Субъективно-модальные конструкции со значением отрицательной оценки в современном французском языке

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Кафедра французской филологии


Выпускная квалификационная работа

Субъективно-модальные конструкции со значением отрицательной оценки в современном французском языке


Оглавление


Введение

Глава I. Лингвистический статус категории модальности в современной лингвистике

.1 Уточнение статуса категории модальности в современной лингвистике

1.2 Разграничение субъективной и объективной модальности и их связь с категорией оценки

Глава II. Семантико-прагматические характеристики субъективно-модальных конструкций со значением отрицательной оценки в современном французском языке

2.1 Семантические модели субъективно-модальных конструкций, выражающих отрицательную оценку

.2 Контекст и ситуация в выражении субъективной модальности со значением отрицательной оценки

Заключение

Библиография

лингвистический модальность контекст оценка

Введение


Актуальность исследования. Данная работа представляет собой исследование категории субъективной модальности со значением отрицательной оценки в современном французском языке. Анализируются пути ее формирования, состав и структура.

К настоящему времени написано немало работ, посвященных категории модальности. В современной науке о языке понимание термина модальность очень неоднозначно и широко. Едва ли можно найти двух ученых, работающих в этом направлении, которые определяли бы модальность одинаково. Эта проблема была предметом исследования как российских (В.В. Виноградов, А.В. Бондаренко, Т.П. Ломтева, З.Я. Тураева, В.З. Панфилов, Г.А. Золотова, М.В. Ляпон, Г.В. Валимова), так и зарубежных ученых-лингвистов (Ш. Балли, Г. Бринкман, Ф. Брюно, Г. Гийом, Э. Бюиссанс, Галише, Бенвенист).

Понимая модальность в широком смысле, в нее включают все формы выражения, которые отражают действительность, проблематичность события, субъективное отношение говорящего к ситуации или высказыванию, а также выражение различных чувств.

Существует две формы модальности: объективная и субъективная. Первая, по мнению В.З. Панфилова, отражает характер объективных связей, наличных в той или иной ситуации, на которую направлен познавательный акт, а именно связи возможные, действительные и необходимые. Вторая выражает оценку со стороны говорящего степени познанности этих связей, то есть она указывает на степень достоверности мысли, отражающей данную ситуацию, и включает проблематическую, простую и категорическую достоверности. Объективная модальность реализуется в синтаксическом членении предложения, а субъективная модальность на уровне логико-грамматического членения предложения.

Актуальность данной работы определяется наличием в современном французском языке огромного количества субъективно-модальных конструкций со значением отрицательной оценки, которое постоянно требует научного осмысления и систематизации.

Предметом нашего исследования является модальность субъективная со значением отрицательной оценки, а также средства ее выражения в современном французском языке.

Целью работы является выявление структурно-семантических и прагматических характеристик субъективно-модальных конструкций со значением отрицательной оценки с помощью комплексного анализа. В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

·разграничение объективной и субъективной модальности, а также уточнение содержания этих понятий

·разграничение субъективной модальности и категории оценки, а также уточнение содержания этих понятий

·классификация средств выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки высказывания во французском языке с отражением этих средств в конкретных примерах, взятых из современной французской периодики.

·рассмотрение функционирования средств выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки высказывания в современной французской речи в зависимости от прагматических факторов.

Источниками иллюстративных примеров являются статьи, взятые из современной французской периодической литературы.

В работе была использована методика наблюдения, позволившая выявить примеры субъективной отрицательной оценки в текстах; методика описания, использовавшаяся в целях характеристики собранных фактов; методика количественного анализа, которая позволила выявить частотность употребления средств выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки; методика дистрибутивного анализа, которая использовалась для изучения речевого окружения субъективно-оценочных конструкций.

Теоретическая значимость. В данной работе уточнена природа субъективно-оценочных конструкций и проанализирована частотность их употребления в современном французском языке, что позволяет углубить теоретическую основу анализа подобного рода структур для более адекватной их характеристики.

Структура работы, ее членение на главы и части определяются задачами исследования. В первой главе определяется "виртуальный" статус категории субъективной модальности со значением отрицательной оценки. Вторая глава работы посвящена практическому изучению вопросов, касающихся этой темы, в частности, рассмотрению средств выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки во французском языке и их функционирования в речи.


Глава I. Лингвистический статус категории модальности в современной лингвистике


.1 Уточнение статуса категории модальности в современной лингвистике


Категория модальности, являясь объектом внимания философов, лингвистов, психологов, тем не менее находится в состоянии "недостаточно исследованной", "мало изученной". Она требует особого изучения, поскольку, выступая одним из важных элементов процесса познания действительности и ее научно-логического понимания на уровне сознания и форм мышления человека, она (модальность) и социально обусловлена. Логическая основа происхождения модальности в языковом выражении динамична и диалектична, так как язык, будучи важнейшим средством человеческого общения, - историческая, постоянно развивающаяся категория средств человеческого общения, - а, следовательно, и его (языка) речевые реализации также исключают какие бы то ни было теории о застывших, вечных и тому подобных догматических рассуждениях, далеко отстоящих от научно-теоретических положений философии.

Категория модальности постоянно развивается и совершенствуется, обогащается все большим количеством единиц, четко (или относительно четко) выражающих отношения носителя языка, организатора (отправителя) речи к содержанию и форме реализации знаками языка (или языковыми знаками) своей или трансформируемой мысли в процессе общения. [21: 6].

В западноевропейской лингвистике наибольшее распространение завоевала концепция модальности Ш. Балли, которая представлена в аспекте отношений модуса и диктума в структуре высказывания. По законам логики мысль выражается в форме, устанавливающей четкое различие между представлением и мыслительной операцией, производимой над этим представлением. Таким образом, по мнению Балли, диктум - это представление - то, о чем говорится и модус - это коррелятивная операция, производимая говорящим лицом и выражающая модальность. В модусе различаются модальный глагол и субъект модального глагола, которые реализуют модальность. Модальный глагол выражает различные оттенки суждения, чувства, воли. Модальный субъект может быть представлен только говорящим лицом, говорящим лицом с другими субъектами или неопределенным субъектом. Модусы разделяются на эксплицитные и имплицитные. Основной формой выражения эксплицитного модуса является главное предложение в составе сложноподчиненного с придаточным дополнительным. Например: Je crois qu' il partira demain. В этом предложении можно выделить следующие компоненты: модальный субъект (je), модальный глагол (crois) и диктум (il partira demain). При имплицитном выражении модальность может полностью или частично утратить свою независимость. Это происходит в следующих случаях:

. Различие между модусом и диктумом сохраняется, но модальный глагол имеет безличную форму, то есть формально субъект модального глагола представлен безличным местоимением. Например: Il faut que vous partiez.

. Модальность частично сохраняет свою независимость, но она включена в диктум и носит косвенный характер. Это происходит при выражении модуса вспомогательным модальным глаголом. Например: Vous pouvez partir.

3. Модальность частично сохраняет свою независимость, если она выражена в диктуме в виде наречия. Например: Malheureusement, vous partez trop tôt.

. Модальность включается в диктум, если она выражена прилагательным, выражающим оценку или суждение. Например: Cette idée est mauvaise. [3: 69-82].

В последние десятилетия наблюдается особый интерес к категории модальности. По всей вероятности, объяснение этому заключается в неоднозначности вопроса модальности. Границы изучения этого вопроса лежат не только в плоскости лингвистики, это предмет исследования психолингвистики, философии, социолингвистики и ряда других современных дисциплин.

Что касается лингвистики, то одни исследователи считают категорию модальности только лексической, другие - семантической (но уже и языковой), третьи - грамматической, четвертые - синтаксической [7: 53-87]. Плюс к этому, круг значений, которые обозначаются как модальные, значительно увеличился. Одним из первых широкое толкование категории модальности дал академик В.В. Виноградов. По его мнению, "так как предложение, отражая действительность в ее практическом общественном осознании, естественно, выражает отнесенность (отношение) содержания речи к действительности, то с предложением, с разнообразием его типов тесно связана категория модальности. Каждое предложение включает в себя, как существенный признак, модальное значение, то есть содержит в себе указание на отношение к действительности. Любое целостное выражение мысли, чувства, побуждения, отражая действительность в той или иной форме высказывания, облекается в одну из существующих в данной системе языка интонационных схем предложения и выражает одно из тех синтаксических значений, которые в своей совокупности образуют категорию модальности" [7: 55-56].

