Этноцентризм и ксенофилия как социально-психологические феномены обыденного этнического сознания в условиях работы или долгосрочного пребывания в поликультурной среде

Введение


Актуальность научных исследований межэтнических отношений и, в частности, феномена этноцентризма и ксенофилии доказана на сегодняшний день самой жизнью. Налицо радикальные изменения в этническом самосознании народов нашей страны, что находит выражение в повышении интереса этнических групп к своей истории, культуре, традициям, языку. Однако рост этнического самосознания нередко принимает формы, которые обуславливают негативное отношение к другим этносам, неприятие их культуры, языка и традиций, уклонение от общения с ними вплоть до демонстрации открытой враждебности. В науке это явление получило название этноцентризма. Как феномен обыденного этнического сознания этноцентризм давно привлекает к себе внимание этнографов, социологов, социальных психологов. Этноцентризм в любой форме его проявления оказывает разрушительное воздействие на межэтнические контакты, поэтому изучение данного феномена является очевидно необходимым, особенно в современных условиях, когда этнические конфликты в стране стали ежедневной реальностью. Исследование этноцентризма развивалось в направлении от абсолютизации этого явления и обоснования его неизбежности - к выявлению социальных, исторических, социально-психологических условий и механизмов его актуализации в межэтнических отношениях. В настоящее время интерес исследователей в большей степени направлен на изучение закономерностей и особенностей актуализации этноцентризма в различных социокультурных и ситуативных условиях. Такая постановка проблемы помогает не только выявлению различных факторов, способствующих или препятствующих проявлениям межэтнического негативизма, но позволяет полнее понять природу и функции данного явления, его действительное место во взаимоотношениях этносов. Опыт отечественных и зарубежных исследований этноцентризма как социально-психологического феномена способствует пониманию того, что существование особых социально-перцептивных механизмов, лежащих в основе данного явления и направленных на обеспечение и сохранение культурной самобытности этноса, само по себе еще не является достаточным условием для возникновения межэтнической неприязни.

Однако существует еще и противоположное понятие этноцентризму - ксенофили?я. Это психологическое понятие, означающее любовь и склонность к неизвестным вещам и людям, неиспытанным ощущениям, часто сопутствует либерализму и либеральной демократии, ставит под сомнение расовые и национальные различия между людьми. Ксенофилия провозглашает, что залогом существования современного человеческого общества является смешение культур и народов под знаменем либеральной демократии. Теория и идеология ксенофилии, свойственная космополитической интеллигенции, обосновывает отказ от национальных традиций и культуры, отрицает государственный и национальный суверенитет во имя "общечеловеческих ценностей"; провозглашает свободу индивида во всех областях жизни как условие развития общества и экономики. Она получила стремительное развитие во второй половине ХХ- перв. пол. XXI вв., часто сопутствует движению за объединение мира и его отдельных регионов на федеративной основе с общим и всемирным правительством.

Предмет исследования: этноцентризм и ксенофилия как социально-психологические феномены обыденного этнического сознания в условиях работы или долгосрочного пребывания в поликультурной среде.

Глава 1. Этноцентризм и ксенофобия. Основные теоретические подходы к исследованию


Так как культурные ценности формируются на основе опыта людей и отбора видов их поведения, то прошлые и нынешние культуры различны. В некоторых обществах считали войну самой благородной деятельностью человека. В других ее ненавидели, а представители третьих не имели о ней представления. В соответствии с нормами одной культуры женщина имела право выходить замуж за своего родственника. Нормы другой культуры это решительно запрещают. В нашей культуре галлюцинации считаются симптомом психического заболевания. Другие общества расценивают мистические видения как высшую форму сознания. Существует великое множество различий между культурами.

Даже беглое соприкосновение с двумя или несколькими культурами убеждает, что различиям между ними нет числа. Мы и Они ездим по разным сторонам, Они говорят на ином языке. У нас разные мнения о том, какое поведение безумное, а какое нормальное, у нас разные понятия добродетельной жизни. Значительно труднее определить общие черты, свойственные всем культурам, - культурные универсалии.

Социологи выделяют более 60 культурных универсалий. К ним относятся спорт, украшение тела, совместный труд, танцы, образование, похоронные ритуалы, обычай дарить подарки, гостеприимство, запреты кровосмешения, шутки, язык, религиозные обряды, изготовление орудий труда и попытки влиять на погоду.

Однако, для разных культур могут быть характерно разные виды спорта, украшений и т.д. Окружающая Среда является одним из факторов, вызывающие эти различия. Кроме того, все культурные особенности обусловлены историей определенного общества и формируется в результате уникального развития событий. На основе разных видов культур возникли разные виды спорта, запреты на кровные браки и языки, но главное - в той или иной форме они имеются в каждой культуре.

