Ю.М. Лотман: семиотика культуры


Реферат

по общенаучной дисциплине История и теория культуры

Ю.М. Лотман: семиотика культуры

Содержание


Введение

. Понятие культуры и семиотики в работах Ю.М. Лотмана

. Текст - краеугольный камень семиотики культуры Ю.М. Лотмана

. Семиосфера

. Семиотические основы знания

. Структурный анализ художественного текста

Заключение


Введение


Семиотика - одна из центральных дисциплин современной культурологии. Труды Ю.М. Лотмана и тартуско-московской семиотической школы имеют особое значение. Осмысление культуры и всех ее составляющих как знака и знаковой системы становится плодотворным для целостного понимания культурных текстов. Свои основные труды Ю.М. Лотман посвящал семиотической теории культуры и семиотическому анализу. Его семиотика культуры стала, с одной стороны, развитием идей Ф. де Соссюра, с другой - новым словом в семиотической теории, существенно отличающимся от позиций Ф.де Соссюра и его продолжателей - французских структуралистов и постструктуралистов, в первую очередь, в применении семиотической теории. Тартуско-московской семиотической школе удалось создать целостную семиотику культуры, в которой знак и культура неразрывно связаны. «Семиотика - эмпирическая дисциплина», внимание Ю.М. Лотмана было сосредоточено не на метатеоретических разработках, а на анализе конкретного материала. Цель семиотики культуры - не методологические построения, а понимание и интерпретация культурного слова, сообщения, текста, причем не только «чужого», но и «своего».

Цель реферата - понять и охарактеризовать существенные позиции семиотической теории культуры Ю.М. Лотмана. Для этого необходимо выполнить ряд задач:

. Рассмотреть в работах Ю.М. Лотмана специфику понятий культуры, семиотики и текста.

. Описать круг значений нового термина «семиосфера».

. Рассмотреть основные направления действия семиотической теории Ю.М. Лотмана.

В работе использованы статьи Ю.М. Лотмана о семиотике культуры, а также некоторые работы, посвященные его трудам и трудам тартуско-московской семиотической школы.


1. Понятие культуры и семиотики в работах Ю.М. Лотмана


Семиотика культуры - предмет семиотических построений Ю.М. Лотмана. Для ее понимания необходимо выявить специфику его видения обоих терминов. Важнейшее различение ученый проводит в соотнесении культуры и природы. Последнюю он рассматривает как антипод культуры, сущность которой «всё без человека». Природа является, в свою очередь, построением самой культуры, ее идеальной моделью и антиподом.

Ю.М. Лотман соотносит культуру с понятием «биосферы» В.И. Вернадского. «Культура есть устройство, вырабатывающее информацию. Подобно тому как биосфера с помощью солнечной энергии перерабатывает неживое в живое (Вернадский), культура, опираясь на ресурсы окружающего мира, превращает не-информацию в информацию. Она есть анти-энтропийный механизм человечества, к ней можно применить слова Гераклита Эфесского: "Психее присущ самовозрастающий логос". Для того чтобы культура могла выполнить эту задачу, ей необходима, прежде всего, сложная внутренняя организация». Разработке принципов этой организации и ее интерпретации посвящена семиотика Ю.М. Лотмана.

Помимо соотнесения с природой, культура соотносится с понятиями знака и знаковой системы, сложными по своей структуре. Лотман придерживался соссюровского холистического (целостного) подхода к анализу культуры, в котором знак рассматривается не просто как автономный элементарный объект, замещающий другое явление и способный образовывать более сложные комплексные знаки (подход Ч.С. Пирса), а как часть сложной системы знаков, образованных всегда в соотношении с другими знаками, главный признак которого - системность. Язык, а не знак - системообразующий персонаж семиотики Соссюра. Тартуско-московская семиотическая школа во главе с Ю.М. Лотманом выработала целостную семиотику культуры. В ней культура не есть объект семиотического, наряду с этнографическими, философскими, религиозными и др. исследованиями, она сама по своей сути семиотична. Культура вне семиотики немыслима и не познаваема, т.к. сама является знаковым устройством, основа ее - семиотические механизмы. Культурология по Ю.М. Лотману является семиотикой культуры, т.к. двойственность знака (планы выражения и содержания) является сущностным признаком самой культуры.

