Проект Конституционного договора для Европы как попытка реформирования Европейского союза (2001-2005 гг.)

Введение


Актуальность исследования:

В современном глобализирующемся мире Европейский союз занимает достаточно существенные позиции, обращая на себя внимание экономистов, политологов, историков, социологов, философов и культуроведов. Если в начале своего пути ЕС представлял собой лишь Европейское сообщество угля и стали, ограниченное узкопрофильной направленностью своей деятельности, то на современном этапе это сложная наднациональная структура, включающая в себя двадцать семь стран Европы. Процесс развития Евросоюза шел по восходящей, включая в процесс интеграции все большее количество стран и все большее число сфер деятельности.

В рамках процесса глобализации и регионализации, Европейский союз на сегодняшний день обращает на себя наиболее пристальное внимание среди ряда других региональных объединений. ЕС на сегодняшний день является самым крупным и экономически развитым интеграционным региональным объединением в мире. Так можно отметить, что суммарный ВВП Европейского союза на сегодняшний день, в составе 27 стран, равен 15,29 миллиардам долларов США, что в свою очередь превышает ВВП Соединенных Штатов Америки, равнявшееся 14,33 миллиардам долларов за 2008 год. При этом Европейский союз сосредоточил в себе 31% от общемирового объема производства.

С каждым происходящим расширением и подписанием нового учредительного договора, Европейский союз преобразуется. Так подписание Римского договора в 1957 году привело к созданию Европейских сообществ, однако, на данном этапе развитие интеграционного процесса захватывало лишь экономические аспекты сотрудничества. Переход к процессу политической интеграции был обозначен в Едином Европейском акте 1986 года и начался с подписания Маастрихтского договора 1992 года. Таким образом, в процессе развития Европейского союза процесс углубления интеграции привел к появлению. Пожалуй, одной из наиболее интегрированной региональной структуры в мире.

Цели и задачи, поставленные перед расширениями и учредительными договорами, разработанными для ЕС, демонстрируют исследователям по какому пути направлено движение этого интеграционного объединения. А последствия подчас дают возможность проследить трудности и внутренние противоречия, сложившиеся в Европейском союзе.

Попытка создания такого значимого документа, как Конституционного договора для Европы, имеет большое значение для дальнейшего пути развития Европейского союза. Само появление документа с таким названием на самом высшем уровне уже демонстрирует насколько далеко зашел Евросоюз по пути углубления интеграции. А противоречия, вызванные подготовкой проекта Конституции продемонстрировали неоднородность взглядов на будущее Европы в современном Европейском союзе.

Новый договор не только интересен своим названием, но и содержащимися в нем положениями, разработка которых проходила по несвойственному для учредительных договоров пути. Появление такого механизма разработки основных документов Европейского союза, как Конвент также является серьезным изменением в развитие ЕС и дает понять, какие именно трудности и пути их преодоления видят перед объединением лидеры Евросоюза.

Сами изменения, привносившиеся новым договором в структуру и механизмы работы Европейского союза, также имеют большое значение и показывают, в каком направлении хотели бы развивать интеграционное объединение его лидеры.

Последовавший за тем провал ратификации проекта Конституционного договора вообще является небывалым в истории Европейского союза, чтобы договор, подписанный всеми главами государств-членов Европейского союза и ратифицированный частью из них, был в последующем отклонен и окончательно заменен своим преемником. При этом причиной отклонения договора стал бы провал его ратификации в ходе двух референдумов в двух странах-членах, в особенности в такой, как Франция, являвшейся на протяжении пятидесяти лет двигателем евроинтеграции. Подобного в истории европейской интеграции не бывало, и причины, почему это произошло, а также последствие подобного провала, не могут не сказаться на дальнейшем пути развития и существования всего Евросоюза в целом.

Изучение проекта Конституционного договора, причин и предпосылок его разработки, самого процесса подготовки документа, а также последующего провала ратификации дает возможность выделить ряд проблем и противоречий внутри европейского интеграционного объединения, которые уже сейчас оказывают очень серьезное воздействие на состояние Европейского союза, и будут оказывать его в дальнейшем.

С решением об отмене уже частично ратифицированного проекта Конституции проблемы эти никуда не ушли, и проявились в дальнейшем при подготовке и ратификации преемника Конституции, Лиссабонского договора. Это ясно показывает, что противоречия, проявившиеся в ЕС, никуда не ушли, и будут оказывать свое воздействие на развитие Евросоюза и далее.

В свою очередь, ситуация, сложившаяся вокруг проекта Конституции, его история являются одним из самых наглядных путей рассмотрения внутренней подоплеки и внутренних противоречий Европейского союза, которые будут влиять на него и в дальнейшем, а значит, будут иметь значение и для взаимоотношений третьих стран с Европейским союзом и его членами.

Данная тема затрагивает также и нашу страну. Последнее крупномасштабное расширение, прошедшее в 2004 году, еще ближе придвинуло границы Европейского союза к России, и в очередной раз показало необходимость сотрудничества и взаимодействия между нашей страной и европейским объединением.

Изменения, происходящие в Европейском союзе важны и для России, так как именно нам придется в этих изменениях осваиваться, дабы развивать политическое, социально-экономическое и культурное сотрудничество. Изменения же правил игры в Европе не может не сказаться и на взаимоотношениях России, как со странами-членами Европейского союза, так и с самим союзом в целом.

Историография:

По причине небольшой отдаленности от нас во времени событий, рассматриваемых в данной работе, приходится отметить, что историография, посвященная проекту Конституционного договора для Европы, носит ограниченный и в большей степени политологический, а не исторический характер.

Важным моментом также является тот факт, что изучение Европейского союза в целом и проекта Конституционного договора в частности носит институциональный характер. В массе своей изучением процесса реформирования Европейского союза занимаются политические, научно-исследовательские и государственные организации. Среди них можно назвать «European Trade Union Confederation (ETUC)», организованную в 1973 году для поддержки интересов европейских рабочих на наднациональном уровне.

Также вопросами европейского строительства занимается Центрально-Европейский университет, основанный в 1991 году и активно занимающийся межгосударственными исследованиями.

Особо стоит выделить «Walter Hallstein-Institut fur Europaisches Verfassungsrecht», изучающий вопросы конституционного строительства стран Европы. Он был основан в 1997 году в Берлине при Университете Гумбольдта.

Не менее важным является «European Policy Centre (EPC)», представляющий собой независимую некоммерческую организацию, изучающую Европейский союз в контексте процесса глобализации.

Авторские работы, посвященные проекту Конституции, причинам его появления, его подготовке, самому тексту и последующему периоду ратификации, включая провал референдумов во Франции и Нидерландах, можно подразделить на две крупные группы: работы иностранных - европейских специалистов, и работы отечественных исследователей. Такое разделение основывается на мировосприятии авторов, чьи работы посвящены теме Конституции Европейского союза. Подобное различие вызвано объективными обстоятельствами, так европейские ученые проживая в странах, активно участвующих в процессе евроинтеграции, то свои суждения они строят на основании большего количества данных, а также своих личностных суждений по вопросам затрагивающим их и их страны проживания. Российские исследователи, находясь за пределами Европейского союза, основывают свои суждения на другом базисе, а также рассматривают данную тему более отстраненно с одной стороны, либо в большей степени основываясь на интересах России и отечественном опыте с другой стороны.

Зарубежная литература, посвященная теме проекта Конституции Европейского союза, подразделяется в свою очередь на монографии и статьи. Пожалуй, одной из самых заметных работ, была монография британских авторов профессора университета Кента Клива Х. Чёрча и профессора Королевского университета Белфаста Дэвида Финнемора «Понимание Европейской Конституции: введение в Европейский Конституционный договор», вышедшая в 2006 году. Данная работа описывает процесс создания проекта Европейской Конституции, а также его содержание. Авторы стремились максимально беспристрастно передать содержание нового учредительного договора. Данная книга включала в себя текст проекта Конституции и его подробный анализ, а также комментарии авторов по значению и положению различных статей договора. Также авторы старались сравнить проект Конституционного договора с предыдущими учредительными договорами Европейского союза и выделить схожие и различные моменты. При этом авторы постарались наиболее полно отразить путь проекта Конституции от его предшественника Ницского договора и до процесса ратификации.

При этом Клив Х. Чёрч и Дэвид Финнемор отдельное внимание уделили вопросу влияния проекта Конституции и его положений на законодательство и образ жизни в Британии. Исследователи также обратили внимание на юридические сложности взаимодействия британской юриспруденции со столь четко выстроенным единым текстом законов, так как конституционная традиция Соединенного королевства носит разрозненный многотекстовый характер и не имеет Конституции, как единого документа.

Схожей по подходу к изложению информации по проекту Конституционного договора, как стремлению максимально объективно изложить его основные положения и их значение для Европейского союза, можно назвать работу группы итальянских исследователей: в составе: бывшего премьер-министра Италии Джулиано Амато и профессора европейского права в университете Флоренции Джакуэса Зиллера «Европейская Конституция: Положения и материалы в законодательстве Европейского союза и государств-членов», 2007 года. Авторы постарались в данной работе кратно, но максимально информативно изложить основные положения проекта Конституции Европейского союза и их значение. Книга структурирована таким образом, чтобы каждый раздел четко отвечал на поставленный вопрос и характеризовал какое-либо из основополагающих реформирующих положений проекта Конституции. Отдельно рассмотрены все инновации проекта Конституционного договора в целом. То есть, какие именно изменения и нововведения привнес с собой этот договор.

Также внимание авторов привлек вопрос процесса ратификации Конституционного договора и причины провала референдумов во Франции и Нидерландах, а также само значение референдума как способа ратификации нового учредительного договора. Авторы рассмотрели основные законы стран-членов Европейского союза и условия, требуемые в каждом из них к процессу ратификации в каждом отдельном государстве-члене интеграционного объединения.

Другой не менее интересной работой можно назвать монографию коллектива авторов «Конституция Европейского союза: лучший путь врепед?», вышедшая в 2006 году в Кембридже. Данная работа пытается ответить на вопрос, что нужно сделать, если часть стран ратифицировала проект Конституционного договора, при условии провала двух референдумов во Франции и в Нидерландах. Данная работа также пытается осмыслить мнения ряда экспертов из стран-членов, кандидатов в действующие члены, США и России. Отдельное внимание в данной работе уделено вопросу конституционности проекта Конституции и соотношению конституционализма и межгосударственности на уровне Евросоюза. Авторы также анализируют положения проекта Конституции, пытаясь рассмотреть, как бы они реализовались в действительности. Отдельная часть монографии посвящена вопросу влияния проекта Конституционного договора на взаимоотношения Европейского союза с Россией. Данный раздел был подготовлен с участием российского специалиста Марка Энтина.

При этом, в суммарной оценке данная работа скорее склонна негативно рассматривать значение проекта Конституционного договора, отмечая его необязательность и наличие иных путей развития и реформирования Европейского союза.

Также в ряд монографий посвященных проекту Европейской конституции можно поставить работу профессора международного права института Эрфурта Германа-Джозефа Бланка и профессора открытого университета «Гуидо Карли» Стелио Манджамели «Управление Европой при Европейской Конституции: Трудная дорога от Европейских договоров к Европейскому Конституционному договору» изданная в 2006 году. Данная монография содержит статьи политических и научных экспертов из различных государств-членов Европейского союза об основных принципах конституционного закона Европейского Союза и необходимости реформирования союза с помощью Конституционного договора для Европы.

Также здесь рассматриваются основные элементы общественной жизни в рамках их реализации через проект Конституции. Учеными затрагивается вопрос религии, социальных прав, общеевропейской идентичности и их отражения в Европейской Конституции. Особое внимание в работе уделено вопросу общеевропейской идентичности, авторы задаются вопросом способна ли Европейская Конституция способствовать росту и усилению чувства общеевропейской общности у граждан Евросоюза, и есть вообще место этой самое идентичности, а если есть, то может ли проект Конституционного договора влиять на нее. Также специалистами поднимается вопрос о соотношении наднациональности Европейского союза и национальных суверенитетов.

В целом же данная работа позитивно оценивает значение проекта Конституции и считает его наиболее оптимальным направлением реформирования Европейского союза.

Еще одной интересной работой, посвященной проекту Конституционного договора для Европы, является монография немецкого исследователя, адвоката Марселя Кихорна «Конституция для Европы: критическая точка?» опубликованная в 2006 году в Берлине. Автор проанализировал сравнение существующей системы учредительных договоров и системы единого Конституционного договора, а также постарался рассмотреть плюсы и минусы смены системы. Также Кихорн рассмотрел в своей работе трудности и противоречия, с которыми столкнулся Конституционный договор в процессе ратификации.

В монографии также поднимался вопрос о значении в современном Европейском союзе понятия Конституция и ее применимости к новому договору. Исследователь отмечает, что поскольку проект Конституции в основе своей юридической природы схож с предыдущими учредительными договорами Европейского союза, то можно ли все предыдущие учредительные договора ЕС обозначить как Конституцию Евросоюза, в соответствии с «абстрактной» или «пост-национальной» концепцией Конституции. Однако при этом, автор выделяет и классический подход, отмечающий, что учредительные договора, являясь договорами между несколькими суверенными государствами, приобретают статус международных договоров, а не основного закона.

Таким образом, в данной монографии Конституционный договор для Европы рассматривается как логическое продолжение развития Европейского союза, не привнесшее революционности своего положения, а лишь подтвердив его названием.

Еще одной работой, являющейся по существу учебником по политологии для студентов Оксфорда по истории, структуре и законодательству Европейского союза, является работа профессора университета Бристоля Мишель Сини «Политика Европейского союза» в издании от 2007 года. Данная работа выдержала несколько переизданий и является обобщающей, однако, в данном издании автор уделил часть книги вопросу проекта Европейской Конституции. В данной части рассматривается история Конституционного договора от появления самой идеи создания договора и до его провала на референдумах во Франции и Нидерландах, а также вопроса о последующем развитии Европейского союза и самого договора. Автор также приводит хронологическую таблицу от Ниццского договора и до конца 2006 года, с четкой датировкой событий, связанных с проектом Конституционного договора для Европы.

В состав зарубежной историографии входят также статьи посвященные проекту Конституции. Тут необходимо отметить, что в массе своей статьи посвящены какому-то отдельному аспекту рассматриваемой темы, а не общему процессу реформирования Европейского союза в начале XXI века. В данной работе мною был использован ряд статей, которые, на мой взгляд, наиболее полно или наиболее детально отражают ситуацию вокруг проекта Конституционного договора в тот или иной момент его развития. Таким образом, статьи, рассматриваемые в данном разделе, представляют собой две группы: наиболее полно отражающие содержание и значение проекта Конституционного договора, а также статьи, отражающие максимально подробно тот или иной этап процесса реформирования Европейского союза в новом тысячелетии.

Обобщающей статьей является публикация в «The I-MBA News» от апреля 2005 года, «Огни Европейской Конституции» в которой дается описание и характеристика основных положений и нововведений проекта Конституционного договора. Рассматриваются также положения, касающиеся по отдельности каждого из институтов Европейского союза с их классификацией.

Среди статей рассматривающих проект Конституционного договора в целом можно выделить также немецкую статью в журнале «Sonderheft» от октября 2005 года «Будущее Европейского союза. Европа в раздумье: Европейская Конституция как шанс». В статье рассматривается процесс подготовки проекта Конституционного договора, а также его положения. Также статья затрагивает вопрос о юридическом положении Европейской Конституции.

В некоторых статьях рассматривались лишь часть положений Конституции Европейского союза. Среди таких можно назвать статью Роббера Р. «Европейский конституционный договор, Европа регионов и местные территориальные объединения», опубликованную в сборнике «Европейский союз после расширения» из серии «Актуальные проблемы Европы» №4 от 2005 года. В данной работе рассматривается взаимодействие институтов Евросоюза и региональных структур управления. Также автор особо останавливается на положения проекта Конституционного договора для Европы, касающихся регионального уровня власти в Европе и Комитета регионов.

Статьи, посвященные отдельным этапам развития процесса реформирования, в историографии представлены более широко, по причине большого объема информации, требующего более глубоких и подробных исследований, чем это возможно в научной статье. Так можно выделить статью британского автора Роберта Блэйка «Консерваторы и Европейская Конституция», опубликованной в «Европейском журнале. Журнал европейских основ» от августа 2003 года. Данная статья вышла в период подготовки проекта Конституции и анализировала отношение британских консерваторов к разрабатываемому проекту Конституционного договора и их роль в этом процессе.

Среди статей, в которых рассматривались причины начала нового этапа реформирования Европейского союза можно выделить работу Беате Нойсс «Кризис как прорыв ЕС между договорной реформой и проектом Конституции», опубликованную в журнале «Internationale Politik» №1, от 2002 года.

По вопросу референдумов очень интересна и достаточно полно отражена статья британского исследователя Генри Милнера «ДА Европе, которую я хочу, НЕТ этой Европе. Размышления о французском отказе от Конституции» опубликованном в журнале Кембриджского университета «Political Science and Politics» в 2006 году. Статья рассматривает отношение во Франции и Голландии к проекту Конституционного договора и Европейскому союзу в целом в преддверии референдумов. А также анализирует причины их провалов в обоих государствах.

Среди статей посвященных провалу проекта Конституционного договора можно также назвать работу профессора Эндрю Моравчика «Какие уроки можно извлечь из краха проекта Европейской Конституции?», опубликованную в журнале «Прогнозис» от 2006 года, №4. В данной статье автор рассматривает кризис Европейского союза как следствие оторванности элиты Евросоюза от нужд населения и проводит параллель, что подобная оторванность была характерна и для проекта Конституционного договора.

Интересной статьей посвященной последствиям провала ратификации проекта Конституции, а точнее в период председательства Германии в Европейском союзе, является статья немецкого профессора Ульрика Герота «Германия и Европа: новая сделка или déjà vu?», опубликованная в издании «Notre Europe. Studies and research» №55. Данная статья рассматривает действия Германии в условиях конституционного кризиса, а также ее возможности на саммите в честь пятидесятилетия ЕС и на саммите в июле 2007 года. А также взаимодействие Германии и Франции в вопросе дальнейшей евроинтеграции и решении проблемы Конституции Европейского союза.

Помимо европейской, можно выделить также российскую историографию рассматриваемой темы. Также как в случае с иностранной историографией, историографию отечественную можно разделить на монографические исследования и статьи, в полной мере или частично посвященные разработке, принятию, содержанию, ратификации и последствиям провала референдумов по проекту Конституционного договора для Европы.

Среди монографий можно выделить работу доктора юридических наук, профессора Бирюкова Михаила Михайловича «Европейский союз, Евроконституция и международное право», изданная в 2006 году и посвященная проекту Конституционного договора в целом с подробным анализом структуры документа, его исходных предпосылок и процесса разработки. Автор подробно рассматривает влияние Конституционного договора на право государств-членов, их статус в рамках нового Европейского союза и взаимоотношения между двумя уровнями управления: национальным и наднациональным. У данного автора также есть работа «Новый учредительный договор Европейского Союза - «Конституция для Европы» и последние изменения в составе и статусе Европейского парламента», вышедшая в 2005 году и явившаяся прообразом последующего более подробного исследования проекта Конституции.

Также среди отечественных книг, затрагивающих вопрос Конституции Европейского союза можно назвать коллективную работу «Расширение ЕС на восток. Предпосылки, проблемы, последствия». Данная работа посвящена в первую очередь вопросу расширения Европейского союза. Однако, в рамках рассмотрения последствий масштабного расширения, работа рассматривает проводимую на тот момент разработку новых реформ, задачей которых называлось максимально приспособить Европейский союз для нового численного состава.

В основном же отечественные исследователи рассматривали проект Конституционного договора в рамках научных статей. Здесь можно выделить статьи, напрямую рассматривавшие проект Конституции и его последствия, а также статьи, косвенно затрагивающие тему данной работы.

Здесь в первую очередь можно выделить вводную статью доктора юридических наук, профессора Кашкина Сергея Юрьевича к тексту Конституционного договора в публикации «Конституция Европейского союза: Договор, устанавливающий Конституцию для Европы: с комментариями» 2005 года. Данная работа очень ценна, так как дает максимально полную юридическую характеристику и подробнейший анализ документа. При этом также подробно рассказывает о периоде подготовки Европейской Конституции, о работе Конвента и межправительственной конференции.

Среди статей подробно рассматривающих проект Конституции можно также выделить статью Кашкина Сергея Юрьевича «На пути к Европейской конституции. Европейский конвент и перспективы разработки Конституционного договора (Конституции) Европейского Союза», опубликованную в журнале «Конституционное право: восточноевропейское обозрение»№1 (42) 2003. Данная статья рассматривает процесс разработки проекта Конституционного договора и значение механизмов, использованных лидерами Европейского союза для разработки данного документа.

Среди других статей этого автора, можно выделить еще одну, касающуюся рассматриваемой темы. Это статья «Конституция европейского Союза: неопознанный политический объект приближается», опубликованная в журнале «Космополис» №4 (10) от 2004 года и рассматривавшая причины и предпосылки разработки нового договора. Статья также характеризует проект Конституции как путь выхода из кризиса развития ЕС.

Также можно выделить статью доктора юридических наук, директора Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России Марка Энтина «На пути к Конституции Евросоюза», напечатанную в журнале «Европа», в №3 от 2004 года. Эта статья также рассматривает механизмы подготовки проекта Конституционного договора для Европы. Автор анализирует в статье состав Европейского Конвента и способ его формирования, а также процесс разработки Европейской Конституции.

Большое место в исследовании проекта Конституции занимает статья кандидата политических наук, доктора философии Боннского университета Погорельской Светланы Вадимовны «Конституция versus демократия? (некоторые аспекты «Конституции» Евросоюза)», опубликованная в «МЭиМО» №7 от 2005 года. Данная работа подробно рассматривает период подготовки Европейской Конституции, ее основные нововведения, а также затрагивает вопрос о юридическом статусе документа. Автор пытается разобраться каков же статус нового договора и приходит к выводу, что проект Конституции, хоть и получил такое название, все же является международным договором, а не Конституционным актом.

Ряд статей посвящен периоду ратификации, причинам и последствиям провала референдумов. Здесь можно выделить статью, опубликованную в журнале «Современная Европа» на основе проводившихся в июне 2005 года обсуждений в «Институте Европы». Статья «Кризис ЕС: Последствия и перспективы» затрагивает не только сам процесс ратификации, но и период подготовки, а также содержание проекта Конституционного договора. Основной упор в статье делается на попытке понять причины, приведшие Европейский союз к кризису. Именно с такой позиции в статье рассматривается период подготовки Европейской Конституции, ее содержание и последующий период ратификации.

О последствиях провала референдумов и дальнейшем пути развития Европейского союза рассказывает в своей статье «ЕС в системном кризисе» руководитель аналитического департамента «Центра политических технологий» Становая Татьяна Анатольевна. Данная статья носит скорее информативный, чем аналитический характер, однако, довольно подробно рассказывает о последствиях провала проекта Европейской Конституции для стран-членов и самого объединения в целом.

О причинах провалов голосования на референдумах во Франции и Нидерландах можно выделить статью руководителя Центра исследований европейской интеграции, члена-корреспондента Международной Академии регионального сотрудничества и развития, доктора экономических наук Борко Юрия Антоновича «Европейский союз: Расширение состоялось. Что дальше?» опубликованную в сборнике «Европейский союз после расширения» из серии «Актуальные проблемы Европы» от 2005 №4. В данной статье рассматриваются последствия расширения Европейского союза в 2004 году и изменения отношения к Европейскому союзу в целом в странах «старого» Европейского союза. Таким образом, автор указывает на рост недовольства населения условиями в расширенном Европейском союзе.

Объект и предмет исследования:

Объектом исследования в данной работе выступает Европейский союз. Предметом данного исследования является попытка реформирования Европейского союза в начале XXI века.

Цели и задачи работы:

Цель данной работы исследовать процесс реформирования Европейского союза в начале XXI века, в рамках разработки проекта Конституционного договора для Европы.

В рамках данной цели можно выделить ряд задач:

охарактеризовать учредительный договор и его положения, действовавшие на момент начала нового этапа реформирования Европейского союза. А также механизмы и принципы работы институтов Европейского союза на момент начала подготовки реформ.

рассмотреть причины, предпосылки легшие в основу начала нового этапа реформирования и приведшие к подписанию Лаакенской декларации.

проанализировать предложенные реформы институтов и органов Европейского союза, а также механизмов их работы.

определить основные положения проекта Конституционного договора для Европы, а также его юридическое положение.

выделить основные причины провала ратификации проекта Конституции Европейского союза на референдумах во Франции и Нидерландах.

проследить и проанализировать дальнейший путь идеи реформирования Европейского союза и ее воплощения в Лиссабонском договоре 2007 года.

Хронологические и территориальные рамки исследования:

Данная работа рассматривает период с 2001 года по 2005 год включительно, в рамках которого происходила попытка реформирования Европейского союза на основе изменений предложенных проектом Конституции. Данный период начинается с подписания Ницского договора, ставшего основой законодательства Европейского союза и отразившего те необходимые изменения, которые позднее были подняты при разработке проекта Конституционного договора для Европы, а также с принятия Лаакенской декларации в 2001 году, провозгласившей начало нового этапа в реформировании Европейского союза. Заканчивается период рассматриваемый в данной работе 2005 годом, когда на референдумах во Франции и Нидерландах отклонили ратификацию проекта Конституционного договора. 2005 год является рубежным для реформирования Европейского союза в начале XXI века и фактически годом окончания активного периода существования Европейской Конституции. Однако, для более полного рассмотрения вопроса реформирования ЕС, а также для понимания последствий провала ратификации проекта Конституции и выделения значимости этих событий, необходимо было проследить дальнейшее развитие Европейского союза до 2009 года и выделить те изменения, которые повлек за собой как сам проект Конституционного договора, так и его провал.