Почему существуют культурные универсалии? Некоторые антропологи считают, что они формируются на основе биологических факторов. К ним относятся наличие двух полов; беспомощность младенцев; потребность в пище и тепле; возрастные различия между людьми; усвоение разных навыков. В связи с этим возникают проблемы, которые надо решать на основе данной культуры. Определенные ценности и образы мышления также являются универсальными. В каждом обществе запрещено убийство и осуждается ложь, ни в одном из них не одобряется страдание. Все культуры должны способствовать удовлетворению определенных физиологических, социальных и психологических потребностей, хотя в частности возможны разные варианты.


1.1 Этноцентризм и межэтнические конфликты


1.1.1 Значения и формирование этноцентризма

В обществе возникает тенденция судить о других культурах с позиции превосходства своей собственной. Эта тенденция называется этноцентризмом.

Этноцентризм - понятие <#"justify">·первичные маркеры, роднящие человека с другими живыми существами, такие как запах, внешность, голос (по этим критериям узнают друг друга новорожденный младенец и мать), а также биохимические критерии, например, комплексы гистосовместимости;

·вторичные, культурно-обусловленные, символические опознавательные маркеры: язык, диалект, акцент; одежда, стиль, манера поведения; наконец, паспорт, униформа, национальный флаг.

Чем больше маркеров совпадают у двух групп, тем по большему числу параметров возможно объединение в одну группу, тем сильнее афилиация. Можно вычленить следующие уровни общности людей (типы идентификации): 1) родство (люди чувствуют себя потомками одного предка), 2) фенотипическое сходство (видимое сходство черт лица или телосложения, стиля движений); 3) предварительное знакомство (многократная демнстрация испытуемому фотографии симпатичного человека усиливает расположение к нему); 4) общность языка ; 5) общность религии; 6) общность территории (людей объединяет место жительства). Племена, до сих пор сохраняющие первобытный уклад (без централизованного правительства), состоят из групп, сочетающих все уровни идентификации: единые для всех диалект языка, религия и территория дополняются верой в общего предка и видимым на глаз физическим сходством. Не удивительно, что многие из таких племен характеризуются интенсивной кооперацией внутри каждой группы и межгрупповой враждой. В то же время население многонациональных, многоязыковых империй (например, Австро-Венгрии) было объединено практически только общей территорией, что обусловливало неустойчивость подобных политических образований (Masters, 1998).


1.1.2 Причины существования этноцентризма

Этноцентризм - объективно существующий феномен культуры. В литературе выделяется две причины его живучести. 1. Разрушение общественных ценностей, когда великие цели, вчера придававшие ясную архитектонику нашему жизненному пространству, утеряли свою четкость, притягательность, силу и власть над нами. В подобную эпоху окружающее нас пространство чудится распавшимся, шатким, колышущимся вокруг индивида, шаги которого делаются неуверенными, потому что поколеблены и размыты точки отсчета. Сам путь, ускользая из-под ног, приобретает зыбкую неопределенность (1). 2. Экспансия " фаустовской цивилизации" на протяжении двух последних столетий, тенденция к унификации по западному образцу без учета местной цивилизационной и культурной специфики. Этноцентризм можно рассматривать как средство защиты, "когда рушатся все иные общественные ценности, именно этническая идентичность остается последним прибежищем, элементом приобщения личности к некоей общности, группе" (2). Шестопал Е. Б., Брицкий Г. О., Денисенко М. В., провели глубинные интервью и выявили, что'' мотив защиты проходит красной нитью через интервью самых разных по возрасту, полу, политическим ориентациям34людей"(3). В основе этноцентризма лежит конфликт ценностей, что приводит к враждебному отношению между этносами, к национальным конфликтам, которые принимают самые дикие и жестокие формы.

