисциплин, объединять исследователей и инженеров по проблемному принципу в интересах решения конкретной научной, научно-технической или производственной задачи. Таким образом, были учтены все недостатки в системе организации научной деятельности, а также ликвидированы все преграды на пути внедрения научных достижений академических институтов в промышленность. Особенностью «Факела» было то, что вся его деятельность была поставлена на прочную хозрасчетную финансовую основу. Научно-исследовательский институт или предприятие заключали с объединением договор, причем указывалась цена договора. Как студенты-исполнители, так и их научные консультанты получали заработную плату в пределах половины ставок по основному месту работы. «Факел» все расходы оплачивал сам, в том числе и расходы на основные фонды. У него не было своего здания, своих мастерских, лабораторий, все работы выполнялись на базе существующих институтов. Когда работа была выполнена, заказчик оплачивал ее, и вся разница между небольшой себестоимостью и высокой ценой изделия становилось чистой прибылью «Факела». Еще одна особенность «Факела» - он создан при Советском райкоме комсомола, и этим принципиально отличается от всех хозяйственных организаций. Он вневедомственный, подотчетен выборным органам - бюро и пленуму райкома, и его руководство тоже выборное. Соответственно, средства заработанные членами объединения, шли частично на оплату их труда, частично, - на выполнение «дотационных» тем, и в основном на нужды районной комсомольской организации. Теперь подробно разберем механизм деятельности «Факела» на основе анализа Положений о НПО, чтобы иметь полное представление о системе работы НПО.

Интересно, что в архивных документах представлено лишь одно «Положение о НПО «Факел»», которое было утверждено на пленуме Советского райкома ВЛКСМ 30 января 1968 г. Это Положение было составлено при первом директоре НПО А.М. Казанцеве (в марте 1969 года он был «освобожден от поста директора НПО «Факел»). Также мною было найдено опубликованное «Положение о НПО «Факел»», которое в свою очередь одобрило бюро райкома ВЛКСМ 20 марта 1970 г., а также оно было одобрено постановлением Президиума СО АН СССР от 13 февраля 1970 года, в архивных документах этого Положения нет. Видимо, «Положение о НПО «Факел»» появилось достаточно поздно через полтора года после возникновения «Факела».

Так, А.М. Казанцев на бюро райкома комсомола 20 января 1967 г. отметил, что «еще не закончен период организации фирмы». И обозначил, что предполагается сделать. Только «планировалась структура фирмы», предполагалось ее сделать такой: «общее собрание фирмы избирает директора фирмы, а по его представлению назначаются райкомом комсомола его заместитель по науке и главный инженер - это исполнительные органы. Распорядительным органом должен стать Научно-технический совет. Председатель НТС представляется Президиумом СО АН СССР и утверждается общим собранием членов». Что касается, основных направлений в плане дальнейшей работы Казанцев отметил, что «предполагается создать сильную монтажную группы, группу программистов, группу по полупроводникам и пленкам, организовать производство резисторов и пленочных емкостей, а также создавать интегральные схемы». Александр Михайлович также отметил, что базой организации пока является ВЦ, однако она, очевидно, изменится и переместится в Институт математики, так как оттуда более всего представляется тем. Таким образом, ясно, что структура фирмы еще не была сформирована, и другие организационные вопросы деятельности фирмы также не были решены, хотя научная деятельность организации осуществлялась и, по утверждению, Казанцева «к январю 1967 г. было закончено договоров на сумму 200 тыс. рублей». Вдобавок, на бюро райкома комсомола 20 января 1967 г. возникло очень много вопросов, связанных с организацией деятельности НПО «Факел». Например, были заданы такие вопросы, - по какому принципу оценивается деятельность фирмы; как осуществляется контроль продукции; зачем нужны некоммерческие договора; как НПО помогает внедрению самих работ в производство; как распределяется прибыль. Это говорит о том, что не было документа регламентирующего деятельность фирмы, иначе члены бюро с ним бы ознакомились. Но Комиссия СО АН СССР, которая осуществила проверку деятельности НПО «Факел» в октябре 1967 г. отметила, что «первоначально разработанное Положение утверждалось на бюро РК ВЛКСМ. Но в 1967 г. в него в рабочем порядке вносились изменения». Необходимо отметить, что в материалах Комиссии СО АН СССР, содержится критика Положения, цитаты из которого четко соответствуют тексту «Положения о НПО «Факел»» от 1968 г. В связи с этим, можно предположить, что кардинальных изменений в текст Положения внесено не было.

Остановимся на вопросе о целях и задачах НПО «Факел». В докладе на бюро райкома комсомола 20 января 1967 г. А.М. Казанцев отметил, что цель создания НПО «силами молодежи помогать развитию науки, помогать развитию многостороннему нашей молодежи». Также он заметил, что «число сотрудников фирмы сейчас около 100 человек, из них - 75 студентов». Александр Михайлович рассказывая о научных планах НПО «Факел» на 1967 г. основной акцент сделал не на важности этих работ для науки и народного хозяйства, а на степени занятости студентов в этих работах. Было отмечено, что «для выполнения этих тем предполагается в 1967 г. привлечь 200-250 человек студентов». В связи с этим, можно сделать вывод, что в это время «Факел» рассматривался лишь как форма комсомольской работы и не более.

В приложении к «Положению о НПО «Факел»» от 1968 г. райком комсомола отметил, что «основной целью создания этого объединения ставилась организация такой формы участия комсомольцев и молодежи в производственной деятельности, которая наилучшим образом сочетала бы в себе положительные качества, как общественных организаций, так и государственных. Кроме того, целью создания НПО «Факел» является экспериментальный поиск наиболее оптимальных форм вовлечения широких масс молодежи в работу по организации и управлению наукой и производством, по развитию принципов коммунистического управления повышению уровня экономических и политических знании».

В самом «Положении о НПО «Факел»» от 1968 г. была сформулирована такая цель - «привлечение молодежи к активной хозяйственной, научной деятельности, развитие в конкретной работе навыков исследователей и организаторов производства; расширение тематики научно-исследовательских работ; повышение эффективности труда научно-технических работников; ускорение внедрения новейших достижений науки и техники в производство». Таким образом, на привилегированное первое место поставлена цель - «привлечение молодежи», а не внедрение научных достижений в практику.

В этом Положении указано, что «для выполнения своей основной цели НПО проводит следующие мероприятия:

. выявляет через научно-технический совет НПО, через советы молодых ученых и специалистов при первичных комсомольских организациях институтов, заводов, конструкторских бюро внутренние резервы в деятельности лабораторий, цехов, мастерских, разрабатывает конкретные предложения по улучшению их деятельности. По договоренности с заинтересованными организациями НПО участвует в претворении в жизнь этих предложений.

. совместно с Президиумом СО АН СССР, Научно-техническим советом НПО, ученики и научно-техническими советами институтов СО АН CCCP и других учреждений организует специалистов на решение насущных проблем науки и техники, концентрируя свое внимание в основном на молодежи, с целью ускорения процесса формирования молодых специалистов;

3. привлекает студентов ВУЗов и техникумов к практической деятельности в лабораториях СО АН СССР, а специалистов СО АН - к чтению курсов лекций, организации лабораторных работ, соответствующих современному состоянию науки и техники, для студентов города;

. способствует обмену научно-технической информацией между молодыми специалистами СО АН, ВУЗов, НИИ и предприятий города путем организации работ на стыках наук, организации конференций молодых ученых и специалистов, конкурсов на лучшую работу и др.;

5. разрабатывает новые, а также модернизирует существующие образцы оборудования и приборов научного эксперимента, автоматики вычислительной техники и др.;

. оказывает техническую помощь промышленным предприятиям по внедрению в производство новейших достижений науки, техники, полученных в Сибирском отделении АН СССР;

. кроме перечисленных выше, задачей НПО является обеспечение денежными средствами райкома комсомола и первичных комсомольских организаций для проведения ими культурных, спортивных и других мероприятий».

В приложении к «Положению о НПО «Факел»» от 1968 г. райком комсомола отметил, что «для районной комсомольской организации НПО «Факел» является важной формой участие комсомола в решении целого комплекса научных, экономических, идеологических и социальных проблем; однако, НПО не подменяет существующие формы комсомольской работы, а расширяет их, углубляет и видоизменяет». Таким образом, «Факел» еще рассматривается как форма комсомольской работы, а не как крупная фирма, внедряющая научные достижения в народнохозяйственную практику.

