Гадательные надписи II тыс. до н.э. Классификация коллекции


Реферат

кафедра истории Древнего Мира

«Гадательные надписи II тыс. до н.э. Классификация коллекции»


Основным источником при написании моей дипломной работы являются так называемые «надписи на гадательных костях», или цзягувэнь, образцы эпиграфики второй половины второго тысячелетия до нашей эры, происходящие, в основном, из городища Иньсюй, близ города Аньян провинции Хэнань Китайской Народной Республики. Надписи на гадательных костях - продукт распространенных в Китае II тыс. до н.э. гадательных практик: пластроно- и скапулимантии. Гадания по трещинам на костях животных известны в довольно широких географических и хронологических рамках, и в некоторых регионах (например, в южной Сибири) практикуются до сих пор. Впрочем, методы гаданий в различные эпохи и в разных регионах значительно варьируются, и дело не только в чисто техническом разнообразии гадательных практик. Ведь коль скоро современная наука отрицает возможность получения достоверной информации путем магического ритуала (а гадания - несомненно, разновидность магии), в древних гадательных документах историков и антропологов интересует, в первую очередь, какую из них можно извлечь информацию касаемо объективной реальности и мировоззрения древних.

К сожалению, в собрании Государственного Музея Изобразительных Искусств имени А.С. Пушкина образцы цзягувэнь отсутствуют, однако наличествует несколько примеров старовавилонских гадательных текстов на глиняных табличках, которые хронологически и типологически близки древнекитайским гадательным текстам, что дает нам возможности для кросс-культурных сопоставлений. Образцы обоих видов текстов представлены на иллюстрациях №1 и №2.

Илл. №1, старовавилонская гадательная табличка (прорисовка).


Илл.№2, древнекитайская гадательная кость (панцирь черепахи)

месопотамский древнекитайский кость эпиграфика

Итак, что же общего у этих текстов? Во-первых, несомненно, предназначение: тексты являются частью гадательной практики, цель которой - предсказание будущего. Во-вторых - происхождение: оба типа текстов относятся к придворным гадательным практикам, и это определяет отчасти круг гадательных интересов: это те вопросы, которые интересуют, в первую очередь, правителя и его приближенных. В третьих - цель записи: ведь в обоих случаях (об этом - далее) нанесение текста не является неотъемлемым атрибутом гадания, и надпись, по сути, призвана лишь зафиксировать опыт гадания для повышения точности предсказаний в дальнейшем. Однако, на этом список сходств, пожалуй, заканчивается и начинаются различия, обусловленные как различиями в технике гаданий, так и несовпадением мировоззрения древних китайцев и жителей Месопотамии.

Вавилонские гадатели прорицали, в основном, следующим образом: туша жертвенного животного вскрывалась, и в картине внутренностей гадатель стремился увидеть особые «знаки», свидетельствующие о грядущих событиях. В ходе истолкования знаков он мог обратиться к опыту предыдущих гаданий, который был зафиксирован на глиняных табличках, представляющих собой своеобразные инструкции, например:
«Если левая доля печени справа пробита надвое (=насквозь?), то неприятель уведет город (т.е. население) в пролом (стены)» (Табличка с инв. № I б 1664, перевод Ю.А. Савельева). То есть, внутренности жертвенного животного имели, по мнению вавилонян, свойство отображать тень грядущих событий, которую пытался истолковать гадатель. Что касается древнекитайских гадательных костей, то версию о том, что черепаший панцирь также является своеобразным символом «картины мира» следует считать на данный момент отброшенной. Гадательная кость (как правило - панцирь черепахи, или лопаточная кость крупного рогатого скота) - это, по видимому, своеобразный «медиум» с помощью которого в мир духов переносился гадательный вопрос. В ходе ритуала гадатель формулировал запрос, с которым намеревался обратиться к какому-либо из духов предков правящего дома, после чего специально обработанная кость прижигалась и трескалась; по трещине определялся результат гадания. При этом особенностью ритуала является характеристика «ответа» духа на запрос: он может быть лишь бинарным, т.е. отрицательным или положительным. По этому было необходимо четко сформулировать запрос, и, при надобности, уточнять его столько, сколько потребуется для выяснения всех деталей, проводя серию гаданий, например:

«В день цзи-сы, ван гадал: [в этом] году [в] Шан получим [урожай]. Ван, осмотрев трещины, сказал: благоприятно.

[В] восточных землях получим урожай.

[В] южных землях получим урожай.

[В] западных землях получим урожай.

