Анализ хода освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ

. БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ СОВЕТСКИХ ВОЙСК

В БЕЛАРУСИ В 1943 Г.

.1 Сентябрьское наступление Красной Армии в Беларуси

.2 Невельская операция 6-8 октября 1943 г.

.3 Полоцко-Витебская операция 1-21 ноября 1943 г.

.4 Гомельско-Речицкая операция 10-30 ноября 1943 г.

.5 Городокская операция 13-31 декабря 1943 г.

. ВОЕННЫЕ ОПЕРАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ

БЕЛАРУСИ ЗИМОЙ 1944 Г.

.1 Мозырьско-Калинковичская операция 8-20 января 1944 г.

.2 Рогачевская операция 21-25 февраля 1944 г.

. ОСНОВНЫЕ ИТОГИ И ЗНАЧЕНИЕ

ЭТАПА ОСВОБОЖДЕНИЯ БЕЛАРУСИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

беларусь освобождение военный

Актуальность данного исследования заключается в том, что Великая Отечественная война один из переломных моментов в истории Беларуси и всех народов, входивших в состав Советского Союза. Война прервала мирное поступательное развитие белорусских земель, принесла страдания, потери и разруху.

Начавшись 22 июня 1941 г., начальный период войны складывался неудачно для Красной Армии, которой приходилось отступать вглубь страны. Однако, после коренного перелома, который начался со Сталинградской битвы и закончился битвой на Курской дуге, ситуация на фронте изменилась: стратегическая инициатива закрепилась за советским командованием. Началось планомерное освобождение страны от немецко-фашистских захватчиков.

Изучение истории освобождения Беларуси актуально тем, что именно белорусские земли были объектом основного удара при нападении Германии, эти земли пестрили разнообразием форм как сопротивления Германии, так и сотрудничества с оккупационной администрацией. Советскому правительству было необходимо начать освобождение и украинских и белорусских земель, так как это подтачивало и без того неустойчивое положение германской администрации и вермахта на этих землях, претензии на который Советский Союз не подвергал пересмотру. Поэтому военные операции на территории Беларуси в первый период освобождения БССР имели важныю политические задачи.

К тому же к актуальности следует отнести и то, в следующем году исполнится ровно 70 лет со времени проведения операций по освобождению юго-востока и северо-востока белорусских земель.

Новизна исследования в том, что, несмотря на абсолютную популярность темы Второй мировой войны и Великой Отечественной как составной части этого эпохального события в истории человечества, тема первого этапа освобождения БССР разработана слабо. Большее внимание уделяется, несомненно, грандиозной операции "Багратион", которая стала вторым этапом освобождения белорусских земель. Однако, только успехи 1943 - зимы 1944-го года позволили организовать одну из самых грандиозных операций - "Багратион". В дипломной работе рассматриваются операции, описание и анализ которых не приведен в систему до сих пор. Акцент в работе делается на исследование мемуаристки, что не только пополняет представление об объекте исследования, но и обличает описание в яркие тона.

Истории Великой отечественной войны посвящено достаточно большое количество исторической, энциклопедической, краеведческой и справочной литературы. В них отражены основные события на фронтах, трудности социально-экономического положения, проблемы повседневной жизни населения на захваченных территориях, ведение партизанской и подпольной борьбы. На страницах этих фундаментальных работ ученые пытаются оценить значение тех или иных военных операций, решений командования, агитационной работы и прочее.

Предмет исследования - история освобождения Восточной части Беларуси от немецко-фашистских захватчиков в ходе операций 1943 г.

Целью работы является характеристика и описание военных операций 1943 г. в Беларуси по освобождению от немецко-фашистских захватчиков.

Для достижения поставленной цели необходимо будет решить следующие научно-исследовательские задачи:

рассмотреть источники и литературу по теме работы;

рассмотреть описание в мемуаристке советских военачальников и предпосылки освобождения белорусских земель;

рассмотреть описание в мемуаристке советских военачальников события и итоги операций, оценить значение освобождения Гомеля и других городов Беларуси в ходе военных операций в 1943-м году.

рассмотреть описание в мемуаристке советских военачальников события и итоги операций зимой 1944-м году.

проанализировать итоги первого этапа освобождения белорусских земель.

При написании данной работы были использованы историко-генетический и историко-сравнительный методы.

Историко-генетический метод предусматривает последовательный анализ фактов и процессов генезиса и эволюции изучаемых объектов. Он позволяет показать причинно-следственные связи и закономерности исторического развития. Историко-генетический метод позволяет довольно скрупулезно проследить цепь основных событий и явлений, развивающихся в рамках данного процесса. Так, например, данный метод был применен в исследовании динамики роста партизанских соединений на Гомельщине в период, предшествовавший освобождению Гомельщины.

Историко-сравнительный метод основан на сравнении объектов исторического анализа во времени и в пространстве. Благодаря этому методу в истории определяются пути, варианты и модели развития отдельных явлений, определяется классификация и типология различных процессов и таким образом выделяется общее, особенное и единичное. В данной работе этот прием достаточно хорошо используется, поскольку позволяет сопоставить определенные этапы освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, позволяет сравнивать наступательные операции в направлении Витебска и юго-восточного направления.

Анализ методологии научно-исторического познания показывает, что ни один из методов исследования не может быть самодостаточным и исчерпывающим и только их комплексное использование позволяет достичь поставленной цели.

Таким образом, данное исследование построено на анализе различного рода источников и литературы с раскрытием материала через воспоминания военачальников Красной армии, принимавших участие в освобождении белорусских земель и предусматривает характеристику предпосылок освобождения части белорусских земель, рассмотрение основных событий наступательных операций 1943-начала 1944 г. и оценку значения освобождения белорусских территорий и городов.


1. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ


Источники по теме дипломной работы разнообразны это различного рода документы: приказы Верховного командования, фронтового и т.д., свидетельства Совинформбюро, фото-видеоматериалы. Так, существуют кинохроники освобождения г. Гомеля. Основными же источники, исходя из специфики дипломной работы являются воспоминания советских военачальников, которые принимали участие в освобождении белорусских земель в ходе первого этапа, или те воспоминания, в которых рассматриваются события предшествовавшие началу освобождения Беларуси, как, например воспоминания маршала Г.К. Жукова, который участвовал в битве на Курской дуге.

Первыми документами, обобщающими опыт войны, были доклады руководства страны. К числу последних документов следует отнести и вышедший в 1944 г. первый том трудов "Внешняя политика СССР в период Великой Отечественной Войны". После окончания войны во многих журналах и книгах публиковались статьи об отдельных операциях и других вопросах ВМВ. К середине 50-х годов появились труды по истории и итогам Второй мировой войны, в которых немецкие генералы спешили отмежеваться от Гитлера и свалить на него всю вину за проигранные ими сражения. Несколько позже в военных журналах СССР ("Военная мысль", "Морской сборник", "Военный зарубежник") начали печататься переводы статей английских и американских авторов, касающиеся отдельных вопросов ВМВ. Обобщающие же американские и английские труды нашим читателям были неизвестны.

Первые сведения о событиях ВОВ население получало из газет и радиопередач. По мере накопления этой информации возникала необходимость в систематизации и её изучению. По этому вопросу было принято несколько решений ЦК ВКП(б), и в декабре 1941 г. при АН СССР была учреждена "Комиссия по истории ВОВ". Затем аналогичные комиссии были созданы во всех республиках, краях, областях, наркоматах, при аппарате ЦК ВКП(б) и в штабах Советской Армии и ВМФ.

Немаловажную роль в работе играют документальные материалы, изданные по истечении времени, такие как "Военные вопросы в документах КПСС и Советского государства" [14], которые как нельзя лучше отражают действительность рассматриваемого периода.

Начиная с 1947 года, издаются многочисленные сборники документов, посвященных Великой Отечественной войне. Так, например, можно назвать такие сборники, как «Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941 г. - 1945 г.)» [45], «Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 5» [64]. Документы, содержащиеся в этих сборниках разноплановы. Это и основные постановления по организации партизанского движения, и документы по организации партизанских бригад и многие другие интересные исследователю документы.

Важными при рассмотрении темы вклада партизанского движения в освобождении города Гомеля являются и воспоминания начальника Штаба партизанского движения П.К. Пономаренко в своей книге «Партизанское движение в Великой Отечественной войне» [60]. Автор приводит множество интересных фактов по организации партизанского движения в Беларуси. Оценивается вклад белорусского партизанского движения в победу советского народа над Германией.

Важно при рассмотрении проблемы обратить внимание и сообщения Советского информбюро. Они раскрывают динамику продвижения и успехов Красной Армии в Гомельском направлении, показывают события по дням.

При написании работы были использованы воспоминания не только советских военачальников, но и германских. Это было сделано с целью того, чтобы определить, какое значение придавало верховное германское руководство операциям по освобождению юга Беларуси и прорыва обороны в районе Днепра. Так использовались воспоминания танкового стратега Гудериана [23]. Интересная работа по Второй мировой войне у английского исследователя Гарта [18].

Основными источниками при исследовании проблемы осветления событий осенью 1943 - зимой 1943-1944 гг. в мемуаристке являются непосредственно воспоминания советских военачальников, которые принимали участие в описываемых событиях первого этапа освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков.

Маршал Г.К. Жуков оставил потомкам и исследователям свои мемуары. Так, в своих «Воспоминаниях и размышлениях» [30, 31] Жуков не только описывал основные сражения и операции, но есть у него и сведения о белорусских партизанах и взаимодействие их с регулярными частями Красной Армии. Красочно и интересно Г.К. Жуков описывал срыв наступательной операции немецкого командования «Цитадель». Контрнаступления после срыва планов фашистов и сделало возможным рассчитывать операции по освобождению юга Беларуси от гитлеровцев.

В написании работы было использовано интервью бывшего командующего Белорусским фронтом К.К. Рокоссовского, которое у его взяли к 20-тилетию освобождения Гомеля от немецко-фашистских захватчиков [41]. Маршал рассказывал про особенности Гомельско-Речицкой операции, сложностях, которые встретились частям Центрального (Белорусского) фронта. Рассказывал про то, каким он увидел Гомель, после его освобождения.

В издании «Памяць» содержаться и выдержки из воспоминаний участника освобождения Гомеля генерал-майора Ф.Г. Белатова командира 96-й Гомельской Краснознаменной ордена Суворова дивизии [36]. Автор рассказывает про ликование солдат и офицеров после того, как им было присвоено название «Гомельская» за заслуги в операции по освобождению Гомельщины.

Боевой путь генерал-майора Ф.Г. Белатова можно проследить из его книги, которая называется «Будни фронтовых лет» [10] и, по сути, является воспоминаниями. В этой книге немало места уделяется успехам Гомельско-Речицкой операции. Однако, недостатком издания является то, что Ф.Г. Белатов описывает лишь некоторые участки фронта, где он непосредственно руководил, из его воспоминаний не вырисовывается общая стратеги и тактика наступательных операций первого этапа освобождения Беларуси.

Описанием юго-западного направления наступательных операций в своих мемуарах отличился А.В. Горбатов, который подчинялся К.К. Рокоссовскому и был одним из организаторов прорыва в современной Гомельской области. Его мемуары насыщены событиями, в которых он принимал участие, конкретно описывает маневр, который едва не привел к окружению гомельской вражеской группировки. Интересны его размышления по поводу подготовки наступательных операций. Как известно, А.В. Горбатов конфликтовал с командующим фронтом К.К. Рокоссовским, о чем имеется служебная записка И.В. Сталину. Поэтому воспоминания этого советского военачальника весьма интересны при написания данной дипломной работы.

Под руководством К.К. Рокоссовского воевал еще один выдающийся советский военачальник П.И. Батов. В своих воспоминаниях «В походах и боях» [4]. Он подробно описывает один из важнейших эпизодов Второй мировой войны - форсирование Днепра. Мемуары яркие, носят системный описательный характер, поэтому являются неотъемлемым источником при раскрытии темы дипломной работы.

Воспоминания советских военачальников Великой Отечественной войны, в той или иной степени, но всё же приукрашивают самого мемуариста. Очень порядочны в этом плане воспоминания маршала Рокоссовского К.К., они же и очень полезны любому командиру большим количеством осмыслений событий войны.

Другим направлением наступательных операций на территории Беларуси было северо-западной, направленное на освобождении Витебщины. Эти события получили описания с воспоминаниях прежде всего командующих фронтами Калининским А.И. Еременко [29] и 1-м Прибалтийским И.Х. Баграмяна [3]. Сложность в исследовании заключается в том, что А.И. Еременко был отстранен от участия в белорусских операциях, когда был расформирован Калининский фронт и на его основе образован 1-й Прибалтийский, командование которого было возложено на И.Х. Баграмяна. Поэтому сведения от первых лиц прерывисто и не всегда объективно, тем более, что это направление не решило главную задачу - освободить Витебск.

Интерес представляют воспоминания еще одного советского военачальника И.И. Федюнинского [74]. В книге он рассказывает об обстановке на границе в предвоенные месяцы, о начале войны, о приграничных боях корпуса. Воспоминания И.И. Федюнинского во многом интересны и поучительны. На фоне военных событий в них рассказывается о людях, подлинных творцах победы, об их нелегких, опасных боевых буднях.

О сражениях Великой Отечественной войны на территории Беларуси существует обширная литература, написанная как в советский период, так и в последнее время. Однако существует немного работ, достаточно подробно исследующих действия танковых войск на территории Беларуси в указанный период. Поэтому при написании данной работы мы обращались как к литературе, касающейся как общего ведения военных действий на территории Беларуси, так и к работам, посвященным истории танковых войск.

Следует определить историографические периоды в исследовании темы работы. Так, первый историографический период - накопления материала, когда издавались приказы командующего Центральным, после Белорусским фронтом, сводки информбюро, Центра Штаба партизанского движения и Белорусского штаба партизанского движения.

Следующим периодом можно считать советский историографический период. Именно в это время издается множество книг, современники и участники исследуемых в работе событий пишут воспоминания, появляются первые анализы боевых действий через призму пережитого и осмысленного. Следует отметить некоторые особенности в исследовании проблемы в советский историографический период. Так, проблема подавалась односторонне, присутствовал непоколебимый героизм, который бесспорно имел место, однако замалчивались отрицательные стороны.