Территориально работа охватывает страны Европейского союза, а также страны-кандидаты в действенные члены Евросоюза. При этом необходимо отметить, что на территориальный охват работы повлияло крупномасштабное расширение ЕС в 2004 году. Поэтому работа рассматривает не только страны находящиеся на каждом этапе реформирования Европейского союза в его составе, но страны, оказывавшие влияние на процесс реформирования, но еще не включенные в состав интеграционного объединения.

Методология:

В данной работе использовался ряд методологических приемов, которые можно подразделить на три группы, классифицирующиеся по принципу схождения от более общих, к более частным: общенаучные методы, социально-гуманитарные и общеисторические методы исследования.

К первой группе общенаучных методов можно отнести: логико-эвристические приемы в лице: индукции, дедукции, анализа, классификации, сравнения и научного описания.

Метод классификации, позволил разделить изучаемые объекты на отдельные группы, выделить позиции различных политических групп по отношению к проекту Конституционного договора, направлений реформирования Европейского союза, а также при изучении причин начала нового этапа реформирования и причин провала проекта Конституции на референдумах во Франции и Нидерландах.

Метод научного описания, заключающийся в фиксации сведений об изучаемых объектах, позволил подробно рассмотреть положения различных учредительных договоров Европейского союза, использованных в данной работе.

Ко второй группе социально-гуманитарных методов исследования можно отнести сравнительный и институциональный методы.

Сравнительный (компаративный) метод известен со времен Платона и Аристотеля. Его особенность заключается в сопоставлении двух или более объектов. Данный метод позволяет установить, в чем состоит их подобие, вычленить общие черты либо показать, по каким признакам они различаются. Сравнительный метод использовался при сравнении положений различных учредительных договоров Европейского союза, в частности в сравнении проекта Конституционного договора и его преемника Лиссабонского договора.

Институциональный метод связан со стремлением выявить определенные юридические нормы, проанализировать основные положения учредительных договоров и в частности проекта Конституционного договора, дабы выделить их значение и влияние на институты Европейского союза и Евросоюз в целом.

К третьей группе относятся общеисторические методы, так как развитие объекта исследования происходило в течение исторического времени. Сюда включаются такие методики, как: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-юридический методы.

Историко-генетический метод использован для выявления закономерностей развития Европейского союза и причин попытки реформирования его в начале XXI века.

Использование историко-сравнительного метода дало возможность определить некоторые особенности в отношении политических элит к проекту Конституционного договора в различных странах Европейского союза.

Историко-типологический метод, помогает выделению типов и этапов исторического развития, и позволил установить периодизацию процесса реформирования Европейского союза от начала его разработки и до современного этапа.

Применение историко-юридического метода, дало возможность проследить развитие процесса реформирования Европейского союза на основе нормативных актов, лежащих в основе процесса углубления европейской интеграции.

Учитывая же, что рассматриваемые в данной работе события происходили в недавнем прошлом, при изучении был использован также логический метод, позволяющий делать заключения об изучаемых объектах на основе авторских представлений о современном обществе.

В данной работе был использован определенный ряд терминов и понятий, требующих отдельного рассмотрения. Не все из них рассматриваются в данном разделе, часть определений дается в тексте основной части работы, дабы логически подключать значения тех или иных терминов к сферам их применения.

Учредительный договор Европейского союза - представляет собой международный договор, учреждающий ЕС, либо вносящий определенные изменения в его структуру и механизмы работы, заключаемый между государствами-членами Европейского союза. Положения такого договора носят обязательный характер для всех стран участников договора. Договор подготавливается в ходе межправительственной конференции, либо с применением дополнительных механизмов разработки, и требует ратификации во всех странах, подписавших его.

Европейский конвент или Конвент о будущем Европы - орган, представленный Европейским советом в Лаакенской декларации 2001 года и проводившийся в период с 2002 по 2003 года. В Конвенте были представлены государственные и партийные деятели государств-членов Евросоюза, а также ряд представителей институтов ЕС. Задачей Европейского Конвента было разработать проект Конституционного договора для Европы.

Конституция - нормативно-правовой акт высшей юридической силы государства или государственно-территориального образования в федеративном государстве, закрепляющий основы политической, правовой и экономической систем данного государства или образования, основы правового статуса личности.

Интеграционное объединение - объединение нескольких государств с целью расширения сфер сотрудничества и их интеграции между собой, а также для регулирования интеграционных процессов закрепленное специально разработанным международным договором.

Процесс реформирования - процесс, характеризующий период от разработки до вступления в силу договора, вносящего изменения в структуру и систему механизмов реформируемой системы.

Характеристика источниковой базы:

Специфика заявленных в работе задач предопределила использование большого количества разнообразных источников, отличающихся по своей направленности и охвату. Эти источники можно разделить на две большие группы: официальные документы и документы массовой коммуникации.

Официальные документы структурируются на законодательные акты; официальные декларации; официальные мнения, резолюции и меморандумы; официальные выступления; официальные статистические данные и аналитические обзоры; электронные новостные ленты официальных сайтов.

Документы массовой коммуникации представляют собой публикации в бумажном или электронном виде западных и отечественных СМИ.

Официальные документы:

I. Законодательные акты в данной работе подразумевают под собой учредительные договора Европейского союза. Они характеризуются в данной группе источников, так как задают ряд новых норм права, обязательных для применения в рамках территории Европейского союза. Данные договоры определяют основные политические и юридические направления развития Европейского союза и представляют собой международно-правовые акты, подписываемые лидерами государств-членов объединения с последующей ратификацией путем парламентского голосования, либо путем голосования на референдуме.

К данной группе относятся: Ницский договор 2001 года. Текст данного договора был согласован в 2000 году, подписан в 2001 году и вошел в силу в 2003 году. Он символизировал переход Европейского союза в новое тысячелетие и должен был подготовить ЕС к крупномасштабному расширению. Ниццский договор, в данной работе, дает возможность проанализировать: на основе каких положений строился и функционировал Европейский союз перед началом нового этапа реформирования.

Также в эту источниковую группу входит проект Конституционного договора для Европы 2004 года. Данный документ является центральным источником данного исследования и рассматривается наиболее подробно. Его разработка носила характер отличный от всех предыдущих учредительных договоров Европейского союза и была ориентирована максимальную открытость и публичность в рамках работы Европейского Конвента. Вследствие чего данный документ разрабатывался в первую очередь не юристами, а политическими деятелями стран-членов Евросоюза, что не могло не повлиять на его содержание, носившее частично более серьезный, а частично более компромиссный характер, чем задумывалось лидерами ЕС первоначально.

Помимо двух вышеперечисленных, в данную группу официальных источников включается также Лиссабонский договор 2007 года. Он был подготовлен и подписан в рекордные сроки, в течение 2007 года. В его основу лег текст проекта Конституционного договора, и межправительственная конференция, подготавливавшая Лиссабонский договор, лишь исключила наиболее спорные моменты, существовавшие в проекте Конституционного договора, а также привнесла несколько нововведений, необходимость которых проявилась уже после подготовки проекта Конституционного договора. Тот факт, что в основу Лиссабонского договора лег ранее отвергнутый проект Конституции, дает возможность называть новый учредительный договор преемником предыдущего проекта и прослеживать его путь, как путь последующего применения положений, разработанных для проекта Конституции.

II. Официальные декларации представляют собой документы, подготовленные в течение саммитов глав стран-членов Европейского союза и декларирующие основные этапы и направления дальнейшего пути развития европейского интеграционного объединения.

В данную группу источников входит Лаакенская декларация 2001 года, подготовленная в Лаакене, пригороде Брюсселя в конце 2001 года. В ней были предложены идеи проекта Конституции для Европейского союза, а также излагался механизм разработки данного договора. Лаакенская декларация считается отправной точкой начала нового этапа реформирования.

В рассматриваемую группу также включена Берлинская декларация 2007 года. Данный документ был подготовлен весной 2007 года в честь пятидесятилетия европейского интеграционного объединения и характеризовал дальнейший путь реформирования Европейского союза, который был выработан на саммите в Берлине.

III. Официальные мнения, резолюции и меморандумы. В данную группу включены документы институтов и органов Европейского союза, не имеющие юридического значения, а носящие характер аналитический, либо рекомендательный. В данных документах институты и органы Европейского союза высказывают свое мнение на тот или иной затрагиваемый вопрос. Таким образом, мы имеем возможность увидеть как оценивают ту или иную ситуацию институты и органы Евросоюза, то есть какая точка зрения выработалась у наднациональных структур, которые в основе своей и являются на сегодняшний день двигателем реформирования Европейского союза.

Сюда относится Резолюция Европейского парламента по Ницскому договору и будущему Европейского союза, дающая характеристику и оценку значения для дальнейшего развития интеграционного объединения. Так как этот документ представляет собой консолидированную версию, то мнение высказанное им не отражает противоречия и различные течения внутри самого Европейского парламента, однако, дает возможность оценить те положения, являющиеся общими, либо выработанные в ходе компромиссных решений Европарламента.

В рассматриваемую группу был отнесен и Меморандум членов Европейской комиссии по Ницскому договору. В данном документе высказывается консолидированное мнение членов Европейской комиссии по вопросу ее реформирования в Ницском договоре. Меморандум отражает взгляды и подходы членов Комиссии к вопросу ее структуры и механизмов работы.

К данной группе были отнесены и «Официальное мнение Европейской комиссии по реформированию Комиссии ЕС». Документ носит информационно-оценочный характер проводимых реформ.

IV. Официальные выступления. К этой группе относятся публичные выступления, речи и интервью политических деятелей Европейского союза и их стран-членов. Таким образом, в данной группе находятся источники индивидуального происхождения, в которых высказывается индивидуальная, личностная точка зрения на рассматриваемые вопросы.

К данной группе относятся Речь Романа Проди в Европейском парламенте о дебатах о будущем Европы., Выступление Ханса-Герта Поэттеринга в Европейском парламенте по итогам саммита в Лаакене. Данные выступления относятся к периоду подготовки нового этапа реформирования.

Также в этой группе: Выступление члена Конвента, социал-демократа Петера Глоца о работе институтов Европейского союза., Выступление президента Европейского Конвента Жискара дЭстена., Выступление Ёзефа Олекси, представителя польского сейма, члена Европейского Конвета. Данные выступления представляют собой мнения политических деятелей Европейского союза и его стран-членов и стран-кандидатов в действующие члены по вопросам подготовки проекта Конституции Европейского союза.

К выступлениям отражающим мнения о последствиях провала ратификации проекта Конституционного договора для Европы относятся «Интервью с президентом Чехии Вацлавом Клаусом о Конституции Евросоюза, правительственном кризисе в Праге и отношениях с Германией», и «Интервью с Бруно Дэлае, представителем Франции в Афинах, о референдуме во Франции».

V. Официальные статистические данные и аналитические обзоры. К данной группе относятся источники статистического характера, отражающие официальную статистику. А также официальные аналитические обзоры, проведенные как государственными структурами членов Европейского союза, так и общеевропейским центром.

К статистическим источникам относятся «Данные социологических опросов, проведенных организацией «Евробарометр» во Франции после референдума по проекту Конституционного договора для Европы» и «Данные социологических опросов, проведенных организацией «Евробарометр» в Нидерландах после референдума по проекту Конституционного договора для Европы». В них дается статистическая информация по опросам населения двух стран-членов Европейского союза, граждане которых отвергли на референдумах проект Конституции. Данные опросы демонстрируют в процентном соотношении взгляды и подходы респондентов к данному учредительному договору. Также среди статистических источников находится опрос проведенный «Евробарометром» по вопросам отношения к процессу расширения Европейского союза, развитию демократии в нем, а также вопросу доверия граждан Евросоюзу и его институтам.

К аналитическим обзорам относится «Аналитический обзор Парламента Великобритании о будущем проекта Конституции». Данный источник отражает взгляд института власти одной из самых евросекптически настроенных стран Европейского союза и поэтому дает наиболее четкий в вопросе критики документа взгляд. К аналитичесим обзорам, подготовленным государственными структурами, можно отнести и «обзор расширения Европейского союза по центральной и восточной Европе исследовательского центра Дейче банка».

VI. Электронные новостные ленты официальных сайтов. Данная группа характеризует источники, представляющие собой официальную информацию, размещенную на официальных сайтах Европейского союза, в виде части самих сайтов, как выложенную на самих страницах, а не прикрепленную под катом.

Сюда относится официальная информация, размещенная на сайте Европейского конвента о будущем Европы в качестве части сайта, а также официальная информация, размещенная на официальном сайте Европейского союза, посвященная демократическим и дипломатическим аспектам Лиссабонского договора. Эта информация носит характер скорее справочно-информационный, однако, является официальной точкой зрения институтов и органов Европейского союза.

Документы массовой коммуникации:

К документам массовой коммуникации мной были отнесены газетные и журнальные статьи, размещенные в электронном виде на официальных сайтах издательств, а также публикации интернет-изданий. К данной группе относятся публикации интернет-ресурса #"justify">Также электронные публикации BBC. ВВС была основана в 1922 году группой из шести телекоммуникационных компаний. Мировая служба ВВС, занимающаяся новостями как в Европе в целом и в Европейском союзе в частности, финансируется за счет министерства иностранных дел. Ее деятельность направлена на продвижение интересов Великобритании за рубежом. Таким образом, информация, публикуемая на ресурсах данной корпорации, дает возможность получить наиболее критические взгляды процесса реформирования Европейского союза, при сохранении высокого уровня объективности.

В работе также использованы электронные публикации немецких изданий, таких как «Der Spiegel». «Der Spiegel» начал издаваться после Первой мировой войны в Мюнхене. После Второй мировой войны издание вышло в свет 4 ноября 1947 года в Ганновере и стремился подражать журналу «Time». С середины 90-х годов под руководством шеф-редактора Штефана Аугуста и под давлением конкуренции отмечается поворот «Der Spiegel» к неолиберальным взглядам. В 1994 году был анонсирован проект «Spiegel online» и с 2000 года он начал свою работу. Здесь публикуются статьи, размещаемые в номерах печатного издания, за исключением главных тем выпусков. В феврале 2008 года был открыт цифровой архив статей журнала. На данный момент журнал возглавляют Георг Масколо и Матиас Мюллер фон Блюменкрон.

А также материалы «Süddeutsche Zeitung». Эта газет начала выпускаться после Второй мировой войны, первый выпуск вышел 16 октября 1945 года в Баварии. Это была первая газета, получившая лицензию от американских оккупационных властей. На данный момент главным редактором газеты является Ханс Вернер Килз. В электронном виде статьи издания публикуются на интернет портале sueddeutsche.de

В работе использовались электронные публикации Чешского радио, где отражено положение учредительных договоров в Чехии. В данной работе использовались материалы, опубликованные на сайте Чешского радио, в разделе «Радиогазета». Новостная редакция Чешского радио ориентирована на изложение событий происходящих в Чехии, высказывая официальную позицию государственных институтов страны.

Также в работе использовался ряд публикаций российских изданий в печатной и электронной формах.

Среди печатных статей в данной работе использовался материал ежедневной газеты «Комерсантъ». Газета начала издаваться с 1992 года. Газета является одним из авторитетных частных изданий, освещающим практически все сферы общественной жизни с основным упором на политическое и экономическое направления.

В работе использовались также материалы издания «Российская газета». Она представляет собой официальное издание Российской Федерации. Газета была учреждена Правительством Российской Федерации. Первый номер Российской газеты вышел 11 ноября 1990 года. Главным редактором на сегодняшний день является Владислав Александрович Фронин.

В работе использовались также материалы информационного агентства «РИАНовости». Свою историю оно ведет от Советского информбюро, основанного 24 июня 1941 года. В 1961 году на базе Совинформбюро было создано Агентство Печати «Новости» (АПН), которое стало ведущим информационным органом. 27 июля 1990 года в соответствии с указом Президента СССР М.С. Горбачева на базе АПН было создано Информационное Агентство «Новости» (ИАН). В сентябре 1991 года на базе ИАН и Российского информационного агентства было создано Российское Информационное Агентство «Новости». С апреля 2004 года, в связи с государственной регистрацией изменений организация носит название Федеральное государственное унитарное предприятие Российское агентство международной информации «РИА Новости» (сокращенно - ФГУП РАМИ «РИА Новости»).

Также использовались материалы ряда электронных изданий. В их числе можно назвать интернет-издание «Полит.ru», специализирующуюся на публикации электронных статей по вопросам внутрироссийской и международной политики. Данный электронный ресурс начал свою работу в 2003 года и представляет собой новостной интернет-портал.

В работе были использованы материалы такого электронного ресурса, как «Lenta.ru», зарегистрированное в 2001 году. На данный момент «Lenta.ru» является одним из самых информативных порталов по всем сферам общественной деятельности. Сайт также обладает бесплатным архивом материалов.

Среди интернет ресурсов можно отметить интернет-журнал, посвященный международным отношениям «IPolitics.ru», основанный в 2003 году и представляющий материалы как по различным регионам, так и по отдельным государствам. На сайте содержится как информационные, так и аналитические обзоры.

Использовались также материалы электронной газеты «Частный корреспондент». Данный ресурс публикует новостные информационные сообщения, интервью и аналитические обзоры. Его информационная база основывается на официальных источниках.


1. Причины начала нового этапа реформирования Европейского союза


.1 Ниццский договор, как стартовая база нового этапа реформирования Европейского союза

ниццский европейский союз конституционный

Последним этапом реформирования Европейского интеграционного объединения в конце двадцатого века был ряд учредительных договоров, провозгласивших новый этап интеграционного процесса как политического сближения стран участниц. Данные договора провозгласили создание новой структуры, на базе существовавших Европейских Сообществ - Европейского союза. Ключевыми моментами этого процесса стали три учредительных договора: Маастрихтский (1991), Амстердамский (1997) и Ницский договоры.

Текст Ницкского договора был согласован в декабре 2000 г., подписан 26 февраля 2001 г., и вступил в силу в 2003 году. На его подписании президент, председательствовавшей на тот момент в ЕС Франции, Жак Ширак заявил о возвращении в Ниццском договоре прежнего духа европейской сплоченности. Однако, на деле ситуация выглядела не столь радужно.

Ниццский договор явился результатом довольно сложной работы и поиска многочисленных компромиссов. Он был призван решить очень непростую задачу перестройки институционного механизма, обеспечить защиту достижений интеграции и преодоление вероятности реализации рисков, с которыми было связано дальнейшее расширение Европейского союза.

Новый учредительный договор представлял собой итог работы Межправительственной конференции, созванной, что бы решить вопросы по реформированию Европейского союза не решенные ранее и назревшие к началу нового тысячелетия.

В начале его создания предполагось, что новый учредительный договор сможет решить такую проблему, как: подготовка институтов Европейского союза и системы их взаимодействия к крупномасштабному расширению.

Однако Договор содержал также целый ряд положений, относящихся к регулированию вопросов юрисдикции, вносил определенные и порой существенные изменения в механизм осуществления общей внешней политики и, особенно, политики безопасности, а также сотрудничества полиций и судов. Таким образом, став полноценной частью процесса углубления европейской интеграции.

Создатели Ниццского договора сосредоточили свое внимание на трех основных проблемах, вставших перед Европейским союзом в конце двадцатого начале двадцать первого веков, а именно: на внутренних реформах ЕС; принятии в ЕС стран Центральной и Восточной Европы с предоставлением им мест и голосов в институтах ЕС, а значит - автоматического перераспределения мест между «старыми» членами ЕС, а также формировании общей внешней и оборонной политики Союза.

Ниццский договор сохранил заложенное Маастрихтским договором 1992 года деления базиса Европейского союза на три опоры. Первая опора - это Европейские экономические сообщества, то есть то объединение, которое существовало до подписания Маастрихтского договора. В данной опоре в наибольшей степени учитывается уровень соответствия стран-членов уровню приведения к единообразию законодательств стран Евросоюза и становления наднационального регулирования в экономической и валютной сферах.

Второй опорой является Общая внешняя политика и политика безопасности и обороны. Они стали относительно новым направлением деятельности Европейского союза, развивающим опыт «европейского политического сотрудничества» и предусматривающим согласование и осуществление странами ЕС совместных внешнеполитических действий на основе единогласно принятых решений. Попытка ввести схожую структуру в начале интеграционного процесса Жаном Моне, тогда, в 50-х годах, потерпела поражение. В девяностых же этот вопрос стал иметь более важное значение, войдя в состав опор Европейского союза.

Третьей опорой была обозначена политика в области внутренних дел и юстиции. Эта опора начала оформляться во второй половине 90-х годов. Значение сотрудничества в сфере «третьей опоры» повышается в связи с поставленной в Амстердамском договоре 1999 году целью превратить Европейский союз в зону свободы, безопасности и справедливости.

Значительная часть статей и приложений к Ниццскому договору, образующих его неотъемлемую составную часть, посвящены реформированию институтов. Здесь можно вычленить несколько аспектов.

Во-первых, определенное расширение юрисдикции Европейских Сообществ и Европейского Союза, что соответственно повышает роль и значение институтов, осуществляющих эту юрисдикцию. В частности, обращает на себя внимание определенное расширение круга полномочий Европейского союза в социальной сфере, а также возрастающая детализация правового регулирования в таких областях, как общая внешняя политика и политика безопасности и сотрудничество полиций и судов в уголовно-правовой сфере.

Однако первоочередной задачей стоявшей перед Ниццским договором, было реформирование институтов союза и их работы. Реформа задумывалась и разрабатывалась с целью перестройки принципов и методов работы системы для будущего расширенного союза.

Так в Ниццском договоре было проведено расширение принципа голосования квалифицированным большинством в Совете, в сравнении с предыдущими учредительными договорами Европейского союза.

Европейский совет представляет собой высший политический орган Европейского союза, состоящий из глав государств и правительств стран-членов ЕС и их заместителей - министров иностранных дел. Членом Европейского Совета является также председатель Еврокомиссии.

В основе создания Европейского Совета лежала идея президента Франции Шарля де Голля о проведении неформальных встреч лидеров государств Европейского Союза, что должно было препятствовать снижению роли национальных государств в рамках интеграционного образования.

Совет определяет основные стратегические направления развития ЕС. Выработка генеральной линии политической интеграции - основная миссия Европейского совета. Наряду с Советом Министров Европейский Совет наделён политической функцией, заключающейся в изменении основополагающих договоров европейской интеграции. Его заседания проходят не менее чем дважды в год либо в Брюсселе, либо в председательствующем государстве под председательством представителя государства-члена, возглавляющего в данное время Совет Европейского Союза.

Это означало, что каждое государство-член Европейского Союза при решении вопросов в Совете квалифицированным большинством обладало определенной суммой так называемых взвешенных голосов, в той или иной степени соответствовавшей удельному весу данного государства в составе Европейского Союза.

При этом, государства-члены сохранили право вето, в таких острых для них вопросах, как система налогов, вопросы иммиграции и предоставления политического убежища, в культурной сфере и вопросах сплоченности стран ЕС.

Таким образом, увеличивалась вероятность принятия решения, даже в случае несогласия одного из государств-членов, что становилось особенно актуальным с учетом приближавшегося расширения, в условиях которого сохранить единство мнений оказывалось достаточно сложной задачей.

Но при этом, в Ниццском договоре повысился уровень голосов, необходимых для принятия того или иного решения квалифицированным большинством с 71,3% до 74,8%, дабы в большей мере учитывать мнение всех участников интеграционного объединения.

Также была увеличена доля в голосовании пяти крупнейших стран Европейского союза (Германии, Франции, Великобритании, Италии и Испании). Если раньше они в сумме имели 55,2% голосов в Совете, то теперь 61,4%. Тем самым, Ниццский договор стремился предотвратить «гегемонию карликов», когда решения не могли бы приниматься без широкой коалиции малых стран-членов ЕС. При этом был сохранено равновесие между двумя крупнейшими государствами-членами Европейского союза - Францией и Германией. Общее же число голосов стран-участниц в Совете теперь составляло 345.

Однако возможность наложения вето на любое принимаемое решение сохранялась даже в условиях положительного голосования квалифицированным большинством, и реализовывалось в случае, если число голосов несогласных ровнялось или превышало 88, или если против выступали трое крупных и одно малое государств-членов. Таким образом, малые государства имели возможность блокировать принимаемое решение лишь коллективно, что в реальности являлось маловероятным из-за различий в интересах и целях этих стран.

Эта система вступила в силу с 1 января 2005 года. Итоговые принципы, утвердившие систему квалифицированного большинства в новом виде, вошли в Декларацию о пороге квалифицированного большинства.

Также в Ницце было впервые утверждено положение о двойном большинстве при голосовании. Теперь для принятия решения стало необходимым не только квалифицированное большинство поданных голосов, но и большинство, представляющее страны, население которых составляет 62% от общего числа жителей Европейского союза. Это стало своего рода компромиссным путем между «еврооптимистами», стремившимися максимально ускорить процесс интеграции и «евроскептиками», не желавшими терять часть суверенитета, скрывавшуюся под правом вето в Совете.

Однако уже в резолюции Европейского парламента от 31 мая 2001 года отмечалось, что принятая Ниццским договором система квалифицированного большинства при принятии решений не удовлетворяет требований к эффективности и открытости при большем количестве стран-участниц Европейского союза.

Второй важнейший аспект, это реструктурирование самих институтов. В частности, вносятся изменения количественного и качественного порядка в вопросах формирования Европейского Парламента и его состава, процедуры формирования Европейской Комиссии и ее структуры. Особого внимания заслуживает и довольно серьезный пересмотр структуры судебных учреждений Европейского Союза.

Европарламент - представительный институт Союза. С 1979 года его члены (депутаты) избираются в государствах-членах прямым всеобщим голосованием. В голосовании имеет право принимать гражданин ЕС, являющийся зарегистрированным избирателем. Срок полномочий Европарламента 5 лет; досрочный роспуск или самороспуск невозможен.

