1917 год: борьба за власть в Приднестровье


Контрольная работа

год: борьба за власть в Приднестровье


Содержание


1. Период двоевластия (март-июль 1917 г.)

. Поддержка идеи Советской власти народом (июль-октябрь 1917 г.)

. Советы Приднестровья в борьбе за власть

Литература

приднестровье советский власть политический


1. Период двоевластия (март-июль 1917 г.)


Известие о стремительном свержении царской власти, подготовленном логикой исторического развития, не сразу достигло всех уголков огромной Империи. Если жители двух российских столиц - Петрограда и Москвы - своими решительными действиями способствовали падению прогнившего и расшатанного режима, то на местах его крах стал для многих событием в определенной степени неожиданным и, безусловно, обратимым. Не случайно представители монархической власти, рассчитывая на скорую реставрацию старого строя, пытались скрыть сам факт свержения самодержавия, препятствуя публикации в местной прессе документов об отречении царя от престола и формировании Временного правительства.

Первой о происшедшем государственном перевороте сообщила центральная пресса, после чего 5 марта 1917 г. редакция бендерской газеты «Бессарабский южный край» выпустила специальный бюллетень с телеграммами о революционных событиях в Петрограде. По городам и местечкам Приднестровья вихрем пронеслись праздничные шествия, митинги, на которых развевались красные транспаранты, раздавались бравурные марши военных оркестров и витиевато-красивые революционные речи ораторов. Многолюдные демонстрации прошли в Бендерах, Рыбнице, Тирасполе. Народ ликовал. Падение царизма давало надежду на прекращение затянувшейся войны, выход из экономического кризиса, решение земельного вопроса. На митинге в Тирасполе рабочий Поляков весьма образно выразил общие ожидания перемен: «Прошли смутные времена, когда под крылышком старого сгнившего строя всякие пиявки сосали кровь народную, наживаясь бессовестным образом за счет рабочего горба».

Всеобщая радость временно отодвинула на второй план различия во взглядах на будущее государственное устройство неоднородных социальных групп. Казалось, что свержение монархии автоматически обеспечивало воцарение всеобщей справедливости и свободы. Именно поэтому на митингах принимались резолюции, приветствующие как Временное правительство, так и Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Иллюзии первых послепобедных дней нашли свое отражение в статье неизвестного автора «Исторические дни», опубликованной 2 марта в газете «Бессарабский южный край»: «Единодушие, обнаруживаемое со стороны всех слоев общества, служит залогом дальнейших успехов. Особенно следует приветствовать тактику тех классов и групп, которые в обычное время не отличаются сговорчивостью с так называемыми буржуазными элементами страны. Мы разумеем тактику рабочего пролетариата и трудового крестьянства.

Той глубокой пропасти, обычно отделяющей различные и противоположные по своим интересам классы общества, теперь не видно. Любовь к свободе послужила тем мостом, который был перекинут через эту пропасть и объединил всех граждан в одну сильную сплоченную массу».

Но эйфорический туман постепенно рассеивался, все больше стали проявляться в обществе классовые интересы и, прежде всего, в отношении видения будущего государственного устройства страны. Уже 6 марта в Бендерах состоялось совещание гласных городской думы и «приглашенных представителей местных организаций, учреждений и рабочих групп», на котором было принято решение о создании Комитета общественной безопасности и определен его состав. В комитет должны были войти городской голова, председатель земства, представители Всероссийского земского союза, выборные от ссудосберегательного товарищества, общества торгово-промышленных служащих, представители железной дороги, народного образования, земства, газет. Три места выделили рабочим группам. Первыми избрали своих представителей в Комитет общественной безопасности ссудосберегательное товарищество и собрание офицеров-врачей, военных чиновников и солдат гарнизона Бендерской крепости.

По мере развития событий рассеивались иллюзии о возможности совместной работы всех партий на общее благо. Буржуазные органы самоуправления довольствовались свободами, завоеванными в феврале-марте, Советы же хотели и должны были идти дальше. 8 апреля Тираспольский Совет рабочих и солдатских депутатов принял решение отозвать своих представителей из городской думы. Уже в первые дни революции демократически настроенные слои общества продемонстрировали свое понимание недемократичности новых буржуазных органов самоуправления. Серьезная критика в адрес лиц, вошедших в Комитет общественной безопасности, касающаяся процедуры выборов, прозвучала на собрании железнодорожных служащих Бендер. Выразилась она и в следующем факте: некоторые учреждения и профессиональные организации, в первую очередь те, которые поддерживали интересы мелкобуржуазных слоев населения, направляли своих представителей одновременно и в общественные комитеты и в Советы. Так поступили члены Общества служащих торгово-промышленных заведений Бендер, собрание «лиц интеллигентных профессий», служащие Киевского округа путей сообщения, казначейства, воинского присутствия, акцизного ведомства. Советы рабочих депутатов таким образом становились органом, выражающим интересы широких слоев пролетариата и мелкой буржуазии.

марта в Тирасполе состоялось заседание представителей рабочих, на котором было принято воззвание к трудящимся и солдатам начать подготовку к выборам в Совет. 12 марта прошло общее собрание рабочих, избравшее Совет рабочих депутатов (СРД) из 15 человек. По своему партийному составу Тираспольский Совет стал олицетворением широкой партийной коалиции левых сил - в него вошли представители эсеров, Бунда, меньшевиков и большевиков. Председателем Совета стал Хейсин, врач по профессии.

Первое заседание Бендерского СРД состоялось также 8 марта. В его работе приняли участие делегаты от железнодорожников, рабочих мельниц Бланка и Шора, судоходной дистанции, типографии, служащих почтово-телеграфного ведомства, торгово-промышленных заведений, городской управы. Ввиду того, что на этом заседании присутствовали представители не всех предприятий, избранный исполнительный комитет был назван Временным. Его председателем стал О.Н. Блиц, представитель Общества служащих в торгово-промышленных заведениях; товарищем председателя - П.В. Добродеев, рабочий-железнодорожник; секретарем - Л.А. Варбанец, служащий городского самоуправления; казначеем - А. Андреянов, депутат от железнодорожников. Бендерский Совет решительно взялся за осуществление революционных преобразований в городе: уже на первом организационном заседании исполкому было поручено провести переговоры с комиссаром Временного правительства Бендер о замене полиции народной милицией, урегулировать выдачу пайков семьям запасных, активизировать выборы делегатов в Совет. Городской голова Галацан и член городской управы Пахомов были арестованы «до расследования их деятельности».

