Международные отношения в Восточной Азии. Стратегия Китая в регионе и на мировой арене


Международные отношения в Восточной Азии. Стратегия Китая в регионе и на мировой арене


Введение

восточный азия китай международный

В конце XX века, с развалом СССР и биполярной системы международных отношений, существовавший прежде баланс сил нарушился. В новое столетие суверенные государства вошли в условиях общей неопределённости и нестабильности, в поисках некоего нового равновесия, геополитического и геоэкономического баланса.

Исход противостояния, известного как холодная война, предопределил новую конфигурацию сил в мире и привёл западных теоретиков к переосмыслению глобальной роли США в изменившихся условиях. Результатом этого переосмысления стали новые идеи и концепции, сводившиеся к созданию мирового универсального миропорядка, в котором США отводилась роль единственной по-настоящему мировой державы, гегемона и высшего арбитра в международных спорах.

Однако подобные концепции не выдержали испытания временем: сегодня становится очевидно, что наряду с глобализацией всё активнее проявляются и актуализируются процессы регионализации, а в мире появляются новые центры влияния, выступающие за формирование многополярной системы международных отношений.

Восточная Азия сегодня является одним из тех регионов, в котором указанные тенденции проявляются наиболее явно, во всей своей полноте и противоречивости. Китай - главный игрок в регионе, хотя и не идёт на открытую конфронтацию с Западом, всё же предпринимает активные меры по укреплению своего растущего влияния и авторитета в регионе и в мире, стремится пересмотреть установленные «правила игры». В контексте геополитики регион Восточной Азии - часть т.н. Rimland, за влияние над которым борются морские державы во главе с США, противодействуя росту могущества Китая - континентальной державы, претендующей на роль мировой сверхдержавы. Однако весь спектр существующих проблем, затрагивающих регион Восточной Азии, не ограничивается областью геополитики. Многочисленные региональные конфликты и противоречия, борьба различных политических элит, сложная ситуация в сфере безопасности, проблемы экономической и политической интеграции дополняют общую картину. Помимо собственно стран Восточной Азии, к которым традиционно относят КНР, Китайскую республику (Тайвань) Японию, Монголию, КНДР и республику Корею, влияют на ситуацию в регионе Россия, США, страны Средней, Южной и Юго-Восточной Азии и др. На стыке цивилизационных плит, в т.к. называемых цивилизационных разломах тлеют этнические и межнациональные конфликты, активны сепаратистские и экстремистские движения.

Как глобальные явления и процессы оказывают влияние на ситуацию в Восточной Азии, так и региональные тенденции развития вносят свой вклад в формирование мировой геополитической и геоэкономической архитектуры. Концентрируя более четверти населения Земли и около 24 % мирового ВВП (по ППС на 2012 г.), являясь динамично развивающимся регионом, перспективным рынком и «мастерской мира», Восточная Азия представляет собой исключительно важный регион. А потому понимание явлений и процессов, происходящих в нём, необходимо для успешного прогнозирования развития международных отношений в мире в будущем.


Глава 1. Международные отношения в Восточной Азии


.1 Восточная Азия: геокультурная характеристика региона


Регион Восточной Азии с геокультурной точки зрения представляет собой сложную цивилизационную систему, на формирование которой влияли как автохтонные, так и внешние культурные факторы. Общим для всех стран является распространение идей конфуцианского учения и буддизма, которые значительно повлияли на мировоззрение, идентичность и политическую культуру обществ. Поэтому в научной литературе часто встречается понятие «конфуцианско-буддийский» культурно-религиозный макрорегион или цивилизационный комплекс. В данном случае можно говорить не только об общности ценностей, но и общности исторического развития территории, географического положения (в большей степени), природных и трудовых ресурсов, специализацией хозяйства (в меньшей степени). Понимание Восточной Азии как культурно-религиозного макрорегиона не исключает возможности деления его на цивилизации. По мнению Хантингтона, в регионе имеет место две цивилизации: синская и японская. Синская цивилизация, которую также иногда ошибочно называют конфуцианской, объединяет несколько государств Восточной и Юго-Восточной Азии: Китай, Тайвань, КНДР, Республика Корея, Вьетнам, где китайская культура является стержневой.

