Газеты Новосибирской области в период "перестройки"

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

Глава I. Структура газетной периодики

§1. Динамика общей численности газет

§2. Динамика состава газетной периодики

Глава II. Содержание газет

§1. Изменения в газетной тематике

§2. Тема Отечественной истории на страницах газет

Заключение

Список источников и литературы

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования. Период 1985?1991 гг., который многие исследователи определяют как «перестройка», «привлекателен» для историков. С одной стороны, это время воспринимается как часть современности, поскольку не только живы и участвуют в общественной жизни основные деятели политики тех лет, но и многие из современников имеют собственное восприятие той эпохи, основанное на личном опыте. Ныне функционирующие политические, социальные и прочие российские институты также часто восходят к тем годам. С другой стороны, 1985-1991 гг. - завершенный исторический период. При этом он качественно отличается как от предшествующих этапов эпохи, так и от того отрезка Отечественной истории, который начался после распада СССР. Ныне уже существует определенная историческая дистанция, позволяющая более объективно и взвешенно оценить смысл и значение происходивших в годы «перестройки» событий.

Независимо от политической конъюнктуры историкам неизбежно придется заниматься анализом ситуации в СССР в 1985?1991 гг. как на общероссийском, так и на региональном уровнях, поскольку необходимость глубокого изучения истории страны в этот период возникает из практических потребностей исследования современного этапа российской истории, охватывающего период с осени 1991 г. по настоящее время.

Формально с 1992 г. начинается история «новой страны», однако, как показывает исследовательский опыт, историю современной России «не получается» начать с «чистого листа» ? с 1992 г.: отмечаемый многими исследователями и политиками современный кризис в политической, социально-экономической и духовной сферах в значительной степени является прямым результатом и продолжением тех процессов, которые развернулись в бурные перестроечные годы и обусловлены выбором именно тогда обозначившихся альтернатив социального развития.

Именно тогда произошел распад Советского Союза, принесший значительные потери всему российскому обществу и повлекший геополитическое изменение картины мира. До сих пор даже основные обстоятельства этого глобального по своим масштабам события не вскрыты, что, в свою очередь, порождает неопределенность и затруднения в проведении действительных российских реформ. Актуальность темы дипломной работы определяется и сравнительно небольшой временной удаленностью изучаемых событий от наших дней, когда еще недавно основная ломка общественных отношений в России проводилась теми же политиками и идеологами, которые заявили о себе с самого начала «перестройки».

Отсутствие объективного научного диагноза причин кризиса, в котором оказалось российское общество, также диктует необходимость обращения к проблемам духовной жизни советского общества периода «перестройки», одним из важнейших элементов которой были средства массовой информации. Именно в то время в них активно обсуждалось наше прошлое, возможные варианты преобразования советской системы - от умеренных до самых радикальных. Анализировалась реформаторская деятельность М.С. Горбачева, его окружения, всего правящего слоя в СССР. Историческая наука в отличие от политологии более ориентирована на поиск истоков, корней, обусловленности происходящих событий.

Помимо этого история как наука, изучающая зарождение, развитие, завершение того или иного процесса, неизбежно сталкивается с необходимостью оценить воздействие самых различных факторов на состояние общественного организма. Объектом познания исторической науки является вся совокупность явлений общественной жизни на протяжении всей истории общества. К таким явлениям, безусловно, относится и деятельность средств массовой информации, в том числе периодической печати, которые при отсутствии развитой многопартийности и ныне продолжают играть значительную роль в формировании политики российского государства и функционировании региональных органов власти.

В связи с этим изучение деятельности прессы в годы «перестройки» также представляется весьма актуальным. Именно в то время в ходе острых идейных столкновений предпринимались настойчивые попытки обеспечить условия для цивилизованного спора политических оппонентов. Полезно изучить как положительный, так и отрицательный опыт деятельности новосибирской журналистики для извлечения исторических уроков, преодоления нетерпения и нетерпимости, столь характерных для Отечественной истории.

Изучение различных аспектов духовной и общественно-политической жизни в период «перестройки» в масштабе всей страны традиционно преобладает в современной историографии. Вне поля зрения многих исследователей остаётся проблема эволюции региональной печати, составной частью которой была новосибирская пресса. В её деятельности с учетом местной специфики в той или иной степени в этот период проявлялись не только многие тенденции, наблюдавшиеся как на центральном, так и региональном уровнях, но и некоторые присущие исключительно ей особенности. Все это делает изучение вопросов, связанных с функционированием новосибирской прессы в 1985?1991 гг., актуальным как в теоретическом, так и в практическом отношениях.

Степень изученности темы. Анализ вышедшей литературы по истории «перестройки» указывает на существование двух методологических недостатков, получивших достаточно широкое распространение. Во-первых, некоторые историки не считают необходимым скрывать свою гражданскую позицию, что ведет к политизации исследований и, следовательно, к снижению их научной значимости. Другие авторы при оценке описываемых явлений опираются на моральные, этические критерии, что тоже во многом обесценивает затраченные (часто значительные) усилия. Поэтому историк современности должен осознавать опасность двух этих подходов и стремиться к созданию исторической концепции на основе принципов историзма и объективности.

Необходимо отметить, что истории «перестройки» в Отечественной историографии не повезло. С одной стороны, в 1985-1991 гг. имелись профессиональные кадры, предметом исследования которых была история современности, ранее достаточно хорошо представленная в общем потоке исторической литературы. С другой стороны, стремительное изменение общественно-политической ситуации, резкая смена еще недавно казавшихся незыблемыми идеологических постулатов, нарастание конфликтного потенциала общества как следствие борьбы за власть между различными сегментами политической элиты - все это вызвало «методологический шок» у ученых-гуманитариев, который отрицательно сказался на изучении событий тех лет. Громадный поток «перестроечной литературы» обслуживал преимущественно определенные «партийные» тенденции. Качественные научные издания были скорее исключением.

Исследовательскую ситуацию после 1992 г. тоже трудно назвать благоприятной. Во-первых, изменилось положение в науке и обществе, значительно сократилось ее финансирование, что привело к ослаблению научных исследований в сфере новейшей отечественной истории. Во-вторых, фактическое утверждение в качестве официального «нового идеологического монизма», который достаточно последовательно внедрялся в массовое сознание в 1990-е гг., вело к сохранению в историографии некоторых негативных черт, которые обыкновенно связывали с исследовательской практикой недавнего прошлого: наличие внутренней политической цензуры и политической конъюнктурщицы. Все это не могло не отразиться на изучении столь сложного и противоречивого периода «перестройки», внимание к которому нельзя считать избыточным.

Первая попытка создания периодизации изучаемого времени была предпринята в публикации В.В. Согрина «Перестройка - итоги и уроки» (1992 г.). Перестройку он подразделил на четыре периода. Первый период (март 1985?январь 1987 гг.) проходил под лозунгом «Больше социализма»; второй (1987?1988 гг.) имел новый лейтмотив - «Больше демократии»; третий (1989?1990 гг.) стал периодом размежевания и раскола в «лагере перестройки»; четвертый (1991 г.) характеризовался резким изменением соотношения сил в пользу «реформаторских радикальных группировок», приходом их к власти и началом соединения «идейно-политической революции с радикальными экономическими преобразованиями».

В 1997 г. была опубликована книга «История России в вопросах и ответах», в которой также была предпринята попытка создания периодизации изучаемого времени, в основном совпавшая с вариантом периодизации В.В. Согрина. Другое исследование этого автора, «Современная история политической России. 1985?1994. От Горбачева до Ельцина», стало первой замеченной многими работой по новейшей отечественной истории. В этой публикации впервые в систематизированном виде были изложены наиболее важные события затрагиваемого историком периода. Значение работы в том, что она была одной из первых конструктивных попыток профессионально проанализировать недавнее прошлое.

Определенный вклад в изучение рассматриваемого периода внесли труды, подготовленные Центром политической и экономической истории Российского независимого института социальных и национальных проблем, Движением «Духовное наследие» и «РАУ-Корпорация», Институтом социально-политических исследований РАН. Определённое внимание привлекла к себе книга И.Я. Фроянова, в которой преобладала проблематика, связанная с общественно-политической жизнью в период «перестройки».

Значительное место в литературе, вышедшей после 1991 г. занимают различные учебные пособия, составленные, как правило, авторскими коллективами и посвященные политической истории бывшего Советского Союза.

К настоящему времени историография периода «перестройки» только складывается, характерной особенностью является ее слабая тематическая дифференцированность. Авторы стремятся исследовать одновременно все многообразие этого исторического периода, что не позволяет глубоко рассмотреть отдельные и весьма важные проблемы, к которым, безусловно, относятся и проблемы функционирования центральной и региональной печати. Это говорит о том, что научное изучение «перестройки» находится еще в самом начале.

Поставлена, но еще явно недостаточно изучена одна из важнейших проблем перестроечного периода ? гласность и деятельность СМИ. Литература по данной теме выходила уже в рамках рассматриваемого периода, но, как уже отмечалось, она обслуживала преимущественно определенные «партийные» тенденции, тем более что газеты рассматривались в публикациях того времени исключительно как инструмент идеологической работы, проводимой КПСС. Эти работы были проникнуты стремлением доказать правильность политики КПСС по обновлению советской системы. В этом же методологическом ключе написан ряд других публикаций, многие из которых явно устарели из-за своей апологетической направленности.

Одной из первых более объективных работ, посвященных истории «перестройки», является коллективный труд ученых Российского гуманитарного университета - «Наше отечество - опыт политической истории». В этом исследовании были, в частности, проанализированы различные точки зрения на само понятие «перестройка». В нём подчеркивается позиция союзного руководства по отношению к СМИ как к орудию, призванному активно защищать ее политику. Некоторое их раскрепощение было направлено исключительно на повышение «действенности» мероприятий правящей партии. Это и определило тернистый путь советской журналистики от санкционированной гласности до закона о печати, принятого только в 1990 г.

Л.Н. Тимофеева в своем исследовании в общем плане рассмотрела феномен качественных изменений в политическом процессе России, вызвавшей к жизни альтернативную печать. Главное внимание автор уделила самиздатовским публикациям, при этом исследовательнице не удалось выявить существенных отличий самиздатовской (бесцензурной) печати от «свободной» советской. Она дала определение альтернативной печати как формы выражения общественного инакомыслия, что, по мнению ряда исследователей, слишком абстрактно и не учитывает исторического своеобразия советской периодики в целом как печати государственной, дотируемой из бюджета, которая кроме внешней цензуры подвергалась и внутренней «самоцензуре». При всей внешней свободе самовыражения это накладывало на нее неизгладимый отпечаток противоречивости и непоследовательности.

В постсоветский период количество исследований о перестроечной прессе заметно возросло, вышло немало интересных публикаций по истории журналистики 1985?1991 гг., в которых прослеживается как деятельность средств массовой информации в целом, так и отдельные её аспекты, в частности, типологизация выходивших в тот период печатных изданий, партийное руководство СМИ, работа в условиях цензурного контроля, эволюция тематики, критическое переосмысление советской истории на страницах центральной прессы.

Вместе с тем, рассматривая этот массив публикаций, необходимо отметить, что содержательная сторона идеологической жизни рассматривалась преимущественно в работах политиков, а также публицистов, что соответственно влияет на характер изложения материала.

Следует констатировать, что проблемы деятельности средств массовой информации в 1985?1991 гг. ещё не получили должного освещения в исторической науке. В имеющейся литературе больше внимания уделяется вопросам государственно-политического и экономического развития СССР изучаемого периода, нежели духовным, информационным.

Исследования, в которых рассмотрены различные стороны деятельности масс-медиа в период «перестройки», в основном посвящены центральным СМИ. Региональный компонент в них прослеживается мало. Одним из немногочисленных исключений является исследование, подготовленное учёными МГУ, где эта проблематика рассмотрена в основном на примере томской прессы 1985?1987 гг.

Круг публикаций, характеризующих состояние средств массовой информации Новосибирской области в годы «перестройки», сравнительно узок. Самые ранние исследования, посвященные духовной жизни Новосибирской области и роли в ней местных средств массовой информации, появились в 1989?1991 г., то есть в рамках самого еще не закончившегося исторического периода.

П.В. Кондрашов в своем исследовании исходил из установок тех задач, которые должна была выполнять пресса в период идеологической монополии КПСС. Он весьма подробно обосновал и конкретизировал научные методы партийного руководства СМИ, проанализировал содержание ряда новосибирских газет (прежде всего районных и многотиражных), высказал свои предложения о том, как должно было осуществляться сотрудничество между Новосибирской высшей партийной школой и местными редакционными коллективами.

В диссертации Л.И. Скрябиной «Печать как инструмент осуществления гласности» рассмотрена с позиций марксизма-ленинизма деятельность печати Западной Сибири по расширению гласности, а также процессы ее взаимодействия с партийными комитетами и советами народных депутатов. Выполненная в Академии общественных наук при ЦК КПСС диссертация проникнута стремлением доказать верность политики правящей партии по обновлению советской системы. Такие же методологические подходы доминировали и в диссертации «Формирование системы подготовки и переподготовки журналистских кадров в условиях демократизации общественной жизни. (На материалах деятельности редакционных коллективов и партийных комитетов Алтайского края и Новосибирской области) 1985?1990», защищённой И.И. Беляковым в 1991 г. в Москве.

Проблемы, связанные с содержанием газет, издававшихся на территориях Западной Сибири, в определенной степени являются предметом интереса омского историка С.В. Новикова, автора десятков публикаций по проблемам общественно-политической жизни Омской области и других административно-территориальных образований Западной Сибири. В своих исследованиях С.В. Новиков предпринял попытку не только проанализировать деятельность политических партий в рамках Западно-Сибирского региона, но и выявить взаимовлияние политических партий и средств массовой информации на избирателя, а также проанализировать эволюцию умонастроений электората под влиянием агитации и пропаганды посредством прессы. В то же время сами периодические печатные издания не стали предметом детального рассмотрения для С.В. Новикова, тем более что новосибирские газеты в его публикациях фактически используются в качестве одного из исторических источников.

В вышедшей в 2003 г. энциклопедии «Новосибирск» были представлены исторические очерки о ведущих новосибирских газетах. Автором подавляющего большинства из них стал новосибирский историк А.Л. Посадсков. Однако эти статьи в силу их целевой установки были достаточно краткими, и поэтому развернутых характеристик деятельности местных газет в период «перестройки» в них не содержалось. Кроме того, в энциклопедии не была проанализирована эволюция новосибирских изданий и не выделены какие-либо тенденции в их многолетней истории.

Попытка ликвидировать этот пробел была предпринята в дополнении к энциклопедии, вышедшем в свет в 2004 г.. В нем была опубликована статья «Печать периодическая», где впервые приводилась информация о массиве газет, выпускавшихся в Новониколаевске, а затем в Новосибирске, выделены некоторые тенденции в развитии печатного рынка в период с 1988 г. по настоящее время. В том числе проанализирована проблема постепенного заполнения всех его сегментов, рассмотрены специфика различных видов новосибирских газет и экономические условия, в которых функционировала местная пресса в 1989?2001 гг.

В 2005 г. вышло в свет объёмное исследование «История города. Новониколаевск-Новосибирск», в подготовке которого приняла участие большая группа сибирских историков. Глава II этого труда посвящена истории новосибирской прессы. Авторами этого раздела были М. Лыкосов и известный новосибирский деятель медиа сферы (в свое время возглавлявший редакции газеты «Молодость Сибири» и «Сибирской газеты») В.П. Юкечев. В подготовке этого очерка принимали участие и несколько студентов факультета журналистики НГУ. В нем содержалась более полная информация о местных СМИ, нежели в рассмотренных выше статьях в энциклопедии «Новосибирск». К тому же были представлены небольшие, но емкие исторические очерки о ведущих новосибирских газетах и приведен список периодических изданий, издававшихся в Новосибирске за всю его историю.

Достоинством этого исследования является анализ факторов и условий, в которых действовали новосибирские СМИ в постперестроечный период, и выделение тенденций в развитии местного медиарынка. Однако деятельность новосибирских печатных изданий в период «перестройки» не стала предметом пристального анализа в этом историческом очерке, поскольку основное внимание его авторы сосредоточили на ситуации 1992?2001 гг.

В последние годы в Новосибирске стали публиковаться монографии, в которых рассматривается общественно-политическая ситуация в Новосибирской области и становление многопартийности, в том числе и в рамках периода «перестройки». Однако в этих исследованиях местные газеты не являются предметом анализа за исключением неформальной печати, но и она рассматривается лишь попутно, как одна из форм деятельности неформальных политизированных структур. Сами же публикации о периодической печати в этих исследованиях являются лишь одним из исторических источников, откуда исследователи черпали информацию о происходивших в области политических процессах.

Таким образом, изучение процессов функционирования новосибирских газет в период «перестройки» еще не стало предметом системного исследования. Изучены лишь отдельные аспекты проблемы, отсутствует комплексный подход. В настоящее время отсутствуют монографические исследования, обобщающие вопросы функционирования новосибирских печатных изданий в 1985?1991 гг. В большинстве упомянутых исследованиях не уделено достаточного внимания тенденциям новосибирского печатного рынка, характеристике его различных сегментов. Не обобщена информация о новосибирских газетах, выпускавшихся в указанный период. Явно недостаточно исследована эволюция их качественного состава, после 1990 г. перестали изучаться вопросы, связанные с осуществлением влияния КПСС на периодическую печать. Не проанализированы вопросы об осуществлении цензурного контроля над местными СМИ. Также отсутствует анализ изменений в газетной тематике в рассматриваемый период; мониторинг того, как эволюционировало освещение темы Отечественной истории на страницах новосибирской прессы, и не выявлены тенденции в этом процессе.

Актуальность темы и степень её изученности обусловили цель и задачи исследования.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в изучении динамики развития газетной периодики Новосибирской области.

Поставленная исследовательская цель реализована автором посредством решения следующих взаимосвязанных задач:

? рассмотрение общественно-политических условий, в которых функционировали новосибирские газеты;

? рассмотрение динамики численности новосибирских газет;

? выявление изменений, произошедших в составе новосибирской прессы;

? выявление изменений, произошедших в тематике местной газетной периодики;

? изучение вопроса об осуществлении цензурного контроля над деятельностью новосибирских печатных изданий;

? показ роли и места новосибирских газет в условиях «перестройки».

Объектом исследования являются газеты Новосибирской области в 1985?1991 гг. Большую часть рассматриваемого периода в Новосибирской области, как и в других регионах, основу массива прессы составлял стандартный набор печатных изданий: одна ежедневная общеполитическая (краевая, областная), одна молодежная (комсомольская краевая, областная), партийно-советские газеты в каждом сельском районе и вечерняя газета в городах-миллионщиках. Всеобщие тенденции по-своему проявляются в каждом из локальных образований. Поэтому изучение проблемы эволюции местной прессы в Новосибирской области позволяет и уточнить историческое знание об этом процессе в целом, и придать ему большую конкретность.

Предмет исследования составила динамика новосибирской газетной периодики в период «перестройки».

Территориальные рамки. В качестве исследуемого региона избрана Новосибирская область - относительно среднее по площади, численности населения и экономическому потенциалу административно-территориальное образование, входившее в состав РСФСР. Новосибирская область представляла собой достаточно развитый и одновременно типичный для всей республики страны регион. Ее границы в течение рассматриваемого исторического периода не менялись. По количеству местных газет, выходивших в Новосибирской области, она незначительно отличалась от других административно-территориальных образований Западной Сибири. Общественно-политические условия, в которых функционировали новосибирские газеты, были типичными для прессы других регионов.

Все это в совокупности и послужило основанием для принятого ограничения региональных рамок данного исследования.

Хронологические рамки исследования охватывают 1985?1991 гг., которые были уникальным периодом в духовной истории России. Советские люди впервые за семьдесят лет получили разрешение публично выступать и отстаивать свое мнение по насущным вопросам жизни общества и критиковать власть. В печати развернулись дискуссии об историческом прошлом России, высказывались диаметрально противоположные точки зрения по вопросу о путях реформирования страны. Газеты публиковали множество писем и откликов читателей. У многих из них (большинства центральных и некоторых новосибирских), значительно вырос тираж. Более того, столкновение мнений, оценок, концепций приобрело характер настоящей идейной борьбы. Данный исторический период имеет четкие контуры: его нижней границей является апрель 1985 г. - начало реформирования советской системы М.С. Горбачевым, провозгласившего идеологию «перестройки»; верхней границей ? август 1991 г., когда в результате путча, организованного ГКЧП был отстранен от власти инициатор и лидер «перестройки» М.С. Горбачев, затем после провала попытки государственного переворота была ликвидирована КПСС, с которой, несмотря на провозглашение многопартийности, по-прежнему неразрывно была связана деятельность значительной части центральных и местных периодических изданий. Вслед за этим вскоре последовал распад СССР и возникновение Российской Федерации как самостоятельного государства.

Источниковая база исследования. Выбор источников обусловлен состоянием изученности темы, поставленными в дипломном сочинении исследовательскими задачами и состоянием источниковой базы по деятельности новосибирской прессы.

К первой группе источников следует отнести архивные фонды, хранящиеся в государственном архиве Новосибирской области. Исходя из принципа партийного контроля над прессой, который доминировал большую часть рассматриваемого периода, в первую очередь были изучены документы, сданные на хранение Новосибирским обкомом КПСС: материалы областных партийных конференций, пленумов, заседаний бюро обкома КПСС, документы отдела пропаганды и агитации (затем идеологического отдела) обкома КПСС (аналитические записки, обзоры, информации и др.). Среди этих источников особый интерес вызывали оценки деятельности новосибирских газет руководителями обкома КПСС, аналитические материалы о содержании печатных СМИ.

Из ведущих местных изданий наиболее представлена в архивных фондах деятельность газеты «Советская Сибирь»: имеются протоколы о некоторых партийных собраний, проходивших в редакции, так и отдельные перспективные годовые и квартальные планы газеты. К сожалению, работа других ведущих изданий ? «Вечернего Новосибирска» и «Молодости Сибири» представлена в архивных фондах весьма фрагментарно и недостаточно.

Важным архивным источником были документы новосибирской организации Союза журналистов СССР. По ним, помимо вопросов собственно профессиональной деятельности, можно проследить такие вопросы, как осуществление партийного контроля над прессой, обучение журналистов, рецензирование журналистами «вышестоящих» изданий творчества журналистов «нижестоящих» газет, отдельные аспекты деятельности районных и многотиражных газет и т.д.

Архивные фонды неформальных политических организаций и новосибирских отделений первых официально зарегистрированных партий и движений позволили получить определённое представление о генезисе и эволюции неформальной печати и о том, какую роль она играла в деятельности этих политических структур. Кроме того, были использованы документы управления по охране государственных тайн в печати при Новосибирском облисполкоме, в которых отдельным новосибирским газетам давалось освобождение от предварительной цезуры.

Эта группа источников помогает получить более полное представление о функционировании газет и условий их деятельности, о мотивах, которыми руководствовались учредители ряда печатных изданий.

Ко второй группе источников следует отнести непосредственно новосибирские газеты, выходившие в 1985?1991 гг. Автором были изучены публикации, содержащиеся в ведущих новосибирских газетах, что позволило непосредственно выявить ряд тенденций в их деятельности, прежде всего, в их содержательной стороне.

Третью группу источников составили официальные документы той эпохи, которые в свою очередь можно разделить на две подгруппы. В первую войдут партийные документы - материалы съездов КПСС, пленумов ЦК КПСС, областных партийных конференций, пленумов обкома КПСС. Большее значение имеют выступления и работы лидеров ЦК КПСС, Новосибирского обкома КПСС, Новосибирского горкома КПСС, где разъяснялись особенности проводимой политики. Учитывая, что деятельность СМИ до 1990 года фактически не регулировалась законодательством, данные источники позволили выявить нормативную базу, регулирующую их деятельность. Ко второй подгруппе следует отнести материалы государственных органов СССР, Новосибирской области, Новосибирска - решения Съездов народных депутатов СССР и РСФСР, законы СССР и РСФСР, решения и постановления Новосибирского областного совета депутатов и Новосибирского городского совета депутатов, регулирующие юридический статус газет и затрагивающие различные аспекты их деятельности. Значительная часть источников из этой группы была обнародована в центральной и новосибирской прессе.

Четвертую группу источников составили статистические и иные справочники, материалы отдельных социологических исследований. Вместе с тем, как любые статистические данные, указанные источники носят временной характер, фиксируя состояние дел лишь на данный момент времени. Но эти источники позволили более отчетливо проследить эволюцию новосибирской прессы, выявить динамику ее развития в целом, отдельных параметров и ее сегментов в частности. Кроме того, была использована база данных о местных газетах, имеющаяся в Новосибирской областной научной библиотеке. Это позволило полнее определить количественный и качественный состав новосибирской периодики, поскольку сделать это с помощью других источников затруднительно, так как информация по этой теме фрагментарна.

В архивных фондах КПСС отсутствует справочная информация обо всем массиве местных газет, действовавших в период «перестройки». На том этапе вообще не выпускались справочники, посвященные местным СМИ. Первая подобная книга не содержала какой-либо информации о многих газетах, а два издания справочника о новосибирских СМИ выпускались Администрацией Новосибирской области в 1995?1996 гг. лишь для служебного пользования и соответственно отражали состояние дел на тот момент, когда персональный состав местных газет по сравнению с 1985?1991 гг. претерпел значительные изменения. Первая попытка обобщить эти данные о местных газетах периода «перестройки» была предпринята при издании книги «История города. Новониколаевск?Новосибирск». Но опубликованный перечень был неполон, поскольку не включал в себя газеты, издававшиеся за пределами территории областного центра. Необходимо также отметить, что имеется справочник по новосибирскому самиздату, но он до сих пор официально не опубликован и хранится в машинописном виде в ГПНТБ СО РАН.

Подчинённое, вспомогательное значение для исследования имели мемуарная литература, написанная руководителями и работниками новосибирских газет и документальные сборники, посвященные отдельным сторонам деятельности СМИ.

Несмотря на имеющиеся пробелы, источниковая база, использованная в исследовании, оказалась достаточно разнообразной и качественно репрезентативной для решения поставленных исследовательских задач.

Методологическую основу работы составили широко известные и используемые профессиональными историками принципы историзма и объективности.

Принцип историзма требует изучения того, как событие истории возникло, какие этапы в своем развитии прошло, чем оно может стать в будущем или каковы последствия прекращения его действия (влияния) на общий ход истории.

Принцип объективности требует учета, по возможности, всех факторов, влиявших на ход исторического события; анализа всех точек зрения, высказанных о нем (участниками события, его свидетелями, исследователями); максимально возможного устранения из процесса исторического изучения эмоционально-субъективных установок самого автора.

В дипломном сочинении использованы следующие методы исторического исследования: хронологический, проблемно-хронологический, метод периодизации, сравнительно-исторический, ретроспективный и метод актуализации. Применялись и общенаучные методы исследования: логический и классификации, методы смежных наук (статистический).

Научная новизна конкретизирована в следующих положениях и итогах исследования:

? исследование является одной из первых попыток комплексного анализа различных сторон деятельности новосибирской прессы в 1985?1991 гг.;

? проделана работа по обобщению информации о новосибирских газетах, выпускавшихся в указанный период;

? рассмотрены общественно-политические условия, в которых функционировали новосибирские газеты;

? показаны роль и места новосибирских газет в условиях «перестройки»;

? проанализирована динамика численности новосибирские газет и выявлены изменения, произошедшие в составе новосибирской прессы;

? выявлены изменения, произошедшие в тематике местной газетной периодики;

? рассмотрена эволюция освещения темы Отечественной истории на страницах новосибирской прессы.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав и заключения, списка источников и литературы.

Автор считает своим долгом поблагодарить А.Л. Посадского (доктор исторических наук, заведующий лабораторией книговедения ГПНТБ СО РАН) за консультации и предоставленную рукопись «Справочник по самиздату Новосибирской области. 1987-1994 (общественно-политические издания)», что способствовало значительному пополнению фактического материала для написания дипломного сочинения.

газета периодика тематика история

Глава I. СТРУКТУРА ГАЗЕТНОЙ ПЕРИОДИКИ


§1. Динамика общей численности газет


После избрания в марте 1985 г. Генеральным секретарём ЦК КПСС М.С. Горбачев сосредоточил в своих руках огромную власть и сознательно встал на путь реформирования советского общества. В политическом плане задачи первого этапа преобразований, главной целью которого было провозглашено ускорение экономического развития страны, были сформулированы в выступлениях М.С. Горбачева и решениях КПСС середины марта-июня 1985 г.

Следует отметить, что в понятие «перестройка» и «гласность» в документах того времени не вкладывался тот смысл, с которым они ассоциируются ныне. Слово «перестройка» было синонимично словосочетанию «изменение стиля работы», «гласность» же рассматривалась, как один из каналов связи с массами, позволяющий учитывать общественное мнение и критические замечания трудящихся. Трактовка гласности у М.С. Горбачева до середины 1986 г. содержательно совпадала с тем, что он говорил и до прихода к власти.

Одной из особенностей первого этапа руководства М.С. Горбачева было расширение информированности общества, которое оказывало благотворное воздействие на атмосферу в стране в 1985-1986 гг. Этот процесс разворачивался постепенно, шел по нарастающей, ни у кого не вызывая протеста. Люди стали больше узнавать об экономических и социальных проблемах, начали осторожно открываться некоторые страницы прошлого.

