Саратовский край в XVIII веке: структура народного хозяйства

ВВЕДЕНИЕ


Интерес в изучение отечественной истории, как мне кажется, никогда ещё не был востребован так остро, как в последнее время.

Обращение к прошлому помогает восстановить истину и справедливость, обогащает нашу память многообразными познаниями, содействует формирование исторического мышления.

Формирование исторического мышления - одна из задач, которую лишь возможно решить при наличии объёма практического материала. Одной из главных частей истории нашей державы считается краеведение.

Написанная мной работа посвящена моему родному, Саратовскому краю, история которого наделена разнообразными событиями. В своей работе я постараюсь подробно рассказать об истории своего края.

Саратовская область располагается в северной части Нижнего Поволжья. По некоторым аспектам она отличается от вблизи находящихся областей ,а именно: по рельефу, климату, почвенно-растительному покрову и необыкновенному животному миру. Экономико-географическое положение области благосклонно оказывает большое влияние на становление её хозяйства.

В первом разделе я хочу рассказать об истории моего края в первой половине XVIII века.

К минувшим событиям Саратовского края показали интерес знаменитые революционеры -демократ Н.Г. Чернышевский, известный историк Н.И. Костомаров, писатель Д.Л. Мордовцев. Н.И. Костомаров устроил попытку обнаружить отличительные черты становления производительных возможностей края, социально-экономических действий, происходящих в середине XIX в. в Саратовском Поволжье. Д. Л. Мордовцев также продолжил исследования Костомарова, расширив их направления характеристикой антикрепостнического движения крестьянства.

После учреждения Саратовской ученой архивной комиссии в 1886 году происходит наиболее активное исследование местного края.

В её работах публикуются архивные документы, заметки, статьи, показывающие общественную и экономическую жизнь поволжских территорий, их заселение и освоение. Особенно ценными явились изыскания Ф.Ф. Чекалина, А.Н. Минха, Н.Ф. Хованского, А.А. Голомбиевского*, А.А. Гераклитова,которые продолжали научную работа и в период Советской власти. К истории и экономике Саратовского края не раз обращался В. И. Ленин. В работах "Становление капитализма в России", "Аграрный вопрос в Рф к концу XIX века" и прочих, им глубоко применены наличия этих земской статистики Саратовской губернии связанным с анализом её в последствии реформенного развития, убедительно показано, что в сельском хозяйстве Саратовской губернии процесс капитализации шел намного быстрее, чем во многих других губерниях страны.


ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ САРАТОВСКОГО КРАЯ В XVIII В


§ 1. Освоение края


В конце XVII и начале XVIII в. в стране исполнялись казенные финансовые, экономические, военные и культурные преобразования. Решались жизненно важные для России задачи внутренней и внешней политики. Всевозможные стороны её напрямик или же косвенно коснулись и Нижнего Поволжья. В крае случились перемены, положившие начало быстрому и многостороннему его развитию.

Пётр I по достоинству оценил политическое и экономическое значение Нижнего Поволжья. В 1695г. он с долею собственной армии на 117 судах с 10000 пудами снарядов, пороха и прочих военных припасов прошел по Волге мимо Казани, Саратова к Царицыну, отсюда - под Азов.
По возвращении из похода царь выслал князя Голицына для исследования Нижнего Поволжья: осмотра низовых мегаполисов и постройки новейшей черты, также шлюзного дела на речке Камышинке.. Принято решение было положить конец набегам кубанской монгольской орды, происками султанской Турции и Крыма.

В последствии одного из опустошительных набегов кубанцев в 1717 г. на земли между Саратовом и Пензой были расположены "для бережения от приходов монгольских" 2 драгунских полка и 500 донских казаков. Также, поступило царское указание "сделать черту от Дмитровского к Иловле и Дону или же от Царицына до Паншина по рассмотрению - где работы будет менее"

Новая линия строилась по второму варианту. В 1720 г. для окончания работы были призваны 3 драгунских полка возглавляемые генералом Кропотовым. Линия представляла собою достаточно сильное военное сооружение. На дистанцию 60 верст от Царицына до станицы Качалинской на реке Дон был отрыт ров, насыпан вал, по валу устроен палисад, выстроено 4 крепости: Донская, Осокорь, Грачи, Медоточная и 25 форпостов. В крепостях находились маленькие гарнизоны. На форпостах перед чертой находились казачьи караулы с сигнальными пирамидами. Устройство Царицынской линии гораздо увеличило число заселенных мест в крае. В 1734г. для несения постоянной сторожевой службы на линию были переведены 1057 семей донских казаков. Казаков, служивших на линии, расселили на берегу Волги повыше Царицына в 4 станицах: в Дубовке, в которой присутствовал атаман всего волжского казачьего войска, Антиповке, Балыклее и Караваинке. Образовалось волжское казачье войско. С возведением Царицынской полосы и поселением войска в правобережье и на Волге стало безопаснее. Сразу с строением Царицынской полосы прошло административное реконструкция в Нижнем Поволжье . Указом 22 ноября 1717 грам. оно выделялось из состава земли очень крупной Казанской губернии. Была образована Астраханская губерния, в которой присутствовала и существенная часть местности будущего Саратовского края. Астрахань стала центром управления всеми волжскими городами и селами по две стороны реки Волги ниже Симбирска.

Данная реорганизация упорядочила административное приспособление. Она работала не столько целями установления системы полицейского порядка, обеспечивающей исполнение законов и указов правительства, но и фискальным интересам власти. Усиливая и совершенствуя административный аппарат на местах, и особенно на местности колонизуемой окраины - в Нижнем Поволжье, царское правительство устремлялось к более абсолютному поголовному охвату всего поддававшегося учету народонаселения в целях обложения подушной податью, повинностями, увеличения прибылей казны от многих вводившихся прямых и косвенных налогов с населения.

Заинтересовано было правительство, и необыкновенно помещики центральных областей России, в ликвидации на Нижнем Поволжье источника беглых крепостных крестьян.

Одним из основных мероприятий, начатых Петром І была попытка соединения Волги и Дона каналом для установления финансовых взаимосвязей с Приазовьем и Причерноморьем. Строительство канала было начато в 1698г. Из Казани и прочих верховых городов подобрали и выслали к г. Камышину на Волге "для шлюзного дела" тысячи солдат, стрельцов, крестьян, мордвы, татар, чувашей и другие. На протяжении 2-ух лет они прорыли канал длиной на 3,5-4 версты. Но в 1701г. с началом Северной войны строительство было прекращено и позднее не восcтановилось. Возведение Царицынской военной сторожевой полосы появилось серьёзной препятствием кочевникам и прочим врагам России - крымцам, туркам и кубанцам. Волга и Дон замыкались чертой искусственных крепостных построек. В волжских населенных пунктах стало больше войск.
На правобережье - повыше Царицына - делались благосклонные условия для последующего заселения и освоения Саратовского края. Ими сначала воспользовались помещики. Одним из первых объектов помещичьей колонизации стала земля центральной части края - междуречье Хопра и Медведицы, вышедшая позднее в Аткарский, Сербский и Балашовский уезды. По распоряжениям поместного указа, а с 1714 г. Вотчинной коллегией отводились территории помещикам и различным служилым людям по рекам Хопру, Медведице, Терсе, Еткаре и другие. В 1702 году их получили 300 семей, в 1710-1712гг. - 100. В 1723 г. по указу Петра I на местности грядущих Балашовского и Сердобского были заведены территории и угодья сразу 600 челобитчикам, соучастникам Северной войны.

