"Я-концепция" в структуре социально-психологического знания


«Я-КОНЦЕПЦИЯ» В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ


Содержание


Введение

. Я-КОНЦЕПЦИЯ

.1 Самопознание

.2 Я и культура

. САМОЭФФЕКТИВНОСТЬ

.1 Локус контроля

.2 Приобретенная беспомощность - самоопределение

.3 Коллективная эффективность

. ПРЕДРАСПОЛОЖЕНИЕ В ПОЛЬЗУ СВОЕГО Я

.1 Объяснения позитивных и негативных событий

.2 Можем ли мы все быть выше среднего?

.3 Нереалистичный оптимизм

.4 Ложный консенсус и уникальность

.5 Мотивация самоуважения

. САМОПРЕЗЕНТАЦИЯ

.1 Ложная скромность

.2 Препятствия, которые мы создаем себе сами

.3 Управление впечатлениями

Список использованной литературы

я концепция самоуважение скромность самопознание

Введение


Наше поведение является результатом взаимодействия между происходящим в наших головах и событиями окружающего мира, между нашим ощущением себя и нашим социальным окружением. Приведем несколько примеров.

Социальное окружение влияет па самосознание: оказавшись в группе иной культуры, расы или пола, мы ясно осознаем свое отличие и чутко реагируем на то, как нас воспринимают другие. В тот день, когда я писал эти строки, мой друг, американец европейского происхождения, на днях вернувшийся из Непала, рассказал, насколько белым человеком он чувствовал себя, живя в небольшой деревеньке; часом позже приятельница, американка африканского происхождения, рассказала мне, насколько американкой она чувствовала себя в Африке.

Эгоизм накладывает отпечаток на социальные суждения. Нас нельзя назвать объективными, бесстрастными судьями событий. Если в близких взаимоотношениях (например, в браке) возникают проблемы, мы обычно возлагаем на наших партнеров большую ответственность, чем на себя. Немного разведенных людей обвиняют в происшедшем самих себя. Когда дома, или на работе, или в игре дела идут хорошо, мы полагаем, что это наша заслуга. В борьбе за признание ученые редко недооценивают свой собственный вклад. После того, как Фредерик Бантинг и Джон Маклеод получили в 1923 году Нобелевскую премию за открытие инсулина, Бантинг заявил, что Маклеод, возглавлявший лабораторию, был скорее помехой, чем помощником. Маклеод в речах, посвященных открытию, не упоминал имя Бантинга.

Отношение к себе мотивирует социальное поведение. Наши действия часто являются стратегическими. В надежде произвести хорошее впечатление, мы тратим миллионы на косметику и разного рода диеты. Так же как политики, мы отслеживаем у других поведение и ожидания по нашему поводу и ведем себя соответствующим образом. Отношение к собственному имиджу во многом управляет нашим поведением.

Как видно из этих примеров, Я и общество можно уподобить двустороннему движению. То, что вы думаете о себе и как себя ощущаете, влияет на вашу интерпретацию событий, на ваши воспоминания о них и на то, как вы реагируете на других. В свою очередь, другие помогают вам ощутить себя. В 1993 году слово «Я» появилось почти в 5400 книгах и резюме в журнале «Psychological Abstracts», увеличив количество по сравнению с 1970 годом в четыре раза. Наше ощущение себя организует наши мысли, чувства и действия. Поэтому мы начинаем наш экскурс в социальную психологию с того, что рассмотрим, насколько хорошо мы себя знаем, что мы чувствуем по отношению к себе и как ощущение себя управляет нашими установками и действиями.


1. Я-КОНЦЕПЦИЯ


Как паши убеждения относительно себя влияют па наши мысли и действия? Насколько хорошо мы себя знаем? Как культура формирует чувство «Я»?

Я-структура: вера в себя, которая организует и направляет обработку информации, касающейся самого себя. Концепции (специфические убеждения, с помощью которых вы определяете, кто вы есть) - это ваши Я-структуры. Структуры - это психические модели, с помощью которых мы организуем нашу жизнь. Я-структуры (восприятие себя самого как спортсмена, как человека с избыточным весом, как человека энергичного и т. д.) очень влияют на то, как мы обрабатываем социальную информацию. Они влияют на то, как мы воспринимаем, запоминаем и оцениваем других людей и себя. Если занятия спортом являются центральной частью нашей Я-концепции (если «спортсмен» - это одна из наших Я-структур), мы будем замечать сложение и спортивные навыки других. Мы будем быстро припоминать связанный со спортом опыт и приветствовать информацию, которая совместима с нашей Я-структурой. Значит, Я-структуры, составляющие нашу Я-концепцию, можно рассматривать как психическую десятичную систему Дьюи для составления каталогов и воспроизведения информации.

Рассмотрим, как Я влияет на память (явление, известное под названием «эффект ссылки на себя»). Когда информация применима к нашим Я-концепциям, мы быстро ее обрабатываем и хорошо помним. Если нас спросят, применимо ли к нам такое характерное слово, как «общительный», мы будем помнить впоследствии это слово лучше, чем если бы нас спросили, применимо ли оно к кому-нибудь другому. Если нас попросят сравнить себя с персонажем в рассказе, мы запоминаем этот персонаж лучше. Через два дня после разговора с кем-то мы лучше помним то, что сказал о нас этот человек. Таким образом, память формируется вокруг нашего основного интереса - самих себя. Когда мы думаем о чем-то в связи с собой, то запоминаем это лучше.

Эффект ссылки на себя иллюстрирует самый существенный жизненный факт: ощущение самих себя лежит в центре нашего мира. Рассматривая себя обычно как центральное звено, мы переоцениваем, в какой степени поведение других нацелено на нас. И часто мы берем на себя ответственность за события, в которых играем лишь небольшую роль.

Наша Я-концепция включает в себя не только наши убеждения в том, кто мы сейчас, но также и то, кем мы могли бы стать - наши возможные Я. Хейзел Маркус и ее коллеги отметили, что наши возможные Я заключают в себе то, какими мы видим себя в наших мечтах, - богатый Я, худой Я, страстно любимый и любящий Я. Они также заключают в себе Я, которым мы боимся стать, - безработный Я, больной Я, отстающий в учебе Я. Такие возможные Я мотивируют нас к достижению особой цели - к той жизни, к которой мы стремимся. Возможные Я: образ того, какими мы мечтаем или боимся стать в будущем.


.1 САМОПОЗНАНИЕ


«Познай себя», - убеждал греческий философ Сократ. Мы, конечно, пытаемся. Мы с готовностью формируем убеждения о себе и без колебаний объясняем, почему мы чувствуем и поступаем именно так, а не иначе. Но насколько хорошо мы в действительности знаем себя?

«Есть одна и только одна вещь во всей вселенной, о которой мы знаем больше, чем могли бы узнать в результате наблюдения извне, - заметил К. С. Льюис - Эта вещь - мы сами. У нас есть, так сказать, внутренняя информация; мы в курсе дела». Действительно. Хотя иногда мы думаем, что знаем, но наша внутренняя информация является ошибочной. К такому неизбежному выводу приходят некоторые увлекательные современные исследования.

ОБЪЯСНЕНИЕ НАШЕГО ПОВЕДЕНИЯ

Почему вы выбрали свой колледж? Почему вы разразились бранью на вашего соседа по комнате? Почему вы влюбились именно в этого человека? Иногда мы знаем. Иногда нет. Если нас спросят, почему мы чувствовали или действовали таким образом, наш ответ будет смахивать на правду. И все же, когда причины и определяющие факторы не очевидны, наши объяснения часто ошибочны. Факторы, приводящие к серьезным результатам, мы иногда считаем безобидными. Факторы, играющие крохотную роль, мы иногда воспринимаем как важные. Ричард Нисбетт и Стенли Шахтер продемонстрировали это, когда попросили студентов Колумбийского университета принять участие в эксперименте, где им предстояло выдержать серию Ударов электрическим током постоянно возрастающей интенсивности. Перед

этим некоторые приняли пилюли (совершенно безвредные), которые, как им сказали, вызывают учащённое сердцебиение, неровное дыхание и неприятные ощущения в желудке - те самые симптомы, которые обычно наблюдаются у пораженных электротоком. Нисбетт и Шахтер ожидали, что испытуемые отнесут симптомы электрического удара к действию пилюли, а не электротока, и поэтому выдержат большую силу удара, чем те, кто не получил пилюлю. Действительно, эффект был невероятный - люди, которым дали пилюлю, выдерживали электрические удары в четыре раза большей интенсивности.