Культура подобна двустороннему устройству, вырабатывающему информацию. Иначе его можно назвать «мыслящим объектом», выполняющим три задачи: «1) хранить и передавать информацию (имеет механизмы коммуникации и памяти), обладает языком и может образовывать правильные сообщения; 2) осуществлять алгоритмизированные операции по правильному преобразованию этих сообщений; 3) образовывать новые сообщения». Это три основные функции культуры и все они связаны с семиотикой. Для описания культуры Ю.М. Лотману понадобилось еще одно понятие - семиосфера - семиотический универсум, он подобно биосфере является пространством, вне которого невозможно существование семиозиса (порождения смысла и интерпретации знака).


. Текст - краеугольный камень семиотики культуры Ю.М. Лотмана


В связи с семиотическим видением культуры в концепции Ю.М. Лотмана существенно трансформировалось и понятие текста. Кардинально пересмотрена коммуникационная схема Р.О. Якобсона, в которой текст всегда есть сообщение на одном языке от адресанта к адресату. Ю.М. Лотман, рассматривая текст в плане семиотики культуры, приходит к тому, что коммуникационный акт не есть передача готового сообщения, что всякий текст как минимум дважды закодирован. Для Ю.М. Лотмана текст первичен, язык (код) как и другие якобсоновские составляющие (в частности, контекст) не могут существовать до и вне текста. «Акт коммуникации есть акт перевода, акт трансформации: текст трансформирует язык, адресата». Вот как он описывает историческое развитие сообщения в текст:

«Как можно предположить, - отмечает Ю.М. Лотман в статье «Семиотика культуры и понятие текста», - исторически высказывание на естественном языке было первичным, затем следовало его превращение в ритуализованную формулу, закодированную и каким-либо вторичным языком, т. е. в текст. Следующим этапом явилось соединение каких-либо формул в текст второго порядка. Особый структурный смысл получали такие случаи, когда соединялись тексты на принципиально различных языках, например, словесная формула и ритуальный жест. Получающийся в результате текст второго порядка включал в себя расположенные на одном иерархическом уровне подтексты на разных и взаимно не выводимых друг из друга языках. Возникновение текстов типа "ритуал", "обряд", "действо" приводило к совмещению принципиально различных типов семиозиса и - в результате - к возникновению сложных проблем перекодировки, эквивалентности, сдвигов в точках зрения, совмещения различных "голосов" в едином текстовом целом. Следующий в эвристическом отношении шаг - появление художественных текстов. Многоголосый материал получает дополнительное единство, пересказываясь на языке данного искусства».

Итак, Ю.М. Лотман понимает под текстом не только использование уже существующего языка, но и всякого наделяемого смыслом действия или объекта. Границы текста расширяются до культурной функции. Многослойность и многоструктурность - одно из основных свойств текста. Создание художественных текстов для Ю.М. Лотмана «знаменует качественно новый этап в усложнении структуры текста». Такое семиотически неоднородное образование становится способным вступать в новые сложные отношения с культурным контекстом (и не только синхронным ему по времени), оно оказывается способно вступать в общение с читателем, с другими текстами, хранить память и индексировать информацию. Художественный текст обретает, по мнению Ю.М. Лотмана, гераклитово качество «самовозрастающего логоса» и «обнаруживает свойства интеллектуального устройства», способного не только хранить и трансформировать информацию, но и порождать новые сообщения.

В связи с этим мы видим новое, функционально усложненное понятие текста. Текст не только выполняет функцию сообщения от адресанта к адресату, он также обеспечивает общение между аудиторией и культурной традицией, играя роль культурной памяти; текст «актуализирует определенные стороны личности самого адресата», создавая условия для общения адресата с самим собой. Текст становится способным вступать в общение с читателем непосредственно, он «становится равноправным собеседником, обладающим высокой степенью автономности». Пятая функция текста по Ю.М. Лотману - «общение между текстом и культурным контекстом».