Таким образом, суть модального отношения заключается в том, как мыслит, понимает, квалифицирует говорящий свое сообщение, как он относится к действительности, чтобы обеспечить действенность, актуальность основного средства общения [23: 10].

В ходе лингвистических исследований границы употребления термина "модальность" утратили свою определенность. В современной лингвистике его трактовка очень широка. Трудно назвать двух авторов, которые понимали бы модальность одинаково. Большинство исследователей в ее состав включают значения, самые разнообразные по своей сущности, функциональному значению и принадлежности к уровням языковой структуры [7: 73].

С точки зрения Г.А. Золотовой модальность - понятие сложное и многоплановое, включающее разнородные модальные характеристики, которые проявляются в разных аспектах структуры предложения, зачастую наслаиваясь одна на другую. Интерес к модальности, отличается стремлением полнее охватить все языковые явления, которые с разных точек зрения могут трактоваться как модальные. В ряде работ наблюдается тенденция распространить понятие модальности и на те языковые явления, которые связаны с выражением авторской экспрессии, эмоционально-стилистических оттенков речи и т. п. В живом языке, действительно, тесно взаимодействуют, переплетаются оттенки модальные с экспрессивными и даже эмоциональными, и этим в значительной мере определяется трудность изучения модальности. Ограничение и дифференциация понятия модальности продолжает оставаться актуальной задачей. [16: 140-141].

Согласно мнению А.В. Бондарко, напротив, большая часть концепций не выходит за пределы определенного, хотя и довольно широкого круга языковых явлений и средств их выражения. Этим автором составлен перечень языковых явлений, которые относятся к модальности. Общим семантическим признаком "модальных объектов" является "точка зрения говорящего" (термин, введенный Виноградовым). "Позиция говорящего" в явном или скрытом виде включается в любое истолкование модальности. В каждой из модальных категорий точка зрения говорящего выступает в особом аспекте актуализации [30: 65]. А.В. Бондарко выделяет следующие шесть типов модальных значений, имеющих различные средства выражения (грамматические, лексические, интонационные):

. Оценка говорящим содержания высказывания с точки зрения реальности/ирреальности, выражаемая при помощи форм наклонения и времени глагола, а также некоторых союзов, частиц и других элементов структуры предложения. Например: "Тиха украинская ночь" (Пушкин).

. Выражаемая модальными глаголами и другими модальными словами оценка обозначаемой в высказывании ситуации с точки зрения ее возможности, необходимости или желательности. Например: "О, если б голос мой умел сердца тревожить!" (Пушкин).

. Оценка говорящим степени его уверенности в достоверности сообщаемого, которая может выражаться модальными наречиями, вводными словами, а также сложноподчиненными предложениями с придаточным изъяснительным, где главное предложение содержит модальную оценку того, что выражено в придаточном. Например: "А мечтал он, может статься, подойти путем другим, у окошка постучаться жданным гостем дорогим" (Твардовский).

. Целевая установка говорящего или коммуникативная функция высказывания. По этому признаку все предложения подразделяются на повествовательные (выражающие сообщение), вопросительные (выражающие вопрос), побудительные (выражающие побуждение) и оптативные (выражающие желание). Средства выражения их значений различны: морфологические (наклонения глагола), синтаксические (конструкция предложений), просодические (интонация). Например: "Пусть сильнее грянет буря!" (Горький).

. Значения утверждения/отрицания, отражающие наличие/отсутствие объективных связей между предметами, признаками, событиями, о которых идет речь в предложении. Первый член оппозиции (утверждение) не маркируется, второй маркируется грамматическими, словообразовательными и лексическими средствами выражения отрицания. Например: "Только не сжата полоска одна" (Некрасов).

. Эмоциональная и качественная оценка содержания высказывания, выражаемая лексически (словами со значением "плохо" или "хорошо"), просодически (восклицательными предложениями), а также с помощью междометий. Помимо этого, данное значение может быть представлено сложноподчиненными предложениями, содержащими в главной части оценочный модус, либо конструкциями с вводными словами и оборотами ("к счастью", "к несчастью" и т.п.). Например: "Я, к сожалению, должен прибавить, что в том же году Павла не стало" (Тургенев) [30: 67-68].

Развитие функционально-прагматического направления языковых исследований привело к дальнейшему расширению понятия модальности. Поскольку в центре внимания функциональной прагматики находится речевое общение, представители этого направления развивают понятие диалогической модальности: в дискурсе находят выражение не только соотношения сообщаемого и действительности (фактивность, возможность, необходимость), но и отношения к теме диалога: серьезно, в шутку, иронично - экзистенциальная модальность; формально, доверительно, конфликтно (отношение партнеров общения друг к другу) - интерперсональная модальность; адекватный, завышенный, заниженный уровень притязаний (отношение партнера общения к самому себе) - эгоцентрическая модальность. Разновидности диалогической модальности могут пересекаться, образуя при этом определенную конфигурацию признаков, установление типов которой позволяет использовать эти признаки как инструмент для измерения качества речевого взаимодействия [32: 106].

Многие авторы отстаивают более узкое понимание модальности. При этом они, как правило, устанавливают иерархию модальных значений. За инвариант принимается объективная модальность - значения времени и реальности/ирреальности, заключенные в замкнутой системе абстрактных синтаксических категорий значения отношения сообщаемого к действительности, которые выражаются посредством синтаксических времен и наклонений. Например, в предложении "Он был бы беспомощен без вас" говорящий высказывает предположение, допущение реального факта. В этом случае объективная модальность выражена посредством условного наклонения глагола. Значения, в которых заключено отношение говорящего к содержанию высказывания, называются в данной концепции субъективно-модальными и выражаются средствами различных уровней языка - интонационными и грамматическими конструкциями, лексикой, словорасположением, тесно взаимодействующими друг с другом. Например, в предложении "Отец, конечно, пришел" говорящий подтверждает своей субъективной уверенностью реальный факт. В этом случае субъективная модальность выражена посредством вводного (модального слова) "конечно". Сторонниками этой концепции являются М.С. Гурычева, Н.Ю. Шведова, М. Докулил, А.Б. Шапиро. Несмотря на известные различия во взглядах этих авторов, содержание терминов "объективная модальность" и "субъективная модальность" сводимо в основном к разграничению первого и второго рассмотренных аспектов модальности (отношение содержания высказывания к действительности и отношение говорящего к содержанию высказывания).

И.Р. Гальперин подчеркивал, что введение субъективно-модального значения в общую категорию модальности представляется важным в лингвистике "мостиком, переброшенным от предложения к высказыванию и тексту" [10: 115].

Представители концепции интерактивной обработки языка, которая включает одновременно взаимодействие знания на уровне синтаксиса, семантики и прагматики, предлагают следующую пятичленную схему языковых коммуникаций:



Эта схема позволяет отобразить векторы как влияние отдельных факторов друг на друга и взаимодействие субъективных и объективных факторов в языке (речевая деятельность, "отбирая из языка, узуса и нормы объективные факторы, регламентируется в процессе порождения речи этими объективными факторами, придающими речи социально-облигаторный характер, понижая в ней "вес" субъективной речевой деятельности, но в то же время узус позволяет "вольничать", поскольку обычай всегда более вариативен, чем закон нормы). Речь "возвращает" субъективные факторы в хранилища языка, узуса и нормы, но они в этом случае фильтруются через "сито" восприятия и понимания реципиента, "узуализируются" и объективируются в языке. Так и происходит "кругооборот" объективных и субъективных факторов: от интенции, оформляемой языком в речевой деятельности, к речи, от речи - через интенцию реципиента и его речевую деятельность к языку" [34: 39].