После того как испытуемым сказали, что они выдержали большую силу электрического удара, чем это обычно бывает, им был задан вопрос: почему в их ответах не было упоминания пилюли? Даже после детального объяснения экспериментатором гипотез, когда их спрашивали более настойчиво, они отрицали влияние пилюли. Они обычно говорили, что пилюля, вероятно, действительно действовала на некоторых людей, но не на них. Типичным ответом было: «Я даже не помнил о пилюле».

Иногда люди думают, что на них повлияло нечто, не имеющее влияния. Нисбетт и Тимоти Уилсон попросили студентов Мичиганского университета оценить документальный фильм. Пока часть испытуемых смотрела его, снаружи ревела мощная электропила. Многие считали, что этот отвлекающий шум повлиял на их оценку. Но это не так; их оценки были сходны с оценками контрольных испытуемых, которые смотрели фильм без шума.

Еще больше наводят на размышления исследования, суть которых заключалась в том, что люди каждый день в течение двух или трех месяцев должны были регистрировать свое настроение. Кроме этого, они отмечали факторы, которые могли бы влиять на их настроение, - день недели, погода, продолжительность сна и т. д. На завершающей стадии этих исследований испытуемые оценивали, какой вес имел каждый фактор. Удивительно (данные касаются ежедневного настроения), что была очень маленькая взаимосвязь между тем, насколько важным считал человек тот или иной фактор, и тем, насколько сильно этот фактор в действительности обусловливал их настроение. Эти результаты приводят в замешательство и заставляют спросить: насколько реально мы осознаем то, что делает нас счастливыми или несчастными?

ПРОГНОЗ НАШЕГО ПОВЕДЕНИЯ

Люди ошибаются и в тех случаях, когда прогнозируют свое поведение. В ответ на вопрос, подчинились бы они приказу нанести человеку несколько ударов электрическим током или колебались бы помочь жертве в присутствии других, они всецело отрицали бы свою подверженность таким влияниям. Но, как мы увидим, эксперименты показали, что многие из нас поддаются влиянию. Более того, обратите внимание на то, что обнаружил Сидней Шраугер, когда по его просьбе студенты прогнозировали вероятность возможных

«Есть три вещи, поддающиеся с крайним трудом, - это сталь, бриллиант и познание себя». Бенджамин Франклин

событий, которые могут произойти с ними в течение ближайших двух месяцев (романтическое приключение, болезнь и т. д.): их самопрогнозы едва ли были более точны, чем прогнозы, основанные па опыте среднего человека. Мы можем быть уверены только в том, что иногда сами точно не знаем, что нас жде1 впереди. Прогнозируя свое будущее, лучше всего вспомнить то, как мы раньше вели себя в подобных ситуациях.

МУДРОСТЬ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ САМОАНАЛИЗА

Итак, чаще всего паша интуиция глубоко ошибочна относительно того, что на нас повлияло и что мы будем чувствовать и делать. Но давайте не будем преувеличивать. Когда причины нашего поведения ясны и правильное объяснение совпадает с интуитивным, наше самовосириятис будет точным. Петер Райт и Петер Рип обнаружили, что калифорнийские студенты предпоследнего курса могли понять, каким образом такие характеристики колледжа, как его размер, плата за обучение и удаленность от дома, влияли на их отношение к нему. Но когда причины поведения не очевидны наблюдателю, они также не очевидны и самому человеку.

Далее я постараюсь объяснить, почему мы не осознаем многое из того, что происходит в нашем сознании. Исследования восприятия и памяти показывают, что наше сознание главным образом есть результат нашего мышления, а не мыслительный процесс. Созерцая свое ментальное море, мы видим только его поверхность. Мы ощущаем результаты бессознательной работы нашего разума, когда ставим ментальные часы на определенное время, чтобы вовремя проснуться, или когда спонтанно наступает творческое озарение после того, как проблема бессознательно «вынашивалась». Творчески мыслящие ученые и художники, например, часто не могут рассказать о мыслительном процессе, в результате которого наступило озарение.

Социальный психолог Тимоти Уилсон предлагает смелую идею: психические процессы, контролирующие наше социальное поведение, отличаются от психических процессов, посредством которых мы объясняем свое поведение. Поэтому рациональные объяснения могут упускать из виду установки на инстинктивном уровне, который фактически руководит нашим поведением. В девяти экспериментах Уилсон и его сотрудники (1989) обнаружили, что выраженные установки по отношению к чему-нибудь или кому-нибудь обычно достаточно хорошо предопределяют последующее поведение. Однако, если они сначала просили людей проанализировать свои чувства, отчеты об установках становились излишними. Например, если встречающиеся мужчина и женщина были счастливы своими взаимоотношениями, то это являлось неплохим прогнозом того, что они будут встречаться и несколько месяцев спустя. Но если до того, как оценить свое счастье, они перечисляли доводы, в силу которых, как они считали, их взаимоотношения были хорошими или плохими, то их отчеты об установках были бесполезными для прогноза будущих взаимоотношений. Очевидно, в процессе анализа взаимоотношений люди обращали внимание на легко вербализуемые факторы, которые на самом деле были менее важными, чем другие аспекты взаимоотношений, которые было труднее выразить словами.

В более позднем исследовании Уилсон и его сотрудники (1993) просили людей выбрать и взять домой один из двух художественных плакатов. Те, кого просили сначала объяснить причину своего выбора, предпочитали юмористический плакат (достоинства которого они могли легко описать). Но через несколько недель оказывалось, что они менее довольны своим выбором, чем те, кто следовал своему инстинктивному чувству и, как правило, выбирал другой плакат.

Мюррей Миллар и Абрахам Тсссер считали, что Уилсон преувеличивает наше незнание самих себя. В своих исследованиях они предполагали, что концентрация внимания на причинах уменьшает успешность отчетов об установках для прогноза поведения, которое руководствуется чувствами. Если бы вместо того, чтобы заставлять людей анализировать свои романтические отношения, Уилсон сначала попросил бы их задуматься о своих чувствах («Что вы чувствуете, когда вы вместе со своим партнером, а что - когда порознь?»), возможно, их отчеты об установках в большей степени проникали бы в суть. Другие сферы поведения - скажем, выбор школы для учебы (на основе стоимости обучения), продвижения в карьере и т. д., - возможно, в большей степени обусловлены когнитивными процессами. Для них наиболее полезным может быть анализ доводов, а не чувств. Хогя у сердца есть свои резоны, иногда решающими оказываются соображения рассудка.

Изучение границ нашего самопознания имеет два практических вывода. Первый - для психологических исследований. Хотя интуиция испытуемых может дать ключ к разгадке психических процессов, не всегда можно полагаться на самоотчеты. Ошибки в понимании себя ограничивают научную полезность субъективных личных отчетов.

Второй вывод - для нашей повседневной жизни. Искренность, с которой люди рассказывают и интерпретируют свои переживания, не является гарантией надежности этих отчетов. Личные свидетельства очень убедительны, но в них тоже могут быть ошибки. Если мы будем помнить об этом, то сможем меньше бояться других и быть менее легковерными.


1.2 Я И КУЛЬТУРА


Как вы закончили предложение «Я - ...»? Сообщили о своих индивидуальных особенностях, таких как «Я - честный», «Я - высокий» «Я - общительный»? Или поведали также и о ваших социальных связях и групповой идентичности, например: «Я - католик», «Я - Мак-Дональд» или «Я - канадец»?

Для некоторых людей, особенно в индустриальных западных культурах, идентичность в значительной степени является информацией о себе. Юность - время отделения от родителей и определения своего личного, независимого Я. Если мы находимся вдали от дома в чужой стране, то наша идентичность (идентичность уникального индивида с присущими ему способностями, чертами, ценностями и мечтами) останется нетронутой. Психология западных культур предполагает, что жизнь будет богаче, если вы определите свои возможные Я и поверите в собственную силу личного контроля. Не следуйте тому, что от вас ждут другие. Будьте самим собой. Ищите свое счастье. Делайте свое дело. Чтобы любить других, сначала полюбите себя.

Западная литература от «Илиады» до «Приключений Гекльберри Финна» прославляет человека, полагающегося на свои собственные силы. В фильмах действуют сильные герои, бросающие вызов истеблишменту. В песнях провозглашают: «Я поступаю, как считаю нужным» и «Я стал самим собой» - и преклоняются перед «самой большой любовью» - любовью к себе.