Итак, Ю.М. Лотман уподобляет текст, с одной стороны, «культурному макрокосму», перерастающему самого себя и приобретающему черты модели культуры, а с другой, - автономной самостоятельной личности.


. Семиосфера


Семиосфера - новое понятие в теории культуры, разработанное Ю.М. Лотманом. По его мнению, никакие однозначные системы не могут существовать сами по себе, они вычленяются из некой живой среды, «семиотического континуума, заполненного разнотипными и находящимися на разном уровне организации семиотическими образованиями». Такой континуум Ю.М. Лотман называет семиосферой. По сути своей он равен культуре, т.к. является необходимой предпосылкой языковой коммуникации.

В отличие от понятия «ноосферы» пространство семиосферы имеет абстрактный характер, не является этапом в развитии культуры. Семиосфера - это пространство, заполненное живым веществом, где атомарный факт отдельного живого организма берется за основу.

Ю.М. Лотман противопоставляет два подхода к семиотическому универсуму. Первый - несистемный: рассмотрение семиотического универсума как совокупности замкнутых отдельных текстов и языков подобно отдельным кирпичикам здания. Второй подход - системный, который состоит в том, что все семиотическое пространство предстает как единый живой семиотический организм, первичным звеном которого оказывается не отдельный кирпичик (элементарный знак), а целая система, именуемая семиосферой. Она есть пространство и условие смыслопорождения, без нее невозможна интерпретация текста культуры. Яркий образ, иллюстрирующий данную мысль - склеивание бифштексов, которое не приводит к живому теленку. Так же сумма частных семиотических актов не порождает семиотического универсума, семиосферы, которая одна «делает определенный знаковый акт реальностью».

Признаки семиосферы. Отграниченность - сущностный признак семиосферы, которая всегда отделена от окружающего внесемиотического и иносемиотического пространства. Понятию границы семиосферы Ю.М. Лотман уделяет большое внимание. Ее не следует представлять визуально, т.к. она является суммой «билингвиальных переводческих "фильтров", переход сквозь которые переводит текст на другой язык (или языки), находящиеся вне данной семиосферы». Семиосфера не может соприкасаться с иными семиотическими системами или не-системами, с текстами на ином языке или не-текстами, она замкнута и требует их перевода на один из своих языков или «семиотизировать» факты. Понятие границы Ю.М. Лотман соотносит с понятием «семиотической индивидуальности», называя семиосферу «семиотической личностью», которая соединяет свойство своей очевидности с «чрезвычайной трудностью ее формального определения». Основное назначение границы семиосферы - перекодирование внешнего во внутреннее, чужого в свое, т.е. семиотизация внешнего, ничего не значащего в обозначаемое.

Семиосфера отличается также неоднородностью, т.к. ее заполняют различные семиотические подсистемы - языки, находящиеся в отношениях друг другу от полной взаимной непереводимости до полной взаимной переводимости.

Неравномерность - один из признаков семиосферы и одновременнно закон ее организации, которая «характеризуется наличием ядерных структур с выявленной организацией и тяготеющего к периферии более аморфного семиотического мира, в который ядерные структуры погружены». Ядерные структуры в пределах семиотического пространства находятся по отношению друг к другу в неравных положениях: одна из них доминирует над другими и возвышается до самоописания, другие являются периферийным пространством семиосферы. Активное взаимодействие между ними порождает динамические процессы (коммуникацию) внутри семиосферы, которые являются основой порождения языка и новых семиотических образований. Неравномерность и внутренне разнообразие семиосферы, динамическое развитие ее элементов не разрушают ее целостности. Это связано с инвариантным принципом, лежащим в основе всех коммуникативных процессов и делающих их подобными между собой. Основание этого принципа - сочетание симметрии-ассимметрии с «периодической сменой апогеев и затуханий в протекании всех жизненных процессов в любых их формах». Сочетание этих принципов имеет структурный характер и обнаруживается на разных уровнях.