Если взять отечественную историографию минувшей войны в целом, то в ней выделяется два сильно отличающихся друг от друга периода. Первый, продолжавшийся до второй половины 80-х годов, - это период советской историографии. Второй, начавшийся с провозглашения в нашей стране перестройки и гласности, - это постсоветский или посгкоммунисгический период. Каждый из периодов имеет свои отличительные черты.

Советская историография быта проникнута догматизмом. В отличие от западной историографии, в которой, как правило, наблюдается многообразие точек зрения, для советской быта характерна цельность, единство взглядов. Все наиболее масштабные оценки Великой Отечественной войны в ней подчинялись идеологическим и политическим детерминантам. Эти оценки фактически проходили через все работы. Никому не разрешалось от них отступать. В угоду им подчас игнорировались имевшиеся документы и факты. Почти повсеместно исключались дискуссионные подходы к истории войны.

По мере укрепления СССР как социалистического государства и усиления противостояния двух систем история минувшей войны все больше становилась фронтом идеологической борьбы. Наибольшее внимание в работах о войне уделялось показу проявлений преимуществ социалистической системы, прежде всего, превозносились достижения СССР и его вооруженных сил в ходе войны. Писалось главным образом только об успешных операциях советских войск, о достижениях советского военного искусства и военной экономики, раскрывался решающий вклад Советского Союза в освобождении других народов от германской и японской оккупации.

Многие годы тема Великой Отечественной войны возникала в советских средствах массовой информации почти исключительно в связи с юбилеями ее победоносного окончания. И трактовка ее быта традиционно юбилейной. Саму победу, одержанную над нацистской Германией, в СССР пропагандистски «забальзамировали», сделали ее предметом поклонения.

Еще одной особенностью советской историографии была подготовка большого количества коллективных трудов о войне в целом и ее отдельных проблемах. Такие работы писались по установившимся шаблонам, а их содержание определялось редакционными комиссиями, составленными, как правило, из высокопоставленных военных и партийных деятелей. В них происходила нивелировка текста, форма изложения становилась однообразной. Они больше являлись справочным материалом, чем историческими произведениями, вызывающими интерес у массового читателя.

Наиболее крупным и определяющим для этого этапа явился шеститомный труд «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.», опубликованный в 1969-1965 гг.

В шеститомнике сделан крупный шаг в осмыслении первого, наиболее трудного периода Великой Отечественной войны [39]. Во втором томе, посвященном этому периоду, убедительно раскрыт титанический подвиг советского народа на фронте и в тылу.

Наиболее влиятельным и типичным для данного этапа трудом явилась двенадцатитомная «История второй мировой войны 1939-1945» [40]. В этом труде наглядно отразились и достижения, и недостатки советской историографии Великой Отечественной войны на третьем ее этапе. Для написания труда были привлечены лучшие научные силы из числа военных историков, экономистов, философов и представителей многих военных специальностей. В результате всестороннего обсуждения редакциями томов были разработаны концепции по таким важным вопросам, как периодизация второй мировой войны, политический характер войны, начальный период Великой Отечественной войны, срыв германского плана молниеносной войны, коренной перелом в ходе войны и др. В двенадцатитомнике были раскрыты различные стороны и процессы, особенности и характерные черты войны, ее предыстория, ход и исход, итоги, последствия и уроки, их значение для современности. Этот труд стал первым фундаментальным обобщением истории второй мировой войны не только в советской, но и мировой историографии. Он был переведен и опубликован во многих странах.

Но, к сожалению, двенадцатитомник не избежал прежней тенденциозности советской историографии, а в некоторых отношениях сделал даже шаг назад по сравнению с шеститомной историей Великой Отечественной войны. Прежде всего, в новом труде проявились амбиции нового руководства КПСС. К числу главных решающих событий войны в этом труде отнесены битва за Кавказ и неудавшийся морской десант под Новороссийском только потому, что в них участвовал Л.И. Брежнев. Снова проявилась тенденция к созданию нового культа Бывший начальник политотдела одной из армий, а таких во время войны были многие десятки, стал преподноситься как личность, чуть ли решившая судьбу войны. В угоду новому культу Главной редакционной комиссией труда, которую возглавлял министр обороны СССР А.А. Гречко, было решено битве за Кавказ посвятить отдельный том. В связи с этим вместо ранее планировавшихся 10 томов решили подготовить 12 томов. Инициаторы этой затеи получили затем ленинские и государственные премии. В числе награжденных были и те лица из аппарата ЦК КПСС, которые курировали этот труд.

В двенадцатитомной истории минувшей войны оказалось много умолчаний и сокрытий, больше, чем в работах этапа «оттепели». Авторы в духе официальных установок того времени отказались от показа отрицательной роли сталинщины в предвоенное время и в ходе войны. Оценки ряда кардинальных событий давались в духе установок периода культа личности. В том числе и пакт о ненападении с Германией трактовался только как безусловное достижение Советского Союза.

Авторы двенадцатитомного труда смягчили негативное воздействие сталинских репрессий на боеспособность Вооруженных сил СССР. Они стали избегать даже самого слова «репрессии», заменяя его другим - «обвинения», звучавшим более нейтрально.

В процессе написания работы были использованы 8 и 9 тома описанного выше издания. В 8-м томе, который называется «Крушение оборонительной стратегии фашистского блока» [40] описываются события, предшествующие освобождению Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Так, можно найти сведения о границах оккупации к лету 1944 года и планах советского и германского руководства.

Следующим историографическим периодом можно считать период исследования темы после распада СССР. Следует обратить внимание, что во многих странах на постсоветском пространстве изменяется отношение к проблеме Великой Отечественной войны. Так, некоторые историки считают, что немецкая оккупация - это процесс освобождения от большевиков. Однако такая точка зрения ошибочная.

Важной при исследовании проблемы является изучение мемуаристики современников и участников событий 1941-1944 гг. в Беларуси.

Так, в исторической, мемуарной литературе 70-80-х годов XX в. прослеживается неоспоримая никем точка зрения, трактующая однозначно-позитивную роль партизан и подпольщиков в годы войны. Подчеркивается роль Коммунистической партии, вспоминают позитивные моменты радости победы. Большинство воспоминаний описывают события, связанные с боевой деятельностью, описывают операции, часто умалчивается личностный фактор человека на войне. Интерес для исследования темы дипломной работы представляют мемуары, вышедшие в 90-е годы XX в., где история фронта раскрывается многогранно, где за праздничностью и героизмом не теряется человек с его порой драматической судьбой.

При исследовании региональных особенностей развития партизанского движения на Гомельщине, необходимо использовать книги «Памяць», которые были изданы во всех районах Гомельской области. Особый интерес представляет книга по Гомелю. Именно оттуда можно было почерпнуть многие сведения по организации и деятельности партизанского отряда «Большевик», который действовал в Гомельском, Чечерском, Хойницком районах. В книге множество имен - участников партизанского движения.

Издание «Памяць: Гістарычна-дакументальная хроніка Гомеля». У 2 кн. Кн. 2-я [25] незаменимо при рассмотрении такой темы, как освобождение белорусских городов - центров. На первых же страницах текста книги подается важная информация по истории освобождения белорусских земель. Рассматриваются операции, предшествовавшие освобождению Беларуси, называются имена всех командующих армий, входивших в состав Центрального фронта, который был переименован в Белорусский. Наиболее систематично и полноценно информация по проблеме дипломной работы изложена именно в этом издании.

В последнее время вышло немало работ, как зарубежных, так и отечественных авторов, посвященных описанию тактики и стратегии в Великой Отечественной войне, взаимодействию различного рода войск в том числе и при освобождении белорусских территорий. Из работ этого направления мы использовали работы И. Шмелева [72], отличающиеся глубоким изучением проблематики и детальным подходом. Без использования такой специализированной литературы, без представления о принципах развития основных технических характеристик техники и тактики и стратегии ведения военных операций при освобождении части БССР в 1943-м - зимой 1944 года.

Такой автор, как Игорь Шмелев, обратился к данной проблематике достаточно давно. Уже его первые статьи на эту тему [73] носили характер весьма качественного исследования, в которых он рассматривал как конструктивные особенности тех или иных моделей техники, так и историю их создания и применения на поле боя и при освобождении городоы. В своей книге по истории танка Шмелев достаточно последовательно и подробно рассмотрел различные аспекты создания бронетанковой техники и ее боевого использования,

Безусловно, при работе над нашей темой невозможно было не обратиться и к литературе об общем ходе боевых действий. Особенно к текстам, вышедшим сравнительно недавно и более объективно трактующим события того героического и в то же время очень непростого и противоречивого периода - к работам В.М. Петренко [59], И.П. Макара [53]. Петренко и Макар в своих работах, исследующих общий характер военных действий при освобождении Беларуси, тем не менее, дают нам представление и о стратегии данного периода, о приемах их боевого использования и о роли в этом отдельных выдающихся советских военачальников.

Немалый интерес и в то же время большую спорность представляют исследования И. Дроговоза [27]. Вводя в оборот немало нового фактического материала и справедливо критикуя многие недостатки, присущие советской военной системе сталинского периода, эти авторы все же, как представляется, слишком негативно подходят ко многим вопросам и не желают замечать действительных достоинств и возможностей Красной Армии. Ведь Советская Армия, несмотря на все недостатки, все же оказалась в состоянии сокрушительное поражение вермахту. Хотя цена победы, конечно же, могла быть иной. Все же, указанные авторы не должны были забывать, что если бы Советская Армия не обладала высокими достижениями в области стратегического и оперативно-тактического искусства, в военной технике, а также соответствующим командным и рядовым составом, и в конечном счете не превосходила по всем этим основным направлениям врага, то добиться победы было бы невозможно.

При написании работы использовалась также литература, посвященная истории отдельных соединений [28; 46] и др. Так, в книгах А.В. Егорова, А.Ф. Смирнова и К.С. Оглоблина, А.Д. Кочеткова, написанных в жанре военно-исторических очерков, исследуется процесс становления отдельных танковых соединений, их действия в оборонительных и наступательных операциях, о боевой деятельности конкретных танковых экипажей, командиров и рядовых танкистов.

Большую пользу для каждого исследователя данной проблематики может принести работа И.М. Ананьева [1], изданная в 1988 г. В ней рассматривается теория боевого применения танковых войск, исследуется роль, место и задачи танковых армий в наступательных операциях, в т. ч. и на территории Беларуси. Особое внимание в данной работе, написанной на высоком военно-теоретическом уровне, уделяется опыту подготовки к операциям, вводу в сражение (прорыв) танковых соединений и их последующим действиям в оперативной глубине обороны противника. В труде также показано практическое значение опыта боевых действий танковых армий в годы Великой Отечественной войны для современного оперативного искусства.

Среди исследователей советского периода можно назвать Н.А. Антипенко в своей книге «На главном направлении» [2] автор рассматривает трагедию народа и стойкость, с которой восприняли фашистское иго. Огромное значение имеют сведения, собранные автором по организации транспортировки продовольствия, передислокации частей Красной Армии. Есть в книге обширные сведения об организации ремонтов железнодорожных путей.

К современному, постсоветскому историографическому периоду можно отнести работу Т.К. Дандыкина «Не ставшие на колени» [24]. Последняя его работа, представленная в данном курсовом проекте вызывает еще больший интерес. Так, в книге раскрываются многие аспекты существования партизанских краев и зон. Автор делает акцент на раскрытие проблем на Брянщине, в том числе и Гомельщины. В книге есть указания по структуре партизанских зон, проблемах их существования и системах управления. Отдельно и подробно автор раскрывает сущность рельсовой войны, которая способствовала наступлению Красной Армии, в том числе и на Гомельско-Речицком направлении.

Помимо этих изданий следует при написании работы исследовать - значительное число статей, воспоминаний опубликованных в периодических изданиях. Так, например, интерес составляет статья А. Василевского «Краткая энциклопедия Великой Отечественной войны» [11], которая была издана в журнале «Коммунист» в 1970 году. В статье, которая расположилась на более чем шестидесяти страницах, раскрываются многие проблемы Великой Отечественной войны, в том числе такие, как становление и развитие партизанского движения на Беларуси. Сюда же можно отнести статью С. Беспанского "Начало освобождения Беларуси: осень 1943-1944 годов" [8], изданную в Могилевском поисковом вестнике; статью А. Князькова "Историческое значение партизанского движения 1941-1945 гг. и его роль в разгроме фашистской Германии" [43], опубликованную в Вестнике БГУ. Существенное значение имеют и историографические статьи, такие как А. Грылёва "Советская военная историография в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период" опубликованную в Военно-историческом журнале.

Современному исследователю нельзя обходить вниманием такой масштабный кладезь информации как интернет. По исследуемой в курсовой работе теме в «мировой паутине» имеется мало информации, вот почему автором работы был использован только один электронный ресурс: #"justify">Таким образом, историография по проблеме начала освобождения Беларуси в сравнении с другими темами Великой Отечественной войны разработана слабо, что было связано с тем, что советское командование не смогло добиться решающего результата в освобождении белорусских земель, поэтому описании удачной операции "Багратион" подвигает на второй план успехи и поражения первого этапа освобождения Беларуси. Что касается непосредственно воспоминаний советских военачальников о событиях, тут можно сделать то же замечание, когда операции, которые не достигали цели слабо освещались в мемуаристке. Таким примером может быть Полоцко-Витебская операция, когда не удалось освободить Витебск.

Работа М.А. Дробова «Малая война (партизанство и диверсии)» [26] является первой попыткой систематического изложения этой совершенно неисследованной проблемы. Автор кропотливо собрал разрозненные сообщения из разнообразнейших источников на русском и иностранных языках как литературных, так и архивных. В общей сумме использовано свыше 370 трудов. Уже одно это обстоятельство делает его труд полезным для всякого, интересующегося вопросами малой войны.

Однако автор не ограничивается простым собиранием фактов. Он делает попытку систематически их изложить, проанализировать и дать теорию малой войны. В основном его точка зрения сводится к следующим положениям:

. Малые войны происходят не только в военное, но и в мирное время.

. Основными формами их являются партизанство и диверсии.

. В общей системе вооруженной борьбы малые войны имеют подсобное значение, но роль их в современных условиях все более возрастает в связи с обострением социально-классовой борьбы.