Некоторые учёные объединяют японскую и китайскую культуры под единой вывеской дальневосточной цивилизации. Большинство ученых, однако, не делают этого, выделяя Японию в отдельную цивилизацию, которая отпочковалась от китайской цивилизации в период между 100 и 400 годами н.э.

Особое место в этой системе занимает Монголия. По результатам экспертных опросов, многовековое влияние китайской культуры на Монголию не предопределило вхождение последней в социокультурную орбиту Китая. Это позволяет говорить не о собственно азиатской, что можно было бы считать естественной, а о евразийской (точнее - североевразийской) идентичности Монголии.

Необходимо отметить, что во все времена суверенные государства строили свою внешнюю политику не только с точки зрения политической или экономической выгоды и прагматики, но также определяли свои интересы с учетом цивилизаций. Они сотрудничают и заключают союзы с государствами, имеющими схожую или общую культуру, а конфликтуют намного чаще со странами с другой культурой. Страны определяют угрозу в зависимости от намерений других государств, и эти намерения - а также способы их реализации - в сильнейшей степени обуславливаются культурными соображениями. Государства, сходные в культурном плане, сотрудничают экономически и политически. Зачастую международные организации, основанные на государствах с культурной общностью намного более успешны, чем те, которые пытаются подняться над культурами.

Тем не менее, на сегодняшний день интеграционные процессы в Восточной Азии активно развиваются лишь в экономической плоскости. Особенность менталитета азиатских народов заключается в отсутствии единой идентичности, понимания единства своего региона - это, наряду с политическими разногласиями и территориальными спорами выступает одним из факторов, препятствующих полномасштабной интеграции в регионе.

Если внутри самой Восточной Азии имеют место цивилизационные различия, то по периметру региона проходят более значимые фундаментальные цивилизационные разломы. В постоянном противоречивом взаимодействии с синской и японской цивилизациями находятся индийская, исламская, тюркская, российская, западно-христианская и другие идентичности. Культурная и цивилизационная идентичности остаются важными факторами в международной политике. Как отмечает Хантингтон, не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования собственных интересов. Мы узнаем, кем являемся, только после того, как нам становится известно, кем мы не являемся, и только затем мы узнаем, против кого мы.

Поэтому, например, можно с уверенностью сказать, что с ослаблением геополитической мощи и влияния США в регионе, Япония при определённых обстоятельствах, сохраняя свою национальную идентичность, может полностью сменить свой геополитический вектор политики, направив его против США. Туманны и перспективы интеграционных процессов в АТР, в которых не выражены ни культурная, ни политическая сторона. А в Восточной Азии в частности развернулась невиданная в истории региона гонка вооружений, последствия которой в полной мере непредсказуемы. В связи с этим современными учёными выдвигается такое понятие как «цивилизационная геополитика», представляющую собой геополитику, преодолевающую ограниченность географического и экономического детерминизма за счет расширения набора базисных факторов, определяющих поведение государств на международной арене. В отличие от формационного подхода делает упор на устойчивость культурно-генетических кодов и архетипов.

С уверенностью можно сказать, что без анализа культурных и цивилизационных факторов невозможно должное понимание всех процессов в современной системе международных отношений.


.2 Восточная Азия: геоэкономическая характеристика региона


Современные исследователи вкладывают различные значения в понятие «Восточная Азия». В последнее время всё большее распространение получает и расширительное понимание Восточной Азии как геоэкономического ареала, в который входят Япония, Китай, Южная Корея, Тайвань, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Индонезия. С некоторыми оговорками в это образование включают Вьетнам, Камбоджу, Лаос, Мьянму, Монголию и Дальний Восток России. При этом учёные иногда разделяют Восточную Азию на Северо-Восточную (Япония, Южная Корея, КНДР, КНР, Тайвань, Монголия и дальневосточные регионы России) и Юго-Восточную Азию (Сингапур, Малайзия, Бруней, Филиппины, Таиланд, Индонезия, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Мьянма).