Теперь рассмотрим, какие цели, и задачи были поставлены в «Положении о НПО «Факел»» от 1970 г. В Положении указаны следующие задачи:

«1. ускорение внедрения исследовательских разработок СО АН СССР в народное хозяйство путем доведения их до опытных полупромышленных образцов и методик;

. проведение комплексных исследований с привлечением специалистов из самых различных областей науки и техники на новых, только что возникших научных направлениях, для реализации которых нет сложившихся научных коллективов;

. вовлечение научных работников в сферу внедрения результатов научных исследований в народное хозяйство;

. увеличение времени использования специального оборудования;

. улучшение обмена научно-технической информацией между институтами СО АН СССР и между отдельными специалистами;

. приобретение молодики научными работниками опыта научно-организационной работе;

. обучение студентов практической деятельности на конкретных научно-исследовательских разработках;

. создание материальной базы для политико-воспитательной, спортивной и культурно-массовой работы комсомольских организаций».

Итак, в этом Положении, как основная цель ставится повышение эффективности научных исследований для народного хозяйства, а также привлечение молодежи к активной научной и хозяйственной деятельности. «Факел» представлен уже не просто как форма комсомольской работы, а серьезная внедренческая организация. Также необходимо отметить, что акцент сделан на ускорении внедрения исследовательских разработок СО АН СССР, так как часто «Факел» обвиняли в том, что его деятельность ориентированна не на Сибирь, а на страну в целом.

Чтобы составить представление о том, как была организованна работы НПО «Факел» необходимо проанализировать документы, регламентирующие научно-производственную и финансово-хозяйственную деятельность фирмы.

В нашем распоряжении два Положении о НПО «Факел». В «Положении о НПО «Факел»» от 1968 г. рассматриваются только цели и задачи НПО, функции и обязанности Совета директоров и Совета молодых ученых филиала. Также немного затронут вопрос финансовой деятельности НПО «Факел». Так, в параграфе «Учет, отчетность, финансовая деятельность» не рассматриваются такие вопросы: имущество и средства НПО, как образуются доходы и расходы фирмы, на что расходуется прибыль, что включает смета расходов по договору, вопрос заработной платы сотрудников НПО и другие очень важные вопросы финансово-хозяйственной деятельности НПО «Факел». Таким образом, в этом Положении опущен вопрос о Научно-техническом совете НПО и его функциях, о тематических группах, о научно-производственной деятельности НПО «Факел» (виды договоров, порядок их заключения, трудовые соглашения) также не рассматривается вопрос взаимоотношения НПО «Факел» с базовыми организациями. Таким образом, анализ данного Положения не вносит ясность в понимание структуры, организации научно-производственной и финансово-хозяйственной деятельности объединения. В «Положении о НПО «Факел»», которое было одобрено бюро Советского РК ВЛКСМ 20 марта 1970 г. грамотно описаны основные организационные вопросы деятельности НПО «Факел». Принципы деятельности фирмы, которые рассматриваются в этом Положении, действовали на протяжении всего периода существования НПО «Факел», но, видимо, раньше их грамотно никто не сформулировал, либо какой-то вариант Положения не сохранился. Проанализируем на основе Положений организационное строение и метод работы НПО «Факел».

В Положении, принятом в 1968 г., отмечено, что «Научно-производственное объединение «Факел» наряду с отделом науки и отделом промышленности является составной частью Совета молодых ученых и специалистов при Советском РК ВЛКСМ». И.И. Коршевер на пленуме райкома комсомола 30 мая 1969 г. отметил, что «Факел» возник из Совета молодых ученых, но быстро отошел от Совета, и в тех институтах, где наиболее активно были проблемы внедрены, там «Факел» быстро вытеснил Советы молодых ученых».

Что касается структуры НПО «Факел». Рассмотрим структурные единицы НПО - Научно-технический совет, совет директоров, совет филиала и тематическая группа. Итак, объединение строится по принципу общности научных направлений. Организациями фирмы являются филиалы, объединяющие в себе тематические группы одного научного направления. Тематическая группа это «производственное звено филиала НПО «Факел»» и ее деятельность строится на «производственной дисциплине, основанной на сочетании единоначалия и свободной научной дискуссии».

Рассмотрим функции руководящих органов НПО «Факел» - Научно-технический совет, Совет директоров и Советы филиалов. Согласно Положению, «управление НПО «Факел» строится на принципах демократического централизма. Это означает, что руководящие органы НПО «Факел» - советы филиалов и совет директоров: избираются сотрудниками НПО и периодически отчитываются перед ними; все вопросы своей работы решают в соответствии с настоящим Положением и постановлениями вышестоящих органов; советы филиалов и советы директоров являются коллегиальными руководящими органами, то есть решения на заседаниях совета принимаются большинством голосов; обсуждение принципиальных вопросов деятельности НПО может быть перенесено на общее собрание филиала или НПО, которое и принимает решение по этим вопросам; после принятия решения оно становится обязательным для всех нижестоящих организаций».

В связи с этим интересно отметить, что в Положении принятом в 1970 г. указано, что «при выборах руководящих органов соблюдаются принципы систематического обновления и омоложения состава руководства». Таким образом, фирма предоставляла большие возможности молодым ученым для проявления, как для проявления творческой инициативы, так и для профессионального роста.

Вопрос о Научно-техническом совете (НТС) НПО «Факел» в Положении принятом в 1968 г. не рассматривался, - там лишь указывалось, что научно-методическое руководство деятельностью НПО «Факел» осуществляет Президиум СО АН СССР через НТС НПО «Факел»».

В Положении, принятом в 1970 г., этот вопрос рассматривается достаточно подробно. Итак, НТС «является коллегиальным органом, осуществляющим научно-методическое руководство деятельностью НПО «Факел»». Состав НТС утверждался Президиумом СО АН СССР по согласованию с Советским РК ВЛКСМ. При этом Президиум СО АН СССР назначал председателя НТС. Как отмечено в справке о деятельности НПО за 1970 г. «в состав НТС входят ведущие ученые CO АН СССР, в том числе члены-корреспонденты АН СССР Н.Н. Яненко (председатель), А.Г. Аганбегян, М.Г. Слинько, д.ф-м.н. A.A. Дерибас, д.т.н. Е.И. Шемякин и др.». А также в НТС входили директор НПО, его заместитель по научно-организационным вопросам и главный инженер НПО.

В Положении выделены следующие задачи НТС НПО «Факел»:

. осуществляет руководство научно-исследовательскими работами, проводимыми за счет средств НПО, путей выбора основных направлений и тематики научно-исследовательских работ и контроля научного уровня выполнения этих работ;

. вырабатывает рекомендации по хоздоговорной тематике НПО, контролирует планы и основные направления деятельности филиалов НПО;

3. ставит на обсуждение и подвергает оценке научные результаты отдельных работ и направлений НПО;

4. рассматривает вопросы научно-организационной работы среди сотрудников НПО, определяя тематику научных конференций, семинаров, содержание сборников НПО и т.д.;

. рассматривает вопросы подготовки кадров НПО, определяя основные направления в работе со студентами, школьниками, вопросы подготовки программистов, лаборантов и пр.

. осуществляет связь НПО «Факел» с Президиумом СО АН СССР.

Итак, научно-техническое руководство деятельностью НПО осуществляют ученые Сибирского отделения АН СССР.

Теперь рассмотрим функции Совета директоров. В Положении 1968 г. указано, что Совет директоров это «постоянно действующий орган по выработке всех решений». Также здесь указано, что в Совет директоров входят - директор НПО «Факел» и его заместители: заместитель по науке, заместитель по общим вопросам, главный инженер и директора филиалов. В Положении же 1970 г. отмечено, что в состав Совета директоров входят: директора всех филиалов, начальник планово-экономического отдела, главный бухгалтер, главный инженер, директор НПО и его заместители, а также председатель НТС и первый секретарь Советского райкома ВЛКСМ. Директор НПО, заместители директора и главный инженер избираются Советом директоров открытым голосованием. Состав Совета директоров утверждается бюро Советского райкома ВЛКСМ.

