Гелянская советская республика

1. Попытка налаживание дипломатических отношений Советской России с Персией после завершение первой мировой войны


В начале XX века Иран представлял собой отсталую, аграрную, полуколониальную и полуфеодальную страну с абсолютной монархией, которая служила объектом политической и экономической экспансии со стороны Российский империи и Великобритании. Фактически, Иран к началу XX века сохранял относительную самостоятельность во многом лишь потому, что служил, как и Афганистан, буфером между Британской Индией и Российской империей. Все немногочисленные промышленные предприятия, шоссейные дороги, пароходные сообщения, телеграфные линии были построены при помощи иностранного капитала и эксплуатировались им.

В январе 1918 г. к иранско-закавказской границе была отправлена английская военная экспедиция генерала Л.Ч. Денстервиля. Английское командование официально заявило, что целью этой операции является борьба с турками и немцами, однако в действительности это была антисоветская интервенция, одной из основных задач которой был захват нефтяных богатств Азербайджана. Экспедиция отправилась на грузовых автомашинах из Багдада, через западные провинции Ирана, в начале августа 1918 г. отряд Л.Ч. Денстервиля прибыл в Баку. Здесь англичанами была учинена зверская расправа с местными большевиками, рабочими, крестьянами, интеллигенцией, подозреваемыми в «сочувствии» советской власти. Захватив в свои руки суда русской Каспийской флотилии, англичане закрепили за собой морские коммуникации, связывающие Восточное Закавказье с Ираном.

С начала 1919 года между иранским и английским правительствами начались переговоры по поводу заключения англо-иранского договора, текст которого был разработан англичанами и по которому над Ираном фактически устанавливался английский протекторат. Англичанам с помощью взятки удалось убедить иранского премьера Восуг-од-Доуле подписать его девятого августа 1919 года. Несмотря на то, что англо-иранский договор не был ратифицирован меджлисом, он де-факто претворялся в жизнь. Британские советники, инструкторы и офицеры прибыли в Иран и приступили к своим обязанностям.

Таким образом, прозападное правительство Восуг од-Доуде настроило против себя основную массу населения Ирана. Это во многом способствовало началу массовых недовольств в Иране и разрастанию национально освободительного движения. Под влиянием идей Октябрьской революции произошедшей в Советской России, обещавшим полную независимость колониальным странам, иранцы стали поддерживать политику России, вследствие чего британцы были вынуждены преступить к эвакуации своих войск из Северного Ирана. Реакционный кабинет Восуг од-Доуле пал и на смену ему пришло правительство, лояльно настроенное по отношению к Советской России.

По этому договору Великобритания получала контроль над иранской администрацией, армией, ключевыми отраслями экономики через назначение своих советников в казначейство, офицеров в армию, экспертов для пересмотра таможенных тарифов, оказывая помощь в строительстве железных дорог и т.д. За это иранская сторона получала от англичан ссуду на два миллиона фунтов стерлингов. В Гиляне и Иранском Азербайджане разрасталось массовое партизанское движение за национальную независимость, за сближение и сотрудничество с Советской Россией и проведение коренных демократических реформ. Даже иранское купечество и буржуазная интеллигенция, высказывались против британского засилья и настаивали на возобновлении экономических и дипломатических сношений с Советской страной.

Великобритания проводила в Иране грубую внешнюю политику, что вызывало недовольства у населения этой страны и, в конечном итоге, привело к ликвидации пробританского правительства и присутствия англичан в Иране. После революции в России и завершении гражданской войны, в Иране наблюдалось некоторое политическое затишье. В это время англичане полностью оккупировали Южный и Северный Азербайджан, подавляя при этом бакинскую коммуну. Руководители коммуны, 26 Бакинских Комисаров были расстреляны англичанами. В связи с неполной ликвидации контрреволюции в России, остатки белого движения вынуждены были бежать в Персию.

Благодаря активной поддержке советов широкими массами коренного населения национальных окраин, Красная армия, нарушила стратегический план британских империалистов. В мае 1919 года советские войска перешли в решительное наступление на Закаспийском фронте; 21 мая после упорного боя была взята станция Байрам-Али, а за ней Мерв и Теджен; 8 июля части Красной Армии заняли Ашхабад и вскоре британские отряды были полностью выброшены из Туркестана и Закавказья.

Советское правительство немедленно положило конец захватнической политике, осуществлявшейся правительствами Царской России. В основу политики первого в мире социалистического государства был положен принцип: «право наций на самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельных государств». Советско-иранские отношения начались с заявления В.И. Ленина «Обращении ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября 1917 г. В этом обращении В.И. Ленин заявил о том, что «как только прекратятся военные действия, войска будут выведены из Персии, и Персам будет обеспечено право свободного определение своей судьбы». Этим советская власть стремилась показать, что ради мировой революции нужно давать свободу другим странам и народам. Вместе с тем, уже 19 декабря 1917 года советский посол Е.Д. Поливанов начал вести переговоры с Асадханом, бывшим тогда поверенным в делах в Персии касательно вывода войск из Персии. 14 (27) января 1917 г. советская власть аннулировала Англо-Русское соглашения 1907 года о разделе сфер влияния, что положительно было воспринято персами.