Зачастую к Восточной Азии причисляют и некоторые государства на Тихоокеанских островах, Австралию и Новую Зеландию.

Целесообразно говорить об азиатской системе международных отношений в целом, куда наряду с Восточной Азией входит Южная Азия, Ближний и Средний Восток. В.А. Дергачев, рассуждая о существующих в мире полюсах экономического и технологического развития, выделяет, наряду с Североамериканским и Западноевропейским - Азиатско-Тихоокеанский регион, называя его также Восточноазиатским. Именно регион Восточной Азии, как подсистема азиатской системы международных отношений - является на сегодняшний день одним из самых динамичных в экономическом плане мировых полюсов развития.

Среди ведущих индустриально развитых стран региона выделяются: Япония, Китай с Гонконгом, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Австралия и Новая Зеландия. По оценкам западных экспертов Восточноазиатский регион увеличил свою долю в суммарном мировом ВНП с 4 % в 1950 г. до 25 % в 1995 г. и по прогнозам к 2025 г. этот показатель может составить 40-50 %. Чтобы удвоить национальный доход на душу населения, США и Великобритании потребовалось 50-60 лет, тогда как Китаю и Южной Кореи - 10 лет.

Кроме того, по некоторым оценкам к 2030 г. доля Азии в мировом импорте возрастет до более чем 50%, что сделает регион основным мировым рынком сбыта. Восточная Азия уже стала доминирующим производителем и потребителем отдельных видов сельскохозяйственной продукции (табак, рыбопродукты,) минерального сырья (уголь, сталь, цемент, минеральные удобрения), потребительской продукции (автомобили, персональные компьютеры, мобильные телефоны).

Под воздействием глобализационных веяний и усиления внутрирегионального взаимодействия в Восточной Азии начался процесс переформирования региональной архитектуры. Наблюдается беспрецедентный рост взаимозависимости и взаимосвязанности стран региона, ускорение многоуровневой экономической интеграции. Страны АТР все больше осознают тот факт, что для обеспечения стабильности и процветания в регионе необходимо приложить совместные усилия, принять ряд мер по укреплению безопасности на коллективной основе.

Изначально идея формирования общерегиональной интеграционной группировки в Восточной Азии берет начало с середины 1960-х годов, когда известный японский аналитик К. Кодзима сформулировал концепцию Восточноазиатской зоны свободной торговли. В 1970-е гг. появилась концепция формирования Тихоокеанского сообщества.

В 1991 г. политический лидер Малайзии Махатхир Мохаммад разработал план Восточноазиатской экономической группировки в составе Гонконга, Индонезии, Китая, Малайзии, Республики Корея, Сингапура, Тайваня, Таиланда, Филиппин, Японии, т.е. только стран Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии. Проект вызвал неоднозначные отклики в регионе и за его пределами - главным оппонентом стали США, а также Япония и Индонезия. Главной причиной отказа от предложения М. Махатхира назывался возможный раздел Тихоокеанского бассейна на две части - западную и восточную в политическом и в экономическом плане. В итоге был сформирован Форум Восточноазиатское экономическое сотрудничество как аналог Форума АТЭС, не ставивший цели формирования интеграционного объединения в регионе.

Помимо интеграционного объединения АСЕАН (с 1967 года), включающего страны Юго-Восточной Азии, в регионе с 1989 года действует куда более масштабная организация - форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Форум объединяет 21 экономику мира, в т.ч. США, России, Канады, Китая, Тайваня, Австралии, Японии и др. В экономиках-участницах проживает около 40 % мирового населения, на них приходится приблизительно 53 % ВВП (по ППС) и 44 % мировой торговли. В этих условиях участие в интеграционных процессах в рамках АТЭС представляется весьма привлекательным и выгодным для многих стран-участниц региона.

По итогам прошедшего в 2012 году во Владивостоке саммита АТЭС, многие эксперты указали на результативность саммита, а также констатировали «восточный разворот» экономики РФ. В процессе смещения полюса мирового экономического развития в Азию, Россия старается не только не отстать, но даже стать одним из лидеров этого процесса.