По Положению 1970 г. Совет директоров координирует и планирует научно-техническую работу филиалов; осуществляет научный и финансовый контроль состояния дел в филиалах; распределяет средства НПО; поощряет работников НПО за успехи в работе; принимает меры и санкции в случае нарушения Положения и инструкций; проводит научную и техническую политику, направленную на совершенствование деятельности НПО. Для выполнения вышеперечисленных задач Совет директоров:

обсуждает на своих заседаниях вопросы, связанные с основными принципами работы НПО;

периодически заслушивает отчеты директоров филиалов, членов дирекции и ревизионной комиссии НПО;

награждает и премирует сотрудников НПО;

накладывает взыскания на сотрудников НПО, предусмотренные настоящим Положением;

- представляет вопросы для обсуждения в НТС НПО и Советский РК ВЛКСМ;

- назначает комиссии для обследования состояния отдельных работ;

разрабатывает и проводит мероприятия по повышение научного уровня работ в НПО;

организует отбор тем для финансирования НПО;

разрабатывает и проводит мероприятия по совершенствованию организации труда и управления в НПО;

представляет на утверждение НТС и Советского РК ВЛКСМ предложения об изменении Положения;

разрабатывает и утверждает инструкции по деятельности НПО;

обсуждает вопросы, поставленные Советами филиалов;

организует деловые и научные связи с институтами СО АН СССР и другими организациями;

проводит работу с молодежью с целью привлечения ее для работы в НПО.

В Положении отмечено, что основанием к оплате трудовых соглашений является:

а) для рядовых исполнителей - счет, подписанный научным руководителем группы, ответственным исполнителем и директором филиала после принятия от исполнителя выполненной по теме работы;

б) для научного руководителя и ответственного исполнителя, кроме счета-акта о готовности работ, подписанный заказчиком и технический отчет с приобщением копий документов, переданных заказчику.

Таким образом, оплата в НПО «Факел» производилась по конечному результату работы. Экономист А.Г. Аганбегян отметил, что «практика оплаты участников работ по результатам этих работ, сданных фирме - является наиболее целесообразной с точки зрения целей фирмы и специфики ее работы. Эта практика оправдана с экономической точки зрения». На страницах газет этому вопросу уделено очень много внимания. Так, в «Литературной газете» помещена статья под названием «Не за степень, а за труд», здесь поднимается эта проблема. Также, в газете помещена статья Академика Л.И. Седова. Здесь, Леонид Иванович отметил, что «есть недостатки в нашей науке. Есть опасность - создание дутых авторитетов, которые свои незначительные, наукообразные, или вообще ошибочные работы выдают за великие достижения. Рождаются мифы и легенды о научных «открытиях» таких авторитетов. Организуются лаборатории, отделы, которые работают вхолостую на благо таких «ведущих» личностей. А в итоге - диссертаций много, дела же и пользы - мало». По мнению автора, «Псевдоученые паразитируют на теле общества повсеместном устранении болезней роста». «Факелу» удалось создать такую систему работы, которая позволила избежать фирме появления в ней подобных фактов. Оплата по конечному результату работы выявляла эффективность труда каждого сотрудника. По этому вопросу также интересно отметить мнение специального корреспондента «Литературной газеты» Павла Волина. Он отметил, что «очень часто научный коллектив НИИ годами работает над каким-либо проектом, а потом, когда, наконец, выдает опытный образец, он проваливается на испытаниях. Деньги любому НИИ, в том числе фонд заработной платы запланированы заранее, отчеты своему министерству о проделанной работе он аккуратненько представляет - денежки и идут. Дело в том, что институты чаще всего заключают договора с предприятиями своей отрасли. Он и они - дети одного министерства, перессориться оно им не дает. Скажет министерство заводу: «плати институту» - тот и заплатит, даже если от НИИ проку не имел никакого. А в «Факеле» не было такого защитника и благодетеля. «Факел» не мог позволить себе заниматься чем-то пустопорожним, отнестись к принятым обязательствам спустя рукава или хотя бы задержать работу, так как заказчик платил только по ее результатам». Таким образом, система оплаты по конечному результату встретила всеобщее одобрение.

Итак, кто является сотрудником НПО «Факел». В Положении принятом в 1970 г. этому вопросу посвящен целый параграф «Сотрудники НПО «Факел» их права и обязанности». Здесь отмечено, что «сотрудник любого предприятия, который получил разрешение на сотрудничество с НПО «Факел» от руководителя своего предприятия и заключил с НПО трудовое соглашение на выполнение определенной работы, является в течение времени действия данного трудового соглашения сотрудником НПО «Факел»». Также в Положении указаны права и обязанности сотрудников НПО «Факел». Что касается вопроса о правах сотрудников фирмы. В Положении указано, что сотрудник имеет право - избирать и быть избранным в руководящие органы, участвовать в обсуждении вопросов деятельности НПО «Факел» на собраниях сотрудников НПО, вносить свои предложения по улучшению деятельности, обращаться с вопросами, заявлениями и предложениями в дирекцию НПО, требовать защиты авторских прав на открытия, изобретения и рационализаторские предложения, сделанные в процессе работы по темам НПО и др. Таким образом, вышеперечисленные права сотрудников НПО «Факел» носят очень демократичный характер.

В Интернете на сайте «Архив Академика А.П. Ершова» в разделе «Текущие дела» в рубрике «Сотрудничество с НПО «Факел»» помещены 43 трудовых соглашения по теме Ф-305. Ершов был приглашен в НПО «Факел» в качестве научного руководителя проекта трансляторов с языков АЛГАМС и Альфа для машин БЭСМ-6 (тема Ф-305) на срок с 1.03.1970 - 31. 12. 70 гг. Андрей Петрович был взят на работу директором филиала «Вычислительной математики» НПО «Факел» З.Г. Гегечкори. Также по этой теме Гегечкори заключил соглашения с двумя ответственными исполнителями (руководители групп) - Геннадием Исааковичем Кожухиным и Игорем Васильевичем Поттосиным, которые подобрали работников по данной теме, и Гегечкори заключал с ними трудовые соглашения. Эти трудовые соглашения помещены на сайте «Архив Академика Ершова» в Папке 44. В связи с чем, мы можем наблюдать бланк трудового соглашения, который применялся НПО «Факел» в 1970 г. Итак, трудовое соглашении заключалось между - представителем НПО «Факел» (заказчик) и исполнителем, а также в нем указывалось, что в своей работе исполнитель подчиняется руководителю группы. Затем, в трудовом соглашении указывались некоторые сведения об исполнителе, место работы и должность, партийность, национальность, паспортные данные и др., на какую должность приглашается исполнитель и на какой срок, что входит в его обязанности, месячная зарплата исполнителя. В соглашении было отмечено, что зарплата выплачивается после выполнения работы и приемки таковой руководителем группы.

На оборотной стороне каждого трудового соглашения указывались «обязанности сотрудника НПО «Факел»» из Положения от 20 марта 1970 г. Кроме обязанностей, которые были перечислены в Положении, в трудовом соглашении еще отмечено, что исполнитель должен согласовывать с дирекцией НПО «Факел» не только публикацию научных работ (как в Положении принятом в 1970 г.), но и заявки на авторские свидетельства об изобретениях, патенты - в которых использованы материалы, полученные в ходе выполнения работ по темам НПО. Также в трудовом соглашении указано, что исполнитель должен «постоянно проявлять творческую инициативу в выполнении работ по темам НПО «Факел»». Если исполнитель не выполняет вышеперечисленные обязанности, он лишается права работы в НПО «Факел» на определенный срок. Образец трудового соглашения я поместила в Приложении данной работы.

Итак, для проведения конкретных разработок создаются временные коллективы, в которые включаются специалисты различных институтов СО АН, оплачиваемые по индивидуальным трудовым соглашениям и исполняющие свою работу в НПО в свободное от их основной работы время.

