"Голубая роза" - объединение художников-символистов

ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Становление художников-символистов

Поэтика символизма

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ


"Голубая роза" - это кратковременное художественное объединение, возникшее в 1907 в Москве. Получило название от одноимённой выставки, организованной в 1907 журналом "Золотое руно". Выставка <#"justify">Становление художников-символистов

художественный объединение голубой роза

2003 год для отечественного искусства был богат на юбилеи, значимость которых трудно как преувеличить, так и приуменьшить: 125 лет со Дня рождения исполнилось выдающимся деятелям искусства ХХ века художникам Кузьме Сергеевичу Петрову-Водкину, Павлу Варфоломеевичу Кузнецову, скульптору Александру Терентьевичу Матвееву.

Все три юбилея были отмечены значимыми событиями в области культуры. На родине К.С. Петрова-Водкина в г. Хвалынске, в августе 2003 года прошла всероссийская конференция "К.С. Петров - Водкин и ХХI век", в Саратове, родине П. В. Кузнецова в ноябре 2003 г. состоялась конференция, посвященная этому художнику. Одновременно в стенах Саратовского Государственного художественного музея имени А.Н. Радищева открылась юбилейная выставка работ П.В. Кузнецова из собрания Государственной Третьяковской Галереи, Государственного Русского музея, собрания музея Радищева.

В 2002 году 125 лет со дня рождения исполнилось другому известному живописцу Петру Саввичу Уткину. В доме Павла Кузнецова - мемориальном музее художника в Саратове прошел целый ряд небольших выставок, посвященный юбилярам, объединенный названием "Друзья". В музее - усадьбе В.Э. Борисова-Мусатова в это же время появилась небольшая фотоэкспозиция "Встреча на Плац-параде", рассказывающая о молодости будущих деятелей искусства, их отношениях с В. Э. Борисовым - Мусатовым, оказавшим на них огромное влияние.

Событие 2004 года - столетие со дня открытия в Саратове выставки "Алая роза", организаторами и активными участниками которой были неразлучные в то время Павел Кузнецов и Петр Уткин.

Мемориальные музеи В.Э. Борисова-Мусатова, П.В. Кузнецова, К.С. Петрова-Водкина в Хвалынске активно работают в направлении популяризации творческого наследия художников Саратовской школы, придают большое значение воспитанию подрастающего поколения в духе любви к истории своего края. В марте 2004 году состоится III Областной конкурс Детского рисунка и конкурс юных искусствоведов "Мир Мусатова", который будет посвящен столетию выставки "Алая роза". Задача конкурса этого года как можно полнее рассказать маленьким гражданам Саратова и области о наших знаменитых земляках - художниках, о культурной жизни Саратова рубежа ХIХ - ХХ веков.

Расцвет культурной жизни Саратова конца восьмидесятых - девяностых годов ХIХ века и самого начала ХХ не был явлением случайным или исключительным. И в других провинциальных городах России в это время наблюдается стремление приблизиться в области культуры к Москве и Петербургу. В Саратове в эти годы сменяют друг друга сильные оперная и драматическая труппы. Возникает Музыкальное общество, при нем - хорошо поставленное училище. Но наибольшее значение для Саратова имело открытие весной 1885 года первоклассного, в течение многих лет лучшего в провинции Радищевского художественного музея. Открытие музея дало толчок к организации в 1887 году Саратовского общества любителей изящных искусств.

Уровень художественной студии был настолько профессионален, что позволял ее ученикам выдерживать экзамены в Московское училище живописи, ваяния и зодчества или в Академию художеств в Петербурге. Было в ней два отделения - рисования и живописи. Первым руководил Василий Васильевич Коновалов, выпускник Академии; вторым - итальянец, уже много лет живший в Саратове - Гектор Павлович Сальвини-Баракки. Оба они внесли немалую лепту в формирование сначала В.Э. Борисова - Мусатова, затем Павла Кузнецова и Петра Уткина.

Впервые В.Э. Борисов - Мусатов познакомился с Кузнецовым, Уткиным, Матвеевым, скорее всего в 1894 -1896 годах. С самого первого знакомства художник начал оказывать огромное влияние на своих младших товарищей. Это определялось и его творчеством, и личностью, его культурой, образованностью, "современностью". На каждом этапе своего собственного пути он одарял окружающих его юношей новыми знаниями, новыми ценностями.