Необходимо отметить, что развитие интеграционных процессов на азиатском континенте в целом отличается от общепринятой теории регионализации, построенной на основе формирования Европейского союза. Данную теорию характеризует определенная схематичность и прямолинейность движения от начальной ступени интеграции (зона свободной торговли) к более высоким уровням - таможенный союз, общий рынок, экономический и валютный союз. Подобный формат экономической интеграции более схож с форматом интеграции на евразийском пространстве (ЕврАзЭС). Согласно данной модели, существующие региональные группировки в АТР пока находятся в зародыше, поскольку настоящий формат взаимодействия в регионе осуществляется в рамках зоны свободной торговли (АФТА и пр.).

АТЭС объединяет экономики самого разного уровня развития. Наряду с мировыми державами здесь присутствуют и страны среднего уровня экономического развития, и страны с ещё более низким хозяйственным потенциалом. В этой связи сохраняется некоторая неопределённость и нестабильность ситуации в АТР, появляются вызовы в сфере безопасности региона. Некоторые страны испытывают напряжение в своём развитии, обусловленные рядом внутренних проблем, наблюдается период снижения экономического роста, отмечается повышение потребительских цен и т.д.

Из числа интегрирующих факторов следует выделить:

·В странах Восточной Азии и Тихоокеанского региона отмечались самые высокие темпы экономического роста в мире, и в настоящее время на них приходится почти 20% совокупного мирового роста;

·Высокая степень торговой взаимозависимости на региональном уровне. Доля внутрирегионального экспорта в совокупном экспорте Восточной Азии возросла с 35% в 1980 г. до 57% в 2005 г.,

·Сильная инвестиционную взаимозависимость. Основными инвесторами региона являются компании Японии и Республики Корея, также передающие технологии в сферах производства полупроводников, автомобилестроения, автоматизации, электроники, некоторых отраслях химической промышленности. Растет экономическая мощь ТНК других восточноазиатских государств - КНР и Сингапура;

·Высокий уровень технологической взаимозависимости: совокупная доля 14 восточноазиатских стран в совокупном объеме передачи технологий в мире возросла с 14% до 22% за 1990-е гг. Технологические возможности стран Восточной Азии носят взаимодополняющий характер. Так, Республика Корея обладает высокими технологиями в таких отраслях, как автомобилестроение, бытовая электроника, производство полупроводников, судостроение; КНР - бытовая электроника и легкая промышленность и т.п. Таким образом, в Восточной Азии сложилась собственная модель промышленной реструктуризации на основе концепции «догоняющего экономического развития» (получившая название концепции «летящих гусей»), что содействует углублению промышленной специализации и разделению труда на основе меняющихся сравнительных преимуществ.

Рассматривая Восточную Азию в более узком составе участников, имея ввиду Китай, Тайвань, Японию, Южную Корею, КНДР и Монголию, т.е. Северо-Восточную Азию, то перспективы интеграции в этом регионе находятся на низком уровне. Несмотря на свою неизмеримо большую финансово-экономическую и политическую мощь страны Восточной Азии обременены большим количеством региональных и идеологических конфликтов, амбициями и соперничеством наиболее развитых региональных держав, отсутствием признанных внутрирегиональных механизмов их урегулирования. Из-за огромного объёма взаимной торговли и инвестиций, особенно между Японией и Китаем, очевидное культурное и историческое сходство, наследие прошлых войн и исторических обид всё ещё не преодолено, а взаимное недоверие препятствует даже самым осторожным попыткам к каким-либо формам региональной интеграции.

В то же время, сохраняющаяся дезинтеграция в странах Северо-Восточной Азии уравновешивается укреплением двусторонних отношений стран АСЕАН с Японией, Китаем и Южной Кореей. На сегодняшний день имеются идеи создания зоны свободной торговли в составе АСЕАН+3 (Китай, Южная Корея, Япония) и АСЕАН+6 (Китай, Южная Корея, Япония, Индия, Австралия, Новая Зеландия).