. По отношению к последней малые войны являются подчиненным средством: их задачи, формы и методы обусловливаются ходом и условиями классовой борьбы.

. Действия малой войны организуются и ведутся как силами армии, так и силами гражданских властей, самого населения и политических партий.

. Малая война оперирует всевозможными средствами борьбы: как военными, так и «мирными», социально-культурными.

. В будущей войне империалистов против СССР она будет играть большую роль, так как применение ее форм (особенно диверсий) со стороны врагов СССР имеет место уже и в настоящее время, в период «передышки».

. В связи с этим требуется заблаговременная подготовка к отпору нападения, проводимого по методам малой войны, а равно и использованию форм малой войны при соответствующих условиях, в особенности при наличии массовой борьбы против нападающих империалистов.

В изучении работ по данной теме нельзя обойти работу "Красная Армия в победах и поражениях, 1941 - 1945 гг." [48] под редакцией В.И. Феськова, К.А. Калашникова, В.И. Голикова. Издание обобщает данные о воинских формированиях Красной Армии периода Великой Отечественной войны, которые до этого находились в разрозненном виде. Книга знакомит с данными по боевому пути фронтов армий, корпусов, дивизий, бригад, полков, ряда отдельных батальонов и дивизионов всех родов войск Красной Армии, их наградами и почетными наименованиями, командным составом. Приведен полный перечень всех основных образцов вооружения и боевой техники противоборствующих сторон, включая полученные по ленд-лизу или трофейные, с указанием количества произведенных или полученных образцов, и их тактико-технической характеристики. Указаны все воинские соединения и части союзников Красной Армии на советско-германском фронте, их краткая характеристика и состав.


2. БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ СОВЕТСКИХ ВОЙСК В БЕЛАРУСИ В 1943 Г.


.1 Сентябрьское наступление Красной Армии в Беларуси


После провала операции «Цитадель» германское верховное командование приняло решение перейти на Восточном фронте к обороне, был дан приказ утвердиться на тех местах, которые они удерживали. 11 августа Гитлер подписал приказ о временном возведении «Восточного вала» - стратегического оборонительного рубежа. Главной частью этого вала были оборонительные сооружения на Днепре [25, с. 37].

Начатый под Сталинградом коренной перелом в войне был окончательно закреплён летом 1943 года во время битвы на Курской дуге, когда немцы потеряли последнюю надежду переломить ход событий в свою пользу. Контрнаступление советских войск под Курском переросло в общее стратегическое наступление от Великих Лук до Чёрного моря. Был форсирован Днепр, захвачены на его правом берегу важные плацдармы.

В начале сентября продолжал активные боевые действия Калининский фронт, которым в то время командовал А.И. Еременко. Этот военачальник оставил после себя воспоминания, которые называются «Годы возмездия. 1943-1945» [29].

Командующий Калининским фронтом вспоминал как развивалось наступление в начале сентября: «С 1 по 8 сентября войска 39 и 43-й армий на отдельных участках продолжали наступление, на других закреплялись на достигнутых рубежах и специальными штурмовыми отрядами вели активные боевые действия главным образом по разгрому опорных пунктов врага. Продвижение достигалось лишь на отдельных направлениях и было весьма медленным.» [29, с. 43].

Следует отметить, что медленное продвижение было связано не с погодными условиями, на что постоянно пенял командующий 1-м Прибалтийским фронтом И.Х. Багромян. Немцы отступали организовано, постоянно контратакуя. Сам же А.И. Еременко видел причины неудач в том, что наступление «выдохлось», что начиналась нехватка боеприпасов. Он писал: «Тяжелые бои в первых числах сентября не принесли желательных результатов. Поэтому 8 сентября я снова просил Ставку разрешить сделать перерыв в наступательных действиях, с тем чтобы подвезти снаряды, произвести небольшую перегруппировку войск и несколько изменить направление главного удара. Кроме этого, новому командарму нужно было предоставить хотя бы несколько дней, чтобы войти в курс боевых дел армии в более спокойной обстановке. Ответ на этот раз был положительным» [29, с. 45].

Однако, очевидно, что на этом участке ожидали более благоприятного для Ставки развития событий. Можно предполагать, что подобное промедление и нерешительность А.И. Еременко и привели к тому, что сформированный из Калининского 1-й Прибалтийский фронт был отдан в командование И.Х. Багромяну. Сам А.И. Еременко этот вопрос в воспоминаниях умалчивает, И.Х. Багромян же приводит отрывочные сведения.

Последующие действия, складывается впечатление, были хорошо спланированными мероприятиями, направленными на дезинформацию немецкого командования.

А.И. Еременко вспоминает: «На левом фланге армии в полосе 5-го гвардейского корпуса был проведен ложный подход войск (пехоты, артиллерии и танков) из глубины и сосредоточение их. В полосе 83-го стрелкового корпуса также осуществлялось ложное сосредоточение войск якобы для наступления. Демонстрировалось строительство мостов через р. Царевич в районе Сущево. На отдельных участках ставились ложные дымзавесы для создания впечатления прикрытия подходящих войск в полосе 5-го гвардейского, 83-го стрелкового корпусов и отходящих с переднего края войск в полосе 2-го гвардейского и 84-го корпусов. Для того чтобы еще больше запутать противника и отвлечь его внимание от нового направления нашего главного удара, было решено наступление левым флангом 43-й армии начать на сутки раньше» [29, с. 47].

Эти мероприятия дали результат и наступление, начавшееся 13 сентября начало развиваться успешно. 15 сентября войска 43 и 39-й армий продолжали наступление, уничтожая окруженные подразделения противника, и продвинулись вперед до 13 км, захватив до 50 населенных пунктов… 19 сентября приступили к выполнению последнего этапа Духовщинско-Демидовской наступательной операции… В дальнейшем 39-я армия, повернув на запад, без передышки продолжала наступление на Витебск, взаимодействуя при этом с 43-й армией нашего фронта [29, с. 59].

Таким образом, в конце сентября боевые действия Калининского фронта позволили подойти в плотную к белорусским землям.

Размышляя о то, что явилось гарантом успеха наступательной Духовщинской операции А.И. Еременко много пишет о партийной работе, поставленной на Калининском фронте. Он отмечает: «Важнейшим условием успеха наших действий была широко развернувшаяся в войсках партийно-политическая работа» [29, с. 51, 59]. Однако, многие данные, которые приводит командующий Калининским фронтом можно считать данью времени и марксистско-ленинской методологии.

августа 1943 г. началась Черниговско-Припятская наступательная операция войск Центрального фронта генерала армии К.К. Рокоссовского. Она представляла собой часть битвы за Днепр. В операции принимали участие армии: 13-я (Генерал-полковник М.П. Пухов), 48-я (генерал-лейтенант П.Л. Романенко), 65-я (генерал-лейтенант П.И. Батов), 60-я (генерал-лейтенант И.Д. Черняховский), 61-я (генерал-лейтенант П.А. Берлов), 2-я танковая (генерал-лейтенант танковых войск А.Р. Рогозин), 16-я воздушная (генерал-лейтенант авиации С.И. Руденко). Войскам фронта противостояли 2-я армия, часть войск 9-й армии группы армий «Центр» и 4-й танковой армии группы армий «Юг» вермахта [25, с. 37].

Главный удар наносился на Новгород-Северском, дополнительный - на Канатопском направлении. Планировался выход к среднему течению Днепра.

К 23 сентября был освобожден первый населенный пункт на территории Беларуси - г\п Комарин. 27 сентября части 65-й армии освободили Тереховку, был захвачен также ряд плацдармов на берегу рек Сожа и Припяти. 1 сентября началась Брянская операция Брянского фронта, в ходе которой войска 50-й и 13-й армий вступили в Беларусь и до 3 октября освободили территорию до рек Проня и Сож.

В Черниговско-Припятской операции перед бронетанковыми войсками командующим фронтом К.К. Рокоссовским ставилась следующая задача: «2-й танковой армии с выходом пехоты 65-й армии на рубеж Ново-Ямское, Сосница переправиться через р. Сев… обогнать… обогнать пехоту…и, развивая наступление в направление Орлия, Чернатское, последовательно овладеть районами: в первый день наступления армии - Торлоново, Фиманово, Орлия; во второй день - Чернатское, Ромашково, Середина-Буда.

В дальнейшем наступать на Пигаревка, Калиевка с задачей захватить переправы на р. Десна в районе Новгород-Северский» [1, с.118]. С поставленной перед ними задачей танкисты успешно справились.

В ходе этой операции проявился и незаурядный полководческий талант командующего фронта К.К. Рокоссовского, его способность к быстрым, гибким и нестандартным решениям. Видя, что успех сопутствует 60-й армии генерала И.Д. Черняховского, командующий переносит на ее участок и направление главного удара. К Черняховскому перебрасывается 2-я танковая армия и другие соединения, которые и развивают успех [59].

сентября войска левого крыла фронта после форсирования Десны освободили Чернигов и вышли к Днепру. На следующий день части 13-й армии с ходу форсировали Днепр и начали освобождение южной части Гомельщины (бывшая Полесская область).

Утром 25 сентября войска 65-й армии овладели деревней Городок (Добрушский р-н) - первым населенным пунктом, расположенным на границе России, Украины и Беларуси. До середины 27 сентября 162 -я стрелковая дивизия 65-й армии овладела Цереховкой [25, с. 47].

В ночь на 28 сентября, преодолев сопротивление врага, войска Брянского фронта вступили на территорию Ветковского района, а утром вышли к реке Сож.

сентября две армии Центрального фронта - 13-я и 60-я - были переданы Воронежскому фронту. Вместо их из расформированного Брянского фронта (10.10.1943 г.) к Центральному перешли три армии - 50-я (генерал-лейтенант И.В. Болдин), 3-я (генерал-лейтенант А.В. Горбатов) и 63-я (генерал-лейтенант У.Я. Калпакчи). 11-я армия генерал-лейтенанта И.И. Федюнинского была выведена в резерв Верховного командования [25, с. 27].

С осени 1943 года установилось тесное боевое взаимодействие партизан с частями Красной Армии непосредственно на территории республики. Партизаны Гомельской области по заданию военного командования перерезали пути отступления противника с Горваля на Шатилки, разгромили их и удерживали Горваль с 19 ноября 1943 года до подхода советских войск. В этих боях партизаны уничтожили более 150 гитлеровцев, захватили 110 автомашин с военными грузами. С начала сентября до конца ноября 1943 года партизаны прошли по территории Минской, Пинской, Брестской, Барановичской и Белостокской областей, преодолели пять крупных железнодорожных магистралей, форсировали реки Ясельду, Щару, Нёман, Котуру, Огинский канал, неоднократно вступали в бой. Партизанское движение и подпольная борьба зимой 1943-1944 г. развивались в трудной обстановке, вызванной усилением карательных действий оккупантов. На борьбу с партизанами и охрану коммуникаций и других военных объектов на территории Белоруссии немецкое командование бросило 9 охранных дивизий и более 100 охранных батальонов, привлекались специальные полицейские формирования, многочисленные части группы армий "Центр" и армейских тылов.


2.2 Невельская наступательная операция 6-10 октября 1943 г.


Невель, который занимал ключевое положение на Витебском направлении, имел огромное оперативное значение для воюющих сторон. С освобождением этого города остановилось функционирование дороги Дно-Новосокольники-Невель, которое позволяло фашистам маневрировать силами между группами армий «Центр» и «Север». На стыке этих двух группировок гитлеровских войск образовалась 20-ти км разрыв, незаполненный войсками. Понимая всю опасность сложившейся обстановки немецкое командование приняло все меры для того, чтобы ликвидировать прорыв советских войск, отбить Невель, восстановить положение на фронте. Противники спешно перебросил в этот район 2 пехотные дивизии из-под Ленинграда, 5 пехотных и танковую дивизии с южного крыла группы армии «Центр». Тут также были сконцентрированы все эскадры 6-го Воздушного флота. С 11 до 31 октября контратаки гитлеровцев шли одна за другой. В итоге противнику удалось приостановить движение войск Красной Армии, но вернуть Невель не удалось. Тем не менее, войска Калининского фронта, потеряв в октябрьских боях 56474 человека погибшими, раненными и пропавшими без вести, своей задачи не выполнили. Они были вынуждены провести новую перегруппировку сил и готовиться для продолжения операции на Витебском направлении.

Подготовка операции началась за долго до ее начала. Несмотря на то, что приказов на разработку официально Ставка не давала, операцию разрабатывали уже до выходов войск на условные позиции. А.И. Еременко вспоминает: «С окончанием Духовщинско-Демидовской операции войска Калининского фронта развивали наступление на Витебск. Встала на очередь Невельская операция, которая планировалась нами также заранее. Письменная директива о подготовке этой операции с целью сохранения тайны не отдавалась. Однако командующим 3-й и 4-й ударными армиями были поставлены задачи на ее подготовку» [29, с. 68].

Ближайшие резервы вермахта составляли до четырёх батальонов и до двух пехотных полков.

Стремясь во что бы то ни было удержать Беларусь, гитлеровское командование сконцентрировало здесь огромные силы и создала мощную, глубокоэшелонированную оборону. Города и городские поселки были преобразованы в опорные пункты. Вокруг Витебска и других крупных населенных пунктов была создана круговая оборона, которая состояла из нескольких оборонительных рубежей траншейного типа. По берегам рек возводились оборонительные сооружения.

Несмотря на в целом благоприятную обстановку будущая операция представлялась сложным мероприятием. Вот как оценивал ситуацию на фронтах И.Х. Багромян: " К началу октября 1943 года обстановка на советско-германском фронте сложилась в целом благоприятно для Красной Армии. Войска Калининского и Западного фронтов достигли подступов к Витебску, Орше и Могилеву. Центральный, Воронежский и Степной фронты вышли к среднему течению Днепра и повсеместно форсировали его, имея задачу продолжать освобождение Украины и юга Белоруссии. К этому же времени войска нашего Брянского фронта, разгромив крупную группировку врага, продвинулись на 250 километров, выйдя к верхнему течению Днепра к северу от Гомеля [3, с. 259]".

Замысел операции состоял в том, чтобы быстро прорвать немецкую оборону, стремительным броском овладеть Невелем и занять выгодные позиции для дальнейшей борьбы. Решающее значение при этом имела внезапность и стремительность действий. Любая задержка могла привести к срыву операции, так как в этом случае немецкое командование успело бы перебросить на угрожаемое направление резервы и усилить оборону.