«Без семиосферы язык не только не работает, но и не существует», - утверждает Ю.М. Лотман, поясняя эту мысль через ее основные законы - бинарности и асимметрии. Бинарность, двоичность и связанное с этим понятие бинарной оппозиции - универсальное средство познания. Благодаря двоичности человеческой физиологии (два полушария головного мозга, каждое из которых выполняет свою функцию, два глаза, две руки, две ноги, два уха), нашему восприятию окружающего мира свойственна двоичность. Функционированию этого принципа в семиотике культуры Ю.М. Лотман посвятил ряд статей. По мнению В.Руднева, суть культурологической концепции Ю.М. Лотмана заключается в том, что в ней компенсируется непознаваемость мира через бинарную дополнительность точек зрения на мир.

Закон зеркальной симметрии Ю.М. Лотман также считал одним из основных структурных принципов смыслопорождающего устройства, относя к нему явления параллелизма на сюжетном уровне (двойники, параллельные сюжетные ходы и др.удвоения). С этим же он связывал магическую функцию зеркала и его роль в произведениях культуры.

Семиосфера имеет сложную систему памяти, которую Ю.М. Лотман называет «диахронной глубиной», без которой процесс коммуникации также невозможен. Итак, возможность диалогасемиосферы основывается одновременно и на разнородности и однородности ее элементов, тогда как семиотическая разнородность означает и разнородность структурную. Таким образом, разнообразие структуры и структур семиотического пространства составляет основу ее механизма.


. Семиотические основы знания


Предмет семиотики - обозначенный смысл, цель семиотики - понимание смыслов во всей их сложности и многоуровневости. Как было сказано выше, Ю.М. Лотман соотносит понятие культуры с интеллектуальным устройством и коллективным сознанием. Он определяет культуру, как впрочем и художественный текст (в его широком, культурологическом понимании), «мыслящим объектом», которому посвящена одна из его семиотических статей «Феномен культуры». Основные задачи «мыслящего объекта»: во-первых, хранить и передавать информацию, для чего у него имеются механизмы памяти и коммуникации; во-вторых, осуществлять алгоритмизированные операции по правильному преобразованию этих сообщений; в-третьих, образовывать новые сообщения. Способность рождать новые тексты - главная способность и плод всякого «мыслящего объекта». Ю.М. Лотман проводит строгое различение между текстами, полученными в результате преобразования других текстов, которые в итоге могут быть названы одним текстом, и текстами новыми, в которых он отмечает признаки незакономерности и неправильности с точки зрения уже существующих правил имеющихся текстов. Однако именно эти признаки позволяют созидать новые законы и новые тексты. «На их основе могут быть в дальнейшем сформулированы будущие правила образования высказываний», - утверждает Ю.М. Лотман. Порождению нового сообщения он уделяет особое внимание. Для этого требуется такое устройство, которое ученый называет «творческим сознанием». Но для того чтобы реконструировать его действия требуется особая семиотическая модель.

Как было сказано выше, Ю.М. Лотман настаивает на сложной структурности культуры и ее знаков. Это в полной мере относится и к мыслящему устройству, порождающему новые тексты. Ю.М. Лотман настаивает на том, что «никакое мыслящее устройство не может быть одноструктурным и одноязычным: оно обязательно должно включать в себя разноязычные и взаимонепереводимые семиотические образования». Он напоминает, что условие любой интеллектуальной структуры является ее «внутренняя семиотическая неоднородность» (см. выше - признаки семиосферы).

Описывая действие «мыслящего объекта» (иначе - «творческого сознания»), Ю.М. Лотман соотносит его с устройством человеческого головного мозга, важнейшим признаком которого является биополярность. Биополярность Ю.М. Лотман считает «минимальной структурой семиотической организации». Он также вводит понятия «право-» и «лево-полушарности», впрочем, подчеркивая, что они имеют условный характер и их следует принимать взятыми в кавычки. Данные понятия используются для «обозначения аналогии между некоторыми, функциями подсистем индивидуального и коллективного сознания».

Итак, Ю.М. Лотман утверждает, что «всякое интеллектуальное устройство должно иметь би- или полиполярную структуру и что функции этих подструктур на разных уровнях - от отдельного текста и индивидуального сознания до таких образований, как национальные культуры и

глобальная культура человечества, - аналогичны». Отношения между подструктурами всегда находятся во взаимном напряжении. Семиотика использует аналогию между топографией головного мозга и структурой языка, что позволяет утверждать как минимум двуканальность культуры как структуры, связывающей разноструктурные семиотические единицы, что позволяет ученому говорить о «нейро-топографическом фундаменте» культуры.

