Человеческий капитал экономики современной России

Введение


Актуальность темы исследования обусловлена тем обстоятельством, что и мировая, и отечественная экономика переживают системные кризисные явления, находятся в поиске новых форм экономической жизни, адекватных материальным потребностям семи миллиардов населения планеты, по крайней мере с точки зрения его обеспечения ресурсами. Рациональный подход к проблеме традиционно и неразрешимо сталкивает экономическую эффективность и социальную справедливость, возможности и интересы.

В этих условиях перед Россией стоит задача выживания и развития, решение которой предполагается на путях модернизации нашей экономики, ее превращения из ресурсной в высокотехнологичную. Следует подчеркнуть, что пока речь идет о модернизации как технологической задаче, без учета характера производственных сил и производственных отношений в целом. Такое обособление технологического аспекта представляется недостаточным без анализа и проектирования изменений в главном - в человеческом факторе, в субъекте экономической деятельности.

Теория человеческого капитала и формирующаяся на ее основе экономическая и социальная политика становятся такой областью соприкосновения и взаимодействия интересов государства, союзов предпринимателей, профсоюзов, партий и других общественных организаций, которая способна создать прочную базу для социального партнерства, жизненно необходимого для дальнейшего успешного проведения реформ в России. Такой подход определяется как общей направленностью развития стран с высокоэффективной рыночной экономикой, вступивших в этап постиндустриального общества, обусловленный становлением преимущественно инновационной экономики, так и национальной спецификой России, связанной с утверждением рыночных механизмов в условиях традиционного для нее государственного патернализма.

Новейшие тенденции социально-экономического развития показывают, что назрела необходимость определения новых приоритетов и критериев в трактовке понятия капитала, в котором резюмируются основные черты высокоразвитого современного общества. Такая необходимость наглядно отражается в самой эволюции теории капитала.

В преобладающей во всем мире капиталистической, или «рыночной», экономике, этот фактор («человеческий»), так и называется «человеческим капиталом». При всей важности научно-технических инноваций именно этот фактор все более очевидно становится определяющим в экономической жизни. Но рассматривается в экономическом смысле - как задача повышения качества человеческого участия в профессиональной институционально-экономической деятельности (образование, подготовка и переподготовка кадров, и т.п.)

Данная тема имеет и практическую и теоретическую актуальность, что делает востребованным и обоснованным ее исследование.

Объектом нашего внимания является человеческий фактор экономики в форме ее «человеческого капитала» как проблема современной экономической теории.

Предмет исследования - трансформация «человеческого капитала» как «превращенной» формы человеческого фактора экономики в «содержательную» форму экономической культуры в условиях глобализации и модернизации экономики.

Целью работы является обоснование необходимости перехода от концепта «человеческого капитала» как «превращенной» формы понимания человека в экономике к форме «содержательной», каковой является экономическая культура как базисная характеристика личностного понимания человеческого фактора в современной экономике.

Достижение этой цели осуществляется через решение следующих задач:

.Раскрыть трактовки понятий «капитал», «капитализм», «человеческий капитал» и показать их взаимосвязь.

.Провести линию, связывающую историю появления «человеческого капитала» и современное его понятие.

.Раскрыть специфику человеческого капитала в современной глобализированной экономике.

.Просмотреть связь мутаций современной экономики и человеческого капитала.

.Дать обоснование инвестициям в человеческий капитал.

Теоретико-методологической основой работы является содержание публикаций по экономической теории и истории, философии, истории культуры, в которых рассматривается те или иные аспекты исследуемой тематики.

Данная работа состоит из 3 глав, 6 параграфов, заключения и списка литературы.


1. Теория человеческого капитала - основные постулаты


.1Место человека в системе экономической деятельности

человеческий капитал экономика

Классическая трактовка человеческого капитала как элемента «механизма» капиталистического способа производства, абстрагирующаяся от восприятия человека как личности во всем богатстве ее внешнеэкономических проявлений, имеет объективную историческую необходимость - чтобы познать систему, необходимо «в чистом виде» разобраться с ее элементами.

Для этого можно обратиться к экономической теории Т. Шульца и Г. Беккера, которые под человеческим капиталом понимали меру воплощенной в человеке способности приносить доход. Такой капитал включает как врожденные способности и таланты, физическую силу, здоровье, так и приобретенные в течение жизни знания, опыт, навыки, прежде всего - профессиональные.

Важно отметить, что использование человеческого капитала субъектом экономической деятельности может восприниматься как производство «самого себя», а не как производство прибыли (прибавочной стоимости) «для другого». В этом случае основной чертой человеческого капитала становится творчество. Более того, возникает понятие «творческий капитал» как способность личности к нестандартному мышлению, умение принимать самостоятельные решения, ориентированные на поиск инновационных подходов, инициативность, ответственность, способность к обоснованному риску [4]

Понимание человека как субъекта экономической деятельности подлежит адаптации к условиям и этапам экономического развития капитализма, смены его форм (можно выделить классический, империалистический, постмодерновый, социальный, «финансовый», и др.) Критерием такой типизации может быть статус человека в экономической деятельности, реализации в ней его внешнеэкономических качеств. Это дает основания для классификации носителей человеческого капитала как реализации человеческого фактора (капиталист, наемный рабочий, «люмпен», менеджер, предприниматель, рантье, посредник, финансист, банкир, и т.д.)

Сейчас в России можно видеть всю палитру воплощений человеческого капитала, при этом появление новых форм осуществляется при сохранении старых, «классических», их сосуществовании как «вертикальных» (отраслевых), так и в «горизонтальных» (территориальных) «срезах» экономической деятельности.