Что касается Европейского Парламента, речь идет об изменении общей численности парламентариев, которая Амстердамским договором была ограничена в 700 депутатов. Ниццский же договор предусматривал возможность увеличения общей численности депутатского корпуса до 732. При этом число мест, полагающихся старым членам ЕС, то есть тем, кто входил в число стран-участниц на момент подписания Ницского договора, сократилось на 91. Только Германия и Люксембург сохранили прежнюю численность представителей.

Таким образом, договор выделял места для парламентариев стран, которые должны были войти в состав Европейского союза в начале двадцать первого века. При этом нормы и условия представительства государств-членов ЕС в Европейском парламенте, по статье 190, определялось квалифицированным большинством голосов Совета.

Так же, статьей 191 создавалась юридическая база для создания, финансирования и деятельности общеевропейских политических партий. Что должно было способствовать повышению партийно-политической системы Европейского союза до более высокого уровня, тем самым, переведя партийно-политическую систему с национального на наднациональный уровень. Это укрепляло позиции политического процесса интеграции и усиливало значение наднационального объединения в партийно-политической жизни Европы. А также направляла интересы борьбы партийных структур с национального и межнационального на общеевропейский уровень.

По договору, Европейский парламент вслед за другими институтами ЕС получил возможность отклонения различных проектов. А также добиваться приоритетного мнения от Суда ЕС по вопросам совместимости Ниццского договора и международных соглашений.

Эти изменения вступили в силу при выборах в Европарламент в 2004 году.

Вообще, если рассматривать изменения, вносившиеся Ниццским договором в структуру и работу Европарламента, то необходимо отметить расширение его возможностей благодаря увеличению сферы совместного принятия решений и согласия стран-членов с усилением взаимодействия в области совместного принятия решений. За этим нововведением авторы договора видели усиление демократических и парламентаристских тенденций в Европейском союзе.

Также творцы Ниццского договора немалую часть посвятили идее реформирования Комиссии Евросоюза. Это высший орган исполнительной власти Евросоюза. В задачи Еврокомиссии входят: координация работы органов исполнительной власти всех стран ЕС, выработка рекомендаций для деятельности Европарламента, внесение законодательных инициатив с целью приведения в соответствие с общеевропейскими стандартами национального законодательства стран-членов ЕС, наблюдение за соблюдением всеми странами единых европейских стандартов, а также прав и свобод человека, проведение систематических консультаций со всеми национальными правительствами для выработки единой экономической, военной, внешней, культурной политики.

Сама Комиссия так сформулировала свои пожелания: пересмотр состава Комиссии путем ограничения числа ее членов, а также разработка системы ротации, либо сохранение принципа «одно государство - один член Комиссии», но при этом фундаментально реорганизовать структуру Комиссии. А также предоставить Председателю Комиссии право отправлять в отставку ее членов.

В итоге, Ниццский договор изменил процедуру формирования Комиссии, таким образом, что кандидатуры в члены Комиссии ЕС вносятся государствами-членами. При этом окончательный состав Комиссии формируется Советом с согласия Председателя Комиссии: он одобряется Европарламентом и после этого утверждается квалифицированным большинством на заседании Совета. Сам же председатель Комиссии по учредительному договору 2001 года избирается квалифицированным голосованием на заседании Европейского Совета.

Ниццский договор существенно повысил значение Председателя Комиссии, предоставив ему дополнительно полномочия определять внутреннюю структуру Комиссии, распределять и перераспределять полномочия ее членов, контролировать их текущую деятельность. А также требовать отставки члена Комиссии, при одобрении остальных комиссаров.

Большое значение для реформирования исполнительного органа Европейского союза имел уход от прежнего принципа формирования Комиссии относительно принципа единогласного решения всех стран-участниц. Однако, пятерка ныне ведущих государств-членов ЕС (Великобритания, ФРГ, Франция, Италия и Испания) имеющих в настоящее время по 2 места в Комиссии лишатся этой привилегии. Это стало компромиссным решением между крупными и малыми странами Европейского союза и позволило высвободить ряд мест для представителей будущих стран-членов.

Таким образом, Ниццский договор реализовал принцип: одно государство - один комиссар, вне зависимости от количества государств-членов Евросоюза. Решение же о количестве комиссаров в Европейском союзе, состоящем из 27 государств-членов, откладывалось на будущее.

Список кандидатов в комиссары, по положению Ниццского договора, создавался в соответствии с предложениями стран-членов ЕС, таким образом, чтобы Совет не имел возможности отклонить или утвердить кандидатуру не соответствующую выбору государства-члена. Так, страны-участники ЕС сохраняли возможность контролировать созываемую Комиссию изнутри посредством своих представителей.

В течение всего хода Межправительственной конференции шли жаркие дебаты о том, каковой же в итоге должна стать структура Комиссии Европейского союза. Длительные споры, переговоры и дебаты не способствовали росту легитимности, как разрабатываемого учредительного договора, так и всего Евросоюза в целом.

Не менее важным моментом явилась коренная трансформация в Ниццском договоре института углубленного сотрудничества, существенно облегчив процедуру его учреждения. Таким образом, договор предполагал, что по инициативе восьми или более государств-членов одобренной Советом, принимающим решение квалифицированным большинством возможно учреждение углубленного сотрудничества в рамках части стран-участников Европейского союза. Это должно было способствовать процессу углубления интеграции, таким образом, что группа стран ушедших по пути углубления интеграции вперед, потянет за собой остальные страны-участницы объединения. А также позволяло странами, желавшими реализовать углубленное сотрудничество в рамках лишь части союза.

Можно сказать, что в рамках Евросоюза стало возможно осуществление программ, мер и создание для этого необходимых специализированных институтов, которые будут способствовать прогрессивному развитию европейской интеграции, но, не охватывая все государства-члены Европейского Союза. Причины тому могут быть разные: нежелание отдельных государств непосредственно участвовать в реализации так называемых продвинутых проектов или их несоответствие требованиям и критериям, связанным с реализацией того или иного продвинутого проекта.

Ниццский договор содержит очень детализированные и развернутые постановления, относящиеся к концепции продвинутого развития. Этой проблематике посвящен пересмотренный раздел 7 договора о Европейском Союзе и целый ряд отдельных статей Договора о ЕС. Порядок финансирования продвинутых проектов, формирование механизмов и использование специальных институтов (или институтов Союза) при реализации продвинутых проектов - все это находит весьма детальное закрепление и регулирование в постановлениях учредительных актов.

Однако при провозглашении внешне единых целей Европейского союза и путей их реализации в Ниццском договоре немалая часть экспертов обращает внимание на то обстоятельство, что изменяющиеся процедуры, механизмы принятия решений и трансформация самих институтов идет в направлении усиления позиций «старых» государств-членов и особенно ведущих государств внутри Европейского Союза.

Так, Романо Проди, в своем выступлений перед Европейским парламентом в январе 2001 года, отметил: «В Ницце 15 государств-членов, будучи озабочены своими национальными интересами, смогли достичь лишь несовершенного соглашения, не являющегося большим шагом вперед. Более того, большинство глав государств и правительств скорее стремились заблокировать будущую деятельность Союза, нежели способствовать достижению общих целей. Ницца стала очевидным примером соглашения по принципу наименьшего общего знаменателя».

В течение всего хода дебатов на Межправительственной конференции политики не уставали забрасывать друг друга обвинениями, что ослабляло дух общеевропейского единства и снижало уважение граждан к разрабатываемому документу.

При разработке Ниццского договора проявилась тенденция максимального проведения линии защиты национальных интересов по наиболее чувствительным для них вопросам. Тем самым страны-участницы Европейского союза демонстрировали всему миру, в том числе своим гражданам и странам-кандидатам неспособность пренебречь национальными интересами перед общими интересами сообщества, что снижало авторитет самого объединения.

Переговоры по Ницскому договору дали отрицательный результат в плане стимулирования стран-кандидатов к конструктивному и ориентированному на общий результат поведению.

Каждая страна боролась за собственное усиление в рамках Европейского союза. Германия стремилась сохранить свои голоса в Совете министров, упирая на то, что является самой крупной и многочисленной страной Евросоюза. А Франция желала увеличить количество своих голосов, напирая на нарушение политического баланса сил, между двумя крупнейшими соседями внутри Евросоюза, сложившегося еще на заре евроинтеграции. При этом можно выделить тот фат, что именно необходимость такого равновесия явилось основой для создания Европейского сообщества угля и стали, ставшего основой будущей евроинтеграции. Пятнадцати миллионные Нидерланды желали получить то же внимание, как и десятимиллионная Бельгия, с чем был категорически не согласен Брюссель, полагавший, что имеет ряд привилегий как столица Европейского союза, где располагается большая часть его институтов.

Наблюдатели подтвердили, что в течение всего хода дебатов национальные интересы оказывались более значимыми, первоочередными, по сравнению с европейскими ценностями. Лишь путем принятия множества компромиссных решений удалось согласовать новый договор.

При этом трудности в поиске компромисса, отсутствие общеевропейского единства не укрылось от внимания граждан союза и прессы, высказывавшейся, что мечта о единой Европе Моне погрязла в склоках, а страны-члены объединения стремятся скорее ограничить процесс интеграции, чем стимулировать его политическую составляющую.

Постоянные столкновения в процессе разработки Ниццского договора, поиск компромиссов, как единственно возможного пути развития, без учета того, насколько эти компромиссы четко соответствуют общеевропейским интересами и потребностям всего союза, отсутствие общеевропейского единства, несомненно, влияли на восприятие населением и СМИ процесса развития Евросоюза.

Также Ниццский договор был призван решить проблему бюрократизации и низкой эффективности институтов Европейского союза. Однако, он не смог преодолеть эту проблему, отложив ее на будущий этап реформирования ЕС.Тем самым, продемонстрировав неготовность лидеров Европейского союза решать ряд назревших проблем в рамках разработки одного общесоюзного документа.

При этом в процессе ратификации Ниццского договора отчетливо проявился кризис легитимности Европейского союза, недоверия населения лидерам объединения и отсутствие поддержки нового договора гражданами союза, выразившийся в провале первого референдума по договору в Ирландии.

Движение институтов Европейского союза в сторону углубления процесса интеграции в том виде, какой был предложен разработчиками Ниццского договора, расходилось со стремлениями значительной части ирландцев. Не смотря на то, что большинство партий агитировало за принятие нового учредительного договора, большинство граждан Ирландии высказалось против. Повторный референдум, предваряемый масштабной агитационной компанией в поддержку нового учредительного договора, так же не дал радужных результатов, новый договор получил одобрение всего 53,87% голосов избирателей.

При опросах, граждане стран-членов Европейского союза высказывали свои опасения, что изменения, привнесенные Ницским договором, ослабляют власть государств-членов, перенося их полномочия на уровень Европейского союза и тем самым лишая страны-участницы объединения части государственного суверенитета. Не меньшие опасения граждане высказывали и относительно снижения эффективности процесса принятия решений по вопросам, которые перешли под юрисдикцию наднациональных структур и их оторванность от нужд населения.


1.2 Расширение Европейского союза как фактор реформирования


Другим крупным фактором, повлиявшим на необходимость реализации нового этапа реформирования Европейского союза в начале двадцать первого века, стало его крупномасштабное расширение за счет принятия новых стран-членов.

Включение в состав Европейского союза еще 10 новых стран стало крупнейшим за всю историю союза. Еврокомиссар Гюнтер Верхоген назвал его самым подготовленным и всесторонне оцененным экспертами расширением за все годы существования ЕС. Стремление стран Центральной и Восточной Европы присоединиться к Евросоюзу обозначилось уже в начале 1990-х годов, когда были подписаны соглашения об их ассоциации с интеграционным объединением. В 1993 году на саммите Европейского союза в Копенгагене была подтверждена принципиальная возможность дальнейшего расширения ЕС. С этого момента началась постепенная подготовка будущего расширения и включения новых участников в состав Евросоюза.

Расширение Европейского союза в новом тысячелетии коренным образом отличалось от всех предыдущих, как с точки зрения стран-кандидатов, так и с точки зрения социальных и экономических различий между этими странами, а также между ними и старыми участниками европейского объединения.

При этом необходимо отметить, что новый импульс расширения Европейского союза на восток имел сугубо политическую природу.

Одной из основных миссий, которую ставил перед собой Евросоюз, включавший в себя 15 стран Западной Европы, принимая решение о дальнейшем расширении на восток, была помощь по возвращению посткоммунистических стран Центральной и Восточной Европы в европейское лоно, повернув развитие ЕС и стран Центральной и Восточной Европы в сторону предложенную еще в ходе Второй мировой войны идеологами и теоретиками евроинтеграции, содержавшую в себе идею интеграции всей Европы, как Западной, так и Центральной и Восточной. Так канцлер Германии Хельмут Коль, рассуждая о расширении на восток, называл это моральным долгом Западной Европы.

Однако кроме чисто историко-идеологических, были и вполне практические политические цели расширения, носившие первоочередной характер, и направленные на максимально эффективное разрешение проблем проявившихся на территории постсоветских стран Европы в 90-е годы, и влиявших на внутреннее положение стран-членов Европейского союза. Начиная с экономической и социальной нестабильности, проблем окружающей среды до торговли наркотиками, оружием и открытых межэтнических конфликтов на территории прилегающей своими границами к границам Евросоюза.

Таким образом, страны Западной Европы стремились расширить состав Европейского союза, дабы обезопасить себя путем поддержки демократических и экономических преобразований в соседних странах, в целях постепенного расширения зоны стабильности в Европе и предотвращения возможности дестабилизации хрупких демократий Восточной Европы. Путем расширения на восток, Европейский союз стремился стабилизировать ситуацию на континенте, взять ее под контроль и направить в мирное русло.

Так же одним из положительных итогов расширения старым членами союза виделось открытие рынков стран-кандидатов. Таким образом, включая новые государства в состав интеграционного объединения, проводилось расширение внутреннего рынка товаров и рабочей силы Евросоюза, что давало возможность не только создавать новые рабочие места и ускорить экономический рост, но и давало Европе большие рычаги влияния на мировой арене, укрепляя ее положение в глобальном мире.

Перспективы подключения к Евросоюзу позволила ускорить экономические и политические реформы и снизить потенциал возможного возникновения между странами региона конфликтов.

Сторонники расширения выделяли среди положительных сторон расширения, что новые страны-члены, скорее всего, станут мотором экономических реформ, либерализации и дерегулирования рынков. Что во многих аспектах их экономики более открыты, чем экономики западноевропейских стран, особенно Франции, Италии и Германии.

Что же касается самих стран-кандидатов, то они, пожалуй, были даже более заинтересованы во вхождении в ЕС, чем сам союз.

Впервые за всю историю процесса интеграции Европейского союза в объединение западноевропейских стран с рыночным хозяйством входили государства с переходной экономикой. И присоединение их к единому внутреннему рынку ЕС, как отмечали экономисты, должно было способствовать существенному сокращению периода перехода к полноценным рыночным отношениям.

Кандидаты в члены Европейского союза рассматривали перспективу присоединения к ЕС как шанс выбраться в периферии Евросоюза и стать составной частью европейского пространства благосостояния и стабильности.

Однако присоединение стран-кандидатов к Европейскому союзу, а особенно стран Восточной Европы потребовало определенных жертв. Так Литвой было дано согласие на требование Европейской комиссии по закрытию Игналинской АЭС, обеспечивавшей более 80% внутренней потребности Литвы в электроэнергии. Схожее решение пришлось принять и в Чехии по закрытию Темелинской АЭС.

При этом надо учитывать, что расширение ЕС на восток представляло собой объединение высокоразвитых, но в массе своей не очень динамичных стран Западной Европы, и трансформирующихся стран бывшего «советского блока», еще не до конца выстроивших рыночную систему.

Тут надо отметить, что степень сходства, а на данном этапе расширения Европейского союза скорее различия между системами регулирования экономических и социальных процессов в старых странах-участницах ЕС и стран-кандидатов, повлияла на взаимодействие процессов расширения и углубления европейской интеграции.

Этот процесс обуславливается тем, что когда происходит углубление интеграции, это ведет к расширению выгод внутри объединения для его участия путем объединения территорий стран-членов. Это стимулирует окружающих объединение соседей стремиться в интеграционное пространство, которое в процессе углубления интеграции перенаправляется частично от соседей, где мешают таможенные и экономико-политичесие барьеры, вовнутрь, где отсутствие барьеров стимулирует взаимодействие.

Окружающие же соседи, выделяя положительные эффекты от процесса интеграции, стремятся присоединиться к интеграционному объединению по причине его выгодности, вследствие чего проводят реформирование, необходимое для присоединения. Союз же, получая новых членов, производит дальнейшее углубление интеграции, так как возникает необходимость реформирования структуры объединения по причине необходимости более эффективного управления увеличивающимся объединением. Тем самым расширение стимулирует углубление, и наоборот.

При этом, чем ближе по уровню развития находятся члены союза и кандидаты, тем легче происходит интеграция различных уровней взаимодействия социумов. Однако, чем большие различия между действенными членами союза и присоединяющимися, тем дольше будет проходить процесс интеграции новых стран-участниц в единую сложившуюся систему Евросоюза, что, несомненно, повлияет на скорость углубления интеграции ЕС.

Сравнение уровней экономического развития по состоянию на конец 2002 г., стран-претендентов на прием в ЕС с 15 странами-членами свидетельствует об их существенных различиях в количественных и качественных показателях.

Так, в наиболее развитой из стран-кандидатов - Словении производство ВВП на душу населения составляло лишь 68% от среднего уровня 15 старых участников Евросоюза, в Чехии - 56%, Польше - 40%, а в Латвии - 31%. При этом Словения уступала по производству ВВП на душу населения Греции - самой отстающей стране Европейского союза.

Правда, тут необходимо учесть, что динамика роста и ВВП, и производительности труда в странах-кандидатах на момент расширения была намного лучше, чем в старых государствах-членах ЕС. Однако такой показатель также демонстрирует наличие масштабных различий в экономиках стран-членов и стран-кандидатов.

Таким образом, помимо положительных результатов расширения на восток, существовали и определенные сложности.

Так между членами Евросоюза и странами-кандидатами на момент принятия решения о расширении сохранялись значительные различия в структуре экономики: в странах ЕС были намного более развитые современные отрасли сферы услуг и промышленности. В государствах-кандидатах же в три раза выше доля сельского хозяйства.

Нельзя не учесть и того обстоятельства, что заключительный этап переговоров о расширении Европейского союза на восток и само расширение совпали по времени с существенным ухудшением экономического положения в ЕС. И это при том, что опыт объединения Германии показал, как реальная интеграция постсоветских стран и стран бывшего соц. лагеря потребует от пятнадцати стран-участников Евросоюза огромных вложений, что не особо привлекало большинство граждан ЕС.

Столь масштабное расширение неизбежно ведет к изменениям в балансе сил между основными участниками Европейского союза. Еще более увеличилось влияние Германии, так как она имела наиболее сильные экономические позиции в странах Центральной и Восточной Европы. Это нарушило хрупкий баланс между ней и Францией, лежавший в основе европейской интеграции.

Увеличение числа государств-членов нарушило баланс между большими и малыми странами и поставило под угрозу эффективность институтов ЕС. Это вынуждало задуматься о реформе процедур принятия решений и механизма взаимоотношений между Комиссией и Советом министров.

Так, среди политической элиты Европейского союза, состоявшего из 15 стран-участниц, а также среди чиновников ЕС существовало понимание, что как только за столом переговоров окажутся представители 25, а не 15 стран, процесс принятия решений существенно затянется. Таким образом, расширение на восток привело к острой необходимости перестройки институциональной структуры Европейского союза.

При этом, планируемое крупномасштабное расширение ЕС привело к необходимости учитывать при голосовании и демографический вес каждого государства-члена.

Среди же граждан старых государств-членов Евросоюза наибольшие опасения вызывали два вопроса: возможное резкое увеличение иммиграции из новых стран-членов и перераспределение в их пользу средств для субсидирования сельскохозяйственных производителей. И эти опасения имели под собой довольно весомые основания.

На момент расширения только в Венгрии доля безработных во всем трудоспособном населении (5,8%) была ниже, чем в среднем по Европейскому союзу в границе 15 стран-участниц (7,7%) на 1,8%. В Словакии же она превышала показатель, составляя 18%, а в Польше - 17%. Доля сельского хозяйства в произведенном ВВП в странах-кандидатах также существенно выше, чем в среднем по ЕС. Например, в Румынии она выше в 7 раз.

При этом страхи во многом были характерны в первую очередь среди граждан Евросоюза, а не в политической среде лидеров стран-участниц. Причем, снижение воодушевления наблюдалось тем выше, чем ближе к границе со странами-кандидатами проводились опросы. Тут можно отметить такие страны, как Австрия и Германия.

Так опрос, проведенный Евробарометром весной 1999 года показал, что лишь 3% австрийцев и 6% немцев положительно относятся к открытию рынка труда для стран Центральной и Восточной Европы.

С другой стороны, нельзя отрицать, что по мере разработки проекта расширения Евросоюза на восток, происходил рост одобрения его со стороны граждан союза, видевших в этом процесс прогрессивного развития ЕС.

Но при этом, несомненно, расширение Евросоюза в новом тысячелетии оказалось самым дорогостоящим за всю историю ЕС. Так, рассчитывалось, что в течение первых трех лет с момента расширения, из бюджета ЕС на новые страны должно было потратиться 40 млрд. евро ежегодно. При этом сами новые члены должны были отдавать в бюджет единой Европы 15 млрд. евро. Так что, старым членам Европейского союза новое расширение обошлось в 25 млрд. евро ежегодно.

Цена расширения Европейского союза не исчерпывается финансовыми расходами. Она также измеряется влиянием расширения на выполнение долгосрочных программ углубления европейской интеграции, предусмотренных предыдущими учредительными договорами Европейского союза и другими стратегическими решениями ЕС.

При этом определенные опасения по вопросу расширения существовали не только в среде государств-членов ЕС, но и со стороны стран-кандидатов, ощущавших собственную отстраненность и некую ущербность в сравнении со странами Западной Европы. В странах центральной и восточной Европы стало появляться недовольство интеграционным процессом. Так. В Литве летом 2002 года отмечалось снижение числа граждан, поддерживающих вступление страны в ЕС до 40%.

Несомненно, последний этап расширения явился вызовом Евросоюзу.


1.3 Лаакенская декларация, как отражение начала подготовки нового этапа реформирования Европейского союза


Ниццский договор в своей основе, как отметили европарламентарии, устранял формальные препятствия для дальнейшего расширения Европейского союза. Он привнес определенный ряд положительных изменений в структуру и работу институтов Европейского союза. Однако. Как отмечали представители Европейского парламента, Ниццский договор не был рассчитан на применение и эффективную реализацию в условия расширения Европейского союза до 25 и более членов.

Для реализации изменения Европейского союза в рамках нового состава и перестройки его институтов и систем их взаимодействия привели к подписанию 15 декабря 2001 года, в Лаакене декларации «Будущее Европейского союза». Создатели Лаакенской декларации стремились включить в состав документа все основные назревшие в союзе проблемы, тем самым выделяя те сферы и направления, которые в наибольшей степени требовали изменения.

Произошедшие и намечавшиеся изменения в Евросоюзе, а также нерешенность ряда вопросов в рамах Ниццского договора, стали причиной создания декларации положившей начало новому этапу реформирования ЕС. Участники встречи в Лаакене четко выделили необходимость идти вслед за изменениями, как в мире, так и в самой Европе, и даже опережать их. Встал вопрос о реформировании структуры Европейского союза, его компетенций, так как вопросы стоявшие еще перед Ницским договором в самых сложных аспектах так и не были решены.

Масштабное расширение на Восток привело к острой необходимости реформирования институтов союза. Так как прежняя система комплектования и принятия решений в политических институтах ЕС нуждалась в корректировке, дабы эффективно работать при 25 странах-участниках союза. Причиной этого был тот факт, что прежняя структура институтов Евросоюза была рассчитана на небольшое количество стран-участниц.

Система представительства, разработанная Ниццским договором, частично снимала остроту проблемы, но не являлась ее решением. Требовалась дальнейшая институциональная реформа ЕС. Сами разработчики договора соглашались, что самые острые вопросы по реформированию институтов ЕС была отложена на начало нового тысячелетия.

В докладе «Институциональные аспекты расширения» подготовленном по поручению Р. Проди подчеркивалось, что система Европейского союза, состоящего из 15 стран-членов, не функционирует должным образом и необходима радикальная реформа расширяющегося союза.

Не менее важной проблемой, затронутой в декларации, явился вопрос бюрократизации и оторванности институтов Европейского союза от интересов граждан. Необходимость решения проблем демократизации союза и сближения его с населением, перехода работы его структур к более открытым и доступным для населения принципам, требовало выработки новых механизмов разработки договора для ЕС. А также разрешение возникшего в процессе развития Европейского союза противоречия между демократическим внутренним устройств стран-членов и бюрократическим характером надгосударственных структур ЕС, которые получают всё большую власть, хотя, по сути, никем не избираются.

Встала остро необходимость снятия противоречий между интересами ЕС в целом и государств, в него входящих, что проявилось в процессе подготовки Ниццского договора.

Ниццский договор не смог дать достойное решение этой проблемы предложив, как отметили представители Европарламента, во многом половинчатые меры и недостаточно полные возможности для рассмотрения и проведения в жизнь решений назревших в Европейском союзе проблем. Ницский договор не смог дать ответы и привнести новые решения на стоящие перед Европейским союзом вопросы.

Лидеры Европейского союза выделили как основную цель развития ЕС в новом тысячелетии, перестройку работы союза в более простом и понятном режиме для его граждан, тем самым, приблизив наднациональное объединение к жителям ЕС и упрочив его пошатнувшуюся легитимность.