Эти шаги советского правительства носили главным образом характер идеологической дипломатии, рассчитанной на создание соответствующего общественного настроя в Иране, сохранение политического влияния Советской России и формирование просоветского революционного движения. Путем различных пропагандистских действий Советское государство стремилось внедрить в иранское общество убеждение о полном разрыве со старой царской захватнической политикой, обязывая Великобританию, со своей стороны, сделать то же самое. Идеология и пропаганда становились главным оружием советской дипломатии в Азии, позволявшим Советскому Союзу добиваться в азиатских странах немалых успехов. В начале 1918 года советская власть делает разнообразные «подарки» Персии в виде отмены платежей по царским долгам, передачи Персии Энзели-Тегеранской шоссейной дороги и т.д., оценивавшаяся в сумму от 100 до 600 млн. золотых рублей, а уже 28 августа 1919 года нарком иностранных дел Г.В. Чичерин подтверждает вышеуказанный документ, вместе с тем призывая персидских пролетариев к бунту против шахского правительства и сил мирового колониализма в лице Великобритании. Эти заявления составили основу советско-персидских отношений.

Вместе с тем иранское правительство продолжало поддерживать отношения с царским послом в Иране, игнорируя протесты советской стороны. Когда в январе 1918 года в Тегеран прибыл официальный дипломатический представитель Советской России В. Бравий, то иранское правительство, под давлением британской дипломатической миссии, проигнорировало это. Следующий советский посланник И.О. Коломийцев также не был принят иранской стороной. Более того, в ночь на третье ноября 1918 года группа казаков во главе с бывшим царским консулом ворвалась в здание советской миссии и арестовала её персонал. Все арестованные были переданы английской комендатуре и, в тот же день, отправлены в Индию. Коломийцеву удалось бежать, и после трех месяцев скитаний он прибыл в Баку, а затем выехал в Москву. В июле 1919 года Коломийцев, имея на руках ноту заместителя народного комиссара по иностранным делам РСФСР Л.M. Карахана к иранскому правительству, в которой излагались основы будущего советско-иранского договора, во второй раз отправился в Иран. Однако вскоре после прибытия на иранскую территорию он был захвачен белогвардейцами и 18 августа того же года расстрелян при полном бездействии иранских властей.

Тем не менее, в большевистском руководстве уже созрела идея «революционизирования» Ирана. На это прямо указывалось в обращении «К рабочим и крестьянам Персии», которое подписал Г.В. Чичерин (30 августа 1919 года). В нем советское правительство заявило о том, что оно смотрит на «позорный» англо-иранский договор «как на клочок бумаги» и не признает его законной силы; что Красная армия скоро подойдет к границам Ирана, и тогда русский рабочий народ и угнетенные массы Ирана будут вести совместную борьбу против больших и малых «хищников и угнетателей». Отметим, что о перспективах «революционизирования» Ирана еще в 1918 году написал заведующий индийской секцией НКИД К. Трояновский. При этом необходимо подчеркнуть, что Иран был лишь частью обширных планов большевиков по «революционизированию» (с помощью Красной армии) всего Востока, и, прежде всего, Индии.


2. Образование «Гилянской республики»


У иранского правительства вызывала беспокойство революционная пропаганда, которая активно велась среди военнослужащих русской армии в Иране. После революции в России под влиянием социалистической пропаганды в сочетании с национально-освободительными лозунгами на территории пограничной с Россией провинции Иранского Азербайджана была создана Демократическая партия Иранского Азербайджана, которую в Тегеране считали организацией сепаратистов. Внутриполитическая обстановка в Иране осложнялась еще более с ростом антиправительственных движений в Северном Иране. Еще в 1916 г. на российской территории, в Баку, при участии русских большевиков была создана левая иранская партия «Адалят» («Справедливость»), которая в июне 1920 г. была переименована в Коммунистическую партию Ирана и, перенеся свою деятельность на иранскую территорию, начала активную революционную работу на севере страны. В руководстве партии активную роль играли этнические азербайджанцы.

Между тем ситуация к северу от границ Ирана тоже изменилась. Завершилась иностранная интервенция в России, и британские войска, теснимые отрядами Красной Армии и местными закавказскими большевиками, очистили территорию бывшей Российской империи, отступив в северные районы Ирана, откуда они стали постепенно передислоцироваться на юг. С окончанием гражданской войны в России советское влияние в Закавказье стало быстро расти. В апреле 1920 г. произошла большевизация режима в Азербайджане. Красная Армия вышла непосредственно к иранским границам. План создание советской Гилянской Республики принадлежал Л.Д. Троцкому.

Весной 1920 года под влиянием борьбы советского народа против контрреволюции в Закавказье и, особенно против вооруженного восстания Бакинского пролетариата, приведшего к восстановлению Советской власти в Азербайджане, антианглийские и антиправительственные выступления в Северном Иране переросли в мощный подъем национально-освободительного движения. В апреле 1920 года азербайджанские демократы под руководством шейха Мохаммеда Хиабани поднимают в Тебризе восстание против господствующих в стране англичан и марионеточного иранского правительства и провозглашают в стране Советскую власть. Основную движущую силу освободительной борьбы составляли рабочие, городская беднота, ремесленники, мелкая буржуазия и отчасти крестьянство. Во главе движения стояли национальная торговая буржуазия, мелкие и средние помещики, интеллигенция. Основными лозунгами восставших были: изгнание англичан, ликвидация англо-иранского соглашения 1919 года, установление торговых и дипломатических отношений с Советской Россией, отставка правительства Восуга од-Доуле, создание сильной центральной власти, способной вести борьбу с иностранным империализмом, ограничение прав шаха и феодальной аристократии, реформирования в буржуазном духе существующего политического строя, ликвидация экономической разрухи и проведение некоторых демократических реформ в области просвещения, здравоохранения и т.д.