Еще одно очень важное соображение. Традиционно в рассмотрении человеческого капитала он, так или иначе, рассматривается, прежде всего, как фактор производства товаров и услуг, оценивается как средство получения прибыли в этом виде деятельности. Для понимания природы человеческого капитала очень важно понимать, что он приносит прибыль не только как ее производитель, но и как потребитель произведенных товаров и услуг. Человек производит для того, чтобы потреблять товары и услуги, поэтому его «капитальность» определяется покупательными возможностями; человек-потребитель приобретает все большее значение в современном мире. В самом деле, человек в той или иной мере, так или иначе, потребляет всю жизнь, принося, тем самым, прибыль другим (производителям собственникам). А производит человек лишь часть своей жизни, принося прибыль и себе, и другим (хозяевам его рабочей силы, государству). Более того, потребительское отношение к жизни вообще характерно для психологии современного массового человека; оно совсем не безобидно для окружающих, что проявляется в виде равнодушной агрессии ко всему, что не может быть превращено в дополнительные бытовые удобства.

Эта потребительская ипостась человеческого капитала давно и интенсивно прорабатывается в западной экономической теории, в России она является преимущественно предметом экономической практики, в лучшем случае - «прикладной» экономики.


1.2Истоки теории человеческого капитала


Современная неоклассическая теория человеческого капитала зародилась и получила развитие в работах Гэри Беккера, Теодора Шульца, Джорджа Минцера,

Б.Л. Хансена, Бартона Вейсброда, и многих других экономистов в 1950-1980-е годы. О рождении данной теории объявил Теодор Шульц в 1960-м году. Само рождение произошло в октябре 1962 г., когда «Journal of Political Economy» выпустил дополнительный номер под названием «Инвестиции в людей». С тех пор поток литературы, посвящённой этой теории, стремительно рос.

Первый учебник по теории человеческого капитала, написанный Т. Шульцем, вышел в 1963 г. [15]. В 70-е годы появились учебники ещё восьми авторов, а также семь антологий классических статей по теории человеческого капитала и схожих с ней вопросов. В 80-ё были изданы ещё несколько учебников.

Исторические корни данной теории могут быть найдены в работах Уильяма Петти и Адама Смита, Карла Маркса и Джона Стюарта Милля, Генри Сиджвика и Альфреда Маршалла, Генриха Рошера и Уильяма Фарра, Эрнста Энгеля и Теодора Витстейна и других крупных экономистов прошлого.

А. Смит писал, что «увеличение производительности полезного труда зависит, прежде всего, от повышения ловкости и умения рабочего, а затем от улучшения машин и инструментов, с помощью которых он работал» [10].

Он считал, что основной капитал состоит из машин и иных орудий труда, из построек, из земли и «из приобретенных и полезных способностей всех жителей и членов общества». Он отмечал, что «приобретение таких способностей, считая также содержание их обладателя в течение его воспитания, обучения или ученичества, всегда требует действительных издержек, которые представляют собой основной капитал, как бы реализующийся в его личности. Эти способности, являясь частью состояния того лица, вместе с тем становятся частью богатства общества, к которому это лицо принадлежит. Большую ловкость или умение рабочего можно рассматривать с той же точки зрения, как и машины и орудия производства, которые сокращают или облегчают труд и которые, хотя и требуют известных расходов, но возвращают эти расходы вместе с прибылью» [10].

Джон Стюарт Милль писал: «Самого человека… я не рассматриваю как богатство. Но его приобретенные способности, которые существуют лишь как средство и порождены трудом, с полным основанием, я считаю, попадают в эту категорию [8]. И далее: «Мастерство, энергия и настойчивость рабочих страны в такой же мере считаются ее богатством, как и их инструменты и машины».

Как подчеркнул Марк Блауг: «Концепция человеческого капитала, или «твёрдое ядро» исследовательской программы человеческого капитала, заключается в идее, что люди тратят на себя ресурсы различным образом - не только для удовлетворения текущих потребностей, но и ради будущих денежных и неденежных доходов. Они могут инвестировать в своё здоровье; могут добровольно приобретать дополнительное образование; могут тратить время на поиск работы с максимально возможной оплатой вместо того, чтобы соглашаться на первое же попавшееся предложение; могут покупать информацию о вакансиях; могут мигрировать, чтобы воспользоваться лучшими возможностями для занятости; наконец, они могут выбирать низкооплачиваемую работу с более широкими возможностями для обучения вместо высокооплачиваемой работы, без каких либо перспектив

развития» [2].

Возвращение экономистов-теоретиков в конце 50-х годов к идее человеческого капитала и интенсивное развитие этого направления в западной экономической теории вызвано разными причинами. Оно является попыткой учесть реальные народнохозяйственные сдвиги, порожденные научно-технической революцией и выразившиеся в том, что в современных условиях накопление невещественных элементов богатства (научных достижений, роста уровня образования населения и т.д.) приобрело первостепенное значение для всего хода общественного воспроизводства.

Один из выдающихся современных экономистов, профессор экономики и социологии Чикагского университета Гэри Беккер получил в 1992 г. Нобелевскую премию за «распространение сферы микроэкономического анализа на целый ряд аспектов человеческого поведения и взаимодействия, включая нерыночное поведение» [14].

Экономический подход к социальным вопросам Гэри Беккер и его последователи применили в исследовании таких нерыночных форм деятельности, как дискриминация, образование, преступность, брак, планирование семьи, в объяснении иррационального и альтруистического поведения, идеологических процессов и религиозной деятельности.

Значительный вклад в развитие теории человеческого капитала внесли коллеги Гэри Беккера по Чикагскому университету Теодор Шульц и Джакоб Минцер, также награжденные Нобелевской премией.