Надежными помощниками и союзниками трудящихся в их работе по организации новой власти стали солдаты местных гарнизонов. После того как руководство города в лице комиссара Временного правительства проигнорировало решение СРД Бендер о замене полиции народной милицией, представители бендерского гарнизона потребовали от губернского комиссара Кишинева немедленно убрать полицию из города, угрожая в противном случае разгромом полицейских участков. Их требование было выполнено, а охрана Бендер поручена солдатам гарнизона, при содействии которых были арестованы члены Тираспольского городского самоуправления - приверженцы старого строя, распространявшие слухи о падении нового режима, неизбежности восстановления монархии, призывавшие к погромам.

В результате предпринятых действий ускорились темпы организационного объединения рабочих и солдат. 11 марта состоялось первое заседание Бендерского Совета солдатских депутатов (ССД), на котором присутствовали руководители Временного исполкома СРД, сыгравшие главенствующую роль в выборах депутатов солдатского Совета ряда воинских частей. На следующий день назначается совместное заседание СРД и ССД, а 18 марта избирается объединенный исполком Совета рабочих и солдатских депутатов (СРиСД), куда вошли 19 солдат и 18 рабочих, представлявших более трех тысяч трудящихся и служащих города и 10 тыс. военнослужащих гарнизона. Представительство рабочих и солдат в Совете было непропорциональным, однако соблюдение известного паритета в исполкоме между представителями местных трудящихся и солдат обеспечивало оптимальное сочетание их интересов в проводимой Советом политике. Объединенный исполком отстранил от дел городскую управу «вследствие ряда незаконных действий и злоупотреблений» и провел выборы ее нового состава, что было, как сказано в телеграмме председателя исполкома в Петроградский СРиСД, «встречено с восторгом всем населением», в том числе Комитетом общественной безопасности.

В Бендерах реакционное офицерство при содействии комитета предприняло попытку разрушить единство солдат и трудящихся города путем создания отдельного Совета офицерских и солдатских депутатов, что было квалифицировано в докладе Бендерского СРиСД в исполком Петроградского Совета как «опасное для революции явление». В Тирасполе в конце марта также создается Совет солдатских и офицерских депутатов, но он не стал обособляться от СРиСД. В первых числах апреля оба Совета объединились и сформировали единый Совет рабочих и солдатских депутатов. К лету 1917 г. были организованы Советы в Дубоссарах, Григориополе, Рыбнице.

Апофеозом революционной эйфории весны 1917 г. стало празднование 18 апреля (по ст. ст.) Дня международной солидарности трудящихся. Многолюдные демонстрации рабочих, солдат и учащихся прошли в Бендерах. Ряды демонстрантов из Рыбницы пополнились митингующими из соседнего местечка Резина. У здания Рыбницкого Совета состоялся совместный митинг. Развевались красные знамена, до позднего вечера не смолкала музыка, звучали революционные песни «Марсельеза» и «Варшавянка».

Манифестанты выдвигали требования скорейшего заключения справедливого мира и укрепления пролетарской солидарности. В с. Малаешты Тираспольского уезда демонстранты пронесли красный флаг с надписью «Да здравствует демократическая республика!». В большинстве населенных пунктов первомайские праздники проходили под лозунгом «Да здравствуют Советы!».

С первых недель своего существования Советы стали смело вторгаться в сферу производственных отношений. 1 апреля Тираспольский Совет рабочих и солдатских депутатов одним из первых принял решение об ограничении рабочего дня восемью часами. Комитет заводчиков, фабрикантов и владельцев мастерских Тирасполя согласился с введением восьмичасового рабочего дня на производстве без сокращения заработной платы и обязался устанавливать сверхурочные работы только с согласия рабочих при условии оплаты в полуторном размере. В июне исполком Тираспольского Совета утвердил решение профсоюза приказчиков о введении восьмичасового рабочего дня в торговых заведениях.

Наряду с Советами вопросы, связанные с производством и положением наемных работников, решали создаваемые рабочими и служащими профессиональные союзы. Процесс их организации отражал характерные для рабочего класса Приднестровья черты - распыленность и малочисленность. В Тирасполе с 25 апреля по 7 мая были организованы союзы сапожников-заготовщиков, служащих иллюзионов, парикмахеров и столяров, пекарей-подмастерьев, фармацевтов, фотографов, портных, модисток и шляпоч-ниц, рабочих мельницы и макаронной фабрики, развозчиков шипучих вод, типографов, переплетчиков и картонажных мастеров, паковщиков фруктов и яиц, лесопильщиков и мерщиков, металлистов, шорников, резчиков, маляров, чернорабочих, каменщиков, печников и штукатуров, бондарей, садовников и грузчиков вокзала, которые объединили в общей сложности 800 человек. Тогда же создаются профсоюзы маляров (24 члена), рабочих скотобойни (14), кирпичников (119). Конечно, такие профсоюзы вряд ли были способны добиться улучшения положения трудящихся, но образование 7 мая Союза союзов города Тирасполя, избрание его правления значительно усиливали их реальное влияние. При правлении работали комиссии по устройству клуба и чайной, по улаживанию конфликтов, литературная, театральная и примирительная комиссии. Одновременно устанавливались тесные связи Союза союзов с рабочими Кишинева, Бендер, Петрограда, Москвы, городов Украины и России.