Человек с взаимозависимым Я в большей степени ощущает принадлежность к чему-либо или кому-либо. Оторванный от дома и семьи, от коллег и верных друзей, индивид может утратить социальные связи, которые определяют, кто он. У человека не одно, а множество Я: Я с родителями, Я на работе, Я:

А. Независимый взгляд на собственную личность

Б. Взаимозависимый взгляд на собственную личность

Независимое Я признает взаимоотношения с другими. Взаимозависимое Я находится в более тесном единстве с другими.

Как видно из таблицы, взаимозависимое Я находится в социальном единстве и отчасти определяется им. Значит, цель общественной жизни не столько в расширении Я индивида, сколько в достижении гармонии со своим сообществом и его поддержке. Самооценка тесно взаимосвязана с тем, «что другие думают обо мне и моей группе». Для людей в индивидуалистических культурах, и особенно для меньшинств, которые научились игнорировать предубеждения других, оценка себя и своей группы другими не имеет такого большого значения.

А становится ли Я-концепция более индивидуализированной, когда Восток встречается с Западом (что случается, например, благодаря влиянию Запада)


Таблица «Я-концепция: независимая или взаимозависимая»

НЕЗАВИСИМАЯВЗАИМОЗАВИСИМАЯСамоопределение естьНечто личное,Нечто общественное,определяемоеопределяемоеиндивидуальнымисвязями с другимиособенностямии целямиЧто имеет значениеЯ - мои личныеМы - групповыедостижения и успехи;цели и солидарность;мои права и свободынаши общественныеобязанностии взаимоотношенияНе одобряетКонформизмЭготизмПоказательный лозунг«Будь верен самому«Никто из нас не остров»себе»Культуры,ИндивидуалистическиеКоллективистскиекоторые поддерживаютзападныеазиатские и страныЯ-концепциютретьего мира

Чувство Я помогает нам организовать свои мысли и действия. Когда мы перерабатываем информацию, касающуюся нас, то запоминаем ее хорошо (феномен, называемый «эффект ссылки па себя»). Элементы нашей Я-концепции - особые Я-структуры, которые руководят переработкой информации, относящейся к нам, и возможными Я, о которых мы мечтаем или которых пугаемся. Самоуважение - всеобъемлющее чувство собственного достоинства, которое влияет на то, как мы оцениваем свои особенности и способности.

Самопознание, однако, имеет слабые стороны. Мы часто не знаем, почему ведем себя так, а не иначе. Если сильное влияние на наше поведение не бросается в глаза наблюдателю, мы тоже можем его не заметить.

Люди различаются своими Я-концепциями. Одни, особенно в индивидуалистических западных культурах, принимают концепцию независимого Я. Другие, часто в Азии и культурах стран третьего мира, - взаимозависимого Я. Эти противоположные идеи способствуют культуральным различиям в социальном поведении.

Имеют ли на нас влияние тысячи примеров повышения в должности благодаря личным качествам, а не трудовому стажу; наставления «верить в свои собственные силы»; киноленты, где полицейский-одиночка ловит преступника, несмотря на то, что другие препятствуют ему? «Могут иметь», - сообщают Стивен Хеппе и Даррин Леман. У японских студентов, выезжавших по обмену и пробывших семь месяцев в университете Британской Колумбии, повысилось самоуважение. У иммигрантов из Азии, долгое время живущих в Канаде, самоуважение выше, чем у недавно иммигрировавших и тех, кто живет в Азии.

Чувство Я помогает нам организовать свои мысли и действия. Когда мы перерабатываем информацию, касающуюся нас, то запоминаем ее хорошо (феномен, называемый «эффект ссылки па себя»). Элементы нашей Я-концепции - особые Я-структуры, которые руководят переработкой информации, относящейся к нам, и возможными Я, о которых мы мечтаем или которых пугаемся. Самоуважение - всеобъемлющее чувство собственного достоинства, которое влияет на то, как мы оцениваем свои особенности и способности.

Самопознание, однако, имеет слабые стороны. Мы часто не знаем, почему ведем себя так, а не иначе. Если сильное влияние на наше поведение не бросается в глаза наблюдателю, мы тоже можем его не заметить.

Люди различаются своими Я-концепциями. Одни, особенно в индивидуалистических западных культурах, принимают концепцию независимого Я. Другие, часто в Азии и культурах стран третьего мира, - взаимозависимого Я. Эти противоположные идеи способствуют культуральным различиям в социальном поведении.


2. САМОЭФФЕКТИВНОСТЬ


Она не только помогает без самообольщения познать себя, но и поверить в свои силы. В экспериментах люди, считающие себя трудолюбивыми и преуспевающими, лучше справлялись со сложными задачами, чем те, кто считал себя неудачником. Подумайте о ваших позитивных возможностях, и вы успешнее будете строить планы и действовать.

Высокое самоуважение также приносит дивиденды. Если сравнить людей с высоким и низким самоуважением, то оказывается, что люди с чувством собственного достоинства более счастливы, менее невротичны, меньше страдают от различного рода язв и бессонницы, менее склонны к наркомании и алкоголизму. Дополнительные исследования локуса контроля и приобретенной беспомощности подтверждают, что тот, кто считает себя компетентным и результативным, находится в более выгодном положении. Альберт Бандура объединил эти исследования в концепцию, названную концепцией самоэффективиости, - своего рода научную трактовку мудрости, содержащейся в позитивном мышлении. Приносит дивиденды также и оптимистичная вера в свои собственные возможности. Люди с высокой самоэффективностью более настойчивы, менее тревожны и менее склонны к депрессиям, лучше учатся. Ваша самоэффективность заключается в том, насколько компетентным вы чувствуете себя, выполняя то или это. Что потом? Если вы можете сделать нечто, будет ли расхождение во мнениях? Вы можете контролировать свои результаты?

Самоэффективность:

чувство собственной компетентности и эффективности. Отличается от самоуважения и чувства собственного достоинства. Например, у бомбардира может быть высокая самоэффективность и низкая самооценка.


2.1 ЛОКУС КОНТРОЛЯ


«Я не бываю в компаниях», - жаловался неженатый мужчина лет сорока студенту-психотерапевту Джерри Фаресу. Фарес настоял, чтобы пациент пошел на танцы, где он танцевал с несколькими женщинами. «Мне так повезло, - сообщал он позже. - Это никогда не повторится». Когда Фарес рассказал об этом своему куратору Джулиану Роттеру, идея, которую тот давно обдумывал, приняла определенную форму. Эксперименты, проводимые Роттером, и наблюдения, сделанные во время клинической практики, дали ему возможность предположить, что «некоторым людям присуще постоянное чувство, что все, что происходит с ними, определяется внешними силами того или иного рода, в то время как другие считают происходящее с ними в значительной степени результатом их собственных усилий и способностей» Роттер назвал эту установку локусом контроля. Вместе с Фаресом он разработал 29 парных утверждений для измерения индивидуального локуса контроля.

Локус контроля:

степень, в какой люди воспринимают свою жизнь как контролируемую изнутри посредством собственных усилий и действий или контролируемую извне случаем или внешними силами.

Те, кто отнесет себя к людям с внутренним локусом контроля, с большей вероятностью хорошо учатся в школе, бросают курить, пользуются привязными ремнями, используют контрацептивы, сами решают свои семейные проблемы, зарабатывают много денег и отказываются от минутных удовольствий ради достижения стратегических целей.

Насколько компетентными и эффективными мы чувствуем себя, зависит от того, как мы объясняем неудачи. Возможно, вы знали студентов, которые считали себя жертвами. Они возлагали вину за свои плохие отметки на вещи, не зависящие от их контроля, - скажем, на уровень собственного интеллекта, «плохих» учителей, никчемные учебники или контрольные работы. Если же с такими студентами дополнительно занимались, чтобы они усвоили более прогрессивную установку: поверили, что усилия, хорошие учебные навыки и самодисциплина могут изменить положение, их отметки улучшались.

Преуспевающие люди, скорее всего, оценят неудачу как случайность или подумают: «Нужен новый подход». Страховые агенты, считающие, что неудачи можно контролировать («Это трудно, но если я буду настойчив, все пойдет хорошо»), продают больше страховых полисов. Они почти вполовину реже, чем их более пессимистичные коллеги, бросают это занятие в течение первого года. Члены студенческой команды по плаванию, которым свойственен оптимистичный стиль объяснения происходящего, оправдывают ожидания с большей степенью вероятности, нежели пессимисты. Как сказал в «Энеиде» римский поэт Вергилий: «Они могут, потому что они думают, что могут».


.2 ПРИОБРЕТЕННАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ - САМООПРЕДЕЛЕНИЕ


Преимущество самоэффектпвпости иллюстрируют и исследования, проведенные на животных. Собаки, которые обучились чувству беспомощности (они не могли избежать удара электротоком), не проявляли инициативу в тех ситуациях, когда могли избежать наказания. Собаки, которые обучились контролировать ситуацию (они удачно увертывались от первых ударов током), легко адаптировались к новым условиям. Исследователь Мартин Селигман заметил, что приобретенная беспомощность проявляется и в человеческом поведении. Например, люди в состоянии подавленности или депрессии становятся пассивными, так как считают, что все их усилия будут неэффективными. И беспомощные собаки, и люди в состоянии депрессии страдают от «паралича» воли, пассивного смирения, даже от неподвижной апатии.

Приобретенная беспомощность:

беспомощность и покорность, приобретаемая в случае, если человек или животное не чувствует возможности контроля над повторяющимися неприятными событиями.

Вот ответ на вопрос, каким образом любые учреждения (дьявольские, как концлагеря, или благородные, как госпитали) могут лишить человека человеческих качеств.

В больницах «хорошие пациенты» не звонят в звонок, не задают вопросов, не контролируют то, что происходит. Такая пассивность может быть хороша для «эффективности» госпиталя, но плоха для людей. Ощущение силы и возможности контролировать свою жизнь способствует здоровью и выживанию. Потеря контроля над тем, что делаете вы и что другие делают для вас, может привести к неприятным, стрессовым ситуациям. Некоторые болезни ассоциируются с чувством беспомощности и уменьшением возможности выбора. Отсюда быстрое истощение и смерть в концентрационных лагерях, домах для престарелых и среди хронических больных. Пациентам, которых обучили верить в свою возможность контролировать стресс, требуется меньше болеутоляющих и седативных средств, а медперсонал считает их менее тревожными.

Эллен Лангер и Джудит Роден в своём исследовании, проведенном в престижном доме престарелых, продемонстрировали важность личностного контроля. Для лечения пациентов выбирался один из двух методов. В речи, обращенной к одной группе пациентов, доброжелательный персонал подчеркивал: «Наша обязанность - сделать так, чтобы вы могли гордиться этим домом и быть счастливы здесь». Они рассматривали пациентов как реципиентов, готовых пассивно принять преисполненную благих намерений п сочувствия заботу. Спустя три недели многие оценили свое состояние как близкое к истощению, такова же была оценка интервьюеров и персонала. Обращение к другой группе пациентов Лангер и Роден способствовало пробуждению личностного контроля. В нем подчеркивалась возможность выбора, возможность влиять на обстановку и ответственность человека за свою судьбу. Этим пациентам дали небольшую возможность принимать решения и выполнять какие-то обязанности. Через следующие три недели 93% из этой

группы стали более бодрыми, активными и счастливыми.

Приобретенная беспомощность. Когда животные и люди переживают неприятные ситуации, которые они не в состоянии контролировать, они обучаются чувству беспомощности и покорности.

Заключенные, у которых есть какая-либо возможность контролировать окружающее (они могут передвигать стулья, включать и выключать телевизоры, зажигать свет), испытывают меньший стресс. У них меньше проблем со здоровьем, и они совершают не так много хулиганских поступков).

У работников, имеющих возможность самостоятельно выполнять задачи и принимать решения, лучшее моральное состояние.

Законопослушные граждане, которые могут выбирать, что им есть на завтрак, когда идти в кино, ложиться ли спать поздно или вставать рано, живут дольше и, конечно, более счастливы.

Обитатели приютов для бездомных, которые не имеют возможности свободно выбирать, когда им есть и спать, и не могут контролировать свою личную жизнь от нежелательных вторжений, скорее всего, будут пассивны и беспомощны в поисках жилища и работы.


.3 КОЛЛЕКТИВНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ


Несмотря на распространенное мнение, что беспомощность приводит к активным общественным действиям, действительность такова, что гораздо чаще она вызывает апатию. По сравнению с апатичными людьми члены пострадавших групп, выступающие с протестами, обычно в большей степени гордятся своими достижениями и сильнее верят в свои возможности влиять на события. Во многих странах студенты университетов (не самые обездоленные члены общества) находятся в первых рядах политически активных людей. По словам Альберта Бандуры, люди, обладающие чувством коллективного результата, будут мобилизовывать свои усилия и возможности, чтобы преодолеть внешние препятствия и добиться перемен. Но те, кто убежден в своей бесполезности, прекратят всяческие попытки, даже несмотря па то что с помощью согласованных усилий можно добиться перемен... Как общество, мы пользуемся благами, оставленными теми, кто был до нас, кто коллективно сопротивлялся негуманности и работал па благо социальных реформ, которые обеспечивают лучшую жизнь. Наша собственная коллективная эффективность, в свою очередь, сформирует условия жизни для следующих поколений.

Хотя психологическое исследование и толкование самоэффективности является новым, акцент на вашей личной опзетствепности за свою жизнь и реализацию своего потенциала не нов. Тема «Ты можешь сделать это», пронизывающая книги Горацио Алджера о быстром обогащении, является бессмертной американской идеей Мы находим ее в бестселлере 50-х годов «Сила позитивного мышления», автор - Норман Винсента Пила. «Если вы мыслите позитивно, вы получите позитивные результаты. Это просто факт». Она появляется в книгах из серии «Помоги себе сам» и видеофильмах , которые убеждают людей добиваться цели с помощью позитивных психических установок

Изучение самоэффективности дает нам большую уверенность в традиционных добродетелях, таких как настойчивость и надежда. Все же Бандура полагал, что самоэффект ипность возрастает в первую очередь не от самовнушения («Я думаю, что могу. Я думаю, что могу») или чрезмерного расхваливания («Ну, ты - гений1 Ты - человек! Ты прекрасен») Ее основной источник - обращение к трудным, бросающим вызов, но все же реалистичным задачам и достижение цели. После того как женщина усовершенствует физические навыки, необходимые для отражения нападения с целью сексуального насилия, она чувствует себя менее уязвимой, менее тревожной и более уверенной. Добившись успехов в учебе, студенты убеждаются в своих академических способностях, что, в свою очередь, стимулирует их работать упорнее и добиваться большего. Делать все, что в твоих силах, и добиваться этого - означает чувствовать себя более уверенным и способным.


3. ПРЕДРАСПОЛОЖЕНИЕ В ПОЛЬЗУ СВОЕГО Я


В процесс переработки информации, относящемся к нашему Я, вторгается пред расположение. Мы охотно прощаем свои неудачи, принимаем похвалу и наши успехи и во многом считаем себя выше среднего. Такое мнение о себе позволяет большинству из нас наслаждаться преимуществами высокой самооценки, хотя есть опасность «задрать нос»

Существует достаточно распространенное мнение, что многие из нас имеют низкую самооценку. Психолог-гуманист старшего поколения Карл Роджерс пришел к выводу, что большинство людей, которых он знал, «презирают себя, считая, что они ни на что не способны и их нельзя любить» Многие популяризаторы гуманистической психологии соглашаются с этим. «У всех нас есть комплексы неполноценности, - утверждает Джон Пауэлл. - Те, у кого, кажется, нет такого комплекса, только притворяются».

Действительно, большинство из нас имеет хорошую репутацию у самих себя. Исследования самооценки показали, что даже ответы людей с низкими показателями достижений не выходят за пределы среднего. (В ответах на такие утверждения, как «У меня бывают хорошие идеи», человек с низкой самооценкой использует слова типа «в некоторой степени» или «иногда» ) Более того, одно из самых вызывающих, но строго установленных заключений социальной психологии касается силы предрасположения в пользу своего Я.

Предрасположение в пользу своего Я - тенденция воспринимать себя благосклонно.