.3 Восточная Азия: геополитическая характеристика региона


Каждое государство региона, располагая ограниченной территорией и ресурсами, стремится, как минимум, сохранить и обезопасить себя от формирующихся внутренних и внешних угроз, а как максимум - обеспечить себе контроль и влияние над большими ресурсами и территорией. Из этого главного постулата традиционной геополитики следует, что конфликт в современных международных отношениях - дело не исключительное, а скорее обыденное и правомерное. Анализируя множество конфликтных ситуаций, геополитику трудно выделить общий тренд развития, не зная глубинных мотивов, движущих государствами. А мотивы эти исходят из складывания множества объективных факторов: географического положения, обеспеченности ресурсами, геоэкономической и финансовой конъектуры как в регионе, так и в мире в целом, особенностей идентичности, культуры и т.д. Не может быть исключён и субъективный фактор: мотивы определённых личностей, групп, интересы элит или ТНК.

Восточная Азия, противоречивая и неравномерная по экономическому развитию и в геокультурном отношении представляет собой сегодня одну из главных арен геоэкономического и геополитического противостояния мировых и региональных держав. Здесь малые региональные конфликты на почве утверждения различными народами своей национальной и культурной идентичности прекрасно вписываются в противостояние мирового масштаба между великим державами. Эта борьба наглядно проявляется в отказе таких великих держав как Россия и Китай признавать диктат американского империализма. В Восточной Азии проходит так называемая «дуга нестабильности», играющая большую роль в современной геополитической «большой игре». Дуга проходит с юго-востока от прибрежных вод Вьетнама, вдоль береговой линии Китая, далее разделяя две Кореи, Россию и Японию через пр. Лаперуза. Таким образом, по обе стороны от дуги находятся с одной стороны континентальные державы - Китай, Россия, а также КНДР, с другой - Южная Корея, Япония, Тайвань и США. Вдоль «дуги нестабильности», в наиболее геополитически важных регионах появились многочисленные ответвления, которые как щупальца опутывают «транзитные» страны и регионы, ввергая их в пучину долгосрочной управляемой дестабилизации.

Сложившуюся к настоящему времени ситуацию на глобальном уровне вполне можно охарактеризовать следующим образом. Интенсифицируется борьба за ресурсы, которая приводит к активизации политического взаимодействия между основными игроками. Последнее проявляется, в частности, в усилиях по дестабилизации стран и регионов, расположенных вдоль «дуги нестабильности», а также в повышении напряженности вооруженных конфликтов от Северной Африки до ЮВА.

Основные угрозы безопасности региона определяются все возрастающим давлением - в южном направлении - со стороны Пекина, а в северном - со стороны Вашингтона. Именно поэтому США поддерживают все инициативы по смещению этой «дуги нестабильности» на север по широкому «фронту» от Курильских островов до Южно-Китайского моря. Оба центра силы с разной степенью эффективности пытаются привлечь на свою сторону союзников в регионе. Своих ресурсов для противостояния современным вызовам и угрозам у АСЕАН нет, что было продемонстрировано, в частности, в ходе азиатского финансового кризиса в 1997-1998 годов. Отсюда необходимость в региональном лидере, который мог бы в случае необходимости защитить регион ЮВА от опасности, не вмешивался бы во внутренние дела и мог бы предоставить странам АСЕАН привлекательные условия для ускоренного экономического развития и повышения совместной политической роли в мировых делах.

На роль такого лидера стал претендовать Китай, который не только сам устоял во время азиатского финансового кризиса, но и оказал существенную поддержку пострадавшим странам АСЕАН. В ходе азиатского финансового кризиса США пытались усилить свои позиции в регионе, но результат получился обратный.

Политическая элита стран ЮВА была оскорблена таким поведением США, что стимулировало рост паназиатских и антиамериканских настроений в регионе. На волне обвинений США и МВФ в провоцировании кризиса, КНР грамотно использовала ситуацию в своих интересах и существенно укрепила свои позиции в ЮВА. Появление нового лидера неизбежно сопровождается выдавливанием старого, который, очевидно, будет активно сопротивляться неблагоприятному для него тренду, используя самый разнообразный арсенал средств. В этом столкновении интересов можно обнаружить одну из основных причин напряженности в региональной политике.