- 1902 г.г. - период учебы всей компании в Москве, где с саратовцами сближаются их сверстники Мартирос Сарьян, Сергей Судейкин, Н. Сапунов, Феофилактов, Арапов, Ульянов. Ядром кружка стали волжане Кузнецов и Уткин и почти сразу присоединившийся к ним Петров-Водкин. Свои воспоминания о себе и своих земляках в этот период Петров - Водкин оставил в своей книге "Пространство Эвклида". Вскоре волжская компания пополнилась саратовцем Матвеевым, поступившим в училище в 1899 г. Молодежь общается и непосредственно учится у таких выдающихся художников как В. Серов, К. Коровин, И. Левитан. В "Пространстве Эвклида" Петров-Водкин пишет, что центр студенчества составляли натуралисты, но, однако, не им было суждено сыграть через несколько лет решающую роль в поступательном развитии русского искусства. "Эта роль предназначалась той части молодежи, которая, освоив в период ученичества достижения новаторов конца восьмидесятых - девяностых годов - Левитана, Серова, Коровина, - пошла затем дальше своих прямых учителей, написав на знаменах имена Врубеля и Борисова - Мусатова."

В 1902 году Павел Кузнецов, Петр Уткин, К. Петров-Водкин вернулись в Саратов. Возобновляется их дружба с Мусатовым. Художники вместе работают на этюдах, ведут разговоры об искусстве. "Молодые волжане оказываются теперь не только почтительно слушающими его учениками, но соратниками в искусстве, а вскоре станут и продолжателями его исканий".

В 1902 году Павел Кузнецов, Петр Уткин, Кузьма Петров-Водкин получают большой заказ на исполнение росписи интерьера церкви Казанской божьей матери в Саратове. Команда молодых дерзателей выполнила всю эту роспись в течение лета и начала осени 1902 года. Интересно и живо описывает все события, связанные с работой над росписями К.С. Петров-Водкин в своей книге "Пространство Эвклида". Деятельность молодых художников одобрительно воспринял В.Э. Борисов-Мусатов. Мусатов расценивал создания своих друзей как "вещи, страшно талантливые", как "художественно оригинальные картины". Однако всего этого не увидели и не поняли заказчики. Грандиозное предприятие по росписи Казанской церкви закончилось полным провалом. "Сиротой поруганной повис наш молодой задор на стенах церковки", - подытожил Петров-Водкин.

"Крамольные росписи" были варварски сбиты со стен. Вокруг события развернулась бурная полемика, начавшаяся в Саратове и продолженная в Москве. Она вскрыла глубину конфликта консервативно-традиционного мышления в искусстве и смелого новаторства, каким начинался новый, XX век.

В январе 1904 года в Саратове, в залах Саратовского музыкального училища, состоялся, организованный другом Мусатова Михаилом Букиником "Вечер нового искусства", привлекший большое внимание культурной общественности города. В провинциальный Саратов съехались московские знаменитости: поэт-символист Константин Бальмонт, пианист Александр Гольденвейзер, артистка московского художественного театра А. Адурская. Это была попытка объединения разных искусств в единый художественный образ. Вечер вызвал новый шквал возмущенной критики. Но убийственная критика не только не охлаждала художников, а, казалось, наоборот, подхлестывала и придавала энергии их действиям. Новое, набирая силу, наступало все смелее и решительнее.

апреля 1904 года в колонном зале Саратовского дворянского собрания открылась необычная выставка под поэтичным названием "Алая роза". В выставке участвовали все члены содружества: А. Арапов, И. Кнабе, Н. Сапунов, М. Сарьян, С. Судейкин, Н. Феофилактов. К.С. Петров-Водкин, к тому времени отошедший от группы, в выставке не участвовал. Организаторами стали П. Кузнецов и П. Уткин. В качестве почетных участников были приглашены и три художника старшего поколения - Врубель, Мусатов и Е.В. Александрова (жена Мусатова). Привлечение на выставку Врубеля и Мусатова еще раз доказывает, как ясно видели свою связь с ними, Кузнецов и его друзья. Именно их, и только их считала молодежь предшественниками того декоративного символизма, к которому она стремилась. Ведь ни Серов, ни Коровин непосредственные руководители и преподаватели, к тому же уважаемые и любимые не были приглашены участвовать в выставке.