.1 ОБЪЯСНЕНИЯ ПОЗИТИВНЫХ И НЕГАТИВНЫХ СОБЫТИЙ


Раз за разом экспериментаторы обнаруживают, что люди охотно соглашаются с похвалой, когда им говорят, что они в чем-то преуспели (они относят успех на счет своих способностей и усилий), но приписывают неудачу влиянию внешних факторов, типа невезения или изначальной нерешаемости проблемы. Точно так же и спортсмены, объясняя свои победы, обычно хвалят себя, но относят потери к чему-то другому плохой день, невнятные замечания судьи, сверхусилия другой команды или нечестная игра. А как вы думаете, какую долю ответственности обычно принимаю! на себя водители в дорожно-транспортных происшествиях? В страховых пописах водители описывают свои аварии примерно так: «Неизвестно откуда взявшийся автомобиль ударил мою машину и скрылся», «Когда я приблизился к перекрестку, откуда ни возьмись появился забор, закрывающий видимость, и я не заметил другую машину», «Появился пешеход и бросился под мою машину». Для ситуаций, где играют роль и умение, и случай (игры, экзамены, резюме для приема на работу), особенно характерен следующий феномен: победители могут с легкостью приписать успех своим умениям, а проигравшие могут отнести свой проигрыш к случаю. Если я побеждаю в скрэббл1, это происходит благодаря моей вербальной смекалке; если же я проигрываю, то «что же можно составить с мягким знаком, не имея согласных?».

Майкл Росс и Фиоре Сиколи наблюдали феномен предрасположения в пользу своего Я в супружеском варианте. Они обнаружили, что молодые женатые канадцы обычно чувствовали, что берут на себя большую ответственность за такую домашнюю работу, как уборка и забота о детях, чем их супруги приписывают им. В американском опросе 91% жен и только 76% мужей считали, что жены чаще занимаются покупкой продуктов. Оправдание Адама:

«Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел».

В другом исследовании мужья, оценивая свою работу по ведению домашнего хозяйства, пришли к выводу, что они делали чуть больше, чем их жены; жены, однако, считали, что они тратили вдвое больше усилий, чем их мужья. Каждый вечер мы с женой бросаем вещи для стирки в футе от корзины для грязного белья. Утром один из нас кладет его внутрь. Когда она сказала, что это моя обязанность, я подумал: «Хм, я же делаю это в 75% случаев». Поэтому я спросил ее, как часто, по ее мнению, она подбирает белье «Ну, - ответила она, - почти в 75% случаев». Неудивительно, что разведенные люди обычно обвиняют в разрыве своего партнера или что менеджеры обычно возлагают вину за плохую работу на отсутствие способностей или усилий со стороны работников. (Работники, вероятнее всего, возложат вину на что-то другое - на не отвечающие требованиям поставки, чрезмерную загруженность работой, плохой характер коллег, нечеткие указания.)

«Я» стало главной темой в психологии на основании того, что оно помогает организовать наше социальное мышление и дает энергию нашему социальному поведению. Но что влияет на наше чувство Я? В этой главе обсуждаются два компонента Я.

Культура. Индивидуалистические западные культуры воспитывают независимое, обособленное чувство Я. Коллективистские азиатские культуры и культуры стран третьего мира воспитывают более взаимозависимое, «социально связанное» чувство своего Я.

Личный опыт. Самоэффективность возникает из опыта мастерства. Успешное решение задачи, требующей больших усилий, порождает чувство собственной компетентности.

Далее будут рассматриваться другие компоненты Я.

Суждения других людей. Мы оцениваем себя, отчасти принимая во внимание то, что о нас думают другие. Дети, о которых отзываются как о талантливых, работоспособных или готовых помочь, стремятся воплотить такие идеи в свои Я-концепции и поведение.

Роли, которые мы играем. Когда мы начинаем играть новую роль (студента колледжа, родителя, продавца и т. д.), сперва мы можем испытывать чувство неловкости. Постепенно, однако, наше чувство Я впитывает в себя то, что ранее воспринималось просто как исполнение роли в театре жизни. Игра становится реальностью.

Самооправдание и самовосприятие. Мы иногда испытываем дискомфорт, если говорили или действовали неискренне. Или если выступали в поддержку чего-то, о чем в действительности почти не задумывались. В таких случаях мы оправдываем свои действия, идентифицируя себя с ними. Более того, наблюдая за самими собой, можно открыть, что теперь мы воспринимаем себя как человека, придерживающегося взглядов, которые мы выражали.

Социальное сравнение. Мы всегда стремимся осознать то, чем мы отличаемся от окружающих нас людей. Как единственная женщина в группе мужчин или как единственный канадец в группе европейцев, мы осознаем свою уникальность. Сравнение с другими также формирует нашу самоидентификацию как богатых или бедных, остроумных или туповатых, высоких или низеньких.

У студентов тоже бывает предрасположение в пользу своего Я. Тот, кто получил положительную отметку на экзамене, хочет получить и личную похвалу. Они считают, что экзамен адекватно оценивает их компетентность. Те же, кто «завалил» экзамен, скорее всего, будут его критиковать.

Но давайте рассмотрим то, как преподаватели объясняют хорошую или плохую успеваемость студентов. Когда нет необходимости казаться скромным, те, кто находится в роли учителя, имеют тенденцию хвалить себя за хорошие результаты и сваливать вину на студентов за плохие. Возможно, учителя думают: «С моей помощью Мария окончила год с отличием. Несмотря на все мои усилия, Мелинда провалилась».


3.1 МОЖЕМ ЛИ МЫ ВСЕ БЫТЬ ВЫШЕ СРЕДНЕГО?


Предрасположение в пользу своего Я появляется и в том случае, когда люди сравнивают себя с другими. Если прав был Лао-Цзы, китайский философ, живший в VI веке до н. э., говоря, что «ни в какие времена в мире не станет человек в здравом уме брать на себя слишком много, расстраивать свое здоровье, переоценивать себя», то большинство из нас несколько безумны. Ибо почти по всем параметрам, и по субъективным, и по социально желательным, большинство людей рассматривают себя не как среднего человека, а несколько выше. Это особенно заметно, когда мы сравниваем себя с людьми вообще, а не со своими конкретными знакомыми. Рассмотрим эту тему повнимательнее.

Большинство бизнесменов считают, что их нравственные устои более высоки, чем у среднего человека, занимающегося бизнесом. 90% менеджеров считают, что их коэффициент полезного действия выше, чем у среднего менеджера, равного им по рангу.

В Австралии 86% людей оценивают выполнение своей работы выше среднего уровня, 1% - ниже среднего.

В Голландии большинство учащихся средней школы считают, что они более честные, настойчивые, неординарные, дружелюбные и надежные, чем учащиеся школы в среднем.

Большинство водителей (даже те, кто в результате аварии был госпитализирован) считают себя более осторожными и умелыми, чем средние водители.

Большинство людей считает, что они более умны, чем обычные, равные им по служебному рангу лица, они лучше выглядят, у них меньше предубеждений, чем у остальных членов их сообщества.

Большинство взрослых верят в то, что они заботятся о своих престарелых родителях больше, чем их братья и сестры.

Жители Лос-Анджелеса считают, что их здоровье лучше, чем у их соседей, а большинство студентов колледжа полагают, что они переживут статистически прогнозированный для них возраст смерти почти на 10 лет.

Кажется, что любое общество подобно вымышленному Гаррисоном Кейлло-ром озеру Уобегон, где «все женщины сильны, все мужчины красивы и все дети имеют способности выше среднего». Возможно, причина такого оптимизма в том, что, несмотря на те 12% людей, которые ощущают себя старше своего возраста, значительно большее число - 66% - считают, что они слишком молоды для своего возраста. В связи с этим на ум приходит анекдот Фрейда о человеке, который говорил своей жене: «Если один из нас умрет, я думаю, что поеду жить в Париж».

Субъективные параметры (такие как «дисциплинированный») вызывают большее предрасположение в пользу своего Я, чем объективные поведенческие параметры (такие как «пунктуальный»). Студенты, вероятнее всего, будут оценивать себя выше по «нравственным добродетелям», чем по «умственным способностям». Жители того или иного населенного пункта в подавляющем большинстве случаев считают, что они в большей степени, чем другие, пекутся об окружающей среде, голодающих и других социальных проблемах. Тем не менее они не рассматривают себя с точки зрения того, что делают больше, например, тратят время или деньги на эти проблемы. Отчасти это происходит потому, что субъективные качества дают очень много погрешностей при формулировке нами собственных определений успеха. Оценивая свои «спортивные способности», я думаю о том, как я играл в баскетбол, а не о тех мучительных неделях, когда я прятался на правом поле, играя в бейсбол в составе Малой лиги. Оценивая свои «лидерские способности», я представляю себе образ выдающегося лидера, чей стиль схож с моим. Давая нечетким критериям свои собственные определения, каждый из нас может считать себя относительно успешным. В одном колледже приемная комиссия опросила 829 000 выпускников, и оказалось, что ни один из них не оценил себя ниже среднего по способности «ладить с другими» (субъективная желаемая черта), 60% поставили себя в верхний 10%-ный интервал выраженности этой способности, а 25% отнесли себя к самому высокому 1%-ному интервалу!