1.2 Всеобщая любовь к чужому и ненависть к родному


Социальный переворот не может быть в каждом случае обусловлен только объективными историческими закономерностями. Многое в истории происходит за счет срабатывания скрытых пружин общественного механизма, постепенно накапливающих разрушительную энергию и в какой-то момент внезапно выплескивающих ее наружу. Общество, привыкшее к спокойной ситуации, оказывается не способным быстро мобилизовать свои силы и нейтрализовать опасные угрозы. Давно не воевавшая армия обречена на поражение. Народ, не сплотившийся против внешнего врага, обречен не заметить и внутреннего. Народ, не умеющий ненавидеть, не способен любить. Народ, любящий чужое больше своего - самоубийца, людоед, пожирающий собственных детей. Советское общество, годами жившее иллюзией стабильности в условиях затяжной сверхмобилизации «холодной войны», утратило способность выдерживать мощные кратковременные нагрузки незнакомого типа. Незначительная на первый взгляд червоточина, зародившаяся в сознании советского человека, вступив во взаимодействие с надорванной психикой диссидентов «шестидесятников» и наездившейся по заграницам партноменклатуры, породила кратковременную эпидемию ксенофилии - всеобщей любви к чужому и ненависти к родному. Болезнь быстро прошла, но оставила после себя чудовищную картину разложения и гибели. Эта трагедия конца ХХ века, обрушившаяся на Россию, требует выявления на будущее причин, симптомов и средств лечения ксенофилии. Речь идет о таком явлении, которое связанно с выверенным выбором целей и средств. Мы сталкиваемся со своеобразной трансформацией давно выношенной идеологии - с модификацией «классического» либерализма эпохи Просвещения, которая на российской почве дает совсем иные плоды, чем на Западе. Хотя и на Западе сладкая пленка-обманка с этих плодов постепенно облезает. Мы же, давясь слезами, пожираем отчаянную горечь. Подобно алкоголику, глотающему яд, и испытывающему от этого убийственное удовольствие. Пораженные внешним блеском и изобилием бытовых вещиц в ведущих западных странах, наши ксенофилы решили, что имеют право на шанс в собственной стране, которая также должна предоставить им богатый набор подделанных под чужое тряпок, жратвы, фривольных журналов, желтой прессы и т.п. А чтобы этот шанс состоялся, надо разрушить все «свое» до основания - включая несущие опоры государственности. Потом оказалось, что шанс использовала узкая и сплоченная группировка, которая не успешностью Запада была соблазнена, а картиной разложения собственного государства, которое они грызли с остервенением трупных червей. Сработала психология падальщика, доселе угнетенная и задвинутая силой государства на задворки общественной жизни. Первыми в класс ксенофилов перешли журналисты, развязавшие массированную пропаганду ксенофилии и «хлевных интересов», об опасности которых предупреждал еще Салтыков-Щедрин. Он писал, что в случае торжества этих интересов мы будем «валить навоз во щи» и в итоге «нас вша заест». Так оно и получилось. Журналистика напрочь лишилась нравственных норм, задач исследования жизни. Ксенофильская журналистика и теперь, после катастрофы призвана опорочить все «свое» и принимает такое задание как профессиональный долг. Долгом теперь считается оправдывать свою зарплату самыми гнусными выдумками и издевательствами над всем, что еще служит России. Вторыми поставщиками класса падальщиков стала советская интеллигенция, вдруг обнаружившая страстное желание быть признанной совокупностью личностей. Не имея для этого никаких оснований, слой вчерашних троечников, получавших более чем скромные зарплаты за свои более чем скромные трудовые подвиги и совсем никудышные способности, объявил теперь, что интерес каждого выше интересов всех вместе. Неучи, невежи и тунеядцы стали выбиваться в первые ряды, как только поняли, что тут можно брать голосом, нахрапом, наглостью. Ксенофилия двинула интеллигенцию на митинги, а после митинговых страстей в ней осталась одна только злоба на Россию. Ксенофилы и теперь суетятся не покладая рук, но уже хитрее - скрываясь за патриотической риторикой. Замечательный русский философ А.Ф.Лосев писал, что «спецификум либерального противоречия заключается в том, что либерализм весь живет на счет известного политически-экономического и культурно-социального режима и в то же время систематически разрушает его. Конечно, в нем есть нечто новое и самостоятельное, почему он и называется таким именем; но главная его роль - разрушительная, несмотря на то, что либерал весь с головы до ног, и культурно, и экономически, и политически, вскормлен тем самым режимом, который он разрушает, и весь целиком стоит на плоскости этого режима».

Глава 2. Проблемы, возникающие на основании отношения культур друг к другу и пути нейтрализации его негативных последствий


.1 Источники межнациональных конфликтов


Хантингтон С. считает, что "... в нарождающемся мире основным источником конфликтов будут уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество и, преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой"(4, 33). Причину этого феномена он видит в том, что "... культурные особенности и различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические и вследствие этого их сложнее разрешить либо свести к компромиссу. В бывшем Советском Союзе коммунисты могут стать демократами, богатые превратиться в бедных, а бедняки - в богачей, но русские при всем желании не смогут стать эстонцами, а азербайджанцы - армянами" (4, 35).В ближайшем будущем, по мнению Хантингтона С., основным очагом конфликтов будут взаимоотношения между Западом и рядом исламско - конфуцианских стран. Этот философ ищет пути избежания столкновения цивилизаций, исходя из интересов Запада и его ценностей, разделив их на краткосрочную выгоду и долгосрочное урегулирование. Одним из девяти пунктов краткосрочной выгоды является "укрепление международных институтов, отражающих и легитимизирующих западные интересы и ценности, и привлечение к участию в этих институтах незападных стран''(4, 47). В долгосрочном урегулировании Хантингтон С. требует от Запада глубокого понимания фундаментальных религиозных и философских основ других цивилизаций, понимания, как люди этих цивилизаций представляют себе собственные интересы. В обозримом будущем он не видит возможности создания единой универсальной цивилизации. Каждой цивилизации придется научиться сосуществовать со всеми остальными. На наш взгляд, здесь следует добавить исключительную роль распространения во всем мире идей многокультурного образования и их практическую реализацию. Это, в частности, предполагает в образовании отражение многокультурных идеалов, сравнение культурных ценностей и мнений о них, развития сочувствия к другим, содействие внутрикультурному и межкультурному взаимодействию и уважению. Мы, безусловно, уважаем и поддерживаем право народов на самоопределение. Однако, мы глубоко убеждены в том, что самоопределение не означает - драться с соседями. Мы понимаем, что сепаратистские тенденции сильны во всем мире и особенно сейчас в нашей стране - России. И у многих граждан Российской Федерации возникает вопрос: " Удастся предотвратить распад теперь уже Государства Российского? Или опять нам всем не хватит культуры? "