Тут нужно учесть, что одной из доктрин развития Европейского объединения с момента его организации является его демократическая направленность, приверженность демократическим ценностям. Идея европейской интеграции зарождалась в условиях второй мировой войны и виделась как единственно возможный путь построения общества мира, основанного на уважении прав и свобод граждан. Во многом, если рассматривать эволюцию интеграционного объединения Европы, всегда прослеживалось стремление к максимальной открытости, доступности для граждан стран-участниц. Это продиктовывалось необходимостью легитимизации ЕС, как новой структуры. Повышению ее авторитета в глазах граждан и росту поддержи с их стороны.

Однако после сложностей при ратификации учредительных договоров в 90-х годах, а так же после провала референдума в Ирландии по Ниццскому договору встал вопрос о необходимости повышения легитимности Евросоюза и его институтов в глазах граждан союза.

Таим образом, Лаакенская декларация поставила перед союзом вопрос о повышении демократичности, эффективности и прозрачности работы объединения, как основные цели реформирования институционального базиса Евросоюза.

Также Лаакенская декларация выделила проблему не столько территориального, сколько демографического расширения союза, а значит и стоявшую проблему необходимости изменения подхода к развитию общеевропейской идентичности.

При этом декларация не давала четких ответов на поставленные вопросы, а лишь провозглашала механизм для их поиска.

Именно в Лаакенской декларации впервые для принятия учредительного договора Европейского союза был предложен новый для документов такого уровня механизм - Конвент о будущем Европы. По декларации, он должен был начать свою работу 1 марта 2002 и в течение года должен был собрать и переработать в форме единого проекта все высказанные в ходе дискуссии предложения. Окончательно было принято решение о разработке совершенно нового учредительного договора, в основе которого подразумевался новый базис, отличный от предыдущих учредительных договоров Европейского союза, так как документ, разработка которого поручалась Конвенту о будущем Европы, получил наименование Конституционного договора, тем самым, претендуя на совершенно иное значение, чем предыдущие договора. По замыслу разработчиков декларации, документ подписанный в Лаакене должен был помочь добиться успеха в вопросе разработки правильного пути развития Евросоюза.


2. Подготовка и содержание проекта Конституционного договора для Европы, как нового этапа реформирования Европейского союза


2.1 Первый этап подготовки проекта Конституционного договора для Европы: Европейский Конвент или Конвент о будущем Европы


Конвент о будущем Европы, организация которого прописывалась в Лаакенской декларации, начал свою работу 28 февраля 2002 года в Брюсселе - день, ставший по словам Председателя Европарламента «решающим и революционным шагом для европейской демократии и парламентского метода». Он должен был суммировать результаты дискуссий и представить свои рекомендации по вопросам реформирования Европейского союза.

Конвент представлял собой международную конференцию, включавшую в себя не только представителей государств-членов Европейского союза, но делегатов стран-кандидатов в Евросоюз. Состав Конвента включал в себя 207 представителей в составе: Председателя, двух его заместителей по 1 представителя правительств стран-членов и стран-кандидатов Европейского союза, по 2 депутата от каждого национального парламента государства-участника А также 16 членов Европейского парламента и 2 представителя Европейской комиссии.

При этом изначально планировалось, и было реализовано создание резервных представителей, так называемых заместителей действующих членов Конвента на случай, если тот не сможет принять участие в работе, дабы заменить его в процессе разработки Конституционного договора.

При этом более половины представителей Конвента были парламентариями, которые несли ответственность перед своими избирателями, а не перед своими правительствами. Таким образом, Конвент в первую очередь, состоял из политиков, а не дипломатов, с широким представительством сил, выступающих за федерализацию Европейского союза.

В качестве наблюдателей приняли участие три представителя Комиссии по экономическим и социальным вопросам, три представителя организаций-социальных партнеров и шесть представителей Комитета по делам регионов, а также Европейский омбудсмен. Президенты Европейского суда и Счетной палаты приглашались на слушания дополнительно.

Председателем Конвента Европейский совет назначил бывшего президента Франции (1974-1981 гг.) и известного политического деятеля Валери Жискара дЭстена. Поскольку во главе Конвента, разработавшего Хартию основных прав гражданина ЕС, стоял немец, то для Франции председательство в Конвенте по проблемам конституциональной реформы было вопросом особого престижа.

Более двадцати лет назад Жискар д'Эстен в сотрудничестве с Гельмутом Шмидтом сумел добиться реализации принципа прямой выборности в Европейский парламент. Как депутат от Европы, он выступал за углубление ЕС. А его представления о будущем Европейского союза основывались на идее децентрализированного федерализма - это своего рода «срединный путь» между «европейским федеративным государством» и «Европой наций».

Ему помогали бывший премьер-министр Италии Джулиано Амато и бывший вице-президент Бельгии Жан-Люк Деэн, ратовавшие за конституционализацию ЕС.

Жан-Люк Деэн является приверженцем бельгийского федерализма. По поручению Комиссии он уже в 1999 году был соавтором предложения по пересмотру Договора, выступая за разделение текста Договора о ЕС на две части.

Структура Конвента о будущем Европы ориентировалась на схожую международную конференцию, также носившую наименование Конвент, который под председательством Романа Герцога разработал Хартию основных прав гражданина ЕС.

Работа Конвента соединяла в себе ряд форм, направленных на оптимизацию процесса разработки Конституционного договора для Европы. Так, работа Конвента включала в себя регулярные пленарные заседания, проводившиеся раз или два раза в месяц, собирая весь состав делегатов Конвента. Пленарные заседания проходили в помещении Европейского парламента в Брюсселе, позволявшем вместить всех участников. В процессе одной сессии пленарного заседания Конвента обсуждался один или два основных обобщающих вопроса разработки договора, дабы принять основополагающие и направляющие решения. При этом повестка дня определялась Президиумом Конвента в лице его Председателя и двух вице-председателей Конвента.

Для рассмотрения и решения вопросов на более глубоком уровне, требующем длительной проработки, в структуре работы Конвента были образованы рабочие группы, состоявшие из состава делегатов. Они создавались для рассмотрения сложных вопросов, которые трудно глубоко разобрать на пленарном заседании. Рабочие группы формировались из членов Конвента на добровольной основе, с привлечением экспертов и функционировали под руководством ответственного члена Президиума. Их задача заключалась в выработке максимально детального мнения по рассматриваемой проблеме.

В процессе работы Конвента были образованны следующие группы: группа, посвященная проблеме принципа субсидиарности. Работа этой группы была направлена на решение вопросов как лучше всего осуществлять реализацию и контроль за реализацией этого принципа, должны ли быть включены в Договор механизмы или процедуры его осуществления Политический или юридический характер процедуры.

Вторая рабочая группа была посвящена Хартии основных прав Европейского союза. Этот документ был разработан в 2000 году и включал в себя основные права граждан ЕС. Хартия не была принята как обязательный документ всеми странами Европейского союза и носила рекомендательный характер. Однако на встрече в Лаакене было принято решение о включении ее в текст нового договора, где она будет носить обязательный к исполнению характер.

Работа третьей группы заключалась в проработке вопроса юридического положения Европейского союза и его правосубъектности. Европейский союз, начавший свое существование в 1993 году с Маастрихтского договора, позиционировался как новый этап создания более тесного союза европейцев. Он состоял из трех опор: Европейские сообщества (общая сельскохозяйственная политика, общий рынок, транспорт и т.д.), общая внешняя политика и политика безопасности, а также полицейское и юридическое сотрудничество. Однако при этом у Европейского союза 90-х годов не было своей юридической правосубъектности и для ее введения, и была организована эта группа. В ее задачи входило рассмотреть последствия введения правосубъектности ЕС и ее характер.

Четвертая группа рассматривала роль национальных парламентов в архитектуре будущего Европейского союза, какую роль парламенты стран-членов Европейского союза будут играть в структуре работы ЕС по новому учредительному договору союза. Задачами этой группы было выявить роль национальных парламентов в существующей архитектуре Евросоюза, а так же взаимодействие полномочий парламентов национального и наднационального уровня, их разграничение и взаимодополнение.

Пятая группа разрабатывала дополнительные полномочия, которые должны были бы покрывать те области компетенций, в которых возможности союза были ограничены. Например, в вопросах поддержания стран-членов, или для способствования сотрудничеству и координации членов Европейского союза. Группа должна была определить: нужны ли дополнительные полномочия Евросоюзу, и какие именно, а так же как они будут согласовываться с полномочиями стран-членов.

Последняя группа занималась рассмотрением экономической политики будущего Европейского союза. Задачей их было рассмотреть возможности еще более плотного экономического и валютного сотрудничество стран Европейского союза и евро зоны в условиях масштабного расширения и намечаемой институциональной реформы.

Помимо этих групп, созданных еще в самом начале работы Конвента, как разрабатывавшие основополагающие правовые положения будущего договора, были организованы и другие. Они рассматривали вопросы, проявившие необходимость более глубокого изучения уже в процессе работы Конвента. Таким образом, уже после начала работы Конвента, были образованы дополнительные группы по вопросам внешней политике союза, обороны, безопасности и правосудия, а также по социальным вопросам.

Руководство Конвентом осуществлял коллегиальный орган - Президиум. В него вошли Председатель и вице-председатели Конвента, назначенные Лаакенской декларацией. Два представителя Европейской комиссии в лицах: Мишель Барнье, комиссара ЕС по региональной политике и Антонио Виторино, комиссара по вопросам правосудия и внутренних дел. По одному представителю от правительств трех государств, которые председательствовали в европейском союзе в период работы Конвента (Испании, Дании и Греции). Два представителя Европейского парламента: Индиго Мендез де Виго от Испании и Клаус Ханш от Германии. Два представителя от депутатов парламентов государств-членов: Джон Брутон, депутат парламента Ирландии, и Жизела Стюарт, представитель британского парламента. А также в состав Президиума вошел один представитель от стран-кандидатов: Алоиз Петере - депутат парламента Словении, бывший ее премьер-министр.

Характер вспомогательного органа Европейского Конвента носил Секретариат, в составе 19 человек во главе с Генеральным секретарем Джоном Керром, бывшим послом Великобритании в США.

Работа Конвента была поделена на три периода, каждый из которых имел свое целевое назначение. Первым являлся Период слушаний, проходивший в течение весны-лета 2002 года. В это время работа Конвента была направлена на выяснение взглядов его членов, а также позиций представляемых ими государств и институтов по вопросам будущего развития Европейского союза.

Второй период работы Конвента был посвящен анализу и проходил осенью 2002 года. В рамках данного этапа Конвент приступил к изучению возможных путей реформирования Евросоюза в отдельно взятых аспектах. Таим образом, Конвент, получив представление об идеях и направлениях возможных путей реформирования интеграционного объединения, приступил к их анализу и перенесению уже конкретных вопросов реформирования в рабочие группы, которые занялись глубокой проработкой заданных им тем в рамках поиска оптимальных вариантов, устраивавших все государства-члены.

Третьим этапом стал период синтеза, занявший самый длительный срок с ноября 2002 года по июнь 2003 года. Именно в это время Конвент занимался составлением единого проекта Конституционного договора для Европы.

Анализ и объединение выводов рабочих групп в единый текст договора взял на себя Президиум Конвента, опиравшийся в своих выводах на доклады, предоставленные ему рабочими группами.

Непосредственное составление разделов и статей осуществлялось Секретариатом Конвента, а также 12 редакторами из юридических служб институтов Европейского союза.

Если рассматривать политическое значение Конвента о будущем Европы, то можно сказать, что в сравнении с прежней процедурой, основанной на деятельности исключительно межправительственных конференций в составе членов правительств и дипломатов стран-участниц объединения, Конвент представляет собой огромный скачок вперед уже просто в силу своего символического значения. Межправительственные конференции и готовящие их рабочие группы заседали за закрытыми дверями, дискуссии же Конвента носили открытый и публичный характер. Он представлял собой орган, по сути своей демонстрировавший изменения, произошедшие в Европейском союзе, отражавший развитие ЕС по пути политико-правовой интеграции, эволюцию союза, который давно уже является не только союзом государств, но и союзом граждан.

Велики были опасения по поводу того, что Конвент, по своему составу представленный преимущественно парламентариями, мог бы действовать как учредительный орган, который своим размахом может причинить ущерб результату Межправительственной конференции. В соответствии с этим Европейский совет в Лакене не стал связывать себя обязательствами по результату работы Европейского Конвента, а осторожно заявил, что будет рассматривать заключительный документ как «исходный пункт для работы последующей Межправительственной конференции».

Перед Конвентом была поставлена двоякая задача: либо разработать проект будущего учредительного документа Союза (своеобразный «план-максимум»), либо - в случае невозможности достичь компромисса - представить различные варианты действий, которые подлежат обсуждению в 2004 г. в ходе межправительственной конференции. Конвент сделал выбор в пользу максимального варианта - «конституционализации» правовых устоев Союза, т.е. замены действующих учредительных договоров единым документом под названием Конституция или Конституционный договор.

Кроме планов сделать Договор ЕС более компактным и более понятным, Конвент должен был вынести предложения по поводу более эффективного распределения функций между структурами Европейского союза.

По завершении работы Конвента в 2003 г. указанный документ был представлен главам государств стран-участниц Европейского союза, а затем, после его доработки в ходе межправительственной конференции, проходившей в 2004 году, - подписать и отправить на ратификацию в национальные парламенты.

При этом необходимо отметить стремление лидеров Европейского союза изменить подход к выработке основополагающих документов союза. Конвент задумывался, как более демократичный и открытый механизм, чем применявшиеся прежде межправительственные конференции. И тем самым должен был способствовать повышению легитимности Европейского союза в глазах граждан стран-членов. Не зря Конвент о будущем Европы многие из его участников и лидеров ЕС сравнивали с Конвентом принявшим Конституцию Соединенных Штатов Америки. При этом идея разработки важного для Евросоюза документа путем Конвента была апробирована в 2000 году при создании Хартии основных прав Европейского союза. И хотя она не была признана всеми государствами-участниками объединения, Хартия стала большим прорывом в процессе демократизации и гуманизации ЕС.

Опыт разработки Хартии было решено частично перенести на процесс подготовки текста Конституционного договора для Европы, дабы способствовать легитимизации разрабатываемого проекта в глазах граждан Европейского союза и его общественных институтов. Открытый характер его работы должен был способствовать участию в обсуждении не только делегатов Конвента, но и общественных организаций и прессы, дабы максимально полно отразить в разрабатываемом договоре желания и стремления граждан союза.

«Мы должны создать такую модель, которая способствовала бы плодотворному сотрудничеству Совета ЕС, Европейской комиссии и Европарламента. Мы должны стать ближе к людям, потому что они уже начинают испытывать страх перед объединённой Европой. Неужели же опыт создания Евросоюза в его нынешнем виде был неудачным, если сейчас придётся менять столь многое?» говорит член Конвента, немецкий социал-демократ Петер Глоц.

По мнению главы Конвента Жискара д'Эстена две наиболее нуждающиеся в реформах сферы, это, во-первых, разделение полномочий между Европейским Союзом и национальными государствами, а во-вторых - усиление единой внешней политики и политики безопасности. Нынешняя двойственная структура, когда существует как пост Верховного представителя ЕС по этим вопросам, так и пост члена Европейской Комиссии, курирующего внешние связи (их занимают Хавьер Солана и Крис Паттен) соответственно, представлялась Валери Жискар д'Эстену лишенной смысла. «Мы хотим, чтобы ЕС во всех международных экономических и политических организациях говорил единым голосом», - сказал он.

Также В. Жискар д'Эстен заявил, что необходимо внести изменения в нынешнюю практику работы Советов Европейского Союза - форумов отраслевых министров, принимающих решения в пределах своих полномочий. Все бы ничего, но решения эти порой оказываются слишком противоречивыми, ведь финансисты встречаются отдельно от транспортников, а аграрии - от экологов. Председатель Конвента считал, что было бы разумнее доверить все дела Совету по общим вопросам.

Однако в реальности Конвент не смог дать эффекта объединения, общеевропейского единства. В процессе его работы не раз происходили столкновения различных интересов, становившихся публичными в силу открытости работы Конвента. Наоборот, противоречия, начавшие проявляться еще в ходе работы Конвента о будущем Европы, а затем, ярко проявившиеся в ходе межправительственной конференции отчетливо показали расстановку приоритетов представителей государств-членов союза, готовых скорее отстаивать свои интересны и блага в рамках Евросоюза, чем поступиться частью своих интересов в рамах достижения единого решения.

Большой импульс работе Конвента придал иракский кризис, вызвавший раскол в странах-участниках ЕС. В глазах членов Конвента, как и подавляющей части элиты Европейского союза, он подтвердил, что слабость Евросоюза не в переизбытке, а в недостаточности интеграции, а также необходимость ее углубления.

На Афинском саммите Европейского союза, проходившем 16-17 апреля 2003 г., развернулась дискуссия и по работе Конвента о будущем Европы, о Европарламенте и Еврокомиссии. Президент Европейского парламента Пэт Кокс в своей речи приветствовал идею об избрании президента Еврокомиссии и об утверждении состава комиссии Европейским парламентом, отметив, «что общественное мнение требует, чтобы комиссары всех стран-членов сидели за одним столом». Он также назвал нецелесообразным избрание конференции (или Конгресса) членов национальных парламентов и Европарламента, выступив за продолжение системы демократического контроля правительств стран со стороны их парламентов, а Еврокомиссии - со стороны Европарламента. Таким образом, идея о необходимости дальнейшей интеграции и координации работы институтов союза прочно вошла в восприятие европейских политиков в начале XXI века.

После Копенгагенского саммита президент Конвента о будущем Европы Валери Жискар дЭстен представил промежуточный отчет о работе Конвента. Им были выделен ряд ключевых условий для разработки текста Конституционного договора, принятие которого запланировано на конец 2004 г.: состав и число членов Еврокомиссии (после расширения до 27 государств-участников Европейского союза), назначение и полномочия президента Комиссии, назначение и функции будущего «министра иностранных дел» ЕС, а также компетенции и роль Европарламента и национальных парламентов в структуре Евросоюза.

Примерно тогда же Конвент поставил перед собой новую весьма амбициозную задачу - отказаться от передачи Европейскому Совету конкурирующих вариантов проекта, как это планировалось ранее, и отыскать устраивающие всех развязки и в итоге выйти на полностью согласованный текст. Для этого в работе Конвента все усилия были направлены на то, чтобы получить сбалансированный и компромиссный пакет, который в идеале должен был бы получить всеобщую поддержку. Таким образом, Конвент стремился разработать и согласовать текст, который, корректируя существовавшее соотношение властных полномочий внутри интеграционного объединения, одновременно усиливал бы и государства-члены, и Европейский союз в целом, и каждый из его институтов в отдельности, создавая при этом такую систему взаимных конструктивных уступок, которую в дальнейшем было бы очень трудно разорвать.

Конвент рассматривал такие положения проекта Конституционного договора, затрагивающие узловые права граждан Европейского союза, ответственность институтов и органов союза.

Особое внимание делегатов конвента привлек вопрос о положении Европейского союза, как конгломерата сообществ, основанного на трех опорах. Подобная структура была посчитана нецелесообразной, ослабляющей единство ЕС, как наднационального объединения.

Не меньшим вниманием пользовалась проблема соотношения и первичности во взаимоотношении права Европейского союза и его государств-членов. Конвентом было принято решение о четком разграничении компетенций союза и его участников на основе более четко сформулированного и разработанного принципа субсидиарности. При этом контроль над его соблюдением было решено передать в ведомство национальных парламентов на весьма жестких условиях. Это в свою очередь усиливало значение парламентов государств-членов, как органов контроля над деятельностью европейского союза. При этом парламенты, являясь институтами прямого представительства в рамках политической системы государств-членов, усилением своего положения в структуре наднационального объединения должны были способствовать демократизации и легитимизации деятельности всего Евросоюза в целом.

Особое внимание в работе Конвента было уделено институциональной реформе, ставшей во многом ядром нового договора.

Еще одним вопросом, поставленным перед Конвентом Комитетом регионов по проблеме положения регионального уровня управления в структуре разделения полномочий в рамках Европейского союза, а также положения местного самоуправления в рамках государств-членов ЕС.

По сути, Конвентом обсуждались вопросы, являвшиеся основой выбора пути развития Европейского союза: создание союза государств или сохранения национального суверенитета, усиление наднациональной структуры или сохранение приоритета межправительственного сотрудничества.

Вопрос о приоритетном пути развития в процессе разработки вызывал острые споры, и если в рамках Конвента их удавалось привести к единому компромиссному решению, то в дальнейшем разработка нового договора столкнулась с острыми противоречиями со стороны стран-членов, как старых, так и только входивших в состав Европейского союза.

Однако стоит помнить, что и на самом Конвенте шли активные дебаты, показавшие наличие серьезных разногласий среди делегатов. Стоит, например, отметить, что еще за несколько дней до презентации проекта Конституционного договора, разработанного Конвентом, представители 18 из 25 стран высказывали свое несогласие с разработанным документом. Однако председатель Конвента Валери Жискар д'Эстен, проявив дипломатический талант, смог достичь консенсуса по разрабатываемому проекту.

Немецкая газета «Тагесшпигель» пишет: «Он сумел объединить подавляющее большинство: 105 членов Конвенции на основе одного предложения». При этом, критике подверглись малые и средние страны Европы в том, что они заблокировали куда более далеко идущие реформы из опасения потерять свое влияние в Совете министров ЕС, тем выразив приоритет сохранения или повышения своего положения в рамках единого объединения.

Позитивная реакция населения на деятельность Конвента, его открытый, демократический характер, и притягательность обсуждавшихся там идей активно использовались лидерами Европейского союза для легитимизации расширения ЕС в глазах общественного мнения государств-членов.


2.2 Второй этап подготовки проекта Конституционного договора для Европы: Межправительственная конференция глав государств-членов Европейского союза


Динамика, набранная конституционным процессом, позволяла провести Межправительственную конференцию в кратчайшие сроки и одобрить согласованный пакет, сняв отдельные огрехи, еще до конца 2003 года.

Однако реализовать идею объединения процессов расширения и углубления интеграции в их документальном воплощении в одно время не удалось. Наружу выплеснулись противоречия загнанные вглубь, в процессе работы Конвента, возникшие между странами Евросоюза по вопросам будущего Евросоюза.

Сроки, которые были установлены для процесса рассмотрения проекта в рамках Межправительственной конференции, были сорваны и государства-члены, а также страны-кандидаты получили возможность заново согласовывать формулировки положений проекта Конституции.

Польша и Испания активно выступили против введения двойного квалифицированного большинства, предложенного Конвентом, как способ расчета голосов каждого государства-члена Европейского союза, с сохранением распределения голосов в Совете министров Европейского союза, предложенного Ниццским договором, где им полагалось число голосов (по 27 голосов) немногим меньше крупнейшего из членов ЕС - Германии (29 голосов).

При этом Польша, являвшаяся на тот момент лишь кандидатом в члены Европейского союза, высказывала свое мнение в достаточно категоричной форме. И если в процессе обсуждения проекта конституции в рамках Конвента польские представители высказывались более сдержанно, желая сохранить прежнюю систему, в ходе межправительственной конференции польские делегаты выступили с очень жесткой риторикой по вопросу возможности сокращения количества своих голосов в Совете: «Если позиция ЕС такая же, как и в договоре - без возможности компромисса, - то мы не можем сказать «да», - заявил Квасьневский в интервью ВВС, добавив: «Мы правы в своей борьбе за полноценный баланс в Евросоюзе».

Таким образом, Польша проводила в начале в ходе Конвента, а следом и на Межправительственной конференции курс на сохранение и укрепление своих позиций в Европейском союзе, не желая уменьшать свои возможности к доступу к власти в ЕС.

Недовольство позициями Польши и Испании проявлялось и в публикациях СМИ стран-членов Европейского союза, стоявших у основ евроинтеграции. В частности, в Германии ряд газет отмечал, что то, как ведет себя на переговорах Польша, совершенно немыслимо - неадекватно и неразумно. Что можно объяснять поведение Польши гордыней или упрямством, самоуверенностью или эгоизмом, задиристостью или неблагодарностью, но очевидно одно: ее позиция стратегически неразумна. А также, что в позициях Испании и Польши ее эксперты видят желание противодействовать развитию Европейского Союза.

Интерес к сложившейся ситуации проявляла и пресса соседей ЕС, так женевская «Тан» отмечала, что страны Евросоюза «похоже, еще больше разделились по основному вопросу правил голосования» по новой Конституции. «Варшава и Мадрид не хотят отходить от хартии, подписанной в Ницце, и отвергают идею, что будущее должно определяться 50% стран-членов, в которых проживает 60% населения ЕС».

Президент Франции Жак Ширак, заявил, что он «не представляет» как Польша и Испания смогут заблокировать договоренность, достигнутую остальными членами Евросоюза, в то время как испанские представители «распространили документ, обвиняющий членов ЕС в использовании угроз с тем, чтобы добиться принятия проекта конституции».

Франция и Германия же в свою очередь, стремясь защитить свои интересы, как одни из крупнейших участников Европейского союза объявили о своей готовности в случае провала Конвента начать шаги по двустороннему сближению, что неминуемо привело бы к опасности существования всего Евросоюза в целом. Таким образом, все игроки выступили с жесткими и категоричными заявлениями, не желая уступать в своих интересах ради общего компромиссного решения, что не могло не отразиться на восприятии процесса евроинтеграции населением Европейского союза.

В итоге дебатов по этому вопросу межправительственная конференция разработала Декларацию №5 к проекту Конституции ЕС, где были изложены дополнения к правилам виде специального правового акта, которым был внесен ряд уточнений в механизм голосования квалифицированным большинством, призванные обеспечить более плавный переход от Ниццского механизма распределения голосов к новой системе двойного большинства.

Недовольство проектом конституции также выражали Чехия, Словакия и Австрия - они настаивали на том, что все страны ЕС должны иметь своего представителя в Еврокомиссии, а проект, предложенный на рассмотрение Конвентом о будущем Европы, этого не гарантировал. Он предполагал лишь 15 комиссаров для лучшей управляемости данной структуры

Также ряд стран, в частности Польша, Испания и Ирландия - предлагали в преамбуле документа упомянуть христианское или христианско-иудейское наследие Европы. Против этого выступили страны, которые поддерживают жесткое отделение церкви от государства, как например, Франция, выступающая за светский характер власти и независимость Европейского союза от религиозных конфессий.