Сложность в проведение операции состояла, прежде всего, в том, что гитлеровцы смогли значительно укрепить район Невеля. А.И. Еременко вспоминает: «Занимая оборону в этом районе в течение 9-10 месяцев, они создали хорошо развитую инженерную систему окопов, траншей, ходов сообщения полного профиля. Блиндажи и дзоты имели перекрытия в несколько накатов. Наша артиллерийская разведка засекла большое количество запасных позиций для пулеметов, минометов и орудий» [29, с. 72].

Главная цель наступательной операции, кроме занятия важного пункта - обеспечить условия для дальнейших действий в направлении Городка и Витебска. Командующий Калининским фронтом вспоминал: «При планировании Невельской операции имелось в виду обеспечить общее наступление фронта в направлении на Витебск, а также создать условия для развития успеха в южном направлении на Городок, в северном и северо-западном - для захвата новосокольнического узла сопротивления. Удар на Невель, кроме того, отвлекал значительные силы немцев, его успех нарушил бы всю систему коммуникаций противника» [29 с. 74].

Главную роль в наступлении предстояло сыграть 3-й ударной армии <#"justify">Из воспоминаний А.И. Еременко: «К исходу дня 5 октября войскам были отданы последние распоряжения на атаку. Начало ее было назначено на 10 часов 6 октября 1943 г.

К 3 часам 6 октября части и подразделения 357-й и 28-й стрелковых дивизий заняли исходное положение и окопались в 300 м от неприятельских траншей. Саперы заканчивали проделку проходов в минных полях, резали проволоку. Противник в двух проходах на участке 28-й дивизии устроил засады, саперы и пехотное прикрытие своевременно заметили их и отогнали огнем» [29, с. 79].

Операция в первые же часы приобрела благоприятный для Красной Армии результат. Быстро был образован прорыв, куда устремились танки, отдельные очаги упорного сопротивления подавлялись тактическим преимуществом атакующих. А.И. Еременко так вспоминал результаты первого дня операции: «В результате успешных действий наших войск в первый день операции части 263-й пехотной и 2-й авиаполевой дивизий гитлеровцев были выбиты с занимавшихся ими рубежей. Немецкое командование начало спешно подтягивать в район прорыва новые части о других участков фронта. 7 октября севернее Невеля появились части 58-й пехотной дивизии, прибывшие из района Красновалдайск, с участка Волховского фронта» [29, с. 83].

Тщательная двухмесячная подготовка привела к выполнению главной задачи операции за одни сутки. Советскому командованию удалось скрыть масштабную подготовку операции, что позволило достичь внезапности и в конечном итоге привело к успеху.

октября 1943 года воины 84 стрелкового корпуса (командир генерал С.А. Князьков) и маневренная группа во главе с полковником П.Ф. Дрёмовым освободили г.п. Лиозно. Приказом Верховного Главнокомандующего пяти соединениям и частям фронта были присвоены почетные наименования «Лиозненских».

В директиве Ставки от 16 октября 1943 года отмечалось: «Войска Калининского фронта поставленную задачу - овладеть до 10 октября Витебском - не выполнили. Одной из причин этого является неорганизованное наступление войск фронта. Наступление ведется не всеми силами фронта, более-менее одновременно, отдельными армиями на отдельных участках фронта, что даёт возможность противнику маневрировать своими силами и создавать мощные рубежи обороны.

С потерей Невеля вермахт лишился крупного узла дорог, что в корне нарушило всю его систему коммуникаций на этом участке фронта и затруднило возможность маневрирования резервами. В дальнейшем брешь в немецкой обороне, образованная вклинением советских войск, доставила много беспокойства германскому командованию. Гитлер <#"justify">Командующий Калининским фронтом Е.А. Еременко в своих мемуарах пишет: «В итоге войска смежных флангов 3-й и 4-й ударных армий блестяще выполнили поставленную перед ними задачу. Город Невель, находившийся под пятой немецких оккупантов с 16 июля 1941 г., [83] был возвращен Родине» [29, с. 83].

Таким образом, 6 октября после полутора часовой артподготовки перешли в наступление правофланговые армии Калининского фронта - 3-я и 4-я Ударные Армии (командующие К.М. Галицкий и В.И. Швецов). Они наносили главный удар на Витебск с севера через Невель в стык групп армий «Центр» и «Север». После двухдневных боёв 7 октября крупный узел сопротивления противника город Невель был освобожден. Были также очищены 320 населенных пунктов. Главными свидетельствами событий являются воспоминания А.И. Еременко и К.М. Галицкого, которые подробно описывали все нюансы проведенной операции.


.3 Полоцко-Витебская операция 1-21 ноября 1943 г.


После победы под Невелем командование вермахта начало предпринимать все возможные действие, чтобы не допустить развитие наступления Красной Армии и возможного освобождения Витебска.

На руку гитлеровцам играли погодные условия в конце октября - начала ноября. Из воспоминаний И.Х. Баграмяна можно почерпнуть, что "условия для ведения активных боевых действий в ноябре 1943 г. в направлении Витебска были крайне плохими. Командующий фронтом писал: "На юге Белоруссии сравнительно благоприятные погодные условия, а у нас здесь непролазная грязь. Из-за бездорожья мы не можем снабдить войска достаточным количеством боеприпасов. А Гитлер перебросил в полосу действий фронта две пехотные дивизии из-под Ленинграда, пять пехотных и одну танковую дивизию с южного крыла группы армий "Центр", как раз оттуда, где действует Рокоссовский. Солидно пополнил враг и свою авиацию..." [5, с. 265].

Генерал армии А.И. Еременко отмечал важность предстоящей наступательной операции в направлении Полоцка-Витебска. В своих воспоминаниях он писал: Перед фронтом стояла серьезная задача - дальнейшее развитие наступления на полоцко-витебском направлении. В нем приняли участие 4-я ударная, 43 и 39-я армии, 3-й гвардейский кавалерийский корпус, а также 5-й танковый корпус, который был предоставлен в распоряжение фронта позднее и введен в бой 16 ноября для развития успеха [29, с. 83].

С самого начала операция стала отставать от намеченных планов. Все исследователи, современники видят две причины в этом: погодные условия, которые парализовали снабжение войск и их возможность маневрировать в ходе наступления, второй причиной, как отметил Главнокомандующий И.В. Сталин: «Нерешительности Еременко» [3, с. 264].

Е.А. Еременко так описывает свою последнюю операцию в качестве командующего фронтом: «…правый фланг войск 4-й ударной армии продвинулся на глубину до 55 км и овладел рубежом Клиновская, Надружно, Подмишневы, Городок. Таким образом, войска фронта заняли нависающее положение по отношению к северному флангу витебской группировки противника. Однако на левом фланге войска 43 и 39-й армий продвинулись вперед лишь на 10-15 км. С целью развития успеха войск правого фланга (4-я ударная армия) 18 ноября был введен в бой 3-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Н. С. Осликовского, но из-за распутицы его удар оказался недостаточно эффективным. Требовалось всесторонне проанализировать создавшуюся обстановку, чтобы найти уязвимое для врага направление» [29, с. 92].

Следует отметить, что описание боевых действий, в которых советские войска вели неудачные бои, в воспоминаниях военачаников крайне фрагментарно, в отличае от операций, в которых Красная Армия добивалась успехов.


2.4 Гомельско-Речицкая операция 10-30 ноября 1943 г.


В середине октября 1943 года войска Центрального (с 20 октября Белорусского) фронта начали продвигаться вперёд на Гомельско-Бобруйском направлении.

октября Центральный фронт был переименован в Белорусский. Командующий фронтом генерал армии К.К. Рокоссовский принял решение временно остановить наступление 65-й и 61-й армий, приказал им закрепиться на занятых позициях.

В интервью к 20-тилетию освобождения Гомеля К.К. Рокоссовский отмечал: «Со второй половины октября решением Ставки Верховного Главнокомандования Центральный фронт был переименован в Белорусский и получил основную задачу: приступить к операции по освобождению от гитлеровских захватчиков Белоруссии. Для проведения этой большой и сложной операции нужно было, безусловно, в первую очередь обеспечить исходное положение для войск, на что и были направлены наши усилия. В эту задачу входило и освобождение Гомеля. Примененное, как я говорил выше, фронтальное наступление успехом не увенчалось. Город и подступы к нему были сильно укреплены. На этом участке фронта гитлеровцы создали плотную группировку сил. Местность способствовала маневрированию резервами из глубины и по фронту, чем противник широко пользовался. Все это потребовало изменения характера действий наших войск. Наше наступление началось на широком фронте. В нем приняли участие 3-я армия генерала Горбатова, которая действовала севернее Гомеля, 63-я армия генерала Колпакчи - она действовала непосредственно в направлении на Гомель, 48-я армия генерала Романенко - южнее Гомеля в междуречье Сожа и Днепра, и на левом фланге - 65-я армия генерала Батова» [41, с. 34].

Тем временем на лоевский плацдарм продолжался переброска фронтовых резервов - 1-го гвардейского Донского танкового корпуса генерал-майора танковых войск Б.С. Бахарава, 2-го и 7-го гвардейских корпусов генерал-майоров В.В. Крюкова и М.П. Константинова, 4-го артиллерийского корпуса генерал-майора артиллерии Н.В. Игнатова. На западный берег Днепра переправлялись так же основные силы 48-й армии. 11-я армия, которая была передана в сосав Белорусского фронта с резерва ВГК, вместе с 63-й армией готовило нанесение удара в центре фронта на Гомель и на юг от областного центра в направлении Жлобин [2, с. 103].

Очевидцы событий вспоминали: «После Орловско-Курской Битвы наши понтонеры надеялись получить некоторую передышку. Она так нужна была людям, измотавшимся в круглосуточных наступательных боях. Но о какой передышке могла идти речь? Войска Центрального фронта, взломав сильно укрепленную оборону немцев под Орлом, стремительно продвигались к границам Белоруссии. Поэтому мы, еле-еле успев привести в порядок переправочную технику, с ходу форсировали Десну в районе Брянска, а затем обеспечили переправу наступающих войск через реку Ипуть и в составе Белорусского фронта вышли к реке Сож в районе Новобелицы под Гомелем» [33, с. 32].

Маршал Светского Союза К.К. Рокоссовский так характеризовал военные действия, предшествующие операции по освобождению Гомеля: «Освобождению Гомеля предшествовали следующие события. После разгрома фашистов на Курской дуге войска Центрального фронта, преследуя отступающего противника и преодолевая все его попытки остановить наше наступление, во второй половине сентября с боями достигли реки Днепр. Форсировав водный рубеж, левофланговые армии захватили плацдарм на западном берегу в районе Дымер и Чернобыль (севернее Киева). В это же время войска правого фланга и центра фронта, ломая все усиливающееся сопротивление соединений 9-й армии противника, развили наступление на гомельском и жлобинском направлениях. Достигнув рубежа рек Проня и Сож, наши войска в начале октября с боями форсировали эти реки и захватили плацдармы на их западных берегах севернее Гомеля. На гомельском направлении мы полностью очистили левый берег реки Сож и форсировали ее южнее города [60, c. 130].

В своей работе современник событий Н.А. Антипенко отмечал: «В течение предшествовавших двух месяцев наступления в общем направлении на Киев мы успели сосредоточить свои базы, склады, ремонтные органы на железнодорожной магистрали Курск - Льгов - Конотоп - Бахмач; теперь предстояло в кратчайший срок все перевезти на другое железнодорожное направление: Брянск - Унеча - Гомель. До той поры мне ни разу не приходилось встречаться с такой задачей. А теперь она встала со всей остротой и неотложностью.

В октябре - ноябре еще удерживалась большая распутица. Рассчитывать на пере6роску фронтовых складов, госпиталей, ремонтных баз и прочего автомобильным транспортом было почти безнадежно: и дороги отсутствовали, и горючего не хватало. Главная тяжесть пере6азирования ложилась на железнодорожный транспорт.

Начальник военных сообщений фронта полковник А.Г. Черняков, собрав заявки от всех родов войск и служб на потребное число вагонов, возбужденно доложил мне: нужно 7500 вагонов! Это почти 200 поездов! Где их взять? Притом пропускная способность рокадных железных дорог не превышала тогда 12 пар поездов в сутки. А ведь нам, кроме собственных перевозок, надо было еще принимать непрерывно идущие из центра поезда с вооружением, боеприпасами, горючим.

Надо сказать, что состояние Белорусской железной дороги в тот момент было крайне плохое. Противник, отступая, уничтожал все на своем пути, стремясь сдержать продвижение войск. Дорога лежала в руинах. Хорошо развитой и оснащенный до войны Гомельский узел был полностью уничтожен. Рельсы, шпалы, оборудование - почти все вывезли, а пристанционные здания, электростанции превратили в груду камня. Для разрушения верхнего строения пути фашисты, использовали специальные механические разрушители, которые перепахивали и земляное полотно, ломали шпалы посередине; почти каждый оставленный рельс рвали взрывчаткой на куски.

Работники Белорусской железной дороги главе с начальником генералом Н.И. Красевым неотступно следовали за наступающими советскими войсками и немедленно брались за ремонт освобожденных участков. Уже к 15 ноября 1943 года было закончено разминирование управления дороги» [2, с. 105].

До ноября немецкое командование в районе Гомеля сконцентрировало три армии, создала дополнительные оборонительные укрепления.

Совместная операция войск Белорусского фронта и партизанских соединений заключалась в том, чтобы ударами с юга и севера отрезать вражескую группировку сил в районе Гомеля и, лишив ее резервов, заставить отступить. Главный удар с юга наносила 65-я армия генерал-лейтенанта П.И. Батова. Ее поддерживали два танковых и два кавалерийских корпуса. Ставилась задача выхода в направлении Речица-Глуск. Это позволяло отрезать силы противника, что сконцентрировался в районе Гомеля.

Основными задачами Гомельско-Речицкой операции были разгром крупной группировки противника в междуречье Сожа и Днепра, занятие удобных позиций на западном берегу Днепра с целью последующего освобождения остальной части Беларуси.