Со всей ответственностью можем утверждать, что пока существует война интересов элитных групп, особенно в наших автономных образованиях, угроза распада России остается. Интеллигенция, особенно ученые, не должны слепо идти на поводу у своих национальных элит. Наоборот, мы должны разрабатывать противовесы тенденции раздробленных народов. Приведем лишь один пример. Все время можно слышать, что религия разъединяет людей. Прав Ю.А.Жданов, подчеркивающий: " А почему бы христианам, мусульманам, католикам не изучать постулаты буддизма? А какой мощный слой гуманитарной культуры лежит в рамках мусульманства! " (5, 5). А как сделать так, чтобы люди разных религий начали проявлять интерес к другим религиям. Вот вам действительно и научно - практическая, и педагогическая проблема. Цивилизационный подход позволяет выдвинуть новое основание для классификации конфликтов. Условно можно разделить конфликты на два типа: конфликт интересов и конфликт ценностей. Конфликт интересов по своему основному содержанию - борьба за контроль над определенной территорией, проживающим там населением, и ресурсами, расположенными на данной территории. Конфликт ценностей - столкновение качественно различных, часто противоположных подходов к решению коренных проблем - противоречий человеческого существования: между мирским и сакральным, человеком и природой, индивидом и социумом, традиционной и инновационной сторонами культуры и др. Трудно, а то и невозможно, определить какой тип конфликтов является доминирующим. Если мы проанализируем эмпирические материалы конфликтов в Нагорном Карабахе, в первой и второй чеченской войнах, то увидим, что эти два типа конфликтов тесно переплетены и неразрывно взаимосвязаны в действительности. Мы постоянно слышим лозунги защиты " истинной религии", "исконных ценностей". На самом же деле за этой идеологической риторикой скрывается прозаическая борьба за материальные объекты - территорию и ресурсы. А прикрывается это болтовней о праве наций на самоопределение. Но как же тогда объяснить тот факт, что основная линия раздела в конфликтах многих стран, в том числе и в России, проходит между приверженцами различных мировых религий, в конечном счете, различных цивилизационных ориентаций - православными, мусульманами, католиками. Значит, нельзя сводить природу конфликта только к борьбе за материальные блага.

Американский исследователь Дж.Комарофф писал, что " вопрос этнического самосознания неизменно связан с проблемой баланса власти - материальной, политической и символической одновременно" (7). По мнению Я.Г.Шемякина, Россия принадлежит к особой разновидности "пограничных цивилизаций, основные параметры реальности которых определяются фактом столкновения двух главных потоков мирового цивилизационного процесса - Запада и Востока (6). На исторический облик подобных цивилизаций решающий отпечаток наложило явление, которое характеризуется в российской традиции ( И. Киреевский, В. Соловьев, Н. Бердяев, Г. Федотов, А. Ахиезер и др.) как "раскол". Под термином "раскол" подразумевается исторически длительное состояние общества, столкновение качественно различных ценностных ориентаций в отношении всех коренных проблем человеческого существования. Противостояние культур в жизни "пограничных" цивилизаций играет важную роль, но реальность жизни этих цивилизаций не сводилась только к противостоянию. Межкультурный контакт цивилизаций "пограничного" типа осуществляется в форме противостояния, симбиоза и синтеза. Прямое противостояние культур ограничивает связи чисто внешними контактами ( " чужаки " не допускаются во внутренний мир ); в рамках симбиоза участники межкультурного контакта соединены внутренней духовной связью, а сам контакт интериоризируется в их сознании, но нового культурного качества не возникает, каждый остается сам собой. При симбиозе мы не наблюдаем абсолютного господства логики инверсии, как в условиях противостояния. В рамках симбиоза получает развитие процесс медиации, при котором устанавливаются связи между различными сторонами противоречия. Симбиоз, как межкультурный контакт, в отличие от противостояния, позволяет удерживать конфликт в определенных рамках, не давая ему "разгореться".