Свою концепцию он проверяет через сравнительное рассмотрение мифологического и линейного (исторического) сознаний. Это два разные типа устройства и памяти, хранения и создания информации. Все известные нам мифологические тексты есть сложная трансформация одного типа мышления на другой язык. Важнейшие признаки мифологического, циклического сознания (устройства) - отношения гомеоморфизма (универсальный закон - подобие всего всему, например: осень-вечер-старость; зачатие-посев зерна в землю, всякое вхождение в темное и закрытое пространство-погребение покойника-поедание). На этом строятся основные символы религиозной культуры, такие как мертвец-семя-зерно. Это уподобление позволяет усматривать в разных явлениях нашего мира знаки одного явления. Существенным является то, что мифологическое сознание ни на какой стадии жизни человеческого общества не является единственным, так же как, вырастая, человек не утрачивает тип детского, по преимуществу мифологического, сознания. Однако мифологический тип в жизни взрослого человека продолжает функционировать как «генератор ассоциаций и один из активных моделирующих механизмов, игнорируя который, невозможно понять поведение взрослого человека».

Выявляя оппозиционные пары (мифологическое - историческое сознание, иконическое - словесное мышление, действо - повествование, стихи - проза), Ю.М. Лотман иллюстрирует невозможность перевода с одного на другой язык, устроенные как принципиально как различные устройства: «То, что в пересказе на языке линейного мышления, превращается в последовательность, в мифологическом мире представляет бытие, располагающееся на концентрических кругах, между которыми существует отношение гомеоморфизма». Невозможность перевода с дискретного на недискретный язык Ю.М. Лотман объясняет тем, что в первом знак первичен по отношению к тексту, распадающемуся на знаки, тогда как недискретно- континуальный язык устроен по прямо противоположному принципу: текст изоморфен (одинаково устроен) знаку. Примером этого различия Ю.М. Лотман приводит опознание лица дискретного и недискретного текстов: в первом случае мы будем сличать отдельные черты лица (по фотографиям), во втором - знакомое лицо мы опознаем целостным недифференцированным знанием.

«Творческое сознание», в отличие от искусственного интеллектуального устройства или природы, способно преодолевать невозможность перевода с одного языка на другой, оно должно «интегрировать противоположные семиотические структуры в единое целое». Единство позволяет снимать противоположные тенденции и постоянно и положительно осуществлять перевод непереводимого. Утрата этой способности приводит, по мнению Ю.М. Лотмана к распадению культурной личности, т.к. она семиотически просто перестает существовать.

В качестве еще одного примера ученый приводит кинематограф, который изначально существует как двуязычный феномен (изображение - словесный текст - музыка), но в сознании зрителя воспринимается как одноязычный.

Таким образом, в культуре происходит одновременно два противонаправленных процесса: 1) расщепление каждого культурно активного языка на два (механизм дуальности) и далее все более языков; 2) интеграция пар языков в целостные семиотические образования. Это ведет к тому, что каждый язык как семиотическая система является самостоятельным и одновременно частью другой более общей культурной системы.

Благодаря человеческой личности, ее вариативности, которая «лежит в основе многочисленных коммуникативных и культурных действий человека» и многообразию проявлений ее сознания, возможно создание бесконечного числа вариантов новых сообщений и интерпретаций уже имеющихся. Недостатки индивидуального сознания призвана восполнить культура как «сверхиндивидуальный интеллект» и как главный механизм восполнения. Культура способна компенсировать недостаточность информации индивидуальности через обращение к другой такой же мыслящей единице. Вне этого обращения индивидуальность не способна к развитию, здесь начинает действовать закон энтропии.

Однако Ю.М. Лотман подчеркивает, что механизм культуры обязательно приводит к проблеме адекватности понимания, т.к. работает на увеличение своеобразия каждого участника коммуникации. Только через включение личных индивидуальностей в более сложную по структуре индивидуальность (культуру) эта проблема может быть компенсирована.