Как показывает изложенный материал, проблема модальности до сих пор не получила общепризнанного решения в современной лингвистике. Многоплановость и неоднозначность этой категории позволяет подходить к проблеме модальности с различных точек зрения и вести исследования в самых разных направлениях.

В предлагаемой работе модальность понимается в широком смысле, то есть в нее включаются все формы выражения, отражающие действительность/проблематичность события, и субъективное отношение говорящего к высказыванию или ситуации, а также экспрессивные оттенки высказывания (выражение различных чувств) [1: 107]. В связи с этим определением необходимо разграничение субъективной модальности и объективной, уточнение содержания этих понятий, а также определение их связи с категорией оценки.


1.2 Разграничение субъективной и объективной модальности и их связь с категорией оценки


Язык, непосредственно связанный своей содержательной стороной с сознанием человека, является материализацией его сознания, и задача науки (не только лингвистики, но и ряда смежных наук) - описать, по возможности, точно функционирование идеальной стороны языка.

Общий подход к языку как средству коммуникации в человеческом обществе точно отражен в очень емком определении языка, данным К. Марксом и Ф. Энгельсом: "Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание, и, подобно сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми" [19: 29].

В этом определении содержится как указание на непосредственную связь языка с сознанием человека, так и на его соотнесенность с индивидуумом и обществом, что проявляется в языке прежде всего в сфере коммуникации. В этом определении подразумевается, что детерминирует объективную значимость содержания и структуру человеческого мышления, а, следовательно, и его материализованной формы, языка - коммуникация. Она определяет и связь двух важнейших сторон языка - материальной и идеальной.

Философской базой, на которой строится утверждение о двух сторонах языкового содержания - объективной и субъективной, служит предпосылка о том, что язык, отражая связи и отношения объектов материального мира, сам является, прежде всего, выражением творчества субъекта, вследствие чего любому речепроизводству должен быть приписан субъективный фактор, отражающий отношение субъекта к предмету своего высказывания.

Противопоставление субъективного и объективного в языке часто принимает философскую форму противопоставления субъективного и объективного в познании, причем в таком аспекте, который устанавливает резкую грань между объективностью содержания и субъективностью оценочного фактора. Можно сказать, что известное в материалистической гносеологии противопоставление субъекта и объекта, т.е. отношение объективной действительности и познающего субъекта, при котором мышление человека является вторичным по отношению к внешнему объекту, трансформируется в языкознании в противопоставление двух сторон любого высказывания, а именно информативной и коммуникативной (как субъективно-оценочной, эмотивной и т.д.), составляющих в совокупности семантический план высказывания. Часто субъективное и объективное в языке противопоставляется в плане "эмоционального" и "интеллектуального". По утверждению Ш.Балли, "человеческая мысль постоянно колеблется между логическим восприятием и эмоцией. Мы или понимаем, или чувствуем чаще всего, что наша мысль складывается одновременно из логической идеи и чувства, … в одних случаях мысль будет иметь логическую доминанту, а в других - эмоциональную" [4: 22]. Позже это наблюдение французского лингвиста было превращено в теории модальности в два вида модальных отношений: объективную и субъективную модальность [13: 22-23].

Говоря о модальности французского предложения, Е.А. Реферовская подчеркивает, что "модальная оценка" определяет утвердительный, отрицательный или предположительный характер высказывания [26: 22]. Однако не разграничиваются отношение высказывания к объективной действительности (например, si nous avons de l' argent, nous irons au cinéma, где основной модальной характеристикой является объективная зависимость действия от некоторого условия) и отношение говорящего к фактам объективной действительности (например, je crois qu' il fait du vent, где подчеркнутая часть высказывания эксплицирует субъективное восприятие факта). В связи с этим можно привести следующий пример: Si je mourais maintenant, bien sûr, ils auraient tout de suite l' argent. Можно сделать вывод, что модальная характеристика приведенного высказывания распадается на две части: первая выражает логическую связь между условием (Si je mourais maintenant …) и результатом выполнения этого условия (bien sûr, ils auraient tout de suite l' argent). Вторая часть модальной характеристики эксплицируется с помощью лексического средства - наречия bien sûr. Из примера видно, что природа приведенных модальных характеристик различна: первая носит преимущественно морфологический характер, так как выражена наклонением глагола, вторая - лексический. Они должны отделяться друг от друга.

В работах многих авторов, как отечественных, так и зарубежных, проводится разграничение объективной и субъективной модальностей. Во-первых, речь идет о модальных значениях действительности (имеет место, имело ли место, будет ли иметь место сообщаемое, вероятности с разной степенью ее осуществления, необходимости, достоверности) и, во-вторых, о разных субъективных установках говорящих (согласие, несогласие, возражение, предположение, сомнение, удивление, желание, уверенность), причем в число средств выражения модальности включаются как лексические, так и синтаксические элементы / фразеологизированные конструкции [14: 67].

В.З. Панфилов, например, разграничивает два типа модальных значений, прямо называя их: 1) объективными (онтологическими) и 2) субъективными (персуазивными) и описывает их следующим образом: "Первая из них отражает характер объективных связей, наличных в той или иной ситуации, на которую направлен познавательный акт, а именно связи возможные, действительные и необходимые. Вторая выражает оценку со стороны говорящего степени познанности этих связей, то есть она указывает на степень достоверности мысли, отражающей данную ситуацию, и включает проблематическую, простую и категорическую достоверности" [22: 39]. Разграничение этих типов модальности на основе приведенных критериев касается в большей степени уровня их экспликации: объективная модальность реализуется на уровне синтаксического членения предложения, а наклонение глагола и модальные глаголы являются ее языковым выражением. Субъективная же модальность реализуется на уровне логико-грамматического членения и выражается интонационными средствами и служебными словами.

Таким образом, термины "объективная модальность" и "субъективная модальность" понимаются как, соответственно: 1) утверждение или неутверждение реальной действительности и 2) отношение субъекта к сообщаемому или описываемой ситуации, включая экспрессивно-эмоциональную сторону высказывания [24: 107-108].

При сравнении объективной и субъективной модальностей очевидно такое качество последней, как необязательный факультативный характер. Однако, очень часто субъективно-модальные значения, экспрессивно окрашенные и не всегда поддающиеся точному определению, присутствуют в предложении. Их круг очень широк и разнообразен, так же, как разнообразны и разнородны языковые средства их выражения. Отношение говорящего к сообщаемому передается: интонацией, специальными синтаксическими конструкцией, словопорядком, повторением слов, сочетаниями знаменательных слов с частицами, междометиями, вводными словами и сочетаниями слов (модальными словами), а также разнообразными комбинациями этих средств [28: 709-710].

Достаточно распространена точка зрения, согласно которой модальные слова (во французской терминологии - adverbes modaux, adverbes de phrase) служат основным средством выражения субъективной модальности. Они обозначают модальность высказывания в целом или отдельных его частей, находясь вне предложения, вне связи с какими-либо определенными словами. По определению В.В. Виноградова, модальные слова как особый грамматический тип "выступают в роли стилистического ключа, открывающего модальность предложения. Иногда они оправдывают, мотивируют выбор или употребление отдельных слов, подчеркивая их экспрессию". Модальные слова определяют точку зрения говорящего лица на содержание его высказывания.

Модальные значения, передаваемые модальными словами, разнообразны и многочисленны:

а) одни могут вносить в высказывание значение предположительности, неуверенности: probablement, peut-être, possible… (в русском языке: вероятно, возможно, может быть и т.д.);

б) другие, напротив, могут выражать уверенность, убежденность говорящего в том, что им высказывается: à coup sûr, certainement… (в русском языке: конечно, безусловно, точно...);

в) это может быть эмоциональная и интеллектуальная оценка сообщаемого: par chance, malheureusement... (в русском языке: к счастью, неприятно...);

г) это может быть оценка достоверности: certes, sûrement, peut-être... (в русском языке: точно, конечно, может быть...);

д) это может быть степень обычности/ необычности того, о чем сообщается: évidemment, naturellement... (в русском языке: естественно, в порядке вещей...);

е) это может быть источник сообщения: à coup sûr… (в русском языке: достоверно…);

ж) это может быть характеристика того, как выражено сообщение: dommage, grand dommage… (в русском языке: жаль, очень жаль…);

з) это может быть характеристика связи частей или последовательности изложения: enfin… (в русском языке: наконец…) и целый ряд других значений [15: 78-79, 97].