В настоящее время идет полномасштабная экспансия КНР в южном направлении, что вызывает все более ожесточенное соперничество великих держав за контроль над ресурсами ЮВА. Рост экономики КНР, ее превращение во вторую экономическую державу в мире, усиление региональной интеграции, которая может привести к появлению регионального блока КНР+АСЕАН, существенно усилит позиции КНР как в регионе, так и в мире.

События последних двух десятилетий в мире и регионе привели к невиданной в истории Восточной Азии гонке вооружений, где особенно большую роль играет военно-морская безопасность. Китай и Япония усилили свою военно-морскую мощь. Доклад Пентагона за 2009 г. оценил военно-морские силы Китая примерно в 260 кораблей, включая 75 «ведущих боевых» - основных военных кораблей - и более 60 подводных лодок. Также военно-морской флот получает более одной трети всего китайского военного бюджета в $78 миллиардов. Однако реальный военный бюджет Китая значительно выше, так как китайское правительство значительно занижает сведения о своих военных расходах.

Тем временем Япония аналогичным образом развивала свою военную стратегию. Морские силы самообороны Японии развертывают, возможно, самый современный и боеспособный дизель-электрический подводный флот в мире. Личный состав насчитывает 44000 военных, в него входят 18 подводных лодок, 9 фрегатов, и второй по величине флот эсминцев после американского, снабженный системами «Иджис». Южная Корея также объединила усилия в наращивании военно-морских сил. На постройку одной лишь военно-морской базы на о. Чеджу было выделено 97,5 миллиардов вон (7,8 миллионов $).

По суммарным затратам на военный бюджет согласно данным от 2013 г., Китай занял второе место в мире после США, Япония - 6 место, Южная Корея - 11 место, Тайвань - 21 место, КНДР - 26 место.

По вопросам стратегического сотрудничества сотрудничают США и Южная Корея. Страны расширяют свое военное сотрудничество, и если военно-морская база на Чеджу будет построена, флот США будет использовать эту базу для слежения за морскими силами Китая. Из-за близкого расположения по соседству с Китаем база будет служить заградительным щитом скорее от китайской экспансии, чем защитой от северокорейской угрозы.

Ещё одной серьёзной проблемой, грозящей эскалацией существующего напряжения между странами, является нехватка водных ресурсов в регионе. Опустынивание и нехватка воды в большей части Азии начинает угрожать быстрой экономической модернизации, побуждая строительство в верховьях рек, воды которых принадлежат нескольким государствам. Причем ни одна страна не может оказать влияния, большего, чем Китай, который контролирует тибетскую возвышенность - источник большинства главных рек Азии. И в случае, если нехватка воды начнёт угрожать жизненно-важным интересам Китая, от страны можно будет ожидать самых жёстких мер, вплоть до изменения русел рек, протекающих далее по территории других государств.


Глава 2. Стратегия Китая в регионе и на международной арене


Как уже было упомянуто ранее, геостратегия Китая на данный момент полагает планомерную экспансию в регион Юго-Восточной Азии, борьбу за прилежащие акватории и недопущение в ареал своего «жизненного пространства» других игроков: прежде всего США, Японии, а также Индии и России. Для лучшего понимания стратегии Китая как в регионе, так и на международной арене, требуется также понять, что представляет собой сам Китай географически и геополитически.

Современный Китай является островом. Хотя он и не окружен водой (с которой граничит только его восточный фланг), Китай соседствует с местностью, которую трудно преодолеть практически в любом направлении (за исключением северных границ). Китай должен быть разделен на две части: китайский хартленд и некитайские буферные регионы, его окружающие. В Китае существует линия, называемая 15-дюймовой изогиетой. С восточной стороны от этой линии выпадает более чем 15 дюймов осадков в году. На западной стороне годовой объем осадков меньше. Основная часть китайского населения живет к востоку и к югу от этой линии. Это ханьский Китай, его хартленд. Этот хартленд окружает кольцо неханьских регионов - Тибет, Синьцзян, Внутренняя Монголия и Манчжурия. Таким образом, для того чтобы защищать огромное количество населения в районе своего Хартленда, Китай выработал стратегию медленного и систематического утверждения контроля над внешними, буферными регионами.