Среди них военные различных полков: генералы, полковники, майоры, поручики, князья, офицеры, гвардейцы Семеновского и Преображенского полков. В соответствии с этим чинам, званиям и заслугам определялись и размеры пожалований: от 25 до 300 четвертей территории. Крупные пожалования, исчислявшиеся тысячами и десятками тыс. десятин территории и тысячами душ крестьян, обнаружатся позднее, при Екатерине ІІ. В петровские времена территории жаловались в отсутствии крестьян. Вслед за отводами территорий почти все помещики начали переселять собственных крестьян из иных малодоходных вотчин. Повышалось число населения в ветхих селах, появлялись новые.

В результате ко времени завершения 1 проверки (1724 г.) исключительно на земли будущего Аткарского уезда числилось 56 городов. Здесь обосновались 82 помещика и 4 вотчины монастырей: Арзамасского, Суздальского, Троице - Сергиевского и др.

Из 4287 душ мужского пола крестьян, значившихся к концу 1 четверти XVIII в. на земли Аткарского уезда, 2 тридцати процентов составляли крепостные крестьяне. Другие принадлежали к иным категориям: ясачные, черносошные, монастырские, бывшие небольшие служилые люди укрепленных линий и городов крепостей. Помещичьей колонизацией в начале XVIII в. была охвачена и северо-западная земля края. Из 166 городов образовавшихся в Саратовском крае во 2 четверти XVIII в., в 110 поселились крепостные крестьяне. Вместе с помещичьей, главное место занимала свободная этническая колонизация. Приток беглых в Саратовский край увеличивался, собственно было вызвано внезапным смещением в худшую сторону положения народных масс. Бегали от тяжести барщинной эксплуатации, очень трудных платежей подушной подати, иных возросших прямых и косвенных налогов, различных повинностей. Астраханский губернатор В. Н. Татищев доносил царю, что "бегут из различных населенных пунктов и сел, всяческих чинов люди различными дорогами на р. Хопер, на Дон, на Медведицу".

Из числа беглых было много раскольников, преследовавшихся официальной церковью. Около Саратовского края, Основным образом в Заволжье, по рекам Великому и Небольшому Иргизам, Караману и на Узенях, обнаруживались раскольничьи скиты и села, базирующиеся беглыми: Перекопная Лука, Осиновый Гай и иные. Специальное место в заселении Нижнего Поволжья продолжали занимать народы Среднего Поволжья: мордва, татары, чуваши. Средневолжскую мордву начали распространять монастырям и помещикам, от которых люди бегали вниз по Волге, на дощаниках. Часть из их были по указу Петра 1 возвращены при помощи воинских команд. Успевшие исчезнуть поселились в северной лесистой доли правобережья края, а еще в Заволжье - по рекам Великому и Небольшому Иргизам, положив начало почти всем местечкам .По вопросу длившимися проникновениями кочевников правительство выдавало жалованные грамоты на территорию мордве, татарам и чувашам по их челобитным о записи в служилые для несения сторожевой службы. Образовались села служилых татар, мордвы и чувашей - Сенгелеевка, Нижняя Терешка, Ветхая Кулатка, Шняево, Чибирлей и прочие. В результате все беглые и переселенные в край по грамотам и указам мордва, татары и чуваши были записаны в служилые. Следовательно, в северной доли края обнаружилась широкая полоса, на которой возникло свыше 100 мордовских и татарских сел и деревень.

В заселении и освоении края значительная роль принадлежала монастырям, получившим тут территории в пожалованье и положившим начало почти всем селам. К середине XVIII в. в крае были 24 монастыря, обладавшие 36 вотчинами с числом наиболее 10 тыс. крепостных крестьян. По 2-ой проверки (1744-1746 гг.) монастырские крестьяне жили в 43 селах.
С середины XVIII в. усилился приток в край дворцовых крестьян, переселившихся из иных мест державы. Ко времени 2-ой проверки на местности грядущего Вольского уезда по рекам Волге, Малыковке, Терсе, Терешке и другим поселилось свыше 3 тысяч дворцовых крестьян. Не сохранились в стороне от освоения новейших территорий и города Саратов, Петровск, Царицын, Камышин. Для удовлетворения хозяйственных потребностей их жильцам были заведены земли. Вокруг населенных пунктов появлялись хутора, хозяйственные дворы, принадлежавшие саратовским, царицынским дворянам, чиновникам, средним и небольшим служилым людям, казакам, торговцам, посадским.

На захваченных территориях разводили и откармливали для продажи скот, косили сено. В комфортных местах возделывали зерновые культуры, заводили сады, огороды. Дворяне-чиновники, торговцы, состоятельные посадские люди от применения загородных территорий извлекали много выгоды. Основное ведь состояло в том, собственно многое хозяева использовали в личных хозяйственных предприятиях трудом беглых крестьян, заселявших пригородные хутора и зимовья. Беглые приживались в деревнях и селах под Саратовом, Царицыном, Петровском. Городские власти сами часто укрывали их у себя, используя как рабочую силу в хозяйстве. Помимо беглых, в Саратов и др мегаполиса и села края из различных мест России приезжали в поисках заработка работные люди, называемые в документах "батраками": оброчные крестьяне, ясачные, казенные, монастырские. Почти все из их с течением времени делались практически неизменными жильцами этих мест.


§ 2. Поселение немцев-колонистов


Еще в 40-х гг. 18 столетия астраханский губернатор В.Н. Татищев, а немного позже симбирский заводчик и коммерсант А. Духов выступили с намерениями заселения Нижнего Поволжья.10В 60-х гг. публикуется описание естественных богатств Саратовского края.

Екатерина, еще, не будучи императрицей, писала про то, собственно "мы имеем необходимость в населении", собственно она желала бы, чтобы народ, "еще вероятно, кишмя кишел в наших пространных пустырях". На общественность самой России императрица не планировала: "Попусту будет ожидать... дабы вернуть державу обнаженную от жителей, надежда сия несвоевременна" В критериях феодально-крепостнического строя в России не хватало трудящихся рук. Помещики не хотели переводить собственных крестьян в необжитые места. А царское правительство не пыталось ущемлять интересы привилегированного дворянства.