Советским войскам (численность свыше 750 тыс. человек) противостояли 2-я, часть 9-й и 4-й немецких армий группы «Центр» (командующий - генерал-фельдмаршал Г. Клюге), чуть позже эта группировка была усилена 7 пехотными дивизиями и бригадой СС [39, с. 90].

Гитлеровцы, умело используя преимущества обороняемой местности, умело маневрировали войсками, сумели создать мощный узел обороны в районе Гомеля. Поэтому главный удар предполагалось нанести с плацдарма у Лоева частью сил 48 (генерал Романенко), 65-й (генерал Батов) и 61-й (генерал Белов) армиями в направлении на Речицу с последующим выходом в тыл вражеской группировки.

Наступление на направлении главного удара, как и планировалось, началось 10 ноября в 11 часов после 40 минутной подготовки и ударов с воздуха частями 16 воздушной армии (генерал С.И. Руденко).

ноября после артиллерийской подготовки и авиационного удара по вражеским позициям левая группа войск Белорусского фронта перешла в наступление. Это было начало Гомельско-Речицкой наступательной операции. Стрелковые корпуса 48, 65 и 61-й армий уже в первый день прорвали вражескую оборону. На второй день в прорыв были введены 1-й гвардейский и 9-й танковые корпуса, 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса. Основным направлением их действий была Речица. Часть сил была направлена на Калинковичи. Успешно преодолевали сопротивление гитлеровцев части 42-го стрелкового корпуса (48-я армия). Они наступали вдоль западного берега Днепра и освободили в направлении Речицы несколько населенных пунктов [69, с. 111].

Стремительность и мощь атакующих войск на каждом фланге фронта позволили 15 ноября перерезать железнодорожную линию Гомель-Калинковичи, а 18 ноября - освободить Речицу. К 20 ноября войска продвинулись на глубину 70 км, достигли реки Березина и, форсировав её, захватили плацдарм южнее Жлобина, обошли Гомель с запада. 18 ноября войскам, участвовавшим в освобождении Речицы, приказом ВГК была объявлена благодарность и в Москве дан салют 12 артиллерийскими залпами из 124 орудий. Это был первый салют за освобождение городов на территории Беларуси в годы великой Отечественной войны.

Прямой штурм гомельских позиций войсками 11 и 63 армий успеха не имел. На этом направлении во второй половине ноября наступление было приостановлено, началась планомерная подготовка к новому натиску.

Успешнее наступали войска правого крыла фронта. 25 ноября войска 3 и 50 армии освободили Пропойск (ныне - Славгород), Корму, Журавичи и вышли к Днепру в районе Нового Быхова, охватив Гомель с севера [56].

После того, как 19-й стрелковый корпус 65-й армии во взаимодействии с гвардейским Донским танковым корпусом 14 ноября выбили немцев со станции Демахи и тем самым перерезали железную дорогу Калинковичи-Гомель, фронт противника был разорван, большая группировка фашистских войск оказалась под угрозой окружения. 18 ноября гитлеровцы были выбиты из Речицы.

ноября 3-я армия генерала А.В. Горбатова и 50-я армия генерала И.В. Болдина перешли в наступление на север от Гомеля. Они форсировали Сож, овладели Кричевом, Чериковым, Прапойском (Славгород). Одновременные существенные удары непосредственно на Гомель нанесли 11-я армия генерала И.И. Федюнинского и 63-я армия генерала В.Я. Калпакчи. Они получили поддержку правофланговых частей 48-й армии.

ноября была прорвана оборона гитлеровцев в районе Костюковки. Части 11-й и 63-й вышли к железной дороге Гомель-Жлобин и шоссе Гомель-Могилев. Бои тут были чрезвычайно жесткими. Успех во многом зависел от действий артиллерии. И они показали себя с лучшей стороны. Так, только с 12 по 17 ноября особый расчет батареи старшего лейтенанта А. Ландышева уничтожил около 100 фашистских солдат и офицеров, подавил огнем 8 минометных расчетов, подбил 2 автомашины с боеприпасами [56].

К вечеру 25 ноября войска Белорусского фронта с трёх сторон подошли к Гомелю. Угроза окружения вынудила гитлеровцев в ночь на 26 ноября начать отвод своих войск из междуречья Сожа и Днепра.

Утром 26 ноября 1943 г. в город вошли части 217 стрелковой дивизии (командир - полковник Н.Масонов) и 96 стрелковой дивизии (полковник Ф.Булатов). Одновременно с юго-восточного направления в город вступили части 7 стрелковой дивизии (полковник Д.Воробьёв) и 102 стрелковой дивизии (генерал-майор А.Андреев).

Рано утром ефрейтор Михаил Васильев установил флаг освобождения на здании городской электростанции, а литсотрудник армейской газеты «Знамя Советов» 11-й армии лейтенант Григорий Кирилов - на пожарной каланче [39, с. 171].

Батов вспоминает: "Две бригады гвардейского Донского танкового корпуса во взаимодействии с 37-й гвардейской и 162-й Сибирской дивизиями нанесли удар по Речице с северо-запада, ворвались в город и завязали бой на улицах. С востока наступал стрелковый корпус 48-й армий. Он сковал значительные вражеские силы, предназначенные для обороны города. Мы овладели Речицей почти без потерь, не дали врагу разрушить город, захватили богатые трофеи и много пленных. Бой за Речицу - один из примеров организации взаимодействия между войсками двух армий, которые совместными усилиями освободили город. Больше того - этот бой дает также пример взаимодействия регулярных и партизанских войск в наступлении. После того как корпус Д.И. Самарского и танкисты М.Ф. Панова захватили 14 ноября станцию Демехи, фронт противника был разорван, и севернее станции наши наступающие части соединились с партизанскими бригадами И.П. Кожара. Партизаны надежно прикрыли левый фланг армии, дали ценную информацию о вражеском гарнизоне Речицы и вместе с нашими войсками участвовали в освобождении города.

Внезапный для противника удар с тыла позволил нашей армии вместе с левофланговыми соединениями армии П.Л. Романенко окружить вражескую группировку. Через несколько дней она частично сдалась в плен. Основная часть сил противника на участке 48-й армии прорвалась на соединение с гомельской группировкой."

За 20 дней Гомельско-Речицкой операции войска Белорусского фронта прорвали оборону противника в полосе шириной 100 км, нанеся ему огромные потери, продвинулись в глубину до 130 км, создав угрозу южному флангу группы армий «Центр», затруднив ее взаимодействие с группой армий «Юг». В ходе этой успешной операции наши войска понесли серьёзные потери. Было убито 21.650 солдат и офицеров, ранено свыше 60 тыс.

Советские войска вышли на рубеж Чаусы, южнее Нового Быхова, восточнее Рогачева и Мозыря, южнее Ельска. На этом рубеже фронт стабилизировался до лета 1944 г. В ходе Гомельско-Речицкой операции были созданы благоприятные предпосылки для дальнейшего освобождения Беларуси.

За мужество и героизм, проявленные при освобождении Гомеля приказали ВТК, НКО СССР 23 соединениям и частям было присвоено наименование «Гомельских». Особенно отличились части 3-й, 11-й, 48-й армий генералов И.И.Федюнинского, А.В. Горбатова, П.Л. Романенко, лётчики 16 воздушной армии генерала С.И. Руденко [34, с. 47].

Приказом ВГК от 26 ноября 1943 г. этим воинским соединениям и частям была объявлена благодарность. 17 человек были удостоены Золотой Звезды Героя Советского Союза, десятки тысяч воинов награждены орденами и медалями.

В Москве был дан артиллерийский салют 20 залпами из 224 пушек. Закончилась 822-дневная оккупация. Пришло время для возрождения Гомеля [25, с. 21]. К значению Гомельско-Речицкой следует сказать, что с конца 1943 г. после операции по освобождению Гомеля уже у многих военачальников Германии возникали сомнения о возможности наступательных операций.


.5 Городокская операция 13-31 декабря 1943 г.


декабря началось наступление на правом фланге советских войск, стоящих на границе Беларуси - Городокская наступательная операция 1-го Прибалтийского фронта под командованием И.Х. Баграмяна.

«Утром 13 декабря, - вспоминает командующий 1-м Прибалтийским фронтом маршал Советского Союза И.Х. Багромян, - в день нашего наступления снова потеплело, небо затянуло тучами, видимость ухудшилась до критической, и командующий 3-й Воздушной Армии генерал-лейтенант авиации М.П. Папивин доложил мне, что использовать авиацию будет очень тяжело. Таким образом, задача артиллерии усложнилась… Артподготовка переднего края, которая началась в 9.00, продолжалась два часа, но с перерывами, потому что боеприпасов было не достаточно. Потом огонь был перенесен в глубь обороны. Одновременно стрелковые части двинулись в атаку» [3, с. 273].

Чтобы остановить наступление советских войск, гитлеровское командование перекинуло под Витебск новое подкрепление - две пехотные дивизии. Опираясь на оборонительные рубежи, которыми был укреплен Городок, противник оказывал упорное сопротивление. На подступах к городу было создано три рубежа обороны.

В направлении операции советское командование ждало заморозков, способных облегчить продвижение танков и другой техники по заболоченной местности. Однако танкисты 5-го танкового корпуса, действовавшие здесь в составе 1-го Прибалтийского фронта, изыскивали и другие способы для преодоления топей. Так, если в войсках Рокоссовского пехотинцы мастерили своеобразные лыжи-«мокроступы» [62, с.234], то танкисты 5-го тк у Баграмяна монтировали на гусеницы специальные добавочные пластины, увеличивавшие их ширину примерно в 1,5 раза [46, с.71]. На танках возились фашины, бревна, дополнительные тросы.

Противник держал на городокском выступе 1 танковую дивизию и 8 пехотных, а также имел здесь 120 танков и 800 орудий и минометов. 5-й танковый корпус уже обладал опытом боев на этом направлении, причем не совсем удачным. В ноябре 1943 г. 24-я бригада корпуса, ведя ночной бой (один из новых тактических прием советских танкистов), ворвалась в Городок. Однако закрепить и развить успех тогда не удалось.

декабря 11-я гвардейская и 4-я ударная армия (в состав которой входил и 5-й тк), начали Городокскую наступательную операцию. 4-я армия, в отличие от 11-й гвардейской, смогла прорвать главную полосу обороны противника. Однако вскоре темп наступления снизился - советские войска попали под обстрел 25 батарей противника, а действия танков осложнила начавшаяся оттепель. Но 14 декабря на правом фланге 11-й гвардейской армии был введен в сражение 1-й танковый корпус. 16 декабря он вышел к станции Бычиха, где соединился с 5-м танковым корпусом. Так было завершено окружение 4-х пехотных дивизий врага. Умело сдерживала напор танков противника, пытавшихся прорвать кольцо окружения, 41-я танковая бригада полковника П.И. Корчагина 5-го тк. Особую храбрость проявили в бою за станцию танкисты 70-й танковая бригада. Танк младшего лейтенанта В.В. Куницы, например, таранил вражеский эшелон, пытавшийся уйти со станции.

Командующий 1-м Прибалтийским фронтом И.Х. Багромян писал: "Несмотря на неудовлетворительные условия погоды, которые полностью исключило действия нашей авиации, 11-я гвардейская, 4-я ударная и 43-я армии прорвали немецкую оборону на 15 километровом участке фронта и 16 декабря продвинулись в глубь обороны противника на 25 км. Введенный в бой 1-й и 5-й танковые корпуса (командиры генералы В.В. Бутиков, М.Г. Сахно) окружили в районе станции Бычиха части 4-й пехотной дивизии противника, которая была разгромлена. До 20-го декабря советские войска освободили более 500 населенных пунктов [3, c. 276].

Генерал армии И.Х. Багромян указывал в своих воспоминаниях и на неудачи в ходе наступательной операции. Так он отмечал: "Тем не менее, в полной мере ожидаемых успехов мы не достигли. Городок не был взят, оказался под угрозой срыва наш замысел на окружение основных вражеских сил, оборонявшихся на его подступах. Противник умело маневрировал и упорно сопротивлялся. Дело осложнилось также необходимостью вывести из боя 1-й танковый корпус. Выявились, к сожалению, и недостатки в управлении войсками. Пришлось выехать на командный пункт К. Н. Галицкого и оказать ему помощь на месте" [3, c. 277].

Маршал Баграмян вспоминает: "Решающий бой за Городок начался 23 декабря 1943 года. Перед атакой была проведена разведка боем. Она выявила наиболее опасные очаги немецкого сопротивления. В 11.00 часов 23 декабря началась артиллерийская подготовка. После часовой артподготовки перешли в наступление соединения 11-й гвардейской и 43-й армии. Разгорелись жестокие рукопашные схватки в траншеях и ходах соединений. Бой продолжался 36 часов, велся не только днем, но и ночью" [3, с. 278].

Атака не была легкой, фашисты цеплялись за город, который был важным стратегическим железнодорожным узлом. И.Х. Баграмян вспоминал: "Удар гвардейцев был яростным и неудержимым. Преодолев русло реки по льду, они ворвались на северную окраину города. Первым это удалось сделать батальону старшего лейтенанта С. Тернавского. Хорошо проявили себя в ночном бою и бойцы действовавшего рядом батальона старшего лейтенанта Ф. Меркулова. Он и его замполит капитан Руднев неотлучно находились в рядах атакующих, вдохновляли их личным примером.

Ворвавшись в город, оба эти подразделения сражались напористо и дерзко: прорываясь на фланги и в тыл опорных пунктов, вели по ним непрерывный минометный и пулеметный огонь. Неся большие потери и опасаясь изоляции и окружения, фашистские гарнизоны начали спасаться бегством. Видя это и не имея свободных резервов, неприятельское командование сняло часть сил с восточного фаса городского обвода. Это тотчас же использовал генерал-майор А.И. Максимов, командир 11-й гвардейской дивизии. Он посадил автоматчиков на несколько приданных ему танков и бросил их на юго-восточную окраину города. В короткой, но ожесточенной схватке танкисты и автоматчики десанта выбили гитлеровцев, засевших в каменных домах, превращенных в доты" [3, с. 283].

Вечером 24-го декабря Москва салютовала войскам 1-го Прибалтийского фронта, которые штурмом овладели городом и крупной железнодорожной станцией Городок. Всего в ходе Городокской операции было освобождено 1220 населенных пунктов, уничтожено более чем 65000 и взято в плен 3,3 тыс. гитлеровцев [65, с. 23].