Этот императив являлся двигателем китайской внешней политики. Китай, когда он контролирует Тибет, Синьцзян, Внутреннюю Монголию и Манчжурию, является изолированным государством. Ханьский Китай только в одной точке имеет потенциальные трения, - на юго-востоке с Вьетнамом. В остальном он окружен государствами, не являющимися буферными регионами с хартлендом, но являющимися политически интегрированным с Китаем. Существует вторая точка трения в Восточной Маньчжурии, которая относится к Сибири и Корее. И, наконец, единственное открытое пространство в остальную часть Евразии находится на границе Синьцзян-Казахстан.

Наиболее уязвимым местом в Китае, с момента пришествия европейцев в западную часть Тихого океана в середине XIX века, было его побережье.

Таким образом, Китай имеет три важнейших геополитических императива:

.Поддержание внутреннего единства в ханьских китайских регионах;

.Осуществление контроля над буферными регионами;

.Защита берегов от иностранных посягательств.

В связи с этим вполне закономерной и прагматичной выглядит политика, осуществляемая Китаем как в Юго-Восточной Азии, так и в сопредельных буферных зонах, где основным оппонентом Китая являются США, сдерживающие Китай и создающие вокруг страны «ожерелье» потенциальных конфликтов, начиная с Синцзяна на западе и заканчивая Тайванем на востоке.

Хотя Китай не идёт на открытую конфронтацию с Западом, мощь этой страны неуклонно растёт, бросая вызов глобальному доминированию США. В арсенале у Китая есть действенные методы и средства, используемые страной в геополитической и геоэкономической борьбе.

В первую очередь это огромное население. Китайскими исследователями У. Го-гуаном и Ван Чжаоцзюнем был разработан тезис так называемого «демографического империализма». Авторы этого тезиса пишут, что любой стране мира будет угрожать крах, если хотя бы 10% китайцев устремятся за пределы своей страны.

Современный Китай не торопится с экспансией. В Китае со времён Цинь Шихуан-ди активно использовалась так называемая стратегия «цань ши»: «занимать постепенно пространство других, как шелковичный червь поедает листья». Алгоритм экспансии может выглядеть следующим образом: на территорию другого государства приезжают мигранты из Китая; они занимаются бизнесом, постепенно формируя закрытую диаспору или «клуб», где некитайцы не приветствуются; затем, обладая уже определённым экономическим весом, эти структуры могут оказывать влияние на местные органы власти и т.д. «Ползучая» экспансия Китая вызывает опасения у многих его соседей, особенно у России, где проблема освоения Дальнего Востока стоит особенно остро.


Заключение


Восточноазиатский регион сегодня - один из полюсов мирового развития, в котором на одной площадке соседствуют явные экономические лидеры и аутсайдеры, интеграция и дезинтеграция, сотрудничество и конфликты. Здесь пересекаются интересы мировых и региональных держав, разворачивается битва идентичностей, битва экономик и геополитических интересов. Здесь проходят основные цивилизационные разломы и дуги геополитической нестабильности.

Китай - главный игрок региона, наряду с Ираном и Россией пока не разрушил установившийся в Евразии после холодной войны порядок, однако уже превратил бесспорный статус-кво в оспариваемый.

Как ни странно, будучи самым сильным из перечисленной тройки, Китай пока добился наименьших успехов. Его попытки укрепить свои позиции в регионе только укрепили связи между Соединенными Штатами и их азиатскими союзниками и усилили национализм в Японии. По мере того, как будут расти возможности Пекина, будет расти и его недовольство ситуацией. Параллельно укреплению мощи Китая будет укрепляться и решимость Японии. Напряженность в Азии будет сказываться и на глобальной экономике и политике.