В самом Тегеране и других крупных городах Центрального и Южного Ирана происходили митинги, собрания, манифестации, на которых выдвигались требования расторжения англо-иранского соглашения, вывода из страны английских оккупационных войск и установление с Советской Россией дружественных отношений.

В Иране царила полная анархия и перманентная гражданская война. Появление советских моряков и красноармейцев на иранской территории значительно поколебали английское влияние в Иране и соответственно повысили авторитет Советской России. Британцы были вынуждены приступить к эвакуации из Северного Ирана. Англофильский реакционный кабинет Восуг эд-Доуле пал.

Осенью 1919 года, после разгрома главных сил белой армии на востоке России, Председатель Революционного Военного Совета России Л. Троцкий, второй человек в партийно-государственной иерархии того времени вынашивал план подрыва господства буржуазии путем революционного взрыва на Востоке. Странам Востока придавалось большое значение, так как Советская революция на Востоке была выгодна в плане сотрудничества в области товарообмена, так как Советская Россия в это время находилась в экономической блокаде. Об этом свидетельствует мнение Л. Троцкого, который в телеграмме, направленной наркоминделу и членам Политбюро ЦК РКП(б) отмечал, что в данный момент «советский переворот» в Персии и других сопредельных с Россией странах Востока причинил бы большевикам… «величайшие экономические затруднения», ибо «даже в Азербайджане советская республика не способна стоять на собственных ногах». Озабоченный ситуацией на польском и врангельском фронтах Л. Троцкий считал, что для упрочения военного положения РСФСР, восстановления промышленности и транспорта нужны усилия на востоке для налаживания политического, дипломатического и торгового сотрудничества, что потенциальная советская революция на востоке для нас сейчас выгодна главным образом и как важнейший предмет дипломатического товарообмена с Англией».

Такая постановка вопроса для молодого советского государства имела большое значение, особенно в условиях экономической блокады. В этом плане Л. Троцкого поддержал тогдашний заведующий отделом Мусульманского Ближнего Востока Наркоминдела РСФСР и будущий глава Совнаркома Азербайджанской ССР Нариман Нариманов, который горячо убеждал российское руководство в том, что если британское правительство намекает о снятии экономической блокады России, то делает это не столько под давлением трудящихся масс Англии, сколько для того, чтобы отвлечь внимание советского правительства от Востока вообще и от Персии, в частности. Призывая совершить там «такой переворот, после которого бы Англия не могла не только хозяйничать, но чтобы в каждом персиянине она встречала своего непримиримого врага», Н. Нариманов напоминал, что в самой Персии почва для этого совершенно подготовлена, так как скопившиеся там значительные запасы сырья, невостребованные англичанами, и связанный с этим застой в торговле заставляют население Ирана с нетерпением ожидать начало торгового товарообмена с Советской Россией. «Мы слишком увлеклись Западом отмечал Н. Нариманов, предлагая «открыть дорогу в Персию» и не позволить закрепиться там англичанам. «Энергичный шаг в этом направлении, - подчеркивал он в письме в Наркомвнешторг, ускорит и облегчит наши переговоры с Англией о товарообмене… с целью отвлечь наше внимание от Персии Англия поспешит открыть нам путь к западу».

Это мнение Н. Нариманова является одним из мотивов политической активности советского руководства в странах Востока, и в частности, в Иране.В дальнейшем перспективы работы в этом направлении представились в виде таких целей, как захват нефтепромыслов в Абадане, нарушение связей Англии с ее азиатскими сырьевыми ресурсами и в целом распространение коммунистической революции в Азию.

В Иране большевистские комиссары сосредоточили усилия на создание центра антибританской борьбы, который стал бы при этом и главным очагом революционного движения в стране. Самым подходящим местом для этого представлялся им Гилян.С середины мая 1920 года начался новый этап дженгелийской борьбы, который был связан с действиями большевиков в Гиляне.25 января 1920 года командующий Туркестанским фронтом М. Фрунзе писал в РВС: «Предстоят большие расходы в связи с организацией революционных войск на территории Персии» и просил выделения новых партий оружия и боеприпасов.

Это произошло за полтора месяца до обращения видных деятелей коммунистического движения Востока Мустафы Субхи и Султан-заде с просьбой о разрешении организации на советской территории персидских революционных частей. Кроме того, восточные марксисты писали: «Если будет поддержка 20-30 тысяч человек красноармейцев, трудовой народ Персии не только будет избавлен от английских империалистов, но раз и навсегда будет освобожден от собственных эксплуататоров и войдет в братскую семью советских республик». Ответ, хотя и пришел не скоро, был положительным. Специальный приказ предусматривал формирование полка численностью примерно в полторы тысячи человек.