Уже 12 мая, по сообщению «Рабочей газеты», объединенным профсоюзам удалось добиться улучшения экономического положения трудящихся ряда отраслей, наладить учет безработных. Революционный романтизм и беззаветная вера в светлое социалистическое будущее, вероятно, были не последними в ряду причин, обеспечивших успех. При орга низации Союза союзов председатель исполкома Тираспольского Совета Хейсин призвал рабочих к политической борьбе за торжество социализма. Делая первые шаги на этом пути, правление Союза союзов на заседании, проходившем 19 мая, «выразило пожелание о скорейшей организации воров и предоставлении им честного труда». Большую роль в создании профсоюзов Тирасполя и их объединении сыграл делегат крестьянской секции при исполкоме Одесского Совета рабочих и солдатских депутатов социал-демократ-интернационалист Саул Ушерович, избранный председателем объединенного правления.

Профессиональные союзы были организованы также в Бендерах, Дубоссарах, Рыбнице и Григориополе. Не всегда их требования к работодателям удовлетворялись быстро и легко. Некоторым профсоюзам пришлось прибегать к радикальным мерам. В результате забастовки, состоявшейся в июне, были удовлетворены требования рабочих бендерской бойни. Длившаяся около двух месяцев забастовка работников швейных мастерских, создавших профсоюз «Игла» в Бендерах, тоже закончилась победой трудящихся. В стачку, объявленную в июне правлением областного профсоюза служащих компании «Зингер» юга России, включились ее служащие в Тирасполе и Бендерах.

Значительную часть населения Приднестровья составляли крестьяне, поэтому развитие революционного процесса во многом зависело от событий на селе. Февральская революция не решила один из самых насущных для всей России вопросов - вопрос о земле. И правительство, и его представители на местах, и Петроградский Совет, в котором преобладали сторонники партий постепенного реформирования экономического строя, не желали брать на себя ответственность в решении этой проблемы, предпочитая выжидать время до начала работы Учредительного собрания. Однако крестьяне ждать не могли и не хотели. Весной в Приднестровье прошли крестьянские выступления, сопровождавшиеся насильственными действиями - захватами и разгромами помещичьих имений. В документах отмечаются случаи изъятия у хозяев земель и усадеб в Малигоновской и Малаештской волостях, с. Молокиш, имении «Рыбница».

Существенную роль в легализации крестьянской борьбы за землю сыграл съезд граждан-хлеборобов Бессарабской, Подольской, Херсонской и Таврической губерний, проходивший 6-8 апреля в Одессе по инициативе крестьянской секции исполкома Одесского Совета рабочих и солдатских депутатов. На нем присутствовали 2 тыс. делегатов, в том числе и из Приднестровья. В резолюции съезда говорилось о том, что «все земли переходят в собственность граждан-хлеборобов частью без выкупа, частью - за плату, все незасеянные помещичьи земли могут быть засеяны крестьянами, а арендная плата за их пользование должна быть установлена на местах общественными организациями».

После выступления одного из делегатов съезда в с. Красногорки Тираспольского уезда крестьяне постановили разделить кабинетские, казенные и удельные земли между малоземельными и безземельными крестьянами. В письме григориопольского лесничего говорилось, что «крестьяне села Красногорки …считая казенные леса перешедшими в их владения, захватили Малаештскую лесную дачу, пасут в ней скот, пашут свободные земли и начинают уже рубить лес». К концу апреля крестьяне экспроприировали Малаештскую и Перерытскую лесные дачи.

Сельским жителям трудно было самим разобраться в сути происходящего, поэтому с просьбой прислать инструкторов в крестьянскую секцию Одесского Совета постоянно обращались труженики Рыбницкого сахарного завода, м. Каменка Ольгопольского уезда, сел Слободзея, Малаешты, Незавертайловка Тираспольского уезда и др. В марте- июне 1917 г. в Тираспольский уезд были направлены семь агитаторов для разъяснения революционной политики. Аналогичную работу в крестьянской среде активно проводили солдаты Тираспольского гарнизона.

Позиция заезжих агитаторов не всегда совпадала с позицией Советов. Председатель исполкома Тираспольского Совета прапорщик Кутоманов направил 17 мая в крестьян скую секцию письмо с просьбой не посылать больше в уезд делегатов без ведома исполкома, поскольку «приезд делегатов не умиротворяет население, а вносит лишь полный разлад и мешает нам иметь контроль над уездом». Одновременно исполком квалифицировал захват земель у помещиков, фабрик и денег у капиталистов как «самоуправство, гибельное для народа», предлагал действовать планомерно, выступая против буржуазии, которая «саботирует революцию, повышает цены», и против «некоторой части демократии, именуемой большевиками».

В борьбе за землю крестьяне шли впереди Советов, действиями поддерживая большевистскую линию в аграрном движении. Комиссар Бендерского уезда отмечал, что на состоявшемся в июне уездном крестьянском съезде «имели место большевистские течения». Стихийные действия крестьян, нередко квалифицировавшиеся как «бесчинства» (разгромы, поджоги), объяснялись низким уровнем общей культуры и политического сознания, а также абсолютной инертностью законных властей. На Бессарабском губернском съезде эсеров подчеркивалось, что «крестьянство не разбирается в программах различных партий», что главным для крестьянина была и есть немедленная передача ему земли, а все остальное, в том числе и различные партийные программы, является второстепенным.

Принимая на съездах эсеровские резолюции, крестьяне толковали их по-своему, действовали по большевистски. На Тираспольском уездном съезде крестьян, проходившем 13-16 июня, была принята вполне эсеровская резолюция, предусматривавшая отмену частной собственности на землю, передачу ее населению на уравнительно-трудовых условиях, запрещение наемного труда. Исполнение этих решений откладывалось до начала работы Учредительного собрания, а пока от крестьян требовалось не допускать аграрных беспорядков. Решение съезда о недопущении самовольных захватов земли повсеместно не выполнялось - они продолжались в Рыбнице, на хуторе Бугай Захарьевской волости, в с. Молокиш и во всем Тираспольском уезде.

июня на совместном заседании исполкома Тираспольского СРиСД и крестьянских депутатов, избранных на съезде, произошло объединение Советов. Вскоре объединенный исполком Тираспольского Совета принял постановление об организации волостных и сельских крестьянских Советов.