Итак, культура - это индивидуальность второго уровня - сверхиндивидуальное единство высшего порядка, особенность которого (в отличие, допустим, от муравейника или кирпичного дома) состоит в неавтоматическом (а скорее органическом) отношении между частями: «входя в целое как часть, отдельная индивидуальность не перестает быть целым». Этот структурообразующий принцип работает в двух направлениях: «С одной стороны, он приводит к тому, что в ходе развития культуры оказывается возможным возникновение внутри индивидуального сознания человека психологических "личностей" со всеми сложностями коммуникативной связи между ними, с другой - отдельные личности с исключительной мощностью интегрируются в семиотические единства. Богатство внутренних конфликтов обеспечивает Культуре как коллективному разуму исключительную гибкость и динамичность».

лотман семиотика культура семиосфера

5. Структурный анализ художественного текста


Свой семиотический подход Ю.М. Лотман реализует в анализе художественных текстов. Искусство и каждый его текст по Ю.М. Лотману является своего рода системой, родственной по своей структуре языку. «Всякая система, - пишет он в своей работе «Структура художественного текста», - служащая целям коммуникации между двумя или многими индивидами, может быть определена как язык». Искусство есть язык. Художественный, культурный текст есть язык. Как мы анализируем языковые тексты, учитывая структуру языка, подобным образом, возможен анализ любого художественного (культурного) текста. Сам Ю.М. Лотман уделил особое внимание структурному анализу русского быта XVIII и XIX вв., а также русской литературы XIX в.

Подход к искусству как к языку, имеющему свой алфавит знаков, правила их сочетания, позволил Ю.М. Лотману подойти к искусству с двух различных точек зрения: языковой (выделить и описать в искусстве общие с языком стороны) и специфической (выделить и описать специфические, присущие искусству позиции). Тем самым Ю.М. Лотман заявил об искусстве как об особом языке, т.к. оно является коммуникационной системой, использующей упорядоченные знаки. Подобное определение языка позволяет разграничить его от следующих систем: а) неслужащих задачам коммуникации; б) не пользующихся знаками; в) пользующихся неупорядоченными знаками.

С семиотических позиций языки классифицируются следующим образом:

«а) естественные языки (например, русский, французский, эстонский, чешский);

б) искусственные языки: языки науки (метаязыки научных описаний), языки условных сигналов (например, дорожных знаков) и т. п.;

в) вторичные языки (вторичные моделирующие системы) - коммуникационные структуры, надстраивающиеся над естественно-языковым уровнем (миф, религия)».

Искусство Ю.М. Лотман считает вторичной моделирующей системой, которая построена по типу языка. Он открывает закон взаимосвязи структуры и смысла: «сложность структуры находится в прямо пропорциональной зависимости от сложности передаваемой информации». Он утверждает, что структура произведения - это и есть его идейное содержание, т.к. идея является моделью, воссоздающей образ действительности. Ю.М. Лотман жестко критикует дуализм формы и содержания, столь распространенный в школьной практике, и предлагает его заменить понятием идеи, реализованной в структуре. «Художественный текст - сложно построенный смысл. Все его элементы суть элементы смысловые». Большую структурную сложность по сравнению с естественной речью представляет собой поэтическая речь. Смысл стихотворения не может не существовать, ни быть передан вне данной структуры.

Особое внимание Ю.М. Лотман уделял анализу словесного творчества, которое само по себе имеет дело с естественным языком. Он выстраивает сложную систему взаимоотношений между языком литературы и естественным языком в рамках художественного литературного произведения. Как было отмечено выше, язык искусства есть вторичная моделирующая система, так и язык художественной литературы надстраивает над естественным свой особый язык - вторичную знаковую модель. В ней не только свои, особые, границы знака, но здесь характерно само понятие знака. Как было сказано выше, Ю.М. Лотман утверждает, что знаки в искусстве имеют не условный (конвенциональный), а изобразительный (иконический) характер. Соответственно и взаимоотношение планов содержания и выражения в искусстве иное, нежели в естественных языках. Это ведет к семантизации несемантических (синтаксических) элементов.