В развитии предписанных повыше размышлений и обнаруживался план заселения Нижнего Поволжья жителями других стран. Был составлен " примерный намерение и рассуждение о выездах в Российскую Федерацию". Правительство подразумевало повышением земледельческого населения и применением наиболее совершенных методов и способов сельскохозяйственного производства сделать условия для становления как внутренней, но и наружней торговли. Учитывая мнение Екатерины II, "открытие российским машин, незнаемых в России легчайших и кротчайших средств к обработке территории, разведению скота, собственных фабрик" давало одно из главнейших услуг процветания страны. Каких зарубежных переселенцев пыталась бы видеть императрица в России? " Если, чего же желательно, фирма какая купцов с ремесленными людьми выйти пожелает и поселиться в России, наиболее для таких место способное есть по Волге ниже Саратова до Астрахани, где яко не хлебопашцы имеют все шансы, остроги поделав, жить не опасно и торг создавать в России и в Персии и куда пожелают".

В 1762 и 1763 гг. были опубликованы в государствах Западной Европы Манифесты. Отпечатанные на российском, германском, французском, польском и латинском языках, они были распространены через российских резидентов и особых агентов в Пруссии, Германских княжествах, Австрии, Франции, Бельгии и Скандинавских государствах. Российское правительство обращалось к народам Западной Европы с приглашением к тем, кто пожелает переселиться в Российскую Федерацию.

Для вербовки хотящих и отправки их в Российскую Федерацию были сделаны особые учреждения с целым штатом чиновником, ассигнованы крупные денежной суммы на финансирование операции. В манифестах находились доскональные сведения о льготах и прерогативах тем, кто изъявит стремление переселиться в Российскую Федерацию, а конкретно: свобода от крепостной зависимости, освобождение от всех податей, повинностей и служб на 30 лет, независимый выбор рода занятий, освобождение от рекрутчины, право на самостоятельное управление в колониях и суда в отсутствии вмешательства российских властей. Всем переселенцам предоставлялась денежная займ на начальное устройство, построение жилищ, приобретение скота сроком на 10 лет. Все переселявшиеся получали кормовые средства на дорогу, обеспечивались безвозмездным автотранспортом для проезда к избранному местообитанию. При приборе промышленных фирм колонистам предоставлялось право беспошлинного сбыта собственных продуктов на протяжении 10 лет.

Такие широкие привилегии и льготы творили благосклонные условия для переселенцев-колонистов на новых местах жительства в Рф. Манифесты российского правительства, обращенные к народам Западной Европы, вызвали широкий резонанс. Жаждущих переселиться в Российскую Федерацию оказывается так много, собственно понадобилось в 1766г. пока что остановить прием переселенцев чтобы устроить всех уже прибывших. В количестве переселяющихся были французы, голландцы, австрийцы, датчане, шведы. Хотя главную массу составили немцы восточной Пруссии и других германских княжеств.

В ответ на манифесты московского правительства тыс. жаждущих уехать в Российскую Федерацию появились на сборные пункты, назначенные вербовщиками, а после этого доставлялись в порты Балтийского моря. Тут их принимали госслужащие Канцелярии опекунства и высылали гужевым либо водным транспортом по Волге в Саратов. Германские колонисты заняли землю по левому берегу Волги, от Иргиза до Саратова и на правобережье - от Саратова до Царицына.

За относительно краткий срок в Саратовском Поволжье было поселено 6433 семьи жителей других стран, основавших 104 колонии с численностью 23 246 чел. 137 семей поселились в Саратове. В 1775 г. по именному указу Екатерины II был сделан разбор всех саратовских колонистов, имевший целью выяснить, какое количество из них земледельцев, какое количество ремесленников. Оказывается, собственно немалая часть колонистов занимается земледелием.

"Неспособных" заниматься земледелием значилось 1755 чел., сюда зашли 1081 чел., не имеющих собственного хозяйства и работающих по найму у соседей и зажиточных колонистов. Ремесленников значилось в пределах 700 человек. Почти все ремесленники в селах совмещали занятие ремеслом с земледелием.

Интересные данные выяснились при обследовании колоний Гололобовки, Сосновки, Лесного Карамыша и Голого Карамыша, где земледельцами считались бухгалтеры, пивовары, винокуры, сапожники, портные, парикмахеры, кузнецы, серебряник, ювелир, аптекарь. Было замечено, собственно из 736 родов отмеченных выше колоний было в пределах 50 "нерачивых", т. е. не пекущихся о благообразье собственного хозяйства. Хотя правильно кроме того и то, собственно правительство, затеявшее переселение, не позаботилось про то, чтоб сделать соответствующие условия для развития ремесла. Они были целиком предоставлены самим себе в пустынном крае.

Забота правительства ограничивалась только предписанием через Саратовскую воеводскую канцелярию и магистрат про то, "дабы саратовское купечество с приехавшими жителями других стран поступали дружественно и учинили им во всем способствии". Просьба неплохое, хотя данного слишком мало. Не говоря уже о том, что, есть иные образцы канцелярско-бюрократического нрава, как скоро из числа колонистов сыскались мебельные профессионалы, которые, удостоверившись, собственно в России не оказывается буковых деревьев, обратились с Петербургскую канцелярию опекунства иностранных с пожеланием прислать помимо "садовых зёрен" зёрна бука, а в случае если нет, выписать их в следствии границы. Последовал ответ: "Выписано не станет, по следующим причинам оные жители других стран обязаны по большей доли о посеве хлеба".18 Им, как предписано повыше, выдавалась займ на обзаведение, постройку зданий, покупку скота, инструментария, хлеба. Вся ссуда, предоставленная колонистам, составила к 1775 г. 5 млн. руб. 19

Десятилетний срок, на который выдавалась займ, оказался для колонистов невозможным. Не говоря уже о том, что, чтоб обеспечить нужды немцев-колонистов, правительство несколько раз выдавало им все новые и новые займа до самого конца 18 века. Чтоб компенсировать затраты на займ и содержание Канцелярии опекунства заморских, правительство переложило часть затрат на мегаполиса.

С большим трудом колонисты осваивали целинные территории Саратовского Поволжья. Требовалась подходящая рабочая техника и мощный рабочий скот, которыми колонисты на первых порах не располагали. Они пользовались такими же орудиями и способами обработки земли, выращивания сельскохозяйственных культур, которые присутствовали у российских крестьян. Техника сельскохозяйственного производства у российских и германских земледельцев оставалась еще длинное время невысокой. Система земледелия при безграничных вполне вероятно расширений пашни была экстенсивной, что являлось характерным и для других местностей на окраинах России.

Позднее, в начале 19 века, в Заволжье возник тяжелый украинский плуг, в который запрягали 6 пар волов. Стало вероятным подымать немалые площади целины для посева драгоценной российской твердой пшеницы. В благоприятные годы намеревались немалые урожаи таковой пшеницы, прославившейся не совсем только в России, но и во всей Европе.

В непривычных условиях в сравнительно короткий срок (25-30 лет) немцы-колонисты вполне обжились на Саратовской земле. Русские крестьяне заимствовали у немцев умение выращивать табак и горчицу. Между колонистами и русскими крестьянами складывались доброжелательные отношения. В одном из обращений к императрице немцы писали с выражением благодарности что "сверх защиты и покровительства снабжены были деньгами, домашним скотом, земледельческими орудиями" и проч.