Агитация большевиков и антинародная политика Временного правительства мобилизовали трудящихся центра страны на борьбу за переход всей власти в руки Советов. Желая воспрепятствовать дальнейшему развитию революционного процесса, сохранить власть в своих руках, Временное правительство, основу которого составляла коалиции буржуазных и мелкобуржуазных партий, отдало приказ расстрелять мирную демонстрацию рабочих и солдат, проходившую под лозунгом «Вся власть Советам!» в Петрограде 4 июля. Открытое применение насилия против революционных масс позволило большевикам сделать вывод о невозможности мирного перехода власти к Советам и призвать к подготовке вооруженного восстания с целью ее захвата.


. Поддержка идеи Советской власти народом (июль-октябрь 1917 г.)


Проводимая большевиками политика не нашла отклика в Советах Приднестровья. Исполком Тираспольского Совета рабочих и солдатских депутатов осудил проведенную в Петрограде демонстрацию и поддержал политику ЦИКа Советов и Временного правительства. Одновременно исполком выразил надежду, что Временное правительство «не остановится на полумерах в борьбе с врагами свободы» и высказал готовность реально участвовать в борьбе с большевиками.

Через несколько дней после расстрела июльской демонстрации в Петрограде началось наступление контрреволюции на местах. Начальник Бендерского гарнизона в своем приказе требовал силой оружия подавлять малейшее революционное выступление и арестовывать всех лиц, распространяющих революционные газеты. За большевистскую агитацию был арестован А.С. Круссер, который служил во втором запасном полку, дислоцированном в Тирасполе. Своими действиями на местах Временное правительство стало вытеснять Советы из сферы активной политической и экономической деятельности. Общественный исполком Бендер воспрепятствовал попытке представителей Советов провести ревизию продовольственной управы, квалифицировав их действия как неправильные и «выходящие за пределы их полномочий».

После июльских событий политический облик Советов быстро менялся. Накануне Государственного совещания в Москве, назначенного на 12 августа 1917 г., Советы Приднестровья по многим вопросам занимали большевистскую позицию. В частности, Тираспольский Совет охарактеризовал идею Московского совещания как «попытку создать государственный переворот и проложить дорогу военной диктатуре», или еще хуже - восстановить в прежних правах детище романовского дома. В то же время большинство членов исполкома Совета составляли эсеры и социал-демократы-меньшевики, которые выступали против ЦК своих партий, принявших решение участвовать в Московском совещании, и не только поддерживали, но и формировали контрреволюционную политику Временного правительства. Не учтенное руководством коренное расхождение во взглядах и оценках партийной верхушки и рядовых членов партии привело к расколу и ослаблению мелкобуржуазных партий, что свидетельствовало о сужении их социальной базы.

Главой Бендерской городской думы, в которой большинство мест принадлежало социалистическому блоку, был избран социал-демократ-интернационалист, член президиума Бендерского Совета О.П. Ханценбергс. Жители Бендерского уезда, как отмечалось на Бессарабском губернском съезде Советов, активнее стали записываться в ряды социалистической партии.

На общем собрании г. Бендеры эсеры присоединились к резолюции Бессарабского губернского съезда партии, осуждавшей Московское совещание, которое «не являлось выразителем всех чувств и желаний революционной демократии». К лету 1917 г. РСДРП(б) стала единственной партией, сумевшей сформулировать и выдвинуть лозунги, выражающие самые сокровенные надежды и чаяния народа - прекращение войны, передачу земли крестьянам, отстранение от власти буржуазии, дискредитировавшей себя в глазах трудящихся.

В аграрных регионах страны к началу августа большевиков было мало, поэтому они не создавали самостоятельных организаций, а действовали в рамках объединенных левых сил. 11-12 августа представители социал-демократической организации Тирасполя, в которой насчитывалось 140 членов, и Бендер приняли участие в работе Одесского совещания объединенных социал-демократических организаций области. На совещании весьма решительно прозвучало осуждение Временного правительства за его действия против большевиков и утверждалось, что «под видом борьбы с большевиками ведется борьба против Советов». Поход генерала Корнилова на Петроград и предпринятая им попытка захвата власти подтвердили справедливость этой и аналогичной ей резолюций. Над завоеваниями революции нависла угроза. Трудящиеся сплотились в едином стремлении дать отпор контрреволюционному мятежу. Организующим центром в борьбе с корниловщиной стали Советы, которые в эти дни фактически взяли власть в свои руки.

Исполком Тираспольского Совета во время мятежа установил контроль над ключевыми пунктами города. Военные комиссары, назначенные исполкомом, были направлены для революционной работы на почтово-телеграфную и телефонную станции, железную дорогу, в управление коменданта и начальника гарнизона. Комитетом был отстранен от должности командир 2-го моторно-понтонного батальона, сторонник Корнилова подполковник Горбатов. Эти меры были поддержаны начальником Тираспольского гарнизона полковником Еленьковским.

Действия Совета получили одобрение солдат и офицеров воинских частей, расквартированных в Тирасполе. 30 августа в течение всего дня к зданию исполкома стекались воинские части с красными знаменами и антикорниловскими лозунгами. На общем собрании батальонных и ротных комитетов командованию воинских частей было рекомендовано не издавать приказов без согласования с исполкомом Совета. На собраниях воинских частей звучали призывы предать суду и смертной казни генерала Корнилова. Аналогичные требования выдвигались и Дубоссарским Советом, который, назначив комиссаров, полностью контролировал город.

Активная борьба с контрреволюционным путчем велась и в Бендерах. В критический момент, 28 августа, здесь было принято решение об объединении рабочего и солдатского Советов. На общем собрании ротных и полкового комитетов Бендерского гарнизона, городского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, представителей армейского комитета 6-й армии, фронтового комитета Союза моряков Одесского порта, местной организации социал-демократической партии было принято решение о переходе всей власти в городе и уезде в руки Совета. От должности был отстранен уездный комиссар Гурский и его помощники - уездный начальник милиции и председатель земской управы. Исполняющим обязанности уездного комиссара был назначен поручик Любов, начальником уездной милиции - Кузьмин.