Игорь Иосифович Коршевер (заместитель директора НПО «Факел» по науке) отметил, что идея тематической группы в «Факеле» эволюционировала. Так, идея Казанцева была такой - создавать временные коллективы для проведения какой-либо работы из студентов с привлечением в качестве руководителя научного сотрудника. По словам Коршевера идею Казанцева развил инженер Института теоретической и прикладной механики СО АН Александр Фридберг. Его теория основывалась на том, что в тематические группы должны входить не обязательно студенты, а специалисты из соседнего института, из города, из других городов. Итак, Коршевер в газете «За науку в Сибири» отметил, что «на основе идеи А. Казанцева А. Фридбергом была развита концепция, позднее узаконенная как форма «Временного научно-технического коллектива» (ВНТК), позволявшая ставить комплексные междисциплинарные проекты, выполнение которых немыслимо без объединенных усилий специалистов различных направлений. До той поры реализация подобных проектов была невозможна без специальных постановлений ЦК партии и Совмина. Фридберговская концепция внедрения, наполнила конструкцию А. Казанцева, страдавшую на первых порах привнесенными им из научно-исследовательского сектора НЭТИ тематической мелкотравчатостью и некоторой этической неразборчивостью, серьезным научно-организационным содержанием». Также Игорь Иосифович отметил, что концепция, сформулированная Фридбергом «адекватно отображала идеологию лаврентьевской реформации на молодежную среду». Коршевер заметил, что «А. Фридберг и его однокашник по Саратовскому университету, инженер ВЦ Р. Нигматуллин, создали в структуре «Факела» филиал опытно-конструкторских разработок - систему временных научно-технических коллективов».

Итак, что касается оценки научными кадрами практики создания в НПО «Факел» временных тематических групп. На страницах газеты «За науку в Сибири» многие научные сотрудники отмечали, что НТП зависит от того, насколько эффективно будут решаться междисциплинарные проблемы, ученые утверждали, что в рамках традиционных монодисциплинарных научных учреждений это невозможно. Теперь же появился «Факел», который решил эту проблему, организовав тематические группы, которые занимались межинститутскими темами. Поэтому было много положительных отзывов со стороны научных сотрудников на появление таких групп. Также на страницах «Литературной газеты» эта проблема затрагивалась.

Так, даже М.А. Лаврентьева как-то отметил, что «главным организационным принципом деятельности НПО «Факел» является создание временных комплексных коллективов специалистов различных научных и технических направлений на время выполнения работы с оплатой по трудовым соглашениям. Такая организационная гибкость позволила НПО «Факел» за короткое время достичь высокой эффективности».

На бюро райкома комсомола 20 января 1967 г. Маранчук отметил, что «сейчас почти не разрабатываются межинститутские темы. «Факел» может разрабатывать темы с привлечением разных специалистов». Это, по мнению, автора, обеспечит «Факелу» большое будущее.

января 1968 г. в «Отчете о деятельности НПО «Факел»» А.М. Казанцев отметил, что «внедрение, научных разработок в народное хозяйство требует организации коллективов из научных сотрудников - авторов научной идеи, конструкторов, проектировщиков и специалистов того предприятия, где должна использоваться данная работа. Соотношение этих специалистов, общее их число, сроки работы зависят исключительно от характера работы, что делает неизбежным переформирование этих коллективов каждый раз, когда начинается новая работа. Более того, участие отдельных исполнителей целесообразно лишь на отдельных этапах работы. Трудовые соглашения обычно заключаются поэтапно и могут быть продолжены при успешной работе исполнителей, т.е. каждый работающий в НПО обычно принимается на работу несколько раз даже в течение срока выполнения той темы, в которой он занят».


2.2 Социальная деятельность НПО «Факел»


«В сентябре 1966 г., когда комсомольское конструкторское бюро «Факел» уже чувствовало свою эффективность и предвидело финансовую мощь, был проведен брейнсторминг. Под девизом: «Научиться расходовать» шла атака на проблему целенаправленного и разумного использования полученных средств. Предложений было много - реальных и фантастических, но, так или иначе, основные статьи расхода были подсказаны - было решено большую часть дохода выделять на комсомольские нужды района».

В записке «Об итогах 4-летней деятельности НПО «Факел» при Советском райкоме ВЛКСМ» отмечено, что «общие средства, получаемые НПО от заказчиков, распределяются следующим образом: 35% - на оплату рабочих площадей и оборудование институтов, на базе которых ведутся работы на договорных началах; 30-35% - на оплату исполнителям (оплата исполнителям не превышает 50% заработной платы по основному месту работы); 30-35% - накладные расходы. Часть средств из накладных расходов идет на дотации для проведения внеплановых научно-исследовательских работ. Основная же часть этой статьи является привлеченными средствами Советского райкома ВЛКСМ и комсомольских организаций базовых институтов и расходуется на работу с молодежью и детьми».

На бюро райкома комсомола 20 января 1967 г. Н. Соловых отметил: «до сих пор идеологическая работа велась только через убеждение словом. Те мероприятия, которые мы хотим проводить в районе, требуют материальных затрат. Наши некоторые мероприятия зависят от того, как мы найдем эти средства. Польза «Факела» в том, что он дает нам деньги, заработанные комсомольцами на нужды самих же комсомольцев».

Райком комсомола в приложении к Положению принятому в 1968 г. отметил, что «деятельность НПО «Факел» позволяет значительно расширить материальную базу районной комсомольской организации для ведения идеологической, культурно-массовой, спортивной работы ради молодежи. Привлеченные средства РК ВЛКСМ расходуются на расширение существующей материальной базы, создание новой, и, в первую очередь, на работу с детьми».

В газете «За науку в Сибири» 4 июля 1967 г. опубликована статья корреспондента газеты Н. Даниной под названием «Дела комсомольские». Здесь отмечено, что «Научно-производственного объединения «Факел», проведены следующие работы: заказан проект здания Дома молодежи в Советском районе. Оказана помощь Дому пионеров - около 1000 рублей выделено для организации спортивных мероприятий и работы в кружках. Райком комсомола первым сделал взнос (в сумме 900 рублей) в фонд картинной галереи Академгородка. В туристическую поездку по Югославии отправлены лучшие комсомольские активисты района. Оказана помощь интерклубу НГУ в приобретении кино- и фотоаппаратов. Приобретено райкомом комсомола туристское и спортивное оборудование, куплен катер. Клуб «Нептун» оборудовал плавательный бассейн, который начал работу с 1 июля». Также автор статьи заметила, что «гарантией того, что этот список будет продолжен, служит такой факт: на сегодняшний день объединение «Факел» имеет пятьдесят договоров на сумму 700 тысяч рублей. На выполненные работы рекламации не поступают. Почта присылает лишь письма с вопросами. Опытом работы «Факела» интересуются комсомольские организации Кемерова, Ленинграда, Свердловска, Иркутска». На средства «Факела» «Кютовцы» были отправлены в Югославию.

Уже в январе 1968 г. райком комсомола отмечал: «значительная помощь оказана Дому пионеров, детскому фехтовальному клубу «Виктория», детскому шахматному клубу «Дебют» клубу юных техников, туристам и краеведам, секции юных натуралистов и т.д. РК ВЛКСМ добился, наконец, реализации идеи строительства спортивного комплекса в Левобережной части города и участвует в финансировании этого строительства. При районном комитете созданы - Совет спортивных клубов и Совет творческой молодежи, объединяющие и координирующие 19 молодежных клубов, в работе которых участвуют свыше 1000 человек. Значительно активизировалась работа по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Назрела необходимость строительства районного Дворца молодежи, как радикального способа создания материальной базы для организации досуга. В настоящее время ведется его проектирование». Также, пленум РК ВЛКСМ 30 января 1968 г. постановил, что «поддерживает решение бюро по распространению опыта хозяйственной деятельности НПО «Факел» на спортивную и культурно-массовую работу. Тесное взаимодействие НПО «Факел» с Советами спортивных обществ и другими самодеятельными организациями при Советском РК ВЛКСМ - залог успешной работы всей комсомольской организации района во всех сферах ее деятельности».

По словам А.М. Казанцева возникновение клуба «Виктория» стало возможно только благодаря финансированию этой идеи НПО «Факел». На страницах газеты «За науку в Сибири» в статье опубликованной 19 сентября 1967 г. отмечено, что «в ближайшее время на базе Дома культуры «Академия» и клуба «Под интегралом» начнет свою работу экспериментальный детский фехтовальный клуб «Виктория». Помимо спортивного цикла - тренировки, детям будут читаться специальные курсы по истории, этики, эстетике и гигиене. К чтению курсов привлечены специалисты по соответствующим отделам». В газете «За науку в Сибири» очень много статей посвященных деятельности клуба «Виктория». Причем на страницах газеты клуб представлен как гордость, достопримечательность Академгородка. Так, например, в статье «Мушкетеры в действии» «1 мая мушкетеры открыли демонстрацию, в этот день городок посетила большая группа французских студентов, клуб приветствовал гостей - мушкетеры отсалютовали студентам оружием». В этой статье президент клуба «Виктория» К. Раш отметил, что «клуб хорошо оснащен. Скоро мы приобретем с помощью РК ВЛКСМ вымпелы, значки и специальную спортивную форму. Вступит в строй фехтовальный зал». Таким образом, благодаря «Факелу» существовал и развивался такой интересный клуб. В 1969 г. К. Раш отметил, «мы располагаем уникальным фехтовальным залом, в клубе сейчас более 200 ребят». Фехтовальщики клуба стали добиваться успехов «недавно фехтовальщики «Виктории» были подвержены экзамену. Новосибирск формирует сборную перед предстоящим первенством России среди школьников. «Виктория» приняла участие в 2-х турах отборочных соревнований. На них около двух десятков наших ребят стали второразрядниками. Некоторые выполнили первый юношеский и были призерами соревнований. В восьмерку лучших города вошли шесть наших девочек». И все это стало возможно только благодаря «Факелу».