Перед странами региона стоят многочисленные проблемы, требующие совместных усилий для нахождения оптимального решения: нехватка воды и опустынивание, развернувшаяся гонка вооружений, терроризм и экстремизм, продолжающиеся дезинтеграционные процессы в Северо-Восточной Азии, а также вмешательство и влияние внешних экономических и политических факторов. От решения стоящих перед государствами региона задач во многом зависит стабильность и дальнейшая судьба всей системы международных отношений.

Список литературы


1.Фукуяма Френсис. Конец истории и последний человек. М.: АСТ, 2004. 253 с.

2.Воскресенский А.Д. Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений. М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет); «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2002. 528 с.

3.Хантингтон С.Ф. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2007. 576 с

4.Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Цивилизационная идентичность Монголии в контексте дихотомии «Восток-Запад»// Электронный информационные журнал «Новые исследования Тувы», №4. 2011

.Баронов В.И., Костюнина Г.М. Активизации интеграционных инициатив в Восточной Азии и интересы России// Журнал «Внешнеэкономические связи России», 2008

6.Ланцов С.А., Ачкасов В.А. Мировая политика и международные отношения. СПб.: Питер, 2007. 448 с.

.Колотов В. Международные отношения в Азии: опыт геополитической интерпретации// Международные отношения, т.9, №3(27). 2011.

8.Дергачев В.А. Геоэкономический словарь-справочник. Одесса: ИПРЭЭИ НАНУ, 2004. 177 с.

.Дергачев В.А. Геоэкономика, учебник для вузов. Киев: ВИРА-Р, 2002. 512 с.

.Официальный сайт АТЭС. [Электронный ресурс] URL: www.apec.org/About-Us/About-APEC/Achievements-and-Benefits.aspx (дата обращения: 01.05.2014)

.Информационное агентство «Newsru.com» Итоги саммита АТЭС удивили СМИ: неожиданный успех поможет России выйти в лидеры «смещения центра мира» [Электронный ресурс] URL: www.newsru.com/russia/10sep2012/apecpress.html (дата обращения: 02.05.2014)

12.Радио «Голос России» АТЭС: Взаимное доверие, интеграция и содействие общему процветанию («Жэньминь жибао», Китай) [Электронный ресурс] URL: rus.ruvr.ru/2012_09_06/ATJES-Vzaimnoe-doverie-integracija-i-sodejstvie-obshhemu-procvetaniju/

13.Официальный сайт Всемирного банка. Региональный обзор по Восточной Азии и Тихоокеанскому региону [Электронный ресурс] URL: web.worldbank.org/WBSITE/EXTERNAL/EXTRUSSIANHOME/NEWSRUSSIAN/0,,contentMDK:23017490~pagePK:64257043~piPK:437376~theSitePK:1081472,00.html (дата обращения: 02.05.2014)

14.Дугин А.Г. Основы геополитики. М.: Арктогея-центр, 2000. 928 с.

.Кьёнджонь Ча Чеджу. и гонка военно-морских вооружений в Азии// Геополитика и международные отношения (под. ред. А.Г.Дугина). М.: Евразийское движение, 2012. 1126 с.

16.Staff Writer. Defense Budget by Country [Электронный ресурс] URL: www.globalfirepower.com/defense-spending-budget.asp (дата обращения: 08.05.2014)

17.Керри Болтон. Водные войны// Геополитика и международные отношения (под. ред. А.Г.Дугина). М.: Евразийское движение, 2012. 1126 с.

.Джон Молдин. Геополитика Китая: закрытая великая держава// Геополитика и международные отношения (под. ред. А.Г.Дугина). М.: Евразийское движение, 2012. 1126 с.

.Маринченко А.В. Геополитика (учебное пособие). М.: ИНФРА-М, 2009. 428 с.

.Уолтер Расселл Мид. Возвращение геополитики: возмездие держав-ревизионистов («Foreign Affairs», США) [Электронный ресурс] URL: inosmi.ru/world/20140501/219969078.html (дата обращения: 10.05.2014)


Теги: Международные отношения в Восточной Азии. Стратегия Китая в регионе и на мировой арене  Реферат  Мировая экономика, МЭО
Просмотров: 21368
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Международные отношения в Восточной Азии. Стратегия Китая в регионе и на мировой арене
Назад