Тогда как, колонисты извещали о трудностях, которые они претерпевают на новых местах "из-за незнания языка и земских событий". Жаловались они и на непривычность их к отличительным чертам здешнего климата: холодная зима, а летом и весной часто засуха. В исходный период поселения препятствовали приспособлению хозяйства и обычной жизни кочевники Заволжья. Были случаи, как скоро калмыцкие, башкирские либо казахские феодалы, нарушая уговоры с правительством о подданстве и местах кочевья, врывались на территорию русских и немецких поселений, захватывали имущество, скот, уводили людей в плен. В последствии претензий колонистов данные негативные явления были устранены. Правительство приняло меры для обороны границ германских колоний и российских сел. По всей восточной стороне границ данных поселений была устроена линия неизменных военных кордонов, несших сторожевую службу. Правительство позаботилось кроме того о возвращении захваченных кочевниками пленных, ассигновав чтобы достичь желаемого результата требуемые денежные суммы на выкуп. Были сделаны условия для мирной жизни поселенцев. Образование немецких колоний внесло большое оживление в жизнь края. Сюда стали притекать массы русских крестьян и различного рода предпринимателей. Надо было строить дома для колонистов, и на Волге закипела бойкая торговля лесом .Сделки содержались на 10-ки тысяч руб.. Особенно проявились саратовские торговцы, устремлявшиеся обрести побольше выгоды по вопросу поселением колонистов. Весь принимаемый в плотах с верховья Волги лес они скупали и по дорогостоящим расценкам перепродавали его Саратовской конторе опекунства. Понадобился особый указ, запрещающий саратовским торговцам спекуляцию лесом.

В Саратов прибыло большое количество плотников и любого рода мастеров строителей. Тут были киренские, петровские, коломенские и прочих мест крестьяне, торговцы, подрядчики. Служилые татары, пахотные солдаты, однодворцовые подряжались возводить дома.

Каковы ведь главные результаты германской колонизации Нижнего Поволжья в XVIII веке? Ожидания правительства на то, собственно поселение жителей других стран принесет новейшую, наиболее высшую культуру земледелия и даст почву происхождению и развитию индустрии, не оправдались. Компании ремесленников как в Саратове, но и в колониях оставались до самого конца XVIII века на стадии ремесленного производств и бытовых промыслов. Помимо российской канатной фабрики, практически никаких иных заведений тут не обнаруживалось.


§ 3. Соляные промыслы


В тесной взаимосвязи с начавшейся усиленной колонизацией развивались промыслы и торговля. Главнейшими из их были соляной и рыбный промыслы. Нижневолжские соляные месторождения знамениты с середины 16 века. Уже тогда астраханскую соль "нагребали" и перевозили на служебных монастырских и купеческих судах по Волге и её притокам в центральные области Рф.

В течение 17-18 вв. спрос на данный продукт 1 потребности увеличивался. Проводились поиски свежих месторождений. Одним из вновь открытых мест соледобычи в 18 веке стало Эльтонское озеро.

Озеро 50 верст в окружности обладало грандиозными запасами самосадочной соли. Добыча и транспорт её были постоянными, пока же работал уговор меж Петром 1 и калмыцким ханом Аюкой о том, чтоб калмыки не мешали добыче и возке соли, которой промышляли свободные люди, приезжавшие с Украины, из Столицы и прочих мест. По указу Петра 1 была установлена государственная монополия на добычу и реализацию эльтонской соли. Число её добычи ограничивалось, не хватало трудящихся - ломщиков соли и возчиков.

Правительством предпринимались новейшие меры для организации соляного дела в Нижнем Поволжье. Казна брала на себя финансирование, оборудование и службу охраны промысла.

Покровская и Николаевская слободы делались базами, куда свозилась эльтонская соль. В Саратове и Дмитриевске возводились "торговые центры"-соляные склады, окруженные рвом и земельным валом. Для управления всей "соляной операцией" в 1747 году в Саратове было учреждено Соляное комиссариатство, позднее называвшееся Низовой соляной фирмой с целым штатом госслужащих и воинской командой.

Масштабы добычи, вывоза и продажи соли с каждым годом вырастали. Уже в 1749 году через Саратов и Дмитриевск водным и гужевым транспортом казне доставлялось 1,5 миллионов пудов соли. А через 10 лет с озера перемещено 6,5 миллионов пудов.

Эльтонский промысел приобрел всероссийское значение.Он выдавал 2 трети доставаемой соли в государстве. В 60-70-е эльтонской солью снабжались шестнадцать губерний РФ.

В соляном деле, которое давало стране немалые прибыли не хватало рабочей силы, особенно ломщиков соли, условия жизни и труда были особенно тяжкими. Собираясь с весны у озера в иные годы (1765-1770) по 3-4 тыс. человек, они трудились там до поздней осени.Жили в сырых землянках, находясь под строжайшим надзором специализированных приставов. Для выламывания пешнями соляных глыб со дна озера ломщики обещали многократно пребывать по пояс в плотном соляном растворе - рапе, коей было покрыто озеро на глубину 1-1,5 м.. Выломанную соль погружали в лодки, свозили на берег, промывали и складывали на специализированных токах для просушки.

Летом при нестерпимой жаре горячий соляной раствор разъедал тело, кожа покрывалась язвами. При перегрузке соляных глыб ломщики получали увечья. Не имея практически никакой мед поддержки, почти все работные люди помирали. Иные, изнуренные нелегкими критериями, удирали. За собственный труд ломщики получали оплату не от казны, а от возчиков соли по одной копейки с пуда.

Трудным было обеспечивание промыслов рабочей мощью и автотранспортными средствами. Раз в год требовалось возить гужевым и водным автотранспортом Пять-шесть миллионов пудов соли по населенным пунктам и губерниям державы.

В последствии учреждения в Саратове Низовой соляной фирмы по всему государству были разосланы Указы про то, собственно все, кто пожелает брать соль с Эльтонского озера, "перевозить и ставить в казну", имеют все шансы считаться в Саратов для решения уговоров, а наличные средства за поставку "давать будут в отсутствии любого удержания". Брать на себя крепостных крестьян в виде возчиков соли было воспрещено.

В 40-е годы в Саратовский край стали прибывать украинцы на систематическое жительство и работу в виде солевозчиков. Их завлекали сюда интересные заработки и подходящие условия для земледелия и скотоводства. Поселившимся в крае отводились пахотные территории и сенокосные угодья. В лице чумаков казна приобретала неизменный солевозный обоз, обеспечивавший доставку соли с Эльтонского озера в служебные склады Дмитриевска и Саратова.

На земли грядущих Саратовского, Камышинского, Аткарского, Балашовского, и Царицынского уездов было базируется выше Сто украинских слобод, сел, хуторов. Единое численность солевозчиков в третьей четверти XVIII века увеличилось до 4 тыс. человек.Солевозчики были однородными по собственному имущественному и соц положению: ними делались те, кто имел скот, упряжки, фуры. Не имевшие данного действовали ломщиками соли либо наемными людьми у состоятельных солевозчиков.