Однако представители деклассированного слоя персидского общества не намеривались воевать, вооруженные и снаряженные на средства, задыхающегося от разверсток и повинностей русского крестьянства, и советскому руководству пришлось искать более удобный повод для ввода войск на территорию соседней страны. Самым удобным из них представлялось наличие в порту Энзели значительного числа кораблей белой Каспийской флотилии. Несмотря на согласие Тегерана передать в мае все имущество, находящееся под охраной британского флага, еще в марте началось планирование операции по захвату Энзели. Л.Д. Троцкий писал командующему флотилией Федору Раскольникову: «Очищение Каспия от Белого флота должно быть выполнено, во что бы то ни стало. Если потребуется десант, то он должен быть совершен… т. к. Персия не в состоянии разоружить белогвардейские суда». Ленин наложил на этом послании резолюцию: «Вполне согласен».

Энзелийская операция с самого начала задумывалась не только как действия с целью изъятия из порта уведенных белыми кораблей, но и как создание плацдарма, с которого начнется победоносное шествие революции на Востоке. Неудивительно, что еще задолго до ее начала Раскольников встретился с лидером национально-освободительного движения Мирзой Кучек-ханом, а разведывательные отделы Туркестанского фронта и Каспийской флотилии направили в Энзели и приграничный город Ардебиль своих агентов с целью выяснения сил противника, боеспособности и настроения его войск. Агенты Каспийской флотилии выяснили, что в Ардебиле стоят всего 300 человек персидских казаков, настроенных против англичан, более серьезно был защищен Энзели, где помимо остатков Белой армии и разоруженной флотилии находились около 6 тысяч индусов и гуркхов, причем последние, составлявшие примерно треть гарнизона сохраняли боеспособность. Вернувшиеся накануне начала операции Насиров и Абасов отмечали также: «Многочисленные разбойники встанут на ту сторону, которая сильнее».

мая советская эскадра в составе двух вспомогательных крейсеров «Роза Люксембург» и «Австралия», четырёх эсминцев «Карл Либкнехт», «Расторопный», «Деятельный» и «Дерзкий», двух канонерских лодок «Карс» и «Адраган», одного тральщика и трёх транспортов с десантом в 2 тысячи человек вышли из Бакинского порта и взяли курс на Энзели. В то же время советский Кавдивизион перешел советско-иранскую границу и двинулся по каспийскому побережью на Энзели под прикрытием вспомогательного крейсера «Пролетарий».

В окрестностях Энзели находилась 36 пехотная дивизия англичан, которой советское командование предъявило ультиматум - немедленно отступить вглубь иранской территории. Рано утром, 18 мая, по истечении срока ультиматума, 4 советских эсминца открыли огонь по селению Копурчаль, которое находится в 15 км от города. Одновременно под прикрытием тральщика «Володарский» началась высадка десанта в посёлке Кивру, в 15 км восточнее Энзели. Эсминец «Дерзкий» успешно отразил атаку английского катера. После этого англичане приняли советский ультиматум и отвели свои части в Решт. Белогвардейцы бежали через Энзелийский залив в сторону Пирбазара. Согласно условиям ультиматума англичане отправились в Решт пешком, оставив весь колёсный транспорт красноармейцам. Выполнив эту операцию, Раскольников телеграфировал Ленину: «Захватом в плен всего белогвардейского флота, в течение двух лет имевшего господство на Каспийском море, боевые задачи, стоящие перед Советской властью на Каспии, всецело закончены. Отныне Российский и Азербайджанский советские флоты являются единым и полновластным хозяином Каспийского моря… Красный флот, завоевавший для Советской республики Каспийское море, приветствует с его южных берегов вождя пролетариата товарища Ленина». Ответом на это и была высокая оценка действий красной флотилии, которую дал Ленин. Флотилия была награждена Почетным революционным Красным знаменем, а Ф.Ф. Раскольников - уже во второй раз - орденом Красного Знамени. Южное побережье Каспия очищено от врага, захвачены все белые военные корабли и большие трофеи.

В Великобритании захват Энзели вызвал серьезные опасения за дальнейшую судьбу своей колониальной империи. «Захват персидского порта Энзели является громадной угрозой, которая может заронить искру в легко воспламеняющийся материал, рассеянный от Анатолии до северо-восточных границ Индии». На это, как справедливо заметили англичане, также рассчитывала советская сторона.

Экспедиция не вызвала особенного восторга в Тегеране, где догадывались об истинных целях визита Каспийской флотилии. Персидское правительство сначала запросило командующего отрядом Ивана Кожанова о целях высадки, а затем заявило протест Совнаркому. Последний упорно делал вид, что не имеет к акции, предпринятой лично Раскольниковым, ни малейшего отношения.

Двадцать третьего мая Г.В. Чичерин направил в МИД Ирана ноту, в которой повторил ранее сказанные Кожановым слова о том, что Раскольников якобы предпринял Энзелийскую операцию по собственной инициативе и без ведома Москвы. Чичерин уверил иранскую сторону, что советскому десанту предписано покинуть иранскую территорию, как только минует военная надобность. Большая часть советского флота действительно вскоре вернулась в Баку, но сухопутные советские отряды на иранской территории пробыли еще больше года. Советская же печать уверяла всех, что советских войск в Иране нет. Сразу же после захвата Энзели (19 мая) Ф.Ф. Раскольников подписал

приказ о переименовании десантных корпусов флотилии в советский Экспедиционный корпус. О том, что на советский Экспедиционный корпус возлагалась задача по революционизированию Ирана, говорил в своем обращении к десантникам сам командующий корпусом И.К. Кожанов: «Где бы ни появлялись наши отряды они с честью выполняли свой долг. Но теперь значение наших действий будет еще больше: мы будем совершенно одни, оторванные от нашей родной земли, будем самостоятельно способствовать революции на Востоке». Вскоре, в середине нюня 1920 года. Кавбюро ЦК РКП(б) назначило И.К. Кожанова уполномоченным по военным делам революционной Персии.