Мы также поддерживаем наше представление о себе, приписывая большое значение тому, что мы делаем хорошо. Тот, кто в течение семестра освоил вводный курс пользования компьютером, будет считать себя грамотным человеком в области компьютерной науки в современном мире. Тот, чьи успехи по данному предмету были не так высоки, скорее всего, будет презирать этих «чокнутых компьютерщиков» и исключать навыки работы с компьютером из своего имиджа.


3.3 НЕРЕАЛИСТИЧНЫЙ ОПТИМИЗМ


Оптимизм предполагает позитивный подход к жизни. Если верить X. Джексону Брауну (Н. Jackson Brown, 1990), оптимист каждое утро смотрит в окно и говорит: «Хорошее утро. Слава Богу" Пессимист выглядывая в окно, произносит: «Слава Богу, утро». Однако у многих из нас есть черта, которую исследователь Нейл Уэйнстейн определил как «нереалистичный оптимизм по поводу будущих жизненных событий». В Рутджерском университете, например, студенты считали, что они, в отличие от своих однокашников, смогут подыскать хорошую работу с высокой зарплатой, будут иметь собственный дом и что, скорее всего, их минуют такие неприятные события, как пристрастие к алкоголю, проблемы с сердцем до 40 лет или пожар. В Шотландии большинство подростков думали, что они с меньшей вероятностью, чем их сверстники, могут заразиться вирусом СПИДа. Линда Перлофф демонстрирует, каким образом иллюзорный оптимизм делает нас более уязвимыми. Полагая, что нас-то несчастья обойдут стороной, мы не предпринимаем разумных мер предосторожности. Большинство молодых американцев знают, что половина браков в США заканчиваются разводом, но упорствуют во мнении, что их брак не попадет в эти 50%.

ИЛЛЮЗИЯ НЕУЯЗВИМОСТИ

В 1943 году на медитации в часовне Гарвардского университета психолог Гордон У. Олпорт описал, к каким последствиям может привести нереалистичный оптимизм: - «Недавно я изучал жизнеописания двухсот беженцев из нацистской Германии, написанные ими самими. За редким исключением, эти люди были ослеплены своими надеждами.

Сначала никто из них не верил, что фашизм может обернуться для них катастрофой. В 1932 году они надеялись и поэтому верили, что Гитлер никогда не придет к власти. В 1933 году они надеялись и поэтому верили, что он не выполнит своих угроз. В 1934 году они надеялись и поэтому верили, что кошмар скоро кончится. В 1938 году австрийцы были уверены, что Гитлер никогда не войдет в Австрию, потому что они надеялись, что австрийцы не такие, как немцы.»

Другой пример взят из результатов исследования студентов последнего курса колледжа, которых просили оценить размер своего дохода спустя пять и десять лет после окончания колледжа. Результаты, как я с сожалением вынужден констатировать, были из области фантастики. Большинство из них представляло себя преуспевающими, не допуская никаких других возможностей.

Если они собирались заниматься медициной, то названную ими сумму дохода могли на самом деле иметь не более 5% медиков-профессионалов. Если они хотели стать летчиками, сумма заработной платы, которую они называли, была выше зарплаты любого реального летчика. Надежда, основанная на неведении, может существовать вечно, но она, несомненно, влечет за собой падение. Это скорее порок, чем добродетель.

Хотя пессимизм, в отличие от оптимизма, не является рычагом для развития самоэффективиости, капля пессимизма может спасти нас от опасностей, уготованных нереалистичным оптимизмом. Сомнение в себе может побудить студентов к действию: большинство из них (особенно те, кому судьба уготовила плохие оценки) с оптимизмом относятся к предстоящим экзаменам. Самоуверенные студенты склонны плохо готовиться к экзаменам. Их не менее способные, но более тревожные сверстники, опасающиеся провалиться на экзамене, усердно готовятся и получают высокие оценки. Отсюда мораль: для достижения успехов в школе и в дальнейшей жизни требуются оптимизм в количестве, достаточном, чтобы поддерживать надежду, и пессимизм в количестве, достаточном, чтобы мотивировать беспокойство.


3.4 ЛОЖНЫЙ КОНСЕНСУС И УНИКАЛЬНОСТЬ


Эффект ложного консенсуса:

тенденция переоценивать распространенность какого-либо мнения, нежелательного или неэффективного поведения.

У нас есть занятная тенденция расширять наш Я-образ, переоценивая или недооценивая степень того факта, что другие думают или поступают так же, как мы, - феномен, называемый эффектом ложного консенсуса. Если рассматривать мнение, то мы находим поддержку наших позиций, считая, что с нами согласно большинство. Если мы одобряем результаты канадского референдума или поддерживаем Национальную партию Новой Зеландии, нам хочется думать, что большинство также поддерживают эго. Когда мы дурно ведем себя или не можем справиться с задачей, мы успокаиваем себя, говоря, что оплошности бывают у всех. Мы предполагаем, что другие думают и поступают так же, как мы: «Я делаю это, но так поступают все». Если мы скрываем от государства доходы, а от себя - последствия курения, мы, скорее всего, будем переоценивать количество людей, которые поступают аналогично.

Можно утверждать, что ложный консенсус встречается, потому что мы делаем обобщение из ограниченной выборки, которая в первую очередь включает нас. Не имея другой информации, почему бы не использовать свои собственные реакции как ключ к реакциям других? Что касается наших способностей или ситуаций, когда мы ведем себя правильно или успешно, чаше встречается эффект ложной уникальности.

Эффект ложной уникальности:

тенденция недооценивать тот факт, что способности и желательное или эффективное поведение имеют широкое распространение.

3.5 МОТИВАЦИЯ САМОУВАЖЕНИЯ


Почему люди воспринимают себя в самом выгодном свете? Согласно одной версии, предрасположение в пользу своего Я можно рассматривать как побочный результат процесса переработки и запоминания информации о себе самом. Вспомните исследование, в котором каждый из супругов считал, что он выполняет больше работы по дому, чем другой. Не может ли это, как полагают Майкл Росс и Фиоре Сиколи, быть связано с тем, что мы очень хорошо припоминаем, что фактически делали, и очень плохо - что не делали или за чем наблюдали со стороны. Я легко могу вообразить себе, как подбираю грязное белье, но не могу представить себя рассеянно наблюдающим за подобными действиями.

Не является ли предвзятое восприятие просто ошибочным, бесстрастным состоянием процесса переработки информации? Или в него вплетаются мотивы в пользу своего Я? Как мы теперь знаем из исследований, у нас существует множество мотивов. В поисках самопознания нам не терпится оценить свою компетентность. В поисках самоподтверждения нам не терпится проверить свои Я-концепции. В поисках самоутверждения мы особенно мотивированы в расширении своего Я-образа.

Эксперименты подтверждают, что мотивационный двигатель приводит в движение наши когнитивные механизмы. Потерпев неудачу, люди с высокой самооценкой подкрепляют свою значимость, осознавая, что у других тоже могут быть промахи, и преувеличивая свое превосходство над окружающими. Большинство людей после неудачи находятся в состоянии возбуждения, и, скорее всего, для оправдания они прибегнут к атрибуциям самозащиты. Мы не просто холодные машины для переработки информации.

Абрахам Тессер из университета Джорджии пришел к выводу, что, учитывая мотив «сохранения самоуважения», можно прогнозировать множество любопытных фактов, вплоть до разногласий между братьями и сестрами. Есть ли у вас брат или сестра примерно вашего возраста? Если да, то возможно, по мере вашего взросления окружающие сравнивали вас между собой. Тессер полагает, что восприятие одного из вас как более способного побуждает менее способного к действиям, с помощью которых он может сохранить уважение к самому себе. (Тессер полагает, что наибольшая опасность грозит самооценке старшего ребенка, младший брат или сестра которого более способны.) Мужчины, чьи способности отличались от способностей брата, обычно вспоминают, что они не очень ладили между собой; братья, имеющие равные способности, скорее всего, вспомнят, что у них не было разногласий. Угроза самоуважению может исходить и со стороны друзей или супругов. Несмотря на то что у вас общие интересы, идентичные цели в карьере могут породить напряжение или зависть.