Разбогатевшие солевозчики делались землевладельцами, скотопромышленниками, скупщиками и ростовщиками. В украинской деревне на саратовской земле происходили процессы общественной дифференциации, формирования буржуазных частей, с одной стороны, разорения и обнищания украинских крестьян - с иной.

В одном из документов конца XVIII - начала XIX века приводятся интересные сведения о составе украинского народонаселения в более солидных слободах - Покровской, Узморской, Николаевской, Баландинском городе, Сокуре, Самойловке, находившихся на служебных территориях. Всего в их значилось 12893 души мужского пола: солевозчиков - 3684 д.м.п., хлебопашцев - 1533 д.м.п., " несчастных, не имеющих скота, хотя служилых при возчиках" - 1705 д.м.п., "служащих и работающих при торговых центрах" -548, дам, ребят и стариков -4389. В пределах одной тридцати процентов прежних служебных солевозчиков стали земледельцами, работающими "при возчиках" и "при торговых центрах" - 2253 д.м.п. Часть украинцев оказалась на помещичьих территориях. Поначалу российские помещики записывали поселившихся на их территориях украинцев в "подданство" за соизволение жить на земле помещика если соблюдать условие ежегодной уплаты валютного оброка.

А потом при очередной переписи - проверки все проживавшие на помещичьей земле были записаны за помещиками как крепостные, присутствуя в данном состоянии до лично отмены крепостного права.

Подряды от казны на доставку соли на судах по Волге и гужевым автотранспортом брали как саратовские, но и иногородние торговцы: столичные, нижегородские, балахнинские, коломенские, пензенские, подольские, елецкие, белгородские. Приняли участие в подрядных сделках состоятельные служебные и монастырские крестьяне. Интересными подрядными операциями промышляли адепты дворянской знати, князья и графы: Гагарины, Нарышкины, Голицыны, Трубецкие, Шереметьев. Среди подрядчиков много было помещиков рядом стоящих приволжских провинций и уездов - Симбирского, Тамбовского, Сызранского и др.

Помещики приняли на вооружение в виде возчиков собственных крепостных крестьян. Большие дворяне-откупщики обзаводились в Саратове и Дмитриевске дворовыми местами и своими фирмами возглавляемые управляющими.Некоторые торговцы - поставщики имели на Волге личные суда, приспособленные для перевозки соли. Они удачно соперничали с казной, имевшей для перевозки соли по Волги 40 машинных судов.

На служебных судах переправлялось в пределах 20-25 % всей отправляемой из Дмитриевска соли, другие 75% возили подрядчики-купцы, дворяне и др.

Купеческие транспорты были лучше обеспечены рабочей мощью -бурлаками.Для найма на работы, связанные с доставкой соли, в Саратов и Дмитриевск каждый год ранешней весной приезжали тыс. крестьян из нечерноземных губерний и уездов Среднего и Верхнего Поволжья. Шли оборочные помещичьи крестьяне, отпущенные "по билетам" дворцовые, черносошные, монастырские, ясачные татары и мордва, пахотные бойцы и др. В 50-х гг. для обеспечивания постоянной доставки соли по Волге по постановлению Крупнейшей соляной фирмы были построены в Казанском и Вятском уездах в селах Работки, Кадницы, г. Лысково 40 служебных "машинных" судов с грузоподъемностью в 50 тыс. пудов каждое.

В первые же годы выяснилось, собственно попытка правительства обеспечить поставку соли служебными "машинными" судами, расход великих средств на их возведение себя не оправдали.

Суда оказались ненадежными и негодными, т.к. были построены наспех из мерзлого леса.

Кроме того, появлялись трудности с наймом судовых рабочих: тяжесть труда, злоупотребления и произвол судовых офицеров, приказчиков.Преступления, срывавшие поставку служебной соли, и расход средств были так солидными, собственно правящий Саратовской Соляной фирмой Волков и его "команда" были преданы армейскому суду.

Организация и использование главнейшего в финансовом отношении для страны Эльтонского соляного промысла носила на себе печать феодально-крепостнического строя. Труд был малопроизводительным, трудным для 10-ов тыс. работных людей. Тесный, чисто фискальный расклад правительства к "соляной операции" тормозил становление свежих, современных взаимоотношений в данной сектору экономики индустрии.


§ 4. Рыбный промысел и торговля


Достояние волжских рыболовных угодий и удобные пути известия по воде и суше благодетельствовали последующему развитию рыболовного промысла в 18 веке.

Увеличение спроса на волжскую красную рыбу, высочайшая прибыльность от занятий промысловым рыболовством, не требовавших наибольших расходов, завлекали не столько районных - саратовских, царицынских, да и пришлых иногородних торговцев и прочих коммерсантов из различных мест Рф и основным образом из верховых городов - Нижнего Новгорода, Казани, Симбирска, также Москвы, Коломны.

Число доставаемой рыбы вырастало. Она делалась одним из основных вещей торговли в Саратове и прочих населенных пунктах края - Царицыне, Дмитриевске (Камышине), Черном Яре, слободах Воскресенской и Малыковке (Вольске).

Рыбопромышленники имели на толпах, в селах и населенных пунктах по берегам Волги строения, устройства и оборудование для лова, разделки рыбы и изготовления рыбных продуктов - икры, вязиги. Возводились особые садки, ледники, амбары для сохранения рыбы. Ватаги обслуживались десятками и сотками работных людей - ловцов, гребцов и другие. Заготовленную свежемороженую, соленую, вяленую, копченую рыбу, соленую зернистую и паюсную икру (белужью, осетровую, севрюжью в бочках, мешочную либо в лукошках), тешу красной рыбы, вязигу, "белужьи горлышки" (род лакомства), "сомовьи плески" и другие рыбные изделия покупали у промысловиков саратовские и иногородние торговцы оптом и в розницу на рыболовных станах и ватагах.

С развитием рыбного промысла Саратов и Царицын стали центрами торговли и вывоза значительного числа рыбы и рыбных продуктов в просторные районы Центральной Рф, Верхнего Поволжья и Прибалтики.
В 1750 г. из Саратова на 7870 подводах было отправлено в 36 населенных пунктов Рф выше 200 тыс. пудов рыбы. Добыча и торговля рыбой продлилась и в дальнейшие годы. По официальным этим за 1776-1778 гг., из Астрахани, Саратова и Царицына в города Центральной Рф, Верхнего Поволжья и на Украину было реализовано рыбы и рыбных продуктов на необходимую сумму наиболее 1 миллионов рублей. Видное место занимали дворцовые промыслы. На их компанию отпускались существенные валютные средства. Одним из более больших был Малыковский. В слободе Малыковке непрерывно пребывал представитель центрального управления дворцовым хозяйством, управлявшим промыслом. Был специализированный двор, где перерабатывалась рыба, изготовлялась тара (бочки, корзины).Живую рыбу для царского двора отсель доставляли по речным системам и каналам в Москву и Петербург в специализированных судах.