В связи с вышеизложенным, весьма ценным представляется мнение В.Д. Девкина о том, что "в разговорной речи субъективный момент находит свое отражение особенно заметно: говорящий не может уйти от своего "я" и все, с чем ему приходится сталкиваться, он включает в сферу своих интересов, занимая определенную позицию. Обстоятельства, события, обстановка, окружающие его или имеющие к нему отношение люди попадают под оценку. При всем разнообразии позиций субъекта ко всему, что приобретает для него значение, выделяются два типа оценки: положительность и отрицательность в широком смысле слова, вокруг которых группируются более частные случаи" [14: 110]. Таким образом, видим, что категория субъективной модальности сближается с категорией оценки. Однако она не идентична последней, так как оценка представляет собой логико-семантическую категорию [8: 6], тогда как субъективная модальность является категорией по преимуществу грамматической (синтаксической). Обе эти категории сосуществуют в высказывании, но в различных конструкциях имеет место преобладание оценочности или субъективной модальности. Так, например, высказывание: Quelle horreur! содержит как субъективную модальность (разочарование), так и оценку, поскольку в ней явно ощущается присутствие усиленной семы оценочности со знаком "-", которая превалирует в значении структуры, поэтому всю конструкцию можно считать преимущественно оценочной. Предложения оценочного содержания выражают только оценку говорящего лица, его чувства, отношение. Эти предложения, с точки зрения выражаемого ими смысла, могут быть квалифицированы как односоставные, в которых нет формально выраженного логического субъекта, но он присутствует в мысли [15: 74]. Предложение: Que ce serait horrible si tous les films ressemblaient aux miens!... (Studio 145 mai 1999 p. 124), напротив, характеризуется выраженной объективной модальностью "ирреальность события", а также субъективной модальностью нежелательности события плюс присутствие семы оценочности со знаком "-". Таким образом, оценочность лишь частично связана с семантикой модальности. В первом высказывании налицо точка зрения говорящего, его отношение к содержанию дескриптивного высказывания, но недостаточно явно выражено "отношение содержания высказывания к действительности". Во втором примере "отношение содержания высказывания к действительности" выражено четко. Таким образом, оценочность целесообразно рассматривать как особую семантико-прагматическую сферу, взаимодействующую с модальностью представляющую собой один из элементов ее окружения.

Несмотря на различие подходов при изучении модальности, в обобщенном виде ее можно определить следующим образом:

. Объективная модальность составляет ядро данной категории, так как объективно-модальное значение необходимо присутствует в каждом предложении. Объективная модальность может быть рассмотрена как утверждение или неутверждение реальной действительности. Объективная модальность реализуется на уровне синтаксического членения предложения, а наклонение глагола и модальные глаголы являются ее языковым выражением.

. Категория субъективной модальности со значение отрицательной оценки может быть определена как негативное отношение субъекта к сообщаемому. Субъективная модальность со значением отрицательной оценки реализуется на уровне логико-грамматического членения предложения. В число средств выражения этой категории включаются как лексические, так и синтаксические элементы.

. Категория субъективной модальности со значение отрицательной оценки включена в общую категорию модальности, но в отличие от категории объективной модальности, составляющей ее ядро, субъективная модальность со значением отрицательной оценки носит факультативный характер.

. Разграничение обязательности модальности объективной и факультативности модальности субъективной лежит, по нашему мнению, в сфере противопоставления структурной выраженности/невыраженности, то есть модальность объективная является фундаментальной характеристикой пропозициональной функции любого речевого произведения, тогда как модальность субъективная может варьировать от нейтральной, и практически невыраженной, до явного выражения отношения говорящего субъекта к высказываемому или ситуации.

. В первой главе определяется "виртуальный" статус категории субъективной модальности со значением отрицательной оценки; вторая глава работы посвящена практическому изучению вопросов, касающихся этой темы, в частности, рассмотрению средств выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки во французском языке и их функционирования в речи.


Глава II. Семантико-прагматические характеристики субъективно-модальных конструкций со значением отрицательной оценки в современном французском языке


.1 Семантические модели субъективно-модальных конструкций, выражающих отрицательную оценку


Согласно мнению исследователей, возможности формирования субъективной модальности со значением отрицательной оценки достаточно широки. Это и интонация, и специальные синтаксические конструкции, и словопорядок, и повторение слов, а также разнообразные комбинации этих средств. Достаточно распространена точка зрения, согласно которой модальные слова служат основным средством выражения субъективной модальности.

В нашем исследовании, проведенном на материале современных французских периодических изданий, наиболее частотными оказались случаи выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки с помощью специальных синтаксических конструкций и лексических средств.

I. Синтаксические конструкции как средство выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки.

Структура подобных синтаксических конструкций характеризуется типичным построением. Обязательным элементом этой структуры, своеобразным ядром ее, является указательное местоимение (ce) в сочетании со вспомогательным глаголом (être). В зависимости от того, какой лексический материал присоединяется к этому обязательному элементу, можно выделить пять семантических моделей выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки.

I. 1. Указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя прилагательное.

Например:

1. Voir à l'écran l'acteur qui travaille, c'est catastrophique [11: 108].

2. Parler seul, ce n' est pas agréable, mais parler seul à quelqu' un, c' est insupportable [10: 105].

. C' est affreux de dire cela pour un film pareil, mais je garde d' excellents souvenirs du tournage [10: 106].

Лексическая составляющая этих конструкций, выраженная в приведенных примерах именем прилагательным, варьируется от более нейтральной до отрицательной и резко отрицательной.

Например:

1. Ce n' est pas agréable.

1.C' est mauvais.

2.C' est moche.

.C' est affreux.

.C'est horrible.

5.C 'est catastrophique.

В некоторых случаях синонимичность лексических составляющих делает трудноразличимыми в смысловом выражении некоторые высказывания, осложняя возможность их отнесения к тому или иному уровню эмоциональности.

Например:

C' est épouvantable de vieillir, inimaginable [11: 97].

C'est horrible, je vais être en retard ! [14: 106].

Из приведенного примера видно, что уровень эмоциональности обоих высказываний практически эквивалентен.

I. 2. Указательное местоимение (ce)+усилительное наречие+вспомогательный глагол (être)+имя прилагательное.

Вторая семантическая модель отличается от первой лишь тем, что в нее добавляется усилительное наречие.

Например:

1. Ce fut assez violent [11: 116].

2. C'était très excitant, mais aussi très épuisant [17: 96].

3. Non, c' était trop affreux ! [2: 40].

4. Tourner un film sur le passage de la vie à la mort, jouer le role d' un type qui est en train de mourir, on imagine que c' est forcément perturbant [10: 105].

В первом примере усилительное наречие используется для ослабления эмоциональной оценки события. Во втором примере - напротив, для усиления эмоционального фона высказывания. Благодаря усилительному наречию, в третьем и в четвертом высказывании передается избыточность эмоциональной окраски фразы в целом, хотя в четвертом примере она проявлена более ярко.

I. 3. Указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя существительное.

Третья семантическая модель отличается от первых двух тем, что вместо имени прилагательного лексической составляющей этой модели является имя существительное.

Например:

1. Ce fut une catastrophe : je lui ai livré un portrait de moi si exécrable que, à peine rentrée chez moi, je lui ai envoyé un autre mot pour lui demander d'oublier ce déjeuner et de bien vouloir me faire passer des essays [17: 94].

. C'est une pression constante et c'est à peine si l'on s'autorise à prendre le temps de boire un café [14: 98].