Вскоре, по инициативе большевиков, состоялась встреча Кучек-хана с Раскольниковым и специально прибывшим Г.К. Орджоникидзе. Пойдя на сотрудничество с большевиками, Кучек надеялся встретить с их стороны ту помощь, благодаря которой он смог бы достичь целей своей многолетней борьбы. Это подтверждает и он сам: «Да, основная цель моей многолетней, самоотверженной деятельности - утверждение независимости и свободы Персии и завоевание счастья для персидской нации и всего народа без различия национальности и вероисповедания. Другой программы, других целей я не имею. Эти мои убеждения, эти мои взгляды отнюдь не являются только одними словами. Руководясь этими идеями я все время действовал и буду действовать».

Кучек-хан говорил о желательности частичного ограничения коммунистической пропаганды в Гиляне, так как народ Ирана не был готов к восприятию столь радикальных идей. Также видно, что Кучек-хан полагал невозможным радикально изменить психологию мусульманского населения. Об этом свидетельствует его знакомство с идеей мировой революции, с которой большевики пришли на Восток. Свое движение он расценивал, возможно, как один из этапов мировой революции на Востоке. То есть, он не ограничивал свою борьбу исключительно Гилянской провинцией, а воспринимал ее в контексте глобальной идеи большевиков и с этой точки зрения оценивал их приход в Иран. Здесь мы видим пример того, как лидер, казалось бы мелкого повстанческого движения, начинает ощущать себя революционером в мировом масштабе. Его природная интуиция давала ему возможность чувствовать тот исторический этап, в котором он существовал, хотя мы не раз встречаем в литературе утверждения, что его амбиции ограничивались лишь Гиляном и желанием занять пост губернатора этой провинции с возможностью получения определенной автономии.

Еще до этой встречи, 25 мая 1920 года, Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение поддержать Кучек-хана (оружием, снаряжением, инструкторами и пр.) В его борьбе с шахским правительством и англичанами. При этом Москве нужно было остаться в тени, и поэтому вся помощь должна была осуществляться лишь под флагом «независимой» от РСФСР Азербайджанской советской республики. Поэтому Орджоникидзе и Раскольников согласились на требования Кучек-хана и заключили с ним военный союз. Когда в начале июня ими были взяты Энзели и Решт, Кучек-хану пришлось согласиться с провозглашением 6 июня 1920 года в Гиляне Персидской советской социалистической республики.

Новообразованная Персидская республика (по соглашению между Кучек-ханом и Орджоникидзе - Раскольниковым) была советской и социалистической лишь по названию и внешним атрибутам. Так, в возглавляемое Кучек-ханом правительство республики - не вошел ни один коммунист. Выработанная им программа провозглашала борьбу с монархией и установление в Иране республики, равенство всех людей, отмену неравноправных договоров Ирана с другими государствами, неприкосновенность частной собственности и защиту ислама. Вскоре Совнаркомом была выпущена декларация, в которой указывалось на то, что «народу и Красной Армии следует уважать религиозные принципы и традиции страны» и не совершать религиозного преступления под страхом наказания.

Высадка советских десантных отрядов и союз с Кучек-ханом позволили иранским коммунистам активизировать свою деятельность в Гиляне. Многих из них с самого начала не устроила умеренность правительства Кучек-хана и его несогласие с проведением социалистических реформ и коммунистической пропаганды. Так, вскоре после высадки советских отрядов в Гиляне, два видных руководителя «Адалат» - Бахрам Агаев и Мир Джафар Джавад-Заде устроили в Энзели митинг, на котором призывали жителей к национализации имущества богачей, конфискации помещичьей земли.

Орджоникидзе и Раскольников вынуждены были арестовать и выслать Джавад-Заде из Гиляна, а Агаева оставить под наблюдение военкома советского Экспедиционного корпуса Абукова. Однако после того как в июне 1920 года Раскольников и Орджоникидзе покинули Гилян, в Энзели прибыл Султан-Заде, с которым вернулся Джавад-Заде.

Уже 10 июля 1920 года, под влиянием приехавших в Гилян П. Мдивани и А. Микояна, ЦК ИКП принял секретное постановление, предписывающее «убрать» Кучек-хана и его правительство и выдвинуть лозунги социалистического содержания: «Ни одного фунта риса помещикам!» и «Земля народу!». Впрочем, сами иранские коммунисты по началу особенно и не протестовали против такой смены своей стратегии: она вполне согласовывалась с их взглядами на персидскую революцию. Если же среди них и были несогласные с такой радикальной сменой курса, то их, очевидно, было немного, и они предпочитали помалкивать. Поэтому озвученное Мдивани решение Иранбюро (начать в Гиляне социалистические реформы) было лишь катализатором последующего вскоре переворота, основная же масса иранских коммунистов уже была внутренне к нему готова. Обстановка в Гиляне также благоприятствовала грядущему перевороту: коммунисты подчинили своему влиянию Реввоенсовет персидской советской республики, привлекли на свою сторону радикально настроенного азербайджанца Эхсанулла-хана, а также другого соратника Кучек-хана - курда Халу Курбана. Иранская Красная армия, насчитывающая вначале июля 1920 года свыше четырех тысяч бойцов, всецело находились под контролем коммунистов.