Что касается Совета творческой молодежи и Совета спортивных клубов. Корреспондент газеты «За науку в Сибири» Н. Ямпольская отметила, что «Клубы и микроклубы, возникшие в Академгородке в разное время и объединяющие любителей кино, литературы, музыки, живописи, спорта, обращались с просьбами к райкому комсомола. Когда, с созданием НПО «Факел», у райкома появились значительные материальные средства, помощь стала более существенной». Как утверждает корреспондент газеты «благодаря «Факелу» количество клубов увеличилось на столько, что даже потребовался орган, координирующий работу всех клубов». Так и был создан Совет творческой молодежи (СТМ), в январе 1968 года 2 пленум Советского райкома ВЛКСМ утвердил положение о Совете и план его работы. Одновременно были утверждены положение и план Совета спортивных клубов (СКК). Ямпольская отметила, что первоначально в тот и другой совет вошло по 9 клубов. В СТМ - литературный клуб «Гренада», клубы современного бального танца «Спин» и «Сигма», студенческий театр сатиры, джаз-клуб «Спектр», детская художественная школа, фотоклуб, интерклуб «Икс», клуб любителей архитектуры и живописи. Под эгидой ССК работали клубы «Нептун», «Виктория», «Дебют», клубы спелеологов, моржей, теннисистов, волейбольный клуб «Ветеран», автомотоклуб и даже клуб йогов. По словам корреспондента газеты, общие цели Советов заключались в следующем - помогать самодеятельным клубам в их творческом росте, проводить совместно культурные мероприятия в Академгородке, участвовать во всесоюзных и международных встречах. Особую цель составляло вовлечение в работу клубов детей и юношества». Также Ямпольская отметила, что «без поддержки «Факела» вряд ли были бы возможны участие команды клуба «Дебют» в международной встрече сборных студенческих команд (шахматисты Академгородка заняли там первое место), возрождение клуба «Нептун», появление фехтовального клуба «Виктория», подготовка к встречам спелеологов СО АН и Польши на территории Польши и Кавказа, проектирование теннисного корта. Кроме того, с помощью «Факела», который финансирует ССК - развиваются клубы, для которых у Объединенного спортклуба СО АН не хватало ни людей, ни средств (клуб стрелков, аквалангистов, йогов и др.). Также автор статьи отметила, что «Совет творческой молодежи уже может говорить о результатах собственной деятельности. Оказана методическая помощь джаз-клубу «Спектр». Клубом представлены документы на соискание звания народного коллектива. Танцевальный ансамбль «Спин» провел конкурс «Сибирские узоры», а ансамбль «Сигма» готовится к празднику танцоров в Барнауле. Студенческий театр сатиры поставил новую программу «Как не стыдно врать» и на последнем фестивале студенческих сатирических театров в Челябинске получил первый приз. Клуб «Дизайнер» совместно с историками готовится к летним экспедициям по Сибири». Ямпольская в заключение статьи отметила, что «Советы творческой и спортивной молодежи существуют полгода. Сегодня СТМ объединяет 10 клубов, в которых занято 1200 человек. ССК - 14 клубов и 900 человек».

В газете «За науку в Сибири» очень много статей рассказывает о деятельности клубов, которые финансировал «Факел». Так, например, в газете писали об успешной деятельности танц-клубов «Сигма» и «Позитрон». В газете также писали об успехах джаз-клуба «Спектр», клубов «Спин» и «Сигма». По словам автора «Факел» дает возможность комсомольской организации «дойти до каждого».

В «Отчете о деятельности Научно-производственного объединения «Факел» (июль 1966 - декабрь 1967 гг.) А.М. Казанцев отметил, что «предполагается построить лабораторный корпус НПО «Факел», рассчитанный на 500-700 рабочих мест для студентов со сметной стоимостью в 2,5 миллиона рублей. Здесь будут размещены радиомонтажные мастерские, химические лаборатории, слесарные мастерские и др., в которых студенты под руководством опытных научных сотрудников будут выполнять различные хозрасчетные работы, сложность которых (и учебная ценность, следовательно) больше, чем лабораторных занятий в ВУЗе». Также, А.М. Казанцев отметил, что «менее чем за полгода своей работы в НПО «Факел» студент дает до 5-6 тысяч рублей чистой прибыли в год, то есть полностью окупает стоимость своего обучения в ВУЗе. С завершением строительства лабораторного корпуса НПО станет возможной организации полностью самоокупаемого факультета НГУ». Александр Михайлович заметил, что «запланировано строительство общежития гостиничного типа на 300 мест для студентов-дипломников, стажеров-исследователей, аспирантов и др. из числа работающих в НПО «Факел». Ведется проектирование Дворца молодежи со сметной стойкостью строительства в 2,5 млн. рублей. Все перечисленные выше объекты намечено построить к 1973 году, при наличии ссуд банка или других организаций к 1971 г.».

На районной конференции 13 декабря 1969 г. в докладе Н.Г. Загоруйко рассказал некоторые очень интересные аспекты социальной работы НПО. Он отметил, что «к «Факелу» прибегают в сложной ситуации, например, сверхсрочный ремонт 130-й школы, или спасение уникального органа в консерватории или спасение жителей, которые живут в долине речки Каменка - весной прошлого г. - все эти срочные работы выполнены большей частью нашим НПО». Он также заметил, что «сильно увеличились финансовые возможности райкома комсомола. Теперь наш РК ВЛКСМ направляет значительную часть средств на работу с детьми. И приятно сознавать, что не только экономический эффект приносит «Факел», это видно, например, на работе клуба «Виктория», художественной школе, и в работе «КЮТА», или художественно-спортивных коллективов СТМ. Сейчас НПО «Факел» принимает активное участии в крупной работе, которую начал областной комитет комсомола - это проектирование и строительство в Новосибирске «Дома чудес техники». Здесь создана группа, и сейчас творческий коллектив готовит специальную идею этого проекта, и потом будет принимать участие НПО «Факел» в строительстве этого Дома техники».

В записке «Об итогах четырехлетней деятельности НПО «Факел» при Советском райкоме ВЛКСМ г. Новосибирска» указано ряд примеров социальной деятельности НПО. Там отмечено, что «в Новосибирском Академгородке на средства «Факела» функционирует фехтовальный клуб «Виктория» (350 детей), художественная школа (250 детей), более 10 клубов и объединений по интересам. Советский райком ВЛКСМ финансирует работу советов молодых ученых, различные исследования молодежных проблем и другие мероприятия. В 1968 г. проведена конференция молодых экономистов и социологов Сибири и Дальнего Востока, в которой участвовали ученые из 20 городов. В июне 1970 г. будет, проводится вторая такая конференция с участием молодых ученых из более чем 40 городов. Стали традиционными смотры-конкурсы работ молодых ученых Академгородка. Лучшие работы отмечаются грамотами, дипломами, денежными премиями. Положителен и тот факт, что в НПО «Факел» открыты дотационные темы, по которым ведутся очень важные исследования и разработки. По предложению ЦК ВЛКСМ при Клубе юных техников СО АН СССР создана лаборатория детской технической игрушки. В Новосибирской области молодыми учеными проведено обследование проблем учительства, результаты которого высоко оценены органами народного образования, Министерством просвещения СССР». Здесь сделан акцент на том, что «все это только часть большой работы, которая проводится райкомом и комитетами комсомола при наличии привлеченных средств».