На XXVII съезде КПСС (конец февраля-начало марта 1986 г.), который стал определенным рубежом в реализации горбачевских реформ, формула ускорения была наполнена новым содержанием, и впервые была проведена мысль о необходимости комплексного и глубокого реформирования. Во время партийного форума формально термин «перестройка» по-прежнему был использован лишь применительно к партийной работе и работе с кадрами, однако содержательно характер намечаемых перемен был вплотную приближен к тому пониманию «перестройки», которое стало утверждаться с середины 1986 г. и в таком виде вошло в политический обиход в нашей стране и за рубежом. В апреле 1986 г., М.С. Горбачев уже говорил, «что мы пошли по пути коренной перестройки всех сфер жизни общества», что необходима глубокая, всесторонняя перестройка. На пленуме ЦК КПСС в июне 1986 г. уже анализировались «первые итоги перестройки», под которыми понималось все происходившее после апреля 1985 г. Спустя некоторое время руководитель КПСС поставил знак равенства между словами «перестройка» и «революция» и пояснил, что «перестройка - не разовый одномоментный акт, а процесс, который будет протекать в рамках определенного исторического периода».

В новой редакции Программы КПСС, принятой на XXVII съезде КПСС, говорилось, что «партия и впредь будет оказывать прессе, всем средствам массовой информации и пропаганды активную помощь и поддержку», добиваясь при этом, чтобы в СМИ глубоко анализировались тенденции и явления жизни, экономические и политические процессы, активно поддерживалось все новое, передовое, поднимались актуальные, волнующие людей темы и предлагались пути их решения.

Советская пресса на этапе начала «перестройки» и значительное время в ходе её продолжала работать по принципам, многие из которых были закреплены еще Декретом о печати (1917 г.). Именно этим политическим актом были введены монополия правящей партии на печать и административное подавление тех органов прессы, которая с точки зрения властей, «вносит смуту в сознание масс», покончено с принципом свободы печати, понимаемой как право свободно оглашать через газеты «все мнения всех граждан». Печать приравняли к любому передаточному механизму массового характера, «при помощи которого партия ежедневно и ежечасно говорит с рабочим классом на своем, нужном ей языке», и превратили тем самым в мощное орудие партийно-государственной диктатуры в духовной сфере.

Огосударствления, лишенная возможности функционировать и развиваться по собственным законам журналистика принудительно переняла у командно-административной системы основы своей организации, цели деятельности и способы влияния на общественную жизнь. Советская печать стала представлять собой не систему самостоятельных журналов и газет, как во всем остальном мире, а сумму «органов различных, вышестоящих по отношению к ним организаций» (партийных, советских, хозяйственных), рупором которых они являлись. Сами газеты были выстроены по ранжиру, в виде иерархически организованной пирамиды, где властвовала своя субординация: одни издания были «начальством» для других.

Никакие особые цели деятельности кроме претворения в жизнь решений партий и правительства, за прессой не признавались. В лучшем случае она рассматривалась как промежуточное звено второго порядка, функция - средство, способствующее достижению все тех же пропагандистских, агитационных и организаторских целей. Наряду с идеологическими и морально-психологическими методами воздействия на аудиторию, журналисты опирались и на принудительные способы, апеллируя к органам власти и управления, требуя вмешательства репрессивного аппарата партии и государства.

В середине 1986 г. в деятельности прессы стали наблюдаться некоторые подвижки. Это было связано с тем, что произошли существенные перемены в трактовке понятия «гласность». Инициаторы «перестройки» начали рассматривать ее не только как средство формирования общественного мнения в определенном направлении, но и как важнейший рычаг демократизации, повышения социальной активности пока еще довольно инертного населения.

Значительное расширение информированности, повышение уровня критичности обсуждаемых проблем, востребованность ранее незадействованного интеллектуального потенциала - все это должно было способствовать преодолению идеологического догматизма и ломке прежних стереотипов политического поведения и, в конечном счете, ускорить перестроечные процессы во всех сферах. По этой логике, гласность должна была предшествовать проводимым преобразованиям и оптимизировать их, обогащая теорию и практику «перестройки» анализом зарубежного и отечественного опыта.

Роль идейной оппозиции консерватизму отводилась прессе. Выступая в 1986 г. перед работниками СМИ, М.С. Горбачев говорил: «многие из наших консервативных явлений, ошибок и просчетов, вызывающих застой мысли и действия и в партии, и в государстве, связаны с отсутствием оппозиции, альтернативы мнений, оценок. И здесь, на нынешнем этапе развития общества, такой своеобразной оппозицией могла бы стать наша пресса». Сторонники М.С. Горбачева достаточно быстро перешли от слов к делу и стали дирижировать «политикой гласности». Определяющую роль здесь стал играть возглавивший в 1985 г. отдел пропаганды ЦК КПСС А.Н. Яковлев, который в частности стал руководить подбором новых главных редакторов ведущих массовых центральных газет и проводить регулярно инструктажи с работниками средств массовой информации.

На местах партработники с некоторым опозданием стали реализовывать спущенные сверху новые подходы к работе с печатью, деятельность которой они оценивали критически. Например, в ходе анкетирования идеологических работников Новосибирской области, проведённого в сентябре 1986 г. выяснилось, что из СМИ местные газеты хуже всего удовлетворяют их потребность в информации о перестройке. По уровню удовлетворенности в этом аспекте они уступали в шесть раз центральным газетам.

Впрочем, делегаты областной конференции Новосибирской журналисткой организации, прошедшей в декабре 1986 г., согласились с прозвучавшими незадолго до этого упреками М.С. Горбачева в том, что степень гласности, действенности во многих местных газетах уступала центральной прессе, и решили всеми силами исправить ситуацию.

По мнению ряда исследователей, начало собственно горбачевского этапа реформ, именуемого «перестройкой», следует датировать 1987 г., в течение которого вырабатывались подходы к ней, её философия, стратегия и тактика. Ближайший соратник бывшего руководителя КПСС В.А. Медведев переломный характер этого года связывал с «тремя крупнейшими вехами в жизни партии страны»: январским пленумом ЦК КПСС, давшим исходный импульс реформе политической системы, июньским пленумом ЦК КПСС, разработавшим комплексную программу экономических преобразований и празднованием 70-го юбилея Октябрьской революции, в ходе и после которого развернулась переоценка важнейших этапов советской истории, в значительной мере определившая обстановку в стране.

На одном из центральных мест на январском пленуме оказалась проблема гласности. Проблема роли СМИ, мобилизации масс на перестройку - М.С. Горбачев обращался к ней постоянно. Однако уже тогда обозначились разные подходы к этому явлению. Если одни протестовали против чрезмерного смакования прессой негативных сторон жизни и выхода за грань объективности в оценке явлений прошлого, то другие, напротив, высказывались за «непричесанную» гласность. После январского (1987 г.) пленума ЦК в обиход окончательно вошла «перестройка» - понятие, быть может, более радикальное, но идеологически менее определённое (что и во что перестраивается - этот вопрос представлялся одновременно и очевидным, и не вполне ясным: каждый был волен наполнить понятие собственным смыслом, что и произошло уже к 1988 году).

После январского пленума завершилось и оформление того понимания гласности, с которым связывают политику М.С. Горбачева. Ее начали рассматривать и как средство пробуждения общественного сознания, и как инструмент его формирования в определенном направлении, и как форму контроля за действиями неэффективных управленцев, а также как один из путей мобилизации активных сторонников перестройки.

Исходя из этого, А.Н. Яковлев заявил о выдвижении концепции гласности и при этом отметил, что гласность революционизировала и политизировала общество; резко расширила возможности общественного анализа: по диапазону доступной информации, снятию запретных тем, возможности задавать любые вопросы и предлагать варианты ответов. Вместе с тем гласность не равнялась свободе слова и, по признанию «прораба перестройки», главного редактора суперпопулярного тогда журнала «Огонек» В.А. Коротича: «первый период гласности шел под строжайшим надзором. Полегчало, пожалуй, в конце 90-го».

Естественно, что орудием политики гласности могла стать, прежде всего, пресса. И поэтому закономерно, что уже в начале февраля 1987 г. М.С. Горбачев собрал руководителей СМИ для постановки соответствующих задач. Его программное выступление стали называть «манифестом гласности». После этого встречи Генерального секретаря ЦК КПСС с руководителями СМИ стали регулярными и вскоре привели к тому, что побуждающие к переменам импульсы появились, прежде всего, в публицистике, в массовых изданиях направляемых горбачевским пропагандистским аппаратом. Тем самым пресса была призвана обеспечить и интеллектуальную мобилизацию сторонников перестройки.

Курс на проведение политики гласности дал толчок и развитию так называемой альтернативной прессы. И хотя ее тиражи были ограничены, тем не менее, именно там острые проблемы общественной жизни обсуждались в достаточно откровенной и резкой форме.

Осень 1987 г. стала определенным водоразделом в развитии политической ситуации в СССР. Важной вехой был доклад М.С. Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается», прозвучавший в связи с празднованием 70-й годовщины Октябрьской революции. Он содержал существенно важные, в том числе и новые акценты, особенно при освещении советской истории. Новые установки, развитые А.Н. Яковлевым, были подхвачены многими журналистами и обществоведами, что уже вскоре привело к радикализации политики гласности, которая в свою очередь вела к поляризации общественных настроений и впоследствии - к политическому размежеванию.

Эти процессы ещё более усилились после XIX Всесоюзной партийной конференции, прошедшей летом 1988 г., хотя теоретики КПСС продолжали пытаться руководить прессой , исходя из ленинских постулатов, в том числе о том, что газета должна быть не только коллективным пропагандистом и агитатором, но также и коллективным организатором. Даже в 1989 г. основными задачами советской печати они провозглашали «убедительную и вдохновляющую на конкретные дела пропаганду идей марксизма-ленинизма, целенаправленную и конкретную агитацию за политику КПСС, организацию и сплочение всего народа вокруг партии».

Влияние печатных СМИ на ситуацию в стране заметно возросло после того, как во второй половине 1988 г. отменили ограничения на подписку периодики на 1989 г. К тому времени безлимитно печатались издания КПСС. Ограничения же касались главным образом непартийных и неполитических изданий, пользовавшихся большим читательским спросом. В результате с 1989 г. граждане СССР могли свободно выбирать газеты и журналы по своему вкусу. С этого момента ведущие СМИ стали оказывать значительное, фактически определяющее влияние не только на духовную сферу, но и на выбор политического и экономического курса развития страны.

На фоне этой деятельности оппозиционными по отношению КПСС политическими силами и лидерами одновременно с внедрением в массовое сознание постулатов о том, что в СССР построен «казарменный псевдо социализм, тоталитаризм» и в стране реализована тупиковая линия эволюции, была сформулирована программа отречения от прошлого и возвращения страны в «лоно цивилизации» через укоренение на советской почве «демократических», экономических, политических и ценностных институтов, к широкомасштабной реализации которой они приступили уже за временными рамками рассматриваемого в этой работе периода. Руководство СССР оценивало эти процессы в значительной степени как неизбежное следствие демократизации и, несмотря на признание издержек в деятельности прессы, признавало, что она вносит огромный вклад в перестройку, поскольку «пресса революционизировала общество, помогла возвратить к участию в общественной жизни миллионы и миллионы трудящихся».

Неотъемлемой частью советской периодики являлась региональная печать, занимавшая в силу присущих ей отличительных черт особое место в системе СМИ. Однако единого общепринятого понятия «региональная печать» в научной литературе нет. Связано это с тем, что нет и достаточно всеобъемлющих масштабных критериев использования определяющего термина «регион». В конкретных политологических и социально-географических исследованиях под регионом одной страны подразумевают такое территориальное образование, которое выделено либо по административно-политическому, либо по экономико-пространственному признаку.

При первом подходе важным критерием считается наличие в регионе своей управляющей подсистемы, и поэтому их классификация неразрывно связана с административно-территориальным делением государства. Второй подход подразумевает регион как некоторую часть страны, включающую несколько сопряженных, сопредельных административных границ, имеющих одинаковые природные условия и устойчивые хозяйственные связи.

Одним из институтов, обслуживающих насущные, в том числе и информационные потребности территориальной общности, проживающей на территории региона, является региональная печать. Она играет роль и своеобразного зеркала жизни региона, в котором пресса функционирует, и сильнодействующего катализатора, оказывающего преобразующее влияние на динамику этой жизни.

К коренным, типоформирующим признакам, позволяющим выделить региональную печать как оригинальную подсистему советских СМИ и выявить условия ее функционирования, можно отнести, прежде всего, такие ее количественно-качественные признаки как сфера распространения, определяемая сочетанием административно-территориального, демографического и национального факторов; непосредственная включенность в социальные процессы, проходящие в данной территориальные общности; побудительные мотивы обращения читательской категории к источникам информации, ее предрасположенность к первоочередному потреблению местной проблематики.

Региональный фактор распространения является, пожалуй, главным параметром, определяющим качественные и количественные характеристики региональной печати, а также организационные условия ее функционирования. Прежде всего, в отличие от центральной прессы региональная печать обслуживает информационные потребности той читательской аудитории, размещение которой ограничено пределами данной части страны. Региональная печать более адресно и прагматично приземлена, поскольку в противном случае она кажется невостребованной.

В то же время этот фактор предопределяет и количественные показатели издающейся в регионе периодики: она имеет ограниченные, достаточно легко предсказуемые тиражи, так как известны численность населения и его предпочтения, а значит и приблизительное количество потенциальных читателей. Фактор локальности выгодно отличает региональную прессу ее уникальной способностью адресно учитывать интересы объективно дифференцированных социальных, профессиональных и иных групп местного населения, доходить до каждого жителя региона, говорить с аудиторией на одном, доступном общему пониманию языке, создавать эффект межличностного диалога.

В отличие от изданий центральной прессы, рассматривавших социальные процессы в регионах с позицией либо стороннего наблюдателя, либо строгого ревизора и верховного судьи, региональная печать была включена в эти процессы самым непосредственным образом, являясь их активным участником, а часто и побудителем, стимулятором, ускорителем. В отличие от столичных журналистов, бывавших в регионах наездами, местные представители масс-медиа всегда были на виду, постоянно в фокусе внимания аудитории, и их репутация в большей мере зависела от общественной оценки их деятельности.

Благоприятный фон для успешного функционирования региональной печати на информационном рынке, который начал складываться в конце 1980-х - начале 1990-х гг., создавала естественная предрасположенность читательской аудитории к местной информации. Центральная пресса рассматривала местные проблемы того или иного региона эпизодически. Собственная же, своя пресса говорила о них постоянно и подробно. Именно это оказывалось важным моментом при выборе читателем источника информации, побудительным мотивом обращения в первую очередь именно к местной печати.

Большую часть рассматриваемого периода региональная печать имела жестко заданную иерархическую структуру. Почти вся она по принадлежности была однородно партийно-советской. Тогда отсутствовало законодательство, регламентирующее порядок деятельности средств массовой информации, и, соответственно, понятия «учредитель средств массовой информации» не было. А вместо этого применялась дефиниция «орган» - того или иного территориального комитета КПСС, местного Совета народных депутатов, иных структур. Издателями, или как это принято теперь называть, соучредителями региональной печати являлись преимущественно, за небольшим исключением, соответствующие комитеты КПСС и Советы народных депутатов.

Деятельность редакционных коллективов местной прессы всегда была глубоко детерминирована позицией издателя, как правило, представленного де-юре партийным комитетом, де-факто - аппаратом партийного комитета. Руководство ими осуществлялось по управленческому типу. Партийный аппарат разрабатывал установки, всесторонне регулирующие деятельность редакции, оформлявшиеся в виде постановлений, равнозначных обычному административному приказу. Степень свободы журналистского коллектива в выборе ориентации информационной политики того или иного издания была крайне мала. Перманентное стремление редакции формировать концепцию функционирования каждого конкретного органа информации жестко корректировалось стратегией издателя, который находил опору в стратегии Генерального Издателя (ЦК КПСС).

Традиционно местная пресса делилась на несколько типов (областная, городская, районная и др.) Но по сути, региональные СМИ оставались однотипными. Ибо важнейший типоформирующий признак - характер деятельности издателя и его задачи - был для всех универсальным. Задача определялась партийными комитетами, строго следовавшими за решениями вышестоящей организации. Отсюда и единообразие редакционных структур, освещаемых тем, проблем с некоторой поправкой на местные особенности. Там, где издатель сознавал необходимость специфики органа информации и доверял профессионализму редакционного коллектива, появлялись издания с признаками индивидуальности и качества. К такой группе изданий с определенными оговорками можно отнести газеты «Вечерний Новосибирск» и «Молодость Сибири» в период 1988-1990 гг.

Следует отметить, что вся местная пресса того времени входила в управленческую структуру административно-территориальных единиц, транслируя на места решения властных структур, а также инструктируя низовые ячейки общества и контролируя ход выполнения этих решений. Вместе с тем заметим, что региональная печать была в некоторой мере действенным инструментом народного контроля, выявляла и искореняла отдельные и служебные злоупотребления. Ее функционирование проходило в условиях, когда всей прессе создавались нормальные (зачастую льготные), экономические условия, позволявшие редакторам добиваться высокой степени рентабельности. К тому же, отдельные областные газеты и почти вся районная печать полностью или частично содержалась (дотировалась) за счет государственного бюджета. Каждому территориальному образованию полагался обязательный, максимально аскетичный набор печатных изданий: одна ежедневная общеполитическая (краевая, областная) четырех полосная газета формата А2, одна молодежная (комсомольская краевая, областная) газета, параметры которой в разных регионах варьировались в нескольких типовых вариантах, один малоформатный партийный бюллетень. В сельских районах издавалось по одной партийно-советской газете формата А3. Городам-миллионникам разрешалось иметь вечернюю газету. Таким был ассортимент краевой, областной и районной печати.

Подобный набор печатных изданий фактически выходил в канун перестройки, в 1985 г. и в Новосибирской области, пресса которой была составной частью региональной печати. Обобщение справочных данных, имеющихся в Новосибирской областной научной библиотеке выявило, что в 1985 г. на территории Новосибирской области помимо центральных газет издавалось и распространялось 85 местных газет. Фактически эту цифру подтвердил и секретарь Новосибирского обкома КПСС Л.Ф. Колесников в ходе своего выступления на семинаре для первых секретарей городских и районных комитетов КПСС, прошедшем в июне 1986 г..

Эти новосибирские газеты можно разделить на несколько групп. Два старейших издания («Советская Сибирь» и «Молодость Сибири) имели статус областных газет, поскольку распространялись на всей территории Новосибирской области. «Советская Сибирь» была одной из первых советских ежедневных газет

Она начала выходить 1 октября 1919 г. как орган Сибревкома и Сиббюро ЦК РКП(б). Впоследствии, в связи с неоднократными «перекройками» административного устройства Сибири, была органом Сибкрайкома ВКП(б), Сибкрайисполкома, Новосибокружкома ВКП(б) и окрисполкома (1925-1930); Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) и Западно-Сибирского крайисполкома (1930-1937); органом Новосибирского областного и городского комитетов ВКП(б)-КПСС, областного и городского Советов (1937-1958).

С 1958 г. «Советская Сибирь» была органом Новосибирского областного комитета КПСС и Новосибирского областного Совета народных депутатов. В свою очередь, другое издание, имевшее областной статус - «Молодость Сибири», являлось с 1937 г. органом Новосибирского областного и городского комитетов ВЛКСМ. В Новосибирске находилась и редакции двух межрегиональных газет: органа Министерства обороны СССР - военной газеты «Советский воин», распространявшейся почти 20-тысячным тиражом во всех административно-территориальных образованиях, входивших в Сибирский военный округ и расходившейся на той же территории газеты «Красное знамя» - органа Сибирского округа внутренних войск МВД.

местные газеты относились к числу городских и районных. Среди них наиболее известным был «Вечерний Новосибирск». Эта первая городская газета, разрешенная ЦК КПСС к изданию в областном центре за Уралом, начала выходить с 1 марта 1958 года как орган Новосибирского городского комитета КПСС и городского Совета депутатов трудящихся. В первом номере на первой полосе было опубликовано открытое письмо Новосибирского горкома КПСС и горисполкома, в котором указывались основные задачи нового издания: «Газета Вечерний Новосибирск должна явиться трибуной пропаганды идей марксизма-ленинизма, борцом за выполнение задач коммунистического строительства». Необходимо отметить, что в отличие от многих других местных изданий на «Вечерний Новосибирск» до 1989 г. нельзя было подписаться. Тираж газеты реализовывался в розницу только в Новосибирске через киоски «Союзпечати», к которым ежедневно выстраивались длинные очереди читателей.

В Бердске выходила городская газета «Ленинский путь». Статус городских имели еще четыре печатных издания - «Строитель коммунизма», «Знамя коммунизма», «Трудовая жизнь», «Ленинская трибуна», редакции которых располагались в городах областного подчинения, соответственно - Барабинске, Искитиме, Куйбышеве, Татарске. Они были органами соответствующих горкомов КПСС, городских и районных Советов народных депутатов и распространялись помимо этих городов и на территории одноименных районов.

В других сельских районах Новосибирской области выходило 26 районных газет, которые были органами районных комитетов КПСС и районных Советов народных депутатов: «Степная нива» (Баганский район), «Путь Ильича» (Болотнинский район), «Ленинец» (Венгеровский район), «Сельская правда» (Доволенский район), «Сельский труженик» (Здвинский район), «Сельская новь» (Карасукский район), «За изобилие» (Каргатский район), «Трудовая правда» (Колыванский район), «К новым победам» (Коченевский район), «Степные зори» (Кочковский район), «Краснозерская новь» (Краснозерский район), «Маяк Кулунды» (Купинский район), «Правда Севера» (Кыштовский район), «Маслянинский льновод» (Маслянинский район), «Мошковская новь» (Мошковский район), «Приобская правда» (Новосибирский район), «Ленинский призыв» (Ордынский район), «За дело Ленина!» (Северный район), «Новая жизнь» (Сузунский район), «Ленинское знамя» (Тогучинский район), «Убинский вестник» (Убинский район), «Знамя труда» (Усть-Таркский район), «Коммунист» (Чановский район), «Путь к коммунизму» (Черепановский район), «Кулундинская новь» (Чистоозерный район), «За коммунизм» (Чулымский район).

Также в Новосибирской области (преимущественно в областном центре) издавалось 46 газет, которые имели статус многотиражных. Они выпускались на наиболее крупных предприятиях, организациях, учреждениях, высших учебных заведениях и иных структурах. Эти издания были печатными органами соответствующих дирекций, партийных, профсоюзных (заводских) комитетов и комитетов ВЛКСМ. Их роль в местной прессе подчеркивалась, например, тем, что в областной организации Союза журналистов СССР была создана и активно действовала первичная организация многотиражных газет, которая анализировала работу таких изданий и выдавала свои рекомендации по улучшению их работы.

Все выходившие в 1985-1991 гг. многотиражки, исходя из их ведомственной принадлежности, можно разделить на несколько типов. К первому отнесем газеты, выпускавшиеся промышленными предприятиями. Подобных изданий в 1985 г. выходило 26: «Генератор» (завод «Сибэлектротяжмаш»), «Голос рабочего» (завод «Сибтекстильмаш»), «Голос труда» (Бердский радиозавод «Вега»), «Домостроитель» (Новосибирский домостроительный комбинат № 10), «За коммунизм» (завод «Экран»), «За олово» (оловозавод), «За технический прогресс» (электровакуумный завод), «Знамя новатора» (завод «Электросигнал»), «Знамя труда» (завод «Сибсельмаш»), «Импульс» (производственное объединение «Сибэлектротрансмаш»), «Инструментальщик» (инструментальный завод), «Металлист» (производственное объединение «Луч»), «Машиностроитель» (завод им. Чкалова), «Металлург» (завод им. Кузьмина), «Мотор» (завод низковольтной аппаратуры), «Новатор» (завод им. Коминтерна), «Прогресс» (Новосибирский завод точного машиностроения), «Рабочая трибуна» (Новосибирский приборостроительный завод им. В.И. Ленина), «Рабочее слово» (производственное объединение «Адрон»), «Сибирский электродчик» (Новосибирский электродный завод), «Сиблитмаш» (завод «Сиблитмаш»), «Станкостроитель» (производственное объединение «Тяжстанкогидропресс» им. А.И. Ефремова), «Трибуна» (Новосибирский кожевенно-обувной комбинат «Обь»), «Трудовая честь» (Новосибирский завод радиодеталей), «Химик» (Новосибирский химический завод), «Электропечь» (производственное объединение «Электротерм»).

Четыре газеты выпускались строительными организациями: «Академстроевец» (трест «Сибакадемстрой»), «Голос строителя» (ремонтно-строительный трест «Горремстрой»), «Механизатор» (Новосибирский трест «Строймеханизация»), «Строитель» (строительный трест № 43), а три - предприятиями транспорта: «Западно-Сибирский железнодорожник» и «Куйбышевский железнодорожник» - Западно-Сибирской железной дорогой, а газета «На вахте» - Западно-Сибирским речным пароходством.

Кроме того, многотиражки выпускали и девять новосибирских вузов: «За медицинские кадры» (Новосибирский государственный медицинский институт),

«За сельскохозяйственные кадры» (Новосибирский сельскохозяйственный институт), «Кадры - стройкам» (Новосибирский инженерно-строительный институт им. Куйбышева), «Кадры - транспорту» (НИИЖТ), «Ленинец» (Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище), «Ленинец» (Новосибирская высшая партшкола), «Народный учитель» (Новосибирский пединститут), «Университетская жизнь» (НГУ), «Энергия» (НЭТИ).

К пятому виду многотиражных газет можно отнести издания, выпускавшееся разно профильными ведомствами, организациями и структурами: «Наука в Сибири» (СО АН СССР), «Трудовые будни» (исправительно-трудовое учреждение), «За плановое снабжение» (Западно-Сибирское главное территориальное управление Госснаба СССР (УМТС), «Колос Сибири» (СО ВАСХНИЛ), «Репертуарный листок» (Новосибирский областной Дом народного творчества).

Наиболее известной и авторитетной многотиражной газетой была «Наука в Сибири» (до начала 1980-х гг. - «За науку в Сибири»), начавшая выходить 4 июля 1961 г. и имевшая статус органа Президиума СО АН и профсоюзного комитета работников науки. В передовой статье первого номера было написано: «Газета должна шире освещать творчество ученых, их упорную работу по координации научных исследований и внедрению достижений науки в производство... Нужно смело и принципиально критиковать недостатки в организации научной работы». На страницах этого издания всегда были представлены наиболее значимые результаты теоретических и экспериментальных исследований, экспедиций, научных конференций, проблемы международного сотрудничества, подготовки кадров для науки.

У газеты была надежная сеть собственных корреспондентов в научных центрах Сибирского отделения Академии наук: Иркутске, Томске, Кемерово, Красноярске. Авторами многих статей являлись члены Академии, доктора наук и профессора. Аудиторию газеты составляли научные работники и специалисты академических и отраслевых НИИ, профессора и студенты, научно-техническая интеллигенция, а также все, кто интересовался проблемами и достижениями отечественной и мировой науки. Публикуемые «Наукой в Сибири» материалы часто использовали в своей работе многие региональные и центральные газеты и журналы, это была одна из самых цитируемых отраслевых газет страны. Также выходило два издания рекламного и рекламно-информационного характера - «Реклама» и «Новосибирская кинонеделя».

В 1986 г. общее количество местных газет возросло до 88. В январе 1986 г. бюро Новосибирского обкома КПСС поддержало инициативу треста «Сибэнергострой» об издании им многотиражной газеты «Энергостроитель». Также стали выходить газета «Дневник добровольцев» и «Мангуст», созданный на базе стенной газеты печатный орган оперативного комсомольского отряда дружинников завода «Сибсельмаш».

Процессы «перестройки» и соответственно расширения гласности с некоторым запозданием доходили до большинства регионов. Эта тенденция наблюдалась и в Новосибирской области. Поэтому в 1987 г. какого-либо увеличения количества местных газет вообще не произошло, а в 1988 г., ключевом для этапа «перестройки», произошли достаточно небольшие подвижки в их общей численности. После начала выпуска еще двух газет - «Сибирского кооператора» и «Досуга в Новосибирске», она увеличилась до 90. Курс на проведение политики гласности и неудовлетворенность значительной части читателей содержанием партийно-государственной прессы дали толчок развитию так называемой альтернативной прессы, по преимуществу альтернативной по отношению к существовавшей тогда информационно-пропагандистской системе. И хотя ее тиражи были ограничены, тем не менее именно здесь острые проблемы общественной жизни обсуждались в достаточно откровенной и резкой форме.

Для этой новой прессы одним из предшественников являлся самиздат более раннего периода, другим - отдельные элементы традиционной системы советской печати. В рамках новой, нетрадиционной прессы выделились неформальные, независимые, не легитимные (в отличие от других изданий, выходивших с позволения структур КПСС) издания. Первые подобные газеты и журналы стали издаваться в 1987 г. в первую очередь в Москве, Ленинграде, республиках Прибалтики. К концу 1987 г. в СССР выходило более ста неформальных изданий. Следует отметить, что с усилением политики гласности самиздат не проявил тенденции к отмиранию. Напротив, его поступательное развитие шло одновременно с «раскрепощением» формальной прессы. Это позволяет сделать вывод о том, что самиздат перестроечного времени не являлся лишь средством «выведения белых пятен в истории». Его цели и задачи были связаны прежде всего с организационным процессом консолидации неформальных групп и передачей определенного рода информации. Самиздат являлся фактором сплочения неформалов, а наличие печатного самостоятельного издания было условием получения необходимого статуса и признания в их среде.