Отношения коммунистов с Кучек-ханом стали ухудшаться, и 19 июля 1920 года он ушел со своим отрядом из Решта в леса, чтобы постараться избежать вооруженного конфликта с недавними союзниками. Уход Кучек-хана оказался для коммунистов неожиданным, так как они еще не успели подготовиться к захвату власти. Лишь 30 июля состоялось заседание ЦК ИКП, на котором было решено свергнуть власть, Кучек-хана как «предателя революции и ставленника англичан», арестовать его сторонников и занять правительственные учреждения. В ночь на 31 июля такой переворот был совершен, и власть в Гиляне перешла в руки Революционного комитета Ирана под председательством Эхсанулла-хана.

Именно неудача попыток коммунистов завоевать массовую базу в сельскохозяйственных районах, считает М.Р. Годе, была главной причиной поражения Гилянской революции. Осознавая свою великую историческую миссию и опираясь в этом на советские войска, большевики стремились задавать тон в Гилянской республике. Возможно, первое время они скрывали свои истинные намерения и активно сотрудничали с Кучек-ханом, сам он старался показать себя приобщенным к идеям социализма. В дальнейшем все это изменилось, прошло совсем немного времени с момента соглашения Кучек-хана с Ф. Раскольниковым, и все, что было создано в Гиляне на советский лад показало свое истинное лицо: Красная армия переименованная в Персидскую и присланная, казалось бы, в помощь Кучек-хану стала единственной опорой всего привнесенного извне вместе с чуждой идеологией, административным аппаратом и людьми. Помимо этого, новое государственное управление, которое стало предпосылкой для создания двоевластия в республике, сыграло отрицательную роль в подрыве сложившейся социальной базы национально-освободительного движения.


3. Падение Гилянской Республики


Большие надежды коммунисты возлагали на развертывание в Гиляне аграрной революции и успешный военный поход на Тегеран. Однако обе эти надежды оказались несбыточными. Военный поход на Тегеран также провалился. Начатое в конце июля наступление первоначально развивалось успешно, однако уже в середине августа 1920 года обстановка на фронте резко изменилась: иранская (персидская) Красная армия была разбита правительственными войсками, которые 20 августа заняли столицу советской республики город Решт. После этого город несколько раз переходил из рук в руки, пока, наконец, при помощи прибывших из советского Азербайджана частей не был 24 ноября 1920 года взят «красными». В этих боях иранские части показали свою полную не боеспособность, и стало ясно, что советская власть в Гиляне может удержаться только при помощи отрядов из Советской России и Азербайджана.

И до июльского переворота (1920 года) позиции коммунистов в Гиляне были весьма слабыми. Из-за отсутствия пролетариата они не имели массовой базы и опирались, главным образом, на выходцев из России, как правило азербайджанцев, которые, зачастую, отличались от местного гилянского населения не только по национальности, но и по языку. В начале июня 1920 года Ф.Ф. Раскольников сообщал Ленину о том, что хотя и «принимаются меры к организации ячеек персидской коммунистической партии «Адалат», но «это дело слабо развивается», ибо организации коммунистов «не пользуются большой популярностью». Разрыв же коммунистов с гилянским купечеством и духовенством вовсе поставил ИКП в Гиляне в катастрофическое положение. Шиитское духовенство играло огромную роль в жизни иранского общества, так как в его руках почти целиком находилось просвещение и суд. В результате антирелигиозной деятельности компартии, иранские религиозные деятели выпустили фетву (постановление высшего религиозного авторитета), в которой объявили «священную войну» красному правительству, что резко усилило враждебность местного населения к коммунистам. Более того, компартия по своему национальному составу (в основном, азербайджанцы) резко отличалась от местного гилянского населения. Новое правительство во главе с Эхсанулла-ханом также состояло в большинстве своем из азербайджанцев и курдов.

В результате антирелигиозной деятельности компартии, иранские религиозные деятели выпустили фетву (постановление высшего религиозного авторитета), в которой объявили «священную войну» красному правительству, что резко усилило враждебность местного населения к коммунистам. Более того, компартия по своему национальному составу (в основном, азербайджанцы) резко отличалась от местного гилянского населения. Новое правительство во главе с Эхсанулла-ханом также состояло в большинстве своем из азербайджанцев и курдов. В результате, указывает М.Р. Годе, сочетание религии и других культурных факторов, таких, как национализм, иерархические традиции и ксенофобия, привели к гибели советской республики в Гиляне.

Результатом разрыва с Кучек-ханом и неудачных социалистических реформ в Гиляне стал раскол в рядах иранских коммунистов, который произошел в сентябре 1920 года на 1-м съезде народов Востока в Баку. Этот раскол углублялся до осени следующего года и привел к серьезному кризису в ИКП.В мае-июне 1920 года ряд советских руководителей выразил беспокойство сложившейся на Среднем Востоке политической обстановкой и начавшейся затем советской интервенцией в Гилян. Среди них был командующий Туркестанским фронтом М.В. Фрунзе, который в мае 1920 года в телеграмме, направленной, видимо, Л.Д Троцкому, указывал на неблагоприятное отношение мусульманского населения Советского Туркестана и стран Среднего Востока, в том числе и Ирана, к коммунистическим идеям и большевикам. Он признавался, что сложившаяся на Среднем Востоке обстановка мало способствует объединению масс «на принципах интернационализма», а идея панисламизма в массах «растет неудержимо».