Во взаимоотношениях братьев и сестер наиболее вероятна угроза самооценке для старшего ребенка, имеющего одаренного младшего брата или сестру.

Что заставляет нас поддерживать и сохранять свою самооценку? Марк Лири и его коллеги полагают, что наше чувство самоуважения похоже на индикатор горючего. Поскольку мы - общественные создания, хорошие взаимоотношения благоприятствуют нашему выживанию и процветанию. На индикаторе самоуважения высвечивается опасность социального неприятия, побуждая нас относиться более чутко к ожиданиям других людей. Исследования подтверждают, что неприятие нас другими снижает нашу самооценку, усиливая рвение заслужить одобрение. Отвергнутые или обманутые, мы чувствуем себя непривлекательными или неадекватными. Эта боль может побудить нас к самосовершенствованию и поиску общества, где бы нас приняли.

Многих читателей все написанное выше может расстроить или возмутить (так как будет противоречить их собственному опыту относительно чувства неадекватности). Чтобы успокоить вас, скажу, что большинство из предрасположенных в пользу своего Я могут, тем не менее, чувствовать себя низшими по сравнению с некоторыми людьми, особенно с теми, кто на ступеньку или две выше их на лестнице успеха, привлекательности или умений. И не все действуют на основании предрасположения в пользу своего Я. Некоторые люди действительно страдают от низкой самооценки. Не жаждут ли такие люди уважения и, как следствие, не часто ли демонстрируют предрасположение в пользу своего Я? Не является ли предрасположение только маской? Это то, что предполагали некоторые теоретики, такие как Эрик Фромм.

«Нарциссизм, подобно эгоизму, является гиперкомпенсацией элементарного недостатка любви к себе» - Эрик Фромм, «бегство от свободы»

Это действительно так: когда мы относимся к себе хорошо, мы не занимаем оборону. В этом случае нас можно назвать толстокожими и нельзя - здравомыслящими: мы с меньшей вероятностью будем превозносить тех, кому нравимся, и ругать тех, кому не нравимся. Люди, чью самооценку в эксперименте намеренно понижали (скажем, им сообщали, что они получили самый низкий балл по тесту на интеллект), с высокой вероятностью начинали относиться к другим с пренебрежением. В общем, люди, недооценивающие самих себя, склонны недооценивать и других.

Тот, чье Эго было задето, будет более склонен к удовлетворяющим его объяснениям успехов или неудач, чем тот, чье Эго поддерживалось. Итак, угроза самоуважению может вызвать защитную реакцию. Когда возникает чувство собственной несостоятельности, люди могут воспользоваться самоутверждающими похвалами, оправданиями и пренебрежительно отнестись к другим. Издевательство над кем-либо говорит одинаково много о тех, кто издевается и над кем издеваются.

Тем не менее высокая самооценка идет рука об руку с восприятием в пользу своего Я. Те, кто в тестах на самооценку набирает самый высокий балл (кто говорит о себе приятные вещи), также говорят хорошее о самих себе, когда объясняют свои успехи и неудачи, оценивают свою группу и сравнивают себя с другими. Если гордыня сродни предрасположению в пользу своего Я, тогда что такое смиренность? Презрение к себе? И можем ли мы утверждать и принимать самого себя без предрасположения в пользу своего Я? Перефразируя английского ученого-писателя К. С. Льюиса, смиренность заключается не в том, что красивые люди пытаются поверить в свою уродливость, а умные - в свою глупость. Ложная скромность действительно может скрывать гордыню какой-то «выше среднего смиренности». (Возможно, вы, как и большинство прочитавших эту книгу до вас, поздравляете себя с относительной свободой от предрасположения в пользу своего Я.) Истинная смиренность больше похожа на бескорыстие, чем на ложную скромность. Поэтому люди могут искренне радоваться своим талантам и столь же искренне признавать таланты других. Исследования самоэффективности, самооценки и предрасположения в пользу своего Я выявляют глубинную правду о человеческой природе. Они также напоминают нам о том, чему Паскаль учил 300 лет назад: одной истины никогда не будет достаточно, потому что мир сложен. Любая истина, отделенная от дополняющей ее истины, будет полуправдой.

«Часто половина правды - большая ложь».

Вопреки предположению, что большинство людей страдают от низкой самооценки или чувства неполноценности, исследователи постоянно сталкиваются с тем фактом, что для многих свойственно предрасположение в пользу своего Я. В экспериментах и повседневной жизни мы часто сваливаем неудачу на ситуацию и приписываем удачу себе. Мы обычно оцениваем себя выше среднего по субъективным желаемым особенностям и способностям. Веря в себя, мы проявляем нереалистичный оптимизм в отношении своего будущего. Мы переоцениваем широкую распространенность собственных мнений и недостатков (ложный консенсус) и недооцениваем широкую распространенность тех способностей и добродетелей, которыми мы обладаем (ложная уникальность). Такое восприятие отчасти возникает из мотива поддержать и повысить самооценку - побуждения, которое спасает людей от депрессии, но способствует недооценке и групповому конфликту.

4. САМОПРЕЗЕНТАЦИЯ


Мы, люди, кажется, склонны не только воспринимать себя благоприятным образом, по и преподносить себя другим в желаемом свете. Каким образом тактика «регулирования впечатлений» может привести пас к ложной скромности или к деструктивному поведению?

Итак, мы уже убедились, что Я находится в центре нашего социального окружения, что самоуважение и самоэффективность приносят дивиденды и что гордыня по поводу своего Я искажает самооценку. Но всегда ли искренне выражение высокой значимости самого себя? Чувствуют ли люди в глубине души то, о чем говорят публично? Или они просто умеют хорошо держаться, далее несмотря на то что живут, сомневаясь в себе?


4.1 ЛОЖНАЯ СКРОМНОСТЬ


Существуют неоспоримые свидетельства того, что люди иногда преподносят себя не такими, каковы они на самом деле. Самый наглядный пример, однако, не ложная гордость, а ложная скромность. Возможно, теперь вы припоминаете случаи, когда кое-кто не превозносил себя до небес, а занимался самоуничижением. Такое пренебрежение к себе может быть очень тонким предрасположением в пользу своего Я, так как часто с его помощью добиваются успокаивающих «поглаживаний». «Я - дурак» может вызвать у друга заверение «Ты - молодец!» Даже таким замечанием, как «Я хотела бы быть не такой некрасивой», можно добиться, по крайней мере, следующего: «Послушай, я знаю людей, которые более некрасивы, чем ты».

Существует еще одна причина, почему люди умаляют себя и превозносят других. Представим себе тренера, который перед ответственной игрой расхваливает мастерство противника. Разве он абсолютно искренен? Когда тренеры публично возвеличивают противников, они изображают подобие скромности и спортивной порядочности и готовят почву для благоприятной оценки вне зависимости от результата игры. Победа становится достижением, достойным похвалы, поражение же объясняется «титанической защитой» противника. Скромность, по словам Фрэнсиса Бэкона, философа XVII века, не что иное, как «искусство хвастовства». Таким образом, Робер Гоулд, Поль Бронштейн и Гарольд Сигалл обнаружили, что в экспериментальных условиях студенты Мэрилендского университета восхваляли ожидаемого оппонента в случае, если оценка производилась публично. Если это требовалось сделать анонимно, они приписывали будущему оппоненту куда меньше способностей.

Ложная скромность также выглядывает из автобиографий известных людей. На церемониях награждения дипломанты любезно благодарят других за поддержку. Во время получения Академической премии Морин Стейплтон благодарила «мою семью,моих детей,моих друзей и всех, кого я когда-либо встречала в жизни». Не противоречат ли такие щедрые похвалы общему мнению, что люди охотно приписывают успех своим собственным усилиям и компетентности?