"Алая роза" не отличалась целостностью. Здесь было еще немало натурных этюдов. Так, П. Кузнецов дал на выставку серию картин и этюдов, Уткин - волжские пейзажи 1901-1902 годов. Работы такого плана выставил под псевдонимом М.В. Волгин - Михаил Варфоломеевич Кузнецов, преданные ученик Серова. Два пейзажа в серовском духе показал В. Половинкин.

Демонстрируя ранние работы, Кузнецов и Уткин подчеркивали этим изменения, произошедшие в их творчестве за последние два года. Их живопись численно доминировала на выставке (у Кузнецова - 31 работа, у Уткина - 34), центральное место занимали панно. В работах Уткина более "умеренных", чем произведения Кузнецова, чувствовалось довольно ясно влияние его энергичного и целеустремленного друга.

Пейзажное панно и полудекорации - полувоспоминания о спектаклях экспонировал Сапунов. Этот тончайший колорист пытался в цветовых сочетаниях передать звучание музыки Чайковского - один из ярких примеров столь характерного для русского символизма стремления слить музыку с живописью, обозначить цветом звуки.

Три поэтичные аллегорические композиции ("Эрос", "Леда и лебедь", "Купальщицы") с легким намеком на эротизм, смягченные символисткой дымкой, выставил Судейкин. Впервые показал кавказские пейзажи и фантазии на темы сказочного Востока М. Сарьян ("Аул", "В горах", "Восточная легенда"). Менее значительными, но выдержанными в том же роде работами участвовали в выставке И. Кнабе, А. Арапов и подражающий Бердсли Н. Феофилактов. Значительное место предоставили майолике "в новом стиле" из "Бутырского Абрамцева".

Выставка - первая демонстрация произведений художников, вступивших на стезю декоративизма и живописного символизма, - производила дерзкое, неожиданное впечатление. С симпатией отнесся к выступлению своих молодых друзей Мусатов. В июне 1904 года он писал Дягилеву: "По приезду в Саратов застал выставку "Алой розы", которую организовали Кузнецов и Уткин, знакомые Вам по Мамонтову. Ради любопытства посылаю Вам фотографии и газету с критикой на эту выставку. Вот какие бывают теперь в провинции выставки и вот как их критикуют". К письму была приложена статья из "Саратовского листка", в которой снова и снова звучали обвинения художников в декаденстве, безграмотности, бездарности. Не удостаивая внимания остальных, критик сосредотачивал удар на П. Кузнецове и Уткине.

Газетная травля в сочетании с проигрышем дела о росписях церкви Казанской божьей матери (в апреле 1904 года) и последующим их уничтожением заставило Кузнецова навсегда отказаться от мысли сделать Саратов "плацдармом боев за новое искусство". Борьба за его внедрение, за завоевание места под солнцем переносилось в Москву.

Кто первым назвал выставку "Алой розой" - неизвестно. Воспоминания о том весьма путаны. Впрочем, это не так уж и важно. Важнее другое - почему, что означал данный символ. Взятый ими символ означал, что их задача в искусстве - "быть цельными, всегда собою, быть, как цветы". "Алая роза" стала первым групповым выступлением русских художников-символистов. Она бросала вызов скуке и прозе жизни, провинциальным вкусам, традиционным, устаревшим представлениям в искусстве. Отчетливо обнажилась тенденция "оторваться" от земли и найти средства для выражения в пластике изобразительного искусства того, что относится к сфере духа.

Вторая выставка - «Голубая Роза», также как и организовавший ее журнал «Золотое руно», проводилась на средства Николая Рябушинского. Это был сын известного промышленника Павла Рябушинского, один из восьми братьев Рябушинских, владельцев банков и текстильных предприятий. Все они играли важную роль в общественной жизни России.

Владимир - гласный городской думы. Павел Павлович - выпускал газету «Утро России», позволявшей на своих страницах критику кабинета министров, и в то же время приносила своему издателю немалый доход. Дмитрий был профессором, член-корреспондентом Французской академии наук, работал в области аэродинамики. Николай Рябушинский страстно любил живопись, он соперничал с петербургским объединением «Мир искусства», покровителем которого был Александр Дягилев.