На всех промыслах, купеческих, монастырских, дворцовых и др., 1-ое место в добыче и сбыте занимали наилучшие вида красноватой рыбы - белуга, осетр, севрюга и стерлядь, а еще икра рыб, особо ценившаяся на базаре как в Рф, но и за границей.

В следствии усиленного улова теснее к середине 18 века запасы значимых пород красной рыбы в реке Волге стали меньше. Саратовские и царицынские угодья стали считаться малодоходными. Рыбопромышленники устремлялись и уже заполучить для промысла места ниже Царицына, за Черным Яром, поближе к Астрахани, где остались еще роскошные рыбные угодья. Скоро, по вопросу сокращением добычи красноватой рыбы, стартовала скупка сома, судака, сазана, сельди, леща и др., считавшихся второсортной рыбой.

Не взирая на сокращение запасов значимых пород рыб на Центральной Волге и в угодьях повыше Царицына, Волго-Каспийский рыбный промысел продолжал беречь грандиозное значение в экономике Саратова и Саратовского края практически до 19 века. Добычу рыбы, и еще торговлю рыбными продуктами держали в собственных руках солидные саратовские, столичные, нижегородские и коломенские торговцы. Появлялись купеческие фирмы. Одна из них, состоявшая из саратовских и коломенских торговцев возглавляемые столичным торговцем банкиром Д. Земским, устремлялась монополизировать солидные торгашеские операции по скупке в Саратове и Царицыне рыбы и сбыту её в центральных областях Рф. Фирма имела в Саратове собственную фирму и штат приказчиков и поверенных. Вторая фирма из саратовских торговцев И. Дубровского, С. и П. Трумпицких и И. Бабушкина возглавляемые коломенским торговцем С. Поповым держали на откупе за 9 тысячи руб. в год право на создание и реализацию в Рф зернистой и паюсной икры, также сбыт её в иные державы.

В Саратове, Царицыне и прочих приволжских населенных пунктах и селах было замечено большое количество средних и маленьких ловцов и купцов рыбой, какие-либо из их переходили в купечество.

Вовлекались в торговлю рыбой, помимо торговцев, и прочие адепты разных слоев городского и сельского народонаселения, владевшие капиталами для торговли, хотя де-юре не состоявшие в купеческом сословии. Необходимость в рабочей мощи для профилактики водного и гужевого автотранспорта, соляного и рыбного промыслов завлекала в Нижнее Поволжье массу наемных людей из иных губерний Рф.

Саратов и Царицын стали местами найма работных людей, в количестве которых были как грамотные передовики, кормщики, водоливы, сплавщики судов и плотов, ловцы рыбы, профессионалы по разделки, засолу, вялению и копчению рыбы, изготовлению икры, рыбьего клея, но и чернорабочие: ломщики соли, грузчики, бурлаки, судовые рабочие, воловики, гребцы и др. Распространение наемного труда, зарождение сезонных, а после этого неизменных базаров рабочей силы в Саратове, Царицыне, в иных промысловых транспортных и торговых центрах края считается признаком формирования посылов для происхождения и становления капиталистических взаимоотношений, как скоро противостояли, вроде как, торговцы и др. коммерсанты, владевшие веским состоянием, а если взглянуть под другим углом - не имевшие средств к существованию, помимо реализации собственной рабочей силы, наемные работные люди.

Становление торговли не ограничивалось сбытом рыбы. Великое значение заполучила торговля скотом. Установившиеся ещё в XVII веке узкие финансовые взаимосвязи с калмыками, кочевавшими в Заволжье и южной доли правобережья речки Волги, веско расширились. На левом берегу Волги, наоборот Саратова, Царицына, Дмитриевска и Темного Бешена, обнаруживались рынки торговли скотом.

Данные города во 2 половине XVIII века заполучили значение ключевых центров торговли с калмыками и донскими казаками. Саратовские дворяне и торговцы с немаленький выгодой использовали близостью калмыцких степей.

Калмыки приобретали за средства и в размен на скот хлеб, сахар, ткани, обувь, одежду, посуду, стальные продукта и так далее Через их налаживались торгашеские взаимосвязи со среднеазиатскими народами.

Скупленные у калмыков скот, сало, кожи перепродавались общественности Саратова и прочих населенных пунктов и сел края, и еще проезжим столичным, нижегородским, коломенским купцам. Торговля с калмыками с середины 18 века делалась все наиболее стабильной, неизменной.

Помимо скупки и продажи калмыцкого скота, почти все саратовские дворяне, торговцы, крестьяне каких-либо сел, посадские люди населенных пунктов, сами промышляли промысловым скотоводством, выращивали и откармливали скот на реализацию. Приезжие торговцы скупали в Петровске, Саратове, Царицыне и прочих мегаполисах и селах края сотки пудов меда и воска, сырцовые овчины, яловичную шкуру, мясо, сало сырец и топленое, шкуры лисиц, волков, медведей, мерлушек.

По вопросу развернувшейся усиленной колонизацией края, образованием мегаполисов и сел требовалось много строительного леса, запасы которого истощались, а спрос на их постоянно увеличивался.

Потому прибывшие с верховьев Волги и ее притоков строительный лес и лесные метлы для Саратова и Царицына давали специальное значение. Вместе с лесом, главнейшими привозными продуктами были пытка, зерно и овощные культуры. Сельское хозяйство края еще не было довольно развитым в следствии слабенькой заселенности края и незамысловатости техники земледелия. Численность пашни и посевов повышалось медлительно. Урожайность была низкая. Хлеба с обрабатываемых полей хватало крестьянам только для себя, на корм скоту и на зёрна.

Народонаселение Саратова, Царицына, и прочих мегаполисов края практически до конца 70-х гг. кормилось привозным хлебом. Поставщиками пытки, крупы. Зерна в мегаполиса края были верховые городка Нижний Новгород, Казань, Алатырь, также симбирские, сызранские, пензенские, тамбовские помещики, торговцы и торгующие хлебом крестьяне, Воскресенские и петровские торговцы. Территории данных провинций были заселены и освоены для земледелия гораздо ранее, нежели саратовские. Сельское хозяйство их выделяло товарный хлеб.

Широким был перечень иных продуктов. Многообразные промышленные и кустарные продукта доставлялись сюда из почти всех городов, слобод и сел Центральной Рф и Верхней Волги, а еще с ярмарок.

В 50-х гг. зарегистрированы в таможенных документах выше Сто заглавий продуктов, доставленных на реализацию в Саратов.


§ 5. Сельское хозяйство


К середине XVIII века более интенсивно распахивались земли северной и северо-западной части края - будущих Вольского, Кузнецкого, Хвалынского, Сердобского и Петровского уездов, входивших тогда в состав Симбирской и Пензенской провинций. В ходе колонизации земледелие распространилось на центральную и западную части края, междуречье Хопра и Медведицы, а также правобережье и отчасти левобережье реки Волги до Саратова.