Чтобы узнать это, Рой Баумейстер и Стейси Илко попросили студентов описать «важное событие, завершившееся успешно». Те, кого они попросили подписаться, и те, кто полагал, что их рассказ прочтут другие, часто выражали благодарность за помощь или эмоциональную поддержку, которую они получали. Те же, кто писали анонимно, редко упоминали об этом; наоборот, они описывали, как сами добивались успехов. Для Баумейстера и Илко эти результаты дали возможность предположить у людей наличие «несерьезной благодарности», то есть внешняя благодарность давала возможность казаться скромным, хотя в глубине души испытуемые приписывали успехи себе.


4.2 ПРЕПЯТСТВИЯ, КОТОРЫЕ МЫ СОЗДАЕМ СЕБЕ САМИ


Иногда люди не верят в свои шансы на успех, представляя себя робкими, больными или травмированными прошлыми событиями. Отнюдь не являясь преднамеренно саморазрушительным, такое поведение обыкновенно имеет целью самозащиту: «Я не неудачник, у меня все в порядке, мне только мешает эта проблема».

Почему люди ставят себе препятствие в виде саморазрушительного поведения? Вспомните - мы охотно защищаем свой Я-образ, приписывая неудачи влиянию внешних факторов. Вы можете понять, почему, боясь неудачи, люди могут сами строить себе препятствия, развлекаясь перед собеседованием по устройству на работу полночи на вечеринке или играя на компьютере вместо занятий перед сложным экзаменом? Когда Я-образ связан с выполнением чего-либо, приложить усилие и потерпеть неудачу может оказаться для нас более разрушительным, чем иметь готовое оправдание. Если препятствие помешало нам, мы останемся «при своей» самооценке; если же нам сопутствовал успех, мы укрепим свой Я-образ. Препятствия защищают нашу самооценку и общественный имидж, позволяя приписывать неудачи чему-то временному или внешнему («Я плохо себя чувствовал»; «Я слишком поздно засиделся прошлым вечером»), а не недостатку таланта или способностей.

Препятствия, которые мы создаем себе сами:

защита своего Я-образа посредством нахождения подходящего оправдания собственной неудачи.

Анализ создания препятствий для самого себя, предложенный Стивеном Бергласом и Эдвардом Джонсом, был подтвержден следующим образом. Говорилось, что исследование посвящено связи «лекарственных препаратов и интеллекта». Вообразите себя на месте испытуемых Дыокского университета, где проводился эксперимент. Вы отвечаете на какие-то трудные, рассчитанные на сообразительность вопросы, а затем вам говорят: «У вас самые лучшие показатели, которые когда-либо были известны!» Вы необыкновенно счастливы.

Исследователи документально подтвердили другие способы, посредством которых люди сами создают себе препятствия. Боясь неудачи, люди:

Будут сокращать свою подготовку к важным соревнованиям в индивидуальных видах спорта.

Не будут прилагать усилия, которые могли бы, для выполнения задачи, вовлекающей в процесс Эго.

Дадут преимущество своему оппоненту. Будут жаловаться на депрессию.

Будут плохо выполнять задание в самом начале, чтобы не создавать призрачных надежд.

После проигрыша более молодым соперницам теннисистка Мартина Навра-тилова призналась, что она «боялась играть в полную силу... Я боялась признаться себе: а вдруг они смогут победить меня, когда я играю в полную силу; потому что если они смогут, то мне конец».


4.3 УПРАВЛЕНИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ


Предрасположение в пользу своего Я, ложная скромность и препятствия, которые мы создаем себе сами, показывают глубину нашей заботы о Я-образе. В разной степени мы постоянно управляем впечатлениями, которые создаем. Хотим ли мы произвести впечатление, запугать или показаться беспомощными, мы являемся общественными созданиями, играющими перед аудиторией.

Самопрезептацгш относится к нашему стремлению представить желаемый образ как для аудитории вне (другие люди), так и для аудитории внутри (мы сами). Мы учимся управлять впечатлениями, которые производим. Мы выражаем свое самоопределение («самоопределяемся»), показывая себя как определенный тип человека. Намеренно или нет, мы извиняем, оправдываем или защищаем, когда это необходимо, чтобы поддержать свою самооценку и подтвердить свой Я-образ. В знакомых ситуациях это происходит без сознательных усилий. В незнакомых ситуациях, допустим на вечеринке с людьми, на которых мы хотели бы произвести впечатление, или в разговоре с лицом другого пола, мы точно осознаем, какое впечатление производим. Готовясь к фотографированию, мы можем даже попытаться придавать лицу, смотрясь в зеркало, разные выражения.

По словам исследователей самопрезентации, нет ничего удивительного в том, что, если возникнет вероятность неудачи, в результате которой они будут выглядеть не лучшим образом, люди будут создавать себе препятствия. Ничего странного нет, что люди рискуют здоровьем: загорают на солнце, несмотря на то что это приводит к морщинам и раку; перестают есть; не пользуются презервативами и не говорят на эту тему; под давлением сверстников начинают курить; спиваются и принимают наркотики. Неудивительно, что люди становятся более скромными, когда их самообольщению может прийти конец или когда их самооценка может быть критически изучена специалистами. Профессор Смит будет менее уверена в значимости своей работы, представляя ее профессионалам-коллегам, а не студентам.

Самопрезентация:

акт самовыражения и поведения, направленный на то, чтобы создать благоприятное впечатление.

Самомониторинг:

изучение способов презентации себя в социальных ситуациях и регулирование поведения с целью произвести желаемое впечатление.

«Общественное мнение всегда более деспотично по отношению к тем, кто явно боится его, чем по отношению к тем, кто к нему равнодушен». Бертран Рассел, «В борьбе за счастье», 1930

Для некоторых сознательная самопрезентация - образ жизни. Непрерывно контролируя свое поведение и отмечая, как реагируют другие, они корректируют свою социальную деятельность, если она не достигает желаемого эффекта. Те, у кого высокие показатели по шкале тенденции к самомопиторипгу (кто, например, согласен с утверждением «Я стремлюсь быть таким, каким хотят меня видеть люди»), действуют как социальные хамелеоны, то есть приспосабливают свое поведение в соответствии с внешними ситуациями. Настроив свое поведение в ответ на ситуацию, они, скорее всего, будут поддерживать установку, которой на самом деле они не придерживаются. Помня о других, они вряд ли будут поступать в соответствии с собственными установками. Поэтому у людей с высоким показателем по самомониторингу установки будут выполнять функцию социального урегулирования; они помогают им адаптироваться к новой работе, роли и взаимоотношениям.

Люди с низкими показателями сэмомониторинга меньше заботятся о том, что о них думают другие. Они больше руководствуются внутренними ощущениями, и поэтому более вероятно, что они будут говорить и действовать так, как чувствуют на самом деле. Большинство из нас находится где-то между крайностью высокого (актер, знающий свою роль наизусть) и низкого (упорная нечувствительность к другим) самомониторинга.

Преподносить себя так, чтобы создать желаемое впечатление, дело очень тонкое. Люди хотят, чтобы их воспринимали способными, но в то же время скромными и честными. Скромность создает хорошее впечатление, а намеренное хвастовство - плохое. Вот вам феномен ложной скромности: мы часто демонстрируем более низкую самооценку, чем чувствуем в глубине души. Но когда мы явно сделали что-то очень хорошо, ложное отрицание этого («Я действительно был хорош, но это же не большое дело») может предстать в виде притворной скромности. Чтобы произвести хорошее впечатление - скромного, но компетентного, требуются социальные умения.

Тенденция к скромному представлению самого себя и ограниченному оптимизму особенно ярко выражена в культурах, где ценится самоограничение, - в Китае и Японии.

Как общественные создания, мы приспосабливаем свой мир и свои действия к окружению. В различной степени мы являемся самомониторами, мы обращаем внимание на наше поведение и регулируем его, чтобы произвести желаемое впечатление. На примере ложной скромности, когда люди принижают себя, превозносят будущих конкурентов или публично хвалят других, хотя в глубине души оставляют первенство за собой, объясняется тактика «регулирования впечатлений». Посредством саморазрушающего поведения, чтобы защитить самоуважение, люди порой создают себе препятствия, находя оправдание неудачам.


Список использованной литературы


1.Д. Майерс «Социальная психология» - 1998г.

2.Г. М. Андреева «Социальная психология» - М., 2001г.

.А. Лебон « Психология народов и масс» - 2005г.

.П. Р. Шихирев « Современная социальная психология США» - Питер, 2004г.


Теги: "Я-концепция" в структуре социально-психологического знания  Диплом  Психология
Просмотров: 48316
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: "Я-концепция" в структуре социально-психологического знания
Назад