Огромный вклад в разработку теории человеческого капитала и расширение сферы её использования для объяснения различных социальных явлений сделал Г. Беккер. Хотя, по мнению многих исследователей, основной вклад в популяризацию идеи человеческого капитала был внесён Т. Шульцем, разработка микроэкономических оснований этой теории была дана в беккеровском фундаментальном труде «Человеческий капитал: теоретический и эмпирический анализ» [14].

Теоретические исследования Г. Беккера произвели настоящий переворот в экономике. Предложенные им модели завоевали репутацию классических и стали базовыми для последующих разработок. Его признают одним из самых виртуозных и часто цитируемых современных экономистов. Переворот, совершённый им в изучении рынка труда, по мнению исследователей, определил сегодняшнее направление исследований по экономике труда.

Ссылки на А. Маршалла встречаются в работах Г. Беккера чаще, чем на какого-либо другого экономиста прошлого. Приверженность маршаллианскому подходу, базирующемуся на теории чистого равновесия характерна для неоклассического направления экономической теории, в русле которого развивались исследования Г. Беккера. Но в своей работе Гэри Беккер идёт дальше и выделяет отличительные черты «экономического подхода» к человеческому поведению. Он убеждён, что именно подход, а не предмет экономической науки отличает её от прочих дисциплин, что уникальный по своей мощи, этот подход способен интегрировать множество разнообразных форм человеческого поведения. Г. Беккер исходит из того, что всё человеческое поведение в целом подчинено одним и тем же фундаментальным принципам. Он выделяет три важнейших - максимизирующего поведения, рыночного равновесия и устойчивости вкусов и предпочтений: «Общепризнано, что экономический подход предполагает максимизирующее поведение в более явной форме и в более широком диапазоне, чем другие подходы, так что речь может идти о максимизации функции полезности или богатства всё равно кем - семьёй, фирмой, профсоюзом или правительственными учреждениями. Кроме того, экономический подход предполагает существование рынков, с неодинаковой степенью эффективности координирующих действия разных участников-индивидов, фирм и даже целых наций - таким образом, что их поведение становится взаимосогласованным. Предполагается также, что предпочтения не изменяются сколько-нибудь существенно с ходом времени и не слишком разнятся у богатых и бедных или даже среди людей, принадлежащих к разным обществам и культурам» [5, c. 31]. Рыночное равновесие достигается, в силу того, что цены - независимо от того, денежные ли это цены или «теневые», вменённые - и другие инструменты рынка регулируют распределение редких ресурсов в обществе, ограничивая тем самым желания участников и координируя их действия. Стабильность предпочтений предполагается не по отношению к рыночным товарам или услугам, а к основополагающим объектам выбора, которые производит каждое домохозяйство, используя для этого рыночные товары, собственное время и другие ресурсы.

Эти глубинные предпочтения определяются через отношение людей к фундаментальным аспектам их жизни, таким как здоровье, престиж, чувственные наслаждения, доброжелательность и зависть. Связанные воедино предположения о максимизирующем поведении, рыночном равновесии и стабильности предпочтений, проводимые, по его словам, твёрдо и непреклонно, составляют основу подхода Г. Беккера к исследованию человеческого капитала. Человеческий капитал - это имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций. Накопление человеческого капитала, как и физического, требует значительных затрат и обусловлено сложным инвестиционным процессом. Человеческий капитал - отдельный от физического вид капитала, обладающий аналогичными свойствами: он представляет собой благо длительного пользования; требует расходов по ремонту и содержанию; может устаревать еще до того, как произойдет его физический износ.

Человеческий капитал, по Г. Беккеру, так же как и физический подвержен амортизации. Стоимость какой-либо подготовки - общей или специальной - полностью «списывается» в течение периода подготовки. Амортизация физического капитала никогда не осуществляется одним махом, а «списывается» [5, c. 59] в течение срока, примерно соответствующего продолжительности его экономической жизни. Следовательно, человеческий и физический капитал различаются скорее распределением амортизационных отчислений во времени, а не их наличием или отсутствием.

Функционируя подобно физическому, человеческий капитал имеет некоторые фундаментальные отличия, главное из которых заключается в его неотделимости от личности своего носителя. Как следствие, на рынке устанавливаются только цены за «аренду» человеческого капитала (в виде ставок заработной платы), тогда как цены на его активы отсутствуют. Это серьезно усложняет анализ. Во-вторых, человеческий капитал способен повышать эффективность деятельности как в рыночном, так и внерыночном секторе и доход от него может принимать как денежную, так и неденежную формы. Центральное место в теории человеческого капитала Г. Беккера принадлежит понятию внутренних норм отдачи. Нормы отдачи могут быть как индивидуальными - вложений сточки зрения отдельных инвесторов, так и социальными - измеряющими эффективность с позиции всего общества.

Нормы отдачи выступают, следовательно, как регулятор распределения инвестиций между различными типами и уровнями образования, а также между системой просвещения в целом и остальной экономикой. Высокие нормы отдачи свидетельствуют о недоинвестировании, низкие - о переинвестировании.

Отдача от вложений в человека в среднем много выше, чем от вложений в физический капитал. Однако в случае человеческого капитала она убывает с ростом объёма инвестиций, тогда как в случае иных активов уменьшается мало или вообще не меняется.

Поэтому стратегия рациональных семей будет такова: сначала инвестировать в человеческий капитал детей, поскольку отдача от него значительно выше, а затем, когда по мере убывания она сравняется с нормой доходности прочих активов, переключатся на инвестирование в них, с тем чтобы впоследствии передать их детям в дар или в наследство.


1.3Сущность человеческого капитала как экономической категории


В инновационном процессе исключительную роль играют творческие способности человека, его интеллект, смекалка, умение находить нетрадиционные решения сложных проблем. В то же время для решения экономических, научных, художественных, технических и социальных проблем нужны обширные знания, отлаженная система информации, творческое взаимодействие инноваторов. То есть человеческие способности выступают основным капиталом любого предприятия. Именно в творческой деятельности в «чистом виде» проявляется исходная роль человеческого капитала и инструментальное, подсобное значение приборов, техники, зданий и сооружений, т.е. всех материальных условий труда.