Дискуссии возникли также и по вопросу возможности применения права «вето» со стороны государств-членов Европейского союза. Так, Великобритания хотела бы иметь такое право в вопросах внешней политики, обороны и налогообложения. При этом, Великобритания выступала против масштабного углубления процесса евроинтеграции, как ослабляющего суверенитет стран-участниц ЕС. При этом в самой Британии шли активные дебаты о будущем Европейского союза и положении Соединенного королевства в нем. Вопрос о пути интеграционного развития Европы и отношении к ней в Британии расколола общество на евроскептиков, считавших, что проект Конституции проводит слишком федеративное направление, и европтимистов, поддерживавших интеграционное развитие Евросоюза, предложенное Конвентом.

Разногласия появились также по вопросу взаимной обороны. Швеция, Австрия, Ирландия и Финляндия потребовали внесения в проект Конституции такой статьи по обороне, которая не накладывала бы абсолютных обязательств по оказанию помощи стране-члену ЕС, подвергшейся нападению.

При этом шведская пресса обвинила лидеров Франции в стремлении создать военно-оборонительное объединение наподобие НАТО на основе стран Европейского союза.

Европейский союз также разделился по вопросу источника формулирования общей внешней политики ЕС. Крупные государства союза, высказывают мнение, что развитие европейского сообщества должно определяться в первую очередь взглядами входящих в Евросоюз правительств. Малые же страны ЕС считают, что тон в развитии Европейского союза должны задавать постоянные институты ЕС вроде Еврокомиссии. Это привело к дебатам по вопросу отчетности будущего Министра иностранных дел Европейского союза.

Дебаты приняли такой размах, что Ирландии, председательствовавшей в Европейском Совете, пришлось на несколько месяцев заморозить работу Межправительственной конференции.

Только после трагических событий в Испании, вновь сплотивших Европейский союз, и указавших на необходимость солидарности, Межправительственная конференция заработала в максимально интенсивном ключе. Уже в июне 2004 года были утверждены последние поправки к проекту Конституционного договора.

Но зигзаги конституционного процесса и жесткость государств-членов в отстаивании своих позиций на Межправительственной конференции оставили ряд негативных последствий для будущей ратификации договора, таких как дезорганизация населения, рост оппозиционных настроений по вопросу ратификации Конституции, восприятие этого документа, как навязанного европейскими бюрократами. А также это привело к внесению ряда изменений в сам текст проекта Конституции.

Процесс разработки проекта Конституционного договора показали, как умение искать компромиссы внутри европейского интеграционного объединения, так и неготовность стран-членов и стран-кандидатов ЕС поступиться национальными интересами и даже минимально ослаблять свое положение в структуре институтов Европейского союза. При этом, государства-участники Конвента, межправительственной конференции и всего процесса разработки проекта Конституции, не замечали, что при столь явном проявлении разногласий происходит ослабление всего союза в целом, как наднационального демократического объединения стран Европы.

Показательным моментом также является значение фигуры председателя Конвента. Так еще в ходе работы Конвента выявились противоречия между позициями представителей различных государств-членов и стран-кандидатов. К примеру, польский вопрос и несогласие с предложенным проектом квалифицированного большинства при голосовании в Совете министров, а также реформирование Комиссии с сокращением ее численности высказывались представителем Польши еще в ходе дебатов в рамках работы Конвента. Но при этом компромиссное решение все же было достигнуто, и проект, разработанный в ходе работы Конвента, увидел свет в виде единого согласованного текста. Это во многом являлось показателем дипломатического таланта Жискара ДЭстена, а также правильности выбора его кандидатуры на место Председателя.

С другой стороны, противоречия появившиеся в ходе работы Конвента так и не получив своего разрешения в период первоначальной разработки Конституционного договора, выявились в дальнейшем в ходе Межправительственной конференции, породив ряд крупных политических и дипломатических скандалов и дискредитировав во многом лидеров Европейского союза, как неспособных выставить единую точку зрения.

Что же в итоге представлял из себя проект Конституционного договора для Европы.


2.3 Конституционный договор для Европы: основные положения


Конституционный договор включает в себя введение, четыре основные раздела, 36 протоколов, приложения и 50 деклараций Межправительственной конференции. Основная часть проекта Конституции включала в себя 448 статей.

В преамбуле текста Конституции Евросоюза разработчики указали причины, цели и ценности, на основе которых разрабатывался проект. Также в преамбуле определялись уполномоченные представители, которые получили от своих стран право подписать Конституционный договор.

Первая часть состоит из 59 статей дающих определение, цели, принципы нового союза, которым он привержен и которые должны стать критериями для приема в Европейский союз новых государств-членов. Также в этой части уточняются полномочия союза и государств-членов, конкретизируются принципы функционирования институциональной системы и определяется правовой статус нового интеграционного объединения. В этой части рассматриваются вопросы важнейших сфер деятельности Европейского союза.

Вторая часть Конституции Европейского союза представляет собой включенный в проект текст Хартии основных прав Евросоюза в составе 54 статей, практически без изменений вошедших в текст нового договора.

Самой объемной частью Конституции являлась третья часть, включавшая в себя 342 статьи и озаглавленная «Политики и функционирование союза». Этот раздел посвящен отношениям Евросоюза с третьими странами, продвинутому сотрудничеству и пространству свободы, безопасности и законности, а также воспроизводит основные положения действующих учредительных договоров Европейского союза.

Четвертая часть состоит из 10 статей, и посвящена вопросу упразднения всех других предыдущих учредительных договоров с момента вступления в силу Конституционного договора. Также в ней говорится о правопреемстве нового союза по отношению к правам и обязанностям Европейского сообщества и Европейского союза, а также о процедуре пересмотра договора и о порядке его вступления в силу.

Протоколы к проекту Конституции получили положение ее составной части. Они выступают в качестве структурно обособленных разделов документа. Регулирующих специальные вопросы.

Декларации, прилагаемые к тексту Конституции, выступают в качестве официальных заявлений государств-членов по поводу толкования или применения отдельных статей Конституции и протоколов к ней.

При этом Конституционный договор представляет собой наиболее масштабную реформу правовых устоев Европейского союза. В отличие от ранее осуществляемых преобразований, которые сводились к изменению и дополнению существовавших прежде учредительных договоров, конституция Евросоюза 2004 года полностью отменяла все предыдущие договора целиком, за исключением лишь одного - Договора о Евратоме 1957 года.

С прекращением действия Маастрихтского договора 1992 года и Римского договора 1957 года прежний Европейский союз, образованный в конце двадцатого века, прекращает свое существование. Вместо него создается новая организация, состоящая из тех же государств-участников и носящая тоже название. Таким образом, конституция предполагала ликвидацию старого и появление нового Европейского союза, являвшегося правопреемником своего предшественника.

Конституция Европейского союза должна была полностью видоизменить само устройство ЕС, как наднационального объединения. Была предложена отмена существовавшей прежде системы трех опор Евросоюза.

Новый союз, созданный путем полной отмены предыдущих договоров и созданием нового единого акта не должен был бы включать в себя какие-либо опоры. Его устройство основывалось на принципе правосубьектности, в силу чего при издании правовых актов, заключении международных договоров и в случаях иных правоотношений Европейский союз выступает как единое целое.

Содержание данного принципа выражалось в Конституции появлением ряда прерогатив и возможностей. Таких как право Европейского союза заключать от собственного имени соглашения с иностранными («третьими») государствами и международными организациями. При этом соглашения заключенные от лица Евросоюза должны были автоматически получать статус обязательных для всех стран-членов.

Также за новым Европейским союзом по Конституции признавалась деликтоспособность, то есть способность нести ответственность по заключенным им договорам и за причинение вреда другим лицам.

Конституция привносит также возможность открытия дипломатических представительств Европейского союза в третьих странах, а также международных организациях, наравне с представительствами государств-членов.

Единственным исключением сделанным Конституцией в отношении изменения структуры Европейского союза стало сохранение виде отдельного сообщества Евратома, утвержденного специальным договором в 1957 году. Было принято решения сохранить Европейское сообщество по атомной энергии в качестве организации, состоящей при новом Европейском союзе и управляемой его институтами. Таким образом, Договор о Евратоме 1957 года должен был стать единственным из подписанных ранее учредительных документов, который должен был сохраниться после вступления в действие Конституционного договора.

Конституцией выделялся ряд компетенций Европейского союза. Разграничение компетенций между национальным и наднациональным уровнями было одним из важных вопросов в процессе разработки проекта Конституционного договора. Это требовалось для лучшей ориентации граждан союза в вопросе ориентирования по сферам ответственности Европейского союза и государства-члена, в котором они проживают.

В процессе разработки проекта Конституции ее создатели опирались во многом на принципы федеративной модели формирования разграничений компетенций различных уровней власти. Таким образом, в Конституции происходит четкое разделение компетенций на несколько категорий.

Конституционным договором выделяется ряд исключительных компетенций Европейского союза в таким областях, как: таможенный союз, установление правил конкуренции, валютная политика для стран-членов, чья денежная единица - евро, общая политика рыболовства, общая торговая политика. А также в части заключения международных соглашений, если это предусматривается актами союза или необходимо для осуществления его внутренних полномочий, или если договор затрагивает общие нормы союза. Таким образом, данные вопросы полностью перешли от государств-членов на наднациональный общеевропейский уровень.

Следующей категорией можно назвать сферу совместных полномочий Европейского союза и стран-участниц. Данная категория наиболее обширная по объему, включая в себя: внутренний рынок, социальная политика, экономическое, социальное и политическое единство, сельское хозяйство, окружающая среда, защита прав потребителей, транспорт, трансъевропейские сети, энергетика, пространство свободы, безопасности и правосудия, общая безопасность в сфере здравоохранения.

При этом в сферу совместной компетенции попадает область научных исследований и технических разработок, в таком объеме, что Евросоюз имел бы возможность проводить свои общие научные программы. Однако при этом данные программы не должны мешать выполнению полномочий стран-членов.

Третьей сферой выделялись компетенции по осуществлению поддерживающей, координирующей или дополняющей деятельности. Сюда относятся сферы наиболее тесно связанные с особенностями укладов жизни различных государств-членов, и куда вмешательство со стороны Евросоюза ограничивается минимальным воздействием. Сюда относятся такие вопросы, как: охрана и укрепление здоровья, промышленность, культура, туризм, образование, профессиональное обучение, спорт, государственная защита и административное взаимодействие. Вмешательство Европейского союза в данные компетенции сводится преимущественно к оказанию финансовой или иной поддержки, а также к даче рекомендаций.

Система классификации компетенций основывается на ряде принципов, которые были положены создателями проекта Конституционного договора в основу. Конституцией закреплялись три основополагающих принципа Европейского союза: принцип передачи полномочий, принцип субсидиарности и принцип пропорциональности.

Принцип передачи полномочий подчеркивает факт, что Европейский союз для достижения целей, изложенных в тексте Конституции, действует в пределах компетенций, предоставляемых ему государствами-участниками объединения. Таким образом, конституционным договором указывается производный характер компетенций европейского союза. Указывается производный характер объединения и его полномочий по отношению к государствам-членам союза, формирующий его полномочия.

Если рассматривать основы данного принципа, то можно вывести их из производного характера полномочий Евросоюза, наделяемого ими государствами-участниками, которые в рамках имеющихся у них суверенных прав принимают решения об уступке части суверенитета наднациональному объединению, либо о сохранении их за собой.

Принцип субсидиарности и принцип пропорциональности перешли в текст Конституционного договора из прежних учредительных договоров Европейского союза. Их предназначение определялось регулированием порядка осуществления Евросоюзом предоставленных ему компетенций. Конституция определяет принцип субсидиарности, как принцип, в соответствии с которым Евросоюз действует в сферах, не относящихся к его исключительной компетенции, в случае если цели намеченных действий не могут быть в достаточной мере достигнуты государствами-участниками на центральном, региональном или местном уровнях, но могут быть реализованы на уровне Европейского союза.

Принцип пропорциональности же получил в тексте Конституции определение, как принцип, в соответствии с которым суть и форма действий Европейского союза не выходят за рамки необходимого для достижения целей, определенных Конституцией.

Конституция также усиливала механизм реализации принципов субсидиарности и пропорциональности, посвятив этому Протокол №2 «О применении принципов субсидиарности и пропорциональности», в соответствии с которым национальные парламенты получали бы более эффективные рычаги контроля за соблюдением данного принципа институтами Евросоюза.

Так национальные парламенты или палата национального парламента любого государства-члена получала право в течение шести недель с момента получения проекта европейского законодательного акта, прислать Председателям Европейского парламента, Совета министров или Комиссии обоснованное заключение по предложенному законодательному акту. При этом, в случаях, если заключения вынесшие мнение о несоответствии проекта европейского законодательного акта принципу субсидиарности, закрепляются как минимум третью от всех голосований, проведенных национальными парламентами, проекта законодательного акта отправляется на пересмотр, в процессе которого инициаторы законопроекта могут отозвать его с рассмотрения.

Так же Конституцией предоставляется право государствам-членам, а точнее их парламентами или палатами парламентов возбуждать судебные разбирательства и оспаривать европейские законодательные акты по поводу нарушения принципа субсидиарности в Суде Европейского союза. Также этим правом впервые наделяется орган Европейского союза - Комитет регионов.

Таким образом, Конституционный договор значительно укреплял роль национальных парламентов в вопросах принятия решений институтами Европейского союза.

При этом Конституционным договором дается разделение на сферы применения компетенций Европейского союза. Данное разделение приводится создателями Конституции как замена прежней системы трех основ, дабы упорядочить и систематизировать области компетенций ЕС Можно выделить две основные сферы: внутриполитическую и внешнеполитическую, в рамках которых классифицируется и распределяются полномочия Европейского союза, наделяемые его институтам.

Вслед за прежней структурой Европейского союза, созданной предыдущими учредительными договорами, Конституция учреждает ряд институтов, органов и учреждений Европейского союза с различным объемом властных полномочий и политико-юридических возможностей.

Институтами союза проект Европейской конституции называет: Европейский парламент, Европейский совет, Совет министров, Европейскую комиссию, Суд Европейского союза. При этом политическими целями институтов Европейского союза выделяются такие, как: утверждение ценностей союза, достижение его целей, служение интересам его граждан и государств-членов, обеспечение последовательности, эффективности и целостности его политик и действий. Таким образом, Конституция провозглашает политическую направленность Европейского союза и его институтов, тем самым, декларируя обещание решить вставшие перед Евросоюзом проблемы.

Численный состав Европейского парламента по конституции ЕС сохранил Ницский параметр и не превышать 750 человек, представителей всех стран-членов Евросоюза. При этом квоты государств-членов после 2009 года государств-участников должны были фиксироваться специальным европейским решением, издаваемым Европейским советом по предложению Европарламента и с его согласия. При этом члены Европейского парламента должны были избираться на пятилетний срок, путем тайного свободного голосования.

Конституция выделяла четыре функции Европейского парламента: законодательную, бюджетную, политического контроля, право избирать Председателя Европейской комиссии и консультативную функции.

Законодательная функция включала в себя принятие европейских законов и рамочных законов. Конституция впервые устанавливала, что Европейский парламент совместно с Советом должны совместно издавать законодательные акты Европейского союза в рамках обычной законодательной процедуры.

Бюджетная функция Европейского парламента заключается в вопросе принятия бюджета Европейского союза и контроль за его исполнением. Бюджет ЕС, по Конституции, должен был издаваться в форме европейского закона. Сама разработка и принятие бюджета Евросоюза, как и прежде, должны были проходить в рамках специальной бюджетной процедуры, которая дает право решающего голоса Европарламенту и Совету министров.

При этом Конституция отказывалась от существовавшего деления расходов на «обязательные» и «необязательные», представлявшие собой: обязательные как в основном расходы на финансовую поддержку сельского хозяйства государств-членов Европейского союза, в размере около 40% всего бюджета, а большинство остальных расходов было отнесено к категории необязательных.

В вопросах же контроля за расходованием бюджетных средств и источников доходной части бюджета Конституционный договор не затронул права Европейского парламента. Роль Парламента в вопросе формирования доходной части бюджета Конституция определяет как консультативную.

Функция политического контроля Европейского парламента вытекает из его демократической выборной природы. В первую очередь контролю подвергается исполнительный бюрократический институт союза - его Комиссия. Конституция наделяет Европарламент правом вынесения вотума недоверия Европейской комиссии путем открытого голосования, при вынесении которого все члены Комиссии одновременно уходят в отставку, а союзный Министр иностранных дел освобождается от полномочий. При этом сменщики, которые заменят освобожденных членов Комиссии будут иметь срок полномочий, оканчивающийся в тот момент, когда должен был бы закончиться срок ушедших в отставку. Также в состав данной функции входит обязанность Европейского парламента по выбору Европейского омбудсмена, избираемого на срок равный сроку полномочий самого Парламента.

Другим важнейшим рычагом воздействия Европейского парламента на Комиссию несомненно служит право Парламента ЕС избирать Председателя, кандидатуру которого на голосование выдвигает Европейский совет, Еврокомиссии большинством голосов депутатов. А также необходимости вынесения вотума согласия со стороны Европарламента при утверждении членов Европейской комиссии.

Консультативная функция Европарламента является его старейшей функцией, посредством которой он участвует в обсуждении и принятии решений ЕС, но с правом совещательного голоса, в форме консультативных заключений или юридически необязательных резолюций.

Так предварительного одобрения Европейского парламента, как выборного органа, представляющего граждан ЕС, требуют такие вопросы, как важные соглашения с третьими странами и международными организациями, формирование некоторых органов Европейского союза, таких как Председатель и другие члены Европейского центрального банка, а также члены Счетной палаты. При этом Счетная палата предоставляет отчетность по регулярности производимых трансакций, свидетельства о достоверности отчетов и законности проводимых финансовых операций.

Также консультативная функция Парламента проявляется в вопросах издания незаконодательных актов Европейского союза. Например, при подготовке европейских регламентов Совета о применении конституционных правил в отношении государственной помощи предприятиям или европейские регламенты или решения Совета о создании совместных предприятий.

Европейский совет, возникший в середине 1970-х годов в качестве регулярной встречи в верхах руководителей всех государств-членов объединения, в Европейской Конституции получил функции придачи стимула необходимого для развития Евросоюза, определения его основных политических целей и приоритетов, общих направлений политики и вытекающих из них приоритетов ЕС. При этом, Европейский союз, являясь институтом Европейского союза, не выполняет законодательных функций.

Однако Европейский совет получал по Конституции право издавать правовые акты союза, в форме европейских решений, имеющих юридически обязательный характер, не будучи направленными на унификацию или гармонизацию национального права государств-членов Евросоюза.

При этом Европейский совет получил полномочия, резко повышающие его значимость, даже без учета состава данного института союза. Так посредством европейских решений Европейский совет смог бы осуществлять пересмотр некоторых положений Конституции, включая расширение прав Европейского парламента, а также внесение институциональных изменений в валютной сфере или сфере вопросов, по которым государства-члены обладают правом вето.

При этом, однако, требуется одобрение государствами-членами Европейского союза, с соблюдением их национальных требований и после консультаций с Европейской комиссией и Европарламентом. А также принятия европейского решения путем единогласного одобрения членами Европейского совета.

Конституция также наделяет Европейский совет юридически закрепляемым правом выдвигать кандидатуру на пост Председателя Европейской комиссии и назначать Министра иностранных дел Европейского союза.

Так же проект Конституционного договора для Европы создавал должность Президента Европейского совета, не имевшую аналогов ранее. Инициатором ее введения стал президент Франции Жак Ширак, которого активно поддержали главы правительств Испании и Великобритании, а в последствии главы правительств Германии и Италии.

Президент Европейского совета избирался бы квалифицированным большинством членов Европейского совета сроком на два с половиной года, с возможностью однократного переизбрания. При этом. Европейский совет мог бы прекратить его полномочия в случае невозможности исполнения им своих обязанностей или в связи с совершением им серьезного проступка.

Его полномочия заключаются в проведении заседания Европейского совета и направлении его работы, обеспечении подготовки и последовательности работы Европейского совета совместно с Председателем Европейской комиссии, опираясь на работу Совета по общим вопросам. А также Президент Европейского совета прилагал усилия для обеспечения единства и достижения консенсуса а работе Европейского совета, что автоматически создавало необходимость представительства на этом посту человека, являвшегося бы авторитетом для глав всех правительств стран Европейского союза. Также в его обязанности вошло бы представление отчетов Европейскому парламенту после каждого заседания Европейского совета. Именно Президент Европейского совета получал право представлять европейский союз по вопросам общей внешней политики и политики безопасности, в вопросах не относящихся к компетенции Министра иностранных дел Европейского союза.

При этом, Конституция, в целях уравновешивания государств-членов, дабы не давать формального превосходства одного из участников, закрепляла запрет для Президента Европейского совета занимать какие-либо национальные посты. Кроме того, его возможности ограничивались и при принятии решений, запретом принимать участие в процессе голосования при принятии решения квалифицированным большинством.

Другой межправительственный институт европейского союза - Совет министров или просто Совет представляет собой представительство членов национальных правительств государств-членов Европейского союза.

Конституция сохраняла прежний принцип формирования состава Совета министров Европейского союза. Который должен был сохранить представительство всех стран-членов ЕС по одному представителю от каждого национального правительства.

Однако при этом закладывались различные способы комплектования данного института в зависимости от состава его участников, которые формируются в зависимости от решаемых вопросов.

Конституция выделяет только два состава Совета. Совет по общим вопросам, который подготавливает и обеспечивает организационное сопровождение заседаний Европейского совета во взаимосвязи с Президентом Европейского совета и Комиссии.

А также Совет по международным отношениям, который должен был бы планировать внешнеполитическую деятельность Евросоюза на основе базового стратегического курса. Определяемого Европейским советом и обеспечивать последовательность его выполнения.

Для создания дополнительных составов Совета министров Конституция предусматривала возможность: путем принятия Европейского решения на основе квалифицированного большинства европейский совет может определять перечень других рабочих составов Совета.

Конституция наделяла Совет министров рядом разнообразных функций: законодательная и бюджетная функция, функция определения политики и координационная функция.

Законодательная функция Совета министров Европейского союза Конституцией закладывалась в виде путем взаимодействия с Европейским парламентом при подготовке законодательных актов ЕС с последующей публикацией разработанного закона.

Бюджетная функция Совета также сопряжена с деятельностью Европарламента и Европейской Комиссии. При это Совет получает право утверждения своей позиции по проекту бюджета представленного ему Комиссией Европейского союза и в дальнейшем направляет ее в Европейский парламент.

При этом Совет министров по предложению Комиссии и при соблюдении ряда условий, таких как отсутствие принятия бюджета к началу нового финансового года, может принять европейское решение, разрешающее расходы, превышающие одну двенадцатую часть цифры бюджета предыдущего года, с последующим утверждением Европарламентом.

Функция определения политики Европейского союза придаваемая Совету министров Конституционным договором Евросоюза реализуется как принятие главных ориентиров экономической политики государств-членов и ЕС в целом, подготавливая свои предложения для Европейского совета. При этом Совет, основываясь на докладах, предоставленных комиссией Европейского союза, осуществляет мониторинг экономического развития в каждом из государств-членов и в объединении в целом, следя за соответствием экономической политики общим принципам, выверенным Европейским советом.

Также она проявляется в выработке ориентиров в отношении политики занятости государств-участников ЕС. Совет министров на основе выводов европейского совета ежегодно утверждает основные направления, которые должны учитываться странами-участницами объединения в их политике в сфере занятости.

Координационная функция Совета министров Европейского союза закладывалась проектом Конституции как направление на согласование позиций и действий государств-участников объединения в различных сферах деятельности, т.е. проявляет себя как координация межправительственного органа в вопросах, не относящихся к прямой компетенции Евросоюза.

Примерами реализации данной функции Совета можно назвать право Совета издавать рекомендации по вопросам культуры и межкультурного взаимодействия в рамках Европейского союза, а также согласование государствами-членами в рамках Европейского совета и Совета министров своих внешнеполитических мероприятий с целью определения совместного подхода. При этом для поддержки решения члены Совета должны принять единогласное решение.

Также Конституция сохранила за Советом его традиционные прерогативы, такие как право заключать международные соглашения, когда Совет министров дает санкцию на начало переговоров, санкционирует подписание договоров и их заключение.

Конституция также делала основным механизмом принятия решений Советом министров и Европейским советом - квалифицированное большинство. Предполагалось сокращение количества вопросов, применительно к которым Европейский совет и Совет обязаны были принимать единогласное решение. Этот шаг становился необходимостью в условиях масштабного расширения Европейского союза и включения в него десяти новых членов.

Конституция также привносила изменения в принцип Председательства в Европейском совете и Совете министров Евросоюза. С момента основания ЕС председательство являлось прерогативой государств-членов, которые через своих министров и глав государств руководят заседаниями советов и вспомогательных инстанций.

Право председательства осуществляется в течение одного полугодия и переходит по очереди от одной страны-участницы к другой, в порядке ротации в соответствии с графиком очередности, установленным Советом.

Таким образом, принцип ротации дает возможность периодически каждому государству-члену Европейского союза получить возможность направления всего объединения. Однако шестимесячный срок рассматривался многими как весьма краткий, что не всегда давало возможность обеспечения последовательности и преемственности в функционировании и направлении деятельности интеграционных механизмов. Но и простое удлинение срока пребывания одного государства-члена на посту Председателя не устраивало большинство участников интеграционного объединения, в силу того, что с учетом расширения Европейского союза до двадцати пяти участников, срок ожидания своей очереди растягивался. Так, в случае удлинения срока председательствования в два раза, то есть с шести месяцев до года, государствам-участникам придется ждать от одного председательствования до другого двадцать пять лет.