В газете «За науку в Сибири» в статье «Геологическая олимпиада - 69» отмечено, что «в 1969 г. впервые была проведена геологическая олимпиада учащихся 5-10 классов школ Новосибирска. Проведение олимпиад стало традиционной формой пропаганды знаний. Олимпиады дали путевку в жизнь многим талантливым ребятам. Большую помощь в организации и проведении олимпиады оказали дирекция и партийная организация Института геологии и геофизики СО АН СССР, горком комсомола, Дворец пионеров, НГУ, НПО «Факел»». Таким образом, «Факел» оказывал помощь наряду с такими значительными организациями. Это говорит о его больших финансовых возможностях.

Также, Совет директоров в «Отчете о деятельности НПО «Факел» за 1970-1971 гг.» отметил, что «Факел» по рекомендации райкома ВЛКСМ финансировал ряд работ, имеющих большое социальное значение (бюджет времени сельских учителей, информационно-поисковая система для ЦК ВЛКСМ, система быстрого оповещения Советского райвоенкомата и др.).

В выступлении на 9 районной комсомольской конференции 15 декабря 1971 г. Н.Г. Загоруйко отметил, что «НПО «Факел» - оказывал содействие организации летних лагерей, клубов, спортивных лагерей, лагерей для трудновоспитуемых подростков».

На пленуме РК ВЛКСМ 30 января 1968 г. Костюк отметил, что «деятельность НПО «Факел» позволила значительно укрепить авторитет районной комсомольской организации. Так, опираясь на имеющуюся и создаваемую материальную базу, комсомол района получает возможность расширить свое влияние на сферу досуга молодежи, которая в наших условиях является одной из важнейших в области идеологической работы».


3. Прекращение деятельности НПО «Факел»


3.1 Причины ликвидации НПО «Факел»


В этой главе хотелось бы проанализировать, какие нарушения имели место в деятельности НПО «Факел», выяснить на основе анализа архивных источников насколько обвинения финансистов и других недоброжелателей «Факела» соответствовали действительности, и выяснить, что действительно явилось причиной ликвидации фирмы.

Первые проблемы проявились уже на бюро райкома комсомола 20 января 1967 г. Там, Игорь Иосифович Коршевер в своем выступлении отметил, что «слаба процедура заключения договоров. А также нужно четко очертить статус прибыли. Мы должны отвергнуть попытки заниматься предпринимательской деятельностью. Контроль должен осуществляться на последней стадии обработки в «Факеле». Нужен юридический документ организации финансовой деятельности. Где-то следует оговорить, что руководство институтов будет предъявлять какие-то претензии по поводу отвлечения специалистов, а дирекция фирмы должна на них реагировать».

Также нотки критики прозвучали со стороны работников институтов. Например, на бюро райкома комсомола в январе 1967 г. работник Института физики полупроводников Лисинкер выделил 3 негативных момента в деятельности НПО. «Обычные договора включают в себя 40% зарплаты, а фирма «Факел» на зарплату выделяет гораздо более 40% договора; оборудование, принадлежащее фирме «Факел», но находящееся в институтах, чье оно?; фирма должна договориться с институтами относительно командировок. Таким образом, и в институтах СО АН СССР было некоторое недовольство «Факелом»».

Какова была позиция руководства «Факела» о нарушениях финансовой дисциплины, а также нарушениях в НПО? Так, на вышеперечисленные обвинения А.М. Казанцев на бюро райкома ВЛКСМ в январе 1967 г. отметил, что «к процедуре заключения договоров привлекаются специалисты, потому можно надеяться, что все здесь будет в порядке. Контроль у нас есть на всех этапах. Дирекции институтов уведомляются обо всех отвлечениях сотрудников для работы в фирме». Казалось бы, беспокоиться нет причин, но, несмотря на уверенность директора фирмы в отсутствии нарушений в работе НПО «Факел», они были обнаружены в большом количестве финансистами в октябре 1967 г., а также в последующих проверках финансовые нарушения выявлялись. Итак, несмотря на ряд замечаний, которые прозвучали в адрес НПО «Факел» на заседании бюро райкома комсомола в январе 1967 г., деятельность фирмы все же была одобрена. К сожалению, бюро не указало руководству НПО «Факел» на необходимость ликвидировать недостатки в работе объединения, это привело к возникновению новых нарушений в деятельности НПО.

В газете «За науку в Сибири» была опубликована статья В.Г. Костюка под символичным названием «Гореть ли «Факелу»». Здесь Всеволод Григорьевич отметил, что на бюро райкома комсомола 20 января 1967 г. обсуждался вопрос о НПО «Факел». Костюк также заметил, что «НПО решает не пустяшные задачи, а очень нужные как Сибирскому отделению, так и промышленности города». По словам Костюка, когда «заседание бюро закончилось, дискуссии хлынули в кулуары. Многие вопросы экономической и финансовой деятельности не очень ясны и сотрудникам НПО «Факел», и бюро». В заключение статьи Всеволод Григорьевич заметил «родилось новое творческое объединение молодежи, родилось благодаря инициативе и для новой инициативы, оно упорно завоевывает себе право на жизнь». Итак, Костюк понимал, что такая форма работы в обществе, в стране не признана, именно поэтому у «Факела» сразу появились недоброжелатели. В связи с этим, в статье секретарь райкома комсомола заявил: «НПО ждет поддержки и идей от молодежи района».

В интервью автору данной работы Александр Михайлович Казанцев отметил, что деятельность НПО «Факел» многократно подвергалась проверкам - они совершались финансовыми органами 2-3 раза в месяц. В архивных документах содержится подробная информация об одной из первых проверок, которая была проведена в октябре 1967 г. В нашем распоряжении «Справка о результатах выборочной проверки хозяйственной и финансовой деятельности Научно-производственного объединения «Факел», при Советском РК ВЛКСМ». А также «Некоторые замечания по справке «О результатах выборочной проверки хозяйственной и финансовой деятельности научно-производственного объединения «Факел»"», этот документ был составлен Советом директоров, который, «ознакомившись со справкой комиссии СО, счел необходимым отметить ряд неточностей связанных с недопониманием специфики и задач НПО».

Итак, в октябре 1967 г. по поручению Советского РК КПСС была проведена проверка деятельности НПО «Факел», ее провели - старшие экономисты ПФУ (Планово-финансовое управление) СО АН СССР - В.Г. Бондаренко и Л.Г. Волобуева, а также старший экономист ЦБ (Центральная бухгалтерии) СО АН СССР - А.С. Соловьева. Первоначально остановимся на выводах, к которым пришла комиссия СО. Во-первых, члены комиссии отметили, что «создание и практическая деятельность НПО «Факел» в качестве внутреннего подразделения районной комсомольской организации законного основания не имеет. Советский РК ВЛКСМ, принимая решения об организации НПО, превысил свои полномочия, предоставленные ему уставом ВЛКСМ». Во-вторых, по словам членов комиссии «НПО «Факел» по положению и по характеру практической работы является научно-производственной хозяйственной организацией. Поэтому его деятельность может осуществляться только на основе полного хозяйственного расчета. Хозяйственный расчет, в свою очередь не мыслим без самостоятельного баланса, расчетного счета, планирования, и отчетности в установленном объеме - все это в данной организации не проводится». В-третьих, «проверка показала, что практическая деятельность НПО «Факел» в значительной степени не соответствует выполнению основных задач, предусмотренных положением, разработанным инициаторами создания НПО». В-четвертых, комиссия утверждала, что «НПО «Факел», являясь до настоящего времени организацией не официальной, существующим законодательством по финансово-хозяйственным вопросам, как правило, не руководствуется». В результате комиссия СО вынесла решение - «НПО «Факел» необходимо ликвидировать или немедленно перевести на полный хозрасчет с соблюдением существующего законодательства». Комиссия также отметила, что «вся практическая - научно-производственная и финансово-хозяйственная деятельность объединения должна осуществляться на основании «Положения о НПО «Факел»"». По мнению членов комиссии в «Факеле» не соблюдались основные пункты этого Положения.

Проанализируем, какие нарушения выявила комиссия СО, которая проверила деятельность НПО «Факел» в октябре 1967 г., рассмотрим аргументы представленные Советом директоров в ответ на обвинения комиссии.

Итак, рассмотрим первый параграф «Справки о результатах выборочной проверки хозяйственной и финансовой деятельности Научно-производственного объединения «Факел», при Советском РК ВЛКСМ» - «Практическая деятельность».