Теория человеческого капитала накопила достаточный научный инструментарий для четкого определения сущности, содержания, видов, способов оценки и регулирования данной активной части капитала любого предприятия. Проблематика человеческого капитала широко обсуждается в научной, прикладной и учебной литературе. Человеческий капитал как экономическая категория экономики стал одним из общеэкономических стержневых понятий, позволяющих описать и объяснить через призму человеческих интересов и действий многие экономические процессы. Состав производительных сил и капитала, образование и распределение доходов, экономический рост и национальное богатство получают адекватное отображение в экономической науке с использованием категории «человеческий капитал». Человеческий капитал - явление сложное, многообразное, изменяющееся. Исследователи человеческого капитала акцентируют внимание на разных его аспектах, что обусловливает разницу подходов в определении его сущности и содержания. Первооткрыватели человеческого капитала, как было сказано выше, как целостной концепции Т. Шульц и Г. Беккер, основное внимание обращали на инвестиции в человеческий капитал и оценку их эффективности. Это и понятно, поскольку инвестиции средств как раз и превращают ресурс в капитал, делают простое благо капитальным благом. Инвестиции в повышение человеческих способностей ведут к росту производительности труда, к росту доходов, в т.ч. к росту заработков работника. Значит, происходит воспроизводство и кумулятивное накопление доходов с помощью человеческих способностей, что и превращает их в особую форму капитала. Л. Туроу, обобщивший первые исследования человеческого капитала в качестве исходного понятия дает следующее определение: «Человеческий капитал людей представляет собой их способность производить предметы и услуги». В данном определении сохранена классическая традиция на признание важности роли способностей к труду. Но среди способностей Л. Туроу выделяет генетически базисную экономическую способность. «Экономическая способность - пишет он, представляет собой не просто еще одно производительное вложение, которым обладает индивидуум. Экономическая способность влияет на производительность всех других вложений». Отсюда вытекает важное положение о необходимости единства жизнедеятельности как источника формирования и накопления человеческого капитала: «По существу, - отмечает Л. Туроу, - потребление, производство и инвестирование представляют собой совместные продукты деятельности человека по поддержанию жизни». Аналогии с капитализацией материальных активов позволяли преодолеть недоверие к непривычному понятию «человеческий капитал». И. Бен-Порет писал, что человеческий капитал можно рассматривать как особый «фонд, функции которого - производство трудовых услуг в общепринятых единицах измерения и который в этом своем качестве аналогичен злобой машине как представительнице вещественного капитала». Однако, человеческие способности как капитальное благо существенно отличны от физических свойств машин. «Аналогии между человеческим капиталом и физическим интересны и волнующи, - замечает Л. Туроу. - однако, человеческий капитал нельзя анализировать точно также как физический капитал». Ф. Махлуп предлагает различать первичные и усовершенствованные способности. «…Неусовершенствованный труд, - пишет он, - нужно отличать от усовершенствованного, ставшего более производительным благодаря вложениям, которые увеличивают физическую и умственную способность человека. Подобные усовершенствования составляют человеческий капитал». В дальнейшем западные ученые обсуждали состав и структуру человеческих способностей, которые выгодно капитализировать, определяли последовательность и отдачу инвестиций в человеческий капитал. [6]

Социально-экономическую форму человеческого капитала и его качественную определенность характеризуют А.Н. Добрынин с С.А. Дятловым. «Человеческий капитал, - пишут они, - представляет собой форму проявления производительных сил человека в рыночной экономике…, адекватную форму организации производительных сил человека, включенных в систему социально ориентированной рыночной экономики в качестве ведущего, творческого фактора общественного воспроизводства». В содержательном плане человеческий капитал, включает запас здоровья, знаний, навыков, способностей, которые капитализируются при следующих условиях:

) потоковый, накопительный запас способностей человека по фазам жизнедеятельности;

) целесообразность использования запаса способностей, что ведет к росту производительности труда;

) прирост производительности труда закономерно приводит к росту заработков работника;

) увеличение доходов мотивирует работника делать дополнительные вложения в свой человеческий капитал, кумулятивно его накапливать.

Анализ содержания и условий капитализации человеческого капитала позволяет А.Н. Добрынину и С.А. Дятлову выработать обобщенное определение человеческого капитала как экономической категории современного информационно-инновационного общества. «Человеческий капитал - это сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в процессе труда, содействуя росту его производительности и заработка».

Необходимо только дополнить, что использование человеческого капитала увеличивает не только заработки работника, но и доходы предприятий и государства. Требует уточнения и возможность капитализации мотиваций работников. Речь должна идти об уровне культуры и нравственности работника, которые формируют его репутацию и ответственное поведение, как важный вид человеческого капитала.

Можно выделить следующие основные элементы индивидуального человеческого капитала:

) знания, представляющие собой целесообразную форму информации, используемую в экономической деятельности, что позволяет повысить ее эффективность;

) способности - умение успешно выполнять какую-либо деятельность. Различают следующие уровни развития способностей: отсутствие способности (нулевой уровень), частичные способности, средние способности, талант, гений;

) опыт или навыки действия, мастерство выполнения конкретных трудовых операций длительное время;

) культура - принципы и стереотипы поведения в рамках существующих в обществе знаний, правил, традиций, морали;

) мотивация - направленность деятельности, ее интенсивность, удовлетворенность процессом и результатами.