Но нельзя сказать, что старания его были напрасны. Выставка «Голубая роза» устроенная им в 1907 году в доме номер 8 на Мясницкой имела огромное художественное значение.

Она стала первой в истории русского искусства Серебряного века. Участниками выставки были художники Павел Кузнецов, Николай Сапунов, Николай Крымов, Сергей Судейкин, Мартирос Сарьян. В результате под названием «Голубая роза» образовалось целое художественное объединение. Название выставки и объединения, а также стилистика работ участников была тесно связана с эстетикой символизма. Голубой цвет - цвет неба, воды, бесконечного пространства - олицетворял поэтическую мечту и реальность, тоску и надежду. Предположительно, это название предложил Валерий Брюсов.

Костяк объединения составляли участники первой выставки «Алая роза» <#"justify">Поэтика символизма


Исключительность «Голубой розы» состояла в том, что ее художники смогли выразить нематериальные категории - эмоции, настроения, душевные переживания. «Голубая роза» стала предтечей русского авангарда.

Всех символистов объединяет стремление отобразить нечто ирреальное, существующее лишь в мечтах. Отсюда и столь странное название художественного объединения - "Голубая роза". В природе не существует такого цветка, но сама роза - цветок настолько же красивый, насколько недоступный и таинственный.

Поэтика символизма, влечение к романтически-оккультным темам (само название кружка восходит к мотиву таинственного «голубого цветка» у Новалиса) претворялось в феерические образы-видения, написанные в зыбких и переливчатых красочных гаммах. Скульптура (Бромирского и Матвеева) по-своему развивала приемы импрессионизма, переводя их в мир лирических фантазий. Этот камерный, рассчитанный на тихое созерцание стиль «часовни для немногих» (как назвал выставку критик С.К.Маковский) по духу ближе всего к искусству французских «наби».

Впрочем, рассуждать о нежности и невинности младосимволистов и, в частности, голуборозовцев можно только сейчас, из сегодня. Современниками многие их выступления воспринимались как пощечина общественному вкусу.

Чего стоит хотя бы знаменитая история с росписями интерьера церкви Казанской Божьей матери в Саратове! Сделать росписи было поручено в 1902 году членам группы - Павлу Кузнецову и Петру Уткину, а также временно примкнувшему к ним Петрову-Водкину. По воспоминаниям последнего, вся троица с большим воодушевлением принялась за работу, заранее чувствуя себя победителями над дурным вкусом и над рутиной. Но, как и следовало ожидать, саратовские обыватели, равно как и духовенство, не оценили их стараний и приняли новаторство и необычность формы за брошенный им вызов. Росписи были сбиты со стен церкви, и теперь мы можем только догадываться, насколько обоснован был гнев саратовцев.

Увы, церковные росписи оказались не единственной утерянной работой голуборозовцев. Как это было распространено в эпоху модерна, художники много фантазии и сил отдавали декоративно-прикладному искусству и работали над интерьерами и экстерьерами домов и даже над парковыми ансамблями, - а предметы быта, как правило, недолговечны. Так, в 1914 году сгорела вилла Н. Рябушинского Черный лебедь, оформлением которой занимался все тот же Кузнецов (там хранились многие работы других голуборозовцев).

Но, как и когда отцвела Голубая Роза? Точно можно сказать только, что после выставки 1907 года начинается кризис как в символистском движении в целом, так и в группе Павла Кузнецова. Часть художников (Сапунов, Судейкин и Крымов) остаются на прежних позициях: эстетство, декоративность, стилизация, - в то время как другая часть продолжает экспериментировать (например, Сарьян). В этих экспериментах былая утонченность и расплывчатость сменяются большей примитивностью и четкостью. Первые объединились вокруг журнала Весы, а вторые - вокруг Золотого Руна. Как известно, между этими двумя изданиями всегда существовало соперничество, что периодически проявлялось в более или менее ожесточенной полемике. Теперь бывшим голуборозовцам был заказан путь к сотрудничеству, и их работы экспонировались на разных выставках - Салон Золотого Руна и Венок.