В середине 1988 г., когда курс на гласность и демократизацию политической системы был поддержан XIX Всесоюзной конференцией КПСС, стал наблюдаться бурный рост числа альтернативных изданий. Эта тенденция начала проявляться и в Новосибирской области, где вышли первые четыре местные неформальные газеты. Поскольку определённую часть подобных печатных изданий трудно классифицировать как периодические, они в настоящем исследовании не будут учитываться в общей численности новосибирских газет, а динамика роста их количества в контексте других проблем, связанных с выходом неформальной печати, будет рассмотрена ниже.

В 1989 г. в процессе эволюции новосибирской печати отчетливо проявилась качественно новая тенденция - количество новых местных газет резко увеличилось (до 110), а общая их численность по сравнению с 1988 г. выросла на 22,2%. На информационный рынок вышли сразу 20 изданий: межрегиональная «Сибирская газета» (её выпуск был разрешен в октябре 1989 г.), «Момент истины», рекламно-информационное издание «Ваш посредник», «Рабочая газета» (выпускалась производственным объединением «Север»), «Вперед» (производственное объединение НЗХК) «Сигнал» (производственное объединение «Инженерная геодезия»), «Мебельщик» (производственное объединение «Новосибирскмебель»), «Электропривод» (завод «Сибстанкоэлектропривод»), «Факел» (завод «Промстальконструкция»), «Жилищник», переименованный вскоре в «Наш дом» (Производственное жилищно-ремонтное управление Новосибирского горисполкома), «Энергия - импульс» (Институт ядерной физики СО АН СССР), «Вектор» (научно-производственное объединение «Вектор»), «Коммерческий вестник» (коммерческий центр Новосибирского главного территориального управления Госснаба СССР), «Контакт» (Новосибирский электротехнический институт связи), «Курьер» (Оргкомитет МЖК Советского района). Помимо этих изданий, в июле 1989 г. обком КПСС разрешил Заельцовскому, Дзержинскому, Кировскому, Ленинскому, Октябрьскому районным комитетам КПСС выпуск многотиражных газет «Вестник района».

Тенденция к резкому росту числа местных газет наблюдалась и в 1990 г. Их количество увеличилось до 134, превысив соответствующий показатель 1989 г. на 21,8%. Среди новых изданий были: еженедельная региональная газета ПВО Сибири и Забайкалья «Патриот Родины», поселковая газета «Краснообск», многотиражная газета Опытного завода СО АН СССР, «Машиностроитель» (выпускалась Искитимским машиностроительным заводом), «Прогресс» (Новосибирский завод искусственного волокна, расположенный в Искитимском районе), «Цементник» (Чернореченский цементный завод), «Рабочая позиция» (Куйбышевский химзавод), «Рабочая честь» (Новосибирский завод конденсаторов), Первомайский вестник (орган Первомайского РК КПСС), газета Железнодорожного района «Совет», газета Калининского района с двойным названием «КГ» («Красная горка») и «ГК» («Город К»), «Отечество» (газета одноименного добровольного патриотического общества), «Слово Сибири» («Литературная Сибирь») (орган Сибирской писательской организации), еженедельная газета для инвалидов, ветеранов, пенсионеров «Голос», экономический еженедельник «Деловая Сибирь», региональный спортивный еженедельник «Спорт-кадр», молодежный еженедельник «Новости Красного проспекта» («Красный проспект»), областная еженедельная газета «Труд и биржа», сибирская коммерческая газета «Экономика и ресурсы», газета профсоюзов Новосибирской области «Доверие», еженедельник «Наше слово», издававшийся первичными партийными организациями пяти предприятий Ленинского района, рекламно-информационный выпуск ассоциации юмористический еженедельник «Дефицит». Харбинского политехнического института «Харбинъ», газета «Зона и человек»,

И в последний (1991) год рассматриваемого периода число новосибирских газет продолжало неуклонно расти. Появилось 20 новых местных изданий, а общая их численность за год выросла на 15% и достигла 154. В 1991 г. стали выходить еженедельники «Ведомости Новосибирского областного Совета» и «Новосибирские новости», городская еженедельная газета г. Обь «Обская жизнь», искитимские газеты «Земляки» и «Депутат», издание комитета КПСС Новосибирского авиационного объединения «Позиция», ежемесячная газета «Витас», рекламно-информационный выпуск для мужчин «Господин «Н»; «Потребитель и рынок», «Светская жизнь», «Русь» - газета Новосибирского отделения Союза духовного возрождения Отечества, бердский общественно-политический еженедельник «Свидетель», литературно-художественная газета «Иван и Данила», газеты для объявлений о знакомствах «Рандеву-Ревю» и «Знакомство по телефону», искитимский рекламно-информационный еженедельник «Конкурент», познавательно-развлекательное издание для детей «Старая мельница», частная газета «Блиц», «НОЖ» - издание Новосибирской областной журналистской организации, еженедельная газета «Поиск».

Подводя итог рассмотрения динамики численности новосибирских периодических изданий, следует отметить, что в 1985-1991 гг. наблюдалось существенное увеличение их количества. За это время оно увеличилось с 85 до 154, прирост составил 81%. Наиболее интенсивно этот процесс протекал в 1989-1991 гг., когда стало выходить 64 (93%) издание из 69 созданных в период «перестройки».

Следует указать, что несколько иные сведения о численности новосибирских газет приведены в статистических сборниках, содержащих отдельные количественные и качественные показатели, характеризующие издательскую деятельность в СССР как в целом, так и по отдельным административно-территориальным образованиям.

Согласно этим данным, в Новосибирской области в 1985 г. выпускалась 71 местная газета, в 1986 г. - 71, в 1987 г. - 71, в 1988 г. - 71, в 1989 г. - 75, в 1990 г. - 84, 1991 г. - 85. Подобные явные нестыковки со сведениями, имеющимися в Новосибирской областной научной библиотеке и подтверждёнными другими вышеуказанными источниками, скорее всего обусловлены тем, что в Центральное статистическое управление СССР, выпускавшее вышеуказанные сборники, поступала из книжной палаты, получавшей её в свою очередь из Новосибирской области, неполная информация.

То, что представленные в сборниках данные могут быть неполными, видно и из предупреждения их составителей о том, что «степень полноты и достоверности статистических данных, обобщающих результаты издательской деятельности в стране, соответствует объему поступления обязательных экземпляров в книжную палату в целях архивного хранения, библиографической регистрации статистического учета» . Учитывая, что обязательные экземпляры направлялись в книжную палату издателями (среди которых по объему выпускаемой продукции в Новосибирской области лидировало издательство «Советская Сибирь») можно предположить, что ряд других типографий, где печатались отдельные газеты (например, некоторые многотиражки), данное требование не выполняли.

Вместе с тем, данные статистических сборников (с оговоркой на их неполноту) можно использовать для примерной оценки ряда параметров новосибирской прессы, например, объема её совокупного тиража и того, как выглядела новосибирская периодика по сравнению с другими территориями Западной Сибири в количественном аспекте.

Наша область в сравнении с другими четырьмя административно-территориальными образованиями Западной Сибири в течение 1985-1991 гг. постоянно занимала третье место (из пяти возможных) по количеству местных газет, опережая Омскую и Томскую области и существенно уступая Кемеровской области и Алтайскому краю. Подобное в значительной степени было вызвано большим количеством многотиражных изданий, выходивших в Кемеровской области и большим, по сравнению с Новосибирской областью, числом газет у местных органов власти в Алтайском крае.

Важным показателем эффективности деятельности редакции и авторитета газеты среди читателей был её тираж. Вышеуказанные данные из статистических сборников можно использовать для примерной оценки разовых и годовых тиражей новосибирских газет, объем которых был напрямую связан с общим количеством печатных изданий.

В 1985 г. разовый тираж местных газет составил 743 тыс. экземпляров, а годовой - 162 млн; в 1986 г. разовый - 774 тыс., годовой - 166 млн; в 1987 г. разовый - 783 тыс., годовой - 167 млн; в 1988 г. разовый - 780 тыс., годовой - 158 млн; в 1989 г. разовой - 960 тыс., годовой - 171 млн; в 1990 г. разовый - 992 тыс., годовой - 172 млн; в 1991 г. разовый - 742, а годовой - 132 млн.

Анализ этих данных показывает, что разовый тираж новосибирских газет с 1985 по 1990 гг. постоянно рос и увеличился с 743 тыс. до 992 тыс., а в 1991 г. фактически вернулся к показателю 1985 г. Что же касается годового тиража, то он также постоянно увеличивался: от 162 млн до 172 млн, но в конце рассматриваемого периода резко упал до 132 млн, что было даже на 30 млн экземпляров меньше, чем в начале «перестройки».

Рассмотрение динамики роста тиражей отдельных новосибирских СМИ ещё раз подтверждает тенденцию, заключающуюся в том, что ход перестроечных процессов и линия на развитие гласности привели, начиная с 1989 г., к резкому росту интереса жителей страны к печатному слову. Тиражи целого ряда изданий за небольшой исторический срок увеличились в несколько раз. Однако их абсолютное большинство составляли центральные печатные СМИ, которые гораздо смелее, чем новосибирские, пользовались правами и возможностями, предоставленными «перестройкой». Ряд исследователей объясняет эту тенденцию тем, что вышестоящие органы прессы отчасти взяли на себя функции региональных изданий, особенно в части критики местных властей.

Что же касается новосибирских СМИ, то из них значительного прироста (конечно несоизмеримого в сравнении с лидерами среди центральных изданий) тиража в 1985-1990 гг. удалось добиться лишь областной комсомольской газете «Молодость Сибири», которая в 1990 г. по его размеру вышла на второе место после «Советской Сибири». Её выпуск за этот период вырос на 115%, с 56 тыс. экземпляров до 112 тыс., а к концу рассматриваемого периода - до 120 тыс.

Что же касается двух наиболее тиражных на момент начала «перестройки» местных газет - «Советской Сибири» и «Вечернего Новосибирска», то увеличение их тиража за этот же отрезок времени было незначительным. Тираж «Советской Сибири» вырос с 250 тыс. до 251,5 тыс. (прирост за пять лет составил всего 0,5%). Подобная же тенденция проявились и в результатах «Вечернего Новосибирска». Если в 1985 г. его ежедневный тираж составлял 85 тыс., то в 1990 г. - 86,5 тыс. и соответственно приращение тиража составило лишь 1,7%. После получения газетой независимого статуса и трехкратного увеличения стоимости продажи газеты в розницу, её тираж сразу же пошёл вниз и составлял весной 1991 г. 80 тыс., но после изменения формата газеты, кардинального обновления её содержания и реализации других мер к августу 1991 г. вырос до 114 тыс. Напротив, тираж «Советской Сибири», дотировавшейся за счёт бюджета КПСС, с которым в заключительный период её существования возникли проблемы, в конце рассматриваемого периода уменьшился почти на треть и составил 175 тыс.

Среди газет, выпускавшихся за пределами областного центра (городских и районных), наибольший прирост тиража в 1985-1990 гг. был у газеты «Мошковская новь» (Мошковский район) - на 52,5%. Значительное увеличение этого показателя за этот период было отмечено в следующих печатных изданиях этого типа: «К новым победам» (Коченевский район) - оно составило 33,5%, «Знамя коммунизма», распространявшееся в г. Искитиме и Искитимском районе - 26,1%, «Ленинский призыв» (Ордынский район) - 23,9 %, «Ленинский путь» (Искитим) - 22,1%.

В газетах «Сельская новь» (Карасукский район), «За изобилие» (Каргатский район), «Трудовая правда» (Колыванский район), «Степные зори» (Кочковский район), «Краснозерская новь» (Краснозерский район), «Маслянинский льновод» (Маслянинский район), «Сельская правда» (Доволенский район), «Ленинское знамя» (Тогучинский район), «Знамя труда» (Усть-Таркский район), «Коммунист» (Чановский район), «Путь к коммунизму» (Черепановский район), «Кулундинская новь» (Чистоозерный район), «За коммунизм» (Чулымский район), «Строитель коммунизма» (Барабинск и Барабинский район), «Трудовая жизнь» ( г. Куйбышев и Куйбышевский район) - прирост в 1990 г. составил от 10 до 20% к тиражу 1985 г. Наименьший прирост тиража (менее 5%) отмечен у таких изданий как «Правда Севера» (Кыштовский район) - всего на 0,5%, «Приобская правда» (Новосибирский район) - 2,9%, «Ленинец» (Венгеровский район) - 3,7%, «Ленинская трибуна» (Татарск и Татарский район) - 3,8%.

Что же касается тиража в таком сегменте периодики, как многотиражные газеты, то он в 1985-1991 гг. существенно не менялся. В отличие от других изданий они распространялись бесплатно среди работников тех предприятий, организаций, структур, руководящие органы которых выпускали эти издания. Число их потенциальных читателей за этот период существенных изменений не претерпело, что не повлекло за собой и роста тиражей, размер которых колебался в среднем в диапазоне от одной до пяти тысяч экземпляров, а в конце рассматриваемого периода, не выдерживая конкуренции с другими изданиями, начал уменьшаться.


§2. Динамика состава газетной периодики


В рассматриваемый период, особенно во второй его половине, произошли значительные изменения в общем составе местной газетной периодики, издававшейся в Новосибирской области, в том числе отмечено появление в ней новых сегментов и перераспределение соотношений в количественном аспекте между различными ее сегментами и их составляющими. Данная тенденция была вызвана изменениями в социально-экономической, общественно-политической и духовной сферах в ходе перестроечных процессов.

Новосибирские газеты, выходившие в 1985 г., можно разделить на пять сегментов. Наиболее многочисленным из них был массив многотиражных газет. Их на момент начала «перестройки» выходило 47, что составляло 55% от общего числа местных газет. Этот вид печатных изданий появился в Новосибирской области во второй половине 1950-х гг., во время хрущевской «оттепели». Большинство многотиражных газет выходило на территории Новосибирска. Например, в 1957 г. в областном центре выпускалось 30 ведомственных, фабрично-заводских, институтских, печатных многотиражек.

К 1970 г. их число увеличилось до 38. В 1970-е гг. и в первой половине 1980-х гг. количество многотиражных газет продолжалось постепенно расти и достигло к 1985 г. 48. В 1986-1988 гг. начала выходить только одна подобная газета - «Энергостроитель». Процесс дальнейшего развертывания гласности детерминировал и резкий рост числа многотиражных газет в Новосибирской области. Это было вызвано и тем, что активно внедрялись элементы демократии в управлении промышленными предприятиями и иными организациями, что соответственно вызывало растущее желание у работников различных производственных и иных структур получать оперативную информацию о состоянии дел на их родном заводе, в институте и т. д.

В результате в 1989 г. количество многотиражек увеличилось на 31%, с 48 до 63. Обзавелись своими печатными изданиями такие крупные новосибирские предприятия, как располагавшиеся в Калининском районе Новосибирский завод химконцентратов, производственное объединение «Север», завод «Промстальконструкция», а также завод «Сибстанкоэлектропривод», производственные объединения «Вектор», «Инженерная геодезия» и «Новосибирскмебель». Также было дано разрешение на выпуск своей газеты производственному жилищно-ремонтному управлению Новосибирского горисполкома, Институту ядерной физики СО АН СССР, Новосибирскому электротехническому институту связи и Оргкомитету МЖК Советского района.

Новым видом многотиражных газет стали выходившие со второй половины 1989 г. «Вестники района». Подобные издания стали выпускаться Заельцовским, Дзержинским, Кировским, Ленинским, Октябрьским районными комитетами КПСС. Издавались они на базе ведущих ведомственных многотиражных газет.

Тенденция к увеличению количества корпоративных печатных изданий продолжала проявляться и в 1990 г. Обращает внимание тот факт, что свои газеты стали делать не только предприятия, дислоцировавшиеся на территории Новосибирска (своими изданиями обзавелись здесь Новосибирский завод конденсаторов и Опытный завод СО АН СССР), но и заводы, располагавшиеся в сельских районах Новосибирской области. Три многотиражки стали выпускать предприятия Искитима и Искитимского района - Искитимский машиностроительный завод, завод искусственного волокна, Чернореченский цементный завод. Также в 1990 г. стал выпускать свою многотиражную газету Куйбышевский химический завод.

Продолжили создавать свои газеты и отдельные районы Новосибирска. Тиражом в 2000 экземпляров под эгидой Первомайского райкома КПСС стал выходить «Первомайский вестник». В Железнодорожном районе тиражом в 5000 экземпляров газета «Совет», а в Калининском районе - «Красная Горка». К концу рассматриваемого периода многотиражные газеты оставались лидирующим сегментом местной газетной периодики. Однако их доля в ее общем объеме сократилась с 57 до 48%, хотя количество этих изданий выросло в 1985-1991 гг. на 55%, с 47 до 73.

Что же касается динамики многотиражной печати в разрезе ее отдельных секторов, то, несмотря на общее увеличение численности этих газет, существенных изменений здесь не произошло. Если в 1985 г. доля изданий промышленных предприятий составляла 55,3% от общего числа корпоративных газет, то к концу рассматриваемого периода она уменьшилась незначительно ? до 53,5%.

Подобная же тенденция проявилась и относительно газет вузов, хотя их доля уменьшилась более значительно ? с 19 до 12,3% в общем числе многотиражек. Почти неизменным оказалось количество газет, выпускаемых транспортными и строительными организациями, но совокупно их место в общем объеме, также как у газет вузов, уменьшилось. Единственным серьезным изменением стала значительная прибавка в группе изданий, выпускаемых ведомственными структурами иного профиля. Их число увеличилось с 5 до 18, а доля в общем объеме ? с 12,5% до 24,6%. Во многом этот прирост произошел за счет газет, которые стали выходить под эгидой соответствующих районных комитетов КПСС и властных структур в восьми районах Новосибирска.

Второе место в общем массиве новосибирской периодики в количественном аспекте как на начало, так и на конец «перестройки» занимали печатные издания - органы городских и районных комитетов КПСС и соответствующих территориальных Советов народных депутатов. В 1985 г. издавались 32 подобные газеты, что составляло 37,6% от всей местной газетной периодики. Фактически все сельские районы и города имели свои газеты. Указанное количество не менялось в течение 1985-1989 гг..

В 1990-1991 гг. на территории за пределами Новосибирска местными органами власти стали выпускаться еще четыре газеты: в г.Обь, получившем статус города областного подчинения, в Краснообске и сразу два издания стали выходить в Искитиме - «Земляки» и «Депутат». Из этого сегмента выбыла влиятельная газета «Вечерний Новосибирск», которая, воспользовавшись правом предоставленным ей вступившим в августе 1990 г. законом СССР «О печати и других СМИ», перестала быть органом Новосибирского городского комитета КПСС и Новосибирского городского Совета народных депутатов, став независимой. Однако муниципалитет Новосибирска в мае 1991 г. создал новую газету - «Новосибирские новости», которая достаточно недолго просуществовала под эгидой городской власти и осенью 1991 г. вслед за «Вечерним Новосибирском» получила статус независимой городской газеты. Всего к концу рассматриваемого периода местными властными структурами Новосибирской области издавалось 36 районных и городских газет, что составляло 22,7% от общего объёма местной периодики и было значительно меньше соответствующего показателя 1985 г.

Сегмент межрегиональных и областных газет был достаточно небольшим по величине, но весьма влиятельным. В 1985 г. в Новосибирской области выпускалось четыре подобных издания - «Советский воин», «Красное знамя», «Советская Сибирь» и «Молодость Сибири». В 1989-1991 гг. этот сегмент увеличился почти вдвое - стали выходить «Сибирская газета» и еженедельник ПВО Сибири и Забайкалья «Патриот Родины», а также «Ведомости Новосибирского областного Совета».

Наибольшую известность из них получила «Сибирская газета», издание которой свидетельствовало о наметившейся тенденции к созданию сибирского пространства как в экономической, так и в политической и в духовной сферах. Издание «Сибирской газеты» было санкционировано бюро обкома КПСС 20 октября 1989 г. после рассмотрения ходатайства Ассоциации сибирских городов и Западно-Сибирского отделения АПН. Ее нулевой номер вышел 4 декабря 1989 г. как орган Ассоциации сибирских (в дальнейшем и дальневосточных городов). С января 1990 г. начался ее регулярный еженедельный выпуск.

Это была первая попытка обозначить Новосибирск в качестве информационной столицы Сибири. «Сибирская газета» была первым после 1937 г. в России межрегиональным СМИ, распространявшимся в 1990-1993 гг. на всем пространстве Зауралья - от Кургана до Петропавловска-Камчатского. Газета провозгласила себя преемницей «Сибирской газеты» (1881-1888), выпускавшейся знаменитым сибирским издателем Петром Макушиным, но в сознании сибиряков она позиционировалась скорее как сибирские «Московские новости». Завоевав сибирскую аудиторию (тираж к началу 1992 г. составлял 120 тысяч экз.) свободомыслием и смелой постановкой злободневных тем (наибольший резонанс из них вызвало открытое обсуждение на страницах газеты проблем «сибирской автономии»), газета в конце периода «перестройки» стремительно развивалась, открыв корпункты в каждом зауральском регионе и даже в Москве. С мая 1991 г. в течение года выходило ежемесячное приложение к «Сибирской газете» - литературно-публицистическая газета «Северо-Восток».

Начало издания с февраля 1991 г. газеты «Ведомости Новосибирского областного Совета» было обусловлено неудовлетворенностью многих депутатов этого высшего представительного органа власти региона тем, как освещается его деятельность. Поэтому Новосибирский областной Совет стал учредителем новой газеты, которая сосредоточилась на информировании новосибирцев о его работе и публикации решений принятых областным Советом.

Начиная с 1986 г. в местной газетной периодике возникли два новых сегмента - газеты, издаваемые общественными организациями (включая политизированные), и издания, созданные частными лицами, коммерческими и иными структурами. Если до 1988 г. на территории Новосибирской области выходило только два подобных издания, малоизвестных для широкой аудитории, то затем их количество начало неуклонно расти.

Уже в 1990 г. стало выходить восемь (прирост был в четыре раза) газет, бывших органами различных общественных организаций. Наиболее известными были «Доверие» и «Голос». Учредителем первого издания, нулевой номер которого вышел 1 августа 1990 г., стал Новосибирский областной советов профсоюзов. Его начальный тираж составил 30 тыс. экземпляров. Тогда же, по предложению председателя областного общества инвалидов А.Ф. Петухова, была учреждена газета «Голос». Её сигнальный номер тиражом в 8,6 тыс. экземпляров вышел 28 сентября 1990 г..

Это издание служило источником правовой, медицинской и организационной информации для инвалидов, пенсионеров, социально незащищенных слоев населения. В нем публиковались статьи и практические советы юристов, психологов, медиков, педагогов. Важное место в газете «Голос» занимала информация о деятельности областных и районных организаций Всероссийского общества инвалидов, городских благотворительных фондов.

С начала 1990-х гг. года помимо неформальных газет «Память» и «Граду и миру» в Новосибирске на периодической основе стали выходить ещё два издания, выпускаемые общественными объединениями национал-патриотической ориентации. Газета «Отечество» была органом одноименного Добровольного патриотического общества, а Союз духовного возрождения Отечества издавал газету «Русь».

Наиболее «долгоиграющим» и интересным издательским проектом, осуществленным не политизированной организацией, стал выпуск в 1990 г. газеты «Харбинъ» - органа одноименной ассоциации бывших жителей полосы отчуждения КВЖД. Из других печатных изданий, которые начали издаваться общественными объединениями в 1990-1991 гг., отметим «Слово Сибири» («Литературная Сибирь»), выпускавшуюся Сибирской писательской организацией, газету «НОЖ», созданную Новосибирской областной журналистской организацией, еженедельник «Наше слово», инициаторами выпуска которого стали первичные партийные организации пяти предприятий Ленинского района, и «Позицию», которая издавалась тиражом 500 экземпляров парткомом авиационного объединения им. Чкалова.

С 1988 г. в СССР медленно стали заполняться все сегменты рынка масс-медиа, имеющиеся в обществах с демократическим политическим строем и рыночной экономикой. Начали происходить дифференциация и специализация изданий, которые приобрели относительно завершенный вид к середине 1990-х гг. Именно к этому времени были в той или степени представлены фактически все сегменты газетной периодики: информационные, экономические, рекламные, политические и т. д., вплоть до сугубо развлекательных и бульварных («желтых»).

Первые подвижки в этом направлении стали происходить в Новосибирской области, как и в стране в целом, начиная с 1988 г., и к концу рассматриваемого периода эти изменения приобрели лавинообразный характер. Начальный этап данного процесса был детерминирован такими опосредованно связанными между собой явлениями, как относительное расширение экономической свободы, повлекшей за собой создание и эволюцию кооперативного движения, и развитие индустрии развлечений.

В 1988 г. стал издаваться рекламно-информационный еженедельник «Досуг в Новосибирске», из которого все желающие могли узнать, где и как можно провести свободное время. Вскоре появились другие газеты рекламно-информационной направленности, выпускаемые с коммерческими целями. Весной 1989 г. вышли первые три номера газеты «Сибирский кооператор» ? органа Новосибирского Союза кооператоров и профсоюза «Единство». В 1990 г. после небольшого перерыва издание было продолжено под названием «Бизнесмен».

Тогда же «Досуг в Новосибирске» при участии новосибирской организации Союзов журналистов СССР трансформировался в издание для женщин, получившее название «Сударыня». После регистрации 14 марта 1991 г. в Министерстве юстиции СССР Ассоциации журналистов Сибири «Сударыня» стала выходить под эгидой этой организации и стала вторым новосибирским изданием после «Сибирской газеты», распространяемым по всей Сибири. Но это издание просуществовало недолго, поскольку так и не сумело до конца разобраться, на какой же сегмент женской аудитории оно работает. Ассоциация журналистов Сибири взяла под свое крыло и начавшее выходить еще весной 1989 г. рекламно-информационное издание «Ваш посредник».

Другим изданием, предназначенным для представителей нарождающегося бизнеса стало газета Коммерческого центра Новосибирского главного территориального управления Госснаба СССР «Коммерческий вестник». В 1991 г. первое подобное издание стало выходить и за пределами Новосибирска. Им стал искитимский рекламно-информационный еженедельник «Конкурент».

В 1990 г. вышли первые специализированные деловые газеты. Если издание коммерческой газеты «Экономика и ресурсы» и еженедельника «Труд и биржа» не вызвало большого интереса среди бизнесменов, то «Деловая Сибирь», пробный номер которой появился на свет в декабре 1990 г., быстро завоевала авторитет в деловых кругах Новосибирской области. Эта газета была первым экономическим специализированным изданием всего Сибирского региона. Ее учредителем и издателем стал информационно-рекламный издательский центр «Сибирь», а соучредителем на первом этапе ее деятельности была межрегиональная Ассоциация экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Сибирское соглашение».

На момент возникновения конкурентов на новосибирском рынке у «Деловой Сибири» не было. Тираж газеты составлял 30 тыс. экземпляров, а в зону распространения входили Урал, Западная и Восточная Сибирь, Дальний Восток. Собкоры «Деловой Сибири» работали в Свердловске, Омске, Барнауле, Чите. Газета интенсивно начала осваивать и российский рынок, используя метод подписных талонов. Помимо постоянного информирования о деятельности «Сибирского соглашения», она знакомила читателей с тенденциями рыночных отношений, биржевыми новостями, проблемами малого и среднего бизнеса и другими темами, интересующими местных предпринимателей, число которых, начиная с 1988 г., неуклонно росло.

В 1990-1991 гг. начали активно появляться издания, предназначенные различным аудиториям. Вслед за газетой для женщин «Сударыня» стала выходить газета для мужчин «Господин «Н». Возникло и первое познавательно-развлекательная издание для детей - газета «Старая мельница». Другим интересным культурным начинанием новосибирской печати этого периода следует назвать первую частную литературно-художественную газету «Иван да Данила». Любителям спорта был предназначен региональный спортивный еженедельник «Спорт?кадр».

Недолгой, но яркой была история молодежной газеты «Новости Красного проспекта» («Красный проспект»). Этот еженедельник, который группа молодых журналистов пыталась позиционировать как издание, альтернативное официальному в то время «Вечернему Новосибирску», был, по сути, первым сибирским «таблоидом»: в нем публиковались материалы о жизни «звезд», происшествиях, криминале, журналистские расследования и, в минимальном размере, о политике. Это было, по сути, первое «коммерческое» издание Новосибирска: сотрудники газеты сами торговали им с лотков, обеспечивая тем самым себе зарплату. С появлением на рынке еженедельника «Новосибирские новости» «Красный проспект» сошел со сцены, став «школой» современной журналистики, многие «выпускники» которой впоследствии превратились в крупных медиа-менеджеров.