Специфика синтагматики знаков искусства - не синтагматика цепочки, а синтагматика иерархии. Ю.М. Лотман предлагает структуральный анализ художественного текста - подход, аналогичный подходу Р.Якобсона о разделении правил грамматического синтеза (грамматики говорящего) и грамматики анализа (грамматики слушающего). Он отмечает проблему коммуникации, которая в ряде случаев требует не только дешифровки сообщения, но и установления «языка» закодированного текста. Структуральный анализ предполагает выбор из двух типов отношений:

) при анализе навязывание чужому тексту своего художественного языка, что ведет к перекодировке, а иногда и к разрушению структуры текста;

) понимание невозможности восприятия текста по известным канонам, что для понимания данного сообщения требуется создание нового, неизвестного кода.

Структурный анализ призван по своему существу воспринять и понять переданное знаковой системой содержание и перевести его на язык другой знаковой системы. Вне семиотического подхода это невозможно, т.к. цель знаковой деятельности - передача смысла. «В конечном итоге, - пишет Ю.М. Лотман, - целью изучения любой знаковой системы является определение ее содержания. Особенно остро это ощущает исследователь вторичных моделирующих систем: изучение культуры, искусства, литературы как знаковых систем в отрыве от проблемы содержания теряет всякий смысл». Текст иерархически организован, он раскладывается на подтексты (уровни - фонологический, грамматический, синтаксический, ритмический и т.д.), каждый из них в рамках структурного анализа может рассматриваться как самостоятельно организованный. Но описание структурно организованного объекта должно строиться на определенных правилах: во-первых, язык описания текста должен быть иерархичен, не допускать смешения описания разных уровней; во-вторых, в пределах одного уровня оно должно быть структурным и полным. В-третьих: метаязыки разных уровней описания могут быть различными.

Подходя к анализу художественного текста следует учитывать, что он строится на основе двух типов отношений: «со-противопоставления повторяющихся эквивалентных элементов и со-противопоставления соседствующих (не эквивалентных) элементов». Ю.М. Лотман выявляет конструктивные принципы художественного текста: принцип ритма (уравнивает все, что не может быть выравнено в естественном языке) и принцип метафоры (соединяет несоединяемое в естественном языке). Первый принцип может быть рассматриваем как стиховой, второй - как прозаический.

Ю.М. Лотман говорит о двух осях значений в структуре художественного текста: парадигматической и синтагматической. Он разрабатывает механизм внутритекстового семантического анализа, предполагающий следующие действия:

«1. Разбиение текста на уровни и группы по уровням синтагматических сегментов (фонема, морфема, слово, стих, строфа, глава - для стихового текста; слово, предложение, абзац, глава - для прозаического текста).

. Разбиение текста на уровни и группы по уровням семантических сегментов (типа «образы героев»). Эта операция особенно важна при анализе прозы.

. Выделение всех пар повторов (эквивалентностей).

. Выделение всех пар смежностей.

. Выделение повторов с наибольшей мощностью эквивалентности.

. Взаимное наложение эквивалентных семантических пар с тем, чтобы выделить работающие в данном тексте дифференциальные семантические признаки и основные семантические оппозиции по всем основным уровням. Рассмотрение семантизации грамматических конструкций.

. Оценка заданной структуры синтагматического построения и значимых от него отклонений в парах по смежности. Рассмотрение семантизации синтаксических конструкций».

Определяя позиции структурного анализа, Ю.М. Лотман называет уровни и основные элементы парадигматики художественного текста, в которых главным принципом является принцип повтора (повторяемость на фонологическом, метрическом, грамматическом, лексико-семантическом и др. уровнях), взаимоотношения соединений (фонологические последовательности в стихе и синтагматика лексико-семантических единиц) и композицию произведения (рамка, пространство, сюжет, расположение персонажей, точка зрения текста и др). Исходной точкой структурного анализа художественного произведения является понимание, что он обладает способностью «заключать в себе исключительно высоко сконцентрированную информацию», и задача исследователя выявить значения на каждом из уровней его структуры.