. Cécile (20 ans) pose la question des limites de l'existence. Nous sommes orientés vers la vie, le désir, le dynamisme, la créativité, les relations, etc. Alors pourquoi sommes-nous mortels ? C'est un scandale ! [7: 58].

Характеризуя эту модель, можно с уверенностью говорить, что она несет значительно более сильное значение отрицательной субъективно-модальной оценки, чем первая модель.

Например:

C 'est catastrophique.

C 'est une catastrophe.

Сравнивая эти высказывания, нельзя не заметить, что имя существительное, являющееся лексической составляющей третьей семантической модели, делает смысл второго высказывания более драматичным, чем в первом примере, где функцию лексической составляющей выполняет имя прилагательное. Можно предположить, что имя существительное, по природе своей обладая значением конкретности, позволяет говорящему при помощи этой модели высказывания добиться впечатления неизбежности события.

I. 4. Que+указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя прилагательное.

Конструктивно эта модель представляет собой псевдопридаточное предложение, которое по виду совпадает с придаточным дополнительным, однако, на самом деле является независимым предложением.

Например:

1. Elles ont tant de choses à régler avec les hommes. Que c'en est insupportable ! [11: 95].

2. J'en profite d'ailleurs pour dire que sur les 45 millions de francs qu'a rapportés la chanson et qui devaient être redistribués entre les associations et la recherche, l'État n'a pas hésité à prélever 8 millions de TVA que l'on n'a aucun moyen de récupérer ! Que c'est vraiment scandaleux ! [7: 21]

Союз "que" - это наиболее обобщенный вариант подчинительного союза, функция которого заключается в указании на синтаксическое подчинение в самом общем виде, что и является его парадигматическим значением.

В данном случае "que", не выполняя своего основного категориального значения союза, которое ему присуще в структуре сложноподчиненного предложения с придаточным дополнительным, сближается с наречием количества "combien". Интонация (обозначаемая графически восклицательным знаком) переводит "que" из одного функционального класса в другой.

I. 5. Qu'est-ce que+указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя существительное+?

Например:

Sur le premier titre qu'on a fait ensemble, qui s'appelle " Pink Western Range ", il a commencé à jouer de la guitare d'une façon vraiment non conventionnelle et je me suis dit : " Mais qu'est-ce que c'est que ce truc ? " [14: 98].

Данная модель в известной степени сопоставима с предыдущей, так как в ней вопросительное местоимение "qu'est-ce que" утрачивает свое значение вопросительности, приобретая значение наречия интенсивности. Однако нюанс субъективно-модального значения отрицательной оценки выражается здесь более интенсивно. Это выражается и в яркой эмоциональной окрашенности высказывания, а также и в интонационном его оформлении (в конце таких высказываний обычно употребляется либо восклицательный либо вопросительный знак). Это своеобразные отрицательно окрашенные риторические высказывания.

Анализ частотности употребления представленных пяти моделей позволил прийти к выводу, что наиболее употребляемыми среди них являются первая, вторая и третья модели. Из проанализированных 150 примеров 45 относились к первой модели (соответственно 30%), 37 примеров относились ко второй модели (соответственно 25%), 30 примеров относились к третьей модели (соответственно 20%), 24 примера относились к четвертой модели (соответственно 16%) и 14 примеров относились к пятой модели (соответственно 9%).

Возможно, что частотность употребления четвертой и пятой модели снижена за счет стремления говорящего к экономии языковых средств в речи.

Как было отмечено ранее, синтаксические конструкции являются далеко не единственным средством выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки. Не менее часто в этой роли выступают и лексические языковые средства, в частности части речи, которые благодаря определенной эмоциональной окрашенности придают выражению в целом отрицательную оценку.

II. Лексические средства выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки.

В зависимости от цели высказывания говорящий или пишущий выбирает из лексической системы языка нужные ему слова. В любом языке существует явление функционально-стилевое расслоение лексики, то есть наличие в ней таких лексических единиц, выбор которых зависит от их предполагаемой роли в процессе реализации одной из функций языка: общения, сообщение или воздействие.

В функции общения (то есть коммуникативной) используется, как правило, слова разговорного стиля. Наши исследования проводятся на материале французской прессы, в частности, на материалах, полученных из интервью, бесед, лексика которых относится к разговорной, характерной по преимуществу для устной формы реализации языка. В ряде примеров употребляются просторечные слова, которые по своей экспрессивно-стилистической окраске оказываются более сниженными, чем разговорные слова. Одни из них находятся в пределах литературного употребления и сближаются со словами разговорными, другие имеют ярко выраженный отрицательный смысл и стоят вне границ литературного употребления. Это слова, которые являются по своей экспрессивно-эмоциональной окраске бранно-вульгарными.

В проанализированном материале слова, имеющие экспрессивно-эмоциональную окраску, с помощью которой выражается субъективно-модальная отрицательная оценка высказывания в целом, выражаются, по преимуществу, тремя частями речи: именем существительным, именем прилагательным и глаголом, на основании чего примеры объединены в три группы.

II. 1. Имя существительное как выразитель субъективно-модальной отрицательной оценки в высказывании.

Например:

1. Ce qui est drôle, en revanche, c' est la réaction de certains professionnels qui ont dit: "Mais elle est folle! Elle court à la catastrophe!" [20: 140].

2. Un cauchemar, vous voulez dire... John a l'habitude de la scène; moi, ce sera la première fois et je suis absolument terrorisé [14: 99].

. Ce que j'aime pardessus tout dans le cinéma au point d'en être boulimique, c'est écrire - l'étape la plus difficile pour moi -, découper, filmer, diriger. Chez les autres, je m'amuse, mais j'ai l'impression d'être un peu filou, un peu escroc [11: 109].

. Cela me fait rigoler quand je vois des acteurs qui se plaignent d'être importunés par les chasseurs d'autographes. Ils feront bien la gueule le jour où on ne leur demandera plus rien [11: 97].

. " Petit crétin, lui dis-je, va te voir dans une glace ! " [6: 37].

В первом и втором примере субъективно-модальная отрицательная оценка высказывания выражается именами существительными "un cauchemar", "une catastrophe" имеющими яркую эмоциональную окраску. В последующих примерах субъективно-модальная отрицательная оценка высказывания выражена еще интенсивнее за счет слов, стоящих на грани литературного употребления (un escroc, une gueule, un cretin).

В других случаях субъективно-модальная отрицательная оценка высказывания достигается с помощью такого изобразительно-выразительного средства как сравнение.

Например:

. Sur le plateau de " Lunes de fiel ", Roman disait que j'étais comme un crocodile [19: 103].

2. Si j'ai besoin de faire des choses plus profondes, je préfère jouer au théâtre ou mettre en scène. Mais en tant qu'acteur de cinéma, je peux accepter de n'être qu'un objet. Un objet réceptif, intelligent, mais un objet [11: 115].

II. 2. Имя прилагательное как выразитель субъективно-модальной отрицательной оценки в высказывании.

Как и в случае с именем существительным, субъективно-модальная отрицательная оценка высказывания может создаваться путем использования экспрессивно окрашенных имен прилагательных.

Например:

1. C' est une phrase diabolique parce que je ne sais pas comment la prendre [9: 86].

2. Une amie m'a montré un livre sur Frida et ses tableaux que j'ai trouvés dégoûtants [19: 119].

3. L'idée que son travail soit lié à un milieu lui est insupportable, mais il a pourtant besoin d'une médiation entre son atelier de création et le public [11: 116].

В ряде случаев субъективно-модальная отрицательная оценка высказывания может формироваться и усиливаться за счет включения в предложение усилительного наречия и эмоционально окрашенного прилагательного.

Например:

1. Cet épisode est plus dur, plus désespéré, car la Communauté de l'Anneau est séparée [15: 106].

. Regardez les femmes flics ! Elles sont plus terribles que les hommes ! [11: 96].

. Сe fut une expérience très pénible à vivre [9: 87].

. Et je lui ai répondu, inconsciente : " Mais pourquoi donc ne m'avez-vous pas prise ? " - " Parce que vous étiez trop mauvaise ! " [17: 93].