Корниловский мятеж способствовал дальнейшему размежеванию внутри различных политический организаций, в том числе и Советов. Большевистские фракции в конце августа образовались в Тираспольском и Бендерском Советах, причем в первом, как подчеркивал член исполнительного бюро Херсонского губернского исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов М. Новиков, большевики уже имели серьезное преимущество.

Временное правительство, посчитавшее необходимым сохранить преемственность внешней политики царского правительства и выполнить все обязательства перед союзниками, не предпринимало никаких шагов для выхода России из войны, обескровившей страну и поставившей ее на грань национальной катастрофы, явившейся, в конечном счете, гигантским катализатором буржуазно-демократической, а затем и социалистической революции. Народ, уставший от тягот войны, жаждал ее скорейшего прекращения, поэтому выдвинутые большевиками лозунги «Долой империалистическую войну!», «Да здравствует справедливый демократический мир!» пришлись по сердцу рабочим, солдатам и крестьянам. На Бессарабском губернском съезде Советов один из делегатов от Дубоссарского Совета заявил, что его избиратели требуют «скорейшего окончания войны». Антивоенные настроения звучали и в выступлении делегата от Бендер, который утверждал, что только переход власти к Советам обеспечит мир, прекратит процесс «ужасного небывалого уничтожения народов». Недовольство масс усиливалось и проводимой Временным правительством и соглашательскими Советами аграрной политикой. Не надеясь на скорую возможность легального решения земельного вопроса, крестьяне осенью 1917 г. продолжали экспроприировать частные владения. Землевладельцы Балтского уезда Подольской губернии в жалобе, направленной в Министерство внутренних дел, писали: «Захвачена вся частновладельческая земля, посевы, расхищаются живой и мертвый инвентарь. Крестьяне не допускают производства работ, выселяют служащих экономий…» Администрация Рыбницкого сахарного завода обратилась за помощью в Румчерод (Центральный исполнительный комитет Советов солдатских депутатов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области), который тут же направил в Тираспольский уезд для подавления крестьянского движения конный полк. Представитель Бендерского Совета на Бессарабском губернском съезде Советов Придикман в своем выступлении отмечал, что Советы крестьянских депутатов отказываются объединяться в СР и СД, потому что, по их мнению, «нет им пользы от переворота, так как крестьянин для себя видит весь интерес только в земле».

Главный теоретик и руководитель большевистской партии, который, как никто из его современников, перспективно оценивал ход событий, расстановку классовых и политических сил и, благодаря реалистичности своего анализа, привел возглавляемую им партию к власти, В.И. Ленин точно охарактеризовал сложившееся в стране положение и настроения трудящихся масс: «Недовольство, возмущение, озлобление в армии, в крестьянстве, среди рабочих растет. Все обещающая и ничего не выполняющая «коалиция» эсеров и меньшевиков с буржуазией нервирует массы, открывает им глаза, толкает их на восстание».

В городах главным фактором, который вызвал стихийный протест против политики Временного правительства и меньшевистско-эсеровских Советов, стал острейший продовольственный кризис. Выступая на Бессарабском губернском съезде Советов, представитель Бендер отмечал: «В городе дороговизна отчаянная …положение критическое… топлива, мануфактуры нет». В газете «Известия Бендерского Совета» от 13 сентября указывалось, что «одна из главных властно вставших перед нами задач момента - равномерное распределение имеющихся продуктов первой необходимости - должна войти в круг деятельности компетентных местных революционно-демократических организаций».

Безусловно, одни только призывы не могли решить проблему. Недовольство населения бездействием органов власти в отношении продовольственного вопроса вылилось в стихийные бунты. 24-25 сентября в Бендерах начались беспорядки, зачинщиками которых стали пьяные солдаты, вместе с жителями города громившие продуктовые лавки и склады. За наведение порядка взялись Военно-исполнительный, полковой и ротные комитеты. Из Кишинева прибыли губернский военный комиссар, представители губернского Совета, Румчерода, 200 казаков, вооруженных пулеметами. Бендерский Совет предпринял попытку установить контроль над распределением: по его решению у торговцев были реквизированы 1 тыс. пудов мыла, более 1 тыс. пар сапог, 150 пудов табака, большое количество шинелей и продовольственных товаров.

Кроме того, Совет выступил с инициативой объединения 20 существовавших в то время в Бендерах профессиональных союзов, которые насчитывали 2 тыс. членов, с целью создания кооператива для борьбы с дороговизной. В газете «Известия Бендерского Совета» от 4 октября 1917 г. населению города предлагалось для борьбы с продовольственным кризисом «пойти на самопожертвование» - повысить производительность труда, увеличить рабочий день, установить государственный контроль за фабриками и заводами, ввести трудовую повинность.

Голодный бунт в Тирасполе начался с разгрома винных складов солдатами, к которым затем присоединились рабочие. Они захватывали магазины, лавки и склады, требуя реализации имевшихся там продовольственных и промышленных товаров по доступным ценам. Местные власти оказались не в состоянии обуздать разбушевавшихся бунтовщиков. Руководитель отряда Красной гвардии, направленного в Тирасполь исполкомом Одесского Совета для ликвидации погромов, большевик М. Кангун в своем докладе отметил, что «отряд нашел город в ужасном состоянии». В ликвидации беспорядков активное участие приняли солдаты 2, 3 и 5-го моторно-понтонного батальонов, конная часть из Кишинева, вооруженный отряд из Бендер. Кроме того, главнокомандующий Одесским военным округом направил в город вооруженный отряд 5-го Заамурского конного полка. И только применение оружия, в том числе пулеметов, повлекшее за собой человеческие жертвы, остановило «борцов за справедливое распределение». Пьяные беспорядки имели место и в Рыбнице. В ходе подавления бунтов были созданы вооруженные отряды Красной гвардии при Тираспольском и Бендерском Советах.