Проектом Конституции предлагалось внести изменение в данный принцип работы Европейского союза и его институтов иным путем. Менялись не сроки, а сама основа Председательствования, делая его коллективной должностью. По Конституционному договору предлагалось внести изменения, так что этот пост должны были бы занимать сразу три государства-члена Евросоюза на период в 18 месяцев. При этом группы формируются на основе равной ротации между государствами-членами.

Внутри этой группы каждый из ее членов должен был бы по очереди председательствовать в течение шести месяцев над всеми конфигурациями Совета, другие же члены председательствующей группы получали возможность помогать председателю во всех его обязанностях на основе общей программы.

Таким образом, Конституцией предлагалось сохранить прежний принцип полугодичного председательствования одной страны-участницы объединения, но при этом вносилось изменение, дававшее возможность трем странам в течение полуторогодового периода совместно формулировать программу своего председательствования в Совете министров Европейского союза.

В вопросе механизма голосования квалифицированным большинством Конституция предлагала ряд новаторств. Вызвавших в период обсуждений серьезные дискуссии представителей различных стран членов Европейского союза.

Новое квалифицированное большинство предполагало выполнение двух основных условий: поддержка проекта решения со стороны не менее 55% членов совета и Европейского совета в процессе голосования в каждом из институтов соответственно. А также государства, представителями которых являются члены данных институтов проголосовавшие «за» рассматриваемый проект, должны насчитывать не менее 55% от всего населения Европейского союза.

При этом в проект Конституции, предложенный конвентом о будущем Европы, в процессе работы Межправительственной конференции был внесен ряд дополнительных требований. Так, количество членов Совета министров или Европейского совета, проголосовавших в поддержку, в абсолютном выражении должно составлять не менее 15 человек.

А блокирующее решение меньшинство, то есть количество членов Совета и Европейского совета, способных воспрепятствовать принятию решения, должно включать не менее четырех участников объединения. Данное решение было принято под нажимом малых стран-участниц европейского союза, дабы три крупнейшие страны-члены ЕС: германия, Франция и Великобритания, не могли, объединившись, воспрепятствовать принятия решения Совета министров или Европейского совета.

Также Конституцией предусматривалось еще одно дополнение к принципу голосования квалифицированным большинством. Так, если Совет министров принимает решение не по предложению Комиссии или Министра иностранных дел Европейского союза, то квалифицированное большинство меняет свою структуру, и требует не менее 72% голосов от членов Совета, представляющих государства-члены, чья суммарная доля в общем населении Евросоюза составляет не менее 65%.

Такое голосование требуется в случаях, если Совет самостоятельно выносит на голосование какой-то вопрос, требующий по квалификационным положения голосования квалифицированным большинством. Либо же вопрос на голосование выносит кто-либо из государств-членов европейского союза.

При этом в Европейском совете его Президент и Председатель комиссии не принимают участия в голосовании.

В качестве еще одного дополнения Межправительственная конференция создала Декларацию №5, которая фиксировала проект специального правового акта, которым вносился ряд уточнений в механизм голосования квалифицированным большинством. Данные уточнения должны были бы действовать до 2014 года, дабы обеспечить более плавный переход от действующей системы принятия решений к новой.

Так, если члены Совета, представляющие не менее трех четвертей населения или не менее трех четвертей числа государств-членов, необходимых для составления блокирующего большинства, указывают на свое несогласие с принятием Советом акта квалифицированным большинством, то Совет министров должен провести дискуссию по этому вопросу. Таким образом, страны-участницы Европейского союза получили право повторного обсуждения проекта акта Совета министров.

Одним из основных институтов Европейского союза, подвергшегося реформированию и серьезным дебатам, в процессе подготовки проекта Конституции, была Комиссия Европейского союза. Среди институтов Евросоюза именно Комиссия осуществляет самый широкий круг функций, выполняя роли «хранителя» Евросоюза и его правовой системы, его «мотора», обеспечивающего дальнейшее развитие интеграционных процессов, а также административной инстанции, осуществляющей исполнительную власть на основании учредительных актов и законов ЕС.

Так Комиссия, по тексту Конституции, должна была отстаивать интересы Европейского союза и выдвигать для этого соответствующие инициативы, а также обеспечивать применение Конституционных мер, предписанных институтами в соответствии с Конституцией.

Конституционный договор выделял ряд функций Европейской комиссии. Так, Комиссия должна была исполнять бюджет и управлять программами Европейского союза, в рамках которых происходило финансирование за счет финансовых возможностей Евросоюза различных проектов и мероприятий в соответствии с Европейским законом. При этом Комиссия ежегодно должна была бы направлять в Европейский парламент и Совет министров отчеты по предыдущему финансовому году, касающиеся исполнения бюджета Европейского союза, а также финансовые ведомости по активам и задолженностям ЕС.

Другой функцией Европейской комиссией должен был стать надзор за применением европейского права под контролем Суда Европейского союза. При этом надзорная функция Комиссии многими экспертами выделяется, как одна из ключевых прерогатив данного института, которая и обеспечивает ей роль «хранителя» достижений европейской интеграции.

В европейском союзе, основанном на учредительных договорах девяностых годов двадцатого века, а также Ницском договоре, данная функция в полной мере реализовывалась только в рамах первой опоры ЕС - Европейских сообществ. Проект Конституции уничтожал деление на три опоры, создавая единое целое, подчиняющееся единым правилам, за исключением особых положений, что в свою очередь расширяло возможности Европейской комиссии в осуществлении надзорной функции.

Комиссия Европейского союза также получала право представительства ЕС на международной арене, а также выступления с инициативами, направленными на укрепление сотрудничества с целью развития, дополнения и усиления координации действий Европейского союза в международных организациях и в ходе международных конференций.

Европейская комиссия также наделялась своеобразной монополией на правотворческую инициативу. Так законодательные акты Европейского союза, по проекту Конституции, могли приниматься только на основании рекомендаций Комиссии, а все прочие акты могли бы приниматься с учетом рекомендации Комиссии. Таким образом, Комиссия получала большие возможности для формирования и влияния на создание законодательной базы Европейского союза.

Схожей с этой функцией являлись функции координации, управления и исполнения положений Конституционного договора и законодательных актов Европейского союза Еврокомиссией.

Так, например, Комиссия оказывает содействие проведению консультаций между менеджментом и работниками предприятий на общесоюзном уровне. При этом, Европейская Комиссия проводит консультации в процессе обеспечения диалога между сторонами.

Комиссия также получала право мониторинга и сбора любой информации, и проводить любые проверки в рамках Европейских регламентов, принятых Советом министров простым большинством.

В вопросе состава и формирования европейской комиссии проект конституционного договора не привнес кардинальных изменений. Члены Комиссии должны отбираться на основании их профессиональной компетенции и приверженности идеалам Европы. Тем самым, создатели Конституции с одной стороны стремились законодательно закрепить проевропейский настрой еврокоммисаров, а с другой стремились подчеркнуть необходимость их приверженности уважению человеческого достоинства, свободе, демократии, равноправию, власти закона, а также уважению прав человека.

При этом Конституция отделяла состав Комиссии первых пяти лет после ратификации документа и последующие. Таким образом, что первый состав Европейской комиссии представлял собой прежний вариант комплектации и принципов работы, тогда как в дальнейшем Конституция выделяла ряд изменений.

Так в первый состав должны были войти по одному гражданину от каждого государства-члена, включая Председателя Комиссии и Министра иностранных дел Европейского союза.

Последующие составы Комиссии европейского союза формируются путем включения в состав такого числа членов, которое соответствовало бы двум третям от числа стран-участниц ЕС, включая Председателя еврокомиссии и Министра иностранных дел. При этом изменения данного соотношения может произвести только Европейский совет единогласным голосованием.

Таким образом, новая система формирования Комиссии должны представляла бы собой систему равноправной ротации между странами-участницами, на основе которой выбирались бы члены Комиссии. При этом Конституцией выделялся ряд принципов, на основе которых должно было бы приниматься Европейское решение, формирующее четкий механизм отбора кандидатов на посты комисаров ЕС.

Во-первых, государства-члены должны были быть полностью равны при определении очередности и срока пребывания их граждан в числе Еврокоммисаров, таким образом, что число сроков исполнения полномочий гражданами одной из стран-участниц не может отличаться от этого показателя для другого государства-члена более чем на один.

Во-вторых, каждый последующий состав Европейской комиссии должен был бы в достаточной мере отражать демографическое и географической положение стран Евросоюза.

В Конституцию ЕС также внесли положения о возможности досрочного прекращения полномочий существующего состава Комиссии, как целом, путем выноса вотума недоверия со стороны Европейского парламента, так и прекращения полномочий отдельных членов Еврокомиссии. Подобное производится в случае смерти комиссара, либо в случае несоответствия требованиям, необходимым для исполнения должностных обязанностей или в случае нарушения служебных обязанностей.

Образовавшаяся в таком случае вакансия замещается на остаток скора деятельности данного состава Комиссии новым членом, представляющим тоже государство Евросоюза, назначаемым Советом министров с согласия Председателя Комиссии, после консультации с Европейским парламентом.

При этом срок полномочий каждого состава комиссии равен 5 годам, спустя которые комиссары заменяются новыми представителями.

Во главе Комиссии Европейского союза стоит Председатель Европейской комиссии. Председатель назначается путем утверждения квалифицированным большинством Европейского совета кандидатуры, направляемой Европейским парламентом, после проведения соответствующих консультаций. При этом, кандидат на пост Председателя комиссии избирается большинством Европейского парламента.

Председатель получает право предлагать и согласовывать с Советом министров список кандидатов на посты еврокомиссаров на основе предложений государств-членов Европейского союза.

Также в число полномочий Председателя Европейской комиссии Конституция включает: право определять общие направления работы комиссии, решать вопросы внутренней организации Комиссии, обеспечивая последовательность и эффективность ее деятельности в качестве коллегиального органа, назначать из числа членов Комиссии заместителей Председателя.

В состав Европейской комиссии впервые Конституцией включался новый пост - пост Министра иностранных дел Европейского союза. Пост министра также является назначаемым. Европейский совет, с согласия Председателя Европейской комиссии, квалифицированным большинством голосов принимает решение о назначении Министра иностранных дел Европейского союза.

Министр иностранных дел союза осуществляет общую внешнюю политику и политику безопасности ЕС, а также общую политику безопасности и обороны. Он получал право вносить свои предложения по развитию этой политики, которую он осуществляет в соответствии с предписаниями Совета министров. В число полномочий Министра иностранных дел также входит председательство в Совете по международным вопросам. Министр обеспечивает последовательность внешнеполитической деятельности союза, несет ответственность в рамках Комиссии ЕС за исполнение функций в сфере международных отношений, а также за координацию иных сторон внешней деятельности Евросоюза.

Также Министр иностранных дел Евросоюза является одним из заместителей Председателя Европейской комиссии.

Реформированию в рамах проекта Конституции Европейского союза подверглась и его судебная система. В качестве общего наименования европейских органов правосудия Конституцией вводится новое понятие «Суд Европейского союза», получающего статус института союза. Данное наименование используется Конституцией в качестве термина, включающего в себя всю систему наднациональных органов правосудия. Суд Европейского союза включает в себя: Европейский суд, Суд общей юрисдикции и специальные суды.

Европейский суд формировался путем включения в его состав по одному судьи от каждого государства-участника объединения, в состав Суда общей юрисдикции должны были входить не менее одного судьи от каждой страны-участницы ЕС. При этом Конституцией устанавливался отбор кандидатов на должности судей и Генеральных адвокатов из числа лиц, чья независимость не подвергается сомнению и квалификация соответствует требованиям.

Конституцией предусматривалось создание специальных экспертных групп для оценки возможных кандидатов на должности судей и Генерального адвоката европейского суда и Суда общей юрисдикции до начала процедуры их назначения. Данная экспертная группа должна была бы состоять из семи бывших членов Европейского суда и Суда общей юрисдикции, членов государственных верховных судов и юристов, чья квалификация является признанной.

Также, благодаря расширению базиса нового европейского союза и уничтожения в Конституционном договоре прежнего деления на три опоры, произошло предметное расширение юрисдикции судов Евросоюза. Таким образом, юрисдикция Суда Европейского союза могла бы охватывать все сферы компетенции данного объединения, за исключением отдельных изъятий, прямо предусмотренных проектом Конституции.

Конституция определяла полномочия Суда европейского союза, выделяя право выносить решения по искам любого государства-участника, института, физического или юридического лица, выдавать предварительные решения по запросам судов или трибуналов государств-членов по вопросам толкования союзного законодательства или юридической силы актов, принятых институтами Европейского союза, а также выносить решения в иных случаях, за исключением отдельных изъятий.

Особое место в системе институтов ЕС занимает Европейский центральный банк, называемый в статье I-30 п. 3 самостоятельным институтом союза, однако, при этом не причисленный к списку основных институтов ЕС.

Конституция изменяла порядок формирования его Дирекции, которая должна была бы назначаться не правительствами государств-членов по общему их согласию, а европейским советом на основе решения, принятого квалифицированным большинством, по рекомендации Совета министров и после консультации с европейским парламентом и управляющим советом Европейского центрального банка. Таким образом, вопрос формирования управляющего органа данного института переносился с уровня межгосударственного регулирования на новый наднациональный уровень воздействия. Тем самым повышалось значение именно наднационального уровня, уровня компетенций Европейского союза, за счет понижения значения уровня межправительственных соглашений.

Также Счетная палата и Европейский центральный банк получили звание института, но не были включены в список основных институтов союза.

Эти структуры получили столь высокий статус в силу важности из полномочий. Так, только Европейский центральный банк может санкционировать выпуск евро, валюты официально признанной Конституцией ЕС, как денежной единицей союза. А Счетная палата имеет полномочия проводить проверку счетов Евросоюза в части расходов и доходов и обеспечивать надлежащее управление финансами.

Подразделения, не получившие статус института по сложившейся традиции получили наименование органов Европейского союза. Сюда вошли комитет регионов и Экономический и социальный комитет, обладающие консультативной функцией. Составы этих органов формируются соответственно: в Комитет регионов входят представители местных органов власти, а состав Экономического и социального комитета формируется из представителей организаций работодателей, наемных работников, а также иных сторон, представляющих гражданское общество.

Также к органам были отнесены Комитет по социальной защите, получивший совещательный статус при Европейском парламенте, для обеспечения сотрудничества между государствами-членами и Комиссией Европейского союза в сфере политики социальной защиты. Комитет формируется из числа делегатов от каждой страны-участницы объединения и Комиссии, по два человека.

В число органов Евросоюза вошел и Европейский омбудсмен. Он или она избираются Европейским парламентом, и получает полномочия принимать жалобы от граждан союза, касательно случаев неэффективных действий институтов ЕС, органов, ведомств и агентств, за исключением Суда Европейского союза при исполнении его полномочий.

Сюда входит также учреждаемый Конституцией Экономический и финансовый комитет, для наиболее эффективного функционирования внутреннего рынка.

В юридической сфере, в состав органов Европейского союза, Конституция включает Евроюст, задачей которого должны были входить поддержка и усиление взаимодействия и сотрудничества между национальными следственными органами и прокуратурами. При этом для улучшения его работы и перевода ряда юридических полномочий с национального на наднациональный уровень, Конституционный договор предусматривал возможность создания Европейской прокуратуры, которая должна была бы отвечать за расследование и возбуждение уголовных дел в отношении правонарушений, затрагивающих финансовые интересы Европейского союза.

Особое внимание в тексте Конституционного договора для Европы уделяется вопросу внешнеполитических компетенций Европейского союза, кодифицируя их в специальном разделе, посвященном Внешнеполитической деятельности ЕС, где определяются основные принципы, на которых должна стоиться внешнеполитическая позиция Европейского союза, а также цели и стратегические интересы союза во вне, выделяя четкие механизмы деятельности и рамки влияния союзного законодательства на внешнеполитическую доктрину.

Конституцией определялся также механизм заключения международных договоров, закрепляя их юридическую силу не только для всех институтов Европейского союза, но и для государств-членов. При этом Конституцией вводится система ограничительных мер со стороны европейского союза как целого против государств, не являющихся членами Евросоюза, частных или юридических лиц, не находящихся под юрисдикцией ЕС.

Союз также получил право заключать договоры с международными организациями и представлять общесоюзные делегации в третьих странах и в международных организациях. Таким образом, при Организации объединенных наций помимо делегаций от отдельных стран-участниц Европейского союза должно было бы появиться и общее представительство Европейского союза. Данный вопрос получил специальное отдельное освещение в рамках текста Конституции, как особо значимый.

Большое значение для расширения полномочий Европейского союза на международной арене имела установка единой правосубъектности Европейского союза, на основании которой ЕС получал возможность выступать на международной арене в качестве единого целого.

Другим серьезным шагом в вопросе развития внешнеполитической деятельности Евросоюза стало введение Конституционным договором должности Министра иностранных дел Европейского союза, состоящего при Европейской комиссии.

Министр иностранных дел Европейского союза должен был бы назначаться квалифицированным большинством голосов членов Европейского совета, с согласия Председателя Комиссии. При этом, путем того же квалифицированного большинства Европейский совет мог продлить или прекратить его полномочия.

Конституция наделяла его ответственностью за исполнение в рамках Комиссии европейского союза, как исполнительного института объединения, возложенных на нее функций в сфере международных отношений, а также за координацию внешнеполитической деятельности ЕС. Также Конституция наделяла министра иностранных дел правом вносить предложения по разработке общей внешней политики и политики безопасности и обеспечивать реализацию решений, принятых Европейским советом и Советом министров в вопросах иностранных дел.

При этом Министр иностранных дел получал по тексту Конституции право обращаться в европейский совет с вопросами, касающимися внешней политики и политики безопасности союза, а также выступать с инициативами даже без поддержки со стороны Комиссии Европейского союза. Таким образом, Министр иностранных дел приравнивается в данном праве к государствам-членам Евросоюза. В это право также включалась возможность экстренного созыва Европейского совета по собственной инициативе Министра иностранных дел Европейского союза, без предварительного согласования с Европейской комиссией.

Конституция обязывала государства-члены Европейского союза согласовывать свои действия и информировать Министра иностранных дел союза в вопросах своих действий в области внешней политики союза. Также Министр проводит консультации и информирует Европейский парламент по вопросам общей внешней политики и политики безопасности Европейского союза. Таким образом. Министр иностранных дел Евросоюза аккумулирует в своих руках всю информацию по вопросам развития внешней политики ЕС и его государств-членов, с последующей подотчетностью Европарламенту. Но при этом, текст Конституции полностью сохранял за государствами-членами их положение полноценных акторов международных отношений, отмечая лишь необходимость координации и информирования о своей внешнеполитической позиции государством-участником общеевропейского министра иностранных дел.

А с другой стороны проект Конституции дает основания для формирования Европейского союза как нового актора системы международных отношений. Так Конституционный договор для Европы проводил наделение Министра иностранных дел представительской функцией. Он получал право представлять ЕС в вопросах общей внешней политики и политики безопасности, а также вести политический диалог с третьими сторонами от лица Европейского союза и выражать позицию ЕС в международных организациях и на конференциях.

Однако, расширяя полномочия институтов и органов Европейского союза и тем самым, делегируя часть полномочий с государственного на наднациональный уровень, страны-участницы Европейского союза сохраняли возможность государственного контроля над их работой. Создателями конституции многократной указывалась и подчеркивалась возможность государств-членов влиять и контролировать работу Европейского союза.

При этом разработчики проекта Конституции, понимая необходимость более открытой работы Евросоюза, а также для повышения уровня управления и обеспечения участия гражданского общества, внесли в текст положение о максимальной открытости деятельности всех институтов, органов, ведомств и агентств ЕС. Сюда также включалось положение о том, что все заседания Европейского парламента и Совета министров должны проводиться публично, в особенности, когда проводится обсуждение и голосование по проектам законодательных актов.

Также Конституцией устанавливалось, право каждого гражданина Европейского союза, коим является каждый гражданин государств-членов, физического или юридического лица на доступ к документации союзных институтов, органов, ведомств и агентств.

При этом Конституцией как отдельный принцип выделялось право на участие в управлении, выражавшемся в праве граждан союза и представительным объединениям граждан выражать свое мнение по всем сферам деятельности Европейского союза и свободно обмениваться этими мнениями. При этом институты Евросоюза должны были бы оказывать всяческую поддержку реализации данного принципа. Также институтам предписывалось вести постоянный диалог с представительными организациями граждан и гражданским обществом в целом.

Данный принцип также давал возможность гражданам ЕС, в случае если их число не менее одного миллиона с представительством нескольких государств-участников, по своей инициативе подавать обращения в Комиссию Европейского союза по вопросам, относящимся к ее компетенции с предложениями об издании законодательных актов.

Таким образом, Конституцией Европейского союза декларировались и провозглашались принципы максимальной открытости и сближения институтов союза с его населением.

Также предоставление возможности гражданам высказывать свое мнение, свои предложения и вести дискуссию, несомненно, были направлены на реализацию более четкой координации работы Европейского союза по вопросам и проблемам, волнующим его граждан.

Одним из вопросов о возможности процесса разноскоростной интеграции в рамках увеличивающегося Европейского союза, затрагиваемых Конституционным договором, был вопрос о статусе и взаимоотношениях стран зоны евро.

Так вопросы, касающиеся координации и надзора за бюджетной дисциплиной стран зоны евро, а также вопросы разработки установок в области экономической политики данной части союза, Конституцией передаются на голосование исключительно государств состоящих в зоне евро. Таким образом, только члены Совета министров, представляющие страны, чьей денежной единицей является евро, имеют право принимать участие в голосовании по вышеприведенным вопросам. Хотя по прежним учредительным договорам решения относительно зоны евро принимались не только с участием всех государств-членов, но и с их согласия.

Данные изменения были частично вызваны стремлением к большей сплоченности и лучшей управляемости зоны евро, частично же расширением Европейского союза на восток и присоединением к нему стран, чья экономика не подходила под критерии вхождения в еврозону. Рассматривая это новшество, привнесенное в проект Конституции, можно отметить, что идеи и тенденции разноскоростного интеграционного процесса в рамках единого Европейского союза получили свое воплощение в тексте Конституционного договора.

Конституцией также устанавливались символы Евросоюза, такие как: флаг, гимн, девиз и общесоюзный праздник «День Европы», определяемые в рамках учредительного документа и включаемые в основные его положения как обязательные.

Таким образом, характеризуя идею и воплощение проекта Конституционного договора для Европы, можно сказать, что Конституция несла в себе новое качество Европейского союза, создавая возможность для начала принципиально нового этапа его развития. Она делала весомый шаг по пути превращения в более тесный союз европейских государств и народов в отношении практически всех направлений человеческой деятельности. Вместе с тем она сохраняла ценностные ориентиры, идеологию и традиции, присущие западноевропейскому интеграционному процессу. Конституция также закрепляла все правовые достижения Евросоюза. Ее костяк составляют правовые конструкции, обкатанные предыдущими договорами об учреждении Европейских сообществ и практикой их применения в сочетании с привнесенными существенными правовыми новшествами, целью которых было перевод Европейского союза на новый уровень интеграции.

Однако юридическое положение данного документа вызывало и продолжает вызывать ряд сомнений, вследствие того, что проект Конституционного договора для Европы нельзя в полной мере назвать ни международным договором между рядом стран, по причине уже одного только названия, претендующего на более значительную роль для стран-участниц европейского объединения. С другой стороны, нельзя назвать его в полной мере Конституцией, так как Конституцией называется нормативно-правовой акт высшей юридической силы государства, а значит, требует для себя государства или государственного объединения.

С точки зрения международно-правового положения Конституционный договор для Европы по своему характеру принадлежит к разряду международных договоров, так как заключается между несколькими суверенными государствами, как и предыдущие учредительные договоры Европейского союза. Но в тоже время, данный договор представляет собой нечто большее, нежели его предшественники, закладывая начало новому этапу масштабного углубления политической интеграции Евросоюза и задавая порядок этого углубления.

Таким образом, называясь Конституцией, договор вступает в противоречие не только с либерально-демократической теорией конституционного права. Но и с политической практикой западных демократий. Тут необходимо отметить, что любая демократия и любая демократическая конституция возникает в ходе реализации народовластия, таким образом, что для легитимности любой демократической конституции необходим народ. Однако же единого как такового общеевропейского народа нет. Различия между народами государств-членов Европейского союза столь существенны, что их невозможно назвать единым народом.

Единого народа-суверена для европейского союза не существует, а существует лишь ряд государств-членов Европейского союза, обладающих в полной мере своим суверенитетом и по доброй воле делегирующих его часть на наднациональный уровень, таким образом, что компетенции и права Европейского союза формируются не на прямом делегировании их со стороны народов Европы, а со стороны суверенных государств входящих в состав объединения.

Однако сторонники конституционности нового договора рассматривают его с точки зрения новой концепции, так называемой «абстрактного» или «пост-национального» подхода к рассмотрению понятия Конституция. Сторонники данной концепции исходят из того, что любой договор, содержащий положения, определяющие структуру и механизмы работы объединения, является Конституцией. А также, поскольку Европейская Конституция дублирует ряд положений национальных Конституций, то она может характеризоваться как Конституция всего объединения. Однако при этом, данная концепция рассматривает все предыдущие учредительные договора Европейского союза, как Конституционные, определяющие основные принципы работы институтов союза, их структуру, а также положение граждан в системе Европейского союза.

Однако если рассматривать положение проекта Европейской Конституции с учетом всего опыта интеграционного процесса на территории Европы, то необходимо отметить, что прогресс процесса интеграции проходил за счет добровольных частичных уступок суверенных полномочий государств-членов в пользу создаваемых и развиваемых учредительными договорами институтов Сообществ и Европейского союза. К тому же сам европейский союз имеет международно-правовое происхождение и международно-правовую природу. Это положение основывается на том, что Европейские сообщества и Европейский союз в правовой основе содержат учредительные договора, действие которых определяется и зависит от международного права.