К лету 1920 года у ряда советских руководителей произошли изменения во взглядах на возможные революции на Востоке. Даже Л.Д. Троцкий, который раньше других призвал советское руководство обратить внимание на «революционизирование» Востока, стал заявлять, что советский переворот в Иране или других сопредельных странах Востока может в новых условиях причинить «величайшие затруднения», ибо, по его мнению, «даже в Азербайджане советская республика не способна стоять на собственных ногах». Троцкий полагал, что в условиях войны с Врангелем и Полыней, разрухи советской промышленности и транспорта, военная экспедиция на Востоке может оказаться не менее опасной, чем война на Западе.

У советского руководства стала отчетливо формироваться прагматичная идея, использовать ситуацию на Востоке «как важнейший предмет дипломатического товарообмена с Англией». Такую же точку зрения еще 15 марта 1920 года высказывал тогдашний заведующий отделом Мусульманского Ближнего Востока НКИД РСФСР и будущий глава Совнаркома АзССР Нариман Нариманов.

Большое значение имело и подписание в марте 1921 года в Лондоне советско-британского торгового договора, что означало начало процесса признания западными странами новой российской власти и восстановления между ними нормальных дипломатических отношений.

Кроме того, в Москве, несомненно, учитывали и то обстоятельство, что в связи с проводимыми иранскими коммунистами социалистическими мероприятиями в Гиляне и бедственном положении иранских подданных в Туркестане, сложившемся из-за проводимой советским руководством политики «военного коммунизма»: трудовая повинность с длительным отрывом от семьи, запрет частной торговли и пр., население Ирана, в частности провинций Хорасан и Гилян, стало относиться к российским большевикам, иранским коммунистам и советской власти с явной антипатией. Об этом в конце августа 1920 года телеграфировал в Москву член Реввоенсовета 1-й армии П.И. Баранов, в ноябре того же года сотрудник Совинтерпола Гаджи Бахши.

Все это привело к тому, что в Москве решили отказаться от попыток насильственного свержения в Иране центральной власти и сделали ставку на установление и развитие дипломатических и экономических отношений между двумя странами, которые должны были способствовать установлению в Иране дружественного Москве режима. Таким образом, Иран, как и прежде, должен был играть роль буферного государства, разделяющего Советскую Россию и Британскую империю.

Однако вывод советских войск начался лишь в мае 1921 года и окончательно завершился осенью того же года. Дело в том, что изменению прежней позиции Москвы в Иране (т.е. выводу советских войск и прекращению военной помощи гилянским повстанцам) активно противодействовали правительство советского Азербайджана во главе с Наримановым и лично руководитель Кавбюро ЦК РКП(б) Орджоникидзе, пытавшиеся удержать советские войска на территории Гиляна. Кроме 1-ого, в мае 1921 года грппировке иранских коммунистов (возглавляемой Гейдар-ханом) удалось ненадолго восстановить единый фронт с Кучек-ханом и включить его в состав нового Гилянского правительства. Окончательный разрыв Кучек-хана с иранскими коммунистами (конец сентября 1921 года), вылившийся в разгром коммунистических организаций в Гиляне, а также неудачи иранской Красной армии на фронтах показали Баку дальнейшую бесперспективность активной военной поддержки оставшегося в Гиляне Эхсанулла-хана. (Хотя определенные подвижки в направлении поддержки иранских повстанцев продолжались до начала 1922 года).

Кроме того, Москва наконец-то предприняла радикальные меры для прекращения помощи гилянским повстанцем, возложив (в начале октября 1921 года) на секретаря ЦК АзКП С.М. Кирова персональную ответственность и отправив в Баку специальную комиссию Реввоенсовета. В начале ноября 1921 года вся Гилянская провинция перешла под юрисдикцию шахской администрации. Гилянская республика прекратила свое существование.

Гилянская Советская республика просуществовала всего несколько месяцев. Причин её падения много. Советская власть, в целом, была чуждым элементом для иранцев. К тому же, привнесена она была извне на красноармейских штыках. Реза-хан располагал значительными силами, и правительственные войска неуклонно надвигались на мятежную провинцию, тесня джeнгелийцев и красноармейские части к каспийскому побережью. Сами джeнгелийцы в своей массе были настроены антикоммунистически и лишь временно в силу обстоятельств выступали единым фронтом с иранскими коммунистами. Руководители джeнгелийцев боялись роста революционных настроений. Кучек-хан бывший на тот момент председателем временного революционного правительства Гилянской республики, выражал интересы торговой буржуазии и части персидских помещиков. Резко выступал против аграрных преобразований, на чём настаивали коммунисты. К советским войскам он относился со скрытой враждебностью и видел в них угрозу своей власти. Неудивительно, что вскоре он организовал переворот 29 сентября 1921 года, который значительно облегчил правительственным войскам задачу по ликвидации Советского Гиляна. Прибывшие 15 октября по приглашению Кучек-хана в местечко Пасихан для участия в заседании ревкома лидеры ИКП были предательски убиты. 2 ноября 1921 года Решт был взят правительственными войсками Реза-хана. Этот день стал последним в истории Гилянской Советской республики. Сам Кучек-хан вскоре погиб в горах Талыша. Советские войска в силу внутренних и внешних причин были вынуждены покинуть провинцию Гилян.