декабря Городок был взят. В боях под Городком 5-й тк понес тяжелые потери. Так, в 24-й бригаде в строю осталось только 12 танков. Опыт городокских боев показал также, что в условиях болотно-лесистой местности исключительное значение имел своевременный, быстро и скрытно совершаемый маневр. И что еще очень важно - непрерывное артиллерийское сопровождение боевых машин на всю глубину их действий для подавления обороны противника. Поэтому здесь каждому танковому батальону, как правило, придавалась батарея, а иногда и 2-е батареи САУ. Это позволяло быстрее продвигаться вперед, осуществлять широкий маневр, неожиданно наносить фронтальные и фланговые удары по противнику и захватывать крупные населенные пункты [46, с.70-71].

В ходе Городокской операции в сложнейших условиях местности и погоды, преодолев исключительно упорное сопротивление немцев, войска фронта освободили свыше 1220 населенных пунктов, уничтожили свыше 65 000 солдат и офицеров врага, пленили 3300 гитлеровцев, захватили много боевой техники и другого военного имущества.

Главный исполнитель Городокской операции И.Х. Багромян вспоминал: "Городокская операция, некрупная по масштабу, сохранилась в моей памяти, как одна из наиболее сложных среди проведенных под моим руководством в период минувшей войны. Это связано не только с тем, что она была первой из осуществленных мною на посту командующего фронтом. Имелось немало чисто объективных причин, обусловивших ее сложность. Во-первых, операция готовилась и проводилась в исключительно тяжелых условиях против крупных сил противника, с чисто немецкой скрупулезностью укрепившихся на выгодной для обороны местности, которая господствовала над исходным положением наших войск" [3, с. 287].

Таким образом, очевидно, что наступательные операции осенью - декабре 1943 года имели важное значение как в военном плане, так и политическом.

Большие надежды гитлеровцы возлагали на осеннюю распутицу и бездорожье в этой лесисто-болотистой местности. Фашистские генералы не без оснований считали, что в грязь и слякоть Советские войска не смогут преодолеть оборону и успешно наступать по разбитым грунтовым дорогам.

Но, не взирая на их расчеты, наступление Красной Армии началось в октябре и велось на широком фронте до конца 1943 года.


3. ВОЕННЫЕ ОПЕРАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ ЗИМОЙ 1944 Г.


.1 Мозырско-Калинковичская операция 8-20 января 1944 г.


Калинковичско-Мозырская наступательная операция (8 - 30 января 1944 года) - наступательная операция советских <#"justify">Оказывается, немцы давно наблюдали за нами с левого высокого берега, откуда долина реки в бинокль просматривалась хорошо. Убедившись в том, что силы наступавших весьма ограничены (только стрелковое оружие), они подпустили нас с тем, чтобы разгромить на берегу, не дав возможности обратно форсировать реку, отступая. А силы у них, как стало понятно позже, были значительно нас превосходящими" [66].

Советским войскам противостояла 2-я немецкая армия <#"justify">Вот что пишет об операции в своих воспоминаниях Холин А.Т.: "В январе - феврале 1944 года войска нашего фронта провели Калинковичско-Мозырскую наступательную операцию, в ходе которой освободили Калинковичи, Мозырь.

Ставка Верховного Главнокомандования Красной Армии 17 февраля 1944 года переименовала наш фронт в 1-й Белорусский и одновременно создала 2-й, а 24 апреля и 3-й Белорусские фронты.

С 15 апреля директивой Ставки нашему фронту приказано было перейти к обороне" [70, с.88].

Это было сделано вовремя. Из-за наступившей в апреле весенней распутицы наступление войск практически стало невозможным, и соединения, перейдя к обороне, начали перегруппировку и пополнение резервами. Работа радиостанций, в эфире, как и обычно в таких случаях, была полностью прекращена.

С выходом советских войск на реки Ипа <#"justify">.2 Рогачевская операция 21-25 февраля 1944 г.


Командующий Белорусским фронтом генерал армии К.К. Рокоссовский 13 февраля отдал приказ о проведении операции по форсированию Днепра и наступлению на город Рогачев. Части и соединения 3-армии Белорусского фронта вышли к Днепру, остановились на его восточном берегу и начали подготовку к форсированию этой серьезной водной преграды.

Рогачёвско-Жлобинская операция 1944, наступательная операция войск правого крыла 1-го Белорусского фр., проведённая 21-26 февраля с целью разгрома группировки противника в районе Рогачёва, Жлобина и создания благоприятных условий для наступления на бобруйском направлении. Войскам фронта (ген. армии К.К. Рокоссовский) противостояла 9-я А немецко-фашистской группы армий «Центр», занимавшая подготовленную оборону (2 оборонительные полосы). Рогачёв и Жлобин были превращены в сильные узлы сопротивления. К Р.-Ж. о. привлекались 3-я А, часть сил 50-й и 48-й А, 16-я ВА. Главная роль отводилась 3-й А (генерал-лейтенант А.В. Горбатов), которая ударом в обход Рогачёва с севера должна была овладеть городом и в дальнейшем развивать наступление на Бобруйск. 21 февраля войска 3-й армии перешли в наступление. В течение 2 дней они прорвали оборону противника, форсировали по льду р. Днепр, перерезали железную дорогу Могилев - Рогачёв. 22 февраля начали наступление левофланговые соединения 50-й армии. 23 февраля части 3-й А вышли на подступы к Рогачёву с С.-В. и Ю.-В. Командование группой армий «Центр» подтянуло к городу 5-ю танковую дивизию и часть сил 4-й танковой дивизии, из-под Витебска перебросило 20-ю танковую дивизию. Войска 3-й Армии, отразив контратаки противника, 24 февр. ночным штурмом освободили Рогачёв, севернее его продвинулись до р. Друть, захватили на правом берегу Днепра, между Новым Быховом и Рогачёвом, плацдарм (около 60 км по фронту и до 25 км в глубину), южнее Рогачёва ликвидировали вражеский плацдарм на левом берегу Днепра и вышли на подступы к Жлобину. 50-я Армия в ходе упорных боёв овладела небольшим плацдармом на своём лев. фланге. 26 февр. войска прав. крыла фронта перешли к обороне. В результате Р.-Ж. о. советские войска нанесли серьёзное поражение 9-й Армии противника, создали условия последующего наступления на бобруйском направлении. За боевые отличия 13 соединений и частей получили почётные наименования «Рогачёвские».

Из воспоминаний командующего 3-й армией генерал-лейтенанта Александра Горбатова: "Немцы чувствовали себя за Днепром уверенно. Передний край их обороны проходил по высокому берегу, с которого просматривалась и обстреливалась вся долина реки.

Наше внимание привлекли две излучины, где река в трехкилометровой долине подходила близко к нашей обороне. Захватив эти излучины, мы выдвинули на правый берег боевое охранение и начали забивать сваи в реке и заготовлять детали для верхнего строения двух мостов. Сваи забивали ночью, для смягчения звука ударов на концы бревен накладывали слои изношенных фуфаек. Чтобы отвлечь внимание противника, забивали сваи также в первой траншее обороны, в одном-двух километрах в стороне от строящихся мостов. К рассвету забивка прекращалась, и места работы маскировались снегом.

После усложнения положения на левом фланге Белорусского фронта, командующий направил туда три дивизии из нашего второго эшелона. Но, несмотря на то, что у нас осталось всего пять, к тому же далеко не полных дивизий, мы не отказались от намерения захватить плацдарм за Днепром. Послали командующему фронтом доклад с подробной оценкой обстановки и выводом: условия благоприятны для захвата плацдарма, если армию усилят тремя дивизиями. Пришел ответ: "Усилить не могу, продолжайте обороняться, для этого у вас сил достаточно".

Позднее мы снова с тем же предложением обратились к командующему. Был получен ответ: "Усилить армию не могу, проведите две операции, каждая силами дивизии, и захватите два плацдарма" [20].

Форсирование Днепра

К 20 февраля 1944 года в частях и соединениях 1-го Белорусского фронта были закончены все приготовления к форсированию Днепра и наступлению в направлении Рогачева.

Из воспоминаний командующего 3-й армией генерал-лейтенанта А.В. Горбатова: "Нам к тому времени было известно о противнике и его обороне, что перед фронтом армии обороняются 211-я, 31-я, 296-я и 6-я пехотные дивизии, в Бобруйске - 321-я пехотная дивизия и два батальона танков. На аэродромах имелось до 150 бомбардировщиков и до 30 истребителей.

Передний край обороны противника проходил по командному правому берегу Днепра. Оборонительные сооружения состояли из двух-трех траншей (против села Шапчинцы - из четырех-пяти траншей); перед передним краем - проволочные заграждения и минные поля. Промежуточный рубеж проходил в четырех-пяти километрах за Днепром. Вторая оборонительная полоса была оборудована на реке Друть, отсечный рубеж проходил по реке Тощица.

Снежный покров был незначительным. В связи с исключительно теплой погодой и прошедшими дождями в лощинах и впадинах скопилась вода.

февраля мы созвали командиров корпусов, дивизий, начальников политотделов, штабов и родов войск армии у рельефного плана армейской полосы наступления. Командующий и член Военного совета фронта, присутствовавшие при обсуждении решений, дали свои указания командирам.

К этому времени штаб армии уже разработал план предстоящей операции. Решено, что форсировать Днепр будем девятью стрелковыми дивизиями - шесть в первом и три во втором эшелоне. Десятая дивизия остается в резерве и располагается за боевыми порядками 115-го укрепленного района.

К 20 февраля все приготовления были закончены [20].

Таким образом, 21 февраля 1944 года началась наступательная операция войск правого крыла 1-го Белорусского фронта, которая вошла в историю Великой Отечественной войны под названием Рогачевско-Жлобинская операция. В ней принимали участие 3-я армия генерал-лейтенанта А.В. Горбатова, часть сил 50-й армии генерал-лейтенанта И.В. Болдина и 48-й армии генерал-лейтенанта П.Л. Романенко, 16-я воздушная армия генерал-лейтенанта авиации С.И. Руденко. Им противостояла 9-я немецкая армия группы армий "Центр", которая занимала две укрепленные оборонительные полосы и сильные узлы сопротивления в Рогачеве и Жлобине.


4. ОСНОВНЫЕ ИТОГИ И ЗНАЧЕНИЕ ПЕРВОГО ЭТАПА ОСВОБОЖДЕНИЯ БЕЛАРУСИ


Итоги наступательных операций на территории Беларуси в рамках первого этапа освобождения белорусских земель расцениваются неоднозначно. Так, если юго-западное направление и действия Белорусского фронта под командованием К.К. Рокоссовского свои задачи в целом выполнили, то северо-западное направление наступательных операций так и не решило главную задачу - освобождение Витебска.

В своих воспоминаниях К.К. Рокоссовский так оценивает стратегические итоги наступательных операций на юго-востоке Беларуси : "Важным результатом Гомельско-Речицкой операции Белорусского фронта явилось то, что она содействовала успеху соседа - 1-го Украинского фронта, проводившего в этот период большое наступление на киевском направлении. Скованный войсками нашего фронта, противник не смог перебросить в район Киева из Белоруссии ни одной дивизии.

Выполнив основную задачу - осуществив прорыв главного оборонительного рубежа противника, войска фронта повели бои за выгодные рубежи, с которых предстояло начать решительное сражение за освобождение всей Белоруссии. Однако подходил момент, когда нужно было уже думать о перерыве в наступательных действиях: войска выдыхались. Впереди же предстояли тяжелые бои, и к ним следовало солидно подготовиться - наладить коммуникации, сократить до минимума время на подвоз боеприпасов, навести разрушенные переправы через крупные реки. Враг, отступая, делал все, чтобы затруднить продвижение ваших войск. Гитлеровцы пускали специальные поезда, которые ломали пополам каждую шпалу. Рельсы, насыпи, мосты разрушали взрывчаткой. А вокруг - сплошные болота. Чтобы продвигать технику, требовалось прокладывать гати, вырубать просеки, наводить мосты через многочисленные речки, заболоченные поймы." [62, с. 241-242]

Из воспоминаний П.И. Батова: " Потеряв сильный опорный пункт и железнодорожный узел Калинковичи, противник окончательно лишился рокады Жлобив - Калинковичи. Тем самым был похоронен вражеский план соединения жлобинской и калинковичской группировок.

Ликвидация вражеских войск в районе Мозырь, Калинковичи обеспечила правый фланг 1-го Украинского фронта, а 61-я и 65-я армии создали себе выгодные условия для дальнейших наступательных боев" [4, с. 383].

Рокоссовский вспоминает: "Во время развернувшегося большого наступления четырех Украинских фронтов наши части, взаимодействуя с правофланговыми войсками Ватутина, тоже кое-чего добились: 61-я армия овладела Мозырем, 65-я - Калинковичами, 48-я улучшила свои позиции на правом берегу Березины, 3-я армия в исключительно тяжелых условиях форсировала Днепр, овладела Рогачевом и плацдармом на западном берегу, вынудив противника очистить плацдарм на восточном берегу Днепра у Жлобина. Продвинулась немного на своем левом фланге и 50-я армия, но ей пришлось развернуться фронтом на север, так как сосед - 10-я армия Западного фронта - оставался на месте.

Эти операции проводились войсками фронта при скудной норме боеприпасов" [62, с. 247].

Генерал армии И.И. Федюнинский так подводил итог Гомельско-Речицкой операции, участие в которой принимал: "...ударная группировка фронта продвинулась на 75 километров, выйдя глубоко в тыл противнику, оборонявшемуся в районе Гомеля Войска 48-й армии захватили плацдарм на левом берегу реки Березины. На правом фланге фронта 50-я и 3-я армии вышли к Днепру. В конце ноября и войска 11-й армии подошли к Днепру" [74, с. 165]

Командиры частей и соединений теперь имели право от имени Президиума Верховного Совета СССР награждать отличившихся солдат, сержантов и офицеров боевыми медалями и некоторыми орденами. Это право широко использовалось."