Таким образом, вся наднациональная система Европейского союза базируется на совокупности международных договоров, коими являются учредительные договора, заключенные между независимыми государствами Европы, а компетенции ЕС даются не со стороны народов стран входящих в объединения, а со стороны их правительств.

Само же присоединение государств Европы к союзу и передача на наднациональный уровень части своих суверенных прав не влияет на основные характеристики государств-членов как субъектов международного права и членов международного сообщества. Сам текст Конституции полностью сохранял за ними положение полноценных акторов международных отношений, отмечая лишь необходимость координации и информирования о своей внешнеполитической позиции государством-участником общеевропейского министра иностранных дел.

Однако при этом, проект Конституции дает основания для формирования Европейского союза как нового актора системы международных отношений.

Таким образом, говоря о правовом положении конституционного договора для Европы, можно сказать, как характеризовали его немецкие политологи: «Европейский союз создал документ, который хочет быть чем-то большим, нежели тем, что он есть».


§ 4. Выводы

Если же в целом оценивать процесс подготовки, разработки проекта Конституции, а также сам проект, то необходимо отметить, что все существенные моменты текста Конституционного договора явились результатом долгих переговоров и сложных многосторонних компромиссов, что привело к сложности и запутанности многих положений Конституции. А скандалы и разногласия между странами участвовавшими в работе Конвента и межправительственной конференции не могли не повлиять на процесс ратификации Конституционного договора для Европы.


3. Процесс ратификации проекта Конституционного договора для Европы: причины и последствия его провала на референдумах во Франции и Нидерландах


3.1 Процесс ратификации проекта Конституционного договора для Европы


Подписание Конституционного договора для Европы открыло начало нового этапа в его пути. Встал вопрос о его ратификации государствами-членами Евросоюза.

Если рассматривать сам термин, то под ратификацией договора можно в общих чертах понимать его утверждение со стороны верховной государственной власти международного договора, заключенного ее уполномоченными. Ратификация является заключительным актом в установлении соглашения между сторонами, заключившими договор. До окончания ратификации договор не может быть признан состоявшимся и представляет собой лишь проект соглашения; и лишь ратификация сообщает ему обязательную силу, уподобляясь, в этом отношении, санкции в актах законодательных.

Ратификация проекта Конституционного договора должна была проходить в течение 2005 года во всех странах расширенного Европейского союза. Для вступления в силу европейской Конституции было необходимо, чтобы она была ратифицирована парламентским путем или на референдумах во всех странах Евросоюза. В каждой стране решение о способе проведения ратификационного процесса принимались индивидуально с учетом местных законодательных особенностей и политической ситуации в каждом государстве-участнике объединения. Однако, с учетом заявленного статуса нового документа, как Конституционного договора для всего союза, многие страны, имевшие политические и юридические возможности к парламентской ратификации предпочли провести референдум, как в случае с Францией.

К моменту проведения референдума во Франции Конституционный договор для Европы уже одобрили десять стран-участников Европейского союза - Австрия, Германия, Греция, Венгрия, Италия, Испания, Литва, Латвия, Словакия и Словения. В большинстве из них ратификация проводилась путем парламентского голосования. При этом нужно отметить, что подчас парламентский путь принятия Конституционного договора встречал непонимание и неодобрения, как недостаточно демократичный и легитимный в условиях, когда рассматриваемый договор носит название Конституции и претендует на положение более значимое, чем просто международный договор.

Особо ярко проблема выбора пути ратификации встала в Германии, где стремление к максимально открытому пути голосования по проекту Конституции в формате референдума, столкнулось с опасениями властей невозможности предсказать результаты голосования по договору. В итоге, длительные дебаты завершились все же решением о парламентской ратификации Конституционного договора, что привело к обвинениям правительства и правившей коалиции в страхе неодобрения документа населением Германии.

Однако, именно референдум во Франции, как в одной из крупнейших и значимых стран Европейского союза, задолго до его проведения назвали решающим моментом в ратификации европейской Конституции. Во многом это было связано с положением Франции как одной из крупнейших стран Евросоюза, а также с тем, что именно Франция стояла у истоков процесса евроинтеграции и всегда была локомотивом развития ЕС. К тому же она стала первой из самых крупных политически, экономически и демографически стран Евросоюза, кто решил проводить референдум по вопросу ратификации Конституционного договора. Тем самым, Франция взяла на себя символическую роль народной ратификации документа.

При этом, рассматривая значение проведения ратификации в каждом отдельном члене Европейского союза, необходимо отменить, что в случае, если хотя бы одна страна-член не ратифицировала бы Конституцию, документ не мог бы вступить в силу. Поэтому, когда в 2005 году на референдумах во Франции и Нидерландах большинство населения проголосовало против Конституционного договора, встал вопрос о дальнейшей судьбе Конституции ЕС.

Голосование на референдуме, прошедшем во Франции 29 мая 2005 года по вопросу ратификации Конституционного договора, дало неожиданный для европейских политиков результат: 55% населения высказались против ее вступления в силу. Через три дня в Нидерландах референдум также показал нежелание голландцев принимать Конституцию Европейского союза, высказавшись 62% голосов «против».


3.2 Причины провала ратификации проекта конституционного договора для Европы на референдумах во Франции и Нидерландах


Поражение сторонников конституции ЕС во Франции и в Нидерландах повергло в шок европейскую элиту, привыкшую воспринимать поддержку строительства общеевропейского дома как некий само собой разумеющийся консенсус. Хотя о том, что с ратификацией могут возникнуть проблемы, предупреждали еще до ее подписания.

Местные обозреватели отмечают, что французское «нет» Конституции Евросоюза стало во многом реакцией широких масс избирателей на его поспешное расширение за счет стран Восточной Европы и Прибалтики. «Французы неожиданно увидели, что оказались в Европе, которую они не понимают», - отмечает газета Figaro.

Однако здесь нельзя не учесть тот факт, что во Франции агитация против принятия проекта Конституции соединялась с приверженностью общему процессу интеграции. На плакатах и рекламных щитах значился лозунг: «Да союзу, Нет Конституции».

В Париже и Брюсселе уже утверждают, что результаты референдума во Франции стали «подлинным геополитическим землетрясением» Европы. Таким образом, Евросоюз и Франция - страна, экс-президент которой руководил разработкой главного законодательного акта старого континента, - повергнуты в тяжелейший за всю 50-летнюю историю ЕС кризис.

Провал референдумов вначале во Франции, а следом и в Нидерландах автоматически потребовал поиска ответов на вопрос, почему это произошло и какие причины послужили нежеланию французов и голландцев ратифицировать проект Конституционного договора для Европы.

Если рассматривать Францию, то провал проекта Конституции был связан не только с общими тенденциями развития Европейского союза, но и с особенностями национальной политики и внутренней ситуацией в стране. Ведь 80% населения Франции считали себя сторонниками евроинтеграции. Тем неожиданнее и болезненнее оказались результаты референдума.

Президент Франции Жак Ширак мог провести одобрение ратификации Конституционного договора через парламент, однако, было принято решение о выносе вопроса на общенациональный референдум. Одним из мотивов подобного выбора можно было бы назвать стремление президента превратить референдум по общеевропейскому вопросу в вотум доверия правительству и президенту.

Так опросы, проводимые после провала референдума во Франции, показали, что 18% респондентов отказались голосовать в поддержку проекта общеевропейского Конституционного договора, так как высказывали своим «нет» оппозиционную президенту и правительству точку зрения.

Однако это привело к тому, что большая часть населения рассматривала этот референдум не только как возможность высказать свое мнение по поводу принятия проекта Конституционного договора для Европы, но и как возможность проявить свое отношение к внутригосударственной политике французского правительства. Фактически в возможности проявить свое мнение на референдуме по вопросу текста Конституционного договора, слились желания и возможности французов высказать свое мнение по разным вопросам, а так же по общей картине в стране и Евросоюзе. Так множество вопросов волнующих французов слились в одной возможности высказать свою позицию.

В условиях низких темпов роста французской экономики и высокого уровня безработицы, достигшего 10,2% в 2004 году, социального реформирования, население все больше склонялось к протестному голосованию. Еще в 2004 году правящая коалиция проиграла региональные выборы, выборы в Европейский парламент и промежуточные выборы в сенат.

Все более значительное число французов возлагало ответственность за болезненные социальные реформы и экономический спад на издержки строительства новой Европы. Последнее расширение Европейского союза в 2004 году вызвало недовольство французов политикой Евросоюза, так как росли опасения утечки капиталов в эти страны, обладающие более дешевой рабочей силой и более слабым налоговым законодательством, а так же притока оттуда рабочей силы.

Если рассматривать вопрос провала референдума в Голландии то нельзя упускать тот момент, что он проходил следом за французским, и население Голландии оказалось частично под влиянием провала ратификации одной из стран основоположников процесса евроинтеграции.

Так, среди сторонников проекта Конституции распространилось мнение, что никто из тех, кто убеждал публику поддержать конституцию, не верит в то, что на референдуме в среду большинство проголосует «за». Что после негативного вердикта во Франции и с учетом того, что опросы предсказывают голландскому референдуму похожую участь, многие из сторонников конституции просто не пойдут голосовать.

Однако политические партии Голландии в основном были на стороне принятия проекта Конституции. Среди противников ратификации были лишь маргинальные партии: промаоистская социалистическая партия, крайне националистическая LPF и правые популисты сторонники Гирта Вильдерса.

Но Нидерланды оказались страной, где политическая элита и население были оторваны друг от друга. Доказательством может служить низкий уровень популярности правительства, опустившийся в 2005 году до 16%. Но в отличие от французов, в Нидерландах агитация «за» шла под флагом огромного общеевропейского значения голландского референдума для истории Европы. И возможность высказать свое мнение была рассмотрена голландцами в первую очередь не только как послание своему правительству, сколько как возможность обратить внимание Брюсселя на Голландию.

Одним из факторов провала референдума в Голландии стало также убийство режиссера Тео Ван Гога исламскими экстремистами, что активизировало правые пронационалистически настроенные силы страны, рассматривавших проект Конституции как подрывающий национальные интересы страны.

Однако надо понимать, что причины провала референдумов были не только внутриполитическими для обеих стран, но и были вызваны как общим процессом евроинтеграции, так и недовольством самим проектом Конституционного договора для Европы.

Идея введения общеевропейской Конституции и вступления в Европейский союз сразу десяти новых стран всколыхнула страх потери суверенитета и национальной идентичности.

Согласно опросу, проведенному Евробарометром в целом по 25 странам Европейского союза в поддержку расширения высказались 53% респондентов. Однако в государствах Европейского союза, входивших в его прежний состав, так называемых «старых» членах ЕС, опрос дал иные результаты: население было либо настроено против расширения, как в Германии, Франции, Австрии, Финляндии и Люксембурге. Либо разделилось пополам в оценке позитивности и негативности влияния расширения Евросоюза, как в Великобритании, Бельгии, Ирландии и других.

При этом необходимость полностью интегрировать на экономическом, политическом и социо-культурном уровнях вступившие в Европейский союз десять новых стран, разительно отличающихся от его прежнего состава, значительно осложнило вопрос о процессе углубления интеграционного процесса. Несмотря на провозглашение необходимости проведения институциональной реформы в рамках расширенного состава ЕС, как необходимости приведения структуры и работы его институтов в более оптимальное состояние, соотнесение процессов расширения и углубления не дал взаимоусиливающего эффекта.

В двучлене «углубление-расширение» ведущим началом является углубление, то есть процесс интеграции экономической, в первую очередь, а затем политический и социо-культурный. Однако расширение в свою очередь увеличивает общий потенциал интеграционного объединения. Но если прежние расширения Европейского союза втягивали в процесс интеграции в большей мере страны схожие по экономическому уровню развития, политической культуре, а также с общими культурно-историческими корнями, то расширение на Восток привело к включению в объединения ряда стран отличных по всем показателям от костяка, формирующего интеграционный процесс. Это в свою очередь не могло не повлиять на восприятие новых стран-членов объединения гражданами «старой Европы». Столь масштабное расширение привело к эрозии чувства общеевропейской общности и идентификации себя как граждан союза. Потеря ощущения своей общности гражданами старых государств-членов привела к росту страха потери национального суверенитета.

Граждане старых членов объединения восприняли столь масштабное расширение на Восток с включением в интеграционное пространство стран, чья экономика сильно уступает государствам-членам прежнего пространства Европейского союза, как угрозу суверенитету своих государств, как угрозу их уровню жизни и демократического развития их государственных систем.

Недаром данные социологического опроса, проведенного в Нидерландах после провала референдума на его территории, второй по значимости причиной неприятия проекта Европейской Конституции стал страх частичной потери национального суверенитета. Эту позицию обозначили как основную, при голосовании против, 19% опрошенных.

Расширение европейского союза на восток вызвало множество различных по своей окраске эмоций в странах, составлявших прежний союз. Малый круг, образованный прежними немасштабными расширениями довольно развитых европейских государств, создавал ощущение узкого закрытого клуба развитых стран. Приход же новых восточноевропейских соседей не только разрушил это ощущение, но и принес весомые и ощутимые экономические и социальные ухудшения в жизнь граждан старого света. Конечно, надо понимать, что во многом расширение на восток совпало со сложным этапом экономического развития западной Европы, вызвавшим рост дискуссий о разрушении ее прежней социо-экономической модели. Таким образом, нельзя в полной мере возлагать ответственность на торможение экономического развития и ухудшения экономического положения стран западной Европы, однако, в полной мере исключить этот фактор так же нельзя. Открытие границ привело к наплыву мигрантов с востока и юга. Люди начали чувствовать, что расширение Евросоюза ложится бременем на национальные бюджеты их стран и сильно бьет по их социальным льготам. Новые члены требуют новых дотаций для повышения уровня развития их экономик до уровня схожего с экономиками страх стран-членов ЕС и приемлемого для уровня экономики Европейского союза в целом.

Столь масштабное расширение Западной Европы, которая не только поглотила Восточную, но и, открыв переговоры с Турцией, уже было перешла через Босфор и начала интегрировать в свой состав азиатские территории, вызвало сначала ропот, затем - бурное негодование жителей традиционного Старого Света.

Одним из факторов провала референдумов и голосования против принятия проекта Конституционного договора для Европы стала низкая информированность граждан о содержимом текстов. Об этом ясно следует из опросов проведенных «Евробарометром» на территории Франции и Голландии после провала голосования в этих странах. Так опросы показали, что только 41% из опрошенных голландцев были знакомы с содержанием и идеями, вложенными Конвентом и Межправительственной конференцией в текст проекта Конституционного договора. При этом, 56% респондентов признались в том, что были слабо информированы и не имели собственного мнения по вопросу референдума.

Во многом это было связано с достаточно поздним началом процесса обсуждения проекта Конституции для Европейского союза, именно с поздним началом дебатов большинство из высказавшихся о плохой информированности связывали отсутствие своей точки зрения на документ.

Опросы голландцев показали, что недостаток информированности большинства граждан, позднее начало дискуссий и обсуждений проекта Конституционного договора оказали большое влияние на формирование отношения населения. Таким образом, граждане Голландии во многом голосовали по общей идее углубления интеграционного процесса в целом, чем за конкретные меры, содержавшиеся в тексте Конституции.

Так, именно нехваткой информации объяснили свое голосование против проекта Конституционного договора 32% опрошенных голландцев, и это стало самой массовой причиной, заняв почетное первое место среди факторов, вызвавших нежелание населения поддержать рассматриваемый документ.

Помимо прямых причин нежелания принимать Конституцию Европейского союза исследователи выделили ряд косвенных, основанных на общем процессе развития современной Европы. Так, одной из них можно назвать страх перед иммиграционными потоками, перед легальной и нелегальной иммиграцией.

Нехватка рабочей силы, а так же старение населения Европы привели к политике управляемой экономической иммиграции. Однако эта политика имеет теневые стороны, такие как недостаточно высокий уровень квалификации иммигрантов, вследствие чего их использование ограничено. К тому же приток столь значительного числа людей с иной культурой приводит к обострению уже существующих проблем межэтнических отношений в Европе. Расширение Европейского союза на восток также вело к вливанию в общий рынок труда жителей стран-кандидатов, что также увеличивало опасения граждан старых стран-членов перед иммиграцией с востока.

Так опросы «Евробарометра» проведенные после провала референдума во Франции показали, что основной причиной нежелания принимать проект Конституционного договора для Европейского союза был страх привлечения иностранной рабочей силы и тем самым уменьшения трудовых возможностей для населения Франции. Эту точку зрения на причины отказа выразили 31% опрошенных французов.

Другой косвенной причиной недовольства населения ситуацией в Европе, а следом и нежелания принимать новый общесоюзный договор, можно назвать кризис европейской социальной модели. Сложившись после Второй мировой войны эта модель соединяла в себе возможности рыночной экономики и гуманистический потенциал социальной солидарности, группируясь вокруг государства, выполняющего роль стержня модели.

Западноевропейская социальная модель служила одной из важнейших предпосылок исключения войны из жизни Европейского союза и реализации специфически европейского типа интеграции. Роль и влияние Западной Европы в мировой экономике и политике неуклонно возрастали, однако, в начале 1990-х эта ситуация начала меняться.

Бурный рост международного кредитно-денежного обращения и трансграничного движения капиталов вывели эту сферу из-под контроля правительств. Глобализация мировой экономики стала одной из главных причин ослабления государства как общественного института. Дирижистская экономика и дорогостоящая система социального обеспечения стали пробуксовывать. Темпы экономического роста замедлились. Последнее же расширение Европейского союза расшатало социально-экономический фундамент Евросоюза, усилив опасения населения за свое материальное положение и уровень социального обеспечения.

Многие во Франции связали сложности экономической ситуации с оттягиванием части ресурсов в сторону новых стран-членов Европейского союза, когда ресурсы, которые могли бы направляться внутрь страны, уходи во вне. Расширение ЕС на восток воспринималось как груз, тяготеющий над всей экономикой евро-зоны. Опрос проведенный во Франции «Евробарометром» после референдума и негативного голосование по вопросу ратификации проекта Конституции показал, что недовольство экономической политикой, страх за снижение уровня жизни и взгляд на экономическую составляющую конституционного договора как на непродуманную и бесполезную для экономики Франции стали одними из основных причин провала голосования, которые обозначили сами опрошенные.

Таким образом, причины провалов референдумов по вопросу принятия или непринятия проекта Конституционного договора не ограничивали, а часто и не в полной мере заключались в недостатках самого текста и заключенных в нем нововведения, предложенных Конвентом и Межправительственной конференцией к замене в системе работы Европейского союза.

Референдумы в обеих странах выступили как возможность для граждан Франции и Голландии высказать свои точки зрения в первую очередь на общеевропейскую ситуацию, высказать свое отношение к процессу евроинтеграции и положению граждан в новом расширяющемся и углубляющемся Евросоюзе. А также на референдумах население получило возможность выказать поддержку или ее отсутствие правительствам, выступавшим за ратификацию договора.

Исследования социологических опросов показали, что при голосовании во Франции 32% внимания опрошенных респондентов при голосовании занимали вопросы внутренней ситуации и экономического развития Франции. Столько же внимания отнимало общее развитие Европейского союза в целом в условиях его расширения и изменения в начале XXI века. И только 18% внимания опрошенных занимали вопросы, связанные с самим текстом Европейской Конституции, с ее содержанием, положением и толкованием ее статей.

Схожий расклад был и по результатам опросов, проведенных в Голландии, после провала референдума на ее территории. Так респонденты, проголосовавшие против ратификации проекта Конституционного договора, основным направлением своей заинтересованности при принятии решения обозначили внутриэкономическую ситуацию в стране (28%). Вопрос же общеевропейского развития и проблемы связанные с расширением интеграционного объединения, его измерения оказались в фокусе у 23% опрошенных. Для них общая ситуация сложившаяся в Евросоюзе стала причиной нежелания утверждать проект Конституции как новый учредительный договор. И лишь на третьем месте оказалось восприятие самого текста конституции. Только 21% респондентов высказали, что свое решение проголосовать отрицательно на референдуме, было вызвано их мнением о самом тексте Конституции, а не о ситуации в ЕС.

При этом следует отметить, что среди тех, кто проголосовал «за» новый договор и его ратификацию, лишь 15% респондентов высказались, что именно содержание Конституции подвигло их к такому голосованию.

Референдумы отразили также разрыв между элитами и населением стран ЕС, а также отсутствие понимания между гражданами Европейского союза и его чиновниками. В условиях же, когда текстом Конституционного договора не предусмотрено никаких механизмов на случай провала ратификационного процесса, его дальнейшая судьба не могла иметь прямого политико-юридического решения. С таким трудом вымученный и с такой помпой подписанный документ оказался под сомнением.


3.3 Последствия провала ратификации проекта конституционного договора для Европы на референдумах во Франции и Нидерландах


Провал референдумов во Франции и Нидерландах поставил под сомнения и уже состоявшимся голосованиям по проекту Конституционного договора.

Так, Конституционный суд Словакии отменил решение местного парламента о ратификации Конституционного договора для Европейского союза. Такое решение было принято после того, как группа граждан обратилась в Конституционный суд с соответствующим иском и выиграла дело, сообщает ИТАР-ТАСС. В своем обращении граждане потребовали отменить парламентскую ратификацию как не в полной мере отражающую мнение народа. Согласно их позиции, столь важное для страны решение должно обязательно быть принято через общенародное волеизъявление граждан.Таким образом, даже прошедшие голосования и состоявшиеся ратификации оказались под сомнением после неодобрения проекта Конституции двумя народами Евросоюза.

Однако, и после провалов голосования по вопросу Конституционного договора во Франции и Голландии, частично страны Европейского союза продолжили процесс ратификации и в итоге 16 стран-членов ЕС из 25 ратифицировали этот документ. Остальные же страны решили отложить или вовсе отменить ратификацию проекта Конституции на своей территории.

Провал референдумов потребовал от руководства ЕС принятия мер по урегулированию возникшей ситуации. Необходимо было выработать какое-либо общее решение, устраивавшее всех глав и правительства стран-членов Европейского союза, а также руководство самого союза и его институтов. 16 июня 2005 года в Брюсселе прошел саммит ЕС, который официально называют «кризисным». По его итогам было принято решение отложить процесс ратификации проекта Конституции Европейского союза на год - до середины 2007 года.

Однако подобная общность решения показала лишь невозможность единовременно принять какое-либо более практичное к применению решение. Дальнейшее обсуждение на саммите показало наличие раскола между представителями государств-членов и отсутствие политического единства.

Так представители государств-членов Евросоюза не смогли прийти к единому мнению по поводу бюджетной политики союза. По завершении саммита, председательствующий на нем премьер-министр Люксембурга Жан Клод Юнкер заявил: «Нельзя сказать, что Европа переживает кризис. Она переживает глубокий кризис».

СМИ назвали саммит провалом общеевропейской политики. После провала референдумов по Конституции во Франции и в Нидерландах, под угрозой даже оказалась единая валюта евро: так государственные деятели ряда стран, в частности, Италии, выразили готовность отказаться от евро. И хотя подобные рассуждения и не носили в массе своей серьезный и продуманный характер, уже само наличие подобных подходов демонстрировало ослабление общеевропейских настроений и рост евроскептицизма среди государственных деятелей стран-членов Евросоюза

Однако, главным и наиболее существенным вопросом саммита стало согласование структуры бюджета ЕС на 2007-2013 годы. По итогам саммита страны ЕС так и не сумели придти к консенсусу по наиболее острым вопросам. Главной проблема здесь встало намерение Франции добиться отмены «британского чека»: ежегодных выплат Великобритании 4,6 миллиарда евро за ее неучастие в сельскохозяйственной политике ЕС. На это Баррозу заявил, что сейчас «не время разыгрывать национальную карту, лучшего случая не будет, и нельзя упустить этого исторического шанса». Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро, в свою очередь, заявил, что для Соединенного Королевства неприемлемо предложение председательствующего в Евросоюзе Люксембурга заморозить так называемый «британский чек». В итоге бюджет на пять лет так и не был принят. Это явилось очередным ударом по положению Европейского союза. Рост евроскептицизма и национальных настроений оказал негативное влияние на развитие Европейского союза, оказавшегося неготовым к внутренним вызовам, с которыми он столкнулся.

После провала референдума во Франции у сторонников европейской интеграции оставались три выхода - отказаться от дальнейшей ратификации и тем самым поставить крест на проекте Конституционного договора для Европы, доработать проект и вновь представить его на голосование, либо провести повторный референдум во Франции и Голландии после ратификации в других странах ЕС.

В итоге был выбран вариант, которым можно было бы охарактеризовать, как промежуточный между первым и вторым. Главы Европейского союза выбрали вариант подготовки нового учредительного договора на базе проекта Конституционного договора для Европы, который должен был бы перенять из текста Конституции основные ее положения, выработанные как компромиссные решения на Конвенте о будущем Европы и на Межправительственной конференции. И при этом, исключить из употребления те пункты и положения, которые вызывали сомнения и неоднозначную реакцию, как политических деятелей государств-членов, так и граждан Европейского союза.

В первой половине периода председательствования Германии в Европейском совете образовалось, так называемое окно возможностей для решения проблемы реформирования ЕС и для того, чтобы сдвинуть вопрос с Конституционным договором для Европы с мертвой точки. Первым этапом продемонстрировавшим возвращение к проблеме реформирования Европейского союза и нератифицированного проекта Конституционного договора стала Берлинская декларация, принятая лидерами Евросоюза в честь пятидесятилетия процесса европейской интеграции и Европейских сообществ. В ней лидеры ЕС вновь подняли вопрос о необходимости нового учредительного договора для Европейского союза, а также необходимость разрешить ситуацию, сложившуюся с проектом Конституции.