Позже других были освоены для земледелия южные, степные земли Камышинского и Царицынского уездов. В. Г. Орлов- Давыдов, проезжавший в 1767 г. по правобережью Волги, писал, что видел на пути южнее Саратова и в других местах посевы пшеницы и ржи, но в целом, замечает автор, "земли пашут столько, чтобы прокормиться. А в Царицынской степи, от Царицына до Дмитриевска, в казачьих хуторах пашут очень мало и скота содержат немного".Небезынтересны сообщения присланных из Петербурга чиновников, производивших в 60-х гг. XVIII века осмотр центральной и южной частей края для выяснения степени заселенности, количества освоенных и распаханных земель.

Правобережье края в середине XVIII века находилось в стадии заселения и распашки вновь осваиваемых земель. Общий вывод обследователей о центральной и южной частях территории будущей Саратовской губернии сводится к тому, что здесь, кроме заселенных и захваченных помещиками земель, имеется еще большое количество пустующих, удобных для заселения пространств, никому не принадлежащих и не обрабатываемых. Правительство таким образом ставилось в известность о больших резервах земли, которой оно может распоряжаться в целях новых задач и заселения.

Самые ранние статистические сведения о посеве и урожае в Саратовском крае относятся к 1763-1770 гг.В 1764 году была представлена в Сенат первая "Краткая ведомость" по Саратовской и Дмитриевской округам, "с каким противу сева 1763 года приплодом имеется урожай".

В Саратове и его округе числилось посева в 1764 году 2050 десятин. С них было собрано 4142 четверти зерна. За время с 1764 по 1770 г. посевные площади в Саратовском округе увеличились более чем в шесть раз. В 1771 г. засевалось 12660 десятин. С них было собрано 27596 четвертей зерна яровых и озимых культур.

Своего хлеба в Саратове, Царицыне и Дмитриевске не хватало. На рынках этих городов местный хлеб появлялся редко и в небольших количествах. Поэтому до конца 70-х гг. жители городов, а в неурожайные годы и крестьяне, пользовались привозным хлебом.

В 1776 г. астраханский губернатор, в ведении которого тогда находился Саратов, писал, что в город зимним путем возят хлеб из Симбирска, Саранска, из сел и городов этих провинций и уездов, а летом - из Казанской и Вятской провинций "водяной коммуникацией" в судах по реке Волге.

После образования в 1780 г. Саратовского наместничества и установления территориальных границ было выявлено количество засеваемых ежегодно земель и урожая. В состав наместничества вошли часть территорий Астраханской губернии, Пензенской, Симбирской, Тамбовской провинций, ранее уже заселенных и освоенных, где земледелие было широко развито.

По данным первой Генеральной ведомости за 1782г., в Саратовском наместничестве имелось 554519 десятин посевов озимых и яровых культур.

К середине 90-х гг. площади посевов увеличились до 747 тысяч десятин. В 1800 г. было засеяно 1 млн. десятин. К 1804 г. посевные площади были равны 1354600 десятинам.

В конце XVIII-начале XIX вв. интенсивное заселение и освоение края сопровождалось значительным ростом посевных площадей. Однако количество посевов на душу населения увеличивалось медленно. Такое положение обуславливалось трудностями освоения целинных земель новыми поселенцами -крестьянами, располагающими лишь весьма примитивными сельскохозяйственными орудиями - сохой, плугом, деревянной бороной. Недоставало также рабочей силы и рабочего скота. Все это тормозило развитие землепашества.

Сеяли главным образом "серые хлеба" - рожь, овес, ячмень. Эти культуры составляли 75-80 процентов всех посевов. Остальное приходилось на пшеницу (около 7 процентов), гречиху, просо, полбу. В небольших количествах сеяли горох, чечевицу, коноплю, лен. В крае утверждалась трехпольная система земледелия. А в заволжских уездах и в некоторых местах южной части Правобережья применялась переложная и огневая системы.

Плодородные саратовские земли давали даже при невысокой техники и культуре неплохие урожаи.

Быстрое увеличение размеров посевных площадей свидетельствовало об интенсивном развитии земледелия. В результате Саратовская губерния превращается из потребителя привозного хлеба в район, производящий его. С этого времени Саратовский край прочно занял одно из первых мест на юго-востоке России по вывозу хлеба на продажу.

Начались крупномасштабные операции по закупке и поставке саратовского хлеба в другие губернии России. Из петровского, Кузнецкого, Сердобского уездов по рекам Цне, Оке и Волге ежегодно завозилось хлеба около 2 млн. пудов в Нижний Новгород, Рыбинск и сухопутьем в Пензенскую и Тамбовскую губернии.

Саратовские, вольские, хвалынские купцы принимали подряды на поставку хлеба по казенным заказам и отправляли ежегодно по 3-3,5 млн. пудов зерна, муки и крупы в Астрахань, на Кавказскую линию для снабжения войск, в крепости Азов и Таганрог. Саратовским хлебом снабжался и черноморский флот.

Кроме "серых" хлебов, постепенно начали завоевывать свое место пшеница, десятки тысяч пудов которой купцы вывозили со своих мельниц на рынок. В те же годы Москва и её крупчатые мельницы получили для размола саратовскую пшеницу.

С интенсивной колонизацией, развитием земледелия и возникновением возможностей выгодного сбыта хлеба дворяне, саратовские земледельцы, покидая столицы и службу, устремились в край на постоянное жительство для организации хозяйства, увеличивали количество крестьянских "душ" путем покупки новых семей, поселяя их в своих поместьях. Именно в эти годы быстро возрастает количество сел и деревень, основанных крепостными крестьянами.

Превращение хлеба в один из важнейших предметов рыночного спроса продолжалось дальнейшим вовлечением крестьянского и помещичьего хозяйств в товарно-денежные отношения.

Помещики, обосновавшиеся на саратовской земле, стремятся увеличить барщинную запашку, повышают размеры оброка, усиливают эксплуатацию крестьян. В процессе развития товарно-денежных отношений в крепостной деревне усиливается имущественная и социальная дифференциация. Крестьянство расслаивается на зажиточных, посредственных и бедных. Последняя категория растет количественно, теряет скот, имущество, разоряется, попадает в кабальную зависимость к зажиточной верхушке крепостной деревни, которая разными способами присваивает себе крестьянские наделы бедноты. Беднейшие крестьяне превращаются в батраков за ссуду, взятый в долг хлеб, семена для посева и т.д. Из среды разбогатевших крестьян постепенно формируется слой крестьянской буржуазии.

Весьма распространенной в конце ХVIII-начале Х1Хвека становится купля-продажа земель в крае от одних помещиков к другим, от них к купцам, мещанам, крестьянам и т. д. Все новые и новые казенные, помещичьи и крестьянские земли вовлекались в хозяйственный оборот, о чем свидетельствуют данные из экономических примечаний к Генеральному межеванию Саратовской губернии, начавшемуся в 1798 г. Из числа купцов, мещан, зажиточных крестьян появляются предпринимательские элементы, покупающие и арендующие земли для производства хлеба на продажу.