Осенью группа интеллигенции и служащих активизировала культурно-просветительную работу в регионе. Собрание Союза служащих в торгово-промышленных заведениях Бендер поручило своему правлению «избрать комиссию для широкой агитации среди членов союза, открыть избу-читальню». Совет Союза учителей решил открыть вечерние курсы для взрослых. Возникший в конце сентября в городе Союз социалистической молодежи своей главной целью определил борьбу «с невежеством и темнотой народных масс для скорейшего просвещения и особенно социалистического воспитания и образования народа», а также подготовку народа «к правильному восприятию социализма». Главную причину беспорядков в стране члены данного союза видели в большевизме, проникновение идей которого в народные массы они хотели предотвратить. Их надежды на то, что просветительской деятельностью удастся остановить стихию народного гнева, ни на чем не основывались и отражали лишь присущие мелкобуржуазной интеллигентской прослойке социальные иллюзии относительно возможности удержать революцию в рамках легитимности.

Важнейшим вопросом, стоявшим в повестке дня 1917 г., был национальный. Гигантская Империя рухнула, но национальные разногласия остались. Население Приднестровья было достаточно разнородным по своему этническому составу, ни одна нация из всех представленных здесь - молдаван, русских, украинцев, евреев, болгар, поляков, немцев - не имела абсолютного численного перевеса, поэтому национальный вопрос не стоял здесь столь остро, как в соседней Бессарабии или на Украине.

По данным сельскохозяйственной переписи 1920 г., в Тираспольском уезде проживало 109 176 украинцев, 74 240 молдаван, 40 673 русских, 26 099 евреев, 19 841 немцев, 10 103 болгар. В Балтском уезде украинцев было 283 214 человек; русских - 48 796, евреев - 42 029, молдаван - 37 734, поляков - 2 422.

На Бессарабском губернском съезде представителей Советов рабочих и солдатских депутатов, проходившем в Кишиневе (май, 1917), представитель Бендерского Совета И. Сарбаш говорил, что в Бендерах и уезде «национальной розни нет». Национальное движение в регионе выражалось лишь в том, что на учительских съездах принимались резолюции с требованием начать преподавание в школах на украинском и молдавском языках, а не только на русском. Летом 1917 г. был создан комитет солдат-молдаван Бендерского гарнизона, одним из организаторов которого стал член Молдавской национальной партии (в будущем - основы «Сфатул цэрий») Д. Кэрэуш. По решению этого комитета, преобразованного в Молдавский Совет офицеров и солдат, в августе началась организация молдавского отряда и молдавского «батальона смерти». В сентябре в Бендерах уже действовал Молдавский исполком, который принял решение о формировании в составе 300-го пехотного полка ударного Молдавского батальона. Представители этих организаций присутствовали на Военно-молдавском съезде, проходившем в Кишиневе 20-27 октября 1917 г. и принявшем решение о территориальной автономии Бессарабии и создании краевого парламента - «Сфатулцэрий». 10 мест в будущем парламенте было отведено представителям «заднестровских» молдаван. От военных организаций на съезде были избраны три представителя молдаван «Заднестровья»: прапорщик С. Булат, солдаты Ф. Жалбэ и Я. Можейко. Однако мандаты первых двух так и не были утверждены, а фамилия третьего вообще не фигурировала в списках присутствовавших на заседаниях «Сфатул цэрий». Позже от «заднестровских» молдаван в краевой парламент были кооптированы четыре члена Общества студентов-молдаван Киева и Одессы - И. Валуца, В. Богос, И. Казаклиу и В. Харя - уроженцы Бессарабии, никак не связанные с Приднестровьем. Представитель Бендерского уездного земства А. Ратко получил мандат члена «Сфатул цэрий» 26 мая 1918 г.

Таким образом, делегатам от Приднестровья не довелось участвовать в работе органа, взявшего на себя смелость лишить молдаван Бессарабии политической независимости, обретенной благодаря победе Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде и приходу большевиков к власти.

В октябре 1917 г. шла подготовка к созыву II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов - противодействие ему было достаточно сильным. Румче-род разослал всем Советам фронта и области письмо, в котором рекомендовалось не посылать делегатов на съезд, Бендерский Совет также высказался против, и только Дубоссарский и Тираспольский избрали своего представителя - социал-демократа-интернационалиста А.Е. Тарнопольского, получившего наказ голосовать за переход всей власти к Советам.


. Советы Приднестровья в борьбе за власть


После победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, устранения Временного правительства с политической арены и установления власти Советов в лице II Всероссийского съезда Советов и избранного им ВЦИКа в местных Советах усилилась борьба между левым и правым крылом. В Приднестровье она осложнялась тем, что ни левые эсеры, ни большевики, составившие правительственную коалицию в Совете Народных Комиссаров, не имели своих самостоятельных партийных организаций. Прежде чем брать власть, им предстояло бороться за большинство внутри Советов.

25 октября Бендерским Советом был получен приказ Петроградского ВРК об аресте Временного правительства и переходе всей власти в руки Советов. На пленарном заседании Совета, проходившем 28 октября при участии представителей профсоюзов и военных организаций, звучали приветствия в адрес декретов II Всероссийского съезда Советов, Советского правительства, Временного революционного комитета (ВРК) Петроградского Совета, Петроградского гарнизона. Одновременно по примеру Петроградского Совета было принято решение об образовании ВРК и о взятии им власти в городе и уезде. В Бендерах прошла революционная манифестация, в которой активное участие приняли солдаты 300-го пехотного запасного полка. Такое развитие событий стало результатом присутствия в городе крупного отряда рабочих-железнодорожников, а также революционно настроенных воинских частей. На II Бессарабском губернском съезде эсеров отмечалось: «… в Бендерах заметно сильное влияние большевиков, особенно среди железнодорожников и воинских частей». На выборах в городское Учредительное собрание большевики и социал-демократы-интернационалисты получил 3316 голосов, т. е. в три раза больше, чем эсеры.