Выборы во Франции и избрание Николя Саркози, а также решение о созыве межправительственной конференции в июне открыло возможность для сплочения двух крупнейших стран Европейского союза для продвижения идеи о разработке нового учредительного договора для Европейского союза в рамках предстоящей межправительственной конференции.

Работа межправительственной конференции была распланирована так, чтобы закончить разработку нового договора в максимально короткие сроки. Крайним сроком ее окончания был выбран конец 2007 года, дабы уложить процесс ратификации до весны 2009 года.

Привязка к 2009 году не случайна. В июне 2009 года Европейском союзе должны пройти выборы в Европейский парламент. В случае если новый договор получил бы одобрение до выборов, то новый созыв Европейского парламента получал бы полномочия в соответствие с новым договором. В случае же, если ратификация затягивала бы на срок больший, чем оставалось до начала работы нового созыва, то передача новых полномочий Европарламенту существенно осложнялась бы и затягивалась.

К тому же перед разработчиками нового учредительного договора стояла проблема политического признания и укрепления основ Европейского союза в целом. Так, в случае непринятия нового договора, либо по причине затягивания процесса его разработки, либо в связи со сложностями процесса ратификации Европейский союз мог столкнуться с ростом евроскептицизма, падением уровня поддержки и интереса к Евросоюзу со стороны граждан.

Новый договор был подготовлен и подписан 13 декабря 2007 года, и получил название Лиссабонский договор или Договор о реформе (официальное название - «Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском Союзе и Договор об учреждении Европейского Сообщества»).

Межправительственная конференция разработкой нового учредительного договора как бы подводила итог этапу реформирования Европейского союза, начавшегося в 2001 году с разработки и подписания Лаакенской декларации, обозначившей начало нового этапа реформирования Европейского союза в начале XXI века. С подписанием Лиссабонского договора длительный период разработки процесса реформирования и положений для работы Европейского союза, по замыслу лидеров ЕС, должен был завершиться.

Таким образом принятие Лиссабонского договора должно было завершить шестилетний период разработки новых внутренних реформ Европейского союза.

Так, на подписании нового учредительного договора премьер председательствующей в Евросоюзе Португалии Жозе Сократиш охарактеризовал значение нового договора: «С этим договором Европа наконец преодолела политический и институциональный тупик, который тормозил ее возможности последние несколько лет».

По замыслу лидеров Европейского союза, а также чиновников ЕС, принимавших участие в разработке обоих договоров, прописанные в Лиссабонском договоре реформы позволят трансформировать громоздкий Евросоюз в более эффективный и поворотливый механизм.

При этом, проект европейской Конституции не был просто отброшен, а стал основой для нового договора. Более 90% текста Лиссабонского договора соотносится с проектом Конституции. Идеи, высказанные во время Конвента о будущем Европы, стали основой для межправительственной конференции прошедшей осенью 2007 г. Валерии Жискар Д Эстен, председатель Конвента о Будущем Европы, разрабатывавшего проект Конституционного договора, отметил перед опубликованием нового договора, что: «все более ранние предложения будут встречены в новом тексте».

Во многом это объясняется тем, что Проект Евроконституции, разрабатывавшийся на протяжении 3-х лет лучшими юристами Европы, был по своей сути компромиссным вариантом для правительств стран-членов союза. Решения, вошедшие в текст Конституции, хоть и носили по-своему революционный характер, все же подверглись жесткому согласованию и явились, по сути, максимумом того, чего можно было добиться для реформирования ЕС, соблюдя при этом интересы членов Европейского союза. Внесение же совершенно новых идей связанных с вопросом структуры и работы институтов ЕС привело бы к необходимости новых продолжительных по времени согласований, что привело бы к затягиванию процесса. Таким образом, в случае с разработкой Договора о реформе сложилась ситуация, когда прежние разработки в основном всех устраивали, а новые разработки привели бы к трениям и в сущности не носили характера необходимости. Это и стало основной причиной, почему новый договор заимствовал все основные положения о реформировании институтов союза.

Если рассматривать преемственные стороны проекта Конституционного договора для Европы и нового Лиссабонского договора, то необходимо отметить общие положения обоих документов, как характеризующие общность текстов.

В след за проектом Конституции, новый учредительный Договор о Реформе включил Европейский Совет в число институтов союза. Также новый договор вводил должность Президента Европейского Совета, избираемого сроком на 2,5 года из числа бывших участников Европейского Совета. Таким образом, что во главе данного института мог встать один из бывших лидеров одного из государств-членов Европейского союза, признаваемый остальными лидерами ЕС в качестве авторитета.

Лиссабонский договор также расширял принцип Квалифицированного большинства при голосовании в Совете министров в общей сложности до 70 сфер. При этом, вводился принцип двойного большинства при голосовании в Совете, таким образом, как это предлагалось в проекте Конституционного договора, что решение должно считаться принятым, если за него проголосуют минимум 55% стран-членов Европейского союза, в которых проживает минимум 65% населения ЕС. Но разработчики, пойдя на встречу Польше, перенесли введение этого принципа на 2014 год.

Договор о Реформе вводил систему ротации в Европейской Комиссии по образцу представленному в проекте Конституции, когда число еврокомиссаров должно было сократиться до 19 человек, и при этом, для сохранения баланса, между государствами должна происходить равноправная ротация их представителей. Эти изменения так же вступят в силу в 2014 году.

Лиссабонский договор расширял список полномочий Европарламента в сфере принятия нормативных актов, финансовых и бюджетных вопросах, а также Европарламент по Договору о Реформе получает право избирать Председателя Комиссии из предлагаемых ему Советом кандидатур. Также, новый учредительный договор дал первостепенное право национальным парламентам определять соответствие решений институтов ЕС принципу субсидиарности. А также продлил парламентам срок рассмотрения документации проектов ЕС с шести до восьми недель. Так характеризовал данные изменения в парламентских взаимоотношениях Евросоюза и государств-членов вице-премьер Александру Вондре: «Появятся новые правила игры. Мы сможем инициировать возвращение некоторых полномочий из Брюсселя обратно на национальный уровень. Также вводится так называемая «желтая карточка»: национальные парламенты смогут остановить некоторые брюссельские инициативы».

Эти положения строились в соответствие с тем, что предлагали разработчики проекта Конституции, как компромиссный вариант между сохранением рычагов управления у государств-членов через Европейский совет и Совет министров, и расширением полномочий представительского института союза и демократизацией работы всего Евросоюза в целом.

Однако, рассматривая новый учредительный договор, необходимо понимать, что он несет в себе и ряд отличий от проекта Конституции, которые потребовались для изменения предлагаемого статуса документа и внесения ряда положений, необходимость которых стала понятна в процессе работы Европейского союза в расширенном составе.

Одним из важнейших и принципиальных различий Договора о реформе с Проектом Конституции является соотношение с предшествующими договорами в начале Европейского сообщества, а затем Европейского союза. Так если проектом Конституционного договора для Европы предусматривалась отмена всех предшествовавших учредительных договоров Европейских сообществ и Европейского союза, с заменой их на новый единый документ, подразумевавший роспуск прежнего Евросоюза и создание на его месте нового с тем же названием и членами, то Лиссабонский договор продолжает преемственность. Новый учредительный договор оставляет в силе предыдущие, включая их положения в свой текст и, таким образом, этот договор сохраняет Евросоюз созданный Маастрихтским договором. Тем самым новый договор сохраняет прежнюю систему трех опор, не пересматривая ее структуризацию на основе единства.

Большое внимание Лиссабонский договор уделил вопросу взаимоотношений институтов Евросоюза и граждан, чего не было в проекте Конституции. Его необходимость была отмечена как положение для сближения Евросоюза и его граждан, а также как механизм усиления легитимности Европейского союза. Был введен механизм прямого обращения граждан Европейского союза к Совету, Комиссии и Европарламенту с инициативами. Новая «гражданская инициатива» представляет собой механизм, когда один миллион граждан из нескольких стран союза могут обратиться к Комиссии с предложениями в какой-либо из сфер юрисдикции ЕС. В этом во многом проявилась реакция на недовольство населения бюрократизированностью институтов и органов союза, а также их оторванностью от граждан.

Не менее важными явились общие изменения, внесенные в Договор о реформе, отличающие его от проекта Конституции для Европы. Это изменения, вызванные недовольством граждан стран-членов ЕС, которое они высказали в процессе попытки ратифицировать проект Конституционного договора для Европы. Это отмена таких пунктов Конституционного договора как пункты о флаге, гимне, а также о других элементах сближающих ЕС с государством федералистского типа, в том числе и само название договора. Таким образом, что Лиссабонский договор с юридической и политической точки зрения лишился всех условностей и неопределенностей, характерных для Конституции Европейского союза, и получал четкий статус международного договора, как и предыдущие учредительные договоры Европейского союза. Это давало новому договору четкий юридический статус, в рамках которого облегчался процесс ратификации.

Характеризуя новый договор и связанные с ним процессы принятия, премьер-министр Чехии Мирек Тополанек отметил, что: «Очевидно, что это единственный возможный компромисс. Подписание договора, наверное, пройдет спокойно, посмотрим, как ратификация»

Однако, тот факт что новый учредительный договор был подготовлен в рекордные сроки не помешало лидерам государств-членов устроить ряд дискуссий по его положениям, которые проходили в достаточно напряженной форме и продемонстрировали, что противоречия, проявившиеся еще в процессе разработки и подготовки проекта Конституции не только не сгладились, а стали еще острее. Противоречия, а также стремления к максимальному отстаиванию национальных интересов в ущерб интересам общесоюзным, стремление усилить позицию своего государства даже если это ведет к общему ослаблению Европейского союза в целом, как наднациональной структуры вновь четко проявилось при разработке положений Лиссабонского договора.

Чаще других палки в колеса общеевропейскому соглашению вставляла Польша, прозванная за это «тормозом конституционной реформы». Наиболее ожесточенное сопротивление Варшавы вызывала идея о «двойном большинстве» при голосовании в Совете министров и в Европейском совете. В Польше боялись, что такая система принятия решений приведет к усилению влияния крупных стран, вроде Германии, и серьезно ослабит позиции стран с меньшим населением, как сама 38-миллионная Польша. К тому же при таком раскладе Варшава, успешно блокировавшая своим вето начало переговоров по новому соглашению ЕС с Россией и грозившая наложить его вновь уже на Конституционный договор для Европы, этого права лишается. В конце концов, Брюссель частично пошел навстречу полякам, прописав в договоре, что новая система принятия решений вступит в силу лишь в 2014 году, при этом оставшиеся в меньшинстве страны смогут отсрочить вступление решения в силу «на протяжении разумного периода времени».

Италию, выступившую против перераспределения мест в Европарламенте, в результате чего у нее должно было оказаться меньше представителей, чем у Франции и Великобритании, задобрили дополнительными местами. Рим получил квоту на 73 парламентария в 2009 года, как и у Лондона. А Болгарии, боровшейся за право писать в международных документах единую европейскую валюту как «evro», а не «euro», разрешили называть ее как она хочет.

Впрочем, больше всего уступок выторговала себе Великобритания - на том основании, что действующее в стране англосаксонское право сильно отличается от континентального. Так, она получила право не присоединяться к европейской Хартии по правам человека (другие страны-члены ЕС, за исключением еще Польши, подписали ее в среду в Страсбурге), вести самостоятельную внешнюю политику и придерживаться собственных норм в области налоговой и трудовой политики. Кроме того, Британия и примкнувшая к ней Ирландия сохранили за собой верховенство в вопросах иммиграции, визовой политики и предоставления убежища

Депутаты Европейского парламента в свою очередь высказали недовольство введению специальных оговорок для Великобритании и Ирландии в сфере сотрудничества органов внутренних дел и самоустранение Великобритании и Польши от Хартии фундаментальных прав, однако, данные изменения все же были внесены в итоговый текст договора.

Португалия, председательствовавшая в момент окончания подготовки и подписания Лиссабонского договора, в свою очередь стрнмилась смягчить противоречия сложившиеся при обсуждении проекта договора, таким образом, чтобы подобрать компромиссные решения по максимальному числу спорных вопросов. «Если мы сможем сохранить понимание и готовность к прежним темпам прогресса… то мы сможем реализовать это по более менее быстрому пути», заявил португальский министр по делам Европы Мануэль Лобо Антунэс.

Опасения за судьбу нового договора в процессе его подготовки высказывал и глава Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозо: «Существует опасность, что правительства государств-членов, оперируя проблемами между собой, забывают о положении и значении институтов Европейского союза. Некоторые члены ЕС не воспринимают общеевропейские интересы, которые отличаются от компромиссных решений между государствами-членами. Я постоянно объясняю британцам, что общий рынок, в котором они лидеры, невозможен без сильных общеевропейских институтов, таких как Комиссия, Европейский парламент и Европейский суд».

Таким образом, провал референдумов во Франции и Нидерландах, необходимость подготовки нового учредительного договора не показали правительствам стран-членов необходимость объединения под началом общесоюзных интересов и целей. Государства-члены, как и при подготовке проекта Конституционного договора продолжали в первую очередь отставить свои национальные интересны в рамках Европейского союза даже при сложности или невозможности выработки прямого компромиссного решения, которое устроив всех участников обсуждения было бы простым и понятным для граждан союза, а также развивало бы Европейский союз в целом.

При этом, однако, лидеры Европейского союза вынесли определенный урок из провала референдумов во Франции и Нидерландах. Так, Лиссабонский договор решено было выставить на ратификацию в национальных парламентах, для чего государствам-членам отвели больше года. Единственной страной, которой предстояло одобрить соглашение на референдуме, станет Ирландия - к этому ее обязывает собственная конституция.

При этом референдум в Ирландии показал, что сложности и противоречия, сложившиеся в рамках Европейского союза в начале XXI века никуда не ушли и причины, приведшие к провалу референдумов во Франции и Голландии, оказали такое же влияние и на референдум в Ирландии. Результаты голосования в Ирландии показали, что ее население не желает принимать и поддерживать новый Лиссабонский договор. Так 53,4% населения Ирландии на референдуме, прошедшем 12 июня 2007 года высказали против принятия нового учредительного договора Европейского союза.

Однако, провал референдума в Ирландии не оказал столь же разрушительного воздействия на новый договор, как на проект Конституции Европейского союза. Во многом это оказалось связано с тем, что отказ от ратификации высказала только одна страна, а не две, как в случае с проектом Конституции, что оставляет возможный шанс переиграть ситуацию, к тому же, Лиссабонский договор оказался не первым, который не прошел ратификацию в Ирландии с первого раза. Такая судьба была и у Ницского договора, принятого лишь при повторном голосовании.

Судьба Лиссабонского договора пока остается открытой также еще по двум причинам. Во-первых, это стремление правительства Ирландии все же ратифицировать Договор о реформе и давление остальных игроков Евросоюза на Ирландию с этой же целью, так что правительство Ирландии все же выступило с идеей проведения повторного голосования по вопросу ратификации Лиссабонского договора.

Во-вторых, это недовольство Лиссабонским договором части руководства Чехии, выступивших против нового договора. Так, президент Чехии Вацлав Клаус заявил, что: «Лиссабонский договор сейчас мертв. Его не приняли избиратели на референдуме в одной из стран союза. Следовательно, решение о его ратификации сейчас не стоит на повестке дня». Однако при этом, сам договор все же был ратифицирован и одобрен парламентом Чехии 6 мая 2009 года.


Заключение


Европейский союз развивается планомерно уже более пятидесяти лет. Однако различные его этапы реформирования имеют различное значение для интеграционного объединения. Этап реформирования в начале XXI века по времени совпал с этапом небывалого в истории Европейского союза расширением его численного состава и включения в европейское интеграционное объединение сразу 10 новых членов, уровень экономического, политического и социального развития которых значительно отличался и отставал от уровня схожих показателей среди «старых» членов Европейского союза.

Европейский союз стремился подготовиться к приему новых членов, и на это был направлен подписанный в 2001 году Ниццский договор. Однако его разработка и необходимость поиска компромиссов привели к тому, что все основные и наиболее спорные вопросы были отложены на последующее рассмотрение. В тот же год, когда состоялось подписание данного договора, появился новый документ - Лаакенская декларация, провозглашавшая начало работы над следующим договором Европейского союза, который уже в свою очередь должен был разрешить назревшие между членами объединения спорные вопросы и подготовить структуру и механизмы работы Европейского союза к существованию в новом расширенном составе.

Попытка нового этапа реформирования Европейского союза началась именно с подготовки нового учредительного договора, получившего наименование Конституционного договора для Европы. Это связанно с тем, что именно данный договор был призван разрешить вопросы и проблемы, требовавшие сложнейшего согласования и не решенные предыдущим договором. В не меньшей степени обоснование того, что именно проект Конституции стал началом нового этапа можно охарактеризовать способ его подготовки, отличный от предыдущих учредительных договоров ЕС, а также само название договора. Таким образом, лидеры Европейского союза стремились с помощью данного договора вывести процесс углубления интеграции на новый уровень и совместить его с процессом расширения объединения.

Положения нового договора вырабатывались путем длительного поиска компромисса в ходе работы специально созванного Европейского Конвента о будущем Европы и в ходе Межправительственной конференции, где лидеры государств членов и институтов Европейского союза выработали положения, вошедшие в итоговый текст документа.

Новый договор был направлен на оптимизацию институтов Евросоюза, расширение их полномочий, а также изменение системы голосования в Европейском совете и Совете министров Европейского союза. При этом, Конституция также создавалась как документ, задачей которого было усилить демократизирующую составляющую Евросоюза, а тем самым усилить роль Европейского парламента и национальных парламентов в вопросах принятия решений в рамках Европейского союза. Положения Конституции должны была усилить легитимность Евросоюза, упрочить его положение и сделать более доступным для населения.

Однако процесс ратификации, а в особенности референдумы прошедшие во Франции и Нидерландах в мае-июне 2005 года, показали, что население этих стран не поддерживает то направление развития европейского интеграционного объединения, которое выбрали для него лидеры ЕС. Референдумы показали. что население Франции и Нидерландов не разделяют отношение к проекту Конституции, как необходимому пути развития Европейского союза. При этом среди основных причин провала референдумов можно назвать страх перед расширением Европейского союза и приливом новой дешевой рабочей силы с востока, а также переноса в восточную часть Евросоюза большей части предприятий. Среди других причин можно также выделить страх потери национального суверенитета, что управление будет вестись не со стороны подотчетных национальных структур, а евробюрократами из Брюсселя. К тому же большую роль в частности во Франции сыграло недовольство населения национальным правительством и его внутриполитическим курсом. Таким образом, референдумы оказались возможностью для населения высказать свое общее недовольство курсом развития Европейского союза и проектом Конституции, как части этого курса в частности.

Однако провал референдумов не стал окончательной точкой в периоде реформирования Европейского союза. Фактически провал ратификация и последовавшее за тем решение об остановке процесса ратификации Конституционного договора закончило лишь этап попытки реформирования Европейского союза связанный с проектом Европейской Конституции, но сама задача реформирования институтов и оптимизации их работы в условиях расширенного состава Европейского союза осталась.

Необходимость привнесения реформ отразилась в процессе выработки идеи нового учредительного договора и его разработки в 2007 году. Новый Лиссабонский договор перенял большую часть положений проекта Конституции и стал ее полноправным приемником, включив в свой состав основные положения, реформировавшие институты Евросоюза. Договор был подготовлен в рекордно короткий срок. Его ратификация была назначена на 2008 год путем парламентского голосования. Лишь в одной из стран ЕС должен был пройти референдум, в Ирландии, где население высказалось против нового договора.

Фактически результаты референдумов, а также дискуссии и острые противоречия между странами-членами Европейского союза в ходе подготовки обоих документов показали внутренний раскол Европейского союза, отсутствие понятия об общеевропейских интересах и приоритетах. Нежелание поддерживать курс Европейского союза на углубление интеграционного процесса в лице нового учредительного договора показало потерю чувства идентичности, как граждан не только своего национального государства, но и граждан союза. А противоречия при подготовке документов отчетливо продемонстрировали недоверие лидеров государств-членов друг другу и внутрисоюзную борьбу.

Таким образом, новый этап реформирования Европейского союза не решил до нынешнего момента поставленные задачи по перестройке Евросоюза в условиях нового расширенного состава, а также задачи по дальнейшему углублению интеграционного процесса. Однако в его ходе отчетливо обнажились противоречия, царящие внутри европейского интеграционного объединения. Перед лицом Европейского союза сейчас стоит сложная задача по преодолению внутреннего кризиса, который отчетливо проявился в начале XXI века.


Список литературы:


1.Бирюков М.М. Европейский союз, Евроконституция и международное право М., 2006

.Борко Ю.А. Европейский союз: Расширение состоялось. Что дальше? // Европейский союз после расширения // Актуальные проблемы Европы. М., №4, 2005

.Борко Ю. «Расширение и углубление европейской интеграции» // МЭИМО М., 2004 №7

.Борко Ю, Буторина О. Перспективы Евросоюза в новом веке // Современная Европа 2001. №3

.Европа без России. Договор, учреждающий Конституцию для Европы, от 24 октября 2004 года, М., 2005

.Европейский союз на пороге XXI века. М, 2001

.Европейский конвент берётся реформировать ЕС // Обзор Немецкой волны //#"justify">.ЕС: последствия и перспективы // Современная Европа. М., 2005, №3

.Кавешников Н.Ю. Евросоюз в процессе трансформации // Современная Европа №3 2005

.Кавешников Н.Ю. Институциональная реформа ЕС и Ницский договор: ответы или вопросы М., 200

.Кавешников Н.Ю. Конституция европейского Союза: неопознанный политический объект приближается // Космополис №4 (10), Зима 2004/2005

.Кашкин С.Ю. «На пути к Европейской Конституции: Европейский конвент и перспективы разработки Конституционного договора (Конституции) Европейского Союза» // Конституционное право: восточноевропейское обозрение М., №1, 2003

.Конституция Европейского союза: Договор, устанавливающий Конституцию для Европы: с комментариями // под ред. Кашкина С.Ю.М., 2005

.Кризис ЕС: Последствия и перспетивы // Современная Европа М., №4, 2005

.История европейской интеграции, 1945-1994. М., 1995

.Погорельская С.В. «Конституция versus демократия? (Некоторые аспекты «Конституции» Евросоюза)» // МЭиМО 2005, М., №7

.Расширение ЕС на восток. Предпосылки, проблемы, последствия. М., 2003

.Становая Т. ЕС в системном кризисе // Политком.ru 20.06.2005

.Хартия Европейского союза об основных правах: комментарии // отв. ред. Кашкин С.Ю.М. 2001

.Шишков Ю.В. Интеграционные процессы на пороге XXI века, М., 2001

.Энтин М. Новое в развитии европейского права: Ниццский договор // #"justify">.Энтин М. На пути к Конституции Евросоюза // Современная Европа, М., 2004

.Беата Нойс «Кризис как прорыв ЕС между договорной реформой и проектом конституции» // Журнал «Internationale Politik» №1, январь 2002

.Герман-Джозеф Бланк, Стелио Манджамели «Управление Европой при Европейской Конституции: Трудная дорога от Европейских договоров к Европейскому Конституционному договору», Биркхаузер, 2006 // #"justify">.Джулиано Амато, Джакуэс Зиллер «Европейская Конституция: Положения и материалы в законодательстве Европейского союза и государств-членов», Лондон, 2007 // #"justify">.Кай-Олаф Ланг Страны-члены Европейского союза спустя два года после расширения: уроки и перспективы // Вестник аналитики. М., 2006 №3

.«Конституция Европейского союза: лучший путь врепед?», Кембридж, 2006 г. // #"justify">.Марсель Кихорн «Конституция для Европы: критическая точка?» Берлин, 2006 // #"justify">.Мишель Сини «Политика Европейского союза» Оксфорд, 2007 // #"justify">.Моравчик Э. «Какие уроки можно извлечь из краха проекта Европейской Конституции?» // Прогнозис. М., 2006, №4

.Роббер Р. «Европейский конституционный договор, Европа регионов и местные территориальные объединения» // Европейский сою после расширения // Актуальные проблемы Европы М., №4 2005

.Слив Чёрч, Дэвид Финнемор «Понимание Европейской Конституции: введение в Европейский Конституционный договор» Рутледж, 2006 // #"justify">32.David Charter «Q&A: the EU reform treaty» // Times Online 21.06.2007

.Der Europäische Rat billigt den ESVPBericht des Vorsitzes (Dok. 15678/05), einschließlich des Mandats für den nächsten Vorsitz // #"justify">.ECSA Review Forum: Analyzing the Treaty of Nice

.Henry Milner « «YES to the Europe I want; NO to this one» Some Reflections on Frances Rejection of the EU Constitution» // PSOnline www.apsanet.org

.Laaken declaration // Tomorrow Europe. 2003, №3. с. 2.

.Liz Heffernan BL The Treaty of Nice and Reform of the Community Courts // Bar Review 6 (8) 2001 // #"justify">.Karin Fierke, Antje Wiener «Constructing Institutional Interests: EU and NATO Enlargement» // #"justify">.Kristin Archick and Julie Kim «European Union Enlargement» // #"justify">.Jacques Rupnik «EU Enlargement to the East: The Anatomy of a Reticence» //#"justify">.Richard von Weizsacker, Jean-Luc Dehaene, David Simon, Die institutionellen Auswirkungen der Erweiterung, Bericht an die Europaische Kommission, Brussel, 18.10.1999

.Sylvia-Yvonne Kaufmann Jens Wolfram «Thesen zum Seminar mit den europapolitischen Sprecher» /innen am4. Oktober 2007 in Brussel

.Post-Summit Analysis: Move on, Europe - and also back to the future // ЕРС.eu 17.12.2007


Теги: Проект Конституционного договора для Европы как попытка реформирования Европейского союза (2001-2005 гг.)  Диплом  Мировая экономика, МЭО
Просмотров: 32868
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Проект Конституционного договора для Европы как попытка реформирования Европейского союза (2001-2005 гг.)
Назад