2.2 Патологическая враждебность


Главным врагом ксенофилов всегда является суверенное государство и самобытная нация. Страсть к разрушению поддерживается в них убеждением, что либерализм воплотил в себе мечту человечества о личной свободе и торжестве частного интереса над общественным. Им кажется, что они имеют от природы данное им право крушить все, что чудится им как препятствие для свободного выражения своих эгоистических взглядов и преследования своих антиобщественных и антигосударственных целей. А коль скоро личного успеха эти неучи и бездари никогда не имеют, их враждебность становится патологической. Зато ксенофилия - это их «позитивная» программа. То есть, их «позитив» - полное уничтожение в России всего русского, включая русский менталитет и русский антропологический тип. Последнему предназначается рабская функция, работа на чужаков. Либералы утверждают, что модель западной цивилизации - демократия, рынок и частная собственность - завоевывает мир. И эта чужая цивилизация становится для них родной и любимой. Поэтому с экстремистской безжалостностью отторгается, отбрасывается и дискредитируется все еще недавно «свое», народное, историческое, русское. Бердяев писал: «Всякий раз, когда свергается иерархический строй, когда хотят освободить личность от всякой дисциплины государства и культуры, подымается звериный хаос, истребляет личность, убивает образ человека. Свобода личности всегда имеет своим коррелятивом тысячелетнюю дисциплину сложной культуры, претворяющей хаос в космос» Озверевшие ксенофилы хотят вовсе не иной системы государства и общества. Для них именно хаос является формой жизни - в иной ситуации ксенофилия не распространяется. Именно поэтому подспудно этот человеческий тип всегда стремится сломать все формы стабильной жизни. «Хорошо там, где нас нет» - эта шутка у них переходит в кредо. Поэтому там, где они есть, им все нехорошо, а где их нет - все кажется привлекательным. Дисциплина местного порядка, принципы местной традиции - все это ксенофилам кажется обременительным, противоестественным, абсурдным, а те, кто не хочет или не решается поднять руку на собственную страну, на собственный род, на культуру - какими-то недочеловеками, ксенофобами.

Право на вражду, право на ненависть они признают только по отношению к собственному народу. Им хочется все уравнять - сделать народы похожими на некий несуществующий образец, а для этого - все смешать и спутать. Причем степень одинаковости, степень приближенности к выдуманному антропологическому типу (при одновременной похожести на некоего усредненного «чужака», взятого за образец на Западе) предложено даже отождествить со степенью цивилизованности. Ксенофилы, будучи самыми отъявленными живодерами и разрушителями (как образа «своего», так и образа врага), пытаются найти повод, чтобы врагами рода человеческого назначить кого-то другого. Вот они и ищут под каждой лавкой фашиста. Пафос «борьбы с экстремизмом» ксенофилы смогли протащить в парламент и кремлевские кабинеты. Все согласно китайской стратагеме: «Размахивая красным флагом бороться против красного флага». По русской «стратагеме» это выглядит как перекладывание с больной головы на здоровую - больные экстремизмом и антигосударственным нигилизмом ксенофилы перекладывают свою болезнь на государствообразующий народ, объявляя кучку хулиганов его типичными представителями. Антифашизм стал для иных ксенофилов отдельной профессией, хорошо финансируемой из зарубежных фондов и правозащитных организаций, выполняющих в России подрывные функции. Понятно, что для ксенофила боевик становится любезным, социально близким уже по той причине, что желает вреда России. Поэтому правозащитный «патриарх» Сергей Ковалев и главарь бандитов Джохар Дудаев смотрели на российские войска из одной амбразуры. Ксенофил пытается втолковать вменяемому человеку, что для него нет «чужих», а у России нет врагов - все, мол, для нас «свои», а извне нам ничто не угрожает. Значит, армия нам не нужна, внутренний рынок защищать от экономической экспансии не надо, культурные ценности ограждать от разорения и поругания - бессмысленно. Ксенофил хочет, чтобы мы все сошли с ума и сдались на милость международным шакалам, оплачивающим либеральных пропагандистов. Он хочет, чтобы мы все стали оппозицией самим себе, своему государству, своему народу - разделились бы на враждующие группы внутри страны, полагая, что друг другу мы «чужие», а вот за границей живут сплошь «свои» - милые и добрые.