Активно начал развиваться и сегмент развлекательных изданий. В 1991-1993 гг. первенство в такой журналистике держала популярная среди читателей 20-30-летнего возраста газета «Блиц», переведенная затем в Москву. Это издание было заполнено перепечатками из центральных и зарубежных газет и журналов, посвященных новостям кино, эстрады, литературы и различным сплетням и слухам. «Блиц» был первой в стране «желтой» провинциальной газетой, учредителем и редактором которой был Ренат Гарифзянов. Одновременно «Блиц» можно считать и первым сибирским дайджестом, ибо собственных материалов в нем практически не было. В этом же секторе газетной периодики находились юмористическая газета «Дефицит», «Светская жизнь», а также «Рандеву-ревю» и «Знакомство по телефону», состоящие из объявлений о знакомствах, и некоторые другие издания.

В 1991 г. к числу наиболее влиятельных местных газет, имевших статус независимых (таковыми в тот период уже были «Вечерний Новосибирск» и «Молодость Сибири»), добавилось и издание, чья редакция находилась за пределами областного центра. Первой подобной газетой стал бердский общественно-политический еженедельник «Свидетель», который достаточно быстро добился признания у читателей и составил в Бердске реальную конкуренцию официальной печати.

Наиболее популярным среди первых независимых и негосударственных изданий, выходивших в Новосибирской области в рассматриваемый период, была газета «Момент истины», сигнальный номер которой вышел в свет в конце сентября 1989 г. Сначала она издавалась как рекламно-информационный выпуск молодежного объединения «Арсенал», выходивший при содействии управления внутренних дел Новосибирской области. С октября 1990 г. учредителем «Момента истины» стал выступать трудовой коллектив редакции. Основной тематикой газеты была криминальная и правоохранительная. Вместе с тем популярности газеты, тираж которой составлял 30 тыс. экземпляров, способствовало и то, что в ней публиковалось много критических, социальных и политических материалов, в которых в том числе жёстко критиковались и местные власти.

Это роднило «Момент истины» с рядом неформальных изданий. В газете присутствовал и элемент бульварной сенсационности, поэтому её вместе с «Блицем» можно считать предшественницей новосибирской «желтой прессы», которая стала одним из основных сегментов местной периодики после 1991 г. Из недр «Момента истины» вышло немало талантливых журналистов, специализирующихся на журналистских расследованиях и «компроматах».

Таким образом, можно констатировать, что к концу рассматриваемого периода резко увеличилось количество негосударственных печатных изданий, среди которых доминировали газеты, выпускаемые общественными организациями, деловые издания и СМИ, предназначенные для различных аудиторий новосибирских читателей. Если в 1985 г. таких газет было всего две (2,3%), то в 1991 г. печаталось 37 подобных изданий, что составляло 24% от всей местной газетной периодики.

Проблема динамики состава газетной периодики напрямую связана с вопросом о том, кто направлял деятельность местных редакционных коллективов. Статус советской прессы до принятия летом 1990 г. закона СССР «О печати и других средствах массовой информации» был неясным. В рамках сложившейся тогда юридической базы все новые издания, выходившие до начала рассматриваемого периода и в ходе значительной его части, выходили с позволения партийных структур и были в сущности квазилегитимны. Кроме того, как указывалось выше, значительная часть газет была органами местных Советов народных депутатов, комитетов КПСС и (или) комитетов ВЛКСМ.

Большую часть анализируемого исторического этапа их деятельность находилась под постоянным партийным контролем, но широко обнародованная гласность не касалась этой темы. Непосредственно контроль осуществляли в первую очередь идеологические отделы и отделы пропаганды и агитации комитетов КПСС, руководители которых исходили из установки, что «редакционные коллективы, делающие газеты, являются частью партийного аппарата, хотя редакциям предоставлена полная самостоятельность в выборе тем освещения, жанровых приёмов». Исходя из статуса газет, их курировали подразделения соответствующих территориальных партийных органов. Формы контроля были разнообразны. Например, в Новосибирском обкоме КПСС этой проблематикой ведал созданный в структуре идеологического отдела сектор печати, в который в частности входили подсектора районных газет и многотиражных изданий.

Одним из наиболее эффективных видов политической цензуры были совещания в ЦК КПСС и нижестоящих партийных комитетах, на которых не только подвергались разбору прецеденты идеологических ошибок, но давались и прямые указания о содержании информационных и пропагандистских материалов.

После начала перестройки подобные совещания, семинары с участием новосибирских журналистов продолжали проводиться партийными органами. Руководители партийных комитетов постоянно выступали на мероприятиях, проводимых самими журналистами, и ставили перед ними задачи. Например, в конце 1986 г. с большой речью на конференции областной организации Союза журналистов СССР выступил секретарь Новосибирского обкома КПСС Л.Ф Колесников. Он, в частности, подверг резкой критике работу многих новосибирских газет за то, что их деятельность не соответствовала задачам, провозглашенным КПСС, сообщив, что бюро обкома КПСС приняло специальное постановление «О ходе перестройки в работе областных, городских и районных газет».

По словам Л.Ф. Колесникова, обкомом была проведена серия зональных занятий и совещаний с сотрудниками всех этих изданий, а работники отдела пропаганды в течение 1986 г. побывали в 25 редакциях, где совместно с секретарями райкомов партии «проанализировали работу газет, наметили конкретные меры, призванные поднять их содержание на уровень, отвечающий духу времени».

Во всех ведущих редакционных коллективах действовали первичные партийные организации, которые в частности, регулярно проводили партийные собрания, где ставились задачи по содержательной стороне и другим аспектам деятельности этих изданий. Например, первичная организация газеты «Советская Сибирь», где на партийном учёте к началу 1989 г. состояло 52 члена и кандидата в члены КПСС, провела в 1989-1990 гг. 16 партийных собраний, на которых были рассмотрены различные стороны работы этого печатного издания. Кроме того, важным инструментом политического контроля над содержанием газет было проведение кадровой политики. Редакторы изданий, бывших органами партийных, советских и некоторых иных структур, назначались исключительно из числа членов КПСС. Подобное же требование распространялось и на журналистов, освещавших деятельность КПСС и властных структур, идеологическую проблематику. Руководители и журналисты местных изданий постоянно проходили подготовку и переподготовку в Новосибирской высшей партийной школе, где функционировал специальный факультет журналистики.

Процессы, проходившие в общественно-политической жизни страны в начале 1990 г., оказали серьезное воздействие на решение вопроса о руководстве многими местными газетами. В первую очередь это было связано с изменением законодательства. Отмена зимой 1990 г. шестой статьи Конституции СССР лишила КПСС монополии в политической сфере и открыла дорогу становлению многопартийной системы. Одним из последствий этого были постепенно усиливавшиеся нападки на КПСС со стороны политических оппонентов, критиковавших её за то, что она продолжала удерживать под своим контролем значительное число центральных и местных газет, обладая при этом фактически всей издательской базой. Например, в Новосибирске её ключевым звеном являлось издательство «Советская Сибирь», где печаталось значительная часть местных газет.

В начале 1990 г. стали возникать и конфликтные ситуации между партийными органами и отдельными направляемыми ими газетами. Публичную огласку получила, например, история с освобождением от занимаемой должности редактора районной газеты «Маслянинский льновод» Н.П. Столярова, причиной которой стали публикации ряда материалов, где вскрывались недостатки в работе, а в некоторых случаях и злоупотребления ряда руководителей района. Пленум правления областной организации журналистов СССР и коллектив газеты, ссылаясь на нарушение резолюции XIX Всесоюзной партийной конференции «О гласности» и «новое понимание роли СМИ в обществе», выступили с протестами и потребовали от обкома КПСС вмешаться в эту ситуацию.

Органы КПСС, используя то, что в их руках находилась фактически вся издательская база, пытались влиять и на негосударственные газеты. Наибольший резонанс получила сложившаяся весной 1990 г. ситуация вокруг печатавшейся в партийном издательстве «Советская Сибирь» «Сибирской газеты», которая наглядно показала рост напряженности в отношениях между органами КПСС и местными масс-медиа.

Эта ситуация была вызвана решениями бюро Новосибирского обкома КПСС, жёстко раскритиковавшего этот еженедельник, не скрывавший своих симпатий к «Демократической платформе» и к другим политическим организациям демократического толка. Редактор «Сибирской газеты» (а в 1983-1985 гг. - редактор «Молодости Сибири») В.П. Юкечев на заседании бюро Новосибирского обкома КПСС отверг замечания о том, что газета любыми способами дискредитирует партийные органы, и отметил, что выходить из партии не собирается, поскольку верит в её обновление на основе гуманного социализма.

Помогавший созданию «Сибирской газеты» председатель Новосибирского горисполкома И.И. Индинок выступил против санкций по отношению к ней, так как, по его мнению, это привело бы к протестам широкой общественности. Тем не менее, в принятом постановлении констатировалось, что «Сибирская газета» под видом плюрализма пропагандирует экстремистски настроенные группировки и авторов, что противоречит целям и задачам, которые ставились при её создании.

Редакция газеты была предупреждена, что в случае «дальнейших деструктивных действий и тенденциозного освещения процессов перестройки» её печатание в издательстве «Советская Сибирь» будет прекращено. Это решение вызвало протесты демократических сил, что выразилось в частности в проведении митинга в Новосибирске в защиту «Сибирской газеты», на котором много говорилось о необходимости скорейшего освобождения местных газет от контроля со стороны КПСС. В итоге попытка закрытия издания «за дискредитацию партийных и советских органов», что было похоже на мотив ликвидации «старой» «Сибирской газеты» ? «за вредное направление» (1888), провалилась, а волна митингов и манифестаций в защиту «Сибирской газеты» не просто отстояла ее право печататься в партийной типографии «Советская Сибирь», но и привела к избранию её редактора В.П. Юкечева делегатом состоявшегося в начале июля 1990 г. XXVIII съезда КПСС, где он вместе с главным редактором газеты "Московские новости" Е.В. Яковлевым выпускал газету «демократической оппозиции» «Тринадцатый микрофон». Итоги этого партийного съезда еще раз продемонстрировали усиление кризисных процессов в Компартии, что усиливало недовольство демократически настроенных журналистов, работавших в газетах, которые были органами в том числе и партийных комитетов. Позицию так называемых коммунистов-реформаторов из «Демократической платформы» поддержали лишь около 200 делегатов партийного форума. Данное обстоятельство, а также заявление о выходе из КПСС Б.Н. Ельцина, которое он обнародовал во время съезда, стало толчком к выходу из партийных рядов некоторых авторитетных политических и общественных деятелей, представителей интеллигенции, народных депутатов различных уровней. Подобные процессы происходили и в Новосибирской области, и, прежде всего, в областном центре.

Участившиеся случаи конфликтов между партийными комитетами и новосибирскими СМИ привели к принятию в 1990 г. областной конференцией журналистов специального «Обращения к партийным комитетам области», где помимо рассмотренных выше ситуаций с «Сибирской газетой» и «Маслянинским льноводом» приводилось ещё несколько подобных примеров. Делегаты конференции абсолютным большинством подвергли резкой критике такую практику и выступили за кардинальные перемены в отношениях между партийными комитетами и прессой. Другим фактором, повлиявшим на решение вопроса о руководстве ряда новосибирских газет, была реализация изменений в законодательстве о порядке деятельности местных органов власти, начавшаяся с проведения первых альтернативных выборов депутатов местных Советов, проведённых в марте 1990 г. Она заметно изменила конфигурацию сил во властном и политическом истеблишменте. На повестку дня, вновь как и много лет назад был поставлен лозунг «Вся власть Советам», означавший в новых условиях то, что депутаты стали активно вмешиваться в решение фактически всех вопросов, которые до этого были исключительной прерогативой местных исполкомов и партийных комитетов.

Одним из проявлений этой тенденции стал постоянный интерес к содержанию газет, которые выходили под эгидой соответствующих Советов народных депутатов и органов КПСС. Одних депутатов (прежде всего народных избранников, придерживавшихся демократической ориентации) не устраивало то, что эти издания являлись одновременно рупорами партийных комитетов, другие были недовольны тем, как на страницах этих газет освещается работа новых представительных органов, которая в связи с отсутствием политического опыта и сильным политическим противостоянием между демократами и коммунистами нередко приводила к конфликтным ситуациям и сопровождалась элементами митинговой демократии.

На сессиях местных советов (в Новосибирской области в первую очередь на заседаниях Новосибирского горсовета) депутаты нередко по вышеуказанным причинам подвергали резкой критике работу отдельных редакционных коллективов. Тем самым, к середине 1990 г. значительное число государственных СМИ попало помимо партийного контроля еще и под жесткий депутатский пресс. Все это вызывало недовольство многих журналистов и растущее желание у различных изданий получить независимый статус. Это стало возможным после принятия 12 июня обсуждавшегося ещё с конца 1989 г. закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», который был введен в действие 1 августа 1990 года. В этом нормативном акте запрещалась монополизация какого-либо вида СМИ и вводилось понятие учредителя средств массовой информации.

Такое право было предоставлено Советам народных депутатов и другим государственным органам, политическим партиям, общественным организациям, массовым движениям, творческим союзам, кооперативным, религиозным и другим объединениям граждан, трудовым коллективам, а также гражданам СССР, достигшим 18-летнего возраста. Если до августа 1990 г. местные СМИ открывались после получения разрешения со стороны Новосибирского обкома КПСС, то теперь предусматривалась их регистрация в соответствующих местных, исполнительных и распорядительных органах.

Согласно новому закону учредитель не имел права постоянного контроля деятельности СМИ. Он мог лишь утверждать их программу (основные принципы деятельности), а редакция реализовала эту программу на основе профессиональной самостоятельности. Ряд ведущих новосибирских газет, являвшихся наиболее тиражными, в силу выше рассмотренных факторов решили незамедлительно воспользоваться нормами закона СССР «О печати и других СМИ», тем более что порядок их регистрации был достаточно быстро принят и опубликован.

Первой получила независимый статус газета «Вечерний Новосибирск». Однако достигнуть этого ей удалось лишь через три месяца. Все это время шли переговоры и согласования между редакцией газеты и структурами, чьим органом она была: Новосибирским горкомом КПСС и горсоветом. В ходе непростых консультаций между сторонами переговорного процесса было рассмотрено три варианта. Согласно первому сохранялся статус-кво, в соответствии со вторым сценарием, «Вечерний Новосибирск» учреждался горсоветом (на этом настаивала фракция «ДемРоссии»), с третьим - горкомом КПСС (такой путь отстаивали отдельные депутаты-коммунисты), а с четвертым приобретал независимый статус. Сам коллектив газеты, ведомый ее редактором И.Н. Сосниным, активно добивался реализации последнего варианта. 23 октября сессия Новосибирского городского Совета, который несмотря на желание иметь «свою» газету, решил в глазах общественности сохранить свой прогрессивный имидж, после бурных дискуссий по результатам поименного голосования дала согласие на то, чтобы газета была зарегистрирована как независимый орган, учрежденный трудовыми коллективами редакции и типографией «Сибирь».

октября 1990 г. это решение было утверждено, а 6 ноября вышел первый номер «Вечернего Новосибирска» под заголовком «городская газета», которой открывался передовой статьей И.Н. Соснина «Свободны, наконец!». Газета стала первой в стране «вечеркой», вышедшей из-под партийного контроля. Вместе с тем получение самостоятельного статуса лишило это издание бюджетной поддержки, и поэтому его финансовую базу пришлось формировать за счет продажи газеты в розницу, подписки и рекламы.

Превращение другой влиятельной газеты «Молодость Сибири» в независимое издание произошло без каких-либо проблем. С подобной инициативой выступил редактор газеты, народный депутат РСФСР Б.А. Коновалов, а Новосибирский обком и горком ВЛКСМ, чьим органом была «молодежка», поддержали это начинание. В результате 12 декабря 1990 г. одна из самых популярных новосибирских газет приобрела независимый статус, хотя обком ВЛКСМ оставался до осени 1991 г. одним из соучредителей газеты. Что же касается горкома ВЛКСМ, то он после трансформации зимой 1991 г. в Новосибирскую ассоциацию молодёжных организаций утратил связь с газетой.

Подобные процессы, приводившие к уменьшению газет бывших под контролем КПСС, вызвали тревогу в Новосибирском обкоме КПСС и стали предметом специального рассмотрения на заседании бюро в конце 1990 г.

По его итогам было принято решение о неотложных мерах по укреплению районной партийной печати, проект которого был подготовлен идеологическим отделом и управлением делами обкома КПСС. В нем отмечалось, что в связи с решением о том, чтобы в ряде районов передать газеты местным Советам, у местных партийных комитетов не было достаточных юридических оснований для того, чтобы бороться за сохранение своих прав на эти газеты.

В связи с подобными «ликвидаторскими настроениями», партийные комитеты по прогнозу бюро обкома КПСС, могли лишиться своих изданий, которые «зачастую в большей степени, чем центральная и областная печать влияют на состояние общественного сознания». В связи с этим обком КПСС разработал меры по минимизации последствий этих процессов и предложил нижестоящим комитетам КПСС выработать свои предложения как поступать в случае нежелательного исхода - прекращения со стороны правительства РСФСР финансирования и поставок бумаги районным, городским газетам.

Что же касается наиболее тиражной местной газеты - «Советской Сибири», то она, несмотря на призывы отдельных депутатов новосибирского областного Совета, до 23 августа 1991 г. оставалась органом обкома КПСС и обл. Совета. Тогдашний редактор «Советской Сибири» Г.И. Аверьянов решил не торопиться, поскольку, по его мнению, «те, кто получил формальную свободу», попали в еще большую зависимость от случайных «денежных мешков».

Тем не менее, со второй половины 1990 г. началась перерегистрация еще целого ряда местных газетных изданий. Она заметно ускорилась после вступления в силу в 1991 г. закона РФ «О средствах массовой информации». Это коснулось в том числе и многотиражных газет, учредителями которых остались дирекции предприятий и иных структур, а также соответствующие профсоюзные комитеты. Органы КПСС и ВЛКСМ, действовавшие в этих предприятиях и организациях, потеряли реальное влияние на эти корпоративные газеты. Прошла перерегистрацию в 1990 г. и наиболее авторитетная местная многотиражная газета «Наука в Сибири», получившая после нее статус общероссийской еженедельной газеты и учредителя в лице Сибирского отделении РАН.

К концу рассматриваемого периода заметно изменился корпус учредителей печатных изданий. В 1991 г. частные лица среди учредителей стали составлять 24,4%. Политические партии, объединения были учредителями 12,2% всех местных газет. Такую же долю учредителей составляли и трудовые коллективы редакции, и коммерческие структуры. Тем самым новосибирская пресса стала находиться в определенной зависимости от капитала.

Вступивший в силу в середине 1990 г. закон СССР «О печати и других средствах массовой информации» своей первой же статьей отменил цензуру массовой информации. Подобное революционное нововведение безусловно способствовало реализации на практике свободы слова и свободы печати, как центральной, так и региональной. Видный исследователь проблематики, связанной с функционированием СМИ в эпоху «перестройки» и в постсоветский период, М.А. Федотов, указывая на политический характер цензуры и ее стремление непосредственно вторгнуться в творческий процесс, профессиональную сферу и частную жизнь граждан, дал советской цензуре следующее определение: «Цензура ? родовое понятие. Оно охватывает различные виды и формы контроля официальных властей за содержанием выпускаемой в свет и распространяемой массовой информации с целью недопущения или ограничения распространения идей и сведений, признаваемых этими властями нежелательными или вредными. Контроль осуществляется в зависимости от вида средства массовой информации (печать, телевидение, радиовещание, кинематограф). Необходимо различать цензуру, налагающую запрет на обнародование сведений определенного рода, и цензуру, вторгающуюся в творческий процесс».

Диктат партийных органов, царившая в бюрократической среде атмосфера вкусовщины и патронажа приводили к тому, что любая публикация в газетах могла быть объявлена идеологической вредной. Местные органы КПСС не занимались предварительной цензурой публикаций новосибирских газет, а отслеживали их и высказывали свои оценки после их появления на свет. Естественно, содержание важнейших печатных материалов согласовывалось с соответствующими подразделениями партийных комитетов.

Основным органом общегосударственной системы идеологического контроля, осуществляющем предварительную цензуру газет и дающим разрешение на их выпуск, был созданный в 1922 г. Главлит и его региональные управления.

В Новосибирской области подобную структуру, именовавшуюся управлением по охране государственных тайн в печати при Новосибирском облисполкоме, в период «перестройки» возглавлял В.В. Ващенко, а его заместителем был А.Е. Пономаренко. На этом этапе, особенно с 1987 г., она выполняла вспомогательную функцию, утратив в какой-то степени прежнее идеологическое могущество. Например, в 1987 г. Главлит направил всем своим территориальным подразделениям, редакторам районных, городских и многотиражных газет указания о том, что они могут публиковать «сведения о действиях ограниченного контингента Советских войск на территории Демократической республики Афганистан», в том числе об отдельных случаях ранений и героической гибели военнослужащих и о выполнении ими боевых заданий. Этот документ в частности подтверждает то, что даже в первые годы перестройки (1985-1986) вообще было запрещено публиковать сведения о гибели советских военнослужащих в Афганистане.

О медленном и неуверенном развитии гласности на первом этапе перестройки свидетельствовал и утверждённый в 1987 г. Главлитом новый «перечень сведений», запрещенных к опубликованию в районных, городских и многотиражных газетах, передачах по радио и телевидению. Согласно ему, в печатных изданиях, включая естественно и новосибирскую периодику, не допускалось обнародование сведений о численности населения, деятельности органов госбезопасности, сводных абсолютных данных о преступности, судимости в разрезе территорий, о применении труда лиц лишенных свободы, на предприятиях, стройках и других объектах; о повлекших за собой человеческие жертвы катастрофах, крупных авариях и пожарах. Такие запреты, безусловно, противоречили курсу на всяческое расширение гласности, провозглашенному центральным руководствам страны, который, в силу инерционности бюрократических структур, с определенным опозданием стал реализоваться на региональном уровне; ограничивали свободу массовой информации, лишая при этом миллионы читателей, включая и жителей Новосибирской области, разнообразной информации, позволяющей иметь полное представление о событиях как на федеральном, так и на местных уровнях.

Тем не менее в 1987 г. перемены дошли и до Главлита. В целях усилия роли печати в пропаганде и реализации решений XXVII съезда КПСС, расширения информирования населения по актуальным вопросам социально-экономического развития страны, усиления гласности в борьбе с бюрократизмом и другими негативными явлениями ему было поручено снять ограничения на публикацию сведений политического характера, ответственность за публикацию которых была возложена на руководителей СМИ. Им же был отдан на откуп вопрос об отборе материалов для публикации с одновременной ответственностью за их идейно-политическое содержание.

Главное внимание цензуры было сосредоточено на охране в печати сугубо государственных тайн. Стали повсеместно внедряться новые подходы к контролю материалов по их идейно-политическому характеру. Органы Главлита не вмешивались в эти материалы и лишь при возникновении серьезных замечаний, информировали о них соответствующие партийные органы. В итоге, в 1987 г. замечаний по содержанию контролируемых материалов было почти в 10 раз меньше, чем в 1984 г.. По мере развития перестроечных процессов Главлит продолжал допускать послабления для местных СМИ. Например, в мае 1988 г. он предоставил право своим региональным управлениям при согласовании с партийными органами и руководством организации принимать самостоятельно решения об освобождении от предварительного контроля или возвращении на контроль освобожденных ранее местных периодических изданий. В то же время начальникам местных подразделений Главлита было предписано «постоянно обеспечивать проведение разъяснительной работы в редакциях изданий, освобожденных от предварительного контроля, и регулярно осуществлять выборочный последующий контроль этих изданий». Ряд новосибирских газет воспользовался правом об освобождении от предварительного контроля, получив соответствующие разрешения от управления по охране государственных тайн в печати при Новосибирском облисполкоме.

В периодической печати Новосибирской области и в архивных фондах отсутствуют какие-либо свидетельства о конфликтных ситуациях во взаимоотношениях между областным управлением Главлита и местными редакционными коллективами. Цензоры не стремились предстать перед общественностью даже в условиях всё большей открытости в работе властных структур. Подобное во многом объясняется тем, что работа цензоров носила засекреченный характер, а руководство газет предпочитало не «выносить сор из избы». Например, в 1988 г. Новосибирский горком КПСС организовал встречу с редакторами многотиражных газет и секретарями парткомов предприятий. На ней среди прочих выступил и заместитель начальника управления по охране государственных тайн в печати при Новосибирском облисполкоме А.Е. Пономаренко. Но в газетном отчете об этом мероприятии его фамилия не упоминалась.

В начале 1989 г. один из главных местных цензоров все-таки согласился дать интервью городской газете, где подробно рассказал о деятельности своего ведомства. По его словам, его единственной заботой был контроль за тем, чтобы на страницы местных газет не проникали «запрещенные сведения», а также не было «призывов к свержению нашего строя», пропаганды национальной исключительности и т. д. А.Е. Пономаренко сообщил, что в 1988 г. его подчиненные пресекли сотни фактов разглашения сведений, запрещенных к открытому опубликованию, но ничего не сказал о том, были ли в деятельности его структуры элементы политической цензуры. Поэтому общественность могла лишь догадываться об идеологических противоречиях между газетами и цензорами по поводу содержания тех или иных материалов. Помимо рассмотренных выше последствий, подобные ограничения сковывали творческий процесс и, противореча курсу на развитие гласности, лишали читателей полной информации о ситуации в стране, области и городе.

Черта под этим явлением была подведена законом СССР «О печати и других СМИ», законодательно закрепившим отсутствие какой-то бы ни было предварительной цензуры. Во исполнение закона Совет министров СССР признал утратившим силу положение о Главлите. Несмотря на попытки воссоздать подобную структуру (это было сделано на союзном уровне достаточно быстро) принятие Верховным Советом РСФСР в 1991 г. закона о СМИ повлекло за собой неизбежный распад контролирующей системы, который 25 декабря 1991 г. завершился ликвидацией ведомства, ставшего преемником Главлита.

Отдельно рассмотрим динамику численности неформальной печати и связанные с этим аспекты. Это вызвано тем, что лишь определённую часть подобных новосибирских изданий можно однозначно отнести к категории газетной периодики, так как они не соответствовали требованию о выходе из печати через определенные промежутки времени.

По данным московского библиографа А. Суетнова, профессионально занимающегося классификацией и описанием самиздата, в 1987 г. на территории СССР появилось 32 независимых издания (по другим источникам - 100), в 1988 г. - еще 74, в 1989 г. - 382. Самиздат послужил мощнейшим катализатором процессов формирования негосударственных политических организаций и движений на территории страны. Основное его количество выходило в городах - центрах политической активности. По сведениям А. Суетнова, Новосибирск по количеству неофициальных печатных изданий (журналов, газет и бюллетеней) входил в «десятку» городов с наибольшим их числом - Москва, Ленинград, Минск, Киев, Рига, Львов, Вильнюс, Свердловск, Новосибирск, Саратов. А. Суетнов упоминает 161 конкретное неформальное издание, выпускавшееся в СССР, из которых 17 выходило в Новосибирске.

Известный новосибирский журналист А.Е. Кретинин, занимавшийся исследованием проблемы неформальной печати в Новосибирске и защитивший по этой теме в 1993 г. диплом в Новосибирском пединституте, систематизировал разнообразную информацию о самиздате, выходившем в Новосибирске в 1988-1992 гг. Эту работу продолжил местный исследователь А. Лутковский. Если вычленить из собранной этими авторами информации данные о печатных изданиях именно газетного типа, то можно констатировать, что в период с 1988 по 1991 гг. на территории Новосибирской области выпускалось и распространялось 29 неформальных газет. В 1988 г. вышло четыре подобных издания, в 1989 г. к ним добавилось еще шесть, а пик активности в этом отношении пришелся на 1990 г., когда появилось на свет сразу 19 новых неофициальных газет.

Наиболее соответствовал понятию «периодическое издание» пресс-бюллетень СибИА. Всего в 1989-1990 гг. вышло 66 номеров пресс-бюллетеня СибИА, а после его трансформации в газету «Этап», еще 10 выпусков этого издания.

История этой газеты неразрывно связана с деятельностью неформальной организации СПА «Вена-89», созданной 26 января 1989 г. в ходе учредительной конференции, организованной группой неформалов-демократов из Новосибирска и ряда других городов Сибири. Руководителем отдела информации организации стал А.П. Мананников. СПА «Вена-89» в своих рядах объединила активистов неформального движения, искавших в то время пути наиболее широкого и эффективного распространения демократических идей среди широких слоёв населения, способы прорыва информационной блокады, организованной официальными властями по отношению к неформалам.

Информационный блок её работы сосредоточился в рамках «Независимого сибирского информационного агентства» (СибИА), созданного 9 апреля 1989 г. в соответствии с решением собрания учредителей. Наиболее активными сотрудниками агентства были А.П. Мананников, А.Е. Кретинин, А. Лаврова, М.А. Клименко, В. Дроздецкий. Цели, которые провозгласило СибИА, не носили экстремистского характера и вполне укладывались в русло перестройки: региональный хозрасчет, поддержка независимой журналистики, демократизация жизни в Сибирском регионе, пропаганда либеральных ценностей.