. John a l'habitude de la scène; moi, ce sera la première fois et je suis absolument terrorisé [14: 99].

Из примеров видно, что в зависимости от того, какое наречие сопровождает прилагательное, изменяется (возрастает или снижается) степень интенсивности отрицательной оценки.

Возможно и использование в качестве выразителей субъективно-модальной отрицательной оценки высказывания слов-вульгаризмов.

Например:

. Cela faisait longtemps que je n' avais pas en l' impression d' être escroqué au cinema ! [19: 8].

. Je lui ai livré un portrait de moi si exécrable que, à peine rentrée chez moi, je lui ai envoyé un autre mot pour lui demander d'oublier ce déjeuner et de bien vouloir me faire passer des essays [17: 94].. 3. Глагол как выразитель субъективно-модальной отрицательной оценки в высказывании.

В высказываниях, где субъективно-модальную отрицательную оценку выражает глагол, так же, как и в двух предыдущих случаях, можно выделить несколько различных групп.

Например:

1. Je trouvais les hommes martiniquais légers, superficiels, un peu snobs, porteurs de tous les préjugés qu'avaient les hommes de couleur autrefois. Tout cela ne me plaisait pas du tout, et je dois dire que je suis parti pour la France avec delectation [6: 36].

. Je trouve que j' étais trop mise à nu psychologiquement. Cela me déplaisait ! [20: 137].

3. Oui, cela l' énerve ! [20: 138].

4. Alors ça m'énerve d'entendre dire: "Tout le monde sait que tu ne feras jamais un film français !" [17: 95].

. Ça m'est arrivé une fois: dès que le type me parlait, je lui disais de se taire ! [11: 95].

Очевидна экспрессивно-эмоциональная окраска глаголов, выражающих субъективно-модальную отрицательную оценку высказываний. Кроме того, в большинстве приведенных примерах лексическое средство выражения сопровождается интонацией.

Встречаются примеры, где глаголы имеют ярко выраженный отрицательный смысл и оказываются более сниженными по своей экспрессивно-стилистической окраске в отличие от тех глаголов, которые являлись выразителями субъективной модальности в рассмотренных выше примерах. В предложении: J' en avais marre d' être la fille qu' on choisit pour incarner une sorte d' objet sexuel [19: 102], выражение "avoir marre" приводится в словаре с пометой "разговорное". В предложении же: J' ai failli crever sur ce film [10: 105], глагол "crever" приводится в словаре с пометой "грубое".

Статистический подсчет случаев употребления в качестве выразителя субъективно-модальной отрицательной оценки высказывания какой-либо части речи обнаруживает следующую картину. В 150 исследованных примерах в 77 случаях в качестве выразителя модальности используется прилагательное (соответственно 51%), в 51 случае - существительное (соответственно 34 %), в 22 случаях - глагол (соответственно 15 %).

Объяснить это можно тем, что основная функция прилагательного как части речи изначально состоит в оценке, определении качественной стороны предметов, явлений, процессов действительности, тогда как существительное и глагол в этой роли выступают значительно реже.

Итак, в данной части работы были рассмотрены специальные синтаксические конструкции и лексические средства выражения субъективно-модального отношения со значением отрицательной оценки, и можно с уверенностью сказать, что они являются наиболее употребляемыми по сравнению с другими средствами, которые находятся на периферии употребления.

Употребление основных средств выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки может быть обусловлено социальным ареалом, а также контекстом и ситуацией, что и будет являться предметом исследования следующей части работы.


2.2 Контекст и ситуация в выражении субъективной модальности со значением отрицательной оценки


Как известно, речевое поведение носителя языка социально обусловлено. Оно определяется сложившейся коммуникативной ситуацией. Любая коммуникативная ситуация имеет определенную структуру. Она состоит из следующих компонентов:

1.Говорящий (адресант);

2.Слушающий (адресат);

.Отношения между говорящим и слушающим;

.Тональность общения (официальная - нейтральная - дружеская);

.Цель;

.Средство общения (язык или его подсистема - диалект, стиль);

.Способ общения (устный/письменный, контактный/дистантный);

.Место общения.

Эти компоненты являются ситуативными переменными. Изменение каждой из них ведет к изменению коммуникативной ситуации в целом. Однако это влияние может проявляться в большей или меньшей степени в зависимости от изменившегося структурного компонента.

Наиболее активно проявляют себя первые два компонента: говорящий (адресант) и слушающий (адресат).

Полученное человеком образование, воспитание, принадлежность к социальной группе, возраст, психологическое состояние маркируют определенным образом его высказывание.

Например:

Journaliste: II y a une scène d'anthologie dans le film, une fusillade incroyable dans le couloir d'un hôtel...Megaton: Je l'ai voulue comme une scène d'opéra, à la fois lyrique et dramatique, tout en restant dans la logique du film. C'est une scène de bataille rangée qui se déroule dans un couloir d'hôtel, mais qui dégage, je crois, la même folie que les combats à Sarajevo [11: 113].

В данной речевой ситуации субъективно-модальное высказывание со значением отрицательной оценки формирует пацифистская позиция говорящего.

Примеры показывают, что высказывания, имеющие субъективно-модальную отрицательную оценку чаще всего возникают в речи молодых людей, что связано с повышенной возрастной экспрессивностью, эмоциональностью и возрастным уровнем речевой агрессии.

Например:

1. Lycéen: Je trouvais les hommes martiniquais légers, superficiels, un peu snobs, porteurs de tous les préjugés qu'avaient les hommes de couleur autrefois. Tout cela ne me plaisait pas du tout, et je dois dire que je suis parti pour la France avec delectation [6: 36].

. Lycéen: Me rendre en France avant-guerre était pour moi la promesse d'une libération, une possibilité, un espoir d'épanouissement. Autrement dit, contrairement à beaucoup de camarades de ma génération, j'avais constamment le sentiment que je vivais dans un monde fermé, étroit, un monde colonial ! C'était mon sentiment premier. Je n'aimais pas cette Martinique! Et quand j'ai pu partir, ce fut avec plaisir. " Adieu ! ", pensais-je [6: 36].

. Cécile (20 ans) pose la question des limites de l'existence. Nous sommes orientés vers la vie, le désir, le dynamisme, la créativité, les relations, etc. Alors pourquoi sommes-nous mortels ? C'est un scandale ! [7: 58].

4. Lycéen 1: Comment tu as trouvé ce film ?éen 2: Cela faisait longtemps que je n' avais pas en l' impression d' être escroqué au cinema ! [19: 8].

В четвертом примере на формирование отрицательной оценки высказывания влияет и другая ситуативная переменная, а именно контактность взаимодействия говорящего и слушающего определяет использование разговорных форм речи и употребление стилистически сниженной лексики.

Не менее часто субъективно-модальные конструкции со значением отрицательной оценки встречаются в речи представителей шоу бизнеса. Это можно объяснить "профессиональной" эмоциональностью адресантов.

Например:

1. Journaliste: Même les actrices?DALLE: Toutes les femmes sont ainsi. Même moi. Regardez les femmes flics! Elles sont plus terribles que les hommes ! [11: 96].

2. Journaliste: Êtes-vous encore obsédée par le temps qui passe?

BEATRICE DALLE: Ce n'est pas une angoisse qui s'atténue avec les années! Au contraire. C' est épouvantable de vieillir, inimaginable…[11: 97].

. Journaliste:Comment préparez-vous vos rôles en général?Dupontel: Je ne prépare pas. Je laisse venir. Voir à l'écran l'acteur qui travaille, c'est catastrophique [11: 108].

. Journaliste: Avant Petites coupures, vous n'aviez pas tourné en France depuis cinq ans. Cela vous a-t-il manqué ?Scott Thomas: Évidemment. En tournant beaucoup à l'étranger, j'ai sans doute donné aux cinéastes français l'impression d'être loin. Mais je suis revenue et j'espère que les gens, ici, vont penser à moi! Vous savez, la France est aussi mon pays. Alors ça m'énerve d'entendre dire : "Tout le monde sait que tu ne feras jamais un film français! Tu es trop chère, trop glamour, trop ceci, trop cela." C'est faux! plus quotidienne [17: 95].