Так закончилась история Гилянской Советской республики. На этот раз русское присутствие в Иране оказалось недолговечным. Напомню, что в начале XIX века североиранские прикаспийские провинции Гилян и Мазендеран принадлежали Российской Империи, однако через несколько десятилетий их вернули Ирану. В условиях бесконечных внешних войн их удержание на далёких южнокаспийских берегах было для русского правительства непосильной задачей.


Заключение


Было установлено, что в истории Ирана изучаемого периода, среди всех антиправительственных движений наиболее ярко выделяется, возглавляемое М. Кучек-ханом, дженгелийское движение в Гиляне, а также, действовавшее на территории Азербайджана движение под предводительством М.А. Хиабани. Ход исследования позволяет заключить, что Гилянская революция по сравнению с другими национально-освободительными движениями того периода была наиболее массовой и значительной по накалу политической борьбы. В ней ярко проявилось участие мощных внешнеполитических сил, четко обозначилось столкновение внутриполитических вил с влиятельными державами - Великобританией и Советской Россией.

Было отмечено, что Советская Россия привнесла в политическую борьбу за влияние в Иране абсолютно новую идеологию. Данная идеология, в основе которой лежал принцип на самоопределение для каждой нации, была противопоставлена жесткому неоколониалистскому давлению Великобритании.

Также в ходе исследования выделил три основных причины, которые обусловили интервенцию в Персию. Среди них прежде всего необходимо отметить стремление советов к мировой революции; во-вторых, Октябрьская революция в России, радикально изменившая положение в мире; в-третьих отбить у западных держав прежде всего у Великобритании той сырьевой опоры на которой они держались как великой мировой империи и постепенно ослабить в экономическом смысле.

Названные причины повлияли на Гилянское движение, во многом определив суть борьбы дженгелийцев во главе с М. Кучек-ханом. Вместе с тем, было выявлено, что корни идеологии этого движения, мотивы, объединявшие его участников вокруг лидера и побуждавшие в течение многих лет вести борьбу, не поддаются однозначному определению.

Трагические события Гилянской революции произошли, на наш взгляд, главным образом, из-за того, что большевиками не была выработана тактика сотрудничества с лидером дженгелийского движения М. Кучек-ханом.

Уже на начальном этапе сотрудничества активное вмешательство коммунистов во внутренние дела Гилянской республики и занятие ими ведущих позиций в правительстве не могло не вызвать противостояние не только с местным населением, но и с лидером джангелийцев М. Кучек-ханом.

Таким образом, основываясь на многочисленных источниках, пришел к следующему выводу о том, что Гилянская революция была в целом иллюзией, зародившейся в умах тех лидеров большевиков, которые верили в возможность революции в Азии. Опорой для себя в Иране они избрали национально-освободительное движение, возглавляемое М. Кучек-ханом, однако впоследствии их интересы разошлись. Как представляется, это был сугубо ситуационный, тактический союз против общего противника, но этому союзу не суждено было дать результаты, так как его участники преследовали слишком разные конечные цели.

Неудача Гилянской социалистической республики позволяет сделать вывод о том, что к началу XX века Иран еще не созрел для масштабных социально-политических преобразований. Попытка привнести социалистическую революцию извне не увенчалась успехом, так как не имела под собой твердой почвы. Попытка социалистического переустройства иранского общества вытекала не из объективно созревших потребностей самого общества, а явилась тактическим шагом большевиков, заключающимся в разворачивании мировой революции с Запада на Восток после ряда просчетов.


Список литературы

дипломатический армия белый республика

1. Аптекарь П. Неизвестная Советская республика. [Электронный ресурс] // URL: #"justify">. Бойков. И.С. Гилянская Советская республика. [Электронный ресурс] // URL: #"justify">. Варгин И.Ф. Флагман флота Кожанов: историко-биографический очерк. М., 1980

. Генис В.Л. Красная Персия. М., 2000

. Генис В.Л. Попытка «советизации» Хорасана в 1920 г. // Вопросы истории. 1996. №5-6

. Генис В.Л. Советская Россия и Гилянская революция // Азия и Африка сегодня. 2000. №4

. Годе Реза М. Иран в 20 веке. Политическая история. М., 1994

. Иванова М.Н. Влияние Великой Октябрьской Революции на развитие национально-освободительного движения в Иране (1918-1922) М., 1957

. Мошкин C.B. Красная экспансия на Востоке. Екатеринбург, 2001

. Персиц М.А. Формирование коммунистического движения в Азии // Революционная демократия и коммунисты Востока. М., 1984

. Персиц М.А. Застенчивая интервенция о советском вторжении в Иран и Бухару 1920-21 гг. М., 1999

. Раскольников. Ф.Ф. «Жизнь при Сталине и после него» [Электронный ресурс] // URL: #"justify">. Фрунзе М.В. Телеграмма из Ташкента в Москву Главкому // Собрание сочинений. М., 1929


Теги: Гелянская советская республика  Курсовая работа (теория)  История
Просмотров: 16042
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Гелянская советская республика
Назад