Заявление о создании агентства и другие материалы были опубликованы в специальном пресс-бюллетене, распространение которого началось по всей Сибири. Бюллетень стал самым популярным и массовым неформальным изданием в Сибири в годы «перестройки», тираж которого вскоре составил десять тысяч экземпляров. Местные власти пытались противодействовать выпуску и распространению бюллетеня, тем самым достигая обратного эффекта. Наиболее крупный скандал произошёл летом 1989 г., когда тираж, доставленный из Прибалтики, был конфискован в аэропорту «Толмачёво». В ответ на это издатели и сотрудники СибИА организовали митинги и голодовки на центральной площади Новосибирска. Неумелые попытки властей пресечь эти несанкционированные акции значительно подняли популярность издания.

Основное его содержание составляли сообщения о происходивших в Сибири митингах, демонстрациях, собраниях, забастовках, поступавшие от собственных корреспондентов из Новосибирска, Томска, где в рамках общества «Мемориал» работала правозащитная группа, тесно сотрудничавшая с СПА, и другими городами региона. Постепенно пресс-бюллетень превратился в эффективный инструмент для распространения демократических идей среди сибиряков, а во время кампании по выборам народных депутатов РСФСР и местных Советов в 1990 г. стал основным информационным каналом кандидатов, выступавших против КПСС. Во многом благодаря ему, часть из них получила депутатские мандаты.

Из других газет, относящихся к самиздату, относительно регулярно (по сравнению с другими подобными СМИ) выходили дайджест советской прессы «Коллаж» (вышло 17 номеров), выпускаемый СПА «Вена-89», а затем профсоюзом независимых журналистов СССР «Сибирский курьер» (16 номеров), одно из первых неофициальных изданий - «Информбюллетень о деятельности неформальных организаций города» (всего с ноября 1988 г. по январь 1989 г. вышло 14 номеров), «Голос труда» - орган сторонников конфедерации анархо-синдикалистов (выпущено 13 номеров). Среди причин больших перерывов между выпусками этих и других неформальных изданий и того, что многие не просуществовали и нескольких месяцев, следует назвать факторы материально-технические (проблемы с финансированием, набором и тиражированием), отсутствие квалифицированных журналистов и трудности с поиском публикаций для газет. Совокупный тираж всех неформальных изданий заметно уступал соответствующему показателю официальных местных СМИ.

В отношении тиража в новосибирском самиздате был большой разброс в цифрах. Безусловными лидерами были пресс-бюллетень СибИА, чей тираж достаточно быстро увеличился от 100 до 15 тыс. экземпляров и его преемник - «Этап» (10-14 тыс.), «Коллаж» (10-40 тыс.), «Всходы» (3-10 тыс.), «Сибирский курьер» (1-10 тыс.), «Свободная демократическая Сибирь» и «Сибирский социал-демократ» (по 5 тыс.), «Русское дело» (2-5 тыс.), «Голос труда» (3 тыс.), «Гражданский путь» (3 тыс.), «Граду и миру» (3 тыс.).

В то же время, по мнению А.Е. Кретинина, тиражи, объявленные в выходных данных неформальных газет, зачастую не совпадали с реальными - их завышение или занижение было обусловлено конкретными факторами, в том числе желанием отдельных редакторов преувеличить размер аудитории своего издания. Вместе с тем реальный тираж отдельных газет (особенно выходивших на первом этапе развития газетного самиздата) был весьма невелик. Например, «Информбюллетень о деятельности неформальных организаций города» выходил тиражом всего 40 экземпляров, а независимая газета «Сибирская трибуна» - от 50 до 200.

По целевому назначению неофициальные издания можно разделить на общественно-политические, информационные, социальные. Что же касается общественно-политических газет, то они заметно отличались по направленности: марксистские (правые, левые), антикоммунистические, демократические, левые (радикально настроенные), либерально-демократические, почвеннические, в большей или меньшей мере продолжавшие традицию славянофильства, анархистские, монархические, социал-демократические и др. .

Несмотря на то, что и по своему общему количеству и по совокупному объему тиража неформальные газеты значительно уступали государственным и партийным изданиям, а также ряду популярных местных негосударственных газет, они оказали определенное влияние на общественно-политическую ситуацию в Новосибирской области (прежде всего в областном центре). Они способствовали генезису и становлению ряда неформальных организаций, часть из которых в 1990-1991 гг. трансформировалась в местные политические организации и региональные отделения федеральных политических партий и движений. Значительную роль они играли и в ходе избирательных кампаний по проведению первых альтернативных выборов законодательных и представительных органов в 1989-1990 гг.

Содержание ведущих местных неформальных газет оказало воздействие на выработку политических позиций ряда демократически настроенных народных депутатов РСФСР (прежде всего от блока «Новая волна»), депутатов Новосибирского областного Совета, Новосибирского городского Совета и районных Советов в г. Новосибирске. Кроме того, необходимо отметить еще несколько аспектов влияния новосибирской неформальной прессы. В частности, она повлияла на формирование политического самосознания определенной части жителей Новосибирской области, ввела в практику фактически отсутствовавшую в официальной прессе жесткую критику деятельности федеральных и местных властных структур и органов КПСС, нередко сопровождавшуюся искажением фактов и тенденциозным подходом при интерпретации их деятельности.

Также неформальная печать (отдельные представители которой впоследствии стали работать в ведущих новосибирских газетах) оказывала некоторое воздействие на коллег-журналистов из официальных и первых независимых (являвшихся в строгом смысле слова периодическими) средств массовой информации. Подобное влияние можно было уже в 1990-1991 гг. проследить по отдельным публикациям таких местных газет как «Молодость Сибири», «Момент истины», «Новости Красного проспекта».

Все сказанное позволяет сделать вывод, что в период «перестройки» произошли существенные изменения в общей численности новосибирских газет и динамике их состава. Самые значительные перемены в этом отношении наблюдались в 1989-1991 гг., когда политика гласности и демократизация политической системы, относительно укоренившиеся на центральном уровне, стали реализовываться в регионах. Анализ динамики численности новосибирских периодических изданий, выявил, что в это время их количество увеличилось почти вдвое без учета неформальной прессы, которая в силу своих характеристик составляла отдельный сегмент местных средств массовой информации.

С 1988 г. в СССР стали возникать новые сегменты газетной периодики, являющиеся атрибутом обществ с демократическим политическим строем и рыночной экономикой. Этот процесс проходил и в Новосибирской области, где начали происходить дифференциация и специализация печатных изданий. Резко увеличилось количество негосударственных масс-медиа, фактически отсутствовавших до начала периода «перестройки». Среди них доминировали газеты, выпускаемые общественными организациями, деловые издания и СМИ, предназначенные для различных аудиторий новосибирских читателей. Вместе с тем значительно уменьшилась в общем объёме новосибирской газетной периодики доля государственных средств массовой информации, выпускаемых местными властными структурами и комитетами КПСС, и определённой степени - доля корпоративных (многотиражных) газет.

Подобные тенденции были обусловлены целым рядом факторов. Среди них отметим, в первую очередь, возможности, появившиеся благодаря реализации курса на расширение гласности и предоставление экономической свободы, демократизации политической системы; изменения в социальной структуре общества, отмену запретов на темы и сферы, бывшие до перестройки; неудовлетворенность части читателей содержанием многих местных официальных изданий, особенно усилившаяся после кардинального изменения содержания многих центральных СМИ и появления большого числа альтернативных, неформальных газет; генезис и деятельность большого числа местных протопартийных, а затем партийных структур, а также общественных организаций, создававших печатные СМИ в целях пропаганды своих взглядов.

Переориентация прессы с властных структур общества на общественные силы, представляющие интересы различных социальных групп, уменьшение ее инструментальной роли в руках власть имущих и возвышение ее значения как средства осуществления непосредственной демократии привели на заключительном этапе рассматриваемого исторического периода к радикальной перестройке системы журналистики и в стране в целом, и в регионах, включая Новосибирскую область, в частности: к разделению единого организма партийно-советской печати на самостоятельные, партийные и государственные издания, к появлению газет самых различных партий (от анархических до монархических), разнообразных массовых политических движений и объединений (от экологических до националистических), к возникновению прессы, независимой от каких-либо социальных институтов. Новая структура средств массовой информации создавалась параллельно старой, внутри ее, в борьбе с ней. К концу рассматриваемого периода это процесс не был окончен, но уже начали меняться приоритеты в пользу свободной, независимой прессы.

Глава II. СОДЕРЖАНИЕ ГАЗЕТ


§1. Изменения в газетной тематике


Содержание печатных изданий в значительной степени определяется тематикой публикуемых в них материалов, которые преимущественно размещаются под определенными рубриками. Из всего массива новосибирских газет, издававшихся в период «перестройки», для рассмотрения содержательной стороны их деятельности в данном исследовании в качестве репрезентативной выборки проанализированы публикации трех газет - «Советской Сибири», «Вечернего Новосибирска», «Молодости Сибири».

Причин подобного подхода несколько. Во-первых, это были наиболее авторитетные местные печатные издания, как для большинства читателей новосибирской прессы, так и для лидеров общественного мнения, включая представителей властных структур, партийного аппарата и коллег-журналистов. Во-вторых, как указывалось, выше в течение всего периода «перестройки» по своему тиражу эти газеты были безусловными лидерами среди местной периодики. В-третьих, исходя из иерархической структуры советской прессы, большинство «нижестоящих» газет ориентировались именно на эти издания, что отражалось как в тематике публикуемых ими материалов, так и в других вопросах их деятельности.

О разнообразии тем, проблем, предлагавшихся региональной прессой до наступления «эры гласности», говорить бессмысленно. Формирование проблематики конкретного органа информации было своего рода выполнением заказа издающей организации, которое через директивные установки определяло первоочередные, главные темы, проблемы. Установки закреплялись постановлениями партийных комитетов. Проблемная лаборатория факультета журналистики МГУ, реализовавшая проект «Анализ процессов развития СМИ с целью выявления основных условий и факторов их эффективности» и проводившая в связи с этим полевые исследования в Томской области в декабре 1985 г. и в декабре 1987 г., провела анализ постановлений партийных органов, действовавших в Томской области, принятых в период с 1977 г. по 1985 г. В результате она обнаружила отчетливую тенденцию фокусирования внимания редакционных коллективов на проблемах экономики области - в первую очередь на объемное аналитичное освещение развития сельскохозяйственного производства, развитие промышленности с акцентом на экономию всех видов ресурсов.

Следует отметить, что партийные органы не ставили перед журналистами задачу освещения экономической сферы через показ личности труженика. Явно преобладали указания на развитие экономической проблематики по сравнению с установками, ориентирующими на освещение социальной и духовно-идеологической сфер. Вследствие доминирующего акцента на освещение экономики из поля зрения выпадали вопросы здравоохранения, социального обеспечения, работы транспорта, органов образования, реализации школьной реформы, культуры и искусства, спорта, туризма, массовой физкультуры, жизни молодежи, воспитания подрастающего поколения.

Показатель объемов внимания партийных комитетов Томской области к этим темам не превышал 3%, тогда как аналогичный показатель по экономической проблематике достигал абсолютного максимума - 100%. Такой разрыв говорил о недостаточно разработанной стратегии по сбалансированности содержательной структуры газет, в значительной степени обуславливающей тематические перекосы: гипертрофию одной проблематики. Такой подход к определению тематики не отвечал ни задачам по всестороннему отражению прессой жизни региона, ни интересам аудитории.

Подобные же установки ставились партийными комитетами Новосибирской области, в деятельности прессы которой в 1985-1986 гг. наблюдались аналогичные тенденции. Анализ публикаций в трех избранных для изучения новосибирских газет показал, что в первые месяцы после прихода М.С. Горбачева к власти их тематика различалась между собой незначительно.

В апреле-июне 1985 г. основными проблемами, которые освещались на страницах «Советской Сибири» были ситуация в сельском хозяйстве области (материалы выходили под рубриками «Животноводство - ударный фронт», «Жатва - 85», «Выполнение продовольственной программы» и др.); ход социалистического соревнования, подготовка к празднованию в Новосибирской области сорокалетия победы в Великой Отечественной войне.

Подобная же тематика с оговоркой на городскую специфику в основном рассматривалась и на страницах «Вечернего Новосибирска». Она отличалась от «Советской Сибири» лишь тем, что в ней была рубрика «Разговор ведет читатель», где время от времени публиковались письма читателей.

Что же касается «Молодости Сибири», то основное внимание этого издания, содержание которого отличалось от других изданий ввиду определенной специфики комсомольской печати, весной 1985 г. было приковано к таким проблемам, как комсомольское шефство над селом, реализация школьной реформы, участие местных органов ВЛКСМ в борьбе за повышение производительности труда, работа первичных комсомольских организаций, подготовка к XII Всемирному фестивалю молодежи и студентов.

Достаточно оперативно после первых инициатив, провозглашенных М.С. Горбачевым, тематика публикаций местных газет начала меняться. Например, в «Советской Сибири» появилась рубрика «Решения апрельского пленума (1985 г.) ЦК КПСС - выполним!». Затем газета стала постоянно писать о начинаниях нового руководства. Одной из ведущих тем стала проблема внедрения достижений научно-технического прогресса в производственную сферу (рубрики «НТП - решающий фактор интенсификации производства», «Интенсификация развития экономики», «Творцы технического прогресса»). «Вечерний Новосибирск» также регулярно размещал публикации по проблемам научно-технического прогресса.

Другим новым направлением стала пропаганда антиалкогольной кампании, инициированной М.С. Горбачевым. Публикации на эту тему размещались под рубрикой «Трезвость - норма жизни». Начиная с весны 1985 г. «Советская Сибирь» стала регулярно писать о подготовке к очередному партийному форуму. Статьи на эту тему размещались под рубриками «XXVII съезду КПСС - достойную встречу!», «Навстречу к XXVII съезду КПСС: боевой смотр партийных рядов», «XXVI-XXVII: от съезда к съезду», «Предсъездовская трибуна: обсуждаем проект программы КПСС». «Вечерний Новосибирск» писал об этом же под рубриками «От съезда к съезду», «Партийная жизнь: готовимся к Съезду» и др..

Пример с этих газет брала и главная комсомольская газета области: в «Молодости Сибири» материалы по этим проблемам размещались под рубриками «Навстречу к XXVII съезду КПСС», «XXVII съезду КПСС - энтузиазм и творчество молодых», «Молодежь и научно-технический прогресс», «Опыт, проблемы, поиск», «Трезвый взгляд на жизнь».

Курс на определенное увеличение открытости деятельности партийного руководства, транслировавшийся из Москвы, был достаточно быстро подхвачен и местной прессой. Если в мае 1985 г. «Советской Сибирью» была дана достаточно краткая информация об итогах очередного пленума обкома КПСС, то постепенно объем информации о работе местных партийных органов стал увеличиваться. В частности, отчет об областной партийной конференции, прошедшей в декабре 1985 г., был достаточно подробен. Подобная же тенденция наблюдалась и при освещении деятельности горкома КПСС в газете «Вечерний Новосибирск».

Изменение тематики новосибирской прессы в 1986 г. во многом было обусловлено развернувшейся работой по реализации решений XXVII съезда КПСС. Это проявилось и во многих публикациях, появившихся на страницах «Советской Сибири» и «Вечернего Новосибирска». Сначала эти издания развернули разъяснительную и пропагандистскую работу. Она выражалась, прежде всего, в публикациях многочисленных статей под рубриками: «Решения XXVII съезда - в жизнь», «Решения Съезда - в конкретные дела!», «Идеи XXVII съезда - в массы». Исходя из объявленных приоритетов в экономической сфере главная областная газета основной упор сделала на продвижение рубрики «Эффективность и качество - забота партийная». В свою очередь «Вечерний Новосибирск» публикации о реализации преобразований в экономике размещал под новыми рубриками: «Дисциплина. Порядок, Ответственность», «Хозяйственный механизм», «Экономить на большом и малом». Необходимо также отметить, что ведущие новосибирские издания следуя решениям партийного форума, в 1986 г. продолжили еще более активно освещать темы, впервые заявленные ими в 1985 г. - внедрение достижений научно-технического прогресса, борьба с пьянством и т. д.

В 1986 г. и «Советская Сибирь» и «Вечерний Новосибирск» стали весьма много писать про реформы в партийной жизни и идеологической работе. В большом количестве появившихся в связи с этим новых рубрик стало упоминаться понятие «перестройка»: «Партийная жизнь: идет перестройка», «Перестройка идеологической работы», «Идеологическая работа: проблемы перестройки» и т.д..

Кроме того, «Вечерний Новосибирск» стал в конце 1986 г. активно писать о новой инициативе центрального руководства - госприемке. В городской газете появились и качественно новые рубрики - «Природа. Город. Человек» (в статьях, публикуемых в ней, писалось об актуальных городских проблемах), «ОТК покупателей» и «Откровенный разговор». Последнее нововведение было одной из первых попыток ввести элементы гласности в освещении работы руководства промышленных предприятий и властных структур. Спустя некоторое время после дебюта этой рубрики в ней стали появляться достаточно острые материалы о работе местных чиновников.

Начиная с 1986 г. тематика комсомольской газеты «Молодость Сибири» стала все больше и больше отличаться от содержания двух других ведущих новосибирских газет. Газета стала много писать о нововведениях в работе с молодежью, в частности, о деятельности Фонда молодежной инициативы. Активно начал вестись и диалог с читателями. Предлагалось подискутировать на злободневные темы в рубриках «Разговор начистоту», «Свободное время», «Предлагаем обсудить», «Полит клуб «Аргумент». Здесь говорилось об изменении роли ВЛКСМ, стиля работы комсомольских органов и первичных организаций в связи с приближавшимся съездом ВЛКСМ, о роли молодежи в перестройке, о способах проведения свободного времени.

В 1987 г. существенных изменений в тематике газеты «Молодость Сибири» не произошло. Главным отличием от предыдущего периода было значительное увеличение материалов о комсомольской работе на местном уровне. В них подробно рассматривались вопросы перестройки идейно-политической работы, изменение методов деятельности Новосибирского обкома и горкома ВЛКСМ, обсуждался проект нового устава ВЛКСМ.

Помимо руководителей комитетов ВЛКСМ свою точку зрения по этим и другим актуальным проблемам стали регулярно высказывать рядовые члены этих органов. Большая часть подобных материалов размещалась в рубриках «Вечерний обком» и «Заочный пленум». Другим нововведением «Молодости Сибири» была публикация на страницах газеты отрывков из писем читателей. Сначала этому была посвящена рубрика «Обратная связь», а с 1988 г. она трансформировалась в «Почтовое отделение».

Ещё более значительные перемены в тематике произошли в 1987 г. в «Советской Сибири» и «Вечернем Новосибирске». Сквозной темой года стала подготовка к празднованию 70-летия Октябрьской революции (рубрики «70-летию Великого Октября - достойную встречу», «Дорога, открытая Октябрем»). В экономической сфере внимание этих двух ведущих новосибирских газет было сосредоточено на хозяйственной реформе, введении хозрасчета и госприемки, хотя по прежнему (до середины 1988 г.) значительное внимание уделялось и вопросам научно-технического прогресса. Как и ранее, сразу же после проведения этапных пленумов ЦК КПСС, темы связанные с их решениями начинали доминировать на страницах газет. Например, в «Советской Сибири» с февраля 1987 г. ведущей стала рубрика «Перестройка и кадры», а в «Вечернем Новосибирске» - «Перестройка: время и кадры». Исходя из установки на расширение гласности, начиная с середины 1987 г., несколько повысился критический градус местной прессы. Статьи, в которых достаточно откровенно для того времени рассматривались острые производственные и внутрипартийные проблемы, печатались в «Советской Сибири» в рубриках «Партийная жизнь: откровенно о перестройке» и «Откровенно о перестройке». В «Вечернем Новосибирске» - в рубриках «Перестройка: как идут дела», «Перестройка на пути демократизации», «Перестройка: слова и дела».

Реализация курса на гласность, также как и в «Молодости Сибири», привела и в двух других ведущих новосибирских газетах к появлению постоянного механизма обратной связи с читателями. С лета 1987 г. в «Советской Сибири» начали время от времени печататься обзоры писем, а в «Вечернем Новосибирске» почти каждый день стали появляться отклики горожан в рубрике «Разбирая свежую почту».

С этого же времени, ориентируясь на установку об учете мнения рядовых коммунистов при подготовке к партийным конференциям и пленумам партийных комитетов различного уровня, местные газеты вслед за центральными стали за определённое время до партийных мероприятий проводить предварительное обсуждение вопросов, которые выносились на них, а также тезисов докладов партийных комитетов. Подобную практику стал внедрять с помощью публикаций «Советской Сибири» Новосибирский обком КПСС, и за ним, в городской газете и Новосибирский горком КПСС.

Тогда же таким путем при помощи «Вечернего Новосибирска» пошел Новосибирский городской Совет народных депутатов: при подготовке к очередной сессии этого представительного органа газета опубликовала предложения читателей по тем вопросам, которые планировали рассмотреть депутаты. В августе 1987 г. впервые из руководителей городского и областного уровней в рубрике «У прямого провода» перед читателями предстал председатель Новосибирского горисполкома В.П. Чикинев, ответивший на многочисленные вопросы горожан. Вместе с тем необходимо отметить, что хотя к концу 1987 г. тематика журналистских выступлений расширилась, инерционные процессы теряли силу медленно. По мнениям экспертов, собранных в конце 1987 г. в Томской области Проблемной лабораторией факультета журналистики МГУ, об исследовании которой говорилось выше, среди явно «недостаточно» освещаемых сфер жизни были бытовое обслуживание, благоустройство, торговля, образование, воспитание, общие проблемы социальной сферы региона, общие проблемы культуры, духовной жизни региона, здравоохранение, общие проблемы экономики региона, транспорт, связь, общие проблемы руководства и управления регионом, деятельность общественных организаций и советских органов, деятельность в сфере непосредственной демократии (выборы, собрания, вынесение предложений через прессу и др.).

Социально-экономическая проблематика была развернута по-прежнему дозированно, не говорилось о темах выдвинутых после апреля 1985 г. в центр духовно-политической жизни. Но если последние в определенной степени оказались новы для журналистов, поскольку самоуправление и реальная демократия только зарождалась, то «блок» социальной проблематики с давних времен так и остался неосвоенным. Анализ публикаций ведущих новосибирских газет, проведённый автором дипломной работы, показал, что в их тематике в 1987 г. наблюдались аналогичные тенденции.

Начавшиеся в 1988 г. и анонсированные на последующий период преобразования в политической сфере оказали серьезное влияние на тематику рассматриваемых газет. Проблемы, которые активно освещались в них на предыдущем этапе (борьба с пьянством, внедрение достижений научно- технического прогресса, госприемка, внедрение хозрасчетных отношений и др.) либо перестают освещаться в печати или отходят на задний план.

Основными темами становятся демократизация внутрипартийной жизни и предстоявшая трансформация политической системы. В «Советской Сибири» об этом писалось, прежде всего, в рубриках: «Откровенно о перестройке» и «Партийная жизнь: курсом демократизации», а в «Вечернем Новосибирске» в рубриках «Перестройка: противоборство позиций» и «Учимся демократии». Все эти и другие публикации так или иначе были связаны с подготовкой к намеченной на лето 1988 г. XIX Всесоюзной партийной конференции.

Начиная с апреля 1988 г., местная пресса начала подробно информировать читателей о том, как проходили на альтернативных началах выборы делегатов этого партийного форума. Тогда же на страницах новосибирских газет проходило заинтересованное обсуждение тезисов ЦК КПСС к XIX Всесоюзной партийной конференции. После нее в течение нескольких месяцев читатели информировались о ее решениях и мерах, предпринимаемых по их реализации. Например, осенью 1988 г., когда проекты кардинальных поправок в Конституцию СССР и избирательное законодательство были вынесены на всенародное обсуждение, «Советская Сибирь» и «Вечерний Новосибирск» регулярно предоставляли свои печатные площади для публикации точек зрения специалистов и рядовых читателей.

В 1988 г. местные газеты усилили линию на информирование о непростых процессах, протекавших в местных партийных комитетах. Так, помимо постоянных публикаций подробных отчетов о пленумах Новосибирского обкома и горкома КПСС, тезисов докладов на них для предварительного обсуждения стали публиковаться списки кандидатов в состав этих выборных органов, выдвинутых городскими и районными конференциями. Новшеством стало и то, что на «прямую связь» с новосибирцами - читателями «Советской Сибири» - вышли руководители обкома КПСС В.В. Казарезов, А.И. Жучков, В.А. Кошелев.

Другим нововведением «Советской Сибири» стало резкое увеличение публикаций писем читателей. Для этого были созданы специальные рубрики «Резонанс» и «Читатель-газета». «Вечерний Новосибирск» также усилил работу в этом направлении, открыв новые рубрики «Из общественной приемной ВН» и «Контакт - дискуссионно-публицистическая страница».

В связи с появлением неформальных организаций и ростом количества проводимых ими митингов местная пресса в 1987 г. стала, хотя и достаточно редко, писать об этом новом политическом явлении. Что же касается «Молодости Сибири», то в ней в 1988 г. впервые обозначился развлекательный уклон. По объему подобных материалов (о рок-музыке и других молодежных увлечениях), которые в основном группировались в рекламно-развлекательном выпуске «Информал», они стали теснить ранее доминировавшую общественно-политическую проблематику.

Но и в этой тематике редакция газеты продолжала искать новые подходы. Так в частности, в сентябре 1988 г. на ее страницах был открыт «Дискусионный клуб», в котором комсомольские работники и читатели горячо обсуждали проблемы перестройки в различных сферах жизни.

Кардинальные изменения в политической системе СССР оказали серьезное воздействие на изменение тематики ведущих местных газет в 1989 г. В первом полугодии явно лидировала тема, связанная с проведением первых альтернативных выборов народных депутатов СССР. В январе-апреле 1989 г. газеты весьма подробно писали обо всех этапах этой избирательной кампании: о выдвижении кандидатов, о ходе окружных предвыборных собраний, встречах кандидатов с избирателями, о голосовании, итогах основных и повторных выборов.

Затем, начиная с мая, местные печатные издания стали подробно рассказывать о ходе и итогах Съездов народных депутатов СССР, заседаниях Верховного Совета СССР, акцентируя внимание на выступлениях на них новосибирцев и предоставляя возможность народным депутатам СССР от области высказывать свои точки зрения по важнейшим проблемам.

Вместе с тем, в новосибирской прессе в 1989 г. значительно больше стало информации о работе местных органов власти, как исполнительной, так и законодательной. В «Советской Сибири» в этих целях были открыты новые рубрики: «Советы и перестройка», «По наказам избирателей», «Если бы я выступал на сессии», в которых предоставлялось слово для высказывания своих позиций не только журналистам, но и работникам сферы управления, депутатам, читателям. Вслед за руководителями обкома КПСС решили выйти на «прямую связь» с читателями и руководители городской власти. Первым из них стал председатель Новосибирского горисполкома И.И. Индинок, давший большое интервью Вечернему Новосибирску.

Заметное место на страницах местных газет в 1989 г. продолжали занимать вопросы внутрипартийной деятельности. Например, в «Советской Сибири» были созданы новые рубрики, где шел разговор на эту тему: «Беседы о партии», «Политклуб «Перестройка. Личность. Общество», «Партийная жизнь: взгляд изнутри». В опубликованных в них статьях коммунисты вели полемику с неформалами, обсуждали острые проблемы местных парторганизаций, предоставлялось слово для высказывания своих мнений и работникам сельских райкомов КПСС.

«Советская Сибирь» и «Вечерний Новосибирск» в октябре-ноябре 1989 г. значительное место уделили выборам первого секретаря обкома КПСС, впервые проходившие на альтернативной основе. Газеты подробно представили претендентов на этот пост, дали возможность им публично высказать свои позиции и затем предали огласке все перипетии этих неординарных выборов, опубликовав полностью стенографический отчет о ходе областной конференции КПСС.

Что же касается экономической тематики, то «Советская Сибирь» и «Вечерний Новосибирск» в течение 1989 г. сначала активно обсуждали ход подготовки «Программы - 130» (о помощи Новосибирска селу), а затем регулярно писали о ее реализации. В этих целях «Советская Сибирь» открыла специальную рубрику «Программа - 130» (на контроле прессы). Из других новшеств 1989 г. отметим появление в «Советской Сибири» новой рубрики «20 вопросов об аренде», что было вызвано значительно расширявшимся использованием арендных отношений в экономике. Из нововведений «Вечернего Новосибирска» отметим появление специальной страницы в защиту прав потребителей и регулярную публикацию информации о том, как местные партийные органы и властные структуры боролись с льготами и привилегиями.

Произошли в 1989 г. определенные изменения и в тематике «Молодости Сибири». Продолжал усиливаться развлекательный крен в содержании газеты, которая явно хотела понравиться молодежной аудитории. Более половины статей, опубликованных в газете, составляли материалы о молодежных развлечениях, новинках кино - и видеопроката, жизни молодежи за рубежом, различных загадочных явлениях, эротике и т. д.

Что же касается общественно-политической тематики, то она стала занимать меньше места в общем объеме «Молодости Сибири» и постепенно в 1989 г. эволюционировала в сторону радикализации оценок о состоянии дел в комсомоле и общественно-политической и социально-экономической ситуации как на центральном, так и на местном уровнях. Большинство материалов на эту тему публиковалось в рубрике «Дискуссионный клуб» .

Областная комсомольская газета еще до создания «Сибирской газеты» первой из местных изданий стала писать о важнейших событиях, происходивших в других территориях Западной Сибири. Например, она подробно проанализировала подоплеку и уроки забастовок шахтеров в Кузбассе. Затем «Молодость Сибири» под рубрикой «Сибинфом» стала постоянно публиковать оперативную информацию о событиях в Западно-Сибирском регионе.