Именно данные качества личности выступают основой для базовой классификации видов индивидуального человеческого капитала, включая капитал здоровья, культурно-нравственный капитал, трудовой капитал, организационно-предпринимательский капитал, интеллектуальный капитал. [12, с. 95]

Таким образом, в данной главе были рассмотрены основные положения теории человеческого капитала, его сущность, и было определено место человека в системе экономической деятельности. Также рассмотрены теории основоположников концепции человеческого капитала Т. Шульца и Г. Беккера. Было дано определение понятию «человеческий капитал» как экономической категории и выделены основные элементы индивидуального человеческого капитала.


2.Человеческий капитал экономики современной России


2.1«Мутации» экономики и человеческий капитал


В монографии О.В. Евграфовой: «Проблематика человеческого капитала в социокультурном дискурсе» говорится: «В условиях глобализации России оказалась в сложном положении. Сырьевая специализация страны - следствие экономической политики власти «энергетической империи». Импортная зависимость - оборотная сторона недостаточной конкурентоспособности отечественного производства. Рост внешнего долга - результат недальновидной политики заимствований и несбалансированности государственных доходов и расходов, а утечка капитала - реакция государства и отечественного бизнеса на нестабильность ситуации и неблагоприятный инвестиционный климат.

Отечественное развитие в силу исторических обстоятельств сложилось как догоняющее, а потому склонное к мобилизационным методам разрешения возникающих проблем. Мобилизационные (субъективно-волевые) методы реализовывали при этом не только задачи тактического характера (разрешение вызовов среды), но и, как показывает историческая ретроспектива, функции стратегического плана, касающиеся поддержки, обеспечения трансплантации новых институтов в прежнюю ткань эволюционизирующих традиционных отношений. В итоге в отечественной экономике функционировала постоянно воспроизводящая биполярная структура с «конструктивными векторами [1]» нерыночно-рыночного характера. Отечественная экономика воспроизводила модель функционирования экономик мира [9] с развивающимися новыми отношениями на базе прежних, возобновляемых отношений. [5 c. 26-27]

Для определения экономической политики России в условиях глобализации нужно отметить, что, несколько упрощая вопрос, существует два подхода к пониманию сути глобализации: «американский» и многополюсный, что в экономическом аспекте дает в первом случае господство либерально-рыночной, моноцентристской, атлантической модели развития, а во втором - более плюралистской, конкурентной, «традиционной» модели интернационализации, базирующейся на взаимовыгодном международном разделении труда.

В ближайшие годы эти тенденции будут диалектически сочетаться друг с другом, и пока трудно сделать прогнозы, какая возобладает, но в любом варианте. России приходится выбирать из следующих стратегий:

Первая - включенные страны в систему микрохозяйственных связей при одновременном «византийском» восприятии ценностной и культурно-политической сторон глобализации. Такая противоречивая стратегия будет тормозить полноценное подключение страны к глобальным экономическим взаимодействиям, потокам капиталов и технологий, хотя и не перекроет его полностью.

Вторая - форсированное вхождение в глобализацию, что предполагает сравнительно быстрое усвоение ценностей и политических практик глобализации, деформацию российской цивилизационной матрицы. Подобное развитие событий представляется маловероятным, даже в случае реализации в России более последовательной либеральной экономической политики. [3]

Третья - «частичная» глобализация, сведение экономических связей с окружающим миром к идеологии «энергетической империи», предполагающее поставки сырья в обмен на высокотехнологическое оборудование, продовольствие и потребительские товары. Подобная полуизоляция неизбежно обернется экономическим застоем и, в конечном счете - социально-экономическим провалом, последствия которого сегодня с трудом поддаются оценке. [там же с. 27]

Очевидно, экономическая политики России пока представляется эклектической комбинацией элементов всех стратегий, но с преобладанием третьего варианта.

В этих условиях для России исключительно важно заниматься не проблемами расширения поставок энергоносителей, а качествами человека, необходимо для инновационной экономической деятельности - его мировоззрением, системой социокультурных ценностей, трудовой этикой, экономическим сознанием и поведением. Кроме того, вхождение в глобализационные процессы требует определенной унификации способностей и потребностей человека, что выходит за экономическую компетенцию и требует философско-культурологического рассмотрения.

Эти экономические процессы влияют на качество человеческого капитала и, вместе с тем, сам он во многом определяет характер их протекания в России. Кратко покажем эту диалектику. Уже достаточно очевидно, что, несмотря на многочисленные декларации о строительстве цивилизованной рыночной экономики как цели «курса реформ», об их глубоко продуманных программах, на практике реализуется ориентация экономической деятельности власти на «естественность», спонтанность экономических процессов, отказ от выявления их закономерностей и управления ими, надежда на «невидимую руку» рынка. Отмечается явная невостребованность глубокого понимания происходящего в экономике страны. Власть занимается почти исключительно повседневными, текущими делами, ее практические меры носят преимущественно тактический характер (например, изрядно подзабытые «национальные проекты»). Такая позиция имеет и теоретическое обоснование в призывах не «строить» экономику, а не мешать ей прагматически развиваться естественным рыночным путем.

Мучительно переживается и изменение роли государства в экономике: его уход ведет страну к катастрофе, возвращению и эффективному управлению мешает государственная же экономическая идеология рыночного либерализма.

Богатеть «вместе с государством» у народа явно не получается, предпочтение отдается возможности богатеть «за счет государства», а эта идеология не дает нужных обществу экономических результатов. Общественные представления об экономических основах, принципах новой жизни весьма фрагментарны и противоречивы, в них сталкиваются разные экономические ценности, прежде всего - элиты и массы. Степень адаптации населения в целом к рыночным реалиям страны пока является весьма разноплановой. [там же с. 28-29]

Происходит своего рода подавление общего - частным, разрушение единства целого и части, отрыв теоретических абстракций от практики, приоритет рыночного идеала над реальностью. Происходит Мало понятная мутация экономической жизни, которая «ушла от плана», но пришла не к рынку, а к «плану».