2.3 Пути разрешения межнациональных конфликтов


Окончательное решение проблемы может дать лишь высшая разновидность взаимодействия разнородных человеческих реалий - культурный синтез. Именно на основе культурного синтеза формируются новые культурные качества, то есть образуется система базовых ценностей, которые являются общими для всех слоев данного общества. Процесс синтеза чуждых друг другу культурных традиций означает одновременно формирование "срединной культуры", которая помогает избегать крайности и позволяет преобладание логики медиации над логикой инверсии. Такую цель невозможно достигнуть без преодоления жесткого дихотомического мышления в пределах, очерченных комплексом "мы и они". Создание предпосылок разрешения межнациональных конфликтов возможно лишь в случае преодоления этничности и универсализации сознания. Я. Г. Шемякин считает, что признание универсальных ценностей есть условие необходимое, но недостаточное для разрешения межнациональных конфликтов. Все дело в том, что представители различных культур вкладывают разное содержание в понятие " универсализм" (6). История человечества знает несколько вариантов универсализма, порожденных великими цивилизациями. Каждый из этих вариантов представляет собой целый человеческий мир, единство которого цементируется мировой религией. Это единство воплощается в принципах организации жизни, нормах поведения и социальных институтах при помощи уникального опыта Откровения - непосредственного общения человека с предельной духовной реальностью, то есть Богом. "В конечном счете... возникли четыре варианта, четыре проекта " единого человеческого общежития", четыре способа подчинять племенное и национальное общечеловеческому. Возникли четыре субэкумены, каждая из которых в принципе общечеловечна, суперэтнична, накладывается на различия народных культур, подчиняя их себе, и в то же время по отношению к другим субэкуменам является индивидуальной культурой " (8). К числу субэкумен относятся: христианский Запад, мир ислама, индо-буддийский мир Южной Азии и конфуцианско-буддийский мир Дальнего Востока. И хотя в сознании пророков, мыслителей и законодателей всех четырех субэкумен жила идея мировой цивилизации, на практике они не выходили за рамки региона. С момента формирования субэкумен мировая история представляет собой сложное переплетение качественно различных типов универсальности. Проблема заключается в том, что принцип " мы - они" воспроизвелся на почве самих мировых религий, вступив в вопиющее противоречие с их универсалистским импульсом. В результате отношения между субэкуменами приобрели важнейшие черты межэтнических отношений. Сплошь и рядом приверженность той или иной мировой религии становилась знаком принадлежности какой - либо этнической общности. Особенно обострилась эта ситуация в современном мире, где в последние годы наблюдается рост " отчуждения и ненависти между исповеданиями, ставшими чем - то вроде враждебных племен "(9). Означает ли это, что выхода нет? Шемякин Я. Г. видит выход в поисках новых путей взаимопонимания, новых более гармоничных форм сочетания универсального и локального, новых принципов взаимоотношений между различными видами универсализма, воплощенными в опыте мировых религий и субэкумен. Шемякин Я.Г. разделяет взгляды крупного современного российского мыслителя Г.Померанца. Г.Померанц предлагает решить проблему единства человечества и многообразия различных человеческих миров исходя из принципов, которые были выработаны христианской мыслью ранней Византии (6). Он ссылается на соотношение трех лиц Троицы: единосущности, равночестности (признание полного равенства), неслиянности (признание полноценного существования каждого из лиц, как неповторимого, несводимого к двум другим) и неразделенности (наличие общей глубинной основы, единства, цементирующего многообразие). межнациональный конфликт этноцентризм культура

Таким образом, Померанц Г. утверждает, что " в этих категориях можно мыслить не только единство Бога и человека, но и единство разных вер, культур, не стирая их логически несовместимых различий"(6,59). По существу речь идет о более глубоком религиозно - мировоззренческом обосновании ценности терпимости в том ее понимании, которое утверждалось в Европе в эпоху Просвещения. На наш взгляд, такая основа поиска универсалий представляется оригинальной и интересной, но совершенно умозрительной, так как едва ли реально решить проблему единства человечества и многообразия различных человеческих миров только на основе одной мировой религии. Думается, что здесь надо исходить из естественнонаучной составляющей культуры, что нами развито в статье(10). Другой интересный взгляд на возможность выработки универсалий высказывает Моисеев Н. Н. В отличие от предыдущих авторов, он предлагает эволюционистский подход к этой проблеме. С точки зрения универсального эволюционизма автор объясняет стремление к национальной обособленности и обосновывает возможность выработки универсалий. Моисеев Н.Н. считает, что человечество еще на заре своего существования сделало выбор в пользу кооперативного и " во имя общественного развития, во имя будущности популяции "человек разумный", сам человек поступился своим индивидуальным совершенствованием" (11, 60 ).

В конце мезолита у наших предков было два исхода: либо исчезнуть, либо приобрести качественно новые свойства, по - особому приспособиться к новым условиям жизни и у первобытного человека появляется основа основ человеческой морали, основное табу всех народов - "не убий ". С этого момента эволюция переходит на другой надорганизменный уровень. Отбор начинает происходить на уровне организации популяций, племен, а впоследствии и народов, на уровне организации общественных социальных структур. Моисеев Н. Н. считает, что именно с этого момента начинается утверждение нравственности, как основного кооперативного механизма, а мораль и нравственность выступают как новые принципы отбора. Некоторые постулаты морали " мы называем вечными истинами ибо на протяжении всего рода человеческого они не изменяли своего смысла" (11, 61). Итак, перед человечеством стоит задача - не допустить культурной и национальной унификации, поскольку это означает лишь прекращение развития, и в то же время выработать универсалии, на основе общечеловеческой морали, которые помогут разрешить мировые проблемы. Нормы нравственности должны быть выработаны разумом человека. "И выработка этих норм, и их утверждение в общественном сознании должны приобрести характер научной программы и программы общепланетарной человеческой деятельности" (11, 62 ). Думается, что такие выводы не утопия, а жизненная необходимость. Однако, до тех пор, пока в мире будут существовать экономическое первенство различных этносов, национальные элиты со своими финансово-экономическими интересами будет преобладать тенденция жажды этими элитами собственной власти.