С конца 1989 г. новосибирские газеты стали постоянно отслеживать стартовавшую избирательную кампанию по выборам народных депутатов РСФСР и местных Советов (областного, городских, районных). Если внимание «Молодости Сибири» было приковано, прежде всего, к выборам российского парламента, то «Советская Сибирь» и «Вечерний Новосибирск» сосредоточили свое внимание в основном на избрании депутатов местного уровня. Объем печатной площади, отдававшийся в январе-марте 1989 г. под эти цели, был весьма значителен. Публиковались списки кандидатов, детальная информация о формах и методах агитационной борьбы, о митингах и других массовых мероприятиях в ходе кампании и других мероприятиях; итогах голосования. После определения результатов выборов «Советская Сибирь» и «Вечерний Новосибирск» намного более подробно, чем в предыдущие годы, стали рассказывать о деятельности вновь избранных депутатских корпусов. В главной областной газете с середины 1990 г. раз в неделю выходила целая полоса, посвящённая этому - «Депутаты и избиратели».

В свою очередь «Вечерний Новосибирск» стал постоянно отслеживать работу Новосибирского городского совета, публикуя отчеты о сессиях, заседаниях президиума горсовета и постоянных комиссий, точки зрения депутатских фракций, отдельных народных избранников, коллективные заявления депутатов.

В 1990 г. значительно расширился объем информации о работе областной и городской исполнительной власти, руководящий состав которой был утвержден вновь избранными депутатами на сессиях. В связи с этим появились соответствующие рубрики о работе облисполкома в «Советской Сибири», а «Вечерний Новосибирск» стал регулярно публиковать «прямые линии», в которых руководители горисполкома отвечали на вопросы читателей по различным злободневным проблемам городской жизни. После того как произошло существенное обновление руководства Новосибирского горисполкома, городская газета посчитала необходимым персонально представить каждого нового заместителя председателя горисполкома.

Другой ключевой темой 1990 г., освещавшейся на страницах новосибирской прессы, была подготовка к XXVIII съезду КПСС и процессы, протекавшие в областной городской, других территориальных (городских, районных) и первичных партийных организациях. Газеты подробно писали о бурной полемике, развернувшейся в канун партийного форума, представляли различные точки зрения членов КПСС, в которой к этому времени явственно обозначились различные платформы и подходы.

Но трибуну для пропаганды взглядов наиболее известной оппозиционной группы - «Демократической платформы в КПСС» - предоставила лишь «Молодость Сибири». «Вечерний Новосибирск», хотя и опубликовал полный текст декларации сторонников обновления КПСС, оставался на позициях, которые занимало большинство коммунистов.

Во второй половине 1990 г. «Вечерний Новосибирск», боровшийся в этот период за независимый статус и добившийся его, в значительной степени утратил интерес к освещению ситуации в КПСС. Напротив, «Советская Сибирь» продолжала отдавать этому значительную часть своих печатных площадей. В ней появились новые рубрики «Партийный комитет: время перемен!», «Партийная жизнь: время обновления», а в октябре-декабре газета обстоятельно информировала читателей о подготовке к XXIV областной конференции КПСС, на которой в частности было избрано новое руководство Новосибирского обкома.

Новосибирские газеты помимо деятельности новых центральных законодательных и местных представительных органов власти и ситуации в КПСС, внимательно отслеживали в 1990 г. и другие общественно-политические события в области и в городе. Наибольшее их внимание привлекло формирование новосибирских отделений первых политических партий и движений, деятельность народных депутатов РСФСР, избранных в Новосибирской области.

«Молодость Сибири», чей главный редактор Б.А. Коновалов, член демократического избирательного блока «Новая волна» был избран народным депутатом РСФСР, в 1990 г. фактически стала пропагандировать точку зрения исключительно демократических сил. Она поддерживала и рекламировала любые инициативы Б.Н. Ельцина и его сторонников, предоставляла возможность высказывать свою точку зрения депутатам советов различных уровней, придерживавшихся только демократической ориентации, жестко критиковала за консерватизм местные комитеты КПСС. В конце 1990 г. «Молодость Сибири» стала активно призывать к кардинальной трансформации ВЛКСМ, вместе с тем сомневаясь в дальнейшей жизнеспособности этой организации.

Что же касается «Вечернего Новосибирска», то он, в отличие от других ведущих местных печатных изданий, объективно и подробно информировал о деятельности создающихся новосибирских организаций политических партий и движений различного идеологического толка: демократического, национал-патриотического, левого и т. д.

В 1991 г. внимание новосибирской прессы в значительной степени занимали основные общественно-политические события и тенденции, инициированные Центром. Она продолжала постоянно отслеживать работу народных депутатов РСФСР и местных представительных органов. Из крупных общественно-политических событий наибольший интерес местной печати вызвала подготовка к Всесоюзному референдуму об обновлении СССР. Позиции изданий в этом вопросе были кардинально противоположными. Если «Советская Сибирь» однозначно поддерживала линию М.С. Горбачева на сохранение территориальной целостности страны, то «Молодость Сибири», напротив, пропагандировала позицию Б.Н. Ельцина и демократических сил, фактически выступавших за ликвидацию «советской империи». Также разделились мнения этих изданий при освещении другого важнейшего события 1991 г. - избирательной кампании по выборам президента РСФСР, проходившей в мае-июне 1991 г.

Если «Советская Сибирь» всячески продвигала Н.И. Рыжкова, поддержанного бюро Новосибирского обкома КПСС, то «Молодость Сибири» открыто агитировала за Б.Н. Ельцина. Что же касается «Вечернего Новосибирска», то он тоже активно участвовал в освещении этих событий, но старался не проявлять ангажированность, представляя различные точки зрения.

Необходимо отметить, что городская газета после получения ею независимого статуса, в 1991 г. фактически перестала писать про деятельность новосибирских коммунистов. А если и упоминала про них, то в основном с критических позиций. В то же время газета постоянно и подробно информировала о процессах, протекавших в новосибирских организациях политических партий и движений, количество которых в 1991 г. продолжало расти. В «Вечернем Новосибирске» вместо занимавших раньше значительное место материалов о деятельности КПСС намного больше стало статей о городских проблемах, работе местных властей; увеличился поток читательских писем, публиковавшихся в новых рубриках: «Общественное мнение» и «Почта ВН: отклики, мнения, предложения».

В отличие от городской газеты «Советская Сибирь» продолжала регулярно информировать своих читателей о деятельности новосибирских коммунистов. Для этого в ней были открыты новые рубрики: «Райком КПСС: программа действий», «Партийная жизнь: как живет первичная» и др. Как и в предыдущие годы, газета продолжала публиковать полные тексты выступлений руководителей КПСС, а также предоставляла трибуну созданной в 1991 г. КП РСФСР.

«Советская Сибирь» подробно информировала о позициях местных партийных органов, а также постоянно жёстко критиковала деятельность политических партий и движений демократического толка. Что же касается тематики «Молодости Сибири», то после того, как ее редактор Б.А. Коновалов сосредоточился на депутатской деятельности в российском парламенте, газета фактически превратилась в развлекательное издание, поскольку около трети ее объёма занимали информационные сообщения и материалы на общественно-политические и экономические темы. В отличие от предыдущих лет периода «перестройки» в 1991 г. про комсомол и молодежные проблемы «Молодость Сибири» фактически писать перестала.

Необходимо отметить, что в 1989-1991 гг. в тематике местной прессы постепенно преодолевались те перекосы, которые наглядно наблюдались в 1985-1987 гг. и в определённой степени в 1988 г. Значительно больше стали освещаться такие сферы жизни как торговля, образование, воспитание, общие проблемы социальной сферы, культуры, духовной жизни; здравоохранение, общие проблемы экономики региона, транспорт, общие проблемы руководства и управления регионом, деятельность общественных организаций и советских органов, деятельность в сфере непосредственной демократии (выборы, вынесение предложений через прессу и др.)

В результате социально-экономическая тематика и проблемы духовно-политической жизни были представлены на страницах новосибирских газет намного полнее, чем в первые годы «перестройки». Это сделало содержательную структуру местной прессы гораздо более сбалансированной, что отвечало и интересам читательской аудитории и задачам по всестороннему отражению периодикой жизни региона.


§2. Тема Отечественной истории на страницах газет


Проблематика, связанная с Отечественной историей, в той или иной степени освещалась на страницах новосибирской прессы в период «перестройки». В апреле-декабре 1985 г. основной темой в публикациях на исторические темы в рассматриваемых печатных изданиях («Советская Сибирь», «Вечерний Новосибирск», «Молодость Сибири») были события Великой Отечественной войны, и, прежде всего, различные вопросы, связанные с участием жителей Новосибирской области в ней.

Обостренный интерес к этой тематике был в первую очередь обусловлен широко отмечавшимся в тот период 40-летним юбилеем со дня победы в Великой Отечественной войне. В «Советской Сибири» статьи на эту тему размещались в рубриках «40 лет Победы», «Память», «Они сражались за Родину», «Рассказы о героях». Кроме материалов о Великой Отечественной войне областная газета в апреле-декабре 1985 г. проявляла интерес к дореволюционному периоду, опубликовав две статьи, посвященные 80-летию первой русской революции и 90-летию петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса».

В «Молодости Сибири» в 1985 г. большинство публикаций также было связано с юбилеем Победы в Великой Отечественной войне. Из других тем газета посчитала необходимым откликнуться небольшими заметками на 160-летие восстания декабристов, 50-летний юбилей стахановского движения, а также опубликовала статью о деятельности новосибирских комсомольцев в 1920-е гг.

Более разнообразной была историческая тематика в апреле-декабре 1985 г. в «Вечернем Новосибирске», хотя и в этом издании публикации о Великой Отечественной войне доминировали в общем массиве статей. Их размещали в рубриках «Подвиг народа бессмертен» и «Память». «Вечерний Новосибирск» регулярно информировал в рубрике «Новониколаевск - Новосибирск: страницы истории» своих читателей о дореволюционном этапе истории города. Это издание регулярно откликалось и на юбилеи известных деятелей революции и героев гражданской войны.

Например, в связи с этим в 1985 г. «Вечерний Новосибирск» опубликовал биографические очерки о Я.М. Свердлове, Н.А. Щорсе, М.И. Калинине. Из других исторических тем, о которых посчитала необходимым написать городская газета, отметим 160-летие восстания декабристов, 80-летие декабрьского вооруженного восстания в Москве, 50-летие стахановского движения.

Что касается содержания указанных выше публикаций в ведущих местных газетах, то необходимо отметить, что большинство из них не содержало какой-либо принципиально новой информации для читателей. Неслучайно среди их авторов фактически не было сотрудников архивов, и в явном меньшинстве были историки, а также представители других гуманитарных дисциплин (П.В. Кондрашов, К. Покидаев), все статьи которых были посвящены темам, связанным с Великой Отечественной войной.

Среди других авторов публикаций в газетах на исторические темы в апреле-декабре 1985 г. помимо журналистов этих изданий фигурировали сотрудники музеев, учителя средних школ, преподаватели техникумов и вузов, представители инженерно-технической интеллигенции, кадровые военнослужащие, участники Великой Отечественной войны (которые активно делились с читателями своими воспоминаниями), библиотекари, партийные работники.

В 1986 г. существенных изменений в тематике публикаций по проблемам Отечественной истории в трех ведущих новосибирских газетах не произошло. Как и в 1985 г., преобладали статьи о различных аспектах участия новосибирцев в Великой Отечественной войне. В «Советской Сибири» помимо уже упомянутой рубрики «Память», такие материалы размещались под рубриками, названия которых напрямую были связаны с юбилеями тех или иных военных событий.

Из других исторических периодов, затронутых в публикациях «Советской Сибири», отметим обозначившийся интерес к истории региона в XVI-XVIII вв. Помимо статей об освоении Сибирского края читателям были предложены материалы об основании города Искитима и заселении в XVI в. Ордынского района. Из профессиональных историков на страницах «Советской Сибири» в 1986 г. появился лишь Л.М. Горюшкин, ставший автором очерка о жизни С.М. Кирова в Сибири. Несколько большее количество обществоведов получило возможность выступить на страницах «Вечернего Новосибирска».

И.В. Павлова опубликовала биографический очерк о связях революционера Б.З. Шумяцкого с Сибирью. Также «Вечерний Новосибирск» напечатал статьи трех профессиональных историков об истории Сибири в XVII-XVIII веках: Е. Леонтьев напомнил новосибирцам о походах Ермака, О.Н. Вилков проанализировал эволюцию пушного промысла в регионе, а Р.С. Васильевский рассказал читателям о том, как проходила колонизация русскими Дальнего Востока. Кроме того, Л.М. Горюшкин посвятил свою статью тому, как В.И. Ленин в годы гражданской войны отслеживал ситуацию в сибирском регионе и давал распоряжения по решению имевшихся в регионе проблем.

Следует отметить, что по общему количеству материалов на исторические темы в 1986 г. «Вечерний Новосибирск» был явным лидером среди трех рассматриваемых местных газет. Количество подобных публикаций в нем почти вдвое превышало число таких материалов в «Советской Сибири». Помимо вопросов, связанных с участием новосибирцев в Великой Отечественной войне, стал намного более заметно освещаться дореволюционный период развития города, революционные события и гражданская война. Материалы на эти темы публиковались в «Вечернем Новосибирске» в рубриках «Новосибирск: страницы истории», «Страницы славной истории», «Люди и судьбы», «Из архива краеведа».

Определенное место среди исторических статей занимали и публикации, подготовленные ТАСС и Агентством печати «Новости». Но в них, по понятным причинам, в отличие от большинства вышеуказанных материалов, не было каких-либо увязок с Сибирью и Новосибирском. Что же касается областной комсомольской газеты «Молодость Сибири», то в ней в 1986 г. тема Отечественной истории была представлена намного меньше, чем в «Советской Сибири» и «Вечернем Новосибирске». Среди авторов газеты отсутствовали обществоведы, да и появление краеведов и работников архивов было весьма редким.

В ходе и после празднования 70-го юбилея Октябрьской революции в 1987 г. развернулась переоценка важнейших этапов советской истории, в значительной мере определившая обстановку в стране. В начале февраля 1987 г. М.С. Горбачев в своем выступлении перед руководителями СМИ в частности отметил, что «забытых имен, белых пятен ни в истории, ни в литературе не должно быть… Давайте все расставим по своим местам».

При этом и осенью 1986 г. и в 1987 г. М.С. Горбачев постоянно призывал к сбалансированному освещению прошлого: «О делах прошлых партия уже сказала. И мы не собираемся изображать их сегодня в розовом свете. Но здесь вступает в силу непреложный, социалистический закон правды. Было и то, и другое, и радостное, и горькое». Количество горького на том этапе дозировалось сверху. На очередной встрече с руководителями СМИ в июле 1987 г. М.С. Горбачев указал на то, что «мы не никогда не можем и не должны прощать или оправдывать то, что было в 1937-1938 гг. Никогда. За это отвечают те, кто был тогда у власти». Однако он вновь призвал рассказывать о нашей великой революции, «вспомнить о людях революции, о рабочих, о революционерах-профессионалах и о поэтах, о тех, кто был забыт, и о ком надо вспомнить».

Мобилизующая роль прессы представлялась особенно значительной в связи с той оценкой, которую давали инициаторы «перестройки» состоянию общественных наук. В октябре 1986 г. М.С. Горбачев во время Всесоюзного совещания заведующих кафедрами общественных дисциплин отметил, сохранявшуюся отдаленность обществоведения от запросов жизни. Весьма резкая оценка в адрес ученых-гуманитариев прозвучала вскоре после этого и в выступлении главного идеолога «перестройки» А.Н. Яковлева в Академии наук СССР, где он прямо сказал о том, что советское обществоведение пропитано догматизмом и занимается воспроизведением отживших схем 1930-1940-х гг..

Важной вехой в критическом переосмыслении советской истории был доклад М.С. Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается», прозвучавший в начале ноября 1987 г. В нём в полную силу был поставлен вопрос о социальной цене преобразований, необычайно много уделено внимания негативным последствиям коллективизации и беззакониям, совершенным И.В. Сталиным и его ближайшим окружением; признано создание к концу 1930-х гг. административно-командной системы, указывалось на необоснованность репрессий против руководителей партии, государства, а также деятелей культуры.

Как бы призывая активизировать работу по переосмыслению советской истории, А.Н. Яковлев призвал журналистов не рассматривать анализ исторического прошлого, данный в юбилейном докладе как окончательный и догматизировать те или иные выводы. Все эти сигналы были восприняты многими представителями масс-медиа, публицистами и историками, что обусловило начало нового этапа идеологической активности, неразрывно связанного с кампанией по «десталинизации», принявшей широкий размах и имевший различные формы.

В очищающем потоке гласности стал весомо звучать голос критически настроенных историков, публицистов и журналистов, которые проявляли интерес к истории. Их со временем стали называть «прорабами» перестройки. Лозунгом исторической публицистики стало: «В истории не должно быть белых пятен!». Под «белыми пятнами» понимались фальсифицированные или сознательно сокрытые от советских людей факты прошлого, без которых истинно правдивая история была просто невозможна. На первое место в исторической публицистике поначалу выдвинулась тема И.В. Сталина и сталинщины. Но она раскрывалась гораздо более полно и беспощадно, чем во второй половине 1950-х гг.

Важным принципиальным нововведением в сравнении с хрущевскими временами стала политическая реабилитация тех партийных деятелей, которых с 1930-х гг. клеймили как «левых» и «правых», «уклонистов» и «оппортунистов». Разоблачение сталинщины в печати сопровождались выявлением и реабилитацией все новых и новых десятков тысяч безвинных жертв режима. Параллельно эти процессы сопровождались активными обращениями к фигуре В.И. Ленина, тем более что М.С. Горбачев отмечал, что перестроечный принцип демократии восходит именно к ней. Подобный курс на возвеличивание В.И. Ленина и его противопоставление И.В. Сталину поддерживался в печати драматургом М.Ф. Шатровым, публицистом Е. Яковлевым, писателем Р.А. Медведевым и некоторыми другими авторами. Однако подобная заданность горбачевской концепции демократизации вступила в противоречие с развитием процесса гласности, который приобрел в 1987 г. и особенно в 1988 г. и после него собственную инерцию и которому становилось все более тесно в берегах социалистического демократизма.

В размывании этих берегов особую роль сыграли литературно-публицистические журналы («Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Огонек» и др.), тиражи которых выросли в несколько раз и стали соперничать с тиражами многих газет. Центральное место в этих журналах заняли произведения, посвященные критике пагубных последствий сталинщины и командно-административной системы для экономики, науки, душ людей. Наибольшую известность приобрели опубликованные в 1986-1988 гг. «Новое назначение» А.А. Бека, «Белые одежды» В.Д. Дудинцева, «Зубр» Д.А. Гранина, «Дети Арбата» А.Н. Рыбакова, «Ночевала тучка золотая» А.И. Приставкина, «По праву памяти» А.Т. Твардовского, «Жизнь и судьба» В.С. Гроссмана.

Одновременно некоторые из этих и другие ранее запрещенные произведения М.А. Булгакова, А.П. Платонова, А.И. Солженицына (который стал публиковаться в СССР с 1989 г.) четко отстаивали идею, что советский социализм был изначально несостоятелен и губителен для народа, сеяли сомнения относительно его потенциала и возможности «очищенного социализма».

На содержание новосибирской прессы в 1987 г. в контексте освещения темы Отечественной истории все эти тенденции, генерировавшиеся в Центре, оказали достаточно незначительное влияние. Например, «Молодость Сибири» вообще не обратила никакого внимания на начавшееся переосмысление советской истории. Все материалы, опубликованные в ней в 1987 г., были так или иначе связаны с подготовкой к празднованию 70-летия Октябрьской революции и участием новосибирцев в Великой Отечественной войне. Опубликованные на эту тему статьи преимущественно не содержали какой-либо качественно новой информации, которую читатели не могли бы почерпнуть из уже изданных книг и других источников.

«Вечерний Новосибирск» в 1987 г. продолжал оставаться безусловным лидером по количеству публикаций по проблемам Отечественной истории. Так же как и ранее среди авторов газеты было определенное количество профессиональных историков и представителей других гуманитарных дисциплин (Ю. Зайцев, В.В. Золотарев, Г.Л. Олех, М. Шорников). В основном они участвовали в освещении подготовки к празднованию Октябрьской революции.

Эта тема раскрывалась на страницах газеты в рубриках «К 70-летию Великого Октября» и «Страницы истории». Что же касается участия других обществоведов в освещении тем Отечественной истории, то отметим, что Д.Я. Резун стал с 1987 г. вести постоянную рубрику «Родословная сибирских фамилий», а председатель научно-технической секции по пропаганде атеистических знаний областной организации общества «Знание» А.И. Шпенев рассказал читателям о введении христианства на Руси, но при этом не вышел за рамки учебника.

Необходимо указать, что в «Вечернем Новосибирске» в 1987 г. была создана рубрика «К 100-летию Новосибирска», в которой не реже чем один раз в месяц рассказывалось, нередко с использованием впервые обнародованных архивных материалов, о важнейших событиях дореволюционной истории Новосибирска, о людях, которые в них участвовали.

Тема, связанная с революционными событиями в Новосибирской области, была стержневой и для многих исторических публикаций, вышедших в свет на страницах «Советской Сибири» в 1987 г. Как и в «Вечернем Новосибирске» одну из главных ролей в ее освещении сыграли историки и обществоведы: В.П. Иващенко, В.С. Познанский, И. Фоминых, В.Т. Шуклецов, И.Д. Эйнгорн.

Предметом их интереса были 70-летие «Апрельских тезисов» В.И. Ленина и февральской буржуазно-демократической революций в России, анализ рассмотрения В.И. Лениным сибирских проблем, изложение хорошо известных фактов об установлении советской власти в Сибири, роли региональной церкви во время гражданской войны. Ряд материалов на исторические темы был опубликован в «Советской Сибири» в рубрике «50 лет образования Новосибирской области», которое впервые было отмечено в сентябре 1987 г.

Необходимо отметить, что местные газеты, хотя и в малом объеме, отреагировали в 1987 г. на вышерассмотренное переосмысление советской истории, начавшееся в центральной прессе и различных видах искусства. Из местных газет пионером в этом отношении выступил «Вечерний Новосибирск». 3 марта 1987 г. в нем было опубликовано мнение зрителя А.В. Соболевского о впечатлениях от просмотра фильма Т.Е. Абуладзе «Покаяние», организованного парткомом НГУ. Автор публикации поддерживал стремление кинорежиссера к анализу трагических сторон советской истории, а в ответ на возможные ссылки на неподготовленность зрителей А.В. Соболевский в заключение своего отклика отметил, что «к правде нельзя быть неподготовленными».

Между тем, еще в течение нескольких месяцев после этого новосибирская пресса старалась не замечать процессов «десталинизации», стремительно развивавшихся на центральном уровне, игнорируя при этом трагические страницы жизни известных новосибирцев. Например, осенью 1987 г. в статье об Р.И. Эйхе, который был руководителем Новосибирской области в момент ее основания, при изложении фактов его биографии не было упомянуто о том, что он стал жертвой репрессий. Спустя месяц при рассказе о жизни П.Я. Гордиенко - одного из известных деятелей послереволюционной истории Сибири, хотя и было отмечено, что он по клеветническим наветам был снят с работы и исключен из партии, но про последующий его расстрел умалчивалось.

Первым из новосибирских газет разговор, хотя и очень осторожный, о переосмыслении советской истории повел «Вечерний Новосибирск». Сначала были опубликованы материалы, подготовленные АПН. В конце октября 1987 г. вышли размышления И. Рудаковой, озаглавленные «История без белых пятен». Эти заметки были навеяны документальным фильмом «Больше света!», в котором была предпринята робкая попытка дать оценку культу личности И.В. Сталина. Кстати, об этом историческом явлении на страницах новосибирской прессы до того момента не упоминалось более двадцати лет, с середины 1960-х гг.

Следующий материал, продолживший эту тему и опубликованный в «Советской Сибири», вышел в рубрике «Духовное наследие Октября». Это была статья столичного историка В. Миллера «Перестройка исторической науки: первые шаги». В ней был сделан обзор появившихся в центральных газетах и журналах публикаций на исторические темы. В том числе упомянута нашумевшая пьеса М.Ф. Шатрова «Брестский мир». Историк акцентировал внимание на то, что в ряде публикаций стали упоминаться фамилии Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина и других видных деятелей революционного движения, бывшие много лет под запретом. Однако местные авторы по-прежнему старались игнорировать неприятные страницы советской истории, предпочитая полуправду. Например, в вышедшем в конце октября 1987 г. биографическом очерке, подготовленным к 100-летию со дня рождения Н.И. Вавилова, говорилось и про клевету в его адрес и про последовавший затем его арест, но про обстоятельства его смерти умалчивалось.

В первой половине 1988 г. под лозунгом «возрождение ленинского облика социализма» в отдельных СМИ (в авангарде шли популярные еженедельники «Огонек» и «Московские новости») развернулась активная деятельность по «демифологизации» прошлого, в ходе которой началась критика идеологических ценностей социализма. Ликвидация «белых пятен» постепенно превращалась в закрашивание черной краской целых исторических периодов.

При этом с понятием «сталинизм» все чаще стали ассоциировать все происходившее в СССР в 1920-е - середине 1950-х гг., ставить под сомнение социалистичность построенного в стране общества. Критика прошлого не была самоцелью, но служила для обоснования радикальности намеченных преобразований. В 1988 г. сформировался довольно широкий круг литераторов и ученых, завоевавших большую известность на критике сталинизма «застойного» времени.

Многие из них стали авторами манифеста перестроечных сил - книги «Иного не дано». Накал критических выступлений в прессе и число публикаций с критических позиций, трактующих многие явления советской истории, резко усилился после XIX Всесоюзной партийной конференции, прошедшей летом 1988 г. Тогда же стали гораздо более интенсивно приниматься меры по реабилитации жертв необоснованных репрессий.

Первые подвижки в критическом переосмыслении советской истории (прежде всего в её сибирском ракурсе) произошли в 1988 г. на страницах ведущих новосибирских газет. Тон в этом задавали сибирские историки. В одном из первых номеров года в «Советской Сибири» была напечатана беседа с В.И. Шишкиным. Эта публикация в определённой степени представляла собой аналитический обзор уже вышедших (прежде всего в 1987 г.) материалов по проблемам советской истории. В.И. Шишкин дал свои оценки и статьям историков и художественной литературе. Также автор высказал свое мнение по поводу ряда ключевых эпизодов истории Сибири - гражданской войны и коллективизации. Впервые за период «перестройки» публикация на исторические темы в новосибирской прессе вызвала отклики читателей, которые посчитала необходимым обнародовать редакция.

Это были мнения заведующего архивным отделом Алтайского крайисполкома В.С. Петренко и кандидата военных наук А.И. Панкратова - сына одного из революционных деятелей Сибири И.И. Панкратова, о деятельности которого писалось в статье В.И. Шишкина. Оба автора писем были не согласны с опубликованными оценками биографии И.И. Панкратова. Но редакция «Советской Сибири» не ограничилась публикацией этих откликов и предоставила возможность В.И. Шишкину возможность более подробно аргументировать свою позицию, что историком и было сделано со ссылками на конкретные источники. В итоге редакция поддержала его, заявив при этом, что время замалчивать неприятные факты прошло.

Дискуссию вызвала и статья С.А. Красильникова «Корни или щепки?». Автор считал, что «долг историков писать правду, потому что они задолжали многое». Несмотря на многочисленные публикации оставались «зоны умолчания», в частности о судьбах двухсот тысяч раскулаченных, сосланных в качестве спецпереселенцев на Нарымский край в 1930-1931 гг.

По мнению С.А. Красильникова, официальная историография, отразившая эпоху классовой борьбы в деревне периода коллективизации, не была сбалансирована. Если о коллективизации были написаны сотни статей и много книг, то о спецпереселенцах вышло лишь несколько статей, да и то в 1960-е гг. Статья «Корни или щепки?» вызвала множество звонков читателей и поток писем в редакцию, в том числе от непосредственных участников событий. Поэтому «Советская Сибирь» решила вернуться к этой теме, опубликовав полярные точки зрения, среди которых преобладали сторонники позиции историка. Оппоненты же обвинили его в искажении истинных событий в целях «защиты кулаков». В связи с этим С.А. Красильников посчитал необходимым разъяснить отдельные положения своей публикации, привести новые факты и более подробно раскрыть подоплеку событий в начале 1930-х гг.

Несколько ранее «Советская Сибирь» впервые предоставила читателю возможность высказаться на наиболее волновавшую тогда многих людей тему. Н. Первозванская выступила с жесткими оценками в адрес И.В. Сталина, осудила тех, кто его оправдывал тем, что при нем был порядок, призвала редакцию и дальше писать правду о культе личности И.В. Сталина, в том числе о репрессированных новосибирцах и попросила написать о том, были ли какие-нибудь должностные лица привлечены в Новосибирской области к ответственности за незаконные репрессии.