Но парадоксальным образом в их творчестве сохранялись общие черты, их эволюция по-прежнему шла параллельно. В частности, всех их объединял тот факт, что голубой цвет или совсем уходит из их гаммы, вытесняясь более сочными и яркими красками - красной, оранжевой, желтой, - или теряет свою первоначальную нежность и размытость, становясь более насыщенным и темным (сравните натюрморты Сапунова 1910-х годов с его же голубой розой!). Видимо, на тот момент художники обоих лагерей так или иначе перестали верить в свою мечту. Было уже ясно, что век девятнадцатый, железный сменяется еще более железной и менее располагающей к мечтам и грезам эпохой.

Судьба голуборозовцев после 1917 года сложилась по-разному. Кто-то эмигрировал (Милиоти и Судейкин). Из тех, кто остался, некоторые успешно сотрудничали с новой властью, работая в различных комитетах, советах и комиссиях при Наркомпросе, ведающих охраной памятников, музеями и художественными училищами, некоторые занимались преподаванием. И почти все продолжали творить. В 1925 году Третьяковской галереей была даже организована выставка Мастера Голубой Розы. Но это был единичный прорыв, поскольку искусство Голубой Розы мало соответствовало советской эстетической доктрине - и не только в силу того, что всякое декадентство должно быть чуждо здоровому советскому зрителю, но и по объективным причинам: их время прошло.

Изменился климат, изменился состав почвы. Причудливые и капризные цветы эпохи модерна больше не могли расти в открытом грунте. Теперь их можно увидеть только в оранжереях, роль которых играют музеи, галереи и иллюстрированные каталоги. Мы смотрим на них, таких хрупких и странных, и удивляемся: неужели они настоящие?

Ведь таких цветов не бывает.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Итак, Голубая Роза - это художественное объединение, пусть даже не оформившееся официально и не издававшее никаких манифестов. По крайней мере, как современниками, так и более поздними исследователями художники, чьи работы были представлены на той выставке, воспринимались как единая группа, лидером которой являлся Павел Кузнецов.

В пользу наивности и простоты голуборозовцы отказались от изощренности и искусственности, которыми блистало старшее поколение - например, художники круга Мира искусства. На их картинах тусклые краски, размытые контуры и какая-то таинственная дымка - как будто увиденные во сне. Это тоже закономерно: Синюю птицу ищут во сне, и тот отказ от рационального и порыв к тайному и сокровенному, к которому призывали символисты, тоже могут свершаться в основном во сне. И Голубая Роза - это греза, томный мираж, неуловимое видение.

Старшие поколения художников традиционно основывали свое искусство на образах литературы. Новое поколение обратилось от литературы к музыке - пожалуй, наиболее абстрактному из всех родов искусства и, следовательно, дающему наибольшую пищу воображению и интерпретации. Этим предпочтением объясняется особое внимание голуборозовцев к пластическим средствам выражения - линии, цвету, ритму. Отсюда и названия их произведений, непривычные для публики начала двадцатого века - такие, как Шум моря, Северная песня, Ритм.

«Голубая роза» была групповой выставкой, сплоченной единой эстетической программой. Благодаря ее появлению прежние художественные объединения, включая «Мир искусства» <#"justify">СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1.Гофман, И. Голубая Роза. The Blue Rose: Худож. альбом / И. Гофман. - М.: Вагриус, 2000. - 336 с.

2.Деготь Е. История русского искусства. Книга 3. Русское искусство XX века. - М.: Трилистник, 2002. - 224 с.

.Коган, Д. З. Новые течения в живописи 1907-1917 годов / Д.З. Коган // История русского искусства, т. 10, кн. 2, М., 1991. - 123-201

.Мастера "Голубой розы": Каталог выставки. - М: Эксмо, 1995. - 456 с.

.Русакова, А. Павел Кузнецов / А. Русакова. - Л., 1996. - 389 с.

.Русакова, А. Символизм в русской живописи / А. Русакова. - М.: Эксмо, 1995. - 430 с.

.Русское искусство конца XIX -начала XX века / Под общей редакцией академика И. Э. Грабаря, чл.-корр. АН СССР В. Н. Лазарева, чл.-корр. АН СССР А. А. Сидорова и доктора исторических наук О. А. Швидковского. - М.: Наука, 2001. - 511 с.

.Золотой век художественных объединений в России и СССР / Сост.: Д.Я. Северюхин, О.Л. Лейкинд. СПб., 1992


Теги: "Голубая роза" - объединение художников-символистов  Реферат  Культурология
Просмотров: 19615
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: "Голубая роза" - объединение художников-символистов
Назад