§ 6. Культура нашего края


Архитектура. С конца XVII века в Саратове возникают каменные строительства. Первыми из них были церкви. До наших дней остался Троицкий собор, стоящий на музейной площади. Он выстроен в стиле нарышкинского барокко. Название стиля связано с Нарышкиными, обеспеченными родственниками Петра I, которые в конце ХVП-ХVШ веках возводили в Подмосковье выразительные и великолепные здания.

Троицкий собор сооружен в 1694 - 1701 годах. Как предполагают, строителем саратовского собора имел возможность быть 1 из мастеров круга Я. Г. Бухвостова, знаменитого крепостного архитектора и разработчика ряда любопытных зданий храмов в Подмосковье в нарышкинском либо московском стиле.

Композиция собора традиционна для того времени. На четырехугольном основании лежит восьмигранный объем (восьмерик). На восьмерике поставлен красивый барабан, образующий вроде бы башенку с золоченым куполом. Изящные колонки в углах, ребрам граней, узор под карнизом, золотая "луковица" - купол образуют выразительный наряд. Он дополняется пышноватыми наличниками окошек и их замысловатыми узорами. Это все воссоздает неповторимый, торжественный вид здания.

Ещё краше стал собор в последствии пристройки к нему (середина XVIII века) колокольни. Высочайший шатер с небольшой золоченой главкой, открытая галерея, красиво оформленная резными балясинами, нетяжелыми арками, кокошниками, окошки -"слухи" по граням шатра придают колокольне наряженную декоративность. Смотрится она нетяжелой, подтянутой, вроде бы устремленной ввысь.

Собор не повторяет какой-либо храм той эры. Он оригинален и самобытен. Как памятник российского архитектуры рубежа XVII - XVIII веков, присутствует под службой охраны страны.

На колокольне собора были большие часы. Сделал и наблюдал за их ходом механик - самоучка, кузнец Василий Решетов, которого прозвали "часоводцем". При пожаре 1757 года часы сгорели, хотя Василий Решетов с 3-мя кузнецами и 2 плотниками возобновили весь механизм, и часы снова были установлены на колокольне.

К сожалению, данный оригинальный памятник кузнечного искусства не сохранился.

Помимо церковных, в Саратове возводили социальные и частные каменные строения. В описи 1752 года у купца Кривопалова числится "палатка каменная с комнаткою, в ней печь веницейская, в ней 5 закончен стеклянные, под нею выход каменный же".Богатые купцы в таких палатах заводили новую обстановку. В домах, наряду с шелковой, парчовой и жемчужной "пажитью" (добром, пожитками), появился "палатный" убор: на стенах висели портреты, картины, зеркала, в шкафах была выставлена фарфоровая, хрустальная и серебряная посуда.

В Саратове "на горах" (улица Лермонтова, 65) остался двуэтажный дом последней четверти XVIII века. Окошка его имели решетки и стальные ставни. Помещения первого этажа - сводчатые, комнаты 2 - с плоскими потолками. В какой-то из них стояла изразцовая печь с лежанкой. Изразцы по белому полю имели циклический сине - голубой узор, с рисунками. Этими изразцами возможно было наслаждаться как картинами.

Образование и медицина. В 1781 году саратовский комендант И. К. Бошняк получил указ Екатерины II про то, что необходимо открыть этнические средние учебные заведения для изучения русской грамоте, письму и математике всех тех, кто по собственной воле пожелает в них учиться. Впрочем саратовские обыватели объявили, что собственных детей они будут учить, как прежде, нанимая домашних преподавателей. Лишь через 5 лет, 22 сентября 1786 года, в Саратове открылось Главное этническое училище. Позже ему возвели каменное помещение (ныне Лермонтова, 36). Хотя здание перестраивалось, оно сохранило черты русского классицизма.

Создается помимо прочего военно-сиротское отделение для солдатских и еврейских детей. Позже сюда стали направлять "живущих праздно при основателях" сыновей церковнослужителей. Учеников филиала обучали и готовили к службе в армии.

Посетивший в 1769 году Саратов академик И. И. Лепехин писал, что в городе" присутствует практически целый мед факультет с аптекой". По всей видимости, сравнивая с иными мегаполисами, мед сервис тут было гораздо лучше. В Саратове в данное время действовали 1 доктор и 1 лекарь. Был не очень большой лазарет, присутствовала частная аптека Палиса, сгоревшая в период пожара в 1774 году. В конце века открылась социальная аптека с лабораторией.

поволжье соляной промысел торговля

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Как мы выяснили из истории Саратовского края XVIII век являлся временем более активного его заселения и освоения. В процессе данных действий состоялась эволюция ветхих городов, а так же возникли новые. К концу века в крае насчитывалось в пределах 1,5 тысяч сел, слобод, деревень. Закончилась колонизация правобережной доли края. В слабозаселенном Левобережье оставались громадные запасы пустых территорий, заселение их длилось в начале XIX века. По темпам подъема народонаселения Саратовский край опережал другие территории России -Северный Кавказ и Причерноморье.

Особо значительными были общественные, финансовые и политические результаты освоения края. Использование природных богатств, масштабы становления эльтонского соляного дела и волжского рыболовного промысла получили всероссийскую знаменитость и заполучили грандиозное значение в экономике России.

Главная роль в освоении целинных саратовских территорий, распашке их под посевы пшеницы, ржи, овса, ячменя, гречихи и прочих культур принадлежала крестьянству, составлявшему 90 процентов народонаселения края. Саратовская губерния преобразилась в край, производивший миллионы пудов товарного зерна, поступавшего на рынок в центральные, поволжские губернии и Причерноморье.

Помещики, культивируя крепостнические порядки, тормозили становление прогрессивных форм хозяйства. Хотя приостановить процесс исторического становления они оказались бессильными.

Сразу происходили глубочайшие общественные сдвиги как по центру, но и на окраинах России. С развитием товарно - валютных взаимоотношений формировались буржуазия вроде как и разоряющиеся эксплуатируемые массы - с иной.

Распространение наемного труда на промыслах, транспорте и в сельском хозяйстве создавало предпосылки для становления капиталистических взаимоотношений.

В недрах крепостного строя вызревали новейшие силы, которые привели к упадку его в начале XIX века.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1. Годы и люди: [Сборник]. - Саратов: Приволж. кн. изд-во. Вып. 5. - 1990.

2. Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 1: С древнейших времен до отмен крепостного права Под ред. И. В. Пороха. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та,1993.

3. Саратов на старых открытках Под. ред. Е. К. Максимова, В. X. Валеева. Саратов: Приволж. кн-ое изд-во, 1990.

. Страницы летописи Саратова. Б. И. Казаков, Г. Д. Казакова, Л. Н. Любомирова. - Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1987.

. Терехин С.О. Века и камни: (Памятники архитектуры Саратовской области).- Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1990.


Теги: Саратовский край в XVIII веке: структура народного хозяйства  Реферат  География, экономическая география
Просмотров: 41171
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Саратовский край в XVIII веке: структура народного хозяйства
Назад