Что же касается других публикаций, переосмысляющих советское прошлое и опубликованных на страницах «Советской Сибири» в 1988 г., то из них необходимо отметить «политическую беседу с читателями» обществоведа А. Булыгина и беседу с историком Н.Н. Покровским. Первый материал был посвящен отклику на предложение одного из ветеранов прокомментировать утверждения ряда статей в центральных газетах о том, что И.В. Сталин для достижении целей во имя победы социализма прибегал к аморальным средствам. А. Булыгин в достаточно осторожных выражениях со ссылками на высказывания В.И. Ленина осудил культ личности И.В. Сталина. В свою очередь, Н.Н. Покровский затронул дискуссионные вопросы истории Древней Руси: о язычестве, введении христианства, древнерусской литературе. При этом он отметил, что в предыдущий период ему мешали преподавать в НГУ историю церкви, а в период «перестройки» эти помехи исчезли, поскольку тема христианства вышла из-под запрета и перестала быть зоной молчания.

Также с середины 1988 г. в «Советской Сибири» начали публиковаться воспоминания новосибирцев об их жизни в годы, когда страной руководил И.В. Сталин. Первым в этом жанре выступил авторитетный местный общественник, председатель областного совета ветеранов А.С. Николаев.

Рассказывая о своей работе в 1930-е годы, он признал злоупотребления, допущенные по вине И.В. Сталина, привел ряд примеров того, как в Новосибирской области осуществлялись репрессии и в результате своих размышлений пришел к выводу, что нужно учиться «заново жить по-ленински». Спустя два месяца, «Молодость Сибири» опубликовала новую беседу с А.С. Николаевым, которая была посвящена аналогичной проблематике, но содержала намного больше количество фактов о последствиях культа личности в Сибири. Руководитель ветеранской организации старался излагать факты достаточно объективно, но на этот раз избегал конкретных оценок исторических личностей. С того же времени в публикациях об известных сибиряках, арестованных и расстрелянных (или умерших в заключении) в 1930-е гг. стало упоминаться, что они были репрессированы.

Об этом в частности говорилось в статье историка И. Павловой посвященной В.Д. Вегману, который как троцкист в 1936 г. был арестован и затем умер в тюрьме. В другой публикации, посвящённой председателю Новосибирского крайисполкома Ф.П. Грядинскому, говорилось, что он пал жертвой сталинских репрессий, в связи с чем автор (В.Т. Гузеева) предложил передать в местные архивы документы о реабилитации тысяч необоснованно осужденных советских граждан.

Две другие ведущие новосибирские газеты также в 1988 г. стали публиковать материалы, посвященные «белым пятнам» истории. На страницах «Вечернего Новосибирска» первым к этой проблематике обратился историк В.И. Исаев. Этот автор попытался проанализировать роль сибирских историков в переосмыслении прошлого, но конкретных примеров не привел, ограничившись общими рассуждениями, в которых в том числе содержалась полемика с неназванными им коллегами, считавшими, по его словам, что перестройка исторической науки началась еще до XXVII съезда КПСС. По мнению В.И. Исаева, «историки должны быть не только хранителями памяти, но и передавать её народу».

В связи с тем, что местные авторы в «Вечернем Новосибирске» «белые пятна» истории стирать не спешили, газета, учитывая интерес к этой теме, размещала материалы, подготовленные АПН: интервью с Д. Волкогоновым, комментарий В. Костикова и др.. Эти публикации вызвали первый недовольный отклик читателя, который под заголовком «Письмо сталиниста?» был напечатан в газете. Он возражал против того, что «наша печать наполнена клеветой о нашем прошлом». Ему аргументировано возразил через газету руководитель лекторской группы обкома КПСС Ф. Киселев в комментарии, названном «Против психологии винтика».

В конце 1988 г. «Вечерний Новосибирск» так же как и некоторые другие местные газеты начал публикацию воспоминаний новосибирцев, репрессированных в 1930-е гг.. Областная комсомольская газета «Молодость Сибири» тоже не обошла своим вниманием эту важную тему. Она первым из местных изданий опубликовала письмо ветерана, озаглавленное «Осторожнее с историей».

В нём участник Великой Отечественной войны М.С. Зенин писал о том, что он с тревожным чувством воспринимает попытки «умалить вклад прошлых поколений в воплощение в жизнь идеалов революции со стороны отдельных представителей нашей общественности». Между тем к моменту публикации этого письма ни одной статьи по поводу «белых пятен» советской истории в «Молодости Сибири» напечатано не было. Первая подборка материалов на эту тему была обнародована в конце марта 1988 г. в рубрике «Полит клуб «Аргумент». Московский историк Ю.С. Борисов проанализировал вопросы, связанные с негативным влиянием культа личности И.В. Сталина на различные сферы жизни советского общества.

Этот материал сопровождался комментарием новосибирского обществоведа В.Т. Шуклецова, который, ссылаясь на слова М.С. Горбачева о том, что личность И.В. Сталина крайне противоречива, согласился с оценками Ю.С. Борисова и привел соответствующие примеры из истории Сибири. Эта публикация незамедлительно вызвала гневную отповедь со стороны инвалида Великой Отечественной войны П. Ефимова, который отверг многочисленные претензии к И.В. Сталину и выразил решительный протест против очернения прошлого, заявив, что «негоже нам уподобляться Иванам, не помнящим родства».

Из профессиональных историков свою точку зрения в «Молодости Сибири» обнародовал Н.Я. Гущин, опубликовавший статью «Крестьянская Атлантида: легенды и реальности коллективизации в Сибири». Автор, в частности, писал об ответственности историков за вульгаризаторские взгляды о том, что деревня в эпоху коллективизации процветала. Подобный подход Н.Я. Гущин объяснил тем, что доступ к архивам был крайне ограничен и отметил, что сибирские историки готовятся ликвидировать пробелы, работая над новыми печатными трудами.

Публикации в местной прессе, которые конкретизировали на сибирском материале факты из трагической истории страны, обнародованные к тому времени в центральных газетах и журналах, стали важным фактором общественно-политической жизни Новосибирской области, вызывая интерес у большого числа новосибирцев, включая членов КПСС и представителей первых неформальных политических организаций.

Об этом свидетельствовала и дискуссия в Бердске, организованная в конце 1988 г. идеологическим отделом Бердского обкома КПСС на тему: «Перестройка. Демократизация. Гласность». В обсуждении приняли участие коммунисты, неформалы, ветераны и ученые. Наиболее жаркая дискуссия развернулась о роли И.В. Сталина в советской истории. Одни обеляли его, другие резко осуждали, мотивируя свою позицию подобно доценту НЭТИ П. Лейпсону, заявившему что «правда нужна всегда». Историк В.И. Шишкин, выступивший в ходе дискуссии, привел в качестве одного из аргументов китайскую поговорку «Не перегнешь-не выгнешь» (эти слова стали заголовком репортажа о мероприятии) и рассказал собравшимся о том, что началась большая восстановительная работа по воссозданию правдивой Отечественной истории: «Мы не имеем права не дать объективную оценку личности И.В. Сталина и его окружения. Историческая наука в большом долгу перед советским народом, целые направления в годы культа личности были разгромлены, десятилетия историки не имели возможности работать с документами».

Из других тем Отечественной истории на страницах ведущих новосибирских газет более всего нашли отражение вопросы, связанные с Великой Отечественной войной, дореволюционным периодом истории города и Октябрьской революцией. В «Вечернем Новосибирске» продолжилась регулярная публикация материалов в рубрике «К 100-летию Новосибирска».

Именно в 1988 г. эта газета начала дискуссию о том, когда и кем был основан Новосибирск, к которой скоро подключились другие местные издания. В ней приняли участие и ученые - М. Шорников и Г. Чибряков. Продолжали откликаться различные авторы и на красные даты в календаре и на юбилеи. В связи с этим обществоведами и журналистами, в частности были проанализированы ленинский план кооперации, а также статьи В.И. Ленина «Очередные задачи советской власти» и «Письмо к товарищу: о наших организационных задачах». Однако каких-либо новых методологических подходов к наследию основателя советского государства в этих газетных публикациях (основной посыл которых был, что «партия учит повседневно обращаться к В.И. Ленину, его учению, которое не потеряло своей актуальности») не было.

Необходимо отметить, что несмотря на постепенное повышение интереса к исторической тематике она не стала приоритетной для ведущих новосибирских редакционных коллективов. В 1985-1988 гг. при обсуждении газетной тематики на партийных собраниях первичных организаций, образованных в редакциях «Советская Сибирь» и «Вечерний Новосибирск», историческая проблематика фактически не упоминалась, хотя как было рассмотрено выше, они занимали определенное место на страницах этих газет, которое неуклонно увеличивалось. Игнорировалась эта тема и составителями перспективных годовых и квартальных планов этих изданий. Начиная с 1989 г. подобное положение начало меняться.

Например, в обращении к читателям газета «Советская Сибирь», анонсируя публикации 1989 г., отмечала, что она «намерена широко освещать исторические события (белые пятна истории располагаются не только на магистральном направлении, но и на местных линиях)», и обещала открыть постоянную рубрику «Страницы истории». И в перспективном плане газеты «Советская Сибирь» на 1989 г. проблемы истории Сибири впервые попали в число приоритетных тем. Но при этом руководство газеты публично вовсе не декларировало намерения продолжать публикацию статей, переосмысляющих советскую историю.

В официальных планах значилась подготовка публикации материалов о героях революции, руководителях советской власти, работавших в Сибири и Новосибирской области, о знатных людях города периода первых пятилеток и времени Великой Отечественной войны. Также характерно, что в квартальных планах «Советской Сибири» в основных направлениях тематики газеты историческая проблематика с 1989 г. по сравнению с предыдущим периодом стала упоминаться постоянно.

Необходимо отметить, что в 1989 г. произошли стремительные изменения в идеологической жизни общества. Из них в числе наиболее важных перемен логично выделить три. Первое: критика истории советского общества в СМИ носила нередко откровенно деструктивный характер. Второе: «обвальный» характер критики подводил к сомнению в «социалистичности» построенного в СССР общества, совершенно лишал позитивного смысла все послеоктябрьское развитие страны. Третье: на этом фоне формулировалось программа отречения от прошлого и возвращения страны в «лоно цивилизации» через укоренение на советской почве «демократических», экономических, политических и ценностных институтов.

Ситуация в сфере исторического сознания была рассмотрена на совещании историков, проведенном в ЦК КПСС 3 октября 1989 г. Выступивший на нем секретарь ЦК по идеологии В.А. Медведев, выражая официальную позицию, отметил, что от представлений о прошлом зависит общественно-политический фон в стране и призвал обязательно довести до конца «расчет с ошибками прошлого». В то время, когда профессиональная историческая наука переживала непростой период адаптации к меняющимся на глазах условиях, такие призывы объективно осложняли ее развитие. Зато фактически они поощряли «исторические исследования» непрофессионалов, готовых к беспощадному «расчету с ошибками прошлого».

Многие историки, выступавшие на совещании, отмечали, что в прессе все чаще появлялись публикации представлявшие всю историю социалистического строительства в СССР антигуманным, разрушительным для истории процессом. На совещании констатировалось, что историческое сознание формировалось преимущественно публицистами, которые господствовали в популярных, наиболее тиражных газетах и журналах. В результате в массовом сознании - особенно молодежи - более чем семидесятилетний период истории страны стал восприниматься лишь как сплошная цепь преступлений.

Между тем в 1989 г. в идеологическом отделе ЦК КПСС была предпринята попытка создать группу быстрого реагирования на необъективные исторические выступления в печати. Затея не принесла положительных результатов, так как не нашла заинтересованной опоры среди обществоведов. К тому моменту уже сложилась ситуация, когда научная, корректная, сдержанная позиция могла быть раскритикована за консерватизм или даже догматизм.

Хотя в 1987 г. и в последующий период профессиональные историки немало сделали для действительно научного переосмысления и освещения многих важных страниц советской истории, решающим их влияние на историческое сознание так и не стало. В конце 1980-начале 1990-х гг. все более доминировал отмеченный выше подход к освещению советского прошлого. Его сторонники настойчиво проводили мысль, что в СССР построен «казарменный псевдо социализм, тоталитаризм» отмечали, что в стране реализована тупиковая линия эволюции, писали об «органических» пороках социализма и видели избавление от прошлого в возвращении на путь к демократическому гуманному обществу.

В 1989 г. количество публикаций о сталинизме, о роли В.И. Ленина и других «белых пятнах» истории в ведущих новосибирских газетах по сравнению с 1988 г. еще больше увеличилось. В «Советской Сибири» среди всего массива публикаций на исторические темы, они составили более трети, а в «Вечернем Новосибирске» - более половины. В основном это были воспоминания самих репрессированных в годы культа личности И.В. Сталина и очерки о тех, кто пал жертвой сталинского произвола. Авторами ряда публикаций о репрессированных стали профессиональные историки, использовавшие архивные документы, к которым стал предоставляться доступ.

И.С. Кузнецов, использовав письма сибиряков к руководству страны, посвятил свое исследование, весьма непростой жизни крестьян в канун коллективизации. И.В. Павлова в статье «Трагедия стальных людей» рассказала о судьбах известных местных руководителей И.Н. Смирнова и В.Н. Яковлевой, павших жертвами репрессий. Намного более подробно проанализировал биографию И.Н. Смирнова В.И. Шишкин, рассказавший о судебном процессе по делу «троцкистско-зиновьевского блока», где бывший руководитель региона был одним из обвиняемых и давший весьма жесткие оценки этому судебному фарсу. С.А. Красильников посвятил свои заметки анализу литературы о другой жертве сталинского произвола - Н.И. Бухарине и представил читателям вышедший сборник избранных произведений этого известного деятеля 1920-1930 гг..

С 1989 г. в связи с появлением в центральной прессе статей, весьма неоднозначно оценивавших деятельность В.И. Ленина и выходом публицистических и художественных произведений (В.А. Солоухин, А.И. Солженицын и др.), отдельные историки и читатели на страницах местных газет (прежде всего в «Советской Сибири») стали полемизировать с этими материалами. Одним из наиболее активных защитников В.И. Ленина был профессор В.Т. Шуклецов, который помимо вышеуказанных публикаций спорил и с негативными оценками деятельности основателя советского государства, которые давали отдельные представители новосибирских неформальных организаций в ходе митингов и других мероприятий.

Поток публикаций, критически переосмыслявших советскую историю, одновременно сопровождался негативными откликами части ветеранов, которые стали регулярно печататься в прессе. Например, один из читателей в письме, озаглавленном «Не пора ли подвести черту?», призвал заканчивать «очернение прошлого», поскольку, по его мнению, «развенчивая тирана Сталина, мы вместе с этим периодом выбрасываем на свалку не только идеи социализма, но и общечеловеческие ценности цивилизованного общества».

Столкновение мнений читателей на эту тему постоянно проходило в 1989 г. и на страницах «Вечернего Новосибирска». Одни читатели защищали И.В. Сталина, другие его жестко критиковали. Редакция городской газеты, обеспечивая плюрализм мнений, в то же время декларировала свое намерение и дальше писать правду. В отличие от «Советской Сибири» «Вечерний Новосибирск» постоянно публиковал перепечатки из центральной прессы, в которых излагались все новые и новые ранее скрывавшиеся факты о трагических страницах истории страны в 1920-1950-е гг.

Представлял свои страницы «Вечерний Новосибирск» для высказывания своих позиций по злободневным историческим проблемам и профессиональным историкам. Одной из наиболее интересных публикаций подобного рода была беседа с участием С.А. Красильникова и Д.Я. Резуна, в ходе которой историки проанализировали истоки тогдашних многочисленных проблем в контексте многовековой российской истории с учетом русского менталитета и традиций. Авторы старались быть объективными, хотя и дали достаточно жесткие оценки отдельных периодов и страниц истории СССР первой половины XX века. Другая публикация С.А. Красильникова была посвящена истории сибирской интеллигенции на рубеже XIX-XX веков. Историком В.Л. Соскиным была предпринята попытка проанализировать работу местных обществоведов по переосмыслению советской истории. Он отмечал, что теперь можно говорить правду и не кривить душой как раньше, когда историки «уходили от наиболее острых больных вопросов, писали о том, что разрешалось».

В городской газете в связи с приближавшимся столетием Новосибирска видное место стали занимать статьи о начальном периоде истории города. С середины 1989 г. почти каждую неделю публиковались подборки материалов, посвященных каждому году, начиная с 1893 г. Среди их авторов были журналисты, архивисты и краеведы, среди которых наиболее активен был И.Ф. Цыплаков.

Публикации о сталинских репрессиях составили абсолютное большинство статей на исторические темы, вышедших в 1989 г. в «Молодости Сибири». Газета занимала однозначно жесткую негативную позицию по отношению к деятельности И.В. Сталина и его соратников в 1930-1950-е гг. Основное количество материалов по этой тематике составляли воспоминания репрессированных и статьи на основе архивных документов, к которым впервые был предоставлен доступ. Подобное направление газеты вызывало недовольство отдельных читателей (и не только ветеранов), которые подчас высказывались весьма резко.

Например, сорокадевятилетний И. Тодышев, в письме, озаглавленном «Не вам судить Сталина», писал: «Сталин делал все правильно. Расстрелы отрезвляли всех тех обезьян в науке и интеллигенции, от которых мы в голос плачем сегодня». Газета не посчитала необходимым как-либо комментировать это письмо, которое выражало позицию определенной (и немалой!) части читателей, но продолжило публиковать разоблачительные материалы, носящие откровенно антитоталитарный характер.

Из других тем Отечественной истории в первые годы «перестройки» занимавших значительное место по количеству публикаций в общем массиве статей, отметим, что в 1989 г. заметно уменьшилось количество материалов о Великой Отечественной войне, но несколько возрос интерес к освещению истории Сибири в XVII-XIX вв. Этому периоду посвятили свои статьи историки А.Л. Посадсков, М.В. Шиловский, рассмотревший феномен сибирского областничества и некоторые другие авторы.

В конце 1989 г. в «Советской Сибири» вышел цикл публикаций, посвященных 70-летию со дня освобождения Новониколаевска от колчаковцев. Новый материал на эту тему был представлен в исследовании В.И. Шишкина «Правитель Омский». Автор отмечал, что в советской историографии специальные публикации о биографии А.В. Колчака отсутствовали, что, по его мнению, свидетельствовало о наличии «белых пятен» не только в истории русской революции, но и контрреволюции. Подробно проанализировав биографию А.В. Колчака, В.И. Шишкин пришел к выводу, что он останется в памяти сибиряков как символ зла, ненависти, политического авантюризма и интриганства.

В 1990 г. тема Отечественной истории продолжала занимать заметное место на страницах ведущих новосибирских газет и, прежде всего, «Советской Сибири» и «Вечернего Новосибирска». Что же касается «Молодости Сибири», то количество и качество подобных материалов по этой проблематике заметно упало. Развлекательный крен явственно наметившийся в деятельности этой газеты, к этому времени привел к тому, что среди авторов этих статей не было ни историков, ни архивистов. К тому же возросло количество материалов, носящих откровенно эпатажный характер.

Например, в качестве главного специалиста по советской истории «Молодость Сибири» представила писателя В. Кондратьева, сделавшего беспощадный анализ 73-летнего существования советской власти и пришедшего к выводу, что «70 лет мы все разрушали и никакого созидания не было».

Газета посчитала возможным опубликовать и «письмо цюрихскому другу», будто бы посланное В.И. Лениным в 1921 г. Оно представляло В.И. Ленина в весьма невыгодным свете и было сопровождено редакционным комментарием о том, что «это послание наверняка фальшивка», но тем не менее его подлинность якобы «изучает институт марксизма и ленинизма». Из всех воспоминаний о периоде сталинщины явно выбивалось из общего строя и опубликованное «Молодостью Сибири» письмо ветерана П. Холопова, озаглавленное «Я был винтиком коммунистическо-утопической системы». В нем он откровенно рассказал о своей работе в качестве уполномоченного во время коллективизации и попросил у читателей прощения.

По-прежнему заметное место в материалах на исторические темы в 1990 г. в «Советской Сибири» и «Вечернем Новосибирске» занимали публикации, переосмысляющие ключевые события страны первой половины XX века. Одной из центральных тем стала полемика по поводу оценки деятельности В.И. Ленина. Острота дискуссий по этой теме была обусловлена продолжением публикаций в центральных газетах и литературно-художественных материалах журналов, в которых его деятельность подавалась в основном в негативном свете, а также в исключительно жесткой критике в его адрес в местных неформальных изданиях (прежде всего в «Пресс-бюллетене СибИА») и на митингах, организованных новосибирскими демократами.

Авторами дискуссий на эту тему в местной прессе были и историки, и журналисты, и читатели. Последние постоянно направляли письма в газеты, где выражали решительный протест против очернения деятельности В.И. Ленина. Историки же фактически разделились на два лагеря. Первые (В.Т. Шуклецов, В.П. Иващенко, А. Галаган и др.) без сомнений защищали В.И. Ленина от нападок оппонентов и старались доказать, что его идеи по-прежнему востребованы в ходе осуществления «перестройки».

Наиболее выпукло эта позиция была отражена в статье доктора технических наук А. Шамровского, опубликованной в «Советской Сибири» в рубрике «Дискуссионная трибуна». Поводом для ее написания было то, что по мнению этого автора, «дилетанты и маститые обществоведы все хотят основательно или мимоходом куснуть Ленина». Защита В.И. Ленина А. Шамровским в частности утверждавшим, что он не сомневается в величии В.И. Ленина, поскольку тот «живет в наших сердцах», была построена преимущественно на эмоциях, поскольку каких-либо содержательных аргументов им не приводилось. В полемику с ним посчитал необходимым вступить историк Г.Л. Олех в статье «Так ли надо помогать Ленину?». Он раскритиковал придуманную А. Шамровским конструкцию, что «Ленин был ангелом, а все его соратники злодеями». По мнению Г.Л. Олеха, «неумелая защита Ленина, которую использует автор и многие другие дилетанты-технократы дает обратный эффект», показывая В.И. Ленина в весьма в невыгодном свете.

Полемику вызвало и другое исследование, выполненное непрофессионалом - пространный очерк бывшего первого секретаря обкома КПСС В.В. Казарезова «Вам, господа, нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия», посвященный П.А. Столыпину. Эту статью раскритиковал историк В.А. Демидов, в результате обстоятельного анализа пришедший к выводу, что она представляет собой псевдоисторическое сочинение, написанное в конъюнктурных целях: «Правда истории подменяется претензиями на истину, неосведомленность рекламируется как открытие, научная объективность подменяется стремлениям нажить политический капитал на «левом» радикализме».

Ряд других статей, опубликованных профессиональными историками и обществоведами в 1990 г. в «Советской Сибири» и «Вечернем Новосибирске», касался разнообразных тем. О.Н. Катионов рассказал о Бердском бунте 1869 г., И.В. Островский - о столыпинской реформе, Л.М. Горюшкин посвятил свой очерк основателям Новосибирска, В.П. Фофанов размышлял о причинах бюрократической трансформации советской власти после 1917 г., С.А. Красильников предал гласности историю и судьбы активистов закрытого в 1930-е гг. общества изучения Сибири; В.Л. Соскин, О.Н. Вилков, А.Т. Трофименко предприняли попытку проанализировать неизвестные страницы Великой Отечественной войны и роль И.В. Сталина в ней; С.С. Букин, М. Угарова, М.С. Алферов посвятили свои публикации различным аспектам истории Новосибирска в 1930-1940-е гг..

Если же рассмотреть весь пласт материалов на исторические темы, вышедших в областной и городской газетах в 1990 г., то привлекает внимание, то, что в «Вечернем Новосибирске» по количеству публикаций на первое место вышла тема подготовки к столетию Новосибирска (газета продолжала регулярно публиковать подборки материалов о каждом годе довоенной истории города), а в «Советской Сибири» - тема Великой Отечественной войны, что обуславливалось празднованием 45-й годовщины победы в ней.

В публикациях 1991 г. (январь-август) в ведущих новосибирских газетах при освещении исторической тематики выявились качественно новые тенденции. Во-первых, в «Вечернем Новосибирске», а особенно в «Молодости Сибири» резко уменьшилось количество статей по различным проблемам Отечественной истории. Во-вторых, городская газета, которая долгое время в ходе «перестройки» лидировала по количеству подобных публикаций, значительная часть которых в 1989-1990 гг. касалась сталинских репрессий и других трагических страниц истории страны в целом и Новосибирской области, в частности, в значительной степени утратила интерес к этой проблематике. К тому же и публикации профессиональных историков достаточно часто появлявшихся на страницах «Вечернего Новосибирска» исчезли.

В этой ситуации на первый план в освещении исторической тематики выдвинулась «Советская Сибирь» В основных направлениях тематики газеты на 1991 г., утверждённых перспективным планом, тема истории Сибири и Новосибирской области занимала важное место. Руководство газеты планировало в рубриках: «Сибирь: страницы истории» и «История в лицах», «продолжить летопись о «белых пятнах» в истории края и области о несправедливо забытых сибиряках; в связи с подготовкой к 100-летию Новосибирска рассказать о тех, кто стоял у истоков города, строил и развивал его».

В плане редакции на второй квартал 1991 г. среди главных тем были и вопросы партийно-политической работы. В этом разделе появилось направление «Правда о Ленине и социализме», где предполагалось опубликовать серию проблемных политических материалов о В.И. Ленине, его историческом наследии и ряд других материалов. В связи с этим в «Советской Сибири», ставшей в 1991 г. лидером по числу материалов на историческую тематику, вышло значительное количество статей и откликов читателей по оценке роли В.И. Ленина в советской истории. По этой теме обнародовали свои точки зрения обществоведы С.Г. Кущенко и Б. Селиванов, а С.А. Красильников предпринял попытку разобраться, почему сначала «Ленину пели осанну, а потом божество обернулось дьяволом». Историк обстоятельно проанализировал подоплеку ожесточенных дискуссий, которые вели по поводу фигуры В.И. Ленина его сторонники и противники.

Между тем, бурная полемика как за, так и против переосмысления трагических страниц нашей истории продолжилась на страницах «Советской Сибири» и в 1991 г..

Как и ранее, тон в ней помимо историков задавали представители технической интеллигенции и ветераны. Например, кандидат технических наук И. Мусатов сначала весьма эмоционально высказался по поводу трактата А.И. Солженицына «Как нам обустроить Россию», упрекнув писателя в искажении истории и пытаясь доказать, что советский строй добился огромных достижений. Затем он пытался спорить с обнародованными фактами о возвращении В.И. Ленина в Россию весной 1917 г., требуя при этом возбудить уголовное дело против пресс-бюллетеня СибИА за клеветнические измышления о В.И. Ленине.

Некоторые другие читатели придерживались противоположной точки зрения. Например, И. Первозванская сомневалась, что Октябрьская революция была правильным выбором для России и сожалела о потерянных семидесяти годах Советской власти. Ее попытался переубедить историк-обществовед С. Прокопц, который согласился с тем, что у большевиков был крен в сторону диктатуры в ущерб демократии, но предлагал не забывать гуманистические ценности Октября.

Другую злободневную тему - освещение Великой Отечественной войны в прессе - рассмотрел С.С. Букин. Он в частности отметил, что, несмотря на активное переосмысление истории, по этой проблематике продолжали писать в основном ветераны. И очень мало - профессиональные историки. С.С. Букин проанализировал проблемы, которые имелись при изучении документов, и обозначил вопросы, которые, по его мнению, должны были исследовать историки.

Одновременно он дал ответ тем ветеранам, которые протестовали против попыток объективно проанализировать военные события, отметив, что «не надо сводить попытки разобраться к злопыхательству». Между тем, редакция посчитала необходимым беседу с историком С.С. Букиным одновременно сопроводить одним из таких писем, озаглавленным «Не стреляйте в историю». Его автор требовал перестать «злопыхать и очернять наше славное прошлое». Такие письма были вызваны помимо ожесточенных идеологических дискуссий и тем, что местные газеты продолжали публиковать статьи о трагических страницах советской истории.

Например, С.А. Красильников обнародовал в «Советской Сибири» большое исследование «Серп и молох», в котором подробно рассказал о произволе властей в ходе коллективизации в Сибири и проследил судьбу спецпереселенцев на протяжении всех 1930-х гг.. В свою очередь историк В.Л. Соскин вступил в жесткую полемику с журналистом «Советской Сибири» Н. Царевым, который расценил публикации историков как «дикую пляску на нашем прошлом», откуда, по его мнению, вытекали все «сегодняшние беды» и призвал прекратить критику И.В. Сталина. В.Л. Соскин же отметил, что было недопустимо призывать к этому, когда сталинизм проявлял редкую живучесть и ссылался на положительный опыт денацификации в Германии. В ответ на это журналист Н. Царев несколько скорректировал свою позицию, отметив, что в нашей истории было и хорошее, а он лишь протестовал против перекосов в ее осмыслении.

Важной вехой во введении в оборот новых архивных источников об истории Новосибирской области была серия публикаций, предпринятая в первой половине 1991 г. Новосибирским обкомом КПСС, посвящённых деятельности этого партийного органа во второй половине 1930-х гг. В них были впервые обнародованы многочисленные архивные документы о репрессиях, которым были подвергнуты руководители партийных комитетов в этот период и об атмосфере, в которой работал обком в годы сталинщины.