Кроме этого, часты случаи, когда эмоциональное состояние адресанта обусловливает употребление субъективно-модальных конструкций со значением отрицательной оценки в речи.

Например:

1. Journaliste: Le 11 novembre prochain, on vous découvrira à l'Olympia pour votre premier concert. Est-ce un vieux rêve que vous réaliserez?Lynch: Un cauchemar, vous voulez dire... John a l'habitude de la scène; moi, ce sera la première fois et je suis absolument terrorisé [14: 99].

Данная речевая ситуация передает состояние стресса, которое испытывает адресант, выходя впервые на сцену, что и обусловило негативную речевую оценку приведенного высказывания.

2. Journaliste: Vous souvenez-vous de votre première rencontre ?Mastroianni: Oh oui ! Je me rendais au casting et j'ai eu un accident de voiture avant d'y arriver. Je ne conduisais pas depuis longtemps, j'étais nerveuse... En tout cas, j'ai embouti une voiture en faisant mon créneau et je me disais : " C'est horrible, je vais être en retard ! " [14: 106].

В приведенной речевой ситуации адресант, вновь испытывая сильное волнение из-за нахлынувших воспоминаний, передает свое эмоциональное состояние как негативное, используя субъективно-модальную отрицательную конструкцию.

3. Journaliste: Un petit matin pas comme les autres pour les candidates au bac.

Élève: Je me suis levée à 5 heure.: Pourquoi vous n' arriviez plus à dormir?

Élève: Non, c' était trop affreux ! [2: 40].

В этом случае, адресант, по-видимому, испытывал настолько сильное чувство страха перед предстоящим экзаменом, что оно заблокировало проявление любых других эмоций. Этот своеобразный эмоциональный вакуум заставил адресанта минимизировать количество лексических единиц в высказывании.

Встречаются ситуации, в которых определяющую роль в формировании субъективно-модальной отрицательной оценки играет адресат (получатель речи).

Например:

BEATRICE DALLE: Avant le tournage, on a fait des essais avec Romain Duris et c'est là que j'ai vu que Christophe était un vrai directeur d'acteurs. De toute façon, un réalisateur, il faut que, chaque jour, il m'épate, sinon, je suis capable de le prendre pour un cendrier. Ça m'est arrivé une fois : dès que le type me parlait, je lui disais de se taire! [11: 95].

Киноактриса, характеризуя свои отношения с разными режиссерами, дает негативную оценку тем из них, в работе с которыми она оказывалась в доминирующем положении. Чувствуя свое превосходство, адресант демонстрирует его в высказываниях, имеющих негативно-приказной тон.

В иллюстративных целях, для того чтобы показать доминирующее значение адресанта и адресата на формирование субъективно-модальной отрицательной оценки, были приведены примеры, характеризующие именно эти ситуативные переменные. В реальном же общении ситуативные переменные взаимодействуют друг с другом, и каждая из них приобретает определенное значение в сочетании с другими.

Например:

Léon Barbier a 90 ans et malgré tout il continue à conduire et c' est son veritable plaisir.éon Barbier: Il faut être prudent et pas aller vite. Si on suit le code de la route, c' est pareil. Seulement il y a des gens, qui sont un peu fou. C' est vrai…[1: 12].

В данном случае говорящий прибегает к речевому акту сообщения и использует язык в его информационной функции в сочетании с эмотивной, так как он хочет не просто проинформировать адресата о правильном поведении на дороге, но еще и прокомментировать сообщаемое, внося свою оценку. Таким образом, цель общения в этом примере является доминантной ситуативной переменной, определяющей негативную оценку высказывания, однако нельзя не учитывать и влияние переменной "адресант", так как девяностолетнему человеку превышение скорости на дороге кажется безумием.

Средством выражения отношения говорящего к высказываемому в определенной речевой ситуации могут быть речевые единицы, которые определяют негативность высказывания лишь контекстуально.

Например:

Journaliste:Le fait d'avoir réalisé La bostella n'a donc pas changé votre manière d'appréhender un rôle?Baer: Si, sans doute. Mais je crois qu'il est vain, lorsqu'on est acteur, de vouloir maîtriser les choses. Pour moi, plus on est fragilisé, plus on se repose sur le metteur en scène, plus on est gagnant! Il ne faut jamais oublier que, quelle que soit la manière dont on joue, le résultat final dépend des cadrages et du montage. Si j'ai besoin de faire des choses plus profondes, je préfère jouer au théâtre ou mettre en scène. Mais en tant qu'acteur de cinéma, je peux accepter de n'être qu'un objet. Un objet réceptif, intelligent, mais un objet [11: 115].

Journaliste: En quoi avez-vous le sentiment d' avoir le plus progressé depuis vos débuts ?Seigner : Sur le plateau de " Lunes de fiel ", Roman disait que j'étais comme un crocodile... Et aujourd'hui je suis fière de constater que j' ai gagné en cohérence [19: 103].

Речевые единицы "un objet", "un crocodile" стилистически нейтральны, не несут никакой семы оценочности со знаком "-". Тем не менее, субъективно-модальная отрицательность приведенных высказываний формируется именно благодаря этим речевым единицам. Реальное смысловое содержание речевых единиц "un objet", "un crocodile" со знаком "-" подготавливается предшествующим контекстом, а высказывание, их содержащее, уже "освещается" в смысловом отношении на основе реального смыслового содержания этих слов. Будучи подготовленными в своем реальном смысловом содержании предшествующим контекстом, указанные речевые единицы сами "отбрасывают" ретроспективно негативную окраску на этот контекст, внося то новое, что и создает субъективно-модальную отрицательную оценку всего высказывания.

Таким образом, следует отметить, что параллельно основным средствам выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки, таким как синтаксические конструкции и лексические средства, рассмотренные в предыдущей части работы, на формирование субъективно-модальной оценочности высказывания активное влияние оказывают также контекст и коммуникативная ситуация.

. Возможности формирования субъективной модальности со значением отрицательной оценки широки, однако наиболее частотными являются случаи употребления таких средств как специальные синтаксические конструкции и лексические средства.

. Структура синтаксических конструкций характеризуется типичным построением, где обязательным элементом является указательное местоимение (ce) в сочетании со вспомогательным глаголом (être). В зависимости от того, какой лексический материал присоединяется к этому обязательному элементу, можно выделить пять семантических моделей выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки:

·Указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя прилагательное

·Указательное местоимение (ce)+усилительное наречие +вспомогательный глагол (être)+имя прилагательное

·Указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя существительное

·Que+указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя прилагательное

·Qu'est-ce que+указательное местоимение (ce)+вспомогательный глагол (être)+имя существительное+?

3. Не менее часто в роли выразителей субъективной модальности со значением отрицательной оценки выступают и лексические языковые средства, в частности части речи, которые благодаря определенной эмоциональной окрашенности придают выражению в целом отрицательную оценку. Наиболее частотными в употреблении оказываются такие части речи как:

·имя существительное

·имя прилагательное

·глагол.

. Параллельно основным средствам выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки на формирование субъективно-модальной оценочности высказывания активное влияние оказывают также 1) контекст и 2) коммуникативная ситуация.

1) Некоторые стилистически нейтральные речевые единицы в определенном контексте становятся негативно окрашенными и тем самым создают субъективно-модальную отрицательную оценку всего высказывания. Например: Pour tous ces gens, la modernité corrompt l'homme. Ils l'identifient à des ennemis plus ou moin invisibles (PHOSPHORE 246 décembre 2001 p. 36).