Участники пленарного заседания добивались создания такого правительства, где большинство составили бы члены левых социалистических партий. Образовав революционный комитет из представителей всех «демократических организаций», объединенный исполком поручил ему «принять меры против беспорядков и попыток гражданской войны», а «все усилия демократической власти направить на созыв Учредительного собрания».

Несмотря на то что большевики и левые эсеры на II Всероссийском съезде Советов решили самые важные вопросы революции - о земле, мире, демократической республике, - на местах их победа ассоциировалась, главным образом, с устранением Временного правительства, затягивавшего созыв Учредительного собрания, которое все еще рассматривалось в качестве всемогущего завершителя революции, верховного устроителя новой жизни, олицетворяющего всенародную волю. Идею о необходимости созда ния однородного социалистического правительства поддерживали бендерские железнодорожники. На станции Бендеры был образован железнодорожный комитет, который совместно с президиумом профсоюза вынес решение о присоединении к резолюции руководства профсоюзов: добиваться созыва Учредительного собрания и создания однородного социалистического правительства.

Однако политика Совета Народных Комиссаров отвечала самым насущным интересам и ожиданиям населения, поэтому даже те Советы, где большевики и левые эсеры не имели большинства, предпринимали шаги, рекомендованные новым правительством. 16 ноября Бендерский Совет постановляет установить рабочий контроль над производством и транспортом, твердые цены на предметы первой необходимости, привлечь население «для правильного распределения продуктов». Поддерживали линию Всероссийского съезда Советов и СНК и Советы военных. 21 ноября в Бендерах состоялось пленарное заседание комитетов батальонного, ротных и хозяйственно-технических подразделений 24-го железнодорожного батальона. После продолжительных прений большинством голосов было принято решение о полном доверии городскому Совету. Прозвучал наказ делегатам общефронтового съезда железнодорожных батальонов, в котором выдвигались следующие требования: немедленный захват власти Советами на местах; удаление из Советов и комитетов «лиц, ведущих соглашательскую политику с буржуазией»; проведение самой решительной политики в пользу демократического мира - передача земельным комитетам помещичьих, удельных, монастырских и других частновладельческих земель; введение рабочего контроля над производством и финансами.

Попытки мобилизовать солдат Бендерского гарнизона на борьбу с новой властью закончились для меньшевиков и эсеров провалом: они вынуждены были покинуть собрание представителей частей местного гарнизона, которое вел большевик И. Трошин. Именно исходя из политической позиции воинских частей реакционное командование Румынского фронта приняло решение расформировать революционно настроенные полки, в том числе в Бендерах и Тирасполе.

В середине ноября на платформу Советской власти перешел Дубоссарский Совет. Присутствовавший на заседании Совета 14 ноября член президиума исполкома Тираспольского Совета Варман предложил депутатам одобрить переход власти в руки большевиков, а делегатам, выбранным для участия в работе съезда Румчерода, - поддержать данную идею. Это были первые шаги на пути к полновластию Советов. В Тираспольском Совете решение о признании новой власти было принято в 20-х числах ноября на расширенном заседании Совета с участием полкового и ротных комитетов. Противники Советской власти покинули заседание и вышли из состава Совета и исполкома. В Тирасполе наряду с Советом продолжали действовать местная рада, подчинявшаяся Центральной, и уездный комиссариат Временного правительства. Однако трудящиеся Приднестровья не одобряли политику, проводимую Центральной радой. Поэтому представители Тираспольского СРиСД в числе съехавшихся в Киев делегатов 49 Советов Украины подписали резолюцию, в которой осудили ее контрреволюционную политику. Делегаты Тирасполя приняли участие в I Всеукраинском съезде Советов, прошедшем 11-12 декабря в Харькове, который провозгласил Украину республикой Советов. Территориально в новорожденную республику входили Подольская и Херсонская губернии, а следовательно, и Приднестровье.

В то же время на территорию левобережья Днестра претендовали и вожди молдавского национального движения Бессарабии. 2 декабря «Сфатул цэрий» объявил о создании Молдавской демократической республики в границах Бессарабской губернии, но его лидеры не упускали из виду и Приднестровье. По инициативе военных-молдаван, участников Военно-молдавского съезда, 17 декабря в Тирасполе открылся Конгресс молдаван Украины. В нем принимали участие около 60 молдаван Приднестровья и при близительно столько же ардяльцев и буковинцев из румынских частей, присланных в Тирасполь для охраны складов русской армии. Председатель оргкомитета прапорщик С. Булат определил основные задачи конгресса: создание национальной школы и церкви, введение молдавского языка в судопроизводство и медицинское дело, прохождение воинской службы молдаванами в национальных частях, земельный вопрос, избрание делегатов в Учредительное Собрание Украинской республики.

Решения конгресса в общем не противоречили национальной политике СНК, сформулированной его председателем В.И. Лениным в декрете «О праве наций на самоопределение». Но прибывшая из Кишинева делегация от «Сфатул цэрий» в составе его вице-председателя П. Халиппы, членов Г. Маре, Н. Гафенку, А. Крихана и редактора газеты «Ардеалул», одного из лидеров движения за создание «Великой Румынии», О. Гибу попыталась придать конгрессу иную окраску. В приветственной речи П. Халиппы неприкрыто звучали националистические антирусские и антиукраинские призывы: «Наш народ - народ борцов и завоевателей. Вы идете впереди своего народа на Восток, чтобы захватить земли и покорить народы… Будьте бдительны, так как на вашем пути стоит народ, с которым вам предстоит бороться. Украинцы жадны до земли… Мы являемся хозяевами этой земли более 400 лет». За проповедуемым П. Халиппой национализмом четко проглядывали экономические интересы зарождающейся молдавской буржуазии, которая стремилась использовать национальный вопрос для устранения влияния более сильных русских и украинских конкурентов.

Выступивший на конгрессе А. Крихан призвал собравшихся к объединению с молдаванами Бессарабии, но поскольку соответствующие решения по повестке дня уже были приняты, предложение А. Крихана не обсуждалось. Г. Маре подарил конгрессу трехцветный флаг - триколор.