Такая дерационализация экономического бытия «инфицирует» и экономическое сознание «человеческого капитала». Примечательно, что его расщепленность и бессвязность присущи не только широким «народным массам», но и просвещенной интеллигенции; более того, в силу своей «начитанности» она более подвержена этой страшной болезни.

Дерационализация экономического сознания предполагает его мифологизацию, так как нерационалистическая форма связывания «потока сознания» является миф.

У этого процесса есть и субъектирующий момент, объясняющий такой откат в архаику. Очевидно, это обусловлено тем, что идеологи либеральных рыночных преобразований по Западной модели просто не знали экономической практики, ее для них заменяли советские экономические мифы. Казалось бы, надо всего лишь грамотно, профессионально сформулировать, что хотят люди, занимающиеся экономической деятельностью, определить, какая экономика нужна разным социальным группам и обществу в целом. Но делать это крайне затруднительно, ибо мифологизация экономического сознания не дает возможности получать, достаточно достоверную информацию об экономической жизни. Кроме того, пропаганде удалось внедрить в сознание людей постмодернистские критерии разума и совести: рыночная идея убедила значительную часть их в том, что богатство одних за счет нищеты других, голода других - это нормально.

У доминирующей части «человеческого капитала» мы видим «взрыв» индивидуалистических, эгоистических, корыстных ориентаций предпринимательской деятельности. Финансовое обогащение и потребление становятся важнейшими идеалами для широких масс; происходит явный потребительский перекос в соотношении с созидательным трудом. Идеал рынка слишком многими был воспринят не через напряженную производительную деятельность, а через витрину западного супермаркета, волшебным образом перенесенного в Россию. Это привело к соответствующим перекосам в структуре экономики России. Резко меняется трудовая мотивация, на первый план выходит умения быстро делать большие деньги, неважно какими способами. Систематическая, «срединная» профессиональная работа, медленное, трудовое, честное обогащение мало привлекает людей, и, прежде всего - молодежь. Этому способствует как криминализация общества, так и массовое обесценивание частного труда, особенно в бюджетной сфере. [там же с. 29-30]

Ситуация усугубляется тем обстоятельством, что социальной базой «дезорганизации» сознания является перманентный экономический кризис, разрушающий хозяйственную структуру страны. Этот кризис к маргинализации широких масс населения, их отчуждению от общественной, в т.ч. и экономической жизни, от государства. Значительная часть экономических субъектов люмпенизируется, теряет былое, четко определенное социально-экономическое лицо, принадлежность к определенным социально-экономическим группам, коллектива, профессиям.

Данная ситуация имеет название постмодерна. Этот феномен достаточно хорошо известен и прописан на материале духовной сферы; его экономическая проекция только начинает получать свое осмысление». [там же с. 30]


2.2 Моделирование человеческого капитала модернизации


Так же в монографии О.В. Евграфовой «Проблематика человеческого капитала в социокультурном дискурсе» говорится: В наличных разговорах о модернизации внимание в основном уделяется ее технико-экономическим аспектам. При всей их важности, Ольга Владимировна полагает, главным фактором модернизационных изменений является Человек, поскольку модернизация - не объективный процесс, она невозможна без осуществляющего ее субъекта. Поэтому представляется фундаментальной мысль о решающей мере зависят от качества субъекта экономической деятельности, а не от ее институтов и механизмов: «каков человек - таков рынок». Но можно сказать и иначе «каков рынок - таков и человек». Если рынок (экономика) является, на наш взгляд, «мутационно-капиталистическим», то в этой идеологической парадигме и человек ей нужен именно как классический «капитал».

Важно подчеркнуть, что формирование искомого «рыночного» субъекта - дело не столько экономическое, столько социокультурное, оно зависит не только от характера участия человека в экономической деятельности, но определяется всем его мировоззрением, системой всех общественных ценностей. Именно такой целостный человек и реализует себя как субъект экономической деятельности. Уже поэтому его характеристика как «капитала» является образной, не имеющей концептуальности в современной экономической жизни. Разумеется, классическое использование человека в качестве рабочей силы для получения прибыли на основе определенных, специфических функций, абстрагирование от его личностной целостности есть в современной экономике, будет и в экономике постиндустриальной.

Но для современной и перспективной высокотехнологичной, высокомобильной, гибкой «экономики знаний» в условиях глобализации нужны не только узкие специалисты - «профессионалы-работяги», но все более люди, способные к творчеству, к совместительству, работе на «стыках», к перемене характера труда, рассматривающее его не просто как средство получения прибыли или материального жизнеобеспечения, не как унылую необходимость, но и как способ самореализации, ценящие трудовую «атмосферу», личностный комфорт и т.п. А это предполагает рассмотрение социокультурного контекста экономических преобразований, состояния всех сфер культуры, не только экономической. [5 с. 31]

Модернизация хотя бы только экономической системы - задача суперсложная, она требует концентрации воли и гигантских сил. Но кто (что) сейчас может быть ее субъектом? Относительно успешные Петровская и Александровская, успешная Сталинская и провальная постсоветская модернизации осуществлялись государством. Ныне же оно настойчиво и принципиально проводит политику своего ухода из экономики. Частные «эффективные собственники»? Им сейчас, судя по неуклонному росту числа долларовых миллиардеров и миллионеров, и так хорошо! Предприниматели? Но «купи-продай» в модернизации не нуждается. «Активная» часть общества? Но активность ее направлена не на дело модернизации, а на собственное обогащение и рост потребления. Общество в целом? Но его, судя по политической активности населения, итогам всех выборов текущее положение дел в целом устраивает: «так жить можно»! Очевидно, модернизация еще не выстрадана обществом как реальная, жизненная необходимость, возможно, большинство россиян инстинктивно боится ее как очередного перенапряжения сил, и имеет для этого основания, учитывая наш исторический опыт. Одни «субъекты» не выдерживают этой атаки, становятся рабами системы. Другие пытаются сражаться, но сходят с ума, гибнут от горя. Третьи находят забвенье в наркотиках, и т.д. Масштаб этой дифференциации пока не достиг критического уровня, когда наступает катастрофа искупления.