Воспоминания уцелевших окопников отражают особую ожесточенность боев в Беларуси осенью 1943 - весной 1944 гг. Бывший начальник штаба батальона 508 стрелкового полка 174 стрелковой дивизии Н. Глазунов отмечал: «Пройдя почти всю Великую Отечественную войну на переднем крае фронта в пехоте, начиная с командира взвода противотанковых ружей, и испытав на себе все тяжелые бои, начиная от Калинина и до выхода к границам Белоруссии, не отпуская немцев более чем на 400500 метров, сегодня могу смело сказать, что не припомню таких сложных боевых действий, какие мы вели осенью 1943 года на Дубровенщине» [16, с. 44]. Генерал-майор в отставке И. Колодежны о 1943 г. в Беларуси: «7 ноября в бой пошло 1600 человек, вышло из боя 45 активных штыков; 1516 декабря полк начинал боевые действия в том же составе, а в строю осталось всего 28 активных штыков. То поле сражения покрыто телами наших воинов, полито их кровью и засыпано горячим металлом…» [35, с. 56]. Бывший командир батареи 188го гвардейского артиллерийского полка А. Колода о боях 14-15 ноября 1943 г. у д. Новое Село: «В нашем артполку из 9 ком. батарей осталось в строю 3, шесть были убиты и ранены, а в пехоте что творилось - это ужас...

При выносе меня из окопов, некоторое время шли по окопам, в которых наполовину были трупы наших солдат и офицеров. Идти было невозможно. Все они и сейчас лежат там, никто их не хоронил, и все они остались неизвестными солдатами, а в архивах Вооруженных Сил, вероятно, считаются пропавшими без вести» [37, с. 57].

Такими неудачно спланированными и проведенными были восточно-белорусские наступательные операции осенью 1943 - весной 1944 годов. 23 сентября 1943 г. войска 13 армии Центрального фронта освободили первый райцентр Беларуси - Комарин Полесской области. 26 сентября 3я и 50я армии Брянского фронта освободили первый райцентр Могилевской области - Хотимск. 29 сентября освобожден Кричев, 28 сентября - Мстиславль, Дрибин, и войска вышли к реке Проня. 1 октября освобождены Чериков и Краснополье.

На самые опасные участки для штурма или разведки боем бросались штрафные роты армейского подчинения. Рота обычно жила однудве атаки, неся наибольшие потери. Так, по боевому донесению, 385- я стрелковая дивизии в бою под Шеперево Чаусского района 25.10. 1943?г. понесла потери: 131-я отдельная штрафная рота потеряла убитыми - 41, ранеными - 81, пропавшими без вести - 16бойцов; по остальным частям дивизии убито - 14, ранено 73 бойца [8, с. 15]. Только на территории Дубровенского района осенью 1943 - весной 1944 гг. действовало 27 штрафных рот в среднем по 200 бойцов. В случаях несанкционированного отхода по штрафникам открывался заградительный огонь заградотрядов НКВД. В случае ранения судимость с бойца снималась, и после медсанбата или госпиталя он переводился в обычные подразделения. После декабрьских боев в районе Скварск - Прилеповка командир 290й стрелковой дивизии полковник И. Г. Гаспарян в донесении в штаб армии доказывал необходимость использовать штрафников только на передовой, иначе они разбегаются при первом удобном случае [8, с. 15].

В штрафные роты попадали из исправительных лагерей, за воинские преступления и за ... нахождение на оккупированной территории, автоматически зачисляемые в пособников врага. С таким клеймом мобилизованные полевыми военкоматами уроженцы Смоленской, Брянской, Черниговской областей и восточных районов Беларуси, толком не обученные, гибли в первом боестолкновении с противником. В период с ноября 1943 г. по апрель 1944 г. с советскими войсками соединились 35 партизанских бригад и 15 отдельных отрядов (более 50 тысяч человек, из них 45 тысяч - со своим оружием). Кроме того, было мобилизовано 100 тысяч местного населения [52, с. 38]. Большинство из них осталось лежать в поймах Прони и Днепра, погибнув при лобовых атаках укрепленных немцами прибрежных высот, и наверняка их жизнями можно было распорядиться более бережно! Унтерофицер 354-го немецкого пехотного полка Гюнтер Вайзинг свидетельствовал: «На вновь занимаемой территории Красная Армия призывала все мужское население. Сформированные из них батальоны использовались для увеличения массы атакующих. Призывники были необучены, многие без оружия. Взятые нами пленные говорили о том, что безоружные рассчитывали взять оружие у убитых и раненых. Эти невооруженные люди, вынужденные идти в атаку, подозревались в сотрудничестве с нами и платили буквально своими жизнями за это» [54, с. 3]. Четкой согласованности в действиях наступающих войск не было - пехота отставала от огневого вала артиллерии, не подавлялись огневые точки противника, артиллерия вела огонь не по целям, а по площадям, часто нанося удары по своим же войскам, которые наступали шаблонно в лоб, без маневра на поле боя, с целью обхода опорных точек противника.

Таким образом, освобождение Беларуси проходило в два этапа: неудачный, неподготовленный (и поэтому замалчиваемый) осенне-зимний 1943-1944 гг. и победоносный летний 1944 года.

Тысячи погибших наших бойцов остались лежать в штабелях братских могил с указанием ряда и порядкового номера. Многие лежат, слегка прикопанные, в траншеях и воронках бывшего переднего края. Организованные после войны перезахоронения проводились поверхностно. Часто в военкоматах просто брались общие списки погибших и наносились на могильные плиты, и солдатские останки находили «свои» же могилы через 50 лет в результате поисковых экспедиций. Вообще, создается впечатление, что серьезная поисковая работа на государственном уровне в послевоенное время умышленно не проводилась, чтобы не раскрывать масштаба потерь! Созданные в Беларуси при Министерстве обороны в 1994 году поисковый батальон и Управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войны (единственные на постсоветских просторах) ситуации не исправили, да и не могли исправить при наличии на сегодня 1,1 миллиона безымянных солдат, погибших в Беларуси [51, c. 110]. Эта проблема не ведомственная, а государственная, и касается она всех, кто сейчас живет на этой земле. На наш взгляд, в каждой области на постоянной основе должно работать государственное учреждение с полным использованием административного и общественного ресурса региона по поиску, перезахоронению и благоустройству мест захоронений жертв войны. Это тот минимум, что мы можем сделать для павших, остановив мародерские раскопки на местах бывших боев в поисках оружия, боеприпасов, военных артефактов.

Тяжелые кровопролитные зимние бои совершенно выбили главное командование сухопутных войск из колеи. Не могло быть и речи о подготовке сил для Запада, где весной 1944 г. союзные державы наверняка должны были высадить десант» [23, с. 444].

Основываясь на фактах и воспоминаниях современников, английский исследователь Гарт писал: «Однако важнейшее значение в этой обстановке имел тот факт, что у немцев уже не хватало сил, чтобы удержать весь фронт, и им приходилось полагаться на контратаки, чтобы не допустить расширения захваченных русскими плацдармов. Это было опасно, поскольку противник располагал мощными силами» [18, с. 387].

Геройски сражались с врагом гомельчане на фронтах Великой Отечественной войны. Многие из них не вернулись с полей сражений. Родина высоко оценила ратные и трудовые заслуги гомельчан. Тысячи из них были награждены орденами и медалями. 15 гомельчан в годы войны стали Героями Советского Союза. Семья гомельского учителя Ильи Устиновича Лизюкова дала двух Героев Советского Союза - Александра Ильича и Петра Ильича Лизюковых.

К.К. Рокосовский в воспоминаниях писал: "Войска нашего фронта уже вели бои на белорусской земле. Людей не надо было подгонять: все дрались самоотверженно, стремясь быстрее изгнать фашистских оккупантов за пределы родной страны" [62].

Звания Героя Советского Союза были удостоены руководители партизанского движения и подполья - И.П.Кожар, Е.И.Барыкин, Т.С.Бородин, Ф.П. Котченко, А.Исаченко. Виктор Ветошкин стал полным кавалером ордена Славы [26, с. 93].

Скелеты обгоревших зданий, хаос развалин, груды щебня, зияющие пустоты пепелищ - таким увидели город гомельчане, вернувшиеся из эвакуации. Красивый и многолюдный город, насчитывавший 150 тыс. жителей до войны, обезлюдел. Более 40 тыс. гомельчан было расстреляно, угнано на каторгу в Германию. Из 13 тыс. каменных и деревянных зданий было стёрто с лица земли 5100. были разрушены все промышленные предприятия, железнодорожный и автомобильные мосты, здания школ, больниц, клубов. Общий материальный ущерб, нанесённый городу, составил свыше 3 млрд. руб.

Из воспоминаний генерал-майора Ф.Г. Белатова командира 96-й Гомельской Краснознаменной ордена Суворова дивизией: «Поздно вечером командный пункт разместился в полуразрушенной землянке, оставшейся от немцев. Занавесив вход плащ-палаткой, мы еще не успели привести землянку в мало-мальски сносный вид, как в эфире прозвучал голос Левитана: - Приказ Верховного Главнокомандующего!..

Бросив все дела, мы сгрудились у рации.

Затаив дыхание, мы ловили каждое слово диктора: «...В освобождении Гомеля особо отличились войска.., - читал Левитан приказ от 26 ноября. Мы замерли. В приказе первой была отмечена наша дивизия. Все поймут, наверное, в каком состоянии мы тогда были. Верховный Главнокомандующий объявил благодарность многим соединениям, особо отличившимся во время освобождения Гомеля. Нашей дивизии было присвоено почетное наименование «Гoмельской».

Все друг друга поздравляли, обнимались.

Вскоре о приказе Верховного Главнокомандующего товарища Сталина знал весь личный состав. В тот же день его опубликовали в дивизионной газете [36, с. 40].

Да, было чему радоваться и чем гордиться. В боях за Гомель наша дивизия уничтожила 2607 вражеских солдат и офицеров, вывела из строя 147 пушек и минометов, 8 танков, 136 пулеметов и много другой техники. За это время взяли в плен 450 солдат и офицеров, а также в наши руки попало в качестве трофеев 90 орудий и минометов и много разного снаряжения» [36, с. 40].

А всего за отвагу и мужество, проявленные за эти дни, из дивизии награждены орденами и медалями более семисот солдат, сержантов и офицеров [10, с. 146].

Следует привести выдержки из боевого донесения командующему Белорусским фронтом генералу армии К.К. Рокоссовскому:

«Войска армии, после многодневных упорных боев сегодня, 26.11 к 9.30 овладели областным центром Белорусской ССР городом Гомель, крупным узлом коммуникации и важным опорным пунктом обороны немцев на правом берегу р. Сож» [36, с. 42].

После освобождения Гомеля - первого областного центра БССР встал вопрос о переводе правительства БССР на белорусскую территорию. Руководящий состав ЦК Компартии Белоруссии и Правительства БССР прибыл из Москвы в Новобелицу специальным поездом в 16-17 часов 31 декабря 1943 года. Гомель к тому времени уже был освобожден от немецко-фашистских войск, но, отступая, они взорвали железнодорожный и шоссейный мосты через реку Сож и подъездные пути к станции Гомель. Кроме того, город был настолько разрушен, что разместить в нем правительственные учреждения не представлялось возможным. Для этого Ново-Белица располагала тогда большими возможностями [32, с. 23-24].

Так, после освобождения Гомеля на белорусской земле начала работу и администрация, что говорит о будущей победе и начале восстановления города.

Всего осенью 1943 г. - зимой 1943-1944 гг. части Красной Армии освободили полностью или частично около 40 районов Гомельской, Полесской, Могилёвской и Витебской областей. Успешно развивалось наступление советских войск и на других фронтах.

За три года героической борьбы в тылу врага партизаны и подпольщики Белоруссии убили и ранили свыше 500 тысяч фашистских солдат и офицеров, в том числе 47 генералов и высших военных чинов, пустили под откос свыше 11 тысяч эшелонов, разрушили 47 водокачек и водонапорных башен, подорвали свыше 300 тысяч рельсов. Разгромили 29 железнодорожных станций, около тысячи штабов и гарнизонов противника, уничтожили свыше 18 тысяч автомашин, 1355 танков и бронемашин, 305 самолётов, много орудий, военных складов, мостов, тысячи километров линий связи. Удары партизан ослабляли не только военную мощь противника, но подрывали его моральный дух.

Партизанские соединения осуществляли крупные согласованные боевые операции, взаимодействовали с частями Красной Армии, особенно в период их наступательных действий. По своим масштабам, военным и политическим результатам партизанская борьба приобрела стратегическое значение, превратилась в один из крупных факторов разгрома врага.

Таким образом, освобождение части Гомельщины и Витебщины было спланированной операцией, при взаимодействии с партизанами. После форсирования Днепра и Сожа, немецкие силы лишились стратегически выгодного положения, кроме того советские солдаты проявляли образцы выдержки и героизма. Значение освобождения кроме прямого, как то освобождение от оккупантов и начало восстановления народного хозяйства, имело и другие последствия. Так, Германия лишилась важных стратегически рубежей, советский народ обрел уверенность в обязательную победу. Освобождение части Беларуси активизировало действие партизан и подпольщиков, что еще более ослабляло фашистов. Поражения от Красной Армии делали возможным менее болезненно открывать Второй фронт.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Военные операции осенью 1943-зимой 1944 года имели большое значение для поднятия престижа Красной Армии, руководства страны, партии, позволяло начинать возрождать экономику, строить белорусскую государственность.

Предпосылками освобождения белорусских территорий стала Курско-Орловская операция, в ходе которой фашистов откинули с Курской дуги. Это позволило планировать новые операции по освобождению украинской и белорусской территории. Немцы не успели создать должной обороны, они не рассчитали скорость, решительность и талант советских военачальников и солдат.

Воспоминания советских военачальников представляют важнейший источник при исследовании проблемы начала освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Однако они не могут являться исключительно критичным и достоверным источником информации о событиях осени-зимы 1943-44 гг. на территории Беларуси.

Среди важнейших воспоминаний следует выделить: на юго-западном направлении - Рокосовского, Батова, Горбатова, Федюнинского; на северо-западном направлении важными являются мемуары Еременко, позже Багромяна.

Следует отметить, что Витебское направление освещено в мемуаристке значительно слабее, нежели Гомельское (Полесское).