[В] северных землях получим урожай.» (пластрон ??36975)

Таким образом, суть гадания сводилась к тому чтобы правильно истолковать трещины, которые свидетельствовали об ответе духа на каждый конкретный запрос, после чего на кость наносилась надпись, фиксирующая тему и результат гадания. В более поздних текстах сохранились сведения о том, как определить ответ, например:

«Гадание о том, созреют или не созреют хлеба в [этом] году. Если «голова» поднята, «ноги» выставлены, внешние и внутренние [трещины] идут от «перекладины», внешние перекрещиваются, то созреют. Если «ноги» втянуты, «голова» поднята, есть внешние [трещины], то [хлеба] не вызреют» (Сыма Цянь, «Ши Цзи», глава 128). Положение «головы», «ног» и проч. Ппи этом свое для каждого вида гадательного запроса.

В целом, все гадательные практики можно классифицировать по типу информации, которую вынужден толковать гадатель при свершении предсказания, а также спектре возможных ответов. При так называемом «экстатическом» прорицании гадатель имеет дело с набором образов, которые он волен трактовать как ему угодно. Близкий (при данном методе классификации) способ, распространенный в Европе и Америке - гадание по хрустальному шару. В данном случае в принципе невозможно узнать заранее что увидит гадатель, и интерпретировать данные образы он волен как ему заблагорассудится. Очевидно, что и месопотамский и древнекитайский способы гаданий далеки от этого. Можно даже утверждать, что второй способ находится на обратном «полюсе» классификации: предполагает четко заданный вопрос и бинарный по принципу да/нет результат и четкий набор формальных признаков для его определения. Гадание по внутренностям относится, таким образом, к промежуточному типу, когда набор знаков, с которыми имеет дело гадатель, как и спектр возможных ответов, достаточно велик, но все же регламентирован; у гадателя присутствует широкий набор устоявшихся толкований для неких конкретных признаков.

Однако, можем ли мы на основании этого делать какие-либо выводы о мировоззрении древних? Несомненно, однако кросс-культурное сопоставление дает довольно интересный результат. Дело в том, что среди историков, занимающихся древней Месопотамией, распространено убеждение в том, что регламентированность старовавилонских гаданий, стремление найти в картине внутренностей устойчивые, повторяющиеся явления, и связь между ними и событиями земного мира, свидетельствует о развитии в древности научного мышления. На мой взгляд, доля правды в этом есть. Но, если подходить к этому слишком прямолинейно, то, по идее, большая степень регламентированности результата предсказания обозначает и большую степень «научности» его методики. Однако пример китайских гадательных практик дает нам интересный материал для сопоставления, потому что в первом тысячелетии получило распространение гадание по стеблям тысячелистника, и «пособием» по данному гаданию является «И Цзин» («Канон перемен» или «Книга перемен»). По этому тексту, в ходе гадания определяется номер гексаграммы, к которой имеется определенный набор образов для толкования. Этот тип гадания, равно как и старовавилонские прорицания по внутренностям, относятся, по нашей классификации, к «промежуточному» типу, имеющему регламентированный набор вариантов, но при этом он даже ближе к экстатическому, поскольку дает не четкую инструкцию, а весьма пространный набор образов. То есть, если рассматривать процесс развития гадания с точки зрения развития научного мышления, то мы наблюдаем, скорее, деградацию.

Однако, на мой взгляд, ни о какой «деградации» в данном случае речи не идет, а причина кроется в изменении мировоззрения и методики гадания. Дело в том, что во втором тысячелетии в Китае основным культом был культ предков, и гадатели этого периода обращались к конкретному предку правящего дома с конкретным запросом. По сути, это даже не акт гадания, а диалог с духом, при котором кость является чем-то вроде «письма» в загробный мир, становясь аналогом доски для сеансов общения с умершими, проводимыми современными «экстрасенсами». Когда вера в возможность такого прямого общения ослабевает, и уступает другим формам восприятия сакрального мира, изменяются и формы гадания. Возможно даже, что с развитием научного мышления ослабевает как раз вера в возможность точного, однозначного предсказания, вера в возможности гадания в принципе. С этой точки зрения можно истолковать и особенности эволюции гадательных надписей: если надписи ранних периодов исключительно разнообразны по сюжетам (от военных походов до больного зуба) и гигантски по объемам (около половины известных надписей относится к правлению одного вана, первого в череде известных ванов-гадателей), то со временем количество проводимых предсказаний сужается, равно как и их тематика: большая часть поздних надписей посвящена гаданиям о «благополучии» на ближайшую неделю или иной промежуток времени.


Теги: Гадательные надписи II тыс. до н.э. Классификация коллекции  Реферат  История
Просмотров: 19254
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Гадательные надписи II тыс. до н.э. Классификация коллекции
Назад