Этим оружием человеческий капитал «стерилизуется» даже лучше, чем нефтедоллары, более того, субъектная модернизационная задача даже не ставится, все сводится к пресловутым новым технологиям и инновациям технико-экономического характера, существенно не затрагивающим ни политическую, ни социальную, ни гуманитарную сферу. Конечно, изменения в этих сферах идут, причем достаточно активно и управляемо, но с декларируемыми целями новой модернизации эти процессы не сопрягаются, если не имеют противоположные векторы. Возможно, это обусловлено не только негативным историческим опытом, но и отсутствием искомой модели Человека, вдохновляющих представлений об Обществе после «конца истории». [5 Стр. 32]

Новый человеческий капитал формируется через бурное разрушение «Homo soveticus» - человека сословно-кооперативного даже в своей экономической деятельности. В его грандиозных обломках можно выделить большое разнообразие культурно-экономических типов и моделей. Как показывает практика, наиболее активен в утилизации руин бывшего «народного хозяйства», в повседневной жизни даже «простых» людей «Человек Денежный». Основная черта такого типа - жизнь по принципу: деньги - основа и цель экономики. При этом дело, дающее деньги, уходит на второй план, или даже вообще приобретает виртуальный характер.

Склонность к стяжательству, которую осуждал еще Аристотель, никогда так откровенно и активно не поощрялась властью и идеологией, и так легко не достигала своей цели, как в последние двадцать лет, когда происходит тотальная коммерциализация общественной и личной жизни. Традиционные «мерила» достатка, благополучия, уважения, нравственная и духовная чистота, честность, трудолюбие уступают место универсальному критерию - богатству (деньгам).

В этих условиях задачей не только экономистов, но всех гуманитариев России является выявление тенденций развития «человека денежного» как доминантного «идеального» типа современного «человеческого капитала», выработка предложений по созиданию новой экономической культуры, формирующей условия для его трансформации в нового экономического человека, который, опираясь на кульрурно-исторические традиции отечественного хозяйствования, критически переосмысливая опыт Запада и переболев гламурными искушениями, способен обеспечить не только выживание, но и социально-экономическое развитие России.

Итак, модернизация выводит на новую постановку главнейшей проблемы - природы Человека, его экономических возможностей, по-своему ставит вопрос о воспитании нового экономического Человека как субъекта новой экономической деятельности, человека - уже не «капитала», а высоконравственной работящей личности. Именно модернизация человеческого капитала есть главное условие экономической модернизации. [5 Стр. 33]

В данной главе было рассмотрено, как концепция «человеческого капитала» находит отражение в экономике современной России. В связи с так называемыми «мутациями», возникает проблема именуемая дерационализацией. Была рассмотрена постановка главнейшей проблемы - природы Человека, его экономических возможностей.


3. Инвестиции в человеческий капитал


.1 Основные виды инвестиций в человеческий капитал


Инвестиции в человеческий капитал приобрели наибольшую актуальность в период перехода мировой экономики к постиндустриальному этапу развития, т.к. они открывают перспективу для инвестора получить трудовой ресурс нового качества, без которого невозможно современное развитие. Инвестиции в человеческий капитал снимают социальную напряженность в обществе, т.к. работник, в развитие которого вложены инвестиции, получает перспективу получения достойной заработной платы. Поэтому инвестиции в трудовой ресурс сочетают интересы работодателя и работника и являются необходимым условием развития экономики в постиндустриальный период.

Зарубежные экономисты разработали несколько подходов к определению видов инвестиций в человеческий капитал. Г. Беккер [14], Д. Минцер [7], Л. Туроу [11], Т. Шульц [15] с некоторыми оттенками рассматривают эти инвестиции, как вложения в формирование и развитие созидательных способностей трудового ресурса.

Их подход определяет следующие виды инвестиций:

а) расходы на образование, которые подразделяются по подвидам:

общее и техническое образование;

формальное и неформальное образование;

подготовка и переподготовка в процессе производства.

б) расходы на здравоохранение:

профилактика заболеваний;

медицинские услуги;

медицинские исследования;

диетическое питание;

улучшение жилищных условий.

в) расходы на оптимизацию миграции трудовых ресурсов:

информация о состоянии экономики в различных сферах и местностях;

перемещение работников на рабочие места с лучшей производительностью труда и благоприятными условиями вознаграждения за труд.

Дж. Кендрик [13] выделяет инвестиции:

претворенные в работниках;

непретворенные в работниках.

Оба вида он подразделяет на подвиды:

вещественные;

невещественные.

Невещественный капитал не имеет материального выражения, но он повышает качество и продуктивность вещественного капитала. К вещественному капиталу, претворенному в работниках, Кендрик относит затраты на воспитание детей до 14-летнего возраста (кроме их образования), а к невещественному - расходы на образование, здравоохранение, оптимизацию миграции работника и специальную подготовку. Расходы на образование, здравоохранение, оптимизацию миграции Кендрик рассматривает аналогично Беккеру, Минцеру, Туроу и Шульцу. Специальная подготовка работника включает:

улучшение физического и морально-этического состояния;

формирование корпоративной приверженности работника (совпадение целей работника и предприятия, стремление не прерывать работу на предприятии даже в кризисных ситуациях, готовность пожертвовать собственными интересами, если этого требуют корпоративные интересы). Для достижения этого качества работника его зарплата ставится в прямую зависимость от результатов деятельности предприятия. При эффективной работе предприятия система стимулирования труда включает материальные поощрения, адресные социальные доплаты, льготное кредитование, повышение уровня образованности. К вещественному капиталу, не воплощенному в работниках, относятся материальные активы производства (основные средства, складские запасы материальных ценностей), а к невещественному - затраты на приобретение знаний, воплощенных в инновационных товарах, средствах производства и технологиях, т.е. в прошлом труде.