Подводя итог можно сделать вывод, что в период «перестройки» произошло кардинальное изменение содержания новосибирских газет. Реализация курса на гласность и реформы в других сферах жизни значительно повлияли на изменение тематики новосибирской прессы, особенно начиная с 1989 г. На страницах газет стали освещаться многие темы, о которых до этого либо не писали вовсе, либо очень мало. Намного более подробной стала информация о различных сторонах деятельности местных комитетов КПСС. Другой тенденцией было резкое увеличение публикаций о других событиях общественно-политической жизни. Важными особенностями деятельности новосибирской прессы во время «перестройки» стало резкое увеличение критических публикаций и постоянное предоставление газетных страниц читателям для высказывания ими своих позиций. Социально-экономическая тематика и проблемы духовно-политической жизни в 1989-1991 гг. были представлены на страницах новосибирских газет намного полнее, чем в первые годы «перестройки», что сделало содержательную структуру местной периодики гораздо более сбалансированной.

Среди тем, о которых писала новосибирская пресса, важное место занимала историческая проблематика. За период «перестройки» её освещение претерпело значительную эволюцию. Процесс критического переосмысления советской истории начиная с 1988 г. стал находить постоянное отражение и на страницах новосибирских газет. Важную роль в освещении этой проблематики сыграли профессиональные сибирские историки, которые не только обнародовали новый исторический материал, полученный из открытых архивных фондов, но и анализировали его, аргументировали свои позиции в печатных дискуссиях с другими авторами и читателями. Среди других тем Отечественной истории значительное место в местных газетах занимали публикации о начальном периоде истории Новосибирска и материалы об истории Сибири в XVI-XIX вв. В связи с изложенным можно констатировать, что публикации по Отечественной истории, появившиеся на страницах новосибирских газет, так же как и материалы, опубликованные в центральной прессе, журналах и книгах, оказали определенное воздействие на формирование исторического сознания новосибирцев, стали важным фактором общественно-политической и духовной жизни общества в период «перестройки».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Новосибирские газеты на начальном этапе «перестройки» и значительное время в ее ходе функционировали в общественно-политических условиях, многие из которых сложились ещё в первые годы советской власти. Основу этих условий составляли монополия правящей партии на печать, что делало СМИ мощным орудием партийно-государственной диктатуры в духовной сфере.

Административно-командная система навязала основы своей организации, цели деятельности и способы влияния на общественную жизнь огосударствленной, лишенной возможности функционировать и развиваться по собственным законам журналистике. Никакие другие цели деятельности кроме претворения в жизнь решений центральных, региональных и местных властей за газетами не признавались. В лучшем случае они рассматривались как промежуточное звено второго порядка, функция-средство, способствующее достижению пропагандистских, агитационных и организаторских целей.

Неотъемлемой частью советской прессы была региональная печать, занимавшая в силу присущих ей отличительных черт особое место в системе СМИ. Она являлась одним из институтов, обслуживавших важнейшие, в том числе и информационные потребности территориальной общности, проживающей в регионе, а также играла роль своеобразного зеркала его жизни и сильнодействующего катализатора, оказывающего преобразующее влияние на её динамику.

Региональная пресса, в отличие от центральной, обслуживала информационные потребности той читательской аудитории, размещение которой было ограничено пределами данной части страны, и была активным участником, а часто и побудителем, стимулятором, ускорителем социальных и политических процессов в регионе.

Проведённый анализ показал, что большую часть исследуемого периода новосибирская пресса, являвшаяся составной частью региональной печати, имела жестко заданную иерархическую структуру и то, что почти вся она по принадлежности была однородно партийно-советской. Деятельность редакционных коллективов местной прессы была глубоко детерминирована позицией издателя, как правило, в лице руководства партийного комитета и его аппарата.

Степень свободы журналистского коллектива в определении ориентации информационной политики была очень мала.

В дипломном сочинении выявлено, что хотя новосибирская пресса в своем составе имела несколько типов (областная, районная, многотиражная и др.), по сути, местные газеты оставались однотипными. Поскольку важнейший типоформирующий признак - характер деятельности издателя и его задачи, определявшиеся партийными комитетами, строго следовавшими за решениями вышестоящей организации - был для всех новосибирских газет универсальным, все это приводило к единообразию редакционных структур, освещаемых тем и проблем с некоторой поправкой на местные особенности.

Анализ условий, в которых функционировали новосибирские газеты большую часть периода «перестройки», и их содержания показал, что вся местная пресса того времени входила в управленческую структуру административно-территориальных единиц, транслируя на места решения властных структур, а также инструктируя низовые ячейки общества и контролируя ход выполнения этих решений.

В исследовании выявлено, что важными вехами в формировании общественно-политических условий, в которых функционировала новосибирская пресса в рассматриваемый период, были доклад М.С. Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается», прозвучавший в связи с празднованием 70-й годовщины Октябрьской революции, XIX Всесоюзная партийная конференция, отмена ограничений на подписку периодики, произошедшая в конце 1988 г., первые альтернативные выборы народных депутатов СССР, РСФСР и местных Советов в 1989-1990 гг., отмена зимой 1990 г. шестой статьи Конституции СССР, лишившая КПСС монополии в политической сфере и открывшая дорогу становлению многопартийной системы; принятие закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», начальный этап формирования многопартийности на центральном и местном уровнях.

Проведённый анализ показал, что после выборов местных Советов в 1990 г. значительное число новосибирских газет, помимо партийного влияния, попало еще и под жесткий депутатский контроль, что обусловило у многих из них желание получить независимый статус. Ряд ведущих новосибирских газет, являвшихся к тому же наиболее тиражными, воспользовались нормами закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», введенного в действие 1 августа 1990 года, стал независимым от территориальных структур КПСС и местных Советов, чьими органами они до этого были.

В конце периода «перестройки» перерегистрация местных газет приобрела массовый характер, что в частности привело к заметному изменению корпуса учредителей печатных изданий, среди которых значительную долю стали составлять частные лица, коммерческие структуры и трудовые коллективы редакций. Тем самым новосибирская пресса стала находиться в частичной зависимости от капитала.

Одним из общественно-политических условий, в которых функционировали новосибирские газеты большую часть исследуемого периода, было то, что им приходилось действовать в условиях цензурного контроля. Местные органы КПСС не занимались предварительной цензурой их публикаций, а проводили мониторинг печати и затем при необходимости высказывали свои оценки. Основным местным органом общегосударственной системы идеологического контроля, осуществлявшим предварительную цензуру новосибирских газет и дававшим разрешение на их выпуск, было управление по охране государственных тайн в печати при Новосибирском облисполкоме.

В период «перестройки», особенно с 1987 г., оно выполняло вспомогательную функцию, утратив в определённой степени прежнее идеологическое могущество. Постепенно, но очень медленно сокращался «перечень сведений», запрещенных к опубликованию в местных газетах. Это сковывало творческий процесс и противоречило курсу на расширение гласности, ограничивало свободу массовой информации, лишая при этом жителей Новосибирской области информации, позволявшей иметь полное представление о событиях в стране и регионе.

С 1988 г. руководство страны сосредоточило главное внимание цензуры на охране в печати исключительно государственных тайн, а по мере развития перестроечных процессов ею стали сниматься ограничения для местных СМИ. Вступивший в силу летом 1990 г. закон СССР «О печати и других средствах массовой информации», законодательно закрепил отсутствие какой-то бы ни было предварительной цензуры.

Реформирование советского общества, инициированное М.С. Горбачевым, значительно изменило роль и место газет, которым как одному из видов средств массовой информации отводилась важная роль в проводимых преобразованиях.

В середине 1986 г. руководство КПСС провозгласило курс на развитие гласности и начало рассматривать прессу не только как средство формирования общественного мнения в определенном направлении, но и как важнейший рычаг демократизации, повышения социальной активности пока еще довольно инертного населения. Резкое повышение уровня критичности обсуждаемых проблем, расширение информированности, востребованность ранее незадействованного интеллектуального потенциала - все это должно было способствовать преодолению идеологического догматизма и ломке прежних стереотипов политического поведения и, в конечном счете, ускорить перестроечные процессы во всех сферах.

С 1987 г. гласность, одним из важнейших орудий политики которой была пресса, начали рассматривать как средство пробуждения общественного сознания и как инструмент его формирования в определенном направлении, а также как форму контроля за работой неэффективных чиновников и один из путей мобилизации активных сторонников преобразований. В дальнейшем, с 1988-1989 гг., а на региональном уровне с 1990 г. газеты и другие СМИ стали оказывать значительное, а нередко - фактически определяющее влияние не только на духовную сферу, но и на ситуацию в регионах.

Воздействие рассмотренных в дипломном сочинении факторов привело и к тому, что в период «перестройки» произошли существенные изменения в общей численности новосибирских газет и в динамике их состава. Выявлено, что самые значительные перемены в этом отношении наблюдались в 1989-1991 гг., когда политика гласности и демократизации политической системы, относительно укоренившиеся на центральном уровне, стали реализовываться в регионах. Анализ динамики численности новосибирской печати выявил, что в это время их количество увеличилось почти вдвое без учета неформальной прессы, которая в силу своих характеристик составляла отдельный сегмент местной прессы.

С 1988 г. в СССР стали возникать новые сегменты газетной периодики. Проведённый анализ выявил, что этот процесс проходил и в Новосибирской области, где также начали происходить дифференциация и специализация печатных изданий. Резко увеличилось количество негосударственных масс-медиа, фактически отсутствовавших до начала «перестройки». Среди них преобладали газеты, выпускаемые общественными объединениями, деловые издания и пресса, предназначенная для различных аудиторий новосибирских читателей. Одновременно уменьшилась доля партийно-советской печати.

В дипломном сочинении сделан вывод, что эти тенденции были детерминированы рядом факторов: демократизацией политической системы, возможностями, предоставленными реализацией курса на расширение гласности и экономической свободой; изменениями в социальной структуре общества, отменой запретов на ряд тем, возникновением большого числа местных политических структур и общественных организаций, создававших газеты в целях пропаганды своих взглядов; появлением альтернативной печати и т. д.

Анализ содержания новосибирских газет, выходивших в период «перестройки», выявил, что произошло значительное изменение их тематики. Если в начале этого этапа, на их страницах преобладали материалы, являвшиеся в значительной степени проекциями соответствующих публикаций в центральной печати, то к его концу значительная часть местных газет была в определённой степени специфической.

В первые годы «перестройки» значительная доля газетных площадей отдавалась под объемное аналитическое освещение развития промышленности и сельскохозяйственного производства. Вследствие этого доминирующего акцента из поля зрения выпадали освещавшиеся явно недостаточно социальная и духовно-идеологическая тематика, что не обеспечивало всестороннего отражения прессой жизни Новосибирской области, и не отвечало интересам читательской аудитории.

В 1985-1986 гг. в тематике новосибирских изданий доминировали проблемы, которые поднимались и освещались в контексте исключительно решений ЦК КПСС и выпущенных в целях их реализации на местах соответствующих постановлений Новосибирского обкома КПСС и нижестоящих партийных комитетов. Хотя многие издания были органами не только структур КПСС, но и местных властей, их деятельность на начальном этапе «перестройки» освещалась явно недостаточно. Также на страницах новосибирских газет в это время очень редкими были публикации, содержащие критику властных и партийных структур, весьма слабой была обратная связь с читателями.

В дипломном сочинении прослежено, что реализация курса на гласность и реформы в других сферах жизни значительно повлияли на изменение тематики новосибирской прессы, особенно начиная с 1989 г. На страницах газет стали освещаться многие темы, о которых до этого либо не писали вовсе, либо очень скупо. Намного более подробной стала информация о различных сторонах деятельности местных комитетов КПСС, однако, к концу рассматриваемого периода в связи с изменением роли КПСС в политической системе общества интерес отдельных новосибирских газет к этой тематике заметно снизился.

Выявлено, что другой важной тенденцией было резкое увеличение числа публикаций о событиях местной общественно-политической жизни, в том числе о деятельности народных депутатов СССР, РСФСР, местных Советов, впервые избранных в 1989-1990 гг. на альтернативной основе, а также о неформальных политических организациях и политических структурах, которые стали активно создаваться после разрешения многопартийности в 1990 г.

Другой особенностью периода «перестройки» стало постоянное присутствие на страницах прессы публикаций, в которых под критическим углом рассматривалась работа территориальных комитетов КПСС, органов исполнительной и представительной власти, руководителей предприятий, организаций, учреждений. Помимо публикации статей и материалов, подготовленных журналистами и привлеченными авторами, постоянное место на страницах газет стали занимать отклики, мнения, замечания, высказывания, предложения их читателей. Они обеспечивали и обратную связь между гражданами и печатными изданиями, и были важным инструментом учета общественного мнения.

В работе в результате проведённого анализа выявлено, что, начиная с 1989-1990 гг., содержательная структура новосибирских печатных изданий стала более сбалансированной, а имевшиеся перекосы были в основном преодолены: в них примерно в равной степени стала освещаться экономическая, политическая, духовно-идеологическая, социальная тематика.

Мониторинг содержания новосибирской прессы позволил сделать вывод, что среди проблем, поднимавшихся на её страницах, одно из важнейших мест занимала тема Отечественной истории. За период «перестройки» освещение этой проблематики претерпело значительную эволюцию. В ее первые годы (1985-1987 гг.) доминировали публикации, в которых преимущественно на сибирском материале рассматривались события Великой Отечественной войны, Октябрьской революции, Гражданской войны, но качественно нового материала в них почти не публиковалось, профессиональные историки к подготовке таких публикаций привлекались редко.

Процесс критического переосмысления советской истории, начавшийся в центральной прессе, в ведущих литературно-художественных и других журналах в 1987 г., начиная с 1988 г. стал находить свое отражение и на страницах новосибирской прессы. Количество материалов, в которых на сибирском материале рассматривались трагические страницы советской истории, предавались огласке факты, ранее скрывавшиеся от читателей, увеличивалось год от года.

При освещении «белых пятен» истории наибольший интерес проявляли авторы к таким историческим этапам и фактам, как коллективизация, репрессии 1930-х гг., роль В.И. Ленина и И.В. Сталина в советской истории и др. Важную роль в освещении этой проблематики сыграли сибирские историки, которые не только обнародовали новый исторический материал, полученный из открытых архивных фондов, но и анализировали его, аргументировали свои позиции в печатных дискуссиях с другими авторами и читателями.

Мониторинг местной прессы и сделанный на его основе анализ позволил сделать вывод, что статьи, опубликованные в новосибирских газетах, в которых на сибирском материале критически переосмыслялась советская история, вызывали интерес читателей и были одними из самых востребованных в газетах, на страницах которых, особенно в 1990-1991 гг., шла постоянная полемика по наиболее злободневным вопросам Отечественной истории.

При анализе других тем Отечественной истории, освещавшихся в местных газетах, выявлено, что значительное место занимали публикации, связанные с подготовкой к празднованию 100-летия Новосибирска. В них в основном рассказывалось о начальном периоде истории Новосибирска.

Из иных тем необходимо отметить, что постепенно возрастал интерес ряда исследователей к истории Сибири в XVI-XIX вв., и публикации по этой проблематике достаточно регулярно появлялись на страницах ведущих новосибирских газет.

Можно констатировать, что публикации по Отечественной истории, появившиеся на страницах новосибирских газет в исследуемый период (особенно во второй его половине), также как и материалы и документы, опубликованные в центральной прессе, журналах и книгах и получившие отражение в других видах искусства, оказали определенное воздействие на формирование исторического сознания новосибирцев, стали важным фактором общественно-политической и духовной жизни области в период «перестройки».

В исследовании на примере новосибирской прессы прослежено, что демократизация и гласность, ставшие реальностью для средств массовой информации во второй половине 1980-х годов стали мощным рычагом начавшейся «перестройки», проводником новых реалий в жизни общества. Вместе с тем местная журналистика фактически до конца 1990 г. оставалась органической структурой однопартийной политической системы. Несмотря на все изменения, происходившие в ее деятельности, она продолжала развиваться, а развернувшиеся перестроечные процессы привели к росту совокупного тиража местной печати, и его заметному увеличению у отдельных новосибирских газет.

Важнейшей закономерностью, обусловившей положение СМИ в демократизирующемся обществе, стало внедрение в сознание масс нового политического и экономического мышления, содействие активизации действий людей по слому административно-командной системы. Перестройка в прессе оказала воздействие на перестройку сознания всего общества. Возрождение гражданского общества и правового государства, разделение исполнительной и законодательной властей, становление демократических механизмов её формирования, произошедшее в конце 1980 - начале 1990-х годов, привели к резкой смене приоритетов в отношении гарантов действенности масс-медиа.

К концу исследуемого периода возможность ряда новосибирских газет оказывать воздействие на органы управления стала определяться уже не местом, которое занимало в иерархии власти, стоящая за печатным изданием структура, а способностью журналистов выразить интересы ведущих политических и общественных сил, интегрировать мнение различных социальных групп, возбудить общественное настроение и в итоге, при поддержке своих позиций политическими группами, общественными организациями добиться реализации поставленных задач.

Этот процесс к концу периода «перестройки» только начинался, хотя отдельными представителями местной прессы было осознано, что новосибирские газеты были в состоянии стать не вторичным, а самостоятельным фактором в жизни социума, лишь добившись необходимого уровня автономии от правящей верхушки и укрепив свои связи с общественным мнением и общественностью. Обозначившиеся в 1990-1991 гг. попытки контролировать действия местных властей также были одной из наиболее существенных перемен в новосибирской журналистике.

Курс на «перестройку», демократизацию и гласность привел к отказу от традиционной партийности и переходу к новой, демократической системе печати. Уменьшение инструментальной роли газет в руках власть имущих и возвышение ее значения как средства осуществления непосредственной демократии и другие процессы привели к радикальным изменением в медиа сфере: к разделению единого организма партийно-советской печати на самостоятельные, партийные и государственные издания; к развитию неформальной и альтернативной печати, возникновению изданий новых партий и политических образований, положивших начало формированию системы многопартийной журналистики; к возникновению газет, независимых от каких-либо социальных институтов. Новая структура журналистики создавалась параллельно старой, внутри ее и в борьбе с ней. К концу исследуемого периода этот процесс только начался, но уже тогда обозначилось изменение приоритетов в пользу свободной, независимой прессы.

Вместе с тем, процесс демократизации и гласности не только создал новые условия политического развития общества, но и раскрепостил журналистику. В ее деятельности получили развитие специфические проявления, ставшие возможными в новых общественно-политических условиях, как утоление информационного голода, десятилетиями испытываемого обществом; стремление к удовлетворению потребностей аудитории в правдивом слове; возрождавшееся доверие народа к прессе. Воспитание историей стало неотъемлемой чертой журналистики, разбуженной гласностью.

Многие тенденции, проявлявшиеся в ходе «перестройки», получили развитие за рамками исследуемого периода, после смены политического строя и начала рыночных реформ в конце 1991-1992 гг. Ситуация в новосибирской печати стала определяться преимущественно экономическими факторами: пользуясь законом о СМИ и наступившей свободой печати, свои газеты начали издавать сотни субъектов издательского процесса. Продолжилось постепенное заполнение всех сегментов местного печатного рынка, дифференциация и специализация изданий. В количественном отношении новосибирская пресса постоянно росла. Если на территории Новосибирска в 1992 г. было зарегистрировано 8 новых изданий, то в 1996 г. - 35, в 2000 г. - 114, в 2001 г. - 150.

За прошедшее после окончания исследуемого периода время заметно изменился корпус учредителей печатных изданий, произошла их монополизация и коммерциализация. Уменьшилась среди учредителей доля частных лиц, наиболее заметно - доля политических структур и трудовых коллективов редакций, зато резко увеличилась доля состоятельных учредителей: коммерческих структур и издательских домов. В итоге пресса стала находиться в большей зависимости от капитала, чем в исторический период, рассмотренный в дипломном сочинении.

По сравнению с другими территориями Западной Сибири система СМИ в Новосибирской области теперь более развитая. По наличию квалифицированных журналистских кадров, развитию инфраструктуры, полиграфической базы и ряду других показателей она заметно выделяется среди других сибирских регионов. По количеству масс-медиа она является абсолютным лидером: по состоянию на 2003 г., в Новосибирской области было зарегистрировано около тысячи СМИ различных типов, преимущественно газет.

Безусловно, после 1991 г. история монопольной партийно-советской печати в России формально кончилась. Исчезло само понятие, новые правовые установления способствуют количественному и качественному росту региональной периодики, становлению принципиально новой её системы. Утверждается множественность в направлениях и целеполаганиях региональных изданий, плюрализм исповедуемых ими убеждений и воззрений. Читательской аудитории предлагается достаточно широкий выбор непохожих друг на друга, занимающих свою информационную нишу изданий.

Вместе с тем ряд тенденций прослеживавшихся в деятельности новосибирской прессы в эпоху «перестройки», в той или иной степени проявляются и сейчас, несмотря на то, что за прошедшие 15 лет состав периодики претерпел значительные изменения. Хотя в сфере масс-медиа изменились условия производства, учредители и лексика, у многих из них сохранилась ментальность "приводного ремня", по-прежнему ориентированная на верховного иерарха, ответственного за страну, административно-территориальные, муниципальные образования и любую другую "кнопку управления".

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


Опубликованные источники

1.Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. Т. 2-5. М., 1987.

2.Горбачев М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М., 1988.

3.Горбачев М.С. Политический доклад Центрального Комитета КПСС XXVII съезду Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986.

4.Горбачев М.С. Политический отчет Центрального Комитета КПСС XXVII съезду КПСС и задачи партии. М., 1990.

.Летопись периодических и продолжающихся изданий. 1981-1985: В 4 ч. Ч. 2. Газеты. М., 1989.

.Летопись периодических и продолжающихся изданий. 1986-1990: В 4 ч. Ч. 2. Газеты. М., 1994.

7.Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986.

8.О партийной и советской печати, радиовещании и телевидении: Сб. документов и материалов. М., 1982.

.Печать и другие средства массовой информации. Сборник нормативных и справочных материалов. Вып. 1. М., 1991.

.Печать СССР в 1985 г.: Стат. сборник. М., 1986.

.Печать СССР в 1986 г.: Стат. сборник. М., 1987.

.Печать СССР в 1987 г.: Стат. сборник. М., 1988.

.Печать СССР в 1988 г.: Стат. сборник. М., 1989.

.Печать СССР в 1989 г.: Стат. сборник. М., 1990.

.Печать СССР в 1990 г.: Стат. сборник. М., 1991.

.Печать РФ в 1991 г.: Стат. сборник. М., 1992.

.Пресса в обществе (1959-2000). Оценки журналистов и социологов. Документы. М., 2000.

.Редакторы. Новосибирск, 1999.

.Телефонный справочник журналиста. Новосибирск, 1993.

.Цензура в Советском Союзе. 1917-1991 гг. Документы. М., 2004.

21.Шичкин М.С. Исповедь журналиста. Новосибирск, 2001.

Неопубликованные источники

1.Государственный архив Новосибирской области.

1) Ф. П-4. Новосибирский областной комитет КПСС.

) Ф. П-565. Редакция газеты «Советская Сибирь».

) Ф. Р-607. Сибирская правозащитная ассоциация «Вена-89».

) Ф. П-1394. Редакция газеты «Вечерний Новосибирск».

) Ф. Р-1823. Новосибирская областная организация союза журналистов России.

) Ф. Р-1837. Управление по охране государственных тайн в печати при Новосибирском облисполкоме.

) Ф. Р-1842. Редакция газеты «Советская Сибирь».

8) Ф. Р-11970. Документы первых неформальных общественных объединений г. Новосибирска и г. Бердска в годы «перестройки».

9) Ф. П-11971. Документы первых политических организаций центристской ориентации г. Новосибирска в годы «перестройки».

.Газеты:

1)«Советская Сибирь» ? орган Новосибирского областного комитета КПСС и Новосибирского областного Совета народных депутатов.

)«Вечерний Новосибирск» ? орган Новосибирского городского комитета КПСС и городского Совета депутатов трудящихся.

3)«Молодость Сибири» ? орган Новосибирского областного и городского комитетов ВЛКСМ.

3.Справочник по самиздату Новосибирской области. 1987-1994 (общественно-политические издания) / Составитель А. Лутковский. Новосибирск, 1995.

Литература

1.Барсенков А.С. Введение в современную российскую историю 1985-1991гг.: Курс лекций. М., 2002.

2.Беляков И.И. Формирование системы подготовки и переподготовки журналистских кадров в условиях демократизации общественной жизни. М., 1991.

3.Блюм А.В. Как было разрушено «министерство правды»: советская цензура эпохи гласности и перестройки (1985-1991) // Звезда. 1996. № 6.

4.Вяземский Е.Е., Елисеева Н.В. СССР-Россия. От М.С. Горбачева до В.В. Путина. 1985-2002. М., 2003.

.Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг. М., 2002.

.Журналистика в условиях перестройки: деловитость, компетентность, ответственность. М., 1989.

.Журналистика в переходный период: проблемы и перспективы. М., 1996.

.Журналистика и перестройка / Под ред. М.В. Шкондина. М., 1989.

.Журналистика конца 80-х: смена приоритетов: Сб. науч. тр. Екатеринбург, 1991.

.Засурский Я.И. Масс-медиа второй республики. М., 1999.

.Засурский Я.И. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990-2004. М., 2004.

.Иного не дано. М., 1988.

.Историки спорят. М., 1987.

.История города. Новониколаевск-Новосибирск. Исторические очерки. Новосибирск, 2005.

.История новейшей отечественной журналистики. Переходный период. М., 1996.

.История отечественной журналистики. М., 1999.

.История России в вопросах и ответах. Курс лекций. Ростов-на-Дону, 1997.

.История современной России. 1985-1994. М., 1994.

.Идеологическая работа и социальное творчество масс. М., 1989.

.Кондрашов П.В. Местная пресса: теория и практика перестройки. Новосибирск, 1989.

.Коротич В.А. От первого лица. М., 2000.

.Кузнецов И.В. История отечественной журналистики (1917-2000). Хрестоматия. М., 2002.

.Козодой В.И. Формирование многопартийности в Западной Сибири 1988-1995 гг. Новосибирск, 2000.

.Кузеванова Л.М. Отечественная центральная периодическая печать (проблемы общественной мысли) 1985-1991 гг.: Автореф. Ярославль, 1999.

.Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 5.

.Ленин В.И. Пол. собр. соч. Т. 34.

.Массовая информация: стратегия производства и тактика потребления. М., 1996.

.На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе. М., 1990.

.Наше отечество - опыт политической истории. М., 1991.

.Новиков С.В. Общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1991. Омск, 1999.

.Новиков С.В. Политические партии, общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1996. Омск, 2002.

.Новиков С.В. Политические партии, властные структуры в борьбе за влияние на печать и избирателя Западной Сибири. 1992-1996 гг. Омск, 2000.

.Новиков С.В. Демонтаж административного механизма. Омск, 1992.

.Новосибирск. Энциклопедия. Новосибирск, 2003.

.Новосибирск. Энциклопедия. Дополнение. 2003 г. Новосибирск, 2004.

.Научный анализ перестройки в СССР: Сб. статей. М., 1989.

.Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики. М., 1999.

.Осипов А.Г., Козодой В.И. Политический спектр. Формирование многопартийности в Западной Сибири 1986-1996. Новосибирск, 2003.

.Переписка на исторические темы. М., 1990.

.Перестройка: проблемы, поиски, находки (из опыта идеологической работы). М., 1987.

.Перестройка идеологии: материалы научно-практической конференции «Актуальные вопросы идеологической работы партии в свете решений XIX Всесоюзной конференции КПСС». Томск, 1989.

.Ракитский Б.В., Ракитская Г.Я. Стратегия и тактика перестройки. М., 1990.

.Россия на пороге XX века. Современные проблемы национально-государственного строительства РФ. М., 1996.

.Региональная печать в годы перестройки: организационные факторы эффективности / Под ред. М.В. Шкондина. М., 1991.

.Режим личной власти Сталина. М., 1989.

.Реформирование России: мифы и реальность. М., 1984.

.Социология перестройки. М., 1990.

.Согрин В.В. Перестройка - итоги и уроки // Общественные науки и современность. 1992. № 1.

.Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985-1994: от Горбачева до Путина. М., 1994.

.Самиздат и новая политическая пресса. М., 1993.

.Система СМИ России. М., 1994.

.Скрябина Л.И. Печать как инструмент осуществления гласности. М., 1990.

.СМИ: системные характеристики. М., 1996.

.Советская журналистика на путях перестройки / А.З. Москаленко, В.Г. Иваненко; и др. Киев, 1988.

.Средства массовой информации - инструмент перестройки / Под ред. Г.И. Волкова. М., 1990.

.Социальное самочувствие населения: оценки и прогнозы (по итогам социологических исследований 1992 г.). Новосибирск, 1993.

.Тимофеева Л.Н. Альтернативная печать как феномен изменений в политическом процессе России. М., 1992.

.Типология периодической печати. М., 1995.

.Урок дает история. М., 1988.

.Федотов М.А. Гласность и цензура: возможность сосуществования // Советское государство и право. 1989. № 7.

.Фроянов И.Я. Погружение в бездну. Россия на исходе XX века. СПб., 1999.

.Через тернии. М., 1990.

.Шишов А.А. Типологический облик комсомольской газеты // Вестник Моск. Университета. Сер. 10. Журналистика. 1988. № 2.


Теги: Газеты Новосибирской области в период "перестройки"  Диплом  История
Просмотров: 16538
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Газеты Новосибирской области в период "перестройки"
Назад