В справке члены комиссии утверждали, что «НПО «Факел» было организовано на основании решения бюро райкома от 8 июля 1966 г., по словам руководства НПО, вопрос об организации объединения решался на Президиуме СО АН СССР, но документально это не подтверждено». Члены Комиссии, видимо, не достаточно тщательно разобрались в истории «Факела». Дело в том, что 8 июля 1966 г. на бюро райкома комсомола было утверждено не НПО, а ККБ на общественных началах, что меняет суть утвержденной организации. А ККБ было утверждено Президиумом СО АН СССР 7 октября 1966 г., в архивных документах это постановление имеется.

Комиссия СО отметила, что «Научно-технический совет объединения Президиумом еще не утвержден». А в Положении указано, что «НТС организуется райкомом ВЛКСМ и Президиумом СО АН СССР». Совет директоров признал здесь свое упущение. Руководство НПО отметило, что «НТС НПО организован по рекомендации комиссии ВЦ СО АН СССР с целью оказания научно-методической помощи НПО. НПО «Факел» получило письменное согласие членов НТС участвовать на общественных началах в работе НТС НПО. НТС уже заслушивал отчет о деятельности НПО «Факел», принял «Временное положение об НТС», утвердил председателя НТС члена-корреспондента АН СССР Н.Н. Яненко, с которым многократно проводились консультации о работе НПО «Факел»». Руководство НПО отметило, что «в настоящее время подготовлены документы для утверждения НТС на Президиуме СО АН СССР». Значит, действительно, Президиум СО в октябре 1967 г. еще не утвердил НТС, хотя «Факел» работал уже больше года.

В параграфе «Практическая деятельность НПО «Факел»» члены комиссии отметили, что «первоначально разработанное в 1966 г. Положение рассматривалось и утверждалось на бюро РК ВЛКСМ. В 1967 г. в него в рабочем порядке вносились дополнения и изменения. До настоящего времени Положения, как официального документа подписанного и утвержденного, в объединении нет». К сожалению, в архивных документах Положения утвержденного в 1966 г. нет. На заявление членов комиссии по поводу Положения о НПО Совет директоров отметил, что «8 июля 1966 г. бюро Советского РК ВЛКСМ утвердило «Положение о ККБ». Затем, с этим положением, принципами деятельности и задачами ККБ было ознакомлено руководство Президиума СО АН СССР. На заседании Президиума 7 сентября 1966 г. рассматривался вопрос о ККБ, о чем есть соответствующее постановление за 7 октября 1966 г. В дальнейшем в рабочем порядке ККБ по решению бюро Советского РК ВЛКСМ было переименовано в НПО «Факел», а в Положение в рабочем порядке вносились дополнения и уточнения, не меняющие сущности «Положения о ККБ», а лишь уточняющие и конкретизирующие некоторые пункты Положения. Проект нового положения утвержден бюро Советского РК ВЛКСМ. Окончательно «Положение об НПО» будет утверждаться очередным пленумом Советского РК ВЛКСМ». Итак, по словам Совета директоров «Положение о ККБ» Президиум рассматривал, но не утверждал, что уже является нарушением. Необходимо отметить, что в протоколе заседания Президиума СО АН СССР, которое состоялось 7 октября 1967 г. нет указания на то, что «с «Положением о ККБ» ознакомлен Президиум». Совет директоров практически признает свою ошибку, так как выясняется, что были внесены самовольные дополнения в Положение, вдобавок новый проект Положения был еще не утвержден не только Президиумом, а даже Советским райкомом комсомола.

Итак, в справке в параграфе «Практическая деятельность НПО «Факел»» комиссия СО выделила ряд недостатков в работе НПО «Факел». Оказалось, что в октябре 1967 г. НТС НПО еще не был утвержден Президиумом, фактически это говорило о том, что научно-методическое руководство деятельностью НПО отсутствует. Также, комиссия справедливо отметила, что окончательный вариант Положения о НПО «Факел» не был утвержден как райкомом комсомола, так и Президиумом СО АН СССР, это значит, что на момент проверки в «Факеле» не было официального документа регламентирующего его научно-производственную и финансово-хозяйственную деятельность.

Теперь перейдем к анализу следующего параграфа «Справки о результатах выборочной проверки хозяйственной и финансовой деятельности Научно-производственного объединения «Факел», при Советском РК ВЛКСМ» - «Научно-производственная деятельность НПО «Факел»». Члены комиссии отметили, что в Положении указано - «по вопросам производственной деятельности НПО руководствуется планом научно-технических работ, утвержденным Советом директоров». Комиссия отметила, что, несмотря на это положение, объединение «не имеет плана работы. Вопросы планирования работ и заключения договоров решаются Советом директоров в рабочем порядке». На это обвинение Совет директоров уточнил, что «вся научно-производственная деятельность НПО основана на выполнении договорных работ, к каждой договорной работе прилагаются программа работ и календарный план их исполнения. Общим планом НПО является совокупность планов по отдельным договорным работам. Совет директоров постоянно заслушивает отчеты директоров филиалов, научных руководителей и ответственных исполнителей о выполнении календарных планов».

Комиссия СО отметила, что по утверждению руководителей объединения (Марончука и Нигматулина) работники институтов и студенты выполняют работы для объединения в не рабочее время и на дому. Видимо, комиссии не удалось доказать, что сотрудники институтов нарушали это положение, потому что в справке члены комиссии «Факел» ни в чем не обвиняли. Совет директоров в свою очередь признал, что «работники институтов и студенты, являющиеся членами объединения, работают как в рабочее, так и в не рабочее время. Это связано: с интенсификацией труда за счет имеющихся резервов рабочего времени, в связи с привлечением дополнительного обслуживающего персонала и освобождением научных сотрудников от несвойственной для них черновой работы». Научные сотрудники, выполняющие работы НПО в рабочее время, по словам руководителей НПО «имеют разрешение дирекции в соответствии с договором о сотрудничестве между НПО «Факел» и базовыми институтами. Условием работы в НПО является строгое выполнение планов работ сотрудников на основной работе. Следует отметить, что работы, проводимые в НПО «Факел» сотрудниками институтов, продолжают работы сотрудников по тематике и тем самым способствуют его основной работе». В интервью автору работы Николай Григорьевич Загоруйко отметил, что «такие случаи, безусловно, были, но это не говорит о том, что работа для НПО в рабочее время в институте приносила какой-то ущерб основной работе сотрудника, он все равно ее выполнял, так как иначе его бы просто уволили». Специальный корреспондент газеты «Правда» А. Нуйкин в декабре 1968 г. взял интервью у директора Института физики полупроводников, члена-корреспондента АН СССР - А.В. Ржанова. Нуйкина задал Ржанову вопрос: «Не мешает ли выполнению основной программы вашего института то, что многие сотрудники его выполняют задания «Факела»?». Директор института отметил, что «Поначалу действительно бывало так, что плановая работа лежит, а в мастерских Института выполняются задания «Факела» Но мы без труда навели в этом порядок. Следим, чтобы не было чрезмерного увлечения «факельскими» темами, разрешаем брать их только тем, кто хорошо выполняет и плановые, и хоздоговорные задания. Работа в «Факеле» стала у нас своего рода поощрением, одной из форм стимулирования молодежи. Выход продукции института от сотрудничества «Факелом» заметно возрос». Таким образом, действительно работы выполнялись в рабочее время, но руководство институтов знало об этом и отмечало, что работа института только улучшилась.


Заключение


В рассматриваемый период темпы социально-экономического развития все сильнее зависели от уровня научных исследований и использования их результатов в производстве. Однако эффективность связи науки и производства во многом сдерживалась отсутствием адекватного организационно-экономического механизма взаимодействия науки и производства, хотя необходимость его создания неоднократно отмечалось. Подобное положение мешало эффективно использовать даже имеющийся научный потенциал.

В 60-х годах не было ни одного научного или общественно-политического печатного органа, так или иначе, не обсуждавшего перспективы развития народного хозяйства, проблему внедрения научных достижений в производство (жесткость научных структур, высокие внутриинституциональные и межведомственные барьеры и др.) и необходимости создания «фирм внедрения». Таким образом, стало необходимо создание организации, принципы работы которой учли бы все многочисленные преграды на пути внедрения научных достижений.