А это означает, что национальный эгоизм будет брать верх над общепланетарными ценностями. Ничто так не объединяет людей, как общая беда. Наука должна показать, что ждет человечество как результат его собственной деятельности, что предотвратить беды, грозящие человечеству, в одиночку нельзя (надо объединяться). Только на этом пути будут выработаны такие общечеловеческие ценности, которые станут выше всех религий, всех особенностей этносов, любых претензий на привилегированное место в мире. Именно наука, естественнонаучная составляющая культуры, интегрируясь с гуманитарной, укажет человеку путь выработки общепланетарных ценностей, которые действительно объединяют всех людей нашей планеты. Ну а что касается ксенофилии, то она сама не проходит. От нее нужно лечиться укреплением духа и нравственным оздоровлением. В личном порядке это задача освоения представлений о «своем» и понимание, что у Отечества и родной веры есть враги. Враг наиболее явственно представлен адептами «демократических ценностей». Поэтому «свои» - те, кто с этими ценностями не хочет иметь ничего общего, отыскивая для себя ценности национальные и отвергая чуждые. Вместо либеральной, «общечеловеческой» демократии нам нужна традиционная форма демократии - национальная демократия, укорененная веками российской истории. В такой демократии нет и не может быть безбрежной свободы слова средств массовой информации, бесстыдной игры политических сил на выборах, имитирующих народную волю. В такой демократии никакого свободного рынка также быть не может, а любая коммерческая инициатива, приходящая в противоречие с национальными интересами пресекается на корню. В такой демократии чиновник служит, как солдат Отечества, а если не служит, а обслуживает - тут же выставляется за ворота власти с хорошим пинком под зад. В такой демократии все решают не партии и не выборы, а сила авторитета, моральные законы, традиция. Если мы действительно хотим спасения России от ксенофилов, то должны спокойно и без всякого трепета обсуждать самые жестокие меры постлиберальной реанимации страны. При этом уничтожение врагов России, изъятие их имущества (уворованного у народа или полученного от зарубежных спонсоров) и преследование их пособников по всеми миру - дело достойное и честное. В порядке выздоровления нашего национального самосознания мы должны понять, что нет никаких ценностей, которые были бы выше России. Со всем, что возносится над Россией, мы вправе поступать как с сорняками.

Глава 3. Этносоциальная ситуация в исследуемом регионе (Узбекистан, г. Ташкент)


Этносоциальная ситуация в исследуемом регионе (Узбекистан, г. Ташкент) в момент проведения исследования характеризовалась рядом особенностей, которые способствовали дестабилизации и снижению уровня позитивной этнической идентичности, проживающих там этноконтактных групп. Указанные особенности социоэтнической ситуации связаны с провозглашением государственного суверенитета Узбекистана и изменением языковых и культурных приоритетов в регионе в пользу узбекского языка и культуры, усилению их поддержки на государственном уровне. Это повлекло за собой ограничения в использовании русского языка и культуры, сужению сфер их функционирования, постепенному вытеснению их из общественной жизни. Тем не менее русский язык и культура по целому ряду причин сохраняли в рассматриваемый период значительное влияние в Узбекистане, несмотря на официальное изменение языковых и культурных приоритетов. Подобная двойственность этнокультурной ситуации вызывала беспокойство, дискомфорт у обеих доминирующих в культурном отношении этнических групп Ташкента, узбеков и русских, в связи с трудностями выражения и сохранения ими в рассматриваемых условиях своей этнической идентичности. Описанные особенности социо-этнической ситуации способствовали усилению соперничества этнических групп узбеков и русских за степень своего влияния в социокультурной сфере, усилению их взаимного культурного влияния. Иными словами, особенности социоэтнической (социокультурной) ситуации способствовали появлению угрозы разрушения рассматриваемых этногрупп как самостоятельных и целостных социокультурных единиц. На уровне обыденного сознания указанные этносоциальные процессы проявляются в виде переживания группой ощущения своей нестабильности, угрозы разрушения своей этнической идентичности, утраты ее позитивного характера. Такое состояние этнического самосознания, определяемое как нарушение позитивной этнической идентичности, включает сложную совокупность представлений и чувств, таких как чувство утраты единства и сплоченности "мы-группы", размывание позитивного "мы-образа", наряду с переживанием эмоциональной напряженности, связанной с воспринимаемой угрозой разрушения своей этнической самобытности и целостности, а также неудовлетворенности межэтническими отношениями с иноэтническим окружением. В сфере межэтнических отношений подобное состояние этнического самосознания группы может способствовать проявлению феноменов межэтнического негативизма (этноцентризма): негативных стереотипов, эмоционального неприятия представителей иноэтнической аутгруппы, их дискриминации. Этноцентризм актуализируется в сознании этнической группы в ответ на угрозу существованию этноса как самостоятельного социокультурного целого в целях его защиты от инокультурного влияния. Цель исследования: выявить взаимосвязь между состоянием (уровнем нарушения) позитивной групповой идентичности этноконтактных групп в условиях социоэтнических изменений и уровнем этноцентризма в сфере их социальной (межэтнической) перцепции как механизмом социально-психологической защиты позитивной этнической идентичности. Выявлено наличие взаимосвязи между изменением воспринимаемого статуса этнической группы в сферах языка и культуры и уровнем ее этноцентризма. Эмпирически подтверждено, что указанная взаимосвязь опосредствована нарушением позитивной этнической идентичности группы и не зависит непосредственно от характера изменения статуса этнической группы, его повышения или понижения. Получены данные о состоянии этнической идентичности основных этноконтактных групп Ташкента, а также о факторах социоэтнической ситуации, способствующих актуализации этноцентризма в сознании данных этногрупп, которые могут быть учтены при разработке мер по оптимизации межэтнических отношений в исследуемом регионе. Теоретическая значимость исследования определяется тем, что оно вносит вклад в развитие представлений о психологических механизмах актуализации этноцентризма в обыденном сознании этноконтактных групп. Эмпирически обоснована психологическая природа феномена этноцентризма, представляющего собой один из механизмов социально-психологической защиты позитивной групповой идентичности. Изучены факторы, способствующие актуализации этноцентризма в сознании этноконтактных групп, взаимодействующих в условиях социоэтнических изменений. В частности, исследование обеспечивает эмпирическое подтверждение существования взаимосвязи - между изменением воспринимаемого социокультурного статуса этноконтактных групп и уровнем актуализации их этноцентризма; - между величиной воспринимаемой этнокультурной дистанции и уровнем этноцентризма.