2) Чаще других проявляют себя такие компоненты коммуникативной ситуации, как говорящий (адресант) и слушающий (адресат). Речевое поведение носителя языка социально обусловлено, так как формируется под влиянием полученного им образования, воспитания, принадлежности к социальной группе, возраста, психологического состояния. Все эти факторы маркируют особым образом его высказывание, обусловливают употребление средств выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки в речи. Кроме этих доминирующих компонентов коммуникативной ситуации, другие (место общения, способ общения, цель общения, отношение между говорящим и слушающим) также, взаимодействуя друг с другом, влияют на высказывание, привнося в него отрицательную окраску.


Заключение


Подводя итоги проделанной работы, следует отметить: несмотря на то, что вопрос модальности достаточно хорошо изучен в отечественной и зарубежной лингвистике, он до сих пор представляет интерес для специалистов, которые далеко не всегда сходятся во мнении определения лингвистического статуса этой категории.

В обобщенном виде категорию модальности можно определить следующим образом. Ее ядро составляет объективная модальность, так как объективно-модальное значение необходимо присутствует в каждом предложении. Субъективная модальность, в отличие от объективной, носит факультативный характер, так как может варьировать от нейтральной, и практически невыраженной, до явного выражения отношения говорящего субъекта к высказываемому или ситуации.

Объективная модальность может быть определена как утверждение и неутверждение реальной действительности, а субъективная модальность понимается как отношение субъекта к сообщаемому или описываемой ситуации, включая экспрессивно-эмоциональную сторону высказывания.

Круг субъективных значений очень широк и разнообразен, так же, как разнообразны и разнородны языковые средства их выражения. Результатом исследования фактического материала является вывод, что наиболее частотными в употреблении средствами выражения субъективно-модального отрицательного значения во французском языке оказываются синтаксические конструкции со стержневым элементом "C' est" и лексические средства, в частности части речи, которые благодаря определенной эмоциональной окрашенности придают выражению в целом отрицательную оценку. Наиболее частотными в употреблении оказываются имя существительное, имя прилагательное и глагол.

Параллельно основным средствам выражения субъективной модальности со значением отрицательной оценки на формирование субъективно-модальной оценочности высказывания активное влияние оказывают также коммуникативная ситуация, где доминирующими являются такие компоненты, как говорящий (адресант), слушающий (адресат) и контекст.

Изучение иллюстративного материала показало, что количество используемых комплексов с субъективно-модальной отрицательной оценкой оказалось значительно больше, чем комплексов с субъективно-модальной положительной оценкой. По-видимому, это неслучайно. Так как выборка делалась из современной прессы, то этот факт можно объяснить скорее законами психологии, а не лингвистики, потому что журналисты отдают предпочтение негативным и скандальным новостям для большего привлечения внимания читателя.

Представление о средствах выражения субъективно-модальной отрицательной оценки высказывания во французском языке было бы неполным, если бы сводилось к четырем рассмотренным в работе аспектам. В лингвистической литературе содержится немало интересных наблюдений над условиями возникновения субъективно-модального отрицательного значения высказывания, однако еще очень многое предстоит изучить и систематизировать. Активное развитие в последние десятилетия таких наук как психология, социолингвистика и лингвистика позволяет по-новому взглянуть на проблематику тем, касающихся разработки модальной характеристики предложения.

Коммуникация совершается в среде, наполненной человеческими эмоциями и страстями, поэтому речь в своей письменной и устной форме не может ограничиться просто передачей информации, абстрагированной от всех признаков, свойственных говорящему субъекту. Его намерения, эмоции, всевозможные оценки, включаемые в содержание речи, ориентированной на конкретного адресата, и определяют формирование субъективной модальности со значением отрицательной оценки.

Библиография


1. Адмони, В. Г. Синтаксис современного немецкого языка. - Л.: Наука, 1973.

. Арутюнова, Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. - М.: Наука, 1988.

3. Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. - М.: Иностранная литература, 1955.

4. Балли, Ш. Французская стилистика. - М.: Иностранная литература, 1961.

5. Беликов, В. И., Крысин, Л. П. Социолингвистика. - М.: Институт "Открытое общество", 2001.

. Бенвенист, Э. Общая лингвистика. - М.: Прогресс, 1974.

7. Виноградов, В. В. Исследования по русской грамматике. - М.: Наука, 1975.

. Вольф, Е. М. Функциональная семантика оценки. - М.: Наука, 1985.

9. Гак, В. Г. Сравнительная типология французского и русского языков - М.: Просвещение, 1989.

10. Гальперин, И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. - М.: Наука, 1981.

11. Гийом, Г. Принципы теоретической лингвистики. - М.: "Прогресс", 1992.

. Грамматика русского языка. Синтаксис. Ч. 1. - М.: АН СССР, 1960.

13. Гурьева, С. С. Ирония и субъективная модальность // Исследования молодых ученых. - Минск: МГЛУ, 1999. - с. 22-26.

. Девкин, В. Д. Диалог. Немецкая разговорная речь. - М.: Высшая школа, 1981.

. Епифанцева, Н. Г. Французский синтаксис (в сопоставлении с синтаксической системой русского языка). - М.: МНЭПУ, 2001.

. Золотова, Г. А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. - М.: Наука, 1973.

. Леонтьев, А. А. Основы психолингвистики. - М.: Смысл, 2005.

18. Ляпон, М. В. Смысловая структура сложного предложения и текст: К типологии внутритекстовых отношений. - М.: Наука, 1986.

19. Маркс, К., Энгельс, Ф. Сочинения. - М.: Наука, 1955.

. Мечковская, Н. Б. Социальная лингвистика. - М.: Аспект Пресс, 2000.

. Немец, Г. П. Семантико-синтаксические средства выражения модальности в русском языке. - Ростов-на-Дону: Ростовский университет, 1989.

. Панфилов, В. 3. Роль модальности в конституировании предложения и суждения // Вопросы языкознания. - М.: Наука, 1977. - с. 37-48.

23. Петров, Н. Е. О содержании и объеме языковой модальности. - Новосибирск: Наука, 1982.

24. Понятин, Э. Ю. К вопросу о лингвистическом статусе категории субъективной модальности // Семантико-синтаксическая структура словосочетания предложения. - Н. Новгород: НГЛУ, 1993. - с. 104-113.

. Понятин, Э. Ю. Структурно-функциональная характеристика синтаксических конструкций с субъективно-модальным значением в современном французском языке: дис. … канд. филол. наук. - Горький, 1989.

. Реферовская, Е. А., Васильева, А. К. Очерк теоретической грамматики французского языка. Синтаксис. - Л.: Просвещение, 1973.

. Русская грамматика. Т. 1. Фонетика. Фонология. - М.: Наука, 1980.

28. Русская грамматика. Т. 2. Синтаксис. - М.: Наука, 1980.

. Социальные варианты языка: материалы международной научной конференции. - Н.Новгород: Изд-во НГЛУ, 2002.

. Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. - М.: Наука, 1990.

31. Фомина, М. И. Лексика современного русского языка. - М.: Высшая школа, 1973.

32. Функциональные, типологические и лингводидактические аспекты исследования модальности. - Иркутск: Иркут. пед. ин-т иностр. яз., 1990.

33. Чекамена, Е. М. Язык современной французской прессы. - Л.: Ленинградский университет, 1991

. Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. - М.: Наука, 1991.

. Шейдаева, С. Г. Категория субъективной оценки в русском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. - Н. Новгород, 1998.

. Якобсон, Р. Язык и бессознательное. - М.: Гнозис, 1996.

37. Bally, Ch. Linguistique générale et linguistique française. - Berne: Francke, 1950.

. Baylon, Christian. Sociolinguistique. - P.: Nathan, 1996.

. Brunot, F. La pensée et la langue. - P., 1965.

. Fuchs, C., Goffic, P. Les linguistiques contemporaines. - P.: Hachette, 1992.

. Guiraud, P. La stylistique. - P.: PUF, 1967.

. Mounin, G. Histoire de la linguistique. - P.: PUF, 1967.


Теги: Субъективно-модальные конструкции со значением отрицательной оценки в современном французском языке  Диплом  Английский
Просмотров: 38494
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Субъективно-модальные конструкции со значением отрицательной оценки в современном французском языке
Назад