Следует отметить, что воспоминания о тех событиях Великой Отечественной войны имеют важнейшее значение в проблеме оценке военно-политических событий. Они позволяют оценить обстановку глазами людей, которые стояли у истоков победы. Тем более важны мемуары советских военачальников в описании операций Красной Армии на белорусских землях в период данного исследования. Так как эти события плохо освещены в литературе из-за их, как считалось второстепенного значения. Основные боевые действия разворачивались в Украине.

Важным было освобождение областного центра Гомеля. И, если Гомель освободили без особых проблем, то Витебск долгое время, вплоть до второго этапа освобождения Беларуси, фашистам удавалось удерживать, в воспоминаниях советских военачальников по этому поводу можно найти оправдания, которые основываются на проблемных погодных условиях и тому вниманию, которое отдавалось германским командованием сохранению Витебска.

В то же время положение фашистской Германии всё более ухудшалось. Хотя военная промышленность продолжала увеличивать выпуск продукции, полностью возместить потери, понесённые на Восточном фронте, уже не удавалось.

Военные поражения обострили внутриполитическую обстановку в стране, что, в частности, нашло своё выражение в готовившемся заговоре против Гитлера. Тяжёлым было и международное положение Германии. Дело шло к распаду блока фашистских государств. Усиливалось движение Сопротивления в оккупированных странах. С июня 1944 г. Германия была вынуждена вести войну на два фронта.

Воспоминания советских военачальников являются важным объектом для исследования, так как они выражают весь характер понимания боевых действий и обстановки на фронтах, помогают в динамике отследить эволюцию военной советской мысли.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


1.Ананьев, И.М. Танковые армии в наступлении [Текст]: По опыту Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. - М.: Воениздат, 1986. - 456 с.

.Антипенко, Н.А. На главном направлении [Текст] / Н. А. Антипенко. - Мн.: Наука, 1982. - 275 с.

.Баграмян, И.X. Так шли мы к победе [Текст] / И.Х.Баграмян. - М.: Воениздат, 1988. - 632 с.

.Батов, П.И. В походах и боях. - М.: Воениздат, 1974. - 450 с.

.Батов, П.И. Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский // Полководцы и военачальники Великой Отечественной. Вып.1. - М., 1971. - С. 209 - 284.

.Белобородов, А.П. Всегда в бою. - М.: Дружба народов, 2001. - 219 с.

.Белобородов, А.П. Ратный подвиг. - М.: Политиздат, 1965. - 110 с.

.Беспанский, Сергей Начало освобождения Беларуси: осень 1943 - весна 1944 годов // Могилевский поисковый вестник - 2005. - №2. - С. 12-19

.Бубнов, А.С. О Красной Армии: Статьи, речи и доклады. - М.: Воениздат, 1958. - 240 с.

.Булатов, Ф.Г. Будни фронтовых лет [Текст] / Ф.Г. Булатов. - Казань: Терра, 1984. - 235 с.

.Василевский, А. Краткая энциклопедия Великой Отечественной войны [Текст] / А. Василевский // Коммунист. - 1970. - № 8. - С. 87-146

.Василевский, А.М. Дело всей жизни. - М.: Политиздат, 1973. - 626 с.

.Великая Отечественная война советского народа [Текст]. - М.: БГУ, 2004. - 467 с.

.Военные вопросы в документах КПСС и Советского государства: Аннот. библиогр. указ. - М.: Воениздат, 1980. - 461 с.

15.Ворошилов, К.Е. Сталин и Красная Армия. - М.: Воениздат, 1942. - 45 с.

16.Воспоминания начальника штаба батальона 508 стрелкового полка 174 стрелковой дивизии Н. Глазунова // Памяць. Дубровенскі раён: У 2х кнігах. - Кніга 2. - Мн., 1996. - С.44

.Галицкий, К.Н. Годы суровых испытаний 1941-1944: Записки командарма [Текст] / Галицкий Кузьма Никитович. - М.: Наука, 1973. - 600 с.

.Гарт, Б. Лиддел Вторая мировая война [Текст] / Лиддел Б. Гарт. - М.: Воениздат, 1968. - 548 с.

.Генеральный штаб. Военно-научное управление: Сб. документов Великой Отечественной войны. Вып. 37. - М.: Воениздат, 1959. - 369 с.

.Гишко, Н.С. ГКО постановляет: Документы и материалы // Военно-исторический журнал. - 1992. - № 2. - С. 31 - 38.

.Горбатов, А.В. В годы войны [Текст] / А.В.Горбатов; ред. К.К. Телегин. - М.: Воениздат, 1989. - 366 с.

.Грылёв, А. Советская военная историография в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период // Военно-исторический журнал. - 1968. - № 3. - С. 77 - 89.

.Гудериан, Г. Воспоминания солдата [Текст] / Г. Гудериан. - Смоленск.: Русич, 1999. - 543 с.

.Дандыкин, Т.К. Не ставшие на колени [Текст] / Т. К. Дандыкин. - Брянск: ГУП «Брянское обл. полиграф. Объединение», 2005. - 312 с.

.Долготович, В.Н. Беларусь в годы Великой Отечественной войны в вопросах и ответах [Текст] / В.Н. Долготович. - Мн.: Полымя, 1994. - 358 с.

.Дробов, М.А. Малая война (партизанство и диверсии) [Текст] / М. А. Дробов. - М. Просвещение, 1996. - 403 с.

.Дроговоз, И.Г. Танковый меч Страны Советов [Текст] : [научное издание]. - Мн.: Харвест, 2004. - 480 с.

.Егоров, А.В. В донских степях [Текст] : [научное издание]. - М.: ДОСААФ СССР, 1988. - 164 с.

.Еременко, А.И. Годы возмездия. 1943-1945. - 2-е изд. - М.: Финансы и статистика, 1985. - 424 с.

.Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. В 2-х т. - 13-е изд., испр. и доп. по рукописи автора. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - Т. 1. - 468 с.

.Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. В 2-х т. - 13-е изд., испр. и доп. по рукописи автора. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - Т. 2. - 514 с.

.З даведкі былога начальніка аддзела «Урадавай аховы міністэрства дзяржаўнай бяспекі БССР і каменданта «Урадавага цягніка У. В. Скарабагатава аб пераездзе ЦК КП(б)Б» і Урада рэспублікі з Масквы ў Гомель [Тэкст] // Памяць: Гістарычна-дакументальная хроніка Гомеля. У 2 кн. Кн. 2-я. - Мн.: БЕЛТА, 1999. - С. 23

.З успамiнау Георгiя Сяргеевiча Калiнiна, былога камандзiра роты, начальнiка штаба батальёна, камандзiра батальёна i начальнiка штаба палка у пантонна-маставых часцях [Тэкст] // Памяць: Гістарычна-дакументальная хроніка Гомеля. У 2 кн. Кн. 2-я. - Мн.: БЕЛТА, 1999. - С. 32.

.Залесский, А.И. В партизанских краях и зонах. Патриотический подвиг советского крестьянства в тылу врага (1941-1944 гг.) [Текст] / А. И. Залесский. - М.: Наука, 1962. - 428 с.

.Из воспоминаний генерал-майора И. Колодежного // Памяць. Дубровенскі раён: У 2х кнігах. - Кніга 2. - Мн.,1996. - С.56

.Из воспоминаний генерал-майора Ф. Г. Булатова командира 96-й Гомельской Краснознаменной ордена Суворова дивизией [Тэкст] // Памяць: Гістарычна-дакументальная хроніка Гомеля. У 2 кн. Кн. 2-я. - Мн.: БЕЛТА, 1999. - C. 40.

.Из воспоминаний командира батареи 188г-го гвардейского артиллерийского полка А. Колоды о боях 14-15 ноября 1943 г. у д. Новое Село // Памяць. Дубровенскі раён: У 2х кнігах. - Кніга 2. - Мн., 1996. - С.57

.Из доклада Бурского В.И. // Советская Белоруссия. - 1970 г. - № 299 - С. 12

.История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. В 6 томах - Т. 6. [Текст]. - М.: Воениздат, 1965. - 538 с.

.История второй мировой войны 1939 - 1945: в 12-ти томах. Т. 8. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока [Текст]. - М.: Наука, 1976. - 530 с.

.Інтэрв'ю Маршала Савецкага Саюза K. K. Paкacoўcкaгa да 20-roддзя вызвалення Гомельшчыны [Тэкст] // Памяць: Гістарычна-дакументальная хроніка Гомеля. У 2 кн. Кн. 2-я. - Мн.: БЕЛТА, 1999. - С. 30-32.

.Калинин, С.А. Размышляя о минувшем. - М.: Воениздат, 1963. - 221 с.

.Князьков, А. Историческое значение партизанского движения 1941-1945 гг. и его роль в разгроме фашистской Германии [Текст] / А. Князьков // Веснiк БДУ. - 2007. - № 4. - С. 18-30.

.Командующему Белорусским фронтом генералу армии К. К. Рокоссовскому: Боевое донесение № 099 от 26.11.43 г. [Тэкст] // Памяць: Гістарычна-дакументальная хроніка Гомеля. У 2 кн. Кн. 2-я. - Мн.: БЕЛТА, 1999. - С. 43.

.Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941 г. - 1945 г.) [Текст] : Документы и материалы. - М.: Политиздат, 1970. - 476 с.

.Кочетков, А.Д. Двинский танковый [Текст] : Боевой путь 5-го танкового Двинского корпуса. - М.: Военное издательство, 1969. - 160 с.

.Кошевой, Н.К. В годы военные. - М.: Воениздат, 1978. - 361 с.

.Красная Армия в победах и поражениях, 1941 - 1945 гг. / В.И. Феськов, К.А. Калашников, В.И. Голиков; Науч. ред. Э.И. Черняк; Томский гос. ун-т, Фак. военного обуч., Том. обл. краевед. музей. - Томск: Изд-во ТГУ, 2003. - 619 с.

.Кривошеев, Г.Ф., Андроников, В.М., Буриков, П.Д., Гуркин, В.В. Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь [Текст] / Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков, В.В. Гуркин - М.: Вече, 2010. - 388 с.

.Куманев, Г.А. Маршал Рокоссовский в воспоминаниях его соратников // Три маршала Победы. - М., 1999. - С. 259-286.

.Лемешонок, В.И. Отражение судьбы советских военнопленных в историко-документальных хрониках «Память». «Трагедия войны, фронт и плен» // Сбор. материалов научной конференции. Белгосмузей Великой Отечественной войны. - Мн., 1995. c. 110

.Лемяшонак, У.І. Вызваленне - без грыфа «Сакрэтна!». - Мн., 1996. - 180 с.

.Макар, И.П. Операция «Багратион» [Текст] / И.П. Макар // Военно-исторический журнал: орган Министерства обороны СССР / Учредитель Министерство обороны СССР, 1939, июль. - М.: Воениздат. - 2004. - № 6. - С. 3-9

.Малаховский, А. Деревенская пехота падала как подкошенная // Могилевские ведомости. - 2003. - 26 сентября. - С. 3

.Москаленко, К.С. На юго-западном направлении. Кн. 1 - 2. - 3-е изд. - М.: Воениздат, 1979. - 127 с.

.Освобождение Гомеля // Электронный ресурс: режим доступа: www.archives.gov.by.

.Памяць: Гістарычна-дакументальная хроніка Гомеля. У 2 кн. Кн. 1-я [Тэкст]. - Мн.: БЕЛТА, 1998. - 608 с.

.Партизанскими тропами Белоруссии [Текст] / Под ред. А.И. Залесского. - М.: Проф. Издат, 1984. - 316 с.

.Петренко, В.М. Маршалл Советского Союза К.К. Рокоссовский: «Командующий фронтом и рядовой боец по временам одинаково влияют на успех…» [Текст] / В.М. Петренко // Военно-исторический журнал: Орган Министерства обороны СССР / Учредитель Министерство обороны СССР, 1939, июль. - М.: Воениздат. - 2005. - № 7. - С. 19-27

.Пономаренко, П.К. Партизанское движение в Великой Отечественной войне [Текст] / П. К. Пономаренко. - М.: Политиздат, 1943. - 426 с.

.Рокоссовский, К.К. (автобиография) // Военно-исторический журнал. - 1990. - № 12. - С. 86

.Рокоссовский, К.К. Солдатский долг [Текст] : [научное издание] / К.К.Рокоссовский. - М.: Военное издательство, 1968. - 356 с.

.Русский Архив. Великая Отечественная. Сборник документов. Том 5(4). М:ТЕРРА, 1999. - Документ 1.

.Сборник боевых документов Великой Отечественной войны [Текст] / Вып. 5. - М.: Воениздат, 1947. - 453 с.

.Свердлов, Ф., Подготовка и ведение Городокской операции // ВИЖ. - 1976. - № 3. - C. 16-23

.Севрюгов, С.Н. "Как это было (записки кавалериста)"

67.Советская военная энциклопедия <http://militera.lib.ru/enc/enc1976/sve1.djvu> / под ред. А.А. Гречко <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%BA%D0%BE,_%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B9_%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87>. - М.: Воениздат <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D1%82>, 1978. - Т. 5. - 672 с.

.Типпельскирх, К. История Второй мировой войны: в 2 т. Т.1. Санкт- Петербург: Изд-во СПб университета, 1994. - 399 с.

.Хацкевич, А.Ф., Крючок, Р.Р. Становление партизанского движения в Белоруссии и дружба народов СССР [Текст] / А. Ф. Хацкевич, Р. Р. Крючок. - Мн.: Полымя, 1980. - 345 с.

.Холин, А.Т. Радисты фронта. - М.: Воениздат, 1985. - 199 с.

.Шапошников, Б.М. Воспоминания: Военно-научные труды. - М.: Воениздат. 1974. - 572 с.

.Шмелев, И. История танка. 1916-1996 // Техника - молодежи [Текст] / И.Шмелев. - М.: Яуза, 1996. - 428 с.

.Шмелев, И. Средние лучше легких // Техника - молодежи [Текст] : общественно-политический, научно-художественный и производственный журнал / Учредитель ЦК ВЛКСМ, 1933, июль. - 1981. - № 3. - С. 55-57

.Федюнинский, И.И. Поднятые по тревоге / И.И. Федюнинский. - М.: Воениздат, 1961. - 252 с.


Теги: Анализ хода освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны  Диплом  История
Просмотров: 33730
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Анализ хода освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны
Назад