Эффективность инвестиций в трудовой ресурс зависит от окупаемости их в будущем и от приобретения работниками тех качеств, которые необходимы предприятию в условиях постиндустриальной экономики.

Источниками инвестирования в человеческий капитал являются предприниматели и работники. На общую подготовку затраты несут работники, они же получают доходы в зависимости от общей подготовки. Затраты на специальную подготовку несут предприниматели, они же получают прибыль, размер которой зависит от уровня специальной подготовки работников.

Опыт США показывает, что инвестиции в человеческий капитал на 25% выгоднее, чем привлечение в компанию подготовленного работника, окупаемость и рентабельность этих инвестиций достаточно высоки и, соответственно, степень риска низкая. По мере развития рыночной экономики понимание необходимости и доходности инвестиций в человеческий капитал постепенно приходит и к российским предпринимателям. [16 стр. 90]

В данной главе были рассмотрены, непосредственно, инвестиции в человеческий капитал, были перечислены основные виды инвестиций и сточники инвестирования.


Заключение


Говоря о человеческом капитале, можно утверждать, что это выражение, теоретический концепт, абстракция, характеризует человека как необходимую деталь Машины капиталистического производства. По своей сути Человек не предназначен быть «капиталом», он может создавать его (например, в форме прибавочной стоимости), и не может быть сведен к этому качеству, что хорошо понимали создатели Homo economicus политической экономии - в частности, А. Смит и К. Маркс. (Такое понимание человека диктовалось задачами их исследований и поэтому было вполне оправданным).

В этой связи обращаем внимание на три обстоятельства. Первое. Человек - существо не экономическое по своей сути, его экономическая деятельность должна рассматриваться в социокультурном контексте. Второе. При всей важности роли человека как производителя материальных благ, не менее важна его роль как их потребителя, во всяком случае, потребительская мотивация всегда сильнее производительной. Третье. В обоих этих качествах, пусть и в разной мере, акцент делается на рациональность человеческого поведения «Homo economicus». Четвертое. Тематика моделей человека в экономической теории достаточно известна и проработана, но в этих моделях человек как «капитал» прямо не рассматривается.

Человек - не капитал, а личность (одновременно) выполняющая разные социальные роли, одной из важнейших является экономическая. Сведение личности к ее экономической составляющей, особенно в ее классической форме, есть унижение достоинства человека, ибо предполагает, что человек выступает не целью, а средством обогащения (другого) человека, что сейчас можно рассматривать как нарушение прав и свобод человека, прописанных во «Всеобщей декларации прав человека». Гуманитарная современная экономическая теория должна отказаться от понятия «человеческий капитал»; целесообразно заменить его концептом «человеческий фактор экономики». Он выступает как экономическая форма реализации производительных сил субъекта хозяйствования, обусловленная не только экономическим, но и широким социокультурным контекстом.


Список литературы


1. Ахиезер, Р. Проблемы государственной власти в России // Рубежи - 1995 - №6 - С. 79.

. Блауг М. Методология экономической науки. НП «Журнал Вопросы экономики». М. 2004, с. 317

. Белоусов, В.М. К вопросу о глобализации альтернативах для России // Россия в глобализирующейся мировой экономике. - Ростов-н/Д: РГУ, 2006

. Васильев П.П. Концепция человеческого капитала как методологическая основа социальной политики / Экономические основы социальной политики. - Ростов-на-Дону: СКАГС, 2005.

. Евграфова О.В. Проблематика человеческого капитала в социокультурном дискурсе: препринт / Евграфова О.В. - Ростов н/Д: Российская таможенная академия, Ростовский филиал, 2013 - 60 с.

. Капелюшников Р.И. Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению // США: экономика, политика, идеология. - №11, 1993. С. 17.

. Минсер Джейкоб/ Progress in Human Capital Analysis of the Distribution of Earnings, 1974

8. Милль Дж.С. Основы политической экономии: Т. 1 - М.: Прогресс, 1980 - С. 139.

. Погребинский, В.А. «Новое направление» как школа российского институциализма // Экономический журнал. - 2001 - №1 - С. 176

. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэкгиз, 1956: с. 490; там же: с. 208, 235.

. Лестер Карл Туроу / The Future of Capitalism: How Todays Economic Forces Shape Tomorrows World, 1996

12. Человеческий капитал: содержание и виды, оценка и стимулирование: монография / Смирнов В.Т., Сошников И.В., Романчин В.И., Скоблякова И.В.; под ред. д.э.н., профессора В.Т. Смирнова. - М.: Машиностроение-1, Орел: ОрелГТУ, 2005. - 513 с.

. «Креативная экономика» №12 (60) за 2011 год, cтр. 90. Человеческий потенциал и человеческий капитал: взаимосвязь и взаимовлияние.

14. Becker G.S. Human Capital: A Theoretical and Empirical Analysis. N.Y.:Columbia University Press for NBER, 1964.

. Schultz T.W. The Economic Value of Education. New York: Colambia University Press. 1963.


Теги: Человеческий капитал экономики современной России  Курсовая работа (теория)  Экономическая теория
Просмотров: 14275
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Человеческий капитал экономики современной России
Назад