Заключение


В данной реферативной работе были рассмотрены существенные положения семиотической теории культуры Ю.М. Лотмана. Принципиально важно его определение неразрывно связанных понятий «культура» и «семиотика». Культуру ученый рассматривает как особое интеллектуальное устройство, вырабатывающее информацию. Подобно «биосфере», преобразовывающей неживое в живое, культура перерабатывает не-информацию в информацию, она является анти-энтропийным механизмом человечества. Культура по своей сути - сложноорганизованное семиотическое явление. Семиотика Ю.М. Лотмана (холистического типа, в котором не знак, а язык - системообразующая единица) разработала принципы ее организации. В Тартуско-московской семиотической теории культура не есть объект семиотического, наряду с этнографическими, философскими, религиозными и др. исследованиями, она сама по своей сути семиотична. Культура вне семиотики немыслима и не познаваема, т.к. сама является знаковым устройством, основа ее - семиотические механизмы.

Ю.М. Лотман разрабатывает новое понятие - семиосфера, по сути своей равное культуре. Это живая среда языковой коммуникации, семиотическое пространство, подобное «биосфере» Вернадского, вне которого невозможно зарождение и интерпретация смысла (семиозис). Основными законами семиосферы являются бинарность и асимметрия, а признаки ее - ограниченность, неоднородность и неравномерность. Особое значение Ю.М. Лотман придает понятие границы семиосферы, являющейся местом особого напряжения, т.к. именно здесь происходит по преимуществу перекодировка, семиотизация внешнего во внутреннее, чужого в свое, незначащего в обозначаемое.

Текст является краеугольным камнем семиотики культуры Ю.М. Лотмана. Его понятие существенно трансформируется. В отличие от коммуникационной схемы Р.О. Якобсона, по Лотману текст как минимум дважды закодирован. Текст первичен, а не язык, адресант и адресат. Текст трансформирует язык и адресата. Границы понятия текста предельно расширяются до функции культуры. Текст не только является сообщением, переданным от адресанта к адресату, он также обеспечивает общение между аудиторией и культурной традицией, играя роль культурной памяти. Он также создает условия для общения адресата с самим собой. Текст парадоксальным образом приобретает черты личности, способной вступать в общение с читателем непосредственно, а также в общение с культурным контекстом.

Текст по своему образованию - образование многослойное и многоструктурное. Оно подобно живому организму. Его прочтение требует создания как бы своей семиотической системы от читателя. Ю.М. Лотман определяет культуру, как и художественный текст, в соотнесении ее с «мыслящим объектом», интеллектуальным устройством, способным не только хранить, передавать и преобразовывать информацию, но и порождать новые сообщения. Для выполнения последней задачи - созидать новые сообщения - требуется устройство особого типа, которое Ю.М. Лотман называет «творческим сознанием». Но для интерпретации его действий требуется особая семиотическая модель.

Структурный анализ художественного текста - это своего рода такая семиотическая модель, которую предлагает Ю.М. Лотман и которая позволяет системно подойти к интерпретации культурного текста. Тексты искусства, как вторичные моделирующие системы (или вторичные языки), требуют структурного, системного, семиотического подхода. Смысл невозможно считать путем простой дешифровки через различение формы и содержания. Структура художественного текста и есть ее смысл и идейное содержание. Все его элементы являются смысловыми. Структурный анализ призван по своему существу воспринять и понять переданное знаковой системой содержание и перевести его на язык другой знаковой системы. Вне семиотического подхода это невозможно, т.к. цель знаковой деятельности - передача смысла.


Список литературы


1.Лотман Ю.М. Избранные статьи в трех томах. Т. 1. Статьи по семиотике и топологии культуры. Таллин: Александра, 1992. С. 9-247.

.Лотман Ю.М. Структура художественного текста // Лотман Ю.М. Об искусстве. - СПб.: Искусство - СПБ, 1998. С. 14-285.

.Лотман Ю. М. История и типология русской культуры. СПб.: Искусство-СПБ, 2002. 768 с.

.Пирс Ч.С. Избранные произведения. М., 2000.

.Руднев В.П. Словарь культуры ХХ века. М.: Аграф, 1997. 384 с.


Теги: Ю.М. Лотман: семиотика культуры  Реферат  Культурология
Просмотров: 36063
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Ю.М. Лотман: семиотика культуры
Назад