Заключение


В природе нет ни добра, ни зла. Это гармоничный мир. Возникающая дисгармония («ошибки природы») в нем устраняется естественным образом. Все живущее идет предначертанным путем и не имеет возможности от него отклониться. Это регламентируется жесткой системой биологических запретов. Человек, обретя разум и сознание, давшие ему свободу выбора, эту систему запретов сломал, начал активно вмешиваться в естественный ход вещей. Но поскольку, в силу уже упоминавшейся ограниченности разума, он не в состоянии предвидеть последствия своих действий, они вносят значительную дисгармонию в этот мир. То есть порождают зло, от которого в первую очередь страдает сам человек.

Если попытаться отыскать основной источник дисгармонии, порождаемой человеческими действиями в мире, неизбежно упремся все в то же гипертрофированное Я. И масштаб этой дисгармонии определяется эффективностью использования этого Я как инструмента для манипулирования человеческими массами. Фейербах говорил: «Человек без рассудка - человек без воли. Только тот, кто мыслит, свободен и самостоятелен». Так может быть, свобода - это способность видеть естественный ход вещей и следовать им? Или следовать высшей, или божественной, воле - кому как нравится. Тогда путь разума представляется извилистым путем (вспомним Клайва Льюиса) от первичной бессознательной, природной гармонии к гармонии осознанной. Кто всегда был носителем зачатков гармонии в заблудившемся на этом пути человечестве? С одной стороны, это убогие и юродивые, обладавшие, тем не менее, безупречным инстинктивным нравственным чутьем и потому пользовавшиеся безотчетным сочувствием и уважением в народе, который всегда чувствовал в них проводников высшей воли, предначертанного пути. «Блаженны нищие духом, ибо их есть царствие небесное». С другой стороны, это люди, духовно продвинутые, выполняющие высшую волю уже сознательно. Любовь, основанная на осознании своего неразрывного единства со всем сущим в мире, собственно, и составляющим твое Я, и есть основная, а может быть, единственная объединяющая всех людей этого мира сила. Единственная надежда на какое-то приближение к гармоничному миру. В противоположность эгоизму и ксенофобии, которые являются силой, разъединяющей людей и раскалывающей этот мир.

Библиографический список


1.Кефели И.Д. Судьбы культуры ХХ века.//Социально политический журнал. 1996.№5.С.78.

2.Мирский Г.И. Еще раз о распаде СССР и этнических конфликтах.//Мировая экономика и международные отношения.1997.№2.С.22.

.Шестопал Е.Б., Брицкий Г.О., Денисенко М.В. Этнические стереотипы русских. // Социс., 1999, №4.С.66.

.Хантингтон С. Столкновение цивилизаций?//Полис, 1994, №1.с.33

.Война и мир по Юрию Нединову //Российская газета, 19февраля 2000 года. с.5.

.Шемякин Я.Г. Этнические конфликты: цивилизационный ракурс//ОНС, 1998.№4.С.49-60.

.Этничность и власть в политических государствах. М., 1994.С.42.

.Померанц Г.С. Теория субэкумен и проблема своеобразия стыковых культур. //Выход из транса.М., 1995.С.212.

.Ахиезер А. Культурные основы этнических конфликтов//ОНС, 1994, №4.С.115-125.

.Любичанковский В.А., Богуславская С.М., Нагорная О.В. "Интеграция естественно-научного и гуманитарного компонентов культуры личности, как фактор преодоления отрицательных последствий этноцентризма."//Credo, 2000, №4.

.Моисеев Н.Н. Логика универсального эволюционизма и кооперативность. //Вопросы философии, 1988, №1.С.52-66.

.Р.Д.Льюис. Деловые культуры в международном бизнесе. М., Дело, 2001, с.446.


Теги: Этноцентризм и ксенофилия как социально-психологические феномены обыденного этнического сознания в условиях работы или долгосрочного пребывания в поликультурной среде  Диплом  Психология
Просмотров: 11150
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Этноцентризм и ксенофилия как социально-психологические феномены обыденного этнического сознания в условиях работы или долгосрочного пребывания в поликультурной среде
Назад