Определенную роль в активизации борьбы за власть Советов в Приднестровье сыграл Второй съезд Румчерода, работа которого проходила под руководством большевиков с 10 по 23 декабря 1917 г. На съезд от расквартированных в Тирасполе 2-го и 5-го моторно-понтонных батальонов были делегированы большевики Д. Горбаченко и П. Ильин, от 42-го пехотного запасного полка - сочувствующий большевикам Ф. Мирошин. Делегатом 6-го Заамурского конного полка, дислоцированного в Бендерах и Парканах, был избран член РСДРП(б) с 1905 г. И. Попов. Тираспольский и Дубоссарский Советы выдвинули по одному представителю от левых эсеров. Съезду была направлена приветственная телеграмма, в которой Тираспольский Совет предлагал немедленно передать власть Советам и прекратить войну.

Расстановка классовых и политических сил в Приднестровье в эти дни была довольно сложной. Командование Румынского фронта, стоявшее на позиции рестав-и солдатских депутатов. Погиб в 1919 г. рации Временного правительства, «Сфатулцэрий» и Центральная рада, стремившаяся использовать национальное движение для установления власти национальной буржуазии и помещиков, колеблющиеся Советы, большевистски настроенные солдатские комитеты обусловили как своеобразие, так и сложность процесса борьбы за власть в регионе. Контрреволюционные силы образовали единый фронт борьбы с революцией, благодаря чему произошло слияние Румынского и Юго-Западного фронтов и создание Украинского фронта под командованием Щербачева, который должен был действовать под руководством Центральной рады. Началась реорганизация войск по национальному признаку. На Румынском фронте произошел контрреволюционный переворот: революционные части были разоружены, большевистский ВРК разогнан.

Отдельные группы солдат из сформированных в Тирасполе украинских национальных частей начали переходить в советские воинские части. В результате местная рада стала терять свои позиции, а Советы, наоборот, укрепляться. К этому времени они уже располагали собственными вооруженными силами из отряда Красной Гвардии, насчитывавшего около 100 человек. Его командиром был назначен тираспольский рабочий-металлист, большевик Ветлингер.

Фактическое безвластие в условиях наличия нескольких политических сил, оспаривающих друг у друга право на власть, усилило борьбу крестьян за землю. Наблюдались массовые захваты лесных угодий крестьянами сел Коротное, Незавертайловка, Глиное, Чобручи и Слободзея. Солдаты 3-й Кавказской дивизии оказывали помощь крестьянам в реализации Декрета о земле. Решение о безвозмездной передаче им крупных владений было принято созданным в Дубоссарах профсоюзом хлеборобов. Администрация Рыб-ницкого сахарного завода сообщала помощнику главнокомандующего Румынским фронтом, что «повсеместно крестьяне захватывают вспаханные и обсемененные озимыми посевами земли, в некоторых имениях сняли рабочих и служащих, забирают леса, имущество, производят раздел земли. Все это происходит по постановлениям местных волостных земельных комитетов».

В некоторых случаях поводом для конфискации имущества помещика являлись его попытки продать инвентарь, скот, зерно перекупщикам. Земельный комитет Каменской волости в начале декабря установил контроль над имениями и запретил вывозить или продавать скот. Большую помощь крестьянам в борьбе за землю оказывали представители Советов, которые разъезжали по селам, разъясняли события, происходившие в центре страны, пропагандировали политику большевиков.

В обстановке острой борьбы власть оказалась в руках той политической силы, которая смогла обеспечить себе военное превосходство и привлечь на свою сторону большую часть населения. К началу января 1918 г. перевес был уже на стороне большевиков.

В этом же месяце исполком СРиСД образовал в Бендерах штаб ревкома, который полностью контролировал положение в городе. 4 января преданная Совету сотня 6-го Заамурского полка заняла Бендерскую крепость. Вместе с артиллеристами крепости и солдатам 4-го Молдавского полка сотня отразила попытку гайдамаков захватить железнодорожный мост через Днестр. На сторону большевиков перешли также солдаты НовоБессарабского полка и других частей молдавских войск.

Гарнизон крепости обратился с призывом ко всем рабочим и солдатам поддержать народных комиссаров, «которые одни лишь могут добиться демократического мира…» В то же время революционные солдаты еще не отказались от идеи созыва Учредительного собрания, которому доверяли «постольку, поскольку оно будет выражать волю трудового народа».

января Бендерский революционный комитет объявил о переходе власти в городе и уезде в его руки и о намерении вооруженной силой подавлять «всякие контрреволюционные наступления, грабежи и насилия над мирными жителями, независимо от того, кем бы таковые ни были произведены».

На следующий день в Тирасполе создается ВРК «для охраны революции и с целью передачи власти Совдепу», председателем которого был назначен большевик Андреенко, секретарем - большевик Косов-Руднев. В задачи ВРК входила реквизиция зданий, принадлежавших крупным домовладельцам, помещений городской управы и земства, продовольственных и промышленных товаров, а также установление норм выдачи продовольствия. Были национализированы мельницы, маслобойки, хлебопекарни, скотобойни, складские помещения, суда Днестровской флотилии. 17 января Тираспольский ВРК вместе с прибывшими из Кишинева революционными войсками разогнал местную раду, став единственным органом власти в городе и уезде.

Однако на упрочение власти Советов в Приднестровье история не отвела времени. Военная интервенция, организованная единым блоком внутренней и внешней контрреволюции, прервала начавшийся в крае процесс социалистических преобразований.


Литература:


1. Атаманчук Г.В. Государственное управление. М., 2000.

. Барышков К.В. История государственного управления и муниципального самоуправления России - М., Омега-Л, 2008.

. Краснов Ю.К. История государства и права России. М, 1997.

. Куликов В.И. История государственного управления в России. М., 2001.

. Щепетев В.И. История государственного управления в России. М., 2003.


Теги: 1917 год: борьба за власть в Приднестровье  Контрольная работа  История
Просмотров: 21502
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: 1917 год: борьба за власть в Приднестровье
Назад