Поэтому, с середины 60-х проблема практической реализации научных достижений стала в СО АН СССР выдвигаться на первый план. В условиях начатой в стране экономической реформы СО АН СССР, имевшее большое количество законченных разработок, рассчитывало на расширение сотрудничества с промышленностью. Именно тогда начинается поиск новых форм и методов организации научно-производственных связей.

В результате уже в 1967 г. во время одной из первых проверок деятельности НПО, проведенной работниками ПФО и центральной бухгалтерии СО АН СССР, было предложено либо ликвидировать «Факел», либо привести его статус в соответствие с действующим законодательством. Но в январе 1968 г. на пленуме райкома комсомола был сохранен прежний статус «Факела», это решение было ошибочным, так как это позволило финансовым органам обвинить «Факел» в нарушении действующего законодательства в области штатного совместительства, оплаты труда, учета и расходования денежных средств. Также, партийно-комсомольская комиссия в начале 1968 г. постановила, что НПО «Факел» необходимо ликвидировать.

Необратимым поворотом в деятельности НПО стало прекращение денежных операций с «Факелом» в апреле 1970 г. по распоряжению Госбанка СССР, что и привело в конечном итоге к его закрытию в 1971 г.

Таким образом, комсомольские структуры не поддержали «Факел», также не помогла ему и поддержка СО АН СССР. Президиум СО АН СССР неоднократно обращался в ЦК ВЛКСМ, ЦК КПСС, Госкомитет по науке и технике и Госкомитет по труду и заработной плате с предложениями перевести «Факел» из системы общественной организации, где он неподконтролен Госбанку, в систему любого ведомства или министерства, сохранив в «Факеле» основные принципы, позволяющие ему достигать в его деятельности столь высокой эффективности. Но эту идею никто не поддержал. Последней попыткой спасти «Факел» было письмо, отправленное Брежневу от Лаврентьева и Горячева 20 марта 1971 г. с просьбой «разрешить создание в экспериментальном порядке Научно-производственного объединения «Факел» при Президиуме СО АН СССР» так как статус хозрасчетного объединения при общественной организации не узаконен». Но на это письмо ответа не последовало.

К 1970 г. было выполнено более 500 хоздоговоров общим объемом 8 миллионов рублей, экономическая эффективность составляла 26 рублей на 1 рубль затрат. Отчисления от прибыли - 15-30% стали основой деятельности райкома в работе с молодежью. За счет этих средств в Академгородке функционировало более 25 клубов (с общим числом более 500 постоянных членов). На средства «Факела» планировалось строительство лабораторного корпуса стоимостью в 2,5 миллиона рублей, общежитие гостиничного типа для работающих в НПО, велось проектирование Дворца молодежи. Но как это ни парадоксально, высокие результаты деятельности НПО были повернуты против него и «Факел» обвинили в частнопредпринимательской деятельности.


Литература


1)Аганбегян А.Г. Интенсификация и эффективность социалистического производства. М., 1988.

2)Аганбегян А.Г. Научно-технический прогресс и ускорение социально-экономического развития. М., 1985.

)Аганбегян А.Г. Сибирь не понаслышке. М., 1984.

)Аникин В. Спрос и предложение // За науку в Сибири. 1969. 19 нояб.

)Аникин В. Спрос и предложение // За науку в Сибири. 1969. №47.

)Анчишкин А.И. Наука. Техника. Экономика. М., 1989.

)Артемов Е.Т. Формирование и развитие сети научных учреждений АН СССР в Сибири. 1944-1980 гг. Новосибирск, 1990.

)Астауров Б. О разгрузке от нагрузок // Литературная газета 1970. 11 марта.

)Беляев Д. Необходим взаимный интерес // За науку в Сибири. 1969. №47.

)Болдин В. Магистраль. Хозрасчетный центр связывает науку и производство // Правда. 1970. 4 авг.

)Бурлацкий Ф. Вожди и советники. О Хрущеве, Андропове и не только о них…М., 1990.

)Быков. Б. «Факел», зажженный в Новосибирске // Знание сила. 1969.

№6.

)Верт Н. История советского государства (1917-1991) М., 1992.

14)Водичев Е.Г. Новосибирский научный центр: исторические основания современных проблем. // www //lar.hum.sbras.ru

)Водичев Е.Г. Путь на Восток: формирование и развитие научного потенциала Сибири. Новосибирск, 1993.

)Водичев Е.Г. Формирование этоса научного сообщества в Новосибирском Академгородке, 1960-е годы // Духовная культура народов Сибири: традиции и новации. Новосибирск, 2001.

)Водичев Е.Г., Куперштох Н.А. Социальные настроения ученых новосибирского Академгородка в 1960-е годы (история «Письма 46-ти») // Вестник НГУ. Новосибирск, 2002. Серия: история, филология. Т. 1. Вып.

)Волин П. «Факел», «Новатор» и другие… // Знание. 1973. №10.

)Волин П. О судьбе фирм посредников. «Хикмет» - это значит мудрость… // Литературная газета. 1971. 9 июня.

)Волин П. Сколько стоят идеи // Литературная газета. 1970. 24 июня.

)Волин П. Хозрасчетные внедренческие фирмы все-таки нужны // Социалистический труд. 1982.. №10.

)Волин П. Эксперимент. М., 1973.

)Ворожцов Е.В. // Николай Николаевич Яненко. Очерки. Статьи. Воспоминания. Новосибирск. 1988.

)Год, насыщенный событиями // За науку в Сибири. 1966. №3.

)Гордон Л.А., Клопов Э.В. Рабочий класс СССР. Тенденции и перспективы социально-экономического развития. М., 1985.

)Городок. ru. Новосибирский Академгородок на пороге третьего тысячелетия. Воспоминания, размышления, проекты. Новосибирск, 2003.

)Гости Академгородка // За науку в Сибири. 1970. №28.

)Гражданников Е.Д., Щербаков А.И. Подводя итоги - анализ принципов деятельности НПО «Факел» // За науку в Сибири. 1968. 30 июля.

)Данина Н. Дела комсомольские // За науку в Сибири. 1967 №28.

)Дорошенко В. Новосибирский научный центр: есть ли стратегическая альтернатива // Отечественные записки. Журнал для медленного чтения. 2002. №7.

)Дуженков В.И. Проблемы организации науки (Региональный аспект). М., 1978.

)Еленина С. Внимание - внедряет «Факел» // Вопросы изобретательства и рационализаторства. 1968. №9.

)Елфимов М.А. Научная молодежь и кризис - позавчера, вчера, сегодня // www. melfimov.narod.ru

)Елфимов М.А. Проблемы технопарка «Новосибирск» // www. melfimov.narod.ru

)Елфимов М.А. Центр планетарной системы // www. melfimov.narod.ru

)Жданов С. Время и новая техника // За науку в Сибири. 1968. №50.

)Жирнов А. Освоение «ничейной земли» // За науку в Сибири. 1969. №47.

)Загоруйко Н.Г. «Факел» - школа воспитания организаторов // За науку в Сибири. 1970. №3.

)Заевская Н. Зачем посредники? // Литературная газета. 1970. 9 дек.

)Зуев В.Е. Опыт и проблемы совершенствования взаимодействия науки и производства // Методологические проблемы НТП. Новосибирск, 1987.

)Ибрагимова З., Притвиц Н. Треугольник Лаврентьева. М., 1989.

)Исторический опыт и перестройка. Человеческий фактор в социально-экономическом развитии СССР. М., 1989.

)Казакевич Д.М. Очерки теории социалистической экономики. Новосибирск, 1980.

)Канторович В. Чем хорош «Гадкий утенок» // Литературная газета. 1970. 21 янв.

)Кара-мурза С. Идея рождена! Что дальше? // Литературная газета. 1970. 15 июля

)Картин Б. Комсомольцы впереди // За науку в Сибири. 1970. №7.

)Клуб «Виктория» // За науку в Сибири. 1971. №15.

)Клуб «Виктория» // За науку в Сибири. 1971. №3.

)Когда окончился год // За науку в Сибири. 1968. №1.

)Коновалов Б. Плоды науки - производству // Известия. 1967. №19.

)Коптюг В.А. Резервы науки // За науку в Сибири. 1966. №32.

)Костюк В.Г. Гореть ли «Факелу» // За науку в Сибири. 1967. №6.

факел объединение наука организация


Теги: Деятельность научно-производственного объединения "Факел"  Диплом  История
Просмотров: 12010
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Деятельность научно-производственного объединения "Факел"
Назад